Содержание

Диссоциативное расстройство личности | Симптомы | Диагностика | Лечение

Расщепление личности (диссоциативное расстройство личности) – психическое заболевание, характеризующееся появлением в человеке второй личности. В психиатрии выделяется множественное диссоциативное расстройство личности, при котором одновременно в пациенте уживается несколько личностей. Иногда диагностируются случаи, когда в одном человеке находится более ста личностей.

Причины

Заболевание возникает в результате проявления диссоциации — механизма психологической защиты, при котором пациент начинает воспринимать происходящие с ним события так, словно это происходит с посторонним человеком.

Причинами расщепления личности становятся:

  • тяжелые психологические травмы;
  • пережитое физическое насилие;
  • перенесенные в детском возрасте эмоциональные потрясения;
  • длительные бессонницы.

Симптомы синдрома расщепления личности

Характерные для синдрома расщепления личности симптомы выглядят следующим образом:

Если Вы обнаружили у себя схожие симптомы, незамедлительно обратитесь к врачу. Легче предупредить болезнь, чем бороться с последствиями.

Диагностика

Чтобы установить, как лечить диссоциативное расстройство личности, врач — психотерапевт проводит следующие исследования:

Заболевание следует отличать от шизофрении, делирия, умственной отсталости, личностных расстройств, деменции.

Лечение синдрома расщепления личности

Для лечения расщепления личности применяются:

  • антидепрессанты;
  • транквилизаторы;
  • нейролептики;
  • психотерапевтическое лечение;
  • гипноз.

Процесс лечения занимает длительное время, чаще всего является пожизненным.

Опасность

Если вовремя не начать необходимое лечение, высок риск развития осложнений:

Возможны попытки совершить суицид.

Группа риска

В группе риска находятся:

  • женщины;
  • люди, перенесшие в детском возрасте психологические потрясения;
  • люди, злоупотребляющие спиртными напитками, наркотиками.

Профилактика

Для профилактики заболевания пациентам рекомендуется:

  • проконсультироваться с психотерапевтом;
  • избегать стрессовых ситуаций;
  • при появлении первых признаков незамедлительно обращаться к врачу.

Данная статья размещена исключительно в познавательных целях и не является научным материалом или профессиональным медицинским советом.

Первые симптомы раздвоения личности | Блог Medical Note о здоровье и цифровой медицине

Что такое диссоциативное расстройство идентичности?

В науке раздвоение личности называется диссоциативным расстройством идентичности

и является одним из самых тяжелых видов, входящих в диссоциативную группу психических заболеваний.

Возникает расстройство вследствие какой-либо разрушительной психологической травмы, сильнейшего стресса, с которым человек не может справиться самостоятельно.

Для того, чтобы снизить интенсивность гнетущих переживаний, в нашем организме предусмотрен механизм психологической защиты — диссоциация.

В норме он функционирует таким образом, что позволяет нам как бы посмотреть на критическую ситуацию со стороны, как будто это происходит с кем-то другим. Это помогает не поддаться эмоциям и оставаться хладнокровным в момент принятия важных решений.

Однако данный механизм, действующий в избытке, может способствовать и развитию психических расстройств.

Одним из них выступает деперсонализация, когда человек может ощущать себя как будто вне собственного тела, не до конца осознавать кто он, что сейчас происходит. При этом понимает, что с ним что-то не так, сохраняется критичность к своему состоянию.

Так же как и при дереализации — состоянии, когда ставится под сомнение реальность происходящих событий, нарушается восприятие окружающего мира. Все может представляться каким-то странным, плоским, неестественным, фотографичным.

Кроме того, может возникнуть диссоциативная амнезия, то есть из сознания и памяти выпадает тот отрезок событий, который непосредственно связан со стрессом. Например, если женщина теряет ребенка, она вообще может забыть, что когда-либо была беременна и рожала.

Все эти состояния возможны при диссоциативном расстройстве идентичности. Чтобы справиться с тяжелыми жизненными ситуациями личность человека расщепляется еще на несколько субличностей.

Причем самое поразительное то, что созданные собственным сознанием «персонажи» могут иметь абсолютно разный пол, возраст, характер, уровень интеллекта. Даже разговаривать способны на разных языках.

Бывает так, что эти личности знают о существовании друг друга, а могут быть и совсем незнакомы. Для специалистов это бесконечно интересная почва для исследований и наблюдений.

Такие случаи позволяют понять, насколько запредельны возможности человеческого мозга и сознания, до конца еще не изученного.

Как это происходит? «Переключение» множества личностей случается внезапно, человек не может это контролировать, а каждая следующая личность не помнит, что только что говорила и делала предыдущая.

Пациента будто бы «засасывает» куда-то, поглощает, но остановить этот процесс он не в силах.

Причины раздвоения личности

Главная причина возникновения множественного расстройства личности лежит в сильнейшем эмоциональном потрясении, очень часто полученного при физическом или сексуальном насилии.

Человека настолько ранит ситуация, что его психика находит выход лишь в расслоении собственной личности на несколько других, которые будут так или иначе связаны с этой самой психологической травмой.

Одна субличность может мстить, быть агрессивной, враждебной, другая — жалеть, сопереживать, третья и вовсе способна предстать в возрасте ребенка, лепетать, играть, бегать и прыгать.

При этом не у каждого ребенка, пережившего насилие, может случиться раздвоение личности. Здесь необходимо наличие еще одного фактора — способности к самогипнозу, к переходу в различные трансовые состояния, с такой характеристикой малыш, как правило, появляется на свет.

Среди специалистов существует, кстати, такая точка зрения: склонность к расстройству имеют истеричные натуры, с подвижной нервной системой. Они очень эмоциональны, артистичны, демонстративны, могут легко переходить из одного состояния в другое, самоконтроль у них над поведением снижен.

Первые симптомы диссоциативного расстройства идентичности

В семьях часто можно наблюдать детей эмоционально «брошенных», которым не достает внимания и заботы со стороны родителей. Они чувствуют себя ужасно одинокими.

Для того чтобы восполнить эту жизненно важную потребность, малыши создают себе воображаемого друга, разговаривают с ним, играют. «Вдвоем» намного веселее, — и радость, и наказания можно делить пополам.

Конечно, всем детям свойственно кого-то себе фантазировать, но в случае развивающегося расстройства происходит чрезмерная фиксация на вымышленном объекте.

С того момента, как появляется одна «отколовшаяся» личность, в процессе своей жизни в разных кризисных ситуациях человек может «отщеплять» от себя еще личности, таким образом к зрелому возрасту обрастая ими и проживая каждую из них.

В современном веке компьютерных технологий стало возможным обрести некую легкую форму диссоциативного расстройства. Очень часто это можно наблюдать в социальных сетях среди подростков. Им свойственно создавать разные «странички», несущие определенные функции.

С одной из них можно писать агрессивные сообщения, делать резкие импульсивные высказывания, с другой — хвалить, благодарить, с третей — флиртовать и т.д. То есть человеку требуется прожить каждую из этих ролей.

Кроме того, к симптомам относят потерю памяти на определенные важные для личности события, это носит более масштабный характер, чем просто забывчивость.

У каждой из субличностей имеется своя память, отличительные манеры поведения, можно наблюдать периодическую смену контроля над действиями человека.

Кроме того, у пациентов могут присутствовать депрессивные состояния, попытки самоубийства, резкие перепады настроения, нарушения в процессах сна и питания.

Лечение

Диссоциативное расстройство идентичности лечится с помощью перехода в трансовые состояния (ведь у пациентов он очень хорошо получается), добиться этого позволяет клинический гипноз.

Основная задача психотерапевта — объединить «раздробленные» личности в одно целое.

Важным моментом в терапии является принятие той самой психотравмы, которая предшествовала расстройству, человеку нужно ее заново «прожить», ощутить, что это было именно с ним, что это его собственный опыт, каким бы горьким он ни был.

В лечении также используется техника психосинтеза — возможность «договориться» со всеми личностями пациента, синтезировать все составляющие одного целого.

Медикаментозная терапия здесь не является основной, может применяться для устранения проявлений депрессии или тревоги.

Мифы о шизофрении

Шизофрения – это тяжелое хроническое расстройство, которое обычно сопровождается визуальными и слуховыми галлюцинациями, замедленностью мышления и перепадами настроения. Лечение шизофрении длится в течение всей жизни пациента. Вокруг этого заболевания существует множество мифов и убеждений, которые стигматизируют людей, больных шизофренией, и их близких. Ниже мы попробуем объяснить, почему верны или не верны некоторые из таких убеждений.


Шизофрения – это очень редкое заболевание

Существует общая статистика, согласно которой от 2-3% до 6% всех людей в мире страдают психическими заболеваниями. Шизофрения в данной статистике занимает среднюю позицию и не встречается чаще или реже других расстройств. Шизофренией страдают более 20 миллионов человек по всему миру. Согласно диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам DSM-V, ежегодная заболеваемость этим расстройством составляет 0,5-5,0 на 10 000 человек. Мужчины и женщины болеют шизофренией одинаково часто, однако женщины обычно заболевают этим расстройством в более позднем возрасте. Наиболее характерный возраст начала развития шизофрении – от 18 до 35 лет. Начало болезни в детстве и после 40 лет хотя и возможно, но встречается достаточно редко.

Читайте также

Агрессия как проявление шизофрении  

Пациенты с шизофренией опасны для окружающих

В большинстве случаев нет. Существует распространенное убеждение о том, что среди убийц и насильников большое количество людей, страдающих шизофренией. Согласно статистике, больных этим расстройством среди тех, кто нападает на людей, очень немного. Обычно агрессия по отношению к другим людям не входит в стандартный набор симптомов при шизофрении. В отдельных случаях у пациентов может быть бред, связанный с преследованием, и тогда они могут быть опасны для объектов своего бреда. Однако такие ситуации встречаются редко и не распространяются на всех, кто окружает больного шизофренией.


Шизофрения и раздвоение личности – это одно и то же

Это не так. Это два совершенно разных психиатрических заболевания, для которых характерны абсолютно разные симптомы. При шизофрении никогда не происходит раздвоения или расщепления личности. У пациентов, страдающих этим расстройством, происходит расщепление внешней реальности и внутренних реакций на эту реальность. Например, вместо того, чтобы в подходящих случаях плакать или смеяться, такой человек проявляет странные эмоции и неадекватно воспринимает окружающую реальность. Болезнь, при которой действительно происходит расщепление личности, называется диссоциативным расстройством личности. Это отдельное психиатрическое заболевание.


Пациенты с шизофренией видят галлюцинации

Это необязательный симптом. Наиболее часто встречающийся симптом шизофрении – это бредовые идеи. Однако бывают случаи, при которых у пациента отсутствуют и бред, и галлюцинации. Самые распространенные галлюцинации, которые бывают у больных шизофренией – аудиальные, то есть человек слышит голоса и посторонние звуки. На втором месте – визуальные галлюцинации, и на третьем – обонятельные и тактильные. Содержание галлюцинаций больного шизофренией всегда разное и причины возникновения тех или иных образов и голосов до конца неизвестны. Для лечения заболевания это не имеет большого значения. Задача лечения – избавить человека от галлюцинаций, и в этом случае не играет роли, что именно человек видит или слышит. В 85% случаев благодаря современным антипсихотическим препаратам галлюцинации удается убрать за 1,5-3 месяцев лечения.

Читайте также

Жизнь после шизофрении  

Люди с диагнозом “шизофрения” не могут вести нормальную жизнедеятельность

Это не так. Как только специалистам удается снять активные симптомы заболевания, бредовые идеи, галлюцинации, и как только пациент начинает проходить психотерапию, он постепенно возвращается практически к той же социальной жизни, которую вел до начала развития шизофрении. Пациент начинает учиться, работать, создавать семью и жить почти полноценной жизнью в социуме. В странах, где психотерапия проводится недостаточно качественно, и в основном делается упор на медикаментозное лечение и снятие психоза, людей иногда не пытаются вернуть к нормальной жизни. При эффективном лечении и желании пациента вылечиться, его всегда возвращают к жизни в социуме, вне зависимости от тяжести изначальных симптомов.


Основная причина развития шизофрении – генетическая предрасположенность

Да, шизофрения – это генетическое заболевание. Какие именно гены отвечают за развитие этого расстройства, науке на данный момент неизвестно. Для того чтобы запустилось генетически заложенное заболевание, должен возникнуть какой-то внешний триггер. У кого-то по причине внешнего триггера запустится шизофрения, а у кого-то – например, биполярное расстройство или депрессия. Это зависит от того, к чему изначально предрасположен человек. Самый распространенный триггер для развития шизофрении – это психологическая травма. Она может быть очень субъективна. Например, для кого-то травмой может стать переход в другую школу, болезнь, смерть близкого человека или развод, а для кого-то – все это не является тяжелыми травмирующими событиями и не повлияет на развитие генетически заложенного заболевания.


Шизофрения всегда быстро прогрессирует

У каждого пациента это происходит по-разному. Есть предположение, что то, как будет протекать болезнь, тоже заложено в генетике. Некоторые больные шизофренией могут в течение 10 лет жить с очень слабыми симптомами, в так называемом продромальном периоде, и практически их не замечать. Многое зависит от общества, в котором человек живет. В некоторых, особенно западных, культурах принято обращать внимание даже на очень слабые проявления шизофрении и изолировать таких людей. Но есть и более “терпеливые” социумы, особенно в странах Африки, где больных шизофренией стараются приобщать к какой-то деятельности и пытаются как можно дольше продержать таких людей в обществе. Все это влияет на течение болезни и скорость развития симптомов.

Читайте также

Лечение шизофрении в стационаре  

Лекарства от шизофрении превращают человека в «зомби»

Это происходит, если пациенту прописывают лечение лекарствами первого поколения. Лекарства “Галоперидол” и “Трифтазин” – это препараты времен советской карательной психиатрии. С одной стороны, они довольно эффективны – снимают психоз и в некоторых случаях их прописывают даже в самых развитых странах. Проблема в том, что эти препараты вызывают огромное количество побочных эффектов. Они снижают активность, понижают настроение и могут серьезно повлиять на эмоциональное состояние человека. Однако во многих случаях прием подобных препаратов оказывается единственным возможным решением для снятия активных симптомов шизофрении, таких как психоз и галлюцинации.


Бороться с шизофренией бесполезно

Это не так. Благодаря современным препаратам и психотерапевтическим инструментам, шизофрения поддается эффективному лечению. Для начала очень важно, чтобы пациент осознал наличие у себя заболевания и убедился в необходимости лечения. Далее специалист помогает пациенту научиться распознавать симптомы расстройства, контролировать свое поведение и общение с близкими, чтобы не допустить обострения. Медикаментозное лечение позволяет пациенту вести нормальную повседневную жизнь. Современные медикаменты должны быть назначены таким образом, чтобы побочные эффекты были сведены к минимуму. В каждом случае они подбираются индивидуально с учетом особенностей пациента и его состояния.


Люди с шизофренией не могут вернуться в нормальное психическое состояние.

Пациент, страдающий шизофренией, может вернуться приблизительно в то же психическое состояние, в котором он пребывал до начала болезни. Однако шизофрения – это хроническое заболевание, и такому человеку придется всю жизнь поддерживать свое лечение, чтобы оставаться в ремиссии. Если пациент будет непрерывно продолжать лечение, следовать инструкциям и указаниям врачей, он научится замечать свои симптомы и вовремя обращаться за помощью, чтобы постоянно корректировать лечение и убирать новые проявления заболевания. Таким образом человек может прожить со своей болезнью всю жизнь.

Как живут люди со множественной личностью — Wonderzine

«В туман» Яна погружалась довольно часто — бывали периоды, когда это происходило каждую неделю. Из-за этого ей трудно восстановить события своей жизни в хронологическим порядке — всё спуталось. «Мне больше тридцати, но я чувствую себя намного младше, — говорит Яна. — Как будто пропустила фрагменты собственной жизни». Из-за такой путаницы у неё не всегда получалось стабильно работать: слишком много сил уходило на то, чтобы просто справиться с повседневной жизнью. «Всю жизнь я думала, что я неудачница, ленивая и рассеянная, — говорит Яна. — У меня есть мозги, есть образование, но бывали периоды, когда я не могла сама себя обеспечивать. Мне казалось, я сама себя подвела».

В тридцать один год она попала к частному психиатру, который выдал заключение: «смешанное диссоциативное расстройство». Такой диагноз ставится, когда у человека есть симптомы нескольких диссоциативных расстройств. В Янином случае это симптомы ДРИ и ещё несколько диагнозов.

«Я пришла к психиатру и подробно рассказала о своих приступах и детском поведении, — говорит Яна. —  Ещё о том, что иногда говорю о себе в третьем лице, и о том, что моя память как будто на самом деле не моя». На тот момент она уже заметила, что кроме ребёнка есть и другие личности — она подробно рассказала специалисту об их появлениях. После того как появилось заключение психиатра, многие странности получили своё объяснение. Теперь Яна сама не понимает, как могла годами не догадываться, что у неё есть альтернативные идентичности.

Постепенно, благодаря терапии и самостоятельной работе, Яна стала учиться наблюдать за собой и замечать переключения с одной идентичности на другую. Она стала пытаться договариваться со своими идентичностями, узнавать о них больше. «Однажды я нашла в телефоне диктофонную запись, — вспоминает она. — Я включила её — там был голос, низкий и довольно жуткий. Кто-то говорил: „Я существую в тебе“. Я так испугалась, что уронила телефон. После этого я уже не могла не верить в то, что меня — несколько».

Теперь, когда альтернативные личности появляются, они часто оставляют послания: записки, аудиозаписи, видео. Яна показывает мне видеозапись, сделанную «ребёнком»: на ней она, как маленькая девочка, кривляется перед камерой и рассказывает, что она собирается сегодня делать (в основном гулять). Часто они пишут посты в социальных сетях. Кроме «ребёнка» Яна насчитывает у себя шесть альтер-личностей. Дэви, Тёмная Дэви и Гневная Дэви — старшие. Они самостоятельны и могут принимать решения. Ещё есть Зверь и Травма — они взяли на себя все самые тяжёлые переживания в жизни Яны. В этих состояниях она не может разговаривать — именно из-за них раньше она думала, что у неё приступы. Ещё одна идентичность — Глас. Он анализирует информацию и связывает всех остальных между собой.

«Однажды я случайно за один вечер познакомился с двумя Яниными идентичностями, — говорит приятель Яны Даниил. — Раньше она рассказывала мне, что они существуют, но я никогда их не видел». Даниил вспоминает: в тот вечер он вёл эфир на радио «Зазеркалье» и пригласил Яну выступить в качестве гостьи. «Мы с другими гостями стояли на улице, и кто-то спросил у Яны, как у неё дела, — вспоминает он. — Она ответила, что всё хорошо. Тогда я посмотрел на неё и спросил, как бы обращаясь к другой её идентичности: „А у тебя?“ Это была просто шутка. Но она отреагировала странно, отошла в сторону, весь вечер держалась отстранённо». По дороге домой Даниил пытался извиниться, спросить, что именно задело подругу. И вдруг она сказала: «Если хочешь что-то узнать у Яны, тебе лучше поговорить с ней». Он понял, что разговаривает с кем-то другим. После расспросов выяснилось, что перед ним Гневная Дэви.

«Мы общались ещё несколько часов, — говорит Даниил. — Я спрашивал у неё: „Когда придёт Яна? Как давно ты в последний раз появлялась?“ Но она отвечала, что не может различать временные промежутки. Ещё она сказала, что она не из этого мира».

По словам Даниила, через пару часов он отошёл покурить, а когда вернулся, Яна была уже совсем другой. Она улыбалась, стала более активной, смеялась. «Я спросил, кто она, — вспоминает он. — Яна игривым тоном ответила: „Я — любимая девочка“. Я понял, что снова общаюсь с другой идентичностью. Она рассказала мне, что любит книжки с картинками. А про Яну рассказала, что та любит сливы и пиццу. И что сейчас Яна расстроена и не хочет выходить». По словам Даниила, в тот вечер у него было ощущение, будто он попал в постановку. Общался одновременно и с Яной, и не с ней, «как будто стороны её личности вдруг стали самостоятельными».

Признаки диссоциативного расстройства личности — Рамблер/новости

Фото: Pixabay/geraltПризнаки диссоциативного расстройства личностиДиссоциативное расстройство личности — это состояние, при котором человек имеет две или более отдельных личностей. Ранее это было известно как расстройство множественной личности, или раздвоение личности.

Диссоциативные расстройства (F44)

Диссоциативное расстройство личности

Человек с диссоциативным расстройством зачастую имеет «главную личность», которая может быть пассивной, зависимой и подавленной. Их альтернативные личности могут быть разного возраста и пола и демонстрировать различные настроения и предпочтения. Считается, что эти альтернативные личности по очереди контролируют ситуацию.

Влияние симптомов на качество жизни человека может зависеть от количества изменений, которые он имеет, социального положения и от других состояний здоровья.

Диссоциативное расстройство личности у детей

Дети, которые испытали эмоциональное пренебрежение, сексуальное насилие, имеют повышенный риск развития расстройства. Симптомы у детей с диссоциативным расстройством личности включают:

мучительные сны и воспоминания;

психическое расстройство;

физические реакции на травмы или воспоминания, такие как судороги;

неожиданные изменения в предпочтениях в еде и активности.

Диссоциативное расстройство личности — причины

Диссоциативное расстройство личности чаще развивается в детстве, и его симптомы могут стать более серьезными с течением времени. Но расстройство может развиваться у людей любого возраста, этнической принадлежности, пола и социального происхождения. Самым значительным фактором риска является физическое, эмоциональное или сексуальное насилие в детстве.

Диссоциация или отрыв от реальности может быть способом оградить человека от болезненного психического или физического опыта.

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и ряд других психических состояний связаны с диссоциативным расстройством личности. Другие диссоциативные расстройства включают:

диссоциативную амнезию;

деперсонализацию;

острое стрессовое расстройство;

тревогу, дистресс и депрессию.

Диссоциативное расстройство личности — симптомы

Как взрослым, так и детям диагноз расстройства ставится с использованием критериев из диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам. Врач также спросит человека или воспитателя ребенка о симптомах, которые он испытывает, и направит их к специалисту по психическому здоровью.

Чтобы диагностировать диссоциативное расстройство личности, человек должен:

Отображать два или более изменений личностей, которые нарушают поведение, осознание, память, восприятие, познание или чувства;

У него могут быть пробелы в памяти личной информации и повседневных событий, а также прошлых травматических событий;

Имеет симптомы, которые причиняют значительный дистресс в работе и социальной окружающей среде;

У человека может быть амнезия или хаотическое поведение, которое не вызвано употреблением алкоголя или наркотиков.

Некоторые из тестов, используемых для диагностики, включают в себя метод Роршаха.

Диссоциативное расстройство личности — лечение

Диссоциативное расстройство личности обычно лечится психотерапией и фокусируется на:

обучении человека своему состоянию;

повышении осведомленности и терпимости к эмоциям;

работе над контролем импульсов;

предотвращении дальнейшей диссоциации;

управлении текущими отношениями, стрессорами и ежедневным функционированием.

Цель лечения состоит в том, чтобы помочь всем личностям жить и работать вместе гармонично и помочь человеку определить, что заставляет личностей переключаться, чтобы он мог чувствовать себя подготовленным.

Жить с диссоциативным расстройством личности может быть неприятно и страшно. Многим людям не ставят диагноз до тех пор, пока они не станут взрослыми, то есть они могут испытывать годы пугающих симптомов.

Альтернативные личности человека не всегда могут сотрудничать друг с другом. Когда другая личность берет под контроль, человек может «проснуться» в незнакомом месте и не помнить, как он туда попал. Однако, личности могут также работать совместно и помогать человеку справиться с ежедневными ситуациями.

Некоторые люди с диссоциативным расстройством личности также могут страдать от социальных предрассудков. Многие люди знакомы только с тем, что они читали в художественной литературе или видели в фильмах.

Диагностика диссоциативного расстройства личности зачастую занимает много времени и может сопровождаться другими психическими заболеваниями. Социальные стигмы данного расстройства могут привести к тревоге, вине, стыду и депрессии.

У них повышен риск самоповреждения и самоубийства. Правильный диагноз и своевременное лечение имеют важное значение и могут спасти жизнь человека. Лечение диссоциативного расстройство личности может улучшить качество жизни и уменьшить другие проблемы психического здоровья.

Boysen G. A., VanBergen A. Simulation of multiple personalities: a review of research comparing diagnosed and simulated dissociative identity disorder //Clinical psychology review. – 2014. – Т. 34. – . 1. – С. 14-28.

Brand B. L. et al. A longitudinal naturalistic study of patients with dissociative disorders treated by community clinicians //Psychological Trauma: Theory, Research, Practice, and Policy. – 2013. – Т. 5. – . 4. – С. 301.

Tibon Czopp S. et al. The amnestic syndrome: Applying the Rorschach Inkblot method for differential diagnosis //Neurocase. – 2014. – Т. 20. – . 6. – С. 652-665.

Dorahy M. J. et al. Dissociative identity disorder: an empirical overview //Australian & New Zealand Journal of Psychiatry. – 2014. – Т. 48. – . 5. – С. 402-417.

Dorahy M. J. et al. Dissociation, shame, complex PTSD, child maltreatment and intimate relationship self-concept in dissociative disorder, chronic PTSD and mixed psychiatric groups //Journal of affective disorders. – 2015. – Т. 172. – С. 195-203.

Itzkowitz S. et al. Exploring dissociation and dissociative identity disorder: A roundtable discussion //Psychoanalytic Perspectives. – 2015. – Т. 12. – . 1. – С. 39-79.

Krüger C., Fletcher L. Predicting a dissociative disorder from type of childhood maltreatment and abuser–abused relational tie //Journal of Trauma & Dissociation. – 2017. – Т. 18. – . 3. – С. 356-372.

Диссоциативное расстройство личности — Dissociative identity disorder

Психическое заболевание, характеризующееся чередованием состояний множественной личности и потерей памяти

Состояние здоровья

Диссоциативное расстройство личности
Другие названия Расстройство множественной личности, раздвоение личности
Художественная интерпретация человека с множественными диссоциированными состояниями личности
Специальность Психиатрия , клиническая психология
Симптомы По крайней мере, два различных и относительно устойчивых состояния личности , проблемы с запоминанием определенных событий
Осложнения Самоубийство , членовредительство
Продолжительность Долгосрочное
Причины Детская травма
Дифференциальная диагностика Другие уточненные диссоциативные расстройства, большое депрессивное расстройство , биполярное расстройство , особенно биполярного II, посттравматического стрессового расстройства , психотического расстройства , токсикомании расстройства эпилепсия, расстройство личности
Уход Поддерживающая терапия , психотерапия
Частота ~ 1,5–2% людей

Диссоциативное расстройство личности ( DID ), ранее известное как расстройство множественной личности ( MPD ), представляет собой психическое расстройство, характеризующееся поддержанием по крайней мере двух различных и относительно устойчивых состояний личности . Расстройство сопровождается провалами в памяти, которые нельзя объяснить обычной забывчивостью. Состояния личности попеременно проявляются в поведении человека; однако проявления расстройства различаются. Другие условия , которые часто встречаются у людей с DID включают пост-травматического стрессового расстройства , расстройства личности (особенно пограничными и избегающие ), депрессия , расстройства с употреблением психоактивных веществ , конверсионного расстройства , психосоматические заболевания , расстройства пищевого поведения , обсессивно-компульсивное расстройство и расстройства сна . Также распространены самоповреждения , неэпилептические припадки , воспоминания с амнезией для содержания воспоминаний, тревожные расстройства и суицидальность .

DID связан с тяжелыми травмами или жестоким обращением в детстве. Примерно в 90% случаев насилие было в прошлом, в то время как другие случаи связаны с опытом войны или медицинскими процедурами в детстве. Считается, что генетические и биологические факторы также играют роль. Диагноз не следует ставить, если состояние человека лучше объясняется расстройством , связанным с употреблением психоактивных веществ , судорогами , другими проблемами психического здоровья, играми с воображением у детей или религиозными обрядами .

Обычно лечение включает поддерживающую терапию и психотерапию . Состояние обычно сохраняется без лечения. Считается, что от него страдают около 1,5% населения в целом (на основе небольшой выборки населения США) и 3% госпитализированных с проблемами психического здоровья в Европе и Северной Америке. DID диагностируется примерно в шесть раз чаще у женщин, чем у мужчин. Число зарегистрированных случаев значительно увеличилось во второй половине 20-го века, равно как и число лиц, на которые претендовали пострадавшие.

DID вызывает споры как в психиатрии, так и в правовой системе. В судебных делах он использовался как редко успешная форма защиты от невменяемости . Неясно, является ли увеличение частоты расстройства результатом лучшего признания или социокультурных факторов, таких как изображения в СМИ . Типичные симптомы проявления в разных регионах мира также могут различаться в зависимости от культуры, например, изменение идентичности в форме одержимости духами, божествами , призраками или мифическими фигурами в культурах, где нормативные состояния одержимости являются обычным явлением. Форма одержимости диссоциативным расстройством идентичности является непроизвольной, тревожной и возникает таким образом, что нарушает культурные или религиозные нормы.

Определения

Диссоциация , термин, лежащий в основе диссоциативных расстройств, включая ДРИ, не имеет точного, эмпирического и общепринятого определения.

Большое количество разнообразных переживаний было названо диссоциативным, от нормального отсутствия внимания до сбоев в процессах памяти, характеризующихся диссоциативными расстройствами. Таким образом, неизвестно, есть ли общий корень, лежащий в основе всех диссоциативных переживаний, или диапазон от легких до тяжелых симптомов является результатом различной этиологии и биологических структур. Другие термины, используемые в литературе, включая личность , состояние личности, идентичность , эго-состояние и амнезию , также не имеют согласованных определений. Существует множество конкурирующих моделей, которые включают некоторые недиссоциативные симптомы и исключают диссоциативные.

Были предложены некоторые термины относительно диссоциации. Один из них — состояние эго (поведение и опыт, обладающие проницаемыми границами с другими такими состояниями, но объединенные здравым смыслом самого себя), а другой термин — альтерс (каждое из которых может иметь отдельную автобиографическую память , независимую инициативу и чувство собственности над индивидуальное поведение).

Эллерт Нийенхейс и его коллеги предлагают различать личностей, ответственных за повседневное функционирование (связанных с притупленными физиологическими реакциями и сниженной эмоциональной реактивностью , называемой «очевидно нормальной частью личности» или ANP), и личностями, возникающими в ситуациях выживания ( включая реакции « бей или беги» , яркие травматические воспоминания и сильные болезненные эмоции, «эмоциональная часть личности» или EP). «Структурная диссоциация личности» используется Отто ван дер Хартом и его коллегами для различения диссоциации, которую они приписывают травматическим или патологическим причинам, которая, в свою очередь, делится на первичную, вторичную и третичную диссоциацию. Согласно этой гипотезе, первичная диссоциация включает один ANP и один EP, тогда как вторичная диссоциация включает один ANP и по крайней мере два EP, а третичная диссоциация, которая является уникальной для DID, описывается как имеющая по крайней мере два ANP и по крайней мере два EP. Другие предположили, что диссоциация может быть разделена на две различные формы: отсоединение и компартментализация , последняя из которых, включая неспособность контролировать обычно контролируемые процессы или действия, наиболее очевидна в DID. Были предприняты попытки психометрического различия между нормальной и патологической диссоциацией.

Признаки и симптомы

Согласно пятому « Руководству по диагностике и статистике психических расстройств» ( DSM-5 ), симптомы ДРИ включают «наличие двух или более различных состояний личности», сопровождаемых неспособностью вспомнить личную информацию, сверх того, что ожидается при обычной забывчивости. Другие симптомы DSM-5 включают потерю идентичности, связанную с отдельными индивидуальными состояниями личности, и потерю, относящуюся к времени, чувству себя и сознания. У каждого человека клинические проявления различаются, и уровень функционирования может меняться от тяжелого до минимального. Симптомы диссоциативной амнезии относятся к диагнозу DID, поэтому не должны диагностироваться отдельно при соблюдении критериев DID. Люди с ДРИ могут испытывать дистресс как от симптомов ДРИ (навязчивые мысли или эмоции), так и от последствий сопутствующих симптомов (диссоциация, лишающая их возможности запоминать конкретную информацию). Большинство пациентов с ДРИ сообщают о сексуальном или физическом насилии в детстве , хотя точность этих сообщений вызывает споры. Амнезия между идентичностями может быть асимметричной; личности могут знать или не знать о том, что известно другому. Люди с ДРИ могут неохотно обсуждать симптомы из-за ассоциаций с насилием, стыдом и страхом. Пациенты с ДРИ могут также часто и сильно испытывать нарушения во времени.

Около половины людей с DID имеют менее 10 идентификационных данных, а у большинства — менее 100; было сообщено о 4500 случаях. Среднее количество личностей увеличилось за последние несколько десятилетий с двух или трех до в среднем примерно 16. Однако неясно, связано ли это с фактическим увеличением числа личностей или просто с тем, что психиатрическое сообщество стало больше. прием большого количества разделенных компонентов памяти.

Коморбидные расстройства

Психиатрический анамнез часто содержит несколько предыдущих диагнозов различных заболеваний и лечения сбоев. Наиболее частой жалобой на ДРИ является депрессия , при этом головные боли являются обычным неврологическим симптомом. Коморбидные расстройства могут включать расстройство , связанное с употреблением психоактивных веществ, расстройства пищевого поведения , тревожные расстройства , посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и расстройства личности . Значительный процент людей с диагнозом ДРИ имеет в анамнезе пограничное расстройство личности и биполярное расстройство . Кроме того, данные подтверждают высокий уровень психотических симптомов у людей с ДРИ, и что как люди с диагнозом шизофрения, так и лица с диагнозом ДРИ имеют в анамнезе травмы. К другим расстройствам, которые, как было установлено, сопутствуют DID, относятся соматические расстройства, большое депрессивное расстройство , а также история прошлых попыток самоубийства по сравнению с расстройствами без диагноза DID. Лица с диагнозом ДРИ демонстрируют самую высокую гипнотизируемость среди всех клинических групп. Большое количество симптомов, представленных людьми с диагнозом ДРИ, заставило некоторых клиницистов предположить, что диагноз ДРИ, а не отдельное заболевание, на самом деле является показателем тяжести других расстройств, диагностированных у пациента.

Пограничное расстройство личности

В DSM-IV-TR говорится, что акты членовредительства , импульсивность и быстрые изменения в межличностных отношениях «могут служить основанием для одновременного диагноза пограничного расстройства личности ». Стивен Линн и его коллеги предположили, что значительное совпадение между ПРЛ и ДРИ может быть фактором, способствующим развитию ДРИ, вызванной терапией, в том смысле, что предположение о скрытых изменениях со стороны терапевтов, предлагающих диагноз ДРИ, дает пациентам объяснение поведенческой реакции. нестабильность, членовредительство, непредсказуемые изменения настроения и действия, которые они испытывают. В 1993 году группа исследователей рассмотрела как ДРИ, так и пограничное расстройство личности (ПРЛ), сделав вывод, что ДРИ является эпифеноменом ПРЛ, без тестов или клинических описаний, позволяющих различить эти два состояния. Их выводы об эмпирическом доказательстве DID были поддержаны второй группой, которая все еще считала, что диагноз существует, но, хотя имеющиеся на сегодняшний день знания не оправдывают DID как отдельный диагноз, они также не опровергают его существование. Обзоры медицинских записей и психологические тесты показали, что большинству пациентов с ДРИ можно было поставить диагноз ПРЛ, хотя примерно у трети этого не произошло, что позволяет предположить, что ДРИ действительно существует, но может быть поставлен слишком далеко. От 50 до 66% пациентов также соответствуют критериям ПРЛ, и почти 75% пациентов с ПРЛ также соответствуют критериям ДРИ, причем эти два состояния в значительной степени частично совпадают с точки зрения личностных качеств, когнитивных способностей и повседневного функционирования. и рейтинги клиницистов. Обе группы также сообщают о более высоких показателях физического и сексуального насилия, чем население в целом, и пациенты с ПРЛ также получают высокие баллы по показателям диссоциации. Даже при использовании строгих диагностических критериев бывает трудно отличить диссоциативные расстройства от ПРЛ (а также от биполярного расстройства и шизофрении ), хотя наличие коморбидных тревожных расстройств может помочь.

Причины

Общий

DID этиологически сложен. Ar et al. заявляют: «Диссоциативное расстройство идентичности (DID) является многофакторным по своей этиологии. В то время как психосоциальная этиология DID включает в себя травму развития и социокогнитивные последствия , биологические факторы включают нейробиологические реакции, вызванные травмой. Биологические черты и эпигенетические механизмы также могут иметь значение. На данный момент прямого исследования генетики в DID не проводилось. Однако, вероятно, он существует, учитывая генетическую связь с диссоциацией в целом и с невзгодами детства в частности ». Заявив, что существует «отсутствие понимания этиопатологии ДРИ», Блихар добавляет, что «многие исследователи и психиатры считают ДРИ наиболее тяжелой формой посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) с началом детства, потому что ее практически невозможно найти. пациент с DID без посттравматического стрессового расстройства в анамнезе […]. В настоящее время существуют две конкурирующие теории относительно взаимосвязи между травмой и диссоциацией: модель, связанная с травмой, и модель, склонная к фантазиям ».

Согласно редакционной статье Британского журнала психологии за октябрь 2020 года под названием « Диссоциативное расстройство идентичности: наконец из тени » авторы объясняют, почему склонная к фантазиям модель продолжает сохраняться, несмотря на свидетельства против нее:

«Несмотря на то, что дебаты о травме и фантазии развивались, а этиологические исследования расширились за последние несколько десятилетий, есть несколько причин, по которым модель фантазии продолжает привлекать клиницистов. Одна из причин заключается в том, что информация в учебниках для студентов и выпускников о травмах и диссоциации неадекватна или просто неверно, потому что (а) оно часто основано на экспериментальных исследованиях на неклинических образцах, (б) оно не полностью основано на научных исследованиях, (в) оно содержит несбалансированные дискуссии о пагубном воздействии детской травматизации и (г ) он игнорирует эмпирические данные, показывающие связь между диссоциацией и предшествующей травмой. Другой причиной является нежелание признать природу и серьезность жестокого обращения в детстве, о котором сообщают люди с ДРИ. Тревожно и болезненно осознавать, насколько распространена и разрушительна травма, особенно хроническая детская Подсознательные защитные механизмы могут вступить во владение, чтобы отрицать реальность такого насилия (аналогично или как отрицание расизма, Холокоста или глобального потепления3) и верить в то, что ДРИ — это фиктивное расстройство, как утверждается в фантастической модели.1 Однако становится все более очевидным, что жестокое обращение, пренебрежение и жестокое обращение в детстве являются частью многих психических расстройств. и нашего общества «.

В диагностическом руководстве DSM-5 говорится, что DID «связан с подавляющим опытом, травмирующими событиями и / или жестоким обращением в детстве». Другие сообщаемые факторы риска включают пренебрежение в детстве, детские медицинские процедуры, войны, терроризм и детскую проституцию. Диссоциативные расстройства часто возникают после травмы, и DSM5 помещает их после травмы и расстройств, связанных со стрессом, чтобы отразить эту тесную взаимосвязь. Было высказано предположение, что нарушенный и измененный сон играет роль в диссоциативных расстройствах в целом и, в частности, в DID, изменения окружающей среды также в значительной степени влияют на пациента DID.

Травма развития

Люди с диагнозом ДРИ часто сообщают, что они испытали физическое или сексуальное насилие в детстве; другие сообщают о сильном стрессе, серьезном заболевании или других травмирующих событиях в детстве. Они также сообщают о большем количестве исторических психологических травм, чем те, у кого диагностировано какое-либо другое психическое заболевание. Серьезная сексуальная, физическая или психологическая травма в детстве была предложена в качестве объяснения ее развития; осознание, воспоминания и эмоции о вредных действиях или событиях, вызванных травмой, удаляются из сознания, и формируются альтернативные личности или субличности с разными воспоминаниями, эмоциями и поведением. DID связывают с крайними проявлениями стресса или расстройствами привязанности . То, что может выражаться как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) у взрослых, может стать ДРИ у детей, возможно, из-за более широкого использования ими воображения как формы совладания . Возможно, из-за изменений в развитии и более последовательного ощущения себя после шестилетнего возраста переживание экстремальной травмы может привести к различным, хотя и сложным, диссоциативным симптомам и нарушениям идентичности. Определенная взаимосвязь между жестоким обращением в детстве, дезорганизованной привязанностью и отсутствием социальной поддержки считается необходимым компонентом DID. Хотя роль биологической способности ребенка диссоциировать до экстремального уровня остается неясной, некоторые данные указывают на нейробиологическое влияние стресса, связанного с развитием.

По словам Ричарда Дж. Лёвенштейна, доктора медицины факультета психиатрии Медицинской школы Университета Мэриленда, «Споры о диссоциации и диссоциативных расстройствах (DD) существовали с самого начала современной психиатрии и психологии. Даже среди профессионалов бытует мнение о диссоциации. DD часто не основываются на научной литературе. Множество доказательств подтверждают сильную взаимосвязь между диссоциацией / DD и психологической травмой, особенно кумулятивной травмой и / или травмой в раннем возрасте. Скептики считают, что диссоциация порождает фантазии о травме и что DD являются искусственными состояниями вызвано ятрогенезом и / или социокультурными факторами. Практически никакие исследования или клинические данные не подтверждают эту точку зрения. DD распространены в общей и клинической популяциях и представляют собой основную группу населения с недостаточным уровнем медицинского обслуживания со значительным риском суицидального и саморазрушительного поведения. Предполагаемый результат лечения исследования тяжелобольных пациентов с DD показывают значительное улучшение симптомов включая суицидальное / саморазрушительное поведение с уменьшением стоимости лечения. Необходимы серьезные усилия в области общественного здравоохранения для повышения осведомленности о диссоциации / DD, включая образовательные усилия по всем программам обучения психическому здоровью и увеличение финансирования исследований ». [« Дебаты о диссоциации: все, что вы знаете, неправильно », Диалоги в клинической неврологии

Под влиянием терапевта

Преобладающая посттравматическая модель диссоциации и диссоциативных расстройств исторически оспаривалась и является пережитком устаревших гипотез, ставших популярными в 1980-х годах (таких как модель фантазии и модель, индуцированная терапией). Левенштейн, 2018

В модели, вызванной терапевтом, была выдвинута гипотеза, что симптомы ДРИ могут быть созданы терапевтами, использующими методы «восстановления» воспоминаний (например, использование гипноза для «доступа» к изменению личности, облегчения возрастной регрессии или восстановления воспоминаний) на внушаемых частные лица. Называемый «социокогнитивной моделью» (СКМ), он предполагает, что DID возникает из-за того, что человек сознательно или неосознанно ведет себя определенным образом, продвигаемым культурными стереотипами, и невольные терапевты дают подсказки с помощью неправильных терапевтических методов. Эта модель утверждает, что поведение улучшается за счет изображения DID в СМИ.

Сторонники SCM отмечают, что диссоциативные симптомы редко проявляются до интенсивной терапии специалистами по лечению DID, которые в процессе выявления, беседы и идентификации изменяют, формируют или, возможно, создают диагноз. Хотя сторонники отмечают, что ДРИ сопровождается подлинным страданием и тревожными симптомами и может быть надежно диагностирован с использованием критериев DSM, они скептически относятся к травматической этиологии, предложенной сторонниками.

Психолог Николас Спанос и другие предположили, что в дополнение к случаям, вызванным терапией, ДРИ может быть результатом ролевой игры, а не альтернативных идентичностей, хотя другие не соглашаются, указывая на отсутствие стимула для создания или сохранения отдельных идентичностей и указывают на заявленные истории жестокого обращения. Другие аргументы в пользу того, что терапия может вызывать ДРИ, включают нехватку детей с диагнозом ДРИ, внезапный всплеск количества диагнозов после 1980 г. (хотя ДРИ не был диагнозом до DSM-IV, опубликованной в 1994 г.), отсутствие доказательств увеличения частоты жестокого обращения с детьми, появление расстройства почти исключительно у людей, проходящих психотерапию, особенно с использованием гипноза , присутствие альтернативных идентичностей (например, тех, кто утверждает, что они животные или мифологические существа) и увеличение числа альтернативных идентичностей с течением времени (как а также первоначальное увеличение их числа по мере того, как психотерапия начинается с DID-ориентированной терапии). Эти различные культурные и терапевтические причины возникают в контексте ранее существовавшей психопатологии, особенно пограничного расстройства личности , которое обычно сопровождается ДРИ. Кроме того, презентации могут варьироваться в зависимости от культур, например, индийские пациенты, которые меняют альтернет только после периода сна, — обычно это то, как DID представляют СМИ в этой стране.

Сторонники психотерапии как причины DID заявляют, что DID связан с (возможно, суггестивной) психотерапией, часто включающей восстановленные воспоминания (воспоминания, из-за которых у человека ранее была амнезия) или ложные воспоминания , и что такая терапия может вызвать дополнительные идентичности. Такие воспоминания могут быть использованы для обвинения в сексуальном насилии над детьми . Между теми, кто рассматривает терапию как причину и травму как причину, нет согласия. Сторонники терапии как причины ДРИ предполагают, что небольшое количество клиницистов, диагностирующих непропорционально большое количество случаев, предоставит доказательства своей позиции, хотя также утверждалось, что более высокие показатели диагностики в определенных странах, таких как США, могут быть связаны с большим количеством диагнозов. осведомленность о DID. Более низкие показатели в других странах могут быть связаны с искусственно заниженным диагнозом. Однако синдром ложной памяти сам по себе не рассматривается экспертами в области психического здоровья как достоверный диагноз и был описан как «непсихологический термин, созданный частным фондом, заявленной целью которого является поддержка обвиняемых родителей», а критики утверждают, что Концепция не имеет эмпирической поддержки и далее описывает Фонд синдрома ложной памяти как правозащитную группу, которая искажает и искажает исследования памяти.

«Синдром ложной памяти как клиническая конструкция никогда не применялся, не изучался и не подтверждался».

Дети

Поскольку DID редко диагностируется у детей, это цитируется как причина сомневаться в достоверности DID, и сторонники обеих этиологий считают, что обнаружение DID у ребенка, который никогда не подвергался лечению, критически подорвет SCM. И наоборот, если будет обнаружено, что у детей развился ДРИ только после прохождения лечения, это поставит под сомнение травмагенную модель. По состоянию на 2011 год было выявлено около 250 случаев ДРИ у детей, хотя данные не дают однозначной поддержки ни одной из теорий. В то время как детям был поставлен диагноз ДРИ до начала терапии, некоторые из них были представлены врачам родителями, которым самим был поставлен диагноз ДРИ; на других повлияло появление ДРИ в массовой культуре или диагноз психоза из-за слышимости голосов — симптом, аналогичный признаку ДРИ.

По словам Уилкинсона и Деджонга (2020), «диссоциация является распространенным и часто упускаемым из виду симптомом у травмированных детей. Несмотря на отсутствие научного консенсуса относительно природы диссоциации и очень ограниченные исследования о диссоциативном расстройстве идентичности (DID) у детей. … повторяющиеся травматические переживания межличностного характера могут иметь глубокое влияние на личность, память и самоорганизацию ребенка. Кроме того, жестокое обращение и пренебрежение могут увеличить риск диссоциативных симптомов «. В статье, опубликованной в 2019 году, в которой исследуется 68 детей, чьи матери страдают эмоциональной дисрегуляцией, подтверждается, что диссоциация в раннем детстве можно выявить и измерить с помощью Контрольного списка поведения ребенка, и показана умеренная стабильность диссоциации в детстве между временными точками, когда детям было 3–4 года, и снова. в 5–6 лет

Возможные объяснения отсутствия диагнозов ДРИ у детей заключаются в том, что дети все еще развивают свою личность и учатся справляться с условиями жизни, а проявление ДРИ требует времени и постоянных условий, пока развивается мозг. Также очевидно, что DID не совсем понятен многими клиницистами, и способность диагностировать DID у ребенка намного сложнее. Но диссоциация, несомненно, является одним из механизмов, которые дети используют для совладания с ситуацией, и служит исходным механизмом для ее этиологии. Исследования сходятся в понимании сочетания гормонов стресса, развития мозга, механизмов преодоления, степени и продолжительности злоупотребления, а также того, когда насилие имело место в детстве.

Патофизиология

Новые исследования мозга, посвященные ДРИ, демонстрируют явные различия в мозге людей с диагнозом ДРИ. Объяснение этих различий происходит из гипотезы о том, что этиология ДРИ возникает из-за стойкой и тяжелой травмы, которая происходит в детстве, когда мозг и личность развиваются.

В этой области было проведено достаточно исследований с помощью визуализации мозга, чтобы поддержать систематические обзоры медицинской литературы, и эти систематические обзоры делают вывод о структурных различиях между мозгом людей с ДРИ, только людей с посттравматическим стрессом и здоровых людей ( https: // www. .sciencedirect.com / science / article / pii / S246874992030017X) (https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5422461/) .

Фактически, различия в мозге между здоровыми людьми контрольной группы и людьми с диагнозом ДРИ достаточно значительны, чтобы компьютер мог различить с точностью 73% разницу между контрольной группой и пациентом с ДРИ ( https://neurosciencenews.com/ai-did-brain -10312 / ). По словам доктора Симоны Рейндерс, старшего научного сотрудника отдела психологической медицины Института психиатрии, психологии и нейробиологии Королевского колледжа Лондона: «Результаты нашего настоящего исследования важны, потому что они предоставляют первое свидетельство биологической основы для различения лица с ДРИ и здоровые люди. В конечном счете, применение методов распознавания образов могло бы предотвратить ненужные страдания за счет более ранней и более точной диагностики, облегчая более быстрые и целенаправленные терапевтические вмешательства ».

Диагностика

Общий

Пятое, переработанное издание Американской психиатрической ассоциации «s Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-5) диагнозов DID в соответствии с диагностическими критериями найдено под кодом 300.14 (диссоциативные расстройства) . DID часто изначально неправильно диагностируется, потому что клиницисты получают мало информации о диссоциативных расстройствах или DID и часто используют стандартные диагностические интервью, которые не включают вопросы о травме, диссоциации или посттравматических симптомах. Это усложняет диагностику расстройства и усложняет врачебную предвзятость.

Критерии требуют, чтобы человек постоянно контролировался двумя или более отдельными личностями или состояниями личности , сопровождаемыми провалами в памяти для важной информации, которая не вызвана алкоголем, наркотиками или лекарствами или другими медицинскими состояниями, такими как сложные парциальные припадки . У детей симптомы нельзя лучше объяснять «воображаемыми товарищами по играм или другой фантастической игрой». Диагностика обычно проводится клинически подготовленным специалистом в области психического здоровья, например психиатром или психологом, путем клинической оценки, интервью с семьей и друзьями и рассмотрения других вспомогательных материалов. При оценке также могут использоваться специально разработанные интервью (такие как SCID-D ) и инструменты оценки личности. Люди часто не склонны обращаться за лечением, особенно потому, что к их симптомам нельзя относиться серьезно; поэтому диссоциативные расстройства были названы «болезнями сокрытия».

Состояние может быть недооценено из-за скептицизма и недостаточной осведомленности специалистов в области психического здоровья, осложнено из-за отсутствия конкретных и надежных критериев для диагностики ДРИ, а также из-за отсутствия показателей распространенности из-за неспособности обследовать систематически отобранные и репрезентативные популяции.

Шкала диссоциативного опыта (DES) и расписание собеседований по диссоциативным расстройствам — это два метода, которые в настоящее время используются для диагностики ДРИ. Недавний метаанализ исследований с использованием DES показал, что DES способен различать диссоциативные расстройства и другие состояния:

«Наибольшие средние баллы диссоциации были обнаружены при диссоциативных расстройствах (средние баллы> 35), за которыми следовали посттравматическое стрессовое расстройство, пограничное расстройство личности и конверсионное расстройство (средние баллы> 25). Расстройство соматических симптомов, расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, и аддиктивные расстройства, кормление и расстройства пищевого поведения, шизофрения, тревожное расстройство, ОКР и большинство аффективных расстройств также показали средние баллы диссоциации> 15. Биполярные расстройства показали самые низкие баллы диссоциации (средний балл 14,8) ».

Новое исследование мозга и показания измеримых и значительных изменений в мозге людей с ДРИ представляет концепцию диагностики с использованием МРТ, ПЭТ-сканирования и других методов визуализации мозга, однако это может быть очень дорогим способом диагностики ДРИ.

Исследование, опубликованное в 2019 году , показало способность теста на нарушение памяти (TOMM) точно различать людей с клиническим диссоциативным расстройством идентичности (DID) и студентов, обученных симуляции DID. Исследование TOMM «продемонстрировало высокую специфичность (87%) и положительную прогностическую силу (94%), а также умеренную чувствительность (78%), отрицательную прогностическую силу (63%) и общую диагностическую способность (81%)».

Дифференциальные диагнозы

У людей с ДРИ диагностируется в среднем от пяти до семи сопутствующих расстройств, что намного выше, чем у других психических заболеваний.

В связи с перекрытием симптомов, дифференциальная диагностика включает в себя шизофрению , нормальную и быстрой-езде на велосипеде биполярного расстройства , эпилепсию , пограничное расстройство личности и расстройство аутистического спектра . Бред или слуховые галлюцинации могут быть ошибочно приняты за речь других людей. Стойкость и постоянство идентичности и поведения, амнезия, показатели диссоциации или гипнотизируемости и отчеты членов семьи или других партнеров, указывающие на историю таких изменений, могут помочь отличить ДРИ от других состояний. Диагноз ДРИ имеет приоритет перед любыми другими диссоциативными расстройствами. Отличие DID от симуляции вызывает беспокойство, когда важна финансовая или юридическая выгода, а также может рассматриваться искусственное расстройство, если у человека в прошлом был опыт обращения за помощью или внимания. Людям, которые заявляют, что их симптомы вызваны внешними духами или сущностями, входящими в их тела, обычно ставят диагноз диссоциативное расстройство, не указанное иначе, а не ДРИ из-за отсутствия идентичности или состояний личности. Большинство людей, которые поступают в отделение неотложной помощи и не знают своего имени, обычно находятся в психотическом состоянии. Те, у кого есть ДРИ, обычно проходят адекватное тестирование реальности; они могут иметь положительные шнайдеровские симптомы шизофрении, но не иметь отрицательных симптомов. Они воспринимают любые услышанные голоса как исходящие изнутри их голов (пациенты с шизофренией воспринимают их как внешние).

DID следует отличать от различных расстройств, включая расстройства настроения , психозы , тревожные расстройства , посттравматическое стрессовое расстройство , расстройства личности , когнитивные расстройства , неврологические расстройства , эпилепсию , соматоформное расстройство , фиктивное расстройство , симуляцию , другие диссоциативные расстройства, или сопутствующие им. и состояния транса . Дополнительным аспектом противоречивости диагноза является то, что существует множество форм диссоциации и провалов памяти, которые могут быть обычными как в стрессовых, так и в нестрессовых ситуациях и могут быть отнесены к гораздо менее спорным диагнозам. Люди, имитирующие или имитирующие DID из-за фиктивного расстройства, обычно преувеличивают симптомы (особенно когда наблюдаются), лгут, обвиняют плохое поведение в симптомах и часто не испытывают особого беспокойства относительно своего очевидного диагноза. Напротив, настоящие люди с ДРИ обычно проявляют замешательство, беспокойство и стыд по поводу своих симптомов и истории болезни.

Была установлена ​​связь между ДРИ и пограничным расстройством личности, при этом различные клиницисты отмечали частичное совпадение симптомов и поведения, и было высказано предположение, что некоторые случаи ДРИ могут возникать «на субстрате пограничных черт». Обзоры пациентов с ДРИ и их медицинские записи показали, что большинство из тех, у кого диагностирован ДРИ, также будут соответствовать критериям либо пограничного расстройства личности, либо, в более общем плане, пограничного расстройства личности.

В DSM-5 рассматривается культурный фон как фактор, влияющий на некоторые презентации DID.

Многие особенности диссоциативного расстройства идентичности могут зависеть от культурных особенностей человека. Люди с этим расстройством могут иметь выраженные неврологические симптомы, необъяснимые с медицинской точки зрения, такие как неэпилептические припадки, параличи или потеря чувствительности, в культурных условиях, где такие симптомы являются обычным явлением. Точно так же в условиях, где нормативная одержимость является обычным явлением (например, в сельских районах в развивающихся странах, среди определенных религиозных групп в Соединенных Штатах и ​​Европе), фрагментированная идентичность может принимать форму обладания духами, божествами, демонами, животными или мифическими существами. цифры. Аккультурация или длительный межкультурный контакт могут формировать характеристики других идентичностей (например, индейцы могут говорить исключительно по-английски и носить западную одежду). Диссоциативное расстройство идентичности в форме одержимости можно отличить от общепринятых в культуре состояний одержимости тем, что первое является непроизвольным, тревожным, неконтролируемым и часто повторяющимся или постоянным; вовлекает конфликт между человеком и его или ее окружающей его семьей, социальной или рабочей средой; и проявляется время от времени и в местах, которые нарушают нормы культуры или религии.

Полемика

ДРИ был одним из самых противоречивых диссоциативных расстройств и одним из самых противоречивых расстройств, обнаруженных в DSM-5. Основной спор ведется между теми, кто считает, что ДРИ вызван травматическими стрессами, заставляющими разум разделяться на несколько идентичностей , каждая из которых имеет отдельный набор воспоминаний, и верой в то, что симптомы ДРИ вызываются искусственно определенными психотерапевтическими практиками или пациентами, играющими роль, которую они считают подходящей для человека с ДРИ.

Современные исследования подтверждают модель, вызванную травмой. Согласно Say, et al. «Принимая во внимание текущие данные, ДРИ как диагностический объект не может быть объяснен как явление, созданное ятрогенными влияниями, внушаемостью, симуляцией или принятием социальной роли. Напротив, ДРИ — это эмпирически надежное хроническое психическое расстройство, основанное на нейробиологических, когнитивных и психологических расстройствах. и межличностная неинтеграция как реакция на невыносимый стресс ».

Скрининг

Возможно, из-за их кажущейся редкости диссоциативные расстройства (включая ДРИ) изначально не были включены в структурированное клиническое интервью для DSM-IV (SCID), которое призвано сделать психиатрические диагнозы более строгими и надежными. Вместо этого вскоре после публикации первоначального SCID был опубликован автономный протокол для диссоциативных расстройств (SCID-D). Это интервью занимает от 30 до 90 минут в зависимости от опыта испытуемого. Альтернативный диагностический инструмент, расписание интервью с диссоциативными расстройствами, также существует, но SCID-D обычно считается лучшим. Расписание собеседований по диссоциативным расстройствам (DDIS) — это хорошо структурированное интервью, которое позволяет различать различные диагнозы DSM-IV. DDIS обычно можно ввести за 30–45 минут.

Другие анкеты включают шкалу диссоциативного опыта (DES), шкалу перцептивных изменений, анкету по опыту диссоциации, анкету диссоциации и Mini-SCIDD. Все они сильно взаимосвязаны и, за исключением Mini-SCIDD, все включают поглощенность , нормальную часть личности, включающую сужение или расширение внимания. DES — это простой, быстрый и проверенный вопросник, который широко используется для выявления диссоциативных симптомов с вариациями для детей и подростков. Такие тесты, как DES, обеспечивают быстрый метод отбора субъектов, так что более трудоемкое структурированное клиническое интервью может использоваться в группе с высокими баллами DES. В зависимости от того, где установлено пороговое значение, люди, которым впоследствии будет поставлен диагноз, могут быть пропущены. Ранее рекомендованное пороговое значение составляло 15–20. Надежность DES в неклинических образцах подвергалась сомнению.

Уход

Лечение направлено на улучшение интегрированного функционирования. Международное общество по изучению травматологии и Разобщения опубликовало рекомендации по поэтапной-ориентированной терапии у взрослых, а также детей и подростков, которые широко используются в области СДЕЛАЛА лечение. В рекомендациях говорится, что «желаемый результат лечения — это работающая форма интеграции или гармонии между альтернативными идентичностями». Некоторые специалисты по лечению людей с ДРИ используют методы, рекомендованные в Руководстве по лечению 2011 года. Эмпирическое исследование включает продольное исследование лечения TOP DD, которые обнаружили , что пациенты показали «статистически значимое снижение диссоциации, посттравматического стрессового расстройства, дистресс, депрессия, госпитализаций, попытки самоубийства, самоповреждения, опасные формы поведения, употребления наркотиков и физической боли» и улучшение общего состояния функционирует. Эффекты лечения изучались более тридцати лет, при этом продолжительность некоторых исследований составляла десять лет. Существуют руководящие принципы лечения взрослых и детей, которые предлагают трехэтапный подход и основаны на консенсусе экспертов. У высококвалифицированных терапевтов есть несколько пациентов, которые достигают единой личности. Общие методы лечения включают эклектичное сочетание методов психотерапии , включая когнитивно-поведенческую терапию (КПТ), терапию , ориентированную на понимание , диалектическую поведенческую терапию (ДБТ), гипнотерапию, а также десенсибилизацию и переработку движением глаз (EMDR). Лекарства могут использоваться для лечения коморбидных расстройств или целенаправленного облегчения симптомов, например, антидепрессанты или лекарства для улучшения сна. Некоторые бихевиористы сначала используют поведенческие методы лечения, такие как реагирование только на одну личность, а затем используют более традиционную терапию, когда устанавливается устойчивый ответ. Кратковременное лечение из-за управляемой помощи может быть затруднено, поскольку люди с диагнозом ДРИ могут испытывать необычные трудности с доверием терапевту и требовать длительного периода времени для формирования комфортного терапевтического альянса . Рекомендуется регулярный контакт (по крайней мере, еженедельно), и лечение обычно длится годы, а не недели или месяцы. Гигиена сна была предложена в качестве варианта лечения, но не была протестирована. В целом существует очень мало клинических испытаний по лечению ДРИ, ни одно из которых не было рандомизированным контролируемым исследованием .

Терапия ДРИ обычно ориентирована на фазы. Могут появиться разные изменения, основанные на их большей способности справляться с конкретными ситуационными стрессами или угрозами. Хотя у некоторых пациентов изначально может наблюдаться большое количество изменений, это число может уменьшиться во время лечения, хотя для терапевта считается важным ознакомиться хотя бы с наиболее выдающимися личностными состояниями, поскольку личность «хозяина» может не быть «основной». истинная «личность пациента». Конкретные изменения могут негативно отреагировать на терапию, опасаясь, что целью терапевта является устранение изменения (особенно тех, которые связаны с незаконными или насильственными действиями). Более реалистичная и подходящая цель лечения — интегрировать адаптивные реакции на насилие, травмы или другие угрозы в общую структуру личности. Ведутся дебаты по поводу того, является ли экспозиционная терапия (повторное переживание травматических воспоминаний, также известное как абреакция), взаимодействие с альтерами и физический контакт во время терапии уместной, и существуют клинические мнения как за, так и против каждого варианта с небольшим количеством высококачественных доказательств для любого из них. должность.

Брандт и др., Комментируя отсутствие эмпирических исследований эффективности лечения, провели опрос 36 врачей-экспертов по лечению диссоциативных расстройств (ДД), которые рекомендовали трехэтапное лечение. Они согласились с тем, что формирование навыков на первом этапе важно, чтобы пациент мог научиться справляться с высоким риском, потенциально опасным поведением, а также эмоциональной регуляции, межличностной эффективности и другим практическим формам поведения. Кроме того, они рекомендовали «когнитивную терапию на основе травм» для уменьшения когнитивных искажений, связанных с травмой; они также рекомендовали терапевту разобраться с диссоциированными идентичностями на ранних этапах лечения. На средней стадии они рекомендовали методы дифференцированного воздействия, а также соответствующие вмешательства по мере необходимости. Лечение на последнем этапе было более индивидуальным; немногие с DD [ sic ] стали интегрированными в одну личность.

Первая фаза терапии направлена ​​на устранение симптомов и облегчение тревожных аспектов состояния, обеспечение безопасности человека, улучшение способности пациента формировать и поддерживать здоровые отношения и улучшение общего повседневного функционирования. На этом этапе лечения рассматриваются сопутствующие расстройства, такие как расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ и расстройства пищевого поведения . Вторая фаза направлена ​​на поэтапное воздействие травмирующих воспоминаний и предотвращение повторной диссоциации. Заключительная фаза фокусируется на воссоединении идентичностей разрозненных АЛЬТЕРСОВ в единую функциональную идентичность со всеми ее воспоминаниями и опытом.

Было проведено исследование для разработки «основанной на опыте прогностической модели для лечения сложного посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) и диссоциативного расстройства идентичности (DID)». Исследователи составили двухэтапный опрос, и факторный анализ, проведенный на элементах опроса, выявил 51 фактор, общий для сложных посттравматических стрессовых расстройств и DID. На основании своих выводов авторы пришли к следующему выводу: «Модель поддерживает текущую фазо-ориентированную модель лечения, подчеркивая усиление терапевтических отношений и ресурсов пациента на начальной фазе стабилизации. Необходимы дальнейшие исследования для проверки статистической и клинической валидности модели. . »

Менее известным, но многообещающим подходом к лечению ДРИ является Стратегия удовлетворения потребностей в развитии .

Прогноз

Мало что известно о прогнозе нелеченого ДРИ. Это редко, если вообще проходит, без лечения, но симптомы могут исчезать время от времени или усиливаться и исчезать самопроизвольно. Пациенты с преимущественно диссоциативными и посттравматическими симптомами имеют лучший прогноз, чем пациенты с коморбидными расстройствами или те, кто все еще контактирует с жестокими людьми, а последние группы часто сталкиваются с более длительным и более сложным лечением. Также встречаются суицидальные мысли , неудачные попытки самоубийства и членовредительство . Продолжительность лечения может варьироваться в зависимости от целей пациента, которые могут варьироваться от простого улучшения межличностного общения и сотрудничества до снижения межальтерной амнезии и до интеграции всех альтеров, но обычно занимает годы.

Эпидемиология

Общий

В прошлом врачи думали или их учили верить, что ДРИ и диссоциация в целом — это редкое расстройство, которое является результатом ужасных или иным образом травмирующих событий и переживаний. Они также могут рассматривать его как «витиеватое драматическое представление». Beidel et al. заявляют: «Оценки распространенности среди населения широко варьируются, от крайне редких […] до показателей, приближающихся к показателям шизофрении […]. Оценки стационарных пациентов с DID варьируются от 1 до 9,6%». Зарегистрированные показатели в сообществе варьируются от 1% до 3%, причем более высокие показатели среди пациентов психиатрического профиля. Ar et al. заявляют: «Исследования, проведенные в различных странах, привели к единому мнению о распространенности ДРИ: 3-5% среди стационарных психиатрических больных, 2–3% среди амбулаторных пациентов и 1% среди населения в целом. отделение неотложной психиатрической помощи «.

В молодом возрасте ДРИ встречается у женщин в 5–9 раз чаще, чем у мужчин, хотя это может быть связано с предвзятостью отбора, поскольку мужчины, которым может быть поставлен диагноз ДРИ, могут оказаться в системе уголовного правосудия, а не в больницах.

У детей показатели среди женщин и мужчин примерно одинаковы (5: 4). Диагноз DID у детей встречается крайне редко; большая часть исследований ДРИ в детстве проводилась в 1980-х и 1990-х годах и не затрагивает текущие споры вокруг этого диагноза. ДРИ чаще встречается у молодых людей и с возрастом снижается.

Хотя это состояние было описано в неанглоязычных странах и в незападных культурах, все эти сообщения появляются в англоязычных журналах, созданных международными исследователями, которые цитируют западную научную литературу и, следовательно, не изолированы от западных влияний.

Изменение распространенности

Частота диагностированных ДРИ росла, достигнув пика примерно в 40 000 случаев к концу 20 века, по сравнению с менее чем 200 до 1970 года. Первоначально ДРИ вместе с остальными диссоциативными расстройствами считались самыми редкими психологическими состояниями, их число было меньше. чем 100 к 1944 году, и только один случай добавлен в следующие два десятилетия. В конце 1970-х и 80-х годах количество диагнозов резко возросло. По оценкам 1980-х годов заболеваемость составляет 0,01%. Этот рост сопровождался увеличением числа альтеров, которое в большинстве случаев увеличивалось только с первичной и одной измененной личности до в среднем 13 в середине 1980-х гг. (Увеличение как числа случаев, так и числа альтеров в каждом конкретном случае). оба фактора профессионального скептицизма в отношении диагноза). Другие объясняют увеличение как быть в связи с использованием ненадлежащих терапевтических методов в высоко внушаемых лиц, хотя это само по себе спорно в то время как сторонники DID утверждают , что рост заболеваемости связан с увеличением признания и способности распознавать расстройства. Цифры по психиатрическим группам (стационарным и амбулаторным пациентам) сильно различаются по разным странам.

Северная Америка

DSM-5 оценивает распространенность ДРИ на уровне 1,5% на основе «небольшого исследования сообщества». Диссоциативные расстройства были исключены из проекта эпидемиологической зоны обслуживания .

ДРИ является спорным диагнозом и состоянием, и большая часть литературы по ДРИ все еще создается и публикуется в Северной Америке до такой степени, что когда-то это считалось явлением, ограниченным этим континентом, хотя появились исследования, в которых обсуждается появление ДРИ на других континентах. страны и культуры. В эссе 1996 года были предложены три возможные причины внезапного увеличения числа людей с диагнозом ДРИ:

  1. Результат внушений терапевта внушаемым людям, так же как истерика Шарко действовала в соответствии с его ожиданиями.
  2. Неспособность психиатров распознать диссоциацию в прошлом компенсируется новым обучением и знаниями.
  3. Диссоциативные явления на самом деле увеличиваются, но это увеличение представляет собой только новую форму старой и многогранной сущности: «истерию».

Пэрис считает, что первая возможная причина наиболее вероятна. Этцель Кардена и Дэвид Гливс считают, что чрезмерная представленность DID в Северной Америке является результатом повышения осведомленности и обучения в отношении состояния, которое ранее отсутствовало.

История

Ранние ссылки

Первый случай DID считалось, что описывается Парацельса в 1646 году в 19 — м веке, «dédoublement» или двойное сознание , исторический предшественник для DID, часто описывается как состояние лунатизма , с учеными гипотез о том , что пациенты переключение между нормальным сознанием и «сомнамбулическим состоянием».

Интенсивный интерес к спиритизму , парапсихологии и гипнозу продолжался на протяжении 19 и начала 20 веков, параллельно с взглядами Джона Локка , что существует связь идей, требующих сосуществования чувств с осознанием чувств. Гипноз , который был впервые введен в конце 18 века Францем Месмером и Арман-Мари Жаком де Шастене, Маркизом де Пюисегуром , бросил вызов ассоциации идей Локка. Гипнотизеры сообщали, что, по их мнению, были вторыми личностями, возникающими во время гипноза, и задавались вопросом, как могут сосуществовать два разума.

Мемориальная доска на бывшем доме Пьера Мари Феликса Жане (1859–1947), философа и психолога, который первым заявил о связи между событиями в прошлой жизни субъекта и его психическим здоровьем в настоящее время, а также придумал слова «диссоциация» и «подсознание»

В 19 веке было зарегистрировано несколько случаев множественности личностей, которые, по оценке Рибера, были близки к 100. Эпилепсия рассматривалась как фактор в некоторых случаях, и обсуждение этой связи продолжается до сих пор.

К концу 19 века было всеобщее признание того, что эмоционально травмирующие переживания могут вызывать долгосрочные расстройства, которые могут проявляться различными симптомами. Было обнаружено, что эти конверсионные расстройства возникают даже у самых стойких людей, но оказывают сильное влияние на людей с эмоциональной нестабильностью, таких как Луи Виве (1863–?), Который в 17-летнем возрасте пережил травматический опыт, когда столкнулся с гадюкой. Вивет был предметом бесчисленных медицинских статей и стал наиболее изученным случаем диссоциации в 19 веке.

Между 1880 и 1920 годами различные международные медицинские конференции посвящали время сессиям по диссоциации. Именно в этом климате Жан-Мартен Шарко представил свои идеи о влиянии нервных потрясений как причине множества неврологических состояний. Один из учеников Шарко, Пьер Жане , взял эти идеи и развил свои собственные теории диссоциации. Одним из первых лиц, которым был поставлен диагноз множественных личностей, подлежащих научному изучению, была Клара Нортон Фаулер под псевдонимом Кристин Бошан ; Американский невролог Мортон Принс изучал Фаулер между 1898 и 1904 годами, описывая ее тематическое исследование в своей монографии 1906 года « Диссоциация личности» .

20 век

В начале 20 века интерес к диссоциации и множественности личностей ослаб по нескольким причинам. После смерти Шарко в 1893 году многие из его так называемых истерических пациентов были разоблачены как мошенники, а связь Джанет с Шарко опорочила его теории диссоциации. Зигмунд Фрейд отказался от сделанного им ранее акцента на диссоциации и детских травмах.

В 1908 году Ойген Блейлер ввел термин «шизофрения», чтобы представить пересмотренную концепцию болезни раннего слабоумия Эмиля Крепелина . В то время как сущность естественного заболевания Крепелина была привязана к метафоре прогрессирующего ухудшения, умственной слабости и дефекта, Блейлер предложил новую интерпретацию, основанную на диссоциации или «расщеплении» ( Spaltung ), и значительно расширил критерии включения для диагноза. Обзор Index medicus от С 1903 по 1978 год после того, как диагноз шизофрении стал популярным, особенно в Соединенных Штатах, после того, как диагноз шизофрении стал популярным, резко сократилось количество сообщений о множественной личности. Возникновение широкой диагностической категории раннего слабоумия также было связано с исчезновением «истерии». (обычное диагностическое обозначение для случаев множественности личностей) к 1910 г. Ряд факторов помог создать большую атмосферу скептицизма и недоверия; параллельно с возросшим подозрением к ДРИ наблюдалось снижение интереса к диссоциации как лабораторному и клиническому явлению.

Примерно с 1927 года наблюдалось значительное увеличение числа зарегистрированных случаев шизофрении, которое сопровождалось столь же большим уменьшением числа сообщений о множественной личности. С появлением уникального американского переосмысления раннего слабоумия / шизофрении как функционального расстройства или «реакции» на психобиологические стрессоры — теории, впервые выдвинутой Адольфом Мейером в 1906 году — многие состояния, вызванные травмами, связаны с диссоциацией, включая «контузный шок» или «военные неврозы» во время Первой мировой войны были включены в эти диагнозы. В 1980-х годах утверждалось, что пациенты с ДРИ часто ошибочно диагностировались как страдающие шизофренией.

Общественность, однако, столкнулась с психологическими идеями, которые заинтересовали ее. Мэри Шелли «s Frankenstein , Роберт Луис Стивенсон » s Странная история доктора Джекила и мистера Хайда , и много коротких рассказов по Эдгар Аллан По , у него было огромное влияние.

Три лица Евы

В 1957 году, после публикации бестселлера «Три лица Евы » психиатров Корбетта Х. Тигпена и Херви М. Клекли , основанного на исследовании их пациента Криса Костнера Сайзмора , и последующего популярного одноименного фильма , Возродился интерес американской общественности к множественной личности. В последующие годы было диагностировано больше случаев диссоциативного расстройства личности. Причина внезапного увеличения числа случаев неизвестна, но ее можно отнести к возросшей осведомленности, которая выявила ранее недиагностированные случаи или новые случаи могли быть вызваны влиянием средств массовой информации на поведение людей и суждения терапевтов. В 1970-е годы первоначально небольшое количество клиницистов проводили кампанию за то, чтобы этот диагноз считался законным.

История в DSM

В DSM-II использовался термин «истерический невроз диссоциативного типа». Он описал возможное возникновение изменений в состоянии сознания или личности пациента и включал симптомы «амнезии, сомнамбулизма, фуги и множественной личности». В DSM-III диагноз сгруппирован с четырьмя другими основными диссоциативными расстройствами, используя термин «расстройство множественной личности». DSM-IV сделал несколько изменений в DID , чем любое другое диссоциативного расстройство, и переименовал его DID. Название было изменено по двум причинам. Во-первых, изменение подчеркивает, что главная проблема заключается не в множестве личностей, а в отсутствии единой, объединенной идентичности и акценте на «идентичностях как центрах обработки информации». Во-вторых, термин «личность» используется для обозначения «характерных паттернов мыслей, чувств, настроений и поведения всего человека», в то время как для пациента с ДРИ переключением между идентичностями и паттернами поведения является личность. Именно по этой причине в DSM-IV-TR упоминаются «различные идентичности или состояния личности», а не личности. Диагностические критерии также изменились, чтобы указать, что, хотя пациент может называть и персонализировать изменения, они не имеют независимого, объективного существования. Изменения также включали добавление амнезии в качестве симптома, который не был включен в DSM-III-R, потому что, несмотря на то, что он является основным симптомом состояния, пациенты могут испытывать «амнезию по причине амнезии» и не сообщать об этом. Амнезию заменили, когда стало ясно, что риск ложноотрицательных диагнозов был низким, поскольку амнезия была центральным элементом ДРИ.

В МКБ-10 мест , диагноз в категории «диссоциативные расстройства», в подкатегории «другие диссоциативные (конверсия) расстройств», но продолжает перечислять состояние как раздвоение личности.

Критерии DSM-IV-TR для DID подвергались критике за то, что не смогли уловить клиническую сложность DID, бесполезно диагностировать людей с DID (например, сосредоточив внимание на двух наименее частых и наиболее незаметных симптомах DID), что привело к высокой частота ложноотрицательных результатов и чрезмерное количество диагнозов DDNOS для исключения одержимости (рассматриваемой как кросс-культурная форма DID) и для включения только двух «основных» симптомов DID (амнезия и самоизменение) при отказе обсуждать галлюцинации , подобные трансу состояния, соматоформа , симптомы деперсонализации и дереализации . Высказывались аргументы в пользу возможности диагностики по наличию некоторых, но не всех характеристик DID, а не по нынешнему исключительному вниманию к двум наименее распространенным и заметным характеристикам. Критерии DSM-IV-TR также подвергались критике за тавтологию , использование неточных и неопределенных формулировок и за использование инструментов, которые дают ложное ощущение достоверности и эмпирической достоверности диагноза.

DSM-5 обновило определение из DID в 2013 году, подводя итоги изменения , как:

В DSM-5 внесено несколько изменений в критерии диссоциативного расстройства личности. Во-первых, критерий А был расширен, чтобы включить в него определенные феномены одержимости и функциональные неврологические симптомы, чтобы учесть более разнообразные проявления расстройства. Во-вторых, критерий А теперь конкретно указывает, что переходы в идентичности могут наблюдаться другими или сообщаться самими. В-третьих, согласно критерию B, люди с диссоциативным расстройством идентичности могут иметь повторяющиеся пробелы в воспоминаниях о повседневных событиях, а не только о травматических переживаниях. Другие модификации текста проясняют природу и ход нарушений личности.

Между 1968 и 1980 годами для обозначения диссоциативного расстройства идентичности использовался термин «истерический невроз диссоциативного типа». APA написало во втором издании DSM: «При диссоциативном типе изменения могут происходить в состоянии сознания пациента или в его личности, вызывая такие симптомы, как амнезия, сомнамбулизм, фуга и множественная личность». Число случаев резко возросло в конце 1970-х и на протяжении 80-х годов, а первые научные монографии по этой теме появились в 1986 году.

Сибил

В 1974 году была опубликована очень влиятельная книга « Сибил », из которой позже был снят мини-сериал в 1976 и 2007 годах . Описывая то , что Роберт Rieber называют «третьей самым известным из нескольких случаев личности» , он представил подробное обсуждение проблем лечения «Сибла Изабель Дорсетты» в псевдониме для Ширли Ardell Мейсона . Хотя книга и последующие фильмы помогли популяризировать диагноз и спровоцировать эпидемию диагноза, более поздний анализ этого случая предложил разные интерпретации, начиная от проблем Мейсон, которые были вызваны терапевтическими методами, использованными ее психиатром Корнелией Б. Уилбур или другим специалистом. непреднамеренная мистификация отчасти из-за выгодных прав на публикацию, хотя сам этот вывод был поставлен под сомнение. Доктор Дэвид Шпигель, психиатр из Стэнфорда, отец которого время от времени лечил Ширли Арделл Мейсон, говорит, что его отец описал Мэйсона как «блестящую истеричку. Он чувствовал, что доктор Уилбур склонен давить на нее, чтобы она преувеличивала уже имеющуюся диссоциацию». По мере того, как внимание СМИ к DID увеличивалось, росли и споры вокруг диагноза.

Реклассификация

С публикацией DSM-III, в которой были опущены термины «истерия» и «невроз» (и, следовательно, бывшие категории диссоциативных расстройств), диссоциативные диагнозы стали «сиротами» со своими собственными категориями с диссоциативным расстройством идентичности, появившимся как «множественная личность». беспорядок «. По мнению психиатра Университета Макгилла Джоэла Пэрис, это непреднамеренно узаконило их, заставив учебники, имитирующие структуру DSM, включить в них отдельную главу, что привело к увеличению числа диагнозов диссоциативных состояний. Когда-то редко возникающее спонтанное явление (исследования в 1944 году показали только 76 случаев), стало «артефактом плохой (или наивной) психотерапии», поскольку пациенты, способные к диссоциации, были случайно побуждены выражать свои симптомы «чрезмерно увлеченными» терапевтами.

В главе книги 1986 года (позже переизданной в другом томе) философ науки Ян Хакинг сосредоточился на расстройстве множественной личности как на примере «выдумывания людей» посредством неблагоприятного воздействия на людей «динамического номинализма» в медицине и психиатрии. Предполагается, что с изобретением новых терминов будут созданы совершенно новые категории «естественных типов» людей, и те, кому поставлен диагноз, отвечают, воссоздавая свою идентичность в свете новых культурных, медицинских, научных, политических и моральных ожиданий. Хакинг утверждал, что процесс «придумывания людей» исторически обусловлен, поэтому неудивительно, что с течением времени такие категории возникают, падают и воскресают. Хакинг пересмотрел свою концепцию «выдумывания людей» в статье, опубликованной в London Review of Books 17 августа 2006 года.

«Межличностная амнезия» была удалена как диагностический признак из DSM III в 1987 году, что, возможно, способствовало увеличению частоты постановки диагноза. По состоянию на 1980 г. было зарегистрировано 200 случаев ДРИ, а с 1980 по 1990 г. — 20 000. Джоан Акоселла сообщает, что с 1985 по 1995 г. было диагностировано 40 000 случаев. Пик научных публикаций по ДРИ пришелся на середину 1990-х годов, а затем резко сократился.

Было несколько факторов, способствовавших быстрому уменьшению количества сообщений о расстройстве множественной личности / диссоциативном расстройстве личности. Одним из них было прекращение в декабре 1997 года журнала « Диссоциация: прогресс в диссоциативных расстройствах», журнала Международного общества по изучению множественной личности и диссоциации. Общество и его журнал воспринимались как некритические источники легитимности экстраординарных заявлений о существовании сатанинских культов, передаваемых из поколения в поколение, ответственных за «скрытый холокост» сатанинских ритуальных злоупотреблений , связанный с ростом сообщений MPD. Стремясь дистанцироваться от растущего скептицизма в отношении клинической значимости MPD, в 1993 году организация отказалась от «множественной личности» из своего официального названия, а затем в 1997 году снова изменила свое название на Международное общество по изучению травм и диссоциации. .

В 1994 г. четвертое издание DSM снова заменило критерии и изменило название состояния с «множественное расстройство личности» на нынешнее «диссоциативное расстройство идентичности», чтобы подчеркнуть важность изменений в сознании и идентичности, а не в личности. Включение межличностной амнезии помогло отличить DID от диссоциативного расстройства, не оговоренного иным образом (DDNOS), но это состояние сохраняет врожденную субъективность из-за сложности определения таких терминов, как личность, идентичность, эго-состояние и даже амнезия . В МКБ-10 ДРИ классифицируется как «диссоциативное [конверсионное] расстройство» и используется название «расстройство множественной личности» с классификационным номером F44.81. В МКБ-11 , то Всемирная организация здравоохранения отнесла DID под названием «расстройство диссоциативной личности» (кодируется как 6B64), и в большинстве случаев ранее диагностирован как DDNOS классифицируются как «частичное расстройство диссоциативной идентичности» (кодируется как 6B65).

21-го века

В исследовании 2006 года проводилось сравнение научных исследований и публикаций по ДРИ и диссоциативной амнезии с другими психическими заболеваниями, такими как нервная анорексия , расстройство , связанное с употреблением алкоголя , и шизофрения, с 1984 по 2003 год. Результаты оказались необычно распределенными с очень низким уровнем публикаций в 1980-х годах, за которым последовал значительный рост, достигший пика в середине 1990-х годов, а затем стремительный спад в последующее десятилетие. По сравнению с 25 другими диагнозами «пузырь» публикаций, касающихся DID, середины 1990-х годов был уникальным. По мнению авторов обзора, результаты публикации свидетельствуют о периоде ослабления «моды» и о том, что два диагноза «не получили широкого научного признания».

Общество и культура

Общий

Длительное увлечение общественности DID привело к появлению ряда различных книг и фильмов, многие из которых описываются как усиливающаяся стигма, увековечивая миф о том, что люди с психическими заболеваниями обычно опасны. Фильмы о DID также подвергались критике за плохое представление как DID, так и его лечения, в том числе за «чрезмерное преувеличение» роли гипноза в терапии, показывая значительно меньшее количество личностей, чем у многих людей с DID, и неверно представляя людей с DID как имеющих яркие и очевидные личности. Некоторые фильмы являются пародиями и высмеивают ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, например « Я, я и Ирэн» , в котором также неверно говорится, что ДЕЙСТВИЕ является шизофренией . В некоторых историях DID используется как сюжетное устройство, например, в « Бойцовском клубе» , и в детективных историях, таких как « Секретное окно» .

В Total Drama: Revenge of the Island даже был персонаж по имени Майк, который пострадал.

Сообщается, что Соединенные Штаты Тары стали первым американским телесериалом, в центре внимания которого находится диссоциативное расстройство идентичности, и Международное общество изучения травм и диссоциации опубликовало профессиональные комментарии к каждому эпизоду . Совсем недавно в отмеченном наградами корейском сериале Kill Me, Heal Me ( кор .  Korean, 힐미 ; RR :  Kilmi, Hilmi ) был показан богатый молодой человек с семью личностями, один из которых влюбляется в красивую резидентку психиатрии, которая пытается Помоги ему.

Считается, что большинство людей с ДРИ преуменьшают или минимизируют свои симптомы, а не ищут славы, часто из-за страха перед последствиями стигмы или стыда. Терапевты могут отговаривать их от работы со СМИ из-за опасений, что они могут почувствовать себя эксплуатируемыми или травмированными, например, в результате демонстрации переключения между состояниями личности для развлечения.

Тем не менее, ряд людей с ДРИ публично рассказали о своем опыте, в том числе комик и ведущая ток-шоу Розанна Барр, которая взяла интервью у Трудди Чейз , автора книги «Когда кролик воет»; Крис Костнер Сайзмор , герой «Трех лиц Евы» , Кэмерон Уэст, автор книги « Множественное число от первого лица: Моя жизнь как множественная» , и игрок НФЛ Гершель Уокер , автор книги « Вырваться на свободу: моя жизнь с диссоциативным расстройством идентичности» .

В «Трех лицах Евы» (1957) гипноз используется для выявления детской травмы, которая затем позволяет ей слиться из трех идентичностей в одну. Однако собственные книги Сайзмора « Я Ева» и «Собственный разум» показали, что это длилось недолго; Позже она пыталась покончить жизнь самоубийством, искала дальнейшего лечения и на самом деле имела двадцать две личности, а не три. Сайзмор снова начал терапию и к 1974 году добился стойкого выздоровления. «Голоса внутри: Жизни Трудди Чейз» изображают многие из девяноста двух личностей, описанных Чейз в ее книге «Когда кролик воет», и необычно отрываются от типичного финала интеграции в одну. Фрэнки и Элис (2010), в главной роли Холли Берри ; и телевизионный мини-сериал «Сибил» также были основаны на реальных людях с DID. В популярной культуре диссоциативное расстройство идентичности часто путают с шизофренией , а некоторые фильмы, рекламируемые как представляющие диссоциативное расстройство идентичности, могут быть более репрезентативными для психоза или шизофрении , например « Психо» (1960).

В своей книге «Врачи ЦРУ: нарушения прав человека американскими психиатрами» психиатр Колин А. Росс утверждает, что на основании документов, полученных в рамках законодательства о свободе информации , психиатр, связанный с проектом MKULTRA, сообщил о том, что он мог преднамеренно вызывать диссоциативное расстройство личности, используя различные методы. отвратительные или оскорбительные методы, создающие маньчжурского кандидата в военных целях.

Проблемы с законом

Люди с диссоциативным расстройством идентичности могут быть вовлечены в судебные дела в качестве свидетелей, обвиняемых или потерпевших / потерпевших. Ранее было обнаружено, что в Соединенных Штатах диссоциативное расстройство идентичности удовлетворяет критерию Фрая как общепризнанное заболевание и новому стандарту Дауберта . В юридических кругах DID был описан как один из наиболее спорных психиатрических диагнозов, и необходимы судебно-медицинские экспертизы . Для обвиняемых, защита которых заявляет, что у них диагностирован ДРИ, суды должны различать тех, кто действительно имеет ДРИ, и тех, кто симулирует, чтобы избежать ответственности, как показано в художественной книге и фильме « Первобытный страх» . Свидетели-эксперты обычно используются для оценки обвиняемых в таких случаях, хотя некоторые из стандартных оценок, такие как MMPI-2, не были разработаны для людей с травмой в анамнезе, и шкалы достоверности могут неправильно предполагать симуляцию. Опросник многоуровневой диссоциации (Briere, 2002) хорошо подходит для оценки симулирующих и диссоциативных расстройств, в отличие от шкалы диссоциативных переживаний, составленной по самооценке. В DID свидетельства об измененных состояниях сознания, действиях по изменению личности и эпизодах амнезии могут быть исключены из суда, если они не считаются важными, хотя в разных странах и регионах действуют разные законы. Диагноз DID может использоваться для оправдания своей невиновности по причине невменяемости , но это очень редко удается или из-за ограниченной дееспособности, что может сократить срок наказания. DID также может повлиять на способность предстать перед судом. Заявление о признании себя виновным в невменяемости впервые было успешно использовано в американском суде в 1978 году в деле « Штат Огайо против Миллигана» . Однако диагноз DID не считается автоматически оправданием для вердикта о невменяемости, и после Миллигана несколько дел с заявлениями о невменяемости в значительной степени не увенчались успехом.

DID может присутствовать при свидетелях или жертвах преступления. В Австралии в 2019 году женщина с ДРИ свидетельствовала против своего жестокого отца, причем несколько состояний ее личности отдельно свидетельствовали о том, что он жестоко обращался с ней в детстве, что он признал.

Движение за права

В контексте нейроразнообразия переживание диссоциативной идентичности было названо множественностью и привело к пропаганде, такой как признание положительного множественности и использование множественных местоимений, таких как «мы» и «наш». Лиз Фонг-Джонс заявляет, что люди с этим заболеванием могут опасаться «разоблачения» своего DID или множественности, поскольку это может поставить их в уязвимое положение.

В частности, защитники оспаривают необходимость интеграции. Тимоти Бейнс предполагает, что принуждение людей к интеграции аморально, утверждая, что альтеры имеют полный моральный статус, как и их хозяин. И что это может повлечь (недобровольное) устранение сущности с полным моральным статусом.

5 марта ежегодно проводится хорошо зарекомендовавший себя День осведомленности о DID (или диссоциативной идентичности), при этом используется разноцветная информационная лента, основанная на идее «сумасшедшего лоскутного одеяла».

Рекомендации

Внешние ссылки

Детская травма — Childhood trauma

Детскую травму часто описывают как серьезный неблагоприятный детский опыт (ПДД). Дети могут пережить целый ряд переживаний, которые классифицируются как психологическая травма , включая пренебрежение , оставление , сексуальное и физическое насилие , наблюдение за жестоким обращением со стороны брата, сестры или родителя или наличие психически больного родителя. Эти события имеют глубокие психологические , физиологические и социологические последствия и могут иметь длительные негативные последствия для здоровья и благополучия. Исследование неблагоприятных детских переживаний, проведенное Kaiser Permanente и Центрами по контролю и профилактике заболеваний в 1998 г., показало, что травматические переживания в детстве являются первопричиной многих социальных, эмоциональных и когнитивных нарушений, которые приводят к повышенному риску нездорового саморазрушающего поведения и риску насилия. или повторная виктимизация, хронические заболевания, низкий жизненный потенциал и преждевременная смертность. По мере увеличения количества неблагоприятных переживаний возрастает и риск возникновения проблем с детства до взрослого возраста. Это подтвердили почти 30-летние исследования после первоначального исследования. Многие штаты, медицинские работники и другие группы в настоящее время регулярно проверяют родителей и детей на АПФ.

Последствия для здоровья

Длительные последствия неблагоприятных детских переживаний

Травматические переживания в детстве вызывают стресс, который увеличивает аллостатическую нагрузку человека и, таким образом, влияет на иммунную систему , нервную систему и эндокринную систему . Детские травмы часто связаны с неблагоприятными последствиями для здоровья, включая депрессию , гипертонию , аутоиммунные заболевания , рак легких и преждевременную смертность. Влияние детской травмы на развитие мозга включает негативное влияние на эмоциональную регуляцию и нарушение развития социальных навыков . Исследования показали, что дети, выросшие в травмирующей или опасной семейной среде, имеют тенденцию к чрезмерной интернализации (например, социальная изоляция, тревога) или экстернализации (например, агрессивное поведение) и суицидальному поведению. Недавние исследования показали, что физическое и сексуальное насилие связано с расстройствами настроения и тревожными расстройствами во взрослом возрасте, в то время как расстройства личности и шизофрения связаны с эмоциональным насилием во взрослом возрасте.

Психологическое воздействие

Детская травма может увеличить риск психических расстройств, включая посттравматическое стрессовое расстройство ( ПТСР ), проблемы с привязанностью , депрессию и злоупотребление психоактивными веществами. Чувствительные и критические стадии развития ребенка могут привести к изменению неврологического функционирования, адаптирующемуся к злонамеренному окружению, но трудному для более благоприятного окружения.

В исследовании, проведенном Стефанией Тоннин и Марией Калем, сравнивающих здоровых людей (HC) и людей с клинически высоким риском развития психоза (CHR), 65,6% пациентов CHR и 23,1% HC испытали некоторый уровень детских травм. Вывод исследования показывает, что существует корреляция между последствиями детской травмы и высоким риском психоза.

Эпигенетика

Детская травма может оставлять эпигенетические метки на генах ребенка, которые химически модифицируют экспрессию генов, подавляя или активируя гены. Это может изменить фундаментальные биологические процессы и отрицательно сказаться на состоянии здоровья на протяжении всей жизни. Исследование 2013 года показало, что у людей, переживших детскую травму, невропатология была иной, чем у людей с посттравматическим стрессовым расстройством, возникшим в результате травмы, перенесенной после детства. Другое недавнее исследование на макаках-резус показало, что изменения метилирования ДНК, связанные с невзгодами раннего возраста, сохраняются и во взрослой жизни.

Теоретическая связь между воздействием экстремального стресса и развитием посттравматического стрессового расстройства послужила обоснованием для ранних гипотез о том, что связанные с посттравматическим стрессовым расстройством биологические изменения будут аналогичны тем, которые наблюдаются в острой форме у животных, подвергшихся воздействию стрессоров. Серьезность симптомов посттравматического стрессового расстройства может увеличиваться и уменьшаться в течение нескольких десятилетий. Биологические изменения, отражающие скорее риск, чем патофизиологию, могут не объяснять это явление. С другой стороны, даже предполагаемые факторы риска, такие как чувствительность к глюкокортикоидам и объем гиппокампа, показывают изменения в ответ на такие факторы, как воздействие окружающей среды, продолжительность заболевания, сопутствующие заболевания и старение. Таким образом, важно понимать, влияют ли факторы риска на другие параметры, связанные с посттравматическим стрессовым расстройством (Yehuda, and LeDooux, 2007).

В этом смысле родительская травма связана с повышенным риском посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), а также расстройств настроения и тревожных расстройств у потомства, поскольку биологические изменения, связанные с посттравматическим стрессовым расстройством и / или другими связанными со стрессом расстройствами, также наблюдались у детей, переживших травму. которые сами не сообщают о травмах или психических расстройствах. Модели на животных продемонстрировали, что стрессовое воздействие может привести к эпигенетическим изменениям в следующем поколении, и была выдвинута гипотеза, что такие механизмы лежат в основе уязвимости к симптомам у потомков, переживших травму. Было продемонстрировано, что стойкие поведенческие реакции на стресс и эпигенетические изменения у взрослых потомков опосредованы изменениями гамет в утробе матери, изменениями в раннем послеродовом уходе и / или другим опытом ранней жизни, на которые влияет воздействие родителей (Иегуда, Даскалакис, Бирер , Bader, Klengel, Holsboer, and Binder, 2015).

Выжившие после военных травм или жестокого обращения в детстве подвергаются повышенному риску расстройств травматического спектра, таких как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Кроме того, травматический стресс был связан с изменениями в нейроэндокринной и иммунной системах, повышая риск физических заболеваний. Травматический опыт может даже повлиять на психологические, а также на биологические параметры в следующем поколении, т.е. травматический стресс может иметь трансгендерные эффекты. В частности, эпигенетические изменения в генах, регулирующих ось гипоталамус-гипофиз-надпочечники, а также иммунную систему, наблюдались у выживших после травм в детстве и у взрослых.

Эти изменения могут привести к стойким изменениям реакции на стресс, а также к риску для физического здоровья. Кроме того, последствия родительской травмы могут быть переданы следующему поколению через родительский дистресс и пре- и постнатальную среду, а также посредством эпигенетических меток, передаваемых через зародышевую линию. Хотя эпигенетические исследования имеют большой потенциал для улучшения нашего понимания последствий травм, полученные результаты следует интерпретировать с осторожностью, поскольку эпигенетика представляет собой лишь часть сложной головоломки, состоящей из взаимодействующих биологических факторов и факторов окружающей среды.

Как было сказано, метилирование цитозином генов, связанных с глюкокортикоидами, представляет собой эпигенетическую модификацию, которая, как считается, лежит в основе онтогенетического программирования функции оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA). Важность эпигенетических исследований является многообещающей в качестве диагностических или прогностических маркеров, но неизвестно, связаны ли эти измерения с клиническим состоянием или предсказывают его.

Последующие исследования на людях показали, что невзгоды в детстве связаны с более высоким метилированием промотора экзона 1F GR (человеческий ортолог последовательности промотора экзона 17 крысы), снижением экспрессии GR в гиппокампе и усилением реакции оси HPA на стресс. Изучение биологических показателей в связи с изменением симптомов посттравматического стрессового расстройства после эффективного психотерапевтического исследования было разработано таким образом, чтобы получить выборку с различной степенью улучшения симптомов, при этом некоторые из них демонстрируют значительное уменьшение тяжести симптомов, а другие — минимальное или умеренное изменение. Дополнительным преимуществом этого подхода является возможность изменять симптомы без введения экзогенных лекарств, которые могут иметь прямое воздействие на представляющие интерес биологические показатели. (Иегуда, Даскалакис, Дезарно, Макоткин, Лернер, Кох, Флори, Буксбаум, Мини и Биерер, 2013 г .; Яхьяви, Заргами, Марва, 2014 г.).

Эпидемиологические исследования прояснили факторы риска, которые увеличивают вероятность посттравматического стрессового расстройства после воздействия потенциально травмирующего события. ПТСР — это взаимодействие между субъектом, травматогенным фактором и социальным контекстом. В каждом эпидемиологическом, психопатологическом и, в частности, нейрогенетическом исследовании мы будем расширять влияние этих взаимодействий на терапевтическое лечение психотравмированных лиц (Uuxéméry, 2012).

Социально-экономические издержки

Социальные и экономические издержки жестокого обращения с детьми и безнадзорности трудно подсчитать. Некоторые расходы очевидны и напрямую связаны с плохим обращением, например, расходы на больницу для лечения травм, полученных в результате физического насилия, и расходы на уход в приемные семьи, вызванные удалением детей, когда они не могут оставаться в безопасности со своими семьями. Другие издержки, менее напрямую связанные со случаями жестокого обращения, включают более низкую успеваемость, преступность среди взрослых и проблемы с психическим здоровьем на протяжении всей жизни. Как прямые, так и косвенные затраты влияют на общество и экономику.

Трансгенерационные эффекты

Люди могут передавать свои эпигенетические метки, включая демиелинизированные нейроны, своим детям. Последствия травмы могут передаваться от одного поколения выживших после детской травмы к последующим поколениям потомства. Это известно как трансгендерная травма или межпоколенная травма, и может проявляться как в родительском поведении, так и эпигенетически. Воздействие детских травм, наряду со стрессом окружающей среды, также может вызывать изменения в генах и их экспрессии. Растущее количество литературы предполагает, что детский опыт травм и жестокого обращения в близких отношениях не только ставит под угрозу их благополучие в детстве, но также может иметь долгосрочные последствия, которые распространяются и во взрослой жизни. Эти долгосрочные последствия могут включать в себя проблемы с регуляцией эмоций, которые затем могут передаваться последующим поколениям через взаимодействие между детьми и родителями и усвоенное поведение. (см. также поведенческую эпигенетику , эпигенетику , историческую травму и цикл насилия )

Устойчивость

Жестокое обращение в детстве значительно предсказывает множество негативных результатов во взрослом возрасте. Однако не у всех детей, подвергшихся воздействию потенциально травмирующего события, впоследствии возникают проблемы с психическим или физическим здоровьем. Следовательно, существуют факторы, которые уменьшают воздействие потенциально травмирующих событий и защищают человека от развития проблем с психическим здоровьем после воздействия потенциально травмирующего события. Это так называемые факторы отказоустойчивости.

Исследования в отношении детей, которые продемонстрировали адаптивное развитие, столкнувшись с невзгодами, начались в 1970-х годах и продолжаются по сей день. Устойчивость определяется как «процесс, способность или результат успешной адаптации, несмотря на сложные или угрожающие обстоятельства». Концепция устойчивости основана на исследованиях, которые показали, что переживание положительных эмоций оказывает восстанавливающее и профилактическое воздействие на переживание отрицательных эмоций в более широком смысле. в отношении физического и психологического благополучия в целом и, в частности, реакции на травму. Это направление исследований способствовало разработке мероприятий, направленных на повышение устойчивости, а не на устранение недостатков у человека, пережившего травмирующее событие. Устойчивость было обнаружено, что он снижает риск самоубийства, депрессии, беспокойства и других проблем с психическим здоровьем, связанных с воздействием травм в детстве.

Когда человек с высокой устойчивостью переживает потенциально травмирующее событие, его относительный уровень функционирования не отличается значительно от уровня функционирования, который он проявлял до воздействия потенциально травмирующего события. Более того, тот же человек может быстрее и успешнее оправиться от потенциально травмирующего опыта, чем человек, который можно назвать менее устойчивым. У детей уровень функционирования реализуется, когда ребенок продолжает вести себя так, как считается с точки зрения развития ребенка этого возраста. Уровень функционирования также измеряется наличием психических расстройств, таких как депрессия, тревога, посттравматическое стрессовое расстройство и т. Д.

Факторы, влияющие на устойчивость

Факторы, влияющие на устойчивость, включают культурные факторы, такие как социально-экономический статус, так что наличие большего количества ресурсов обычно означает большую устойчивость к травме. Кроме того, серьезность и продолжительность потенциально травмирующего опыта влияют на вероятность получения негативных результатов в результате детской травмы. Одним из факторов, не влияющих на устойчивость, является пол: как мужчины, так и женщины одинаково чувствительны к факторам риска и защитным факторам. Когнитивные способности также не являются показателем устойчивости.

Было показано, что привязанность является одним из наиболее важных факторов, которые следует учитывать при оценке относительной устойчивости человека. Дети с надежной привязанностью к взрослому, у которых есть эффективные стратегии выживания, чаще всего переносили неблагоприятный детский опыт (НОП) адаптивным образом. Надежные привязанности на протяжении всей жизни (в том числе в подростковом и взрослом возрасте), по-видимому, одинаково важны для воспитания и поддержания устойчивости. Надежная привязанность к сверстникам в подростковом возрасте является особенно сильным показателем устойчивости. В контексте жестокого обращения считается, что эти надежные привязанности уменьшают степень, в которой дети, подвергшиеся насилию, воспринимают других как ненадежных. Другими словами, в то время как некоторые дети, подвергшиеся насилию, могут начать считать других людей небезопасными и не заслуживающими доверия, дети, способные развивать и поддерживать здоровые отношения, с меньшей вероятностью будут придерживаться этих взглядов. Дети, которые переживают травму, но также испытывают здоровую привязанность к нескольким группам людей (в основном, взрослым, сверстникам, романтическим партнерам и т. Д.) В детстве, подростковом и взрослом возрасте, особенно устойчивы.

Личность также влияет на развитие (или отсутствие развития) психопатологии взрослых в результате жестокого обращения с детьми. Люди с низким уровнем невротизма демонстрируют меньше негативных последствий, таких как психопатология, преступная деятельность и плохое физическое здоровье, после воздействия потенциально травмирующего события. Кроме того, было обнаружено, что люди с более высокими показателями открытости опыту, сознательности и экстраверсии более устойчивы к последствиям детской травмы.

Повышение устойчивости

Одно из наиболее распространенных заблуждений об устойчивости заключается в том, что люди, демонстрирующие устойчивость, в некотором роде особенные или необычные. Успешная адаптация или устойчивость — довольно распространенное явление среди детей. Отчасти это связано с естественным адаптивным характером детского развития. Следовательно, устойчивость повышается за счет защиты от факторов, которые могут подорвать врожденную устойчивость ребенка. Исследования показывают, что устойчивость можно повысить, предоставив детям, пережившим травму, среду, в которой они чувствуют себя в безопасности и могут надежно прикрепиться к здоровому взрослому. Следовательно, вмешательства, которые способствуют прочным связям между родителями и детьми, особенно эффективны для защиты от потенциальных негативных последствий травмы.

Более того, исследователи устойчивости утверждают, что успешная адаптация — это не просто конечный результат, а скорее процесс развития, который продолжается на протяжении всей жизни человека. Таким образом, успешное продвижение устойчивости также должно происходить на протяжении всей жизни человека.

Прогноз

Травма влияет на всех детей по-разному (см. Стресс в раннем детстве ). У некоторых детей, переживших травму, возникают серьезные и длительные проблемы, в то время как у других могут быть минимальные симптомы, и они быстрее выздоравливают. Исследования показали, что, несмотря на широкие последствия травмы, дети могут выздоравливать и выздоравливают, и что уход и вмешательства с учетом травм дают лучшие результаты, чем «обычное лечение». Медицинская помощь с учетом травм определяется как предложение услуг или поддержки, направленных на удовлетворение особых потребностей людей, переживших травму.

Виды травм

Издевательства

Запугивание — это любое неспровоцированное действие с намерением причинить физический или психологический вред тому, кто, как считается, обладает меньшей властью, как в физическом, так и в социальном плане. Издевательства — это форма домогательств, которая часто повторяется и носит привычный характер и может происходить лично или в Интернете.

Издевательства в детстве могут причинить вред, страдания и образовательный вред, что может повлиять на более позднюю стадию подросткового возраста. Участие в издевательствах в качестве жертвы, хулигана, хулигана / жертвы или свидетеля может угрожать благополучию детей. Издевательства могут быть фактором риска развития расстройства пищевого поведения, могут повлиять на функционирование оси HPA и могут повлиять на функционирование во взрослом возрасте. Это увеличивает риск физических проблем, таких как воспаление, диабет и риск сердечных сокращений, а также проблем с психическим здоровьем, таких как тревога, депрессия, агорафобия, паническое расстройство, злоупотребление психоактивными веществами и посттравматическое стрессовое расстройство.

В отличие от травли, которая носит прямой характер, травма от насилия в обществе не всегда напрямую сохраняется на ребенке, а является результатом того, что он подвергается насильственным действиям и поведению в обществе, таким как насилие со стороны банд, школьные перестрелки, беспорядки или жестокость со стороны полиции. Прямое или косвенное воздействие насилия в обществе связано со многими негативными последствиями для психического здоровья детей и подростков, включая интернализующие симптомы, связанные с травмами, академические проблемы, злоупотребление психоактивными веществами и суицидальные мысли.

Свидетельства также указывают на то, что насилие порождает еще большее насилие; дети, ставшие свидетелями насилия в сообществе, постоянно демонстрируют более высокий уровень агрессии в периоды развития, включая раннее и среднее детство, а также подростковый возраст.

Комплексная травма

Сложная травма возникает в результате многократных и повторяющихся эпизодов виктимизации или других травмирующих событий. Лица, подвергшиеся множественным формам травм, часто сталкиваются с широким спектром трудностей по сравнению с теми, кто пережил только одно из нескольких травм. Например, когнитивные осложнения (диссоциация), аффективные, соматические, поведенческие, реляционные проблемы и проблемы самоатрибуции наблюдались у людей, переживших сложную травму.

Катастрофы

Помимо опыта стихийных бедствий и техногенных катастроф, травмы, связанные со стихийными бедствиями, включают потерю близких, сбои, вызванные бездомностью и лишениями в результате стихийных бедствий, а также разрушение общественных структур.

Столкновение со стихийным бедствием — это очень стрессовый опыт, который может привести к широкому спектру неадаптивных последствий, особенно у детей. Подверженность стихийным бедствиям представляет собой фактор риска плохого психологического здоровья детей и подростков. Психологические симптомы имеют тенденцию уменьшаться со временем после воздействия, это не быстрый процесс.

Насилие со стороны интимного партнера

Подобно насилию в сообществе, травма, связанная с предполагаемым насилием со стороны партнера, не обязательно напрямую сохраняется на ребенке, но может быть результатом воздействия насилия в семье, часто насилия, которое сохраняется в отношении одного или нескольких лиц, осуществляющих уход, или членов семьи. Часто это сопровождается прямым физическим и эмоциональным насилием над ребенком. Наблюдение за насилием и угрозами в отношении воспитателя в первые годы жизни связано с серьезным воздействием на здоровье и развитие ребенка.

Последствия для детей включают психологический стресс, поведенческие расстройства, нарушения саморегуляции, трудности с социальным взаимодействием и дезорганизованную привязанность. Последствия насилия со стороны интимного партнера могут быть более серьезными для детей младшего возраста. Дети младшего возраста полностью зависят от своих опекунов, чем дети старшего возраста, не только в плане физического, но и эмоционального ухода. Это необходимо для нормального неврологического, психологического и социального развития. Эта зависимость может способствовать их уязвимости стать свидетелями насилия в отношении тех, кто за ними ухаживает.

Медицинская травма

Медицинская травма, иногда называемая «педиатрическим медицинским травматическим стрессом», относится к набору психологических и физиологических реакций детей и их семей на боль, травму, серьезное заболевание, медицинские процедуры и инвазивные или пугающие способы лечения. Медицинская травма может возникнуть в результате одного или нескольких медицинских событий. У детей все еще развиваются когнитивные навыки, и поэтому они иначе обрабатывают информацию. Они могли ассоциировать боль с наказанием и полагать, что сделали что-то не так, что привело к боли или что они каким-то образом причинили себе травму.

Дети могут испытывать нарушения привязанности к опекунам из-за травматического медицинского опыта. Это действительно зависит от возраста ребенка и его понимания своих медицинских проблем. Например, маленький ребенок может чувствовать себя преданным со стороны родителей, если ему приходилось участвовать в действиях, которые вызывали и усугубляли боль ребенка, например, давали лекарства или обращались к врачу. В то же время отношения между родителями и детьми натянуты из-за того, что родители чувствуют себя бессильными, виноватыми или неполноценными.

Физическое насилие

Физическое насилие над детьми — это физическая травма или физическая травма, вызванная ударами, ударами, ударами или иным причинением вреда ребенку. Это злоупотребление считается неслучайным. Травмы могут варьироваться от легких синяков до переломов костей, переломов черепа и даже смерти. Краткосрочные последствия физического насилия над детьми включают переломы, когнитивные или интеллектуальные нарушения, дефицит социальных навыков, посттравматическое стрессовое расстройство, другие психические расстройства, повышенную агрессию и внешнее поведение, тревогу, рискованное поведение и суицидальное поведение. Долгосрочные последствия включают затруднение доверия к другим, низкую самооценку, беспокойство, физические проблемы, гнев, интернализацию агрессии, депрессию, межличностные трудности и злоупотребление психоактивными веществами.

Травма беженца

Детская травма, связанная с беженцем, может иметь место в стране происхождения ребенка из-за войны, преследований или насилия, но также может быть результатом процесса перемещения или даже срывов и переходов в переселение в страну назначения. Исследования молодежи из числа беженцев показывают высокий уровень воздействия травм, связанных с войной, и выявили серьезные негативные последствия этого опыта для психического здоровья детей. Некоторые последствия травм у детей-беженцев включают поведенческие проблемы, расстройства настроения и тревожные расстройства, посттравматическое стрессовое расстройство и трудности адаптации.

Травма разлуки

Травма разлуки — это разрыв отношений привязанности, который нарушает неврологическое развитие и может привести к смерти. Хроническое разлучение с опекуном может быть чрезвычайно травматичным для ребенка.

Домогательство

Травматическое горе

Травматическое горе отличается от традиционного процесса горевания тем, что ребенок не может справиться с повседневной жизнью или даже вспомнить любимого человека вне обстоятельств его смерти. Это часто случается, когда смерть наступила в результате внезапной болезни или акта насилия.

Уход

Последствия детской травмы можно смягчить с помощью ухода и лечения. Раннее вмешательство оказывает значительное влияние. Иногда поддержки и заботы со стороны опекунов или других членов семьи достаточно, чтобы избежать долгосрочного вреда; но в случаях, когда детям требуется профессиональная помощь, будет использоваться терапия, направленная на лечение травм. Методы лечения с учетом травм лечат всего человека, признавая влияние травмы на физическое, психологическое и социальное здоровье.

Снижение уровня гормонов стресса (кортизола, адреналина, тестостерона) — важный ранний шаг для эффективного лечения сложной детской травмы.

Когнитивно-поведенческая терапия

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) является предпочтительным психологическим методом лечения посттравматического стрессового расстройства и рекомендуется в соответствии с передовыми методиками лечения, например, КПТ обычно включает конфронтацию и обработку воспоминаний о травме безопасным, постепенным образом; выявление и реструктуризация проблемных убеждений; и навыки снятия возбуждения. Существуют убедительные доказательства использования этих методов КПТ для лечения посттравматического стрессового расстройства с точки зрения степени уменьшения симптомов по сравнению с уровнями до лечения и диагностического выздоровления. Сопутствующие лечебные барьеры включают стигму, стоимость, географию и недостаточную доступность лечения.

Когнитивно-поведенческая терапия, ориентированная на травмы

Когнитивно-поведенческая терапия, ориентированная на травмы (TF-CBT) — это ветвь CBT, предназначенная для лечения случаев посттравматического стрессового расстройства у детей и подростков. Гибкость этой модели лечения дает ей возможность лечить широкий спектр случаев с разными имеющимися симптомами. Терапия следует пошаговому процессу и использует методы КПТ в сочетании с внимательностью и многим другим. Это помогает научить ребенка и родителя справляться с симптомами травмы, если таковые имеются, прежде чем дать ребенку возможность самостоятельно обработать травму в безопасном месте.

Десенсибилизация движением глаз и репроцессорная терапия

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз (EMDR) — это метод, используемый терапевтами для обработки травматических воспоминаний. В ходе вмешательства пациент вспоминает травматические воспоминания и использует двустороннюю стимуляцию, такую ​​как движения глаз или постукивание пальцами, чтобы помочь регулировать свои эмоции. Процесс завершается, когда пациент теряет чувствительность к памяти и может вспомнить ее, не получив отрицательной реакции.

Диалектическая поведенческая терапия

Было показано, что диалектическая поведенческая терапия (ДПТ) помогает предотвратить членовредительство и улучшить межличностное взаимодействие за счет уменьшения эмпирического избегания и выражения гнева с помощью комбинации когнитивно-поведенческих методов и техник внимательности.

Фармацевтическое лечение

В дополнение к традиционной терапии, лекарства также могут использоваться для лечения некоторых симптомов посттравматического стрессового расстройства. Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) и другие антидепрессанты часто являются препаратами выбора. Лекарства могут помочь терапевтам стабилизировать состояние клиента, чтобы продолжить терапевтический процесс. Было показано, что медикаментозное лечение эффективно в сочетании с другой формой терапии, такой как КПТ при посттравматическом стрессе.

В Heroes Real Life (RLH) лечения , последовательный, прикрепление в центре вмешательства для лечения детей с комплексной ПТСР , которая сосредоточена на 3 основных компонентов: влияют на регулирование, эмоционально поддерживающие отношения и интеграцию жизни Строй ресурсов и навыков для устойчивости.

Система кодирования процесса нарратива-эмоции (NEPCS) — это система кодирования поведения, которая идентифицирует восемь маркеров клиента: абстрактная история, пустая история, неописуемая эмоция, порожденная история, та же старая история, история конкурирующих сюжетных линий, история неожиданного результата и история открытия. Каждый маркер варьируется в зависимости от степени, в которой конкретные индикаторы нарратива и эмоционального процесса представлены в одноминутных временных отрезках, взятых из записанных на видео сеансов терапии. Поскольку усиленная интеграция повествования и эмоционального выражения ранее ассоциировалась с восстановлением после сложной травмы.

Система привязанности, саморегуляции и компетентности (ARC) — это программа для детей и подростков, пострадавших от сложной травмы. Система ARC — это гибкое, основанное на компонентах вмешательство для лечения детей и подростков, переживших сложную травму. Теоретически основывается на теориях привязанности, травмы и развития и, в частности, обращается к трем основным областям, на которые оказывает воздействие хроническая межличностная травма: привязанность, саморегуляция и компетенции развития Привязанность, саморегуляция, компетентность, интеграция травматического опыта в этих областях, структура организована вокруг 10 основных целей или строительных блоков вмешательства.

Воздействие на взрослых

У взрослого человека чувства тревоги, беспокойства, стыда, вины, беспомощности, безнадежности, горя, печали и гнева, которые начались с травмы в детстве, могут продолжаться. Кроме того, те, кто пережил травму в детстве, с большей вероятностью столкнутся с тревогой, депрессией, самоубийством и членовредительством, посттравматическим стрессовым расстройством, злоупотреблением наркотиками и алкоголем и трудностями в отношениях. Последствия детской травмы не заканчиваются только эмоциональными последствиями. Выжившие после детской травмы также подвергаются более высокому риску развития астмы, ишемической болезни сердца, диабета или инсульта. У них также больше шансов развить «повышенную реакцию на стресс», которая может затруднить им регулирование своих эмоций, привести к проблемам со сном, снижению иммунной функции и увеличению риска ряда физических заболеваний в зрелом возрасте.

Рекомендации

Признаки, симптомы, причины и многое другое

Под раздвоением личности понимается диссоциативное расстройство личности (ДИД), психическое расстройство, при котором у человека есть две или более разных личности. Мысли, действия и поведение каждой личности могут быть совершенно разными.

Это состояние часто вызывает травма, особенно в детстве. Хотя не существует определенного лекарства от ДРИ, длительное лечение может помочь людям объединить свои личности в одно целое.

В этой статье обсуждается расщепление личности, включая его причины, симптомы, диагноз и многое другое.

Поделиться на Pinterest Травмы в детстве — возможная причина расщепления личности.

Раздвоение личности — популярный термин для обозначения DID. В прошлом ДРИ был известен как расстройство множественной личности.

Люди с DID имеют две или более разных личности. Они не проявляются как простые изменения в чертах характера или настроении. Человек с DID выражает существенные различия между этими альтернативными идентичностями, которые также можно назвать альтерами.

Часто эти личности совершенно не похожи друг на друга.Эти разрозненные личности на некоторое время контролируют личность человека.

Человек также сохраняет свою основную идентичность или идентичность хозяина, которая является его исходной личностью, и будет отвечать на свое имя. Их первичная идентичность обычно более пассивна, и они могут не знать других личностей.

Когда происходит изменение личности, у новой личности будет отличная история, новая идентичность и другое поведение.

Эти раздвоенные личности, или альтеры, часто имеют свои собственные отличия:

  • имя
  • возраст
  • пол
  • настроение
  • воспоминания
  • словарь

Новая личность будет видеть себя по-другому.Например, человек, которому при рождении был назначен мужчина, может иметь альтернативную идентичность как женщину. Они могут испытать на себе женские биологические половые характеристики.

Сдвиг между этими личностями обычно происходит, когда человек сталкивается с определенным фактором стресса или спусковым крючком.

Точная причина DID до конца не выяснена. Однако существует сильная связь между состоянием и травмой. Это может быть особенно верно в отношении травм или жестокого обращения в детстве. В Европе, США и Канаде 90% людей, страдающих ДРИ, являются жертвами тяжелых травм в детстве.

Состояние представляет кого-то, кто изо всех сил пытается интегрировать и ассимилировать определенные аспекты своей собственной идентичности, которые со временем расходятся.

Признаки DID могут различаться, но они включают изменение между двумя или более отдельными личностями.

Симптомы включают:

  • Переживание двух или более отдельных личностей, каждая со своей собственной идентичностью и восприятием.
  • Заметное изменение в самоощущении человека.
  • Частые провалы в памяти и личной истории, которые не связаны с обычной забывчивостью, включая потерю воспоминаний и забвение повседневных событий.

Когда эти другие личности вступают во владение, они часто говорят, используя другой словарный запас, и жестикулируют по-другому. В некоторых случаях одна личность может также приобрести определенные привычки, которых нет у другой, например, курение или насилие.

При переходе от одной личности к другой человек может испытывать другие симптомы. Некоторые люди могут испытывать беспокойство, так как они могут бояться изменения личности. Некоторые могут стать очень злыми или агрессивными. Другие могут вообще не замечать или не помнить эти переходы, хотя другой человек может их заметить.

В определенных ситуациях могут появляться определенные личности. Эти симптомы могут причинить человеку серьезный стресс и нарушить его способность нормально жить.

Другие симптомы могут включать:

  • амнезию
  • потерю чувства времени
  • переход в состояние, подобное трансу
  • внетелесный опыт или деперсонализацию
  • участие в поведении, необычном для человека
  • нарушения сна

Человек с ДРИ может также испытывать симптомы других состояний, например членовредительство.В одном исследовании отмечается, что более 70% людей с ДРИ пытались покончить жизнь самоубийством.

Предотвращение самоубийств

Если вы знаете кого-то, кто подвергается непосредственному риску членовредительства, самоубийства или причинения вреда другому человеку:

  • Задайте сложный вопрос: «Вы думаете о самоубийстве?»
  • Слушайте человека без осуждения.
  • Позвоните в службу 911 или на местный номер службы экстренной помощи, либо отправьте текстовое сообщение РАЗГОВОР на номер 741741, чтобы связаться с квалифицированным консультантом по кризисным ситуациям.
  • Оставайтесь с человеком, пока не прибудет профессиональная помощь.
  • Постарайтесь убрать любое оружие, лекарства или другие потенциально опасные предметы.

Если у вас или вашего знакомого возникают мысли о самоубийстве, вам может помочь горячая линия по профилактике. Национальная линия помощи по предотвращению самоубийств доступна 24 часа в сутки по телефону 800-273-8255. Во время кризиса люди с нарушениями слуха могут звонить по телефону 800-799-4889.

Щелкните здесь, чтобы увидеть дополнительные ссылки и местные ресурсы.

Травма часто вызывает DID как психологическую реакцию, поэтому это сильный фактор риска, особенно в детстве.Эта травма может быть вызвана:

  • физическим насилием
  • сексуальным насилием
  • эмоциональным пренебрежением
  • психологическим насилием

В некоторых случаях ребенок может не испытать явную форму насилия, но может не вырасти в безопасном доме. среда. Например, они могут жить с непредсказуемыми родителями и начать диссоциацию в ответ на стресс, который с этим связан.

Диссоциативное расстройство идентичности может проявляться наряду с другими расстройствами.Это означает, что несколько расстройств психического здоровья могут возникнуть по одной и той же причине.

Другие общие расстройства, которые могут возникать вместе с DID, включают:

Для диагностики DID требуется время. Ошибочный диагноз является обычным явлением, и врачам необходимо наблюдать за симптомами человека и исключать другие заболевания.

Чтобы правильно поставить диагноз, врачам необходимо увидеть разные личности и то, как они влияют на человека.

Время также является важным фактором, позволяющим увидеть полный спектр симптомов.Это связано с тем, что люди, обращающиеся за помощью с ДРИ, обычно имеют симптомы, связанные с другими психическими заболеваниями.

Кроме того, поскольку ДРИ часто возникает вместе с другими заболеваниями, врачам необходимо исключить симптомы других состояний, прежде чем они поставят диагноз. Таким образом, они могут сначала прописать терапию или лекарства для лечения этих состояний.

Нет никаких рекомендаций по лечению ДРИ. Врачи часто назначают лечение в индивидуальном порядке.

Специальных лекарств от DID не существует.Планы лечения предназначены для лечения любых состояний, которые возникают вместе с ДРИ, и могут сочетать психотерапию с любыми лекарствами, необходимыми для облегчения симптомов.

Психотерапия

Психотерапия, или разговорная терапия, является основным методом лечения людей с ДРИ. Такие методы, как когнитивно-поведенческая терапия, могут помочь человеку проработать и научиться принимать триггеры, вызывающие сдвиги личности.

В DID психотерапия направлена ​​на то, чтобы помочь интегрировать личность человека и научиться справляться с посттравматическими переживаниями.

Другие методы лечения

Арт-терапия, двигательная терапия и техники релаксации могут иметь место в лечении ДРИ. Эти методы могут помочь людям соединить аспекты своего разума в среде с низким уровнем стресса.

Детская травма часто является причиной расщепления личности, которое теперь называется DID.

Человек будет подсознательно создавать других личностей, чтобы справиться с определенными аспектами себя и своими травмами, без которых он не может справиться.

Специального лекарства от DID не существует.Однако многие люди могут помочь справиться со своими симптомами и работать над интеграцией своей личности с помощью регулярной психотерапии. Они также могут облегчить любые другие симптомы с помощью лекарств.

Признаки, симптомы, причины и многое другое

Под раздвоением личности понимается диссоциативное расстройство личности (ДИД), психическое расстройство, при котором у человека есть две или более разных личности. Мысли, действия и поведение каждой личности могут быть совершенно разными.

Это состояние часто вызывает травма, особенно в детстве.Хотя не существует определенного лекарства от ДРИ, длительное лечение может помочь людям объединить свои личности в одно целое.

В этой статье обсуждается расщепление личности, включая его причины, симптомы, диагноз и многое другое.

Поделиться на Pinterest Травмы в детстве — возможная причина расщепления личности.

Раздвоение личности — популярный термин для обозначения DID. В прошлом ДРИ был известен как расстройство множественной личности.

Люди с DID имеют две или более разных личности.Они не проявляются как простые изменения в чертах характера или настроении. Человек с DID выражает существенные различия между этими альтернативными идентичностями, которые также можно назвать альтерами.

Часто эти личности совершенно не похожи друг на друга. Эти разрозненные личности на некоторое время контролируют личность человека.

Человек также сохраняет свою основную идентичность или идентичность хозяина, которая является его исходной личностью, и будет отвечать на свое имя. Их первичная идентичность обычно более пассивна, и они могут не знать других личностей.

Когда происходит изменение личности, у новой личности будет отличная история, новая идентичность и другое поведение.

Эти раздвоенные личности, или альтеры, часто имеют свои собственные отличия:

  • имя
  • возраст
  • пол
  • настроение
  • воспоминания
  • словарь

Новая личность будет видеть себя по-другому. Например, человек, которому при рождении был назначен мужчина, может иметь альтернативную идентичность как женщину.Они могут испытать на себе женские биологические половые характеристики.

Сдвиг между этими личностями обычно происходит, когда человек сталкивается с определенным фактором стресса или спусковым крючком.

Точная причина DID до конца не выяснена. Однако существует сильная связь между состоянием и травмой. Это может быть особенно верно в отношении травм или жестокого обращения в детстве. В Европе, США и Канаде 90% людей, страдающих ДРИ, являются жертвами тяжелых травм в детстве.

Состояние представляет кого-то, кто изо всех сил пытается интегрировать и ассимилировать определенные аспекты своей собственной идентичности, которые со временем расходятся.

Признаки DID могут различаться, но они включают изменение между двумя или более отдельными личностями.

Симптомы включают:

  • Переживание двух или более отдельных личностей, каждая со своей собственной идентичностью и восприятием.
  • Заметное изменение в самоощущении человека.
  • Частые провалы в памяти и личной истории, которые не связаны с обычной забывчивостью, включая потерю воспоминаний и забвение повседневных событий.

Когда эти другие личности вступают во владение, они часто говорят, используя другой словарный запас, и жестикулируют по-другому. В некоторых случаях одна личность может также приобрести определенные привычки, которых нет у другой, например, курение или насилие.

При переходе от одной личности к другой человек может испытывать другие симптомы. Некоторые люди могут испытывать беспокойство, так как они могут бояться изменения личности. Некоторые могут стать очень злыми или агрессивными. Другие могут вообще не замечать или не помнить эти переходы, хотя другой человек может их заметить.

В определенных ситуациях могут появляться определенные личности. Эти симптомы могут причинить человеку серьезный стресс и нарушить его способность нормально жить.

Другие симптомы могут включать:

  • амнезию
  • потерю чувства времени
  • переход в состояние, подобное трансу
  • внетелесный опыт или деперсонализацию
  • участие в поведении, необычном для человека
  • нарушения сна

Человек с ДРИ может также испытывать симптомы других состояний, например членовредительство.В одном исследовании отмечается, что более 70% людей с ДРИ пытались покончить жизнь самоубийством.

Предотвращение самоубийств

Если вы знаете кого-то, кто подвергается непосредственному риску членовредительства, самоубийства или причинения вреда другому человеку:

  • Задайте сложный вопрос: «Вы думаете о самоубийстве?»
  • Слушайте человека без осуждения.
  • Позвоните в службу 911 или на местный номер службы экстренной помощи, либо отправьте текстовое сообщение РАЗГОВОР на номер 741741, чтобы связаться с квалифицированным консультантом по кризисным ситуациям.
  • Оставайтесь с человеком, пока не прибудет профессиональная помощь.
  • Постарайтесь убрать любое оружие, лекарства или другие потенциально опасные предметы.

Если у вас или вашего знакомого возникают мысли о самоубийстве, вам может помочь горячая линия по профилактике. Национальная линия помощи по предотвращению самоубийств доступна 24 часа в сутки по телефону 800-273-8255. Во время кризиса люди с нарушениями слуха могут звонить по телефону 800-799-4889.

Щелкните здесь, чтобы увидеть дополнительные ссылки и местные ресурсы.

Травма часто вызывает DID как психологическую реакцию, поэтому это сильный фактор риска, особенно в детстве.Эта травма может быть вызвана:

  • физическим насилием
  • сексуальным насилием
  • эмоциональным пренебрежением
  • психологическим насилием

В некоторых случаях ребенок может не испытать явную форму насилия, но может не вырасти в безопасном доме. среда. Например, они могут жить с непредсказуемыми родителями и начать диссоциацию в ответ на стресс, который с этим связан.

Диссоциативное расстройство идентичности может проявляться наряду с другими расстройствами.Это означает, что несколько расстройств психического здоровья могут возникнуть по одной и той же причине.

Другие общие расстройства, которые могут возникать вместе с DID, включают:

Для диагностики DID требуется время. Ошибочный диагноз является обычным явлением, и врачам необходимо наблюдать за симптомами человека и исключать другие заболевания.

Чтобы правильно поставить диагноз, врачам необходимо увидеть разные личности и то, как они влияют на человека.

Время также является важным фактором, позволяющим увидеть полный спектр симптомов.Это связано с тем, что люди, обращающиеся за помощью с ДРИ, обычно имеют симптомы, связанные с другими психическими заболеваниями.

Кроме того, поскольку ДРИ часто возникает вместе с другими заболеваниями, врачам необходимо исключить симптомы других состояний, прежде чем они поставят диагноз. Таким образом, они могут сначала прописать терапию или лекарства для лечения этих состояний.

Нет никаких рекомендаций по лечению ДРИ. Врачи часто назначают лечение в индивидуальном порядке.

Специальных лекарств от DID не существует.Планы лечения предназначены для лечения любых состояний, которые возникают вместе с ДРИ, и могут сочетать психотерапию с любыми лекарствами, необходимыми для облегчения симптомов.

Психотерапия

Психотерапия, или разговорная терапия, является основным методом лечения людей с ДРИ. Такие методы, как когнитивно-поведенческая терапия, могут помочь человеку проработать и научиться принимать триггеры, вызывающие сдвиги личности.

В DID психотерапия направлена ​​на то, чтобы помочь интегрировать личность человека и научиться справляться с посттравматическими переживаниями.

Другие методы лечения

Арт-терапия, двигательная терапия и техники релаксации могут иметь место в лечении ДРИ. Эти методы могут помочь людям соединить аспекты своего разума в среде с низким уровнем стресса.

Детская травма часто является причиной расщепления личности, которое теперь называется DID.

Человек будет подсознательно создавать других личностей, чтобы справиться с определенными аспектами себя и своими травмами, без которых он не может справиться.

Специального лекарства от DID не существует.Однако многие люди могут помочь справиться со своими симптомами и работать над интеграцией своей личности с помощью регулярной психотерапии. Они также могут облегчить любые другие симптомы с помощью лекарств.

Признаки, симптомы, причины и многое другое

Под раздвоением личности понимается диссоциативное расстройство личности (ДИД), психическое расстройство, при котором у человека есть две или более разных личности. Мысли, действия и поведение каждой личности могут быть совершенно разными.

Это состояние часто вызывает травма, особенно в детстве.Хотя не существует определенного лекарства от ДРИ, длительное лечение может помочь людям объединить свои личности в одно целое.

В этой статье обсуждается расщепление личности, включая его причины, симптомы, диагноз и многое другое.

Поделиться на Pinterest Травмы в детстве — возможная причина расщепления личности.

Раздвоение личности — популярный термин для обозначения DID. В прошлом ДРИ был известен как расстройство множественной личности.

Люди с DID имеют две или более разных личности.Они не проявляются как простые изменения в чертах характера или настроении. Человек с DID выражает существенные различия между этими альтернативными идентичностями, которые также можно назвать альтерами.

Часто эти личности совершенно не похожи друг на друга. Эти разрозненные личности на некоторое время контролируют личность человека.

Человек также сохраняет свою основную идентичность или идентичность хозяина, которая является его исходной личностью, и будет отвечать на свое имя. Их первичная идентичность обычно более пассивна, и они могут не знать других личностей.

Когда происходит изменение личности, у новой личности будет отличная история, новая идентичность и другое поведение.

Эти раздвоенные личности, или альтеры, часто имеют свои собственные отличия:

  • имя
  • возраст
  • пол
  • настроение
  • воспоминания
  • словарь

Новая личность будет видеть себя по-другому. Например, человек, которому при рождении был назначен мужчина, может иметь альтернативную идентичность как женщину.Они могут испытать на себе женские биологические половые характеристики.

Сдвиг между этими личностями обычно происходит, когда человек сталкивается с определенным фактором стресса или спусковым крючком.

Точная причина DID до конца не выяснена. Однако существует сильная связь между состоянием и травмой. Это может быть особенно верно в отношении травм или жестокого обращения в детстве. В Европе, США и Канаде 90% людей, страдающих ДРИ, являются жертвами тяжелых травм в детстве.

Состояние представляет кого-то, кто изо всех сил пытается интегрировать и ассимилировать определенные аспекты своей собственной идентичности, которые со временем расходятся.

Признаки DID могут различаться, но они включают изменение между двумя или более отдельными личностями.

Симптомы включают:

  • Переживание двух или более отдельных личностей, каждая со своей собственной идентичностью и восприятием.
  • Заметное изменение в самоощущении человека.
  • Частые провалы в памяти и личной истории, которые не связаны с обычной забывчивостью, включая потерю воспоминаний и забвение повседневных событий.

Когда эти другие личности вступают во владение, они часто говорят, используя другой словарный запас, и жестикулируют по-другому. В некоторых случаях одна личность может также приобрести определенные привычки, которых нет у другой, например, курение или насилие.

При переходе от одной личности к другой человек может испытывать другие симптомы. Некоторые люди могут испытывать беспокойство, так как они могут бояться изменения личности. Некоторые могут стать очень злыми или агрессивными. Другие могут вообще не замечать или не помнить эти переходы, хотя другой человек может их заметить.

В определенных ситуациях могут появляться определенные личности. Эти симптомы могут причинить человеку серьезный стресс и нарушить его способность нормально жить.

Другие симптомы могут включать:

  • амнезию
  • потерю чувства времени
  • переход в состояние, подобное трансу
  • внетелесный опыт или деперсонализацию
  • участие в поведении, необычном для человека
  • нарушения сна

Человек с ДРИ может также испытывать симптомы других состояний, например членовредительство.В одном исследовании отмечается, что более 70% людей с ДРИ пытались покончить жизнь самоубийством.

Предотвращение самоубийств

Если вы знаете кого-то, кто подвергается непосредственному риску членовредительства, самоубийства или причинения вреда другому человеку:

  • Задайте сложный вопрос: «Вы думаете о самоубийстве?»
  • Слушайте человека без осуждения.
  • Позвоните в службу 911 или на местный номер службы экстренной помощи, либо отправьте текстовое сообщение РАЗГОВОР на номер 741741, чтобы связаться с квалифицированным консультантом по кризисным ситуациям.
  • Оставайтесь с человеком, пока не прибудет профессиональная помощь.
  • Постарайтесь убрать любое оружие, лекарства или другие потенциально опасные предметы.

Если у вас или вашего знакомого возникают мысли о самоубийстве, вам может помочь горячая линия по профилактике. Национальная линия помощи по предотвращению самоубийств доступна 24 часа в сутки по телефону 800-273-8255. Во время кризиса люди с нарушениями слуха могут звонить по телефону 800-799-4889.

Щелкните здесь, чтобы увидеть дополнительные ссылки и местные ресурсы.

Травма часто вызывает DID как психологическую реакцию, поэтому это сильный фактор риска, особенно в детстве.Эта травма может быть вызвана:

  • физическим насилием
  • сексуальным насилием
  • эмоциональным пренебрежением
  • психологическим насилием

В некоторых случаях ребенок может не испытать явную форму насилия, но может не вырасти в безопасном доме. среда. Например, они могут жить с непредсказуемыми родителями и начать диссоциацию в ответ на стресс, который с этим связан.

Диссоциативное расстройство идентичности может проявляться наряду с другими расстройствами.Это означает, что несколько расстройств психического здоровья могут возникнуть по одной и той же причине.

Другие общие расстройства, которые могут возникать вместе с DID, включают:

Для диагностики DID требуется время. Ошибочный диагноз является обычным явлением, и врачам необходимо наблюдать за симптомами человека и исключать другие заболевания.

Чтобы правильно поставить диагноз, врачам необходимо увидеть разные личности и то, как они влияют на человека.

Время также является важным фактором, позволяющим увидеть полный спектр симптомов.Это связано с тем, что люди, обращающиеся за помощью с ДРИ, обычно имеют симптомы, связанные с другими психическими заболеваниями.

Кроме того, поскольку ДРИ часто возникает вместе с другими заболеваниями, врачам необходимо исключить симптомы других состояний, прежде чем они поставят диагноз. Таким образом, они могут сначала прописать терапию или лекарства для лечения этих состояний.

Нет никаких рекомендаций по лечению ДРИ. Врачи часто назначают лечение в индивидуальном порядке.

Специальных лекарств от DID не существует.Планы лечения предназначены для лечения любых состояний, которые возникают вместе с ДРИ, и могут сочетать психотерапию с любыми лекарствами, необходимыми для облегчения симптомов.

Психотерапия

Психотерапия, или разговорная терапия, является основным методом лечения людей с ДРИ. Такие методы, как когнитивно-поведенческая терапия, могут помочь человеку проработать и научиться принимать триггеры, вызывающие сдвиги личности.

В DID психотерапия направлена ​​на то, чтобы помочь интегрировать личность человека и научиться справляться с посттравматическими переживаниями.

Другие методы лечения

Арт-терапия, двигательная терапия и техники релаксации могут иметь место в лечении ДРИ. Эти методы могут помочь людям соединить аспекты своего разума в среде с низким уровнем стресса.

Детская травма часто является причиной расщепления личности, которое теперь называется DID.

Человек будет подсознательно создавать других личностей, чтобы справиться с определенными аспектами себя и своими травмами, без которых он не может справиться.

Специального лекарства от DID не существует.Однако многие люди могут помочь справиться со своими симптомами и работать над интеграцией своей личности с помощью регулярной психотерапии. Они также могут облегчить любые другие симптомы с помощью лекарств.

Диссоциативное расстройство идентичности: определение, симптомы и многое другое

Расщепление личности — это термин, который не используется в психиатрической сфере. Правильный термин — диссоциативное расстройство личности (ДИД). DID — как и другие типы диссоциативных расстройств — включает симптомы, которые часто влияют на различные области психического функционирования человека.

Юлия Исаева / Getty Images

Что такое диссоциативное расстройство личности (ДИД)?

Диссоциативное расстройство идентичности (DID) — это состояние, характеризующееся наличием двух или более различных состояний личности у одного человека. Каждое из этих состояний может иметь уникальное название и характеристики, включая различия в голосе, поле и манерах.

Это состояние психического здоровья, которое раньше называлось расстройством множественной личности, является одним из диссоциативных расстройств, перечисленных в «Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств» (DSM-5).

Использование правильного термина

Расстройство раздвоения личности — термин, не используемый в психиатрической сфере. Диссоциативное расстройство идентичности (DID) — правильный термин.

Симптомы

Основным симптомом ДРИ является наличие двух или более различных идентичностей или состояний личности, иногда называемых альтерами. Смена личности происходит непроизвольно и часто описывается как нежелательная, вызывающая серьезный стресс или ухудшение состояния человека с ДРИ.

Другие симптомы могут включать:

  • Чувство отключенности или оторванности
  • Ощущение нахождения вне своего тела
  • Невозможность вспомнить недавние события
  • Неспособность вспомнить детские воспоминания и личную историю
  • Мысли о самоповреждении или суицидальные мысли

Диагностика

Как и в случае с другими психическими расстройствами, диагноз ДРИ чаще всего ставится с использованием критериев, определенных в последней редакции DSM.

Для оценки симптомов пациента собирается подробный анамнез, и симптомы сравниваются с критериями, которые должны присутствовать для обоснования конкретного диагноза ДРИ. Эти критерии включают:

  • Нарушение идентичности с участием двух или более различных состояний личности. Признаки и симптомы расстройства могут наблюдаться другими людьми, или о них может сообщить человек, имеющий такие симптомы.
  • Наличие пробелов в памяти, связанных с личной информацией, повседневными событиями и / или травмирующими событиями прошлого; эти пробелы должны сохраняться.
  • Испытывает значительный стресс или проблемы с функционированием — на работе, в обществе или в других сферах — в результате таких симптомов, как потеря памяти.
  • Симптомы не должны быть частью культурной, духовной или религиозной практики, связанной с измененными состояниями сознания.
  • Симптомы не являются результатом действия какого-либо вещества или другого заболевания

Ошибочный диагноз

Симптомы ДРИ могут быть ошибочно приняты за бред или галлюцинации и приняты за психотическое расстройство, такое как шизофрения.

Причины

Хотя наличие в анамнезе травматического опыта не требуется в рамках критериев DSM-5 для постановки диагноза ДРИ, травма почти всегда связана с этим расстройством.

Фактически, некоторые исследования сообщают, что около 90% случаев ДРИ связаны с историей травм. Травма может включать:

  • Сильное эмоциональное, физическое или сексуальное насилие
  • Стихийное бедствие (например, торнадо или землетрясение)
  • войны
  • Существенная ранняя утрата (например, потеря одного из родителей в раннем возрасте)
  • Длительные периоды изоляции в начале жизни (например, социальная изоляция, возникающая во время длительной болезни)

Часто ДРИ является результатом жестокого обращения с детьми.

Лечение

Хотя не существует определенного типа лекарств для лечения ДРИ, лекарства можно использовать для управления сопутствующим настроением, тревогой и другими симптомами. Основное лечение ДРИ включает различные подходы психотерапии. Фактически, несколько методов доказали свою эффективность, в том числе:

  • Психотерапия: Направлена ​​на то, чтобы помочь людям с DID обрабатывать эмоции и обрести контроль над своими симптомами. Целью психотерапии является интеграция отдельных состояний личности в более целостное ощущение себя.
  • Поведенческая терапия: Два метода поведенческой терапии, которые оказались успешными для людей с ДРИ, — это когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) и диалектическая поведенческая терапия (ДПТ). Эти типы поведенческих модальностей сосредоточены на мыслях и поведении человека, а также на управлении стрессовыми и подавляющими аффектами.
  • Гипноз: Вместо того, чтобы использовать для выявления вытесненных воспоминаний (как исторически известен гипноз), у людей с ДРИ его можно использовать для облегчения симптомов (например, воспоминаний посттравматического стрессового расстройства).

Факторы риска

Из-за высокого уровня самоубийств среди людей с ДРИ частью эффективного плана лечения является наблюдение за признаками и симптомами повышенного суицидального риска. Более 70% лиц с диагнозом ДРИ, проходивших амбулаторное лечение, пытались покончить жизнь самоубийством.

Копинг

Есть много немедицинских стратегий выживания, которые, как сообщается, помогают людям с ДРИ. Это включает:

  • Работайте, чтобы преодолеть обвинение себя: Имейте в виду, что любая травма, произошедшая в прошлом, не является вашей виной, и что наличие какого-либо диагноза психического здоровья не является результатом того, что вы сделали, чтобы заслужить это состояние.Психотерапия и группы поддержки могут помочь справиться с незаслуженным чувством вины.
  • Проведите свое исследование: Изучение своего расстройства поможет вам принять участие в принятии решений о лечении, например о том, стоит ли пробовать гипноз, получить ли вам больше пользы от групповой или индивидуальной терапии — или того и другого — и многое другое.
  • Изучите методы самоуспокоения: Это поможет вам справиться с беспокоящими мыслями и другими симптомами самостоятельно. Воспользуйтесь преимуществами многих видов терапии (таких как DBT и CBT), которые обучают этим практическим и эффективным инструментам, помогающим облегчить симптомы.
  • Создайте спокойную внешнюю среду: Работайте, чтобы убрать беспорядок в своем доме, офисе или других помещениях, практикуя инструменты для улучшения межличностных отношений с друзьями, коллегами и членами семьи.
  • Планируйте заранее и оставайтесь организованными: При таком заболевании, как DID, очень важно отслеживать такие вещи, как прием лекарств, и планировать непредвиденный период амнезии.
  • Создайте сеть поддержки: Наличие хорошей сети поддержки имеет решающее значение для борьбы с психическим заболеванием, таким как DID; Лучше всего, чтобы в вашей сети было множество людей, с которыми вы можете свободно делиться своими чувствами, например, члены семьи, близкие друзья и поставщики медицинских услуг.

В поисках поддержки

Если вы являетесь членом семьи человека с DID и у вас нет группы поддержки, вы можете связаться с Национальным альянсом по психическим заболеваниям (NAMI) на странице группы поддержки NAMI Family и ввести свой почтовый индекс, чтобы найдите группы личной поддержки в вашем районе.

Лечение множественного расстройства личности | Клиника Амен

У кого это есть?

Диссоциативное расстройство идентичности считается очень редким и чаще диагностируется у женщин, чем у мужчин.Однако количество мужчин с этим расстройством может быть больше, чем сообщается, потому что они более склонны к агрессивному поведению, чем к пробелам в памяти, которые обычно наблюдаются при ДРИ.

Исследования показывают, что диагноз обычно ставится в возрасте около 30 лет, но признаки расстройства могут проявиться в детстве уже в 5 лет. Множественные личности или изменения могут проявляться примерно в возрасте 6 лет. обычно сообщают о 16 альтернативных личностях. Подростки с этим расстройством обычно указывают около 24 изменений.

Каковы основные симптомы?

У людей с диссоциативным расстройством идентичности есть две или более альтернативные личности, известные как альтеры. У этих изменников есть разные имена, поведение, воспоминания, голоса и способы взгляда на мир. В некоторых случаях алтер может иметь другой пол, этническую принадлежность или возраст. Некоторые альтеры могут быть животными. Когда человек переходит от одной личности к другой, это называется переключением. Альтеры могут появляться только на короткие мгновения или могут присутствовать в течение нескольких дней.Признаки ДРИ включают потерю памяти, деперсонализацию, дереализацию, искажения, галлюцинации и поведение, которое не соответствует характеру. (Подробнее о симптомах см. Ниже.)

Что вызывает это?

Исследователи обнаружили глубокую связь между травмой и развитием диссоциативного расстройства личности. Фактически, считается, что травма является основной причиной состояния более чем у 90% людей, у которых развивается это расстройство.

С этим заболеванием обычно связано длительное эмоциональное, сексуальное или физическое насилие в детстве.Воздействие стихийных бедствий, военных действий или насилия также может спровоцировать развитие расстройства. Считается, что альтернативные личности могут изначально развиваться как своего рода механизм преодоления, позволяющий отключиться от продолжающейся травмы или стрессовой ситуации. Однако важно отметить, что не все, кто переживает травму, испытают диссоциативные симптомы.

диссоциативных расстройств | НАМИ: Национальный альянс по психическим заболеваниям

Диссоциативные расстройства характеризуются непроизвольным уходом от реальности, характеризующимся разрывом между мыслями, идентичностью, сознанием и памятью.Люди всех возрастных групп и расового, этнического и социально-экономического происхождения могут испытывать диссоциативное расстройство.

До 75% людей переживают хотя бы один эпизод деперсонализации / дереализации в своей жизни, и только 2% соответствуют всем критериям хронических эпизодов. У женщин чаще, чем у мужчин, диагностируют диссоциативное расстройство.

Симптомы диссоциативного расстройства обычно сначала развиваются как реакция на травмирующее событие, такое как жестокое обращение или военное сражение, чтобы держать эти воспоминания под контролем.Стрессовые ситуации могут усугубить симптомы и вызвать проблемы с повседневной деятельностью. Однако симптомы, которые испытывает человек, будут зависеть от типа диссоциативного расстройства, которое у него есть.

Лечение диссоциативных расстройств часто включает психотерапию и лекарства. Хотя найти эффективный план лечения может быть сложно, многие люди могут жить здоровой и продуктивной жизнью.

Симптомы

Симптомы и признаки диссоциативных расстройств включают:

  • Значительная потеря памяти о конкретном времени, людях и событиях
  • внетелесные переживания, например ощущение, будто вы смотрите фильм о себе
  • Проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия, беспокойство и мысли о самоубийстве
  • Чувство отстраненности от эмоций или эмоционального оцепенения
  • Отсутствие самоидентификации

Симптомы диссоциативных расстройств зависят от типа диагностированного расстройства.В Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM) определены три типа диссоциативных расстройств:

  • Диссоциативная амнезия. Главный симптом — трудности с запоминанием важной информации о себе. Диссоциативная амнезия может сопровождать конкретное событие, такое как драка или насилие, или, что реже, информация о личности и истории жизни. Начало приступа амнезии обычно внезапное, и он может длиться минуты, часы, дни или, в редких случаях, месяцы или годы.Не существует среднего возраста начала или процента, и человек может испытывать несколько эпизодов в течение своей жизни.
  • Расстройство деперсонализации. Это расстройство включает в себя постоянное чувство отстраненности от действий, чувств, мыслей и ощущений, как если бы они смотрели фильм (деперсонализация). Иногда другие люди и вещи могут ощущать людей и вещи в окружающем их мире нереальными (дереализация). Человек может испытать деперсонализацию, дереализацию или и то, и другое.Симптомы могут длиться всего несколько мгновений или возвращаться время от времени через годы. Средний возраст начала — 16 лет, хотя эпизоды деперсонализации могут начаться где угодно в раннем и среднем детстве. Менее 20% людей с этим расстройством начинают испытывать приступы после 20 лет.
  • Диссоциативное расстройство личности. Ранее известное как расстройство множественной личности, это расстройство характеризуется чередованием нескольких идентичностей. Человек может чувствовать, что один или несколько голосов пытаются взять под контроль его голову.Часто эти личности могут иметь уникальные имена, характеристики, манеры и голоса. Люди с ДРИ будут испытывать пробелы в памяти о повседневных событиях, личной информации и травмах. У женщин больше шансов получить диагноз, поскольку у них чаще наблюдаются острые диссоциативные симптомы. Мужчины более склонны отрицать симптомы и истории травм и обычно демонстрируют более агрессивное поведение, чем амнезию или состояние фуги. Это может привести к увеличению числа ложноотрицательных диагнозов.

Причины

Диссоциативные расстройства обычно развиваются как способ справиться с травмой.Диссоциативные расстройства чаще всего возникают у детей, подвергшихся длительному физическому, сексуальному или эмоциональному насилию. Стихийные бедствия и боевые действия также могут вызывать диссоциативные расстройства.

Диагноз

Врачи диагностируют диссоциативные расстройства на основе анализа симптомов и личного анамнеза. Врач может провести тесты, чтобы исключить физические состояния, которые могут вызывать такие симптомы, как потеря памяти и чувство нереальности (например, травма головы, поражения или опухоли головного мозга, недосыпание или интоксикация).Если физические причины исключены, часто консультируется со специалистом по психическому здоровью для оценки.

Многие особенности диссоциативных расстройств могут зависеть от культурного происхождения человека. В случае диссоциативного расстройства личности и диссоциативной амнезии у пациентов могут возникать необъяснимые неэпилептические припадки, параличи или потеря чувствительности. В условиях, когда одержимость является частью культурных убеждений, фрагментированная идентичность человека с ДРИ может принимать форму духов, божеств, демонов или животных.Межкультурный контакт также может влиять на характеристики других идентичностей. Например, человек в Индии, знакомый с западной культурой, может представить «альтер», который говорит только по-английски. В культурах с очень ограниченными социальными условиями амнезия часто вызывается серьезным психологическим стрессом, например конфликтом, вызванным угнетением. Наконец, добровольно вызванные состояния деперсонализации могут быть частью медитативных практик, распространенных во многих религиях и культурах, и не должны диагностироваться как расстройство.

Лечение

Диссоциативные расстройства лечат с помощью различных методов лечения, включая:

  • Психотерапия , такая как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) и диалектическая поведенческая терапия (ДПТ)
  • Десенсибилизация и обработка движением глаз (EMDR)
  • Лекарства , такие как антидепрессанты, могут лечить симптомы родственных состояний

Связанные условия

Поскольку диссоциативные расстройства проявляются в спектре травм, у многих пациентов могут быть состояния, связанные с травмой, а также дополнительные состояния, связанные с травмой.

Диссоциация и диссоциативные расстройства — Better Health Channel

Диссоциация — это психический процесс, при котором человек отключается от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувства идентичности. Диссоциативные расстройства включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.

Люди, пережившие травмирующее событие, часто имеют некоторую степень диссоциации во время самого события или в последующие часы, дни или недели. Например, событие кажется «нереальным» или человек чувствует себя оторванным от того, что происходит вокруг, как если бы он смотрел события по телевизору.В большинстве случаев диссоциация проходит без лечения.

Однако у некоторых людей развивается диссоциативное расстройство, требующее лечения. Диссоциативные расстройства — это противоречивые и сложные проблемы, требующие особой диагностики, лечения и поддержки. Если вы обеспокоены тем, что у вас или у вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью.

Симптомы

Симптомы и признаки диссоциативных расстройств зависят от типа и степени тяжести, но могут включать:
  • Чувство оторванности от самого себя
  • Проблемы с управлением сильными эмоциями
  • Внезапные и неожиданные изменения настроения — например, очень грустное без причины
  • Проблемы с депрессией или тревогой, или и то и другое
  • Ощущение, будто мир искажен или нереален (так называемая «дереализация»)
  • Проблемы с памятью, не связанные с физическими травмами или заболеваниями
  • Другие когнитивные ( проблемы, связанные с мыслями), такие как проблемы с концентрацией
  • Значительные провалы памяти, такие как забывание важной личной информации
  • Чувство принуждения к определенному поведению
  • Смешение личности — например, поведение, которое человек обычно считает оскорбительным или оскорбительным. отвратительный.

Диапазон диссоциативных расстройств

Специалисты в области психического здоровья различают четыре основных типа диссоциативного расстройства, в том числе:
  • Диссоциативную амнезию
  • Диссоциативную фугу
  • Деперсонализационное расстройство
  • Диссоциативное расстройство идентичности.

Диссоциативная амнезия

Диссоциативная амнезия — это когда человек не может вспомнить детали травмирующего или стрессового события, хотя он понимает, что испытывает потерю памяти.Это также известно как психогенная амнезия. Этот тип амнезии может длиться от нескольких дней до одного или нескольких лет. Диссоциативная амнезия может быть связана с другими расстройствами, такими как тревожное расстройство.

Четыре категории диссоциативной амнезии включают:

  • Локализованная амнезия — какое-то время человек вообще не помнит травмирующее событие. Например, после нападения человек с локальной амнезией может не вспоминать никаких подробностей в течение нескольких дней.
  • Избирательная амнезия — человек имеет неоднородные или неполные воспоминания о травмирующем событии.
  • Общая амнезия — человек не может вспомнить подробности своей жизни.
  • Систематизированная амнезия — у человека может быть очень специфическая и специфическая потеря памяти; например, они могут не помнить одного родственника.

Диссоциативная фуга

Диссоциативная фуга также известна как психогенная фуга. Человек внезапно и без всякого предупреждения не может вспомнить, кто он, и не помнит своего прошлого. Они не осознают, что теряют память и могут изобрести новую личность.Обычно человек уезжает из дома — иногда на тысячи километров — находясь в фуге, которая может длиться от часов до месяцев. Когда человек выходит из своей диссоциативной фуги, он обычно сбивается с толку, не вспоминая «новую жизнь», которую он создал для себя.

Расстройство деперсонализации

Расстройство деперсонализации характеризуется чувством оторванности от своей жизни, мыслей и чувств. Люди с этим типом расстройства говорят, что они чувствуют себя отстраненными и эмоционально не связанными с собой, как если бы они смотрели персонажа из скучного фильма.Другие типичные симптомы включают проблемы с концентрацией внимания и памятью. Человек может сообщать о том, что чувствует себя «неуправляемым» или неконтролируемым. Время может замедлиться. Они могут воспринимать свое тело как другое по форме или размеру, чем обычно; в тяжелых случаях они не могут узнать себя в зеркале.

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное расстройство идентичности (DID) является наиболее спорным из диссоциативных расстройств, которое оспаривается и обсуждается специалистами в области психического здоровья. Ранее называвшееся расстройством множественной личности, это самый тяжелый вид диссоциативного расстройства.

Состояние обычно подразумевает сосуществование двух или более состояний личности у одного и того же человека. В то время как различные состояния личности влияют на поведение человека, человек обычно не осознает эти состояния личности и переживает их как провалы в памяти. Другие состояния могут иметь другой язык тела, тон голоса, взгляды на жизнь и воспоминания. При стрессе человек может перейти в другое состояние личности. Человек с диссоциативным расстройством личности почти всегда страдает диссоциативной амнезией.

Причины

Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве. Примеры травм включают неоднократное физическое или сексуальное насилие, эмоциональное насилие или пренебрежение. Непредсказуемая или пугающая семейная среда также может привести к тому, что ребенок «отключится» от реальности во время стресса. Похоже, что тяжесть диссоциативного расстройства во взрослом возрасте напрямую связана с тяжестью детской травмы.

Травматические события, происходящие в зрелом возрасте, также могут вызывать диссоциативные расстройства. Такие события могут включать войну, пытки или стихийное бедствие.

Осложнения

Без лечения возможные осложнения для человека с диссоциативным расстройством могут включать:
  • Жизненные трудности, такие как разрыв отношений и потеря работы
  • Проблемы со сном, такие как бессонница
  • Сексуальные проблемы
  • Тяжелая депрессия
  • Тревожные расстройства
  • Расстройства пищевого поведения, такие как анорексия или булимия
  • Проблемное употребление наркотиков, включая алкоголизм
  • Самоповреждение, включая самоубийство.

Диагноз

Если вы обеспокоены тем, что у вас или вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью. Диссоциативные расстройства всегда требуют профессиональной диагностики и лечения.

Диагностика может быть сложной, поскольку диссоциативные расстройства сложны и их симптомы являются общими для ряда других состояний. Например:

  • Физические причины (например, травма головы или опухоли головного мозга) могут вызвать амнезию и другие когнитивные проблемы.
  • Психические заболевания, такие как обсессивно-компульсивное расстройство, паническое расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство, могут вызывать симптомы, аналогичные диссоциативному расстройству.
  • Воздействие определенных веществ, в том числе некоторых рекреационных наркотиков и лекарств, отпускаемых по рецепту, может имитировать симптомы.
  • Диагностика может быть затруднена, когда диссоциативное расстройство сосуществует с другой проблемой психического здоровья, такой как депрессия.

Лечение

Эффективность лечения диссоциативных расстройств не изучалась.Варианты лечения основаны на тематических исследованиях, а не на исследованиях. Вообще говоря, лечение может занять много лет. Возможные варианты:
  • Безопасная среда — врачи попытаются заставить человека чувствовать себя в безопасности и расслабиться, чего достаточно, чтобы вызвать воспоминание у некоторых людей с диссоциативными расстройствами.
  • Психиатрические препараты — например, барбитураты.
  • Гипноз — может помочь восстановить подавленные воспоминания, хотя эта форма лечения диссоциативных расстройств считается спорным.
  • Психотерапия — также известная как «разговорная терапия» или консультирование, которое обычно необходимо в долгосрочной перспективе. Примеры включают когнитивную терапию и психоанализ.
  • Управление стрессом — поскольку стресс может вызвать симптомы.
  • Лечение других расстройств — обычно у человека с диссоциативным расстройством могут быть другие проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия или тревога. Лечение может включать антидепрессанты или лекарства от тревожности, чтобы попытаться улучшить симптомы диссоциативного расстройства.

Куда обратиться за помощью

  • Ваш врач (для направления к специалисту)
  • Психолог
  • Психиатр

Что нужно помнить

  • Диссоциация — это умственный процесс отключения от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувство личности.
  • Диссоциативные расстройства, требующие профессионального лечения, включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.
  • Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве.
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *