Содержание

почему чаще страдают женщины и пьющие мужчины

Головная боль напряжения — это тип головной боли, которая возникает в ответ на чрезмерное психическое напряжение у людей с определенным типом нервной системы.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

В издательстве «Эксмо» вышла книга Сергея Агапкина «Не дай голове расколоться», где собраны не только факты о головной боли, но и полезные советы, как с ней справиться. С разрешения издательства печатаем отрывок из книги.

Головная боль напряжения — самый распространенный тип головной боли. По статистике, до 70% всех головных болей являются головными болями напряжения. Чаще всего от них страдают женщины. Появиться такие боли могут в любом возрасте, эпизоды головной боли напряжения испытывали более 2/3 людей во всем мире.

Головная боль напряжения — это тип головной боли, которая возникает в ответ на чрезмерное психическое напряжение у людей с определенным типом нервной системы.

1. Во всем виновата шея

Часто генератором болезненных ощущений при головной боли напряжения является напряжение мышц: затылочных, височных, трапециевидных, грудинно-ключично-сосцевидных и группы мышц — разгибателей шеи. Их тонус повышается из-за нервного напряжения. Это запускает цепь патологических механизмов — напряжение мышц провоцирует сдавление расположенных в них кровеносных сосудов, в них нарушается кровоснабжение, появляется отек. Также напряженные мышцы могут сдавливать нервные окончания. Комплекс этих проблем и приводит к развитию головной боли.

Часто генератором болезненных ощущений при головной боли напряжения является напряжение мышц.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

2. И подвижная психика

Психическое напряжение может возникать из-за острого или хронического стресса, а также при депрессиях и тревожных расстройствах.

Большинство людей, страдающих от головных болей напряжения, имеют определенный склад личности — у них повышена тревожность.

Они постоянно находятся в напряжении, что «что-то должно произойти». По сути, люди с повышенной тревожностью находятся в постоянном стрессе. Постоянное нервное напряжение провоцирует снижение болевого порога (повышение чувствительности к боли), в том числе мышц. Усиливают интенсивность боли эмоциональное напряжение, ощущение страха, тревоги, умственное напряжение.

3. А также неудобная поза

Головная боль напряжения чаще всего возникает в дневные часы. Помимо психического напряжения, этот тип головных болей может возникать из-за длительного нахождения в неудобной позе. Например, при долгой работе с мелкими деталями (шитье, вышивание, ювелирное дело и т. п.), когда нужно склонять голову, чтобы лучше рассмотреть детали, напрягать зрение, сидеть сгорбившись.

От головных болей напряжения также часто страдают водители — при вождении автомобиля необходимо всматриваться в дорогу (особенно в темное время суток), да и сама поза «за рулем» часто антифизиологична. Неудобная поза во время сна тоже может быть причиной.

Важно, что эти факторы провоцируют головную боль не сами по себе, а потому что длительное пребывание в неудобной позе повышает нервное напряжение. Деятельность в таких позах требует, как правило, серьезного сосредоточения.

Алкоголь и погода не виноваты

В современном мире головная боль напряжения — бич офисных работников. Длительная работа за компьютером, напряжение глазных мышц и хронические стрессы приводят к данному состоянию.

Есть мнение, что вредные привычки — алкоголь и курение — могут вызвать головную боль напряжения. Но тут перепутаны причины и следствие. Люди, страдающие от частых головных болей напряжения, эмоционально более нестабильны, они хуже контролируют свое психоэмоциональное и физическое состояние, а значит более подвержены вредным привычкам — именно алкоголем и сигаретами они и привыкли снимать нервное напряжение.

Утверждение, что головные боли напряжения вызывают изменения погоды, тоже сомнительны. Подобную «связь» чаще всего устанавливают во время опроса пациента, который считает, что голова у него болит «на погоду». Но это лишь субъективное мнение. Исследования не подтверждают зависимость головных болей напряжения от перемены погодных условий.

Также появление головных болей напряжения часто связывают с наступлением менструации. Однако болезненные менструации, или, говоря медицинским языком, — дисменореи, вызывают болевые ощущения в связи с накоплением простагландинов — веществ, которые усиливают болевую чувствительность и вызывают расширение сосудов. Простагландины являются стимуляторами гладких мышц, в особенности матки, и делают организм чувствительным к любому виду боли, в том числе и в голове. Поэтому головная боль при менструациях в большинстве случаев является симптомом дисменореи, а не головной боли напряжения.

Обруч, плавательная шапочка и каска неврастеника

При головной боли напряжения боль затрагивает обе половины головы, широко распространяется. Больные сравнивают свои ощущения со «сжимающим обручем», «тисками», «тугой плавательной шапочкой на голове», жалуются на натяжение/напряжение кожи и мышц головы. В практике у неврологов есть специфический термин «каска неврастеника», который отлично иллюстрирует характер боли: сжимающий, стягивающий, монотонно сдавливающий.

При головных болях напряжения не возникает пульсирующей боли. Наличие пульсации при головной боли напряжения говорит о том, что у человека либо неправильно установлен тип головной боли, либо к головной боли напряжения присоединяется сосудистый компонент.

У вас эпизодически или хронически?

Головные боли напряжения подразделяются на два вида:

* Эпизодическая головная боль напряжения — приступы длятся от 30 минут до 1 недели. В месяц больной испытывает менее 15 приступов (или менее 180 эпизодов в год).

Случаи возникновения болевых ощущений менее интенсивные, чем при хронических. Чаще всего с таким видом головной боли напряжения связаны тревожные расстройства.

* Хроническая головная боль напряжения — головная боль сохраняется практически постоянно с эпизодическими незначительными повышениями интенсивности болевых ощущений на фоне психического, умственного и физического напряжения. В месяц больной испытывает более 15 болевых эпизодов (или более 180 приступов в год).

Хронические головные боли напряжения во многих случаях развиваются на фоне депрессии или сопровождаются ее развитием. При этом виде головных болей ощущения более интенсивные. Они снижают качество жизни, негативно влияют на работоспособность — как правило, больные могут выполнять работу и во время приступов, но ее скорость и эффективность понижаются.

У 10% людей во всем мире головная боль напряжения возникает не менее 1 раза в неделю.

Головная боль напряжения подразделяется на два вида — эпизодическую и хроническую.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

На что еще жалуетесь?

При хронической головной боли напряжения в подавляющем большинстве случаев люди также жалуются на болезненные ощущения в других частях тела: в сердце, в коленях, в животе, в мышцах, в пояснице. При этом, как правило, физиологических поражений данных органов при исследованиях не выявляется, то есть боли в них имеют скорее психогенный характер.

НА ЗАМЕТКУ

Больше двигаешь ногами — меньше голова болит

Статистика подтверждает факт, у тех, кто периодически устраивает себе умеренные или активные физические нагрузки, риск появления головных болей напряжения существенно меньше. При дозированных умеренных или активных нагрузках у человека происходит умеренная болевая нагрузка (от тренировки мышц), благодаря чему совершенствуются его антиболевые механизмы.

Но это не работает при слишком активных нагрузках: организм не справляется с количеством сигналов от получаемых микротравм, что увеличивает вероятность возникновения боли.

Умеренные физические нагрузки — например, прогулка в парке, плавание — уменьшают интенсивность головной боли напряжения.

причины, симптомы, диагностика и лечение

Неврастения (астенический невроз) — патологическое состояние нервной системы человека, возникающее в результате ее истощения при длительной психической или физической перегрузке. Наиболее часто неврастения встречается у людей 20-40 лет, у женщин немного реже, чем у мужчин. Она развивается при длительном физическом перенапряжении (напряженная работа, недостаточный сон, отсутствие отдыха), частых стрессовых ситуациях, личных трагедиях, длительных конфликтах. Возникновению неврастении могут способствовать соматические заболевания и хронические интоксикации. Лечение неврастении зависит от ее вида. Основополагающим моментом является устранения причинного фактора неврастении.

Общие сведения

Неврастения (астенический невроз) — патологическое состояние нервной системы человека, возникающее в результате ее истощения при длительной психической или физической перегрузке. Наиболее часто неврастения встречается у людей 20-40 лет, у женщин немного реже, чем у мужчин. Она развивается при длительном физическом перенапряжении (напряженная работа, недостаточный сон, отсутствие отдыха), частых стрессовых ситуациях, личных трагедиях, длительных конфликтах. Возникновению неврастении могут способствовать соматические заболевания и хронические интоксикации.

Классификация

Неврастения классифицируется по клиническим формам как:

  • Гиперстеническая форма
  • Раздражительная слабость
  • Гипостеническая форма

Данные формы могут проявляться как фазы протекания неврастении.

Симптомы неврастении

Наиболее частым симптомом неврастении является головная боль. Она носит диффузный характер и, как правило, возникает в конце дня. Характерным является чувство давления на голову, будто сдавливание головы тяжелым шлемом («каска неврастеника»). Вторая жалоба пациентов с неврастенией — это головокружение, которое заключается в ощущении вращения в голове, но не сопровождается чувством вращения окружающих предметов. Часто такое головокружение возникает при сильном волнении, физической нагрузке, изменении погоды и др. Характерны симптомы, связанные с сердечно-сосудистыми нарушениями: учащение пульса (тахикардия), ощущение сердцебиения, давящая или колющая боль в области сердца, артериальная гипертензия, краснота или бледность кожных покровов. Они могут появиться при малейшем волнении пациента, даже в ходе оживленной беседы.

При неврастении возможны диспепсические явления: изжога, ухудшение аппетита, отрыжка. Тяжесть в желудке, метеоризм, беспричинные поносы или запоры. У пациентов могут быть частые позывы к мочеиспусканию (поллакиурия), учащающиеся при волнении и проходящие в состоянии покоя. Часто бывает снижено половое влечение. У мужчин возникает преждевременное семяизвержение, приводящее к сокращению времени полового акта, что формирует у пациентов чувство слабости и неудовлетворенности.

Гиперстеническая форма неврастении проявляется повышенной раздражительностью, эмоциональной лабильностью и высокой возбудимостью. Больные легко выходят из себя, кричат на сослуживцев или родственников, часто проявляют нетерпение, не могут держать себя в руках и способны даже оскорбить окружающих. Их раздражает посторонний шум, разговор, любой звук, большое скопление людей или их быстрое передвижение. Характерно понижение работоспособности, причем это происходит не столько за счет утомления, сколько за счет первичной слабости активного внимания: рассеянности и несобранности, невозможности «включиться» в работу и сосредоточиться на выполняемом деле. Начав работу, больной неврастенией не способен длительно выдерживать психическое напряжение, необходимое для ее выполнения и легко отвлекается (часто встает из-за стола, уходит со своего рабочего места, реагирует на посторонние звуки и действия коллег). После такого отвлечения ему снова трудно начать работу. Это повторяется много раз в течение рабочего дня и в результате человек ничего не успевает сделать. Пациенты также жалуются на нарушения сна в виде проблем с засыпанием, частых ночных пробуждений, тревожных сновидений, связанных с дневными переживаниями. Как результат — тяжелое утреннее пробуждение без чувства отдыха, неясная голова, плохое настроение, постоянное чувство усталости и разбитости. Подобное утреннее состояние больных неврастенией может несколько улучшаться к вечеру. Характерна давящая головная боль («каска неврастеника») или постоянное чувство тяжести в голове, ухудшение памяти, чувство дискомфорта в различных областях тела.

Раздражительная слабость — вторая фаза неврастении, которая наступает у лиц холерического темперамента или людей с уравновешенным сильным типом нервной системы в случаях, если на первой стадии выздоровление не произошло, а действие патогенного фактора продолжается. Для больного по-прежнему характера сильная раздражительность, но она быстро гаснет и сменяется психическим истощением. Пациенты легко возбуждаются и кричат, но такая первая реакция сменяется чувством бессилия и обиды и часто переходит в плач. Психические реакции с противоположными эмоциональными состояниями возникают по любому, даже самому пустяковому, поводу. Во второй фазе неврастении больной с огромным трудом приступает к выполнению любого дела или работы, он не в состоянии сосредоточиться. Пытаясь сконцентрироваться на каком-то занятии, он быстро устает, головная боль усиливается и он не может ясно соображать, что делает. Нарастающая общая и нервная слабость заставляет его бросить начатое дело с ощущением полного бессилия. Спустя какое-то время больной снова пытается взяться за работу, но из-за нервного истощения опять ее бросает. Перерывы между такими попытками работать не улучшают ситуацию, так как они не приносят психического отдыха больному. Поэтому многократные попытки поработать могут довести больного неврастенией до состояния полного изнеможения.

Гипостеническая форма развивается как третья фаза неврастении. Она может возникнуть с самого начала заболевания у астеничных, тревожных и мнительных людей со слабым типом нервной системы. Для этой формы или фазы неврастении характерна постоянная вялость, физическая и психическая слабость, пассивность, снижение настроения, отсутствие интересов. Пациенты испытывают чувство грусти и какой-то неопределенной тревожности, но выраженные приступы тревоги или тоски для них не характерны. Сниженное настроение сочетается с выраженной астенией и часто проявляется эмоциональной неустойчивостью и слезливостью. Из-за чувства постоянной усталости и общей слабости пациенты вообще не могут собраться для начала какой-либо физической или умственной работы. Они сосредоточенны на своих внутренних ощущениях и мысли о своем состоянии еще больше подавляют их. Характерны ипохондрические жалобы на различные ощущения, исходящие из внутренних органов.

По прошествии некоторого времени при прекращении действия патологического фактора или проведении адекватной терапии у страдающих неврастенией начинает восстанавливаться сон и постепенно происходит выздоровление. При повторном возникновении приступов неврастении их длительность увеличивается, а депрессивные состояния усугубляются.

Диагностика неврастении

Диагноз неврастении ставится неврологом на основании характерных жалоб пациента, истории развития заболевания и осмотра. При клиническом обследовании необходимо исключить наличие хронических инфекций, интоксикаций или соматических заболеваний, начальным проявлением которых может быть неврастения. Неврастения может развиться и как проявление органического поражения головного мозга (опухоль, воспалительные заболевания, нейроинфекции), поэтому для его исключения пациента обследуют на компьютерном (КТ головного мозга) или магнитно-резонансном (МРТ головного мозга) томографе. Для оценки мозгового кровообращения при неврастении проводят реоэнцефалографию.

Лечение неврастении

В лечении неврастении большое значение принадлежит выявлению этиологического фактора, под воздействием которого она возникла, и по возможности его устранению. Необходимо уменьшить психическую и физическую нагрузку на пациента, ввести строгий режим труда и отдыха. Важно соблюдение правильного распорядка дня, отход ко сну и пробуждение в одни и те же часы. Больным неврастенией полезны пешие прогулки перед сном, свежий воздух, витаминизированное питание, перемена обстановки. Им рекомендована рациональная психотерапия и аутогенные тренировки.

Проводят общеукрепляющее лечение, назначают гопантеновую кислоту, глицерофосфат кальция, иногда в комбинации с препаратами железа. Эффективны бром и кофеин в индивидуально подобранных дозировках. Терапия сердечно-сосудистых нарушений проводится настойкой боярышника, препаратами валерианы и пустырника.

При гиперстенической форме неврастении показаны транквилизаторы: хлордиазепоксид, нитразепам; при нарушениях сна — снотворные средства: зопиклон, золпидем. При лечении гипостенической формы неврастении применяют малые дозы диазепама, пиритинол, элеутерококк, фонтурацетам. Рекомендуют кофе, крепкий чай, препараты с тонизирующим эффектом: женьшень, китайский лимонник, корень аралии маньчжурской, пантокрин.

При всех формах неврастении возможно назначение тиоридазина. В малых дозах он действует как антидепрессант и оказывает стимулирующее воздействие на нервную систему, поэтому применяется при гипостенической форме. В больших дозах у него проявляется седативный эффект, что позволяет использовать его в лечении гиперстенической формы.

Пациентам с неврастенией рекомендована консультация физиотерапевта для подбора эффективных физиотерапевтических методов лечения заболевания. При неврастении могут применяться электросон, массаж, рефлексотерапия, ароматерапия и другие процедуры.

Прогноз и профилактика неврастении

Неврастения имеет наиболее оптимистичные прогнозы среди всех неврозов. Однако часто происходит переход в хроническую форму, трудно поддающуюся лечению.

Главным в предупреждении развития неврастении является соблюдение правильного режима труда и отдыха, применение релаксирующих методик после нервного перенапряжения, избегание физических перегрузок и стрессовых ситуаций. Важное значение имеет смена деятельности, полное отключение от работы, активный отдых. В некоторых случаях предотвратить развитие начинающегося невроза помогает отпуск и поездка на отдых.

10 шагов невротика к спокойной жизни

Шаг 2. Обратитесь к лучшему другу

В стрессовых ситуациях поможет лучший друг. Попробуйте подойти к зеркалу, заглянуть в глаза возникшего там человека и признаться ему в любви. Что, не получается? А ведь это и есть тот самый человек. Сидит где-то в глубине своего невротического панциря и ждет. Не мучайте беднягу, выпустите его на свободу.

И тогда в зеркале появится Друг, который искренне заверит вас в любви и поддержке. А внутри станет теплее и спокойнее. И даже если вы сорветесь в пучину депрессивных состояний — а вы обязательно сорветесь, и не раз — сможете выбраться быстрее и легче, если протянете себе руку, как только опомнитесь.

Шаг 3. В любой непонятной ситуации медитируйте

Когда начинаешь разгуливать без панциря, кажется, что опасность поджидает на каждом шагу. Соберите в кулак мужество и не спешите отстреливаться.

Назревает ссора в семье? Сорвался прекрасный план на выходные? Вас прессуют на работе? Что бы ни случилось, не принимайте поспешных шагов, не действуйте на эмоциях. В 9 из 10 случаев можно позволить себе «выпасть» из тревожной или нервирующей ситуации хотя бы на 10-15 минут, лучше — на полчаса.

Главная задача невротика — отследить начало разрушительной реакции и не дать сценарию пойти по старым рельсам. Изучите техники медитации, учитесь ставить мозг на паузу. Он будет сопротивляться — это нормально, а вы поставьте себе задачу провести это время без мыслей и эмоций.

Психовать будете потом. Если захотите, конечно.

Шаг 4. Продержитесь 21 день без негатива

Когда мы уже немного научились наблюдать за собой, можно попробовать замахнуться на целый марафон, который называется «21 день без негатива». Это очень простая с виду и требующая полной мобилизации внимания техника, которая при должном упорстве может достаточно быстро поменять эмоциональную окраску всей жизни с минуса на плюс.

Утром нужно надеть на руку браслет и переодевать его на другую руку всякий раз, когда будем отслеживать негативную эмоцию по отношению к ситуациям, людям или себе.

Правила игры: можете поменять ситуацию — меняйте, нет — не эмоционируйте попусту. Чтобы победить, нужно продержаться 21 день, не переодевая браслет.

Шаг 5. А если у меня не получится?

А если не получится, проживите гнев, вину, стыд, страх до конца и двигайтесь дальше. Можно очень долго стоять на месте, рассуждая, почему не пробуем то или это. А можно просто дать себе право на ошибку.

Этот шаг требует мужества и смирения. Все ошибаются. Не нужно просчитывать результат. Делайте, что должно, и будь что будет.

Плохая новость: в отличие от страданий, счастье требует усилий. Хорошая новость: оно того стоит.

Как лечить неврастению? — 1000 секретов

Правы были наши деды и прадеды, считавшие, что все болезни от нервов. Сегодня трудно обнаружить человека, которому удалось бы избежать стрессов, чрезмерного морального перенапряжения, эмоционального срыва. Главное, не пропустить тот момент, когда всё это может вылиться в заболевание нервной системы. Одно из самых распространенных в этом ряду — неврастения.

Неврастения – невроз, характеризующийся сочетанием повышенной возбудимости с раздражительной слабостью, повышенной истощаемостью, расстройствами функций вегетативной нервной системы.

Как определить неврастению?

Подозреваем, что многим может быть знакомо подобное состояние: «Я работаю с большим напряжением. Мне трудно сосредоточиться на какой-либо задаче или вопросе. Мне кажется, что я ни на что не гожусь. Я забываю, куда кладу вещи. Я чувствую постоянную усталость. Я плохо понимаю прочитанное. Меня легко задеть, я переживаю из-за пустяка. Мне не дают уснуть тревожные мысли. Я испытываю общую слабость и т.п».

Здесь перечислено довольно много симптомов, имеющих отношение к неврастении. Впервые это заболевание было описано американским врачом Г. Бирдом в 1869 году. У человека происходит ослабление деятельности нервной системы — проявляется это в повышенной раздражительности, утомляемости, утрате способности к длительному умственному и физическому напряжению.

Появлению неврастении часто способствует какая-то психическая травма, и при ней человек еще вынужден напряженно работать и хронически недосыпать. То есть создаются такие условия, когда у него нет возможности отдохнуть и спокойно эту неприятность пережить.

Частым симптомом является головная боль, появляющаяся к концу дня. При этом возможно ощущение сдавливания головы, как будто на голову надета тяжелая шапка («каска неврастеника»). Возможно головокружение, характерны сердцебиение, чувство сжимания или покалывания в области сердца, больные легко краснеют и бледнеют.

Повышенная раздражительность проявляется вздрагиванием или даже вскрикиванием при любом неожиданном громком звуке. Больные волнуются из-за каждого пустяка, напряженно переживают незначительные события. У многих раздражительность сочетается со вспыльчивостью, вспышками гнева, возмущения. Настроение крайне неустойчиво. Каждая пустяковая неудача надолго выводит больного из равновесия.

Болезнь может продолжаться несколько месяцев, затяжные формы длятся иногда многие годы.

Стадии неврастении

Выделяется 3 стадии заболевания.

Начальная (наиболее частая форма) проявляется преимущественно в раздражительности и повышенной возбудимости. Человек жалуется на повышенную потливость, сердцебиение, частые головные боли.

Вторая, промежуточная, характеризуется раздражительной слабостью — с переходом от большой активности к апатии.

В третьей стадии преобладают слабость и нервное истощение. Основные её симптомы — вялость, апатия, повышенная сонливость, подавленность.

Среди клинических проявлений неврастении имеют место сексуальные расстройства. У мужчин могут наблюдаться преждевременная эякуляция и ослабление эрекции, у женщин — понижение полового влечения.

Как избавиться от неврастении

Конечно, первым делом ускорит выздоровление обращение к врачу (лучше к невропатологу). На начальных стадиях эта болезнь неплохо поддается лечению, особенно если человек постарается освободиться от наиболее сильных эмоциональных раздражителей окружающие люди будут способствовать этому.

  1. Полезны долгие прогулки на свежем воздухе. Мозг поглощает 18% получаемого организмом кислорода — гораздо больше, чем остальные органы и ткани.
  2. Употреблять следует простую пищу: хлеб грубого помола (ржаной), крупы, особенно гречневую и овсяную, бобовые, рыбу, особенно морскую (и другие морепродукты), сушеные белые грибы, мясо и субпродукты (печень, сердце, почки). Все они богаты витаминами, макро- и микроэлементами.
  3. Нервная система любит спокойный, глубокий, безмятежный сон. Спать столько, сколько необходимо организму. Восемь часов — это средняя цифра. Но одному человеку достаточно 6 часов, а другому требуется не меньше 9, чтобы восстановиться.
  4. Контрастный душ является прекрасным успокоительным средством.
  5. Если хочется поплакать, надо сделать это. Слезы выводят из организма гормоны стресса, которые выделяются мозгом в момент всплеска эмоций. Вот почему после плача человек чувствует себя заметно спокойнее.
  6. Рекомендуются тонизирующие средства: плоды китайского лимонника, корень женьшеня, пантокрин, сапарал, глюконат кальция.

Народные средства для лечения неврастении

  • — Отвар валерианы: 1 ст. ложку измельченного корня залей 1 стаканом кипятка, кипятить 15-20 мин. на медленном огне, дай настояться 10 мин., процедить. Пить взрослым по 1 ст. ложке, детям по 1 ч. ложке З раза вдень. Но не более 2 месяцев.
  • -Успокоительный сбор: перемешать 1 часть листьев крапивы, 1 часть мяты перечной, 1 часть листьев и цветков таволги, 2 части листьев иван-чая. 1 столовую ложку смеси заварить в чайнике в 2 литрах кипятка. Дать настояться 15 или 20 минут, процедить и пить по 1 стакану 2 раза в день.

Неврастения — Студопедия

Неврозы

Неврозы – это обратимые нарушения нервной деятельности, вызванные психическими травмами. При этом большее значение имеет информационное значение пускового стимула. Если расстройства, напоминающие невроз, возникают после перенесенной травмы, инфекции, интоксикации, то их называют неврозоподобными заболеваниями.

Психотравмирующее влияние может оказать информация о семейных и служебных неприятностях, потере близких людей, угрозе здоровья. Психической травмой является информация об угрожающих событиях в будущем. Тревожное ожидание вестей или информации также может явиться причиной психической травмы. По виду психотравмирующие раздражители могут вербальными (слово), зрительными (горящий дом), письменными (записка) и т.д. Для того чтобы развился невроз, раздражитель должен быть либо чрезмерной силы, либо продолжительного воздействия. Вероятность развития невроза у различных людей зависит от эмоциональной устойчивости, силы нервной системы, хотя теоретически невроз может развиться у любого человека. Склонность к развитию невроза имеется у лиц с повышенной возбудимостью, эмоциональностью, мнительностью, демонстративностью. Особое значение для развития неврозов имеет воспитание в детском возрасте, условия жизни, работы, общение с окружающими. Способствует развитию неврозов недостаточность вегетативной нервной системы.


По классификации к типичным или ядерным формам неврозов относятся:

· Неврастения.

· Истерия.

· Невроз навязчивых состояний.

Данный невроз характеризуется сочетанием повышенной нервной возбудимости с раздражительной слабостью, повышенной истощаемостью, вегетативными расстройствами.

Симптоматика поражения при неврастении складывается из следующих симптомов:

· Головная боль, усиливающаяся к концу рабочего дня. По характеру головная боль сжимающая, возникает ощущение надетой шапочки (так называемая «шапка неврастеника»).

· Головокружение проявляется ощущением вращения внутри головы. Указанные два симптома появляются при волнении, физическом напряжении, изменении метеорологических факторов.

· Третья группа симптомов – проявления со стороны сердечно-сосудистой системы. Возникает ощущение сердцебиения, чувство сжимания и покалывания в области сердца. Больные легко краснеют и бледнеют. Возникает повышение артериального давления. Такие ощущения возникают при волнении, в разговоре.

· Симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта проявляются изжогой, отрыжкой, вздутием живота, запорами, беспричинными поносами.

· Учащенное мочеиспускание – один из основных симптомов неврастении. Возникает при волнении.

· Сексуальные расстройства.


· Нарушение сна – один из основных симптомов неврастении. Больной с трудом засыпает, часто просыпается, сон непродолжительный. После сна нет ощущения свежести, остается чувство разбитости.

· Нарушение памяти проявляется в виде рассеянности, неустойчивости внимания. Истинного нарушения памяти при этом нет.

· Снижение работоспособности – один из ведущих симптомов заболевания. Быстро развивается усталость, утомляемость, продуктивность труда быстро снижается. Снижение работоспособности наблюдается в первую половину рабочего дня, во второй половине происходит ее повышение.

· Повышенная раздражительность проявляется вздрагиванием, вскрикиванием при любом громком звуке. Больные волнуются из-за каждого пустяка. Иногда раздражительность сочетается со вспыльчивостью, вспышками гнева, возмущения. Настроение крайне неустойчивое.

· Тремор рук.

Выделяется две формы данного заболевания. При гиперстенической форме наблюдается ранее описанная симптоматика. Гипестеническая форма протекает с явлениями заторможенности. Имеет место слабость, вялость, апатия, сонливость. Течение неврастении имеет склонность к хронизации.

Лечение неврастении предусматривает выявление причины, вызвавшей невроз. Если это возможно, проводится нейтрализация причинного фактора. Проводится уменьшение психической нагрузки. Регламентируется распорядок дня. Рекомендуется строгое соблюдение режима труда и отдыха. Желательна перемена обстановки, пребывание на свежем воздухе. Проводится психотерапия. Диета предусматривает полноценное питание с достаточным содержание витаминов.


Использование медикаментозных препаратов предусматривает их дифференцированное назначение. При гиперстенической форме используются транквилизаторы – бензодиазепины (элениум, радедорм и др.). При гипестенической форме назначаются диазепам в малых дозах, экстракт элеутерококка, крепкий кофе, чай. Одним из современных препаратов для лечения астении или слабости является энерион. Положительное влияние оказывают прогулки перед сном, теплые ножные ванны. Рекомендуется ложиться спать и вставать в определенное время. При этом формируется стереотип засыпания и просыпания. Для коррекции настроения возможно использовать малые дозы антидепрессантов. Для лечения сердечно-сосудистых расстройств используется валериана, боярышник, пустырник.

Тело которое работает программистом / Хабр

Это моя третья попытка написать о программисте как о человеке. Человеке, который живет в искусственной среде и занимается вполне определенной деятельностью большую часть своего времени. В данной статье я обращусь к такому авторитету в телесно-ориентированной психологии (ТОП) как А.Лоуэн. Он рассматривает психику и тело как единое целое, а, точнее, само это разделение, по его мнению, абсурдно. Психика является проекцией тела, так же как тело отражает психику. Так, например, если у человека хронически напряжена голова, то А.Лоуэн вслед за В.Райхом называет ее “шапкой неврастеника”, и, скорее всего, это напряжение влечет за собой нарушение в эмоциональной сфере. Обратное воздействие — депрессия сказывается на общем тонусе человека.


На мой взгляд в ИТ области наблюдается, очевидный паттерн (набор действия) разрешения психологических проблем (совокупно называемых — прокастинация). Данной статьей я покажу альтернативный способ решения собственных проблем.

В случае “шапки неврастеника”, например, вредно себя Заставлять работать, это ведет, в лучшем случае, к вытеснению проблем и хронической усталости уже в начале дня, в худшем, обычно, к изменению характера в сторону раздражительности, замкнутости, нежеланию брать на себя новые задачи (что бы хоть как-то разгрузить голову).

Таких “поясов” тела В.Райх отмечает семь:

Лобная часть (“шапка неврастеника”)
Челюстной зажим — невысказанность, недосказанность, зажатая агрессия.
Область шеи — все, что связанно с самоидентификацией.
Грудной пояс — чувства
Зона диафрагмы — граница осознания эмоция.
Пупочная зона — чувства, связанные с удовольствием, страхом
Тазовая область — сексуальность.

Обратите внимание на то, кто как сидит. Если сгорблен, то, скорее всего, человек бессознательно блокирует свои эмоции, так как при этом нарушается движение диафрагмы, и в принципе дыхание. Какое положение у шеи, удобна ли эта позиция для нее? В шее находятся все кровеносные сосуды для головы, и в силу того, что в ней мало нервных окончаний, кажется, что все в порядке. Но многие из моих знакомых ИТшников принимали таблетки для улучшения кровоснабжения.

Иногда кажется (а иногда так и есть), что работодатель оценивает вашу работу по тому, находитесь ли вы на своем рабочем месте, или нет, и я видел, как человек склонный к ходьбе во время размышлений (ноги являются естественным насосом кровоснабжения) сидел, что бы его не приняли за тунеядца.

Про пример с “кто как сидит” мне возразят, что сидеть с постоянно выпрямленной спиной невозможно столько времени, и я соглашусь. И добавлю, что сидеть 8 часов в день наше тело вообще не приспособлено.

Часто под телесно-ориентированной терапией подразумевается йога, физкультура, тренажерный зал и спорт в любом его проявлении. Это не так. Но и они сильно способствуют приходу к более полному проживанию жизни. А. Лоуэн пишет, что целью его терапии является не какой-то духовный опыт или сверх-опыт, а обычная жизнь.

Для начала введем некий критерий того, как себя чувствует здоровый человек по А.Лоуэну и В.Райху. И за этот критерий мы возьмем то, как человек переживает оргазм. Данную тему я немного по другому раскрываю в первоначальном виде статьи (она под катом в самом низу). Они говорят о том, что оргазм сопровождается непроизвольными, неконтролируемыми движениями. Так же отмечают, что в процессе терапии наблюдается увеличение свободы движения, экспрессии, эмоциональной зрелости.

Зачем нужно уделить этому внимание? Зачастую, защитные реакции, которые вырабатываются в детстве, запоминаются телом. И для того, чтобы вернуться к этому состоянию, достаточно занять ту же позу. Так, например, отцовский подзатыльник, перед которым ребенок напрягался в затылочной части головы, а после вызвал обиду и чувство несправедливости, может отразится на состоянии во время работы. Например, похолодало (включили кондиционер), человек естественно напряг шею и затылочную область, что, в свою очередь, вызвало эти эмоции, а так как им в данной ситуации не место, он их вытеснил. Плохое настроение обеспеченно. В ходе самостоятельного выполнения упражнений можно такие “зажимы” снять. Я уже не говорю об отношениях с детьми (которые по определению “ходячая эмоция”) или противоположным полом.

С точки зрения ТОП, любая жесткая (ригидная) конструкция вредна для психологического здоровья. В нас нет жестких перекладин для таких конструкций, все эти схемы выполняются тем же материалом, что и все остальное.

Упражнения из ТОП не делаются более 15 минут в день. Это, конечно, не “переложите мышку в другую руку”, но реальный способ почувствовать себя.

Можно много еще чего сказать о телесно-ориентированном подходе к себе, но у меня нет задачи пересказать все. Я просто хочу обратить ваше внимание на собственное состояние и, возможно, заинтересовать таким направление в психологии как ТОП.

Статья более троллинговая, но с практикой…

Данная статья скорее экскурс-повод_задуматься включает в себя эксперименты, которые покажут вам определенное состояние “животного начала”, которым в процессе рабочего времени не принято руководствоваться. (Будет — затравка и эксперименты, исключая теорию).

Первые свои статьи я посвятил психоанализу Юнга, и старался показать в них, как каждый из типов (по типологии Юнга) чувствует себя, будучи программистом, показать, что данная сфера более чем логико-интуитивная, что влечет за собой ряд профессиональных деформаций. А также то, что по теории К.Г. Юнга логика исключает чувства, а интуиция – сенсорное восприятие.

А тому фактору, что при провале попытки решить задачу известными способами, естественно испытывать напряжение (а при продолжительных провалах – фрустрацию), я посвящу только этот абзац. Иначе говоря, если не срабатывают известные паттерны поведения – мы раздражаемся.

Текст, приведенный ниже, является выдержками из книги “Любовь и оргазм” А. Лоуэна. Вы можете с ним (и со мной) не согласиться, однако, помните, что эти мысли подтверждены многолетней практикой в телесно-ориентированной психологии.
Для начала введем некий критерий того, как себя чувствует здоровый человек по А. Лоуэну и В. Райху. И за этот критерий мы возьмем то, как человек переживает оргазм.

Во время оргастической кульминации исчезает самосознание (эго-
сознание). Это временное затемнение «Эго», отнюдь не омрачено чувством
покинутости. Мы не теряем сознание в процессе оргазма. Было бы правильнее
говорить о потере личностной самости. Я (самость) исчезает, растворяясь в
объекте любви: любовь достигает своей конечной цели. Здесь возникает не
только чувство полного единства и объединения с партнером, но и появляется
сознание себя как части единой пульсирующей вселенной. Последняя мысль
подтверждает идею Райха, что в оргазме человек осознает себя как единое
целое с космическими процессами.

Cтоит отметить, что это не уникальный опыт, а норма. Норма, к которой А. Лоуэн приводил своих пациентов в течение полугода. В доказательство моих слов привожу отрывок отзыва одной из пациенток:


Далее мы приводим то, что поведала одна женщина, пережившая этот
феномен; ее описание отличается краткостью и точностью: «Однажды во время
полового акта я пережила нечто, настолько отличное от всего прочего, что я
думала, что никогда больше не смогу почувствовать удовлетворение, пока это
не произошло со мной снова. В течение этого переживания, безо всяких
усилий и стараний с моей стороны мое тело как бы двигалось изнутри, и все
было чудесно. Тут был и ритм и чувство экстаза от осознания, что я часть
чего-то гораздо большего, чем я сама, и, наконец, вознаграждение в виде
реального удовлетворения и спокойствия».

Тем, кто ожидает, что далее будет текст, направленный на улучшение его эффективности как программиста, может его закрыть. Приведу описание того, какие бывают самообманы и проблемы, по мнению А. Лоуэна. Прямой связи между программированием и этими проблемами нет. ))


Наиболее распространенное нарушение сексуальных функций у мужчин — преждевременная эякуляция. Как обычно, никаких точных указаний по этому
поводу нигде нет, потому что никто не определял, в чем состоит
«преждевременность» и какой должна быть «нормальная» длительность
процесса.
Альфред Кинси утверждает: «Вероятно, у трех четвертей всех мужчин
оргазм развивается через две минуты после начала полового акта, а кое-кто
может пережить кульминацию менее чем через минуту или даже через десять
или двадцать секунд после коитального проникновения». Я могу подтвердить,
что треть мужчин, которых мне пришлось лечить, страдали от этого
расстройства. Его эффект выходит за рамки дефицита мужской
удовлетворенности. В тяжелых случаях преждевременная эякуляция лишает
женщину возможности достичь вагинального оргазма, даже если она способна
испытать его. Общий результат проявляется в виде неполноты сексуальных
отношений для обоих партнеров, ведет к напряженности в их отношениях и
часто приводит к расторжению брака.

Теперь следует прояснить, почему многие, страдающие преждевременной
эякуляцией, не осознают ее.

Другая…


Другая форма оргастической импотенции мужчин известна под техническим
названием «заторможенная эякуляция» (ejaculatio retardans). В этом случае
эякуляция сдерживается или не происходит, пока не схлынет возбуждение. В
результате, конечно, наступает очень слабая кульминация, не приносящая
чувства оргастического удовлетворения. По сравнению с этим нарушением, при
котором часто ощущение кульминации вообще отсутствует, преждевременная
эякуляция может показаться вершиной возбуждения.

3 форма разрядки по А.Лоуэну:


Эякуляция не преждевременна и не заторможена, она происходит
как раз в момент наступления непроизвольных движений. Полноценное чувство
удовлетворения ускользает от мужчины, поскольку его тело не целиком
включается в сексуальную реакцию. Он неподвижен. Однако то, что ощущается
во время переживания высшего момента возбуждения, приятно, и по этой
причине такая реакция, как правило, не рассматривается как отклонение. С
точки зрения оргастической потенции, это следует рассматривать как
частичный оргазм.

Это и есть тот локальный оргазм,….

Да, меня вполне можно обвинить в том, что это проблема не только программистов, но и работников любых других сфер (и будет прав). На это я возражу тем, что именно у программистов наблюдается ухудшение эмоционального состояния, когда после реабилитации и восстановления они снова приступают к программированию (без увлечения связанного с движением или другим видом деятельности). Далее предлагаю вам прочитать книгу А. Лоуэна (упомянутую выше), которая написана простым языком, и будет понятна даже неподготовленному человеку.

Стоит отметить, что качественных исследований влияния на человека этого рода деятельности очень мало (а точнее, я нашел только одно). И все мои размышления основываются на моих собственных наблюдениях.

Практика.
В качестве эксперимента предложу вам проделать следующее упражнение, которое называют «базовое заземление»:

Встаньте, расставив стопы на расстояние около 25 сантиметров и развернув мыски вовнутрь так, чтобы слегка потянуть ягодичные мышцы. Наклонитесь вперед и коснитесь пола пальцами обеих рук.
Колени слегка согнуты.
Весь вес тела должен приходиться на стопы, не переносите его на руки.

Расслабьте шею, насколько это возможно, дайте голове свободно повиснуть.
Дышите ртом свободно и глубоко. Внимательно следите за дыханием. На время проведения опыта забудьте о дыхании через нос.
Позвольте весу тела «перетечь» вперед так, чтобы он пришелся на передние части стоп. Пятки могут чуть-чуть отрываться от пола, но только чуть-чуть.
Осторожно распрямляйте ноги, пока не натянутся подколенные сухожилия. Ноги, однако, не должны выпрямиться полностью, а также не должны быть заблокированы.
Удерживайте эту позицию около минуты.

Задайтесь теперь следующими вопросами:

• Вы дышите свободно или что-то мешает вашему дыханию? Если дыхание сдерживается, вибрации не возникнут.
• Чувствуете ли вы вибрационную активность в ногах? Если нет, то попробуйте слегка согнуть колени, а затем распрямить их, приняв исходную позицию. Повторяйте это действие, чтобы мышцы ног получили возможность расслабиться.
• Каков характер вибраций? Слабые они или сильные, равномерные или порывистые? В некоторых случаях люди буквально подпрыгивают, не в силах сдержать возбуждение. Не случилось ли такого с вами? Мы предложим проделать этот опыт снова, когда вы прочтете следующую главу.

В процессе этого упражнения вы можете почувствовать, насколько вам приятно соприкасаться с нижней частью вашего тела, с частью, в которой содержатся инстинкты. Большая часть ваших эмоций находится там. Вот, что пишет Лоуэн в книге “Сборник биоэнергетических опытов” об этом упражнении:


Большинство западных жителей центрированы в верхней части тела, в основном в голове. Мы воспринимаем голову как «вместилище» эго, центр сознания и обдуманного поведения. Нижний, или тазовый, центр, где находится хара, напротив, считается средоточием неосознанного и инстинктивного поведения. Можно сказать, что это — животный центр (как предлагает Тодд). Значение этого центра становится очевидным, если вспомнить, что лишь 10% наших движений осознанны, в то время как 90% — неосознанны.
Аналогия сделает это более понятным. Представим себе лошадь и наездника. Наездник — эго — осознанно отдает указания и контролирует скорость; лошадь — нижний центр — обладает силой и готова доставить наездника туда, куда он хочет. Если наездник (эго) вдруг потеряет способность осознанно действовать, лошадь (нижний центр) скорее всего все же доставит его домой невредимым. Но если лошадь упадет, наездник окажется практически беспомощным.

Ежедневное выполнения “заземления” и “арки” может значительно снизить уровень напряжения в теле.


“Арка”
Этот опыт схож с предыдущим. Отличие заключается в том, что он заставляет тело под влиянием стресса открыть дыхание и больше загрузить ноги. Его корректное выполнение помогает избавиться от напряжения в животе, которое как раз и создает «пузо». Такое же упражнение выполняют те, кто практикует Тайцзи.
Встаньте, расставив стопы на расстояние около 50 сантиметров, слегка развернув мыски ног вовнутрь.
Теперь упритесь кулаками в поясницу так, чтобы костяшки больших пальцев были развернуты вверх.
Не отрывая пяток от пола, согните оба колена, насколько можете.
Прогнитесь назад, не убирая кулаков с поясницы, а как бы поверх них. Обязательно следите за тем, чтобы вес оставался смещенным вперед и приходился на передние части стоп.
Дышите глубоко, задействуя живот.
• Не чувствуете ли вы некоторой «натянутости» в пояснице? Если да, то это означает, что в этой части тела существует весьма значительное напряжение.
• Чувствуется ли боль или напряжение в основаниях бедер или в районе колен? Если ноги расслаблены, вы не почувствуете натянутости нигде, кроме лодыжек и стоп, которые удерживают вес тела.
• Начинают ли ноги вибрировать?
• Удается ли сохранять максимально выгнутую позу? Отведена назад или приведена вперед попа? И в том, и в другом случае вы нарушили изгиб «арки», и энергия и чувства не могут беспрепятственно протекать в стопы ног.

На этом я закончу маленький экскурс в практику А. Лоуэна. Все упражнения биоэнергетической практики очень просты, и найти их можно в любой из книг по телесно-ориентированной психологии (ТОП). Более развернуто писать о ТОП в рамках этой заметки — вредно, так как лучше прочитать оригинал. По опыту предыдущих статей понимаю, что эта заметка встретит массу негативных откликов (это не формат хабра, “да мы не такие”, “при чем тут программисты”), тем не менее, мне кажется, что обращать внимание на свое психоэмоциональное состояние важно всем, а тем более – программистам.


Неврастения — описание болезни

Неврастения – невроз, характеризующийся сочетанием повышенной возбудимости с раздражительной слабостью, повышенной истощаемостью, расстройствами функций вегетативной нервной системы.

Симптомы болезни Неврастения

Симптоматология неврастении многообразна. Частым симптомом является диффузная головная боль, появляющаяся к концу дня. При этом возможно ощущение сдавливания головы, как будто на голову надета тяжелая шапка («каска неврастеника»). Возможно головокружение, но, как правило, при этом ощущения вращения окружающих предметов не возникает. Характерны сердцебиение, чувство сжимания или покалывания в области сердца, больные легко краснеют и бледнеют. Эти изменения возникают при любом волнении и даже оживленном разговоре (появляется сердцебиение, учащается пульс, повышается артериальное давление). Нередки жалобы на плохой аппетит, давление в подложечной области, изжогу, отрыжку, вздутие живота, запор, беспричинные поносы и другие диспепсические явления. Важным симптомом неврастении является поллакиурия (учащенные позывы на мочеиспускание), которая усиливается при волнениях и, наоборот, снижается или полностью проходит в состоянии покоя. Часто отмечается снижение полового влечения. Характерно преждевременное извержение семени, что приводит к быстрому окончанию полового акта, оставляя чувство слабости, разбитости, неудовлетворенности. Нарушения со стороны мочеполовой сферы обусловливают развитие ипохондрического синдрома.

Нарушение сна – один из основных симптомов неврастении: больной с трудом засыпает, часто просыпается, сон непродолжительный. После сна больной не чувствует себя отдохнувшим, ощущает разбитость. Возможна повышенная сонливость. В связи с рассеянностью, неустойчивостью внимания процесс запоминания затрудняется, и больные нередко жалуются на ослабление памяти.

Важнейший признак неврастении – снижение работоспособности. Обычно в процессе работы у больных быстро возникают чувство усталости, слабости, снижение внимания, в связи с чем продуктивность труда падает.

Повышенная раздражительность проявляется вздрагиванием или даже вскрикиванием при любом неожиданном громком звуке. Больные волнуются из-за каждого пустяка, напряженно переживают незначительные события. У многих раздражительность сочетается со вспыльчивостью, вспышками гнева, возмущения. Настроение крайне неустойчиво. Каждая пустяковая неудача надолго выводит больного из равновесия.

При обследовании выявляются оживление сухожильных и периостальных рефлексов, дрожание пальцев вытянутых рук и век, резко выраженный дермографизм, гипергидроз (особенно ладоней), повышенный пиломоторный рефлекс, тахикардия. Выделяют две формы неврастении: гиперстеническую (возбудительную) и гипостеническую (тормозную). Первая проявляется классическими симптомами заболевания, а при второй отмечаются общая слабость, вялость, сонливость; сухожильные и периостальные рефлексы могут быть снижены.

Диагностика болезни Неврастения

Затруднений не вызывает. Диагноз базируется на основных симптомах. Однако прежде чем поставить диагноз неврастении, необходимо исключить органическое заболевание ЦНС.

Течение и прогноз. Отмечается наклонность к хроническому течению, однако среди неврозов это прогностически наиболее благоприятное заболевание.

Лечение болезни Неврастения

В первую очередь нужно выяснить причину, вызвавшую невроз, и по возможности ее нейтрализовать. Необходимо уменьшить психическую нагрузку и строго регламентировать распорядок дня. Желательны перемена обстановки, пребывание на свежем воздухе, психотерапия. Одновременно следует провести общеукрепляющее лечение. Пища должна быть богата витаминами. Для усиления анаболических процессов назначают глицерофосфат кальция, нередко в сочетании с препаратами железа. Эффективны индивидуально подобранные дозы брома и кофеина. При гиперстенической форме назначают транквилизаторы — хлозепид (элениум), оксазепам, при гипостенической — триоксазин, медазепам (руд отель), сибазон (диазепам) в малых дозах, экстракт элеутерококка, крепкий чай или кофе; снотворные не рекомендуются. Полезны получасовые прогулки перед сном, теплые ножные ванны. Необходимо соблюдение режима дня с определенным часом отхода ко сну и подъема (например, 23 ч и 7 ч). Рекомендуются тонизирующие средства: плоды китайского лимонника, корень женьшеня, пантокрин, сапарал, глюконат кальция. При гипостенической форме назначают также тиоридазин (сонапакс, меллерил), который в малых дозах оказывает стимулирующее и антидепрессантное действие, а с увеличением дозы нарастает седативный эффект. Поэтому данный препарат можно применять как при гипо-, так и при гиперстенической форме. Для лечения сердечно-сосудистых нарушений назначают препараты пустырника, брома, валерианы, настойку боярышника. Определенный терапевтический эффект дает при неврастении метод аутогенной тренировки.

К каким докторам следует обращаться при болезни Неврастения

Невролог

Шок войны | История

В сентябре 1914 года, в самом начале великой войны, распространились ужасные слухи. Говорили, что во время битвы на Марне, к востоку от Парижа, солдаты на передовой были обнаружены стоящими на своих постах во всех должных воинских позах — но не живыми. «Эти мертвые люди имитировали любое нормальное жизненное отношение», — говорится в патриотическом сериале The Times History of the War , опубликованном в 1916 году. «Иллюзия была настолько полной, что часто живые говорили с мертвыми, прежде чем они осознавали это. истинное положение дел.Причиной явления была «асфиксия», вызванная мощными новыми осколочно-фугасными снарядами — по крайней мере, так это утверждалось. То, что такая диковинная история может получить доверие, неудивительно: несмотря на массированный огонь пушек прошлых веков и даже автоматическое оружие, представленное во время Гражданской войны в США, ничего подобного этой новой громовой артиллерийской мощи раньше не видели. Батарея мобильных 75-мм полевых орудий, гордость французской армии, могла, например, охватить десять акров местности на глубине 435 ярдов менее чем за 50 секунд; За пятидневный период сентябрьского боя на Марне было выпущено 432 000 снарядов.Слух, исходящий оттуда, отражал инстинктивный страх, вызванный таким чудовищным нововведением. Несомненно — это имело смысл — такая машина должна заставить темные невидимые силы проходить по воздуху и разрушать человеческий мозг.

Осколки минометов, гранат и, прежде всего, артиллерийских снарядов или бомб, по оценкам, составят 60 процентов из 9,7 миллионов погибших военных во время Первой мировой войны. заметил, что многие солдаты, прибывшие на пункты обезвреживания раненых, которые подверглись воздействию разорвавшихся снарядов, хотя были явно повреждены, не имели видимых ран.Скорее, они, похоже, страдали от удивительного шока, вызванного взрывной силой. Этот новый тип травмы, как заключили британские медицинские заключения, оказался «результатом самого взрыва, а не только запущенных им ракет». Другими словами, казалось, что какая-то темная невидимая сила действительно прошла через воздух и нанесла новый и особый вред человеческому мозгу.

«Панцирный шок», термин, который стал определять это явление, впервые появился в британском медицинском журнале The Lancet в феврале 1915 года, всего через шесть месяцев после начала войны.В знаменательной статье капитан Чарльз Майерс из Медицинского корпуса Королевской армии отметил «удивительно близкое сходство» симптомов у трех солдат, каждый из которых подвергся воздействию взрывающихся снарядов: в случае 1 вокруг него разорвалось шесть или семь снарядов; Корпус 2 был похоронен под землей на 18 часов после того, как в его траншею обрушился снаряд; Корпус 3 был сорван с груды кирпичей высотой 15 футов. У всех троих мужчин наблюдались симптомы «уменьшенного поля зрения», потери обоняния и вкуса и некоторой потери памяти.«Комментарии к этим случаям кажутся излишними», — заключил Майерс, подробно задокументировав симптомы каждого из них. «Похоже, что они составляют определенный класс среди других, возникающих в результате контузии».

Раннее медицинское заключение исходило из здравого смысла, согласно которому повреждение было «тревожным» или связано с сильным сотрясением сотрясенного мозга в черепе солдата. Таким образом, контузное поражение первоначально рассматривалось как физическое ранение, и, таким образом, солдат, подвергшийся контузию, имел право на отличительную «полосу на ране» на своей форме, а также на возможное увольнение и военную пенсию.Но к 1916 году военные и медицинские власти были убеждены, что многие солдаты проявляют характерные симптомы — дрожь, «похожую на дрожание студня»; Головная боль; шум в ушах или звон в ушах; головокружение; плохая концентрация; путаница; потеря памяти; и нарушения сна — до взрывов снарядов не было. Скорее, их состояние было одним из состояний «неврастении», или нервной слабости — говоря обывателям, нервного срыва, вызванного ужасным стрессом войны.

Органическое повреждение от силы взрыва? Или неврастения, психическое расстройство, вызванное ужасами современной войны? К сожалению, единый термин «контузный удар» охватил оба условия.И все же это был нервный период, начало 20-го века, поскольку недавнее нападение промышленных технологий на исконную чувствительность привело к множеству нервных недугов. По мере того, как война затягивалась, медицинское мнение все больше отражало последние достижения психиатрии, и большинство случаев контузного шока воспринималось как эмоциональный коллапс перед лицом беспрецедентных и трудно вообразимых ужасов позиционной войны. У этой оценки был удобный практический результат; если расстройство было нервным, а не физическим, солдат, получивший контузию, не требовал нанесения полосы на рану, и, если он не был ранен, его можно было вернуть на фронт.

Переживание воздействия силы взрыва или, по выражению того времени, «взорвавшееся», часто и мощно передается в медицинских записях, мемуарах и письмах этой эпохи. «Был звук, похожий на рев экспресса, приближающегося с огромной скоростью, с громким пением, воем», — вспоминал молодой доброволец американского Красного Креста в 1916 году, описывая приближающийся артиллерийский снаряд. «Он продолжал приходить и приходить, и я задавался вопросом, когда он когда-нибудь лопнет. Затем, когда он оказался прямо на нас, это произошло, с сокрушительным грохотом, от которого земля задрожала.Это было ужасно. Сотрясение было похоже на удар по лицу, животу и всему телу; это было как будто тебя неожиданно ударила огромная волна в океане ». Взорвавшись на расстоянии 200 ярдов, снаряд пробил в земле дыру, «размером с маленькую комнату».

К 1917 году медицинским работникам было дано указание избегать употребления термина «контузный шок» и обозначать вероятные случаи как «еще не диагностированные (нервные)». Доставленный в психиатрическое отделение, солдат был оценен специалистом как «контузный шок (рана)» или «контузный шок (больной)», причем последний диагноз ставился, если солдат не находился близко от взрыва.Переведенный в лечебный центр в Великобритании или Франции, солдат-инвалид находился под опекой неврологов и выздоравливал до выписки или возвращения на фронт. Офицеры могут пережить последний период выздоровления, прежде чем их выбросят обратно в пасть войны или в рабочий мир, набравшись сил в каком-нибудь меньшем, часто финансируемом из частных источников лечебном центре — в каком-нибудь тихом отдаленном месте, таком как Леннел Хаус в Колдстриме, в Страна шотландских границ.

Вспомогательная больница Леннела, частный дом для выздоравливающих офицеров, была загородной усадьбой, принадлежавшей майору.Уолтера и леди Клементины Уоринг, который, как и многие частные дома по всей Британии, был преобразован в лечебный центр. Поместье включало загородный дом, несколько ферм и лесные массивы; перед войной Леннел прославился тем, что у него были лучшие итальянские сады в Великобритании. Однако сегодня особняк Леннел представляет интерес не потому, что в нем находятся сады, а потому, что в нем сохранился небольшой тайник с записями из истории болезни, относящимися к контузию времен Первой мировой войны. По злой иронии судьбы около 60 процентов британских военных архивов времен Первой мировой войны были уничтожены во время молниеносной войны.Точно так же 80 процентов послужных списков армии США с 1912 по 1960 годы были потеряны в результате пожара в Национальном управлении кадрового учета в Сент-Луисе, штат Миссури, в 1973 году. в современную эпоху, и хотя его сомнительный диагностический статус имеет разветвления для потерь в Ираке и Афганистане сегодня, сохранилось относительно мало личных медицинских данных времен Великой войны. Однако файлы вспомогательной больницы Леннел, теперь хранящиеся в Национальном архиве Шотландии, в течение десятилетий после двух мировых войн хранились среди прочего беспорядка в доме в металлическом ящике в подвале дома Леннел.

В 1901 году майор Уолтер Уоринг, выдающийся офицер, ветеран англо-бурской войны и член парламента от либералов, женился на леди Сьюзен Элизабет Клементина Хэй и привез ее в Леннел-хаус. Майор был в форме большую часть войны, дежурил во Франции, Салониках и Марокко, и поэтому именно леди Клементина наблюдала за преобразованием Леннел-хауса в дом для выздоравливающих солдат-неврастеников. Дочке 10-го маркиза Твиддейла, Клемми, как ее называли друзья, в 1914 году было 35 лет.Ее внук сэр Илей Кэмпбелл из Сокхота и его жена леди Кэмпбелл, живущие в Аргайлле, с любовью вспоминают о ней как о «присутствующей» и веселой, веселой и очаровательной. Каталог корреспонденции леди Клементины в Национальном архиве Шотландии красноречиво свидетельствует о ее обаянии, ссылаясь на впечатляющее количество писем от подающих надежды женихов, обычно молодых капитанов, «об их отношениях и возможной помолвке».

Обычно, прибывающие в Леннел из лечебных центров в Лондоне и Эдинбурге, выздоравливающие офицеры были приняты в качестве гостей загородного дома.Красивая дубовая лестница возвышалась над вестибюлем Леннела и вела под богато украшенным стеклянным куполом на верхний этаж, где каждый офицер находил свою красивую спальню с окнами, выходящими в сад или с видами на леса и холмы Чевиот. по всей видимости, одновременно проживало всего около дюжины жителей. Внизу, частный кабинет майора Уоринга был использован во время его отсутствия на войне в качестве офицерской столовой, в то время как его отделанная панелями библиотека была доступна для книжников: Зигфрида Сассуна, который стал одним из выдающихся поэтов-летописцев войны. , нашел здесь «красивое октавное издание» романа Томаса Харди и провел дождливый день, аккуратно обрезая его плохо вырезанные страницы.Трапезой руководила хозяйка офицеров, красивая миниатюрная леди Клементина.

Несмотря на их общий статус офицеров, эти люди происходили из разных слоев общества. Лейтенант Р.К. Гулл получил образование в Итоне, Оксфорде и Сандхерсте, прежде чем получить свою комиссию в ноябре 1914 года, например, в то время как лейтенант Хейс из Третьего Королевского Сассекского полка родился в Лондоне, получил образование в Англии и Швейцарии и эмигрировал. в Канаду, где до войны занимался бизнесом и сельским хозяйством.Офицеры были менеджерами австралийских станций, дипломированными бухгалтерами, партнерами в банковских фирмах и, что интересно, «трейдером и исследователем Центральной Африки». Эти люди участвовали в боевых действиях во многих кампаниях на многих фронтах, включая англо-бурскую войну. Некоторые служили в Галлиполи, и слишком многие были ранены на Западном фронте.

Жизнь в Леннеле велась в привычном и тонко строгом распорядке хорошо организованного загородного дома, с едой в определенное время, неспешными занятиями и чаем на террасе.Семья леди Клементины свободно смешивалась с гостями-офицерами, ее младшая дочь Китти, которой был всего год, когда разразилась война, была особенным фаворитом. В течение дня, занятые прогулками по стране, дружескими беседами, игрой на пианино, настольным теннисом, рыбалкой, игрой в гольф и велосипедом, а также полуформальным питанием, каждый офицер, тем не менее, уходил на пенсию ночью в свою личную комнату и здесь в одиночестве и сурово сталкивался с состоянием, которое было раньше. прежде всего принесла ему эту мирную паузу.

«Ярко снится к эпизодам войны — чувствуется, как будто опускаешься в постель»; «Спит спокойно, но ходит во сне: никогда не делал этого раньше: сны о Франции»; «Бессонница с яркими сновидениями о боях»; и «Сны в основном о мертвых немцах … Ужасно совесть за убийство гуннов».

Краткие медицинские описания случая, в среднем около трех страниц на каждого пациента, представляют каждого офицера по имени и возрасту, указывают его гражданский адрес, а также сведения о полку и службе, а также включают краткий раздел «Семейная история», в котором обычно указывается, был ли он родители были живы, какие-либо семейные нервные расстройства в анамнезе и был ли брат убит на войне.Также должным образом фиксировались образование, профессиональная жизнь и оценка темперамента офицера перед его срывом. Капитан Кайл, например, в возрасте 23 лет, проработавший три года и три месяца на момент поступления в Леннел, ранее был «увлеченным атлетом, полностью наслаждался жизнью, без нервов». Бригадный генерал Макларен также был «увлечен спортом на открытом воздухе» — всегда эталоном психического здоровья британцев, — но имел «не очень много друзей».

Для солдата-неврастеника было предостаточно лечения.Самыми известными, несомненно, были методы лечения электрическим током доктора Льюиса Йилланда, проведенные в Национальной больнице парализованных и эпилептических больных на Королевской площади в Лондоне, где, по его словам, его лекарство «применялось более чем к 250 пациентам» (неизвестное количество из которых были гражданскими). Йелланд утверждал, что его лечение вылечило все наиболее распространенные «истерические расстройства войны» — тряску, дрожь и заикание, паралич и расстройства речи — иногда за один получасовый сеанс у подозреваемого.Другими стратегиями были электрические тепловые ванны, молочные диеты, гипноз, зажимы и машины, которые механически заставляли упрямые конечности выходить из их замороженного положения. По мере того, как война утихала и контузный шок — тревожный и эмоциональный — стал признан одним из ее основных недугов, лечение стало более благосклонным. Покой, тишина и покой, а также умеренные реабилитационные мероприятия стали установленным режимом лечения, иногда сопровождаемым сеансами психотерапии, умелое администрирование которых варьировалось от учреждения к учреждению и от практикующего к практикующему.

Хотя офицеры Леннела явно находились под медицинским наблюдением, неясно, какое именно лечение они получали. Подход леди Клементины был практичным и здравым. По словам ее внука сэра Айли, она была одним из первых защитников трудотерапии — всегда была занята. Живопись, в частности, похоже, поощрялась, и на сохранившейся фотографии в семейном альбоме изображена столовая Леннела, окруженная геральдическими щитами, каждый офицер получил указание леди Клементины нарисовать свой фамильный герб.(А если у них его не было? «Я полагаю, они придумали его», — с удивлением вспоминал сэр Айлей.) , было дело.

Симптомы, записанные в описаниях случаев, знакомых по литературе того времени, достаточно ясны: «сердцебиение — страх обморока … чувство удушья, сжатия в горле»; «Сейчас чувствует себя разбитым, болит в области сердца»; «Депрессия — Чрезмерная реакция — Бессонница — Головные боли»; нервозность, утомление, огорчение от внезапного шума »; «Пациент боится стрельбы, смерти и темноты…. В периоды бодрствования он представляет себе увечья, которые он видел, и чувствует ужас шквального огня »; «Депрессия из-за неспособности справляться с легкими предметами и сильная боль в глазах». И есть случай младшего лейтенанта Бертвистла, проработавшего два года в 27-м австралийском пехотном полку, хотя ему всего 20 лет, у которого на лице «озадаченное выражение» и «заметный дефект недавней и далекой памяти». «Его умственное содержание кажется ребяческим. Он послушен », — говорится в записях, сопровождавших его из Королевского военного госпиталя Виктории в Нетли, на южном побережье Англии.

В официальном отчете Комитета по расследованию «контузии» военного министерства, сделанном в конце войны, сделан серьезный вывод о том, что «контузия подразделяется на две категории: (1) сотрясение мозга или эмоциональный шок; и (2) Эмоциональный шок », и из них« Доказано, что жертвы сотрясения мозга после разрыва снаряда составляют относительно небольшую долю (от 5 до 10 процентов) ». Свидетельства о повреждениях от «сотрясения мозга» были в значительной степени анекдотичными и в значительной степени основывались на наблюдениях старших офицеров на местах, многие из которых, ветераны предыдущих войн, явно скептически относились к любой новомодной попытке объяснить, что, по их мнению, было простая потеря нервов: «Новые дивизии часто получали« контузный шок », потому что считали, что это правильно в европейской войне», — сказал майор.Притчард Тейлор, очень титулованный офицер, заметил. С другой стороны, консультант по нейропсихиатрии Американского экспедиционного корпуса сообщил о гораздо более высоком проценте сотрясения мозга: от 50 до 60 процентов случаев контузного шока в его базовом госпитале заявили, что они «потеряли сознание или память после того, как были сбиты с толку. как ад.» К сожалению, информация об обстоятельствах получения таких травм была весьма разрозненной. Теоретически медицинские работники были проинструктированы указывать в анкете пациента, был ли он близок к взорвавшейся снаряде, но в беспорядочной, безумной практике обработки нескольких раненых на тяжелых полевых участках эта важнейшая деталь обычно опускалась. .

Записи дела Леннеля, однако, свидетельствуют о том, что значительное количество «неврастенических» офицеров пострадали от прямого, жестокого взрыва: «Совершенно здоров, пока его не сбили с ног в Вареннесе … после этого он не мог спать в течение нескольких недель подряд. »; «Его несколько раз взрывали, и в последнее время он обнаружил, что нервы у него пошатнулись». Каждый случай за случаем офицера хоронят, швыряют, оглушают, контузируют разорвавшимися снарядами. Лейтенант Грейвс направился прямо из Галлиполи «в линию и через Сомму».«Во время боя у Бомон-Амеля во Франции снаряд упал« довольно близко и подорвал его ». Ошеломленный, ему помогли найти землянку для роты, после чего ему «удалось продержаться несколько дней», хотя зловещая «слабость правой [правой] стороны неуклонно развивалась». По иронии судьбы, именно способность солдата «продолжать» вызвала скептицизм по поводу истинной природы его болезни.

Степень, в которой сила взрыва была причиной контузии, представляет более чем исторический интерес.Согласно исследованию Rand Corporation, 19 процентов американских военнослужащих, отправленных в Ирак и Афганистан, около 380 000 человек, возможно, получили черепно-мозговые травмы от взрывных устройств — факт, который побудил сравнить с британским опытом на Сомме в 1916 году. Агентство перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA) обнародовало результаты двухлетнего исследования воздействия ударной силы на человеческий мозг стоимостью 10 миллионов долларов, и тем самым не только расширило перспективы современного лечения, но и пролило новый свет. на старой головоломке шоковой ракушки.

Исследование показало, что ограниченная черепно-мозговая травма (ЧМТ) может не проявлять явных доказательств травмы — пациент может даже не знать, что травма была получена. Диагностика ЧМТ дополнительно осложняется клиническими особенностями — трудностями с концентрацией внимания, нарушениями сна, изменением настроения — которые характерны для посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), психиатрического синдрома, вызванного воздействием травмирующих событий. «Кто-то мог получить черепно-мозговую травму и выглядеть так, как будто это посттравматическое стрессовое расстройство», — говорит полковник.Джеффри Линг, руководитель исследования DARPA.

Различие между двумя состояниями — ПТСР и ЧМТ, или «эмоциональная» и «тревожная» головоломка Первой мировой войны — будет усилено наиболее важным открытием исследования: на низких уровнях мозг, подвергшийся воздействию взрыва, остается структурно нетронутым, но травмирован воспалением. Эта захватывающая перспектива клинического диагноза была предвосхищена наблюдением во время Первой мировой войны, когда спинномозговая жидкость, взятая у мужчин, которые были «взорваны», выявила изменения в белковых клетках.«На самом деле они были довольно проницательными, — говорит Линг о первых медиках. «Ваши белки, по большому счету, являются иммуноглобулинами, которые в основном являются воспалительными. Так что они опередили свое время ».

«Никогда нельзя предсказать, как поступит человек в действии», — заметил один из старших офицеров в отчете военного министерства от 1922 года, и именно этой жгучей правды самопознания боялись пациенты в Леннеле. Их выдавали заикание и дрожь, которые они не могли контролировать, мучительная нехватка внимания, их нечеловеческая депрессия и усталость.Никакой перечень клинических симптомов, такой как сохраненные в письменных документах, не может дать должного страданиям пациента, получившего контузию. Это более эффективно проявляется в ужасных фильмах о медицинских тренировках о войне, в которых запечатлены диссонирующие подергивания, неконтролируемые тряски и преследующие пустые взгляды. «Конечно, можно было встретить людей, которые были… другими, — мягко вспоминал сэр Айлей, говоря о раненых ветеранах, которых он видел в детстве, — и это объяснялось их участием в войне. Но всех нас воспитывали, чтобы показывать хорошие манеры, а не расстраиваться.”

Возможно, именно социальная подготовка, а не медицинская, позволила леди Клементине помогать и утешать раненых, пробивавшихся в Леннель. Если ее тревожили виды и звуки, наполнявшие ее дом, она, похоже, не заметила. То, что она и ее инстинктивное отношение были полезны, видно из, пожалуй, самой замечательной особенности архива Леннеля — писем, которые офицеры писали хозяйке дома при отъезде.

«Я совершенно не в состоянии должным образом выразить вам свою благодарность за вашу доброту и гостеприимство по отношению ко мне», — написал лейтенант Крейвен, как бы благодарив за приятные выходные в деревне.Большинство писем, однако, занимают несколько страниц, и их страстные анекдоты и выражения беспокойства и сомнения свидетельствуют об искренности чувств автора. «Я так глубоко вдохнул« Леннеля », когда читал ваше письмо, — написал один офицер с Соммы в декабре 1916 года, — и держу пари, что на вас были теннисные туфли, но без шляпы и короткая юбка, и, наверное, только что пришла с прогулки по мокрым полям »; «Вы действительно имели в виду, что меня ждут в Леннеле, если у меня когда-нибудь появится возможность еще раз приехать?» — с тоской спросил один офицер.

Ряд писем написано из отелей в ожидании результатов медицинских комиссий. Многие надеялись на легкую работу — достоинство продолжения службы, но без страшных обязательств. «Медицинский совет отправил меня сюда на два месяца с облегчением, после чего я должен вернуться в бой!» пишет лейтенант Джейкоб, и, как задумчивая приписка; «Вы когда-нибудь закончили эту веселую японскую картинку-головоломку ?!» Для некоторых напор внешнего мира обрушился на них слишком быстро: «Меня очень раздражали мелочи, и мое заикание вернулось», — признался один офицер.Некоторые пишут из других больниц; «Я не имел ни малейшего представления о том, как и когда я сюда попал, — писал лейтенант Спенсер леди Клементине. «Я не знаю, что на самом деле произошло, когда я заболел, но искренне надеюсь, что вы простите меня, если я стал причиной неприятной ситуации или неудобств».

В конце войны легионы контуженных ветеранов растворились в тумане истории. Однако их можно мельком увидеть через множество косоугольных линз. Они появляются в художественной литературе той эпохи, галлюцинируют на улицах Лондона или продают чулки от двери до двери в провинциальных городах, их случайные воспоминания указывают на их знакомство с современным читателем.

Официально их лучше всего просматривать в архивах Министерства пенсий, в ведении которых находится 63 296 неврологических больных; зловещим образом, с течением времени это число будет расти, а не падать, и к 1929 году — более чем через десять лет после окончания войны — было 74 867 таких случаев, и министерство все еще оплачивало такие реабилитационные мероприятия, как сбор корзин и т. д. ремонт обуви. По оценкам, 10 процентов из 1 663 435 военных, получивших ранения в ходе войны, были связаны с контузией; и все же изучение этого характерного состояния — эмоционального или тревожного, или того и другого — в послевоенные годы не проводилось.

После Великой войны майор Варинг работал личным секретарем парламента при Уинстоне Черчилле. За свою работу в Леннел Хаус леди Клементина была назначена командующим Британской империи. Она умерла в 1962 году, когда письма и бумаги ее военной службы хранились в подвале дома Леннела; могут быть и другие загородные дома по всей Великобритании с аналогичными хранилищами. Сам дом Леннел, который семья продала в 1990-х годах, сейчас является домом престарелых.

О судьбе некоторых офицеров свидетельствует корреспонденция леди Клементины: «Дорогая леди Уоринг.Смерть моих бедных мальчиков — это ужасный удар, и я не могу понять, что он ушел навсегда … О, это слишком жестоко после трех долгих утомительных лет ожидания его возвращения домой ». Иногда офицера можно отследить через источник, не имеющий отношения к делу. На фотографии, которая была у капитана Уильяма Макдональда до того, как он был убит во Франции в 1916 году, и которая сейчас хранится в австралийском военном мемориале, видно, что он собрался с другими офицерами на ступенях дома Леннел с леди Клементина.Некоторый более поздний хэнд опознал среди других людей «капитана Фредерика Гарольда Табба, VC, 7-й батальон Лонгвуда» и отметил, что он погиб в бою 20 сентября 1917 года; это тот же «Табби», который написал леди Клементине месяцем ранее, по завершении 11-часового марша, озаглавив свое письмо просто «В поле»: «Вчера ночью самолет пытался застрелить нас из ам [ачина] ] пистолет, кроме того, что сбрасывал вокруг себя всякие бомбы. Прошлой ночью шел сильный шторм. Сегодня идет дождь. Хотя погода теплая.Честное слово, местность здесь великолепна, убирают великолепные урожаи пшеницы … »

Последняя книга Кэролайн Александр Война, убившая Ахилла: Правдивая история Гомеровской Илиады и Троянской войны .

Панцирный шок, характерная травма Великой войны, применялся как к солдатам, подвергшимся взрывной силе, так и к тем, кто эмоционально страдает от разрушительных действий войны.Здесь показаны британские военнопленные в битве на Сомме в 1916 году. (Ullstein Bild / Granger Collection, Нью-Йорк) Большинство из 9.7 миллионов солдат, погибших в Первой мировой войне, были убиты беспрецедентной огневой мощью конфликта. Многие выжившие пережили острую травму. (Архив Халтона / Getty Images) Больница в Антверпене, Бельгия, оказала помощь жертвам Первой мировой войны.(Коллекция Грейнджер, Нью-Йорк) Автор книги Истерические расстройства войны утверждал, что лечил солдат от тремора и заикания с помощью терапии электрическим током.( Истерические расстройства войны (1918) доктора Льюиса Йилланда) Медсестры госпиталя сэра Уильяма в Англии использовали экспериментальное медицинское оборудование для солдат, пострадавших от контузии.(Центральная пресса / Getty Images) Леди Клементина Уоринг с дочерью Клематис приветствовали контуженных офицеров в Леннел-хаус.(Частная коллекция) Леннел-Хаус был загородным имением леди Клементины Уоринг в Шотландии, которое служило домом для выздоравливающих во время войны.(Родди Маккей) Поэт Зигфрид Сассун любил тихие окрестности Леннеля и разнообразные развлечения.(Getty Images) Ричард Галл был еще одним гостем в Леннеле.(Частная коллекция) Геральдические щиты, расписанные пациентами, украшали столовую.(Частная коллекция) Леди Клементина, в темной шляпе в первом ряду, председательствовала на Леннеле, который действовал «в привычном и тонко строгом распорядке хорошо ухоженного загородного дома с приемом пищи в определенное время…. и чай на террасе. «Многие офицеры писали ей, чтобы сказать, насколько их пребывание помогло им. Сказал Генри Хейзелхерст, стоя далеко слева:» Это заставило меня почувствовать себя совершенно другим человеком «. (Частная коллекция) После войны количество случаев снаряда возросло.Ветераны-инвалиды нашли приют в таких местах, как хостел «Анзак» в Австралии. (Национальный архив Австралии (A7342, альбом 2))

восприятий нервно-кишечных взаимодействий при нервном истощении, 1880–1920 гг.

сообщили как довольно частые, в частности запор,

, но также ощущения «полноты» или боли в различных областях живота

, метеоризм и различные /

аномальных стула.Аппетит часто описывался как нерегулярный

[27,31,33]. Более того, как уже отмечалось

в работах Берда и Буркарта, ряд из

авторов также сообщили, что желудочно-кишечные заболевания

желудочно-кишечной неврастении во многих случаях были

и сопровождались симптомами, явно «далекими» от

.

пищеварительный тракт. Например, J. Campbell McClure

указал на усталость, неспособность сконцентрироваться, капризную память, головные боли, учащенное сердцебиение, бессонницу

, а также на неопределенную боль в мышцах и суставах, что является наиболее частым явлением. -желудочные симптомы, ассоциированные с желудочной неврастенией

[34].Роберт

Коулман Кемп особо упомянул «чувство сонливости

или даже слабость или головокружение» и «обозначил

психической депрессии» как обычно ассоциируемый симптом —

томов [27, с. 382], в то время как Чарльз Д. Аарон сообщил

, что «полнота головы, цефалгия, мигрень, неспособность к работе, головокружение, усталость, бессонница, гипохония»

дрейка и меланхолические иллюзии были одними из

.

наиболее частых «общих симптомов желудочного нейрона» —

астении [29, с.355].

Несмотря на множество симптомов, обычное физическое обследование

брюшной полости обычно не выявляло

каких-либо отклонений, и это несоответствие между интенсивностью субъективных симптомов

и отсутствием патологических

логических результатов само по себе считалось основным характеристика желудочной неврастении [18].

«Нервные» объяснения

Большинство врачей, писавших о желудочной нервной астении в этот период, соответствовали пониманию газовой неврастении

Борода и Буркарта —

трика как симптомокомплекс, который был часть общего неврастенического состояния

, а не отдельного, локального порядка кишечника.Следовательно, предполагаемые механизмы болезни

и медицинские теории, связанные с астенией желудочного нейро-

, в значительной степени совпадали и соответствовали

неврастении в целом. В понимании того, как могла развиться общая неврастения с таким

широким спектром симптомов, двумя симптомами были «потеря нервной силы» и «болезненная экзальтация

нервной чувствительности» [35, стр.

«раздражительная слабость» [36, с.2] или на немецком языке «reizbare

Schwäche» [20]. Соответственно, основное понимание механизмов болезни желудочной неврастении,

состояло в том, что многочисленные симптомы были вызваны

повышенной раздражительностью и выраженной слабостью нервов

, иннервирующих желудок [37].

Что касается факторов, которые могут вызвать такую ​​

раздражительную слабость в первую очередь, было

многочисленных предложений. Несколько авторов подчеркнули важность наследственности; что нервная предрасположенность

может быть унаследованной и врожденной и, таким образом, является сильным предрасполагающим фактором

для развития желудочной неврастении

в более позднем возрасте [18,26].Примерами

«определенных состояний у родителей», которые, как предполагалось, действуют как

«предрасполагающих факторов к ослаблению нервной системы ребенка», были «умственная и физическая слабость,

алкогольные и сексуальные эксцессы, бугорки, бугорки и т.д. сифилис,

юность или крайний возраст и неврозы

родителей »[32, с. 9].

Однако, по мнению нескольких врачей, раздражительная слабость нервного питания желудка

может точно так же, как

, развиться «в хорошей конституции после чрезмерного расхода нервной силы

» [37, с.336]. Среди

наиболее часто предполагаемых факторов, которые, как предполагается, истощают

нервной системы энергии, были переутомление, беспокойство,

эмоциональное возбуждение, «чрезмерная учеба» и другие формы

умственного перенапряжения [26,27,30 , 37,38]. Согласно

Джону Харви Келлогу, врачу и суперинтенданту

санатория Батл-Крик, «гиперактивность или слишком долгая активность мозга, особенно беспокойство и беспокойство ума, несомненно, возбуждают брюшную полость.

головного мозга вредны и приводят к желудочным и другим

висцеральным нарушениям »[39, с.101].

Так называемые «сексуальные излишества» и самопомощь (мастур-

bation) также были обычным объяснением, особенно

в случае пациентов мужского пола [26,27,30,37,38]. Британский врач

Джон Ханифорд подчеркнул вредные последствия «чрезмерного употребления наркотических веществ

, таких как чай, кофе, табак и т. Д., Поздние часы работы и недостаток сна» [32, с. . 8]. Более того, нервная

астения желудка развивалась после

других болезней, таких как грипп, малярия или

венерических болезней [28,32,33].Рефлекторное раздражение от

других органов брюшной полости — преимущественно

матки, также было описано как частая причина

[30].

В 1915 году капитан Дж. Кэмпбелл МакКлюр указал на

продолжающуюся войну как на особенно частую причину

желудочной неврастении. Как врач Красного Креста

Клиника физиотерапии офицеров в Лондоне,

он видел «несколько случаев, в которых была заложена основа

неврастении определенно желудочного типа

во время осады Ледисмита и Мафекинга. .«Он

объяснил это« нервным напряжением, главным образом —

, потребляемым в течение нескольких недель, недостаточной и грубой пищей, а

— физическим истощением от постоянного бодрствования », и обнаружил, что

вполне вероятно, что война будет продолжаться». pro-

вызывает большую группу случаев такого рода как в нашем флоте

, так и в нашей армии »[34, с. 698].

Что касается того, как различные нервные центры могут взаимодействовать друг с другом и, таким образом, производить симп-

тома из нескольких частей тела, когда

«раздражительная слабость» нервной системы развилась

, Существуют неопределенные ответы, но есть простые теории.Джордж Бирд, например, основывал свои взгляды на

на рефлекторной теории: «Тело — это совокупность

рефлекторных действий. Раздражение в одной части может вызвать раздражение в другой части

»[19, с.

4K. ЛИЛЛЕСТЁЛ

Что такое, фазы, диагноз, причины, симптомы, лечение

Психология

Существует один раздел психологии, изучающий невротические расстройства, известный как неврастения . Это заболевание в равной степени поражает мужчин и женщин, и его основной характеристикой является необъяснимое истощение после физических или умственных усилий и снижение способности выполнять обычные повседневные дела.

Связанные темы

Астения, стресс

Что такое неврастения?

Неврастения — это термин, используемый в психиатрии для невротического расстройства, которое проявляется как необъяснимое истощение , возникающее после физического или умственного напряжения. Его название происходит от слов «нейро» (что относится к нервной системе и, в частности, к разуму) и «астения» (что означает чувство слабости или физического истощения).

Неврастения — это , также известная как под другими названиями, такими как хроническая астения , , синдром Да Коста , , функциональное сердечно-сосудистое заболевание , , солдатское сердце, и другие.Это расстройство снижает способность выполнять повседневную деятельность и, если его продолжительность увеличивается в течение длительного времени, может привести к другим расстройствам, таким как депрессия и беспокойство.

Часто считают, что это наследственное заболевание или вызвано очень сильным эмоциональным расстройством . Причины неврастении могут быть очень тривиальными, например, частые конфликты на работе, сильная усталость на работе или потеря близкого человека.

Сексуальная неврастения иногда характеризуется сексуальной дисфункцией.

Независимо от причин, важно принять своевременные меры, чтобы предотвратить нанесение этим заболеванием непоправимого ущерба здоровью.

Фазы неврастении

  • Гиперстеническая фаза : Эта фаза характеризуется такими симптомами, как усталость, нарушение сна, раздражительность и состояние возбуждения.
  • Фаза раздражительной слабости : В этой фазе возникает чувство бессилия, которое вызывает слабость и раздражительность, которые могут сопровождаться спонтанным плачем.
  • Гипостеническая фаза : Эта заключительная стадия болезни требует времени, чтобы проявиться и характеризуется чувствами вялости, апатии, пассивности и отсутствия интереса с желанием плакать.

Диагностика неврастении

Неврастения может быть диагностирована у людей, которые страдают от истощения после незначительных умственных или физических нагрузок, чувства дискомфорта в сочетании с состоянием депрессии и возбуждения .

Сопровождается мышечными болями, головокружением, нарушениями сна и сильной раздражительностью.

Причины

Причины неврастении еще не определены, однако, как и многие расстройства, они имеют наследственное происхождение, или из-за стрессовой работы , возраста, (от 20 до 55 лет) и пола , в данном случае преобладает у самцов.

Среди возможных причин неврастении были идентифицированы следующие:

Инфекционный агент, такой как несколько существующих вирусов, возбудитель болезни Лайма, микоплазма, дрожжи и другие грибы.

  • Токсичный агент, такой как ртуть , особенно из зубных амальгам, различных органических растворителей, гербицидов и различных химических соединений, таких как аспартам.
  • Иммунная дисфункция.
  • Гормональная дисфункция — это заболевание щитовидной железы, которое может вызывать симптомы хронической усталости.
  • Дизавтономия, которая относится к нарушению функции вегетативной нервной системы.
  • Проблемы с обменом веществ.
  • Дефицит или дисбаланс питания.
  • Генерализованное тревожное расстройство.
  • Компульсивно-обсессивное расстройство.
  • Недостаток отдыха или сна.

Если какая-либо из этих причин вызывает неврастению у человека, необходимо быстро применить лечение, потому что, если его отложить на потом, это может вызвать серьезные психические проблемы.

Симптомы

Неврастения проявляется следующими симптомами:

  • Физическое истощение, чувство прогрессирующей слабости после психического или физического
  • Истощение и жалобы при малой физической активности.
  • Мышечные боли.
  • Неспособность расслабиться.
  • Расстройства сна.
  • Головные боли напряжения.
  • Тревожное, депрессивное или раздражительное настроение.

Лечение неврастении

Лечение является сложным и требует приверженности пациента выполнению этого процесса.

Обычное лекарство представляет различные способы лечения этого заболевания, среди которых можно упомянуть следующие:

  • Процедуры нормализации. Важно, чтобы пациент хорошо питался, имел режим сна и отдыха, выходил на улицу и был временно изолирован от рабочей и учебной среды.
  • Транквилизатор. Обычно пациенту с неврастенией назначают некоторые препараты, такие как селен, диазепам, фенотропил и другие.
  • Формулы на основе добавок, минералов, тоников и др.
  • Физиотерапевтический массаж. Это способствует расслаблению.
  • Сбалансированное питание. Сбалансированная диета помогает организму восстанавливаться и контролировать раздражительность.
  • Электротерапия.

Написано Габриэлой Брисеньо В.

Приключения в Неврастении — Страница 218

С помощью программного обеспечения для оптического распознавания символов из изображения на этой странице был автоматически извлечен следующий текст:

                                 

Ad \ vliturces inl \ cul-asthellia

считают себя пациентами, а всего лишь
усталых леди и джентльменов, отдыхающих.
\\ ненависть к легким недугам, которые у них могут быть,
никогда не упоминаются в разговоре. чай для моей трапезы. Затем раздался звук
, подобный внезапному урагану среди сосен,
деревьев. Он был произведен гостем cevcry в комнате
, который громко прошептал: «Неврастения» -
, кроме одного человека с носом, которого Я перечислил
, которые я слышал, говорят: "(Хронический алкоголизм.«Надеюсь, что
снова встретится с ним. Главный врач
повернулся и ушел.
A. \ n час (так что после обеда он провел
миллиарда долларов в мастерскую - стерилизовал в пятидесяти ярдах от дома
). Туда гостей пригласил главный врач из кабинета
и сказал, что мужчина с ногами
и голубым окрасом. шнурок; но доспех
Packing (Комплиникс должен был быть зажжен руками.
'"lelre", - сказал лечащий врач. «Наши
гостя на самом деле отдыхают от прошлых душевных забот,
из которых посвящают себя физическому труду
рекреации».
Ii Там были токарные станки, плотники,
инструменты, инструменты для лепки из глины, шлифовальные круги,
ткацкие рамы, tretahmills, bass d (ruml-s,
cnlirgedI-crayon- portrait app Ialratuses, black-
siilth). Похоже, что
больше заинтересуют платящих сумасшедших гостей
сайнитариума, платящих за него..
'«Дама, которая лепит пироги из грязи в коридоре», - прошептала дежурный врач,
- это не что иное, как Лула Иулингтон, хозяйка романа «Почему любовь,
любит». То, что она делает сейчас, - это просто
, чтобы дать ей отдохнуть после того, как она набросилась на эту часть работы.
Я видел книгу. Видите ли, я не был так ушел, как они думали, что я был
-
«Джентльмен, проливающий воду через воронку
», - продолжил главный врач,
»- это брокер Wall StreCt, сломанный из-за переутомления
.
Я застегнул пальто.
(он указал, что это архитекторы, играющие с Ноевыми ковчегами, министры читают «Теорию эволюции» Дар-
Вина, юристы распиливают
дерева, уставшие светские дамы разговаривают с Ибсеном. на номер
, довольный хозяин шпиона.

выдающийся художник рисует маленькую повозку
вокруг комнаты.
- Воути выглядела хорошенько, - сказал мне главный врач.«Я думаю, что самое лучшее для вас умственное расслабление
- это сбросить
маленьких боуллеров через склон горы и
, а затем снова их отпустить».
Я был в сотне ярдов, прежде чем мой врач
обогнал меня.
"\\ В чем дело?" он спросил.
«Дело в том, - сказал я, - что под рукой нет
самолетов. Итак, я иду к McRrixy
и ненавидя иду по тропинке к вашей станции
и поймаю первый неограниченно-мягкий уголь
. экспресс-взлом в город ».
'- \ ell.- сказал доктор, - может быть,
вы правы. Кажется, это место
вряд ли вам подходит. Но все, что вам нужно, это отдых - абсолютный отдых и упражнения ».
В ту ночь я пошел в гостиницу в городе, и
сказал служащему:« Мне нужен абсолютный
отдых и упражнения. («Вы дадите мне комнату
с одной из тех высоких раскладных кроватей в ней, а
- передатчиком колокольчиков для работы-] он поднимет номер
, пока я отдыхаю?»
Клерк], рубил пятнышко. от одного из своих ногтей
и покосился на высокого человека
в белой шляпе, сидящего в вестибюле.Эта главная камера
вежливо спросила меня, видел ли я
шрульббери у западного входа.
У меня не было, поэтому он показал его мне, а затем
осмотрел меня.
«Я думал, что они у тебя есть, - сказал он, а не
недоброжелательно, - но, полагаю, с тобой все в порядке.
Тебе лучше сходить к врачу, старик».
Через неделю мой врач снова проверил мою кровяную пену
без предварительного стимулятора
. Мне он казался немного менее похожим на Наполеона
года. А его носки были цвета загара
, что мне не нравилось.
«Что вам нужно, - решил он, - это морской воздух
и compani onshipi».
«А если бы русалка ...» - начал я, но ложь
поскользнулась на его профессиональном помощнике. - Я сам, - сказал он, - отвезу вас сюда
I Iolel Bhonair у берегов Лонг-Айленда и
вижу, что) вы наберете хорошую форму. -
купелрата ".
The Ilotel l,) onair оказался девятиэтажным общежитием на
сотни комнат на острове
недалеко от главного здания.Эвлерлибса, который
не одевался к обеду, затолкали в боковую столовую
и дали только столовую ложку с шампанским
и черепахой. Сено было
rcriat s.tampin - вокруг для богатых V ahts -
n (wn. ihe (,, r .., rir бросил якорь там в день

).

Неврастения, излеченная электричеством | Jot101

Используемый еще в 1829 году «медицинский» термин неврастения для описания нервной слабости был быстро принят в Америке сорок лет спустя, когда невролог Джордж М.Борода официально ввел понятие «нервное истощение».

С симптомами, включающими беспокойство, головную боль, учащенное сердцебиение, высокое кровяное давление и легкую депрессию, неврастения стала ассоциироваться с давлением, которому подвергаются бизнесмены из среднего класса, политики и другие люди, продвигающие американскую мечту. Действительно, его прозвали «американитис», и среди его пострадавших был президент Рузвельт. Уильям Джеймс, Пруст, Уилфред Оуэн и Вирджиния Вульф также были неврастениками.К 1920-м годам он определенно стал модным среди определенных групп западного общества (он был практически неизвестен рабочему классу, сборщикам и продавцам), и его популярность породила целую индустрию шарлатанских лекарств. В более раннем выпуске журнала мы узнали, что регулярное употребление нервного тоника может изгнать неврастению. Миссис Вульф поклялась длительным «лечением отдыхом». Но в этой рекламе из январского номера 1921 года британского журнала The Review of Reviews нам показано, как подача электроэнергии через Pulvermacher Appliance может быть ответом.

Но прежде, чем бедного лоха, извините, страдальца, попросили выложить деньги в Электрологический институт Пульвербахера (основанный в 1848 г.) в Ладгейт-Хилл, Лондон, ему / ей задали следующие вопросы:

Вы нервничаете, робки или нерешительны?

Вам не хватает уверенности в себе?

Вы боитесь открытых или закрытых пространств?

Вам нужна сила воли?

Вы нервничаете, беспокоитесь или не спите?

Вы быстро краснеете или бледнеете?

Вы сторонитесь чужой компании?

Вы подвержены внезапным импульсам?

Вы жаждете стимуляторов или наркотиков?

Если читатель ответил утвердительно всем или некоторым из них, то они, согласно рекламе, несомненно, страдали неврастенией, хотя более вероятно, что они были застенчивыми, нервными, агорафобами или неуверенными в себе клаустрофобами, которые краснели. легко и любил курить или принимать другие стимуляторы в любой форме.Другими словами, они были нормальными людьми, несмотря на то, что они (опять же, согласно рекламе) могли также страдать от таких обременительных симптомов, как несварение желудка, проблемы с печенью, запор, сердцебиение, потеря аппетита и повышенный аппетит. ‘.

Если кто-нибудь, читающий рекламу, увлечется всем этим, он, вероятно, поверит тому, что за этим последовало. Им сказали, что «электричество» было «единственной силой, которая естественным образом восполняет недостаток нервной силы».Потенциальные покупатели Pulverbacher Appliance были уверены, что оно «легкое, легкое и удобное в ношении» и не вызывает сотрясений, а просто «снабжает нервные центры непрерывным потоком электричества». Как именно это было сделано, не объяснили. Затем заинтересованным читателям было предложено заполнить купон и отправить его, чтобы получить копию Института Guide to Health and Strength. Они могли даже получить бесплатную консультацию, постучав в дверь дома 56, Ладгейт-Хилл.

Зигмунд Фрейд, который был врачом по образованию, действительно признавал неврастению настоящим неврологическим заболеванием, но осуждал электротерапию как «искусственное лечение». Мы не знаем, рассматривала ли Вирджиния Вульф всерьез возможность носить прибор Pulverbacher, но, возможно, она действительно думала об этом. Между прочим, хотя термин неврастения был отброшен западными психиатрами много десятилетий назад, он все еще существует в азиатской медицине.

Р. М. Хили

On Matisse · LRB 14 августа 2008 г.

Анри Матисс, «Женщина в шляпе»

Портрет Анри Матисса его жены Амели Парайр был впервые показан в Осеннем салоне в 1905 году.В каталоге это было просто La Femme au chapeau . Вскоре журналисты решили (или сделали вид), что картина Матисса скандальная, и публика собиралась толпами, чтобы посмеяться над ней. Пока все предсказуемо: сценарию исполнилось сорок лет. Но 15 ноября произошло нечто необычное. В журнале Symbolist L’Hermitage появилось два абзаца с реальной и резкой критикой, подписанные художником-критиком Морисом Дени. С тех пор они не дают покоя нашей картине искусства ХХ века:

Прежде всего, особенно у Матисса, находят искусственность; не литературная искусственность, вытекающая из поиска выражения идей; ни декоративной искусственности, как это задумывали создатели турецких и персидских ковров; нет, еще что-то более абстрактное; живопись вне всяких случайностей, живопись сама по себе, чистый акт живописи … То, что вы делаете, Матисс, является диалектикой : вы начинаете с множественного и индивидуального, а по определению , как сказали бы неоплатоники, что То есть, посредством абстракции и обобщения, вы приходите к идеям, к чистым формам картин [ des noumènes de tableaux ].Вы счастливы только тогда, когда вам понятны все элементы вашей работы. В вашей вселенной не должно оставаться ничего от условного и случайного: вы лишаете ее всего, что не соответствует возможностям выражения, предоставляемым разумом … Вы должны смириться с тем, что все не может быть понятным. Откажитесь от идеи воссоздать новое искусство только с помощью разума. Положитесь на чувствительность, на инстинкт.

Эти предложения могут показаться странными в ответ на картину Матисса.Для большинства зрителей Женщина в шляпе — это воплощение случайного и инстинктивного в живописи. Он страстный и выразительный. Шляпа подводит итог своему режиму. И все же вердикт Дениса, по моему опыту, никогда полностью не отменен. Чем больше человек сосредотачивается на определенных ключевых отрывках в картине, пытаясь увидеть их так, как мог бы сделать Денис-практик (например, мазки цвета, которые делают рот, нос и челюсть Парайра, или мазок пурпурного цвета под ними). ее подбородок), тем более элемент построения и расчета в методике Матисса, почти холодности, выходит на поверхность.«Вы лишаете [мир] всего, что не соответствует возможностям выражения, предоставляемым разумом». Это абсурд как характеристика всего эффекта картины, но применительно к лицу и взгляду Парайр — ее «выражению» — словам указать на что-то реальное. «То, что ты делаешь, Матисс, диалектично». Дикая выразительность и холодная редукция сосуществуют. Почему? С каким результатом?

Мы знаем, что Женщина в шляпе была нарисована на большой скорости ближе к концу лета 1905 года; более крупная и более сложная пейзажная живопись, которую Матисс задумал как стержень своей экспозиции в Салоне, за оставшееся время оказалась незавершенной.Лео Штайн позже сказал, что Матисс осмелился только один раз прийти в Осенний салон, чтобы увидеть свою картину на месте, из страха перед насмешниками, а мадам Матисс вообще не приходила. Денис был не единственным художником, присоединившимся к шуму и слезам. Немецкий художник Ганс Пуррманн, вспоминая свои дни, когда он был учеником и союзником Матисса, рассказывает историю коллег Матисса по студии, которые спрашивали художника, « что это за шляпа и в каком платье была эта женщина, которая была настолько невероятной? » громкий по цвету.И Матисс, рассерженный, ответил: «Очевидно, черные».

Это была шутка. Но шутка была хорошей; и поэтому он сконцентрировал количество сознательного и бессознательного мышления в одном обращении терминов. Эта шутка сразу же заставила меня задуматься о том, что Бодлер выбрал черный цвет в качестве основного цвета буржуазии, обладающего своей собственной «поэтической красотой, которая выражает душу эпохи»; Огромный кортеж профессиональных скорбящих, политиков в трауре, любовников в трауре, буржуа в трауре.Мы все празднуем какие-то похороны ». Или, еще лучше, ужасный диалог Джакомо Леопарди между Модой и Смертью , из которого Вальтер Бенджамин выбрал следующую строчку, чтобы воплотить свою « Париж, столицу XIX века » (строчка, в которой Fashion обращается напрямую к своему двойнику): «Fashion: Mr Death! Мистер Смерть! »Или, что лучше всего, о Малевиче в 1923 году:« Я представлял революцию бесцветной. Цвет ушел в прошлое. Революция не украшается красками, не пылает ими.Цвет — огонь старого режима … Анархия окрашена в черный цвет ».

Женщина в шляпе — это не Черный квадрат Малевича. Это два противоположных полюса модернизма: революция с одной стороны, огонь старого режима с другой. Но они, как мне кажется, связаны. Черный в модернизме всегда скрывается по ту сторону сверкающих красных и желтых цветов. Матисс-холодный вычислитель — «встревоженный Матисс, безумно озабоченный Матисс», как описал его друг в 1904 году, — это тот же человек, что и Матисс-сенсуалист.Цвета на такой картине, как Женщина в шляпе , отделены от своей обычной идентичности, чтобы можно было выполнить некоторую работу траура или заботы — в конечном счете, это одно и то же.

Подлинные точки сравнения Woman in a Hat немногочисленны. Лучшим мне кажется великолепный портрет Сезанна (теперь мы называем его Женщина в синем ; он показан на обратной стороне), почти наверняка написанный всего пятью годами ранее. Ничего не известно о ранней выставочной истории этой картины — в конечном итоге она была куплена у Амбруаза Воллара основным покровителем Матисса, россиянином Сергеем Щукиным, — но вполне логично, что Матисс мог видеть ее у Воллара или в одной из ретроспектив Сезанна.В любом случае, у него, безусловно, была возможность изучать других, очень похожих на это. И Сезанн, конечно, был его пробным камнем. Как будто «Женщина в шляпе » началось как представление Сезанна «« Женщина в синем », внезапно выходящего из своей бронированной, подавленной неподвижности и поворачивающегося, чтобы встретить взгляд зрителя; так что синий цвет костюма Woman in Blue — который на самом деле более негативен, более бесчеловечен и неорганичен даже, чем черный костюм Бодлера — прыгает в цветное пламя.Сдержанность и беспокойство по-прежнему в порядке вещей у Матисса, но они больше не держат главного героя в тисках. Может быть, на вкус Матисса Смерти в «Женщина в синем » было слишком много Смерти — легко представить, как натурщик Сезанна созерцает череп, — и недостаточно моды. Представьте себе Женщина в синем , перерисованная Ван Гогом (еще одна точка отсчета Матисса). Само собой разумеется, что по-прежнему будет много свидетельств напряженности и беспокойства, но все повернулось бы против нас.Аффект будет менее болезненно интернализирован. Современность — это внешность, даже в моменты бедствия.

Поль Сезанн, «Женщина в голубом»

Художники, почитавшие Сезанна в начале 1900-х годов, часто видели в нем мастера живописной неопределенности. Им нравились странность его рисунка и непроницаемость его пространства. Особенно прославились картины, которые он оставил незаконченными. Этот энтузиазм был основан на различных (к тому времени уже знакомых) модернистских предположениях, связанных с внутренней нестабильностью и неограниченностью восприятия, невозможностью суммирования, рассредоточением идентичностей в пространстве желаний.Подчиняются ли эти убеждения Женщина в шляпе ? Возможно. Послушайте Пруста по этому поводу в Le Côté de Guermantes — он описывает процесс первого поцелуя Альбертины — и оглянитесь на щеку Амели Парайр:

Короче говоря, точно так же, как у Бальбека Альбертина часто появлялась. я другой, поэтому теперь, как если бы, невероятно ускоряя скорость изменений перспективы и изменений окраски, которые человек представляет нам в ходе наших различных встреч, я стремился сдержать их всех в течение нескольких секунд чтобы экспериментально воспроизвести феномен, который разнообразит индивидуальность другого существа, и выделить одно из другого, как гнездо коробок, все возможности, которые оно содержит — так теперь, во время этого краткого путешествия моих губ к ее щеке я видел десять альбертинцев; эта девушка была подобна многоголовой богине, и голова, которую я видел последней, когда я пытался приблизиться к ней, уступила место другой.По крайней мере, пока я не касался этой головы, я все еще мог видеть ее, и от нее исходил слабый аромат. Но увы, потому что в этом вопросе поцелуев наши ноздри и глаза так же неудачны, как и наши губы неумелые, — внезапно мои глаза перестали видеть что-либо, а затем мой нос, раздавленный столкновением, больше ничего не чувствовал, и … Наконец я узнал из этих неприятных признаков, что я был в самом акте целовать щеку Альбертины.

Уф! Я чувствую, что отрывок Пруста неотразим и очень современен именно в том, что он невероятен.Это идея наблюдения за собой в акте страсти. Ни слова — даже раздробленный нос — не звучит правдоподобно. Но это может означать, что это лучше всего применимо к тому, что Матисс сделал в 1905 году. Для «Женщина в шляпе» , кажется, прежде всего хочет зарегистрировать фальшивость — искусственность — лица, видимого с расстояния в несколько дюймов. Все, что я хотел бы сказать, это то, что для меня фиктивность в Матиссе не приводит к разрыву восприятия или срыву. Он не уменьшает лицо — даже щеки и линию подбородка — до «неприятных признаков».Лицо множественное, и мы, наблюдатели, изо всех сил пытаемся примирить его противоположные стороны. Но мы можем это сделать. Картина позволяет нам. Поэтому нужная нам цитата Пруста более скромная. В какой-то момент он пишет, что человеческое лицо «похоже на лицо Бога какой-то восточной теогонии, это целая группа лиц, сгруппированных вместе, но на разных поверхностях, так что нельзя увидеть их все сразу».

Что именно мы смотрим в Женщина в шляпе ? Я вижу женщину лет тридцати, пристально смотрящую из-под лба шляпы.Мадам Матисс было 33 года в 1905 году, и она родила двоих детей. У нее огромная шляпа. По словам историков моды, он участвует в безумном подъеме шляп вверх в последние годы 19-го и первые годы 20-го. Судя по всему, годом максимальной левитации был 1911 год. Шляпа великолепна, но слегка ломает. Он отбрасывает неумолимую зеленую тень прямо на лоб Парайр, а ее синий цвет почти уничтожает рыжий цвет ее волос. Но шляпа абстрактна: художник, похоже, не заинтересован в том, чтобы ее экстравагантность была ощутима.Это набор знаков ненависти, гордости и изобилия, моды в войне со смертью. Никогда не бывает момента, когда его зрелище отвлекает от интенсивности — человечности — того, что происходит под ним.

Нам известно, что мадам Матисс была шляпницей, по-видимому, очень талантливой. Она была исключительно искусной рукодельницей. Ранее в том же году в Spring Salon des Indépendants была заявка (теперь утерянная) под именем Матисс (мадам Анри): Écran tapisserie sur un carton d’André Derain .Ее изготовление шляп, как мы узнаем из биографии Хилари Сперлинг, снова и снова помогало ее семьям оставаться на плаву. В 1895 году, когда ей было 23 года, она пошла работать к тете Девятой, владелице Grande Maison des Modes на бульваре Сен-Дени. Она сделала это, потому что ее отца только что выбросили с работы — он был политическим менеджером и генеральным секретарем финансиста-политика по имени Фредерик Умбер — из-за банкротства газеты его босса. В 1899 году, через год после замужества с Матиссом, Парайр открыла собственную шляпную мастерскую на улице Шатоден, используя контакты своей тети.Это был единственный способ, которым ее новый муж мог продолжить рисовать на полную ставку — что, по-видимому (Сперлинг гуманно объясняет это), она была полна решимости осуществить. В ужасный 1902 год, когда семья Матиссов была захвачена и почти разбита из-за участия отца в финансовом и политическом скандале, здоровье Парайр подорвалось, и ее шляпная мастерская обанкротилась. (Ранее магазин был обыскан полицией в поисках спрятанных облигаций на предъявителя.) К 1903 году, когда худший из семейных кризисов закончился, она вернулась с тетей Девятой на бульвар.

Значит, шляпа — далеко не невинный символ. Предположительно, это работа самой мадам Матисс и в некотором смысле средства к существованию мсье Матисса. Живопись внизу, рукоделие вверху. Или, скорее, поскольку оба супруга вышли из череды мрачных лет, в течение которых ни один из них не делал много для оплаты счетов, шляпа и картина находятся в воображаемом (утопическом) равновесии. Мода — это средство к существованию и, может быть, немного обуздания; но лицо — лицо выживания и беспокойства, лицо картины — горит под огнем ярким, неудержимым пламенем.

Как же тогда, физически, Матисс решил показать свою жену лицом к миру? Скажем предварительно, что Парайра, кажется, сидит немного сбоку от нас, наискось, повернув лицо, возможно, назад, чтобы перехватить наш взгляд. Лицо не совсем фронтальное. Оба глаза сомневаются в том, насколько дальний, справа от нас, уходит в глубину. Внизу, в теле, большинство вещей остается в неизвестности. И я хочу держаться за эту неопределенность как можно дольше. Я не хочу сразу видеть, из чего сделана мадам Матисс.Это потому, что я считаю, что картина ожидает, что ее зритель не увидит сразу, и даже когда она увидит, он будет неудовлетворен или не уверен в том, что лучший сценарий складывается.

Загадка — это поза и характер женского костюма. В каком-то смысле мы вернулись к насмешливым собратьям-живописцам и их требованию буквальной правды. Какое платье носит Параайр? Каковы контуры ее груди и плеча? Как мы интерпретируем короткую белую линию, которая кладет конец размаху цвета с правой стороны, и ореол индиго сразу за ним? Смотрим ли мы здесь на границу между телом и материалом одежды — действительно впечатляющее декольте — или между одним типом материала одежды и другим; Между цветочным кружевом или тафтой, спускающимся с горла Парайр, и началом ее платья? Сколько плоти видно — на шее Парайр, на груди, на руках? Выглядит так, будто на ней длинные зелено-розовые перчатки.А перчатка в центре — видимо, рядом с нами — покоится на зеленой вертикали, увенчанной лиловым завитком. Иногда в литературе говорится, что она сидит, положив руку на подлокотник стула. Я думаю. Я не вижу поблизости других признаков стула, кроме, может быть, тупой диагонали кроваво-красного цвета, подпирающей локоть Парайр. С таким же успехом она могла держать трость с металлическим наконечником или зонтик. Что мы думаем об удивительном ореоле розового, сталкивающемся с желтым, помещенном вокруг темного клюва перчатки? Платок? Если это так, то кажется, что материал прилипает к перчатке, а не удерживается рукой внутри нее.Или это большой вялый цветок? Но никогда форма не была меньше похожа на какой-либо конкретный ботанический образец. Предположительно полоса желтого, оранжевого и красного цветов, пересекающая тело по направлению к низу, означает пояс. В таком случае следует ли нам читать аналогичную оранжевую перекладину на шее не как блестящее переложение телесного тона (что может предполагать общий стиль картины), а как ожерелье, цвета которого примерно соответствуют цвету пояса, — своего рода аксессуар. что часто всплывает на модных тарелках того времени?

Чем дальше я иду, тем более буквальным отношением к местному колориту я думаю, что имею право быть.И это верно для картины: это обратная сторона подразумеваемого презрения к буквальности, встроенного в «Черный, очевидно» Матисса. Конечно, в картине есть вещи, которые никогда не станут эквивалентами знакомых частей картины. мир — в частности, сине-зеленый фон с каждой стороны лица — но есть много других, которые успокаиваются или могли бы так успокоиться, если бы мы позволили им. Шея на самом деле может быть оранжевого цвета, платье может быть зеленым и синим, а губа — эта ужасная безутешная губа — окрашена в цвет губ.Матисс никогда не позволит своим зрителям просто отказаться от вопроса: « Относятся ли эти цвета? » Он не желает на данном этапе своей карьеры способствовать просмотру, который сводится к тому, чтобы весь модернистский артефакт был единым целым ( последовательное) образное удаление от мира, стабильно существующее как нечто придуманное художником. Это противоречие между подобием и транспонированием, или буквальностью и невозможностью, и есть эффект Матисса. И это была резкость, непоследовательность, которая заставила его товарищей-модернистов напрячься.

Конечно, Матисс использовал «тот же» цвет или очень небольшие его варианты для совершенно разных вещей. Он ожидает, что мы это заметим. Апельсин для ожерелья и пояса; розовый для линии подбородка и какой-то вышивки на перчатке; отбеленный оранжевый (более или менее розовый), чтобы закрепить что-то столь же твердое, как нижняя губа и подбородок, но затем — и, возможно, кажется, одновременно — тот же цвет, чтобы предложить что-то неуловимое или, по крайней мере, такой же неосязаемый, как ореол вокруг пальцев в перчатках; темно-пурпурно-красный (цвет засохшей крови) для бровей, подмышек, жесткой линии вдоль верхней части дальней груди.То есть картина сшита буквальным повторением.

Тем не менее, некоторые цвета встречаются только один раз, в решающие моменты. Посмотрите на фиолетовый завиток, на который я указал ранее, между рукой и тростью; или точный оттенок зеленого, выбранный для полосы тени (если это то, что она есть) на лбу Парайр; или какой-то пурпурно-лиловый, более непрозрачный и решительный, чем любой из его многочисленных близких родственников, который открывает пространство в передней части ее горла. Художник хочет, чтобы мы увидели тонкость, а также произвольность его вариаций на тему или его видение разных вещей в одном и том же свете; но затем он также ожидает, что мы зафиксируем решительный скачок за установленные масштабы.Он хочет, чтобы мы обратили внимание и задохнулись от его внезапного видения, как исправить или закрепить единственный оптический факт. Ничто не подготовит нас и не подготовит художника к последнему мазку желтого цвета на кончике носа Парайр — но на нем висит вся картина. Нет ничего более трудолюбивого, исследовательского и эмпирического, чем то, как нарисован ее рот. Сначала были две простые полоски красного и розового цвета — полоски наверху абстрактной цветной лестницы: розовая для подбородка, зеленая для углубления над ним, снова розовая для нижней губы и ярко-красная для верхней.Но затем эту абстракцию чувственности нужно было вложить в особый рот. Предварительная полупрозрачная полоса серо-лилового цвета была нанесена поверх красной слева, как будто пытаясь начертать на ней больше лука Купидона. И более смелая, более непрозрачная мазка лилового была нанесена рядом с розовым цветом нижней губы, придавая форму левой части рта. И был ли это момент, когда удивительный неорганический зеленый цвет тени под носом усилился, чтобы усилить игру дополнительных? Возникла ли желтая грушевидная капля как часть этого процесса? Может быть, его вырвало из-за того, что другие зеленые и желтые цвета удерживали рот — раненую чувственность рта — от бегства от остальной части лица? (Конечно рот убегает с на картинку .Картинка включается. Но именно по этой причине его нужно было сдерживать и сдерживать. Это должно было быть очень, наивно правильным.)

Итак… Это локальная точность цвета лица, которая скрепляет сходство. Думаю, я лишь констатирую очевидное. И пока я указал только на часть того, что происходит. Я не смотрел на цвета и моделирование щек и челюсти Парайр — позвольте нам называть их альбертинской частью картины, не отвратительной альбертинской частью. И я особо не акцентировал внимание на глазах — на абстрактном лоскутном одеяле двух радужных оболочек и небольшом смещении и наклоне между одним глазом и другим.Лицо представляет собой интенсивный кругооборот эквивалентов, каждое прикосновение которого возбуждено и исследует. Эффект тем более захватывающий, потому что он согласуется с тем фактом, который мы вскоре начинаем осознавать даже на расстоянии двух или трех футов, что большая часть лица разрежена, минимально обозначена. Челюсть и щека — прикосновения, мазки поверх практически неизмененной жидкой грунтовки, окрашенной в светло-серо-зеленый цвет. Ухо — неуклюжая клякса, окруженная следами рисунка углем. Мы всегда должны осознавать поспешность, маниакальную и вдохновенную экономию, редкость, которая может перерасти в полное стирание или невнимательность.Но снова и снова лицо складывается из скоплений и поверхностей и становится, в темпе Пруста, единым целым.

Важно лицо. Но тело и поза в своей неуловимости продолжают требовать решения. Наконец-то я понял, что это такое. Грудь и плечи мадам Матисс — целые впечатляющие кружева и корсаж или декольте и букет — на поверку оказываются не такими. Напротив, они относятся к главному инструменту сокрытия в XIX веке, но также и к сигнализации и откровению.Парайр неловко сжимает широко открытый веер, на котором может быть узор из цветов или даже настоящий букет цветов. (Так неужели розово-желтый венчик на самом деле представляет собой гофрированную бумажную обертку? А может, то, что я раньше называл тростью или зонтиком, вовсе не твердым, больше похоже на болтающуюся кисточку веера?) скрученный хваткой Парайр. Объяснило бы это, что происходит с его верхним краем вправо? Конечно, даже когда мы выбираем веерное решение головоломки, следы, которые должны составлять объект, продолжают выходить из кадра.Густая краска на цветах — белый — в некотором роде самый толстый кусок краски на картине — делает невозможным размещение цветов в украшении на веере . И все же их никогда не хватит, как настоящие цветы, чтобы принадлежать кому-либо еще. Ближе к правому краю веера штрихи и цветные пятна на нем действительно поверхностные, они извиваются на мертвой светло-лиловой грунтовке. Вот часть картины, больше всего похожая на щеку бедной Альбертины. «Отвратительный» был бы преувеличением.Но, конечно же, неизбирательный — не особо выделяемый.

Итак, следует вопрос о толковании. Как изменится Parayre после того, как широко открытый поклонник будет зарегистрирован как возможность? Прежде всего, что в результате происходит с ее ориентацией на зрителя — тем, как она обращается к нашему взгляду? Я не уверена. Я думаю, что, возможно, присутствие веера немного приоткрывает фигуру и больше поворачивает ее к нам. Это помогает фигуре «смотреть в лицо» нам. Или, скорее, это поляризует выбор предлагаемых чтений.Либо фигура смотрит на нас, либо смотрит косо — через плечо, с качеством перехваченного взгляда. Качество «или-или» становится более отчетливым. Женщина смотрит и двигается в двух направлениях, и разница между двумя позами становится чуть более заметной, более непримиримой, как только веер находится на месте — это скорее вопрос «утка», а не «кролика». Само лицо все еще поворачивается; но тело обращено к нам четырехугольником. Или, может быть, фанат просто вызывает в воображении лицо — дает нам мимолетное, вводящее в заблуждение впечатление раскрывающегося тела — как и предполагалось фанатам.

Веер и шляпа в сговоре. Абсурдная решимость шляпы встретиться с нами и быть лицом, вторым лицом, лицом, которое респектабельные женщины, естественно, никогда не могли бы надеть (метафора безудержной чувственности, сумасшедшее птичье гнездо удовольствий и обещаний): все это, как я сказал ранее, это абстрактно. Он отменяет себя по мере своего распространения. Это просто идея откровенности — секса, наконец, «у вас на глазах». И вентилятор для меня — это, в конечном счете, такая же абстракция. И веер, и шляпа пытаются до упора бороться с чувственностью лица, в точности выражая эту чувственность, делая ее банальной внешностью.Это двойные жернова. Они крошат и улетучивают то, что прикрывают или защищают. Трость — опора неврастеника.

Может, это слишком литературно. Но предположим, что мы снова посмотрим на зеленый цвет, который Матисс нанес повсюду на картине (особенно справа от лица), и увидим в нем не просто фольгу для чувственности лица, но как угрозу и проникающую в жизнеспособность Параайр … зеленая болезнь, которая превращает ее рот в синяк. Это тоже заставляет записку? Возможно, мы могли бы думать о зеленом просто как о нетелесном цвете , который по своей природе отменяет чувственность.Так что даже ярких красных и оранжевых телесных отверстий недостаточно, чтобы вернуть плотское существование в пространство Моды. Это основная ставка на картинку? Предположим, мы задаемся вопросом, что мы думаем в этой связи о «выражении лица» мадам Матисс? Какое слово привлекает нас к его длине волны? Это охраняется? Напряжен? Укоризненный? Недоверчивый? Презрительно? Считаете ли вы его тронутым отвращением, тревогой или даже легким страхом? Или она просто далека от всего? Где-то там одна.

Это была женщина, которую мы знаем по биографии, которая только что прошла через публичный ад.Она была в огромной броне, но, возможно, по понятным причинам всегда ждала худшего. Сперлинг цитирует ее слова в более позднем возрасте: «Я нахожусь в своей стихии, когда дом сгорает». В течение ее 20-го века было несколько таких поджогов. И я интерпретирую это замечание как означающее, что она лучше всех справилась — она ​​была самой собой — когда реальная катастрофа заняла место потенциальной. Потенциальная катастрофа, которой она научилась верить, была всегда.

Все очень современно.Глаза, рот и брови Парайр такие, какими я представляю себе Дору Фрейда, Урсулу Брангвен или Мэгги Вервер. «Держись крепче, моя бедная дорогая, — говорит Мэгги себе, когда петля затягивается, — без лишнего ужаса — и все как-нибудь выйдет».

Сперлинг считает, что Женщина в шляпе входит в число прочее — портрет храбрости Амели, ее воли и страстной, требовательной веры в художника ». Я восхищаюсь интерпретацией и, конечно же, предпочитаю ее обычной скороговорке в учебниках, которая не заботится о том, что Woman — это женщина, не говоря уже о конкретном человеке.Тем не менее словарный запас Сперлинга меня беспокоит. У меня такое чувство, что «смелость» и «воля» — это как раз те виды тотальности, без которых, как считал Матисс, живопись в 1905 году — и за пределами живописи, современности — не обойтись.

Может быть, мы могли бы подойти к этому вопросу, снова обратившись в более обобщенном духе к тем чертам картины, которые принесли ей место в истории искусства: ее ярким цветам, ее рискованному обращению. Какого цвета и обработки были из ? Что они значили? Разъяренное «Черное, очевидно» Матисса — это, в конце концов, не просто ответ на дешевые насмешки его знакомых, а реальный вопрос, лежащий в их основе, на который ни у кого из нас нет хорошего ответа.Для чего предназначена перестановка цветов в модернизме, которая является лишь наиболее вопиющим примером общей де-реализации средств и материалов, принуждения и отрицания, встроенных в саму структуру сходства?

Мой ответ — ответ Матисса — он открывается черным. Это способ показать чувственность — чувственный опыт — превращение в нечто придуманное или созданное, в отличие от ощущения. На это указывает «искусственность» Дениса. Или «сознание» Д. Х. Лоуренса.Вот, например, одиозный Руперт Биркин в фильме « Влюбленные », который обращается к Гермионе:

«Спонтанно!» — воскликнул он. «Вам и непосредственности! Ты, самая неторопливая вещь, которая когда-либо ходила или ползла! … Потому что вы хотите, чтобы все было по вашей собственной воле, в своем сознательном сознании… Если кто-то треснет вам череп, возможно, из вас получится спонтанная, страстная женщина с настоящей чувственностью. Как бы то ни было, вы хотите порнографии — смотреть на себя в зеркало, наблюдать за вашими действиями обнаженных животных в зеркалах, чтобы вы могли все это иметь в своем сознании, сделать все это ментальным.’

Я понимаю, что по сравнению с этим Пруст кажется настоящим любителем женщин. А Биркин, честно говоря, должен быть жестоким и опасным придурком. (Портрет автора.) Нет ничего более далекого от тона Матисса. Но тон — это еще не все: иногда избыток оказывается способом сосредоточить внимание на сложных вопросах; и я считаю, что предложения Матисса и Лоуренса о современности тесно связаны.

Можем ли мы представить себе что-то вроде слов Биркина без мерзкого самодовольства, сказанное мягко — сказанное из любви? Сперлинг прав: здесь на карту поставлена ​​любовь.И, конечно же, слова, о которых идет речь (перенесенные в иронический, озадаченный, даже восхищенный регистр), адресованы Матиссом не только Амели, но и самому себе — его собственной тревожной чувствительности. Я думаю, что Женщина в шляпе посвящена чувственности «в голове», если использовать еще одно оскорбление Биркина, делая ее дискурсивной и рефлексивной. Речь идет о том, чтобы непосредственное и страстное — другими словами, иметь цвет — стало делом ума.

Морис Дени был не единственным модернистом в 1905 году, который считал, что Женщина в шляпе неправильно истолковал связь между ментальным и чувственным.Андре Жид, например, написал о Матиссе:

Холсты, которые он демонстрирует по этому поводу, имеют аспект теоретических демонстраций [ разоблачения теории ]… продукт теорий. В них все можно вывести, объяснить; интуиция тут ни при чем. Несомненно, когда Матисс рисует лоб этой женщины зеленым яблоком … он может сказать нам: «Я делаю это потому, что». Да, эта картина разумна, все в порядке: она является положительно аргументированной [ Oui, raisonnable cette peinture, et raisonneuse même plutôt ].

Жид слишком умен; но он кое-что понимает правильно. Конечно, я понимаю, что многие читатели, столкнувшиеся с ним и Денисом (и совпадение их словарного запаса и аргументов поразительно), могут захотеть встряхнуть пару за плечи и сказать им: «Посмотри еще раз». Женщина в шляпе — и не только ослепленная и напуганная ею — не смогли увидеть, что в ней интуиция, случайность и спонтанность все еще ощутимо борются с с разумом ? И как мог такой художник, как Морис Дени — Наби, неокатолик, ультраправый — осмелиться называть Матисса в вопросе модернизма мысленной игрой? Можно сказать, что ошибка Жида и Дениса заключалась в том, что они думали, что они определили холодное и тяжелое состояние, которому уступил Матисс, а не то, которое он пытался изобразить.Как будто этого условия можно было избежать! Как будто Жид и Денис не пострадали.

Тем не менее, как я уже сказал, они кое-что нашли. В «parce que», встроенном в яблочно-зеленую линию (а также во все остальные линии и выбор цвета в Woman with a Hat ), есть что-то поистине пугающее, а также волнующее. Ведь каждый акт чувственной реализации у Матисса в то же время должен быть «актом воли в области искусства». Мне кажется, что это ставка картины — ее коренное открытие о современности.Это сделано для того, чтобы создать полностью явное и чувственное подобие, в котором чувственность подавлялась бы сама собой. Он покажет нам чувственность (цвет) в момент существования или становления, все расчеты и беспокойство, все идеи внешнего вида и контакта, а не его реальность. Тогда называть это фовизмом, как это сделали критики в 1905 году, на сто процентов неправильно — если только не представить себе, как дикий зверь всегда смотрит на зрителя через решетку своей клетки. Цвет — это клетка у Матисса или своего рода доспех — все еще напоминающий панцирь в произведении Сезанна «Женщина в синем ».

Итак, интуиция Дениса о «Женщина в шляпе » как диалектическом, ноуменальном и самоуничтожающемся кажется мне глубоко правильным. Между прочим, Денис провел всю жизнь, продвигая картину, в которой использовалась бы великая внешность цвета, чтобы оживить Идею — Идею с большой буквы. Но то, что делает Матисс, как он видит, — это использование цвета для совершенно иного рода диалектики. Цвет повторяет чувственность, но в самом процессе отрицания себя и превращения в мысленный образ.Он не будет концентрироваться и усиливаться в процессе: не нагнетаться и не суммироваться видением художника, а записываться в виде пятен и фрагментов — акты воли, демонстрации, повторения одной и той же чрезмерно беспокойной «parce que».

Это модернизм, как я его вижу. Или, скорее, модернизм на пределе; в один из его моментов экстремизма и провокации, которые действительно (иногда) оказываются его моментами обновления. Конечно, вы поймете, что я на стороне Матисса в его споре с Денисом, но, тем не менее, я чувствую, что спор реальный, и мне симпатична его сторона.Голос Дениса тоже модернист. И его желание иметь вид искусства, который возникнет по ту сторону формализма — формализма и парадокса, — это видение, само собой разумеется, что модернизм всегда преследовал.

Модернизм — это парадокс. Это диалектика. Это искусство, которое постоянно, безжалостно предполагает, что человеческие качества, которые когда-то были неявными и встроенными в структуру опыта — качества интенсивности, глубины, прямоты, яркости, — находятся на грани исчезновения.Они были объявлены вне закона или, что еще хуже, вульгаризированы и превращены в товар, так что повсюду их миниатюрные и сжатые китчевые образы кружатся в эфире информации как фон для покупки и продажи. Современное искусство — это акт диалектического поиска в том, что он рассматривает как безвыходные обстоятельства. В нем говорится, что человека можно будет найти снова, только если он будет стремиться к его противоположности. Глубина проявляется в плоскости, а спонтанность — в технике холода. Абсолютную открытость и уязвимость можно обнаружить только в процессе строгой маскировки и формальности.Аффект и рациональность в те моменты, которые важны для Матисса, каким-то причудливым образом — одно и то же. Одно есть форма другого. Мода в модернизме всегда говорит о великой линии Леопарди. Мистер Смерть , там сказано, Мистер Смерть . Оранжевый — синий, а розовый — цвет морской волны. И все цвета радуги черные.

Двадцать один день неврастеника

A
Литературный салон
и
Сайт обзора.

Пытаемся удовлетворить все потребности в предварительном просмотре и рецензировании книг.




, чтобы написать нам:

поддержать сайт



полный обзор — фантастика

Твитнуть

Двадцать один день
Неврастеник

по
Октав Мирбо

общая информация | резюме обзоров | наш обзор | ссылки | об авторе



  • Французское название: Les vingt et un jours d’un neurasthénique
  • Перевод и предисловие Джастина Викари

— Вернуться к началу страницы —


Наша оценка:

B: мешанина историй, но с приятной остротой.

См. Наш обзор для более полной оценки.




Из обзоров:
  • «Ganz frisch steht es da, genau hundert Jahre nach seinem ersten Erscheinen, in unbekümmerter Modernität. à la Dickens, von der einfühlsamen Erzählung bis zur Haudrauf-Theaterkritik souverän beherrscht, und transportiert darin broadborstig seine politische Agenda.»- Буркхард Шерер, Frankfurter Allgemeine Zeitung
  • «Перевод Викари легок и доступен, сохранив бесконечные эллипсы оригинального французского текста. Хотя современный читатель может не оценить каждую тонкость позиции Мирбо против своего общества, его основные цели коррупции и жестокости остаются вне времени». — Publishers Weekly
  • «Das ist alles sehr disparat und unproportioniert, также antipodisch zur abgezirkelten Schreibweise von Flaubert. Es hat keinen Schwer- und keinen Tiefpunkt, auch keinen roten Faden, ist nicht modern oder postmogendine, abgezir doch sein kann, wenn man, wie der Ich-Erzähler dieses Kur-Romans, nicht weiß, ob das Jahrhundert verrückt ist oder man selbst.»- Манфред Флюгге, Die Welt

Обратите внимание, что эти рейтинги представляют собой исключительно предвзятую интерпретацию полного обзора и субъективное мнение о фактических обзорах и не претендуют на то, чтобы точно отражать или отражать точку зрения рецензентов. Подобным образом, иллюстративные цитаты, выбранные здесь, — это просто те цитаты, которые, по субъективному мнению, представляют собой суть и суждение обзора в целом. Мы признаем (а также напоминаем и предупреждаем вас), что они могут фактически не отражать фактические отзывы по каким-либо иным причинам.

— Вернуться к началу страницы —


Полный обзор Обзор :

Двадцать один день неврастеника находит рассказчика Жоржа Вассера, который делает то, что от него ожидают в августе, даже если его энтузиазм плыть по течению ограничен:

Я путешествую, что меня ужасно утомляет, и я путешествую по Пиренеям, что превращает мою общую скуку от путешествий в усиленную форму пыток.
Он едет в город, обозначенный только как X, город, который существует исключительно для туризма, место, где: «нет ни улиц, ни домов, ни местных жителей, только отели, семьдесят пять отелей». Наш неврастенический рассказчик не совсем лечится в этом псевдокурортном городке — циничный с самого начала, он совершенно ясно дает понять, что не может найти ничего восстанавливающего в такой среде — но предлагает хороший способ подшутить. прочь его время и наше было бы в: «знакомлю вас с некоторыми из моих друзей, с некоторыми людьми, с которыми я здесь весь день потираю локти».
Многообещающе;
Они похожи на большинство людей, одни гротескны, другие просто отвратительны; Короче говоря, идеальный подонок, о котором я бы не рекомендовал читать барышням.
Номинально роман «Двадцать один день неврастеника» едва соединяет воедино множество разрозненных историй — эпизодов из жизней большого количества персонажей, которых здесь выставляют напоказ Вассер / Мирбо.
Это работа своего времени, наполненная реальными цифрами и часто затрагивающая текущие события, в частности (еще не завершенное) дело Дрейфуса.
Переводчик Джастин Викари объясняет в своем предисловии, что он пытался в некоторых случаях «встроить объяснение ссылок в текст», и есть также некоторые концевые сноски, но «Двадцать один день неврастеника» набит цифрами из реальной жизни. , ссылки и аллюзии, а грань между фактом и вымыслом часто бывает тонкой и шаткой. Это текст, который поддается далеко идущему толкованию; как таковой, современным читателям, читающим по-английски, не хватает большей части фона, который был бы полезен для понимания того, насколько резким и глубоким является описание Мирбо.Возьмем только одну главу — VI — Жорж Лейг был во многом политиком, описанным здесь (он очень недолго занимал пост премьер-министра), и, например, французская Комеди действительно сгорела в 1900 году (хотя Лейг определенно не был так непосредственно ответственен за это, как утверждают Вассер / Мирбо). Критика и комическая презентация всезнающего, всезнающего и универсального политика забавны даже без более глубокого знакомства с предысторией этой реальной фигуры: «Я одарен своего рода моральной левитацией, которая меня поднимает. вверх и позволяет мне парить над мелкими, банальными вещами… «- но наверняка многие детали утеряны.
Ближе к концу своего пребывания Вассер жалуется на «всех тех бедных, нелепых или жалких ублюдков, которые ни на секунду не отвлекали меня от моей тоски», но здесь он преувеличивает, находя постоянное и повторяющееся отвлечение — даже если часто только типа, на который можно жаловаться. Он наслаждается этим разнообразным набором персонажей, и то, что подходит одному, подходит многим:
Его напыщенная глупость и его эго, несоразмерное его таланту, всегда являются бесконечным источником веселья.
Многие истории связаны в разговоре, но Вассер / Мирбо иногда прибегают к тому, что сводится к простой транскрипции, позволяя некоторым из этих персонажей рассказывать свои истории или делать свои признания. Они распространяются повсюду, давая «Двадцать один день неврастеника» постоянно сбивающееся чувство — критика времени и общества является всеобъемлющей темой, но Мирбо рассматривает это с очень многих точек зрения.
Что делает книгу, так это острое изобретение и перо Мирбо.Нелепости, которые он воображает, часто чудесно задуманы и красиво обработаны. Так, например, есть американский миллионер Диксон-Барнелл, который не находит радости в своем огромном богатстве. Даже его сигары сделаны из сусального золота — «Мне пришло в голову, что курение золота было бы верхом роскоши», — объясняет он, — но даже он вынужден признать: «Это худшая вещь в мире, мой дорогой сэр. .. Это совершенно не курить … » Пока все хорошо, и это достаточно забавно, но Мирбо не останавливается на достигнутом:
Он снова пожал плечами настолько деморализованно, что казалось, будто вся вселенная рушится вокруг него… Затем он сказал, вздыхая и растягивая каждый слог тоном, глубокое горе которого не может быть адекватно представлено на странице: «Все — увы! — нельзя курить …»
В другой истории старый барон Кропп хотел подарить своей любовнице Снежок высший символ своей любви — кольцо, выкованное из железа, кропотливо собранного из его крови («Они вскрыли и осушили мои вены, чтобы извлечь его …»). уникальный токен. Но, конечно, по словам Мирбо, Снежок не из тех, кто должным образом оценивает такие романтические жесты.История безупречна в своей чрезмерной абсурдности и мрачном, обескураживающем финальном повороте.
«Книги — это то место, где идеи умирают», — один из персонажей цитирует другого, но Мирбо делает все возможное, чтобы стимулировать постоянное участие в своей работе. Да, «Двадцать один день неврастеника» почти полностью критичен и циничен по отношению к французскому обществу конца века и политике (и искусству и т. Д.) Того времени, но, несмотря на его периодические жалобы, главный герой Мирбо практически упивается этим. слишком.Подлый, даже жестоко — но и жизнерадостный: даже три недели в такой компании его не потопят и не затянут.
Викари иногда (сверху) пытается уловить тон Мирбо (и различные голоса, представленные здесь), но (повторно) произвел живой том, который, несмотря на все его давно забытые ссылки и аллюзии, по-прежнему является приятным чтением сегодня. И в том, что, по общему признанию, является большой и неровной грудой историй, есть некоторые настоящие, запоминающиеся жемчужины — тоже изобретения и выражения.

— М.А. Ортофер , 20 августа 2015 г.

— Вернуться к началу страницы —


Ссылки:

Двадцать один день неврастеника : Обзоры : Октав Мирбо : Другие книги Октава Мирбо на рецензировании : Рецензируются другие интересующие книги :

— Вернуться к началу страницы —


Об авторе:

Французский писатель Октав Мирбо жил с 1858 по 1917 год.

— Вернуться к началу страницы —


© 2015 полный обзор

Главная | Новый | лучший | Остальное | Индекс обзора | Ссылки

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *