Содержание

что это такое, определение, правила

Нравственность — это система правил поведения индивида, основанных на значимых для личности ценностях.

В русском языке это слово появилось в 1789 году. Оно было зафиксировано в «Словаре Российской Академии».

Мораль и нравственность

Термин нравственность чаще всего встречается в литературе и речи в смысле морали, реже в смысле этики.

Во многих философских системах нравственность и мораль отличные друг от друга понятия. Так в узком смысле нравственность есть внутренние правила личности действовать в согласии своим убеждениями и правилами, в то время как мораль является требованием к поведению человека извне помимо закона.

Так или иначе, понятие нравственности используется в качестве синонима морали. То есть нравственность и мораль есть ценности, принципы и нормы, которые определяют поведение человека. Этика – это принципы, на которые опирается личность, а также это наука об этих принципах, то есть этика это наука о нравственности (морали).

Золотое правило нравственности

Нужно отметить, что существуют правила нравственности, общие для всех. И здесь хочется вспомнить одну легенду.

«Однажды, давным-давно, на берегу великой реки стояли учитель с учеником. Ученик спросил учителя:
— Скажите учитель, вы очень много знаете о мире, говорите, что все должны жить дружно, помогать друг другу, не лениться, совершенствоваться, быть вежливыми, бороться со своими недостатками, заниматься физическим развитием, закаливать свой организм и многое-многое другое. — Скажите, а можно ли все ваше учение обозначить одним единственным словом?

И старый мудрый учитель, улыбнувшись, тихо ответил, своему ученику:

— Можно, это слово — ВЗАИМНОСТЬ — «не делай другому того — чего не желаешь себе».

Согласно этой легенде было сформулировано самое главное правило нравственности, которое получило
название — Золотое правило нравственности. Звучит он следующим образом: «Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе».

Подводя итог  можно сказать, что нравственность представляет собой систему правил, принципов поведения человека, которая основывается на его убеждениях. Важно, что это всегда добровольный выбор личности. И именно от сделанного выбора будет зависеть будет ли поступок безнравственным или же наоборот — нравственным.

Нравственность: система запретов или путеводная звезда?

Нравственность – внутренняя оценка человеком норм своего поведения и своих поступков с точки зрения добра. Нравственное — то, что в своих действиях человеком видится не просто как допустимое, а доброе и благое. Безнравственное — нехорошее, недопустимое, вредное, этически безобразное и недостойное человека.

Детям нравственность не свойственна: понятие «добро» для них бывает сильно расплывчато, и смотреть на свое поведение с какой-либо точки зрения им не интересно. Дети чаще живут с позиции «нравится» — «не нравится», и далеко не все, взрослея, становятся нравственными людьми.

​​​​​​​​​​​​​​Человек этичный относится к нравственности, как к путеводной звезде: все наши земные повороты имеют смысл лишь постольку, поскольку мы идем верным путем. Нравственный смысл любого слова и поступка – первое, о чем думает такой человек, чем он руководствуется вне зависимости от того, смотрит кто-либо на него или нет.

Но среди обычных – этичных людей не много.

Много ли среди нас людей, которым это интересно, которые выбирают быть порядочными? Вынуждены огорчить: в России сегодня их меньше, чем в других европейских странах. Смотри Нравственное состояние современного российского общества

Обычные люди относятся к нравственности, как к забору: пусть будет, пока не мешает. Сами вспоминаем о нравственности, когда кто-то нарушает наши границы, и вполне готовы перелезть через забор, когда очень нужно или хочется, а никто не видит. Не каждый взрослый человек — человек нравственный, в зависимости от своей осознанности и развитости позиций восприятия человек смотрит на свое поведение с разной нравственной глубиной. При малой осознанности человек может делать дурные дела и не считать себя безнравственным ровно потому, что не видит или не задумывается о том, что он делает↑. Человек с шаблонным мышлением вместо постоянных поисков и примерок «это добро или нет?» бездумно принимает расхожие формулы иногда не самого высокого качества.

Что «нравственно», а что нет — определиться бывает очень непросто. Давать в долг — нравственно или безнравственно? Доброе дело или нет? Секс до брака — допустимо или безнравственно? Может ли мужчина иметь четыре жены? В разных культурах и в разное время эти вопросы решаются очень по-разному.

Первая позиция восприятия подсказывает человеку формулы нравственности типа: «Добро — это то, что хорошо для меня. А все, что против меня — безнравственно».

Взгляд бушмена: «Если увел коров я — это добро. Если увели коров у меня — это зло».

Чем более развиты у человека позиции восприятия, тем больше человек в своей нравственности думает о добре для других. В качестве общей формулы можно принять следующее: «Нравственно то, что делает человека здоровым и счастливым, не причиняя существенного вреда другим. А то, что лишает человека счастья и идет во вред его здоровью — безнравственно».

Не забывайте о других людях. Например, если ваше поведение касается не только вас, то нужно учитывать и интересы партнера. Если происходящее касается не только пары, то нужно учитывать и интересы окружающих. Ваша свобода кончается там, где начинается жизнь другого человека. «Свобода моего кулака кончается перед носом другого человека».

Очень непросты конфликты, когда индивидуальная свобода сталкивается с консервативными взглядами окружающих. Откровенные, долгие и прочувственные поцелуи любящей пары в вагоне метро для них кажутся их свободным правом, но для сидящей с ними рядом пожилой одинокой женщины представляется дикой распущенностью. Кажется, в этих конфликтах нужна обоюдная корректность. Пусть люди воспитаны на ваш взгляд дико, но бить по их нравственным (моральным) чувствам своей свободой (в их восприятии — распущенностью) — не надо.

Но также никому не надо называть непристойным, безнравственным все то, что выходит за ваши привычные и жесткие рамки, безнравственно в этом случае проявлять агрессивность и клеить оскорбительные ярлыки.

Нравственности противостоит не столько прагматизм, сколько недалекость. Прагматик может быть человеком высокой нравственности, если он осознает, что это выгодно ему хотя бы с точки зрения перспектив. Прагматик-руководитель может насаждать нравственность, если видит, что она с течением времени дает повышение прибыли. Если же прагматик не привык и не умеет смотреть далеко, он бывает порядочным только в зоне наблюдений полицейского или по привычке.

нравственный — это… Что такое нравственный?

  • НРАВСТВЕННЫЙ — НРАВСТВЕННЫЙ, нравственная, нравственное; нравствен, нравственна, нравственно (книжн.). 1. прил. к нравственность в 1 знач. Нравственный критерий. Нравственная философия. 2. Соблюдающий требования морали; ант. безнравственный. Нравственный… …   Толковый словарь Ушакова

  • нравственный — Высоконравственный, благонравный, добронравный, целомудренный, честный, моральный. Ср. . См …   Словарь синонимов

  • НРАВСТВЕННЫЙ — НРАВСТВЕННЫЙ, ая, ое; вен, венна. 1. см. нравственность. 2. Соответствующий требованиям высокой нравственности. Н. поступок. Н. человек. 3. полн. Относящийся к сознанию, внутренней жизни человека. Нравственное удовлетворение. Толковый словарь… …   Толковый словарь Ожегова

  • нравственный — нравственный, кратк. ф. нравствен и нравственен, нравственна, нравственно, нравственны …   Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

  • нравственный — • высоко нравственный • глубоко нравственный …   Словарь русской идиоматики

  • Нравственный — I прил. 1. соотн. с сущ. нравственность I, связанный с ним 2. Относящийся к внутренней, духовной жизни человека. Ant: физический 3. Отличающийся высокой нравственностью [нравственность I], соответствующий нормам и правилам поведения человека в… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • Нравственный — I прил. 1. соотн. с сущ. нравственность I, связанный с ним 2. Относящийся к внутренней, духовной жизни человека. Ant: физический 3. Отличающийся высокой нравственностью [нравственность I], соответствующий нормам и правилам поведения человека в… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • нравственный — нравственный, нравственная, нравственное, нравственные, нравственного, нравственной, нравственного, нравственных, нравственному, нравственной, нравственному, нравственным, нравственный, нравственную, нравственное, нравственные, нравственного,… …   Формы слов

  • нравственный — безнравственный порочный …   Словарь антонимов

  • нравственный — нр авственный; кратк.

    форма вен и венен, венна …   Русский орфографический словарь

  • Нравственность — что это такое

    Обновлено 24 июля 2021
    1. Общее определение
    2. Нравственность и мораль в этике
    3. Правила нравственности
      1. Золотое правило
    4. Пословицы о нравственности
    5. Воспитание
    6. Проблемы

    Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Как часто мы слышим «Это безнравственно!» или «У него низкий уровень морали». Что значат эти слова? Что такое нравственность, зачем ее искать в других и культивировать в себе?

    На ум приходит что-то о морали, духовности и может даже религиозности. Представляются если не святые, то очень хорошие люди – добрые и мудрые.

    Общее определение

    Определение нравственности появилось в нашем языке в 1789 году в словаре «Российской Академии».

    По сути, это набор установок, ценностей, внутренних норм и правил, которые определяют поведение человека в той или иной ситуации.

    Эти ценности основаны на идеях справедливости, чести, достоинства, сострадании, доброты, честности, миролюбивости и других «хороших» категориях.

    Все эти понятия человек впитывает с детства вместе с молоком матери, то есть обретает в кругу семьи, затем среди друзей, учителей и других значимых взрослых. Другими словами, приобретает в процессе социализации.

    Нравственность – это то, что прививается человеку через воспитание.

    В связи с этим ее уровень может отличаться у разных личностей в зависимости от того, какие люди их воспитывали. Злая мать вряд ли научит ребенка быть жертвенным и терпеливым к другим, а честная – воровать.

    Нравственность и мораль в философии (этике)

    В обиходе термины нравственность и мораль употребляются как синонимы, хотя в философской парадигме (что это?) они совсем разные.

    Первое означает внутренние убеждения личности – его собственные правила поведения, сформированные в процессе взросления и становления личности. Второе понятие – это внешние нормы, соблюдение которых требует от нас общество.

    Но это не единственная трактовка. В философии еще встречается и приведенное ниже определение отличия морали от нравственности. Сначала напомню, что оба этих термина является предметом изучения науки этики – основой, на которой строятся ее принципы. Таким образом, этика – это наука о нравственных и моральных ценностях человека.

    Мораль — это то, что должно быть (теория). В это люди окунаются, изучая этику. Но ведь все мы разные, и читая одну и ту же книгу можем сделать разные выводы. Вот как раз нравственность определяет на деле, как хорошо в человека легла мораль. По сути, это реализации теории (морали) на практике.

    Правила нравственности

    Что нужно делать и каким нужно быть, чтобы про вас сказали, что вы – нравственная личность? На самом деле все просто:

    1. обращайтесь к другим с уважением и по имени;
    2. доброжелательно улыбайтесь собеседнику;
    3. будьте внимательны;
    4. уважайте окружающих;
    5. будьте честны.

    Самое главное, что должно присутствовать во всех этих пунктах – искреннее желание вести себя таким образом, быть таким не только снаружи, но и внутри, то есть это должно быть в характере.

    Золотое правило

    Помимо этих качеств существует золотое правило нравственности, представленное в виде мудрой притчи, которая гласит, что когда-то на берегу большой реки состоялся диалог мудрого учителя с его последователем. Ученик задал вопрос:

    — «Учитель, ты так много знаешь о добре и мире, справедливости и душевной чистоте. Ты говоришь, что люди должны быть честными, прилежно трудиться и не лениться, искоренять в себе страсти и пороки, уважать других, следить за своим телом и многое другое. А ты можешь соединить это все и назвать одним лишь словом?»

    Учитель призадумался, долго молчал, а потом улыбнулся и сказал:
    — «Это слово – взаимность. И значит оно следующее: поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой

    Это правило назвали золотым, оно легло в основу понятия нравственности. Его также можно выразить другими словами: не делай другим того, чего не хочешь себе.

    Нравственность – это определение человеком собственных ценностей и уважение таких же ценностей, принадлежащих другим людям.

    Пословицы о нравственности

    Пословицы — это житейская мудрость. Например, для меня стала определяющей фраза, прочитанная в парикмахерской, когда мне было лет шесть, наверное. Она гласила:

    «Ничто не дается так дешево и не ценится так дорого, как вежливость».

    Я был даже в детстве ошарашен ее гениальностью и что примечательно, в ней заключена сущая правда, помогающая мне налаживать контакты с людьми. Насколько несложно быть вежливым и насколько много это может дать. Лишнее спасибо, пожалуйста. А не скажи их, и уже отношение к тебе будет другое.

    Что касается темы нравственности, то тут хорошо подойдут эти пословицы и выражения:

    И вот еще немного народной мудрости:

    Что посеешь, то и пожнешь
    Береги одёжу снову, а честь смолоду
    На добрый привет, добрый и ответ.
    Как мы людям, так и люди нам.
    За доброе жди добра, за худо худа.
    Делая зло, на добро не надейся.
    Кто за худом пойдет, тот добра не найдет.
    Добро сеять — добро и пожинать.
    Добродетель вознаграждается.
    Как постелешь, так и поспишь.
    Как аукнется, так и откликнется

    Обратите внимание, как часто и по-разному обыгрывается в пословицах описанное выше золотое правило нравственности. Потрясающе умный все-таки у нас народ. Мудрый!

    Воспитание нравственности

    Воспитанием в личности (что это?) нравственных качеств, их взращиванием, конечно, в первую очередь должна заниматься семья, в которой растет ребенок. Мамы и папы, бабушки и дедушки с самых ранних лет должны прививать малышу понятия о добре и зле, хороших и плохих поступках.

    Думаю, есть много различных способов, но основными из них являются:

    1. личный пример – ребенок копирует поведение родителей, внедряет его в свою жизненную стратегию, поэтому стоит делать больше добрых, хороших дел. Даже если взрослый говорит, что драться плохо, а сам дерется, отпрыск не услышит слов (либо у него возникнет когнитивный диссонанс), а будет имитировать поступки;
    2. чтение малышу добрых сказок, притч и пословиц о нравственности. Рассказы формируют образное мышление, соответствующие ему эмоции и чувства, которые и становятся основой внутреннего мира.

    Человек, выросший в таких условиях, не может быть безнравственным. Взрослым достаточно уделять этому вопросу внимание в период детства и школьных лет – дальше это мировоззрение становится «вросшим» в психику, автоматическим. Изменить его сложно, а иногда и нереально.

    Проблемы

    К сожалению, современное общество все чаще отодвигает нравственность в дальний угол, поставив в приоритет (что это такое?) личные выгоды и интересы. Последние заставляют людей идти по головам по направлению к своим целям: предавать друзей, подставлять родных и близких.

    Считается, что упадок моральных и нравственных норм начался со времен Первой мировой войны, когда человеческая жизнь подверглась обесцениванию. В период социализма сожжение церквей и отречение от бога тоже нанесло большой удар по человеческим ценностям.

    На данный момент эта проблема коснулась института семьи, что в свою очередь повлекло развращение молодежи, большое число детей без отцов или вовсе брошенных обоими родителями. Демографический кризис (это что?), коррупция, преступность также являются последствиями того упадка.

    Люди стали забывать, что такое нравственность, определение и суть этого понятия. И глупо считать, что кто-то другой решит эту проблему за нас: каждый должен начать сам с себя.

    Автор статьи: Коваленко Лилия Сергеевна (психолог)

    Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

    Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России

    Общие положения

    В соответствии с Конституцией Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. При этом каждый гражданин Российской Федерации, обладая на её территории всеми правами и свободами, несёт равные обязанности.

    Конституция Российской Федерации гласит:

    «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединённые общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость её демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

    Современный период в российской истории и образовании — время смены ценностных ориентиров. В 90-е гг. прошлого столетия в России произошли как важные позитивные перемены, так и негативные явления, неизбежные в период крупных социально-политических изменений. Эти явления оказали отрицательное влияние на общественную нравственность, гражданское самосознание, на отношение людей к обществу, государству, закону и труду, на отношение человека к человеку.

    В период смены ценностных ориентиров нарушается духовное единство общества, меняются жизненные приоритеты молодежи, происходит разрушение ценностей старшего поколения, а также деформация традиционных для страны моральных норм и нравственных установок.

    В России указанный период был обусловлен быстрым демонтажем советской идеологии, поспешным копированием западных форм жизни.

    Несмотря на установленные российским законодательством общественные нормы и приоритеты, у российских граждан в то время не сложилась ясно выраженная система ценностных ориентиров, объединяющих россиян в единую историко-культурную и социальную общность.

    В российском обществе стал ощущаться недостаток сознательно принимаемых большинством граждан принципов и правил жизни, отсутствует согласие в вопросах корректного и конструктивного социального поведения, выбора жизненных ориентиров.

    В 2007 и 2008 гг. в посланиях Президента России Федеральному собранию Российской Федерации было подчеркнуто: «Духовное единство народа и объединяющие нас моральные ценности — это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность… и общество лишь тогда способно ставить и решать масштабные национальные задачи, когда у него есть общая система нравственных ориентиров, когда в стране хранят уважение к родному языку, к самобытной культуре и к самобытным культурным ценностям, к памяти своих предков, к каждой странице нашей отечественной истории. Именно это национальное богатство является базой для укрепления единства и суверенитета страны, служит основой нашей повседневной жизни, фундаментом для экономических и политических отношений».

    Образованию отводится ключевая роль в духовно-нравственной консолидации российского общества, его сплочении перед лицом внешних и внутренних вызовов, в укреплении социальной солидарности, в повышении уровня доверия человека к жизни в России, к согражданам, обществу, государству, настоящему и будущему своей страны.

    Ценности личности формируются в семье, неформальных сообществах, трудовых, армейских и других коллективах, в сфере массовой информации, искусства, отдыха и т. д. Но наиболее системно, последовательно и глубоко духовно-нравственное развитие и воспитание личности происходит в сфере общего образования, где развитие и воспитание обеспечено всем укладом школьной жизни.

    Новая российская общеобразовательная школа должна стать важнейшим фактором, обеспечивающим социокультурную модернизацию российского общества.

    Именно в школе должна быть сосредоточена не только интеллектуальная, но и гражданская, духовная и культурная жизнь обучающегося. Отношение к школе как единственному социальному институту, через который проходят все граждане России, является индикатором ценностного и морально-нравственного состояния общества и государства.

    Ребёнок школьного возраста наиболее восприимчив к эмоционально-ценностному, духовно-нравственному развитию, гражданскому воспитанию. В то же время недостатки развития и воспитания в этот период жизни трудно восполнить в последующие годы.

    Пережитое и усвоенное в детстве отличается большой психологической устойчивостью. При этом особое значение имеют следующие друг за другом переходы от детства к подростковому возрасту, а затем к юности. «Перестройка потребностей и побуждений, переоценка ценностей, — утверждал Л.С. Выготский, — есть основной момент при переходе от возраста к возрасту».

    Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России (далее — Концепция) разработана в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Законом Российской Федерации «Об образовании», на основе ежегодных посланий Президента России Федеральному собранию Российской Федерации.

    Концепция является методологической основой разработки и реализации федерального государственного образовательного стандарта общего образования.

    Концепция представляет собой ценностно-нормативную основу взаимодействия общеобразовательных учреждений с другими субъектами социализации — семьёй, общественными организациями, религиозными объединениями, учреждениями дополнительного образования, культуры и спорта, средствами массовой информации. Целью этого взаимодействия является совместное обеспечение условий для духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся.

    Концепция определяет:

    • характер современного национального воспитательного идеала;
    • цели и задачи духовно-нравственного развития и воспитания детей и молодежи;
    • систему базовых национальных ценностей, на основе которых возможна духовно-нравственная консолидация многонационального народа Российской Федерации;
    • основные социально-педагогические условия и принципы духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся.

    Общеобразовательные учреждения должны воспитывать гражданина и патриота, раскрывать способности и таланты молодых россиян, готовить их к жизни в высокотехнологичном конкурентном мире. При этом образовательные учреждения должны постоянно взаимодействовать и сотрудничать с семьями обучающихся, другими субъектами социализации, опираясь на национальные традиции.

    Концепция формулирует социальный заказ современной общеобразовательной школе как определённую систему общих педагогических требований, соответствие которым национальных задач.

    Социальный заказ образованию устанавливается в следующей системе фундаментальных социальных и педагогических понятий, а также отношений между ними:

    • нация — государственно-территориальная и политико-правовая общность, существующая на основе общих политических, историко-культурных и духовно-ценностных характеристик и общего самосознания. Такой общностью является многонациональный народ Российской Федерации, который представляет собой многоэтничную гражданскую нацию, включающую этнические общности, которыми в России могут называться «нации» (в этнокультурном и социально-политическом смыслах), национальности и народы. Двойное использование категории «нация» (в общегражданском и этнокультурном значении) не противоречит конституционному положению «мы, многонациональный народ Российской Федерации», означая, что Россия есть национальное государство, а её народ представляет собой нацию наций;
    • национальное государство — государство с общей, контролируемой центральной властью, хозяйственно-экономической основой, общей территорией, общими историко-культурными ценностями жителей страны. Российская Федерация — национальное государство, имеющее разнообразный этнический и религиозный состав населения и отличающееся большой региональной спецификой;
    • национальное самосознание (идентичность) — разделяемое всеми гражданами представление о своей стране, её народе, чувство принадлежности к своей стране и народу. Основу национальной идентичности составляют базовые национальные ценности и общая историческая судьба;
    • формирование национальной идентичности — формирование у личности представления о многонациональном народе Российской Федерации как о гражданской нации и воспитание патриотизма;
    • патриотизм — чувство и сформировавшаяся позиция верности своей стране и солидарности с её народом. Патриотизм включает чувство гордости за своё Отечество, малую родину, т.е. край, республику, город или сельскую местность, где гражданин родился и рос. Патриотизм включает активную гражданскую позицию, готовность к служению Отечеству;
    • гражданское общество — общество, способное к самоорганизации на всех уровнях, от местных сообществ до общенационального (государственного) уровня, активно выражающее свои запросы и интересы как через свободно и демократически избранные органы власти и самоуправления, так и через институты гражданского общества, к которым относятся прежде всего общественные группы, организации и коалиции, а также формы прямого волеизъявления. Гражданское общество обладает способностью защищать свои права и интересы как через власть и закон, так и путём контроля над властью и воздействия на власть и на правовые нормы. Гражданское общество обязательно предполагает наличие в нём ответственного гражданина, воспитание которого является главной целью образования;
    • многообразие культур и народов — культурное многообразие, существующее в стране и в мире в целом. Для России это существование, диалог и взаимообогащение всех культурных потоков (или слоёв): общенациональной, общероссийской культуры на основе русского языка, этнических культур многонационального народа Российской Федерации и глобальных или мировых культурных явлений и систем. Культурное многообразие и свобода культурного выбора являются условием развития, стабильности и гражданского согласия;
    • межэтнический мир и согласие — единство в многообразии, признание и поддержка культур, традиций и самосознания всех представителей многонационального народа Российской Федерации, гарантированное равноправие граждан независимо от национальности, а также политика интеграции, предотвращения напряжённости и разрешения конфликтов на этнической или религиозной основе. Межэтнический мир включает политику толерантности, т.е. признания и уважения культурных и других различий среди граждан страны и проживающих в ней граждан других стран;
    • социализация — усвоение человеком социального опыта в процессе образования и жизнедеятельности посредством вхождения в социальную среду, установления социальных связей, принятия ценностей различных социальных групп и общества в целом, активного воспроизводства системы общественных отношений;
    • развитие — процесс и результат перехода к новому, более совершенному качественному состоянию, от простого к сложному, от низшего к высшему, к некоей степени духовной, умственной зрелости, сознательности, культурности и пр.;
    • воспитание — педагогически организованный целенаправленный процесс развития обучающегося как личности, гражданина, освоения и принятия им ценностей, нравственных установок и моральных норм общества;
    • национальный воспитательный идеал — высшая цель образования, нравственное (идеальное) представление о человеке, на воспитание, обучение и развитие которого направлены усилия основных субъектов национальной жизни: государства, семьи, школы, политических партий, религиозных объединений и общественных организаций;
    • базовые национальные ценности — основные моральные ценности, приоритетные нравственные установки, существующие в культурных, семейных, социально-исторических, религиозных традициях многонационального народа Российской Федерации, передаваемые от поколения к поколению и обеспечивающие успешное развитие страны в современных условиях;
    • духовно-нравственное развитие личности — осуществляемое в процессе социализации последовательное расширение и укрепление ценностно-смысловой сферы личности, формирование способности человека оценивать и сознательно выстраивать на основе традиционных моральных норм и нравственных идеалов отношение к себе, другим людям, обществу, государству, Отечеству, миру в целом;
    • духовно-нравственное воспитание личности гражданина России — педагогически организованный процесс усвоения и принятия обучающимся базовых национальных ценностей, имеющих иерархическую структуру и сложную организацию. Носителями этих ценностей являются многонациональный народ Российской Федерации, государство, семья, культурно-территориальные сообщества, традиционные российские религиозные объединения (христианские, прежде всего в форме русского православия, исламские, иудаистские, буддистские), мировое сообщество.

     1. Национальный воспитательный идеал

    Воспитание ориентировано на достижение определённого идеала, т.е. образа человека, имеющего приоритетное значение для общества в конкретно-исторических социокультурных условиях.

    В средневековой Руси воспитательный идеал был укоренён в религии и представлен для православных христиан прежде всего в образе Иисуса Христа. Православная церковь направляла и объединяла деятельность семьи, народа и государства в общем пространстве религиозного, духовно-нравственного воспитания. Православная вера была одним из важных факторов, обеспечивающих духовное единство народа.

    Для сохранения целостности страны, территория которой постоянно Арасширялась, нужна была общая система нравственных ориентиров, ценностей и смыслов жизни, таких, как честь, верность, соборность, самоотверженность, служение, любовь. Православие объединяло русских людей (ими считались все принявшие православие, а не только этнические русские) в единый народ. Именно поэтому защита русской земли приравнивалась к защите православия, что и породило такой компонент самосознания, как образ Святой Православной Руси.

    В XVIII в. Россия стала империей, сила которой заключалась в централизации и концентрации государственной власти в руках правящего монарха — императора. Государство возвышалось над церковью, был сформулирован новый воспитательный идеал — «человек государственный, слуга царю и Отечеству». Образовательная система стала ориентироваться на задачи подготовки профессиональных кадров для государственных нужд. «Всяческое беззаветное служение на благо и на силу Отечества, — утверждал М.В. Ломоносов, — должно быть мерилом жизненного смысла» Главным в воспитании стало формирование человека-патриота, отличающегося высокой нравственностью, любовью к науке, трудолюбием, служением России. Для императорской России был характерен идеал полезного государству и Отечеству гражданина.

    В советский период государство обрело всю полноту власти над гражданином и его частной жизнью. Устраняя влияние церкви на общественную и личную жизнь, подавляя религиозное сознание, советское государство само стало претендовать на роль новой вселенской церкви. Спектр жизненных смыслов был сжат до веры в коммунизм и служения коммунистической партии.

    Вместе с тем советская эпоха в отечественной истории сформировала высокий педагогический идеал — воспитание всесторонне развитой личности, дала примеры массового патриотизма, героического служения, вплоть до самопожертвования, во имя будущего своей страны и своего народа, пренебрежения материальным во имя идеального.

    В 90-е гг. ХХ в. в России сформировался идеал свободной в своём самоопределении и развитии личности, «освобождённой» от ценностей, национальных традиций, обязательств перед обществом.

    Сегодня, на новом этапе развития Российской Федерации, при определении современного национального воспитательного идеала необходимо в полной мере учитывать:

    • преемственность современного национального воспитательного идеала по отношению к национальным воспитательным идеалам прошлых эпох;
    • духовно-нравственные ценности, определённые в соответствии с действующим российским законодательством;
    • внешние и внутренние вызовы, стоящие перед Россией.

    Национальным приоритетом, важнейшей национальной задачей является приумножение многонационального народа Российской Федерации в численности, повышение качества его жизни, труда и творчества, укрепление духовности и нравственности, гражданской солидарности и государственности, развитие национальной культуры.

    Решение этой задачи способно обеспечить устойчивое и успешное развитие России.

    Современный национальный воспитательный идеал определяется:

    • в соответствии с национальным приоритетом;
    • исходя из необходимости сохранения преемственности по отношению к национальным воспитательным идеалам прошлых исторических эпох;
    • согласно Конституции Российской Федерации;
    • согласно Закону Российской Федерации «Об образовании» в части общих требований к содержанию образования (ст. 14) и задачам основных образовательных программ (ст. 9, п. 6).

    Современный национальный воспитательный идеал — это высоконравственный, творческий, компетентный гражданин России, принимающий судьбу Отечества как свою личную, осознающий ответственность за настоящее и будущее своей страны, укоренённый в духовных и культурных традициях многонационального народа Российской Федерации.

     2. Цель и задачи духовно-нравственного развития и воспитания

    Важнейшей целью современного отечественного образования и одной из приоритетных задач общества и государства является воспитание, социально-педагогическая поддержка становления и развития высоконравственного, ответственного, творческого, инициативного, компетентного гражданина России.

    В сфере личностного развития воспитание обучающихся должно обеспечить:

    • готовность и способность к духовному развитию, нравственному самосовершенствованию, самооценке, пониманию смысла своей жизни, индивидуально-ответственному поведению;
    • готовность и способность к реализации творческого потенциала в духовной и предметно-продуктивной деятельности, социальной и профессиональной мобильности на основе моральных норм, непрерывного образования и универсальной духовно-нравственной установки «становиться лучше»;
    • укрепление нравственности, основанной на свободе, воле и духовных отечественных традициях, внутренней установке личности поступать согласно своей совести;
    • формирование морали как осознанной личностью необходимости определённого поведения, основанного на принятых в обществе представлениях о добре и зле, должном и недопустимом;
    • развитие совести как нравственного самосознания личности, способности формулировать собственные нравственные обязательства, осуществлять нравственный самоконтроль, требовать от себя выполнения моральных норм, давать нравственную самооценку своим и чужим поступкам;
    • принятие личностью базовых национальных ценностей, национальных духовных традиций;
    • готовность и способность выражать и отстаивать свою общественную позицию, критически оценивать собственные намерения, мысли и поступки;
    • способность к самостоятельным поступкам и действиям, совершаемым на основе морального выбора, принятию ответственности за их результаты, целеустремленность и настойчивость в достижении результата;
    • трудолюбие, бережливость, жизненный оптимизм, способность к преодолению трудностей;
    • осознание ценности других людей, ценности человеческой жизни, нетерпимость к действиям и влияниям, представляющим угрозу жизни, физическому и нравственному здоровью, духовной безопасности личности, умение им противодействовать;
    • свободолюбие как способность к сознательному личностному, профессиональному, гражданскому и иному самоопределению и развитию в сочетании с моральной ответственностью личности перед семьёй, обществом, Россией, будущими поколениями;
    • укрепление веры в Россию, чувства личной ответственности за Отечество перед прошлыми, настоящими и будущими поколениями.

    В сфере общественных отношений духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся должно обеспечить:

    • осознание себя гражданином России на основе принятия общих национальных нравственных ценностей;
    • готовность граждан солидарно противостоять внешним и внутренним вызовам;
    • развитость чувства патриотизма и гражданской солидарности;
    • заботу о благосостоянии многонационального народа Российской Федерации, поддержание межэтнического мира и согласия;
    • осознание безусловной ценности семьи как первоосновы нашей принадлежности к многонациональному народу Российской Федерации, Отечеству;
    • понимание и поддержание таких нравственных устоев семьи, как любовь, взаимопомощь, уважение к родителям, забота о младших и старших, ответственность за другого человека;
    • бережное отношение к жизни человека, забота о продолжении рода;
    • законопослушность и сознательно поддерживаемый гражданами правопорядок;
    • духовную, культурную и социальную преемственность поколений.

    В сфере государственных отношений духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся должно содействовать:

    • формированию мотивации к активному и ответственному участию в общественной жизни, формировании власти и участию в государственных делах;
    • укреплению и совершенствованию демократического федеративного правового государства с республиканской формой правления;
    • повышению доверия к государственным институтам со стороны граждан и общественных организаций;
    • повышению эффективности усилий государства, направленных на модернизацию страны;
    • укреплению национальной безопасности.

     3. Духовно-нравственное развитие и воспитание 

    Обеспечение духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России является ключевой задачей современной государственной политики Российской Федерации. Законопослушность, правопорядок, доверие, развитие экономики и социальной сферы, качество труда и общественных отношений — всё это непосредственно зависит от принятия гражданином России общенациональных и общечеловеческих ценностей и следования им в личной и общественной жизни.

    Законом Российской Федерации «Об образовании» (ст. 9, п. 1) установлено, что «основные общеобразовательные программы начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования обеспечивают реализацию федерального государственного образовательного стандарта с учётом типа и вида образовательного учреждения, образовательных потребностей и запросов обучающихся, воспитанников и включают в себя учебный план, рабочие программы учебных курсов, предметов, дисциплин (модулей) и другие материалы, обеспечивающие духовно-нравственное развитие, воспитание и качество подготовки обучающихся».

    Таким образом, духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся является первостепенной задачей современной образовательной системы и представляет собой важный компонент социального заказа для образования.

    Содержание духовно-нравственного развития и воспитания личности определяется в соответствии с базовыми национальными ценностями и приобретает определённый характер и направление в зависимости от того, какие ценности общество разделяет, как организована их передача от поколения к поколению.

    Духовно-нравственное развитие и воспитание личности в целом является сложным, многоплановым процессом. Оно неотделимо от жизни человека во всей её полноте и противоречивости, от семьи, общества, культуры, человечества в целом, от страны проживания и культурно-исторической эпохи, формирующей образ жизни народа и сознание человека.

    Сфера педагогической ответственности в этом процессе определяется следующими положениями:

    • усилия общества и государства направлены сегодня на воспитание у детей и молодежи активной гражданской позиции, чувства ответственности за свою страну;
    • общее образование, выстраивающее партнёрские отношения с другими институтами социализации, является основным институтом педагогического воздействия на духовно-нравственное развитие личности гражданина России. При этом основным субъектом, реализующим цели духовно-нравственного развития и воспитания, определяющим непосредственные пути и методы их достижения на основе опыта и традиций отечественной педагогики, собственного педагогического опыта, является педагогический коллектив общеобразовательного учреждения;
    • содержание духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся, деятельность педагогических коллективов общеобразовательных учреждений должны быть сфокусированы на целях, на достижение которых сегодня направлены усилия общества и государства.

    Таким образом, сфера общего образования призвана обеспечивать духовно-нравственное развитие и воспитание личности обучающегося для становления и развития его гражданственности, принятия гражданином России национальных и общечеловеческих ценностей и следования им в личной и общественной жизни.

    Носителями базовых национальных ценностей являются различные социальные, профессиональные и этноконфессиональные группы, составляющие многонациональный народ Российской Федерации. Соответственно духовно-нравственное развитие гражданина России в рамках общего образования осуществляется в педагогически организованном процессе осознанного восприятия и принятия обучающимся ценностей:

    • семейной жизни;
    • культурно-регионального сообщества;
    • культуры своего народа, компонентом которой является система ценностей, соответствующая традиционной российской религии;
    • российской гражданской нации;
    • мирового сообщества.

    Духовно-нравственное развитие и воспитание личности начинается в семье. Ценности семейной жизни, усваиваемые ребёнком с первых лет жизни, имеют непреходящее значение для человека в любом возрасте. Взаимоотношения в семье проецируются на отношения в обществе и составляют основу гражданского поведения человека.

    Следующая ступень развития гражданина России — это осознанное принятие личностью традиций, ценностей, особых форм культурно-исторической, социальной и духовной жизни его родного села, города, района, области, края, республики. Через семью, родственников, друзей, природную среду и социальное окружение наполняются конкретным содержанием такие понятия, как «Отечество», «малая родина», «родная земля», «родной язык», «моя семья и род», «мой дом».

    Более высокой ступенью духовно-нравственного развития гражданина России является принятие культуры и духовных традиций многонационального народа Российской Федерации. Российскую идентичность и культуру можно сравнить со стволом могучего дерева, корни которого образуют культуры многонационального народа России. Важным этапом развития гражданского самосознания является укоренённость в этнокультурных традициях, к которым человек принадлежит по факту своего происхождения и начальной социализации.

    Ступень российской гражданской идентичности — это высшая ступень процесса духовно-нравственного развития личности россиянина, его гражданского, патриотического воспитания. Россиянином становится человек, осваивающий культурные богатства своей страны и многонационального народа Российской Федерации, осознающий их значимость, особенности, единство и солидарность в судьбе России.

    Важным свойством духовно-нравственного развития гражданина России является открытость миру, диалогичность с другими национальными культурами.

    Программы духовно-нравственного развития и воспитания школьников, разрабатываемые и реализуемые общеобразовательными учреждениями совместно с другими субъектами социализации, должны обеспечивать полноценную и последовательную идентификацию обучающегося с семьёй, культурно-региональным сообществом, многонациональным народом Российской Федерации, открытым для диалога с мировым сообществом.

     4. Базовые национальные ценности

    Основным содержанием духовно-нравственного развития, воспитания и социализации являются базовые национальные ценности, хранимые в социально-исторических, культурных, семейных традициях многонационального народа России, передаваемые от поколения к поколению и обеспечивающие успешное развитие страны в современных условиях.

    Базовые национальные ценности производны от национальной жизни России во всей её исторической и культурной полноте, этническом многообразии. В сфере национальной жизни можно выделить источники нравственности и человечности, т.е. те области общественных отношений, деятельности и сознания, опора на которые позволяет человеку противостоять разрушительным влияниям и продуктивно развивать своё сознание, жизнь, саму систему общественных отношений.

    Традиционными источниками нравственности являются: Россия, многонациональный народ Российской Федерации, гражданское общество, семья, труд, искусство, наука, религия, природа, человечество.

    Соответственно традиционным источникам нравственности определяются и базовые национальные ценности, каждая из которых раскрывается в системе нравственных ценностей (представлений):

    • патриотизм — любовь к России, к своему народу, к своей малой родине, служение Отечеству;
    • социальная солидарность — свобода личная и национальная, доверие к людям, институтам государства и гражданского общества, справедливость, милосердие, честь, достоинство;
    • гражданственность — служение Отечеству, правовое государство, гражданское общество, закон и правопорядок, поликультурный мир, свобода совести и вероисповедания;
    • семья — любовь и верность, здоровье, достаток, уважениеик родителям, забота о старших и младших, забота о продолжении рода;
    • труд и творчество — уважение к труду, творчество и созидание, целеустремлённость и настойчивость;
    • наука — ценность знания, стремление к истине, научная картина мира;
    • традиционные российские религии — представления о вере, духовности, религиозной жизни человека, ценности религиозного мировоззрения, толерантности, формируемые на основе межконфессионального диалога;
    • искусство и литература — красота, гармония, духовный мир человека, нравственный выбор, смысл жизни, эстетическое развитие, этическое развитие;
    • природа — эволюция, родная земля, заповедная природа, планета Земля, экологическое сознание;
    • человечество — мир во всём мире, многообразие культур и народов, прогресс человечества, международное сотрудничество.

    Базовые национальные ценности лежат в основе целостного пространства духовно-нравственного развития и воспитания школьников, т.е. уклада школьной жизни, определяющего урочную, внеурочную и внешкольную деятельность обучающихся. Для организации такого пространства и его полноценного функционирования требуются согласованные усилия всех социальных субъектов — участников воспитания: семьи, общественных организаций, включая детско-юношеские движения и организации, учреждений дополнительного образования, культуры и спорта, СМИ, традиционных российских религиозных объединений. Ведущая, содержательно определяющая роль в создании уклада школьной жизни принадлежит субъектам образовательного процесса.

    Система базовых национальных ценностей лежит в основе представления о единой нации и готовности основных социальных сил к гражданской консолидации на основе общих ценностей и социальных смыслов в решении общенациональных задач, среди которых воспитание детей и молодёжи.

    Достижение гражданского согласия по базовым национальным ценностям позволит укрепить единство российского образовательного пространства, придать ему открытость, диалогичность, культурный и социальный динамизм.

    Гражданское согласие по базовым национальным ценностям не имеет ничего общего с единообразием ценностей нации и самой нации, духовной и социальной унификацией. Единство нации достигается через базовый ценностный консенсус в диалоге различных политических и социальных сил, этнических и религиозных сообществ и поддерживается их открытостью друг другу, готовностью сообща решать общенациональные проблемы, в числе которых духовно-нравственное воспитание детей и молодёжи как основа развития нашей страны.

     5. Основные принципы организации духовно-нравственного развития и воспитания

    Организация социально открытого пространства духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России, нравственного уклада жизни обучающихся осуществляется на основе:

    • нравственного примера педагога;
    • социально-педагогического партнёрства;
    • индивидуально-личностного развития;
    • интегративности программ духовно-нравственного воспитания;
    • социальной востребованности воспитания.

    Говоря о нравственном примере педагога, следует вспомнить А. Дистервега, выдающегося немецкого педагога, который считал, что «повсюду ценность школы равняется ценности её учителя». Нравственность учителя, моральные нормы, которыми он руководствуется в своей профессиональной деятельности и жизни, его отношение к своему педагогическому труду, к ученикам, коллегам — всё это имеет первостепенное значение для духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся. Никакие воспитательные программы не будут эффективны, если педагог не являет собой всегда главный для обучающихся пример нравственного и гражданского личностного поведения.

    В педагогическом плане среди базовых национальных ценностей необходимо установить одну, важнейшую, системообразующую, дающую жизнь в душе детей всем другим ценностям — ценность Учителя.

    Необходимо существенно повысить государственный и социальный статус педагога, уровень его материального обеспечения. Учитель должен стать уважаемым в обществе человеком, а педагогическая профессия должна быть престижной для молодёжи.

    В современных условиях без социально-педагогического партнерства субъекты образовательного процесса не способны обеспечить полноценное духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся. Для решения этой общенациональной задачи необходимо выстраивать педагогически целесообразные партнёрские отношения с другими субъектами социализации: семьёй, общественными организациями и традиционными российскими религиозными объединениями, учреждениями дополнительного образования, культуры и спорта, СМИ.

    Организация социально-педагогического партнёрства может осуществляться путём согласования социально-воспитательных программ общеобразовательных учреждений и иных субъектов социализации на основе национального воспитательного идеала и базовых национальных ценностей. Это возможно при условии, что субъекты воспитания и социализации заинтересованы в разработке и реализации таких программ.

    Развитие социально-педагогического партнёрства должно стать приоритетной сферой государственной политики. Индивидуально-личностное развитие являлось приоритетом отечественной педагогики 90-х гг. ХХ в. и остаётся одной из важнейших задач современного образования. В пространстве духовно-нравственного развития оно приобретает полноту своей реализации.

    Педагогическая поддержка самоопределения личности, развития её способностей, таланта, передача ей системных научных знаний, умений, навыков и компетенций, необходимых для успешной социализации, сами по себе не создают достаточных условий для свободного развития и социальной зрелости личности. Личность несвободна, если она не отличает добро от зла, не ценит жизнь, труд, семью, других людей, общество, Отечество, т.е. всё то, в чём в нравственном отношении утверждает себя человек и развивается его личность. Знания наук и незнание добра, острый ум и глухое сердце таят угрозу для человека, ограничивают и деформируют его личностное развитие.

    Духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся должны быть интегрированы в основные виды деятельности обучающихся: урочную, внеурочную, внешкольную и общественно полезную. Иными словами, необходима интегративность программ духовно-нравственного воспитания. Одной из таких программ может быть обучение духовным основам религиозной культуры и светской жизни.

    Содержание воспитания группируется вокруг базовых национальных ценностей. В педагогическом плане каждая из них формулируется как вопрос, обращённый человеком к самому себе, как вопрос, поставленный педагогом перед обучающимся. Это воспитательная задача, на решение которой направлена учебно-воспитательная деятельность.

    Каждая из базовых ценностей, педагогически определяемая как вопрос, превращается в воспитательную задачу. Для её решения обучающиеся вместе с педагогами, родителями, иными субъектами духовной, культурной, социальной жизни обращаются к содержанию:

    • истории России, российских народов, своей семьи, рода;
    • жизненного опыта своих родителей, предков;
    • традиционных российских религий;
    • произведений литературы и искусства, лучших образцов отечественной и мировой культуры;
    • периодической литературы, СМИ, отражающих современную жизнь;
    • фольклора народов России;
    • общественно полезной и личностно значимой деятельности;
    • учебных дисциплин;
    • других источников информации и научного знания.

    Базовые ценности не локализованы в содержании отдельного учебного предмета, формы или вида образовательной деятельности. Они пронизывают всё учебное содержание, весь уклад школьной жизни, всю многоплановую деятельность школьника как человека, личности, гражданина.

    Система базовых национальных ценностей создаёт смысловую основу пространства духовно-нравственного развития личности. В этом пространстве снимаются барьеры между отдельными учебными предметами, между школой и семьёй, школой и обществом, школой и жизнью.

    Принцип социальной востребованности предполагает, что воспитание, чтобы быть эффективным, должно быть востребованным в жизни ребёнка, его семьи, других людей, общества. Социализация и своевременное социальное созревание ребёнка происходят посредством его добровольного и посильного включения в решение проблем более взрослого сообщества. Полноценное духовно-нравственное развитие происходит, если воспитание не ограничивается информированием обучающегося о тех или иных ценностях, но открывает перед ним возможности для нравственного поступка.

    Духовно-нравственное развитие достигает содержательной полноты и становится актуальным для самого обучающегося, когда соединяется с жизнью, реальными социальными проблемами, которые необходимо решать на основе морального выбора. Таких проблем в России множество, и они не уходят даже из жизни самых благополучных, динамично развивающихся стран. Сделать себя нравственнее, добрее, чище — значит сделать таким мир вокруг себя.

    Программы духовно-нравственного развития и воспитания должны предусматривать добровольное и посильное включение обучающихся в решение реальных социальных, экологических, культурных, экономических и иных проблем семьи, школы, села, района, города, области, республики, России. Традиционной и хорошо зарекомендовавшей себя формой социализации являются детско-юношеские и молодёжные движения, организации, сообщества. Они должны иметь исторически и социально значимые цели и программы их достижения.

    Организация воспитательного процесса в системе «школа — семья — социум» потребует педагогов, способных не только учить, но и воспитывать обучающихся.

     Заключение

    Духовно-нравственное развитие и воспитание гражданина России является ключевым фактором развития страны, обеспечения духовного единства народа и объединяющих его моральных ценностей, политической и экономической стабильности. Невозможно создать современную инновационную экономику, минуя человека, состояние и качество его внутренней жизни.

    Темпы и характер развития общества непосредственным образом зависят от гражданской позиции человека, его мотивационно-волевой сферы, жизненных приоритетов, нравственных убеждений, моральных норм и духовных ценностей.

    Воспитание человека, формирование свойств духовно развитой личности, любви к своей стране, потребности творить и совершенствоваться есть важнейшее условие успешного развития России.

    Скачать

    Нравственный закон Иммануила Канта и ритуал Жоржа Батая: варианты соотнесения

    Maxim Goryunov. Immanuel Kant’s moral law and Georges Bataille’s ritual: Variants of correlation

    Нравственный закон как источник аффекта

    У Канта в «Антропологии с прагматической точки зрения» описаны два параллельных ряда аффектов: свойственных человеку как живому существу и свойственых ему как живому существу, наделенному разумом. Благодаря разуму, считает Кант, человеку доступны дополнительные объекты, способные вызвать аффект — мощное эмоциональное переживание, на мгновение отменяющее разум [Кант 2002: 164]. Нравственный закон у нас внутри, звездное небо у нас над головой и тщеславие, которое есть и у зверя, вводят нас в состояние аффекта с равной силой, и это равенство есть невероятная удача, уверяет нас Кант. Благодаря ему у человека есть шанс реализоваться в качестве не-зверя. Если у Декарта разум один на один противостоит аффектам и вынужден прибегать к дрессуре [Декарт 1989: 504], то у Канта разум имеет поддержку со стороны аффектов, существование которых напрямую связано со способностью человека мыслить. Если воспользоваться основной метафорой, описывающей кантианское видение конфликта аффектов и разума, картина будет следующая: «чернь» (чувства, включая аффекты) подчиняется своему «природному начальнику» (разуму) не только потому, что она обязана ему подчиняться, но и потому, что увлечена им. Два ряда аффектов, представляют собой две партии. Первая подчиняется из страха; вторая подчиняется из увлеченности. Задача, которую должен решить кантианский «начальник», желающий безгранично расширять свою власть над «чернью», заключается в установлении власти партии аффектов, лояльных разуму и зависимых от него. Для Декарта в его «Страстях души» конфликт разума и аффектов выглядит куда жестче. Среди «черни» нет партии, которая подчинялась бы начальнику в силу увлечения. Цели, преследуемые начальником, настолько противоположны целям «черни», что подчинение исключает любые мотивы, кроме страха. Из этого утверждения очевидно следует картезианский вывод о том, что свободное и добросовестное увлечение чувств идеями разума, на котором настаивает Кант, невозможно и у этой невозможности есть фундаментальные причины, которые Кант обходит стороной. Вопрос, который мог бы задать Декарт, критикуя кантианскую модель, звучит следующим образом: как возможно сильное чувство, аффект в отношении объектов, доступных только разуму? Если мы говорим о чувствах, то они у человека, как сам Кант и указывает, вполне звериные и имеют непосредственное отношение к природе и выживанию в ней. Удивление, которое, согласно Аристотелю, является началом философии, с точки зрения Декарта, является стандартной реакцией на внезапность — одинаковой и у зверя, и у человека. С удивлением, как и с любым другим сильным чувством, следует бороться во имя спокойствия разума. При этом если мы говорим о морали в кантианском смысле — как о важнейшем объекте, доступном только разуму, — то она принципиально недоступна зверю. Стало быть, вопрос Декарта уточняется до следующего: как возможна природная, звериная реакция в отношении объекта, не имеющего отношения к природе и выживанию в ней? Декарт, однозначно разделявший мысль и материю, прямо говорит о ее невозможности и уточняет кантианскую метафору, описывая подчинение чувств разуму не как увлечение, а как перманентное покорение. Видение Канта относительно противостояния разума и чувств сложнее. У него нет онтологической пропасти между аффектом и разумом. Несмотря на свою уникальность, разум представляет собой неудачную замену инстинктам. Разум, инстинкт, аффект, зверь, человек — онтологически равны. Мораль безусловно, уникальна, но суть этой уникальности состоит в способности отрицать логику выживания. Ответ на претензии Декарта мог бы звучать следующим образом: мораль, как объект, доступный только разуму, способна вызывать аффективные переживания наравне с природными объектами в силу того, что онтологической пропасти, которую описывал Декарт, не существует.

    Возвращаясь к вопросу об отношениях разума и чувств: в кантианской логике понятие о моральном действии и восхищение перед ним доступно человеку благодаря разуму. Вместе с тем, с точки зрения выживающего зверя, моральное действие является ошибкой [Кант 2007: 457]. В акте морального поступка человек уклоняется от выживания. Учитывая тот факт, что все живое обречено на выживание, это ошибка и шаг в сторону смерти. Кант предлагает нам увидеть в ошибке намек на нашу исключительность. Человек, выживая, постоянно ошибается, и в этой постоянности, уверяет нас Кант, мы можем разглядеть наше призвание. Ошибка говорит нам о том, что человек связан с природой не как зверь; у человека иное предназначение, более высокое, следование которому как раз и сообщает человеку специфически человеческое, то есть радикально не-звериное достоинство. Предназначение человека — мораль. В морали, в сознательной ошибке, допущенной человеком во имя своей человечности, реализуется стремление к свободе. Зверь реализует свое зверство в выживании, человек реализует человеческое в акте сознательного уклонения от выживания во имя свободы. Сознательно совершая моральный поступок, человек делает ошибку, и эта ошибка, даже сама мечта о ней, уверен Кант, свидетельствует и о нашей исключительности, нашей отдельности от остального живого. Самым ярким примером подобной ошибки является ошибка Иисуса Христа. С точки зрения Канта, восхитительность морального поступка напрямую зависит от размаха урона, нанесенного стремлению выжить. Если бы Иисус, как и всякое живое существо, руководствовался логикой выживания, он бы стал правителем и захватил весь мир. Богочеловек, захвативший мир, заслуживает восхищения, но это было бы восхищение в рамках логики выживания. Следуя Канту, оно находилось бы на максимальном удалении от категорического императива. Вместо власти Иисус выбирает путь проповеди и бескорыстного исцеления, отказывается защищать себя от преследования со стороны выживающих людей и в итоге оказывается на кресте. В соответствии с логикой Канта оказаться на кресте, имея возможность навсегда избавить себя от угрозы страданий и смерти, — это и есть та самая идеальная моральная ошибка. Всякое разумное существо, решившее до конца следовать своей разумности и стремлению к свободе, движется в направлении Голгофы. Важно уточнить, что приближение к Голгофе, а также страдания и мучительная смерть не являются целью сами по себе. В них есть смысл до тех пор, пока они являются признаками сознательного и бескорыстного следования требованиям категорического императива.

    Согласно Канту, страх смерти в нас конкурирует со стремлением к морали как к высшей форме свободы. Мы хотели бы быть моральными, то есть совершать поступки, как будто мы бессмертны и неуязвимы. Другими словами, мы хотели бы быть свободными в своих действиях, подобно авраамическому Богу. В онтологии Фомы Аквинского существует благой Бог, независимый ни от кого. Будучи благим и полным любви, Бог из ничего создает вселенную. Вселенная существует потому, что Бог хочет, чтобы она существовала. В его силах прекратить существование вселенной, вернуть ее в ничто. Степень свободы от требований природы, которую подразумевает кантианское видение морали, сопоставима с божественной, как у Фомы. Для Канта речь идет о наиболее фундаментальном стремлении человека. Уже первый крик новорожденного свидетельствует о жажде свободы и одновременно свидетельствует и о жажде божественности. И в этом смысле кантианское уподобление Богу в акте морального действия, переведенное на язык восточного христианства, может быть интерпретировано как «обожение» — единение с божеством.

    Связь предназначения человека со свободой позволяет по-новому взглянуть на описанный Кантом возвышенный аффект, возникающий уже от знакомства с примером морального поступка. Созерцая моральный поступок, человек мечтает вести себя так же свободно, как и Бог. В акте морального поступка он видит явление Бога в себе, что очень близко пониманию «обожения» у восточных христианских мистиков. Отличие христианской мистики, переполненной описаниями аффективных переживаний, связанных с приближением к Богу, от предложенной Кантом заключается в том, что философ обходит стороной вопрос о том, есть ли Бог или его нет. Есть возвышенный аффект, наполняющий нас священным трепетом. Есть разум, благодаря которому возвышенный аффект и трепет стали возможны. Учитывая глубину и мощь переживаний и их схожесть с тем, о чем пишут мистики, мы можем вынести фигуру Бога за скобки. В конечном итоге его может и не быть, но возвышенный аффект в силу специфики устройства человека останется на своем месте. Человек является частью природы, его положение ничем не отличается от положения зверя. Как зверь, живущий среди зверей, человек должен выживать, и отказ от выживания ведет только к смерти. При этом, как утверждает Кант, человек, в силу того что у него нет инстинктов, гарантирующих выживание, вынужден довольствоваться разумом, регулярно ошибающимся. Пока человек остается разумным ошибающимся зверем, ничего не изменится и мораль, как и тщеславие, будет его аффектировать.

    Кантианская теория морального поступка также во многом совпадает с христианской теорией чуда. У Канта предназначение человека реализуется в момент осознанного нарушения логики выживания. Безумие и невероятность сознательного нарушения правил выживания, диктуемых картезианским здравым смыслом, как нетрудно заметить, совпадает с христианским представлением о чуде как о божественном вмешательстве в естественный ход вещей. Чудо нарушает логику, заключенную в законах природы. Чудо — уникальное единичное событие, которое, указав на Бога, исчезает, предоставляя природу в распоряжение законов. То же касается и морального поступка: утверждение Канта о том, что поступок, мотивированный категорическим императивом, — это событие, примера которому не было в истории, следует той же логике. Моральный поступок как чудо, как событие, указующее на явление божественного, присутствует и у философа, и у богословов. Разница, повторюсь, в том, что Кант аккуратно исключает фигуру Бога. Согласно ему, положение человека во вселенной таково, что для появления аффекта, равного по силе описанному мистиками, достаточно осознать, насколько опасно стремление к свободе, заложенное в нас.

    Стало быть, представление о Боге, доступное нам из рассуждений о категорическом императиве, можно уточнить до следующего: человек, мечтая о моральном поступке, мечтает о степени свободы, равной божественной. Бурный аффект, сопровождающий моральное действие, даже когда о нем просто говорят, равен — если не идентичен — предельным переживаниям мистиков. С точки зрения Канта, чтобы прикоснуться к божественному, следует или совершить моральный поступок, или стать его свидетелем. Возникающие при этом аффекты ни в коем случае не слабее аффектов, свойственных всем живым существам вообще. Переживание морали не уступает по своей интенсивности переживанию страха и гордости. Кроме равноценной интенсивности, уже достаточной для того, чтобы обосновать отказ от участия в традиционных ритуалах, переход на сторону аффектов, связанных с разумом, позволяет человеку исполнить свое предназначение, которое, как уже было указано, состоит в следовании морали.

    Как мы видим, переход к разумным аффектам является скорее не революционным ходом, а коррекционным. Благодаря ему архитектура эмоций в диапазоне от слабейших до предельных остается прежней. Кант не умертвляет чувства, не покушается на их архитектуру. Иерархия эмоций, которую Кант обнаруживал у религиозного человека, была не случайностью, обусловленной культурой, а закономерностью, обусловленной антропологией. Человек устроен таким образом, что аффективные переживания для него неизбежны. Предлагаемая Кантом корректировка состоит в следующем: раз уж аффект неизбежен, то пусть он будет союзником разума, а не противником. Пусть мораль как источник аффектов заменит нам наши тщеславие и гнев, станет источником подлинно возвышенных и подлинно человеческих поступков. Аффекты, связанные с религиозным ритуалом, поскольку они происходят не из разума, а из чувств, не являются человеческими и должны быть исключены, что логично. Кант предлагает отделить разумные аффекты от чувственных, как зерна от плевел, ни в коем случае не покушаясь на аффекты как таковые.

    Ритуал как источник аффекта

    Батай был согласен с общим просвещенческим тезисом о том, что человек выделен из природы и не способен находиться в ней в роли животного, «как вода в воде» [Батай 2006: 58–59]. Он согласен и с тем, что разум не равноценен инстинкту. При этом, в отличие от Канта, Батай не видит в слабости разума намека на иное предназначение, возвышающее человека над природой. Он не считает, что человек, получив в свое распоряжение разум, вместе с ним получил достойную стремления цель. Разум как несовершенная замена инстинкта просто усложняет выживание. Человек выживает, как и остальное живое, но у него нет инстинктов, автоматически приводящих к общей для всего живого цели. Ему сложнее, чем остальным зверям, и на этом отличия завершаются.

    В трактовке Батая благодаря разуму человек изъят из природы и страдает от этого [Батай 1997: 168–169]. Человек ищет дорогу обратно, желая снова стать частью природы, «водой в воде», как и всякое живое. Ищет при помощи разума, то есть, другими словами, разум ищет пути отмены себя, хотя бы временной. В логике Батая, отмена никогда не бывает окончательной, как и ослабление контроля, на котором настаивал Фрейд. Из этого поиска пути обратно в лоно природы — надо заметить, абсолютно терапевтического — и происходят религия и ритуал, в которых, по мысли Батая, разум обрел средство самоотрицания. Разуму нужен ритуал, чтобы на время избавиться от самого себя и вернуться в блаженное природное состояние, в котором человек пребывал до того, как стал человеком.

    Видя в ритуалах способ достижения этого блаженного состояния, Батай оценивает их в зависимости от силы, с которой они отрицают разум, и приходит к выводу, что наиболее сильными являются первобытные ритуалы, а наиболее слабыми — ритуалы, используемые в современном ему христианском мире [Батай 2006: 246]. Следовательно, человек, желающий истинного блаженства, должен прибегать к первым и избегать вторых. Батай связывает первобытность с предельной чувственной экзальтацией, с нарушением табу и трансгрессивным переходом границ, установленных обществом. В последнем случае он очевидно следует за мыслью Фрейда, указывая на зависимость интенсивности переживания от дистанции: чем ближе к нарушению запрета, тем интенсивней переживание. Табу в данном случае производно от разума: если бы не было разума, не было бы и табу, как их нет у зверей, живущих инстинктами. Атакуя табу, человек атакует разум. Преодолевая табу, оказываясь по ту сторону рационального самосбережения, продиктованного себялюбием, человек ведет себя неразумно. Ритуальное нарушение запрета поражает разум, аффектирует его, тем самым позволяя человеку в кратчайший миг аффекта ощутить себя каплей воды в воде, окунуться с головой в природное блаженство.

    Очевидно, что Кант двигался в противоположном направлении: он отказывался от ритуала и выступал против первобытных оргий, превращающих людей в зверей, считая, что истинное призвание человека связано со следованием морали. Опять же, кантианский нравственный закон и его строгость в переводе на язык Батая совпадают с логикой табу. При близком рассмотрении категорический императив радикально противоположен табу. В фундаменте табу лежит экономическая и политическая логика, нацеленная на сбережение жизни. Нет никаких сомнений в том, что урон, наносимый человеку табу, огромен, и неврозы, описанные Фрейдом, свидетельствуют об этом. С другой стороны, следует понимать, что в случае с табу речь идет о малом уроне, наносимом для того, чтобы избежать смертельного урона. Урон табу — это сберегающий урон, нанесенный себе во имя себялюбия. Если вспомнить, насколько щепетилен был Кант в вопросе выбора мотивации для нравственного поступка, станет очевидно, насколько логика табу не совпадает с логикой категорического императива. С точки зрения философа, табу не хватает бескорыстности. Существование табу обусловлено природой, оно является решением задачи выживания для существа, чье сексуальное влечение не ограничено жесткими рамками инстинкта. Категорический императив, в свою очередь, идет наперекор логике выживания. Если бы Кант допускал существование шкалы моральности, она возрастала бы по мере удаления от логики выживания. Уважение к морали, которое, с его точки зрения, настолько ценно, что превосходит любые остальные разумные аффекты, включая изумление, переполнено радостью освобождения от давления со стороны этой логики. Часто упоминаемое звездное небо и восхищение им в связке с категорическим императивом отсылают к свободе. Можно ли сравнить степень запрета, присвоенную Фрейдом табу, со звездным небом? Восхитительность внутреннего нравственного закона, о которой пишет Кант, противопоставлена запрету. Как бы парадоксально это ни звучало, но в этом пафос кантианской морали, очевидно, совпадает с пафосом ритуального преодолении табу у Батая. Суть в том, что табу защищает себялюбие, а мораль наносит ему урон. Или, яснее — табу защищает человека от опасности, исходящей от безудержной человеческой сексуальности, с той же степенью надежности, что и здравый смысл защищает человека от обаяния морали и стоящей за ней свободы. Эти два запрета — на беспорядочную мораль и беспорядочную сексуальность — направлены в разные стороны. Запрет, который здравый смысл налагает на мораль, оберегает человека от того, чтобы стать Иисусом Христом, распятым на кресте в результате отказа следовать своему себялюбию. Запрет, налагаемый табу на сексуальность, защищает человека от участи Дон Жуана, лишенного жизни за неспособность сдерживать свои сексуальные порывы. Кантианская мораль ведет к крестным мукам и бесславной смерти, принципиально не гарантируя воскресения и вечной блаженной жизни взамен. Мы можем предположить, что подобного рода гарантии, с точки зрения философа, перевели бы поступок, совершенный себе в ущерб, из моральных в корыстные. Табу удаляет человека от опасностей, связанных с жизнью Дон Жуана, принуждает его так упорядочить свое влечение, чтобы оказаться на месте первосвященника.

    В отличие от Батая, предлагающего вернуться к звериному состоянию, Кант предлагает бежать от него прочь. Созерцание возвышенных объектов — гор, океана, небосвода — служит ему для того, чтобы разум, придя в восхищение, напомнил себе о собственной инаковости. Созерцаемая природа не зовет человека слиться с ней, как об этом пишет Батай. Движение, которое Кант считает естественным результатом созерцания, имеет противоположную направленность. В его теории человеку следует наблюдать математически и динамически возвышенные объекты с тем, чтобы нагнетать в себе сознание собственной исключенности из природы. Батай видит в дистанции между человеком и природой источник страдания, в то время как Кант видит залог наивысшего наслаждения, сродни священному трепету, переживаемому мистиками в момент единения с божеством. Батай требует сократить эту дистанцию вплоть до слияния. Кант же, сохраняя верность просвещенческому культу разума, призывает ее увеличивать, стремясь уйти от природы. В теории Канта осознание своей исключенности ценно потому, что помогает человеку укрепиться в мысли о своем высшем предназначении, которая, в свою очередь, должна ему помочь выйти за рамки здравого смысла и совершить моральный поступок.

    Несмотря на диаметральную противоположность теорий, следует заметить, что обе они стоят на общем фундаменте. Кант и Батай согласны в том, что человек — это смертный зверь, лишенный инстинктов, но наделенный разумом. Последнее устанавливает, как им кажется, непреодолимый барьер между человеком и природой. Ни у кого из них не вызывает сомнения уникальность разума, делающая уникальным человека как его носителя. Разум исключает человека из природы, ставит его отдельно и изолирует, не давая вернуться обратно. Главное отличие концепций в отношении к этой исключенности. Батай предлагает человеку стать зверем, испытав аффект, инициированный ритуалом; Кант предлагает на волне восхищения нравственным поступком преодолеть в себе звериное начало и окончательно стать человеком: единственным и исключительным существом, способным нанести урон своему себялюбию во имя свободы. Важно отметить, что и Батай, и Кант в конечном итоге предлагают свое видение счастья. Кант считает, что человек будет счастлив, как никогда, совершив моральный поступок. Батай настаивает на том, что счастье связано с ритуализированным нарушением морали, когда человек, потеряв себя в аффекте, на некоторое время становится зверем. Кант видит истинное счастье в удалении человеческой природы от звериной, Батай — в слиянии.

    Картина аморальности и безжалостности природы, на которую изредка ссылается Кант [Кант 2007: 457], во многом совпадает с картиной, описанной Дарвином в его теории естественного отбора и Мальтусом в теории перенаселения. Человек, решивший жить морально, на самом деле решает предать себя смерти — в этом пафос Канта и основа его представления о величии морального поступка и человека, решившегося на него. В этом месте очевидна параллель между моральным человеком Канта и фигурой Иисуса Христа — самого известного примера следования морали, чья мучительная смерть стала прямым следствием решения следовать категорическому императиву вопреки требованиям самосохранения [Жирар 2010б: 181].

    Как ни странно, Батай, двигаясь в противоположную сторону от Канта, также говорит об опасности. Согласно теории Фрейда, на которую всецело полагается Батай, существование табу обусловлено опасностью неудержимого влечения. Влечение, свободно направляющее волю, ведет к смерти, и отсюда возникает система запретов и ритуалов, оформляющих их [Жирар 2010а: 137]. Запрет на сексуальность продиктован положением человека в космосе и в этом смысле идентичен негласному запрету на излишнюю моральность, о котором так много сожалеет Кант. В этом смысле стремление к морали схоже со стремлением к сексуальному удовольствию. Влечение не знает ограничения, поскольку не связано властью инстинкта. Вместо инстинкта им руководит разум, что, по мнению Канта, крайне ненадежно, а по мнению Батая — губительно. Мораль тоже является следствием разумности человека. Таким образом, разум, замещая собой инстинкты, становится причиной как морали, так и безграничного человеческого влечения. Кроме прямой и косвенной зависимости от разумности, мораль и влечение объединены смертоносностью. Беспорядочная сексуальность и беспорядочная моральность, игнорируя фундаментальный конфликт между человеком и природой, неизменно ведут к смерти, и в этом смысле мы можем говорить о перекличке между ними. Трансгрессия, о которой говорит Батай, может быть понята и как урон, наносимый самому себе [Танатография 1994: 117]. Сексуальное удовольствие, несмотря на кажущуюся связь с себялюбием, на самом деле, следуя логике Фрейда и Батая, скорее ему противопоставлено. Себялюбие требует самосохранения и, следовательно, требует упорядочивания. Себялюбие лимитирует сексуальное удовлетворение, попутно рождая пресловутые неврозы. Очевидно, что такому же ограничению подвергается и стремление к морали, чья способность к аффектации, если верить Канту, вполне сопоставима со способностью к аффектации, свойственной влечению. Стало быть, аморальность человека, предписываемая ему картезианским здравым смыслом, равна сексуальной неудовлетворенности, навязываемой человеку культурой. И там, и там речь идет о фундаментальных стремлениях, присущих человеку. Используя язык Фрейда, возможно говорить об алхимии эмоций, рожденной регулированием влечения к морали, и неврозах, следующих из этого регулирования. Там, куда Батай вслед за Фрейдом помещает вытесненную сексуальность, должны находиться и неудовлетворенное желание испытать уважение, и восторг от поступка, наносящего урон себялюбию.

    В логике выживания и смертности, переступая через табу, человек сам и добровольно ставит себя под удар, рискуя лишиться жизни. Мы помним, что в случае морального поступка этот выход за рамки, гарантирующие безопасность, пробуждал в человеке аффект изумления, переходящий в восхищение и священный трепет. Сексуальная перверсия тоже подвергает жизнь риску. В этом смысле можно говорить о трансгрессивности категорического императива. И мораль, и нарушение табу отрицают границы между опасным поведением и безопасным. Насколько священный трепет Канта связан с умиранием, настолько и предельная аффектирующая сознание сексуальность намекает на смерть. Оба стремления оказываются выражением первейшего стремления человека: стремления ускользнуть от принуждения.

    Трансгрессивность морали, о которой умалчивает Батай, открывает перед нами новые перспективы. Кант предполагает, что Бог вполне может существовать. Точка зрения Батая схожа. В теории Батая переживание божества связано с участием в ритуале и немыслимо вне его. Кант связывает существование Бога с набором представлений, свойственных разуму и немыслимых вне его. Ритуал у Батая и разум у Канта производят переживание присутствия Бога, оставляя открытым вопрос о том, есть ли он на самом деле. Соответственно, радикально меняется фон: место вездесущего Бога авраамических религий занимает смерть, существование которой неоспоримо и ужасно. Человек Батая и человек Канта живут в мире, окруженном смертью. Действия, которые совершают человек Канта и человек Батая, — это, прежде всего, действия смертного, рискующего расстаться с жизнью. Человек обречен на смерть, и единственное, что способно уберечь его от преждевременной смерти, — жесткое с переходом в жесточайшее табуирование сексуальности и морали. Или, если быть точнее, табуирование стремления к свободе, дающего о себе знать, как было сказано выше, уже в первом крике новорожденного. Смерть как фон проясняет рассуждения Батая о слиянии с природой и рассуждения Канта о моральном поступке. Теории предлагают смертному человеку две радикально отличные друг от друга стратегии приближения к смерти: нарушение правил в ущерб себялюбию и соблюдение правил в ущерб ему же. В обоих случаях человеку предписывают приблизиться к границе, отделяющей живое от неживого. Цель этого приближения — аффективные переживания, наполняющие разум смыслами сразу после того, как аффект рассеется. Речь идет о том, чтобы приблизиться к указанной черте и обрести силы для того, чтобы не перешагнуть через нее. В конечном итоге маятниковое приближение к смерти и удаление от нее позволяют человеку удовлетворить жажду осмысленности собственного существования.

    Отдельно стоит указать на описание страха смерти у обоих авторов. Кант заявляет, что моральный поступок редок и что вместо морального поступка человек предпочитает довольствоваться примерами моральных поступков, взятых из назидательной литературы. Это можно сопоставить с воображением сексуальных перверсий, описанных Батаем. Сексуальная перверсия, поскольку она опасна в не меньшей степени, чем моральный поступок, тоже редка и невозможна, и отсюда, к примеру, участие Батая в издании де Сада и работа над краткой биография Жиля де Ре. Оба перверта, де Сад и де Ре, совершили невозможное: разрешили себе сексуальную распущенность. Их пример, созерцание сюжетов, связанных с ними, вдохновлял Батая в том же смысле, что примеры мужества у Канта. Если Кант рекомендует возбуждать свои чувства примерами мужества, то Батай выходит из себя, медитируя над примерами перверсий и взаимного пожирания людей, утративших разум. Оба философа предлагают возвышающий аффект на роль ответа на «проклятые вопросы», дублируя тем самым религиозную картину мира. Как следует из рассуждений Канта о порядке мотивации морального поступка, простого теоретического утверждения о том, что человек, как разумное существо, обязан следовать за категорическим императивом, недостаточно. Поступок совершается не механически вслед за осознанием, достигнутым в ходе индуктивного и дедуктивного поиска, а на волне аффекта, сопутствующего осознанию. Собственно, все теоретизирование Канта об аффекте можно свести к поиску варианта осознания, гарантирующего высокую волну аффекта. Предельное переживание, пробужденное благодаря одной из описанных нами методик, должно вдохновить на шаг по ту сторону здравого смысла и себялюбия. То, что простой ссылки на очевидность недостаточно, прямо свидетельствует о мотивационной нищете теории и о необходимости дополнения ее мировоззрением. Последнее отличается от теории своей ориентацией не на пунктуальную точность истины, а на мотивацию. Вместе с тем важна предельная щепетильность Канта касательно порядка мотивации: мотивация необходима, но должна, считает Кант, следовать строго в рамках, выгодных разуму и морали, что косвенно указывает на просвещенческий романтизм Канта.

    Батай и Кант отрицали современные им культы, предлагая взамен проекты своих. Отрицание культов аргументировалось тем, что они не могут дать ответ на вопрос, зачем следует длить существование, которое в конечном итоге все равно оборвется. Ответ, о котором в данном случае идет речь, если пользоваться словарем Просвещения, относится не столько к сфере разума, сколько к чувствам. Он должен оживлять чувства, усиливать способность к действию. Батай заявляет об этом прямо, Кант — со множеством оговорок, жестко отличая священный трепет, связанный с моралью, от любого другого сильного переживания.

    Библиография / Reference

    [Батай 1997] — Батай Ж. Внутренний опыт / Пер. с фр., послесл. и коммент. С.Л. Фокина. СПб.: Axioma / МИФРИЛ, 1997.

    (Bataille G. L’Expérience intérieure. Saint Peterburg, 1997. — In Russ.)

    [Батай 2006] — Батай Ж. «Проклятая часть»: Сакральная социология / Пер. с фр. Сост. С.И. Зенкин. М.: Ладомир, 2006.

    (Bataille G. La Part maudite. Moscow, 2006. — In Russ.)

    [Декарт 1989] — Декарт Р. Сочинения. В 2 т. / Пер. с лат. и франц. Т. 1. М.: Мысль, 1989.

    (Descartes R. Sochineniya. Moscow, 1989.)

    [Жирар 2010а] — Жирар Р. Насилие и священное / Пер. с фр. Григория Дашевского. М.: Новое литературное обозрение, 2010.

    (Girard R. La violence et le sacré. Moscow, 2010. — In Russ.)

    [Жирар 2010б] — Жирар Р. Козел отпущения / Пер. с фр. Григория Дашевского; Предисл. А. Эткинда. СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2010.

    (Girard R. Le Bouc Emissaire. Saint Petersburg, 2010. — In Russ.)

    [Кант 2002] — Кант И. Антропология с прагматической точки зрения. СПб.: Наука, 2002.

    (Kant I. Anthropologie in pragmatischer Hinsicht. Saint Petersburg, 2002. — In Russ.)

    [Кант 2007] — Кант И. Критика практического разума. СПб.: Наука, 2007.

    (Kant I. Kritik der reinen Vernunft. Saint-Petersburg, 2007. — In Russ.)

    [Танатография 1994] — Танатография Эроса. Жорж Батай и французская мысль середины XX века / Пер. с фр. М.: МИФРИЛ, 1994.

    (Tanatografiya Erosa. Zhorzh Batay i frantsuzskaya mysl’ serediny XX veka. Moscow, 1994.)

    что это такое, откуда произошло и как привить?

    Не существует точного рецепта, как развить сильный характер. Но есть характеристики сильной личности: честность, порядочность, самоконтроль, уважение к окружающим. Все эти качества можно развивать, но без крепкой нравственной основы добиться внешнего успеха невозможно. Зачем обществу и личности нужна нравственность? Как вырастить в себе нравственное чувство и привить его ребенку? Как отличить нравственность от морали? Ответы – в статье.

    Что такое нравственность?

    Нравственность — это система внутренних правил, которые определяют способность думать, чувствовать, действовать в соответствии с моральными нормами и оценивать свои поступки с точки зрения добра и зла. Нравственные правила разных людей и разных сообществ сильно различаются, а иногда противоречат друг другу. Но сама по себе нравственность существовала до науки о ней, до этики, до юриспруденции. Нравственность абсолютна, она определяет внутренние духовные качества и не может меняться в зависимости от ситуации или человеческого сознания.

    Понятие нравственность получило свое наименование от самобытного русского слова «нрав» – «характер», «страсть». В обиходе, литературном языке понятия нравственности и морали смешиваются или употребляются как синонимы. Что неудивительно, ведь этимологически данные категории означают одно и то же. Многие европейские языки обходятся только словами мораль или этика. Только в немецком языке есть существительное нравственность, которое обобщает внутреннюю реальность человека и его отношения с окружающим миром.

    Но многие авторы научных работ все же разделяют понятия.

    Нравственность Мораль
    Категория, которая относится к состоянию души. Относится к категории поступков, взаимодействия с окружающими.
    Ближе психологическому понятию «эмпатии», религиозному всепрощению, духовности. Приближено к понятию «приличия»,
    Идеальный внутренний эталон Относится к той части нравственных законов, которые принимаются обществом на каждом этапе развития.
    Больше регулируется самоконтролем и внутренними запретами. Предполагает внешний оценивающий элемент – сообщество, государство (суды, милиция), пресса
    Нравственность выше морали, а нравственный человек более глубок, сложен, чем моральный.

    Нравственность – общечеловеческое понятие, а само слово относится к числу расхожих и часто употребляемых. Но каждый трактует его по-своему. Возможно, дополнительную ясность придадут определения не только самой нравственности, но ее составляющих:

    • Добронравие – скромное поведение, мягкость характера.
    • Злонравие – озлобленность, признак скверного характера.
    • Безнравственность – греховность и порок, отсутствие нравственных принципов.
    • Нравственный выбор – выбор, совершенный человеком на основе совести и морально-этических норм.
    • Нравственная культура личности – умение контролировать себя, поведение и эмоции в любых ситуациях, не нарушая права других людей.
    • Нравственные отношения – отношения, построенные на любви, взаимном уважении, доверии, помощи, солидарности.

    Пройти тест на тип личности

    Тема нравственности одна из наиболее известных в религиозной и педагогической литературе, художественных произведениях, исторических и философских трактатах.

    Истоки религиозно-нравственных норм.

    Нравственные законы начали формироваться еще в первобытном обществе для того, чтобы противостоять животным инстинктам. Именно они отличали и отличают человека от остальных живых существ. Но биологические инстинкты оттачивались на генном уровне миллиарды лет. Нравственные нормы социального мира формируются на протяжении меньшего временного периода, так что между этими законами явное неравновесие.

    В отличие от правовых норм нравственные нормы не защищаются на государственном уровне. Считается, что общество реагирует на отступление от нравственных норм устным или письменным неодобрением, осуждением, порицанием. Но общество точно так же может рекламировать отступление от моральных устоев. Поэтому единственным всемогущим и контролирующим институтом, который следит за соблюдением норм нравственности остается церковь.

    В христианстве есть десять главных заповедей: не убий, не укради… Но в основе всех этих норм лежит «золотое правило нравственности»: «Относись к другим так, как хочешь, чтобы относились к тебе». По сути это универсальная формулировка отношения личности к себе через взаимоотношения с другими. Это морально-нравственное требование упоминалось еще в «Одиссее» Гомера, трудах Аристотеля. Правило упоминалось в энциклопедиях и философских трудах под различными названиями: суждение, высказывание, заповедь, мудрость. Золотой статус закрепился за ним в конце XVIII века.

    Сегодня много говорят о неразрывной связи нравственности и жизнеспособности общества, а христианская религия на протяжении всей истории дает советы людям, как в этом обществе жить. Но 2 000 лет христианской практики доказали, что выполнять нравственные нормы и жить в социуме не удается никому.

    Как привить нравственные ценности ребенку?

    Каждый родитель стремится воспитать детей хорошими людьми, развить в них лучшие черты: доброту, искренность, порядочность, альтруизм. Список качеств можно продолжать долго, но все они закладываются в результате воспитания. Привить детям ценности бывает очень сложно. Большинство нравственных тем относятся к сложным и неоднозначным, поэтому говорить об этом нужно постоянно.

    Спектр моральных проблем широк: от проблем с друзьями или учителями до поведения в соцсетях. Можно использовать разные виды деятельности, которые помогут привить ребенку правильные ценности:

    1. Личный пример.

    Психологи говорят, что дети не слышат, но видят и копируют. Поэтому привить ребенку что-то насильно или одними убеждениями невозможно. Если ребенок попадает в сложную ситуацию, он поступает точно так же, как поступает родитель. Поэтому самым действенный педагогический прием – личный пример родителей. Это то, чему можно научить детей без лишних разговоров.

    2. Беседы вместо проповедей.

    В школах планируют ввести уроки морального воспитания. Но педагоги считают, что беседу любящих и грамотных родителей не заменит ни одно государственное учреждение. Дети более восприимчивы к информации, полученной через обсуждение, а не через приказы или наставления. Поэтому в беседе нужно одновременно выступать авторитетом и другом, но нельзя допускать покровительственного тона.

    3. Дискуссии вместо лекций.

    Ребенок постоянно учится, воспринимает огромные объемы информации. Поэтому лучше всего запоминается то, что вызывает яркие эмоции. Умение начать и поддержать дискуссию на нужную тему, сделать обсуждение ярким, захватывающим – ценное умение родителя. Но не стоит говорить слишком много. Лучше подогревать интерес к теме короткими наводящими вопросами «Зачем» и «Почему?».

    4. Совместные игры.

    Обычная детская игра может стать не просто веселой забавой, но серьезной школой морали. В коллективной игре ребенку приходится общаться, сотрудничать, спорить, договариваться с другими игроками и тем самым учиться преодолевать свой эгоцентризм. Так постепенно в детях зарождается представление о справедливости, создаются моральные принципы, которые потом перерастают в нравственные ценности.

    5. Чтение.

    Книги учат и одновременно отвлекают от гаджетов. Для начала можно читать книги вслух, объяснять или обсуждать интересные места. Главное, выбрать истории по возрасту: сказки станут прекрасным примером в раннем возрасте, ведь там четко разделены границы добра и зла. В подростковом возрасте можно читать книги, где обсуждаются серые стороны морали. Но независимо от возраста нужно знать, что читает ребенок.

    Педагоги и психологи рекомендуют разбирать этические вопросы на семейном совете и при этом наделять детей правом голоса. Каждый раз, когда дети рассуждают о несправедливости или нечестности, поддерживать эту тему.

    Жизнь – нравственный процесс. Привитые с детства ценности помогают решать вопросы нравственного выбора: между великодушием или скупостью, смелостью или трусостью, сочувствием или злонравием. А еще – строить нравственные отношения: правильно расставлять приоритеты, вкладываться в отношения, принимать свои темные стороны, получать искреннюю заботу и понимание.

    Выводы:

    • Нравственные нормы – группа моральных норм, которые не защищаются силой государства.
    • Какой у человека нрав, такая нравственность.
    • Все уроки христианской истории являются уроками нравственности.
    • Все религии провозглашают нравственные законы, но ни одна религия не приводит людей к их полному выполнению.
    • Не имея прочной нравственной основы, невозможно добиться успеха.

    Пройти тест на характер человека

    Является ли человеческая мораль продуктом эволюции?

    Почти 150 лет назад Чарльз Дарвин предположил, что мораль является побочным продуктом эволюции, человеческой чертой, которая возникла, когда естественный отбор превратил человека в высоко социальный вид, а способность к нравственности, как он утверждал, заключается в небольших, тонких различиях между нас и наших ближайших родственников животных. «Разница в разуме между человеком и высшими животными, сколь бы велика она ни была, безусловно, заключается в степени, а не в роде», — писал он в своей книге « Происхождение человека» 1871 года.

    Последние 30 лет психолог Майкл Томаселло изучал эти различия в степени, пытаясь определить, как социальная природа нашего вида породила мораль. Томаселло, содиректор Института эволюционной антропологии Макса Планка в Лейпциге, Германия, большую часть своей карьеры провел эксперименты, в которых сравнивались социальные и когнитивные способности шимпанзе, нашего ближайшего родственника в животном мире, и детей раннего возраста. В своей готовящейся к выходу книге A Natural History of Human Morality он опирается на результаты работы, проделанной десятилетиями, чтобы аргументировать идею о том, что мораль людей, уникальная в животном мире, является следствием нашей тенденции к сотрудничеству и взаимодействию таким образом, чтобы другие человекообразные обезьяны этого не делают.

    Начиная с начала 20-го века, исследования нечеловеческих приматов, таких как шимпанзе, бонобо и орангутанги, показали, что они способны ко многим вещам, которые когда-то считались исключительно человеческими, таким как изготовление инструментов, сочувствие, распознавание намерений и целей. других и установление дружеских отношений. Но у людей также есть язык, законы, институты и культура. В течение долгого времени доминирующим объяснением этих уникальных человеческих представлений был наш грубый интеллект — человеческий мозг в три раза больше, чем мозг шимпанзе, — но в последние годы некоторые ученые также утверждали, что наша более социальная природа может быть тем, что нам позволено. продвинуться намного дальше обезьян.

    Но, как утверждает Томаселло в своей книге, эта «гипотеза социального интеллекта» является чем-то вроде преуменьшения. Социального характера недостаточно, чтобы провести полное различие между людьми и шимпанзе — самцы шимпанзе могут, например, образовывать политические союзы, а иногда работать вместе для охоты, и то и другое требует продвинутых социальных навыков. Значит, люди не только социально разумны; как выразились Томаселло и другие, мы «сверхсоциальны» в отличие от великих обезьян, с повышенной способностью к сотрудничеству, которая возникла где-то на эволюционном пути нашего вида.

    «Невозможно представить, чтобы вы когда-нибудь увидели двух шимпанзе, несущих бревно вместе».

    Томаселло провел десятки исследований в поддержку этой идеи. В одном исследовании, опубликованном в 2007 году, он и его коллеги дали 105 детям ясельного возраста, 106 шимпанзе и 32 орангутангу батарею тестов, оценивающих их когнитивные способности в двух областях: физической и социальной. Исследователи обнаружили, что дети и обезьяны одинаково выполняли физические задачи, например, использовали палку для извлечения пищи, которая была вне досягаемости, или вспоминая, в какой чашке была еда.Но с помощью социальных тестов — например, научиться решать проблему, подражая другому человеку или следя за взглядом экспериментатора, чтобы найти лакомство, — малыши показали результаты примерно в два раза лучше, чем обезьяны.

    С этой повышенной социальной способностью связана большая тенденция к совместной работе даже над задачами, в которых сотрудничество не требуется. В исследовании 2011 года, проведенном Томаселло и его коллегами из Института Планка, трехлетним детям и шимпанзе была предоставлена ​​возможность получить вознаграждение самостоятельно или в сотрудничестве с другим представителем своего вида.Эксперимент был организован таким образом, чтобы дети и обезьяны знали: а) что они получат вознаграждение независимо от того, работали ли они с партнером, и б) что работа с партнером будет означать, что они оба получат одинаковое вознаграждение. Исследователи обнаружили, что дети гораздо чаще сотрудничают, чем шимпанзе.

    Существует множество теорий, объясняющих, почему люди стали сверхсоциальными. Томаселло разделяет идею о том, что это, по крайней мере частично, является следствием того, как древние люди кормили себя.После того, как люди и шимпанзе отделились от своего общего предка около 6 миллионов лет назад, эти два вида приняли очень разные стратегии добычи пищи: шимпанзе, которые едят в основном фрукты, собирают и едят большую часть своей пищи в одиночку; люди, напротив, стали совместными собирателями. Летопись окаменелостей показывает, что еще 400000 лет назад они работали вместе, чтобы охотиться на крупную дичь, практика, которая, по мнению некоторых исследователей, могла возникнуть из-за необходимости — когда фруктов и овощей было мало, первые люди могли продолжать трудную работу по добыче пищи. и охотятся на мелкую дичь самостоятельно, или они могут объединиться, чтобы забрать домой более высокую награду в виде животного с большим количеством мяса.

    Шимпанзе не проявляют никаких признаков этой способности. «Невозможно представить, — сказал Томаселло, — что вы когда-нибудь увидите двух шимпанзе, несущих бревно вместе». В одном из самых ранних исследований сотрудничества шимпанзе, опубликованном в 1937 году, шимпанзе работали вместе, чтобы тянуть доску с едой на ней, только после того, как их всесторонне обучил экспериментатор — они не проявили естественной способности делать это самостоятельно. (Даже когда шимпанзе действительно сотрудничают, на сегодняшний день нет доказательств того, что они способны выполнять дополнительные роли в групповых усилиях или устанавливать сложное разделение труда.)

    Но сотрудничество не только изменило способ добычи пищи первобытными людьми, — утверждает Томаселло; это также изменило то, как люди понимали себя по отношению к другим. В частности, люди стали считать себя частью более крупного подразделения, члены которого работали вместе для взаимной выгоды. Другими словами, они начали иметь то, что Томаселло называет «общей интенциональностью». По его словам, это тонкая когнитивная способность — та разница в степени, о которой писал Дарвин, — которая отличает людей от человекообразных обезьян, причина, по которой мы создали культурные институты и участвуем в крупномасштабной совместной деятельности.Разделение намерений означает, что два разума обращают внимание на одно и то же и работают над достижением одной и той же цели, но у каждого свой взгляд на эту общую реальность.

    Эта общая интенциональность, по мнению Томаселло, является основой морали. Некоторые психологи и философы разбивают мораль на два компонента: симпатия или забота о другом человеке; и справедливость, идея, что каждый должен получить то, что он заслуживает. Многие животные способны на первое — например, шимпанзе будет вести себя альтруистично, например, подбирать недоступный объект для другого шимпанзе, — но только люди, похоже, обладают сложным пониманием справедливости.

    Чтобы проиллюстрировать этот момент, Томаселло использует пример двух людей, работающих вместе, чтобы собрать фрукты с дерева: первый человек ускоряет второго, чтобы добраться до вершины дерева, где он собирает плоды для них обоих. Основное предположение в этом взаимодействии состоит в том, что каждый человек будет выполнять обязанности своей уникальной роли, и что, как только плод будет собран, он будет справедливо разделен. Если один человек откажется от задачи или поддастся импульсу взять больше, чем его доля, взаимная выгода от их партнерства будет сведена на нет.

    Похожий сценарий разыгрывался в лаборатории Томаселло: в одном эксперименте пары шимпанзе приводились в комнату и давали возможность поработать вместе, чтобы получить немного фруктов. Когда плод уже был предварительно разделен на равные части, оба приматы забрали только свою долю. Но когда им приходилось делить его самостоятельно, доминирующий шимпанзе обычно принимал большую часть или все.

    Когда малыши сталкивались с аналогичной задачей: сотрудничать, чтобы добыть еду или игрушки, а затем разделить эти игрушки, они обычно делят их поровну.Однако если двое детей работали над одним и тем же заданием по отдельности и один получал больше игрушек, чем другой, более удачливый ребенок обычно не делился с более неудачливым. Исследователи пришли к выводу, что своими действиями дети в исследовании, по-видимому, поверили, что справедливость — это равное разделение добычи, когда обе стороны работают вместе, чтобы получить ее, — что разделение было справедливым только в контексте сотрудничества.

    В Происхождение человека Дарвин писал: «Я полностью присоединяюсь к суждениям тех авторов, которые утверждают, что из всех различий между человеком и низшими животными моральное чувство или совесть являются безусловно наиболее важными.В более широком смысле, наша повышенная способность к сотрудничеству может быть самым значительным различием между нами и нашими ближайшими эволюционными родственниками.

    Эволюция, развитие и нейробиология · Границы молодых умов

    Абстрактные

    Психологические и нейробиологические исследования говорят нам, что мораль, наша умственная способность отличать хорошее от плохого в нашем поведении и поведении других, является продуктом эволюции. Нравственность передалась в ходе эволюции, потому что она помогает нам жить в больших социальных группах, улучшая нашу способность ладить и взаимодействовать с другими.«Строительные блоки» морали, такие как чувство справедливости, сочувствие и осуждение вредных и полезных действий других, можно наблюдать в младенчестве, прежде чем социальная среда ребенка сможет иметь сильное влияние. Определенные части человеческого мозга участвуют в моральных рассуждениях — как те, которые происходят очень быстро, так и продуманные. Повреждение определенных частей мозга может резко изменить моральные суждения и поведение. Хотя человеческая мораль передалась в процессе эволюции, она также зависит от культуры, в которой мы растем.То, что люди считают моральным поведением, варьируется от культуры к культуре, а также меняется со временем.

    Введение

    Как отличить добро от зла, хорошее от зла, справедливое от несправедливого и порок от добродетели? Очевидный ответ состоит в том, что мы научились делать это через социализацию, то есть наше поведение с рождения формировалось нашими семьями, нашими дошкольными учреждениями и почти всем, с чем мы контактировали в нашей среде. Нравственность — это внутреннее чувство правильности нашего поведения и поведения других.То, как мы чувствуем, думаем и действуем в соответствии с понятиями «хорошее» и «плохое», — все это составляющие нашей морали. Например, ударить другого человека по любой причине считается плохим, а делиться чем-то, что нам нравится, с другим грустным ребенком — хорошо. Нравственность настолько глубоко укоренилась в нашей повседневной жизни, что трудно представить общество без каких-либо моральных правил. Действительно, наблюдения, сделанные учеными, изучающими различные общества по всему миру, показали, что, несмотря на культурные и индивидуальные различия, у всех людей есть определенное представление о добре и зле.

    Когда мы используем слово «мораль», мы обычно говорим об идеях справедливости, справедливости и прав, а также о правилах, которые у нас есть о том, как люди должны относиться друг к другу. Примите во внимание следующее: в качестве награды за выполнение домашнего задания вам дали 10 шариков, которые вам действительно нравятся. Затем вам рассказывают о бедном ребенке, который не смог бы достать шарики, даже если бы тоже делал уроки. Однако у вас есть возможность отдать свои шарики бедному ребенку. Что бы вы выбрали делать? Большинство детей, естественно, поделятся своими шариками с бедным ребенком, а также будут удивлены, если другой ребенок получит более 10 шариков после того, как выполнит такое же количество домашних заданий! Это показывает, что дети понимают и честность, и справедливость.Как люди, когда мы рассматриваем, как мы или другие должны делиться тем, что нам дано, мы склонны принимать во внимание как то, сколько награды кто-то заслуживает за «работу», которую они проделали, так и равномерно ли распределяются вознаграждения между людьми.

    Люди — чрезвычайно социальный вид. Мы зависим друг от друга и не можем выжить и процветать без взаимодействия с другими. Новорожденные доживают до взрослого возраста, только если им уделяют достаточно внимания, а общество добивается успеха благодаря сотрудничеству. Почти все наши действия и мысли связаны с другими людьми или являются ответом на них.Мы сотрудничаем с людьми, не имеющими отношения к нам, и помогаем им на уровне, не имеющем себе равных в животном мире [1]. Поскольку люди по своей природе полезны и эгоистичны, мы думаем, что мораль эволюционировала, чтобы поддерживать наше полезное социальное взаимодействие с другими и контролировать наши в некоторой степени эгоистичные наклонности.

    Однако было бы неправильно рассматривать мораль как результат эволюции. Хотя некоторые человеческие черты, такие как цвет кожи, определяются только нашими генами, мораль совершенно иная, поскольку она также определяется как нашей природой, так и обществом, в котором мы живем.Многие моральные правила и ценности различаются в разных культурах и также меняются со временем. Например, бой быков считается жестоким развлечением или даже пыткой животных в Северной Америке и большинстве европейских стран, но он по-прежнему очень популярен в Испании и Колумбии, где считается формой самовыражения, несмотря на очевидные страдания людей. животные. Примером изменения морали с течением времени является наше отношение к рабству. Большинство людей в мире сегодня думают, что владеть рабами аморально, но сто лет назад этого не было.

    Таким образом, наша мораль формировалась на протяжении тысяч лет благодаря комбинации наших генов и нашей культуры, а не только одного или другого. Эта генетическая и культурная эволюция сформировала наш мозг, чтобы заботиться о других, реагировать на тех, кто пытается причинить нам вред, и создавать моральные правила, которые помогают нам успешно жить вместе [2].

    Есть три основных доказательства, подтверждающих мнение о том, что наш мозг запрограммирован на мораль. (1) «Строительные блоки» нравственности наблюдались у нечеловеческих животных, (2) даже очень маленькие дети, по-видимому, демонстрируют около базовых моральных оценок , и (3) части мозга, участвующие в моральных суждениях, являются начинает идентифицироваться.

    Строительные блоки морали у нечеловеческих видов

    Естественные наблюдения за животными в дикой природе и исследования в лабораториях показывают нам, что у животных можно найти ряд «строительных блоков» морального поведения. Например, поведение многих животных выгодно другим представителям их вида. Такое просоциальное поведение (то есть поведение, полезное для других), например помощь друг другу и забота о потомстве, было замечено у грызунов и приматов.Крысы будут помогать другим больным крысам, которые были замочены в воде, и они также решат помочь товарищу по клетке, который находится в беде, прежде чем получить награду за еду. Шимпанзе будут помогать друг другу и делиться друг с другом, но только тогда, когда они извлекают выгоду из совместного использования, при условии, что затраты минимальны и потребности других шимпанзе ясны. Шимпанзе также сотрудничают и образуют союзы в боях или на охоте. Обезьяны-капуцины даже реагируют негативно, когда видят, что с другими обезьянами обращаются несправедливо.

    Люди часто пытаются утешить или утешить других людей, которые были ранены или напуганы. Шимпанзе также будут пытаться утешить «жертву» драки, ухаживая, обнимаясь и целуя. Такое поведение снижает уровень стресса, который испытывает жертва. Вспомогательное поведение также было продемонстрировано на мышах и крысах. Важно отметить, что как у людей, так и у животных такое просоциальное поведение с большей вероятностью будет проявляться по отношению к родственникам (связанным с животным) и членам одной и той же социальной группы.Эти примеры показывают, что эмпатия , то есть способность «чувствовать» эмоциональное состояние другого человека, часто приводит к просоциальному поведению и присутствует у многих млекопитающих. Сочувствие не требует осознанного мышления или языка. Первоначально эмпатия развивалась, чтобы способствовать родительской заботе о своем потомстве, но теперь она выражается людьми по-разному и не ограничивается родственниками .

    Конечно, то, что мы можем наблюдать некоторые строящие блоки морали у нечеловеческих животных, не означает, что эти животные обладают таким же чувством морали, что и люди.Но это убедительно свидетельствует о том, что мораль — продукт эволюции. Когда поведение, наблюдаемое в царстве животных, похоже на поведение, обнаруживаемое у людей, это предполагает, что это поведение было выбрано, потому что оно увеличивает способность людей к процветанию как по отдельности, так и в группах, в которых они живут.

    Доказательства нравственного поведения младенцев

    Когда мы видим первые признаки нравственности у маленьких детей, это убедительно свидетельствует об эволюционных корнях морали, поскольку у младенцев еще не было достаточно времени, чтобы поддаваться влиянию окружающей среды.Психологи, изучающие человеческое развитие, показали, что человеческие младенцы входят в мир готовыми обращать внимание и реагировать на социальные стимулы, такие как голоса и лица, и что младенцы начинают формировать социальные отношения в течение первого года жизни. Маленькие дети утешают и помогают как другим детям, так и взрослым, находящимся в эмоциональном стрессе. Например, когда 18-месячные малыши видят, что их мать страдает, они проявляют успокаивающее поведение (например, обнимаются, гладят и делиются игрушками). По мере того, как младенцы развиваются и становятся более способными анализировать то, что происходит вокруг них, у них даже появляется способность распознавать, когда человек в их окружении плохо обращается с другим человеком.В молодом возрасте младенцы быстро понимают, являются ли последствия поведения хорошими или плохими, что позволяет предположить, что в этом участвуют их гены и что опыт и обучение — не единственные причины нравственного развития. В возрасте всего 3 месяцев младенцы проводят больше времени, глядя на кукольного персонажа, который раньше вел себя хорошо, чем на персонажа, который действовал отрицательно, что позволяет предположить, что младенцы предпочитают тех, кто «делает хорошие дела». К 6 месяцам это предпочтение усиливается: дети не только больше смотрят на полезных и милых кукольных персонажей, но и на самом деле тянутся к ним [3].К 12 месяцам младенцы начинают понимать понятие справедливости. Когда эти младенцы становятся свидетелями совместного использования файлов cookie, они ожидают, что равное количество файлов cookie будет предоставлено всем участникам.

    В совокупности данные этих лабораторных исследований говорят нам о том, что дети в возрасте до 2 лет очень хорошо понимают, какие действия принесут пользу другим. Однако по мере взросления детей выражение их нравственности меняется. Например, в то время как младенцы, кажется, рассматривают справедливость как равенство (например, все должны получать одинаковое количество файлов cookie), подростки, как правило, предпочитают предоставлять больше ресурсов тем, у кого их еще нет, или тем, кто работал усерднее.Таким образом, эти ранние склонности (в младенчестве) считаются основой морали взрослых, но не тем же самым, что и взрослые. Наши концепции морали построены на сочетании эмоций, мотиваций и растущего уровня нашего умственного понимания по мере нашего развития.

    Роль мозга в нравственности

    Наше понимание роли мозга в нравственности в значительной степени основано на трех различных методах. Первый — это исследование людей с поражением головного мозга, то есть людей, у которых часть мозга была удалена во время операции или которые получили травму определенной области в результате несчастного случая [4].Нейробиологи (ученые, изучающие мозг и нервную систему) изучают, как меняется нравственное поведение этих людей. Еще один способ понять роль мозга в нравственности — это использовать МРТ-сканеры или электрофизиологию (ЭЭГ), чтобы отобразить мозг во время его функционирования. В этих экспериментах нейробиологи предлагали детям и взрослым нравственные задачи или действия и смотрели, какие области мозга активировались, когда участники выполняли эти действия. Наконец, можно исследовать химические вещества в мозге, чтобы увидеть, могут ли они играть роль в нравственном поведении (см. Вставку 1).

    Вставка 1 — Химические вещества для мозга и мораль.

    Некоторые химические вещества, вырабатываемые в мозге, называемые нейромодуляторами, влияют на нравственность. Гормон окситоцин, хотя его ошибочно называют молекулой морали, получил много внимания и шумихи. У людей окситоцин действительно увеличивает доверие и щедрость в одних ситуациях, но может усиливать зависть и предвзятость в других. Что действительно интересно с эволюционной точки зрения, так это то, что это очень древняя молекула, которая у всех видов млекопитающих играет решающую роль в отношениях матери и ребенка, усиливая связь и уменьшая страх и тревогу.Другой нейромодулятор, серотонин, участвует в социальном поведении, особенно в агрессии, и вырабатывается мозгом и кишечником. Было показано, что серотонин влияет на моральное суждение, усиливая негативные чувства, которые мы испытываем в ответ на то, как другие испытывают вред.

    Чтобы определить, какие части мозга участвуют в принятии моральных решений, нейробиологи разработали эксперимент, в котором у людей визуализируется мозг во время выполнения ими задач, связанных с моралью.Например, им показывали картинки или просили прочитать истории о ситуациях, которые обычно считались бы правильными или неправильными, например, рассказ, в котором кому-то причиняют боль без причины, или их просили принять трудное решение, например, следует ли им украл лекарство в аптеке, чтобы спасти жизнь больного ребенка. Эти исследования показывают, что определенные области мозга отвечают за мораль и принятие моральных решений (рис. 1; вставка 2). Другие исследования с детьми также рассказали нам о частях мозга, которые играют роль в нравственности.Этим детям были показаны видеоролики, на которых герои мультфильмов либо толкают других (плохо), либо утешают и делились с другими (хорошо). Младенцы в возрасте 12 месяцев демонстрировали различия в том, как их мозг реагировал на хорошие и плохие действия, и эти различия наблюдались <500 мс (меньше времени, чем щелчок пальцами) после того, как они увидели эти действия [5]! Однако большинство моральных суждений требует как быстрой, автоматической реакции, управляемой эмоциональной реакцией, так и более медленной способности рассуждать.

    • Рисунок 1 — Нравственность требует взаимодействия нескольких отдельных, но связанных областей мозга, в частности задней верхней височной борозды (pSTS), островка, миндалины, медиальной префронтальной коры (mPFC), дорсолатеральной префронтальной коры (dlPFC), и вентромедиальная префронтальная кора (vmPFC).
    • Таким образом, мораль включает в себя несколько различных процессов, которые необходимы, чтобы понять, почему другие люди ведут себя так, как они, и помочь нам почувствовать эмоции, необходимые для принятия моральных решений.

    Вставка 2 — Человеческий мозг не имеет единого морального центра или единой системы, предназначенной исключительно для принятия моральных решений.

    Вместо этого при вынесении моральных суждений задействуются различные области и контуры мозга, связанные с эмоциями, планированием, решением проблем, пониманием других и социальным поведением. Эти части мозга включают

    — Медиальная префронтальная кора головного мозга играет важную роль в интерпретации и понимании мыслей и психических состояний нас самих и других.

    — Миндалевидное тело важно для эмоциональных (положительных и отрицательных) реакций.

    — Вентромедиальная префронтальная кора головного мозга: важнейший центр заботливого поведения, морали и принятия решений, объединяющий когнитивные и эмоциональные процессы, необходимые для управления социальным поведением.

    — Дорсолатеральная префронтальная кора играет важную роль в самоконтроле и интеллекте.

    — Insula обеспечивает основу для осознания ощущений нашего тела.

    — Задняя верхняя височная борозда — ключевая область для понимания намерений окружающих.

    Было обнаружено, что область мозга, называемая вентромедиальной префронтальной корой, важна для определенных аспектов человеческой морали. Если эта область мозга повреждена в раннем возрасте (до 5 лет), человек с большей вероятностью нарушит моральные правила или причинит вред другим, что позволяет предположить, что вентромедиальная префронтальная кора помогает нам понять, что является моральным, а что нет. Пациенты, у которых есть повреждение этой области мозга или которым ее удалили, также склонны испытывать меньше сочувствия, смущения и вины, чем люди без повреждений этой области.

    Заключение

    Используя данные эволюционной биологии, психологии развития и нейробиологии, мы пришли к выводу, что мораль — это не просто результат культурного обучения, переданного нам от наших семей, сверстников и окружающей среды. Мораль была выбрана эволюцией наших человеческих предков, чтобы способствовать сотрудничеству и гладкому социальному взаимодействию. Психологи, занимающиеся развитием, продемонстрировали, что некоторые строительные блоки морали закладываются на очень раннем этапе развития [3].Кроме того, начинают идентифицироваться части мозга и химические вещества мозга, участвующие в нравственности и принятии решений.

    Мораль — продукт эволюции, но это не означает, что она высечена в камне и полностью неизменна. Культура, в которой мы живем, влияет на то, что мы считаем правильным и неправильным. Например, пассивное курение полностью игнорировалось несколько десятилетий назад, в то время как в Западной Европе и Северной Америке оно теперь считается морально (а также с медицинской точки зрения) неправильным.Короче говоря, мы создаем собственное определение морали через взаимодействие с людьми вокруг нас. Представления о том, что является моральным, а что нет, основываются на наших уникальных человеческих рассуждениях и интеллекте, а не только на наших чувствах или инстинктивных реакциях. Именно разум, а не эмоции, дает толчок к расширению круга сочувствия и заботы о других, помимо тех, которые связаны с нами и нашим сообществом.

    Неврология, психология и эволюционная биология будут и дальше помогать нам лучше понимать, как мы думаем и принимаем моральные решения [2].Будущие исследования в области нейробиологии помогут нам объяснить, как мы принимаем решения, взвешиваем свои варианты, размышляем о наших желаниях и изменяем свое поведение на основе их моральных последствий. Надеюсь, наука также поможет нам понять, почему некоторые люди, например психопаты, не могут действовать морально, и найти способы им помочь.

    Глоссарий

    Социоморальная оценка : Считается предшественником зрелой морали у младенцев и включает базовую оценку социального взаимодействия других людей.

    Просоциальное поведение : Относится к любому поведению, направленному на пользу другому человеку.

    Сочувствие : Способность «чувствовать» эмоции, которые испытывает другой человек, часто приводящая к мотивации заботиться о ком-то, кто находится в беде или в нужде.

    Род : Относится к родственникам или семье, у которых общие гены.


    Список литературы

    [1] Томаселло, М., и Вайш, А. 2013. Истоки человеческого сотрудничества и морали. Анну. Rev. Psychol. 64: 231–55. DOI: 10.1146 / annurev-psycho-113011-143812

    [2] Десети, Дж. И Уитли, Т. 2015. Моральный мозг: мультидисциплинарная перспектива. Кембридж: MIT Press.

    [3] Хэмлин, Дж. К. 2014. Истоки человеческой морали: комплексные социально-моральные оценки довербальных младенцев. В «Новые рубежи в социальной неврологии», под ред. Дж. Десети и Ю. Кристен, 165–88.Нью-Йорк: Спрингер.

    [4] Молл, Дж., Де Оливейра-Соуза, Р., и Эслингер, П. Дж. 2003. Мораль и человеческий мозг: рабочая модель. Нейроотчет 14: 299–305. DOI: 10.1097 / 00001756-200303030-00001

    [5] Коуэлл Дж. И Десети Дж. 2015. Предшественники морали в развитии как сложное взаимодействие между нейронными, социо-средовыми и поведенческими аспектами. Proc. Natl. Акад. Sci. США 112 (41): 12657–62. DOI: 10.1073 / pnas.1508832112

    Основа нравственности

    Как нам относиться друг к другу? Нравственность — явление социальное. Думать об этом. Если бы человек остался один на каком-нибудь необитаемом острове, этот человек был моральным или аморальным? Этот человек может делать то, что увеличивает или уменьшает вероятность выживание или спасение, но будут ли эти действия моральными или аморальными? Большая часть того, что нас беспокоит в этике, связано с ситуация, в которой люди живут с другими. Люди — социальные животные. Общество способствует тому, чтобы люди стали такими, какие они есть. Для людей возникает вопрос, как люди должны себя вести. навстречу друг другу.

    Каковы должны быть правила? Как нам узнать о них? Почему они нам нужны?

    ПОЧЕМУ БЫТЬ НРАВСТВЕННЫМ?

    Подумайте, каким был бы мир, если бы вообще нет правил дорожного движения. Было бы люди смогут путешествовать на автомобилях, автобусах и других транспортных средствах по проезжей части, если бы не было правил дорожного движения? Ответ должен быть очевиден для всех рациональных членов человеческого общества. разновидность.Без элементарных правил, независимо от того, как сильно некоторые хотели бы избежать их или сломать их, там будет хаос. Дело в том, что некоторые люди нарушают правила достаточно четко и явно недостаточно покончить с правилами. В правила необходимы для перевозки, чтобы иметь место.

    Зачем нужны нравственные правила? Например, зачем людям правила выполнения обещаний, говорят правду и частная собственность? Этот ответ должен быть довольно очевидным. Без таких правил люди не смогли бы жить среди других люди. Люди не могли сделать планы, не могли оставить свои вещи, куда бы они ни пошли. Мы бы не знали, кому доверять и чего ожидать от других. Цивилизованная социальная жизнь была бы невозможна. Итак, вопрос: Почему должны ли люди заботиться о нравственности?

    ПРИЧИНЫ : Есть несколько ответов.

    Социологический: Без морали общественная жизнь практически невозможна.

    Психологический:

    Люди заботятся о том, что о них думают другие. Репутация и общественное порицание

    Некоторые люди заботятся о том, чтобы поступать правильно. Совесть

    Богословский : Некоторых людей волнует, что будет после смерти с их душой или дух.Для многих религий есть загробная жизнь, в которой люди получают вознаграждение или наказаны за то, что они сделали.

    Итак, это не проблема. Мы знаем, что мы должны быть нравственными, и другие должны быть такими же, и без некоторых чувство морали было бы очень трудно, если не невозможно, для больших количество людей, живущих друг с другом. Теперь к вопросы, касающиеся правил морали и всех правил, которые управлять поведением человека.Во-первых, необходимо уточнить некоторые термины.

    Mores — обычаи и правила поведения

    Этикет правил поведения в вопросах относительно незначительное значение, но которые вносят вклад в качество жизнь. Нарушения таких правила могут вызвать общественное порицание. Этикет занимается правилами, касающимися одежды и поведения за столом, и занимается вежливость. Нарушения будут приносить обвинения в том, что они были, ГРУБЫ, ГРОБЫ или ГРОБКИ. Дружба вряд ли разорвется из-за нарушения этих правил так же, как и за нарушение правил морали, например, ложь и нарушение обещания! Эти правила не когда-то был составлен кучкой старых британских баб как один студент вызвался в класс. Но они созданы людьми, чтобы способствовать лучшей жизни. В каждом обществе есть авторитеты по этим вопросам и есть являются сборниками таких правил. Многие книги продаются каждый год будущим невестам, которые хотят соблюдать соблюдение правил приличия и этикета. Есть газеты, в которых регулярно публикуются вопросы и ответы по этим вопросам.

    Это касается таких вопросов, как когда вы размещаете салфетка на коленях, когда вы сидите за обеденным столом? Как долго вы ждете в режиме УДЕРЖАНИЯ телефонного звонка с кем-то с ожидание звонка? Если вы используете сотовый телефон за обеденным столом? Должен у вас в классе есть пейджер или мобильный телефон? В кинотеатре?

    (проверьте ответы на эти вопросы-Подсказка-Там книги по этикету, и теперь вы также можете искать в Интернете ответы есть!)

    Когда поведение рассматривается нежелательные перерастания в серьезность и беспокойство, поведение может считаться аморальным, а не просто грубым, невежливым или плохим этикетом. Что может привести к тому, что такое поведение будет сочтено аморальным, а не просто невежливо? Если есть универсальное моральное чувство, которое жестко закреплено в все люди в результате эволюции вида, который является социальным вид может быть чувство вреда другим. Таким образом, когда поведение кажется каким-то образом вредным, он становится кандидатом на рассмотрение как быть моральным или не моральным, а не просто невежливым или неподобающим этикет ..

    Нравственность — правила правильного поведения в вопросах более важных, чем правила этикета. Их нарушение может нарушить сознание человека. и социальные санкции, а также изменения в личных отношениях.

    Закон — правил, которые соблюдаются обществом. Нарушения могут привести к потере или ограничению свободы и имущество.

    Какое отношение имеет право к морали? Они не то же самое. Ты НЕЛЬЗЯ приравнивать эти два понятия. Только то, что что-то аморально, не делает это незаконным, и только потому, что что-то незаконно, это не делает это аморальным.

    Вероятно, вы можете придумать множество примеров для поддержки этот взгляд, если подумать.

    Вещи, которые незаконны, но считаются моральный (для многих)!

    Несовершеннолетние, употребляющие алкоголь.

    Превышение допустимой скорости.

    Курение марихуаны.

    Мошенничество с налоговой декларацией.

    Разделение кабельного сигнала для отправки более чем одному телевидение.

    Люди не считают себя или других быть аморальным за нарушение этих законов.

    Можете придумать другие примеры ??

    Вещи, которые аморальны (для многих), но не являются незаконно.

    Изменяет супругу.

    Нарушение обещания другу.

    Использование абортов в качестве меры контроля над рождаемостью.

    Люди не могут быть арестованы или наказаны тюремное заключение или штрафы за эти действия.

    Можете придумать другие примеры ??

    Каково отношение морали к закону? Что ж, когда достаточное количество людей думают, что что-то аморально, они работать, чтобы иметь закон, запрещающий это и наказывающий тех, кто это делает.

    Когда достаточное количество людей думают, что что-то морально, они будут работать, чтобы иметь закон, который запрещает это и наказывает тех что делать это отменено или, другими словами, если есть закон, который говорит, что делать X — это неправильно и незаконно, и достаточно людей больше с этим не согласны. эти люди будут работать над изменением этого закона.

    Мораль Философия для понимания и оправдания моральных принципов

    Этика установить принципы ДОБРА и правильного поведения Этика имеет дело с основными принципами, которые служат основой моральных правил. Разные принципы порождают разные правила.

    Мета Этика — обсуждение этических теорий и языка

    Итак, этика и мораль — это не одно и то же вещи! Человек морален, если этот человек следует моральным правилам. Человек аморален, если он нарушает моральные правила. Человек аморален, если он не знает или не заботится о моральные правила.

    Человек этичен, если он знает о основные принципы, регулирующие моральное поведение и последовательные действия с этими принципами. Если человек не делает, поэтому они неэтичны.

    Вот хорошее общее определение и обзор ЭТИКИ.

    ЧИТАТЬ:

    http://en.wikipedia.org/wiki/Ethics

    Вот словарь общих терминов по этике.

    http://ethics.sandiego.edu/LMH/E2/Glossary.asp

    , если нет, попробуйте глоссарий составлен

    — Тэд Данн,

    PhD. Университет Сиены Хайтс. 2010) который сообщает нам, что: «Многие из этих определений даны, по крайней мере, в часть, из двух общедоступных Интернет-источников.Первый от Университет Сан-Диего (http://ethics.sandiego.edu/LMH/E2/Glossary.asp, Проверено 2 апреля, 2009 г.). Второй — это часть сайта, предназначенного для удовлетворить потребности Фонда EDECEL Лондонские экзамены по религии в Отношение к философии, этике и морали (www.rsweb.org.uk/ ethics / glossary.html Документ 4, Блок D1). Я сократил или расширил некоторые из этих определений. Остальные я сочинил на основе моих собственные исследования. Термины из некоторых других источников указаны в сноски.«

    перейти к следующему разделу

    Семь моральных правил, которые якобы объединяют человечество — Кварц

    В 2012 году Оливер Скотт Карри читал лекции по антропологии в Оксфордском университете. Однажды он организовал среди своих учеников дискуссию о том, является ли мораль врожденной или приобретенной. Одна сторона страстно утверждала, что мораль везде одинакова; другой, что мораль везде была разной.

    «Я понял, что, очевидно, никто на самом деле не знает, и поэтому решил выяснить это сам», — говорит Карри.

    Семь лет спустя Карри, ныне старший научный сотрудник Оксфордского института когнитивной и эволюционной антропологии, может предложить ответ на, казалось бы, громадный вопрос о том, что такое мораль и как она меняется — или нет — во всем мире.

    По его словам, мораль призвана способствовать сотрудничеству. «Люди повсюду сталкиваются с одним и тем же набором социальных проблем и используют одинаковый набор моральных правил для их решения», — говорит он как ведущий автор статьи, недавно опубликованной в Current Anthropology.«Все повсюду разделяют общий моральный кодекс. Все согласны с тем, что сотрудничество, продвижение общего блага, — это правильный поступок ».

    Для исследования группа Карри изучила этнографические описания этических норм в 60 обществах, используя более 600 источников. Универсальные правила морали таковы:

    1. Помогите своей семье
    2. Помогите своей группе
    3. Верните одолжение
    4. Будьте храбрыми
    5. Поручите начальству
    6. Справедливо разделите ресурсы
    7. Уважайте чужую собственность

    Авторы рассмотрели семь « устоявшиеся »типы сотрудничества для проверки идеи о том, что мораль эволюционировала для содействия сотрудничеству, включая семейных ценностей, или почему мы выделяем ресурсы семье; групповой лояльности, или почему мы формируем группы, соблюдаем местные нормы и продвигаем единство и солидарность; социальный обмен или взаимность, или , почему мы доверяем другим, отвечаем за услуги, стремимся отомстить, выражаем благодарность, чувствуем вину и миримся после ссор; разрешает конфликты посредством соревнований , которые влекут за собой «ястребиные демонстрации господства», , такие как храбрость, или «голубиные проявления подчинения», , такие как смирение или почтение; справедливости, или как разделить спорные ресурсы поровну или пойти на компромисс; и прав собственности , то есть не воровство.

    Команда обнаружила, что эти семь форм сотрудничества считались морально хорошими в 99,9% случаев в разных культурах. Карри осторожно отмечает, что люди во всем мире сильно различаются в том, как они расставляют приоритеты в отношении различного кооперативного поведения. Но он сказал, что существует неопровержимое доказательство повсеместной приверженности этим моральным ценностям.

    «Я был удивлен, насколько все это было неудивительно, — говорит он. «Я ожидал, что будет много таких фраз, как« будь храбрым »,« не кради у других »и« ответной милостью », но я также ожидал появления множества странных, причудливых моральных правил.«Они действительно находили случайные отклонения от нормы. Например, среди чукезцев, крупнейшей этнической группы в Федеративных Штатах Микронезии, «открыто воровать у других — это достойно восхищения, поскольку это показывает доминирование человека и демонстрирует, что его не запугивают агрессивные силы других». Тем не менее, исследователи, изучавшие группу, пришли к выводу, что семь универсальных моральных правил по-прежнему применимы к такому поведению: «Похоже, это случай, когда одна форма сотрудничества (уважение к собственности) превосходит другую (уважение к ястребиным чертам характера). , хотя и не явно храбрость) », — написали они.

    Множество исследований посвящено некоторым правилам морали в некоторых местах, но ни одно из них не предприняло попыток изучить правила морали в такой большой выборке обществ. Действительно, когда Карри пытался получить финансирование, его идея неоднократно отвергалась как слишком очевидная или слишком невозможная для доказательства.

    Вопрос о том, является ли мораль универсальной или относительной, извечен. В XVII веке Джон Локк писал, что, если вы посмотрите на мир, «вы можете быть уверены, что вряд ли найдется тот принцип морали, который можно назвать, или правило добродетели, о котором можно было бы подумать…».который где-то или где-то не игнорируется и не осуждается общей модой целых обществ людей ».

    Философ Дэвид Хьюм не согласился. Он писал, что моральные суждения зависят от «внутреннего чувства или чувства, которое природа сделала универсальным для всего вида», отмечая при этом определенные качества, включая «истину, справедливость, храбрость, умеренность, постоянство, достоинство ума». . . дружба, симпатия, взаимная привязанность и верность »были довольно универсальными.

    Критикуя статью Карри, Пол Блум, профессор психологии и когнитивных наук в Йельском университете, говорит, что мы далеки от консенсуса в отношении определения морали.О честности и справедливости или о «максимальном благосостоянии живых существ?» Может быть, дело в откладывании удовлетворения ради долгосрочной выгоды, иначе известном как межвременной выбор, или, может быть, в альтруизме?

    Блум также говорит, что авторы исследования Current Anthropology недостаточно объясняют способ, которым мы приходим к моральным суждениям, то есть роли, которые разум, эмоции, структуры мозга, социальные силы и развитие могут играть в формировании наших представлений о природе. мораль. Хотя в статье утверждается, что моральные суждения универсальны из-за «совокупности инстинктов, интуиции, изобретений и институтов», пишет Блум, авторы не делают «конкретных заявлений о том, что является врожденным, чему научились и что возникает в результате личного выбора».

    Так что, возможно, семь универсальных правил не могут быть исчерпывающим списком. Но в то время, когда часто кажется, что у нас не так много общего, Карри предлагает схему, чтобы подумать, как мы могли бы это сделать.

    «Люди относятся к очень племенным видам», — говорит Карри. «Мы быстро делимся на нас и их».

    Нравственность — обзор | Темы ScienceDirect

    Что такое нравственное развитие?

    Нравственное развитие — это концепция в моральной психологии, которая в последние несколько десятилетий привлекала не меньше внимания со стороны психологов, чем философов.Идея о том, что существует такая вещь, как нравственное развитие, основывается на следующем предположении: независимо от того, существует ли объективное правильное и неправильное, есть что-то, что, как люди, мы принимаем за это, и мы можем стать лучше. или, что еще хуже, в распознавании и адекватном реагировании. Одним из важных аспектов нравственного развития является то, что мы можем научить себя и друг друга стать лучше в этом, а это значит, что есть место для морального воспитания в той или иной форме.

    Теория нравственного развития имеет много общего с психологией развития, то есть изучением того, как люди развиваются психологически в течение своей жизни.Психологи, занимающиеся развитием, утверждают, что люди обычно развиваются по определенному пути: некоторые вещи мы все учимся делать в определенном возрасте так же, как учимся ходить. Это можно изучить, и результаты этих исследований можно использовать для оценки развития людей и помощи тем, кто испытывает трудности с обучением тому, что им необходимо на определенном этапе, например детям-аутистам. Итак, одно из основных предположений психологии развития состоит в том, что существует нормальный путь развития человека, общий путь, по которому должно идти наше развитие, и что это естественный процесс — большинство из нас добьется туда, что бы мы ни делали, без особая помощь.

    Можно утверждать, что и психология развития, и теории нравственного развития берут свое начало из одного и того же источника, а именно из древних философских теорий человеческого развития. По этой причине мы можем ожидать, что теории нравственного развития будут иметь много общего с психологией развития. Теории нравственного развития утверждают, что развитие моральных установок можно проследить и изучить у людей так же, как и их психологическое развитие. Однако, в отличие от древних, мы склонны рассматривать психологию как относительно нейтральную по отношению к ценностям, поэтому вполне вероятно, что эти два типа теорий будут расходиться в разных местах.В частности, несмотря на то, что вариативность психологического развития часто считается естественной (в какой-то степени), мы склонны думать, что существует правильный способ нравственного развития (даже если мы не согласны с тем, каким он может быть). Например, вполне допустимо, чтобы один ребенок был уверенным и импульсивным, а другой — более спокойным и терпеливым. Однако это не считается приемлемым положением вещей, если первый из этих детей нечестен, а второй проявляет насилие по отношению к другим.

    Относительная нейтральность ценностей теорий психологического развития также имеет значение для образовательных приложений. Мы склонны думать, что образование больше влияет на нравственное развитие, чем на психологическое. По крайней мере, некоторые философы считают, что то, станем ли мы в конечном итоге хорошим человеком, во многом зависит от того, чему и как нас учили.

    Философы иногда думают о нравственном развитии как о развитии характера. Например, ребенок может завидовать новому брату или сестре и постепенно заменять его более положительными качествами, такими как любовь и забота.Это черты характера, сочетание убеждений и эмоций, которые более или менее надежно определяют, как человек будет действовать в данных обстоятельствах (например, маленькая Мэри больше не пытается причинить вред своему младшему брату; вместо этого она дарит ему сладости).

    Другой способ понять моральное развитие — это думать о нем как о растущем понимании моральных теорий или принципов и того, как их применять. Так, например, маленькая Мэри теперь знает, что плохо поступать с ее младшим братом, что у нее есть определенные обязанности по отношению к нему, и она понимает, что это означает, что она должна делиться с ним хорошими вещами и защищать его от других, которые могут пожелать причинить ему вред.При таком понимании нравственного развития разум находится в центре внимания, тогда как первый способ также во многом апеллирует к эмоциям.

    Эволюция, этика и происхождение человека: глубокая перспектива человеческой морали

    Человеческая мораль обладает уникальными чертами: мы заботимся о справедливости, проявляем сострадание и сотрудничаем дальше, чем альтруистическое поведение других приматов. Такое поведение регулируется моральными нормами, которые разделяются и соблюдаются сообществами.Эволюция человеческой морали — постоянный вопрос этики и моральной психологии. В рамках этого проекта будут изучены эволюционные истоки морали, включая важные свидетельства, которыми пренебрегали в литературе: археологические свидетельства заботы и сотрудничества между предками человека. Мы объединим это направление исследований с выводами психологии развития и исследованиями сотрудничества в незападных культурах и на приматах. Мы ответим на 3 основных вопроса. 1. Как развивалась человеческая мораль? Мы исследуем археологические свидетельства сотрудничества гомининов, такие как уход за инвалидами, совместная охота и собирательство, а также уход за детьми.Мы предполагаем, что человеческая мораль развивалась мозаичным образом в результате давления отбора, характерного для социальной жизни гомининов. Напишем монографию, статью, проведем цикл публичных лекций. 2. Могут ли существовать объективные моральные нормы в свете эволюции? Мы исследуем гипотезу о том, что моральные утверждения (в частности, относящиеся к человеческому сотрудничеству) могут быть правдой в реалистическом смысле, тогда как другие, скорее всего, нет. Результатами будут доклад, панельная сессия, конференция и отредактированный сборник морального реализма.3. Совместимы ли богословские представления о первородном грехе и грехопадении с эволюцией? Опираясь на теологию Иринея и Шлейермахера, мы предполагаем, что это так. Мы описываем механизм для этого в монографии и статье и организуем конференцию по этой теме. Мы ожидаем, что наш проект изменит подход ученых к эволюционной этике. Это продемонстрирует, что детали того, как развивалась человеческая мораль, имеют значение и что они могут помочь выбрать между философскими и теологическими позициями.

    Неизменная актуальность теории нравственности Дарвина | Бионаука

    Дарвин по праву признан основателем современной эволюционной биологии и одним из величайших ученых всех времен.Мы знаем, что в некоторых вещах он ошибся — в частности, потому, что он не знал генетических механизмов наследования. Конечно, Дарвин тоже многое понял правильно, но некоторые из его хороших идей игнорировались или принижались биологами или социологами. Возможно, наиболее важным — по крайней мере для социологов — является концепция Дарвина и эволюционная теория морали, которая появляется в его книге Происхождение человека (1871). Я хочу обрисовать эту теорию и обсудить, почему она была упущена из виду и почему ее следует реабилитировать.

    Нравственность сложна и противоречива. По мнению Дарвина (1871), мораль является результатом сочетания эмоциональных импульсов и вдумчивого размышления. Он утверждает, что хотя примитивные моральные чувства развивались в течение миллионов лет среди «прародителей человека» (стр. 162), только у людей есть развитое чувство морали:

    Моральное существо — это тот, кто способен сравнивать свое прошлое и будущие действия или мотивы, а также одобрение или неодобрение их. У нас нет оснований предполагать, что кто-либо из низших животных обладает такой способностью…. Человека … одного можно с уверенностью причислить к нравственным существам.

    с. 88–89

    Для Дарвина мораль возникла в людях на давно сформировавшейся основе инстинктов и импульсов. Среди этих чувств — симпатия к другим и повиновение авторитету. Он объяснил эволюцию примитивных моральных чувств с точки зрения преимуществ выживания групп, которые достигают согласованности и солидарности через общие нормы и социальные правила. Но для современных читателей это эволюционное объяснение требует доработки, и необходимо принимать во внимание роль генетических факторов, таких как инклюзивная приспособленность и роль культуры.Недавние исследования предполагают, что нам предстоит увидеть более полное и надежное эволюционное объяснение (De Waal 2006, Joyce 2006, Hodgson 2013). Кажется, что Дарвин был в целом прав, хотя он упустил важные детали.

    Моральная мотивация зависит от сознательных размышлений (которые, по-видимому, уникальны для людей) и от унаследованных импульсов, но биологи имеют гораздо более широкую повестку дня, чем Homo sapiens . Биологи часто упрощают, предполагая, учитывая окружающую среду, что существует тесное соответствие между генами и поведением.Влияние культуры и любых сознательных размышлений обычно преуменьшается, поскольку для большинства видов оно незначительно. Таким образом, человеческая мораль отодвигается на второй план.

    Моральная мотивация также игнорируется в социальных науках, но по другим причинам. Интеллектуальные изменения во время Первой мировой войны привели к росту бихевиоризма, а также к отказу от психологии инстинктов и исключению эволюционного мышления из социологии и антропологии. В 1930-х годах экономика переопределилась как наука о выборе, в которой выбор осуществляется на основе заданной функции предпочтений.Моральная мотивация игнорировалась или предполагалась включенной в эту функцию.

    За последнее десятилетие или около того в нескольких дисциплинах, включая биологию, психологию, экономику и антропологию, произошел взрыв интереса к проблеме объяснения человеческого сотрудничества и альтруистического поведения, но большая часть работы экономистов в этой области area объединяет вопросы морали с альтруизмом или сотрудничеством под описанием «социальных» или «других» предпочтений. Предположение о предпочтениях, касающихся «других», контрастирует с ранее известной идеей о том, что экономический человек был полностью эгоистичным, но кто-то с предпочтениями «в отношении других» по-прежнему максимизирует свою собственную полезность и может также считаться эгоистом (Hodgson 2013). .

    Как утверждал лауреат Нобелевской премии по экономике Амартия Сен (Amartya Sen, 1987), в функции предпочтений не хватает отличительного измерения морали. Философ Ричард Джойс (2006) предположил, что мораль имеет большинство или все из следующих характеристик: (а) Моральные суждения выражают отношения (такие как одобрение или презрение) и убеждения. б) Чувство вины — важный механизм регулирования нравственного поведения. (c) Моральные суждения выходят за рамки интересов или намерений заинтересованных сторон. (г) Моральные суждения подразумевают понятия пустыни и справедливости.(e) Моральные суждения неизбежны. (е) Моральные суждения выходят за рамки человеческих условностей. (ж) Моральные суждения управляют межличностными отношениями и противостоят эгоцентричному индивидуализму.

    Эти характеристики не устанавливают действительной морали ; вместо этого они помогают нам определить, что такое моральное суждение , приемлемо это или нет. Нас интересует описательная, а не нормативная этика: здесь не делается попытка определить «правильную» мораль, но вместо этого делается попытка определить основную природу моральных требований.Большинство религий придерживаются моральных требований, но это не делает их правильными или справедливыми.

    Как и Дарвин, Джойс (2006) подчеркивал роль эмоций и размышлений. Его первый пункт устанавливает, что моральное суждение должно включать как убеждения, так и чувства, что оно не сводится ни к одному из них по отдельности. Если действие вызвано исключительно эмоциями, как понимал Дарвин, оно не может составлять моральную мотивацию. Обсуждения и убеждения также жизненно важны, но сами по себе недостаточны, потому что они должны подкрепляться чувствами или эмоциями: нравственные поступки — это больше, чем рассчитанное соответствие моральным правилам.

    Последние четыре пункта Джойса (2006) раскрывают ограничения типичных утилитарных подходов или подходов, основанных на предпочтениях. Моральные суждения — это не просто выражение интересов, предпочтений, чувств или убеждений человека. Они также являются претензиями на универсальность в своем контексте, которые будут применяться независимо от интересов, предпочтений, чувств или убеждений тех, к кому они должны применяться. Люди ясно дают понять, что ожидают морального поведения как от других, так и от самих себя, что может повлиять на поведение других.

    Нравственность превосходит вопросы предпочтений. Это вопрос правильного или неправильного или долгого, правильного поступка, независимо от того, нравится нам это. Это часть того, что делает нас людьми: мы способны учитывать моральные правила и понимать, что их соблюдение — это больше, чем вопрос личной прихоти или удовлетворения.

    С эволюционной точки зрения исследования показывают значительное количество общих черт морали в разных культурах, несмотря на важные культурные различия.Во всех культурах многие действия, причиняющие вред другим, считаются безнравственными и придают многим актам взаимности и справедливости моральную добродетель. Моральные кодексы, ограничивающие индивидуальный эгоизм, также являются обычным явлением. Наряду с поддержанием огромного культурного разнообразия, генетическая и культурная коэволюция обеспечила сохранение некоторых специфических типов просоциальных моральных правил.

    Таким образом, моральное суждение включает отношения, убеждения и эмоции, но также подлежит обсуждению его справедливости или справедливости.В отличие от стандартных утилитарных подходов, моральное суждение — это больше, чем просто условность. Судящий считает, что суждение неизбежно и выходит за рамки индивидуальных предпочтений или интересов.

    Почему все это имеет значение? Простые эвристические агентно-ориентированные модели показывают, что, приняв во внимание моральную мотивацию, мы можем получить более надежные объяснения эволюции альтруизма. В этих моделях больше нет однозначного соответствия между генами и поведением. В разной степени на индивидуальные решения также влияет уровень моральной культуры в группе.В свою очередь, моральная культура группы может постепенно повышаться и понижаться по мере того, как поведение становится более или менее моральным. Таким образом, петли положительной обратной связи могут помочь поддержать групповую мораль. Это расширенное понимание человеческой мотивации, вдохновленное Дарвином, приводит к совершенно разным выводам по вопросам политики, например, как повысить производительность внутри фирмы, как разработать стимулы для систем здравоохранения или как разработать политику по борьбе с глобальным потеплением (Ходжсон 2013).

    Быстрое развитие наук о жизни за последние полвека уже оказало серьезное влияние на социальные науки; ряд ученых сейчас утверждают, что необходимо принимать во внимание наши генетически запрограммированные предрасположенности.Эволюционные антропологи показали, что это понимание может согласовываться с дополнительным пониманием дополнительной роли культуры.

    Это еще не конец истории. Понимание Дарвина природы морали также обещает оказать большое влияние на социальные науки. Еще предстоит проделать работу, чтобы разработать и проверить более полное и надежное объяснение эволюции морали, но сейчас имеется достаточно доказательств, чтобы предположить, что Дарвин в целом оправдан.

    Эти захватывающие достижения сочетаются с другими тесно связанными исследованиями.Сам Дарвин предположил, что его основные эволюционные принципы — вариации, отбора и наследования — также применимы к системам репликации выше биологического уровня. После долгой игры с расплывчатыми и неудовлетворительными словами, такими как meme , мы теперь ближе к точному объяснению того, что будут означать эти обобщенные дарвиновские принципы, когда они применяются к эволюционным процессам на социальном уровне (Hodgson and Knudsen 2010).

    Взаимодействие социальных наук и биологии имеет давнюю историю.Дарвина вдохновили экономисты Томас Роберт Мальтус и Адам Смит. Теперь социологи могут разделить волнение, которым наслаждались биологи в последние десятилетия, и мы все можем еще больше узнать у Дарвина.

    Цитированные источники

    .

    1871

    .

    Происхождение человека и отбор по признаку пола, т. 1

    .

    Холм

    .

    .

    2006

    .

    Приматы и философы: как развивалась мораль

    .

    Издательство Принстонского университета

    .

    .

    2013

    .

    От машин удовольствия к моральным сообществам: эволюционная экономика без Homo economicus

    .

    Издательство Чикагского университета

    .

    .

    2010

    .

    Гипотеза Дарвина: поиск общих принципов социальной и экономической эволюции

    .

    Издательство Чикагского университета

    .

    .

    2006

    .

    Эволюция нравственности

    .

    MIT Press

    .

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *