Содержание

За истерией скрывается боль – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

В повседневной жизни люди нередко оперируют терминами «истерия», «истеричка». Между тем, для науки истерия – достаточно сложный термин, под которым понимается ряд психических расстройств. Главный источник истерии – сильная боль, порождающая внутреннюю пустоту. Об этом рассказал на лекции в Москве известный психотерапевт, профессор НИУ ВШЭ Альфрид Лэнгле.

Пустое торнадо

«Не закатывай истерику!», «Не будь истеричным!», – подобные фразы обесценивают человека, поскольку никто не хочет быть истеричным. Понятие «истерия» необходимо использовать с осторожностью, отметил в ходе лекции «Боль утраченного Я. Истерия – причины, понимание и экзистенциальный подход» психотерапевт, автор книг, профессор НИУ ВШЭ Альфрид Лэнгле.

В настоящее время термин истерия считается устаревшим. В современной науке он распадается на ряд более конкретных диагнозов как, например, истерическое расстройство личности или диссоциативное расстройство. Однако, как отметил Лэнгле, использование понятия «истерия», тем не менее, оправдано, поскольку оно охватывает общий образ соответствующего опыта. В ходе лекции была представлена картина истерии с точки зрения экзистенциального анализа.

Как распознать истеричного человека? Возможные признаки – громкий голос, яркая одежда, вызывающий макияж, зацикленность на моде. Это могут быть любые внешние атрибуты, которые способны привлечь внимание окружающих. Также истерик склонен говорить общими фразами и суждениями, которые заменяют для него переживания, например: «Французская мода – самая лучшая мода в мире».

Истеричный человек может быть похожим на вихрь или торнадо, он сверхактивен, способен неустанно развлекаться и развлекать, но такое поведение не соответствует его внутреннему состоянию, рассказал ученый. Внутри истерик совсем не такой каким кажется или старается казаться. Он ощущает внутреннюю пустоту и боится быть разоблаченным в своем истинном состоянии между «быть» и «казаться».

«Взгляни на меня, но не смотри!»

Поведение истерика сложно уловить, он как рыба, которая выскальзывает из рук. И этому есть причина «Истерический человек в своем становлении переживал мало встреч. Его слишком мало видели. Его ранили, обижали. И он закрылся. И поэтому он остается для себя незнакомым», – рассказал Лэнгле.

Истерик интуитивно хватается за других, но склонен манипулировать и взаимодействует через манипуляции, и это отталкивает окружающих, которые чувствуют себя использованными. По-настоящему приблизиться к другому человеку истерику сложно, он испытывает страх перед настоящей близостью. Поэтому его посыл окружающим: «Взгляни на меня, но не смотри!». «Если сказать истерическому человеку «Я люблю тебя!», глядя ему в глаза, он окажется беспомощным», – отметил профессор Лэнгле.

Часто истерик находится вне отношений, поскольку жаждет свободы. Это не свобода для чего-то, которую осознанно может выбирать человек, а именно свобода «от», стремление избежать любых привязанностей и ограничений, пояснил лектор.

Парадокс, но при этом истерик остро нуждается в другом человеке, чтобы найти себя. Наедине с самим собой он чувствует себя потерянным, он не знает, кто он есть на самом деле. Ему нужна публика. В лице такой публики могут выступать члены семьи. «Публика» должна смотреть и аплодировать, но при этом находиться на дистанции – ни в коем случае не подниматься на сцену, где действует истерик. Подобное поведение может быть невыносимым, но он не умеет иначе.

Граница между нормой и патологией

Потенциально любой человек может обнаружить в своем поведении истерические признаки во взаимодействии с другими людьми. «Мы сейчас вообще живем в несколько истеричном времени, оно диктуется обществом», – заметил Лэнгле. Но где граница между нормой и патологией? «Многие люди являются экстравертами.

Но если это начинает доминировать, если человек только экстраверт, он становится истеричным», – привел пример психотерапевт. То же самое со спонтанностью и быстротой, если она переходят в чрезмерную импульсивность и нетерпеливость. «Есть целый ряд черт, которые присущи каждому из нас, и мы их ценим, но если они проживаются односторонне, если они преувеличены, тогда это уже движение в сторону истерии», – подытожил Альфрид Лэнгле.

Когда истерия приобретает характер невроза, она может привести к ряду серьезных симптомов, в том числе проявляющихся на психосоматическом уровне. Истерия, как заметил лектор, может имитировать практически все заболевания. «Здесь душа проявляет невероятную силу: это и сенсорные расстройства, моторные расстройства, паралич, различные внутренние болезни, конечно же, эмоциональная лабильность».

Среди других признаков невроза – бросание в крайности, например, человек проявляет безразличие, но в следующую минуту вдруг становится слишком приветливым. Для истерика также характерна постановка вопросов следующим образом: «Ты меня любишь или ненавидишь? Ты за меня или против меня?».

Кроме всего прочего при истерическом неврозе наблюдается диссоциативное мышление. Например, пациент может рассказывать о бабушке, которая была «невероятной», но через пару встреч с терапевтом выясняется, что она была психически очень больна, и от нее страда вся семья, поделился Альфрид Лэнгле примером из своей личной психотерапевтической практики. Отщепление негативного в данном случае необходимо истерику, чтобы произвести хорошее впечатление.

Он должен быть принят всерьез

Внутри истеричного человека – пустота. Но это не просто пустота, а анестезирующая оболочка, под покровами которой скрывается боль. Эта боль возникает на фоне трех сфер опыта, рассказал Альфрид Лэнгле.

Во-первых, через переживание стеснения или давления. Например, жизнь в деревушке, где все друг друга знают, тюрьма, опыт аутсайдерства и т.п. могут порождать чувство невозможности развития и отсюда ощущение задавленности. «Или человеку может быть тесно под давлением его же собственных амбиций, которые не дают ему возможность быть таким, какой он есть на самом деле», – добавил лектор.

Другая сфера негативного опыта, ведущая к боли – нарушение личных границ человека через соблазнение, насилие, что может происходить в рамках сексуального злоупотребления.

И третья причина боли – опыт большого одиночества. Например, ребенок в детстве оказался покинутым родителями или ему не уделяли достаточно внимания.

Страдания истерика – большой вызов для окружающих. Тем не менее, как отметил Альфрид Лэнгле, боль при истерии должна быть услышанной, она ищет избавления. Это, прежде всего, задача психотерапии. Близким истеричного человека необходимо много терпения. Чтобы помочь истерику, нужно самому быть прочным и стабильным, уметь договариваться о структуре, удерживаться у темы.

См.также:

Психической травме противостоит ценность жизни
Любовная зависимость разрушает личность
Гонка за успехом ведет к эмоциональному выгоранию

 


Подпишись на IQ.HSE

Рецензия на фильм «Истерия»

После жестокого убийства, совершенного еще в детстве, Том был отправлен на принудительное лечение в психиатрическую больницу. По истечении 20-летнего заключения мужчина возвращается в старый фамильный особняк своего отца, не дожившего до воссоединения с сыном всего каких-то пару дней. По решению суда Том должен месяц провести в изоляции, исправно отвечая на звонки полицейского куратора, сдавая мочу на анализ и не допуская в дом посторонних, но в одиночестве бывшему узнику некомфортно, тем более что с возвращением в свою детскую комнату Том сталкивается с теми страхами, что преследовали его все прошедшие годы. Ситуация усугубляется тем, что, оставшись один на один с прошлым, мужчина не всегда понимает, что вокруг него реально, что является плодом его воображения, а что – проявлением психического заболевания, переданного по наследству от тирана-отца…

Кадр из фильма «Истерия»

Работа над фильмом началась еще в 2011 году, когда продюсер Джейсон Блум приобрел права на сценарий хоррора «Дом», попавший в знаменитый Черный список скриптов.

В 2015 году проект получил название «Истерия»

Переживающий настоящий ренессанс жанр фильмов ужасов в последние несколько лет начал дарить зрителям не только любопытные, нетривиальные сюжеты, но и встречи с актерами, которых встретить в «ужастиках» не особенно ожидаешь. Лучшие примеры этим словам – необыкновенный взлет популярности Патрика Уилсона, ставшего визитной карточкой франшизы «Заклятие», и Джон Красински, крайне удачно сменивший амплуа телекомика на испуганного отца семейства в «Тихом месте». Вышедшая на наши экраны «Истерия» позволяет фанатам посмотреть на еще одного популярного актера, попавшего в непривычную среду, – главную роль в фильме исполняет Тофер Грейс, давно выросший из тесных подростковых и юношеских романтических комедий, но пока так и не закрепившийся в чем-то более серьезном.

Кадр из фильма «Истерия»

На определенном этапе «Истерия» заинтересовала Леонардо ДиКаприо, но после ряда встреч с Джейсоном Блумом знаменитый актер сначала ограничил свое участие продюсированием, а затем и вовсе вышел из проекта

С точки зрения презентации Грейса как актера с широчайшим диапазоном возможностей картина в высшей степени удачна – Тофер по-прежнему невероятно обаятелен, искренен в кадре, в нем есть и шарм, и сила, и определенная ранимость, роль пугающегося каждого шороха психа ему дается очень легко. Благодаря тому что фильм делает несколько неожиданных сюжетных кульбитов, актеру удается изобразить богатейший спектр эмоций: от ужаса при виде мертвых тел до учащенного пульса при виде очаровательной девушки, доставившей в дом заказ. При всех огрехах сценария и заложенной в сюжет путанности повествования Тофер Грейс остается тем столпом, который удерживает вокруг себя остальные части картины.

Кадр из фильма «Истерия»

А удерживать расползающиеся части мозаики приходится с полной выкладкой сил. Дело в том, что «Истерия» страдает от распространенной в жанре хоррор «болезни» – авторы придумывают для героев увлекательные ситуации и положения, но обосновать, почему они в них оказались, не берутся. Очень здорово, что Том остается один в огромном особняке отца после 20 лет, проведенных в камере психушки, круто, что его отец был успешен и богат, а потому в доме можно легко разместить солдатский полк, замечательно, что стены и полы строения скрывают множество ловушек и тайных ходов, но все вместе это выглядит притянутым за уши. Особенно вкупе со странным месячным условным освобождением, предполагающим нахождение в доме с браслетом на ноге, с регулярными отметками по видеосвязи и, главное, с условием полной изоляции – странный способ социализации для недавно освобождаемого из лечебницы.

Кадр из фильма «Истерия»

Другая проблема фильма кроется в том, что его авторы, кажется, в определенный момент решили, что только психологического давления на героя и зрителей будет недостаточно, а потому им стоит «украсить» ленту кровью и живописным физическим насилием. Крайне неосмотрительный ход – фильм интересен ровно до того места, как совокупность шорохов, непонятных звонков, таинственных видеопленок и загадочного присутствия выливается в появление в доме нежелательного родственника. Другое дело, что в финале сделан легкий намек на неоднозначность показанного, но и он насквозь пропитан неуверенностью авторов в том, что они делают.

В результате фильм никак не назовешь прорывным, как то же самое «Тихое место» или указанные на постере «прародители» «Прочь» и «Судный день», но фильм смотрится за счет слаженной актерской работы, стараний оператора и мастеров звуковых эффектов, а также по причине неоднозначности поднятого в картине вопроса о том, имеет ли страсть к насилию наследственный характер и где находится грань между участием в преступлении и его непредотвращении. Возможно, сценарист и режиссер поталантливее Адама Аллека и Денниса Илиадиса сделали бы лучше, но пока имеем то что есть – «Истерию».

С 10 мая в кино.

Не истери когда облажался — Блог Айкин

Пожалуйста войдите, чтобы оставить комментарий

Адрес эл. почты Пароль