Содержание

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Расстройства мышления››

Разорванность мышления является, по мнению большинства исследователей, одним из наиболее типичных для шизофрении расстройств его. Есть, однако, и иная точка зрения. Так, К. Schneider (1962) считал разорванность малодифференцированным признаком и не относил ее к симптомам I ранга при шизофрении. Разорванность или крайне трудно дифференцируемые с ней расстройства мышления иногда обнаруживаются при органических поражениях головного мозга.

Для обозначения этого типа расстройств мышления пользуются также термином «бессвязность», однако понятие бессвязности применяется в отношении расстройств мышления другого генеза — говорят о бессвязности маниакальной, аментивной. Поэтому предпочтительнее использовать термин «разорванность», традиционно принятый в психиатрии со времен Е. Kraepelin. В равной мере нельзя считать удачным обозначение высокой степени разорванности термином «инкогеррентность», который, как правило, определяет состояние мышления при аменции.

Разорванность относится к наиболее выраженным расстройствам мышления при шизофрении. Клинически она проявляется в неправильном, необычно-парадоксальном сочетании представлений. Отдельные понятия вне всякой логической связи нанизываются друг на друга, мысли текут вразброд. Разорванность мышления отражается в речи, поэтому говорят и о речевой разорванности. Разорванная речь лишена содержания, хотя вследствие сохранения грамматических связей между отдельными элементами фраз кажется внешне упорядоченной. Поэтому разорванность определяется как семантическая диссоциация при известной сохранности синтаксической стороны речи. Грамматический строй речи нарушается в тех случаях, когда разорванность достигает крайней степени выраженности, при этом страдает и логическое построение речи, и ее синтаксическая структура.

К. Займов (1961) писал о возможности выделения показателя степени разорванности, определяемой количеством смысловых разрывов на 100 слов.

Сохранность синтаксической формы речи не дает, однако, оснований говорить об отсутствии грамматических расстройств вообще. Страдает фонетическая сторона речи — замена звуков, появление неправильных ударений, искажение интонаций, модуляций голоса (все это нередко воспринимается как проявление манерности). К грамматическим нарушениям речи при разорванности надо отнести и деструкцию слов, появление неологизмов. На фоне нарастающей фрагментарности речи появляются нелепые искажения обычных слов, бессмысленные словообразования, конгломераты обломков слов: «капитаран», «будздарет», «рупталь», «трамволь». В известной мере такого рода неологизмы, чаще всего бессистемные и лишенные смыслового значения, внешне напоминают литеральные парафазии у больных с моторной и сенсорной афазией, однако существуют четкие различия, помогающие правильно квалифицировать эти речевые расстройства. Такого рода пассивные (в понимании J. Seglas, 1892) неологизмы отличаются большой нестойкостью, вариабельностью.

К. Kleist (1914, 1923, 1925, 1934, 1959) сближал расстройства речи при шизофрении с явлениями моторной и сенсорной афазии, а неологизмы — с парафазиями. Так, при кататонических состояниях К. Kleist чаще всего находил обеднение запаса слов, аграмматизм, характерный для лобной локализации поражения. При параноидной шизофрении автор наблюдал преимущественно парафатические расстройства, напоминающие литеральные парафазии, проявления височного параграмматизма, патологическое словообразование, напоминающее сенсорную афазию. Явления жаргон-афазии, наблюдающиеся при резко выраженной сенсорной афазии, он идентифицировал с шизофазией. Это, очевидно, сыграло известную роль в возникновении утверждения Ф. И. Случевского (1975) об органически-церебральном генезе шизофазии. Психоморфологические воззрения К. Kleist особенно отразились в попытке связать паралогию, которую он рассматривал как очаговый симптом, с поражением области коры большого мозга на стыке затылочной и височной долей слева.

Н. П. Татаренко (1938) собрала большой клинический материал о нарушении употребления и новообразованиях слов при шизофрении. Она описывает фонетическую и семантическую замену слов, сгущение и неправильное образование их, простое искажение.

Автор указывала, что существует лишь формальное сходство этих, афазиеподобных, по ее определению, расстройств речи у больных шизофренией с парафатическими и афатическими расстройствами. М. С. Лебединский (1938) четко разграничил с помощью клинико-психологических критериев шизофренические и афатические расстройства речи.

В отличие от литеральных парафазии расстройства речи при шизофрении не зависят от ситуации речевого общения, речь больных лишена целенаправленности. При афазии больной стремится заменить искаженное слово правильным, своей мимикой он обращает внимание собеседника на допускаемые им в речи ошибки и трудность, невозможность для него их исправления. Элементы афатической речи, несмотря на их дефектность, подчинены смысловой задаче, тогда как разорванная речь больного шизофренией демонстрирует преобладание формальной стороны слова, его фонетической структуры при наличии выраженной недостаточности смысловой, семантической стороны речи.

Диагностически важным является то обстоятельство, что разорванность мышления проявляется у больных даже при отсутствии собеседника, при ничем извне не вызываемой спонтанной речи (симптом монолога).

Разорванность обычно отражает остроту течения шизофренического процесса. В начале заболевания она отмечается при наличии общего психомоторного возбуждения. По мере нарастания психического дефекта разорванность также претерпевает изменения — речь становится более фрагментарной, в ней выявляются и приобретают все большее значение стереотипии.

Особенно легко разорванность выявляется в письменной речи больных. Очевидно, это объясняется тем, что письменная речь является более сложным образованием (в ее осуществлении участвует большее количество звеньев функциональной системы речи) и относительно позже приобретаемой в онтогенезе формой речевого общения. Нередко разорванность в письме сопровождается симптомами нарушения моторного компонента письма, обращают на себя внимание витиеватая манерность почерка, склонность больного к довольно стереотипным украшениям, завитушкам, какое-то особое тонирование элементов букв. Так, буква исполняется без нажима, тонкими линиями, а отдельные ее компоненты удваиваются параллельными линиями и т.

 п.

Разорванность не является стабильным симптомом. Степень ее выраженности у больного может меняться, и без лечения она может исчезать при спонтанной ремиссии. Еще более явной стала ее обратимость в связи с применением в психиатрической практике нейролептических средств. Курабельность разорванности под влиянием этих препаратов подтверждает мнение о том, что этот вид патологии мышления не обусловлен, как думали раньше, органически-деструктивными изменениями.

Приводим пример разорванности мышления.

«Ей-богу, убью первого озверелого бандита святого Владимира из Киевского монастыря и, ей-богу, убью озверетого бандита священника Николая из города Чебоксарского собора. Христа ради, прекратите насмерть отравлять меня, будущего святого Василия Ананьевича Кафтанника (имя, отчество и фамилия не принадлежат больному!) со своей будущей семьей Александр, Варвара и Екатерина и четыре из детдома как Мокеев Михаил Егорович регент русского хора наизусть на четырех голосах этих вышеуказанных озверелых святых бандитов Владимира и Николая живьем сжечь миллиард святых крестов» (далее три страницы заполнены крестиками).

Здесь помимо разорванности отмечается и стереотипное повторение отдельных выражений, оборотов, представлений.

По степени выраженности разорванность также не является однородным психопатологическим феноменом. Начальные проявления разорванности мы видим в соскальзывании мысли, проявляющемся при переходах от одного представления к другому вне естественных логических связей. При нерезкой выраженности расстройств мышления соскальзывания носят эпизодический характер и обнаруживаются на фоне формально правильных суждений. Так, больная шизофренией в письме задает целый ряд вопросов, совершенно оторванных от реальной ситуации и резонерских по своей постановке, отражающих совершенно необъяснимый переход от одного понятия к другому:

«Кто я? Кто ты? Кто они? Кто мы? Что такое счастье? Почему растет трава? Зачем нужно солнце? Где находится луна? Почему она жидкая? Я хотела сказать — вода. Спаси меня, пожалуйста, если ты знаешь, что такое вечность. Что бы еще такое спросить?»

Крайняя степень разорванности обычно определяется как «словесный салат» («словесная окрошка»), речь при этом состоит из совершенно бессмысленного набора ничем не связанных слов и стереотипии. Неправомерно отождествление «словесной окрошки» с шизофазией.

Шизофазия — своеобразное проявление мыслительно-речевых расстройств при шизофрении, близкое к разорванности. Ее феноменологическое и клинико-нозологическое положение до сих пор остается дискуссионным. Е. Kraepelin (1913) считал, что шизофазия — особая форма шизофрении, при которой речевая бессвязность, разорванность и совершенно непонятная речь контрастируют с упорядоченностью, известной доступностью и относительной интеллектуальной и аффективной сохранностью больных, их несколько лучшей, чем при других формах заболевания, работоспособностью. Характерны повышенная речевая активность, «речевой напор», «наплыв слов». Еще более выражен, чем при разорванности, симптом монолога, характеризующийся поистине речевой неистощимостью и совершенным отсутствием потребности в собеседнике. Нередко монолог возникает даже без предшествующей обращенной к больному речи собеседника. Симптом монолога обычно рассматривается как проявление аутистической позиции больного шизофренией, утрачивающего всякую потребность в общении с окружающими. Ф. И. Случевский (1975) подчеркивает, что многоречивость больных шизофазией не зависит от степени общего психомоторного возбуждения. Описаны единичные случаи своеобразного проявления шизофазии только в письме (шизография). Так же, как и разорванность, шизофазия часто обнаруживается в письменной речи раньше, чем в устной.

М. О. Гуревич (1949), придерживаясь в основном концепции Е. Kraepelin о шизофазии как о редкой, недостаточно еще изученной форме шизофрении, в то же время отмечает возможность ее развития в хронической стадии шизофрении, когда она сменяет другие синдромы, чаще кататонические. М. Ш. Вроно (1959) рассматривает шизофазию как вариант течения параноидной шизофрении, тогда как разорванность, по его мнению, является признаком кататонического расстройства мышления.

Представляется наиболее аргументированной точка зрения А. С. Кронфельда (1940), считавшего, что разорванность и шизофазию сближает наличие так называемого динамического компонента (психомоторно-кататонических динамизмов), играющего важную роль в формировании клинической картины заболевания. Синдром шизофазии А. С. Кронфельд понимал как результат кататонической активности речевой моторики при шизофреническом распаде мышления. К психомоторно-кататоническим динамизмам относятся персеверации и стереотипии, шперрунги, манерность, негативизм, итерации, автоматизмы. Однако одних психомоторно-кататонических расстройств недостаточно для возникновения синдрома шизофазии. Для этого необходимо наличие шизофренического распада мышления, включающего по А. С. Кронфельду, диссоциацию мышления, динамическое влияние шизофренического аффекта, параноидных структур.

Шизофазия редко встречается в психиатрической практике, особенно в последние годы, что можно связать с патоморфозом клинической картины заболевания вследствие широкого применения нейролептических средств. По данным Ф. И. Случевского (1975), разорванность мышления (автор пользуется термином «атактическое мышление») отмечалась у 27,5 % наблюдаемых им больных, а шизофазия — только у 4 %.

Явления соскальзывания и разорванности мышления обнаруживаются при клиническом обследовании больного и в условиях патопсихологического эксперимента. Б. В. Зейгарник (1962) указывает, что выявить соскальзывание можно лишь у сравнительно сохранных больных, когда оно еще не перекрывается более грубыми расстройствами мышления. Патопсихологически соскальзывание определяется как временное снижение уровня мыслительной, деятельности — верно выполняя какое-либо задание, адекватно о чем-либо рассуждая, больной внезапно сбивается с правильного хода мыслей по ложной, неадекватной ассоциации, часто по «слабому», «латентному» признаку, а затем вновь способен продолжать рассуждение последовательно, но не исправляя допущенной ошибки. При этом обычно степень трудности выполняемого задания не имеет значения (В.  М. Блейхер, 1965). Следует отметить, что при исследовании мышления у больных шизофренией мы сталкиваемся с неприменимостью к ним обычно складывающейся у психиатра или психолога шкалы трудности, сложности выполняемых заданий. И это естественно, так как, создавая для себя такую шкалу, мы руководствуемся главным образом трудностью этих заданий для психически здоровых и лиц, обнаруживающих интеллектуальную недостаточность различной степени. У больных шизофренией с присущими им нарушениями избирательности объектов мыслительной деятельности (признаков предметов и явлений, мнестического запаса) эти критерии оказываются совершенно иными, их нельзя анализировать как понятные.

Обнаруживаемые при психологическом исследовании у больных шизофренией соскальзывания не связаны с усталостью, не обусловлены повышенной истощаемостью. Они не поддаются коррекции в процессе исследования. Даже после объяснения, как следовало бы выполнить задание, больной по-прежнему отстаивает свое решение, приводя резонерские, паралогические мотивировки.

Разорванность мышления рассматривается как проявление патологии его целенаправленности (А. А. Перельман, 1957; Б. В. Зейгарник, 1962). Б. В. Зейгарник видит в разорванности крайнюю степень разноплановости, заключающейся в том, что суждения больного о каком-нибудь явлении протекают в разных плоскостях, как бы в разных руслах. Помимо играющего важную роль в диагностике разорванности отсутствия понятных связей между отдельными элементами высказываний больного Б. В. Зейгарник считает значимыми такие критерии, как независимость речи больного от присутствия собеседника (уже упоминавшийся симптом монолога), отсутствие логики, невозможность обнаружить в речи больного объект мысли, незаинтересованность его во внимании собеседника. Наличием перечисленных моментов и объясняется то, что речь больного при разорванности перестает выполнять функцию общения и становится совершенно непонятной окружающим.

Нарушение мышления при шизофрении: особенности и симптомы

Дословно слово «шизофрения» переводится с греческого как «расщепление /раскалывание ума/мышления». При этом заболевании человек утрачивает способность адекватно воспринимать себя и окружающую действительность. Форм и видов у данной патологии много. Для каждой из них характерны свои симптомы. Нарушение мышления при шизофрении наблюдается практически во всех случаях. В статье рассмотрим основные аспекты данной проблемы. 

Основные особенности

Большинство людей считает, что шизофрения является раздвоением личности. Однако это слишком простое определение. На самом деле это более сложная психическая патология, которая охватывает множество разнообразных расстройств. Большая часть из них не имеет отношения к формированию в голове человека новых личностей.

Согласно МКБ-10, диагноз «шизофрения» (F20.0-F20.3) может быть поставлен, если наблюдается хотя бы один из нижеперечисленных симптомов:

  • Вкладывание/отнятие мыслей, их открытость для окружающий, «эхо» мышления. Человеку кажется, что его мыслительный процесс слышат посторонние (либо другие люди влияют на него путем закладывания идей или подмены воспоминаний).
  • Бредовые идеи. Прежде всего, шизофреников беспокоит бред воздействия. Они уверены, что на их тело или мысли воздействуют окружающие или потусторонние силы, например, инопланетяне.
  • Галлюцинации — слуховые, зрительные и тактильные. Больные слышат, видят и трогают то, чего нет в действительности.
  • Устойчивые бредовые идеи. Они связаны с культурой, политикой, изобретательством и пр. Как правило, подобный бред звучит нелепо или даже фантастически.

Также диагностировать шизофрению у человека могут при наличии двух из следующих признаков:

  • Стойкие галлюцинации любого типа, сопровождающиеся бредом, которые проявляются на протяжении месяца.
  • Шперрунги и неологизмы — обрывы мышления, использование в речи несуществующих слов.
  • Кататонический синдром — психомоторные (двигательные) расстройства. Больной то находится в сильном возбуждении, то впадает в ступор, застывая в противоестественной позе на несколько часов.
  • Негативная симптоматика: апатия, речевая скудость, безынициативность, утрата интересов, неадекватность эмоций, отчуждение и пр.

Последняя группа симптомов, негативная, может наблюдаться и при депрессии. Однако при наличии галлюцинаций, шперрунгов или кататонического синдрома, которые развиваются на фоне апатии и других признаков негативного типа, встает вопрос о постановке диагноза «шизофрения».

Что такое мышление

Мышление определяется по-разному в зависимости от методологии исследования и дисциплины, в рамках которой оно изучается. Причем данная категория волновала многих мыслителей на протяжении нескольких тысячелетий. Если говорить простыми словами, то мышление является психическим процессом выявления закономерностей в окружающем мире на основе ценностей и суждений, которые заложены в головной мозг.

Однако возможны и другие определения. Так, мышление может пониматься в качестве высшего этапа обработки информации или процесса нахождения связей между объектами. В нейронауках под этим понятием подразумевается создание сложных интеллектуальных объектов из простых. Практически во всех дисциплинах мышление изучается как одна из высших психических функций.

В контексте психиатрических расстройств медиков интересуют, прежде всего, такие аспекты, как операциональность, мотивация, а также способность к ассоциативному, абстрактному и другим видам мыслительного процесса.

При этом мышление при шизофрении нарушено практически всегда. Если внимательно изучить симптоматику заболевания, частично описанную ранее, то становится видно, что большая часть его симптомов прямо или косвенно затрагивает мыслительной процесс или иные когнитивные способности.

Узнаем, как именно шизофрения влияет на разные аспекты мышления, прежде всего, операциональный и мотивационный.

Операциональный аспект

Операциональность мышления — это способность к обобщению доступных суждений. При анализе данного критерия учитываются такие параметры, как:

  • снижение уровня обобщения;
  • искажения процесса обобщения;
  • ослабление категориального строя мышления.

Разберем каждый показатель отдельно.

Снижение уровня обобщения

При наличии первого признака человек не может сравнивать объекты друг с другом, проводить анализ ситуации и обобщать полученную информацию, работая со сложными терминами. Он просто оперирует общими признаками, оказываясь неспособным выявить нечто важное или конкретное для того, чтобы полноценно раскрыть содержание понятия.

Для шизофреников снижение уровня обобщения не характерно, особенно на ранней стадии развития шизофрении. Обычно подобные симптомы типичны для пациентов с олигофреническим типом расстройства или больных, принимающих нейролептики, которые и отражаются на операциональной стороне мышления.

Для получения подобных показателей применяются простые методики:

  • «Классификация предметов». Человеку дают группу карточек и просят распределить их по тем или иным признакам.

В тяжелых случаях пациент не может освоить инструкцию к заданию. В более легких — формирует классы по нехарактерным свойствам — удлиненные, желтые или начинающиеся на букву «м». В подобных обобщениях нет четкой закономерности, которая выявляла бы истинное содержание понятий. Так, испытуемый может объединить в один класс ножницы, катушку и трубку на основании того, что у всех этих предметов есть отверстия. Дать название сформированной группе он не может.

  • «Исключение предметов». Пациент исключает объекты из класса по несущественным признакам («здесь нет стекла»). В итоге он справляется только с очень простыми заданиями, когда из четырех карточек, на которых изображены три растения и один кот, нужно исключить животное. Как и в первом случае, имеются проблемы с названием групп.
  • «Пиктограммы». Больному предлагается список слов, которые он должен запомнить. При этом ему необходимо изобразить на бумаге что-нибудь такое, что поможет ему правильно воспроизвести полученный список. При шизофрении пациенты демонстрируют конкретику с личным опытом, например, «я пришел с работы, разделся, поставил чайник, лег на диван» и т.д. У здорового человека рисунок получится более лаконичным.

Эти методики разработаны не только для шизофреников. Ими могут пользоваться и для обследования здоровых людей, в том числе детей.

Искажение процесса обобщения

Данный признак наблюдается на более поздней стадии шизофрении. Связан он с качественными характеристиками предметов и понятий. Больной может оперировать сложными интеллектуальными объектами, но опирается при этом на латентные их свойства. Это значит, что они присущи явлению, но не имеют прямого отношения к его содержательности.

В качестве примера можно привести следующую методику. Пациенту дают карточки с изображениями жука, самолета, птицы и бабочки. Здоровый человек будет ориентироваться на такие понятия, как «одушевленный / неодушевленный», «техника / животное» и т.д. Однако при шизофрении больной может исключить из группы жука только за то, что он изображен на черно-белой карточке.

У одного пациента могут наблюдаться признаки искажения процесса обобщения, но при этом отсутствовать симптомы снижения уровня обобщений.

Если применяется методика «пиктограмма», то у больного возникают сложности с абстракциями — «печаль», «сомнение», «мука». В подобных случаях в качестве латентных признаков выступают фонетические особенности терминов. В итоге пациент, чтобы запомнить их, рисует предметы, созвучные с предложенными словами, например, печать («печаль»), рыба сом («сомнение») и мешок муки («мука»).

Расстройство категориального мышления

Расстройство или ослабление категориального мышления наблюдается в тех случаях, когда происходит уход от правильной мысли. Данный феномен называется соскальзыванием. В целом пациент выносит верные суждения, но допускает единичные ошибки. Он формулирует цепочку умозаключений, но в какой-то момент сбивается. Далее он восстанавливает мыслительный процесс и продолжает рассуждение, но без исправления ошибочного звена.

Мотивационный аспект

Мотивационно-личностный компонент мышления является одним из важнейших при изучении психических расстройств. Так, почти при любой форме шизофрении, особенно на ранней стадии или перед приступом, имеются такие симптомы, как апатия и безынициативность. Любой человек должен быть заинтересован в своей судьбе. Если же озабоченности будущим нет, то и мотивации делать что-либо для его достижения не будет.

Причем важно отметить, что существуют два аспекта апатии. Первый связан с полным бесчувствием, каковое наблюдается у тяжелых пациентов. Второй характерен для более мягких случаев, когда апатичность рассматривается в качестве обычного отсутствия мотивации. С первым все понятно и без экспертизы, однако пациента второго типа отправляют к экспертам на обследование, в ходе которого оцениваются три основных критерия:

  • разноплановость суждений;
  • резонерство;
  • нарушения критичности.

Остановимся подробнее на каждом.

Разноплановость суждений

При шизофрении суждения человека приобретают противоречивый характер. Их мыслительный процесс может протекать в разных плоскостях, при этом больной не воспринимает подобные логические противоречия в качестве ошибок. Связано это с отсутствием четкой цели, для которой и формируется умозаключение.

По сути, у больного есть несколько планов для решения одной задачи, каждый из которых может быть абсолютно не связан с другим. Более того, один из них может противоречить второму, но при этом пациент этого не понимает. Зачастую одна цель продиктована желанием выполнить задание, а вторая связана с личными предпочтениями.

В качестве примера можно указать следующий случай. Больного просят распределить карточки по группам. Сначала он это делает верно, объясняя все понятно и логически, так как процесс обобщения суждений, в принципе, работает хорошо. Затем он меняет свое решение и исключает из группы грибы на основе того, что однажды ими отравился, а потому больше их не ест.

В данном случае прослеживается отсутствие целеполагания. В обыденной жизни это будет мешать принимать решения. В итоге человек вообще может отказаться от выполнения тех или иных действий.

Частным примером разноплановости мышления является его разорванность, когда речь больного превращается в «словесный салат». Начало фразы относится к одной ситуации, середина — к другой, а конец — к третьей. При легкой форме шизофрении пациент может временно уходить от темы из-за различных ассоциаций. Однако он еще способен вернуться к теме, особенно при поддержке со стороны специалиста.

На основании одной беседы с человеком сделать вывод о разорванности или разноплановости мышления нельзя. Необходимо проведение различных методик, в том числе «классификации» и «исключения предметов». Если противоречия появляются при выполнении большей части задач, делаются соответствующие заключения о нарушениях мышления.

Резонерство

Резонерство — это типичное пустословие, склонность к бессмысленным рассуждениям, бесплодному мудрствованию, которое не приводит к формированию полноценного интеллектуального продукта. Подобное явление свойственно не только больным, но и здоровым людям.

В качестве примера можно упомянуть неуверенный ответ студента на экзамене, когда он не знает чем заполнить незнание того или иного предмета. В таких случаях он просто говорит о том, что приходит в голову, лишь бы не молчать. В целом это адекватная реакция человека на сложную и непредсказуемую ситуацию. В каком-то смысле он просто выигрывает время.

При шизофрении пустословие возникает без какой-либо цели, на пустом месте. При этом больной обычно говорит вычурно, пафосно или манерно, пытаясь произвести впечатление. Он может говорить с умным видом совершенные банальности, которые не требуют мудрствования. К мнению других людей в такие моменты он не прислушивается. Ему просто важно говорить, особенно на темы, которые связаны с ним напрямую. В итоге речь превращается в длинный и пространный монолог, не имеющий четкого содержания.

Нарушения критичности

Некритичность характеризуется утратой целенаправленности мышления, его незавершенностью. Мыслительный процесс перестает быть регулятором, который ограничивает и контролирует действия человека.

Чтобы оценить критичность, проводится простой тест, или проба Эббингауза. Пациенту предлагают текст с пробелами, которые он должен заполнить словами. Понятия он подбирает сам, основываясь на субъективном мнении. Однако в итоге он должен подготовить логически связанный и понятный текст.

Далее его читает эксперт. При обнаружении противоречий, он просит больного самому их найти и исправить. Затем начинается оценка скорости исправления ошибок. Если же испытуемый не видит ошибок, на них указывает экспериментатор, но внести исправления пациент все равно должен самостоятельно.

Специалисты выделяют три вида критичности:

  • к наличию у себя болезни или конкретных симптомов;
  • личностная;
  • к эффективности своей деятельности в ходе экспериментов.

Непосредственно к мышлению прямое отношение имеет последний тип критичности. Врач указывает на ошибки, а пациент исправляет. Здоровый человек должен быть в этом заинтересован, так как у него есть цель и ему важна его судьба. Шизофреник же обычно равнодушен к замечаниям. Если ему сказали, что он сделал что-то неправильно, он с этим согласится и ничего не предпримет. Иными словами, ему все равно — «что воля, что неволя».

Описанный комплекс симптомов поражения мышления наблюдается не у всех пациентов. Все зависит от конкретной формы патологии и ее стадии.

Шизофрения поражает не только мышление, но и другие когнитивные способности человека — восприятие, внимание и память. Коснемся и их, так как они во многом связаны с рассматриваемым в статье предметом — мыслительным процессом.

Когнитивная сфера при шизофрении

Прежде всего шизофрения отражается на восприятии окружающей действительности. Изменения в этой сфере могут свидетельствовать о начале развития психопатологического процесса, который впоследствии отразится на мышлении и эмоциональности человека. Он начинает воспринимать мир слишком субъективно, что приводит к ограниченности суждений, нереалистичности или фантастичности представлений.

Изменения восприятия оцениваются с помощью теста Роршаха, который состоит из демонстрации пациенту картинок с необычными изображениями. Испытуемый должен сказать, что именно он видит на карточках. Как правило, ему показывают три вида образов:

  • дефицитарные — «человек без головы»;
  • диссоциативные — «расплющенная кошка»;
  • символические — «наказание зла».

Анализ теста достаточно сложный. Его можно пройти в интернете, однако делать какие-либо выводы не стоит. Нормальную оценку может дать только специалист.

Внимание тоже имеет свои отличительные особенности при шизофрении. Оно нарушается даже при сохранении памяти и высоком интеллектуальном уровне пациента. Исследуется данный показатель при помощи теста Шульте, или «счета с переключением», в ходе которого определяется, насколько быстро человек произвольно или непроизвольно переключается с одного объекта на другой. Обычно при шизофрении больше страдает произвольное внимание. При этом на указываемых ошибках испытуемый не задерживается, а на реакции экспериментатора практически не реагирует.

Память при шизофрении может пострадать при снижении мотивации. Но данный феномен тоже является достаточно сложным. У одних пациентов она сохраняется в полном объеме, у других — пропадает частично или полностью. Иногда больной не может точно сказать, происходило то или иное событие или нет.

Также существует такой признак шизофрении, как конфабуляция, когда мозг заполняется ложными воспоминаниями. Текущая способность к запоминанию, то есть кратковременная память, проверяется с помощью тестов, в том числе методики «пиктограмма».

Шизофрения может развиваться годами. До первого приступа человек почти всегда не понимает о том, что болен. Когда его доставляют в клинику, что происходит во время обострения заболевания, наблюдается уже комплекс симптомов. Часть из них связана с формальными расстройствами мышления, в том числе содержательностью, гибкостью и критичностью. Степень поражения мозга определяется видом шизофрении и интенсивностью ее развития.

Источники:

  • bibliofond.ru
  • cyberleninka.ru
  • arbat25.ru
  • ncpz.ru
  • noomind.ru
  • psysovet.ru
  • medpsy.ru
     

С вниманием к близким: что нужно знать о шизофрении | Статьи

Около 1,5 млн человек в России живет с шизофренией — хроническим и инвалидизирующим психическим заболеванием, для которого характерны нарушения мышления и восприятия. Однако тема психических расстройств остается окруженной самыми разными предрассудками, из-за чего люди с этими расстройствами зачастую до последнего не хотят обращаться за помощью к специалистам. Подробности — в материале «Известий».

В окружении каждого пятого

По данным ВОЗ на 2018 год во всем мире шизофренией страдают около 21 млн человек, 12 млн из которых мужчины и 9 млн — женщины. Согласно опросу ВЦИОМа и фармацевтической компании «Гедеон Рихтер», каждый пятый житель России имеет в своем окружении людей с таким расстройством. Большинство россиян относятся к пациентам с шизофренией с сочувствием (38%) и жалостью (34%), одновременно с этим каждый четвертый респондент признался, что испытывает страх перед такими больными. Возраст пациентов с шизофренией, как правило, варьируется от 15 до 80 лет. Заболевания же может возникать в результате взаимодействия генов и ряда факторов среды.

Фото: Depositphotos

В этом году «Гедеон Рихтер» в рамках проектов по социальной ответственности выступила спонсором создания фильма на YouTube канале «Секреты», основная цель которого — взглянуть на мир глазами человека с ментальным расстройством, встать на его место, понять проблему изнутри. Фильм будет показан уже в этом октябре. Теме толерантности общества к диагнозу шизофрения также была посвящена встреча с продюсером и режиссером этого фильма Чингизом Мусиным и , к.м.н., доцентом, заведующим кафедрой психиатрии, психотерапии и психосоматической патологии ФНМО Медицинского института РУДН Владимиром Медведевым.

Обратиться как можно раньше

По словам Владимира Медведева, цифры заболеваемости шизофренией ежегодно варьируются от 0,5% до 1,5% населения. «Считается, что 1% — это средняя цифра, причем приблизительно эта цифра одинакова во всем мире. И более того, она стабильна на протяжении последних 30 лет. Другое дело, что население растет и в абсолютных значениях количество больных шизофренией увеличивается», — подчеркивает Владимир. И чем раньше пациент обратится к специалисту, тем больше вероятности, что он будет лечиться амбулаторно и ему будут назначены малые дозы препаратов.

Фото: Depositphotos

Современными исследованиями было установлено, что первые очевидные для окружающих симптомы шизофрении в среднем проявляются где-то в районе 15–18 лет. Первое обращение к специалисту с возможной постановкой этого диагноза происходит около 25–35 лет. То есть теряется от 10 до 15 лет. Те химические и патофизиологические процессы, которые происходят в головном мозге у пациента, продолжаются почти 10–15 лет, и потом требуются большие усилия для того, чтобы химически вернуть работу мозга к прежнему уровню и ресоциализировать такого пациента. Одно дело убрать симптоматику — это в общем достаточно быстро сегодня делается, а другое дело — снова научить его жить как раньше, вспомнить, каким он был до болезни.

Фото: Кирилл Киреев​

В целом необходимо следить за своими близкими и в случае выявления каких-то симптомов нужно убедить такого человека обратиться к специалистам, подчеркивает Владимир Медведев.

Множество симптомов

Что касается симптомов, во-первых, это расстройство мышления: есть специфические и неспецифические, характерные для шизофрении. Мышление становится аморфным, паралогичным, то есть человек с трудом отвечает на вопросы, у него «утекают» мысли в сторону, он забывает, о чем его спросили, делает одно утверждение, противоречащее другим, — указывает специалист. — Пациенты часто жалуются на состояние пустоты в голове или, наоборот, на наплывы мыслей в голове.

Фото: Depositphotos

Для постановки диагноза обязательно наличие таких продуктивных симптомов, как голоса, бред, галлюцинации, причем необязательно слуховые — они могут быть и визуальные, обонятельные, тактильные. «При этом это должны быть так называемые псевдогаллюцинации. Отличие от истинных в том, что псевдогаллюцинации человек испытывает и чувствует у себя в голове, а истинные галлюцинации он всегда привязывает к окружающей обстановке, то есть мышь бежит, и вот она под столом — это истинная галлюцинация, а вот, например, когда человек говорит о том, что голос родственника что-то говорит в его голове — это псевдогаллюцинация, она не привязана к окружающей обстановке», — объясняет специалист.

Также необходимо наличие негативных расстройств. Для них характерна утрата психических функций, то есть человек перестает быть таким, каким он был раньше. И третий важный момент — это длительность этой симптоматики, указывает Медведев. Для постановки диагноза «шизофрения» продуктивные симптомы должны длиться не менее месяца, а негативные расстройства — на протяжении года.

Развенчивая мифы

Одна из проблем стигматизации людей, страдающих от шизофрении, — это предрассудки, окружающие это заболевание. То, что пациенты, приходящие в диспансер, сразу ставятся на учет и после этого они не могут вступать в брак, уезжать за границу и т.д., — это миф, подчеркивают специалисты. Сегодня диспансерное наблюдение касается пациентов в двух аспектах: либо когда они опасны для окружающих (при наличии ситуаций, когда они проявляли агрессию и поэтому требуется активное наблюдение за ними), либо когда пациент нуждается в защите от общества (когда изменение в результате болезни таковы, что человек не может приспособиться и подвергается насмешкам со стороны людей, которые не понимают, поэтому его нужно защищать).

Фото: Depositphotos

Также распространен миф о том, что специалисты доводят пациентов до состояния овоща и человек таким и остается. В данном случае этот миф имеет под собой основание, потому что 60–70 лет назад, когда появилась психофармакология, действительно были препараты, основной задачей которых была седация, то есть снятие агрессивности, гиперактивности, возбуждения у пациентов, — объясняет Владимир Медведев. — Сегодня современные препараты делают то же самое, но без такой седации, сводят к минимуму побочные эффекты, могут купировать негативные симптомы, а позитивные, наоборот, активируют, уменьшают болевые расстройства, проявления ангедонии (болезненной безрадостности, отсутствие чувства удовольствия).

Нарушение мышления при психических заболеваниях.

Классификация мышления по Зейгарник. В основе теории:

1. Нарушение операциональной стороны мышления (синтез, анализ, абстрагирование)

а) снижение уровня обобщения

б) искажение процесса обобщения

а) в мышлении больных можно выделить конкретность, недостаточный уровень абстрактности, использование простых однозначных связей между явлениями, конкретно-ситуационный тип решения задач. Т.е. больной делает вывод, использует ситуацию для объединения ситуаций между собой, ситуации связаны с жизненным опытом. Например: методика классификаций. При рассмотрении конкретной ситуации больным будет выделен абстрактный признак. Это будет проявляться при органических заболеваниях головного мозга, эпилепсии, умственной отсталости, олигофрении.

б) вытеснение суждений с опорой на неосновные латентные признаки. Больной использует не стандартные признаки, а побочные связи. Например: воробей и соловей — больной шизофренией скажет, что они могут издавать звуки.

2. Нарушение динамической стороны мышления.

— лабильность мышления — чрезмерная подвижность мыслительных процессов (часто при маниакальном состоянии). Больной перескакивает с одного на другое, мыслит вслух.

— непоследовательность, соскальзывание — больной способен некоторое время удерживать правильный ход рассуждений, но в какой-то момент переключается и выполняет задание неправильно.

— часто при сосудистых заболеваниях головного мозга

— часто обусловлено колебаниями внимания.

Мимолетные колебания работоспособности:

  • откликаемость
  • больной не способен длительное время удерживать ход рассуждений и его мыслительная деятельность дезорганизуется в результате появления побочных стимулов.
  • инертность мышления (ригидность, жесткость) обусловлена жесткостью уже образованных связей, способов действия и прошлым опытом. Трудно переключиться с одного на другой вид, тип деятельности и возникают трудности включения в задание.
3. Нарушение мотивационного аспекта мышления

1). резонерство — бесплотное рассуждательство. Больной достаточно детализировано рассуждает на какую-либо тему, чего не требует ситуация.

У больных шизофренией — непродуктивные рассуждения, нерезультативность процесса. При каждом психическом заболевании своя специфика.

  • при шизофрении — тема значима, имеет отвлеченный характер, множество деталей в ее разработке при отсутствии результата рассуждений, неадекватность всей ситуации. Вычурность определений, оторванность от реальности
  • при эпилепсии — больной как моралист, защитник правил, этических норм, человек пафосно объясняется, позиция вещателя.
  • при органических поражениях головного мозга резонерство носит компенсаторный характер, для больного это способ компенсировать свою несостоятельность, избежать выполнения трудного задания.
  • вынесение в план громкой внешней речи, выполняемость операций и общей программы действий.

Уход от темы, от сложной ситуации.

2). разноплановость мышления при выполнении одного и того же задания больной исходит из разных установок, часто не связанных ни с инструкцией, ни с содержанием задания. В результате больной может допускать противоречивые суждения. Наиболее часто встречается при шизофрении

Уровни разноплановости:

  • соскальзывание — единичные акты, единичные отступления от общего хода выполнения задания
  • собственно разноплановость
  • разорванность мышления вообще

Часто невозможно восстановить логические связи и суждения больного. Речь и суждения отрывочны, могут быть правильно оформлены грамматически, но лишены смысла, бессодержательны целые фразы, но с правильной грамматической структурой.

4. Нарушение критичности

Нарушение критичности — включается личностный уровень. Встречаются часто, в принципе у всех, за исключением невротиков.

Невозможность адекватно оценить свои действия, их соответствие требованиям задания, недостаточное планирование, контроль за своими действиями, коррекция ошибок.

У разных больных разные аспекты критичности. Критичность связана с социальной адаптацией, возможностью оценить свое поведение в соответствие с социальными требованиями и правилами.

Всемирный день психического здоровья — РИА Новости, 02.03.2020

Тема Всемирного дня психического здоровья 2014 года — «Жизнь с шизофренией».

Шизофрения — тяжелое психическое расстройство, влияющее на многие функции сознания и поведения человека, в том числе мыслительные процессы, восприятие, эмоции (аффекты), мотивацию и даже двигательную сферу. Отличительные признаки шизофренических расстройств — нарушения мышления, восприятия, аффекта и моторной функции. При шизофрении мыслительные процессы утрачивают нормальные ассоциативные связи, и больной часто неспособен сосредоточиться на какой-либо умственной задаче.

Для шизофрении характерен бред — ошибочные и обычно очень стойкие убеждения, которые с учетом культурной среды больного признаются аномальными. При шизофрении также распространены слуховые галлюцинации — восприятие несуществующих звуков, возможны также зрительные или тактильные галлюцинации.

Риск заболевания шизофренией особенно высок в подростковом возрасте — в три-четыре раза выше, чем на протяжении всей остальной жизни. На возраст 10-19 лет приходится 31-32% дебютов шизофрении, риск заболевания у мальчиков в 1,5 раза выше, чем у девочек.

Заболевание может протекать с обострением и ослаблением (ремиссии) симптоматики. В период ремиссии может не наблюдаться никаких психических нарушений, человек трудоспособен и хорошо адаптирован в обществе. Отсутствие поддержки со стороны семьи и общества может привести к обострению шизофренического расстройства.

По данным ВОЗ, в мире 26 миллионов человек больны шизофренией. Эта психическая болезнь укорачивает жизнь человека и является одной из ведущих причин инвалидности во всем мире.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, более 50% людей с шизофренией не получают надлежащего ухода и лечения, 90% проживает в развивающихся странах.

Большинство случаев шизофрении, по мнению ВОЗ, поддаются лечению, и люди, страдающие этой болезнью, могут вести продуктивную жизнь и быть интегрированными в общество.

Факторами, связанными с выздоровлением людей с шизофренией, является наличие работы или учебы, независимое проживание, владение основными навыками самообслуживанием и самостоятельный прием лекарств, хорошие отношения в семье и наличие социальных контактов.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Международный день осведомленности о шизофрении

Участковый врач-психиатр

Константин Андреевич Маслов 

 В мире, каждый год 24 мая, международный день осведомленности о шизофрении.

Шизофрения — хроническое психическое заболевание, сопровождающееся утратой связей с реальностью. Заболевание впервые описано немецким врачом Эйгеном Блейлером , который выделил и описал симптомы болезни.

Устаревшее название расстройства — деменция прекокс, болезнь Блейлера.

По данным Всемирной организации здравоохранения  распространённость заболевания составляет около 1%. По статистике женщины несколько чаще страдают данным заболеванием, как правило заболевание распространено в возрастной группе от 15 до 30 лет, хотя встречаются случаи с поздним началом.

В роду у пациентов страдающих шизофренией часто встречаются больные с этим заболеванием или другими психическими расстройствами.

Основным проявлением шизофрении является эмоциональный дефицит и нарушение мышления, которые в зависимости от типа течения и формы заболевания могут прогрессировать и видоизменяться.

При шизофрении помимо эмоционального дефицита часто бывают нарушения восприятия (галлюцинации), нарушения мышления (бред), нарушение двигательной активности (кататония), поведенческие нарушения, нарушения настроения, тревога и т. д. Течение заболевания, в большинстве случаев, хроническое, с периодами обострений.

Шизофрения относится к хроническим психическим расстройствам. При неблагоприятном течении не исключены госпитализации в психиатрический стационар (в том числе недобровольные), возможна инвалидизация пациента и ряд ограничений для трудоустройства и некоторых видов деятельности. В настоящее время целью терапии шизофрении является контроль симптомов (в основном бреда и галлюцинаций).

Пациент с шизофренией требует длительного приема медикаментозной терапии и регулярного наблюдения у специалиста (психиатра).

В настоящее время основой лечения шизофрении является психофармакотерапия (применяются антипсихотические препараты), в дополнение применяются препараты различных групп, при присоединении сопутствующих психических нарушений.

Лечение шизофрении находится в сфере компетенции врачей-психиатров.

В Пензе по вопросам диагностики и лечения шизофрении, можно обратиться на амбулаторный прием в диспансерное отделение к специалистам ОПБ им. К.Р. Евграфова, либо к сертифицированным и лицензированным частнопрактикующим специалистам. Врачи проведут осмотр, сбор анамнеза, при необходимости назначат необходимые дообследования, дадут квалифицированные рекомендации и подберут лечение.

Приложения: Последние новости России и мира – Коммерсантъ Здравоохранение (119579)

В 2013 году в России насчитывалось 559 420 человек с диагнозом «шизофрения», в 2017 году — 488 500. Стало меньше, но и это много. Представители российского общества психиатров бьют тревогу: в России наблюдается гипердиагностика шизофрении.

Введение в психиатрию

За 15 лет число больных шизофренией в мире увеличилось на 30% и сегодня составляет 45 млн человек, или 0,8%. К 2020 году психические расстройства войдут в первую пятерку болезней, которые будут лидировать по количеству людских трудопотерь, связанных с этими заболеваниями. Таковы прогнозы Всемирной организации здравоохранения. Общественное мнение в нашей стране таково, что больных с шизофренией считают опасными для общества.

Психические расстройства в скором времени обгонят сердечно-сосудистые заболевания, до сих пор традиционно лидирующие в структуре заболеваемости населения земного шара. Шизофрения ведет к инвалидности чаще, чем возникновение слепоты, а опережают его лишь деменция и паралич.

Яркие симптомы

Есть три основных симптома шизофрении: психотические, они же продуктивные, или положительные, негативные, а также когнитивные. Психотические симптомы яркие, драматические, широко описанные в культуре. Например, галлюцинации (зрительные, слуховые, телесные) и бред. Хотя есть «истинные» галлюцинации и псевдогаллюцинации. В первом случае человек слышит голос, который его зовет из кухни, или видит цаплю, стоящую на его кровати. Такая форма практически никогда не встречается при шизофрении, хотя большинство людей уверены в обратном, зато свидетельствует о наличии патологии — интоксикации, травме, опухолях, эпилепсии. Псевдогаллюцинации — это когда пациент видит все через «приемник», это те самые «голоса», которые что-то комментируют, призывают к действию, приказывают и даже угрожают. В этом случае голоса могут стать духовным наставником либо, наоборот, будут сводить с ума.

Как при создании нового препарата сочетать интересы медицины и бизнеса

Смотреть

Бред — расстройство мышления, при котором мысли человека, его выводы, заключения построены на нелогичных суждениях, с таким пациентом невозможно спорить и невозможно разубедить в том, что он утверждает. Это тоже психотический симптом. Первичный бред развивается долго, последовательно, например, соседка меня травит, поэтому я буду защищаться. А вторичный возникает на фоне измененного настроения, галлюцинаций, когда нужно интерпретировать то, что окружает больного. Есть также бред внешней обстановки, например, индуцированный бред, который часто бывает у основателей культов; бред помилования, когда узник считает, что его расстреляют в любом случае, железнодорожная паранойя, когда кажется, что все шепчутся, смотрят, обсуждают, хотят навредить. Главная проблема в том, что бред и галлюцинации могут быть абсолютно у любого человека, например, при отравлении или кровопотери, высокой температуре, инфекционных заболеваниях. И ставить диагноз «шизофрения» в таком состоянии нельзя.

Однако согласно результатам опроса Российского общества психиатров, в котором приняли участие 807 врачей-психиатров со стажем около 17 лет, только 14% выставляет диагноз «шизофрения» в полном соответствии с МКБ (международная классификация болезней), остальные же не руководствуются всеми принципами МКБ либо помнят не все симптомы. А 3% считают, что нужно вовсе удалить из МКБ-10 главные признаки шизофрении — негативную симптоматику и когнитивные нарушения.

Негативная симптоматика — это снижение энергии у человека, апатия, безволие. Когнитивные нарушения — это расстройство мышления, восприятия, внимания. У больного могут наблюдаться дезорганизация мышления, речи, он может себя социально изолировать, что часто сопровождается молчанием, надолго оставаться в застывшей позе, либо, наоборот, впадать в бесцельное возбуждение, которое выражается в вычурности, манерности, неестественности пластики, бесконечном хождении и заламывании рук. При этом ни один из признаков не является достаточным для диагностики шизофрении, это может быть любое другое заболевание. А вот наличие всех трех одновременно — позитивной, негативной и когнитивной симптоматики длительностью не менее полугода — действительно может быть признаком шизофрении.

Часто это заболевание начинается в подростковом или даже детском возрасте, иногда позже. Согласно статистике, частые или длительные галлюцинации бывают только у 50% больных. По данным крупного исследования (Epidemiological Catchment Area Project, США), у 11–13% людей хотя бы раз в жизни возникали галлюцинации. Другое исследование, проводившееся в Голландии, показало, что «истинно патологические» галлюцинации наблюдались у 1,7% населения, но еще 1,7% испытывали галлюцинации, которые не были признаны клинически значимыми.

Последствия гипердиагностики

В 2013 году в России насчитывалось 559 420 человек с диагнозом «шизофрения», в 2017 году — 488 500. Эти данные свидетельствуют не о том, что больных шизофренией стало меньше, а о том, что диагностика стала точнее. И все же представители российского общества психиатров бьют тревогу: в России этот диагноз ставят неоправданно часто. Например, кратность расхождения количества пациентов с биполярным расстройством личности (БАР), которое напоминает по некоторым проявлениям шизофрению, в мире и в России различается в 150 раз! А кратность расхождения депрессивных и тревожных расстройств, которые тоже могут сопровождаться однократным психозом, в 60 раз! При этом мировая медицина свидетельствует о том, что распространенность шизофрении — самая малая среди других психических расстройств. Это означает, что больных БАР и расстройствами часто лечат у нас как больных шизофренией.

Эту ситуацию можно изменить, если относиться к больным шизофренией и подобными психиатрическими заболеваниями избирательно, давая людям шанс на реабилитацию, а не ставить на них крест. Ведь чаще всего они не опасны, как бы ни пытались это доказать те, кто стигматизирует эти заболевания.

Ксения Суворова

Когнитивные нарушения и функциональные исходы при шизофрении

Neuropsychiatr Dis Treat. 2006 Dec; 2 (4): 531–536.

Медицинская школа Маунт-Синай, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США

Для корреспонденции: Кристофер Р. Боуи, Департамент психиатрии, Медицинская школа Маунт-Синай, 1425 Мэдисон-авеню, 4-й этаж, ящик 1230, Нью-Йорк, Нью-Йорк 10029, США, тел. +1718584 9000 x3861, факс +1212860 3945, электронная почта [email protected] Авторские права © 2006 Dove Medical Press Limited. Все права защищеныЭта статья цитируется в других статьях PMC.

Abstract

Когнитивная дисфункция является основным признаком шизофрении. Дефицит от умеренного до серьезного в нескольких областях, включая внимание, рабочую память, вербальное обучение и память, а также исполнительные функции. Эти дефициты предшествуют началу явного психоза и у большинства пациентов остаются стабильными на протяжении болезни. За последнее десятилетие внимание к этим дефицитам резко возросло с признанием того, что они неизменно являются лучшим предиктором функциональных исходов по всем областям исходов и выборкам пациентов.Недавние исследования лечения, как фармакологические, так и поведенческие, показывают, что когнитивный дефицит податлив. Другое исследование ставит под сомнение значимость когнитивных изменений при шизофрении. В этой статье мы рассмотрим когнитивные нарушения при шизофрении и сосредоточимся на их лечении и взаимосвязи с функциональным результатом.

Ключевые слова: познание, шизофрения, исход, функциональные навыки

Важность понимания и лечения когнитивной дисфункции при шизофрении подчеркивается относительной неэффективностью лечения по большинству аспектов функционального статуса, несмотря на успешное лечение положительных и отрицательных симптомов .Например, Hegarty et al (1994) в обзоре литературы, посвященной результатам за 100 лет с конца 1800-х по 1980-е годы, практически не обнаружили улучшения статуса независимой жизни при шизофрении. Большинство пациентов сейчас живут за пределами медицинских учреждений, но их статус проживания и личный статус обычно не являются полностью независимыми. Они часто полагаются на финансовую помощь и клиническую поддержку в самых разных областях, от работы до основных жизненных навыков. Даже когда пациенты живут в сообществе, они все равно вряд ли преуспеют в межличностных отношениях, сохранят полную занятость, будут иметь стабильные отношения или иметь детей.

Возникает вопрос: почему, несмотря на улучшение психологических и фармакологических методов лечения шизофрении, функциональные нарушения сохраняются? В ряде исследований, проведенных с начала 1990-х годов, было обнаружено, что когнитивный дефицит является лучшим предиктором функционального статуса по ряду областей результатов и характеристик пациента (обзоры см. В Green 1996, и Green et al., 2000, ). Таким образом, необходимость лечения этих нарушений стала приоритетной для отрасли. Исследования возникающих механизмов лечения когнитивных нарушений показывают, что они в некоторой степени поддаются модификации с помощью как фармакологического, так и психологического вмешательства.В этом обзоре будет представлен обзор когнитивного профиля шизофрении, обзор предыдущих методов лечения когнитивных нарушений и обрисовано будущее исследований когнитивных функций и функций при шизофрении.

Профиль когнитивных нарушений при шизофрении

Когнитивные нарушения в настоящее время считаются центральным признаком шизофрении. Нарушения в некоторых областях присутствуют до появления характерных положительных симптомов болезни ( Davidson et al 1999, ; Cornblatt et al 1999, ), а умеренные и тяжелые нарушения в большинстве когнитивных областей выявляются во время первый эпизод ( Билдер и др., 2000, , ; , , Сайкин и др., 1994, ) и кажутся стабильными с момента появления первого эпизода до среднего возраста ( Rund 1998, ).

Шизофрения связана с нарушениями во многих когнитивных областях. Масштабы этого нарушения привели некоторых к выводу, что это заболевание с глобальным профилем нейропсихологических нарушений ( Blanchard and Neale 1994 ; Dickinson et al 2004 ). Однако некоторые данные свидетельствуют о том, что существуют отдельные области когнитивных нарушений. Например, Билдер и его коллеги (2002) обнаружили слабый или умеренный дефицит внимания, беглости речи, рабочей памяти и скорости обработки с наложенными серьезными нарушениями декларативной вербальной памяти и исполнительных функций.Другая работа предполагает, что дискретные когнитивные области имеют дифференциальные корреляты с симптомами и функциональными областями. Споры об общих или специфических нарушениях омрачены тем фактом, что нет четких нейропсихологических признаков шизофрении. То есть у большинства пациентов с шизофренией наблюдается по крайней мере некоторое когнитивное нарушение, но, как и другие аспекты болезни, серьезность и широта этих нарушений у разных пациентов различаются. Достаточно уникальной особенностью когнитивных нарушений по сравнению с другими характеристиками шизофрении является то, что они остаются относительно стабильными у одного и того же пациента с течением времени; они обычно совпадают по степени тяжести и топографии при изменении клинического статуса пациента ( Harvey et al 1990, ).Ниже подробно описаны типы обесценения.

Общий интеллект

Пациенты с шизофренией в целом имеют более низкий показатель коэффициента интеллекта (IQ), чем население в целом. Эта разница очевидна до первого эпизода психоза, когда пациенты в спектре шизофрении демонстрируют более низкие показатели общего IQ и невербального мышления в частности (Reichenberg et al 2006). Уже в возрасте 8 лет низкая успеваемость по субтесту кодирования Детской шкалы интеллекта Векслера, который является показателем скорости обработки данных, отличает людей, у которых позже развиваются расстройства шизофренического спектра, от тех, у кого их нет (Соренсен и др., 2006).Дальнейшие данные свидетельствуют о том, что пациенты не только имеют более низкий IQ до и во время первого эпизода, но и снижение IQ происходит после постановки диагноза (Seidman et al 2006). Даже у пациентов с шизофренией, которые, казалось бы, имеют нормальные когнитивные навыки, судя по рангу их оценок в распределении населения, все еще могут быть нарушены, если рассматривать их результаты по сравнению с ожидаемыми результатами от ожидаемого IQ (Reichenberg et al, 2005). Кроме того, при сопоставлении со здоровыми контрольными субъектами по полной шкале IQ пациенты с шизофренией по-прежнему демонстрируют нарушения в определенных нейропсихологических областях, которые традиционно не оцениваются с помощью стандартизованных батарей IQ (Wilk et al 2005).

Внимание

Нарушение внимания считается первичным когнитивным дефицитом при шизофрении. Люди, генетически предрасположенные к шизофрении, имеют плохую способность удерживать внимание даже до первого психотического эпизода ( Cornblatt et al 1985, ). К тому времени, когда пациенты переживают свой первый эпизод психоза, обычно уже присутствуют нарушения внимания средней степени тяжести ( Caspi et al., 2003, ).

Рабочая память

Появляется все больше свидетельств того, что дисфункция рабочей памяти, особенно вербальной рабочей памяти, является основным когнитивным дефицитом при шизофрении.Рабочую память можно концептуализировать как способность сохранять информативные стимулы и управлять ими. В отличие от простого внимания, этот навык несет большую «когнитивную нагрузку» из-за дополнительных требований к манипулированию информацией. Информация должна храниться в оперативном режиме для обработки, но не обязательно передается в долговременное хранилище, в отличие от эпизодической памяти. Нарушения вербальной памяти довольно распространены и часто от умеренной до тяжелой степени по степени выраженности при шизофрении ( Gold et al 1997 ; McGurk et al 2004 ).Более того, эти дефициты — не просто артефакт неспособности кодировать информацию, как это наблюдается при нарушениях внимания (Stone et al 1998). Дефицит пространственной рабочей памяти также часто встречается при шизофрении. Эти задачи часто требуют, чтобы субъект сохранял пространственное расположение визуальной информации при выполнении задач вмешательства. Даже минимальные требования, выходящие за рамки способности внимания, приводят к дефициту у пациентов с шизофренией ( Seidman et al 1994, ). В отличие от пространственной рабочей памяти, альтернативная форма невербальной рабочей памяти, известная как объектная рабочая память, выявляет у пациентов с шизофренией дефицит, который является артефактом дефицита восприятия, а не проблемами с системой рабочей памяти ( Tek et al 2002 ).Эта сложность кодирования и последующего упорядочивания информации может затруднить пациентам с шизофренией справляться с социальными и межличностными ситуациями, требующими внимания к множественным потокам информации.

Беглость речи

Больные шизофренией испытывают трудности при произнесении речи по требованию. Тесты на беглость речи оценивают их способность произносить слова из определенной фонологической или семантической категории. Эти тесты выявляют как плохое хранение вербальной информации ( Кернс и др., 1999, ), так и неэффективное извлечение информации из семантических сетей ( Алоя и др. 1996 ; Голдберг и др. 1998 ).Сохраненная информация не всегда извлекается из-за невозможности надлежащего доступа к семантическим сетям ( Joyce et al 1996, ). Неудивительно, что дефицит вербальной беглости связан с плохим межличностным взаимодействием ( Addington and Addington 2000, ) и функциями сообщества ( Rempfer et al 2003, ).

Вербальное обучение и память

Плохое обучение и запоминание вербальной информации является отличительным признаком когнитивных нарушений при шизофрении.Наряду с дефицитом управляющих функций нарушение способности кодировать и сохранять вербально представленную информацию является одним из наиболее последовательных результатов исследований. Эти нарушения имеют тенденцию быть более серьезными, чем другие области когнитивных способностей ( Saykin et al., 1991, , ; , , Saykin et al., 1994, ). Подобно многим другим психоневрологическим заболеваниям (и нормальному старению) и в отличие от состояний, вызывающих деменцию, характер дефицита при шизофрении имеет тенденцию к снижению темпов обучения в испытаниях с многократным воздействием и плохому воспроизведению усвоенной информации, в то время как кодирование информации, как представляется неповрежденным распознаванием целевых стимулов от дистракторов ( Harvey et al 2002 ; Bowie et al 2004 ).Однако у некоторых пациентов с хроническим течением болезни и существенными функциональными нарушениями действительно наблюдается дефицит памяти распознавания наряду с общей картиной глубоких когнитивных нарушений и ухудшения функциональных навыков ( Bowie et al 2004 ). Показатели вербальной памяти предсказывают успех в различных формах вербальной терапии ( Smith et al, 1999, ) и связаны с социальным, адаптивным и профессиональным успехом ( Green et al, 2000, ).

Исполнительное функционирование

Управляющие функции охватывают широкий спектр когнитивных процессов, которые в конечном итоге приводят к целенаправленному, целенаправленному поведению.Исследования с использованием формальных нейропсихологических инструментов показали, что многие пациенты с шизофренией испытывают трудности с большинством или всеми этими составляющими процессами. Например, пациентам сложно сформировать концептуальную основу для понимания неоднозначных стимулов ( Haut и др., 1996, ). Если концепция понята, пациенты с шизофренией имеют проблемы с адаптацией к изменениям в окружающей среде, которые требуют различных поведенческих реакций ( Корен и др., 1998, ; , , Пантелис и др., 1999, ).Эта тенденция к негибкому мышлению обнаруживается в ряде исследований и тесно связана с профессиональными трудностями ( Lysaker et al 1995, ). Другой компонент исполнительного функционирования, который часто оказывается нарушенным при шизофрении, — это планирование ( Goldberg et al 1990, ; Pantelis et al 1997 ; Bustini et al 1999 ). Возможно, из-за того, что они охватывают так много подкомпонентных процессов, управляющие функциональные задачи неизменно являются одними из лучших предикторов функциональной производительности.Самопомощь, социальные, межличностные, общинные и профессиональные функции — все они связаны с исполнительной функцией при шизофрении ( Lysaker et al 1995 ; Velligan et al 2000 ; McGurk et al 2003 ; Evans et al 2004 ). Важно отметить, что управляющие функции также связаны с успехом лечения. Нарушения в этой области связаны с меньшим вовлечением в терапию ( McKee et al 1997, ), соблюдением режима лечения ( Robinson et al 2002, ; Jeste et al 2003 ) и более длительным пребыванием в больнице ( Jackson et al 2001 ).

Лечение когнитивных нарушений при шизофрении

Как упоминалось выше, традиционные характерные признаки и симптомы психоза менее стабильны, чем когнитивные нарушения. Они имеют тенденцию к естественным колебаниям на протяжении всего курса и, как было обнаружено, более чувствительны к лечению. Обычные антипсихотические препараты давали небольшую пользу в когнитивных областях ( Mishara and Goldberg 2004, ) и часто приводили к экстрапирамидным побочным эффектам, требующим антихолинергического лечения, которое ухудшает память ( Strauss et al 1990, ).Появление второго поколения (атипичных) антипсихотических препаратов привело к появлению нескольких публикаций, в которых наблюдались когнитивные улучшения при лечении атипичными антипсихотиками (предварительный обзор см. В Keefe and McEvoy 2001 ). Эти изменения были сильнее, чем у плацебо и обычных антипсихотических препаратов, и обнаруживались в ряде когнитивных областей. Однако некоторые из этих исследований были методологически ограниченными. Обзор, проведенный Harvey and Keefe (2001) , отметил несколько методологических недостатков и рассчитал лишь умеренные величины эффекта для улучшений при использовании атипичных множественных антипсихотических препаратов и в когнитивных областях.Хотя эти улучшения были статистически значимыми, тяжелые когнитивные нарушения, обнаруженные у большинства пациентов с шизофренией, ставят под сомнение их клиническую значимость.

Недавно более методологически обоснованные (например, двойные слепые рандомизированные исследования) подтвердили более значительное улучшение когнитивных функций у пациентов с шизофренией, принимающих атипичные антипсихотические препараты, по сравнению либо с исходным уровнем, либо с продолжением лечения обычными антипсихотическими препаратами ( Bilder et al 2002 ; Keefe et al 2004 ; Harvey et al 2003 , 2004a , 2004b , 2005 ).Никаких заметных различий в улучшении когнитивных функций не было обнаружено в исследованиях, напрямую сравнивающих атипичные антипсихотические препараты, за исключением клозапина, который имеет тенденцию приводить к улучшению моторных функций, но не улучшает другие когнитивные области ( Bilder et al 2002 ).

Хотя эти когнитивные улучшения являются скромными, они многообещающи, поскольку предоставляют некоторые первоначальные доказательства гибкости характеристики шизофрении, которая является лучшим предиктором функциональной инвалидности.Исходя из этого, было предпринято несколько попыток дополнить антипсихотическое лечение дополнительными препаратами, улучшающими когнитивные функции, такими как гуанфацин ( Friedman et al, 2002 ), ингибиторы ацетилхолинэстеразы (Friedman et al 2003; Stryjer et al 2003 ; Tugal et al. al 2004 ; Erickson et al 2005 ), глицин ( Goff et al 1999 ), стимуляторы ( Barch et al 2005 ) и серотонинергические агенты ( Friedman et al 2005 ).На сегодняшний день они добились очень ограниченного успеха в улучшении когнитивных функций. Однако поиск новых соединений, разработанных специально для улучшения когнитивных функций при шизофрении, продолжает оставаться многообещающей областью для будущих исследований. Например, ранние исследования демонстрируют перспективность никотиновых агентов для улучшения внимания и рабочей памяти ( Smith et al 2006, ). По мере проведения более тщательных испытаний этих и других агентов станет более ясно, можно ли нормализовать когнитивные нарушения при шизофрении и как это влияет на функциональные результаты.

Поведенческое лечение когнитивных нарушений

Хотя было профинансировано или опубликовано меньше исследований, поведенческие подходы к лечению когнитивных нарушений при шизофрении дали очень многообещающие результаты. Эти стратегии включают обучение компьютерным задачам, аналогичным существующим когнитивным тестам, обучение новым стратегиям обучения, обучение новым задачам и / или повторное выполнение задач. Недостатком этих стратегий является их трудоемкость и дороговизна.Хотя их критиковали за отсутствие внешней достоверности, недавние данные свидетельствуют о том, что лечение определенных когнитивных областей может привести к улучшению симптомов и положительным результатам в профессиональной деятельности ( McGurk et al 2005 ; Wexler and Bell, 2005 ). Еще одна потенциальная область для посредничества — это социальный когнитивный дефицит, который, как считается, связывает когнитивный дефицит и функциональный дефицит в реальном мире. Чой и Квон (2006) продемонстрировали податливость социальных когнитивных дефицитов с помощью тренировки, направленной на улучшение социального познания.Перевод на реальные функциональные улучшения стал бы важным шагом вперед в этой области.

В сочетании с фармакологическим лечением эти поведенческие подходы могут дать лучший шанс для улучшения или нормализации когнитивных функций при шизофрении. Однако эффекты когнитивных улучшений в реальном мире до сих пор неизвестны.

Влияние на производительность в реальном мире

Реалистичный оптимизм появился в лечении шизофрении с выявлением податливых коррелятов функциональных результатов.В США улучшение когнитивных способностей стало приоритетом в этой области с инициативой MATRICS ( Marder et al 2004 ), которая способствует сотрудничеству между Национальным институтом психического здоровья, фармацевтической промышленностью и Управлением по контролю за продуктами и лекарствами. Эти похвальные усилия по рационализации процесса разработки лекарств для лечения когнитивных нарушений при шизофрении быстро продвинулись вперед. Однако важно отметить ограничения, которые можно ожидать при лечении когнитивных нарушений.Хотя корреляции нулевого порядка между когнитивными нарушениями и функциональными нарушениями были хорошо воспроизведены, в меньшем количестве исследований изучались причинные модели. Отсутствие исследований в этой области отчасти связано с тем, что когнитивные нарушения не имеют тенденции к улучшению, что затрудняет поиск предикторов изменений. Применяя методы анализа пути, мы недавно ( Bowie et al 2006, ) исследовали взаимосвязь между симптомами, познанием, функциональными навыками и функциональной производительностью в реальном мире.Эти последние две области представляют собой важное различие, потому что, вероятно, будет разница между тем, что человек может делать (навыки), и тем, что он на самом деле делает в реальном мире (производительность), который ограничен рядом внутренних и внешних факторов. такие факторы, как мотивация и стигма. Мы повторили открытие, что когнитивный дефицит связан с функциональными показателями в реальном мире, но путь к этим областям результатов определяется уровнем функциональных навыков человека. То есть когнитивные способности прогнозировали баллы на основе оценки навыков, и именно эти навыки объясняют различия в функциональных результатах, таких как рабочие навыки, общественная деятельность и межличностные функции.Познание не является прямым предсказателем результатов. Кроме того, негативные симптомы и депрессия связаны с реальной производительностью независимо от когнитивных способностей. Эти результаты показывают, что когнитивное улучшение, хотя и является важной целью лечения, не будет достаточным для улучшения результатов в реальном мире. Чтобы оценить значимость когнитивных изменений, важно взглянуть на их корреляцию с более близкими измерениями функционирования, такими как эти оценки, основанные на производительности, которые устраняют множество внутренних и внешних факторов, затрудняющих оценку производительности в реальном мире.Кроме того, любые попытки внести улучшения в реальный мир потребуют комплексной стратегии лечения, нацеленной на приобретение навыков и лечение негативных и аффективных симптомов.

Благодарности

Это исследование было поддержано Национальным альянсом по исследованию шизофрении и депрессии для молодых исследователей д-ру Боуи, грантом NIMH номер MH 63116 д-ру Харви и VA VISN 3 MIRECC.

Ссылки

  • Аддингтон Дж., Аддингтон Д.Нейрокогнитивное и социальное функционирование при шизофрении: последующее исследование 2,5 года. Schizophr Res. 2000; 44: 47–56. [PubMed] [Google Scholar]
  • Aloia MS, Gourovitch ML, Weinberger DR, et al. Исследование семантического пространства у больных шизофренией. J Int Neuropsychol Soc. 1996; 2: 267–73. [PubMed] [Google Scholar]
  • Барч Д.М., Картер С.С. Амфетамин улучшает когнитивные функции у людей с шизофренией, принимающих лекарства, и у здоровых добровольцев. Schizophr Res. 2005. 77: 43–58.[PubMed] [Google Scholar]
  • Билдер Р.М., Голдман Р.С., Робинсон Д. и др. Нейропсихология первого эпизода шизофрении: исходная характеристика и клинические корреляты. Am J Psychiatry. 2000; 157: 549–59. [PubMed] [Google Scholar]
  • Билдер Р.М., Гольдман Р.С., Волавка Дж. И др. Нейрокогнитивные эффекты клозапина, оланзапина, рисперидона и галоперидола у пациентов с хронической шизофренией или шизоаффективным расстройством. Am J Psychiatry. 2002; 159: 1018–28. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бланшар Дж. Дж., Нил Дж. М..Нейропсихологический признак шизофрении: генерализованный или дифференциальный дефицит? Am J Psychiatry. 1994; 151: 40–8. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bowie CR, Reichenberg A, Rieckmann N, et al. Стабильность и функциональные корреляты классификации на основе памяти у пожилых пациентов с шизофренией. Am J Geriatr Psychiatry. 2004; 12: 376–86. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bowie CR. . . 2006. [Подробности при проверке]
  • Бустини М., Стратта П., Данелуццо Э. и др. «Ханойская башня» и эффективность WCST при шизофрении: способность решать проблемы и клинические корреляты.J Psychiatr Res. 1999; 33: 285–90. [PubMed] [Google Scholar]
  • Каспи А., Райхенберг А., Вейзер М. и др. Когнитивные способности пациентов с шизофренией оценивались до и после первого психотического эпизода. Schizophr Res. 2003. 65: 87–94. [PubMed] [Google Scholar]
  • Чой К. Х., Квон Дж. Х., Тренинг по улучшению социального познания при шизофрении: предварительное рандомизированное контролируемое исследование. Общественное психическое здоровье J. 2006; 42: 177–87. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cornblatt BA, Erlenmeyer-Kimling L.Глобальное отклонение внимания как маркер риска шизофрении: специфичность и прогностическая достоверность. J Abnorm Psychol. 1985; 94: 470–86. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дэвидсон М., Райхенберг А., Рабиновиц Дж. И др. Поведенческие и интеллектуальные маркеры шизофрении у практически здоровых подростков мужского пола. Am J Psychiatry. 1999; 156: 1328–35. [PubMed] [Google Scholar]
  • Dickinson D, Iannone VN, Wilk CM, et al. Общие и специфические когнитивные нарушения при шизофрении. Биол Психиатрия.2004; 55: 826–33. [PubMed] [Google Scholar]
  • Эриксон С.К., Шварцкопф С.Б., Палумбо Д. и др. Эффективность и переносимость низких доз донепезила при шизофрении. Clin Neuropharmacol. 2005. 28 (4): 179–84. Июль – авг. [PubMed] [Google Scholar]
  • Эванс Дж. Д., Бонд Г. Р., Мейер П. С. и др. Когнитивные и клинические предикторы успеха в профессиональной реабилитации при шизофрении. Schizophr Res. 2004; 70: 331–42. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фридман Дж. И., Адлер Д. Н., Хованиц Э. и др. Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование применения донепезила в качестве дополнительной терапии к рисперидону при когнитивных нарушениях при шизофрении.Биол Психиатрия. 2002; 51: 349–57. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фридман Дж. И., Окампо Р., Эльбаз З. и др. Эффект дополнительного лечения циталопрамом в сочетании с атипичными антипсихотическими препаратами для улучшения когнитивных функций у пациентов с шизофренией. J Clin Psychopharmacol. 2005; 25: 237–42. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гофф Д.К., Цай Г., Левитт Дж. И др. Плацебо-контролируемое исследование добавления D-циклосерина к обычным нейролептикам у пациентов с шизофренией. Arch Gen Psychiatry.1999; 56: 21–7. [PubMed] [Google Scholar]
  • Голд Дж. М., Карпентер С., Рэндольф С. и др. Слуховая рабочая память и производительность Висконсинского теста сортировки карт при шизофрении. Arch Gen Psychiatry. 1997; 54: 159–65. [PubMed] [Google Scholar]
  • Goldberg TE, Aloia MS, Gourovitch ML, et al. Когнитивные субстраты расстройства мышления, I: семантическая система. Am J Psychiatry. 1998. 155: 1671–6. [PubMed] [Google Scholar]
  • Goldberg TE, Saint-Cyr JA, Weinberger DR. Оценка процедурного обучения и решения проблем у больных шизофренией с помощью задач типа Ханойской башни.J Neuropsychiatry Clin Neurosci. 1990; 2: 165–73. [PubMed] [Google Scholar]
  • Green MF. Каковы функциональные последствия нейрокогнитивного дефицита при шизофрении? Am J Psychiatry. 1996; 153: 321–30. [PubMed] [Google Scholar]
  • Грин М.Ф., Керн Р.С., Брафф Д.Л. и др. Нейрокогнитивный дефицит и функциональный результат при шизофрении: измеряем ли мы «правильные вещи»? Шизофр Бык. 2000. 26: 119–36. [PubMed] [Google Scholar]
  • Харви П.Д., Дочерти Н.М., Серпер М.Р. и др.Когнитивный дефицит и нарушение мышления: II. Контрольное исследование через 8 месяцев. Шизофр Бык. 1990; 16: 147–56. [PubMed] [Google Scholar]
  • Harvey PD, Keefe RSE. Интерпретация исследований когнитивных изменений при шизофрении с помощью нового антипсихотического лечения. Am J Psychiatry. 2001. 158: 176–84. [PubMed] [Google Scholar]
  • Харви П.Д., Мельцер Х., Симпсон Г.М. и др. Улучшение когнитивной функции после перехода на зипразидон с обычных нейролептиков, оланзапина или рисперидона у амбулаторных больных шизофренией.Schizophr Res. 2004; 66: 101–13. [PubMed] [Google Scholar]
  • Харви П.Д., Мориарти П.Дж., Боуи С. и др. Корковые и подкорковые когнитивные дефициты при шизофрении: сближение классификаций, основанных на областях языка и навыков памяти. J Clin Exp Neuropsychol. 2002; 24: 55–66. [PubMed] [Google Scholar]
  • Харви П.Д., Наполитано Дж., Мао Л., Гарабави Г. Сравнительные эффекты рисперидона и оланзапина на когнитивные функции у пожилых пациентов с шизофренией или шизоаффективным расстройством.Int J Geriatr Psychiatry. 2003; 18: 820–9. [PubMed] [Google Scholar]
  • Harvey PD, Rabinowitz J, Eerdekens M, et al. Лечение когнитивных нарушений при раннем психозе: сравнение рисперидона и галоперидола в большом долгосрочном исследовании. Am J Psychiatry. 2005; 162: 1888–95. [PubMed] [Google Scholar]
  • Harvey PD, Siu CO, Romano S. Рандомизированное контролируемое двойное слепое многоцентровое сравнение когнитивных эффектов зипразидона и оланзапина у пациентов с острой шизофренией или шизоаффективным расстройством.Психофармакология (Берл) 2004; 172: 324–32. [PubMed] [Google Scholar]
  • Haut MW, Cahill J, Cutlip WD и др. О характере выполнения Висконсинского теста сортировки карт при шизофрении. Psychiatry Res. 1996; 65: 15–22. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хегарти Дж. Д., Балдессарини Р. Дж., Тохен М. Сто лет шизофрении: метаанализ литературы о результатах. Am J Psychiatry. 1994; 151: 1409–16. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джексон К.Т., Фейн Д., Эссок С.М. и др. Влияние когнитивных нарушений и злоупотребления психоактивными веществами на психиатрическую госпитализацию.Общественное психическое здоровье J. 2001; 37: 303–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джесте С.Д., Паттерсон Т.Л., Палмер Б.В. и др. Когнитивные предикторы приверженности к лечению среди амбулаторных пациентов среднего и старшего возраста с шизофренией. Schizophr Res. 2003. 63: 49–58. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джойс Е.М., Коллинсон С.Л., Крайтон П. Беглость речи при шизофрении: взаимосвязь с исполнительной функцией, семантической памятью и клинической алогией. Psychol Med. 1996; 26: 39–49. [PubMed] [Google Scholar]
  • Keefe RSE, McEvoy JP.Отрицательный симптом и ответ на лечение когнитивного дефицита при шизофрении. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая пресса; 2001. [Google Scholar]
  • Keefe RS, Seidman LJ, Christensen BK, et al. Сравнительный эффект атипичных и традиционных антипсихотических препаратов на нейропознание при первом эпизоде ​​психоза: рандомизированное двойное слепое исследование оланзапина по сравнению с низкими дозами галоперидола. Am J Psychiatry. 2004. 161: 985–95. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кернс Дж. Г., Беренбаум Х., Барч Д. М. и др.Производство слов при шизофрении и его связь с положительными симптомами. Psychiatry Res. 1999; 87: 29–37. [PubMed] [Google Scholar]
  • Корен Д., Сейдман Л.Дж., Харрисон Р.Х. и др. Факторная структура Висконсинского теста сортировки карт: размеры дефицита при шизофрении. Нейропсихология. 1998. 12: 289–302. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lysaker PH, Bell MD, Zito WS, et al. Социальные навыки на работе. Дефициты и предикторы улучшения при шизофрении. J Nerv Ment Dis. 1995; 183: 688–92.[PubMed] [Google Scholar]
  • McGurk SR, Coleman T, Harvey PD, et al. Производительность рабочей памяти при шизофрении с плохим исходом: связь с возрастом и исполнительными функциями. J Clin Exp Neuropsychol. 2004; 26: 153–60. [PubMed] [Google Scholar]
  • McGurk SR, Mueser KT, Harvey PD, et al. Когнитивные и симптоматические предикторы результатов работы для клиентов с шизофренией при поддерживаемой занятости. Psychiatr Serv. 2003. 54: 1129–35. [PubMed] [Google Scholar]
  • McGurk SR, Mueser KT, Walling D, et al.Когнитивное функционирование позволяет прогнозировать использование амбулаторных услуг при шизофрении. Ment Health Serv Res. 2004; 6: 185–8. [PubMed] [Google Scholar]
  • McGurk SR, Mueser KT, Pascaris A. Когнитивное обучение и поддерживаемое трудоустройство для людей с тяжелыми психическими заболеваниями: результаты одного года рандомизированного контролируемого исследования. Шизофр Бык. 2005; 31: 898–909. [PubMed] [Google Scholar]
  • McKee M, Hull JW, Smith TE. Когнитивные и симптоматические корреляты участия в группах по обучению социальным навыкам.Schizophr Res. 1997; 23: 223–9. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мардер С.Р., Фентон У. Измерительные и лечебные исследования для улучшения когнитивных функций при шизофрении: инициатива NIMH MATRICS по поддержке разработки агентов для улучшения познания при шизофрении. Schizophr Res. 2004; 72: 5–9. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мишара А.Л., Голдберг Т.Э. Метаанализ и критический обзор эффектов обычного нейролептического лечения на познание при шизофрении: открытие закрытой книги.Биол Психиатрия. 2004; 55: 1013–22. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pantelis C, Barnes TR, Nelson HE, et al. Фронтально-полосатый когнитивный дефицит у пациентов с хронической шизофренией. Головной мозг. 1997; 120: 1823–43. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пантелис С., Барбер Ф.З., Барнс Т.Р. и др. Сравнение способности менять установки у пациентов с хронической шизофренией и повреждением лобной доли. Schizophr Res. 1999; 37: 251–70. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ремпфер М.В., Хамера Е.К., Браун С.Е. и др.Взаимосвязь между познанием и навыками самостоятельной жизни при совершении покупок у людей с шизофренией. Psychiatry Res. 2003. 117: 103–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Робинсон Д.Г., Вернер М.Г., Альвир Дж.М. и др. Предикторы прекращения приема лекарств у пациентов с первым эпизодом шизофрении и шизоаффективным расстройством. Schizophr Res. 2002; 57: 209–19. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rund BR. Обзор продольных исследований когнитивных функций у больных шизофренией.Шизофр Бык. 1998. 24: 425–35. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сайкин А.Дж., Гур Р.К., Гур Р.Э. и др. Нейропсихологическая функция при шизофрении. Избирательное нарушение памяти и обучения. Arch Gen Psychiatry. 1991; 48: 618–24. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сайкин А.Дж., Штасель Д.Л., Гур Р.Э. и др. Нейропсихологический дефицит у пациентов с первым эпизодом шизофрении, ранее не получавших нейролептики. Arch Gen Psychiatry. 1994; 51: 124–31. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сейдман Л.Дж., Юргелун-Тодд Д., Кремен В.С. и др.Связь показателей МРТ префронтальной и височной долей с нейропсихологическими показателями при хронической шизофрении. Биол Психиатрия. 1994; 35: 235–46. [PubMed] [Google Scholar]
  • Смит Р.К., Уорнер-Коэн Дж., Матуте М. и др. Влияние никотинового назального спрея на когнитивные функции при шизофрении. Нейропсихофармакология. 2006; 31: 637–43. [PubMed] [Google Scholar]
  • Smith TE, Hull JW, Romanelli S, et al. Симптомы и нейропознание как ограничители скорости обучения психотическим пациентам.Am J Psychiatry. 1999; 156: 1817–18. [PubMed] [Google Scholar]
  • Strauss ME, Reynolds KS, Jayaram G, et al. Влияние холинолитиков на память при шизофрении. Schizophr Res. 1990; 3: 127–9. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стрыйер Р., Строус Р.Д., Бар Ф. и др. Положительный эффект от приема донепезила для лечения коморбидной шизофрении и деменции. Clin Neuropharmacol. 2003; 26: 12–7. [PubMed] [Google Scholar]
  • Tek C, Gold J, Blaxton T, et al. Нарушения зрительного восприятия и рабочей памяти при шизофрении.Arch Gen Psychiatry. 2002; 59: 146–53. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тугал О., Язычи К.М., Анил Ягчиоглу А.Е. и др. Двойное слепое плацебо-контролируемое перекрестное испытание дополнительного донепезила при когнитивных нарушениях при шизофрении. Int J Neuropsychopharmacol. 2004. 7: 117–23. [PubMed] [Google Scholar]
  • Веллиган Д.И., Боу-Томас С.К., Махурин Р.К. и др. Предсказывают ли специфические нейрокогнитивные нарушения определенные области функционирования сообщества при шизофрении? J Nerv Ment Dis. 2000; 188: 518–24.[PubMed] [Google Scholar]
  • Wexler BE, Bell MD. Когнитивная реабилитация и профессиональная реабилитация при шизофрении. Шизофр Бык. 2005; 31: 931–41. [PubMed] [Google Scholar]

Понимание биологических корреляторов и стратегий восстановления

Clin Psychopharmacol Neurosci. 2018 Фев; 16 (1): 7–17.

Кафедра психиатрии, Медицинский университет Короля Джорджа, Лакхнау, Индия

Автор, ответственный за переписку: Суджита Кумар Кар, доктор медицины (PSY), факультет психиатрии, Медицинский университет короля Джорджа, Шах-Мина-роуд, Чоук, Лакхнау, Уттар-Прадеш 226003, Индия, тел .: + 91- 9956273747, факс: + 91-522-2265416, электронная почта: moc.oohay @ 1891rakks

Поступило в редакцию 15 февраля 2017 г .; Пересмотрено 22 июня 2017 г .; Принята в 2017 г. 16 июля.

Авторские права © Корейский колледж нейропсихофармакологии, 2018 г. который разрешает неограниченное некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы. Эта статья цитируется в других статьях PMC.

Abstract

Когнитивный дефицит — один из основных симптомов шизофрении, который развивается во время шизофрении, возник еще до начала болезни. Существующие методы фармакологического и биологического лечения не удовлетворяют потребности в улучшении когнитивных симптомов; следовательно, для устранения этих недостатков были приняты различные стратегии когнитивной коррекции. Исследования показывают, что меры когнитивной реабилитации улучшают функционирование, ограничивают инвалидность, улучшая качество жизни.Функциональные результаты когнитивной реабилитации при шизофрении являются результатом нейробиологических изменений в определенных областях мозга. В последние годы произошли значительные инновации в стратегиях когнитивной реабилитации при шизофрении. В этом всестороннем обзоре освещаются биологические корреляты когнитивных нарушений при шизофрении и лечебные меры с доказательной базой.

Ключевые слова: Когнитивные симптомы, Шизофрения, Когнитивная реабилитация, Нейробиология

ВВЕДЕНИЕ

Дисфункции рабочей памяти, внимания, скорости обработки, визуального и вербального обучения со значительным дефицитом в рассуждении, планировании, абстрактном мышлении и решении проблем были широко распространены. задокументирован при шизофрении.1) По некоторым оценкам, почти 98% пациентов, страдающих шизофренией, имеют такие нарушения, и они не соответствуют прогнозируемой когнитивной функции, основанной на преморбидном интеллекте и уровнях образования родителей. 2) Профиль нейрокогнитивных нарушений у пациентов с шизофренией, изображает лежащее в основе нарушения кортико-мозжечковых-таламо-корковых цепей. 3) Крупномасштабное ретроспективное исследование показало, что когнитивный дефицит является одним из первых признаков у людей, у которых позже была диагностирована шизофрения.4) Когнитивный дефицит, следовательно, обозначает признак шизофрении. 5) Кроме того, доказательства когнитивных нарушений в обеих продромальных фазах, а также на протяжении всего течения шизофрении оправдывают включение снижения когнитивных функций в качестве основного элемента этого заболевания. Показана значительная корреляция между функциональным исходом дефицита с результатом занятости, независимой жизни, социальных и общественных познаний и функций. 6–10) Когнитивные дефициты заметны, несмотря на клиническую стабильность у пациентов с шизофренией и, вероятно, связаны с инвалидностью.11) Социальное познание относится к способности правильно обрабатывать информацию, передаваемую социально значимыми стимулами, и использовать ее для создания социально приемлемой реакции в ситуациях. 12) Оно включает в себя восприятие эмоций, приписывание людям определенных психических состояний и принятие решений. Трудности в социальном функционировании, ведущие к социальной изоляции, межличностные проблемы усугубляют симптомы и, следовательно, способствуют рецидивам. Это может значительно ухудшить качество жизни и помешать процессам реабилитации и профессиональной деятельности.13)

Программы когнитивной тренировки — это вмешательства, направленные на улучшение нейрокогнитивных и социально-когнитивных навыков пациентов, соответствующих их целям выздоровления. 14) В настоящее время доступны различные программы когнитивной реабилитации. Для объяснения программ когнитивной реабилитации часто используются три разных термина — «когнитивная реабилитация», «когнитивная реабилитация» и «когнитивная тренировка» .15) Цель этого выборочного обзора — изучить основные принципы, лежащие в основе концептуальной основы и методологии существующие основные программы когнитивной реабилитации.Также обсуждается доказательная база эффективности этих программ.

ПОНИМАНИЕ НЕЙРОБИОЛОГИИ КОГНИТИВНЫХ ДЕФИЦИТОВ ПРИ ШИЗОФРЕНИИ

Ранее предполагалось, что нейрогенез или размножение нейронов ограничиваются внутриутробной жизнью и ранним детством; однако есть свидетельства того, что процесс нейрогенеза продолжается от взрослого до позднего возраста, хотя этот процесс ограничивается определенными ограниченными областями мозга, такими как обонятельная луковица, гиппокамп и перивентрикулярные области.16,17) Шизофрения считается нарушением аномального развития нервной системы. Нарушения в развитии нервной системы могут быть причиной когнитивных нарушений при шизофрении.

При шизофрении аномалия развития мозга начинается уже в пренатальном периоде жизни, которая усиливается в детстве и продолжается до зрелого возраста, объясняя генез шизофрении на фоне развития нервной системы.18,19) При шизофрении аномалии обнаруживаются во многих областях мозга. ; наиболее стойкие изменения в головном мозге происходят в таких частях, как префронтальные области коры, нижняя теменная долька, миндалевидное тело, верхняя височная извилина, медиальная височная доля, базальные ганглии, таламус, мозолистое тело и мозжечок.18,19) Гипотеза развития нервной системы не может объяснить обширные изменения мозга при шизофрении. Изменения головного мозга, скорее, можно объяснить совокупным эффектом аномалий развития нервной системы, изменения нейропластичности и изменения созревания нейронов.18) Основные симптомы шизофрении, такие как негативные симптомы и исполнительная дисфункция, напрямую являются следствием измененной нейропластичности.20) Нейротрофический фактор, полученный из мозга ( BDNF) связан с нейропластичностью гиппокампа, которая участвует в когнитивной обработке.21) Шизофрения вызывает изменения в развитии нервной системы, которые изменяют нейропластичность гиппокампа, опосредованную BDNF, что объясняется когнитивным дефицитом. 21)

На когнитивную функцию также в значительной степени влияют генетические факторы. и интеллект. 23) Взаимодействие генов с окружающей средой влияет на развитие мозга, а также на познание. Дефицит рабочей памяти при шизофрении во многом можно объяснить генетическим влиянием.23) Нарушенный при шизофрении ген 1 ( DISC1 ), связанный с шизофренией, также влияет на нейропластичность. 24,25) Ген DISC1 регулирует процесс роста, распространения и миграции нейритов в развивающемся головном мозге24,26. , 27) Нейрегулин 1 ( NRG 1 ) является геном-кандидатом, вовлеченным в шизофрению и играет определенную роль в регулировании синаптической пластичности при шизофрении. 28) Этот ген может быть связан с когнитивным дефицитом, возникающим в результате аномальной нейропластичности.Другой ген « Akt1» , как обнаружено, играет важную роль в нейроногенезе в гиппокампе.29) Уровень фосфорилированного Akt оказался низким у пациентов с шизофренией.29) Ген, называемый человеческим дистробревин-связывающим белком 1 ( DTNBP1 ) ) ген также связан с шизофренией и, как известно, определяет общую когнитивную способность.30) Однонуклеотидный полиморфизм в гене DTNBP1 влияет на когнитивные способности у пациентов с шизофренией.30) Полногеномное исследование ассоциации в ирландском населении выявило ассоциация гена ZNF804A с шизофренией.31) Известно, что он модулирует сцепление дорсолатеральной префронтальной коры с гиппокампом и поддерживает сайты связывания для нескольких нейротрофических факторов. 31,32) Подобные общегеномные исследования ассоциации также выявили участие ITIh4 / 4 , CACNA1C и SDCCAG8 гены при шизофрении, которые участвуют в модуляции различных нервных цепей и могут влиять на познание. 33)

Недавние исследования показали, что нейрональный гликопротеин M6a играет роль в облегчении роста нейритов, синаптогенеза и нейропластичности.34) У пациентов с шизофренией в головном мозге развиваются аберрантные связи в результате аномальной синаптической пластичности, ведущей к нарушению связи в нейронной сети мозга. 35) Разрыв связи из-за аномальной синаптической пластичности приводит к нарушению обучения и обработки информации, что проявляется в форме когнитивных дефицит при шизофрении. 35) Некоторые важные нейромодулирующие нейротрансмиттеры, такие как дофамин, ацетилхолин и серотонин, играют важную роль в аномальной синаптической пластичности.35) Ухудшение памяти хорошо известно при шизофрении. Степень нарушения мало связана с продолжительностью заболевания, тяжестью психопатологии, принимаемыми лекарствами и возрастом пациента. 36) Дефицит рабочей памяти является одним из основных когнитивных нарушений при шизофрении. 37) Дефицит рабочей памяти связан с дисфункция определенных областей мозга, таких как левая дорсолатеральная префронтальная кора, медиальная префронтальная кора, а также зрительная кора. 38) Дисбаланс активности дофаминергической, глутаматергической и гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) в вышеуказанных функциональных областях мозга может быть причиной дефицита рабочей памяти при шизофрении.38)

ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Начиная с самого раннего описания шизофрении Краэплином как «раннее слабоумие», когнитивные нарушения были отмечены как основные компоненты болезни. 14) В последнее время симптомы шизофрении классифицируются как положительные симптомы, отрицательные симптомы, когнитивные симптомы и аффективные симптомы. Когнитивные симптомы считаются основной областью симптомов. Были предприняты усилия по устранению когнитивных симптомов при ведении шизофрении. Однако обычные фармакологические, биологические и психологические вмешательства не позволяют адекватно устранить когнитивный дефицит.Следовательно, были предприняты попытки разработать конкретные стратегии, которые улучшают когнитивный дефицит.

История когнитивных методов исправления или реабилитации восходит к тем временам, когда методы тренировки и восстановления практики были единственными используемыми методами модификации поведения. Он был заимствован из философии тренировок и практики восстановительного лечения, лежащей в основе нейропсихиатрической реабилитации при черепно-мозговой травме. Позже эти упражнения превратились в более сложные компьютеризированные модели.39,40) изменена сложность используемых стимулов; Были включены несколько некогнитивных и социальных когнитивных аспектов. Это также проложило путь к «лечению на основе нейропластичности» .41)

Нейропластичность относится к способности нейронных цепей изменять свою структуру, функции и связи в ответ на опыт и обусловленность. Повторяющаяся и постоянная стимуляция постсинаптической клетки пресинаптической клеткой увеличивает функциональную прочность синапса. Демонстрация этого процесса «синаптической пластичности» в экспериментальных условиях называется «долговременной потенциацией» и занимает центральное место в явлениях как нормального, так и ненормального обучения и памяти.42)

Исследование нервной пластичности с использованием транскраниальной магнитной стимуляции показало аномальную пластичность при шизофрении. 43) Электрофизиологические записи в ответ на звуковое кондиционирование у пациентов с шизофренией также выявили снижение пластичности. В то время как более ранние методы были нацелены на когнитивную реабилитацию через изменение окружающей среды и адаптации, 44,45) недавние «методы лечения, основанные на нейропластичности», манипулируют ранней сенсорной обработкой для улучшения отношения сигнал / шум при шизофрении.41)

ОПРЕДЕЛЕНИЯ

Когнитивная коррекция шизофрении определяется как «вмешательство, основанное на поведенческом обучении, которое направлено на исправление когнитивных процессов (исполнительные функции, внимание, память, социальное познание или метапознание) с точки зрения их долговечности и улучшения их состояния. обобщенное ».46). В недавнем определении когнитивной коррекции делается упор на улучшение функциональных результатов за счет устранения когнитивных дефицитов с помощью научных принципов повышения эффективности обучения. Повышение эффективности когнитивной коррекции может быть достигнуто путем проведения терапии в различных контекстах для улучшения повседневного функционирования. виды деятельности.46)

Кешаван и др. .47) определил когнитивную тренировку как вмешательство, которое использует специально разработанные и ограниченные поведенческими ограничениями когнитивные или социально-аффективные обучающие события, проводимые в масштабируемой и воспроизводимой манере, для потенциального улучшения работы нейронных систем.

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ РЕМЕДИАЦИИ

Основываясь на целевом дефиците нейрокогнитивных функций, реабилитационная тренировка включает обучение в таких областях, как внимание, память, исполнительные функции, скорость обработки и абстракция и т. Д.Дефицит социального познания обычно включает пять областей в рамках этих конструкций, которые включают эмоциональную обработку, социальное восприятие, социальное знание, предвзятость атрибуции и теорию разума.

Существуют разные способы классификации методов когнитивной коррекции. Wykes и Reeder48) разделили учебные программы на упражнения и практические методы. Методы упражнений и практики включают в себя повторяющиеся упражнения для выполнения все более сложных задач, и участник учится методом проб и ошибок. Нет никаких заранее определенных явных стратегий.

Тренировка и обучение стратегии включает в себя обучение заранее определенной стратегии для выполнения конкретной задачи с градуированным уровнем сложности. Это включает моделирование, объяснение или ролевую игру и включает как явное обучение (стратегия), так и неявное обучение (упражнения).

Когнитивные методы исправления также можно разделить на две основные группы, основанные на понимании нейрокогнитивной науки, то есть компенсаторных и восстановительных моделей . Компенсаторная модель пытается преодолеть или обойти когнитивные дефициты, чтобы улучшить более широкие аспекты функционирования, используя неизменные когнитивные параметры или устанавливая желаемое поведение, представляющее интерес, посредством обучения с использованием ресурсов окружающей среды.49) Обучение компенсаторным навыкам требует, чтобы участники понимали свои трудности, оценивали сильные и слабые стороны отдельных лиц, а также понимали стиль обучения / предпочтения в обучении, наиболее подходящие для этого человека. С другой стороны, восстановительных методов, основаны на знаниях, полученных из когнитивных нейробиологий и исследований нейропластичности. Эти стратегии включают попытку исправить определенный нервный дефицит, используя способность мозга развиваться и восстанавливаться на протяжении всей жизни.14)

Другой способ классификации методов когнитивной коррекции — это нисходящих и восходящих техник. Нисходящий подход (обратная связь) включает в себя улучшение отдельных и конкретных нейрокогнитивных сложных навыков, таких как стратегический коучинг, тренировка метакогнитивных навыков более высокого порядка и управляющих функций. Подходы снизу вверх (с прямой связью) начинаются с базовых нейрокогнитивных навыков, таких как внимание, предвнимательное смещение восприятия и навыки восприятия.Успешная программа когнитивной тренировки включает в себя различные комбинации двух вышеперечисленных подходов. Эти два процесса не так различны, как считалось ранее, и часто они действуют синергетически, в большей степени, при нарушениях мозга у пациентов с шизофренией.47,50)

Когнитивная тренировка также использует различные стратегии обучения, такие как безошибочное обучение, строительные леса, массовая практика, положительное подкрепление и т. Д. стратегии обработки информации. 48) При обучении без ошибок обучающая задача разбивается на более мелкие компоненты, чтобы начать обучение с простых задач, а затем продолжить выполнение более сложных.Чтобы предотвратить возникновение каких-либо ошибок во время обучения, используются и укрепляются различные методы обучения. Благодаря этому можно избежать неявного кодирования ошибок. Еще один способ безошибочного обучения — это строительные леса. Он сводит к минимуму ошибки за счет тщательного регулирования сложной задачи, которую необходимо изучить. Учащемуся предлагается использовать ранее установленные области компетенции, в то время как помощь предоставляется по новым аспектам обучения. Массовая практика заключается в частом выполнении повторяющейся задачи (как минимум 2–3 раза в неделю), чтобы способствовать сохранению и применению полученных навыков.50)

Компенсационные учебные программы используют стратегии для улучшения обработки информации. Стратегии обработки информации включают вербализацию (мысленное или физическое повторение важной информации для запоминания), сокращение информации (сосредоточение внимания только на ключевом аспекте информации), разбиение и упрощение задачи на более мелкие шаги, предоставление письменных подсказок, разбиение на части (систематическое разделение информации на более мелкие группы). на основе общих характеристик), самоконтроль, мнемонические стратегии, категоризация (сортировка информации по классам), организация и планирование.50)

СПЕЦИАЛЬНЫЕ МЕТОДЫ КОГНИТИВНОЙ РЕМЕДИАЦИИ ПРИ ШИЗОФРЕНИИ

Когнитивная тренировка теперь используется при различных психических заболеваниях. Доказана и его доказательная база. Эффективность вмешательств в целевых когнитивных областях показывает диапазон результатов. Хотя немногие долгосрочные исследования показывают эффект до конца лечения. Было разработано несколько подходов к исправлению ситуации, начиная от компьютерного администрирования и заканчивая бумагой и карандашом, от тренировки и практики до коучинга стратегии под руководством терапевта.51) Эти методы лечения основаны на ряде основных когнитивных процессов, включая восприятие, рабочую память, внимание и социальное познание, а также на комбинации этих функций для улучшения когнитивных функций и оптимизации благополучия при этих расстройствах. Однако в настоящее время делать однозначные выводы и предлагать лучший метод пока рано. Результаты исследований показали различную эффективность в целевых когнитивных областях, в то время как другие показали обобщение или перенос в необученные области и функциональный результат; лишь немногие изучали вопросы долговечности после окончания лечения.51)

Когнитивное обучение, либо компьютеризированное с использованием программного обеспечения CogRehab (Psychological Software Services, Индианаполис, Индиана, США), 51), либо обучение ручке и карандашу под руководством терапевта включает в себя задачи в следующих когнитивных областях: вербальная и зрительная память, язык, зрение. моторика, ориентация, бдительность, скорость обработки и т. д. Это обучение проводится пациентами обычно по 1-2 часа в день несколько раз в неделю. Он интегрирован с еженедельными сеансами терапии.

Когнитивная терапия (CET) — это многокомпонентный подход к когнитивной реабилитации.Он разработан таким образом, чтобы обеспечить обогащенный познавательный опыт посредством целевого и интегрированного нейрокогнитивного и социально-когнитивного обучения. Основное внимание уделяется усилению обработки критических социальных стимулов «снизу вверх» с исполнительным контролем «сверху вниз» над отвлекающей информацией и эмоциональным возбуждением.49,50,52) Путем интеграции компьютерных когнитивных упражнений, включающих тренировку внимания и Решение проблем, с активным социально-когнитивным групповым опытом для облегчения взглядов, обработки информации и оценки социального контекста, CET обеспечивает необходимый опыт, необходимый для улучшения нейронной обработки и достижения когнитивных вех взрослых.49,50,52) Вмешательство включает сеансы один раз в неделю на срок до двух лет. Фактические данные показывают, что CET может успешно улучшить как социальные, так и несоциальные когнитивные нарушения при шизофрении. Hogarty et al ., 52) в рандомизированном контролируемом исследовании продемонстрировали значительные улучшения когнитивных показателей, таких как нейрокогниция, скорость обработки и когнитивный стиль у пациентов с хронической шизофренией, получающих CET, по сравнению с пациентами, получающими обогащенную поддерживающую терапию.Эта разница была очевидна в первый год обучения и даже сохранялась в последующие два года обучения. Недавние данные также подтверждают положительную роль долгосрочной когнитивной реабилитационной терапии. 53) Подобное исследование продемонстрировало роль CET в улучшении когнитивных показателей у пациентов с ранней шизофренией или шизоаффективным расстройством. CET продемонстрировал только умеренный размер положительного эффекта (d = 0,46) в улучшении нейрокогнитивной функции, но сильные дифференциальные эффекты (d> 1.00) в пользу CET в отношении социального познания, когнитивного стиля и сочетаний социальной адаптации. 54) Эти результаты перекликаются с предыдущим исследованием, демонстрирующим улучшение улучшения социального познания после CET при раннем течении шизофрении. 6) Повышение уровня занятости пациентов в Группа CET предполагает, что преимущества CET распространяются не только на формальное тестирование, но и на повседневное функционирование. 54) Это функциональное улучшение было опосредовано нейрокогнитивными улучшениями, в первую очередь исполнительными функциями, и социально-когнитивными достижениями в управлении эмоциями.55) показывает влияние когнитивных дефицитов на жизнь пациентов с шизофренией и роль когнитивной коррекции в преодолении этих дефицитов.

Влияние когнитивных нарушений и роль когнитивной реабилитации при шизофрении.

Пластичность лобно-височных областей, то есть областей, участвующих в познании, играет огромную роль в эффектах CET. Было замечено, что различные области мозга, такие как объем серого вещества в левом гиппокампе, парагиппокампальная извилина, веретенообразная извилина и серое вещество в левой миндалине, более сохраняются у пациентов с шизофренией, получавших CET, по сравнению с теми, кто получал обогащенную поддерживающую терапию.6,56) Вероятно, они активируют упомянутые пути. Также было замечено, что корковые резервы, то есть области и объем мозга до лечения, действительно влияют на преимущества CET. Большой резерв височной коры показал быструю реакцию на CET. Первоначальный ответ, по-видимому, исходит от использования уже существующей « избыточной » нейронной активности, а последующий ответ обусловлен увеличением связей.6,56) Терапевтические эффекты CET могут использовать процессы пластичности мозга для обеспечения нейрозащиты и улучшения функционирования мозга. лобно-височные области, которые связаны с когнитивными нарушениями.55) Улучшение познавательной способности было связано с неизменной плотностью серого вещества в левом парагиппокампе и веретенообразной извилине, а также с увеличением плотности серого вещества в левой миндалине. 56) Эти структурные изменения, по-видимому, опосредованы нейропластичностью, которая может быть ответственной за терапевтические эффекты CET. Интересно, что предварительная обработка всей площади поверхности коры головного мозга и объема серого вещества («кортикальный резерв») значительно влияет на влияние CET на социальное познание, но не сильно на нейропознание.57) Большой корковый резерв, особенно в височной коре, предсказал быструю социально-когнитивную реакцию на CET в первый год лечения. Пациенты с меньшим нейробиологическим резервом достигли сопоставимого социального когнитивного ответа к второму году когнитивного вмешательства. Возможно, что ранняя реакция связана с привлечением «избыточной» нейронной способности, тогда как более поздние развивающиеся изменения связаны с увеличением связности сетей, лежащих в основе этих функций.57)

В нейропсихологическом образовании использовался пошаговый подход к обучению. подход к реабилитации (NEAR) метод.После компьютерного тренинга участники подробно обсуждают стратегии, которым они научились при выполнении когнитивных задач, и то, как эти навыки могут быть полезны в реальной жизни.58)

Теперь доступны различные новые методы, использующие стратегии когнитивной коррекции. Тренинг когнитивной адаптации (CAT) — это стратегия когнитивной реабилитации, доставляемая на дому, которая предназначена для тренировки когнитивных функций для решения повседневных жизненных проблем, специфичных и конкретных для каждого человека.59)

Программа Brain Fitness (BFP) — это способ тренировки, улучшающий пластичность мозга. BFP восстанавливает и усиливает слуховое восприятие и обработку рабочей памяти с помощью шести упражнений возрастающей сложности. Изначально необходимо усвоить такие форманты в речи, как явления, слова и предложения. Словесные инструкции запоминаются по порядку, а затем выполняется обработка реальных сценариев. 60) резюмирует различные программы когнитивной реабилитации при шизофрении.

Таблица 1

Программы когнитивной реабилитации при шизофрении

Когнитивная тренировка Цель Продолжительность Настройка Тип Используемый механизм
36 905Pack Cognitive Function по продолжительности и частоте Индивидуальный Компьютерная помощь Восстановительное / восходящее / тренировка и практика / индивидуально
CET Когнитивные функции и социальное познание Сеансы каждые две недели (около 90 минут каждую неделю) в течение 24 mo Группа Сеансы с компьютерной и некомпьютерной поддержкой Восстановительные / нисходящие / восходящие / d rill и практика / стратегический коучинг
NEAR Когнитивные функции и решение проблем Сессии из 60 мин. два раза в неделю (примерно 4 мес.) Indivi двойной / групповой Сеансы с использованием компьютера и без использования компьютера Восстановительный / нисходящий / стратегический коучинг / индивидуально адаптированный
NET Когнитивные функции и социальное познание Сеансы по 45 минут, не менее 5 раз в неделя (около 6 мес.) Индивидуальные / групповые Сеансы с компьютерной и без компьютерной помощи Восстановительные / снизу вверх / тренировки и практика / индивидуально
CAT Когнитивные функции Варианты (короткие еженедельно посещения на дому, продолжительностью около 30 минут) Индивидуальные Сеансы без использования компьютера Компенсационные / индивидуальные

ДОКАЗАТЕЛЬНАЯ БАЗА ДЛЯ КОГНИТИВНОГО СРЕДСТВА

Различные опубликованные метаанализы продемонстрировали эффективность когнитивного восстановления улучшение когнитивных результатов, намеченных этими вмешательствами.В первоначальном обзоре Пиллинг и др. ,61) сообщили, что когнитивное восстановление бесполезно. Но за последние несколько лет несколько количественных обзоров продемонстрировали, что когнитивная коррекция снижает когнитивный дефицит и улучшает функциональный результат с долгосрочными преимуществами при шизофрении.62–64) Метаанализ 40 исследований, проведенных за 35-летний период (с 1973 по 2009 год). ), обнаружила умеренную эффективность когнитивной реабилитационной терапии в общей когнитивной деятельности с долгосрочными эффектами, как показано в последующих исследованиях (размер эффекта = 0.43). Более того, значительный эффект от малого до среднего был также обнаружен на функциональных исходах как после лечения, так и при последующей оценке (размер эффекта = 0,37) .65)

Данные свидетельствуют о том, что значительное улучшение социального функционирования происходит при когнитивной тренировке и других Программы психосоциальной реабилитации, реализуемые вместе, в дополнение к принятию подхода стратегического коучинга, основанного на стратегиях обучения.66) Исследования, в которых когнитивная коррекция сочеталась с другими формами реабилитации и когда она включала стратегический коучинг, продемонстрировали значительно лучшие функциональные результаты.

Было показано, что методы компьютерной когнитивной коррекции (CACR) улучшают различные когнитивные области и социальное познание при шизофрении.62,67) Другое исследование, сравнивающее краткосрочные результаты CACR у подростков с психотическими расстройствами или с высоким риском психоза68) выявили значительные различия между исходным уровнем и последующим наблюдением в управляющих функциях и способностях к рассуждению, с лучшими показателями при последующем наблюдении только в группе CACR. Прогнозирование положительного ответа и персонализация лечения необходима индивидуализация таких методик, поскольку это трудоемкие подходы.Курц и Ричардсон63) выполнили метаанализ, в частности социальных когнитивных вмешательств, доказали наибольший эффект лечения на распознавание аффекта лица с умеренным или большим размером эффекта для идентификации аффекта и большим размером эффекта для распознавания аффекта. Сообщалось также об умеренном размере эффекта для теории разума и большом влиянии на показатели оцениваемого наблюдателями сообщества и институционального функционирования.63) Рандомизированное контролируемое испытание (РКИ), в котором изучалось влияние CET на социальное познание, было первым шагом на этом пути. .6) Он продемонстрировал значительное превосходство CET над неспецифическим лечением. В другом РКИ оценивалась эффективность CET, проведенной в течение двух лет. 54) Субъекты, получавшие когнитивную коррекцию, показали улучшение дисфункционального стиля познания, а также социального познания, улучшающее социальную адаптацию и симптоматологию по сравнению с контрольной группой через один год. По истечении двух лет когнитивной реабилитационной терапии, улучшение когнитивного стиля, социального познания, социальной адаптации, а также симптоматики было зарегистрировано в группе, получавшей когнитивное восстановление, по сравнению с контрольной группой.Когнитивная коррекция способна внести заметные изменения в функциональную связность, нейрофизиологическую активность, а также нейропластичность определенных областей головного мозга лобной доли, поясной коры, затылочной коры.69,70) Задача рабочей памяти при когнитивном корректирующем вмешательстве вызывает активацию левого бокового отдела. префронтальная кора 70) Тренировка нейропознавания и социального познания оказывает аддитивный эффект на модуляцию нейронных сетей.69) Тренировка социального познания у пациентов с шизофренией улучшает распознавание лицевых эмоций, теорию разума, социальный интеллект, стиль атрибуции, социальное восприятие и социальное поведение .71)

Рандомизированное контрольное исследование было проведено Wykes et al ., 72) для изучения эффектов когнитивной реабилитационной терапии (CRT) по сравнению с обычным лечением у субъектов с недавним диагнозом раннего начала шизофрении (начало до возраст 19 лет и длительность болезни менее 3 лет).

Все когнитивные тесты показали лучшие результаты в группе CRT, но эффект был значительным только для теста сортировки карточек в Висконсине. Эффект CET изучался с акцентом на влияние когнитивной тренировки на различные показатели результатов, а также на морфологию мозга.6,54,73)

McGurk and Mueser74) обнаружили, что клиенты моложе 45 лет сообщали о лучшем улучшении когнитивных функций, чем те, кто старше 45 лет, и поэтому предложили изменить программы когнитивной тренировки для пожилых людей, чтобы сопоставимый результат.

Было проведено долгосрочное последующее исследование, чтобы проверить устойчивость эффектов CET.73) Результаты анализа намерения лечить показали, что влияние CET на функциональный результат в целом сохранялось через год после лечения. и что пациенты, получавшие CET, продолжали демонстрировать весьма значимые дифференциальные функциональные преимущества по сравнению с контрольной группой.Bowie и др. ,75) оценивали краткосрочную и долгосрочную эффективность когнитивной реабилитации, а также ее влияние на функциональную компетентность и повседневное функционирование пациентов с шизофренией. В группе первых курсов были более заметные улучшения в скорости обработки и исполнительных функций, в адаптивной компетенции и реальных рабочих навыках.

Также изучалось влияние методов когнитивной реабилитации в продромальной фазе шизофрении или у субъектов с риском шизофрении.68,76) Rauchensteiner et al ,76) изучали дифференциальные эффекты CogPack (Marker Software, Ладенбург, Германия) у продромальных пациентов по сравнению с пациентами с полностью проявившейся шизофренией и показали, что продромальные пациенты могут улучшить свою долгосрочную вербальную память. , внимание и концентрация после познавательной тренировки. Вмешательства, вероятно, будут более эффективными, если полученные навыки напоминают навыки, необходимые в повседневной жизни. Наличие определенных факторов предсказывает положительный ответ на лечение с помощью CRT (55,73–84)).

Таблица 2

Факторы, предсказывающие положительный ответ на когнитивную реабилитационную терапию

Домен Переменная Предикторы лучшей реакции на когнитивную коррекцию
Подростки Возраст Пациенты Возраст Генотип носители COMT Met
Наличие 8 SNP на 3′-конце гена COMT
Наличие полиморфизмов BDNF у пожилых людей
Когнитивный и мозговой резерв Лучший нейробиологический резерв до лечения
Более высокая скорость обработки, превосходное вербальное и визуальное обучение
Мотивация и эмоциональное состояние Позитивное настроение и высокий уровень мотивации
Менее тяжелые положительные симптомы
Связанные с лечением Прокогнитивные агенты Агонист глицина (Ds эрин), ингибитор GlyT1 (саркозин), ампакины
, метаботропные агонисты mGlu2 / 3, ГАМКергический агент (MK-0777)
модафинил, d-амфетамин
дофаминергические и холинергические средства
другие вспомогательные средства, усиливающие когнитивные функции -3536 упражнения
Нейромодуляция мозга Транскраниальная магнитная стимуляция, транскраниальная стимуляция постоянным током и стимуляция блуждающего нерва

БУДУЩИЕ НАПРАВЛЕНИЯ

Исследования когнитивного вмешательства (тренировки) в ближайшие дни где результаты неоднозначны, среди которых есть специфические и неспецифические эффекты лечения.Нейронные механизмы, лежащие в основе когнитивной коррекции, ее обобщение и применимость в реальном мире, а также подходы к распространению когнитивной коррекции в практических условиях, роль мотивации, понимание метапознания и социального познания в исходе лечения являются предметом текущих исследований. Большинство исследований обсуждают когнитивную реабилитацию в контексте лечения когнитивных симптомов шизофрении. Недавние данные сетевого метаанализа выявили роль когнитивной реабилитации в негативных симптомах шизофрении, хотя положительный эффект от этого от малого до умеренного.85) Было бы слишком рано принимать результат исключительно как результат когнитивных вмешательств. На результат влияют и другие факторы. Существуют также свидетельства того, что даже после когнитивного вмешательства; нет заметного улучшения результатов. Необходимо понимать пробелы во вмешательстве и препятствующие факторы. Имеющиеся данные также предполагают, что размер эффекта от этих вмешательств не играет большой роли в определении полезности этих вмешательств.86,87) Если человек, получающий когнитивную коррекцию, получает адекватные возможности для использования приобретенных навыков, это более важно для функционирования в реальном мире.87)

Для оценки роли когнитивной коррекции при других симптомах шизофрении необходимы дальнейшие исследования. Будет важно разработать когнитивную реабилитацию, которая может быть реализована в условиях сообщества, и обучить врачей ее применению. Существуют убедительные доказательства эффективности комбинированного лечения когнитивной коррекции и других психосоциальных методов лечения, таких как обучение социальным навыкам и поддерживающая занятость. Следовательно, необходима дальнейшая работа по разработке комплексных подходов к когнитивной реабилитации, которые включают ключевые терапевтические принципы из различных методов лечения.Фармакологические вмешательства при шизофрении, которые вызывали улучшение когнитивных функций, не сообщали о каких-либо заметных улучшениях в функционировании сообщества.88) Крайне важно видеть воспроизводимость эффективных когнитивных вмешательств в функционировании реального мира.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Преимущества СРТ особенно важны для хронических и тяжелых пациентов с шизофренией. Текущие данные показывают, что это приводит к значительным улучшениям в широком диапазоне результатов, включая память, внимание, решение проблем, познание, социальное познание, навыки независимой жизни и социальную адаптацию.Эти разработки являются многообещающими, поскольку традиционное фармакологическое лечение не дает заметных изменений когнитивной, а также социально-эмоциональной обработки. Когнитивные тренировки — безопасные профилактические меры для людей в более молодом возрасте и на ранних стадиях болезни. Раннее выявление психоза и раннее когнитивное вмешательство могут ограничить развитие дефицита и, вероятно, улучшить функционирование в реальном мире. Может даже существовать возможность первичной профилактики психических расстройств, если нейронные биомаркеры уязвимости могут быть обнаружены и улучшены с помощью компьютерной томографии, хотя этические вопросы, связанные с «маркировкой» людей без явных симптомов, требуют осторожного решения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Хайнрихс Р.В., Закзанис К.К. Нейрокогнитивный дефицит при шизофрении: количественный обзор доказательств. Нейропсихология. 1998. 12: 426–445. DOI: 10.1037 / 0894-4105.12.3.426. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Киф Р.С., Исли К.Э., депутат По. Определение снижения когнитивной функции при шизофрении. Биол Психиатрия. 2005. 57: 688–691. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2005.01.003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 3. Андреасен NC, Paradiso S, O’Leary DS. «Когнитивная дисметрия» как интегративная теория шизофрении: дисфункция корково-подкорковых-мозжечковых цепей? » Шизофр Бык.1998. 24: 203–218. DOI: 10.1093 / oxfordjournals.schbul.a033321. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Häfner H, Riecher-Rössler A, Hambrecht M, Maurer K, Meissner S, Schmidtke A, et al. IRAOS: инструмент для оценки начала и раннего течения шизофрении. Schizophr Res. 1992; 6: 209–223. DOI: 10.1016 / 0920-9964 (92)

-O. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Rund BR. Обзор продольных исследований когнитивных функций у больных шизофренией. Шизофр Бык. 1998. 24: 425–435. DOI: 10.1093 / oxfordjournals.schbul.a033337. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6. Eack SM, Hogarty GE, Greenwald DP, Hogarty SS, Keshavan MS. Когнитивная терапия улучшает эмоциональный интеллект при раннем течении шизофрении: предварительные эффекты. Schizophr Res. 2007. 89: 308–311. DOI: 10.1016 / j.schres.2006.08.018. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Фетт AK, Viechtbauer W, Dominguez MD, Penn DL, van Os J, Krabbendam L. Связь между нейропознанием и социальным познанием с функциональными исходами при шизофрении: метаанализ.Neurosci Biobehav Rev.2011; 35: 573–588. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2010.07.001. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8. Green MF, Nuechterlein KH. Следует ли рассматривать шизофрению как нейрокогнитивное расстройство? Шизофр Бык. 1999. 25: 309–319. DOI: 10.1093 / oxfordjournals.schbul.a033380. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Грин М.Ф., Керн Р.С., Брафф Д.Л., Минц Дж. Нейрокогнитивный дефицит и функциональный результат при шизофрении: измеряем ли мы «правильные вещи»? Шизофр Бык. 2000. 26: 119–136. DOI: 10.1093 / oxfordjournals.schbul.a033430. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Голд Дж. М., Голдберг Р. В., Макнари С. В., Диксон Л. Б., Леман А.Ф. Когнитивные корреляты продолжительности работы среди пациентов с тяжелыми психическими заболеваниями. Am J Psychiatry. 2002; 159: 1395–1402. DOI: 10.1176 / appi.ajp.159.8.1395. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Jain M, Singh S, Dalal PK, Nischal A, Tripathi A, Kar SK. Поперечное исследование когнитивных функций и инвалидности при шизофрении, проведенное в больнице третичного уровня в Северной Индии.Med J DY Patil Univ. 2016; 9: 457–464. DOI: 10.4103 / 0975-2870.186056. [CrossRef] [Google Scholar] 12. Винер Д., Рыбаковски Дж. Нарушения социального познания при шизофрении. Psychiatr Pol. 2006. 40: 205–218. Польский. [PubMed] [Google Scholar] 13. Пруто А., Верду Н., Бриан С., Лесаж А., Лалонд П., Николь Л. и др. Когнитивные предикторы результатов психосоциального функционирования при шизофрении: последующее исследование субъектов, участвующих в программе реабилитации. Schizophr Res. 2005; 77: 343–353. DOI: 10.1016 / j.schres.2005.03.001. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Твамли Е.В., Джесте Д.В., Беллак А.С. Обзор когнитивных тренировок при шизофрении. Шизофр Бык. 2003. 29: 359–382. DOI: 10.1093 / oxfordjournals.schbul.a007011. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Balu DT, Lucki I. Нейрогенез гиппокампа взрослых: регуляция, функциональные последствия и вклад в патологию болезни. Neurosci Biobehav Rev.2009; 33: 232–252. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2008.08.007. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17.Старейшина Г.А., Де Гаспери Р., Гама Соса М.А. Обновление исследований: нейрогенез у взрослых головного мозга и нервно-психические расстройства. Mt Sinai J Med. 2006. 73: 931–940. [PubMed] [Google Scholar] 18. Gourion D, Gourevitch R, Leprovost JB, Olié H lôo JP, Krebs MO. [Гипотеза нервного развития при шизофрении]. Энцефала. 2004. 30: 109–118. DOI: 10.1016 / S0013-7006 (04) 95421-8. Французкий язык. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Гросс Г., Хубер Г. [Шизофрения: нарушение развития нервной системы или дегенеративный мозговой процесс?]. Fortschr Neurol Psychiatr.2008; 76 (Приложение 1): S57 – S62. DOI: 10,1055 / с-2008-1038153. Немецкий. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Войнескос Д., Рогаш Н.С., Раджи Т.К., Фицджеральд П.Б., Даскалакис З.Дж. Обзор данных, связывающих нарушение нервной пластичности с шизофренией. Может J Психиатрия. 2013; 58: 86–92. DOI: 10.1177 / 070674371305800205. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Ньето Р., Кукульян М., Сильва Х. BDNF и шизофрения: от развития нервной системы до пластичности нейронов, обучения и памяти. Фронтальная психиатрия. 2013; 4:45.DOI: 10.3389 / fpsyt.2013.00045. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Тулопулу Т., Голдберг Т.Э., Меса И.Р., Пиччиони М., Рейсдейк Ф., Шталь Д. и др. Нарушение интеллекта и памяти: недостающее звено между генетическим риском и шизофренией? Arch Gen Psychiatry. 2010. 67: 905–913. DOI: 10.1001 / archgenpsychiatry.2010.99. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Toulopoulou T, Picchioni M, Rijsdijk F, Hua-Hall M, Ettinger U, Sham P и др. Существенное генетическое совпадение между нейропознанием и шизофренией: генетическое моделирование в образцах близнецов.Arch Gen Psychiatry. 2007. 64: 1348–1355. DOI: 10.1001 / archpsyc.64.12.1348. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Робертс RC. Шизофрения в переводе: нарушается при шизофрении (DISC1): объединение клинических и основных данных. Шизофр Бык. 2007; 33: 11–15. DOI: 10.1093 / schbul / sbl063. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Чандран Дж. С., Казанис И., Клэпкот С. Дж., Огава Ф., Миллар Дж. К., Портеус Д. Д. и др. Вариация Disc1 ведет к специфическим изменениям в нейрогенезе взрослых. PLoS One.2014; 9: e108088. DOI: 10.1371 / journal.pone.0108088. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Озэки Ю., Томода Т., Клейдерлейн Дж., Камия А., Борд Л., Фуджи К. и др. Нарушение в шизофрении-1 (DISC-1): усечение мутанта предотвращает связывание с NudE-подобным (NUDEL) и подавляет рост нейритов. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2003; 100: 289–294. DOI: 10.1073 / pnas.0136

0. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Миёси К., Хонда А., Баба К., Танигучи М., Ооно К., Фудзита Т. и др.Disrupted-In-Schizophrenia 1, ген-кандидат для шизофрении, участвует в росте нейритов. Мол Психиатрия. 2003. 8: 685–694. DOI: 10.1038 / sj.mp.4001352. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Балу Д.Т., Карлсон Г.К., Талбот К., Кази Х., Хилл-Смит Т.Э., Истон Р.М. и др. Дефицит Akt1 при шизофрении и нарушение пластичности и функции гиппокампа. Гиппокамп. 2012; 22: 230–240. DOI: 10.1002 / hipo.20887. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Zhang JP, Burdick KE, Lencz T., Malhotra AK.Мета-анализ генетической изменчивости DTNBP1 и общих когнитивных способностей. Биол Психиатрия. 2010; 68: 1126–1133. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2010.09.016. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Райли Б., Тизелтон Д., Махер Б.С., Бигдели Т., Уормли Б., МакМайкл Г.О. и др. Репликация ассоциации между шизофренией и ZNF804A в ирландском исследовании случай-контроль образца шизофрении. Мол Психиатрия. 2010; 15: 29–37. DOI: 10.1038 / mp.2009.109. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32.Rasetti R, Sambataro F, Chen Q, Callicott JH, Mattay VS, Weinberger DR. Измененная динамика корковой сети: потенциальный промежуточный фенотип шизофрении и ассоциация с ZNF804A. Arch Gen Psychiatry. 2011; 68: 1207–1217. DOI: 10.1001 / archgenpsychiatry.2011.103. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Хамшер М.Л., Уолтерс Дж. Т., Смит Р., Ричардс А. Л., Грин Э., Грозева Д. и др. Значимые для всего генома ассоциации при шизофрении с ITIh4 / 4, CACNA1C и SDCCAG8, а также обширная репликация ассоциаций, о которых сообщает Schizophrenia PGC.Мол Психиатрия. 2013; 18: 708–712. DOI: 10.1038 / mp.2012.67. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34. Formoso K, Billi SC, Frasch AC, Scorticati C. Тирозин 251 на С-конце нейронального гликопротеина M6a имеет решающее значение для роста нейритов. J Neurosci Res. 2015; 93: 215–229. DOI: 10.1002 / jnr.23482. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Стефан KE, Фристон KJ, Фрит CD. Разрыв связи при шизофрении: от аномальной синаптической пластичности до сбоев самоконтроля. Шизофр Бык.2009. 35: 509–527. DOI: 10.1093 / schbul / sbn176. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36. Алеман А., Хиджман Р., де Хаан Э. Х., Кан Р. С.. Нарушение памяти при шизофрении: метаанализ. Am J Psychiatry. 1999; 156: 1358–1366. [PubMed] [Google Scholar] 37. Кар С.К., Джайн М. Текущее понимание познания и нейробиологических коррелятов при шизофрении. J Neurosci Rural Pract. 2016; 7: 412–418. DOI: 10.4103 / 0976-3147.176185. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38.Ван Снелленберг Дж. Х, Гиргис Р. Р., Хорга Дж., Ван де Гиссен Э., Слифштейн М., Охейл Н. и др. Механизмы нарушения рабочей памяти при шизофрении. Биол Психиатрия. 2016; 80: 617–626. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2016.02.017. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. Белл М., Брайсон Г., Векслер Б.Е. Когнитивное восстановление дефицита рабочей памяти: стойкость тренировочных эффектов при шизофрении с тяжелыми и менее тяжелыми нарушениями. Acta Psychiatr Scand. 2003. 108: 101–109. DOI: 10.1034 / j.1600-0447.2003.00090.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Wykes T, Reeder C, Corner J, Williams C, Everitt B. Влияние нейрокогнитивной реабилитации на исполнительную обработку у пациентов с шизофренией. Шизофр Бык. 1999; 25: 291–307. DOI: 10.1093 / oxfordjournals.schbul.a033379. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. Фишер М., Холланд С., Субраманиам К., Виноградов С. Когнитивный тренинг на основе нейропластичности при шизофрении: промежуточный отчет об эффектах через 6 месяцев. Шизофр Бык.2010; 36: 869–879. DOI: 10.1093 / schbul / sbn170. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Bliss TV, Collingridge GL. Синаптическая модель памяти: долговременная потенциация в гиппокампе. Природа. 1993; 361: 31–39. DOI: 10.1038 / 361031a0. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 43. Даскалакис З.Дж., Кристенсен Б.К., Фицджеральд П.Б., Чен Р. Дисфункциональная нейропластичность у пациентов с шизофренией. Arch Gen Psychiatry. 2008. 65: 378–385. DOI: 10.1001 / archpsyc.65.4.378. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 44.Веллиган Д.И., Даймонд П.М., Минц Дж., Мейплз Н., Ли Х, Зебер Дж. И др. Использование индивидуально подобранной экологической поддержки для улучшения приверженности к лечению и улучшения результатов при шизофрении. Шизофр Бык. 2008. 34: 483–493. DOI: 10.1093 / schbul / sbm111. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Твамли Е.В., Савла Г.Н., Цурхеллен СН, Хитон Р.К., Йесте Д.В. Разработка и пилотное тестирование нового компенсаторного когнитивного тренинга для людей с психозами. Am J Psychiatr Rehabil. 2008. 11: 144–163.DOI: 10.1080 / 15487760801963678. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 46. Медалия А, Саперштейн AM. Улучшает ли когнитивное лечение шизофрении функциональные результаты? Curr Opin Psychiatry. 2013; 26: 151–157. DOI: 10.1097 / YCO.0b013e32835dcbd4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 47. Кешаван М.С., Виноградов С., Рамси Дж., Шерилл Дж., Вагнер А. Когнитивный тренинг при психических расстройствах: обновление и будущие направления. Am J Psychiatry. 2014; 171: 510–522. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2013.13081075.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 48. Wykes T, Reeder C. Когнитивная реабилитационная терапия шизофрении: теория и практика. Лондон: Рутледж; 2005. [Google Scholar] 49. Зеленый МФ. Новые возможности улучшения познания при шизофрении. Am J Psychiatry. 2009; 166: 749–752. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2009.0

10. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 50. Барлати С., Десте Г., Де Пери Л., Ариу С., Вита А. Когнитивная реабилитация при шизофрении: текущее состояние и перспективы на будущее.Лечение Schizophr Res. 2013; 2013: 156084. DOI: 10,1155 / 2013/156084. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 51. Брейси О. Программа CogReHab. Индианаполис, Индиана: Услуги психологического программного обеспечения; 1995. [Google Scholar] 52. Хогарти Г.Е., Флешер С., Ульрих Р., Картер М., Гринвальд Д., Пог-Гейл М. и др. Когнитивная терапия шизофрении: влияние 2-летнего рандомизированного исследования на познание и поведение. Arch Gen Psychiatry. 2004. 61: 866–876. DOI: 10.1001 / archpsyc.61.9.866. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 53.Buonocore M, Bosia M, Bechi M, Spangaro M, Cavedoni S, Cocchi F и др. Лучше ли более длительное лечение? Сравнительное исследование 3 и 6 месяцев когнитивной коррекции при шизофрении. Нейропсихология. 2017; 31: 467–473. DOI: 10,1037 / neu0000347. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 54. Eack SM, Greenwald DP, Hogarty SS, Cooley SJ, DiBarry AL, Montrose DM, et al. Когнитивная терапия для ранней шизофрении: эффекты двухлетнего рандомизированного контролируемого исследования. Psychiatr Serv. 2009. 60: 1468–1476.DOI: 10.1176 / пс.2009.60.11.1468. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 55. Eack SM, Pogue-Geile MF, Greenwald DP, Hogarty SS, Keshavan MS. Механизмы функционального улучшения в 2-летнем испытании когнитивной терапии для ранней шизофрении. Psychol Med. 2011; 41: 1253–1261. DOI: 10.1017 / S00332

001765. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 56. Eack SM, Hogarty GE, Cho RY, Prasad KM, Greenwald DP, Hogarty SS, et al. Нейропротективные эффекты когнитивной терапии против потери серого вещества при ранней шизофрении: результаты 2-летнего рандомизированного контролируемого исследования.Arch Gen Psychiatry. 2010. 67: 674–682. DOI: 10.1001 / archgenpsychiatry.2010.63. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 57. Кешаван М.С., Эк С.М., Войталик Дж. А., Прасад К. М., Фрэнсис А. Н., Бходжрадж Т. С. и др. Широкий корковый резерв ускоряет реакцию на когнитивную терапию при раннем течении шизофрении. Schizophr Res. 2011; 130: 123–129. DOI: 10.1016 / j.schres.2011.05.001. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 58. Медалия А., Ревхейм Н., Херландс Т. Когнитивная коррекция психических расстройств: руководство терапевта.Оксфорд, Магистр: Издательство Оксфордского университета; 2009. [CrossRef] [Google Scholar] 59. Хансен Дж. П., Остергаард Б., Нордентофт М., Хонсгаард Л. Тренинг когнитивной адаптации в сочетании с настойчивым лечением в сообществе: рандомизированное продольное исследование. Schizophr Res. 2012; 135: 105–111. DOI: 10.1016 / j.schres.2011.12.014. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 60. Виноградов С., Фишер М., де Виллерс-Сидани Э. Когнитивная тренировка нарушенных нервных систем при нервно-психических заболеваниях. Нейропсихофармакология. 2012; 37: 43–76.DOI: 10.1038 / npp.2011.251. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 61. Пиллинг С., Беббингтон П., Койперс Э., Гарети П., Геддес Дж., Мартиндейл Б. и др. Психологические методы лечения шизофрении: II. Метаанализ рандомизированных контролируемых испытаний обучения социальным навыкам и когнитивной реабилитации. Psychol Med. 2002; 32: 783–791. DOI: 10.1017 / S00332

005640. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 62. Grynszpan O, Perbal S, Pelissolo A, Fossati P, Jouvent R, Dubal S, et al. Эффективность и специфичность компьютерной когнитивной реабилитации при шизофрении: метааналитическое исследование.Psychol Med. 2011; 41: 163–173. DOI: 10.1017 / S00332

000607. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 63. Курц MM, Ричардсон CL. Социальный когнитивный тренинг для шизофрении: метааналитическое исследование контролируемых исследований. Шизофр Бык. 2012; 38: 1092–1104. DOI: 10.1093 / schbul / sbr036. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 64. McGurk SR, Twamley EW, Sitzer DI, McHugo GJ, Mueser KT. Метаанализ когнитивной реабилитации при шизофрении. Am J Psychiatry. 2007; 164: 1791–1802. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2007.07060906. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 65. Wykes T, Huddy V, Cellard C, McGurk SR, Czobor P. Метаанализ когнитивного лечения шизофрении: методология и размеры эффекта. Am J Psychiatry. 2011; 168: 472–485. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2010.10060855. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 66. Lystad JU, Falkum E, Haaland VØ, Bull H, Evensen S, McGurk SR, et al. Когнитивная реабилитация и профессиональные результаты при расстройствах шизофренического спектра: последующее двухлетнее исследование.Schizophr Res. 2017; 185: 122–129. DOI: 10.1016 / j.schres.2016.12.020. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 67. Ивата К., Мацуда Ю., Сато С., Фурукава С., Ватанабе Ю., Хацусе Н. и др. Эффективность когнитивной реабилитации с использованием компьютерного программного обеспечения с людьми, живущими с шизофренией: рандомизированное контролируемое исследование в Японии. Психиатр Рехабил Дж. 2017; 40: 4–11. DOI: 10.1037 / prj0000232. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 68. Urben S, Pihet S, Jaugey L, Halfon O, Holzer L. Компьютерная когнитивная коррекция у подростков с психозом или с риском психоза: последующее наблюдение через 6 месяцев.Acta Neuropsychiatr. 2012; 24: 328–335. DOI: 10.1111 / j.1601-5215.2012.00651.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 69. Isaac C, Januel D. Нейронные корреляты когнитивных улучшений после когнитивной коррекции при шизофрении: систематический обзор рандомизированных исследований. Socioaffect Neurosci Psychol. 2016; 6: 30054. DOI: 10.3402 / snp.v6.30054. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 70. Рамзи И.С., Nienow TM, Marggraf MP, MacDonald AW. Нейропластические изменения у пациентов с шизофренией, подвергающихся когнитивной коррекции: тройное слепое испытание.Br J Psychiatry. 2017; 210: 216–222. DOI: 10.1192 / bjp.bp.115.171496. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 71. Чой Дж. Х., Ким Дж. Х., Ли Дж., Грин М. Ф. Тренинг социального познания для людей с шизофренией: обзор целевых вмешательств. Clin Psychopharmacol Neurosci. 2009; 7: 29–38. [Google Scholar] 72. Wykes T, Newton E, Landau S, Rice C, Thompson N, Frangou S. Когнитивная реабилитационная терапия (CRT) для молодых пациентов с ранним началом шизофрении: поисковое рандомизированное контролируемое исследование.Schizophr Res. 2007; 94: 221–230. DOI: 10.1016 / j.schres.2007.03.030. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 73. Eack SM, Greenwald DP, Hogarty SS, Keshavan MS. Однолетняя устойчивость эффектов когнитивной терапии на функциональный результат при ранней шизофрении. Schizophr Res. 2010; 120: 210–216. DOI: 10.1016 / j.schres.2010.03.042. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 74. McGurk SR, Mueser KT. Ответ на когнитивную реабилитацию у пожилых людей по сравнению с молодыми людьми с тяжелыми психическими заболеваниями.Am J Psychiatr Rehabil. 2008; 11: 90–105. DOI: 10.1080 / 15487760701853136. [CrossRef] [Google Scholar] 75. Боуи С.Р., Гроссман М., Гупта М., Оевуми Л.К., Харви П.Д. Когнитивная реабилитация при шизофрении: эффективность и действенность у пациентов с ранним и долгосрочным течением болезни. Ранняя интервальная психиатрия. 2014; 8: 32–38. DOI: 10.1111 / eip.12029. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 76. Rauchensteiner S, Kawohl W., Ozgurdal S, Littmann E, Gudlowski Y, Witthaus H, et al. Тест-результативность после когнитивной тренировки у лиц с психическим состоянием риска шизофрении и больных шизофренией.Psychiatry Res. 2011; 185: 334–339. DOI: 10.1016 / j.psychres.2009.09.003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 77. Босиа М., Бечи М., Марино Э., Ансельметти С., Полетти С., Кокки Ф. и др. Влияние полиморфизма катехол-О-метилтрансферазы Val158Met на нейропсихологические и функциональные результаты классической реабилитации и когнитивной реабилитации при шизофрении. Neurosci Lett. 2007; 417: 271–274. DOI: 10.1016 / j.neulet.2007.02.076. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 78. Паниццутти Р., Гамильтон С.П., Виноградов С.Генетический коррелят когнитивного тренинга при шизофрении. Нейрофармакология. 2013; 64: 264–267. DOI: 10.1016 / j.neuropharm.2012.07.048. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 79. Colzato LS, van Muijden J, Band GP, Hommel B. Генетическая модуляция обучения и передачи у пожилых людей: полиморфизм BDNF ValMet связан с более широким полезным полем зрения. Front Psychol. 2011; 2: 199. DOI: 10.3389 / fpsyg.2011.00199. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 80. Lindenmayer JP, Fregenti S, Kang G, Ozog V, Ljuri I., Khan A, et al.Связь когнитивного улучшения после когнитивного восстановления с социальным функционированием у пациентов с шизофренией и тяжелыми когнитивными нарушениями. Schizophr Res. 2017; 185: 154–160. DOI: 10.1016 / j.schres.2017.01.007. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 81. Субраманиам К., Куниос Дж., Пэрриш Т.Б., Юнг-Биман М. Механизм мозга для облегчения понимания посредством положительного аффекта. J Cogn Neurosci. 2009; 21: 415–432. DOI: 10.1162 / jocn.2009.21057. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 82. Араи А.С., Кесслер М.Фармакология модуляторов ампакина: от рецепторов AMPA до синапсов и поведения. Curr Drug Targets. 2007; 8: 583–602. DOI: 10,2174 / 138945007780618490. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 83. Бьюкенен Р.В., Киф Р.С., Либерман Дж. А., Барч Д. М., Чернанский Дж. Г., Гофф Д. К. и др. Рандомизированное клиническое испытание MK-0777 для лечения когнитивных нарушений у людей с шизофренией. Биол Психиатрия. 2011; 69: 442–449. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2010.09.052. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 84.Минзенберг MJ, Картер CS. Разработка методов лечения нарушений когнитивных функций при шизофрении. Trends Cogn Sci. 2012; 16: 35–42. DOI: 10.1016 / j.tics.2011.11.017. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 85. Cella M, Preti A, Edwards C, Dow T, Wykes T. Когнитивное исправление негативных симптомов шизофрении: сетевой метаанализ. Clin Psychol Rev.2017; 52: 43–51. DOI: 10.1016 / j.cpr.2016.11.009. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 86. Курц ММ. Когнитивное лечение шизофрении: текущее состояние, биологические корреляты и предикторы реакции.Эксперт Rev Neurother. 2012; 12: 813–821. DOI: 10.1586 / ern.12.71. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 87. Wykes T, Huddy V. Когнитивное лечение шизофрении: это еще сложнее. Curr Opin Psychiatry. 2009. 22: 161–167. DOI: 10.1097 / YCO.0b013e328322fbf4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 88. Веллиган Д.И., Прихода Т.Дж., Суй Д., Ритч Д.Л., Мейплз Н., Миллер А.Л. Эффективность кветиапина по сравнению с обычными нейролептиками в улучшении когнитивных и функциональных результатов в стандартных условиях лечения.J Clin Psychiatry. 2003. 64: 524–531. DOI: 10.4088 / JCP.v64n0505. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Когнитивные нарушения при шизофрении в разных возрастных группах: исследование случай – контроль | BMC Psychiatry

  • 1.

    Андреасен, Северная Каролина. Унитарная модель шизофрении. «Фрагментированная френа» Блейлера как шизэнцефалия. Arch Gen Psychiatry. 1999; 56: 781–7.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 2.

    Андреасен NC, Нопулос П., О’Лири Д.С., Миллер Д.Д., Вассинк Т., Флаум М.Определение фенотипа шизофрении: когнитивная дисметрия и ее нейронные механизмы. Биол Психиатрия. 1999; 46: 908–20.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 3.

    Грин М.Ф., Керн Р.С., Хитон РК. Лонгитюдные исследования познания и функциональных исходов при шизофрении: значение для MATRICS. Schizophr Res. 2004. 72: 41–51.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 4.

    Lencz T, Knowles E, Davies G, Guha S, Liewald DC, Starr JM, Djurovic S, Melle I, Sundet K, Christoforou A, Reinvang I, Mukherjee S, DeRosse P, Lundervold A, Steen VM, John M, Espeseth Т, Райкконен К., Уайден Э, Палоти А, Эрикссон Дж. Г., Гиглинг I, Конте Б, Икеда М, Руссос П., Гиакумаки С., Бурдик К. Э., Пэйтон А, Оллиер В., Хоран М., Донохо Дж., Моррис Д., Корвин А., Гилл М., Пендлтон Н., Ивата Н., Дарваси А., Битсиос П., Руджеску Д., Лахти Дж., Хеллард С.Л., Келлер М.С., Андреассен О.А., Дири И.Дж., н Глан округ Колумбия, Малхотра А.К.Молекулярно-генетические доказательства совпадения общих когнитивных способностей и риска шизофрении: отчет консорциума Cognitive Genomics (COGENT). Мол Психиатрия. 2014; 19, 168-174.

  • 5.

    Фишер М., Лоуи Р., Харди К., Шлоссер Д., Виноградов С. Когнитивные вмешательства, направленные на повышение пластичности мозга в продромальной и ранней фазах шизофрении. Анну Рев Клин Психол. 2013; 9: 435–63.

    PubMed Central Статья PubMed Google ученый

  • 6.

    Андреасен NC, Grove WM. Мысль, язык и общение при шизофрении: диагностика и прогноз. Шизоф Бык. 1986; 12: 348–59.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 7.

    Голд С., Арндт С., Нопулос П., О’Лири Д.С., Андреасен, Северная Каролина. Лонгитюдное исследование когнитивной функции при первом и недавнем приступе шизофрении. Am J Psychiatry. 1999; 156: 1342–8.

    CAS PubMed Google ученый

  • 8.

    Stahl SM: Essential Psychopharmacology: Руководство для врача: переработанное и обновленное издание (Essential Psychopharmacology Series). Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета, 2004a.

  • 9.

    Шталь С.М.: Симптомы и схемы, часть 3: шизофрения. J Clin Psychiatry 2004b; 65: 8-9.

  • 10.

    Kontaxaki MI, Kattoulas E, Smyrnis N, Stefanis NC. Когнитивные нарушения и психопатологические параметры у пациентов шизофренического спектра. Psychiatrike. 2014; 25: 27–38.

    PubMed Google ученый

  • 11.

    Голдберг Т., Вайнбергер Д., Плискин Н., Берман К., Подд Х. Вспомните дефицит памяти при шизофрении: возможное проявление префронтальной дисфункции. Schizophr Res. 1989; 72: 41–51.

    Google ученый

  • 12.

    Бальзан Р.П., Нивз А., Денсон Л.А., Лю Д., Галлетли С. Осведомленность о когнитивном дефиците при шизофрении: отсутствует, не повреждена или находится где-то посередине? Cogn Neuropsychiatry.2014; 22: 1–14.

    Google ученый

  • 13.

    Куперберг Г., Хекерс С. Шизофрения и когнитивные функции. Curr Opin Neurobiol. 2000; 10: 205–10.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 14.

    Золото JM. Когнитивные нарушения как цели лечения шизофрении. Schizophr Res. 2004. 72: 21–8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 15.

    Дикинсон Д., Рэгланд Дж. Д., Голд Дж. М., Гур Р. Общие и специфические когнитивные нарушения при шизофрении: Голиаф побеждает Давида? Биол. Психиатрия. 2008. 64: 823–7.

    Google ученый

  • 16.

    Райли Э., Макговерн Д., Моклер Д., Доку В.К.К., Эйллай С., Фаннан Д.Г. и др. Нейропсихологическое функционирование при первом эпизоде ​​психоза — свидетельство специфического дефицита. Schizophr Res. 2000; 43: 47–55.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 17.

    Lencz T, Smith CW, McLaughlin D, Auther A, Nakayama E, Hovey L, et al. Генерализованный и специфический нейрокогнитивный дефицит при продромальной шизофрении. Биол Психиатрия. 2006; 59: 863–71.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 18.

    Саймон А.Е., Кэттапан-Людвиг К., Змилахер С., Арбах Д., Грубер К., Дворский Д.Н. и др. Когнитивные функции на продроме шизофрении. Шизофр Бык. 2007; 33: 761–71.

    PubMed Central Статья PubMed Google ученый

  • 19.

    Сейдман Л.Дж., Джулиано А.Дж., Мейер Е.К., Аддингтон Дж., Кейденхед К.С., Кэннон Т.Д. и др. Нейропсихология продрома психоза в консорциуме NAPLS: связь с семейным анамнезом и переход к психозу. Arch Gen Psychiatry. 2010. 67: 578–88.

    PubMed Central Статья PubMed Google ученый

  • 20.

    Левандовски К.Э., Коэн Б.М., Онгур Д. Эволюция нейропсихологической дисфункции в течение шизофрении и биполярного расстройства.Psychol Med. 2011; 41: 225–41.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 21.

    Karageorgiou E, Schulz SC, Gollub RL, Andreasen NC, Ho BC, Lauriello J, et al. Нейропсихологическое тестирование и структурная магнитно-резонансная томография как диагностические биомаркеры на ранних этапах развития шизофрении и связанных с ней психозов. Нейроинформатика. 2011; 9: 321–33.

    PubMed Central Статья PubMed Google ученый

  • 22.

    Олни JW. Новые идеи и новые проблемы в нейротоксикологии развития. Нейротоксикология. 2002. 23: 659–68.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 23.

    Gargiulo PA, Landa De Gargiulo AL. Глутамат и моделирование симптомов шизофрении: обзор наших результатов: 1990-2014 гг. Pharmacol Rep. 2014; 66: 343–52.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 24.

    Милев П., Хо, Британская Колумбия, Арндт С., Нопулос П., Андреасен, Северная Каролина. Первоначальные объемные измерения головного мозга с помощью магнитно-резонансной томографии и исход при шизофрении: проспективное продольное исследование с 5-летним наблюдением. Биол Психиатрия. 2003. 54: 608–15.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 25.

    Андреасен, Северная Каролина, Нопулос П., Магнотта В., Пирсон Р., Зибелл С., Хо BC. Прогрессирующие изменения мозга при шизофрении: проспективное продольное исследование шизофрении первого эпизода.Биол Психиатрия. 2011; 70: 672–9.

    PubMed Central Статья PubMed Google ученый

  • 26.

    Андреасен, Северная Каролина, Лю Д., Зибелл С., Вора А., Хо, Британская Колумбия. Продолжительность рецидива, интенсивность лечения и потеря мозговой ткани при шизофрении: проспективное продольное исследование МРТ. Am J Psychiatry. 2013; 170: 609–15.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 27.

    Американская психиатрическая ассоциация.Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-IV-TR) Четвертое, редакция текста. Вашингтон: АПА; 2000.

    Книга Google ученый

  • 28.

    Зипурский РБ, Рейли Т.Дж., Мюррей РМ. Миф о шизофрении как прогрессирующем заболевании мозга. Шизофр Бык. 2013; 39: 1363–72.

    PubMed Central Статья PubMed Google ученый

  • 29.

    Lysaker PH, Glynn SM, Wilkniss SM, Silverstein SM: Психотерапия и выздоровление от шизофрении: обзор потенциальных приложений и необходимость будущих исследований.Psychol Serv. 2010; 7: 75–91.

  • 30.

    Wykes T, Huddy V, Cellard C, McGurk SR, Czobor P. Метаанализ когнитивного лечения шизофрении: методология и размеры эффекта. Am J Psychiatry. 2011; 168: 472–85.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 31.

    McGurk SR, Twamley EW, Sitzer DI, McHugo GJ, Mueser KT. Метаанализ когнитивной реабилитации при шизофрении. Am J Psychiatry. 2007; 164: 1791–802.

    PubMed Central Статья PubMed Google ученый

  • 32.

    Kay S, Fiszbin A, Opler L. Шкала позитивных и негативных синдромов (PANSS) для шизофрении. Шизоф Бык. 1987. 13: 261–76.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 33.

    Монтгомери С.А., Асберг М. Новая шкала депрессии, чувствительная к изменениям. Брит Дж. Психиатр. 1979; 134: 382–9.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 34.

    Heaton RK, Chelune GJ, Talley JL, Kay GG, Curtis G. Wisconsin Card Sorting Test (WCST): исправлено и дополнено. Одесса: Psychological Assessment Resources Inc .; 1993.

    Google ученый

  • 35.

    Reitan RM. Достоверность теста по отслеживанию как индикатора органического повреждения головного мозга. Навыки восприятия моторики.1958; 8: 271–6.

    Артикул Google ученый

  • 36.

    Виноградов С., Фишер М., Нагараджан С. Когнитивный тренинг при шизофрении: золотой век или дикий запад? Биол Психиатрия. 2013; 73: 935–7.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 37.

    Багни А., Родригес-Хименес Р., Мартинес-Гра I, Санчес-Морла Е.М., Сантос Ю.Л., Хименес-Арриеро М.А. и др. Отрицательные симптомы и управляющая функция при шизофрении: меняется ли их связь с продолжительностью болезни? Психопатология.2013; 46: 241–8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 38.

    Божикас В.П., Космидис М.Х., Киоперлиду К., Караватос А. Взаимосвязь между психопатологией и когнитивным функционированием при шизофрении. Compr Psychiat. 2004. 45: 392–400.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 39.

    Аддингтон Дж., Аддингтон Д. Когнитивное функционирование при первом эпизоде ​​шизофрении.J Psychiatry Neurosci. 2011; 27: 188–92.

    Google ученый

  • 40.

    de Vries PJ, Honer WG, Kemp PM, McKenna PJ. Деменция как осложнение шизофрении. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2001; 70: 588–96.

    PubMed Central Статья PubMed Google ученый

  • 41.

    Хитон Р.К., Гладсьо Дж.А., Палмер Б.В., Кук Дж., Маркотт Т.Д., Йесте Д.В. Устойчивость и течение нейропсихологического дефицита при шизофрении.Arch Gen Psychiatry. 2001; 58: 24–32.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 42.

    Loewenstein DA, Czaja SJ, Bowie CR, Harvey PD. Возрастные различия когнитивных функций у пожилых пациентов с шизофренией: сравнение со здоровыми пожилыми людьми. Am J Geriat Psychiat. 2012; 20: 29–40.

    Артикул Google ученый

  • 43.

    Зипурский РБ.Почему результаты у пациентов с шизофренией такие плохие? J Clin Psychiatry. 2014; 75: 20–4.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 44.

    Макклири А., Вентура Дж., Керн Р.С., Суботник К.Л., Гретхен-Дорли Д., Грин М.Ф., Хеллеманн Г.С., Нюхтерляйн К.Х. Когнитивное функционирование при первом эпизоде ​​шизофрении: МАТРИЧНЫЙ консенсус Когнитивная батарея (MCCB) Профиль нарушения . Schizophr Res. 10.1016 / j.schres.2014.04.039

  • Когнитивные нарушения при шизофрении и аффективных психозах: значение для критериев DSM-V и не только | Бюллетень по шизофрении

    Аннотация

    Недавно было предложено, чтобы диагностические критерии шизофрении включали конкретную ссылку на когнитивные нарушения, характеризующие это расстройство.Аргументы в поддержку этого утверждения утверждают, что такое включение не только послужит повышению осведомленности о когнитивном дефиците у затронутых пациентов как среди клиницистов, так и среди исследователей, но также увеличит «точку редкости» между шизофренией и расстройствами настроения. Цель данной статьи — исследовать это последнее утверждение в свете недавнего мнения, представленного Кифом и Фентоном (Keefe RSE, Fenton WS. Каким образом критерии DSM-V для шизофрении должны включать когнитивные нарушения? Schizophr Bull .2007; 33: 912–920). С помощью обзора литературы мы исследуем вопрос о том, действительно ли когнитивный дефицит дифференцирует основные психозы. Общие результаты этого исследования показывают, что включение критериев когнитивных нарушений в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (пятое издание) ( DSM-V ) не обеспечит значительного прогресса в различении шизофрении от биполярного расстройства и аффективных психозов. Следовательно, хотя когнитивные нарушения должны быть включены в DSM-V , они не должны диктовать диагностическую специфичность — по крайней мере, до тех пор, пока не будут предприняты более полные научно-обоснованные обзоры текущей диагностической системы.Основываясь на этих данных, мы рассматриваем несколько альтернативных вариантов определения когнитивных нарушений при шизофрении из DSM-V , в том числе (1) включение когнитивных нарушений в качестве спецификатора и (2) определение когнитивных нарушений как измерения в гибридной среде. категориально-размерная система. Учитывая состояние имеющихся данных, эти возможности, по-видимому, представляют собой наиболее экономные подходы к включению когнитивных нарушений в диагностические критерии шизофрении и, возможно, расстройств настроения.

    Введение

    Когнитивный дефицит является частым и клинически значимым признаком шизофрении и является важным показателем функциональных результатов и результатов лечения у пациентов.1–8 Растет консенсус относительно важности включения когнитивных нарушений в основные диагностические системы, включая диагностическое и статистическое руководство психических расстройств и Международная классификация болезней . Недавно было предложено, чтобы диагностические критерии шизофрении специально включали критерий, относящийся к когнитивным способностям.Одна такая возможность потребовала бы «уровня когнитивного функционирования, предполагающего постоянное тяжелое нарушение и / или значительное снижение по сравнению с преморбидными уровнями, с учетом образовательного, семейного и социально-экономического фона пациента» 1,6. Очевидно, включение такого критерия повысит осведомленность о важности когнитивной дисфункции при шизофрении и в идеале приведет к рутинному применению кратких инструментов когнитивной оценки медицинскими работниками. Нет сомнений в том, что это представляет собой желаемый результат, который поможет стимулировать разработку новых методов лечения и будет способствовать лучшему управлению когнитивными нарушениями при этом расстройстве.

    Преимущества этого подхода подробно обсуждались в двух недавних авторских статьях Кифа6 и Кифа и Фентона.1 Одним из основных аргументов в пользу включения когнитивных нарушений в качестве диагностического критерия является ожидание того, что такая квалификация клинической картины поможет определить «точку редкости» между шизофренией и тесно связанными аффективными расстройствами. Keefe и Fenton1 обсуждают существующую литературу о когнитивных различиях между шизофренией и биполярным расстройством (BD) и приходят к выводу, что эти 2 клинических состояния могут быть когнитивно разделены.Более того, Киф и Фентон 1 предполагают, что шизоаффективные (ША) расстройства также можно когнитивно дифференцировать от ШБ. Однако мы не согласны с этим утверждением на основании доступной литературы, включая результаты наших собственных недавних метааналитических исследований по каждому из этих расстройств. Этот вопрос имеет решающее значение, поскольку результат этого обсуждения повлияет на осведомленность и понимание природы когнитивных нарушений при шизофрении и аффективных расстройствах как среди исследователей, так и среди клинических сообществ.Как же тогда мы должны определять когнитивные нарушения при шизофрении? Каковы последствия различных определений когнитивных нарушений для разработки действенных диагностических систем? А что делать с распознаванием когнитивных нарушений при аффективных расстройствах?

    В этой статье мы сначала обсуждаем доказательства, касающиеся когнитивных различий, которые отличают шизофрению от аффективных расстройств, в контексте обзоров, предоставленных Кифом и Фентоном.1 Мы предлагаем обновленную точку зрения на этот вопрос благодаря включению нескольких метаанализов. сосредоточение внимания на когнитивных нарушениях при аффективных расстройствах, которые были опубликованы после встречи «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (пятое издание)» ( DSM-V ), посвященной деконструкции психоза, на которой Киф и Фентон1 основали свою недавнюю работу.Наша группа также провела 3 соответствующих метаанализа, которые дополнительно уточняют и помогают охарактеризовать когнитивный профиль BD, аффективных психозов и их отличие от когнитивного профиля шизофрении.

    Наша вторая цель будет заключаться в обсуждении альтернативных подходов к включению когнитивных нарушений в диагностическую классификацию шизофрении и аффективных расстройств.

    Диагностические различия в познании

    Когнитивные нарушения при шизофрении, аффективных психозах и ремиссии BD

    Ряд метаанализов изучали степень когнитивных нарушений при шизофрении.2–5 Значительные величины эффекта (ES; от 1,0 до 1,5; см. Рисунок 1a), представляющие устойчивые нарушения, были зарегистрированы во множестве когнитивных областей, включая текущий IQ, беглость речи, вербальную память, устойчивое внимание и торможение реакции. В частности, задача кодирования символов дает одни из самых устойчивых искажений, при этом сообщается об очень больших ES (между 1,5–1,6).

    Рис. 1.

    Величина воздействия когнитивных нарушений при шизофрении, аффективных психозах и эвтиимическом BD.

    Рис. 1.

    Величина воздействия когнитивных нарушений при шизофрении, аффективных психозах и эутимическом BD.

    В нескольких метаанализах также изучались когнитивные дефициты у регенерированных BD.9–11. Результаты самых последних из этих исследований суммированы на рисунках 1a и 1b.11 Следует отметить, что хотя рисунки 1a и 1b существенно отличаются от соответствующих рисунок, представленный Кифом и Фентоном, 1 это связано с включением более обновленной информации, включая результаты недавних метаанализов, а не с включением дополнительных индивидуальных исследований.Как можно видеть на этих рисунках, очевидны выраженные дефициты (ES между 0,70–0,86) в вербальной памяти, торможение реакции, устойчивое внимание, исполнительные функции, рабочая память и кодирование символов. Мета-анализ, проведенный нашей группой (Bora et al17), дополнительно изучил когнитивные различия между пациентами с аффективными психозами (BD или большим депрессивным расстройством [MDD] с психозом в анамнезе) и здоровыми людьми из контрольной группы. В этом анализе было обнаружено, что нарушение кодирования символов является наиболее стойким дефицитом у пациентов с аффективными психозами (ES = 1.0), наряду с серьезными нарушениями в ряде других областей, включая торможение реакции, вербальное обучение и беглость речи. Интересно, что когда анализ был ограничен конкретно психотическим BD, масштабы и характер нарушений остались очень похожими.

    Эти результаты предполагают, что когнитивные нарушения проявляются не только при шизофрении, но также при аффективных психозах и ББ. При сравнении трех групп очень похожие профили и уровни нарушений очевидны в ряде когнитивных областей, о которых сообщается.Наиболее заметным различием между этими группами, по-видимому, является большее общее нарушение у пациентов с шизофренией, особенно с учетом показателей текущего и преморбидного IQ, кодирования символов и беглости речи по категориям.

    Диагностические различия в степени тяжести когнитивных нарушений

    Одним из ярких аргументов в пользу включения когнитивных нарушений в диагностические критерии шизофрении было предположение, что когнитивные нарушения более серьезны при этом расстройстве, чем при BD.Недавний метаанализ, исследующий эту проблему, пришел к выводу, что когнитивный дефицит при шизофрении действительно был примерно на 0,3–0,6 ES больше по ряду когнитивных областей по сравнению с BD.12 Было обнаружено, что это межгрупповое различие наиболее выражено в отношении беглости речи, работая память, вербальная и зрительная память, скорость мышления и исполнительный контроль (ES = 0,4–0,6). Однако эти различия не были достаточно большими, чтобы дифференцировать 2 расстройства, потому что средняя разница ES равнялась 0.5 указывает на то, что 31% пациентов с BD будут работать хуже, чем средний пациент с шизофренией.12

    Кроме того, можно утверждать, что различия между шизофренией и психотическими расстройствами настроения могут быть еще меньше по величине из-за данных, предполагающих, что психоз может быть отрицательно влияют на познавательные способности при BD.13–16 В недавнем метаанализе мы изучили когнитивные различия между основными психозами, сравнив когнитивное функционирование пациентов с шизофренией, расстройством SA и аффективными психозами (пациенты с BD или MDD с историей психотических особенностей).17 Наиболее выраженные различия между шизофренией и психотическими расстройствами настроения были в областях вербального обучения и текущего IQ (примерно 0,4 ES), в то время как различия между группами по рабочей памяти, скорости обработки информации, исполнительному контролю и беглости речи были минимальными (0,2 –0,3 ES). В этом метаанализе демографическая изменчивость когорты больных шизофренией, исследованная между исследованиями, также оказалась важным фактором, определяющим степень межгрупповых различий. В частности, исследования, в которых участвовало большее количество пациентов мужского пола и пациентов с более тяжелыми негативными симптомами, по сравнению с группой аффективного психоза, с большей вероятностью обнаружили межгрупповые когнитивные различия.Также была очевидна связь между когнитивным дефицитом, негативными симптомами и более ранним началом заболевания. Эти результаты можно объяснить тремя способами: во-первых, они могут просто отражать общую гендерную предвзятость в познании. Во-вторых, в соответствии с размерными подходами, основные психозы могут иметь простой градиент тяжести. Если бы это было так, плохое познание и более серьезные негативные симптомы были бы более распространены при шизофрении из-за того, что пациенту с плохим прогнозом ставится диагноз шизофрения.Однако один из возможных аргументов, опровергающих эту точку зрения, состоит в том, что пол не является маркером плохого прогноза при ББ или большой депрессии18–20. их коллеги-женщины. Кроме того, метааналитический обзор не обнаружил какого-либо отрицательного эффекта увеличения доли мужчин в BD.11,21 Наконец, эти результаты могут свидетельствовать о том, что наблюдаемые групповые различия между шизофренией и аффективными психозами были обусловлены подгруппой пациентов с шизофренией (подробнее обычно мужчины) с плохим прогнозом.Если бы это было так, не было бы никаких существенных доказательств, подтверждающих идею о том, что по степени когнитивных нарушений можно различать аффективные психозы и большинство пациентов с шизофренией.

    Когнитивные нарушения и клиническое состояние

    Киф и Фентон1 утверждают, что одно из основных различий между когнитивными профилями шизофрении и аффективных расстройств — это более зависимый от состояния характер когнитивных нарушений при последнем. По этой причине было высказано предположение, что критерии когнитивных нарушений должны подчеркивать последовательность когнитивных нарушений при шизофрении, чтобы повысить точку редкости между нарушениями.

    Имеется достаточно доказательств, показывающих долгосрочную стабильность когнитивного дефицита при шизофрении. 22–24 Кроме того, в значительном числе продольных исследований изучалась взаимосвязь между улучшением симптомов и когнитивными функциями при шизофрении, и, как предположили Киф и Фентон1, эти факторы исследования не подтверждают существенной связи между улучшением симптомов и восстановлением когнитивных функций. 24–27 Например, в недавнем исследовании European First Episode Schizophrenia Trial, в которое вошли 498 пациентов с первым эпизодом шизофрении или шизофрениформного расстройства, когнитивные улучшения и симптомы были слабо коррелированы.26 Это также относится к пациентам с хронической шизофренией, и недавний метаанализ лонгитюдных исследований не обнаружил значительного влияния изменений симптомов на когнитивные улучшения. 27

    Однако результаты предыдущих метаанализов ясно демонстрируют, что когнитивные нарушение также сохраняется во время эутимических состояний у BD.9–11. Хотя только несколько продольных исследований изучали когнитивные дефициты при BD, недавние данные свидетельствуют о том, что когнитивные нарушения также могут быть стабильными в долгосрочной перспективе.28,29 Эти результаты, как и при шизофрении, предполагают, что когнитивные нарушения не являются просто побочным продуктом других областей симптомов при BD. Результаты недавних исследований у здоровых родственников BD первой степени родства также предполагают, что когнитивные нарушения могут быть признаком BD. с депрессией в анамнезе.32 Необходимы дальнейшие исследования для изучения когнитивных дефицитов у ремиссированных пациентов с большой депрессией, особенно с психотической депрессией, поскольку есть четкие доказательства того, что когнитивные профили пациентов с психотической депрессией уникальны по сравнению с таковыми у их непсихотических коллег. .33 Мы полагаем, что данные, по крайней мере, в BD, свидетельствуют против полезности использования стабильности когнитивных нарушений в качестве инструмента для увеличения степени редкости между шизофренией и расстройствами настроения. Тем не менее, мы разделяем мнение Кифа и Фентона1 относительно важности подчеркивания последовательности когнитивных нарушений при введении в действие критериев нарушения, поскольку пациенты с симптомами шизофрении или BD могут по-прежнему вызывать относительно большие нарушения в некоторых когнитивных областях по сравнению с их состоянием ремиссии ( несмотря на то, что когнитивные улучшения не коррелируют с изменением шкалы симптомов).34–38 Например, было показано, что рабочая память улучшается после выздоровления от острого психоза в обоих состояниях.37

    Распространенность когнитивных нарушений при шизофрении и расстройствах настроения

    Без сомнения, когнитивные нарушения являются частым и основным признаком шизофрении, причем более 80% пациентов демонстрируют значительные нарушения (согласно критерию нарушения 1 SD) .1 Однако исследования, посвященные изучению когнитивных нарушений при аффективных расстройствах, также предоставляют доказательства того, что существенное преобладание таких дефицитов.Как подробно описано выше, при BD отрицательная ES в нескольких когнитивных областях составляет приблизительно 0,8.11 Аналогичным образом, в недавнем метаанализе мы исследовали величину нейропсихологических нарушений при аффективных психозах (MDD или BD с психотическими особенностями), давая среднее значение. нарушение ES примерно на 1 SD в нескольких когнитивных областях. Учитывая такие доказательства, если бы был применен критерий нарушения 1,0 SD, почти 40% пациентов с ремиссией BD и половина пациентов с аффективными психозами соответствовали бы критериям нарушения (рисунок 2).Результаты недавнего исследования, проведенного Райхенбергом и др. 39, подтверждают наши оценки. В этом исследовании авторы определили когнитивные нарушения как на 1 стандартное отклонение ниже нормы в 2 или более когнитивных областях, что привело к тому, что 84% пациентов с шизофренией, 58,3% пациентов с большой депрессией и 57,7% пациентов с психотической депрессией соответствовали критериям нарушения. Эти результаты предполагают, что существует значительное совпадение между основными психозами, когда 1 стандартное отклонение используется в качестве диагностического порога.

    Рис.2.

    Распространенность когнитивных нарушений при шизофрении, аффективных психозах и эутимической болезни BD.

    Рис. 2.

    Распространенность когнитивных нарушений при шизофрении, аффективных психозах и эутимическом BD.

    Как обсуждал Голд 40, одним из альтернативных подходов к увеличению диагностической специфичности когнитивных нарушений было бы использование более консервативного критерия (например, на 2 SD ниже нормы). Gualtieri и Morgan41 сообщили, что только 30% пациентов с BD и 4% нормальных контролей упали ниже порога нарушения 2 SD по крайней мере в 2 когнитивных областях.Однако более строгие критерии также снизили бы чувствительность выявления когнитивных нарушений в клинических группах. Даже в выборке Уилка и соавторов с тяжелыми нарушениями 42 только половина пациентов показала результаты ниже 2 SD от нормы. Фактически, результаты метаанализа, проведенного при шизофрении, позволили бы оценить, что даже меньший процент пациентов будет соответствовать критериям нарушения при таком жестком пороге.2–5 Однако использование более строгого критерия когнитивного нарушения также эффективно приведет к разделению шизофрения на 2 вида (когнитивные нарушения и когнитивные нарушения).

    Раннее снижение когнитивных функций при шизофрении

    Имеются данные, указывающие на то, что у субъектов, у которых позже развивается шизофрения, наблюдаются когнитивные нарушения в детстве и подростковом возрасте.43,44 Однако существует меньше доказательств аналогичного преморбидного интеллектуального нарушения при аффективных расстройствах.43,44 В то время как несколько исследований сравнивали преморбидные интеллектуальные нарушения. у пациентов, у которых позже развивается шизофрения или BD, в большинстве этих исследований сообщается о преморбидных нарушениях IQ только в группе шизофренидов.43–45 Имеются также данные о раннем прогрессирующем предустановленном когнитивном нарушении от детства до позднего подросткового возраста при шизофрении.1,46 Как обсуждал Киф, 6 эти данные в некоторой степени специфичны для шизофрении, с общим отсутствием аналогичных доказательств в отношении предустановленных интеллектуальных нарушений у больных шизофренией. аффективные расстройства.1

    Тем не менее, раннее снижение когнитивных функций может не отличать шизофрению от аффективных психозов из-за того, что дефицит IQ в раннем подростковом возрасте наблюдается только в подгруппе пациентов, у которых позже развивается шизофрения.47,48 Наиболее убедительное исследование преморбидного IQ при шизофрении основано на популяционной когорте из 555 326 подростков, которые были оценены до призыва в армию48. В этом исследовании 1856 из этих подростков (76% мужчины) были позже диагностировали шизофрению, только 33% имели низкий IQ (<85) до начала болезни. Кроме того, среди пациентов с явно нормальным IQ подгруппа (23%) все еще имела более низкий, чем ожидалось, интеллектуальный потенциал, основанный на несоответствии между фактическими и ожидаемыми значениями IQ.Тем не менее, согласно этому исследованию, только половина пациентов могла считаться страдающей преморбидными интеллектуальными нарушениями. Кроме того, это соотношение, вероятно, было завышенным, потому что выборка исследования была смещена в сторону включения более тяжелых случаев и пациентов мужского пола. Эти данные свидетельствуют о том, что, хотя раннее снижение когнитивных функций потенциально характерно для шизофрении, оно не является достаточно распространенным, чтобы надежно дифференцировать большинство случаев шизофрении и аффективных психозов.

    Краткое изложение случаев диагностических различий в познании

    Как обсуждалось выше, определение степени тяжести и распространенности когнитивных нарушений не поможет отличить шизофрению от других основных психозов из-за значительного перекрытия когнитивных функций между синдромами.Кроме того, поскольку ранний интеллектуальный спад является характеристикой, ограничивающейся подгруппой пациентов с шизофренией, он также мало пригоден для дифференциации этих расстройств. Подчеркивание стабильности когнитивных нарушений также не может быть решением, поскольку когнитивные нарушения сохраняются независимо от состояния симптомов как при шизофрении (т.е. после разрешения симптомов первого ранга), так и при BD (т.е. во время периодов эутимии). Таким образом, мы предполагаем, что введение когнитивных нарушений в качестве критерия включения в диагностические цели не приведет к увеличению редкости между основными психозами.

    Как определить когнитивные нарушения при шизофрении?

    Предложение Кифа и Фентона

    Как предположили Киф и Фентон1, все же было бы желательно включить когнитивные функции в диагностические критерии шизофрении, поскольку это может эффективно повысить осведомленность о когнитивной дисфункции в клинической практике. Включение критериев когнитивных нарушений также может проложить путь для исследовательских усилий, направленных на более четкое рассмотрение способов лечения, нацеленных на когнитивную коррекцию.Акцент, который Киф и Фентон1 придают признанию стабильности когнитивных нарушений с течением времени и важности снижения когнитивных функций с преморбидных уровней, также важен.

    Рекомендации Кифа и Фентона1 относительно включения когнитивных характеристик в диагностические критерии шизофрении можно интерпретировать по-разному. Во-первых, они могли рассматривать когнитивные нарушения в качестве основного критерия для диагностики расстройства. Однако одна потенциальная проблема с этим подходом заключается в том, что он приведет к реклассификации значительного числа (в зависимости от тяжести нарушения, включенного в определение) пациентов с шизофренией, которые больше не будут соответствовать диагностическим критериям этого расстройства.С другой стороны, также возможно, что Киф и Фентон1 рассматривали только добавление когнитивных нарушений в качестве критерия в разделе A DSM-V . Это изменение не обязательно повлияет на диагноз пациентов с когнитивными нарушениями. Однако для тех пациентов, которые были когнитивно неповрежденными, было бы труднее удовлетворить критериям расстройства (например, если бы требовалось 3 клинических симптома по сравнению с текущими 2). Такой подход все равно приведет к реклассификации некоторых, но не всех пациентов с шизофренией, у которых нет когнитивных нарушений.

    Альтернативные подходы к включению когнитивных нарушений при шизофрении

    Насколько нам известно, рабочая группа по психозам для DSM-V не поддерживает включение познания в диагностические критерии шизофрении. Однако может быть несколько альтернативных способов включения когнитивных нарушений в диагностическую классификацию шизофрении. Один из подходов предполагает использование когнитивных нарушений в качестве спецификатора, а не критерия включения.Это похоже на нынешнюю практику, используемую при обсессивно-компульсивном расстройстве, при дальнейшей классификации синдрома с использованием инсайта в качестве спецификатора. Более того, в рамках такой системы когнитивные нарушения могут быть дополнительно определены как «умеренные» (1 нарушение SD как минимум в 2 областях) или «тяжелые» (2 нарушения SD как минимум в 2 областях). Такой подход повысил бы внимание к когнитивным нарушениям при шизофрении и повысил бы осведомленность о них, не вызывая диагностических сдвигов.

    Вторая альтернатива предполагает принятие размерного подхода к клинической классификации.Хотя замена категориальной системы классификации на размерный подход представляет собой одну из возможностей усовершенствования существующей диагностической системы, такой радикальный вариант вряд ли будет принят на данном этапе. Однако более осуществимым является изменение, в котором система классификации основана на гибридной модели категориального и размерного подходов. В обоих вариантах когнитивные нарушения будут представлены как одно из измерений внутри системы. В гибридной системе пациент, отвечающий диагностическим критериям шизофрении, будет дополнительно определяться в соответствии с серьезностью его симптомов в различных измерениях (например, положительные и отрицательные симптомы и когнитивные нарушения).Подобно использованию когнитивных нарушений в качестве спецификатора, этот подход предотвратит диагностические сдвиги, основанные на когнитивных нарушениях.

    Мы утверждаем, что на данном этапе DSM-V обязательно должен включать когнитивные нарушения в диагностическую классификацию шизофрении, но с помощью средств, которые не исключают случаи, основанные на их относительно сохраненных когнитивных способностях. Мы предполагаем, что включение когнитивных нарушений либо в качестве спецификатора, либо в качестве параметра в гибридную классификационную систему предоставит наиболее подходящие средства для выполнения этой задачи.Кроме того, согласно Кифу и Фентону 1, следует подчеркнуть независимый от состояния характер когнитивных нарушений и четко определить степень тяжести нарушения.

    Заглядывая в будущее, добавление когнитивных нарушений в качестве критерия включения шизофрении не следует рассматривать до тех пор, пока не появятся устойчивые доказательства конкретного нарушения, которое может дифференцировать основные психозы. В настоящее время маловероятно, что когнитивные нарушения могут помочь дифференцировать шизофрению от расстройств настроения на основе современных диагностических границ.Это не обязательно означает, что мы должны рассматривать серьезные психозы, включая аффективные психозы и шизофрению, как единое понятие. Потенциальная полезность когнитивного тестирования как инструмента для лучшего понимания разнородных сущностей основных психозов и шизофрении должна быть тщательно проверена. Хотя исторически высказывалось предположение, что больные шизофренией с плохим функционированием следует дифференцировать от пациентов с лучшим прогнозом (например, шизофренией 1 и 2 типа) 49,50, эти подтипы считались недостаточно обоснованными и стабильными.50 Совсем недавно было высказано предположение о существовании подтипа «дефицитной» шизофрении, который, по-видимому, является более надежным диагнозом.51 Действительно, пациенты с «дефицитной» шизофренией имеют более когнитивные нарушения (приблизительно 0,5 ES) по сравнению с их недефицитными сверстниками. .52 Однако разница в когнитивных способностях 0,5 стандартное отклонение по-прежнему указывает на значительное совпадение когнитивных способностей обеих групп и ограничивает их полезность при различении подтипов. Кроме того, эта категория неадекватно представляет пациентов с шизофренией с плохим прогнозом, потому что только 15–20% всех случаев могут быть отнесены к этой категории.50 Будущие нейробиологические и клинические исследования, а также разработки в области генетики могут привести к более эффективному выделению подтипов шизофрении и расстройств настроения. В этом случае включение определенных когнитивных критериев может быть полезным для различения подтипов этих расстройств. С другой стороны, когнитивный дефицит может оказаться общим признаком всех основных психозов, которые различаются только относительной тяжестью.

    Наконец, мы предлагаем, чтобы когнитивные нарушения также рассматривались как спецификатор BD и психотической депрессии.Уже имеется достаточное количество доказательств, подтверждающих стабильность и стойкость когнитивных дефицитов у здоровых пациентов с ББ, и в настоящее время доступная литература указывает на стойкие когнитивные нарушения при депрессии с поздним началом53. может привести к повышенному вниманию к когнитивным нарушениям при расстройствах настроения, что, в свою очередь, может помочь дифференцировать синдромы в спектре расстройств настроения.

    Финансирование

    Грант программы Национального совета здравоохранения и медицинских исследований (NHMRC) (ID: 566529, C.П.). Награда NHMRC за развитие клинической карьеры (ID: 509345 на имя M.Y.). Мельбурнский центр нейропсихиатрии при Э.

    Список литературы

    1.,.

    Каким образом критерии DSM-V для шизофрении должны включать когнитивные нарушения?

    ,

    Schizophr Bull

    ,

    2007

    , т.

    33

    (стр.

    912

    920

    ) 2.,.

    Нейрокогнитивные нарушения при шизофрении: количественный обзор доказательств

    ,

    Нейропсихология

    ,

    1998

    , vol.

    12

    (стр.

    426

    445

    ) 3.,,,.

    Нарушение памяти при шизофрении: метаанализ

    ,

    Am J Psychiatry

    ,

    1999

    , vol.

    156

    (стр.

    1358

    1366

    ) 4.,,.

    Не обращая внимания на очевидное: метааналитическое сравнение задач кодирования цифровых символов и других когнитивных показателей при шизофрении

    ,

    Arch Gen Psychiatry

    ,

    2007

    , vol.

    64

    (стр.

    532

    542

    ) 5.,.

    Свободное владение буквами и категориями у больных шизофренией: метаанализ

    ,

    Schizophr Res

    ,

    2003

    , vol.

    64

    (стр.

    73

    78

    ) 6 ..

    Следует ли включать когнитивные нарушения в диагностические критерии шизофрении?

    ,

    Мировая психиатрия

    ,

    2008

    , т.

    7

    (стр.

    22

    28

    ) 7 ..

    Когнитивные нарушения у пациентов с шизофренией: эффекты и лечение

    ,

    J Clin Psychiatry

    ,

    2007

    , vol.

    68

    (стр.

    8

    13

    ) 8.,,,.

    Нейрокогнитивный дефицит и функциональный результат при шизофрении: правильно ли мы измеряем?

    ,

    Schizophr Bull

    ,

    2000

    , т.

    26

    (стр.

    119

    136

    ) 9.,,, Et al.

    Метаанализ когнитивных нарушений у здоровых пациентов с биполярным расстройством

    ,

    J Affect Disord

    ,

    2006

    , vol.

    93

    (стр.

    105

    115

    ) 10.,,,.

    Мета-анализ когнитивных функций у здоровых пациентов с биполярным расстройством и их родственников первой степени родства

    ,

    Psychol Med

    ,

    2008

    , vol.

    38

    (стр.

    771

    785

    ) 11.,,.

    Когнитивные эндофенотипы биполярного расстройства: метаанализ нейропсихологического дефицита у здоровых пациентов и их родственников первой степени родства

    ,

    J Affect Disord

    ,

    2009

    , vol.

    113

    (стр.

    1

    20

    ) 12.,,,.

    Когнитивные функции у пациентов с шизофренией и биполярным расстройством: количественный обзор

    ,

    Schizophr Res

    ,

    2005

    , vol.

    80

    (стр.

    137

    149

    ) 13.,,, Et al.

    Влияние предыдущих эпизодов психотического настроения на когнитивные нарушения у здоровых пациентов с биполярным расстройством

    ,

    Биполярное расстройство

    ,

    2007

    , vol.

    9

    (стр.

    468

    477

    ) 14.,,, Et al.

    Нейрокогнитивные признаки психотического биполярного расстройства

    ,

    Biol Psychiatry

    ,

    2007

    , vol.

    62

    (стр.

    910

    916

    ) 15.,.

    Эффективность пространственной рабочей памяти у пациентов с шизоаффективным психозом в сравнении с шизофренией: история двух расстройств?

    ,

    Schizophr Res

    ,

    2002

    , т.

    53

    (стр.

    209

    218

    ) 16.,,,,,.

    Когнитивные функции у здоровых пациентов с биполярным расстройством, пациентов с стабилизированной шизофренией и здоровых людей из контрольной группы

    ,

    J Psychiatr Res

    ,

    2000

    , vol.

    34

    (стр.

    333

    339

    ) 17.,,.

    Когнитивное функционирование при шизофрении, шизоаффективном расстройстве и аффективных психозах: метааналитическое исследование

    ,

    Br J Psychiatry

    18.,,, et al.

    Гендерные различия биполярного расстройства: возраст начала, течение, коморбидность и наличие симптомов

    ,

    Биполярное расстройство

    ,

    2005

    , vol.

    7

    (стр.

    119

    125

    ) 19.,,,,.

    Пол и биполярное расстройство

    ,

    J Clin Psychiatry

    ,

    2000

    , vol.

    61

    (стр.

    393

    396

    ) 20.,,,.

    Существуют ли гендерные различия в большой депрессии и ее реакции на антидепрессанты?

    ,

    J Affect Disord

    ,

    2003

    , т.

    75

    (стр.

    223

    235

    ) 21.,,,.

    Пол влияет на обнаружение дефицита пространственной рабочей памяти при биполярном расстройстве

    ,

    Биполярное расстройство

    ,

    2008

    , vol.

    10

    (стр.

    647

    654

    ) 22..

    Обзор продольных исследований когнитивных функций у больных шизофренией

    ,

    Schizophr Bull

    ,

    1998

    , vol.

    24

    (стр.

    425

    435

    ) 23.,,,,,.

    Стабильность и течение нейропсихологического дефицита при шизофрении

    ,

    Arch Gen Psychiatry

    ,

    2001

    , vol.

    58

    (стр.

    24

    32

    ) 24.,,,,.

    Десятилетнее продольное исследование нейропсихологического функционирования после первого эпизода шизофрении

    ,

    Schizophr Res

    ,

    2005

    , vol.

    78

    (стр.

    27

    34

    ) 25.,,, Et al.

    Когнитивные эффекты нейролептиков при первом эпизоде ​​шизофрении и шизофрениформного расстройства: рандомизированное открытое клиническое исследование (EUFEST)

    ,

    Am J Psychiatry

    ,

    2009

    , vol.

    166

    (стр.

    675

    682

    ) 26.,,,,,.

    Лонгитюдные исследования познания при шизофрении: метаанализ

    ,

    Br J Psychiatry

    ,

    2008

    , vol.

    192

    (стр.

    248

    257

    ) 27.,,, Et al.

    Влияние оланзапина, кветиапина и рисперидона на нейрокогнитивные функции при раннем психозе: рандомизированное двойное слепое 52-недельное сравнение

    ,

    Am J Psychiatry

    ,

    2007

    , vol.

    164

    (стр.

    1061

    1071

    ) 28.,,,,.

    Долгосрочная стабильность когнитивных нарушений при биполярном расстройстве: двухлетнее наблюдение за эутимическими биполярными пациентами, получавшими лечение литием

    ,

    J Clin Psychiatry

    ,

    2008

    , vol.

    69

    (стр.

    712

    719

    ) 29.,,, Et al.

    Стойкие когнитивные дисфункции у пациентов с биполярным расстройством I типа и шизофренией: последующее трехлетнее исследование

    ,

    Psychother Psychosom

    ,

    2005

    , vol.

    74

    (стр.

    113

    119

    ) 30.,,,,.

    Нейрокогнитивные функции у здоровых родственников первой степени родства пациентов с биполярным расстройством: предварительное сообщение

    ,

    Биполярное расстройство

    ,

    2004

    , vol.

    6

    (стр.

    319

    322

    ) 31.,,, Et al.

    Дисфункция исполнительной и вербальной рабочей памяти у родственников первой степени родства пациентов с биполярным расстройством

    ,

    Psychiatry Res

    ,

    2008

    , vol.

    161

    (стр.

    318

    324

    ) 32.,,.

    Внимание и управляющие функции у пациентов с ремиссивной большой депрессией

    ,

    J Affect Disord

    ,

    2005

    , vol.

    89

    (стр.

    125

    135

    ) 33.,,.

    Нейропсихологические корреляты психотических особенностей при больших депрессивных расстройствах: обзор и метаанализ

    ,

    J Psychiatr Res

    ,

    2004

    , vol.

    38

    (стр.

    27

    35

    ) 34.,,.

    Роль и значение когнитивных симптомов при биполярном расстройстве

    ,

    Turk Psikiyatri Derg

    ,

    2008

    , vol.

    19

    (стр.

    81

    93

    ) 35.,,.

    Устойчивый дефицит внимания у маниакальных и эутимических пациентов с биполярным расстройством

    ,

    Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry

    ,

    2006

    , vol.

    30

    (стр.

    1097

    1102

    ) 36.,,,,.

    Влияние симптомов на исполнительную функцию при биполярном заболевании

    ,

    Psychol Med

    ,

    2004

    , vol.

    34

    (стр.

    811

    821

    ) 37.,,.

    Рабочая память при шизофрении и мании: корреляция с симптомами в острой и подострой фазах

    ,

    Acta Psychiatr Scand

    ,

    2001

    , vol.

    103

    (стр.

    181

    188

    ) 38.,,,.

    Разрешение негативных симптомов и улучшение специфических когнитивных нарушений после неотложного лечения при первом эпизоде ​​шизофрении

    ,

    Schizophr Res

    ,

    2002

    , vol.

    53

    (стр.

    249

    261

    ) 39.,,, Et al.

    Нейропсихологическая функция и дисфункция при шизофрении и психотических аффективных расстройствах

    ,

    Schizophr Bull

    ,

    2009

    , vol.

    35

    (стр.

    1022

    1029

    ) 40..

    Готовы ли когнитивные нарушения при шизофрении для диагностики?

    ,

    Мировая психиатрия

    ,

    2008

    , т.

    7

    (стр.

    32

    33

    ) 41.,.

    Частота когнитивных нарушений у пациентов с тревогой, депрессией и биполярным расстройством: неучтенный источник расхождений в клинических испытаниях

    ,

    J Clin Psychiatry

    ,

    2008

    , vol.

    69

    (стр.

    1122

    1130

    ) 42.,,,,,.

    Краткая когнитивная оценка при шизофрении: нормативные данные для повторяемой батареи для оценки нейропсихологического статуса

    ,

    Schizophr Res

    ,

    2004

    , vol.

    70

    (стр.

    175

    186

    ) 43.,,, Et al.

    Доказательства для раннего детства, нарушения общего развития, характерного для шизофрениформного расстройства: результаты когорты продольных рождений

    ,

    Arch Gen Psychiatry

    ,

    2002

    , vol.

    59

    (стр.

    449

    456

    ) 44.,,,,,.

    Модель развития сходства и различия между шизофренией и биполярным расстройством

    ,

    Schizophr Res

    ,

    2004

    , vol.

    71

    (стр.

    405

    416

    ) 45.,,, Et al.

    Преморбидное интеллектуальное функционирование при биполярном расстройстве и шизофрении: результаты когортного исследования мужчин-призывников

    ,

    Am J Psychiatry

    ,

    2005

    , vol.

    162

    (стр.

    1904

    1910

    ) 46.,,,,,.

    Продольная оценка преморбидного когнитивного функционирования у пациентов с шизофренией посредством проверки выполнения стандартизированных учебных тестов

    ,

    Am J Psychiatry

    ,

    2002

    , vol.

    159

    (стр.

    1183

    1189

    ) 47.,,, Et al.

    Преморбидная внутрииндивидуальная изменчивость интеллектуальной деятельности и риск шизофрении: популяционное исследование

    ,

    Schizophr Res

    ,

    2006

    , vol.

    85

    (стр.

    49

    57

    ) 48.,,, Et al.

    Разработка преморбидной интеллектуальной деятельности при шизофрении: преморбидный интеллектуальный спад и риск шизофрении

    ,

    Arch Gen Psychiatry

    ,

    2005

    , vol.

    62

    (стр.

    1297

    1304

    ) 49 ..

    Концепция двух синдромов: происхождение и текущее состояние

    ,

    Schizophr Bull

    ,

    1985

    , vol.

    11

    (стр.

    471

    486

    ) 50..

    Метаанализ и наука о шизофрении: свидетельство вариантов или свидетельство вариантов?

    ,

    Neurosci Biobehav Rev

    ,

    2004

    , т.

    28

    (стр.

    379

    394

    ) 51.,,,.

    Отдельное заболевание в рамках синдрома шизофрении

    ,

    Arch Gen Psychiatry

    ,

    2001

    , vol.

    58

    (стр.

    165

    171

    ) 52.,,,,,.

    Нейропсихология дефицитного синдрома: новые данные и метаанализ результатов на сегодняшний день

    ,

    Schizophr Bull

    ,

    2007

    , vol.

    33

    (стр.

    1201

    1212

    ) 53.,,.

    Когнитивная нейропсихология депрессии у пожилых людей

    ,

    Psychol Med

    ,

    2007

    , vol.

    37

    (стр.

    1693

    1702

    )

    © Автор 2009. Опубликовано Oxford University Press от имени Центра психиатрических исследований Мэриленда. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

    генерализованных когнитивных нарушений при шизофрении: исследование пациентов с первым эпизодом | Деменция и когнитивные нарушения | JAMA Psychiatry

    Фон Когнитивные нарушения признаны основной характеристикой шизофрении.Всегда велись споры о природе, избирательности и времени появления этих дефицитов в зависимости от начала болезни и факторов лечения. Насколько нам известно, настоящее исследование представляет собой самую большую на сегодняшний день выборку пациентов с первым эпизодом шизофрении, в основном не подвергавшихся лечению нейролептиками.

    Методы Группе из 94 пациентов, перенесших первый эпизод шизофренической болезни, и 305 нормальных субъектов сравнения была проведена комплексная клиническая и нейропсихологическая оценка.Семьдесят три пациента не принимали нейролептики, 14 получали лечение менее 1 недели, а остальные 7 получали лечение менее 2 недель.

    Результаты Пациенты показали значительно худшие результаты, чем субъекты сравнения, по всем нейропсихологическим параметрам, за исключением тех, которые оценивали баллы экономии (например, забвение с течением времени). Двадцать пять из 30 тестов показали величину эффекта (ES) более 0,75 при сравнении двух групп. Анализ ES в группе больных шизофренией показал, что наибольшие относительные нарушения были на пересмотренном цифровом значке шкалы интеллекта Векслера (ES, −0.52) и понимания (ES, −0,42) по подшкалам.

    Выводы Наши результаты согласуются с другими, демонстрирующими, что значительные когнитивные нарушения во многих сферах способностей являются ключевой характеристикой шизофрении и не вызваны хроническим заболеванием, лечением или помещением в лечебное учреждение. Анализ ES подчеркивает, что пациенты с шизофренией имеют общий дефицит, который нелегко объяснить одной анатомической областью или областью способностей.

    НАРУШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ стандартизированных нейропсихологических тестов признано основной характеристикой шизофрении. 1 -5 Всегда велись споры о природе, избирательности и времени начала этих когнитивных дисфункций в связи с началом болезни. Дальнейшая характеристика когнитивных нарушений может иметь большое значение для определения природы шизофрении, определения ее нейробиологической основы и понимания типов проблем, с которыми пациенты сталкиваются в своей повседневной жизни. 6

    Варианты нейропсихологических результатов могут иметь место, по крайней мере частично, из-за того, что разнородные группы пациентов изучаются на разных стадиях их болезни, а также из-за различий в используемых процедурах оценки.Один из методов, используемых для устранения некоторых мешающих факторов, которые могут повлиять на нейропсихологические показатели, — это изучение нейропсихологического профиля пациентов, переживающих свой первый эпизод психоза. 1 , 7 , 8 Bilder et al. 1 обследовали 40 пациентов с первым эпизодом шизофрении после 6 месяцев лечения и пришли к выводу, что пациенты с шизофренией страдают как от последствий развития, так и от ухудшения интеллектуальных функций. К сожалению, их анализ ограничился Пересмотренной шкалой интеллекта взрослых Векслера (WAIS-R). 9 Hoff et al. 10 обследовали 56 пациентов с первым эпизодом и обнаружили диффузную картину когнитивных нарушений по сравнению с контрольной группой, которая со временем улучшилась. Хотя в этих исследованиях была предпринята попытка избежать смешивающих факторов институционализации и хронизации, важная проблема проистекает из того факта, что они изучали работу пациентов после лечения нейролептическими и холинолитическими препаратами, оба из которых, как было установлено, влияют на когнитивные функции. 11 -13

    Чтобы избежать смешивающего фактора воздействия лекарств на познание, Сайкин и др. 14 предложили первое исследование для изучения выборки (n = 37) пациентов с первым эпизодом шизофрении, которые никогда не принимали нейролептики.Они сообщили об общих нарушениях с более выраженными нарушениями вербального обучения и памяти, ускоренной зрительно-моторной обработки и внимательности, а также относительной сильной стороной вербального интеллекта, языковой функции, пространственной организации и навыков мелкой моторики. Совсем недавно Censits et al., , 15, сообщили о результатах исследования 28 пациентов с шизофренией, ранее не получавших нейролептики. Их результаты подтвердили более ранние выводы об общем дефиците всех функций, кроме двигательных навыков, с более высоким уровнем нарушения вербальной памяти.

    Во всех этих исследованиях на сегодняшний день изучалась эффективность большого набора тестов, но использовались итоговые баллы нескольких тестов, чтобы отразить определенную когнитивную область. Хотя это важно для обработки данных, использование глобальной оценки может скрыть различные стратегии, процессы и ошибки, которые может продемонстрировать человек. Кроме того, тесты, сгруппированные в одном домене (например, память), могут измерять разные процессы (например, кодирование или поиск). Когнитивные требования тестов, которые измеряют одну и ту же область, часто различаются в зависимости от используемых стимулов (например, воспоминание истории или списка слов), способа представления стимулов (одиночные или множественные испытания) и процедуры для сбор данных (тесты по времени или без времени).Примером недостатка использования сводных оценок является использование общей оценки нескольких вербальных тестов для описания вербального интеллекта и языковых функций. В нескольких исследованиях были добавлены показатели знания слов (например, словарный запас), социального познания (например, понимание), формирования концепции (например, сходства) и беглости (контролируемые ассоциации устных слов). Изучение сводной оценки этих тестов, безусловно, полезно, поскольку она дает представление о вербальных способностях человека, особенно в относительно небольшой выборке.Однако измерение результатов каждого отдельного теста может улучшить наше понимание конкретного когнитивного дефицита, способствующего общему снижению вербального функционирования. Это может быть особенно важно при изучении шизофрении.

    Изучение индивидуальных оценок и промежуточных оценок в рамках каждого теста ценно тем, что позволяет нам разделить каждую когнитивную функцию на составляющие ее процессы. Профилирование показателей пациентов с шизофренией по результатам индивидуальных тестов может позволить нам продемонстрировать нарушенные и сохраненные когнитивные процессы.

    В нейропсихологических исследованиях неоднократно предпринимались попытки локализовать поражения головного мозга при шизофрении на основе результатов стандартизированных тестов. Однако данные, как правило, не поддерживают какую-либо модель локализации, а вместо этого подтверждают обобщенное нарушение. 16 Насколько нам известно, настоящее исследование представляет собой самую крупную на сегодняшний день выборку пациентов с первым эпизодом шизофрении, не получавших нейролептиков, которые зарегистрированы на сегодняшний день (n = 94). Мы изучили нейропсихологические показатели пациентов с шизофренией, чтобы оценить гипотезы о локализованных или дифференциальных когнитивных нарушениях.Кроме того, в настоящем исследовании сообщается об успеваемости по индивидуальным когнитивным задачам, а не о суммарных баллах, и сравниваются показатели пациентов с шизофренией с показателями нормальной группы сравнения. Из-за того, что пациенты с шизофренией имеют тенденцию показывать результаты ниже нормы почти по всем тестам, мы исследовали относительные сильные и слабые стороны показателей пациентов. Мы предположили, что пациенты с шизофренией будут демонстрировать когнитивную дисфункцию во всех когнитивных областях.Кроме того, мы ожидали, что анализ размера эффекта (ES) конкретных тестов укажет на относительные нарушения в задачах, требующих более сложной обработки информации, отражая дисфункцию в более высоких процессах.

    Предметы, материалы и методы.

    пациентов были набраны из последовательных госпитализаций в психиатрическое отделение общего профиля и в Клинический исследовательский центр психического здоровья, больницу и клиники Университета Айовы, Айова-Сити, начиная с 1982 года.После получения письменного информированного согласия пациенты прошли комплексный скрининг и оценку. Исключались пациенты с травмами головы в анамнезе. Злоупотребление психоактивными веществами не использовалось в качестве критерия исключения; однако уровень злоупотребления психоактивными веществами был относительно низким. Девяносто четыре пациента (53 мужчины и 41 женщина) испытали свой первый эпизод болезни и на момент госпитализации не имели нейролептиков; 73 из них на момент нейропсихологического обследования все еще не принимали лекарства. Остальным 21 пациенту давали лекарства перед тестированием в течение относительно коротких периодов времени (в среднем 7 дней; 14 получали лекарства в течение ≤8 дней).Когда 73 никогда не леченных пациента были проанализированы отдельно, результаты были идентичны результатам для большей группы. Следовательно, в этом отчете представлены результаты для всей выборки. Демографические и клинические характеристики приведены в таблице 1.

    Все пациенты прошли комплексную оценку симптомов и анамнеза. 18 Все доступные источники информации (истории болезни и интервью с пациентами, информаторами, медсестрами и социальными работниками) были использованы при проведении комплексной оценки симптомов и анамнеза.Всем пациентам был поставлен диагноз с использованием диагностических критериев DSM-III-R или DSM-IV . Пациентов оценивали еженедельно с использованием шкалы оценки отрицательных симптомов 19 и шкалы оценки положительных симптомов. 20 Общие психотические симптомы пациентов (т. Е. Бред и галлюцинации) и глобальные негативные симптомы (т. Е. Аффективное уплощение, алогия, аволиция и ангедония) находились в диапазоне от легкого до умеренного (среднее [SD], 2,5 [1,5] и 2.4 [1.0] соответственно). Их неорганизованные симптомы (например, странное поведение и формальное нарушение мышления) находились в диапазоне от сомнительного до умеренного (среднее [SD], 1,6 [1,0]).

    Обычные испытуемые для сравнения были набраны из сообщества через газетные объявления. Эти люди были проверены на наличие психических заболеваний с использованием структурированного интервью, основанного на Комплексной оценке симптомов и истории болезни. 18 Критерии исключения включали диагностику расстройств шизофренического спектра или аффективного заболевания, диагноз расстройства шизофренического спектра у родственников первой степени родства, медицинское заболевание, которое может повлиять на когнитивные функции, неврологические расстройства в анамнезе, а также употребление наркотиков или зависимость в прошлом или настоящем.В анализ была включена группа из 305 человек (162 мужчины и 143 женщины) в возрасте до 40 лет. Пожилые люди были исключены из этого анализа, чтобы гарантировать схожесть возраста пациентов. Демографические характеристики приведены в таблице 1.

    Когнитивная оценка проводилась как можно скорее после поступления. Пациентам была проведена комплексная батарея тестов, выполнение которых заняло около 4 часов. Поскольку батарея периодически обновлялась для интеграции результатов новых исследований и максимального охвата всех когнитивных областей, размер выборки варьировался в зависимости от тестов.Батарея включала в себя тест Finger Tapping Test (среднее количество нажатий пальцем за 10 секунд), 21 Trail Making Test (время до завершения), 22 Continuous Performance Test (количество ударов), 23 Тест визуального удержания Benton ( количество правильных ответов), 24 Тест логической памяти, Пересмотренная шкала памяти Векслера (оценки мгновенного отзыва, отложенного отзыва и процентной экономии), 25 Тест на слуховое вербальное обучение по Рей (немедленное воспроизведение, отложенное воспроизведение и распознавание), 26 Комплексный тест фигуры Рей-Остеррейта (копирование, немедленный отзыв, отложенный отзыв и процент экономии), 27 , 28 Wisconsin Card Sorting test (WCST) (количество категорий и постоянных ошибок), 29 Тест беглости слов (количество слов, сгенерированных за 3 минуты в ответ на буквы C , F , L ), 30 и тест Струпа (правильное число на карточке 3 за 45 секунд и расчет оценка интерференции). 31 Кроме того, были администрированы следующие субшкалы из WAIS-R: диапазон цифр, символ цифр, словарь, информация, понимание, сходства, блочная конструкция, сборка объектов, компоновка изображений и завершение изображений. Тесты проводились психометристами, которые прошли обучение стандартизированной оценке и имели опыт работы с пациентами с шизофренией. Все они имели, по крайней мере, степень бакалавра психологии и находились под наблюдением психолога со степенью доктора философии.

    Необработанные результаты тестов были преобразованы в стандартные z баллов с использованием средних и стандартных отклонений стратифицированных по возрасту индивидуумов для сравнения для контроля возрастных изменений показателей когнитивных функций. Когда применимо, тесты подвергались обратной оценке, так что более высокие баллы всегда отражали лучшую производительность. Группа шизофрении и контрольная группа существенно различались по уровню образования. Мы согласовали обучение, чтобы дать консервативную оценку нарушений, связанных с заболеванием.Для оценки профилей была проведена серия анализов ковариационного контроля образовательных результатов нейропсихологических тестов. Группа (пациент против контроля) была межгрупповым фактором. Для корректировки уровня значимости всех анализов использовалась высококонсервативная поправка Бонферрони (критическое значение P = 0,002). Все тесты были двусторонними. Поскольку значения F в анализе ковариации в значительной степени зависят от размера выборки, который варьировался в этом исследовании, ES был вычислен с использованием SD нормальных контролей, чтобы измерить величину разницы в производительности между пациентами и контрольными пациентами по отдельным тестам.

    Последующий анализ последовательно сравнивал баллы пациентов по конкретному тесту со средним значением их баллов по остальным тестам в профиле. Эта процедура позволяла выборочно определять более выраженные дефициты. Поправка Бонферрони использовалась для корректировки уровня значимости анализа контраста. ES были рассчитаны для измерения величины различий.

    Демографические и нейропсихологические сравнения

    Как и ожидалось, наблюдалась значительная разница между пациентами и контрольной группой в образовании (F 1,395 = 76.13, P <0,001). Не было значительных различий между двумя группами по возрасту или уровню образования родителей.

    Мы сравнили показатели 21 пациента, которые кратковременно принимали лекарства перед тестированием, с показателями тех, кто не получал никаких лекарств. Никаких существенных различий в их производительности ни в одном из тестов не выявлено. Поэтому в дальнейших анализах они рассматривались как одна группа.

    Средние значения z баллов (с поправкой на образование) нейропсихологической батареи для нормального контроля и групп пациентов по индивидуальным результатам тестов сведены в Таблицу 2.После корректировки Бонферрони (критическое значение P = 0,002) пациенты показали значительно худшие результаты, чем контрольная группа, по всем тестам, за исключением баллов экономии как теста логической памяти, так и комплексного теста фигуры Рей-Остеррейта (отношение отсроченного отзыва к немедленному отзыву). и оценка интерференции теста Струпа (таблица 2).

    ES этих различий были вычислены с использованием SD нормальных контролей. В таблице 3 перечислены эти ES. Различия между пациентами и контрольной группой были наибольшими по шкале персеверативных ошибок WCST (ES, 1.86), оценка распознавания в тесте Rey Auditory Verbal Learning Test (ES, 1,70), оценка цифровых символов WAIS-R (ES, 1,69), оценка понимания WAIS-R (ES, 1,68), оценка компоновки изображений WAIS-R (ES, 1,59) , Непрерывный тест производительности: количество совпадений (ES, 1,56), и оценка немедленного вспоминания теста Rey Auditory Verbal Learning Test (ES, 1,53). Различия между пациентами и контрольной группой были наименее выражены по шкале сбережений теста Rey-Osterreith Complex Figure (ES, 0,09), баллу помехоустойчивости теста Stroop (ES, 0,29) и баллу экономии теста логической памяти (ES, 0.47).

    Сравнение показателей пациентов по каждому тесту со средним значением оставшихся тестов выявило значительно большее ухудшение цифрового символа WAIS-R (ES, −0,52), понимания WAIS-R (ES, −0,42) и изображения WAIS-R. аранжировка (ES, −0,29) баллов.

    Относительно хорошие результаты были отмечены по баллу интерференции теста Струпа (ES, 0,95), баллу экономии при тесте на сложную фигуру Рей-Остеррейта (ES, 0,70), шкале размаха цифр WAIS-R (ES, 0,53), тесту постукивания пальцем слева. рука (ES, 0.50), тест постукивания пальцем для правой руки (ES, 0,38), оценка экономии теста логической памяти (ES, 0,38) и оценка количества категорий WCST (ES, 0,30). Эти результаты сведены в Таблицу 3.

    Чтобы изучить, в какой степени на результаты нейропсихологических тестов влияют их текущие симптомы, была исследована взаимосвязь между результатами нейропсихологических тестов и тяжестью симптомов. Только отрицательные симптомы были связаны с нарушением когнитивных тестов, хотя ни одна из корреляций не превышала 0.28 (таблица 4).

    Как и ожидалось, в нашей большой выборке пациентов с первым эпизодом шизофрении, ранее не получавших нейролептики, были обнаружены существенные нарушения в большинстве аспектов познания. Эти результаты согласуются с предыдущими нейропсихологическими исследованиями пациентов с первым эпизодом шизофрении, а также с предыдущими результатами исследований хронической шизофрении. 7 , 32 -35 Присутствие этих дефицитов в выборке пациентов на очень ранних стадиях заболевания, большинство из которых никогда не принимало лекарства, отражает паттерны дисфункции, которые являются первичными и патофизиологически связаны с шизофренией без мешающие факторы длительного лечения, болезни или госпитализации.

    В тестах на память пациенты были такими же нарушенными в тестах на немедленное вспоминание, как и на тестах на отложенное вспоминание. Текущие результаты совпадают с ранее опубликованными Paulsen et al., 36 , которые предположили, что проблемы с памятью, проявляющиеся у пациентов с шизофренией, в первую очередь вызваны дефицитом кодирования и поиска, а не хранения.

    Мы также обнаружили доказательства нарушения ускоренных когнитивных задач с моторным компонентом и без него, таких как тест цифровых символов WAIS-R и тест Струпа, часть C.Относительно лучшая производительность пациентов при постукивании пальцами, ускоренная двигательная задача, по сравнению с другими временными тестами, предполагает, что низкая производительность в ускоренных задачах отражает брадифрению, а не брадикинезию. С этим выводом согласуется наблюдение, что пациенты с шизофренией страдали нарушениями теста Струпа, отражающего скорость познания. В частности, результаты пациентов по шкале C теста Струпа сильно отличались от показателей контрольной группы (ES, 1,3). Напротив, оценка интерференции теста Струпа у пациентов существенно не отличалась от контрольной группы и была значительно выше, чем их средняя оценка по остальным тестам (ES, 0.95). Это указывает на то, что низкая производительность пациентов в тесте Струпа в первую очередь вызвана медленной обработкой информации.

    Управленческие навыки (например, последовательность, организация и гибкость) были среди областей, которые были сильно нарушены по сравнению с контролем. Точно так же мы обнаружили доказательства более выраженного дефицита постоянного внимания и социального познания. Эти результаты согласуются с нашими гипотезами и с несколькими предыдущими сообщениями, подчеркивающими дисфункцию лобных долей при шизофрении.

    WCST часто используется при изучении шизофрении. Наши результаты указывают на значительное расхождение между двумя оценками WCST: количеством персеверативных ошибок и количеством категорий (парный тест t : t 83 = 4,44, P <0,001). Этот вывод может указывать на то, что пациенты испытывают большие трудности с когнитивной гибкостью, чем требования WCST к формированию концепций. Это объяснение согласуется с их результатами в подтесте на подобие WAIS-R.В качестве альтернативы, эта ассоциация может просто отражать то, что WCST менее требователен как концептуальная задача, чем как тест на когнитивную гибкость. Эти результаты показывают, что тщательный анализ конкретных переменных в нейропсихологических тестах может иметь решающее значение для правильной интерпретации когнитивных способностей. Аналогичным образом, изучение результатов тестов пациентов с вербальными компонентами (например, понимание, словарный запас, сходство, информация и беглость слов) также выявило расхождения. Пациенты продемонстрировали больше трудностей с тестом, который имеет аспект социального познания (т.е. понимание), чем с другими вербальными задачами (парный тест t : t 87 = 4.05, P <0,001). Точно так же парный тест t показал относительно худшую производительность при расположении изображений, тесте, который требует социального познания, по сравнению с другими подтестами производительности WAIS (т. Е. Конструкцией блока и завершением изображения) ( t 87 = 3,57, P <0,001).

    Симптомы слабо коррелировали с некоторыми когнитивными задачами. Однако другие тесты по существу не были связаны с симптомами при первом эпизоде ​​шизофрении.

    Наши данные о генерализованном нейрокогнитивном дефиците следует интерпретировать в контексте психометрических ограничений доступных в настоящее время нейропсихологических показателей. Неспособность устранить возможный смешивающий фактор — различительную способность различения различных задач — ограничивает интерпретируемость этого и любого другого исследования нейропсихологического функционирования пациентов с шизофренией. Еще одним ограничением этого исследования могло быть то, что пациенты проходили тестирование, когда не принимали лекарства во время острого эпизода.Это могло ухудшить их работу, чем было бы после лечения. Эту гипотезу можно было проверить только в том случае, если пациенты были протестированы после того, как их состояние стабилизировалось после лечения, что выходило за рамки текущего исследования. Включение подгруппы пациентов, которые проходили кратковременное лечение перед тестированием, можно рассматривать как потенциальное ограничение. Тем не менее, мы повторили анализ образца, никогда не принимавшего лекарства, и результаты были идентичными.

    В целом, эти результаты подчеркивают потребность в новых моделях для понимания шизофрении. Старые модели полезны для объяснения одного когнитивного дефицита, но не в состоянии описать сложные и разнообразные явления шизофрении. Несколько исследовательских групп, в том числе наша, следовали этой стратегии и предложили «кандидатные когнитивные процессы» 37 : например, дефицит в обработке информации, рабочей памяти, неспособность мыслить метапредставлениями и проблемы в поведении, управляемом репрезентациями. 38 -42 Мы предположили, что когнитивные нарушения при шизофрении включают в себя несколько функций, включая обучение, внимание, скорость обработки и исполнительные функции. Чтобы подчеркнуть разнообразие когнитивных нарушений при шизофрении и привлечь внимание к важности нарушенных кортикально-мозжечковых-таламо-корковых цепей, мы называем общий дефицит при шизофрении когнитивной дисметрией . 37 Эта концепция подчеркивает, что шизофрения отражает нарушение фундаментальных схем в головном мозге, что приводит к генерализованному дефициту базового когнитивного процесса, который приводит к нарушению всех когнитивных систем и подсистем, включая память, внимание, язык и исполнительные функции.Это подчеркивает важность объяснения множественных симптомов шизофрении путем определения основного механизма и попытки определить лежащие в его основе нейронные цепи.

    Автор, ответственный за переписку: Сомайя Мохамед, доктор медицины, доктор философии, 2911 JPP, Больницы и клиники Университета Айовы, доктор Хокинс 200, Айова-Сити, Айова 52242-1057 (электронная почта: [email protected]).

    Принята к публикации 30 марта 1999 г.

    1.Bilder RMLipschutz-Broch LReiter Р.Гайцлер SHMayerhoff Д.И.Либерман JA Интеллектуальный дефицит в первом эпизоде: свидетельство прогрессирующего ухудшения. Schizophr Bull. 1992; 18437-448Google ScholarCrossref 2.Heaton РКБааде Л.Э.Джонсон KL Результаты нейропсихологических тестов, связанных с психическими расстройствами у взрослых. Psychol Bull. 1978; 85141-162Google ScholarCrossref 3.Kolb BWhishaw IQ Показатели пациентов с шизофренией по тестам, чувствительным к левой или правой лобной, височной или теменной функции в неврологии. J Nerv Ment Dis. 1983; 171435-443Google ScholarCrossref 4.Seidman LJ Шизофрения и дисфункция мозга: интеграция последних результатов нейродиагностики. Psychol Bull. 1983; 94195-238Google ScholarCrossref 5.Goldberg Э. Зейдман L Высшие корковые функции у нормальных людей и при шизофрении: выборочный обзор. Steinhauer SRGruzelier Ю.Х.Зубин Джеды. Нейропсихология, психофизиология и обработка информации: Справочник по шизофрении Амстердам, Нидерланды Elsevier Science Publishers, 1991; 5553-597Google Scholar6.Зеленый MF Каковы функциональные последствия нейрокогнитивного дефицита при шизофрении? Am J Psychiatry. 1996; 153321-330Google Scholar7.Hoff А.Л.Риордан Хо’Доннелл DWMorris LDeLisi Л.Е. Нейропсихологическое функционирование больных шизофренией первого эпизода. Am J Psychiatry. 1992; 149898-903Google Scholar8.Sweeney JGretchen LHShuhua L Нейропсихологические нарушения и нарушения движений глаз при первом эпизоде ​​и хронической шизофрении. Schizophr Bull. 1992; 18283-293Google ScholarCrossref 9.

    Wechsler D Пересмотренная шкала интеллекта взрослых Векслера . Кливленд, Огайо Психологическая Корпорация, 1981;

    10.Hoff ARiordan Хо’Доннелл DStritzke PNeale CBoccio AAnand AKDeLisi LE Аномальная асимметрия боковой борозды и когнитивные функции при первом эпизоде ​​шизофрении. Schizophr Bull. 1992; 18257-270Google ScholarCrossref 11.Фрит CD Шизофрения, память и холинолитики. J Abnorm Psychol. 1984; 98463-472Google Scholar 12.Medalia AGold JMerriam A Влияние нейролептиков на результаты нейропсихологических тестов больных шизофренией. Arch Clin Neuropsychol. 1988; 3249-319Google ScholarCrossref 13.Bilder RMTurkel ELipschutz-Borch Либерман JA Влияние антипсихотических препаратов на нейропсихологические функции. Psychopharmacol Bull. 1992; 28353-366Сайкин 14. А.Я.Штасель DLGur GEKester DBMozley LHStafiniak PGur RC Нейропсихологический дефицит у пациентов с первым эпизодом шизофрении, ранее не получавших нейролептики. Arch Gen Psychiatry. 1994; 51124-1131Google ScholarCrossref 15.Ценситы DMRagland DJGur RCGur RE Нейропсихологические доказательства, подтверждающие модель развития нервной системы шизофрении: продольное исследование. Schizophr Res. 1997; 24289-298Google ScholarCrossref 16.Heinrichs RWZakzanis К.К. Нейрокогнитивные нарушения при шизофрии: количественный обзор доказательств. Нейропсихология. 1998; 12426-445Google ScholarCrossref 17.

    Hollingshead А.Б. Редлих FC Социальный класс и психические заболевания: образец сообщества . Нью-Йорк, Нью-Йорк Джон Уайли и сыновья 1958;

    18, Андриасен NCFlaum Марндт S Комплексная оценка симптомов и анамнеза (CASH): инструмент для оценки диагноза и психопатологии. Arch Gen Psychiatry. 1992; 49615-623Google ScholarCrossref 19.

    Andreasen NC Шкала оценки негативных симптомов (SANS) . Университет Айовы-Сити, штат Айова, 1983;

    20.

    Андреасен NC Шкала оценки положительных симптомов (SAPS) . Университет Айовы-Сити, штат Айова, 1984 год;

    21.

    Рейтан RMDavidson LA Клиническая нейропсихология: текущее состояние и применение .Нью-Йорк, NY Hemisphere Publishing Corp1974;

    22.

    Рейтан RMWoltson D Набор нейропсихологических тестов Холстеда-Рейтана: теория и клиническая интерпретация . Tucson, Ariz Neuropsychology Press, 1985;

    23.Valentino DArruda JGold S Сравнение QEEG и точности ответа у хороших и худших исполнителей во время задачи бдительности. Int J Psychophysiol. 1993; 15123-133Google ScholarCrossref 24.

    Benton AL Пересмотренный тест на визуальное удержание: клиническое и экспериментальное применение .4-е изд. Нью-Йорк, NY Psychological Corp1974;

    25.

    Векслер D Пересмотренная шкала памяти Векслера . Сан-Антонио, Tex Psychological Corp1987;

    26.

    Рей L’examen Clinique en Psyologie . Париж, Франция Прессы Universitaires de France, 1964;

    27. Рэй Психологическая экспертиза в травматических случаях энцефалопатии. Arch Psychol. 1941; 28286-340Google Scholar 28. Osterrieth PA Le test de copie d’une figure complex. Arch Psychol. 1994; 30206-356Google Scholar 29.

    Хитон РКЧелун GJTalley JLKay GGCurtiss G Wisconsin Card Sorting Test Manual . Одесса, Флорида, Ресурсы психологической оценки, 1993;

    30.

    Бентон Альхамшер K Многоязычный экзамен на афазию . Университет Айовы-Сити, штат Айова, 1976;

    31.

    Золотой CJ Stroop Color and Word Test: A Manual for Clinical and Experimental Use .Чикаго, штат Иллинойс, штат Иллинойс, 1978;

    32. Брафф DLHeaton РКук JCullum MMoranville JGrant IZisook S Общая картина нейропсихологического дефицита у амбулаторных пациентов с хронической шизофренией с неоднородными результатами Висконсинского теста сортировки карт. Arch Gen Psychiatry. 1991; 48891-898Google ScholarCrossref 33.Goldberg TERagland JDTorrey EFGold JMBigelow LBWeinberger DR Нейропсихологическая оценка монозиготных близнецов, дискордантных по шизофрении. Arch Gen Psychiatry. 1990; 471066-1072Google ScholarCrossref 34.Taylor MAAbrams R Когнитивные нарушения при шизофрении. Am J Psychiatry. 1984; 141196-201Google Scholar 35.Blanchard Дж. Нил JM Нейропсихологический признак шизофрении: генерализованный или дифференциальный дефицит? Am J Psychiatry. 1994; 15140-46 Google Scholar, 36. Паулсен JSHeaton RKSadek JRPerry WDelis DCBraff DKuck JZisook SJeste Д.В. Природа нарушений обучаемости и памяти при шизофрении. J Int Neuropsychol Soc. 1995; 188-99Google ScholarCrossref 37.Andreasen NCParadiso ТАК Лири DS «Когнитивная дисметрия» как интегративная теория шизофрении: дисфункция корково-подкорковых-мозжечковых цепей? Schizophr Bull. 1998; 26203-218Google ScholarCrossref 38.Braff DL Обработка информации и нарушение функций внимания при шизофрении. Schizophr Bull. 1993; 19233-259Google ScholarCrossref 39.Swerdlow NRLipska Б.К.Вайнбергер DRBraff DLJaskiw GEGeyer MA Повышенная чувствительность к сенсомоторным эффектам апоморфина после поражения медиальной префронтальной коры или вентрального гиппокампа у взрослых крыс. Психофармакология. 1995; 12227-34Google ScholarCrossref 40. Goldman-Rakic PS Дисфункция рабочей памяти при шизофрении. J Neuropsychiatry Clin Neurosci. 1994; 6348-357Google Scholar41.Frith CDFriston KLiddle П.Ф. Фрацковяк RS Волевое действие и префронтальная кора у человека: исследование с помощью ПЭТ. Proc R Soc Lond B Biol Sci. 1991; 244241–246Google ScholarCrossref 42.

    Frith CD Когнитивная нейропсихология шизофрении .Хиллсдейл, штат Нью-Джерси, Лоуренс А. Эрлбаум Ассошиэйтс, 1992;

    Эффективность различных типов когнитивных усилителей у пациентов с шизофренией: метаанализ

  • 1.

    Green, M. F. et al. Подход к согласованной когнитивной батарее для клинических испытаний при шизофрении: конференция NIMH-MATRICS для выбора когнитивных областей и критериев тестирования. Biol. Психиатрия 56 , 301–307 (2004).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 2.

    Киф, Р. С. и Фентон, В. С. Каким образом критерии DSM-V для шизофрении должны включать когнитивные нарушения? Schizophr. Бык. 33 , 912–920 (2007).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 3.

    Кан, Р. С. и Киф, Р. С. Шизофрения — когнитивное заболевание: время сменить фокус. JAMA Psychiatry 70 , 1107–1112 (2013).

    PubMed Статья Google ученый

  • 4.

    Чанг, В. К., Хуэй, К. Л., Чан, С. К., Ли, Э. Х. и Чен, Э. Ю. Влияние аволиции и когнитивных нарушений на функциональный результат при первом эпизоде ​​расстройства шизофренического спектра: проспективное последующее исследование в течение одного года. Schizophr. Res. 170 , 318–321 (2016).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Strassnig, M. T. et al. Детерминанты различных аспектов повседневного исхода при шизофрении: роль негативных симптомов, познания и функциональной способности. Schizophr. Res. 165 , 76–82 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 6.

    Грин, М. Ф., Керн, Р. С., Брафф, Д. Л. и Минц, Дж. Нейрокогнитивные нарушения и функциональные исходы при шизофрении: измеряем ли мы «правильные данные». Schizophr. Бык. 26 , 119–136 (2000).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 7.

    Wykes, T., Huddy, V., Cellard, C., McGurk, S. R., Czobor, P. Метаанализ когнитивного лечения шизофрении: методология и размеры эффекта. Am. J. Psychiatry 168 , 472–485 (2011).

    PubMed Статья Google ученый

  • 8.

    Husa, A. P. et al. Пожизненные антипсихотические препараты и когнитивные способности при шизофрении в возрасте 43 лет в общей популяции при рождении. Psychiatry Res. 247 , 130–138 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 9.

    Keefe, R. S. et al. Клинические испытания препаратов, потенциально улучшающих когнитивные функции, при шизофрении: что мы узнали на данный момент? Schizophr. Бык. 39 , 417–435 (2013).

    PubMed Статья Google ученый

  • 10.

    Чой, К.Х., Вайкс, Т. и Курц, М. М. Дополнительная фармакотерапия когнитивных нарушений при шизофрении: метааналитическое исследование эффективности. Брит Дж. Психиатр. 203 , 172–178 (2013).

    PubMed Статья Google ученый

  • 11.

    Смит Р. К., Сингх А., Инфанте М., Хандат А. и Клоос А. Влияние курения сигарет и никотинового назального спрея на психические симптомы и когнитивные функции при шизофрении. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 27 , 479–497 (2002).

    CAS Статья Google ученый

  • 12.

    Smith, R.C. et al. Влияние никотинового назального спрея на когнитивные функции при шизофрении. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 31 , 637–643 (2006).

    CAS Статья Google ученый

  • 13.

    Barr, R. S. et al. Влияние трансдермального никотина на познавательную способность у некурящих с шизофренией и непсихиатрических контрольных групп. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 33 , 480–490 (2008).

    CAS Статья Google ученый

  • 14.

    Цай, Г. Э. и Лин, П. Ю. Стратегии усиления нейротрансмиссии, опосредованной рецептором N-метил-D-аспартата, при шизофрении, критический обзор и метаанализ. Curr. Pharm. Des. 16 , 522–537 (2010).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 15.

    Iwata, Y. et al. Эффекты глутамат-положительных модуляторов на когнитивные нарушения при шизофрении: систематический обзор и метаанализ двойных слепых рандомизированных контролируемых исследований. Мол. Психиатрия 20 , 1151–1160 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 16.

    Киши, Т. Препараты против деменции при психопатологии и когнитивных нарушениях при шизофрении: систематический обзор и метаанализ. Внутр. J. Neuropsychopharmacol 21 , 748–757 (2018).

    PubMed Central Статья PubMed Google ученый

  • 17.

    Льюис, А. С., ван Шалквик, Г. И. и Блох, М. Х. Никотиновые агонисты альфа-7 для когнитивных нарушений при нейропсихиатрических расстройствах: трансляционный мета-анализ исследований на грызунах и людях. Прог. Neuropsychopharmacol. Биол. Психиатрия 75 , 45–53 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 18.

    Врикер, А., ван Берген, А. Х. и Кан, Р. С. Агенты, улучшающие когнитивные функции при шизофрении и биполярном расстройстве. Eur. Neuropsychopharmacol .: J. Eur. Coll. Neuropsychopharmacol. 25 , 969–1002 (2015).

    CAS Статья Google ученый

  • 19.

    Vernon, J. A. et al. Антидепрессанты при когнитивных нарушениях при шизофрении — систематический обзор и метаанализ. Schizophr. Res. 159 , 385–394 (2014).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 20.

    Гольдман-Ракич, П. С., Кастнер, С. А., Свенссон, Т. Х., Сивер, Л. Дж. И Уильямс, Г. В. Нацеливание на рецептор дофамина D1 при шизофрении: понимание когнитивной дисфункции. Psychopharmacol. (Berl.) 174 , 3–16 (2004).

    CAS Статья Google ученый

  • 21.

    Льюис, Д. А., Хашимото, Т. и Волк, Д. В. Кортикальные тормозные нейроны и шизофрения. Nat. Rev. Neurosci. 6 , 312–324 (2005).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 22.

    Фридман Дж. И., Стюарт Д.Г. и Горман, Дж. М. Потенциальные норадренергические мишени для улучшения когнитивных функций при шизофрении. Cns. Спектр. 9 , 350–355 (2004).

    PubMed Статья Google ученый

  • 23.

    Арнстен А. Ф. Адренергические мишени для лечения когнитивных нарушений при шизофрении. Psychopharmacol. (Berl.) 174 , 25–31 (2004).

    CAS Статья Google ученый

  • 24.

    Витткампф, Л.С., Арендс, Дж., Тиммерман, Л. и Лансел, М. Обзор модафинила и армодафинила в качестве дополнительной терапии у пациентов с шизофренией, принимающих антипсихотические препараты. Ther. Adv. Psychopharmacol. 2 , 115–125 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 25.

    Скоррелс, Л., Джонс, П. Б. и Саакян, Б. Дж. Эффекты модафинила на познание и эмоции при шизофрении и его нейрохимическая модуляция в головном мозге. Нейрофармакология 64 , 168–184 (2013).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 26.

    Голдберг, Т.Е., Киф, Р.С., Голдман, Р.С., Робинсон, Д.Г. и Харви, П.Д. Обстоятельства, при которых практика не становится совершенной: обзор литературы по влиянию практики при шизофрении и ее значение для исследований клинического лечения . Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 35 , 1053–1062 (2010).

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Графф, Ф. С., МакКлюр, М. М. и Сивер, Л. Дж. Реабилитация и когнитивные усилители при шизотипическом расстройстве личности. Curr. Относиться. Опции Психиатрия 1 , 369–375 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 28.

    Rosell, D. R. et al. Эффекты дигидрексидина, агониста дофаминовых рецепторов D1 (DAR-0100A), на рабочую память при шизотипическом расстройстве личности. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 40 , 446–453 (2015).

    CAS Статья Google ученый

  • 29.

    Арнстен, А. Ф. Катехоламиновая регуляция префронтальной коры. J. Psychopharmacol. 11 , 151–162 (1997).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 30.

    Маттай В.S. et al. Катехол-O-метилтрансфераза val158-met Генотип и индивидуальные вариации в ответе мозга на амфетамин. Proc. Natl. Акад. Sci. США 100 , 6186–6191 (2003).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 31.

    Zhang, X. Y. et al. Кратковременное лечение трописетроном и когнитивные нарушения и нарушения слухового прохода P50 при шизофрении. Am. J. Psychiatry 169 , 974–981 (2012).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 32.

    Buchanan, R. W. et al. Резюме семинара FDA-NIMH-MATRICS по дизайну клинических испытаний нейрокогнитивных препаратов для лечения шизофрении. Schizophr. Бык. 31 , 5–19 (2005).

    PubMed Статья Google ученый

  • 33.

    Sommer, I.E., Kleijer, H. & Hugdahl, K.К индивидуальному лечению галлюцинаций. Curr. Opin. Психиатрия 31 , 237–245 (2018).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 34.

    Moher, D., Liberati, A., Tetzlaff, J., Altman, D. G. & Group, P. Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: заявление PRISMA. J. Clin. Эпидемиол. 62 , 1006–1012 (2009).

    PubMed Статья Google ученый

  • 35.

    Кей, С. Р., Фисбейн, А. и Оплер, Л. А. Шкала положительных и отрицательных синдромов (PANSS) для шизофрении. Schizophr. Бык. 13 , 261–276 (1987).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 36.

    Keefe, R. S. et al. Краткая оценка когнитивных функций при шизофрении: надежность, чувствительность и сравнение со стандартной нейрокогнитивной батареей. Schizophr. Res. 68 , 283–297 (2004).

    PubMed Статья Google ученый

  • 37.

    Nuechterlein, K. H. et al. Когнитивная батарея консенсуса MATRICS, часть 1: выбор тестов, надежность и валидность. Am. J. Psychiatry 165 , 203–213 (2008).

    PubMed Статья Google ученый

  • 38.

    Боренштейн М., Хеджес Л., Хиггинс Дж. И Ротштейн Х. Введение в метаанализ .(Уайли, Чичестер, Великобритания, 2009 г.).

    Книга Google ученый

  • 39.

    Коэн Дж. Статистический анализ мощности для поведенческих наук . 2-е изд. (Лоуренс Эрлбаум, Нью-Джерси, 1988).

    Google ученый

  • 40.

    Хиггинс, Э. Т., Чен Идсон, Л., Фрейтас, А. Л., Шпигель, С. и Молден, Д. К. Перенос стоимости из соответствия. J. Pers. Soc. Psychol. 84 , 1140–1153 (2003).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 41.

    Розенталь Р. «Проблема с файловым ящиком» и допуск на нулевые результаты. Psychol. Бык. 86 , 638–641 (1979).

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Эггер, М., Дэйви Смит, Г. и Шнайдер, М. и Миндер, К. Смещение метаанализа обнаруживается с помощью простого графического теста. BMJ 315 , 629–634 (1997).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 43.

    Tsai, G., Yang, P., Chung, L.C., Lange, N. & Coyle, J. T. D-серин добавлен к антипсихотическим средствам для лечения шизофрении. Biol. Психиатрия 44 , 1081–1089 (1998).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 44.

    Goff, D. C. et al. Плацебо-контролируемое исследование добавления D-циклосерина к обычным нейролептикам у пациентов с шизофренией. Arch. Общая психиатрия 56 , 21–27 (1999).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 45.

    Tsai, G.E. et al. D-серин добавлен к клозапину для лечения шизофрении. Am. J. Psychiatry 156 , 1822–1825 (1999).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 46.

    Goff, D. C. et al. Плацебо-контролируемое пилотное исследование ампакина CX516, добавленного к клозапину при шизофрении. J. Clin. Psychopharmacol. 21 , 484–487 (2001).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 47.

    Duncan, E.J. et al. Влияние D-циклосерина на негативные симптомы шизофрении. Schizophr. Res. 71 , 239–248 (2004).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 48.

    Silver, H., Goodman, C., Isakov, V., Knoll, G. & Modai, I. Двойное слепое перекрестное сравнение эффектов амантадина или плацебо на зрительно-моторную и когнитивную функции. функция у пациентов с лекарственной шизофренией. Внутр. Clin. Psychopharmacol. 20 , 319–326 (2005).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 49.

    Buchanan, R. W. et al. Когнитивные и негативные симптомы в исследовании шизофрении (CONSIST): эффективность глутаматергических агентов при негативных симптомах и когнитивных нарушениях. Am. J. Psychiatry 164 , 1593–1602 (2007).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 50.

    Zoccali, R. et al. Эффект увеличения ламотриджина клозапина в выборке устойчивых к лечению пациентов с шизофренией: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Schizophr. Res. 93 , 109–116 (2007).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 51.

    Goff, D. C. et al. Плацебо-контролируемое дополнительное исследование ампакина CX516 для лечения когнитивных нарушений при шизофрении. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 33 , 465–472 (2008).

    CAS Статья Google ученый

  • 52.

    Goff, D. C. et al. Действие D-циклосерина один раз в неделю на негативные симптомы и познавательные способности при шизофрении: исследовательское исследование. Schizophr. Res. 106 , 320–327 (2008).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 53.

    de Lucena, D. et al. Улучшение негативных и позитивных симптомов при резистентной к лечению шизофрении: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование с мемантином в качестве дополнительной терапии к клозапину. J. Clin. Психиатрия 70 , 1416–1423 (2009).

    PubMed Статья CAS PubMed Central Google ученый

  • 54.

    Lieberman, J. A. et al. Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование мемантина в качестве дополнительного лечения у пациентов с шизофренией. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 34 , 1322–1329 (2009).

    CAS Статья Google ученый

  • 55.

    Marx, C.E. et al. Доказательство концепции нейростероидного прегненолона, направленного на когнитивные и негативные симптомы шизофрении. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 34 , 1885–1903 (2009).

    CAS Статья Google ученый

  • 56.

    Levkovitz, Y. et al. Двойное слепое рандомизированное исследование миноциклина для лечения негативных и когнитивных симптомов при ранней фазе шизофрении. J. Clin. Психиатрия 71 , 138–149 (2010).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 57.

    Chengappa, K. N. et al. Предварительное рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование L-карнозина для улучшения когнитивных функций при шизофрении. Schizophr. Res. 142 , 145–152 (2012).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 58.

    Ли, Дж. Г. и др. Дополнительная терапия мемантином для когнитивных нарушений при хронической шизофрении: плацебо-контролируемое пилотное исследование. Психиатрическое расследование. 9 , 166–173 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 59.

    Weiser, M. et al. Многоцентровое дополнительное рандомизированное контролируемое исследование низких доз d-серина при негативных и когнитивных симптомах шизофрении. Дж.Clin. Психиатрия 73 , e728 – e734 (2012).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 60.

    Vayisoglu, S. et al. Увеличение ламотриджина у пациентов с шизофренией, у которых наблюдается частичный ответ на лечение клозапином. Schizophr. Res. 143 , 207–214 (2013).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 61.

    D’Souza, D. C. et al. Осуществимость, безопасность и эффективность комбинации D-серина и компьютеризированной когнитивной переподготовки при шизофрении: международное совместное пилотное исследование. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 38 , 492–503 (2013).

    Артикул CAS Google ученый

  • 62.

    Lane, H. Y. et al. Дополнительное лечение шизофрении бензоатом: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое испытание ингибитора оксидазы D-аминокислот. JAMA Psychiatry 70 , 1267–1275 (2013).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 63.

    Liu, F. et al. Добавки миноциклина для лечения негативных симптомов ранней фазы шизофрении: двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование. Schizophr. Res. 153 , 169–176 (2014).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 64.

    Schoemaker, J.H., Jansen, W. T., Schipper, J. & Szegedi, A. Селективный ингибитор захвата глицина org 25935 в качестве дополнительного лечения атипичных антипсихотиков при преобладающих стойких негативных симптомах шизофрении: результаты исследования GIANT. J. Clin. Psychopharmacol. 34 , 190–198 (2014).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 65.

    Келли Д.L. et al. Дополнительный миноциклин у пациентов с шизофренией, принимающих клозапин, со стойкими симптомами. J. Clin. Psychopharmacol. 35 , 374–381 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 66.

    Lin, C. Y. et al. Дополнительный саркозин плюс бензоат улучшил когнитивные функции у пациентов с хронической шизофренией с постоянными клиническими симптомами: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. World J. Biol. Психиатрия: Офф. J. World Fed. Soc. Биол. Психиатрия. 18 , 357–368 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 67.

    Вирман, С. Р., Шульте, П. Ф., Смит, Дж. Д. и де Хаан, Л. Увеличение мемантина при резистентной к клозапину шизофрении: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое перекрестное исследование. Psychol. Med. 46 , 1909–1921 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 68.

    Kantrowitz, J. T. et al. Улучшение генерации негатива о несоответствии во время лечения d-серином при шизофрении: корреляция с симптомами. Schizophr. Res. 191 , 70–79 (2017).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 69.

    Mazinani, R., Nejati, S. & Khodaei, M. Влияние мемантина, добавленного к рисперидону, на симптомы шизофрении: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое клиническое испытание. Psychiatry Res. 247 , 291–295 (2017).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 70.

    Friedman, J. I. et al. Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование применения донепезила в качестве дополнительной терапии к рисперидону при когнитивных нарушениях при шизофрении. Biol. Психиатрия 51 , 349–357 (2002).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 71.

    Tugal, O., Yazici, K. M., Anil Yagcioglu, A. E. & Gogus, A. Двойное слепое плацебо-контролируемое перекрестное испытание дополнительного донепезила при когнитивных нарушениях при шизофрении. Внутр. J. Neuropsychopharmacol. / Выключенный. Sci. J. Coll. Int. Neuropsychopharmacol. 7 , 117–123 (2004).

    CAS Google ученый

  • 72.

    Kumari, V., Aasen, I., ffytche, D., Williams, SC & Sharma, T. Нейронные корреляты дополнительного лечения ривастигмином и антипсихотиков при шизофрении: рандомизированный, плацебо-контролируемый, двойной слепой ФМРТ исследование. Neuroimage 29 , 545–556 (2006).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 73.

    Шуберт, М. Х., Янг, К. А. и Хикс, П. Б. Галантамин улучшает когнитивные функции у больных шизофренией, стабилизированных на рисперидоне. Biol. Психиатрия 60 , 530–533 (2006).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 74.

    Fagerlund, B., Soholm, B., Fink-Jensen, A., Lublin, H., Glenthoj, B. Y. Влияние дополнительного лечения донепезилом к ​​зипразидону на когнитивные нарушения при шизофрении: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Clin. Neuropharmacol. 30 , 3–12 (2007).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 75.

    Kohler, C.G. et al. Донепезил не влияет на нейропознание и социальное познание у молодых людей со стабильной шизофренией. Cogn. Нейропсихиатрия 12 , 412–421 (2007).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 76.

    Lee, B.J., Lee, J.G. и Kim, Y.H. 12-недельное двойное слепое плацебо-контролируемое испытание донепезила в качестве дополнения к галоперидолу для лечения когнитивных нарушений у пациентов с хронической шизофренией. J. Psychopharmacol. 21 , 421–427 (2007).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 77.

    Lee, S. W., Lee, J. G., Lee, B. J. и Kim, Y. H. 12-недельное двойное слепое плацебо-контролируемое испытание галантамина в дополнение к обычным нейролептикам для когнитивных нарушений при хронической шизофрении. Внутр. Clin. Psychopharmacol. 22 , 63–68 (2007).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 78.

    Ахондзаде С. и др. 12-недельное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование дополнительной терапии донепезилом к ​​рисперидону при хронической и стабильной шизофрении. Прог. Neuropsychopharmacol. Биол. Психиатрия 32 , 1810–1815 (2008).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 79.

    Buchanan, R. W. et al. Галантамин для лечения когнитивных нарушений у людей с шизофренией. Am. J. Psychiatry 165 , 82–89 (2008).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 80.

    Dyer, M.A. et al. Повышение концентрации галантамина в высоких дозах уступает плацебо в отношении внимания, подавляющего контроля и производительности рабочей памяти у некурящих с шизофренией. Schizophr. Res. 102 , 88–95 (2008).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 81.

    Freedman, R. et al. Начальное испытание фазы 2 агониста никотина при шизофрении. Am. J. Psychiatry 165 , 1040–1047 (2008).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 82.

    Keefe, R. S. et al. Эффективность и безопасность донепезила у пациентов с шизофренией или шизоаффективным расстройством: значимые плацебо / практические эффекты в 12-недельном рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 33 , 1217–1228 (2008).

    CAS Статья Google ученый

  • 83.

    Shiina, A. et al. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование трописетрона у пациентов с шизофренией. Ann. Общая психиатрия 9 , 27 (2010).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 84.

    Hong, L.E. et al. Влияние умеренных доз варениклина на нейробиологические и когнитивные биомаркеры у курильщиков и некурящих с шизофренией или шизоаффективным расстройством. Arch. Общая психиатрия 68 , 1195–1206 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 85.

    Линденмайер, Дж. П. и Хан, А. Увеличение количества галантамина инъекционного рисперидона длительного действия для когнитивных нарушений при хронической шизофрении. Schizophr. Res. 125 , 267–277 (2011).

    PubMed Статья Google ученый

  • 86.

    Веллиган Д. и др. Оценка эффектов AZD3480 на когнитивные функции у пациентов с шизофренией. Schizophr. Res. 134 , 59–64 (2012).

    PubMed Статья Google ученый

  • 87.

    Shim, J. C. et al. Дополнительное лечение варениклином антипсихотическими препаратами при когнитивных нарушениях у людей с шизофренией: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Neuropsychopharmacol.: Выключенный. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 37 , 660–668 (2012).

    CAS Статья Google ученый

  • 88.

    Deutsch, S. I. et al. Ориентация на никотиновую нейротрансмиссию альфа-7 при шизофрении: новая стратегия агонистов. Schizophr. Res. 148 , 138–144 (2013).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 89.

    Либерман, Дж. А. и др. Рандомизированное исследовательское исследование агониста никотиновых рецепторов альфа-7 (TC-5619) для улучшения когнитивных функций при шизофрении. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 38 , 968–975 (2013).

    CAS Статья Google ученый

  • 90.

    Umbricht, D. et al. Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование, изучающее агонист никотинового альфа7, RG3487, на когнитивный дефицит при шизофрении. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 39 , 1568–1577 (2014).

    CAS Статья Google ученый

  • 91.

    Zhu, W. et al. Дополнительное лечение когнитивных нарушений у пациентов с хронической шизофренией: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Neuropsychiatr. Дис. Относиться. 10 , 1317–1323 (2014).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 92.

    Keefe, R. S. et al. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование энциклина, агониста альфа7-никотиновых ацетилхолиновых рецепторов, в качестве лечения когнитивных нарушений при шизофрении. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 40 , 3053–3060 (2015).

    CAS Статья Google ученый

  • 93.

    Walling, D. et al. Испытание фазы 2 агониста никотиновых рецепторов альфа-7 (TC-5619) при негативных и когнитивных симптомах шизофрении. Schizophr. Бык. 42 , 335–343 (2016).

    PubMed Статья Google ученый

  • 94.

    Haig, GM, Bain, EE, Robieson, WZ, Baker, JD & Othman, AA Рандомизированное испытание для оценки эффективности и безопасности ABT-126, селективного агониста никотиновых ацетилхолиновых рецепторов альфа7, при лечении когнитивных нарушений при шизофрении. Am. J. Psychiatry 173 , 827–835 (2016).

    PubMed Статья Google ученый

  • 95.

    Haig, G., Wang, D., Othman, AA & Zhao, J. Никотиновый агонист alpha7 ABT-126 в лечении когнитивных нарушений, связанных с шизофренией, у некурящих: результаты рандомизированной контролируемой фазы 2b учиться. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 41 , 2893–2902 (2016).

    CAS Статья Google ученый

  • 96.

    Shoja Shafti, S. & Azizi Khoei, A. Эффективность ривастигмина на положительные, отрицательные и когнитивные симптомы шизофрении: двойное слепое клиническое испытание. Ther. Adv. Psychopharmacol. 6 , 308–316 (2016).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 97.

    Buchanan, R. W. et al. Рандомизированное клиническое испытание окситоцина или галантамина для лечения негативных симптомов и когнитивных нарушений у людей с шизофренией. J. Clin. Psychopharmacol. 37 , 394–400 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 98.

    Sumiyoshi, T. et al. Улучшение когнитивных функций при шизофрении путем добавления тандоспирона к нейролептическому лечению. Am. J. Psychiatry 158 , 1722–1725 (2001).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 99.

    Поюровский М. и др. Влияние антагониста 5-HT2 миансерина на когнитивную дисфункцию у пациентов с хронической шизофренией: дополнительное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Eur. Neuropsychopharmacol .: J. Eur. Coll. Neuropsychopharmacol. 13 , 123–128 (2003).

    CAS Статья Google ученый

  • 100.

    Friedman, J. I. et al. Эффект дополнительного лечения циталопрамом в сочетании с атипичными антипсихотическими препаратами для улучшения когнитивных функций у пациентов с шизофренией. J. Clin. Psychopharmacol. 25 , 237–242 (2005).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 101.

    Sumiyoshi, T. et al. Влияние буспирона, частичного агониста серотонина 1A, на когнитивные функции при шизофрении: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Schizophr. Res. 95 , 158–168 (2007).

    PubMed Статья Google ученый

  • 102.

    Ахондзаде, С. и др. Добавлен ондансетрон для лечения стабильной шизофрении: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Schizophr. Res. 107 , 206–212 (2009).

    PubMed Статья Google ученый

  • 103.

    Berk, M. et al. Дополнительная терапия миртазапином при лечении шизофрении атипичными нейролептиками: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое клиническое исследование. Хум. Psychopharmacol. 24 , 233–238 (2009).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 104.

    Пискулич, Д., Олвер, Дж. С., Маруфф, П. и Норман, Т. Р. Лечение когнитивной дисфункции при хронической шизофрении путем усиления атипичных нейролептиков буспироном, частичным агонистом рецепторов 5-HT (1A). Хум. Psychopharmacol. 24 , 437–446 (2009).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 105.

    Stenberg, J.H. et al. Эффекты дополнительного приема миртазапина на нейропознание при шизофрении: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Внутр. J. Neuropsychopharmacol. / Выключенный. Sci. J. Coll. Int. Neuropsychopharmacol. 13 , 433–441 (2010).

    CAS Google ученый

  • 106.

    Mico, U. et al. Дулоксетин в качестве дополнительного лечения клозапину у пациентов с шизофренией: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Внутр. Clin. Psychopharmacol. 26 , 303–310 (2011).

    PubMed Статья Google ученый

  • 107.

    Морозова М.А., Бениашвили А.Г., Лепилкина Т.А., Рупчев Г.Е. Двойное слепое плацебо-контролируемое рандомизированное исследование эффективности и безопасности дополнительного лечения димебоном и рисперидоном у больных шизофренией в период перехода от острого психотического эпизода до ремиссии. Психиатр. Дунай. 24 , 159–166 (2012).

    PubMed Google ученый

  • 108.

    Niitsu, T. et al. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование флувоксамина у пациентов с шизофренией: предварительное исследование. J. Clin. Psychopharmacol. 32 , 593–601 (2012).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 109.

    Морозова М.A. et al. Дополнительные клинические эффекты селективного антагониста 5HT6 рецепторов AVN-211 (CD-008-0173) у пациентов с шизофренией, стабилизированные на антипсихотическом лечении: пилотное исследование. CNS Spectr. 19 , 316–323 (2014).

    PubMed Статья Google ученый

  • 110.

    Sheikhmoonesi, F., Zarghami, M., Bahari Saravi, SF, Khalilian, A. & Ala, S. Тройное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое испытание для изучения эффективности буспирона, добавленного к типичным антипсихотические препараты у больных хронической шизофренией. J. Res. Med. Sci .: Off. J. Isfahan Univ. Med. Sci. 20 , 140–145 (2015).

    CAS Google ученый

  • 111.

    Samadi, R., Soluti, S., Daneshmand, R., Assari, S. & Manteghi, AA Эффективность увеличения рисперидона ондансетроном в лечении негативных и депрессивных симптомов при шизофрении: рандомизированное клиническое исследование . Иран. J. Med. Sci. 42 , 14–23 (2017).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 112.

    Pietrzak, R.H., Снайдер, П. Дж. И Маруфф, П. Использование острой проблемы с d-амфетамином для моделирования когнитивного улучшения при хронической шизофрении. Хум. Psychopharmacol. 25 , 353–358 (2010).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 113.

    Кафзан, Х., Бен-Шахар, Д. и Кляйн, Э. Энтакапон, усиление антипсихотической терапии у больных шизофренией с негативными симптомами; двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Внутр. J. Neuropsychopharmacol. / Выключенный. Sci. J. Coll. Int. Neuropsychopharmacol. 17 , 337–340 (2014).

    CAS Google ученый

  • 114.

    Girgis, R. R. et al. Доказательство концепции, рандомизированное контролируемое испытание DAR-0100A, агониста рецептора дофамина-1, для улучшения когнитивных функций при шизофрении. J. Psychopharmacol. 30 , 428–435 (2016).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 115.

    Lewis, D. A. et al. Субъединично-селективная модуляция нейротрансмиссии и познания рецептора ГАМК типа А при шизофрении. Am. J. Psychiatry 165 , 1585–1593 (2008).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 116.

    Buchanan, R. W. et al. Рандомизированное клиническое испытание MK-0777 для лечения когнитивных нарушений у людей с шизофренией. Biol. Психиатрия 69 , 442–449 (2011).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 117.

    Friedman, J. I. et al. Лечение гуанфацином когнитивных нарушений при шизофрении. Neuropsychopharmacol .: Off. Publ. Являюсь. Coll. Neuropsychopharmacol. 25 , 402–409 (2001).

    CAS Статья Google ученый

  • 118.

    Friedman, J. I. et al. Пилотное исследование дополнительного лечения атомоксетином к нейролептикам второго поколения при когнитивных нарушениях при шизофрении. J. Clin. Psychopharmacol. 28 , 59–63 (2008).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 119.

    Kelly, D. L. et al. Рандомизированное двойное слепое исследование атомоксетина при когнитивных нарушениях с участием 32 человек с шизофренией. J. Clin. Психиатрия 70 , 518–525 (2009).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 120.

    Поюровский М., Фараджиан С., Фукс С. и Пашинян А. Влияние селективного ингибитора обратного захвата норэпинефрина ребоксетина на когнитивную дисфункцию у пациентов с шизофренией: дополнительное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Isr. J. Psychiatry Relat. Sci. 46 , 213–220 (2009).

    PubMed Google ученый

  • 121.

    Sevy, S. et al. Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование модафинила для лечения усталости и когнитивных функций у пациентов с шизофренией, принимающих психотропные препараты. J. Clin. Психиатрия 66 , 839–843 (2005).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 122.

    Пьер, Дж. М., Пелоян, Дж. Х., Виршинг, Д. А., Виршинг, В. К. и Мардер, С. Р. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое испытание модафинила при негативных симптомах шизофрении. J. Clin. Психиатрия 68 , 705–710 (2007).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 123.

    Goff, D. C. et al. Плацебо-контролируемое исследование влияния силденафила на когнитивные функции при шизофрении. Psychopharmacol. (Berl.) 202 , 411–417 (2009).

    CAS Статья Google ученый

  • 124.

    Kane, J. M. et al. Армодафинил в качестве дополнительной терапии у взрослых с когнитивными нарушениями, связанными с шизофренией: 4-недельное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. J. Clin. Психиатрия 71 , 1475–1481 (2010).

    PubMed Статья Google ученый

  • 125.

    Bobo, WV, Woodward, ND, Sim, MY, Jayathilake, K. & Meltzer, HY Влияние дополнительного армодафинила на когнитивные функции и психопатологию у пациентов с шизофренией / шизоаффективным расстройством, принимающих антипсихотические препараты: рандомизированное, двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Schizophr. Res. 130 , 106–113 (2011).

    PubMed Статья Google ученый

  • 126.

    Javitt, D.C. et al. Влияние нейрозащитного пептида давунетида (AL-108) на познавательную способность и функциональную способность при шизофрении. Schizophr. Res. 136 , 25–31 (2012).

    PubMed Статья Google ученый

  • 127.

    Кейн, Дж. М., Янг, Р. и Юаким, Дж. М. Дополнительный армодафинил для негативных симптомов у взрослых с шизофренией: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Schizophr.Res. 135 , 116–122 (2012).

    PubMed Статья Google ученый

  • 128.

    Yi, Z. et al. Розиглитазон и когнитивные функции у пациентов с шизофренией, принимающих клозапин: пилотное исследование. Psychiatry Res. 200 , 79–82 (2012).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 129.

    Lohr, J. B. et al. Модафинил улучшает вызванный антипсихотиками паркинсонизм, но не улучшает дневную сонливость, психиатрические симптомы или когнитивные функции при шизофрении и шизоаффективном расстройстве: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Schizophr. Res. 150 , 289–296 (2013).

    PubMed Статья Google ученый

  • 130.

    Huerta-Ramos, E. et al. Влияние ралоксифена на когнитивные функции у женщин в постменопаузе с шизофренией: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Eur. Neuropsychopharmacol .: J. Eur. Coll. Neuropsychopharmacol. 24 , 223–231 (2014).

    CAS Статья Google ученый

  • 131.

    Lees, J. et al. Модафинил и улучшение когнитивных функций при шизофрении и здоровых добровольцах: эффекты батареи тестов в рандомизированном контролируемом исследовании. Psychol. Med. 47 , 2358–2368 (2017).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • Часто употребляемые наркотики от шизофрении, связанные с более серьезными когнитивными нарушениями

    В статье в выпуске Американского журнала психиатрии от 14 мая 2021 г. Медицинские сообщают, что лекарства, обычно назначаемые для уменьшения выраженности симптомов физического и психического здоровья, связанных с шизофренией, могут иметь кумулятивный эффект ухудшения когнитивной функции у пациентов.

    Психотропные препараты часто необходимы и полезны, но они обладают другими вторичными свойствами, которые не имеют прямого отношения к уменьшению симптомов, включая антихолинергические свойства. То есть, помимо их реальных предполагаемых эффектов, они также ингибируют ацетилхолин, нейромедиатор, который важен для передачи сигналов в головном мозге и для ряда других функций организма. Помимо шизофрении, которой, по оценкам, страдают примерно 1,5 миллиона американцев, лекарства с холинолитическими свойствами используются для лечения широкого спектра состояний, включая недержание мочи, хроническое обструктивное заболевание легких и некоторые мышечные расстройства.

    «Многие лекарства обладают антихолинергическим действием, и мы все больше осознаем их потенциальные долгосрочные риски», — сказал ведущий автор исследования Яш Джоши, доктор медицины, доцент кафедры психиатрии Медицинской школы Калифорнийского университета в Сан-Диего.

    Фактически, антихолинергические препараты связаны с когнитивными нарушениями и повышенным риском деменции у здоровых взрослых. Например, исследование 2020 года, проведенное учеными Медицинской школы Калифорнийского университета в Сан-Диего, обнаружило связь между холинолитиками и повышенным риском болезни Альцгеймера.Другое исследование, на которое ссылаются авторы, показало, что прием всего одного сильнодействующего антихолинергического препарата в течение трех лет был связан с 50-процентным увеличением шансов развития деменции за 11-летний период исследования.

    Люди, живущие с шизофренией, обычно испытывают значительные трудности с вниманием, обучением, памятью, исполнительными функциями (такими как рассуждение и планирование) и социальным познанием. Поскольку эти психические процессы имеют решающее значение для многих повседневных действий, когнитивные нарушения при шизофрении могут привести к значительной инвалидности.

    В последнем исследовании Джоши и его коллеги стремились всесторонне охарактеризовать, как кумулятивная антихолинергическая нагрузка от различных классов лекарств влияет на когнитивные способности пациентов с шизофренией.

    «Мы хотели лучше понять, как бремя антихолинергических препаратов влияет на когнитивные функции людей, которые, возможно, уже имеют некоторые когнитивные трудности из-за шизофрении», — сказал он.

    Исследователи изучили медицинские записи, включая прописанные лекарства, 1120 участников исследования с шизофренией.Они обнаружили, что 63 процента участников имели оценку антихолинергической когнитивной нагрузки (ACB) не менее 3.

    «Это поразительно, потому что предыдущие исследования показали, что оценка ACB, равная 3, у здорового пожилого человека связана с когнитивной дисфункцией и на 50 процентов увеличился риск развития слабоумия », — сказал Джоши.

    Примечательно, что примерно у четверти пациентов с шизофренией, участвовавших в исследовании, показатель ACB составлял 6 или более.

    Авторы писали, что, хотя такие цифры могут быть высокими для людей, не страдающих какими-либо психическими заболеваниями, их нетрудно достичь у пациентов, получающих обычную психиатрическую помощь, которая часто включает лекарства с антихолинергическими свойствами.Например, пациент, которому ежедневно назначают оланзапин при симптомах психоза, уже начинает с 3 баллов по шкале ACB; Добавьте гидроксизин при тревоге и бессоннице у одного и того же пациента, и их оценка по шкале ACB удвоится. Многие пациенты с шизофренией лечатся несколькими психотропными препаратами — другие лекарства от других заболеваний могут еще больше усугубить это бремя.

    «Даже благонамеренные клиницисты легко могут непреднамеренно способствовать увеличению бремени антихолинергических препаратов посредством регулярного и надлежащего ухода», — сказал Грегори Лайт, доктор философии, профессор психиатрии и старший автор.«Уникальное открытие заключается в том, что это бремя исходит от лекарств, которые мы обычно не считаем типичными антихолинергическими агентами».

    Авторы заявили, что ACB следует учитывать, когда врачи назначают лекарства пациентам с шизофренией, отмечая, что появляющиеся данные свидетельствуют о том, что снижение антихолинергической нагрузки связано не только с когнитивной пользой, но и с улучшением качества жизни.

    «Здоровье мозга при шизофрении — это игра в дюймы, и даже небольшие негативные эффекты на когнитивные функции из-за бремени антихолинергических препаратов могут иметь большое влияние на жизнь пациентов», — сказал Джоши.

    «Все, кто заботится о больных шизофренией — поставщики психиатрических услуг, поставщики первичной медико-санитарной помощи, специалисты и близкие — должны проявлять бдительность в попытках снизить антихолинергическое бремя целостным образом, чтобы мы могли хорошо заботиться о наших пациентах в течение длительного времени. -срочное когнитивное здоровье. Если это клинически осуществимо и безопасно, это может включать уменьшение количества психотропных препаратов, замену одних психотропных препаратов на другие с более низкими антихолинергическими свойствами или использование дополнительных подходов для улучшения когнитивных функций.”

    Соавторы: Дэвид Л. Брафф, Нил Свердлоу, Тиффани А. Гринвуд, Лора Р. Макдональд, Хуан Л. Молина, Джон А. Нунгарай, Джойс Спрок и Мин Т. Цуанг, все из Калифорнийского университета в Сан-Диего и / или VA San Diego Healthcare System; Майкл Л. Томас, Государственный университет Колорадо; Майкл Ф. Грин, Кейт Х. Нюхтерлейн и Кэтрин А. Шугар, все из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе; Рубен К. Гур, Ракель Э. Гур и Брюс И. Турецкий — все из Пенсильванского университета; Уильям С. Стоун, Гарвардская медицинская школа и Медицинский центр диаконис Бет Исраэль; Лаура К.Лаззерони, Стэнфордский университет; Аллен Д. Рэдант и Дебби В. Цуанг из Вашингтонского университета и VA Puget Sound Health Care System; Джереми М.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *