Содержание

Метод психодрамы

Психодрама — это метод групповой работы, представляющий ролевую игру, в ходе которой используется драматическая импровизация как способ изучения внутреннего мира участников группы и создаются условия для спонтанного выражения чувств, связанных с наиболее важными для клиента проблемами. Психодрама основана на игровом принципе.

Понятие о драме как о коррекционном методе возникло в результате эксперимента, который был поставлен Якобом Леви Морено (1892-1974) по окончании первой мировой войны. Этот эксперимент получил название «спонтанный театр«. Впервые Морено задумался о терапевтическом потенциале игровых методик, когда обратил внимание на то, как гуляющие в парках Вены дети разыгрывали свои фантазии.

По версии самого Морено, идея психодрамы как метода воздействия возникла у него после того, как один из актеров его театра рассказал о своих проблемах в отношении с невестой. При содействии труппы Морено вывел актера вместе с его личными проблемами на сцену. Эксперимент оказался весьма полезным как для жениха с невестой, так и для всей группы.

Морено стал экспериментировать с подобными групповыми представлениями дальше, применяя уже более формализованные исследовательские методы и разрабатывая технические приемы, которые позже стали неотъемлемой частью психодрамы. Создавая свою методику, Морено исходил из того, что человек обладает естественной способностью к игре и, исполняя различные роли, получает возможность экспериментировать с реалистичными и нереалистичными жизненными ролями, творчески работать над собственными проблемами и конфликтами. В ходе разыгрывания ситуации возникают спонтанность, креативность, подлинная эмоциональная связь между участниками ситуации, катарсис, способствующий достижению творческой активности и инсайта.

В психодраме человеку предлагается роль героя в игре, содержание которой сосредоточено на его проблемах. Таким образом, он может свободно выражать свои чувства в направляемых психологом импровизациях, а другие актеры исполняют роли главных персонажей его реальной жизни.

Участники сеанса внимательно следят за событиями и соотносят происходящее на сцене со своими собственными затруднениями.

Цель психодрамы — диагностика и коррекция неадекватных состояний и эмоциональных реакций, их устранение, отработка социальной перцепции, углубление самопознания. Психодрама помогает клиенту раскрыть глубинные эмоции в гораздо более яркой и действенной форме, чем это позволяют сделать другие методы, основанные на словесном описании переживания. Во время психодрамы происходит поиск эффективных путей решения психологических проблем разных уровней: от обыденного, бытового до экзистенциального. Клиент с помощью ведущего и группы воспроизводит в драматическом действии значимые события своей жизни, разыгрывает сцены, имеющие отношения к его проблемам. Сцены разыгрываются таким образом, как если бы они происходили в данный момент. Действие структурируется так, чтобы способствовать прояснению и конкретизации проблемы. Анализируются новые роли, альтернативные, аффективные и поведенческие стили, осуществляются поиск и апробирование более конструктивных моделей решения проблемы. Действия, физические движения, на которых построена психодрама, повышают возможность использования такого важного источника познания себя и других, как сигналы невербального поведения.

Работа группы психодрамы проводится в форме сюжетно-ролевой игры на избираемую самими клиентами тему, которая представляет собой реальную проблему кого-либо из участников. Роли в психодраме задаются и исполняются таким образом, чтобы способствовать глубокому пониманию и решению возникшей проблемы.

Психодрама призвана помогать тем клиентам, у которых имеются трудности в вербализации своих чувств и своего жизненного опыта в целом. В психодраматической ситуации клиент одновременно и главный герой своей драмы, и ее творец, исследователь себя и своей жизни.

Используется этот метод при отклоняющемся поведении у детей и подростков для устранения неадекватных эмоциональных реакций и отработки навыков социальной перцепции. В качестве разновидностей терапевтической драматизации А. Вольтман использует биодраму и кукольную драматизацию. Особенность биодрамы в том, что между детьми распределяются роли зверей. Авторы данного метода полагают, что ребенку, особенно дошкольнику, легче принять роль животного, чем роль самого себя, своих товарищей или родителей. При кукольных драматизациях взрослые разыгрывают перед ребенком кукольный спектакль, проигрывая конфликтные или значимые для него ситуации. Целесообразно использовать кукольные драматизации с преддошкольниками и дошкольниками, с которыми затруднен контакт.

Возможна и другая форма, когда один из участников группы в театрализованной форме рассказывает о событиях своей жизни. При этом важное значение имеют импровизация и доброжелательность группы.

Наиболее успешно психодрама используется в комплексе с другими методами групповой работы (в частности, с групповой дискуссией, психогимнастикой), так как препятствует излишней рационализации и интеллектуализации, помогает клиенту выразить трудновербализуемые эмоции и способствует достижению осознания. Психодрама как составная часть групповой работы широко используется при коррекционной работе с эмоциональными расстройствами, некоторыми психосоматическими заболеваниями, в работе с детьми и подростками, а также в семейной психокоррекции.

Рассказчик в зависимости от избранной формы работы может быть участником или зрителем, больше или меньше влиять на ход драматизации. Необходимое условие для проведения психодрамы — доброжелательность группы, спонтанность поведения, импровизация. «

Проживая» важные ситуации, человек по-новому осознает проблемы, способы своего реагирования, отношения к событиям, ценностям, конкретным делам. Он открывает новые возможности построения отношений и самореализации.

Большое значение в психодраме уделяется катарсическому эффекту, возникающему при отреагировании внутренних конфликтов, выявляемых в ходе психодраматического действия.

Элементы психодрамы широко используются в других направлениях: в гештальттерапии, в поведенческой терапии, в социально-психологическом тренинге, деловых играх и т. д.

Задачи психодрамы:

  1. Творческое переосмысление собственных проблем и конфликтов.
  2. Выработка более глубокого и адекватного самопонимания клиентом.
  3. Преодоление неконструктивных поведенческих стереотипов и способов эмоционального реагирования.
  4. Формирование нового адекватного поведения и новых способов эмоционального реагирования.

Психодраматическое разыгрывание ролей изменяет поведение клиента, его отношение, установки, способы эмоционального реагирования. В качестве факторов, положительно влияющих на изменение установок, указывают: предоставление клиенту свободного выбора как относительно участия в психодраме, так и относительно роли, вовлечение клиента в исполнительскую деятельность, появление возможности внести в игру собственные импровизации, получение клиентом положительного подкрепления по окончании действия.

Психодрама способствует преодолению защитных позиций у клиента, усиливает эмоциональную вовлеченность, помогает изучению собственных проблем, достижению катарсиса и инсайта

.

Классическая процедура психодрамы включает в себя 5 основных элементов:

  1. Протагонист.
  2. Режиссер (фасилитатор).
  3. Вспомогательные «Я».
  4. Зрители.
  5. Сцена.

Протагонист — первый игрок (от греческих слов «ргоtos» — первый и «agon» -борьба, игра), изображает в психодраме героя, главного исполнителя психодраматической сцены, который представляет свои проблемы. Протагонист создает образ собственной жизни. Он является главным персонажем, и на него обращены взгляды всей группы. С помощью режиссера, аудитории и специальных постановочных приемов протагонист воссоздает свою актуальную психологическую реальность, чтобы достичь инсайта и улучшить способность функционирования в реальной жизни.

Режиссер — тот, кто помогает клиенту исследовать свои проблемы. Как правило, это психолог. Его функции заключаются в организации психодраматического действия, пространства, создании атмосферы доверия, стимулировании участников к спонтанности, подготовки протагониста и всей группы к ролевой игре, выявлении проблем, переживаний клиента, комментировании, включении вспомогательных персонажей, организации обсуждения, эмоционального обмена и анализа, интерпретации происходящего.

Режиссер создает в группе определенную атмосферу, распределяет роли (запускает представления, дает им определенные направления),
предоставляя тем самым всем членам группы возможность перевести свои мысли и чувства на язык драматического действия. От хорошего режиссера требуются такие качества, как гибкость, способность привлечь к участию в психодраме всю группу.

Режиссер в психодраме выполняет функции постановщика, аналитика, терапевта.

В роли постановщика режиссер организует работу в группе, побуждает участников к выражению их мыслей в сценических действиях. Постановщик должен быть чрезвычайно чувствительным ко всем вербальным и невербальным проявлениям психических состояний актеров психодрамы и настроения ее зрителей. Главными качествами хорошего постановщика считают творческий подход к работе, гибкость, способность вовлекать в психодраматическое действие всех без исключения членов группы.

В роли аналитика режиссер обсуждает действия всех участников психодрамы, интерпретирует их поведение, мысли и чувства. В роли аналитика руководитель группы интерпретирует и комментирует поведение каждого члена группы во время представления. Кроме того, он выделяет и анализирует общие реакции участников на отдельные эпизоды.

В роли терапевта руководитель психодраматического действия направляет его в нужное психокорректирующее русло. В роли терапевта режиссер психодрамы старается помочь участникам изменить нежелательные формы поведения. Терапевт может позволить себе сидеть в кресле, разрешая участникам вести спектакль самостоятельно, или может быть в высшей степени активным, подталкивая членов группы к действиям. Как любой руководитель режиссер может оказаться мишенью для критики со стороны группы, но, будучи в то же время членом группы, должен быть открытым для критики и не защищаться от нападок.

Вспомогательные «Я» — это клиенты, исполняющие вспомогательные роли и усиливающие функции психолога. Вспомогательные «Я» могут олицетворять значимых для протагониста людей или части его собственного «Я».

Основные функции вспомогательных «Я»: сыграть роль, которая необходима протагонисту для реализации замысла; помочь понять, как протагонист воспринимает взаимоотношения с другими персонажами; сделать видимым неосознаваемые протагонистом отношения; направлять протагониста в решении проблем и конфликтов; помочь протагонисту перейти от драматического действия к реальной жизни.

Вспомогательные «Я» решают в психодраме следующие задачи:

  • Изображают отсутствующих реальных или воображаемых лиц, имеющих отношение к протагонисту, и становятся носителями его переносов и проекций в психодраме.
  • Являются посредниками между ведущим психодрамы и протагонистом и, как таковые, должны концентрироваться как на протагонисте и его игре, так и на ведущем психодрамы и его указаниях.
  • Выполняют социотерапевтическую функцию, помогая протагонисту изображать и исследовать собственные межчеловеческие отношения, а также проводить диалог со своими жизненными партнерами. Благодаря интенсивному сопереживанию в разыгрываемой ситуации ролевая обратная связь предоставляет возможность протагонисту еще больше прояснить себе и понять изображенные в драме межчеловеческие отношения.

Вспомогательное «Я» олицетворяет тех людей, которые имели особенное значение в жизни протагониста. Этих персонажей изображают в психодраме члены группы с целью усиления впечатления от межличностных отношений протагониста. Это могут быть роли властной матери, деспотичного отца, пылкого любовника, несправедливого начальника, заботливого друга и др. Хороший исполнитель роли вспомогательного «Я» должен уметь быстро в эту роль войти, точно ее исполнить. Играть он должен так, как представил роль протагонист или как подсказывает интуиция, но не так, как он сам вел бы себя в аналогичных реальных обстоятельствах.

В некоторых группах вводятся профессиональные вспомогательные «Я», которые прошли специальную подготовку и могут легко входить в любые образы.

Таким образом, вспомогательные «Я» — это участники группы, представляющие отсутствующих людей такими, какими они предстают во внутреннем мире клиента. Вспомогательные «Я» выступают в двойном качестве: являясь, с одной стороны, как бы продолжением режиссера в его взаимодействиях с клиентом, с другой — продолжением клиента, так как они помогают ему изображать его внутренние отношения к значимым другим в его жизни. Клиент-протагонист обычно сам выбирает вспомогательные «Я». Они могут быть либо другими клиентами, либо режиссером, либо зрителями.

Несмотря на то что клиент выбирает в качестве вспомогательного «Я» того, кто напоминает ему конкретного человека, внешнее сходство оказывается отнюдь не решающим фактором. Например, клиент, всю жизнь ощущавший давление со стороны матери, может выбрать для исполнения роли своей матери массивного высокого мужчину, хотя в реальной жизни его мать может быть небольшого роста и хрупкого сложения. Здесь важно то, что клиент всегда воспринимал свою мать великаном и потому выбирает очень крупного мужчину для изображения ее в психодраматическом действии.

В качестве зрителей выступают члены группы, не принимающие непосредственного участия в психодраматическом действии, но обсуждающие ситуацию после ее завершения (не только относительно протагониста и участников психодрамы, но и применительно к самим себе). На заключительном этапе занятия они демонстрируют свое эмоциональное отношение к происходящему, рассказывают о волнующих их проблемах и конфликтах, которые аналогичны разыгранным в психодраме.

Задача зрителей, с одной стороны, помочь протагонисту, реагируя критически или сочувственно на то, что происходит на сцене, с другой — помочь самим себе, переживая происходящее на сцене и таким образом достигая инсайта в отношении своих собственных мотивов и конфликтов. Когда сценическое действие заканчивается, зрители могут помочь протагонисту осознать его собственные проблемы, не анализируя их по стереотипу психолога, диагностирующего клинический случай, а рассказывая различные случаи из своего личного опыта, похожие на то, что происходило с протагонистом.

В результате он чувствует себя увереннее, зная, что неодинок со своими проблемами, что другие тоже могут испытывать подобные трудности и вследствие этого они способны к сопереживанию и пониманию его ситуации.

Сцена — это место в пространстве, где разворачивается действие. Часто психодраму применяют в специально организованных для этого театрах или приспособленных для игры кабинетах.

Классической формой психодраматической сцены является сцена в Мореновском терапевтическом театре, в Беконе, штат Нью-Йорк. Она представляет собой трехъярусную конструкцию, над которой возвышается полукруглый балкон.

Располагаясь на первом ярусе, протагонист и ведущий психодрамы оказываются вне групповой ситуации, попадают непосредственно в пространство психодрамы. На втором ярусе, где они сидят друг перед другом или прохаживаются по сцене, происходит вступительная беседа, при этом группа в той или иной степени исчезает из поля зрения протагониста. На третьем ярусе может осмысливаться и эмоционально переживаться уже разыгранная сцена, которая затем может плавно перейти в другую. Само психодраматическое действие разыгрывается на третьем ярусе, на круглой платформе, которая насчитывает 4 м в диаметре.

Балкон служит для конкретизации различного пространственного опыта, например взлета или падения, подъема или спуска, вскарабкивания или соскальзывания.

Если же нет подобной сцены, то вместо нее может быть использовано любое пространство в кругу группы. Оно должно быть достаточно велико, чтобы протагонист и антагонист имели простор для психодраматического действия, а само помещение должно иметь правильные пропорции.

Слишком маленькие помещения ограничивают свободу перемещения исполнителей, слишком большие — отрицательно сказываются на групповом чувстве, слишком светлые, невыразительные непригодны для изображения драматичных воображаемых или исполненных теплыми человеческими чувствами сцен. Если нет цветовых возможностей освещения, то освещение можно варьировать с помощью оконных штор и переносных ламп. В качестве реквизита используются простые для транспортировки стулья с небольшим столиком.

Якоб Леви Морено | ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА г.

НИЖНЕГО НОВГОРОДА

    Якоб Леви Морено – социальный психолог и психиатр. Чем замечателен: опираясь на психоанализ и гештальт, Морено изучал психологические взаимоотношения людей в малых группах; исходил из того, что, кроме макроструктуры общества, изучаемой социологией, существует внутренняя неформальная микроструктура, образуемая переплетением индивидуальных влечений, притяжений, отталкиваний, для исследования которой он предложил социометрию. В тех случаях, когда внешняя, формальная структура группы не соответствует внутренней, по Морено, тогда имеет место конфликт. Для их выявления и лечения Морено предложил психодраму, получившую широкое распространение в социальной психологии и психиатрии как действительно эффективный метод. (Психодрама — в буквальном переводе с греческого это слово означает «действие души», ключевое слово – «действие». В отличие от существовавших к началу 1920-х методов психотерапии, психодрама не была «разговорным» жанром. Проблема пациента, который в психодраме называется протагонистом, то есть актером, играющим главную роль, решалась с помощью разыгрывания ее на психодраматической сцене). Самое простое для понимания что есть психодрама: ролевая децентрация и ролевое переживание являются потребностями индивида, и это мы помним еще из детства. Разве можно одним лишь любопытством объяснить то, сколько раз мы перечитываем в детстве «Мущкетеров» или пересматриваем «Три орешка для Золушки»? Да и в зрелом возрасте мы возвращаемся к любимым книгам! Но — это лишь для некоторого упрощения.

Биография
    Якоб Леви Морено родился 18 мая 1889 года в Бухаресте в семье сефардских евреев из Оттоманской Порты. Отец его, Морено Ниссим Леви из Плевны (1856–1925), был купцом, чьи родители перебрались в Плевну из Константинополя. В 1925 году, вскоре после смерти отца и по прибытии в США, Якоб Леви возьмёт имя отца в качестве фамилии, и станет известен миру под именем Якоба Леви Морено («Морену» по-сефардски «Учитель»). Мать Морено, Паулина Янку Вольф (1873–1933), происходила из Калараша. Морено был старшим из шести братьев и сестер. Разговорным языком в семье был ладино. Детство Морено окутано легендами, из которых примечательна одна, имеющая непосредственное отношение к психодраме.
    Однажды Якоб вместе с соседскими детьми забрался в подвал дома. Якоб предложил играть в Бога: «Я буду Богом, а вы – моими ангелами». Дети согласились, и общими усилиями соорудили из столов и стульев «небо». Якоб сидел на вершине этой пирамиды, а дети бегали вокруг него, махали руками и пели, изображая ангелов. Один из них спросил Якоба, почему он не летает. Мальчик попытался лететь, упал и сломал себе руку. Морено считал этот случай первым опытом психодрамы, и часто определял свой метод как «психотерапию павших богов». Очень поэтично).
    В 1895 году семья переезжает в Вену, а в 1905 году – в Берлин, а 14-летний Якоб Леви остаётся в Вене, и больше никогда не живёт вместе с родителями. Примерно в это время Морено переживает некий мистический опыт, во многом определивший его судьбу. Морено описывает, как он стоит перед статуей Христа в небольшом немецком городке, и чувствует, что должен принять решение: «Стоя перед статуей, я начал понимать, что мне предстоит принять решение, которое определит всю мою дальнейшую судьбу. Я думаю, все люди в юности принимают подобное решение. И тогда наступил мой момент. Передо мной стоял вопрос, что я должен выбрать как моё: всю вселенную или мою семью, род, из которого я произошёл? И я выбрал вселенную – не потому, что моя семья была хуже других семей, но потому, что я хотел жить для чего-то большего, для того мира, к которому принадлежал каждый член моей семьи и куда я желал бы их вернуть. Моё решение означало, что все люди – это мои братья и сестры, что все матери и отцы – это мои матери и отцы, что все дети, кем бы ни были их родители, – это мои дети, а все женщины — мои жёны, что всё имущество этого мира – моё имущество, и, напротив, всё, что есть у меня, принадлежит всему миру». …Сейчас тяжело это читать: двадцать лет назад я стояла в Копенгагене, в музее перед статуей Христа Торвальдсена, и… Слава Богу, речь не обо мне, а о великих!) …Следствием этого озарения стало стойкое убеждение Морено, что «истинная психотерапия может быть только психотерапией всего человечества». Это высказывание Морено часто воспринимают как броскую фразу, а зря, ибо это – фундамент философии, методологии, теории и практики групповой психотерапии, социометрии и психодрамы…
    В 1909 году Морено поступает в Венский университет, где изучает философию и медицину. На первых курсах Морено готовил себя к карьере общепрактикующего врача, его обращение к психиатрии относится примерно к 1913-14 году. Со студенческими годами связана ещё одна легенда, касающаяся встречи Морено и Фрейда. После одной из лекций Фрейда студенты столпились вокруг мэтра, и Фрейд спросил Морено, чем он занимается. Ответ был таким: «Доктор Фрейд, – ответил я, – я начал там, где вы закончили. Вы работаете с людьми в искусственной обстановке вашего кабинета, я встречаю их на улицах и у них дома, в их естественном окружении. Вы анализируете их сновидения и мечты, я пытаюсь сделать их смелыми, чтобы они могли мечтать снова. Я учу людей играть Бога»… Фрейд посмотрел на меня озадаченно и улыбнулся». В ответе самоуверенного юноши можно увидеть зачатки философии Встречи, лежащей в основе психодрамы.
    Это – великое открытие: то, что ляжет в основу экзистенциального понимания взаимодействия, у Бубера «Я и Ты», у Морено – более прикладно – соотнесенное с реальностью восприятие и вытекающее из него отношение двух (или нескольких) человек. Итак, первое – понятие Встречи… Односторонней полемикой с теорией Фрейда пропитано большинство работ Морено, и не только Морено).
    Психодрама же как метод психотерапии формировалась годы. Её созданию способствовал интерес Морено к театру. В студенческие годы Морено проводит несколько «стихийных психодрам», он организует детскую театральную группу, спонтанно разыгрывавшую импровизации в венском парке. Важным эпизодом в развитии групповой психотерапии стала работа Морено с венскими проститутками (1913 год). Вот выводы, которые сделал Морено в итоге этой работы: «Уже тогда меня поразили четыре аспекта групповой психотерапии, позже они стали основами групповой психотерапии любого рода: 1) автономия группы; 2) тот факт, что у группы есть своя структура, и стоит о ней узнать как можно больше; групповой диагноз является предварительным условием групповой психотерапии; 3) проблема коллективности; проститутки представляли собой какой-то общий социальный порядок со своими паттернами поведения, ролями и т. д, что окрашивало любую ситуацию, независимо от отдельных участников группы и конкретной группы в целом; 4) проблема автономности и безымянности… В групповой терапии существует тенденция к безымянности её членов, границы между отдельными Эго ослабляются, важность приобретает сама группа как единое целое».
    В 1914-15 годах тремя книжками издаётся сборник «Приглашение к встрече» , в общих чертах отражающий философию Морено. В эти годы Морено работает в Миттендорфе, в австрийском лагере для беженцев. Он приходит к выводу, что, если при распределении людей по баракам учитывать их национальность, вероисповедание, политические взгляды и проч., то можно сделать их жизнь более счастливой. Он даже пишет соответствующее письмо министру внутренних дел, в котором называет свой подход социометрией. Параллельно с теоретическими взглядами Морено оформляются и его философские взгляды.
    В 1917 он окончил Венский университет, получил диплом врача. С 1918 года начинает выходить журнал «Daimon», редактором, а затем и совладельцем которого он стал. В журнале публиковались самые известные люди Европы. Сам Морено в 1920 году обнародовал в этом журнале свою работу «Слова Отца» , являющуюся, по мнению биографов Морено, итогом его развития, манифестом его философии. С 1921 года Морено начинает систематически использовать психодраму, ещё не называя так свой метод и отнюдь не считая себя психотерапевтом.
    Первый опыт был связан со случаем мужчины, решившего покончить с собой. Но окончательное оформление психодрамы как метода психотерапии связывают со «случаем Барбары» (1922 год). К Морено обратился Георг, муж молодой актрисы по имени Барбара, игравшей в театре невинных девушек и прекрасных женщин. По его словам, дома, наедине с ним, она становилась настоящей фурией: грязно ругалась и бросалась на него с кулаками. Морено предложил Барбаре на публике, в экспериментальном театре, сымпровизировать роль проститутки, разговаривающей со своим сутенёром. Барбара ругалась как матрос, потом убегала от разъярённого сутенера, пока не была им «убита». Публика была шокирована, но Барбара чувствовала себя счастливой. После этого она стала играть роли проституток, озлобленных любовниц. Постепенно менялось её поведение и в быту: скандалы теперь если и происходили, то были кратковременными и не были столь страстными, как раньше. Через некоторое время они начали играть на сцене вместе с Георгом, сначала отыгрывая то, что происходило у них дома, а затем проигрывая воспоминания детства, фантазии и планы на будущее.
     «Через некоторое время мы с Барбарой и Георгом сидели втроём в театре. Они снова открыли самих себя и друг друга или, точнее, они открыли себя и друг друга впервые». В этой работе присутствуют наиболее значимые элементы психодрамы: сцена, зрители; директор, протагонист, вспомогательные Я; самопрезентация, обмен ролями; инсайт-в-действии. В том же, 1921 году, в венском Театре Комедии, состоялась первая социодрама. Это произошло 1 апреля, в День Дураков. Морено попытался вовлечь зрителей в разыгрывание сцены о политической ситуации в Австрии. Представление провалилось, но этот день празднуется всеми психодраматистами мира как день рождения психодрамы. Морено же сделал из этого опыта вывод о необходимости разогрева зрителей, которых он хотел вовлечь в действие.
    В 1924 году выходит книга Морено «Театр спонтанности». В ней Морено выделяет 4 типа театра: театр конфликта (аксиодрама), непосредственный театр (театр импровизации), раскрывающий творческие способности с помощью воображения, терапевтический театр, в котором люди играют самих себя, театр творения, основанный на самоактуализации каждого человека. В 1925 году перед Морено встаёт вопрос об эмиграции из Австрии. Он рассматривал два варианта: США, где к тому времени уже жил его брат, и Советский Союз. Морено выбрал первое, и слава Богу! …Первые пять лет в Америке не ознаменовались заметными свершениями, Морено обустраивался в новой для него стране. В 1928 году он получает американское гражданство. 1931 год – очень насыщенный год в его жизни. 5 апреля в театре «Гильдия» состоялось официальное открытие «Театра импровизации». В это же время ему поручают провести исследование в тюрьме Синг-Синг. Использовав в качестве основного метода социометрию, Морено на заседании Американской психиатрической ассоциации представляет результаты исследования и предложения по классификации заключённых, с помощью которой в тюрьме можно было бы создать более здоровое сообщество. На этом заседании впервые в истории психиатрии Морено употребляет термин «групповая психотерапия». После доклада Морено пригласили провести исследование в Нью-Йоркской государственной школе для девушек. В 1932 году Морено приступает к работе. Хадсоновский (по имени школы) проект Морено длился два года и позволил осуществить основные идеи Морено: в Хадсоне использовалась и социометрия, и психодрама, и социодрама и групповая психотерапия.
    В 1934 Морено публикует основополагающую монографию «Кто выживет?» , ставшую «Библией» социометрии (на русский ещё не переведена). В 1936 году Морено открывает собственную психиатрическую лечебницу «Бикон-Хилл», которая становится одновременно лабораторией и учебным центром. Здесь собирались друзья и единомышленники, отсюда психодрама начала распространяться по всему миру. В 1941 году в государственном учреждении – госпитале «Сент-Элизабет» официально открывается психодраматический театр и появляется официальная должность специалиста по психодраме. Со временем психодраматическая сцена становится частью психиатрических отделений многих госпиталей и психологических факультетов факультета. Так, в 1949 году, усилиями Генри Мюррея, театр психодрамы появляется при Гарвардском Университете. В 1942 году Морено создаёт в Нью-Йорке Институт социометрии и Театр психодрамы. В том же году Морено вместе со своей будущей женой основывает Общество психодрамы и групповой психотерапии. Кроме того, с 1943 года Общество проводит ежегодные конференции и разрабатывает стандарты обучения психодраме. Формальное обучение проводилось на базе психодраматических институтов. В 1946 году Морено выпускает книгу «Психодрама. Том 1». С 1950 года Морено начинает путешествовать по всему миру. Он посещает Францию, Великобританию, Германию, Австрию, Испанию, Италию; также Морено рассылает по миру своих учеников в качестве преподавателей психодрамы.
    В течение 10 лет психодрама выходит на мировой уровень, и в 1957 году Морено становится первым президентом Международного совета по групповой психотерапии, а затем – Международной ассоциации групповой психотерапии. В 1961 году Морено создаёт Всемирную академию психодрамы и групповой психотерапии. Первый международный конгресс по психодраме состоялся в Париже в 1964 году. В 1959 году Морено приезжает в СССР, где посещает Институт психологии и Академию Медицинских наук в Москве, Институт имени Бехтерева и Институт имени Павлова в Ленинграде. К этому времени его книга «Социометрия: экспериментальный метод и наука об обществе» была переведена на русский язык (в 2001 переведена заново). Однако посещение Советского Союза в то время не послужило толчком к развитию психодрамы в нашей стране, и это не удивительно.
    В 1974 году Морено перенёс серию инсультов. 14 мая 1974 года Якоб Леви Морено умер. Эпитафия на его могиле, придуманная самим Морено, гласит: «Здесь лежит человек, который принёс в психотерапию шутку и смех». И это очень, очень умно!

Книги Я. Л. Морено


  • Морено, Дж. Театр спонтанности / пер. с англ., авт. вступ. ст. Б. И. Хасан. – Красноярск : Фонд ментального здоровья, 1993.
  • Морено, Я. Л. Социометрия: Экспериментальный метод и наука об обществе / пер. с англ. А. Боковикова. – М. : Академический Проект, 2001.
  • Морено, Я. Л. Психодрама / пер. с англ. Г. Пимочкиной, Е. Рачковой. – М.: Апрель Пресс: ЭКСМО-Пресс, 2001.

    Психодрама как терапевтический метод неразрывно связана с философскими воззрениями Морено. Сам Морено видел конечной задачей психодрамы Встречу с Богом и называл свой метод «экспериментальной теологией». Он считал, что божественный акт Творения не закончен, и человек – носитель Искры Божьей, энергии, которая не может быть накоплена и она проявляется только «здесь и сейчас», в действии. (И это верно. У Александра Ефимовича Алексейчика это звучит афористически «Живет один раз, но каждый день»). Эту энергию Морено называл спонтанностью. В процессе со-творения, и только в нем, может осуществиться Встреча человека с Богом. В сборнике «Приглашение к Встрече» есть текст «Речь о Встрече». Он представляет собой диалог человека и Бога. Человек спрашивает, почему Господь все еще не пришел к нему. Бог отвечает, что он знает всех людей на земле и спешит к ним, Он – в пути. Но на этом пути от одного человека к другому существуют разломы, трещины, из-за которых Он вынужден останавливаться и вникать в положение вещей. И какова бы ни была причина задержки, человек не готов идти навстречу Ему. Чтобы Встреча с Богом состоялась, сначала человек должен встретиться с собой, затем – с теми, кто живет с ним под одной крышей, затем – с теми, кто живет с ним в одной общине, в одной стране. Только тогда возможна Встреча с Богом: «Чтобы со мною встретиться, ты должен пройти свой путь с самого начала, начать его там, откуда ты вышел, с себя; и если ты соответствовал себе – с тех, с кем ты живешь; и если ты соответствовал им – с соседей по дому; а если ты соответствовал им, то можешь продолжить свое странствие, от места к месту, не слишком быстро, не слишком медленно, так, как получится… Если же я соответствовал всем положениям и тем, кого встречал я, …тогда во встрече с Тобою нет больше трещины, нет разлома, нет зла, нет досады, нет неловкости, нет несовершенства. Тогда встреча является завершенною… Тогда я быстро следую вперед. …Нет ничего, что помешало бы мне встретиться, мое чувство исцелено, узел развязан, встреча завершена». То есть, практический терапевтический подход в психодраме основывается на заключенной в методе возможности многоуровнего общения:
1) На возможности встречи с самим собой; 2) На возможности встречи с «Ты» в рамках реального жизненного сообщества; 3) На возможности встречи с членами малой группы или иных, возможно, более крупных групп, например этнических, в их социометрическом переплетении с естественными жизненными группами или изображенных на сцене; а также на возможности встречи с членами психодраматической группы в ситуации «здесь и теперь»; 4) На возможности встречи с миром как в социальном, так и в космическом значении.
Отсюда становится понятным и это: «подлинно терапевтический метод не может иметь своим объектом меньшее, чем человечество». Психодрама в этом случае становится средством прийти к самому себе, а групповая психотерапия и социометрия – способом встретиться с Другими… И, все-таки, надо сказать о Мореновской теории спонтанности! Согласно Морено, развитие человека невозможно описать ни биологической, ни социальной его обусловленностью. Для того чтобы описать развитее человека необходимо учитывать спонтанность. С чем едят? Спонтанность – это адекватная реакция на новые условия или новая реакция на старые условия. Проявления спонтанности могут быть как конструктивными, так и деструктивными, это понятно. Спонтанность – это энергия, подавление которой приводит к неврозу, а вот бесконтрольное проявление – уже к психозу. «Формирующую субстанцию» для конструктивного проявления спонтанности Морено назвал креативностью. Если спонтанность дает толчок к действию, а креативность придает ему конструктивную форму, то результатом этого процесса становятся культурные консервы. Культурным консервом является, например, опубликованная книга, записанное музыкальное произведение. В случае психотерапии культурным консервом является полученный в результате психотерапевтического процесса новый способ поведения, мышления и чувствования. Морено относился к культурным консервам отрицательно, видя в них препятствие к творчеству, однако признавал их необходимость, ибо, ибо Спонтанность – креативность – культурные консервы есть цикл творчества! Консервы можно «расконсервировать», приложив к ним новый творческий импульс, и тогда цикл повторяется… приводя к появлению новых консервов. Морено описал три типа проявления спонтанности в человеческом общении: перенос, вчувствование (эмпатия) и теле. Под переносом Морено, вслед за Фрейдом, понимал перенесение собственных чувств и представлений на партнера по общению. В результате партнер предстает как объект бессознательных представлений, а само общение не соответствует реальности. Кому не знакомо? Сознаемся-сознаемся)))… Вчувствование – это способ общения, предполагающий способность на время отказаться от своего видения партнера, объективно воспринимать исходящую от него информацию и проникнуться его эмоциональным состояние. Эмпатия представляет собой более здоровый, чем перенос способ взаимодействия с людьми, однако и тут партнер по общению остается пассивным объектом восприятия, так как эмпатия не способна дать удовлетворительного объяснения процессам внутри социальной конфигурации или двусторонним переживаниям в психодраматической ситуации. …Истинная Встреча между двумя и более людьми, встреча, объединяющая «Я» и «Ты» в «Мы», возможна только в том случае, если все партнеры являются активными субъектами общения. Такой способ общения Морено назвал теле. Теле – это соотнесенное с реальностью восприятие и вытекающее из него отношение двух (или нескольких) человек. Общение, основанное на теле, характеризуется креативностью. В его основе лежит взаимное принятие роли. Теле-отношения – это не обязательно «отношения в любви», учитывающая реальность конкуренция со всеми враждебными чувствами между партнерами так же может быть основана на теле)). Именно теле-отношения являются истинным предметом взаимодействия в групповой психотерапии.

Групповая психотерапия
    А идея групповой психотерапии естественно вытекала из философии Встречи. Если встретиться с Богом (обрести свою спонтанность) человек может, только встретившись с другими людьми, то очевидно, что психотерапия как способ Встречи в группе более эффективна, чем психотерапия один на один. Эта форма работы, широко распространенная сегодня, в начале прошлого века была революционной. Задачей групповой психотерапии является создание психотерапевтического сообщества, или преобразование существующего сообщества с его формальной иерархией, в психотерапевтическое, основанное на теле-отношениях. Эту задачу можно решить, используя психодраму. Социометрия
    В психотерапевтическую триаду Морено, помимо психодрамы и групповой психотерапии, входит социометрия. Вне этих рамок даже обмен ролями перестает быть психодраматической техникой, а непсиходраматические техники, внесенные в этот контекст, напротив, становятся драматическими. Социометрия – это способ измерения межличностных отношений, призванный обнаружить глубинную, основанную на теле-отношениях структуру группы, в отличие от формальной ее структуры. Если в комнату входят, скажем, десять незнакомых между собой человек, то каждый из них, осознанно или неосознанно, формирует свое впечатление об окружающих и делает свои выборы. Эти выборы основываются на силах притяжения – отталкивания: Маша с Васей в разведку бы не пошла, но с удовольствием провела бы ночку, а вот с Петей будет скучно ночью, но для разведки он вполне годен). Вот они, критерии выбора. Критерии притяжения или отталкивания зависят от индивидуального опыта человека, их количество у каждого человека огромно, если не бесконечно. Разумеется, мотивация и семантика у каждого своя, и понимать критерии люди могут по-разному. Предположим, мы в группе подростков задали критерий «с кем бы вы хотели сидеть за одной партой», и получили взаимный положительный выбор Маши и Вани. Казалось бы, можно смело сажать их за одну парту, но можно и уточнить, чем они привлекают друг друга. И тогда может оказаться, что Ване Маша нравится как девушка, ему приятно с ней, а Маша выбрала Ваню потому, что он сдержанный, и не будет мешать ей заниматься. В приведенном примере выбор Маши и Вани основан не на теле-отношениях, а на переносе, Встречи не происходит. Социограмма, полученная в результате грамотно проведенной социометрии, становится материалом для психодрамы.
    Итак: психодрама как метод; групповая терапия; теория спонтанности и креативности и концепция социального атома. Очень значительные ступени. Морено действительно имеет очень заслуженное место в Учителях.

Материал подготовлен
главным библиотекарем по краеведческой работе
А.А. Медведевой

Назад

основные элементы, фазы протекания, техники.

Морено выделял пять основных элементов психодрамы. К ним относятся протагонист, ведущий, вспомогательные (до¬полнительные) «я», зрители и сцена.

Протагонист

Протагонист — это тот член группы, который на данном групповом занятии оказывается центральным субъектом психодраматического действия, выступая, по словам Морено, как драматург, режиссер и актер в одном лице. Протагонист выступает в качестве клиента; терапевтом выступает ведущий. В психодраме, где в ряду основных ценностей называют спонтанность и творчество, протагонист обладает большой свободой: он вправе избирать тот психодраматический путь, который сочтет нужным, отказываться от предложений ведущего, назначать исполнителей на любые роли и менять назначаемых на роли членов группы. Его свобода ограничивается лишь некоторыми очевидными требованиями, например, при физическом взаимодействии с партнерами не причинять им боли (такая опасность может возникнуть в силу особого характера психодраматических переживаний).

Ведущий

Руководитель психодраматической группы называется ведущим. Он организует деятельность группы, управляя занятием, побуждая участников к исследованию своих психологических проблем, к игре, «определяя вместе с протагонистом направление процесса и создавая условия для постановки любой индивидуальной драмы»,помогая перевести чувства и мысли на язык сценического действия. На нем лежит ответственность за то, как протекает данное занятие и весь цикл занятий, онотвечает за всех членов группы.

Вспомогательное «я»

Вспомогательное «я» (партнер, вспомогательное лицо) — член группы, избранный протагонистом для исполнения той или иной роли (в том числе, быть может, роли самого протагониста) в его драме. 3. Морено говорит о пяти основных функциях вспомогательных «я»:

• войти в роль, нужную протагонисту, будь то иллюзия, галлю

цитация, животное, предмет, идея или ценность, голос, часть тела, дублирование частей личности протагониста;

• следовать восприятию протагониста, по крайней мере вначале;

• понимать природу взаимодействия между протагонистом и своей ролью;

• понимать взаимодействия и отношения и, по возможности, выносить их на сцену.

Зрители

Зрители — те члены группы, которые на данном занятии не принимают непосредственного участия в драме в качестве исполнителей ролей. Они находятся за пределами пространства сценического действия и выступают в качестве аудитории, реагируя на происходящее на сцене, однако иногда с разрешения или по инициативе ведущего могут участвовать в дублировании.

Сцена

Сцена — пространство, на котором разворачивается сценическое действие. В простых вариантах это пространство обозначается внутри круга (этот вариант используется нечасто, так как возникает смешение группового и Сценического пространства) или образуется размыканием первоначального группового круга в полукруг, благодаря чему очерчивается условная граница развертывания психодраматического действия. (Конкретное расположение этого пространства определяется, как правило, по желанию протагониста.)

Психодрама: методичка — Школа практической психологии Елены Могилевской

  Процесс развития личности  в онтогенезе, согласно данной концепции, есть процесс освоения роли и стоящего за ней поведенческого, эмоционального и когнитивного содержания, посредством прохождения ряда этапов: 1)первичное интеракциональное единство матери и ребёнка; 2) интерес к матери, на которую ребёнок обращает внимание; 3) наблюдение за ситуацией взаимодействия с матерью проявляющимися в ней отношениями; 4)внешнее подражание увиденным отношениям и взаимоотношениям; 5) интериоризация отношений в качестве собственных способов реагирования и переживания; 6) обмен отношениями или взаимоотношениями, в результате чего, интериоризованная роль может восприниматься как бы со стороны и подвергаться рефлексивному осмыслению. В дальнейшем, происходит выстраивание на фундаменте усвоенной роли своего собственного отношения и взаимодействия с различными аспектами действительности.

  1. Через феномены первого этапа процесса ролевого развития становится понятным то, каким образом отношение к миру опосредуется отношением к другим людям и те генетические предпосылки диалогического взаимодействия возможного между двумя субъектами, как оно описано в работах  М. М. Бахтина, М. Бубера, С.Л. Франка, С.Л. Рубинштейна. Первичное единство с «ты» определяет и делает возможным само существо «я». «Я» есть отдельное самодостаточное существо не в силу своей самодостаточности (в познавательной и практической деятельности), а в силу своего обособления  от другого «я», в силу своего противостояния «ты» и, следовательно, в силу своей связи с ним в этом противостоянии» / Флоренская Т.А. Психологические проблемы диалога в свете идей М.М.Бахтина и А.А.Ухтомского / Общение и развитие психики. М.: 1986. С. 21-31. Франк С.Л. Духовные основы общества. М.: Республика, 1992  510 с., с. 50-53./ О первоначальном единстве «Я-Ты» как предпосылки диалогического взаимодействия много и убедительно писал М.М Бахтин: «Быть – значит быть для другого и через него. У человека нет внутренней суверенной территории, он весь всегда на границе, смотря внутрь себя он смотрит  в глаза другому или глазами другого /25, с. 312/.  В созвучии с этим находится и высказывание М. Бубера: «…через Ты человек становится Я» / Бубер М.  Я и Ты. М.:  Высшая школа, 1993. 173 c. 58/. Во всех приведенных высказываниях другой утверждается как необходимое онтологическое основание сознания и самосознания человека. А изначальная слитность «Я» и «Ты» – предпосылкой возможности диалога. 

На следующем этапе своего развития, по мысли Морено Я.Л., ребёнок воспринимает мать как «Он» – внешне противопоставленный объект, определенный через совокупность конкретных свойств и качеств – полюс овеществления по Бахтину. Однако, последующее развитие, в ходе которого происходит «передача» ребенку и разворачивание всех аспектов отношения к другому, реализуемые на первом этапе матерью как бы за двоих, с неизбежностью влечет за собой освоение и интериоризацию эмоционального и когнитивного содержания роли другого, интеграцию роли в структуру  личности ребёнка. На заключительном этапе освоения роли – обмене ролями –  другой опять превращается в «Ты» – полюс персонификации, по Бахтину. Морено утверждает, что именно из феноменов этой стадии возникает то, что он назвал теле-отношениями, при которых наряду с эмоциональным сопереживанием возможна одновременно  реалистичная оценка и понимание партнёра в его действительной ситуации и понимание своего «Я»  и своей действительной ситуации. Одновременное бытие «Я» и «Ты». Данная теория ролей, в отличие от иных ролевых теорий, не ограничивается одним только социальным измерением, а распространяет понятие роли на все области, в которых происходит контакт человека с внешней реальностью. Морено выделяет соматические, психические, социальные и трансцендентные роли, а так же различные уровни личностной идентичности, названные им «первичной вселенной» с соматическим и психическим единством матери и дитя; «вторичной вселенной», где ребёнок выходит в мир социальных ролей, идентифицируясь  с доступными ему социальными ролями;  «третьей вселенной» – переживанию тождественности с  трансперсональным бытием посредством усвоения общечеловеческих ценностей и предполагающим ценностно-смысловое отношение к миру и другим. В данном случае переживание единства происходит не на бессознательном уровне  как в первой вселенной, а в виде сознательной, смысловой причастности.

Зрелой любая роль или психологическая система может считаться тогда, когда  интериоризованны все аспекты данной роли в качестве собственных способов реагирования – поведенческие эмоциональные, социальные и когнитивные, а так же когда данная роль интегрирована в целостную структуру личности, как ценностно – смысловое образование.  Причем, переход с одного уровня идентификации на другой понимается как качественная трансформация целостной личности,  а не отдельного ее свойства. Таким образом, человеческая жизнь развертывается в «сфере среди индивидов» / Морено Я.Л. Социометрия: экспериментальный метод и наука об обществе. М.: Академический проект,  2001.  383 с. 47/ на соматическом, психическом, социальном и трансцендентном уровнях во всеобъемлющих связях с другими людьми. При этом другие люди являются не внешней средой или обстоятельствами жизни человека, а главным содержанием его личности. Механизмом ролевого развития по мысли автора, является освоение разных типов межчеловеческого взаимодействия: от идентификации, порождающей переносы в отношении к другому, через вчувствование к теле-отношениям, где вчувствование – проникновение человека в личный, эмоциональный мир другого, направленная на другого, но все-таки односторонняя форма отношений, а теле – двусторонний, полностью развернутый здоровый модус  межчеловеческих отношений.

Перечисленные выше стадии ролевого развития раскрывают нам  внутренний механизм  усвоения роли. Остановимся  подробнее на каждой из них.

Эмбриональная стадия

Приступать к рассуждениям о теории ролей следует с того момента, когда у человека появляется поведение. Та­ковое, однако, имеется уже на эмбриональной стадии. Первой исключительно соматической ролью человека яв­ляется роль эмбриона в теле матери. В этом состоянии сво­им физическим развитием человек обязан (органической) плаценте. Ребенок и мать, несмотря на различия в их фи­зическом строении, образуют функциональное единство. Оба организма во время беременности го­товятся к родам. Морено считает, что помимо роста заро­дыша существенный вклад в этот процесс вносит также и его спонтанность, которую он назвал S-фактором.

В нормальных родах, которые немецкоязычные гинеко­логи характерным образом с давних пор называют спонтан­ными родами, Морено усматривает достижение давно же­ланной цели, первую победу  человека.

Первая вселенная

Для первой вселенной человека характерно то, что че­ловек с самого рождения действует в соматических ролях, не будучи с ними знаком на сознательном уровне. Морено чаще всего называет эти роли психосоматическими роля­ми. Термин  психосоматическая роль, однако же, указывает на переход к новой ролевой категории, катего­рии психических ролей. Если бы этот переход не произо­шел, человек остался бы на уровне анималистического бытия. В соматических, или соматопсихических, ролях, например в роли принимающего пищу, новорож.денный вступает в отношения с матерью и важнейшими свойства­ми мира. Он пока еще не делает различия между и Ты, между людьми и предметами, равно как между со­бой и своим телом. Ребенок действует в ролях, их не зная. Его жизнь представляет собой действие в соматопсихиче­ских ролях, и в этом действии он воспринимает мир и себя как единое явление. Первую вселенную как стадию, на которой ребенок воспринимает себя тождественным с ми­ром, Морено называет стадией, или матрицей, вселенской идентичности. Эта стадия аналогичным образом описывается в рамках концепции привязанности Дж. Боулби, теории объектных отношений Д.В. Винникотта. Попытаемся интегрировать все три подхода, чтобы наиболее полно описать процессы, происходящие на этой стадии ролевого развития.

  1. Отношения в диаде мать – дитя всегда являлись предметом пристального внимания в психологии. Исследование влияния матери на здоровье  и психическую полноценность ребенка связанны с пониманием важности раннего общения матери и ребенка. Именно в этот период в общении с матерью у ребенка формируется базовое доверие к миру, что не может быть восполнено в последующей жизни (Эриксон). “Достаточное физическое и эмоциональное удовлетворение со стороны матери формирует тот слой первичного доверия к миру, который окрашивает всю дальнейшую жизнь. Напротив, в силу ущербности матери  или враждебности окружения  у ребенка возникает чувство недоверия к миру и личностной неустойчивости.”  Исследования, проведенные Рене Шпитцем (Spitz R. Autoerotism reexamined // Psychoanal. Study Child, 1962.  V.17.  P. 283-315. р. 354) раскрыли, что происходит с детьми, лишенными прочных эмоциональных отношений с матерью в первые три года жизни. Было установлено, что это вызывает глубочайшие душевные и физические расстройства.” З. Фрейд так же выводил невротические симптомы и черты характера из нарушений в раннем детстве, связывая их со специфическими страхами и травмами матери.

Важность материнского отношения на ранних этапах развития  ребенка, его сложная структура, множественность культурных и индивидуальных вариантов побуждали исследователей различных направлений делать этот период материнства предметом своего изучения. Наиболее полное освещение раннего младенчества мы находим в работах психоаналитически ориентированных авторов:  Д.В. Винникота, Р. Шпитца, Э  Эриксона, М. Кляйн,  А.Фрейд ,Ф. Дольто. В своих работах они продемонстрировали важность ранних доэдиповых отношений в развитии и манифестации психопатологии, а также доказали что все аспекты (когнитивный, эмоциональный, поведенческий) отношений в диаде мать – дитя в этот период максимально важны. Другое направление рассмотрения взаимодействия матери и дитя исходило как из психоаналитических так и этологических идей, и предположения существования   у младенцев врожденных программ поведения, которые вызывают необходимую для выживания и развития заботу со стороны взрослых. (Айнсворт и Боулби) Идеи, получившие свое развитие в теории привязанности.

Особо следует отметить выводы характерные для обоих указанных направлений о том, что  взаимодействие со значимыми другими людьми в этот период оказывает воздействие на происхождение, природу и функционирование внутрипсихических структур.. В этих выводах просматривается явная аналогия с интерпсихической формой действия по Л.С. Выготскому, утверждавшем, что всякая психическая функция выступает на сцену дважды – сначала как распределенная между ребенком и взрослым  в своей интерпсихической форме, и только затем как индивидуальное достояние самого ребенка, т.е. в интрапсихической форме.

Из литературы посвященной анализу закономерностей развития ребенка видно, что период младенчества  делится на стадии, отличные по содержанию решаемых в диаде задач  и формам взаимодействия ребенка и матери.

  1. Первая стадия первичного взаимодействия в психоанализе определяется как физиологическая прелюдия к объектным отношениям однако именно здесь закладывается основа будущих социальных взаимоотношений. Ее продолжительность примерно равна двум месяцам. Главной задачей для матери и младенца является стабилизация физиологических циклов для сохранения гомеостатического равновесия. Создается впечатление, что на этом этапе мать легко можно заменить другим человеком; однако это не так. Данные свидетельствуют о том, что ребенок подготовлен к взаимодействию именно с матерью. В этом взаимодействии используются различные физиологические системы, как у матери так и младенца, (зрительная, слуховая, кинестетическая, вкусовая и обонятельная). Утонченные биологические способности младенца и способность матери «отзеркаливать» (Винникотт) аффективные переживания ребенка приводит к образованию системы обратной связи. В термине «отзеркаливание» Винникотт описывает механизм взаимодействия матери с ребенком, при котором отношение матери к своему ребенку, отраженное на ее лице, «считывается» ребенком. Чувствуя то, что видит в матери, младенец формирует базисное ощущение хорошего состояния и безопасности. Аффективные взаимодействия между матерью и ребенком, включая визуальные, тактильные и кинестетические переживания обеспечивают фон, на котором ребенок начинает строить чувство собственного «я» и восприятие другого, отличающегося от него самого, целостного и отдельного. Этот решающий вклад матери подчеркивался и Кохутом, который отмечал, что детское выживание требует специфической психологической среды – наличия отзывчивых, выразительных Я – объектов, которые  подтверждают ребенку его природную энергию и жизнеспособность. Таким способом развивается особая приватная форма взаимоотношений между матерью и младенцем, обеспечивающая основу для надлежащего психологического функционирования в последующие периоды развития. Это двустороннее отношение, обеспечивающее необходимые условия для развития ребенка, возможно лишь при определенном изменении способов взаимодействия с другими со стороны матери. Мать в этот период может быть «достаточно хорошей матерью»  при условии, что находится в особом состоянии сознания, позволяющем ей чувствовать потребности своего ребенка как будто свои собственные, т.е. в состоянии полного чувственного слияния с ним. «Этому нельзя научить. Мать чувствует: младенца надо взять на руки или положить, не трогать или  перевернуть.  И лишь при определенных внешних помехах женщина не может быть «достаточно хорошей матерью»  после рождения ребенка» (Винникотт Д.В. Маленькие дети и их матери.  М.: Независимая фирма Класс, 1998. 79 с.). Обощая высказывания Винникота, характеризующие «достаточно хорошую мать» можно сказать, что основным условием подобного отношения к ребенку является слабая выраженность когнитивного компонента отношения, результирующегося в значенческих характеристиках отдельных качеств ребенка, и преобладание в материнском отношении на данном этапе аффективного и поведенческого компонента: мать действует в ответ на аффективные переживания. Вот почему любое вмешательство со стороны, направленное на рефлексию процессов, происходящих в диаде, может разрушить установившееся отношение. Как только отношение к ребенку стягивается к объектному полюсу отношений, оно престает быть условием полноценного развития ребенка. Со своей стороны ребенок обладает рядом врожденных способностей, позволяющих ему находится в социальной среде взаимоотношений с другими людьми.

 Наблюдения психоаналитиков были подтверждены последующими экспериментальными исследованиями, выявившими врожденные способности ребенка к взаимодействию со взрослым. В начале 70-х годов были проведены экспериментальные наблюдения за взаимодействием младенца и матери, которые оказались революционными с точки зрения понимания социально – эмоционального развития ребенка (Stern D.N. The first relationship: Infant and mather. Cambridge: Harvard University Press, 1977. Stern D.N. The interpersonal words of the infant. A view frompsyhoanalysis and developmental psychology. N.Y.: Basic books, 1985.) У младенцев были обнаружены столь необходимые для взаимодействия с матерью и дальнейшего развития врожденные «способности устанавливать человеческие взаимоотношения» (Штерн). Так было обнаружено, что новорожденные проявляют особый интерес к звукам человеческой речи, предпочитая ее другим звукам той же высоты, более того сразу отличают голос матери от голосов других женщин. При виде живого человеческого лица поведение младенцев отличается от поведения при рассматривании неживых предметов. Новорожденные девяти минут от роду по разному реагируют на гневное и улыбающееся выражение лица человека. Более того,  уже с первых дней жизни младенцы имитируют некоторые действия взрослого партнера. Исследования показали, что новорожденный открывает рот или высовывает язык, если находящийся к нему лицом взрослый совершает эти действия. Расширением  губ отвечает на выражение счастливого лица взрослого и выставлением наружу нижней губы в ответ на изображение печали, открыванием глаз и рта в ответ на удивление. Таким образом, новорожденный ребенок обладает не только биоинстинктивными способностями но и просоциальными, обеспечивающими возможность раннего взаимодействия со взрослым.  Представители Британской школы объектных отношений и близкие им американские исследователи считали, что социальные отношения человека существуют с самого рождения и не основываются на физиологических потребностях. Утверждали, что основное влияние на развитие ребенка оказывает не удовлетворение биологических потребностей, а ранний социальный опыт. 

Описывая феномены характерные для данной ступени развития Я.Л. Морено называет ее первой вселенной. Мать и ребенок образуют интеракциональное единство, являющееся прообразом всех последующих интеракций ребенка с другими людьми т.е. является матрицей социального развития человека или «социальной плацентой». Подобно тому,  как органическая плацента поставляет младенцу питательные вещества, необходимые для его органического развития, социальная плацента обеспечивает основу для  социального развития. Ребенок пока еще не воспринимает мать как «Ты»  а ее заботу о себе в качестве ее действий. В рамках первого своего переживания мира, в котором нет еще дифференциации между «Я» и «Ты»   и в котором ребенок ощущает тождество с окружающем миром, он воспринимает мать как часть или продолжение себя самого. Мать же со своей стороны угадывает и понимает все чувства и потребности ребенка, исполняет все действия, которые он сам совершить еще не может, но которые являются необходимыми для удовлетворения его жизненно важных потребностей. Возможность такого материнского отношения к ребенку связана с самим процессом формирования отношений с другими в раннем онтогенезе, когда первоначальное единство «Я» и «Ты», сохраняясь как основание всех последующих отношений человека, позволяет вчувствоваться во внутренний мир другого.

 В этой матрице социального развития переживание совместного бытия, совместного чувствования  и совместного действования матери и младенца становится глубинным переживанием тождественности новорожденного с миром  и образует основу для дальнейшего доверия к собственному бытию.  Оно соответствует описанному Эриксоном базисному доверию. В это время отношения ребенка и взрослого не опосредованы ничем – никакой предметностью и никакого другого содержания, кроме  слитого «Я и Ты» это форма общения не несет. Младенец целиком сосредоточен на «Ты» взрослого, которое неотделимо от его «Я». Хотя уход за ребенком связан с многочисленными предметными действиями, эта предметность еще не включена в отношения с ребенком. Любовь, которую С.Л. Рубинштейн определял как чувство «хорошо, что ты существуешь в мире»  и в которой происходит утверждение бытия человека, осуществляется здесь в наиболее чистом виде. 

На данном этапе главной задачей младенца становится  формирование твердой привязанности к матери. Действия, аффекты и восприятие младенца все больше сосредотачивается на межличностном взаимодействии с матерью, в котором активны оба участника. Опыты повторяющихся пристальных разглядываний матери, которая постоянно взаимодействует с ребенком  и обеспечивает его чувством безопасности,   ведет к закладке чувств постоянства объекта и постоянства себя – истоку самосознания.  Наиболее важным аспектом взаимоотношений матери и младенца в этот период является аффективный климат. Именно аффективно обусловленный и взаимно стимулирующий диалог порождает обстановку, из которой возникают объектные отношения и внутрипсихические структуры (психоанализ и школа объектных отношений).  Морено. описывая механизмы дальнейшего  развития первичной вселенной, говорил о выделении матери как особой части мира ребенка, а затем о первичном  отделение от нее посредством подражания ей как внешнему,  иному объекту. Морено называет этот этап стадией «познания Ты», так как ребенок сначала выделяет Другого как объект познания и через это выделение происходит процесс идентификации «Я». Однако автор оговаривается, что это процесс интеракционального познания, познания через внешнее действие. Осознание своих действие более поздний этап развития ребенка.

 Теоретические построения, касающиеся ранних отношений матери и ребенка, постулируют следующие выводы: механизмы формирования отношений в процессе раннего взаимодействия матери с ребенком являются основой для последующего развития всех видов отношений человека к себе, другим, миру. Отношения в диаде мать – дитя динамичны и проходят в своем развитии два этапа: первичное интеракциональное и эмоциональное  единство   и последующая дифференциация между «Я» и «Ты».

Интегральной составляющей первой вселенной является мать. Она обеспечивает кон­такт ре6енка с грудью или бутылочкой, заботится о нем и оберегает. Вместе с младенцем они образуют интеракциональное единство. В результате возникают взаимные ролевые ожидания, закладывающие основу всех последующих ролевых интеракций ребенка с другими людьми.

По аналогии с функциональным единством матери и ре6енка, представляющего собой на эмбриональной ста­идии .матрицу органического развития, Морено рассмат­вает интеракциональное единство матери и ребенка в первой вселенной в качестве матрицы социального раз­вития человека.

Своеобразие социального развития человека вытекает того факта, что человек по сравнению с большинством животных вступает в мир совершенно беспомощны­м существом, так сказать, существом, родившимся преждевременно. Преждевременные сроки рождения делают интерак­циональное единство матери и ре6енка жизненно важным требованием.. Безмятежное течение интеракций между матерью и ре­бенком, выступающими в комплементарных ролях и эмоцио­нально целиком обращенными друг к другу, могло бы слу­жить эталоном для всех последующих процессов теле-отношений (см далее), то есть эталоном сообразного ситуации восприятия двумя людьми друг друга с вытекающими из него адекватными ролевыми ожиданиями, которые сбываются благодаря соответствующе­му ролевому поведению в креативной интеракции.

В конце стадии первой вселенной ребенок начинает различать окружающих людей и предметы, а иногда даже их узнавать. В целом, однако, он переживает их и познает только в тот момент, когда они реально присутствуют. Представление или воспоминание, если таковое уже име­ется, воспринимается таким же реальным, как реальные люди и объекты.

 

Вторая вселенная

 

Возможно проигрывание роли до ознакомления с нею и ознакомление с ролью до ее проигрывания (94).

Я.Л. Морено

 

Вторая вселенная появляется после того, как единое восприятие мира ребенком разделяется на переживание восприятия реальности и на переживание мира пред­ставлений или, как это сформулировал сам Морено, на  восприятие реальности и на фантазию. Это раз­деление происходит в процессе нормального психологи­ческого развития и является предпосылкой возникнове­ния дискурсивного мышления, которое от одного пред­мета переходит к другому. Абстрактное мышление спо­собствует постепенному изменению восприятия мира и ориентировке в нем, дифференциации речи и формиро­ванию понятий.

Он должен научиться жить и в реальности, и в представлении. Не может 6ыть отдано предпочтение одному миру в ущерб другому. С этими новыми усло­виями необходимо спонтанно справляться во всевоз­можных ситуациях. Спонтанность ре6енка позволяет ему мгновенно переходить с одного уровня на другой. Может, однако, случиться так, что человек застрянет на том или ином уровне, и в результате 6удет нарушено его развитие. Если человек остается на уровне воспри­ятия реальности, то есть в рамках матрицы вселенской реальности, это ему грозит слабоумие. И наоборот, ес­ли он застревает на уровне своих представлений, воз­никающие ирреальные страхи и желания могут стать причиной невротической отгороженности от реальности. В процессе нормального развития разделение мира на восприятие реальности и на представление или фан­тазию приводит к появлению новых ролевых катего­рий. Наряду с соматическими ролями и пока еще не­дифференцированными соматопсихическими ролями первой вселенной теперь на передний план выступают психические и социальные роли.

Третья вселенная

 

В работах Морено, прежде всего, в его философских и поэтических произведениях, затрагивается стадия разви­тия человека, которую Грета Лёйтц называет «третьей вселенной». Аналогично переживанию тождественности с внеиндивиду­альным бытием в первой вселенной на стадии третьей все­ленной переживается тождество с трансперсональным быти­ем. Однако это переживание единства с космосом происхо­дит не на бессознательном уровне, а в виде переживания единства без утраты способности к дискурсивному мышлению. Это пережива­ние не является обязательным в психосоциальном отноше­нии. Оно не совершается только в психических или только в социальных ролях, а осуществляется благодаря транс­ценденции к новой ролевой категории интегративного пе­реживания. Поэтому соответствующие третьей вселенной роли назвают трансцен­дентными или интегративными  ролями.

 

Процессы роле­вого развития и процессы ролевого обучения, благодаря которым происходит переход от первой вселенной ко второй и третьей описаны Морено как  пять главных этапов ролевого развития. Каждому из этапов соответствует базовая психодраматическая техника. Воспроизводя в психодраме процессы и механизмы естественного человеческого развития Морено действительно создает условия для развития всех участников процесса групповой терапии.

  1. Стадия идентификации себя с миром – ребенок воспринимает другого человека, мать как часть самого себя. На этой стадии переживание мира нет еще дифференциации между «Я» и «Ты». Мать, которая угадывает все желания ребенка и  выполняет нужные ему действия как бы является продолжением его самого. Ребенок   как бы управляет миром по своему желанию (в качестве мира выступает мать поэтому эта стадия и названа автором первичной вселенной). С психологическими феноменами, описанными на этой стадии, связана базовая психодраматическая техника – дублирование.

В процессе дублирования  другой член группы, выполняющий функцию дубля  выражает чувства главного героя, отрешившись от собственных переживаний и чувств. Дубль, словно доверяющая своему чутью мать предается вчувствованию в ситуацию и переживания протагониста. Он говорит то, что протагонист в данной ситуации  не может почувствовать и сказать из-за вытеснения и подавления части внутреннего мира. Высказывания дубля не воспринимаются как чужой голос, как нечто отдельное, они воспринимаются как свой внутренний голос, за счет чего восстанавливается целостность внутреннего  мира главного героя. При этом протагонист, принимая верные высказывания дубля, развивает их в своем монологе.

2.Этап. Ребенок концентрирует свое внимание на особой чужеродной части самого себя – на матери  — начинается процесс знакомства с ролью.

  1. В континууме его переживаний эта чужеродная часть его самого начинает восприниматься как самостоятельная и ребенок начинает подобно зеркалу отражать внешнее проявления этой роли в своем поведении. Феномены этой стадии раскрываются в базовой психодраматической технике «Зеркало». При использовании этой техники  другие участники группы стараются зеркально отразить поведение клиента на сцене. Видя себя со стороны, клиент имеет шанс оценить  непродуктивные и разрушительные стратегии взаимодействия с другими и  изменить свое поведение.
  2. На этом этапе ребенок не только воспринимает роль другого человека, но и может представить себя в этой роли и играть ее через внешнее подражание.
  3. На этом же этапе ребенок уже способен ощутить внутренний опыт, чувства и переживания, стоящие за этой ролью. В силу этого он способен, находясь в роли другого человека, смотреть на самого себя глазами этой роли, воспринимать себя извне.

Четвертый и пятый этапы ролевого развития соответствуют технике «Обмен ролями». В этой технике человек вживается в роль другого, чью роль он играет и пытается взглянуть на  себя  его глазами.

Теория и практика. Классическая психодрама Я.Л. Морено

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К НЕМЕЦКОМУ ИЗДАНИЮ 
Я.Л. МОРЕНО О КНИГЕ 

I. ТРИАДИЧЕСКАЯ СИСТЕМА: ПСИХОДРАМА, СОЦИОМЕТРИЯ, ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ КАК ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ МЕТОД 

II. ВВЕДЕНИЕ В ГРУППОВУЮ ПСИХОТЕРАПИЮ Я.Л. МОРЕНО

III. СОЦИОМЕТРИЯ КАК ЭМПИРИЧЕСКИ-ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ОСНОВА ПСИХОДРАМЫ 

Возникновение социометрии 
Социометрический тест 
Социограмма 
Социометрический перцептивный тест 
Социальный атом 
Способность социального атома к регенерации 
Социальная смерть 
Психосоциальные сети 
Социодинамические законы 
Социодинамический закон
Социогенетический принцип 

IV. ТИПЫ МЕЖЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ:  ВЧУВСТВОВАНИЕ, ПЕРЕНОС И ТЕЛЕ 

Вчувствование 
Перенос 
Теле
Значение типов межчеловеческих отношений для социального агрегата 

V. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ С ПОМОЩЬЮ СОЦИОМЕТРИИ И ПСИХОДРАМЫ СУЩЕСТВУЮЩЕГО СООБЩЕСТВА В ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ 

VI. РАЗВИТИЕ РОЛЕВОЙ ИГРЫ, ТЕАТРА ИМПРОВИЗАЦИИ И ПСИХОДРАМЫ ИЗ ИГРЫ 
VII. ТЕОРИЯ РОЛЕЙ Я.Л. МОРЕНО 
Социоэмоциональное развитие 
Ролевое развитие 
Эмбриональная стадия 
Первая вселенная 
Вторая вселенная 
Третья вселенная 
Ролевое развитие как основа ролевого обучения и наиболее важных психодраматических техник 
Пять основных этапов ролевого развития 
Процессы ролевого обучения 
Гипотеза об общем бессознательном 
Основные психодраматические техники: «дублирование», «зеркало» и «обмен ролями» 
Ролевые категории 
Первичные ролевые категории 
Вторичные ролевые категории 
Условность ролей 

VIII. ОБ АНТРОПОЛОГИИ ТВОРЧЕСКОГО ЧЕЛОВЕКА 
Спонтанность, действие, креативность и консервы 
Спонтанность 
Действие 
Креативность 
Консервы 
Пять исключительно креативных качеств человека с точки зрения психоаналитической теории нарциссизма Кохута и теории ролей Морено 

IX. ПСИХОДРАМА КАК ВСТРЕЧА 

X. ЗНАЧЕНИЕ «УНИВЕРСАЛИЙ» КОСМОС, ВРЕМЯ, ПРОСТРАНСТВО И РЕАЛЬНОСТЬ ДЛЯ ПСИХОДРАМЫ 
Космос 
Время 
Пространство 
Реальность 

XI. АКЦИОНАЛЬНЫЙ ГОЛОД И КРУГ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЧЕЛОВЕКА С МИРОМ 

XII. ПОСТРОЕНИЕ И ПРОЦЕСС ПСИХОДРАМЫ. КОНСТИТУЕНТЫ (ИНСТРУМЕНТЫ), ФАЗЫ И ФОРМЫ 
Конституенты (инструменты) психодрамы 
Сцена 
Ведущий психодрамы 
Протагонист 
Партнеры, или вспомогательные «Я» 
Группа
Психодраматические техники 
Три фазы психодрамы ….197
Фаза разогрева, или Warm(ing)3up 
Фаза игры, или фаза действия 
Фаза обсуждения, или заключительная фаза 
Формы психодрамотерапии 
Психодрама 
Импровизационная игра 
Ролевая игра 
Ситуационная игра 
Социодрама 

XIII. ПСИХОДРАМА КАК РАСШИРЕНИЕ СОЗНАНИЯ 
Дополнительная реальность опыта «Я» 
Расширение сознания в отношении внешней реальности 
Расширение сознания в отношении внутренней реальности
Дополнительная реальность как опыт «Ты» 
Опыт «Ты» через обмен ролями
Аксиодрама 

XIV. ПСИХОДРАМА КАК ОСВОБОЖДЕНИЕ 
Катарсис в психодраме 
Обсервационный катарсис 
Акциональный катарсис 
Групповой катарсис 

XV. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПСИХОДРАМОТЕРАПИИ 

XVI. ПСИХОДРАМОТЕРАПИЯ В АСПЕКТЕ СОЦИОМЕТРИИ 
Психодрамотерапия с позиции модели социального атома 
Психодрамотерапия с позиции социометрического перцептивного теста 

XVII. ПСИХОДРАМОТЕРАПИЯ В АСПЕКТЕ ТЕОРИИ РОЛЕЙ 
Психопатологические нарушения с позиции теории ролей (модель) 
Синдромы ролевого дефицита 
Первичная ролевая недостаточность, или первичный ролевой дефицит, при нарушениях генетической предрасположенности 
Первичный ролевой дефицит при задержках развития 
Ненадежность ролей при первичном ролевом дефиците 
Ненадежность ролей в новых ситуациях 
Атрофия ролей и вторичный ролевой дефицит 
Патологическая атрофия ролей 
Физиологическая атрофия ролей 
«Сдвиги» как смещение действия и реакции на разные ролевые уровни 
Пример маниакального расстройства 
Пример делинквентного расстройства 
Пример фобического расстройства 
Ролевые конфликты 
Интраролевой конфликт 
Интерролевой конфликт 
Интраперсональный ролевой конфликт 
Интерперсональный ролевой конфликт 

XVIII. ПСИХОДРАМОТЕРАПИЯ В АСПЕКТЕ ДИНАМИКИ ВЛЕЧЕНИЙ 
Торможение спонтанности 
Недостаток реальных возможностей 
Неадекватное ролевое поведение 
Недостаточная ролевая дистанция 
Невроз креативности 
Паралич влечений 

ЛИТЕРАТУРА 

ПРИЛОЖЕНИЕ 1. РАЗВИТИЕ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ПСИХОДРАМЫ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ 

Литература 

ПРИЛОЖЕНИЕ 2. СПИСОК ОСНОВНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Я.Л. МОРЕНО 

Психодрама — Вики

Психодрама — метод психотерапии и психологического консультирования, созданный Якобом Морено. Классическая психодрама — это терапевтический групповой процесс, в котором используется инструмент драматической импровизации для изучения внутреннего мира человека. Это делается для развития творческого потенциала человека и расширения возможностей адекватного поведения и взаимодействия с людьми.[1] Современная психодрама — это не только метод групповой психотерапии. Психодрама используется в индивидуальной работе с людьми (монодрама), а элементы психодрамы широко распространены во многих областях индивидуальной и групповой работы с людьми.

Истоки

Психодрама ведет свою историю с начала 1920-хх годов. 1 апреля 1921 года в венском театре[2] врач Якоб Леви Морено представил публике экспериментальную постановку «на злобу дня». В процессе игры актеры импровизировали и вовлекали в действие зрителей. Постановка с треском провалилась, тем не менее этот день, день смеха, считается днем рождения психодрамы.

После переезда в США Морено основал в г. Биконе Морено-институт, ставший центром развития психодрамы. Открытие центра в Биконе связано с историей, характеризующей Морено не только как философа, врача, психолога и социолога, но и как инженера. Морено вместе со своим другом разработал аппарат, являющийся прототипом магнитофона, и записывал на него свои группы. После переезда в США, Морено получил патент на свое изобретение, и на эти деньги открыл центр в Биконе. Его жизнь, а также много связанных с ней мифов и легенд (неизвестно даже точное место и время рождения Морено), описаны в книге Рене Марино «История Доктора».

В издаваемом Морено журнале «Имаго», посвященном психодраме, социометрии и групповой психотерапии, публиковались такие известные психотерапевты как Ф.Перлз, Э.Берн, и другие.

Психодрама — это первый в мире метод групповой психотерапии (собственно, сам термин «групповая психотерапия» введен в психологию Морено). Морено исходил из того, что, поскольку любой человек — существо социальное, то группа может более эффективно решать его проблемы, чем один человек. Напомню, что в 20-х годах прошлого века самым популярным методом психотерапии был психоанализ, где пациент, лежа на кушетке и не видя психотерапевта, рассказывал ему о своих сновидениях и вызванных ими ассоциациях их жизни. Морено развивал свои идеи в полемике с Фрейдом, ему не нравилась пассивная роль пациента и то, что психотерапевтический процесс происходил «один на один». Существует легенда (никто не знает, было ли это в действительности) о встрече Морено с Фрейдом. Молодой Джей-Эл (так во всем мире называют Морено по первым буквам его имени) заявил Фрейду: «Я пойду дальше того места, где вы остановились. Вы разрешили пациенту говорить, я разрешу ему действовать. Вы проводите свои сеансы в условиях вашего кабинета, я приведу его туда, где он живет — в его семью и коллектив».

Теория

Группа, согласно Морено, представляет собой открытую систему, то есть живой, постоянно изменяющийся организм. Чтобы понять, что в данный момент происходит в группе, Морено придумал измерительный инструмент — социометрию. В простейшем виде социометрия представляет собой следующее: каждого человека в группе просят задуматься над заданным вопросом (критерием), например, «с кем бы я хотел провести выходные на море», затем подойти и положить руку на плечо тому человеку, который соответствует этому критерию. В результате исследователь получает «рисунок» группы, по которому видно, кто какое место занимает по этому критерию в группе. Видны «звезды притяжения» — люди, с которыми очень многие хотели бы провести время, «звезды отвержения» — те, с кем никто не хочет знаться, взаимные положительные и отрицательные выборы, разбиение группы на подгруппы и т. д.. Умело подбирая критерий, можно влиять на ситуацию в группе. Так, в книге «Социометрия» (издательство «Академический проект», Москва, 2001 год) можно найти описание такого случая. Морено попросили проконсультировать интернат для девочек-подростков. Несмотря на хорошее финансирование и благоприятные условия существования, в этом интернате было много конфликтов и побегов из него. Морено попросил провести его в обеденный зал и увидел следующую картину: девочки сидели за столами по четыре человека, к каждому столу было приставлено по воспитателю. Морено предложил воспитанницам рассесться так, как им хочется, чтобы сидеть вместе с тем, с кем хочется. Получился совершеннейший бардак, возмутивший воспитателей: за одним столом сидели по семь девочек, притянутые «звездой притяжения», за другими столами осталось по 2-3 человека, а за некоторыми не осталось никого. Тогда Морено попросил девочек повторить их выбор, но не выбирать того человека, которого они выбирали раньше. Получилась новая картинка. Морено в третий раз провел процедуру, а потом проанализировал выборы. В результате девочек рассадили по 4, но так, чтобы были максимально учтены выборы первого, второго и третьего порядков. Каждая девочка оказалась за столом с той, кто ей была более или менее приятна. Уровень агрессивности уменьшился, уровень конфликтности снизился.

Социометрия — это одна из теоретических основ психодраматической терапевтической работы. Двумя другими «китами» являются теория спонтанности и теория ролей. Морено применял социометрию и для очень больших групп, например, когда нужно было переселить целую резервацию индейцев.

Морено определял спонтанность как «новую реакцию на старую ситуацию, либо адекватную реакцию на новую ситуацию», но такое поведенческое определение спонтанности не лишено противоречий в контексте общей теории Морено. Для нас важнее, что под спонтанностью Морено понимал некую космическую энергию, посредством которой когда-то был создан этот мир и благодаря проявлениям которой он продолжает существовать. В развитии личности эта энергия играет равноправную роль наряду с генетической предопределенностью и социальным влиянием. Морено доказывает, что ребенок не мог бы развиваться, не обладай он энергией спонтанности.

В отличие от других «энергий», бытовавших в психологии 20-30-хх годов прошлого века («либидо» у Фрейда, «оргонная энергия» у Райха и проч.) спонтанность не может накапливаться, она существует только «здесь-и-теперь».

В поведенческом акте (к которому и относится приведенное выше определение) спонтанность может находить свой выход или подавляться. Подавление спонтанности — причина возникновения невроза (нет «новой реакции на старую ситуацию», реакции стереотипны). В то же время, не блокируемая спонтанность может быть как конструктивной, так и деструктивной («неадекватная реакция на новую ситуацию»). Конструктивность реакции определяется креативностью, то есть способностью к творчеству, созданию нового материального или идеального продукта (в контексте психотерапии это может быть новое поведение или восприятие, то есть новая роль в терминологии Морено). Продукт творческого процесса имеет свойство превращаться в «культурный консерв», примером которого может служить стихотворение или нотная запись музыкального произведения. Морено резко отрицательно относился к культурным консервам, видя в них проявление косности, уничтожающей спонтанность.

Спонтанность, креативность и консервирование образуют три стадии творческого процесса. Спонтанность можно понимать как изначальный импульс, необходимую для творчества энергию; креативность придает ей форму, направление; культурный консерв сохраняет его во времени. В момент, когда я пишу эти строки, по ТВ заканчивается демонстрация фильма «Осуждение Паганини» и Леонид Коган играет «Кампанеллу». Мне кажется, это удачный пример для иллюстрации творческого цикла. Паганини не мог не играть и не мог не писать музыку. Здесь есть спонтанность и креативность (без креативности первичная энергия могла бы выразиться, например, в деструктивном пристрастии к азартным играм). Если бы Паганини не записывал свои произведения, то мы бы не знали теперь, что представляет собой музыка Паганини. Нотная запись представляет собой культурный консерв, но, благодаря спонтанности Когана он снова превращается в творческий продукт, который снова может быть законсервирован в виде аудиозаписи или кинематографической ленты. И уже я, как слушатель, могу снова расконсервировать его благодаря моей собственной спонтанности.

Теория ролей была создана Морено и позднее подробно разработана австралийской психодраматической школой.

С присуще ему туманностью, Морено определял роль как «актуальную на данный момент и осязаемую форму, которую принимает наша самость»; как «некоторый обобщенный характер или некоторую функцию, существующей в социальной реальности»; и как «окончательную кристаллизацию жизненных ситуаций человека, то есть специфическую область оперирования, которую человек в свое время освоил».

Сущность роли становится немного понятнее, если рассмотреть мореновскую классификацию ролей. Он выделял психосоматические роли (например, «едок», «писающий мальчик», «сексуальный партнер»), психологические роли (например, «обиженный ребенок», «спаситель», «проигравший») и социальные роли (например, «полицейский», «мать», «поставщик»).

Анализ внутренних ролей производится с помощью схемы, разработанной австралийской школой. Выделяются три типа ролей: функциональные, дисфункциональные и коупинговые. Функциональные роли делятся на устойчивые и рождающиеся; дисфункциональные — на устойчивые и уходящие. Коупинговые роли, в зависимости от способа взаимодействия с объектом, делятся на «движение от», «движение к» и «движение против».

Все психологические роли разделены на три большие категории: функциональные, дисфункциональные и коупинговые. Функциональные роли — это те роли, которые помогают человеку успешно разрешать конфликтные ситуации, сотрудничать с другими людьми, способствуют личностному росту. Они делятся на устойчивые и рождающиеся. Устойчивые роли давно обретены к моменту анализа, легко актуализируются при необходимости, они всегда «в доступе». Рождающиеся функциональные роли не столь устойчивы, в одной ситуации они могут сработать, в другой — нет.

Дисфункциональные роли мешают разрешению конфликтных ситуаций, сами могут порождать внешние и внутренние конфликты, ведут к разрушению личности. Они делятся на стабильные и проявляющиеся периодически (или уходящие). Стабильные дисфункциональные роли, как правило, выработаны давно, они проявляются постоянно в определенном типе ситуаций (например, уход от реальности при любой опасности или намеке на нее). Проявляющиеся периодически роли более специфицированы под ситуацию. Они называются также уходящими, потому что в процессе психотерапии часто достигается тот эффект, что дисфункциональная роль перестает проявляться всегда, становится менее генерализованой, она постепенно «уходит» из арсенала ролей.

Отдельное место занимают коупинговые роли, роли «совладания». Они не позволяют конструктивно разрешить ситуацию, они не столь креативны, как функциональные роли, но и не столь патологичны, как дисфункциональные. Коупинговые роли позволяют совладать с ситуацией, отчасти снять напряженность и отсрочить ее разрешение. Коупинговые роли делятся на три группы: «Движение к», «Движение от» и «Движение против». Имеется в виду отношение к ситуации, направление внутреннего движения в ситуации. Например, в ситуации агрессии можно попробовать «пристроиться» к агрессору, и такую роль мы отнесем к группе «Движение к»; можно выйти из ситуации, например убежать или попробовать игнорировать агрессивные действия — такие роли мы отнесем к группе «Движение от»; третий способ реагирования (неважно, внутреннего или внешнего), относящийся к группе «Движение против» — это проявить ответную агрессию.

Ролевой анализ используется главным образом как инструмент анализа терапевтического процесса. С его помощью можно увидеть взаимодействие ролей (их конфликт, склейки, переходы друг в друга) и результат, получаемый в конце работы. При благополучном протекании сеанса дисфункциональные и коупинговые роли преобразуются в функциональные. Пример применения теории ролей можно найти в статье «Психология валькирии»: ролевой анализ мифа о Брюнхильд (журнал «Психодрама и современная психотерапия», № 3, 2004 год).

Психодраматическая сессия

Психодраматическая сессия начинается с разогрева, это может быть двигательное или медитативное упражнение, призванное поднять уровень энергии в группе и настроить участников на определенные групповые темы. Затем происходит социометрический выбор протагониста, то есть того участника, на которого в течение данной сессии будет работать вся группа (слово «протагонист» означает «актер, играющий главную роль». Выбор происходит так: ведущий и участники, желающие разобраться со своей темой, выдвигают свои стулья вперед, образуя «внутренний круг». Затем каждый из участников рассказывает, с чем он хотел бы поработать, а люди, сидящие во внешнем круге, внимательно слушают. Когда темы понятны всем, представители внешнего круга делают свой выбор по критерию «какая тема для меня сейчас наиболее актуальна». Очень важно, чтобы выбиралась именно тема, а не человек, который ее представляет, поскольку только в этом случае выбранная для работы тема будет групповой.

После того, как выбор сделан, начинается этап действия. Сцену за сценой протагонист, с помощью участников группы, драматически проигрывает волнующую его ситуацию. Сначала протагонист выбирает из участников группы того, кто будет играть его самого в тех случаях, когда он сам будет в другой роли. Затем — выбираются участники на роли важных для его жизненной ситуации персонажей (это могут быть как реальные люди, так и его фантазии, мысли и чувства). Формы разыгрывания варьируются от буквального воспроизведения реальных событий до постановки символических сцен, никогда не имевших места в реальности. С техниками психодрамы и примерами сессий можно познакомиться, прочитав, например, книгу Д. Киппера «Клинические ролевые игры и психодрама». Этап действия заканчивается, когда контракт, заключенный с протагонистом, выполнен, то есть найдено решение проблемной ситуации или протагонист чувствует, что получил достаточно информации о ситуации. Формы завершения этого этапа зависят от контракта, заключенного между ведущим и протагонистом.

После этапа действия проходит шеринг — обмен чувствами между участниками действия и зрителями. Сначала участники, игравшие роли, делятся своими переживаниями «из роли», то есть рассказывают о том, как им было быть, например, мамой протагониста. Затем уже вся группа делится чувствами «из жизни», то есть участники рассказывают о похожих ситуациях, происходивших в их жизни, о чувствах, которые у них были во время действия или наблюдения за ним. Шеринг — очень важная часть групповой работы, выполняющая множество функций, важнейшей из которых является возможность для группы вернуть протагонисту ту душевную энергию, которую он вложил, а для протагониста — возможность почувствовать, что он не одинок в своих переживаниях. На шеринге категорически запрещено все, что может ранить протагониста или участников группы — мысли, оценки, советы по поводу ситуаций. Говорить можно только о своих чувствах и о событиях своей жизни.

Распространение в мире

У Морено было много учеников. В настоящее время психодрама широко распространена во многих странах Северной и Южной Америки, Европы, Азии, Австралии и Африки, существуют множество объединений психодраматистов, регулярно проводятся конференции, издаются книги и периодические издания по психодраме.

Психодрама в России

В России психодрама существует с 1989 года. В настоящее время психодрама представлена 5-ю институтами, Ассоциацией психодрамы (президент — Елена Лопухина) и Международным центром клинической психологии и психотерапии Института педагогики и психологии Костромского государственного университета имени Н. А. Некрасова (Гуманистическая психодрама, директор профессор Д-р Ханс-Вернер Гессманн. Институты: Институт ролевого тренинга и психодрамы (Елена Лопухина), Институт групповой терапии и социального проектирования (Виктор Семенов), Институт групповой и семейной психологии и психотерапии (Екатерина Михайлова), Московский институт гештальта и психодрамы (Нифонт Долгополов), Институт психодрамы и тренинга (Ростов-на-Дону, Владимир Ромек) осуществляют подготовку специалистов по психодраме в различных городах России и за рубежом.

Ежегодно проводятся конференции по психодраме в Москве и Ростове-на-Дону. В Киеве издается ежеквартальный русскоязычный журнал «Психодрама и современная психотерапия».

Изданы более 10 книг по психодраме, включая переводы Я. Л. Морено. (В популяризации психодрамы огромная роль принадлежит издательству «Класс»). Важными вехами в развитии психодрамы в России стали выход специализированного номера «Журнала практического психолога» (№ 2-3 за 2002 год), посвященного истории психодрамы в России (История психодрамы в России в Интернете) и публикация коллективной монографии российских психодраматистов «Играть по-русски» (издательство «Класс», 2003 год).

Секция психодрамы в рамках Профессиональной психотерапевтической лиги была создана в 2005 году. Представители секции регулярно принимают участие в конгрессах и декадниках ППЛ. Руководитель секции — Леонид Огороднов (г. Москва)

В настоящее время существует четыре региональных представительства секции психодрамы: в Ростове-на-Дону (Татьяна Солдатова), в Новосибирске (Лариса Межерицкая), Казани (Гузель Ахметова) и Екатеринбурге (Илона Романова). Обучающие и клиентские группы под руководством членов секции психодрамы ОППЛ проходят в Москве, Ростове-на-Дону, Таганроге, Омске, Перми, Казани, Глазове, Иваново.

Примечания

См. также

Литература

  • Морено, Дж. Театр спонтанности / Пер. с англ., авт. вступ. ст. Б. И. Хасан. — Красноярск : Фонд ментального здоровья, 1993.
  • Морено, Я. Л. Психодрама / Пер. с англ. Г. Пимочкиной, Е. Рачковой. — М.: Апрель Пресс : ЭКСМО-Пресс, 2001.
  • Лейтц, Г. Психодрама. Теория и практика. Классическая психодрама Я. Л. Морено / Пер. с нем. А. М. Боковикова; общ. ред. и предисл. Е. В. Лопухиной, А. Б. Холмогоровой. — М. : Прогресс; Универс, 1994.
  • Рудестам К. Групповая психотерапия. — СПб.: Питер. 1998.

Дополнительные материалы о психодраме

Ссылки на сайты

Шаблон:Link GA

Журнал Театр. • Психодрама: театр не для зрителей

Ведущий психодраматист страны, вице-президент Ассоциации психодрамы Екатерина Михайлова рассказала журналу Tеатр. о близости и различиях сценического искусства и психодрамы

ИР: Екатерина Львовна, я начну с совсем простого вопроса: любите ли вы театр?

ЕМ: Люблю. Дело в том, что я из театральной семьи: папа был оперным режиссером, мама — театроведом, поэтому были и разговоры о театре, и возможность посмотреть кое-что. Скажем, я видела Высоцкого в «Гамлете» и помню очень хорошо. Может быть, я не могу сейчас назвать себя театралом, но в театре бываю.

На самом деле, в России у психодрамы вообще очень хорошая почва, которую мы как психодраматисты не заслужили. Тут есть понимание, что театр — это «про что-то важное и серьезное», это не игрушки и не развлекуха. Тут даже без грамотный молодняк, который, может быть, и в театре-то не бывал никогда, испытывает к нему какое-то тайное уважение. Как выглядят театральные здания где-нибудь в провинции? Это колонны, кусты сирени — храм, академия. К нам приходит человек, и когда ему предлагаешь войти в какую-нибудь роль, он не говорит: «Что это за ерунда». У него где-то на уровне бессознательного кода есть ощущение, что это что-то важное и нужное. Работать легче.

ИР: Театр сам по себе играет какую-то психотерапевтическую роль?

ЕМ: Психотерапевтическую роль может играть все, что угодно: изучение языка, боевые искусства, танцы, воспитание собаки, и театр здесь не исключение.

ИР: Но почему Морено так привлекал именно театр?

ЕМ: Морено прежде всего интересовала ролевая игра. Театр — ее разновидность, а истоки этой игры в человеческом детстве. Когда мальчик играет с двумя машинками (ж-ж-ж, пропусти) — это почти кукольный театр. А если куклы разговаривают, то у них и характеры появляются. Этим языком владеет каждый ребенок. И любой взрослый, на самом деле, его знает, просто он им давно не пользовался.

Если же говорить о серьезном, взрослом театре, Морено хорошо знал теорию драмы Аристотеля — не зря в психодраматической терминологии так много греческих корней, у него были друзья в театральном мире, он сам много экспериментировал. Конечно же, его очень интересовала категория катарсиса. Вот ты сидишь себе, видишь, что с героем что-то происходит, и вдруг с тобой тоже что-то начинает происходить.

ИР: Сохраняется ли в психодраме присущее театру разделение на зрителей и актеров?

ЕМ: Да, но разделение это во многом условное. В классической психодраме происходит так: группа разогревается (форма может быть любой, главное, чтобы возник контакт с эмоциями, с темой, друг с другом), выбирается протагонист, строится сцена. У Морено в его санатории Бикон была очень интересная трехуровневая площадка, но мы все работаем на ровном полу, у нас никаких возвышений нет. Мне нравится вариант, когда протагонист выбирает часть комнаты, где он будет работать, и она становится его рабочим пространством. Стульями мы обозначаем все необходимое ему для этой сцены. Дальше мы потихоньку начинаем вводить тех вспомогательных лиц, которые ему нужны. Поскольку в психодраме все живые и всё живое, это могут быть люди (начальница, папа, друг), но могут быть и покойники, и предметы, и явления, и собственные чувства протагониста. Он может выбрать свой страх, а потом поменяться с ним ролями, то есть побыть своим собственным страхом. Протагонист у нас одновременно автор, герой, а иногда еще зритель: мы же можем предложить ему на свою роль кого-то выбрать и посмотреть на себя со стороны.

ИР: Есть протагонист, вспомогательные лица и зрители?

ЕМ: Но при этом мы не знаем, сколько протагонисту понадобится людей. Обычно мы вообще не знаем, к чему придем. Редко все обходится одной сценой. В какой-то момент возникает сильная эмоциональная реакция, это дает повод спросить: «Когда это с тобой было раньше? Сколько тебе лет?» И сцена меняется. Мы можем, например, отправиться в детство, и тогда нам нужна другая женщина на роль мамы, потому что мама сейчас и мама в детстве — это разные женщины. Внутри психодраматического действия может быть все, что угодно: разговоры с ангелами, переигрывание сновидения с другим завершением или переговоры с собственным гневом. Это соответствует психическому процессу, а не реальности. Психодраматическая правда — правда внутреннего мира и его динамики. Но когда мы заканчиваем действие — книжка закрывается (занавес опускается). Протагонист возвращается в группу и становится таким же участником, как все остальные.

ИР: То есть зрители в любой момент могут быть вовлечены в действие?

ЕМ: Да. Если я вижу, что работа затягивается, трудно идет, группа начинает дремать, я, конечно, могу что-то сделать искусственно, например, под благовидным предлогом предложить, чтобы лес вырос — просто чтобы люди подвигались.

ИР: А какая вообще функция у психодраматиста? Кто он — драматург, режиссер?

ЕМ: Точно не драматург, хотя в работе встречаются бродячие сюжеты, они опознаются. Можно говорить о каком-то минимуме режиссуры. Скажем, для того, чтобы группа была вовлечена, она должна все хорошо видеть и слышать. Иногда приходится разворачивать сцену, построенную протагонистом, на 180 градусов. Это чисто технические вещи. Иногда мы можем что-то сделать для усиления воздействия, просто чтобы поймать эмоцию. Разница с театром в том, что мы не работаем на впечатление, которое создастся у группы. У нас нет задачи вызвать у людей определенную реакцию. И то, что мы делаем, не обязано быть красивым. Иногда бывает, но не это важно. То есть мы используем те же кубики, что и режиссер — пространство, мизансцена, но цель у нас иная.

ИР: Спектакль заканчивается, когда падает занавес. А психодрама?

ЕМ: Есть еще очень важная часть после действия. Сначала снимаются роли и разбирается сцена, комната возвращается в свой прежний вид. После этого мы обязательно садимся в круг и разговариваем. Все, кто играл роли, и все, кто просто присутствовал, могут поделиться какими-то чувствами, возникшими во время этой работы. Здесь существуют четкие правила: жить не учим, не оцениваем, не интерпретируем, говорим о себе, а не о протагонисте. Предположим, у нас протагонист — мужчина, он ссорился со своей матерью, он ей все сказал, что у него на душе, даже всплакнул пару раз. И молодая женщина говорит: «Я чувствовала странную смесь печали и страха, потому что у меня есть сын и, может быть, я тоже не идеальная мать. Мне так страшно когда-нибудь услышать от него что-нибудь такое». А кто-то говорит о драйве болельщика: «Я чувствовал азарт и восхищение». Часто во время шеринга (см. стр. 36) появляется следующий протагонист, возникает новая тема. У участников группы формируется понимание того, что реакция на эмоции другого человека сильно связана с твоим личным опытом, и не только детским.

ИР: Насколько я понимаю, психодрама работает больше с личными проблемами. А социодрама? С какими-то социальными моментами?

ЕМ: В общих чертах так. Социодрама — младшая сестра психодрамы, люди в ней играют обобщенные роли, а не личные. При этом там иногда такие страсти кипят, что мама не горюй.

ИР: А насколько социодрама распространена у нас? Людям вообще интересно про социальное?

ЕМ: У нас социодраматисты работают в основном с организациями. Это такая сценарная социодрама, которая заранее расписывается. Например, большая организация хочет понять, как работать с клиентами, соответственно, возникают образы обобщенных клиентов и т. д.

В мире же это происходит по-другому. Во время социодраматической конференции я была на совершенно замечательной мастерской. Присутствовавшие там женщины разделились на пары и, немножко поговорив, разогревшись, стали играть определенный тип взаимоотношений между матерью и дочерью — каждая пара по-своему. Все это, конечно, было как-то связано с их личной историей, но опосредованно, это был обобщенный опыт. Эти женщины из разных стран играли со словами или без, а группа говорила о том, какие она видит плюсы и минусы, ресурсы и риски, когда возникают такие отношения. Всего полтора часа, но какое количество великолепных наблюдений — от очень личных до того, что в этих ролях есть инварианты, есть общее. И это тоже социодрама.

Вообще, когда мы говорим о социальном, надо помнить, что в нашем языке это слово имеет отягощенную наследственность. Когда-то существовали социально-экономические дисциплины, по ним нельзя было получить тройку — останешься без стипендии.

Когда англоязычные граждане говорят social, они имеют в виду «больше одного человека». Социальная жизнь — это в какие гости мы ходим. И социальное — это ближний круг, коллегиальный, дружеский, любовный. Социодрама как раз и занимается таким важным делом, как исследование межгрупповых отношений. Мужчины и женщины. Поколения. Это тоже обобщенные роли, типизированные. (или социодраме как ее разновидности) практики современного искусства, реэнактмент? Скажем, берется реальная история (забастовка шахтеров в Англии 1984—85 годов), пятнадцать лет спустя собирают тех, кто остался жив, делают спектакль, в котором они проигрывают то, что было, либо изменяя, либо еще раз это проживая. Здесь есть, конечно, какие-то точки соприкосновения. Как минимум, общее здесь то, что это реальная история, связанная с личным опытом главных действующих лиц. И, по всей вероятности, раз они на это идут, значит, им это тоже зачем-то нужно и как-то со своим опытом они работают. Я думаю, различия начинаются там, где возникает вопрос, для кого. Я не устаю повторять своим студентам, что любая группа, терапевтическая в том числе, определяется не только ведущим и участниками, но и заказчиком. Кем-то, кто почему-то захотел, чтобы она была, и кому это зачем-то нужно. В случае тюремного эксперимента был заказчик. Его намерения были неизвестны. А в нашем случае заказчиком является группа и протагонист — это дает ощущение спонтанности.

ИР: Но в психодраме довольно жесткая структура: разогрев, действие, шеринг. Где здесь место для спонтанности?

ЕМ: У нас и набор техник ограниченный — обмен ролями, дублирование, зеркало. Но дело в том, что спонтанность, когда ее не держит какая-то форма, очень быстро сама себя изживает. И нет ничего хуже, чем поднять людей на ноги для того, чтобы сказать: «А теперь спонтанно подвигайтесь, как хотите». Они все замрут враскоряку. Они не знают, как они хотят, они смотрят на соседа. Но если предложить человеку поздороваться, как дипломат на приеме, он это делает легко и с удовольствием. Дипломата он, скорее всего, никогда живьем не видел, но у него есть какое-то представление. Задайте любой образ: вампиры на балу, зверюшки на площадке молодняка. Человек начинает фантазировать, и что-то рождается.

ИР: А ролевые игры типа тех, что проводили Стенли Мильграм ((Американский социальный психолог. Суть эксперимента: выяснить, сколько страданий готовы причинить обыкновенные люди другим, совершенно невинным людям, если подобное причинение боли входит в их рабочие обязанности. Участникам эксперимента «по жребию» доставалась роль учителя, в то время как актеру, подсадной утке, роль ученика. Ученик, якобы подключенный к электрическому стулу, должен был запоминать ассоциативные пары слов и воспроизводить их. Учитель, находящийся в другой комнате и не видящий ученика, каждый неправильный ответ сопровождал ударом тока. Интенсивность ударов, согласно правилам, постоянно увеличивалась.)) и Филип Джордж Зимбардо ((Американский социальный психолог. В ходе Стэнфордского тюремного эксперимента 24 студента колледжа были случайным образом распределены на группы «заключенных» и «надзирателей» в оборудованной в подвале факультета психологии имитации тюрьмы. Было обнаружено, что участники игры очень быстро вживаются в свои роли, надзиратели начинают испытывать садистские эмоции и намерения, а заключенные — депрессию и безнадежность.)), имеют какое-то отношение к психодраме?

ЕМ: Нежно любимый мной Честертон когда-то говорил, что любой пятилетний ребенок знает разницу между игрой в пиратов и кражей варенья из буфета. Эксперименты — совсем другая история, роль здесь используется как инструмент, она снимается и надевается. Психодрама же — это метод исследования внутреннего мира и социальных отношений человека средствами ролевой игры. В психодраме люди не выбирают роли по жребию, они входят в роли, потому что это кому-то нужно, например, протагонисту. Ему понадобился Страх, кто-то играет Страх. И от того, насколько играющий будет энергетически вовлечен, зависит в большой степени успех терапии. А насколько он артистичен, вообще не важно.

ИР: Последний вопрос: сейчас театр, и не только он один, повернулся лицом к реальности. Все больше возникает произведений, основанных на реальных событиях, о чем обязательно сообщается зрителю. С чем это связано?

ЕМ: Мне кажется, дело здесь вот в чем. Главный, как считают семиотики, процесс последней четверти ХХ века и начала ХХI, это десемантизация, отрыв означающего от означаемого. Бирка и то, что в банке, вообще из разных миров. И в знаковом поле происходит такое жонглирование бирками, которое в конечном счете приводит к тому, что всё может означать всё, и дальше начинается полный ноль, и черный квадрат, и пустота, и ужас. То есть небытие. Я думаю, потребность, чтобы история была основана на реальных событиях, это какая-то компенсация. Поиск чего-то, за что можно зацепиться. Пусть нельзя попробовать, что там, в чужой банке, но пусть она хотя бы будет. Что касается «реальных событий», у нас, психодраматистов, немножко другая история. Мы же словам не верим, наш принцип: не рас сказывай, что с тобой случилось, покажи, как. Это ведет к каким-то другим смыслам, кроме заявленного. Поэтому одно из лучших клиентских высказываний про психодраму: «Делаешь неизвестно что, а оно, оказывается, смысл имеет». Это строго противоположно тому, когда делаешь известно что, а никакого смысла нет.

Это удивительно, как обычные люди с улицы рождают вдруг неожиданные образы, у них с языка порой такое срывается, что поневоле продолжаешь верить в человека.

Зерка Морено Психодрама Интервью

«Не говори мне. Покажи мне!»

Виктор Ялом: Вы прекрасно выглядите. Тебе действительно 83?

Зерка Морено: В следующем месяце. 13 июня. Помню, когда мне было 8 лет, я думал: «13 июня мне исполнится 13 лет. Разве я не буду старым?»

В.Я .: Я так счастлив, что вы согласились быть здесь с нами и поделиться с нашими читателями своей жизнью и своей работой в психодраме, которая изначально была основана вашим покойным мужем Дж. Л. Морено. Трудно поверить, что тебе 83 года; ты так полон жизни.В тебе много осталось.

ЗМ: Спасибо. Я тоже счастлив быть здесь. Я всегда люблю рассказывать о своей работе.

В.Я .: И свою жизнь.

ЗМ: И моя жизнь. Эти два переплетаются.

В.Я .: Думаю, лучше всего начать с того, чтобы немного рассказать мне о психодраме.

ЗМ: Самый простой способ думать об этом — это «разум в действии». Вместо того чтобы говорить о ваших проблемах, мы приехали из Миссури и говорим: «Не говори мне. Покажи мне!» Показывать — значит разыгрывать это.Покажите мне действие — таким образом вы покажете мне, что вас беспокоит. Это самый короткий способ описать это.

В. Я .: А в чем причина?

ZM: Жизнь создает свои собственные ограничения. Многие из нас не могут с ними справиться. Я вам скажу почему.

Мы утверждаем, что самое главное в человеке — это спонтанность и творчество. Нет культуры, которая делает упор на спонтанности и творческих способностях человека.

Мы утверждаем, что самое главное в человеке — это спонтанность и творчество.Нет культуры, которая делает упор на спонтанности и творческих способностях человека. У детей этого много, и их где-то по пути подавляют, искажают, заталкивают, отвергают. Мы очень верим в обучение детей хорошему контролю моторики, памяти и измеряем их интеллект. Но как насчет их непосредственности? Есть люди, которые очень умны, но очень мало спонтанности и творческих способностей. Это двойной принцип: ребенок олицетворяет для нас непосредственность.Сказать «да!» к жизни. Желая жить жизнью. Если вы посмотрите на маленького ребенка, он полон жизни. Мы не позволяем им шуметь, топать ногами, смеяться, даже если они так живут. Но мы этого не очень хорошо понимаем. Мы хотим, чтобы они соответствовали, вели себя и были похожи на всех других хороших людей в мире. И поэтому со многими из нас происходит то, что нам приходится очень много работать, когда мы становимся старше, чтобы вернуть себе то начало.

В. Я .: А психодрама может в этом помочь?

ЗМ: Да, помогает выразить себя по-новому.Так, как обычно не позволяет жизнь. В каком-то смысле мы живем в двух мирах. Мы живем в мире реальности, в мире объективной реальности. Мы с вами можем согласиться, что мы здесь, верно? Но у вас есть другой мир, а у меня другой мир, невидимый. Психодрама делает видимым этот другой мир.

В. Я .: А для чего?

ЗМ: Чтобы вы стали более цельным человеком. Чтобы сделать вас более продуктивным, чтобы вы были более интегрированными. Мы верим в целостную личность.

В. Я. Каким образом вы это делаете? Как используется психодрама? Как устроена психодрама?

ЗМ: Во-первых, я хочу сказать, что это не только форма психотерапии.Это всего лишь одно приложение. Как вы, наверное, знаете, очень полезный способ использования психодрамы — это ролевые игры. Сегодня он используется в образовании, в администрации во многих, многих областях. Изначально это происходит из психодрамы. Но источником является ваш разум, какие бы роли вы ни играли в своей жизни; вот с чего мы начинаем.

В. Я .: Как вы это делаете?

Объяснение психодрамы

ЗМ: Хорошо. Допустим, кто-то приходит и говорит: «У меня ужасная проблема. Мой муж пьет, бьет меня, играет в азартные игры, он безответственный и не хочет меняться.«Плохая ситуация вокруг.» Что мне делать? Я не могу с ним развестись, я католичка. Меня вышвырнут из церкви, и я буду полностью изолирован. Что мне делать? «Ну, это очень большая, очень серьезная проблема.» Покажи мне, на что похож твой муж, раз уж его здесь нет. Придет ли он? »« Нет, наверное, нет. Он не верит ни во что из этого ». Поэтому я должен оценить: что я могу сделать для благополучия этой женщины? Есть ли что-то в этих отношениях, что все еще жизнеспособно, или нет? Но мне, возможно, придется ей помочь к сожалению, чтобы понять, что это нежизнеспособные отношения, если она хочет оставаться в здравом уме.

В. Я.: Остаться в здравом уме или остаться в живых?

ЗМ: Совершенно верно. Итак, я бы начал с того, что сказал: «У меня нет вашего мужа здесь; все, что у меня есть, это ваше восприятие вашего мужа». Кстати, это восприятие может быть искажено, но это единственное, что у нас есть. Это тот, с которым она живет. Тогда я прошу ее поменяться ролями и стать ее мужем. Я обычно заставляю их сесть на другое место, чтобы тело тоже двигалось. Это важно. Потому что мы не просто работаем здесь, в голове.Мы работаем со всем телом; мы актеры. Мы говорим, что человек — это актер-импровизатор на сцене жизни. В отличие от театра, у вас нет сценария; У меня нет сценария. Мы должны взаимодействовать мгновенно, здесь и сейчас. С тем, что между нами есть.

В. Я .: А ваш покойный муж, основатель психодрамы Джером Морено ввел термин «здесь и сейчас»?

ЗМ: Вправо. Он придумал этот термин, а позже его использовали многие другие, Перлз и его гештальт-теория, Ирв Ялом и экзистенциалисты.

В. Я .: Да, фраза продолжает выражать непосредственный момент человеческого интерактивного опыта.

ЗМ: Тогда я беру у нее интервью, как будто она ее муж. И, кстати, она узнает о своем муже много нового, чего не знала раньше. Она намного ближе к реальности этого человека.

В. Я .: Как так?

ЗМ: Философ Витгенштейн сказал что-то вроде «Чтобы узнать о себе, сделайте шаг за пределы себя». Так что она в роли мужа воспринимает себя.Я спрашиваю ее, что между ними не так. «Как вы думаете, что между вами не так? Я слышал, что говорит ваша жена. Теперь я хотел бы услышать, что вы думаете». Теперь вы начинаете выяснять, как они взаимодействуют друг с другом.

В.Я .: То есть она берет на себя роль мужа, отвечающего сама себе?

ЗМ: В конце концов, она могла бы. Если есть еще кто-то, кто может быть актером, мы приглашаем этого человека. Если нет, то я продолжаю менять ее местами. Она играет обе роли. Иногда, когда это продолжается, я могу взять на себя роль пациентки, а она может взять на себя роль мужа.

В. Я .: Это помогает ей тогда больше сопереживать мужу?

ЗМ: Позвольте мне объяснить, с чем мы имеем дело. Мы имеем дело с двумя людьми, но с тремя сущностями. Муж, жена и отношения между ними. Мы постулируем, что вы не можете напрямую влиять на психику, кроме как через важные отношения. Итак, мы имеем дело с тем, что мы не только изучаем отношения, но и пытаемся их исцелить. Можно это вылечить или нет? Это решающее решение, которое необходимо принять.Также очень возможно, что в роли мужа она внезапно узнает — хотя он рассказал ей о своем несчастном детстве и о том, как над ним жестоко обращались — она ​​внезапно начинает видеть и чувствовать его по-другому. Его человечность проявляется. И поскольку она видит и воспринимает по-другому, когда она возвращается к своей собственной роли, она должна изменить свое отношение к нему. Речь идет об изменении поведения. Не только познавательная способность проникновения в суть. Мы действительно не думаем, что интеллектуальная проницательность лечит так хорошо.

В.Ю .: Само по себе не когнитивное понимание.

ЗМ: Не само по себе. Это должно быть связано с эмоциональной составляющей. Психодрама имеет дело с обоими. Люди часто используют его для ознакомления. Думаю, это только половина дела. Меня не очень беспокоит то, что здесь происходит [указывает на ее голову]. Потому что здесь происходит …

В. Я.: Если вы испытываете телесный или эмоциональный опыт, то он намного сильнее.

ЗМ: Например, когда она сидит здесь, я говорю: «Как ты сидишь? Покажи мне своим телом, как ты сидишь.«И он может сидеть, наполовину отвернувшись от нее, в некотором смысле отвергая ее. Или он может сидеть очень близко к ней, потому что хочет восстановить с ней контакт. Так что вы получаете все виды информации, просто делая смена ролей. Теперь, позже, возможно, я действительно смогу увидеть его. Вы знаете, Морено, еще в 1957 году написал статью под названием «Психодрама и психопатология межличностных отношений», в которой он использовал себя как посредник между мужем и женой, он изначально не относился к ним вместе.У каждого из них была жалоба на брак. Он видел только жену и только мужа. Это был совершенно новый способ действовать. Фрейд никогда этого не делал. Он анализировал мужа и жену, но не в отношении друг друга, а только в отношении их собственной жизни.

В. Я .: Доктор Морено не хотел бы видеть их вместе?

ЗМ: Еще нет. Он переводил жену мужу, а мужа жене.

В.Я .: Конечно, с их разрешения.

ЗМ: Конечно. Они оба работали над отношениями.Иногда ему удавалось создать новый мост между этими людьми. Иногда становилось ясно, что им обоим действительно нужно, чтобы они оба оставались в здравом уме, — это разлучиться.

И тогда он мог произвести то, что мы назвали «катарсисом развода», и это была новая идея. Что вы можете произвести терапевтический развод, не причиняя вреда причастным к этому людям. Довести их до осознания того, что возврата нет.

И затем он мог произвести то, что мы назвали «катарсисом развода», и это была новая идея.Что вы можете произвести терапевтический развод, не причиняя вреда причастным к этому людям. Довести их до осознания того, что возврата нет.

В. Я .: Тогда развод принимался гораздо реже. Удалось ли ему это сделать?

ЗМ: Да, несколько раз. Также несколько раз ему удавалось реанимировать отношения.

В.Я .: Делал ли он что-нибудь похожее на традиционную психотерапию?

ЗМ: Он начал отказываться от традиционной практики. В конце концов, он разработал психодраму и ввел ее во взаимодействие с каждым человеком.

В.Я .: А обучался ли он традиционному психоанализу?

ЗМ: Нет, никогда не обучался этому. Он был антианалитиком. Он не верил в модель Фрейда? Фрейд пришел из биологии. Морено был вдохновлен великими религиями этого мира. Фрейд был атеистом. Морено не было. Он сказал, что великие религии этого мира и пророки этого мира вдохновляли его. Это совершенно другой подход. Кроме того, он не поверил по уважительной научной причине. Он сказал, что с точки зрения человека и всего человечества речь — довольно позднее развитие.Вы учитесь сидеть, учитесь ползать, учитесь ходить — все это еще до того, как вы заговорите. Значит, примерно на два-три? лет вы очень интенсивно жили довербально.

В. Я.: В кузове.

Двойная жизнь и избыточная реальность

ЗМ: С телом, в теле и во взаимодействии с другими людьми. Мы взаимодействуем с другими людьми с момента рождения. Очевидно, это влияет на нас. Но давайте посмотрим правде в глаза: слова могут лгать. Посмотри телевизор. Посмотрите на политиков.Они лгут сквозь зубы. И мы должны этому верить? Итак, есть более изначальный уровень, ниже уровня речи, и это уровень действия и взаимодействия. Вот почему он выбрал драму. Но не законная драма, а новая форма драмы: импровизационная драма. Так мы и живем в жизни. Не знаю, видели ли вы в моей книге пациента, который говорит мне: «Я знаю, что такое психодрама: это двойник жизни». Это очень интересное и глубокое заявление.

В. Я .: Как так?

ZM:

Двойная жизнь! Другими словами, вы можете прожить одну жизнь, а в психодраме — другую.

Двойная жизнь! Другими словами, вы можете прожить одну жизнь, а в психодраме — другую.

В. Я.: Вы имеете в виду свою новую книгу, которая только что вышла. Кстати, поздравляю. Очень интересное название: Психодрама: избыточная реальность и искусство исцеления .

ЗМ: Что такое лишняя реальность?

В.Я .: Вы сразу у меня вопрос сняли!

ЗМ: Да, я видел, куда вы шли.Что делала эта женщина, так это то, что она входила в реальность своего мужа. Она в избыточной реальности. Смена ролей — это техника избыточной реальности — это реальность за пределами повседневной реальности, которая не видима, но очень реальна. Видите ли, мы очень много имеем дело с невидимым, но очень реальным. Это могло быть мифом. Это могло быть что угодно. Это может быть сказка. Это может быть ваша жизнь такой, какой вы хотите ее видеть. В старом фильме «Тайная жизнь Уолтера Митти» была психодраматическая идея, верно? Итак, к чему мы стремимся? Что решающего в катарсисе? Что ж, мы считаем, что это те сцены, эти взаимодействия, те реальности, которые жизнь не позволяет нам, но которые нам нужны для того, чтобы реализоваться.Я называю это «Если только!» Подумайте обо всех «если бы только» в вашей жизни. Если бы вы могли вытащить все это — вы знаете, сколько времени и энергии вы тратите на это?

В.Я .: Энергии много, это точно.

ЗМ: Колоссальная сумма. Это отклоняет вас от того, что вы должны делать на самом деле, здесь и сейчас. В вашем уме вы находитесь где-то в другом месте, с «если бы только». Телефонные звонки, которые вы не совершали, телефонные звонки, которые вы делали, когда вы думаете: «Если бы я только не звонил по этому телефону.«Письма, на которые ты должен был ответить. Электронное письмо, которое ты должен был отправить.

В. Я .: Удивительно, что мы можем уделить внимание чему угодно!

ЗМ: (смеется) Да, хорошо. Вы действительно можете почти все аспекты жизни воплотить в психодраме. , и используйте это, чтобы изучить, как бы вы хотели изменить свое детство, отрочество или свою профессиональную жизнь. Это попытка по-новому найти себя в новой сфере. Быть спонтанным и творчески подходить таким образом, чтобы тебя не было раньше. Это тоже способ исцелить себя.Это может не всегда работать. Я часто думаю, что в психодраме мы имеем дело с краями жизни. На самом деле это новая идея, которую я только что осознаю.

В.Я .: Разве не удивительно, как у нас

ЗМ: Более 60 лет.

В. Я .: А у вас сейчас новое представление об этом.

ЗМ: Да, это интересно: появляются новые идеи. Творчество такое.

Это двойной принцип: спонтанность определяется как новая реакция на старую ситуацию или адекватная реакция на новую ситуацию.Творчество, которое является его двойной идеей, создает то, чего раньше не было.

Это двойной принцип: спонтанность определяется как новая реакция на старую ситуацию или адекватная реакция на новую ситуацию. Творчество, которое является его двойной идеей, создает то, чего раньше не было. Подумайте об этом парне, Билле Гейтсе. Он создал совершенно новый мир! Раньше этого не было.

Сама идея о том, что «вещи не меняются» в этом мире — вздор! Вещи постоянно создаются.

Сама идея о том, что «вещи не меняются» в этом мире — вздор! Вещи постоянно создаются.

Кто мог мечтать об Интернете 20 лет назад?

В. Я.: Видимо, очень мало.

ЗМ: Это особая форма творчества. Я имею в виду, конечно, что он тоже хороший бизнесмен. Ему нравится зарабатывать деньги. Я не уверен, что его способы зарабатывать деньги настолько безобидны, но проблема не в этом. Проблема здесь в чем-то творческом — кто-то создает что-то совершенно новое, и мы понятия не имели, насколько это будет важно для мира.

В.Я .: Итак, о создании жизней?

ЗМ: Нам нужно воссоздать нашу жизнь?

Встреча и любовь с доктором Морено

В. Я .: Я хотел бы услышать немного больше о вашей жизни. И как вы познакомились с Джейкобом Морено.

ЗМ: Я привела к нему на лечение свою старшую сестру, страдающую психозом. Я привез ее из Европы.

В.Я .: Вы ее всю дорогу из Европы лечили? Как это получилось?

ЗМ: Впервые я приехал сюда один, из Англии, сразу после объявления Второй мировой войны.Мне было 22 года. Я ничего не знал ни о Морено, ни о психодраме. Я изучал искусство и психологию. Моя сестра сошла с ума, когда мне было 19 лет. Я собирался стать художником, модельером, особенно в отношении сцены, костюмов и декораций. Знаете, Лондон — прекрасное место для театра. Потом моя сестра сильно заболела, психически больна. И как-то я знал; Я понял, что пошло не так. И я подумал: «О, я должен это изучить», и начал изучать психологию. Но никакая классическая психология не научила меня тому, на что была похожа моя сестра.И то, что я ее так хорошо схватил, понял, без слов, подумал, что здесь что-то есть. Комбинации невозможны. Когда я встретил Морено, комбинация была возможной.

В. Я .: А как вы познакомились с Морено?

ЗМ: Началась война. Моя сестра жила в 25 км от границы с Германией в Бельгии. Очень опасно.

В.Я.: Плохое место.

ЗМ: Ужасно. Но я приехал в эту страну. Я сказал маме и отцу: «Отпустите меня.Возможно, я смогу спасти свою сестру ». Моя единственная сестра, на пять лет старше. Война продолжалась и на континенте, и мне наконец удалось собрать деньги, чтобы перевезти ее в 1941 году. И она снова была психотиком. И ей потребовалась госпитализация, потому что у нее были мысли о самоубийстве. На этот раз у нее был маленький ребенок, о котором нужно было заботиться. Итак, мой шурин нашел дом для маленького мальчика, а я нашел больницу для своей сестры.

В. Я .: Где была это?

ЗМ: В Биконе, Нью-Йорк, примерно в 60 милях к северу от Нью-Йорка на реке Гудзон.

В. Я .: Это где вы сейчас живете?

ЗМ: Да, там, где я сейчас живу. Я говорю своим ученикам: «Моя жизнь — это сказка. Я приехал сюда как беспомощный маленький беженец, несчастный из-за болезни моей сестры. Я приехал сюда, чтобы найти новую жизнь для своей сестры. Я нашел для себя новую жизнь. Вы. знаете, в чем был урок?

В этой жизни, Зерка, не ищи ничего для себя. Ищи помощь другим людям, и ты найдешь счастье. Это был глубокий урок.

В этой жизни, Зерка, не ищи что угодно для себя.Ищите помощь другим людям, и вы обретете счастье. Это был серьезный урок. Это действительно стало основой моей жизни; вот откуда исходит мое счастье.

В. Я .: Ваше счастье исходит от ??

ЗМ: Я очень доволен своей жизнью. Чем старше я становлюсь, тем больше получаю контента. Мы живем в сумасшедшем мире, давайте посмотрим правде в глаза. Совершенно безумно! В молодости я был бы в ярости от того или иного. Теперь, каким бы безумным ни был мир, я чувствую себя прекрасно. Я делаю то, что могу, что у меня получается лучше всего. Как кто-то может быть счастливее этого? Так или иначе, Морено открыл мой талант.

В. Я .: Ваш талант к ??

ЗМ: За свою работу. Он меня проверял. Когда моя сестра выздоровела, я стала его ученицей. Я жил в Нью-Йорке и работал его личным секретарем в Биконе, штат Нью-Йорк. yОн предложил мне стипендию. Я сказал: «Да, но я хочу работать над этим». Потому что я была отличной быстрой машинисткой. Я всегда хотел работать с писателем, и он сказал: «Прекрасно». Так что я работал ради стипендии, своего обучения. Война продолжалась; все мужчины в штате исчезли в армии.Он открыл свой институт в Нью-Йорке, а я стал его научным сотрудником и жил в Нью-Йорке.

В.Ю.: Нью-Йорк?

ZM: One Park Ave., всего в одном квартале от Центрального вокзала. Я ездил на работу пять дней в неделю, и в конце концов он попросил меня переехать жить в Бикон, потому что ему там нужна была помощь.

В. Я .: Когда это было?

ЗМ: август 1922 г. Моя сестра снова заболела на следующий год после рождения второго ребенка. Через десять дней после рождения второго ребенка она вернулась в Бикон.Теперь у меня двое детей, о которых нужно заботиться. Итак, я всю жизнь заботился о ком-то, понимаете? Мне больше не нужно этого делать. Представьте, мне почти 83 года, и все, о чем мне нужно заботиться, — это я. Разве это не чудесно?

Я сделал все не так.

В.Ю.: Всем нечего!

ЗМ: Как бы то ни было, со временем я стала его женой. В то время он был женат и имел ребенка.

И, поскольку исповедь полезна для души, я поступал неправильно. Я делала все то, чего не делает симпатичная еврейская девушка из среднего класса.Все «ты не должен».

И, поскольку исповедь полезна для души, я поступал неправильно. Я делала все то, чего не делает симпатичная еврейская девушка из среднего класса. Все «ты не должен». Связь с мужчиной, который является отцом ребенка, который женат. Это была очень сложная ситуация. И он не хотел меня отпускать. Я пытался сломать его, но он сказал, что не может. Что он будет следовать за мной, куда бы я ни пошел.

В. Я .: Он влюбился в тебя.

ЗМ: Совершенно верно. Я вам скажу, что он сказал, когда мы встретились.Когда мы вошли в его кабинет, чтобы представить мою сестру как пациента, сидящего за его столом — я даже помню цвет его рубашки — я посмотрел на него и подумал: «Я знаю этого человека». Мой внутренний голос говорил: «Зерка, ты действительно сумасшедшая».

Вы попадаете в мою историю, а не в психодраму, хотя все это связано воедино — вы этого хотите?

В.Я .: У вас все хорошо.

ЗМ: Хорошо. Я захожу туда; Я смотрю на него и думаю: «Подожди минутку. Он выглядит знакомым. Я знаю этого человека.«И мой внутренний голос говорит:« Ты такой же сумасшедший, как и твоя сестра. Вы никогда раньше не были в Биконе ».

Морено встает из-за своего стола, разворачивает руки и говорит:« Дааааа ». И я думаю:« Это самое странное приветствие, которое я когда-либо слышал ». за письменным столом, разводит руками и говорит: «Дааааааааааааааааааааааааааааааааааауда» в накидке.

ЗМ: Знаете что? Позже , он сказал мне, что думал: «Это она.«Он искал музу. И я стала его музой.

В. Я .: Что ты имеешь в виду?

ЗМ: Муза, вдохновляющая богиня. Знаете, муз? Муза музыки и танца. Всю жизнь. он искал музу. Музу, которая могла бы стать для него источником вдохновения. Необычайно было то, что мне было 24 года, я не думал, что я особенно хорошо образован. Я бы сделал какое-то однозначное замечание о том, что происходило в мире, и он спрашивал: «Что ты сказал?» Не могли бы вы это повторить? Это очень важно.«И я повторял это. И он говорил:« Отлично. Пойдемте », и мы подошли бы к пишущей машинке. И выходило бы столько страниц диктовки. Теперь я бросаю вызов любой молодой женщине, которая не должна быть абсолютно привязана к человеку, которого она могла бы вдохновить каким-нибудь небрежным замечанием.

VY: Это заставляет вас чувствовать себя очень важным.

ЗМ: Меня никогда так не слушали, кто считал меня важным. Я был младшим из четырех; моя мать была слишком занята, чтобы думать, что то, что мы говорим, было ужасно важным. .И даже если бы она это сделала, европейские родители не похлопали бы вас по спине, как американские родители, потому что от этого у вас может взорваться голова.

В. Я .: Он вас сразу привлек?

ЗМ: Совершенно верно. По его мнению, особенно. С ним было очень интересно работать. И он был веселым человеком. Конечно, у него была и темная сторона. Не все ли мы? Но вы узнаете только постепенно, не так ли, темная сторона.

VY:
Какие сумасшедшие, яркие вещи он делал? Его темная сторона, как вы говорите.

ЗМ: Он будет драться с людьми. Я думал, он потратил много сил на борьбу. Но некоторые из них мотивированы тем, что он был настолько антифрейдистом — а в то время все были фрейдистами. Так что всякий, кто был антифрейдистом, был врагом или изгоем. И они бы пренебрегли его идеями. Но они все равно их возьмут, не отдавая ему должного. Это происходит и сегодня. И это причинило бы ему боль, и он стал бы очень возражать против этого. Я думаю, что он потратил намного больше времени и энергии, которые можно было бы сэкономить, на другие дела.Но он был таким. Некоторые его опасения были правильными. Некоторые из них, возможно, были немного преувеличены в его уме, потому что у него было так мало поддержки. Я думаю, что временами он приходил в ярость из-за того, что его не слышали. Была еще одна проблема. Когда я услышал, как он читает лекции, я понял, что его не слышат. Он говорил над головами людей. Я принял решение, когда впервые увидел, как он работает с психотическими пациентами. В то время никто активно не работал с психотическими пациентами. Я говорю о начале 40-х.И я помню, как подумал про себя: «Я никогда не смогу стать режиссером. Я никогда не узнаю достаточно, я никогда не буду достаточно умным».

В.Я .: Режиссер психодрамы?

ЗМ: Да. Никогда. Я буду терапевтом, вот и все. Но я также буду его переводчиком, потому что ему нужен перевод. Его нужно низвести до уровня, на котором люди смогут понять. У него важное сообщение, но оно не доходит до него.

В.Я .: Ему было трудно общаться с простыми людьми.

ЗМ: Так и случилось. Мне говорят, что мое письмо более убедительно. Его письмо очень плотное, очень тяжелое, очень заряженное, очень германское. Каждое предложение наполнено идеями.

В. Я .: Значит, вы переводили его идеи в форму, которую можно было бы лучше понять.

ЗМ: Да, чем больше я узнавал, чем больше влезал в работу, тем более читабельными становились его книги.

В.Я .: И вы стали больше заниматься режиссурой.

ЗМ: Я стал более вовлеченным и, наконец, женился на нем в 1949 году.

В. Я .: Сколько времени это заняло?

ЗМ: Восемь лет.

В.Я .: А ты все это время любила его.

ЗМ: Знаете, я часто думал, что не «влюбился» в него. Я любила его. Есть разница. Я его обожал. Я любила его. Не думаю, что я был «влюблен» в него. Это совсем другое ощущение. Я знаю, в чем разница. Я был «влюблен». Это было важнее, чем влюбленность. Мой старший брат говорил: «Я знаю, что значит любовь; это то, в чем ты падаешь и из чего падаешь.«Это было не так. Это была очень стабильная любовь. Однажды он сказал мне:« Наши отношения в значительной степени построены на вере: вере друг в друга ». И я думаю, что это было правдой.

Так я начал учиться метод. У меня было семь лет ученичества. И это то, что у вас было в старину, когда вы ходили к мастеру, как художник. Вы учились семь лет.

В.Я .: Серьезно? Что там было насчет семи?

ЗМ: Не знаю, но вы пошли и прошли как минимум семь лет ученичества, прежде чем смогли стать настоящим художником.

В.Я .: Это примерно то, что нужно многим, чтобы получить докторскую степень.

ЗМ: Верно.

В.Ю .: После того, как вы это поймете, по крайней мере, в нашей области, вы начнете немного узнавать о терапии.

ЗМ: К счастью, я выучил это по ходу дела. В психодраме меня поразило сочетание науки и искусства. Вот что мне в нем понравилось.

В. Я .: Где была наука? Искусство очевидно.

ЗМ: Ну, очевидно, есть много технических вещей, которые нужно изучить.Метод, теория, идеи.

В. Я .: Вы действительно хорошо выучили. Студент превратился в инструктора.

ZM: Стремление к такому обучению, желание погрузиться в такой путь сделало жизнь для меня чудесным путешествием.

В. Я .: Спасибо, что позволили мне и тем, кто это в ней читал. Ваша страсть и энергия для вашей жизни и работы заразительны.

ЗМ: Спасибо, понравилось.

Авторские права © 2004 Psychotherapy.net. Все права защищены. Опубликовано в сентябре 2004 г.

Психодрама

Психодрама, экспериментальная форма терапии, позволяет тем, кто проходит лечение, исследовать проблемы с помощью методов действия (драматических действий). Этот подход включает в себя ролевые игры и групповую динамику, чтобы помочь людям лучше понять эмоциональные проблемы, конфликты или другие области трудностей в безопасной, надежной среде.

Люди, ищущие терапию, могут посчитать психодраму полезной для развития эмоционального благополучия, а также когнитивных и поведенческих навыков.

История и развитие психодрамы

Джейкоб Морено, психиатр 20 века, разработал психодраму в начале 1900-х годов, проведя первое занятие в 1921 году. Этот подход родился из его признания важности группового подхода к терапии и его общих интересов в философии, театре и мистика. В конце 1930-х годов он основал госпиталь Бикон, в котором был терапевтический театр, где психодрама могла быть частью терапии, а в 1942 году он основал Американское общество групповой психотерапии и психодрамы.После его смерти в 1974 году его жена Зерка продолжала путешествовать, обучая и обучая других подходу.

Среди других заметных фигур — Мартин Хаскелл, который работал с Морено в 50-х годах и был одним из первых пионеров этого подхода, Эя Фечнин Бранхам, тренер на Юго-Западе, Энн Анселин Шутценбергер, которая помогла пионером психодрамы во Франции и по всей Европе, Гретель Лойц, ранний европейский психодраматист, и Марсия Карп, которая была первым пионером психодрамы в Великобритании.

Теория и цель психодрамы

Морено описал психодраму как «научное исследование истины драматическим методом». Подход, основанный на принципах творчества, спонтанности, сочетает в себе социометрию, групповую динамику и ролевую теорию, чтобы вызвать когнитивные, эмоциональные и поведенческие реакции у тех, кто проходит лечение, и помочь им достичь новой точки зрения за счет лучшего понимания своей роли в процессе лечения. жизнь, способы их взаимодействия с другими людьми и вещи, которые могут создавать проблемы или ограничивать изменения в их жизни.

Посредством психодрамы люди, проходящие лечение, часто могут развить свое использование языка и перспектив, поскольку они используют методы действий для изучения прошлых, настоящих или будущих событий. Поскольку психодрама может помочь людям увидеть себя и свои ситуации со стороны, сеанс психодрамы часто становится безопасным местом для людей, чтобы исследовать новые решения трудностей или проблем, независимо от того, коренятся ли они во внешних причинах или в прошлых ситуациях.

Техники, используемые в психодраме

Сеансы психодрамы часто проводятся как еженедельные сеансы групповой терапии, обычно состоящие из 8-12 человек.Сеансы обычно длятся от 90 минут до 2 часов. Каждая психодрама фокусируется на жизненной ситуации одного человека, при этом члены группы берут на себя роли по мере необходимости.

Сеанс обычно состоит из трех фаз: фазы разогрева, фазы действия и фазы совместного использования. С помощью ролевой и драматической игры главный герой и другие участники получают представление о прошлых проблемах, настоящих проблемах и будущих возможностях.

Цель фазы разминки — помочь установить доверие, сплоченность группы и чувство безопасности среди участников.Без доверия члены группы могут чувствовать себя некомфортно, применяя методы действий или исследуя поднятые вопросы или конфликты. Один из приемов, часто используемых при разминке, — это ролевое представление, когда члены группы принимают определенную роль, чтобы представиться. Поскольку в психодраме члены группы часто разыгрывают роли в жизнях других участников, эта техника может помочь понять участникам группы. По мере того, как участники узнают друг друга, один из участников может добровольно выступить в качестве главного героя психодрамы или главного героя психодрамы.

В фазе действия главный герой — с помощью терапевта — создает сцену, основанную на значимых событиях в текущей жизни главного героя. Терапевт руководит сеансом, в то время как другие члены группы служат вспомогательными эго или личностями из жизни главного героя. Остальные участники группы выступают в роли аудитории.

Следующие техники чаще всего используются как часть фазы действий:

  • Смена ролей: Главный герой выходит из своей собственной роли и разыгрывает роль значимого человека в своей жизни.Это действие может помочь главному герою понять роль другого человека и помочь директору (терапевту) лучше понять динамику отношений. Это также может помочь увеличить сочувствие главного героя.
  • Отражение: Главный герой становится наблюдателем, в то время как вспомогательные эго берут на себя роль главного героя, разыгрывая событие, чтобы главный герой мог наблюдать. Этот прием может быть полезен, когда главный герой испытывает крайне негативные чувства или чувствует себя отделенным или отстраненным от чувств или эмоций по поводу сцены.
  • Удвоение: Член группы перенимает поведение и движения главного героя, выражая вслух любые эмоции или мысли, которые член группы считает чувствами и мыслями главного героя. Этот прием можно использовать для создания сочувствия к главному герою или для конструктивного и неагрессивного оспаривания некоторых аспектов сцены или действий главного героя.
  • Soliloquy: Главный герой делится своими мыслями и чувствами с аудиторией. Это может быть сделано при разговоре с дублером или при поддержке директора (терапевта).

Во время фазы совместного использования режиссер снова переключается на роль терапевта, чтобы облегчить обработку сцены. Считается, что обработка значения обнаруженных чувств и эмоций необходима для того, чтобы произошла трансформация. Фаза обмена предоставляет время для группового обсуждения событий, произошедших на этапе действия. Помимо прочего, аудитория может подумать о том, как их мысли или наблюдения могут повлиять на способы взаимодействия или взаимоотношений главного героя с другими?

Обучение и сертификация психодраматических терапевтов

Процесс обучения и сертификации по психодраме регулируется в Соединенных Штатах Американской комиссией экспертов по психодраме, социометрии и групповой психотерапии.

Лица, желающие пройти сертификацию, должны сначала иметь степень магистра в соответствующей области, пройти не менее 780 часов обучения с лицами, сертифицированными Советом, иметь 52 недели профессиональной практики под наблюдением в психодраме, социометрии и групповой терапии, а также участвовать в 40 сеансах по 50 минут каждое. Те, кто хочет пройти обучение, должны также участвовать в профессиональной деятельности, такой как семинары по повышению квалификации, на протяжении всего процесса сертификации и после получения сертификата.

Кому может быть полезна психодрама?

Подход психодрамы доказал свою эффективность в облегчении выражения сильных эмоций и чувств. И наоборот, было показано, что это полезный подход для людей, которые стараются лучше сдерживать свои эмоции. Поскольку эта техника подчеркивает тело и действие, а также эмоции и мысли, она считается целостной техникой и считается эффективной для широкого круга проблем. Психодрама может оказаться полезным подходом для людей, испытывающих трудности с отношениями, социальными и эмоциональными функциями, травмами, неразрешенной утратой или зависимостью.

Психодрама также может быть полезной для тех, у кого диагностированы расстройства настроения, личности или пищевого поведения и которые сталкиваются с проблемами идентичности и / или негативным самооценкой, поскольку эта методика может предоставить тем, кто проходит лечение, безопасное пространство и формат, чтобы сообщить о боли. и возникшие проблемы.

Одно исследование показало, что психодрама эффективна при лечении девочек среднего школьного возраста, переживших травму. Девушки, участвовавшие в исследовании, сообщили, что они менее тревожны, подавлены и замкнуты после участия в группе психодрамы в течение 20 недель.

Проблемы и ограничения

Профессионалы, предлагающие подход психодрамы, обычно сообщают об эффективности практики, основываясь на анекдотическом опыте работы с группами и переживании трансформаций. Однако на сегодняшний день существует мало эмпирических исследований, подтверждающих влияние психодрамы. За последнее десятилетие произошел сдвиг в сторону предоставления большего количества эмпирических исследований, демонстрирующих эффективность психодрамы в мотивации изменений в жизни участников.Текущие исследования в области психодрамы сосредоточены на влиянии группового доверия и безопасности, а также на эффективности фазы обмена.

Поскольку в психодраме большое внимание уделяется доверию и безопасности, консультанты обычно предварительно проверяют и готовят членов группы к процессу психодрамы. Цель предварительного отбора важна для психодрамы и любой формы групповой психотерапии, поскольку она обеспечивает открытость членов группы для работы над деликатными вопросами. Если человек определен как не готовый к методу психодрамы, терапевт этически обязан направить этого человека на индивидуальную терапию.Выбор людей, которые хорошо подошли бы для совместной работы в группе, может потребовать от консультанта много времени.

Эмпирический компонент психодрамы может потребовать длительной фазы разминки, чтобы члены группы развили достаточно доверия друг к другу, чтобы им было комфортно спонтанно разыгрывать аспекты своей жизни, особенно свои проблемы и проблемы. Консультанты обычно должны использовать специальные навыки одновременно, чтобы облегчить процесс построения доверия и перехода к руководству драматической сценой.

Конфиденциальность также может быть проблемой в психодраме. Когда бы ни использовался групповой формат, консультанту жизненно важно обсудить конфиденциальность с членами группы и работать над тем, чтобы события психодрамы сохранялись внутри группы. В начале опыта групповой психодрамы каждый член группы подписывает договор о конфиденциальности. Однако в настоящее время нет никаких юридических последствий, если член группы нарушит конфиденциальность. Если член группы действительно разглашает информацию о группе, обычно консультант проводит групповое собрание, чтобы демократически решить, оставить ли этого человека в группе или направить его к другой программе или к терапевту.Любая угроза конфиденциальности может повлиять на доверие и безопасность в группе, что может еще больше снизить эффективность психодрамы для участников.

Артикул:

  1. Американское общество групповой терапии и психодрамы. (2014). Получено с http://www.asgpp.org/asgpp-education.php
  2. .
  3. Беллофатто, М., и Кирснер, Н. (2013). Расстройства пищевого поведения; Симпозиум iaedp 2012 показывает реальные преимущества психодраматического опыта. Еженедельный сборник психического здоровья .
  4. Карбонелл, Д. и Партелено-Бареми, К. (1999). Психодраматические группы для девушек, которые переживают травму. Международный журнал групповой психотерапии, 49 (3).
  5. Стандарты сертифицированных практикующих специалистов. (2013). Получено с http://www.psychodramacertification.org/docs/CPStandards.pdf
  6. Chimera, C., & Baim, C. (29 августа 2010 г.). Введение в психодраму. Семинар представлен на конференции IASA в Кембридже. Получено с http: //www.iasa-dmm.org / images / uploads / Семинар Чипа Химеры и Кларка Байма по психодраме.pdf
  7. Чанг, С. Ф. (2013). Обзор психодрамы и группового процесса. Международный журнал социальной работы и практики социальных служб , 1 (2), 105-114.
  8. Карп М., Холмс П. и Товон К. Б. (ред.). (2005). Справочник по психодраме . Тейлор и Фрэнсис.
  9. Келлерманн, П. Ф. (1987). Результат исследования в классической психодраме. Исследования малых групп, 18 (4), 459-469.
  10. Киппер Д. А. и Ричи Т. Д. (2003). Эффективность психодраматических техник: метаанализ. Групповая динамика: теория, исследования и практика , 7 (1), 13.
  11. Фото справочник психодраматистов. (2003, 2 июня). Получено с http://www.blatner.com/adam/pdirec/hist/hist72.htm
  12. Проппер, Х. (нет данных). Краткое введение в психодраму, социодраму и социометрию. Получено с http://www.asgpp.org/pdf/psychodrama.conciseintro.pdf
  13. Что такое психодрама? (п.г). Получено с http://www.psychodrama.org.uk/what_is_psychodrama.php
  14. .

Биография Джейкоба Морено

Джейкоб Леви Морено был психиатром 20 века, который разработал терапию под названием психодрама.

Профессиональная жизнь

Якоб Морено родился 18 мая 1889 года в Бухаресте, Румыния. Спустя несколько лет семья Морено переехала в Вену. Он изучал медицину в Венском университете, получив степень в 1917 году. Он был практикующим психиатром недалеко от Вены между 1918 и 1925 годами.Морено использовал множество подходов в своей терапии, включая психодраму, социологию, социометрию и групповую психотерапию.

В 1925 году Морено переехал в Нью-Йорк, где работал психиатром и продолжал экспериментировать с психодраматикой. Он ввел групповую терапию в школы и тюрьмы, такие как Синг-Синг, и собрал результаты своего исследования в книге под названием Кто выживет?: Основы социометрии, групповой психотерапии и Социодрамы , опубликованной в 1934 году.Он основал санаторий Бикон-Хилл, переименованный в санаторий Морено, а затем в институт Морено, где он был главным врачом с 1936 по 1968 год.

Морено основал несколько журналов, в том числе Impromptu , Sociometry , Group Psychotherapy и International Journal of Sociometry and Sociatry . Он был адъюнкт-профессором социологии в Нью-Йоркском университете с 1952 по 1966 год и приглашенным лектором в ряде университетов, включая Новую школу социальных исследований с 1937 по 1938 год и Колумбийский университет с 1939 по 1940 годы.Морено также основал Импровизированный театр в Карнеги-холле и Психодраматический институт в Биконе. Он непосредственно отвечал за признание Американской психиатрической ассоциацией групповой психотерапии как надежной и жизнеспособной формы лечения.

Вклад в психологию

Еще в школе Морено начал разрабатывать свои собственные теории терапевтической практики, которые сильно отличались от теорий Зигмунда Фрейда. Вместо того, чтобы анализировать прошлое клиентов, Морено предпочитал сосредотачиваться на настоящем и будущем, используя межличностные отношения.Интерес Морено к театру привел к развитию его психодраматической техники. Сеанс психодрамы фокусируется в первую очередь на одном человеке, называемом главным героем. Такие методы, как отражение поведения главного героя и смена ролей, используются, чтобы помочь участникам лучше понять свое собственное поведение и чувства, а также поведение и чувства других. В Соединенных Штатах все еще существуют центры психодрамы, и этот подход остается относительно популярным в условиях групповой терапии.

Во время сцены психодрамы участники разыгрывают свои эмоции, реагируя на других.Морено подчеркивал спонтанность и обратную связь в сцене психодрамы. Морено считал, что спонтанность и творчество продвигают человеческий прогресс вперед; он утверждал, что любовь и взаимность являются ключевыми элементами жизни в группе и что доверие к членам своей группы играет основополагающую роль в культурной жизни. Морено утверждал, что сообщество, придерживающееся принципов спонтанности и творчества, возможно, и к этой цели стоит стремиться.

Морено ввел термины социиатрия и социометрия. Он использовал социологию для обозначения здоровых социальных отношений и социометрию для обозначения научных исследований взаимоотношений между людьми.В области социологии Морено помог разработать анализ социальных сетей. SNA — это процесс оценки роли человека в группе путем сопоставления его или ее отношений и сетей.

Артикул:

  1. Амар, Надин. (2005). Джейкоб Л. Морено. Международный словарь психоанализа . Получено с http://www.gale.cengage.com/InContext/bio.htm
  2. Марино, Р. Ф. (2007). Рождение и развитие социометрии: работы и наследие Якоба Морено (1889-1974). Social Psychology Quarterly , 70 (4), 322-325. Получено с http://search.proquest.com/docview/212706756?accountid=1229
  3. Морено, Джейкоб Л. (нет данных). Американская национальная биография Onlin e. Получено с http://www.anb.org/articles/12/12-02119-print.html

(PDF) Психодрама Джейкоба Леви Морено как метод работы для лечения пациентов в групповой и индивидуальной психотерапии

Психодрама Джейкоба Леви Морено как метод работы для лечения пациентов в группе и индивидуально….

Curr Probl Psychiatry 2018; 19 (4): 77

165

        ________________

       

 

 

 

      

        

 

           

-       

 

 

  

 

   

      

       

         

 

 

       

 

     

 

 

       

          

 

        

          

           

           

         

        

        

       

 

        

   

        

 ——— 

 

 

wybuch wulkanu.

 

         

        

        

         

     

 

    

 

 

        



  

          

         

       

         

        

       

      

 

       

      

       

      

          

        

  

Praca monodramatyczna — analiza przypadku

Jest to opis jednej z sesji w przebiegu psychoterapii

      

     

       

       

       

       

     

      

ze strony serca, szczególnie w sytuacjach stresu.Pacjent

        

     

       

       

       

    ​​   

  

       

         

   

      

          

         

        

         

 

   

        

       

       

  

        

О психодраме — Studio Therapy Revolution

«Пробуждение автономного центра исцеления, силы исцелять себя — вот как я вижу ценность психодрамы и всех форм терапии.”

— Зерка Т. Морено, Снова мечтать. Воспоминания, 2012 —

Психодрама является частью так называемой гуманистической психотерапии: это подход, ориентированный на человека, который делает упор на самореализацию и развитие собственных способностей и творческих способностей. Терапевт следует за клиентом, и они работают вместе, чтобы раскрыть потенциал клиента. В определенных случаях я объединяю этот подход с методами когнитивно-поведенческой терапии.

Психодрама — это метод действия, разработанный Якобом Леви Морено (1889–1974) и его женой Зеркой Морено *.Он использует ролевые игры и техники драматизации, чтобы исследовать энергию, заключенную в эмоциях, снах и конфликтах, чтобы высвободить творческое и спонтанное «я». Спонтанность определяется как новая реакция на старую ситуацию или адекватная реакция на новую ситуацию (Джейкоб Леви Морено)

Психодрама используется как для индивидуальной, так и для групповой терапии и может эффективно улучшить общение и производительность труда в организациях.

В психодраме все происходит на сцене, в ситуации «здесь и сейчас». Именно в этом безопасном месте человек может выйти из себя и открыть новые истины через новые встречи: не только с другими людьми, но и с частями себя или с объектами. Эта реальность и есть то, что Дж. Л. Морено назвал «избыточной реальностью»: « в психодраме есть способ переживания, который выходит за пределы реальности, который дает субъекту новое и более обширное переживание реальности, избыточную реальность » (Зерка Т. .Морено, 2000).

Джейкоб Леви Морено также определяет избыточную реальность как « мир, которого, возможно, никогда не было и никогда не будет, но он абсолютно реален. Это прямой дискурс, то есть с властью или искуплением ». Цель использования психодраматических техник с отдельными людьми или в групповой психотерапии — заново открыть для себя спонтанность и творчество, присущие каждому живому существу. Тревога, замешательство и жалость противоположны спонтанности, и поэтому цель психодрамы состоит в том, чтобы заново открыть собственную силу в удовлетворительном взаимодействии с жизнью.

Психодраматическая встреча традиционно состоит из трех фаз:

— Разминка: начальная стадия процесса, на которой человек (в групповом или индивидуальном сеансе) соприкасается со своими собственными чувствами и эмоциями, а также с тем, что внутренне побуждает осознать. Обычно это делается путем обсуждения с группой или с помощью нескольких других техник, которые подготавливают человека к тому, чтобы сделать несколько шагов глубже.

— Действие: момент, когда внутренняя реальность главного героя обретает форму на сцене.В групповом занятии участники играют центральную роль в принятии ролей, назначенных главным героем. Таким образом, для главного героя, участников сцены и для зрителей разыгрывание представляет собой разоблачительный опыт.

« Следовательно, действовать означает иметь возможность проявлять инициативу и делать непредвиденные обстоятельства, проявлять способность к свободе, которая была дана нам в тот момент, когда мы пришли в этот мир. Действовать и быть свободными в этом отношении синонимичны: быть свободным — значит участвовать в действии, в то время как через действие наша способность к свободе актуализируется »(Зерка Тельман Морено, 2000).

— Обмен: во время обмена главный герой и члены группы делятся своими чувствами. Это терапевтический момент, целью которого является объединение опыта на сцене с нашей личной жизнью.

* Видео о Зерке Морено и психодраме:

https://www.psychotherapy.net/interview/zerka-moreno#section-psychodrama-explained

https: // www.youtube.com/watch?v=iMiZtimV2Ac

Позитивная психодрама и ранние работы Дж. Л. Морено на JSTOR

Abstract

Теория и практика позитивной психодрамы, оригинальной модели автора, сосредоточены на часто упускаемой из виду части оригинальной работы Морено, с акцентом на сильные стороны, достоинства и гениальность каждого человека. В истинно моренианском стиле автор начинает с практики, возглавляя группы позитивной психодрамы (которые будут описаны в этой статье), затем наблюдает и использует эти наблюдения в поисках прочной теоретической базы.В процессе пришло подтверждение того значительного влияния, которое эти ранние работы оказали не только на область психодрамы, но и на всю область групповой психотерапии. Кроме того, были обнаружены значительные корреляции между ранними работами Морено и нынешними теориями позитивной психологии (Seligman, 2002), что также указывает на основанную на здоровье альтернативу нашей традиционной модели психотерапии, основанной на болезни.

Информация о журнале

GROUP — это ежеквартальный научный журнал, который публикует статьи и обзоры по групповой психотерапии и групповым феноменам в целом.Журнал GROUP, который постоянно издается с 1976 года, является журналом Восточного общества групповой психотерапии, филиала Американской ассоциации групповой психотерапии. Хотя основное внимание уделяется клиническим и теоретическим вопросам групповой практики и супервизии, GROUP также публикует исследовательские статьи, имеющие клиническое значение. Журнал преследует цель поощрения творческого мышления и распространения знаний о групповых процессах в мире, где групповые методы широко используются, но с множеством теоретических ориентаций, контекстов, целей и идеологий.Также предлагается писать в таких областях, как политика, социология, история, экономика, здравоохранение, образование и искусство.

Информация об издателе

Общество восточной групповой психотерапии (EGPS) является региональным мультидисциплинарным филиалом Американской ассоциации групповой психотерапии и было основано в 1955 году для продвижения групповых подходов к оказанию социальных услуг посредством обучения, тренингов, исследований и коллегиальной поддержки. Общество приветствует членов разного профессионального уровня, включая, помимо прочего, психиатров, психологов, социальных работников, медсестер, консультантов по алкогольной и наркотической зависимости, терапевтов по искусству, брачных и семейных терапевтов, психиатров и пастырских консультантов.

Институт Бриджинг-Хартса и психотерапия

Книга психодрамы:

Дж. Л. Морено («Ключевые фигуры в сериале консультирования и психотерапии»)
Дж. Л. Морено, основатель социодрамы и социометрии, наиболее известен своим влиянием на групповую психотерапию, из которого он создал психодраму. Сейчас это одна из самых важных и популярных «творческих» терапий, применяемых во всем мире.

Концепция «роли» была центральной в теории Морено, и на протяжении всей своей жизни он сам много играл.Пол Хэр и Джун Рабсон Хейр описывают человека, который был, среди прочего, психиатром, драматургом, теологом, изобретателем и педагогом, который внес значительный вклад во все эти области, помимо того, что оказал большое влияние на общественные науки и групповую психотерапию. .

Снова мечтать: мемуары
В психологических и психотерапевтических сетях Джейкоб Л. Морено и Зерка Т. Морено были диадой-первопроходцем. Работая вместе с 1941 года, это был первый случай, когда подобная работа применялась в искусстве исцеления.Зерка стала соработницей, женой, партнером и главным помощником Джейкоба Л. Морено до его смерти в 1974 году. В этой книге рассказывается о развитии Зерки и опыте, которые сформировали ее, и сделали ее восприимчивой к идеям Морено в то время, когда это было не так. . Жизнь Зерки до встречи с Морено занимает первую часть этой книги. Вторая часть рассказывает об основных моментах этого необычного партнерства и ее жизни после смерти Морено. В заключительной части книги рассказывается о дальнейшей жизни Зерки и о многих ее путешествиях по всему миру.

Работа в: Практическое применение психодраматических методов, третье издание
Психодрама может быть одним из самых мощных инструментов, используемых в психотерапии. Очаровательно проиллюстрированный множеством примеров из практики, этот том представляет современные методы обучения и показывает, как их использовать, будь то в качестве дополнения к традиционным вербальным подходам, в индивидуальной или групповой терапии, в образовательной или общественной среде или во многих других контекстах. Тщательно обновленное и расширенное, это третье издание рассматривает самые последние разработки в теории психодрамы, разъясняет различные новые психодраматические процессы и содержит обширные новые ссылки и обновленную библиографию.В этом томе доктор Блатнер продолжает предоставлять лучший практический учебник по основным психодраматическим техникам.

Основы психодрамы: история, теория и практика, четвертое издание
В дополнении к его уже ставшей классической «Действующей роли» (Спрингер, 1996) «Основы психодрамы» представлены рамки для интеграции психодрамы с другими методами практики. Третье издание, разработанное на основе монографии 1985 года, имело широкое значение для студентов и практиков психодрамы, а также служило новым стимулом для психотерапии, образования, пастырского консультирования и других вспомогательных ролей.Это четвертое издание учитывает рост работы в этой области за 12 лет, прошедших с момента последнего издания, и включает много нового материала, разработанного, чтобы представить более конкретное обоснование использования психодраматических методов при построении более логической последовательности событий. Доктор Блатнер сделал отличную книгу еще лучше.

Внутренняя драма: психодрама и экспериментальная терапия
Перед вами первая всеобъемлющая книга о психодраме, экспериментальной терапии, быстро завоевывающей популярность среди клиницистов и лечебных центров по всему миру.Психодрама — это мощный метод действия с очень специфическими техниками, которые могут быть эффективными для уменьшения травм, высвобождения сдерживаемых эмоций и обучения новому поведению.

Настоящее лучше, чем совершенное
Всего 2500 копий, каждая копия пронумерована вручную.

Этап жизни: пошаговое руководство по психодраме, социометрии и групповой психотерапии
Эта книга, незаменимая для всех клиницистов, интересующихся эмпирической терапией, представляет собой учебник по психодраме, социометрии и групповой психотерапии с пошаговыми инструкциями. шаговые упражнения.Предназначенный для того, чтобы стать классикой любой библиотеки экспериментальной терапии, это базовый учебник по психодраме, социометрии и групповой психотерапии. С предисловием Зерки Морено, жены покойного Дж. Л. Морено, отца экспериментальной терапии, книга дает врачам инструменты для понимания теории и практики экспериментальной терапии.

Книга, наполненная рассказами клиентов, теориями Морено, изложенными его собственными словами, а также пошаговыми упражнениями, которые они могут использовать в своей собственной практике, делает практическую работу доступной для клинициста.Он также включает в себя специальные упражнения, объединяющие теорию травм, горя и зависимости, а также совершенно новую модель для понимания травм и зависимых отношений.

Драматические игры: методы саморазвития
Эмпирическая терапия используется для обнаружения подавленных чувств и их повторного переживания. Как только мы почувствуем их в настоящем, мы сможем прийти к соглашению с ними и представить их в их правильной перспективе. Мы можем использовать нашу энергию, чтобы по-настоящему погрузиться в настоящий момент со всей нашей осознанностью.Качество нашего счастья заключается в нашей способности познавать то, что нас окружает. Чувства часто связаны с ролями. Когда мы экспериментируем с разными ролями, мы получаем информацию о нашей личной истории и играем с новыми возможностями для изменений. Игры помогают нам повышать концентрацию, развивать навыки мышления и координировать мысли, эмоции и действия. Они позволяют юмору и веселью войти в терапевтический процесс.

Эта книга предназначена для того, чтобы помочь участникам войти в контакт и выразить скрытые чувства безопасным и структурированным способом, а также предложить обучение способности быть творческими и спонтанными.

Справочник по психодраме
Этот справочник представляет собой всестороннее введение в теорию и практику психодрамы для профессиональных психодраматистов и стажеров. После введения в историю и философию психодрамы теория затем воплощается в жизнь посредством подробных отчетов о сеансах психодрамы из первых рук. Структура книги новаторски отражает структуру классического сеанса психодрамы — разминка, действие, обмен и последующая обработка.

Главы о психодраме в действии включают обсуждение нового использования психодрамы в лечении депрессии и взаимосвязь этой дисциплины с другими групповыми психотерапевтическими методами. Авторы наглядно демонстрируют, какой вклад может внести драматическая импровизация в эмоциональное здоровье.

В центре внимания психодрама: терапевтические аспекты психодрамы
Автор дает всесторонний обзор теории и практики психодрамы, представляя систематический анализ ее основных компонентов.Он определяет основные затронутые вопросы, обсуждая межличностные, эмоциональные, воображаемые, поведенческие и когнитивные элементы. Предлагая более единообразные определения для этих центральных психодраматических концепций, автор уменьшает некоторую путаницу, которая окружает теорию психодраматической техники. В книге исследуются профессиональные роли, взятые на себя психодраматистами, и устанавливаются навыки, необходимые для каждой роли, прежде чем перейти к обсуждению межличностных отношений, которые развиваются между участниками психодраматической группы, а также терапевтического значения катарсиса и эмоциональной абреакции.

The Essential Moreno: труды о психодраме, групповом методе и спонтанности
В этом кратком и доступном томе собраны лучшие и наиболее важные труды Дж. Л. Морено. Этот уникальный сборник исследует мысли Морено о развитии психодрамы и социометрии с его сильным акцентом на спонтанность и творчество. Также обсуждаются как базовые, так и продвинутые концепции и техники психодраматического лечения. Джонатан Фокс представляет эту коллекцию кратким обзором жизни и идей Морено и помещает эту основополагающую фигуру в контекст своего времени и в области психотерапии.

Психодрама со времен Морено: инновации в теории и практике
Признанные во всем мире практикующие психодраматические методы обсуждают теорию и практику психодрамы после смерти Морено. Объясняются ключевые концепции групповой психотерапии и проиллюстрировано их развитие.

Интеграция психодрамы и работы с системными расстановками
Работа с системными расстановками — это быстро развивающийся процесс исцеления, основанный на опыте, который охватывается множеством специалистов по оказанию помощи, как традиционных, так и альтернативных, во всем мире.Эта книга исследует историю, принципы и методологию этого подхода и предлагает подробное сравнение с психодрамой — оригинальной терапией разума и тела — объясняя, как каждый метод может усилить другой. Работа по расстановке основана на представлении о том, что люди связаны невидимыми энергетическими силами, и предполагает, что психологический, травматический опыт и опыт выживания наших предков генетически передаются следующему поколению и могут жить внутри нас.

Психодрама, избыточная реальность и искусство исцеления
Практика психодрамы позволяет участникам создавать для себя мир, свободный от обычных правил и ограничений.Эта свобода от всех обычных условностей и есть то, что Морено называл «избыточной реальностью», и является одним из наиболее важных, лечебных и таинственных элементов психодрамы.

В этой книге Лейф Даг Бломквист и Зерка Морено исследуют глубины этой давно забытой концепции. Кроме того, каждая глава предваряется объяснениями и пояснениями Лейфа Дага Блумквиста сил и энергий — от ранних религиозных ритуалов и фестивалей до искусства сюрреализма — которые повлияли на психодраму.Психодраматисты и специалисты в области психического здоровья, которые хотят выйти за рамки «словесной» терапии, сочтут эту книгу ценным чтением.

Кто выживет?
Основы социометрии, групповой психотерапии и социодрамы

СЛОВ Якоба Леви Морено
Эта книга представляет собой расширенный глоссарий терминов, используемых Дж.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *