Содержание

Меланхолический тип — это… Что такое Меланхолический тип?

Меланхолический тип

1. Малая медицинская энциклопедия. — М.: Медицинская энциклопедия. 1991—96 гг. 2. Первая медицинская помощь. — М.: Большая Российская Энциклопедия. 1994 г. 3. Энциклопедический словарь медицинских терминов. — М.: Советская энциклопедия. — 1982—1984 гг.

  • Меланхо́лия пресени́льная злока́чественная
  • Мелатони́н

Смотреть что такое «Меланхолический тип» в других словарях:

  • меланхолический тип — см. Тип высшей нервной деятельности слабый …   Большой медицинский словарь

  • Меланхолический тип — 1. термин Н. Tellenbach (1961), обозначает конституционально обусловленные особенности личности, указывающие на предрасположенность к развитию монополярной эндогенной депрессии, такие, как: 1.

    стремление к идеальному, абсолютному порядку в… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Меланхолический тип — 1. Соответствует слабому типу высшей нервной деятельности. 2. (Tellenbach H., 1961). Конституционально обусловленные особенности личности, являющиеся признаком предрасположения к фазовой (монополярной эндогенной) депрессии – стремление к… …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • Тип вы́сшей не́рвной де́ятельности — совокупность индивидуальных особенностей силы, уравновешенности и подвижности основных нервных процессов; И.П. Павлов выделил 4 основных Т. в. н. д. человека и животных. Тип высшей нервной деятельности мыслительный (син. Т. высшей нервной… …   Медицинская энциклопедия

  • тип высшей нервной деятельности слабый — (син. меланхолический тип) Т. в. н. д., характеризующийся слабостью процессов возбуждения и торможения в коре большого мозга …   Большой медицинский словарь

  • тип высшей нервной деятельности — (Тип нервной системы) совокупность свойств нервной системы, составляющих физиологическую основу индивидуального своеобразия деятельности человека и поведения животных. Понятие о T. в. н. д. ввел в науку И. П. Павлов. Первоначально оно… …   Большая психологическая энциклопедия

  • тип темперамента —      темперамент: тип согласно учению древнегреческого врача Гиппократа (VI в. до н. э.), имеется четыре типа темперамента. Считалось, что в организме имеется четыре основных жидкости, или «сока»: кровь, слизь, желтая желчь и черная желчь.… …   Большая психологическая энциклопедия

  • меланхолический — ая, ое. 1. Характеризующийся слабой возбудимостью, глубиной и длительностью эмоциональных переживаний. М. темперамент, характер. М. тип личностей. 2. Склонный к меланхолии (1 зн.). М ая особа. М. юноша. // Выражающий меланхолию; исполненный… …   Энциклопедический словарь

  • ТИП НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ СЛАБЫЙ — соответствует меланхолическому темпераменту; оба процесса возбудительный и тормозной слишком слабые для того, чтобы преобладание одного из них вносило бы изменения в нервную деятельность; люди с таким типом нервной системы быстро утомляются,… …   Психомоторика: cловарь-справочник

  • меланхолический — ая, ое. см. тж. меланхолически 1) Характеризующийся слабой возбудимостью, глубиной и длительностью эмоциональных переживаний. Меланхоли/ческий темперамент, характер. Меланхоли/ческий тип личностей. 2) а) склонный к меланхолии 1) М ая особа …   Словарь многих выражений

  • Тип высшей — нервной деятельности – совокупность индивидуальной особенности силы, уравновешенности и подвижности основных нервных процессов; И.П. Павлов выделил четыре основных Т. ВНД: сильный уравновешенный подвижный (сангвинистический), сильный… …   Словарь терминов по физиологии сельскохозяйственных животных

Меланхолический темперамент. Самоучитель по психологии

Меланхолический темперамент

Меланхолики – существа в высшей степени уязвимые. Пожалуй, уживаться с меланхоликами труднее, чем с кем-либо другим. Хотя, на первый взгляд, в их характере отсутствуют многие «проблемные» черты других темпераментов: они, в отличие от холериков, совсем не «взрывоопасны», в них нет ни безграничного упрямства и медлительности флегматиков, ни стремления расточать свои улыбки и постоянно менять увлечения, так свойственного сангвиникам.

Мягкие, покорные, трогательные меланхолики воистину «белые и пушистые»…

И все-таки именно налаживание отношений с меланхоликом может стать для вас серьезным испытанием. Дело в том, что меланхолик почти всегда чувствует себя глубоко несчастным. У него очень низкая самооценка, он до крайности неуверен в себе, полон всевозможных опасений и тревог. У него наверняка слабое здоровье, а если даже реальных болезней и нет, он обязательно обнаружит у себя целый букет мнимых заболеваний. Меланхолик готов обидеться или расстроиться из-за любого пустяка (возможно даже, существующего только в его воображении). Ему всегда кажется, что его не любят, не ценят, не уделяют ему достаточного внимания. Да и стоит ли этому удивляться, если все люди вокруг такие хорошие, интересные, привлекательные, и лишь он один, бедный-несчастный, ни в чем не отличился, ничем не блещет, ни на что не способен – и так до бесконечности.

Надо сказать, что такое пренебрежительное отношение меланхолика к самому себе совершенно неоправданно. Да, он действительно не обладает большим запасом энергии; по параметру «сила нервных процессов» три типа темперамента относятся к «сильным», и только меланхолический характеризуется как «слабый». Но у меланхоликов есть и масса достоинств. Из-за того, что они постоянно прислушиваются к собственным чувствам и ощущениям, они волей-неволей учатся чувствовать и других людей.

Меланхолик как никто умеет понимать, сочувствовать и утешать. В сложном мире человеческих чувств, переживаний и эмоций он ориентируется с закрытыми глазами. Он боится действовать, но очень много размышляет. Чуткость и хорошо развитая интуиция весьма свойственны меланхоликам. И, наконец, они нередко обладают почти безупречным вкусом и являются искренними ценителями прекрасного.

Портрет меланхолика

Робкий, застенчивый, неуверенный в себе; не умеет приспосабливаться, быстро устает; романтичный, тонко чувствующий; тревожный, ранимый.

Как общаться с меланхоликом:

– всегда учитывайте его эмоциональную слабость и неустойчивость: это не капризы или проявление дурного характера, а особенности функционирования нервной системы, и ничего тут не поделаешь;

– как можно чаще хвалите, поощряйте и поддерживайте его – меланхолик нуждается в этом больше, чем кто-либо еще.

При этом ни в коем случае не выдумывайте достоинств или достижений, которых на самом деле и в помине нет: чуткий меланхолик мгновенно распознает неискренность. Просто внимательно относитесь к тому, что он говорит и делает, и вы обязательно заметите что-нибудь такое, что действительно заслуживает похвалы;

– будьте готовы к тому, что совершенно изменить самооценку меланхолика, сделав ее устойчиво высокой, вам не удастся никогда, сколько бы усилий вы не прилагали. Но если вы постоянно будете демонстрировать ему свои внимание и искренний интерес, его уверенность в себе все-таки будет постепенно повышаться;

– не упрекайте его за постоянные жалобы, но и не реагируйте на них слишком остро; меланхолик всегда найдет, на что пожаловаться и из-за чего переживать, но вам нельзя вместе с ним погружаться в пучину его отчаяния. Этим вы не поможете ему и существенно навредите собственному эмоциональному здоровью.

Сильные и слабые стороны:

Меланхоликов часто отличают высокие умственные способности, но проявляются они весьма неустойчиво. Это связано со значительной эмоциональной подвижностью: меланхолик быстро схватывает новое, но слабость и неустойчивость приводят к тому, что столь же быстро усвоенное может теряться.

Эмоциональная перегрузка меланхоликам противопоказана, сфера межличностных отношений – не их стихия, несмотря на хорошо развитую интуицию: слишком много стрессов. А вот интеллектуальный труд, не требующий постоянного общения, – то, что нужно: меланхолик может прекрасно анализировать, конструировать, планировать, легко справляться с большими объемами информации.

«Типичная» внешность

Хрупкость внешнего облика, худощавость, длинные тонкие руки и ноги, узкая плоская или вогнутая грудная клетка, тонкая талия и относительно широкие плечи и бедра; череп сужается книзу, лоб высокий, острый подбородок, слабая нижняя челюсть, длинный и, часто, заостренный нос.

Личности:

П. И. Чайковский, Н. В. Гоголь

Ознакомившись с портретами четырех типов темперамента, вы, возможно, засомневались: вроде бы какие-то черты очень напоминают вас самих или ваших знакомых, но в точности никто из известных вам людей не подходит под представленные описания.

Ничего удивительного здесь нет. «Чистых» холериков, сангвиников, флегматиков и меланхоликов на свете не бывает, речь может идти лишь о преобладании одного из типов. Черты, характерные для типа, могут быть выражены в большей или меньшей степени. Мы не зря начинали рассказ с древней истории: вспомните, само слово «темперамент» означает «смешение частей».

Так что в каждом из нас намешаны черты всех типов, а вот пропорция, в которой составлен сей коктейль, и определяет особенности реакций и поведения. Некоторые ученые полагают, что в зависимости от конкретной ситуации и психологической атмосферы (благоприятной или стрессовой) на первый план может выходить один из четырех типов.

Доминирующий темперамент проявляется в комфортной обстановке, в окружении близких людей, когда человек расслаблен и у него нет необходимости защищаться или нападать. Менее выраженный, дополнительный темперамент выходит на первый план в условиях формального общения с незнакомыми людьми (например, в транспорте или в магазине и т.  п.). Третий, еще менее выраженный тип проявляется в официальных отношениях, когда нужно «держать себя в рамках» и соблюдать дистанцию (общение с начальством или подчиненными на работе и т. д.). Это так называемый «ролевой» тип темперамента: человек действует в ситуации, где важны не столько его личные качества, сколько социальная роль.

Наконец, наименее выраженный тип темперамента может проявляться в крайне редких, эмоционально очень значимых, стрессовых ситуациях, таких, как потеря близких, стихийное бедствие, внезапная потеря работы и т. д. Недаром часто про людей в таком состоянии говорят, что они «изменились до неузнаваемости, перестали быть собой»: на самом деле человек всегда остается собой, но в таких экстремальных условиях часто на поверхности оказываются те свойства, которые были скрыты, никогда не проявлялись прежде.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

ФГБНУ НЦПЗ.

‹‹Строение тела и характер››

Юлиус Гютле, который с юношеских лет страдал легкими циклическими расстройствами настроения, на 50-м году заболел периодическими депрессиями. Как человек он во многом напоминает нашего славного машиниста. У него широкая крестьянская голова, красивый красный нос, на его маленьких глазах, на каждой складке круглого, доверчивого лица написаны преданность и добросердечие. Он сам, разумеется, придерживается иного взгляда, он себя считает «неловким человеком», неуклюжим парнем: в нем еще сказывается крестьянское происхождение и над ним, пожалуй, смеются втихомолку. Он в своей жизни уже совершил несколько глупостей, за которые его следовало бы наказать.

С юных лет он любил книгу, в 17 лет читал Шекспира, а в молодые годы писал стихи. В школе и на государственном экзамене он получил блестящий аттестат, кроме того, он был прилежен и совестлив. В студенческие годы у него была солидная связь; он уже тогда был религиозен, но не хотел сделаться теологом.

Внешняя жизнь, которая привела его к высокому посту, была тиха и проста. Начальники ценили его. В канцелярии он добродушно покрикивал, но не хотел никому причинять зла. Он требовал аккуратности и добросовестности, но не был мелочен со своими подчиненными, в конторе не очень следил за дисциплиной, но только желал, чтобы работа шла успешно.

В своей правильно протекающей жизни чиновника он чувствовал себя хорошо, но плохо переносил перемены ситуации: ему трудно было заменять других, он привык делать все сначала. Благодаря этому ему было особенно тяжело во время войны, когда после привычной канцелярии в министерстве он должен был сразу заменять окружных чиновников и выполнять трудные и сложные дела военного хозяйства. Он чувствовал себя на этом посту неуверенным, не справлялся с делом, видел все в мрачном свете, стал мудрствовать, и таким образом постепенно развилась его первая депрессия.

Он никогда не был человеконенавистником, легко отзывался на радость и горе других, посещал небольшой ресторан, где уютно проводил время со своими добрыми старыми друзьями, иногда даже шутил. Он чувствовал себя неловко в большом обществе и когда к нему холодно относились. Если же с ним ласково беседовать, то можно сразу заслужить его полное доверие.

Его только мучит внутреннее чувство, что он по ошибке и не по праву попал в министерство. Он, собственно, несколько ограничен, но только другие этого не замечают.

Темперамент и меланхолический тип: анализ пути проспективного исследования депрессивных изменений настроения в доклинической популяции

Фон: Недавние исследования показывают, что черты личности, связанные с расстройством настроения, предсказывают депрессивные изменения настроения (DMC) в неклинических популяциях.

Отбор проб и методы: В этом исследовании мы изучили предсказуемость DMC на неклинической выборке, состоящей из 351 сотрудника японской компании, с темпераментом и меланхолическим типом личности, согласно оценке темперамента в Мемфисе, Пизе, Париже и Сан-Диего и Мюнхенском личностном тесте. Мы также проанализировали посредническую роль дисфункциональных установок и стилей совладания. Субъектов оценивали на депрессивное настроение, темперамент и личностные черты в мае 2002 г. (время 1) и в мае 2004 г. (время 2), а также на дисфункциональные отношения и стили совладания во время 2.

Результаты и заключение: Результаты иерархической множественной регрессии показали, что депрессивный, циклотимический и гипертимический темпераменты и меланхолический тип во время 1 достоверно предсказывали DMC от времени 1 ко времени 2 после учета демографических переменных и уровня депрессивного настроения во время 1.Результаты анализа пути показали, что депрессивный, циклотимический и гипертимический темпераменты и меланхолический тип в значительной степени предопределяют DMC, определенная часть влияния депрессивного, циклотимического и гипертимического темпераментов и меланхолического типа в значительной степени опосредована стилями совладания и что влияние меланхолического типа также опосредовано. через дисфункциональные отношения. Эти результаты дают ключ к определению адресности вмешательств.

Теория Миллона — Пессимистическая / меланхолическая личность

Пессимистическая / меланхолическая личность

Поведенческий уровень

(F) Выразительно безутешно (e.g., внешний вид и поза передают и безнадежно заброшенные, мрачные, тяжелые, печальные, если не убитые горем; безнадежно подавленный и разочарованный, изображающий чувство постоянной безнадежности и несчастья).
(F) Межличностно беззащитный (например, из-за ощущения уязвимости, уязвимости и незащищенности, будет умолять других проявлять заботу и защиту; боясь заброшенности и дезертирства, будет не только действовать угрожающим образом, но и искать, если не требовать уверения в привязанности, стойкости и преданности).

Феноменологический уровень

(F) Когнитивно-пессимистический (например, обладает пораженческим и фаталистическим отношением почти ко всем вопросам, видит вещи в их самой черной форме и неизменно ожидает худшего; чувство тяжести, обескураженности и мрачности дает самую мрачную интерпретацию текущих событий, отчаяние также, что в будущем ситуация никогда не улучшится).
(S) Бесполезная самооценка (e.ж., беспристрастно судит о себе, бесполезен для себя или других, неадекватен и неуспешен во всех стремлениях; бесплодный, бесплодный, бессильный, считает себя несущественным и укоризненным, если не презренным, человеком, которого следует критиковать и унижать, а также чувствовать себя виноватым за отсутствие достойных похвалы черт или достижений).
(S) Forsaken Contents (например, интернализованные представления о прошлом кажутся отброшенными, как если бы ранние жизненные опыты были исчерпаны или лишены жизненных сил, либо лишены их богатства и радостных элементов, либо удалены из памяти, оставляя человека чувствовать себя брошенным, лишенные и брошенные, брошенные и покинутые).

Интрапсихический уровень

(F) Asceticism Dynamics (например, участвует в актах самоотречения, самонаказания и самоистязаний, полагая, что человек должен проявлять покаяние и быть лишенным жизненных благ; существует не только отказ от удовольствий, но и бывают резкие самооценки, а также саморазрушительные действия).
(S) Истощенная архитектура (например, каркас для морфологических структур заметно ослаблен, методы совладания ослаблены, а защитные стратегии обеднены, опустошены и лишены своей силы и сосредоточенности, что приводит к уменьшению, если не исчерпанию способности инициировать действие и регулировать аффект, импульс и конфликт).

Биофизический уровень

(S) Меланхолическое настроение (например, обычно горестное, мрачное, слезливое, безрадостное и угрюмое; характерно тревожное и задумчивое, плохое настроение и дисфорическое состояние редко исчезают).

Социальный мир меланхоликов и шизофреников

Анализ субъективности как социального феномена стал плодотворной эпистемологической основой социальной психопатологии, целью которой является прояснение нарушений интерсубъективности при психических расстройствах, особенно при меланхолии и шизофрении. .Это тема Пятого исследования: описание социальных миров маниакально-депрессивных и шизофренических людей на основе их собственных самооценок. Шизотипический и меланхолический типы личности описываются как «аксиологические» типы, то есть сосредоточенные на структуре своих ценностей и убеждений. Принимается во внимание диалектика (иногда трагическая или героическая) между требованиями общества и индивидуальными потребностями, ценностями и смыслами.

Если мы рассматриваем жизненный мир как шахматную доску, какой бы ни была позиция меланхолического типа, диапазон его движений точно такой же, как у пешки, ограниченный и предсказуемый.Упрямство и тяжесть экзистенциального ядра меланхолического типа делают его в основном -центричным типом : опутанным здравым смыслом, гиперидиентирующим с социальными нормами, нетерпимым к двусмысленности (и, следовательно, к сложности реальности), гипер-синтонным, со склонностью к быть гипокритичным по отношению к установленным социальным обычаям и, следовательно, в этом контексте гипорефлексивным. Меланхолический тип ищет гармонии, а не истины в межличностных отношениях, стремится поддержать заранее установленный порядок и адаптироваться к нему, а не бросать ему вызов, или даже просто воображает возможную альтернативу. Другими словами, меланхолический тип уступает гравитационному притяжению Закона, который он приравнивает к Природе. Здесь уместны слова Минковского, где он заявляет, что крайняя нормальность обнаруживается в синтонии, а также крайняя патология при шизоидии.

Позиция шизотипа, напротив, полностью за пределами шахматной доски. Это можно рассматривать как отражение его склонности к заключению в скобки готовых социальных ролей и правил. Все это связано с тенденцией шизотипа помещаться, но также и активно помещать себя за пределы социальной игры.Шизотипический человек как экзистенциально уязвимый тип довольно слабо привязан к здравому смыслу, и в результате ему трудно приспособиться к социальным нормам. Он порабощен индивидуализмом в той же степени, в какой меланхолический тип является заложником коллективистского менталитета. Шизотипический человек может оказаться в ловушке сложности и противоречий реальности до такой степени, что он будет вытеснен, дезориентирован и даже парализован множеством альтернатив. Гиперрефлексивный до состояния недоумения по поводу возможностей, которые в конечном итоге напоминают забавную зеркальную игру, «он может стоять там», как сказал бы Кречмер, «с озадаченным лицом и свисающими руками, как записка на допросе».

В мировоззрении шизотипа исчезновение основы социальной жизни (то есть потеря самоочевидности) живет бок о бок с отказом от безличных и анонимных норм. Таким образом, не исключено, что шизотип сочтет целесообразным поставить себя на периферию общественной жизни. Фактически, его реальная жизненная позиция может в конечном итоге совпадать с его отношением к жизни — пренебрежительное и гневное неприятие искусственности в мире и яростная ностальгия по аутентичности.

Точно так же, как меланхолический тип воплощает себя в заложниках центричности , шизотип воплощается, стремясь к крайней эксцентричности .

Меланхолик — Нурасунна

В греческой медицине считается, что есть четыре темперамента тела, которые определяют нашу конституцию и, следовательно, то, как мы усваиваем пищу. Хотя все четыре юмора (или темперамента) — кровь, желтая желчь, черная желчь и мокрота — существуют во всех нас в разных количествах, обычно есть один, который является доминирующим юмором и влияет на то, чего мы хотим и как мы реагируем на еду. .Какой бы юмор ни был в человеке, он отражает его тип телосложения. Четыре типа телосложения:

Сангвиник | Холерик | Флегматик | Меланхолик

Меланхолик считается наиболее проблематичным, потому что он противоречит нашему естественному балансу, но при правильном уходе он может быть здоровым.

Юмор: Черная желчь

Телосложение: Холодное и сухое

Черты:

  • Прямоугольное лицо, выступающие скулы
  • Как правило, худощавое, худощавое
  • От изменчивого до плохого аппетита1 метаболизм, склонность к обезвоживанию
  • Пищеварение зависит от психического / нервного / эмоционального состояния
  • Запор, раздраженный кишечник часто встречается
  • Скудный пот может быть из-за плохого иммунитета

Предрасположенность: При нарушении баланса следующее состояние здоровья возникают проблемы

  • Анемия
  • Плохой аппетит
  • Нервные колики расстройства пищеварения
  • Проблемы с сахаром в крови
  • Гипогликемия
  • Головокружение, головокружение, звон в ушах
  • Депрессия
  • Обострение артрита старые, сухие, несвежие продукты, чрезмерное количество бобов, соя, орехи, астрин нежная пища, арахис, прогорклые жиры и пасленовые овощи, такие как перец, помидоры, картофель и баклажаны.

    www.greekmedicine.net/b_p/Four_Temperaments

    Что ислам говорит о конституции тела?

    В Коране или Сунне нет прямого упоминания о типах телосложения / конституции, однако Пророк Мухаммад вместе ел пищу с противоположной энергетикой — что было признано медициной того времени — в качестве метода сбалансированного питания. Энергетика относится не напрямую к типам продуктов, а скорее к их составу и их влиянию на влажность, сухость, тепло и холод тела.Важно отметить, что врачом Пророка был Аль Харит ибн Калада. Он был товарищем и старейшим известным арабским врачом, получившим образование и практиковавшим греческую медицину. (Конституция тела была частью их медицинской практики).

    Артикул: Ш. Лекция Омара Сулеймана о Докторе Пророка

    Понимание меланхолической депрессии с помощью службы ухода на дому

    Меланхолическая депрессия — это тип тяжелой депрессии, при которой человек постоянно находится в грустном настроении.Меланхолическая депрессия — это тип большого депрессивного расстройства (клинический термин, обозначающий депрессию, также известный как БДР), и близкие люди, которые часто страдают БДР, с большей вероятностью страдают меланхолической депрессией. Сегодня наша служба по уходу на дому обсудит опасности и симптомы меланхолической депрессии.

    Меланхолическая депрессия отличается от нормального БДР, потому что люди с расстройствами не могут изменить свои эмоции. Они остаются в подавленном состоянии, и все, что обычно доставляет им удовольствие, не вызывает никаких изменений.Меланхолическая депрессия особенно опасна для пожилых людей, поскольку отсутствие реакции может быть случайно диагностировано как деменция. Что еще хуже, депрессия на самом деле может привести к слабоумию, и эти два расстройства являются коморбидными. Наша служба по уходу на дому предупреждает, что если не лечить меланхолическую депрессию, она может привести к более раннему развитию системы деменции, что приведет к ухудшению состояния здоровья, поскольку эти два расстройства усугубляют друг друга.

    Симптомы меланхолической депрессии делятся на 2 компонента: симптомы депрессии и симптомы меланхолии.Некоторые общие признаки, на которые рекомендует обратить внимание наша служба по уходу на дому:

    Врач может помочь диагностировать меланхолическую депрессию и помочь вашему близкому справиться с расстройством. Некоторые типы антидепрессантов особенно эффективны при лечении меланхолической депрессии, поэтому важно различать нормальный БДР и эту ярко выраженную версию. Сеансы терапии также могут помочь при меланхолической депрессии, как индивидуально, так и в группе.

    Обслуживает Candia, Manchester, Bedford, Derry, Londonderry, Hooksett, Auburn, Raymond, Salem, Concord, Bow, Goffstown, Dunbarton, Weare & Suncook, NH

    В гостях у ангелов ОБЕРН, НЬЮ-ХЭМПШИР
    14 Hooksett Rd
    Auburn, NH 03032
    Телефон: 603-838-3126

    Что это за слово? Используйте Word Type, чтобы узнать!

    К сожалению, с текущей базой данных, в которой работает этот сайт, у меня нет данных о том, какие значения термина ~ используются чаще всего.У меня есть идеи, как это исправить, но мне нужно найти источник «чувственных» частот. Надеюсь, приведенной выше информации достаточно, чтобы помочь вам понять часть речи ~ term ~ и угадать его наиболее распространенное использование.

    Тип слова

    Для тех, кто интересуется небольшой информацией об этом сайте: это побочный проект, который я разработал во время работы над описанием слов и связанных слов. Оба этих проекта основаны на словах, но преследуют гораздо более грандиозные цели.У меня была идея для веб-сайта, который просто объясняет типы слов в словах, которые вы ищете — точно так же, как словарь, но сосредоточенный на части речи слов. И так как у меня уже была большая часть инфраструктуры с двух других сайтов, я подумал, что для ее запуска и работы не потребуется много работы.

    Словарь основан на замечательном проекте Wiktionary от Викимедиа. Сначала я начал с WordNet, но затем понял, что в нем отсутствуют многие типы слов / лемм (определители, местоимения, сокращения и многое другое).Это побудило меня исследовать словарь Вебстера издания 1913 года, который сейчас находится в открытом доступе. Однако после целого дня работы над его преобразованием в базу данных я понял, что было слишком много ошибок (особенно с тегами части речи), чтобы это было жизнеспособным для Word Type.

    Наконец, я вернулся к Викисловарь, о котором я уже знал, но избегал, потому что он неправильно структурирован для синтаксического анализа. Именно тогда я наткнулся на проект UBY — удивительный проект, который требует большего признания.Исследователи проанализировали весь Викисловарь и другие источники и собрали все в один унифицированный ресурс. Я просто извлек записи из Викисловаря и закинул их в этот интерфейс! Так что работы потребовалось немного больше, чем ожидалось, но я рад, что продолжил работать после пары первых промахов.

    Особая благодарность разработчикам открытого исходного кода, который использовался в этом проекте: проекту UBY (упомянутому выше), @mongodb и express.js.

    В настоящее время это основано на версии викисловаря, которой несколько лет.Я планирую в ближайшее время обновить его до более новой версии, и это обновление должно внести множество новых смысловых значений для многих слов (или, точнее, леммы).

    Философия меланхолии: Фрейд и Бенджамин

    1 В своем эссе 1917 года «Скорбь и меланхолия» Фрейд признает две взаимоисключающие реакции на утрату — скорбь [ Trauer ] и меланхолия [ Melancholie ]. Это резкое различие между двумя реакциями уже давно стало почти синонимом понимания нормальной и патологической реакции на потерю и четкого разграничения между ними.В начале статьи Фрейда эти два ответа казались бы тесно связанными, но вопрос о принятии и признании потери усложняет картину и разделяет их (244). И скорбящий по Фрейду, и меланхолик начинают с принципиального отрицания своей утраты и нежелания признать ее. Но достаточно скоро скорбящий, который реагирует непатологическим образом, распознает и откликается на призыв реальности , чтобы отпустить потерянный любимый объект и освободить либидинозное желание.Это точка расхождения с меланхоликом, который остается погруженным в свою потерю, неспособным признать и принять потребность расколоться и в саморазрушительной лояльности к потерянному объекту, интернализирует его в своем эго, тем самым ограничивая тем самым конфликт, связанный с потеря. Потерянный объект продолжает существовать, но как часть удрученного субъекта, который больше не может четко определять границы между своей собственной субъективностью и существованием потерянного объекта внутри нее. Структура этой меланхолической реакции задумана Фрейдом как противоположность основному благополучию эго, выживание которого находится под угрозой.

    2 Понимание Бенджамином потери и ее аффекта бросает вызов фиксированному Фрейду различию между печалью и меланхолией. Задача Бенджамина не прямая, а именно, он не критикует тексты Фрейда явным образом, но, тем не менее, ссылается на них другим способом, который был описан такими терминами, как «созвездие» (Nägele), «любовная связь на расстоянии» (Rickels ), зависимости (Hanssen) и «интертекстуальности» (Ley-Roff), что подчеркивает косвенный характер этой связи.Я понимаю родство между Бенджамином и Фрейдом как то, что лежит не в таких типах отношений, а скорее в определенной озабоченности названием «меланхолия» и желанием Бенджамина раскрыть ее. Как он заявляет в прологе к своей книге о Trauerspiel ( Происхождение немецкой трагической драмы ): «[…] философия — и это правильно — борьба за представление [ Darstellung ] ограниченного числа слов, которые всегда остаются неизменными — борьба за представление идей. »(37, перевод изменен): в этом смысле идея меланхолии кажется прекрасным примером, поскольку это понятие можно почти представить как рушащееся под тяжестью собственной истории. Эта исторически сложившаяся идея так привлекает Бенджамина из-за особого способа, которым обременение различных значений, противоположных значений и поразительного сходства наполнило ее до краев. Раскрытие и раскрытие «именной» меланхолии или, как Бенджамин предпочел бы обозначать ее в других контекстах, «идеи» меланхолии — это суть его исследования этого термина.В этом смысле для Бенджамина важно раскрыть существующую Идею, а не изобретать новую, поскольку он видит борьбу за представление уже существующего как то, что стоит в центре философского предприятия.

    • 1 Кливелл предполагает, что различие между скорбью и меланхолией, которое преподносится таким образом, защищает (…)

    3 Разделение на траур и меланхолию полностью отсутствует в книге Бенджамина о Trauerspiel , в которой он использует термины Trauer и Melancholie как взаимозаменяемые, не отказываясь от различия между нормальностью и патологией, которое стало обычным явлением в психоанализе. Бенджамин вызывает меланхолию в конце второй части книги Trauerspiel , чтобы усилить и обогатить его обсуждение особого типа печали и скорби, выраженного в Trauerspiel . В этом он использует меланхолию, чтобы понять траур, и не использует никаких форм различий между ними. Я утверждаю, что Бенджамин бросает вызов слишком надежному различению Фрейда, предлагая альтернативу, расположенную между двумя гранями фрейдистского разделения, опираясь на обе стороны, не будучи идентичным ни с одной из них.Бенджамин не рассматривает меланхолию как болезнь, которую нужно преодолеть или вылечить, а скорее как настроение или расположение по отношению к миру. Чувство трансформируется в настроение, тем самым преодолевая философски проблематичное либидозное отношение к объекту у Фрейда, переводя его в отношение к миру, а не в патологию.1 В этом эссе я исследую три точки пересечения между двумя мыслителями, показывая каким образом Бенджамин трансформирует психоаналитический и субъективный подход Фрейда в философское отношение или настроение. Понимание Бенджамином меланхолии можно исследовать на двух уровнях: один — это его трактовка барокко Trauer и аллегории, а второй — применение этого термина к его собственной работе. Я обращусь к обоим этим уровням, представив три момента, в которых Бенджамин встречается с Фрейдом: (1) потеря; (2) верность и приверженность объекту; и (3) работа.

    • 2 Агамбен продвигает это дальше, утверждая, что меланхолик фактически потерял то, что ей никогда не принадлежало…)

    4 В «Скорби и меланхолии» Фрейд пишет, что «Скорбь — это регулярная реакция на потерю любимого человека или на утрату какой-то абстракции, которая заняла место человека, такой как страна, свобода, идеал, и так далее »(234). В то время как в меланхолии «объект, возможно, на самом деле не умер, но был потерян как объект любви […] В других случаях человек чувствует себя вправе поддерживать веру в то, что потеря такого рода произошла, но невозможно ясно увидеть, что это то, что было потеряно […] Это предполагает, что меланхолия каким-то образом связана с потерей объекта, который выводится из сознания, в отличие от траура, в котором нет ничего бессознательного о потере »(245) . Другими словами, потеря стоит посреди двух различных реакций, но в первой она является сознательной и обнаруживаемой, в то время как во второй глубокое чувство и печаль по поводу потери становятся бессознательными. Произошла потеря, но неясно, кто или что на самом деле было потеряно.2 Излишне говорить, что это не для того, чтобы подорвать болезненное уныние и печаль меланхолика — можно даже сказать, что его недуг еще больше, поскольку он не может определить причину боли. Следуя этому анализу, Фрейд утверждает, что если «в трауре это мир, который стал бедным и пустым; в меланхолии это само эго »(246), таким образом обнаруживая потерю среди горя и меланхолии, хотя и на разных уровнях.Утрата скорбящего, кажется, истощила сам мир, растянув место потери, чтобы вместить все, кроме удрученного субъекта. Меланхолик, с другой стороны, испытывает утрату другого рода, потерю эго. Утрата эго, которую Фрейд приписывает меланхолику, является следствием потери любви. Это происходит, когда потерянный объект интернализируется в пораженное болью эго, в результате чего он разделяется на части, отделяется изнутри и теряет само эго. Интернализация потери представляет собой внутреннее отсутствие внутри эго, превращая последнее в поле битвы разделения, которое в конце процесса опустошается. Шизофреническое разделение внутри эго создает пространство, в котором амбивалентность и ненависть, изначально порожденные по отношению к потере, обращены к себе. Патологическая идентификация с потерянным объектом, таким образом, является почвой, на которую нападает эго.

    5 Несколько изображений утраты можно найти в книге Бенджамина Trauerspiel .Книга в целом имеет дело с Trauer и, следовательно, в самом начале всегда — уже обсуждение утраты и реакции на нее. Однако, более тесно связанная с меланхолией, чем с трауром, эта потеря четко не описана в книге или, по крайней мере, не указана отдельно. Тем не менее намеки на нее разбросаны повсюду, и ее симптомы — такие как отвращение меланхолика к жизни, его отрешенность от мира и т. Д. — все больше присутствуют в пьесах и их конфигурации. Потеря, как я ее читал, на самом деле является условием возможности Trauerspiel , которая структурирована как многочисленные ответы на эту потерю в своем предмете. Таким образом, как и у Фрейда, потеря занимает как условие, так и арену своего воздействия.

    • 3 Вопрос о разборчивости и утраченном состоянии остается центральным для Бенджамина на протяжении всей его работы (…)

    6 Потеря как условие возможности довольно сильно присутствует в фактическом предмете книги.Бенджамин обсуждает условия, при которых произведение искусства может быть подвергнуто критике или материя может быть материалом философской работы, с точки зрения потери. Он пишет о пьесах Trauerspiel , что «с самого начала … [они] настроены на эту эрозию [ Zersetzung ] критикой, которая постигла их с течением времени …». Критика означает умерщвление произведений… поселение [ Ansiedlung ] знания в мертвых… [произведениях] »(181-2). Обсуждение смерти и утраты здесь становится условием разборчивости работ в данном случае Trauerspiel .Такие термины, как эрозия, смерть Schein и руины, все они намекают на исчезновение материального аспекта произведения. Чтобы подойти к нему критически, нужно что-то в работе потерять. Эту потерю можно понимать в самых разных смыслах, для всех из которых использование Бенджамином термина «умерщвление» имеет решающее значение. Деятельность критики как умерщвления позиционирует ее прежде всего в материале. В состоянии эрозии, разрушения или деградации в материале что-то обнажается, открывая его для критического взгляда.Умерщвление помещает истину в материале, а более того — в мертвом материале, то есть в материале, который потерял жизнь и стал просто материальным. Работа должна быть потеряна как предварительное условие для ее прочтения. Под «умерщвлением» здесь следует понимать то, что случается с произведением, или то, что критик навлекает на него. После этого «тело» произведения следует понимать буквально: произведение имеет живое тело, и когда оно умирает и из него вытекает жизнь, оно остается трупом, лишенным жизни, готовым к вскрытию. Бенджамин также ссылается на особое положение Trauerspiel , который является не только трупом, но и трупом с момента его рождения. Другими словами, в Trauerspiel для Бенджамина таким показательным является его постоянное состояние смерти, или, иначе говоря, постоянная внутренняя ссылка на потерянность. С самого начала эти пьесы уже находятся в состоянии разложения и гниения. Это как если бы Trauerspiel был жанром мертворожденного.Это указывает на тот факт, что выбор Бенджамином Trauerspiel не случаен, но свидетельствует о его интересе к этому крайнему случаю живого трупа или живого мертвого3.

    7 Понимание потери как условия возможности появляется в книге Trauerspiel в другом образе, изображении пустоты. Утверждение Фрейда о том, что скорбящий видит мир пустым после переживания потери любимого объекта, находит отклик в обсуждении Бенджамином религиозной среды в стиле барокко, а также в самой книге Trauerspiel . Бенджамин отмечает, что великие драматурги эпохи барокко были лютеранами и, таким образом, находились в антиномическом отношении к повседневности — отношения, которое отражается в пьесах, которые они пишут. Лютеранство отрицает «добрые дела», поскольку от них нельзя зависеть искупление. Только внешняя благодать, которая приходит только через веру, а не дела, может нести искупление ( Trauerspiel 138). Это кредо опустошает повседневную жизнь и дела, поскольку они становятся бессмысленными с точки зрения искупления.Бенджамин пишет, что восприятие повседневности как бесполезного и пустого порождает меланхолию в великих людях, упоминает даже самого Лютера как человека, страдающего меланхолией и «душевной тяжестью». Гамлет как образцовая фигура лютеранства также содержит сильный протест против него в своей меланхолии. Бенджамин пишет о Гамлете, что его слова «содержат как философию Виттенберга, так и протест против нее. […] Человеческие действия были лишены всякой ценности. Возникло что-то новое: пустой мир […] Для тех, кто смотрел глубже, сцена своего существования представлялась кучей частичных, недостоверных действий »( Trauerspiel 138-9). Здесь Бенджамин сочетает пустой мир, который Фрейд приписывает скорбящему, с меланхолической реакцией. Бессмысленность мира опустошает его, заставляя барочных мужчин, драматургов и Гамлета как парадигму погружаться в меланхолию. В этой комбинации между печалью и меланхолией можно сказать, что пустой мир скорбящего был интернализован в эго, заставляя его опустошиться. Пустой мир стоит как руины смысла, в которых нет ничего значительного или искупительного; это потеряно.

    8 Проблема абстрактной природы меланхолической утраты и, в частности, ее непреднамеренного характера является ключевой для Бенджамина и возникает в различных контекстах. Прежде всего, это появляется в прологе к книге Trauerspiel , где Бенджамин пишет, что «истина — это смерть намерения» (36). Это сложное и непонятное утверждение воплощает в себе один из важнейших атрибутов особых объектных отношений Бенджамина. В другом месте Бенджамин объясняет связь между грустью и намерением следующим образом: «Печаль [. ..] была бы безграничной, если бы не присутствие той интенциональности, которую Гете считает важным компонентом каждого произведения искусства и которая проявляется с напористостью, которая отбивает траур.Короче говоря, траурная игра [Trauer -Spiel ] »(Избранные произведения, том 2, 373). Здесь печаль и скорбь противоположны намерению, и намерение способно отразить их. Эта цитата параллельна характеристике меланхолика — тот факт, что нет объекта, на который можно было бы направить свою печаль, обращает глаза меланхолика внутрь в ницшеанском жесте только для того, чтобы найти свое собственное потерянное сознание. Кажется, что преднамеренность — вот что блокирует и создает границу для бесконечной и безграничной печали.Интенциональность обладает способностью заключать в себе печаль, помещать ее в порог намеченного объекта, тем самым не позволяя ему безгранично и безжалостно расширяться. Представление Бенджамина о непреднамеренности представляет собой определенный тип объектных отношений, которые следует поддерживать с критическим объектом — объектом истины.

    • 4 Деструктивность обнаруживается Фрейдом в его анализе крайнего самообвинения (…)
    • 5 Для убедительного обсуждения этических аспектов меланхолии см. Comay.
    • 6 Фрейд пишет в письме Бинсвангеру, только что потерявшему сына, о собственной потере дочери (…)

    9 Вторая точка пересечения с текстом Фрейда — это глубокая лояльность и приверженность меланхолику в связи с его потерей. Меланхолик устанавливает идентификацию с потерянным объектом, позволяя ему уйти в рамки эго и превращая его в неотъемлемую часть себя.Как пишет Лапланш с такой проницательностью: «Это далеко не мое ядро, это другое, имплантированное мне, метаболизированный продукт другого во мне: навсегда« внутреннее инородное тело »(256). Я утверждаю, что это нагруженное состояние деструктивной интернализации является воплощением бесконечной приверженности и ответственности, которые меланхолик чувствует по отношению к своему объекту. Для меланхолика единственный способ сохранить объект — это уничтожить его4. Таким образом, кажется, что модель лояльности, которую предлагает Фрейд, — это модель крайней деструктивности.Пациент-меланхолик не только не осознает потерю до патологического уровня, но он также разрушает потерянный объект, пытаясь сохранить его. Поглощение объекта самостью — это средство, с помощью которого субъект пытается удержать объект от потери5. Любимый объект убегает в святилище эго, чтобы его не погасили. Здесь невозможно горевать, работа разлуки блокируется меланхолией, пишет Фрейд, поскольку есть основа амбивалентности, которая желает удержать объект и в то же время отпустить его.6 Фрейд выступает за устранение следов привязанности к другому как средство восстановления психического здоровья и возвращения к жизни. Это демонстрирует, что Фрейд утверждает, что субъект на самом деле может существовать без следов того, что он потерял, или, другими словами, здоровый для него субъект способен отвергать привязанности к потерянным другим (Clewell 60). Это признание стало бы чрезвычайно проблематичным для Бенджамина, который, я утверждаю, понимает работу, проводимую в трауре, не как преодоление и стирание утраты, а, скорее, как наиболее глубокое изложение ее вечных следов.

    10 Работа оплакивания может рассматриваться не как здоровая реакция, а скорее как эгоистическая реакция. Эгоистичный аспект траура привносит нарциссическое самолюбие, связанное с крайней субъективностью. Таким образом, текст Фрейда предполагает, что событие потери — это возможность понять, что «люди, которых мы любим, неизбежно заменяемы, и что мы обязательно не можем точно оценить, насколько они другие […] в этой модели […] потеря объект любви понимается как временное нарушение нарциссизма скорбящего »(Clewell 45-6).На другом конце траура стоит меланхолия с ее непреодолимой приверженностью к утрате, которая овладевает психикой ценой отказа от благополучия себя и эго. Меланхолический акт интернализации ограничивает потерю и жертвует собой ради нее. Экономика себя становится маргинальной по отношению к ответственности за то, что было потеряно. Отсутствие ничем нельзя заменить, потому что ни одного символического опосредования никогда не будет достаточно, даже памяти.Таким образом, меланхолик отказывается от внешнего мира как от источника построения «я» и деструктивно удовлетворяется собственной раздвоенной, мучительной внутренней сущностью, которая становится выражением его бесконечной преданности.

    11Бенджамин обсуждает диалектику верности, когда описывает фигуру придворного в Trauerspiel . Придворный предает принца и вместо этого сохраняет лояльность по отношению к объектам королевской власти: «Его неверность человеку сочетается с верностью этим вещам до такой степени, что он поглощен созерцательной преданностью им … Верность полностью уместна только в отношениях между людьми. человек в мир вещей.Последний не знает высшего закона, и верность не знает объекта, которому она могла бы принадлежать более исключительного, чем мир вещей »( Trauerspiel 156-7). Придворный предает князя в момент кризиса, когда «паразиты покидают правителя, не останавливаясь на размышления, и переходят на другую сторону». Придворный обнаруживает почти немыслимую беспринципность, которая указывает на мрачное и меланхоличное подчинение порядку материальных созвездий, а не человеческой морали ( Trauerspiel 156), таким образом выбирая материальные объекты на князя.Пример придворного служит здесь, чтобы осветить особую позицию лояльности по отношению к этической сфере. Верность не может действовать как высший закон в сфере человеческих отношений, поскольку она не может охватывать этические отношения. В этой сфере лояльность не может включать и воплощать этические отношения; оно может стать возможным только тогда, когда оно обращено к чему-то безжизненному : только в мире вещей человеческая преданность может функционировать как высший закон — только тогда ответственность теряет свою этическую природу и превращается в слепую преданность.Но выбор быть вложенным в неживые существа погружает придворного и подчиняет его земному и материальному, таким образом отделяя его от человеческого мира. Эти два взаимоисключающих варианта, материальный и человеческий, представляют неверность князю как лицевую сторону верности вещам. Последнее является мертвым царством, царством отчаяния и неподвижности, но, тем не менее, единственным, которое может содержать значение (даже субъективное произвольное значение). В отличие от значения, которое мимолетно и неуловимо, присутствие объектов неопровержимо и надежно.Однако у этого глубокого упорства есть и обратная сторона, когда абсолютная преданность переплетается с предательством ( Trauerspiel 157). Верности присуща диалектика: глубочайшая преданность всегда пропитана тайным желанием овладеть вещью, овладеть смыслом. В этом смысле это очень похоже на деструктивную верность меланхолика, которая, наполненная преданностью и преданностью, разрушает объект в пределах меланхолического сознания. Предметы также являются вечным напоминанием о пустоте, которая остается после того, как весь смысл и вера исчезли.Сила этой пустоты заключается в ее способности снова наполняться смыслом. Образ мира вещей — это образ утраты, но потери, которая имеет потенциал, хотя и частичный, для восстановления.

    • 7 Эти две крайности можно увидеть на двух фигурах, которыми Бенджамин занят где-то в другом месте: ворот (…)
    • 8 Это особенно заметно в ранней версии «О языке как таковом и о языке человека» ( Select (…)

    12Понимание верности означает понимание чувства по отношению к объекту, будь то две крайности: полная любовь и преданность или тайное желание взять верх. В обоих случаях объект не остается тем, чем был, а превращается в нечто совершенно иное, выражающееся в сильном чувстве к нему, которое в одном случае его опустошает, а в другом отрывает от всего, что не является. полная и абсолютная любовь. [7]Меланхолическая приверженность утрате, включая ее проблемные стороны, находит отклик в философских и исторических начинаниях Бенджамина8

    • 9 Интересно, что в своей книге «Скорбь и меланхолия» 1917 года Фрейд подчеркивает элемент w (…)

    13 Третье и последнее пересечение, которое я хочу построить между Бенджамином и Фрейдом, — это пересечение концепции работы [в смысле Arbeit , а не Werk ].Возможно, это самый важный элемент в моем обсуждении, поскольку он проливает свет на то, как аргумент Фрейда в пользу патологии может оказаться философски и критически продуктивным для Бенджамина. Если понятие приверженности было получено из меланхолической позиции, Бенджамин черпает понятие работы у скорбящего. Trauerarbeit [работа оплакивания] — это то, что Фрейд определяет как сервитут, который скорбящий выполняет в долгом и интенсивном процессе отстранения от потерянного объекта (обратите внимание на интересную связь, которая может быть построена между Trauer-arbeit и ). Trauer-spiel , работа и отдых).9 После того, как призыв реальности был принят, остается работа. Это тот момент, когда принцип реальности берет верх и направляет скорбящего к важной работе непривязанности, которая направлена ​​на то, чтобы снова жить, освободившись от горя. Долгий и трудный процесс работы скорби поддерживает потерянный объект в психике, постепенно признавая тот факт, что он действительно потерян, и находя выход из привязанности к нему. Работа состоит из медленной и болезненной проработки каждого из воспоминаний и нитей, прикрепляющих удрученный субъект к объекту, который Фрейд определяет как тысячу звеньев (256).После этого происходит непривязанность к утрате посредством чрезвычайно кропотливой работы по распутыванию привязанности, которая в значительной степени состоит из воспоминаний.

    14 Какой бы трудной и даже невыносимой ни была эта работа, она, тем не менее, заканчивается полным ослаблением всех точек привязанности, чтобы освободить субъект, так что «эго снова становится свободным и подавленным» (245). Другими словами, перерезание нитей привязанности продиктовано голосом реальности, так что работа скорби направлена ​​на жизнь и жизненную энергию.Это момент, когда жизненный принцип берет верх и побуждает скорбящего сосредоточиться на важной работе непривязанности и раскованной жизни. Таким образом, цель процесса непривязанности не имеет ничего общего с самим объектом, а связана с субъектом, который должен быть от него освобожден. Объект здесь — всего лишь проблема, которую мы должны отодвинуть, чтобы реальность восторжествовала. «Скорбь побуждает эго, — пишет Фрейд, — отказаться от объекта, объявляя объект мертвым и предлагая эго побуждение продолжать жить» (256).Очевидно, это та точка, от которой меланхолик находится максимально далеко. Он не только не отделяется от объекта, но и усваивает его — следовательно, предотвращает возможность отделения . Когда объект становится его частью, такая работа по оплакиванию становится невозможной. Отсутствие необходимого расстояния и размытие границ с объектом — потерянный объект остается разлагаться внутри меланхолика, без возможности избавления от него. Фрейд действительно упоминает возможность работы в меланхолии, но сразу же пренебрегает ею, поскольку, будучи включенным в меланхолика и лишенным его независимого и внешнего статуса, объект становится неработоспособным (257).Будь то потому, что потеря не идентифицируема, или потому, что потерянный объект уже был включен в сам меланхолический субъект — никакая работа не может быть выполнена, поскольку потеря сама потеряна.

    • 10 «О языке как таковом и о языке человека» может стать хорошим местом, чтобы объяснить, что такое (…)
    • 11 Обратите внимание на любопытную взаимосвязь между «Trauerarbeit» и «Trauerspiel»: работа траура и p (…)

    15 Я утверждаю, что Бенджамин сочетает меланхолию, ее глубокое признание и ответственность за утрату с работой, а точнее с философской работой. В связи с этим Бенджамин не рассматривает работу как то, что должно быть направлено на отделение от объекта, направленное на то, чтобы сделать его отсутствующим, чтобы субъект снова стал свободным. Скорее работа направлена ​​на то, чтобы представить объект, дать ему голос и, следовательно, вернуть его. Определение Лагашем траура как «убийства смерти» (486) нам здесь не подходит.Начинается не Жизнь, а безжизненность . Бенджамин переносит концепцию работы из области скорби в область смысла, таким образом, работа выражения будет углублением утраты, длительным мертвым объектом. Объект не будет утилизирован, но представлен и озвучен 10 и, таким образом, сохранен. Философия не ждет, чтобы вернуться к жизни после отделения от потерянного объекта. Скорее, он приходит в своей полноте изнутри этого мертвого.Другими словами, работа, которую предлагает Бенджамин, состоит в том, чтобы представить объект присутствующим, а не отсутствующим (как это делает скорбящий). Это произведение, в котором нет ни патологии меланхолии, ни нормального траура — это грустная работа, 11 в том смысле, что она все еще, почти тяжелая, лишена либидинозной жизненной энергии, которая делает меланхолию такой разрушительной, а скорбь такой разрушительной. легко расставаться.

    16 Я подошел к сути своего выступления. Теперь я представлю другой конец потерь в Бенджамине — не тот, который является предварительным условием для работы верности и ответственности, но тот, который лежит в завершении этой работы: потеря, которая не является результатом работы . , а из остальные .

    17 В отличие от концепции работы Фрейда, которая стирает все следы утраты, работа Бенджамина очень отчетливо скрывает и намекает на такие воспоминания. Концепция работы Беньямина в предисловии к книге Trauerspiel явно не связана с искоренением следов утраты и разрушения, напротив — она ​​подчеркивает их. В своем описании мозаики как образа философской идеи Беньямин пишет, что частицы последней всегда явным образом склеены между собой.«И блеск изложения зависит от… [ценности] [фрагментов мысли], как блеск мозаики от качества стеклянной пасты» (TS 29). Мало того, что мощь картины не зависит от ее фрагментарности и разоренности, но и усиливается именно этим. Клей становится условием выразительности рисунка. Именно эта «неудача» в картине таит в себе ее силу, и именно следы того, что было разрушено и потеряно, проявляются в истине.Никогда не бывает полного закрытия или сокрытия потери, но философская работа и ее результат постоянно несут ее в себе. Продукт философской работы, идея, рожденная из состояния утраты, всегда будет иметь ее следы (Butler 468). Это усиливает мои претензии на работу по представлению и выражению, а не на отстраненность. Таким образом, Вениамин не преодолевает потерю, поскольку он не оплакивает, но работает над этим и занимается самой потерей и представлением из этой потери.

    • 12 Я обязан книге Фридлендера за многочисленные идеи, которые глубоко касаются работ Бенджамина (…)

    18Одно из самых захватывающих выводов, которые предлагает Фрейд в своем тексте, — это проясняющая инсинуация о том, что потерянный объект меланхолика полуживой . Это уже потерянный и, следовательно, не живой объект, но он еще не полностью мертв, так как он все еще существует так или иначе в меланхолическом сознании.Таким образом, он полуживой, один заживо погребен-заживо . Патология меланхолического состояния заключается в том, что оно не может отпустить, не может или не желает расстаться и привести себя в состояние покоя. Однако покой отсутствует и у самого объекта, который парит между жизнью и смертью, бессильный перед лицом цепляющейся за него деструктивной меланхолической энергии. Перенося учение Фрейда в сферу смысла при трансформации Бенджамином патологии утраченного объекта, терминология неподвижности или покоя могла бы получить вспомогательное значение.Тишина не только останавливает деструктивное возбуждение, но также успокаивает объект .12 Философская работа выражения, работа, которая представляет объект во всей его полноте, но лишена намерения, также является тем, что успокаивает его. . Однако покой здесь не подразумевается в смысле захоронения, которое скрывает объект от взгляда, чтобы смягчить отстранение — скорее, это успокоение в смысле умерщвления или углубления смерти и приведения к полному покою. .Полное философское выражение означало бы истощение и истощение жизни, таким образом удаляя объект из сферы полуживого и мертвого его. Другими словами, представление смысла не подразумевает наделения объекта жизнью или восстановления его руин, а скорее означает упокоение в завершении процесса его исчезновения. Таким образом, успокоение тесно связано с актуализацией и закреплением смысла, которые основаны на прекращении жизни или ее истощении до застывшего значения.Это значение достигается тем, что сохраняет потерю , а не преодолевает ее.

    19 Более того, чтобы успокоиться, нужно отрешиться, но в совершенно ином смысле, чем отрешенность от печали. Работа по оплакиванию требует осторожного анализа каждого воспоминания и точки привязанности к объекту. В этом виде работы есть что-то очень личное . Субъект прорабатывает свои собственные нити привязанности к потере.Это идет рука об руку с субъективностью, которая стоит в центре психоаналитического проекта. Цель процесса непривязанности не имеет ничего общего с самим объектом, но с субъектом , который должен быть от него освобожден. Объект здесь — всего лишь проблема, которую мы должны отодвинуть, чтобы реальность восторжествовала. Беньяминский проект имеет совершенно другое направление. Отстраненность, занимающая важное место в процессе выражения, направлена ​​на то, чтобы освободить сам объект , привести его в состояние покоя, а не освободить от него субъект.Скорбящий отстраняется, чтобы объект отсутствовал, в то время как Бенджамин отделяется в процессе выражения, чтобы сделать объект присутствующим. Следовательно, непривязанность здесь означает представление, а не сокрытие или подавление. Работа Бенджамина имеет сильную приверженность знанию и артикуляции объекта — и таким образом успокаивает его и примиряется с ним.

    20В этом смысле потеря стоит на обоих концах. Это условие для работы выражения, поскольку оно функционирует как условие, прежде всего, для того, чтобы сделать объект читаемым.На втором конце стоит потеря как состояние, в котором объект полностью выражен и лишен жизни (по словам Бенджамина). Приведение в покой, умерщвление или захоронение также являются формами утраты. Весь жизненный потенциал и потенциальные возможности объекта теряются в конце процесса, но это единственный способ полностью выразить его «в неподвижности». Бенджамин помещает свою философскую работу в суть потери и призывает к пониманию и признанию этой потери, а также к твердой приверженности и работе, которая для этого требуется.Следовательно, потеря, которая была предпосылкой философской разборчивости и работы, также присутствует как результат этой работы. «Все целенаправленные проявления жизни… имеют свой конец не в жизни , а в выражении ее природы, в представлении ее значения» (Бенджамин, Избранные произведения , том 1, 255, выделено мной). При этом работа по философскому выражению происходит в конце жизни объекта, в момент его крайней утраты. Там философская работа дает отдых.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *