Содержание

Личностное самоопределение в период взрослости(Морозова И.С.)

УДК 159.923.2

В зависимости от своей принадлежности к тому или иному направлению зарубежные авторы высказывали различные точки зрения относительно существования личностного самоопределения, предполагая различную степень свободы человека от внешних или внутренних условий. К теориям так называемого «крайнего детерминизма», согласно которым личностное самоопределение невозможно, относят психоанализ З. Фрейда и необихевиоризм Б. Скиннера. Согласно этим авторам человеческое поведение является полностью детерминированным в первом случае — бессознательным, во втором — подкреплениями актуального социального окружения.

Статья опубикована в сборнике «Вестник Кемеровского Государственного Университета» №2 (22). Кемерово: «Компания ЮНИТИ», 2005.
Публикация осуществляется по согласованию с редколлегией и составителями сборников.
Оригинал публикации на портале Социально психологического факультета Кемеровского государственного университета.

По вопросам приобретения сборника обращаться: Серый Андрей Викторович (mail: [email protected]).

Теория идентичности Э. Эриксона считается теорией умеренного детерминизма. Э. Эриксон, продолжая считать бессознательное фундаментом личности, не отрицает влияние окружающей среды, наиболее выраженное на первых четырех стадиях психосексуального развития и уменьшающееся с развитием сознания. Важным вкладом Э. Эриксона в изучение личностного самоопределения является его разработка проблемы идентичности. Последняя представляет собой «твердо усвоенный и личностно принимаемый образ себя во всем богатстве отношений личности к окружающему миру с соответствующими формами поведения» [13, с. 8]. Важнейшим механизмом формирования идентичности, по Э. Эриксону, являются последовательные идентификации ребенка со взрослым. Достижение идентичности обеспечивает чувство непрерывности опыта взрослой жизни. В ряде случаев идентичность рассматривалась как аналог личностного самоопределения в зарубежной литературе.

Мы полагаем, что личностное самоопределение является более широким понятием, так как включает в себя не только поиск и обретение идентичности, но и постановку целей, нахождение смысла жизни, конструирование своего жизненного пути.

К авторам, которые признают наличие детерминизма и вместе с тем считают личность активной и способной к самоопределению, можно отнести экзистенционалистки ориентированных авторов таких как Э. Фромм, В. Франкл, Р. Мей и представителей когнитивного и социально-когнитивного направлений — Дж. Келли и А. Бандура соответственно. Личностное самоопределение выражается в решении вопроса о степени своей свободы, по Э. Фромму, в занятии определенной позиции по отношению к внутренним и внешним обстоятельствам, по В. Франклу, в осознании собственных возможностей в рамках судьбы, по Р. Мей, в способности выбирать из числа имеющихся личностных конструктов и создавать новые, по Дж. Келли, в способности воздействовать на самих себя, конструируя собственную судьбу, по А.

Бандуре [7, с. 8].

Такие психологи как А. Адлер, А. Маслоу и К. Роджерс отстаивали абсолютную свободу личности от внешних или внутренних условий. А. Адлер полагал, что существует творческая сила, сосредоточенная в самой личности, благодаря которой она является самоопределяющейся. Из работ А. Маслоу следует, что самоопределение представляет собой определение своих личностных особенностей, предпочтений и осуществление на их основе выбора. По К. Роджерсу, самоопределению личности способствует тенденция актуализации, благодаря которой личность раскрывает свой потенциал и избавляется от внешнего контроля.

Конкретно понятие «самоопределение» встречается в работах Ш. Бюлер. Она исходила из того, что самоопределение и стремление к самоосуществлению являются одновременно врожденными свойствами сознания и движущими силами развития личности. Полнота и степень самоосуществления, по Ш. Бюлер, зависят от самоопределения, под которым понимается как способность индивидуума «ставить такие цели, которые наиболее адекватны его внутренней сути» [8, с. 167], так и в целом «целевые структуры личности». По ее мнению, именно наличие жизненных целей приводит к интеграции личности и является условием сохранения ее психического здоровья, а их отсутствие вызывает неврозы. Ш. Бюлер заключила, что целевые структуры или самоопределения лежат в основе развития фаз жизни и перехода от одной фазы к другой.

В отечественной психологической науке можно выделить классический и постклассический подходы к личностному самоопределению. Классический подход основан на принципе детерминизма С.Л. Рубинштейна, согласно которому «внешние условия не прямо и непосредственно определяют конечный результат, а преломляясь через действие внутренних условий, собственную структуру данного тела или явления» [10, с. 287]. По существу это означает, что всякая детерминация необходима как детерминация другим, внешним, и как самоопределение, определение внутренних свойств объекта [10]. Внешняя детерминация преломляется через комплекс внутренних условий, в результате возникает самодетерминация.

Благодаря последней становятся возможны отношение, позиция, активность и свобода личности, при изучении которых и были получены основные данные, раскрывающие суть понятия «личностное самоопределение».

Как показывает анализ литературы в настоящее время можно говорить о трех основных подходах в рамках классического направления к установлению сути личностного самоопределения.

В первом случае психологи, изучая личностное самоопределение, делают акцент на нахождении личностью своей «внутренней сути». В работах Н.С. Пряжникова личностное самоопределение описывается как нахождение самобытного «образа я», постоянное развитие этого образа и утверждение его среди окружающих людей. Т.М. Буякас предлагает рассматривать личностное самоопределение как преобразование самих себя в новом личностном опыте [2]. Данные авторы ставят на первое место в личностном самоопределении познание человеком самого себя, благодаря чему он определяет свое собственное отношение к жизни и свое место в ней.

Во втором случае психологи описывают процесс личностного самоопределения через осуществление выбора. Так, Л.И. Божович считает, что личностное самоопределение предполагает «выбор будущего пути»[1, с. 380], М.М. Шибаева — выбор способов и форм реализации жизненной концепции [12], В.Ф. Сафин — «выбор цели и способов ее достижения» [11, с. 10]. Осуществление выбора с последующей его реализацией в деятельности в свою очередь непосредственно связано с процессом образования мотивов и целей, а также с решением задачи на смысл, которое сопровождается осознанием личностных ценностей.

В третьем случае личностное самоопределение рассматривается как процесс, который подразумевает «поиск цели и смысла своего существования» [1, с. 381], формирование у индивида осознания цели и смысла жизни [11] и который происходит относительно ценностей, существующих в обществе, с целью выделения и обоснования для себя ценностно-смысловых оснований собственной жизненной концепции [12].

Наиболее полным и объединяющим все эти точки зрения, на наш взгляд, является понятие личностного самоопределения, которое предложил М.Р. Гинзбург. По его мнению, определение человеком себя в обществе как личности есть «определение себя (самоопределение, занятие активной позиции) относительно социокультурных ценностей, и тем самым определение смысла своего существования» [3, с. 24].

Таким образом, в классическом понимании проблема личностного самоопределения возникает на стыке взаимодействия личности и общества и становится возможной благодаря изначальной разделенности всего сущего на две реальности — «субъективную» и «объективную».

Согласно постклассическому системному подходу все понятия, содержащие «само-» предполагают «нечто идущее из внутреннего, нечто самопричинное, изнутри побуждаемое и регулируемое» [5, с. 8]. В.Е. Клочко и Э.В. Галажинский предлагают путь преодоления дихотомии внутренних и внешних причин поведения через рассмотрение их связи внутри системы, центром которой является человек.

По их мнению во взаимодействии субъекта с объектом рождается новая реальность, в которой исчезает детерминизм «внешнего», так как оно тоже становится «внутренним» по отношению к образовавшейся системе. Человек является сложной самоорганизующейся психологической системой, производит новообразования сложной «совмещенной» природы, на которые опирается в своем самодвижении, саморазвитии [5].

Личностное самоопределение не завершается в подростковом и юношеском возрастах, а продолжается в период взрослости, подтверждением тому служат описываемые психологами «десятилетие роковой черты» и кризис «середины жизни». По мнению зарубежных психологов, Э. Эриксона, П. Массена и других, «десятилетие роковой черты» приходится на возраст от тридцати до сорока лет. Его главной характеристикой является осознание расхождения между мечтами и жизненными целями человека, с одной стороны, и действительностью его существования, с другой. Успешному разрешению кризиса способствует переформулирование целей в рамках более реалистичной и сдержанной точки зрения и осознание ограниченности жизни всякого человека [9].

Отечественный психолог, И.С. Кон, считает, что кризис «середины жизни» относится к периоду между сорока и пятидесятью годами. Он связан со снижением чувства осмысленности и полноты бытия, которое вызывается процессами рутинизации в трудовой деятельности, семейной жизни и общении [6].

Таким образом, в период взрослости личность опять сталкивается с проблемой личностного самоопределения, решение которой воплощается в создании новых или переформулировании старых жизненных целей, и в обретении личностью новой по сравнению с юношеским возрастом осмысленности жизни. На протяжении всей жизни человеку приходится определять свое отношение к окружающей действительности, осуществлять множество выборов в соответствии со своими ценностными предпочтениями, поэтому в ходе своего развития он постоянно приходит к новому личностному самоопределению.

Личностное самоопределение представляет собой одновременно явление и процесс. М.Р. Гинзбург выразил статический и динамический аспекты личностного самоопределения через аспекты его структурных компонентов. М.Р. Гинзбург предложил такие структурные компоненты как психологическое настоящее, психологическое прошлое и психологическое будущее, каждое из которых обладает ценностно-смысловым и пространственно-временным аспектами. В данном случае личностное самоопределение предстает как обретение человеком своего ценностно-смыслового единства и его реализация [4].

Личность принимает смыслы, которые ей внутренне необходимы в данный период жизни. В результате решения «задачи на смысл» осознаются наиболее общие смысловые образования — ценности. Смыслы и ценности создают эскиз будущего и тем самым направляют дальнейший ход жизни личности. На пути присвоения ценностей личность постоянно сталкивается с проблемой выбора. Причем показателем личностного самоопределения является только тот выбор, в котором отдается предпочтение ценности более высокого порядка. Пространственно-временной аспект личностного самоопределения предполагает самореализацию и планирование, которое позволяет человеку представить свое будущее и упорядочить его, разбивая на последовательность ряда целей.

Психологи исследовали личностное самоопределение в основном в подростковом и юношеском возрастах. Цель нашего исследования состояла в определении особенностей его протекания в период взрослости. Мы изучали особенности личностного самоопределения в зависимости от пола, возраста, уровня образования, а также наличия или отсутствия в жизни испытуемого «трудной жизненной ситуации». Исследование проводилось с помощью таких методик как методика «Смысложизненные ориентации», «Самоактуализационный тест» и «Уровень субъективного контроля». Также мы использовали самостоятельно нами составленную анкету. Данные, полученные по всем методикам, были обработаны и подвергнуты статистическому анализу. Мы применяли корреляционный анализ и определение критериев значимости различий средних (t-критерий Стъюдента).

Результаты проведенного исследования показали, что личностное самоопределение обладает определенными особенностями протекания в период взрослости в зависимости от пола, возраста и уровня образования.

Представляют интерес общие тенденции протекания личностного самоопределения среди взрослых людей в зависимости от пола, возраста и уровня образования. Например, были выявлены различия в личностном самоопределении мужчин и женщин. Установлено, что среди мужчин оно протекает несколько иначе, чем среди женщин. Мужчины реже имеют цели в будущем, которые бы придавали жизни осмысленность, направленность и временную перспективу (t≈-2,36 при р=0,0199) и реже считают, что нашли смысл своей жизни (t≈2,867 при р=0,005). Корреляционный анализ показал, что последнее связано (r≈0,3 при р=0,05) с тем, что для мужчин не так часто смыслом жизни становится «создание семьи, воспитание детей» (t≈-3,808 при р=0,0002). Что касается женщин, то они в отличие от мужчин обладают меньшей интернальностью (t≈-2,503 при р=0,014): чаще свои успехи и достижения приписывают внешним обстоятельствам (t≈-2,393 при р=0,018), а в случае неудач стараются переложить ответственность на других людей или считают их результатом невезения (t≈-2,226 при р=0,028)

Установлено, что в зависимости от возраста, личностное самоопределение протекает по-разному. С помощью корреляционного анализа мы установили, что с увеличением количества прожитых лет повышается интернальность в межличностных отношениях (r=0,19 при р<0,05) и ответственость за важные решения, влияющие на течение жизни (r=-0,18 при р<0,05), а также укрепляется мнение, что «люди в своей массе скорее добрые» (r=0,2 при р<0,05). Вместе с тем увеличение возраста связано с уменьшением числа долговременных целей (r=0,19 при р<0,05). Также взрослые люди все реже продолжают считать, что смысл жизни находится в «материальном благосостоянии» (r=-0,27 при р<0,05) или в «возможности реализовать себя» (r=-0,22 при р<0,05) и, наоборот, чаще проявляют убежденность в том, что этот смысл заключен «в самой жизни» (r=0,19 при р<0,05).

Проведя исследование, мы установили, что самоопределение взрослых людей протекает по-разному в зависимости от наличия того или иного уровня образования. Например, с повышением уровня образования, увеличивается степень осмысленности жизни. Так, взрослые люди, имеющие среднее и начальное профессиональное образование, по сравнению с людьми со средне-специальным образованием гораздо реже имеют цели в будущем, придающие жизни направленность и временную перспективу (t≈-2,654 при р=0,0095), реже испытывают удовлетворенность прожитой частью жизни (t≈-2,585 при р=0,011) и чаще убеждены в том, что жизнь не подвластна сознательному контролю (t≈-2,328 при р=0,022). Взрослые люди со средне-специальным образованием обладают большей осмысленностью жизни и чаще имеют цели в будущем, но все еще отличаются по данным показателям от людей с высшим образованием (t≈-2, 349 при р=0,021 и t≈-2,558 при р=0,012). У испытуемых с высшим образованием показатели по данной методике достигли наиболее высокого уровня. Также с повышением уровня образования отмечено увеличение частоты утвердительных ответов на вопрос анкеты «Считаете ли Вы, что Вы самоопределились на данном отрезке жизненного пути?». Различия по t-критерию Стъюдента между взрослыми людьми со средним, начально-профессиональным и высшим образованием составили t≈-2,177 при р=0,034, а между людьми, имеющими средне-специальное и высшее образование — t≈-2,347 при р=0,021.

Выявлено также, что у взрослых людей со средним и начально-профессиональным образованием в отличие от тех людей, которые имеют средне-специальное образование, наблюдается более низкий уровень субъективного контроля: они не видят связи между своими действиями и значимыми событиями в жизни и думают, что последние происходят под влиянием случая или в результате действий других людей (t≈-3,206 при р=0,002). Особенно это касается интернальности в области неудач (t≈-2,878 при р=0,005) и интернальности в отношении здоровья и болезни (t≈-2,01 при р=0,048).

Взрослые люди, получившие средне-специальное образование в отличие от ранее описанных участников исследования склонны давать положительную оценку окружающим людям (t≈-2,283 при р=0,025) и воспринимать мир как целостный, учитывая связанность таких противоположностей как телесное и духовное, игра и работа и другие (t≈2,08 при р=0,04).

Таким образом, личностное самоопределение обладает определенными особенностями протекания в период взрослости в зависимости от пола, возраста и уровня образования.

Помимо названных социальных факторов на протекание личностного самоопределения оказывает определенное влияние наличие или отсутствие в жизни взрослого человека «трудной жизненной ситуации». К «трудным жизненным ситуациям» относят такие как безработица, смена места жительства, длительная болезнь и т.д. Эти обстоятельства ставят личность в ситуацию выбора, влекут за собой переосмысление жизненных ценностей, способствующих установлению нового отношения к окружающей действительности и самому себе, тем самым, приводя личность к новому самоопределению. Для нас «трудной жизненной ситуацией» явилась ситуация пребывания на инвалидности. Взрослые люди, принимающие участие в исследовании, имели такие заболевания как заболевания сердечно-сосудистой системы, опорно-двигательного аппарата, хроническая почечная недостаточность, бронхиальная астма, сахарный диабет и другие. Все испытуемые получили инвалидность во взрослом возрасте.

Анализ полученных данных мы проводили в соответствии с аспектами личностного самоопределения: ценностно-смысловым и пространственно-временным. Было выявлено, что у взрослых людей, переживающих «трудную жизненную ситуацию», по сравнению с людьми из другой выборки наблюдается более низкая степень осмысленности жизни (t≈-5,384 при р=0,00001). Она уже не воспринимается ими как интересная, эмоционально насыщенная и наполненная смыслом (t≈-4,88 при р=0,00003). Интересно, что даже факт наличия семьи («Создание семьи, рождение и воспитание детей» по анкете) не придает жизни смысла (t≈-2,392 при р=0,018), также как вследствие болезни не становится ее смыслом «профессиональный рост» (t≈-2,167 при р=0,032).

Взрослые люди с ограниченными возможностями чаще склоняются к тому, что жизнь неподвластна сознательному контролю (t≈-4,406 при р=0,00002), поэтому им свойственно неверие в свои силы и меньшая способность контролировать события собственной жизни. Они считают, что свободы выбора не существует, поэтому бессмысленно загадывать что-либо на будущее (t≈-4,428 при р=0,00002). В связи с этим взрослые люди, переживающие «трудную жизненную ситуацию», чаще по сравнению с испытуемыми из другой группы выступали как «извне направляемые» личности, которым присуща зависимость, несамостоятельность и внешний локус контроля (t≈-3,68 при р=0,0004), и в меньшей степени разделяли ценности, присущие самоактуализирующейся личности (t≈-2,59 при р=0,011).

На вопрос анкеты «Считаете ли Вы, что Вы самоопределились на данном отрезке жизненного пути?» 16,67 % из группы людей с ограниченными возможностями ответили утвердительно, во второй группе таких респондентов оказалось 63,3 %. Абсолютно не самоопределившимися среди взрослых людей, находящихся на инвалидности, себя считают 31,67%, в то время как во второй группе этот вариант ответа выбрали только 5 % (t≈5,388 при р=0,0001).

Таким образом, показатели ценностно-смыслового аспекта личностного самоопределения в группе людей, переживающих «трудную жизненную ситуацию», оказались ниже, чем у взрослых людей из другой группы.

Что касается пространственно-временного аспекта личностного самоопределения, то здесь наблюдается похожая картина: взрослые люди с ограниченными возможностями не воспринимают свою жизнь целостной, и реже по сравнению с людьми, не имеющими инвалидность, живут «настоящим» (t≈-2,51 при р=0,013). Также они проявляют неудовлетворенность прожитой частью жизни, не считают ее продуктивной и осмысленной (t≈-4,05 при р=0,00009). У людей, переживающих «трудную жизненную ситуацию», гораздо реже имеются цели в будущем, которые придавали бы жизни осмысленность, направленность и временную перспективу (t≈-4,576 при р=0,00001).

Итак, личностное самоопределение продолжается в период взрослости и имеет определенные особенности в зависимости от пола, возраста и образования. Наиболее остро оно протекает при возникновении «трудной жизненной ситуации», например, при длительной болезни и получении инвалидности. Подтверждением служат описанные выше различия между группой взрослых людей с ограниченными возможностями и группой взрослых людей, не имеющих инвалидность.


Литература
  1. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. — М.: Просвещение, 1968. — 464 с.

  2. Буякас Т. М. Проблема и психотехника самоопределения личности // Вопросы психологии. — 2002.- № 2. — С. 28-39

  3. Гинзбург М. Р Личностное самоопределение как психологическая проблема // Вопросы психологии. — 1988. — №2. — С. 19-26

  4. Гинзбург, М. Р Психология личностного самоопределения: автореферат док. дис. — М., 1996. — 60 с.

  5. Клочко, В. Е., Галажинский, Э. В. Самореализация личности: системный взгляд / Под ред. Г. В. Залевского. — Томск: Издательство Томского университета, 1999. — 154 с.

  6. Кон, И. С. Психология ранней юности: Книга для учителя / И. С. Кон. — М.: Просвещение, 1989. — 225 с.

  7. Леонтьев, Д. А. Психология свободы: к постановке проблемы самодетерминации личности / Д. А. Леонтьев. — Психологический журнал. — 2000. — №1. — С. 15-25

  8. Логинова Н.А. Развитие личности и жизненный путь // Принцип развития в психологии / Отв. ред. Л. И. Анцыферова. — М.: Наука, 1978. — С. 156-172

  9. Массен, П., Конгер, Дж., Каган, Дж., Гивитц, Дж. Развитие личности в среднем возрасте // Психология личности. Тексты / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, А. А. Пузырея. — М.: Издательство Московского университета, 1982. — С. 182-186

  10. Рубинштейн, С. Л. Проблемы общей психологии / Отв. ред. Е. В. Шорохова. — М.: Педагогика, 1976. — 418 с.

  11. Сафин, В. Ф. Психология самоопределения личности: учебное пособие / Е. Ф. Сафин. — Свердловск: Сверд. пед. ин-т, 1986. — 142 с.

  12. Шибаева, М. М. Человеческая субъективность и культура / М. М. Шибаева // Культура, человек и картина мира. — М.: Наука, 1987. — С. 135 — 167

  13. Эриксон, Э. Молодой Лютер: психоаналитическое историческое исследование / Э. Эриксон. — М.: Медиум, 1996. — 508 с.

Морозова И.

С., Будич Н.Ю.,

См. также

САМООПРЕДЕЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

 

Лыткина А.В., Отт Н.Г.

Липецкий государственный педагогический университет

[email protected]

 

Установление сущности и закономерностей протекания феномена ценностного самоопределения является на сегодняшний день нерешенной задачей. Обращение к данной проблеме занимает важное место в творческом поиске не только педагогов и психологов, но и философов, социологов, методологов, представителей различных направлений науки и искусства. Многие авторы традиционно связывают самоопределение личности преимущественно с подростковым и юношеским возрастом, рассматривая его как важнейшее центральное новообразование данного этапа развития человека.

Усиление личностного подхода в психологии привело к обогащению ее языка понятиями, отражающими те аспекты сферы развития личности, которые ранее оставались за рамками психологического анализа. К таким понятиям следует отнести понятие «самоопределение личности» или «личностное самоопределение», распространенное сегодня в психологической и педагогической литературе.

Термин «самоопределение» употребляется в литературе в самых различных значениях. Так говорят о самоопределении личности: социальном, жизненном, профессиональном, нравственном, семейном, религиозном. Притом даже под идентичными терминами зачастую имеется в виду различное содержание. Для того, чтобы прийти к достаточно четкому определению понятия, необходимо с самого начала разграничить два подхода к самоопределению: социологический и психологический. Это тем более важно, что достаточно часто происходит смешение этих подходов и привнесение специфически социологического подхода в психологическое исследование (и психологическое теоретизирование), что приводит к утрате собственно психологического содержания.

Самоопределение, следовательно, как психологическое явление в современном его понимании связано с ценностями: потребность в самоопределении представляет собой потребность в формировании ценностно-смысловой системы, в которой центральным моментом является представление о смысле собственной жизни. Таким образом, личностное самоопределение имеет ценностно-смысловую природу.

Жизненная перспектива понимается большинством авторов как целостная картина будущего, включающая ряд возможных (планируемых и ожидаемых) событий. Построение жизненной перспективы подразумевает составление жизненных планов, которые предполагают выдвижение этапных ценностей-целей, разработку путей их достижения, а также рефлексию смысла их реализации. М.И. Гинзбург, Л.Н. Куликова, Н.Н. Лебедева, С.Н. Чистякова и др. также называют доминантой процесса самоопределения умение человека видеть и строить жизненное пространство и перспективу.

В исследованиях многих ученых процесс самоопределения, таким образом, связывается с активностью в определении места личности в социальной структуре общества, ее мотивационно-ценностными ориентациями, жизненными планами и целями, оформлением ценностной позиции личности по отношению к самой себе, к деятельности, к профессии, к людям, к миру и жизни в целом, с ценностной рефлексией выбора жизненного пути и перспективы, самореализацией и самоактуализацией, становлением субъектности как системной характеристики личности с социально зрелой позицией.

Следовательно, проблема ценностного самоопределения личности теснейшим образом связана с проблемой формирования ценностно-смысловой системы личности и становления ее как субъекта деятельности.

По мнению Н.С. Пряжникова, Е.Ю. Пряжниковой «развитие ценностно-смысловой сферы выступает важнейшим критерием перехода человека на новый уровень (этап, стадию) своего развития… без внимания к ценностно-смысловой сфере невозможно понять, как формируется субъект….»[1, с. 212].

С точки зрения социологического подхода к самоопределению, оно относится к поколению в целом; характеризует его вхождение в социальные структуры и сферы жизни. Не рассматривая здесь взаимосвязей и взаимоотношений социологии и психологии, методов исследования, укажем лишь, что по отношению к самоопределению, которое в социологии понимается как результат вхождения в некоторую социальную структуру и фиксация этого результата, психолога интересует в первую очередь процесс, т.е. психологические механизмы, которые обуславливают вообще какое бы то ни было вхождение индивида в социальные структуры. На основе этого критерия большинство имеющейся литературы по самоопределению относится к социологическому подходу; количество работ, в которых рассматриваются собственно психологические механизмы самоопределения, чрезвычайно ограничено.

Методологические основы психологического подхода к проблеме самоопределения были заложены С.Л. Рубинштейном. Проблема самоопределения рассматривалась им в контексте проблемы детерминации, в свете выдвинутого им принципа — внешние причины действуют, преломляясь через внутренние условия: «Тезис, согласно которому внешние причины действуют через внутренние условия так, что эффект воздействия зависит от внутренних свойств объекта, означает, по существу, что всякая детерминация необходима как детерминация другим, внешним, и как самоопределение (определение внутренних свойств объекта)»[2, с.26]. В этом контексте самоопределение выступает как самодетерминация в отличие от внешней детерминации; в понятии самоопределения, таким образом, выражается активная природа «внутренних условий». По отношению к уровню человека в понятии самоопределения для С.Л. Рубинштейна выражается самая суть, смысл принципа детерминизма: «смысл его заключается в подчеркивании роли внутреннего момента самоопределения, верности себе, неодностороннего подчинения внешнему»[3, с.382]. Более того, сама специфика человеческого существования заключается в мере соотнесения самоопределения и определения другими (условиями, обстоятельствами), в характере самоопределения в связи с наличием у человека сознания и действия.

Таким образом, на уровне конкретной психологической теории проблема самоопределения выглядит следующим образом. Для человека «внешние причины», «внешняя детерминация» — это социальные условия и социальная детерминация. Самоопределение, понимаемое как самодетерминация, представляет собой, собственно говоря, механизм социальной детерминации, которая не может действовать иначе, как будучи активно преломленной самим субъектом. Проблема самоопределения, таким образом, есть узловая проблема взаимодействия индивида и общества, в которой как в фокусе высвечиваются основные моменты этого взаимодействия: социальная детерминация индивидуального сознания (шире — психики) и роль собственной активности субъекта в этой детерминации. На разных уровнях это взаимодействие обладает своими специфическими характеристиками, которые нашли свое отражение в различных психологических теориях по проблеме самоопределения.

Так на уровне взаимодействия человека и группы эта проблема была детально проанализирована в работах А.В. Петровского по коллективистическому самоопределению личности (КСО). В этих работах самоопределение рассматривается как феномен группового взаимодействия. КСО проявляется в особых, специально конструируемых ситуациях группового давления — ситуациях своеобразной «проверки на прочность»,- в которых это давление осуществляется вразрез с принятыми самой этой группой ценностями. Оно является «способом реакции индивида на групповое давление»; способность индивида осуществлять акт КСО есть его способность действовать в соответствии со своими внутренними ценностями, которые одновременно являются и ценностями группы.

Подход, намеченный С.Л. Рубинштейном, развивает в своих работах К.А. Абульханова-Славская, для которой центральным моментом самоопределения является также самодетерминация, собственная активность, осознанное стремление занять определенную позицию. По К.А. Абульхановой-Славской, самоопределение — это осознание личностью своей позиции, которая формируется внутри координат системы отношений. При этом она подчеркивает, что от того, как складывается система отношений (к коллективному субъекту, к своему месту в коллективе и другим его членам), зависит самоопределение и общественная активность личности [4].

Попытка построения общего подхода к самоопределению личности в обществе была предпринята В.Ф. Сафиным и Г.П. Никовым. В психологическом плане раскрытие сущности самоопределения личности, как считают авторы, не может не опираться на субъективную сторону самосознания — осознания своего «Я», которое выступает как внутренняя причина социального созревания. Они исходят из характеристики «самоопределившейся личности», которая для авторов является синонимом «социально созревшей» личности.

Итак, можно сделать вывод, что на сегодняшний день понятие «личностное самоопределение» еще не получило однозначной трактовки. Однако реальная жизнь требует решения этой проблемы как в теоретическом, так и в практическом аспектах.

 

Литература

1. Пряжников Н.С., Пряжникова Е.Ю. Психология труда и человеческого достоинства. М., 2001.

2. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. М., 1997.

3. Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. М., 1973.

4. Абульханова–Славская К.А. Деятельность и психология личности. М., 1980.

Личностное самоопределение как психологическая проблема

Усиление личностного подхода в психологии привело к обогащению ее языка понятиями, отражающими те аспекты сферы развития личности, которые ранее оставались за рамками психологического анализа. К таким понятиям, помимо уже рассмотренного понятия «Я-концепция», следует отнести понятие «самоопределение личности» или «личностное самоопределение», распространенное сегодня в психологической и педагогической литературе.

Термин «самоопределение» употребляется в литературе в самых различных значениях. Так говорят о самоопределении личности, социальном, жизненном, профессиональном, нравственном, семейном, религиозном. При том даже под идентичными терминами зачастую имеется в виду различное содержание. Для того чтобы прийти к достаточно четкому определению понятия необходимо с самого начала разграничить два подхода к самоопределению: социологический и психологический. Это тем более важно, что достаточно часто происходит смешение этих подходов и привнесение специфически социологического подхода в психологическое исследование (и психологическое теоретизирование) , что приводит к утрате собственно психологического содержания.

С точки зрения социологического подхода к самоопределению (см., например ,. оно относится к поколению в целом; характеризует его вхождение в социальные структуры и сферы жизни. Не рассматривая здесь взаимосвязей и взаимоотношений социологии и психологии, методов исследования, укажем лишь, что по отношению к самоопределению, которое в социологии понимается как результат вхождения в некоторую социальную структуру и фиксация этого результата, психолога интересует в первую очередь процесс, т. е. психологические механизмы, которые обуславливают вообще какое бы то ни было вхождение индивида в социальные структуры. На основе этого критерия большинство имеющейся литературы по самоопределению относится к социологическому подходу; количество работ, в которых рассматриваются собственно психологические механизмы самоопределения, чрезвычайно ограничено.

Методологические основы психологического подхода к проблеме самоопределения были заложены С.Л.Рубинштейном. Проблема самоопределения рассматривалась им в контексте проблемы детерминации, в свете выдвинутого им принципа — внешние причины действуют, преломляясь через внутренние условия: «Тезис, согласно которому внешние причины действуют через внутренние условия так, что эффект воздействия зависит от внутренних свойств объекта, означает, по существу, что всякая детерминация необходима как детерминация другим, внешним, и как самоопределение (определение внутренних свойств объекта) «. В этом контексте самоопределение выступает как самодетерминация, в отличие от внешней детерминации; в понятии самоопределения, таким образом, выражается активная природа «внутренних условий». По отношению к уровню человека в понятии самоопределения для С.Л.Рубинштейна выражается самая суть, смысл принципа детерминизма: » смысл его заключается в подчеркивании роли внутреннего момента самоопределения, верности себе, не одностороннего подчинения внешнему». Более того, сама «специфика человеческого существования заключается в мере соотнесения самоопределения и определения другими (условиями, обстоятельствами) , в характере самоопределения в связи с наличием у человека сознания и действия».

Таким образом, на уровне конкретной психологической теории проблема самоопределения выглядит следующим образом. Для человека «внешние причины», «внешняя детерминация» — это социальные условия и социальная детерминация. Самоопределение, понимаемое как самодетерминация, представляет собой, собственно говоря, механизм социальной детерминации, которая не может действовать иначе, как будучи активно преломленной самим субъектом. Проблема самоопределения, таким образом, есть узловая проблема взаимодействия индивида и общества, в которой как в фокусе высвечиваются основные моменты этого взаимодействия: социальная детерминация индивидуального сознания (шире — психики) и роль собственной активности субъекта в этой детерминации. На разных уровнях это взаимодействие обладает своими специфическими характеристиками, которые нашли свое отражение в различных психологических теориях по проблеме самоопределения.

Так на уровне взаимодействия человека и группы эта проблема была детально проанализирована в работах А.В.Петровоского по коллективистическому самоопределению личности (КСО) . В этих работах самоопределение рассматривается как феномен группового взаимодействия. КСО проявляется в особых, специально конструируемых ситуациях группового давления — ситуациях своеобразной «проверки на прочность», — в которых это давление осуществляется вразрез с принятыми самой этой группой ценностями. Оно является «способом реакции индивида на групповое давление» ; способность индивида осуществлять акт КСО есть его способность действовать в соответствии со своими внутренними ценностями, которые одновременно являются и ценностями группы.

Подход, намеченный С.Л.Рубинштейном, развивает в своих работах К.А.Абульханова-Славская, для которой центральным моментом самоопределения является также самодетерминация, собственная активность, осознанное стремление занять определенную позицию. По К.А.Абульхановой-Славской, самоопределение — это осознание личностью своей позиции, которая формируется внутри координат системы отношений. При этом она подчеркивает, что от того, как складывается система отношений (к коллективному субъекту, к своему месту в коллективе и другим его членам) , зависит самоопределение и общественная активность личности.

Попытка построения общего подхода к самоопределению личности в обществе была предпринята В.Ф.Сафиным и Г.П.Никовым. В психологическом плане раскрытие сущности самоопределения личности, как считают авторы, не может не опираться на субъективную сторону самосознания — осознания своего «я», которое выступает как внутренняя причина социального созревания. Они исходят из характеристики «самоопределившейся личности», которая для авторов является синонимом «социально созревшей » личности. В психологическом плане самоопределившаяся личность — это «субъект, осознавший, что он хочет (цели жизненные планы, идеалы) , что он может (свои возможности, склонности, дарования) , что он есть (свои личностные и физические свойства) , что от него хочет или ждет коллектив, общество; субъект, готовый функционировать в системе общественных отношений. самоопределение, таким образом, это «относительно самостоятельный этап социализации, сущность которого заключается в формировании у индивида осознания цели и смысла жизни, готовности к самостоятельной жизнедеятельности на основе соотнесения своих желаний, наличных качеств, возможностей и требований, предъявляемых к нему со стороны окружающих и общества». Основными критериями границ и этапов самоопределения «следует считать уровень понимания личностью смысла жизни, смену воспроизводящего вида деятельности и полноту уровня соотнесенности «хочу»- «могу»- «есть»- «требуют» у конкретной личности». Выделяемые авторами этапы самоопределения фактически представляют собой общепринятые в настоящее время в отечественной психологии этапы возрастной периодизации, выделяемые на основе смены ведущей деятельности. Что же касается «факторов и условий» самоопределения и его частных форм, то здесь происходит подмена психологического содержания и психологических критериев социологическими. Так, «факторы и условия самоопределения аналогичны факторам социализации» , это те социально задаваемые события, которые обычно учитываются в качестве критериев в социологических исследованиях: прием в комсомол, окончание восьмого класса, получение паспорта, аттестата зрелости, избирательное право, возможность вступления в брак. Частные же формы самоопределения напрямую заимствованы из социологических работ: это ролевое, социальное самоопределение и самоопределение в семейно-бытовой сфере. таким образом, авторы к проблеме самоопределения личности применяют более социологический, нежели психологический подход.

Представляет интерес взгляды разных авторов на психологические механизмы самоопределения.

Хотя у А.В.Мудрика, нет четкого понятия самоопределения, представляет интерес рассмотренные им механизмы самоопределения ( идентификация — обособление ) . Автор говорит о том, что самоопределение личности предполагает как усвоение накопленного человечеством опыта, который в психологическом плане «я» протекает как подражание и идентификация (уподобление) , так и формирование у индивида неповторимых, только ему присущих свойств, которое протекает как персонификация (обособление) . Идентификация вслед за подражанием и конформностью выступает ведущим началом, обуславливая персонификацию личности. Вот почему идентификация и персонификация является двуединым процессом и механизмом самоопределения.
В.Ф.Сафин и Г.П.Ников считают движущей силой самоопределения личности противоречия между «хочу» — «могу» — «есть» — «ты обязан», которые трансформируются в «я обязан, иначе не могу». исходя из этого авторы утверждают, что соотнесение данных элементов, т.е. самооценка, рядом с идентификацией является вторым механизмом для самоопределения личности, без которого невозможна персонификация. При их взаимодействии первый механизм по преимуществу обслуживает поведенческий аспект самоопределения, второй — когнитивный. Иными словами, конкретная форма проявления самосознания — самооценка — пор отношению к Я-концепции выступает как оценочный аспект, тогда как по отношению к самоопределению в принципе выступает как его когнитивный аспект, один из механизмов, и поэтому она является внутренним условием саморегуляции поведения.

В возрастном аспекте проблема самоопределения наиболее глубоко и полно была рассмотрена Л. И.Божович (см. ). Характеризуя социальную ситуацию развития старших школьников, она указывает, что выбор дальнейшего жизненного пути, самоопределение представляет собой аффективный центр их жизненной ситуации. подчеркивая важность самоопределения, Л.И.Божович не дает его однозначного определения; это «выбор будущего пути, потребность нахождения своего места в труде, в обществе, в жизни» , «поиск цели и смысла своего существования» , «потребность найти свое место в общем потоке жизни».Пожалуй, наиболее емким является определение потребности в самоопределении как потребности слить в единую смысловую систему обобщенные представления о мире и обобщенные представления о самом себе и тем самым определить смысл своего собственного существования. В своей более поздней работе Л.И.Божович характеризует самоопределение как личностное новообразование старшего школьного возраста, связанное с формирование внутренней позиции взрослого человека, с осознанием себя как члена общества, с необходимостью решать проблемы своего будущего.

Есть еще один момент, который следует оговорить особо. Л.И.Божович зафиксировала чрезвычайно существенную характеристику самоопределения, которая заключается в его двуплановости: самоопределение осуществляется «через деловой выбор профессии и через общие, лишенные конкретности искания смысла своего существования». К концу юношеского возраста, по мнению Л.И.Божович, эта двуплановость ликвидируется. «Однако психологическая сторона этого процесса никем и нигде еще не была прослежена». К пониманию этого феномена в современной психологической литературе мы вернемся несколько позже. Сейчас же отметим, что 15 лет спустя после того, как были написаны эти слова, почти теми же словами на ту же лакуну в наших знаниях указал С.П.Крягжде. Рассматривая проблему выбора профессии, он отмечает, что «ни в психологической, ни в социологической литературе нет ответа на вопрос, как же происходит переход от романтической направленности к реальному выбору».

Работы Л.И.Божович многое дают для понимания психологической природы самоопределения, Во-первых, она показывает, что потребность в самоопределении возникает на определенном этапе онтогенеза — на рубеже старшего подросткового и раннего юношеского возрастов, и обосновывает необходимость возникновения этой потребности логикой личностного и социального развития подростка. . Во-вторых, потребность в самоопределении рассматривается как потребность в формировании определенной смысловой системы , в которой слиты представления о мире и о себе самом, формирование этой смысловой системы подразумевает нахождение ответа на вопрос о смысле своего собственного существования; в-третьих, самоопределение неразрывно связывается с такой существенной характеристикой старшего подросткового и раннего юношеского возрастов, как устремленность в будущее; и, наконец, в-четвертых, самоопределение подразумевает выбор профессии, но не сводится к нему («связано» с выбором профессии). Вместе с тем понятие самоопределения у Л.И.Божович остается достаточно расплывчатым, нерасчлененным; не рассмотрены и механизмы самоопределения.

И.В.Дубровина вносит уточнение в проблему самоопределения как центрального момента в раннем юношеском возрасте. Результаты проведенных исследований. позволяют утверждать, что основным психологическим новообразование раннего юношеского возраста следует считать не самоопределение как таковое (личностное, профессиональное, шире — жизненное) , а психологическую готовность к самоопределению, которая предполагает: а) сформированность на высоком уровне психологических структур, прежде всего самосознания; б) развитость потребностей, обеспечивающих содержательную наполненность личности, среди которых центральное место занимают нравственные установки, ценностные ориентации и временные перспективы; в) становление предпосылок индивидуальности как результат развития и осознания своих способностей и интересов каждым старшеклассником. Вместе с тем психологическая готовность войти во взрослую жизнь и занять в ней достойное человека место предполагает не завершенные в своем формировании психологические структуры и качества, а определенную зрелость личности, заключающуюся в том, что у старшеклассника сформированы психологические образования и механизмы, обеспечивающие ему возможность (психологическую готовность) непрерывного роста его личности сейчас и в будущем.

В зарубежной психологии в качестве аналога понятия «личностное самоопределение» выступает категория «психосоциальная идентичность», разработанная и введенная в научный оборот американским ученым Эриком Эриксоном. Центральным моментом, сквозь призму которого рассматривается все становление личности в переходном возрасте, включая и его юношеский этап, является «нормативный кризис идентичности». Термин «кризис» употребляется здесь в значении поворотной, критической точки развития, когда в равной степени обостряются как уязвимость, так и возрастающий потенциал личности, и она оказывается перед выбором между двумя альтернативными возможностями, одна из которых ведет к позитивному, а другая к негативному его направлениям. Слово «нормативный» имеет тот оттенок, что жизненный цикл человека рассматривается как ряд последовательных стадий, каждая из которых характеризуется специфическим кризисом в отношениях личности с окружающим миром, а все вместе определяют развитие чувства идентичности.

Главной задачей, которая встает перед индивидом в ранней юности, по Эриксону, является формирование чувства идентичности в противовес ролевой неопределенности личностного «я». Юноша должен ответить на вопросы: «Кто я?» и «Каков мой дальнейший путь?» В поисках личной идентичности человек решает, какие действия являются для него важными, и вырабатывает определенные нормы для оценки своего поведения и поведения других людей. Этот процесс связан также с осознанием собственной ценности и компетентности.

Важнейшим механизмом формирования идентичности является, по Эриксону, последовательные идентификации ребенка со взрослым, которые составляют необходимую предпосылку развития психосоциальной идентичности в подростковом возрасте. Чувство идентичности формируется у подростка постепенно; его источником служат различные идентификации, уходящие корнями в детство. Подросток уже пытается выработать единую картину мировосприятия, в которой все эти ценности, оценки должны быть синтезированы. В ранней юности индивид стремится к переоценке самого себя в отношениях с близкими людьми, с обществом в целом — в физическом, социальном и эмоциональном планах. Он трудится в поте лица, чтобы обнаружить различные грани своей Я-концепции и стать, наконец, самим собой, ибо все прежние способы самоопределения кажутся ему непригодными.

Поиск идентичности может решаться по-разному. Один из способов решения проблемы идентичности заключается в испытании различных ролей. Некоторые молодые люди после ролевого экспериментирования и моральных исканий начинают продвигаться в направлении той или иной цели. Другие могут и вовсе миновать кризис идентичности. К ним относятся те, кто безоговорочно принимает ценности своей семьи и избирает поприще, предопределенное родителями. Некоторые молодые люди на пути длительных поисков идентичности сталкиваются со значительными трудностями. Нередко идентичность обретается лишь после мучительного периода проб и ошибок. В ряде случаев человеку так и не удается достичь прочного ощущения собственной идентичности.

Главной опасностью, которой, по мнению Эриксона, должен избежать молодой человек в этот период, является размывание чувства своего «я», вследствие растерянности, сомнений в возможности направить свою жизнь в определенное русло.
Канадский психолог Марше (1966) выделил четыре стадии развития идентичности:

1. Неопределенность идентичности. Индивид еще не избрал для себя никаких определенных убеждений и никакого определенного профессионального направления. Он еще не столкнулся с кризисом идентичности.

2. Предварительная идентификация. Кризис еще не наступил, но индивид уже поставил для себя какие-то цели и выдвинул убеждение, которые в основном являются отражением выбора, сделанного другими.

3. Мораторий. Стадия кризиса. индивид активно исследует возможные варианты идентичности в надежде отыскать тот единственный, который он может считать своим.

4. Достижение идентичности. Индивид выходит из кризиса, находит свою вполне определенную идентичность, выбирая на этой основе для себя род занятий и мировоззренческую ориентацию.

Эти стадии отражают общую логическую последовательность формирования идентичности, однако это не означает, что каждая из них является необходимым условием для последующей. Лишь стадия моратория, по существу, неизбежно предшествует стадии достижения идентичности, поскольку происходящий в этот период поиск служит предпосылкой для решения проблемы самоопределения.

Идея типологии развития идентичности, вариантов взросления в раннем юношеском возрасте завоевывает все большую популярность в отечественной психологии. Показано, что этапы самоопределения (они же и уровни и типы развития личности) являются целостным образованием, где разные личностные переменные системно связаны друг с другим. Каждый из них характеризуется присущими именно ему психологическими трудностями.

Представление о современном состоянии проблемы самоопределения было бы неполным без рассмотрения профессионального самоопределения. Из всего круга вопросов, относящихся к самоопределению, вопросы профессионального самоопределения разработаны в психологии наиболее детально. В наши намерения не входит анализ обширной литературы по профессиональному самоопределению. Мы остановимся лишь на нескольких характеристиках этого вида самоопределения, связанных с нашей проблематикой, в частности, на вопросе о связи социального (социального выбора) и профессионального самоопределения. Так, С.П.Крягжде отмечает, что на начальном этапе профессионального самоопределения оно носит двойственный характер: осуществляется либо выбор конкретной профессии, либо выбор только ее ранга, профессиональной школы — социальный выбор. Ссылаясь на ряд авторов, отмечающих этот феномен, С.П.Крягжде указывает, что если конкретное профессиональное самоопределение еще не сформировалось, то юноша (девушка) пользуется обобщенным вариантом, откладывая на будущее его конкретизацию. таким образом, по мнению автора, социальное самоопределение представляет собой ограничение себя определенным кругом профессий; это как бы качественно более низкий уровень профессионального самоопределения. Такое понимание однако не является общепринятым. Так, Ф.Р.Филиппов, также понимающий социальную ориентацию как ориентацию на определенные виды труда, подчеркивает самостоятельную значимость этой ориентации для формирования жизненного плана. По-видимому, здесь следует говорить не только об ориентации на характер труда, но о более широкой и личностно значимой ориентации на определенное место или, точнее , уровень в системе социальных отношений, на определенный социальный статус.

Таким образом, несмотря на детальную, казалось бы проработку проблемы профессионального самоопределения, остаются неразрешенными важнейшие вопросы: какова связь между социальным и профессиональным самоопределением, и главное — что лежит за тем и за другим. Нерешенность этих проблем объясняется отсутствием единой теории самоопределения в подростковом и юношеском возрастах.

В современной психологической литературе полный и удачный подход к созданию такой теории был предложен в работах отечественного психолога М.Р.Гинзбурга. Далее на основании этого подхода мы рассматриваем психологическое содержание личностного самоопределения в раннем юношеском возрасте.

 


См. также

Личностное самоопределение

 


   RSS     [email protected] 

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ И ЛИЧНОСТНОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ СТАРШЕКЛАССНИКОВ В УСЛОВИЯХ ПРОФИЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ

Алиева Назифат Юсуфовна.

Карачаево-Черкесский государственный университет им. У.Д. Алиева, старший преподаватель кафедры ДПИ и дизайна, [email protected]

 

Новая образовательная парадигма, утверждая приоритет личностной ориентации педагогического процесса, в ходе которого осуществляется поиск и развитие задатков, способностей, построение личностно-ориентированной педагогической системы, требует модернизации имеющихся в распоряжении традиционной общеобразовательной школы содержания, форм и методов общеобязательного образования.

Поиск новых решений делает особо актуальной проблему профильного обучения, основной целью которой является обеспечение профессионального самоопределения, соответствующего индивидуальным особенностям личности и адекватного требованиям общества.

Исследованию проблем профориентационной работы и профессионального самоопределения школьников в психолого-педагогической науке уделяется значительное внимание. В исследованиях отечественных ученых самоопределение личности рассматривается как с точки зрения особой деятельности, процесса, так и с точки зрения тех личностных образований, которые являются ее результатом.

Многими учеными профессиональное самоопределение рассматривается во взаимосвязи с процессом личностного самоопределения (Л.И. Божович, Е.А. Климов, И.С. Кон, И.Ю. Кулагина, М.Н. Миронова, Л.М. Митина, В.А. Поляков, С.Л. Рубинштейн, С.Н. Чистякова, В.Д. Шадриков и др.).

Л.И. Божович рассматривает профессиональное самоопределение как момент личностного самоопределения старшеклассников, связанного с формированием внутренней позиции взрослого человека.

Под внутренней позицией Л.И. Божович понимает систему реально действующих мотивов личности по отношению к окружению или к какой-либо сфере, а также отношение к себе в контексте окружающей действительности [2]. Понятие внутренней позиции подразумевает единство мотивационного, аффективного и когнитивного компонентов. Внутренняя позиция личности – это не навязанный внешним окружением, а принятый человеком выбор своего места в жизни, опосредованный внутренними мотивами, который является новообразованием юношеского возраста.

Профессиональное самоопределение как процесс развития внутренней позиции человека, т.е. мотивации профессиональной деятельности, отношение человека к своей будущей профессии и к самому себе как потенциальному субъекту профессиональной деятельности, основывается на направленности личности.

Направленность личности – системообразующее качество личности, своеобразный интегратор всех динамических тенденций личности. С. Л. Рубинштейн отмечал, что проблема направленности – это, прежде всего, вопрос о динамических тенденциях, которые в качестве мотивов определяют деятельность, сами в свою очередь, определяясь ее целями и задачами[9]. Поэтому направленность личности проявляется во всех видах потребностей, мотивах и мотивационных образованиях. Именно направленность определяет психологический облик личности, подчеркивал Б. Ф. Ломов [6]. В направленности выражаются цели, во имя которых действует личность, мотивы, ее субъективные отношения. Поэтому, определяя направленность личности, можно сказать, что она выражает отношение личности к целям ее деятельности на эмоциональном, познавательном (когнитивном) и поведенческом уровнях.

В направленности выражается содержательный, качественный момент потребностно-мотивационной сферы личности как совокупности всех потребностей, мотивов, мотивационных образований и черт личности, которые оказывают значительное влияние на самоопределение человека. Характер представлений личности, являясь элементом общей структуры, обусловлен, таким образом, характерными особенностями личностной направленности, содержательная сторона которой включает моральные, нравственно-этические черты, а также мотивационные установки, склонности и интересы. Эти характеристики, так или иначе, воздействуют на все стороны жизнедеятельности субъекта, избирательно направляют и стимулируют его познавательную активность.

В зависимости от направленности личности старшеклассника и характера его ценностных ориентаций детерминированных устремлений, желаний, потребностей человека, интересов мотивы профессионального самоопределения могут быть различными.

На формирование профессионального самоопределения оказывают воздействие интересы, в частности, профессиональные интересы личности. В целом, профессиональные интересы и склонности – это характеризующие старшеклассника своеобразно переживаемые им избирательные отношения к действительности, влияющие на его профессиональный выбор и заключающиеся в направленности или сосредоточенности его помыслов на определенном предмете, в направленности на успешное овладение избранной профессией, основанной на осознании ее общественной и личной значимости [1]. Профессиональные интересы выражаются, таким образом, в сосредоточении мыслей личности на предмете избранной профессиональной деятельности, в положительном эмоциональном отношении к этой деятельности, в формировании представлений о ней, в практическом ее овладении. Тем самым, становится очевидной роль интересов в формировании профессионального самоопределения, поскольку они активизируют старшеклассника на поиск путей и способов удовлетворения возникшей жажды знаний в данной области.

В.С.Лукина в контексте проблем мотивации профессиональной деятельности в процессе профессионального самоопределения выделяет несколько стадий [7].

 Первая стадия характеризуется общим положительным эмоциональным отношением к будущей профессиональной деятельности. В.С. Лукина отмечает: «Обращаясь к предложенной С.Л.Рубинштейном идее о соотношении понятий «хочу» – «могу» – «надо», можно сказать, что на данном этапе ярко выражен именно первый компонент, т.е. желание овладеть профессией, но еще слабо развиты представления о своих способностях и потребностях общества в специалистах данного профиля. Что касается третьего компонента, то можно предположить, что в последнее время  молодежь при выборе не в последнюю очередь принимает в расчет общественную потребность в той или иной профессии и ее престижность, а иногда руководствуется исключительно ею» [7, с.26].

Вторая стадия характеризуется осознанием своих возможностей и способностей, формируется ориентация на собственно содержательные моменты деятельности. И только на третьей стадии возникает адекватное представление о профессиональной деятельности, о своих способностях.

И.С. Кон отмечает, что самоопределение как новая внутренняя позиция, включая осознание себя как члена общества, принятие своего места в нем, является одним из новообразований ранней юности [3].

Основным компонентом самоопределения как внутренней позиции является способность к самопознанию: интерес к своему «Я», своим возможностям, результатам своей деятельности. По С.Л. Рубинштейну, проблема самоопределения есть проблема самосознания. Самосознание является тем личностным конструктом, который определяет путь и смысл жизнедеятельности человека. Центральным образованием самосознания является ценностное отношение к себе и ценностные социальные установки, определяющие направленность личности, ее мотивы. Содержание образа Я определяет жизненный смысл и путь личности.

«Я-концепция» как система взглядов о себе самом не может сложиться вне рефлексии индивида, т.е. самосознание не является некоторым самостоятельным феноменом, существующим наряду, или параллельно с сознанием. В качестве механизма самосознания, рефлексия дополняется и обогащается в процессе обратной связи, что позволяет человеку корректировать свою деятельность и общение, произвольно управлять своим поведением.

В рамках нашей работы наиболее значимо, что рефлексия рассматривается учеными как особая организация процессов понимания происходящего; процесс самоанализа и активного осмысления состояния и действий индивида и других людей.

Процесс самоопределения опосредуется функционированием различных видов рефлексии.

Ситуативная рефлексия обеспечивает поиск личностью в самой себе мобилизующих факторов для определенного выбора. Ретроспективная рефлексия обеспечивает анализ личностью своего опыта с целью актуализации в ней компонентов: которые могут иметь отношения к переживаемому кризису;  которые ранее могли иметь отношения к различным способам самоосуществления личности, но по каким-то причинам не были ею использованы.

Благодаря перспективной рефлексии, создаются новые направления в решении возникших проблем.

Регуляция поведения, активности личности происходит с помощью самооценки.

Самооценка, в самом широком смысле – это оценка личностью самой себя – своих возможностей, качеств и места среди других людей. Самооценка есть результат, далеко не всегда осознаваемый личностью, своего рода проекция реального «Я» на «Я» идеальное. Изучение генезиса самооценки на фоне анализа функционирования рефлексивного механизма поможет выявить конкретные механизмы ее порождения, развития, функционирования, распада и изменения.

Для исследования психологических механизмов самоопределения значительную ценность представляет анализ как глобальной, так и различных форм локальной самооценки.

Глобальной называется самооценка, которая рассматривается вне контекста конкретных форм активности и может служить показателем:

  • сформированности двух предельно обобщенных образований – «Я» реального и «Я» идеального, которые выступают в качестве необходимых структурных составляющих операций психологического слияния;
  • возможностей и конкретной результативности движения от «Я» к реальному в контексте жизненного пути в целом.

Непосредственным побудителем процесса самоопределения является  недостаточный  уровень  глобальной  самооценки  и, следовательно, она может выступать в качестве обобщенного показателя самоопределения в контексте жизни в целом. Уровень притязаний, являясь выражением отношения личности к миру, людям, жизни в целом на основе отношения к себе, определяет ценностную, соответствующую смыслу его жизни характеристику субъекта и его жизни в целом.

Уровень притязаний как психологическое образование включает в себя индивидуализированный, и типичный для конкретной личности комплекс и профиль ее потребностей, т.е. является их личностным выражением. Уровень притязаний, с одной стороны, интегрирует в себе стремления личности и ее требования к тому способу самовыражения, которым эти стремления она надеется удовлетворить. А с другой, он выражает степень соответствия конкретных форм и способов активности и ее результатов критериям, выработанным и принятым личностью, и формируется на основе представлений «Я» о своей личности и своих потенциях; о предполагаемом результате и его свойствах; о способах, характере и качествах активности при изучении этого результата.

Анализ уровня притязаний позволяет составить представление о целом спектре характеристик психической регуляции. Многие исследователи (Л.В. Бороздина, А.Б. Холмогорова, В.К. Зарецкий, И.Н. Семенов и др.) указывали на связь уровня притязаний с такими процессами и состояниями психики, как различные виды самооценки личности, ее мотивационная направленность, гибкость целеполагания и т.д.

Для изложенного выше подхода особенно ценным является проблема о рефлексивной обусловленности динамики уровня притязаний.

Итак, процесс реализации активности личностью возможен благодаря профессиональной направленности, рефлексии, самооценке, уровню притязаний, представляющих собой сферу саморегуляции. И способность профессиональному самоопределению в значительной степени определяется сформированностью механизмов личностной саморегуляции.

Таким образом, проблему личностного и профессионального самоопределения старших школьников следует рассматривать как единый неразрывный процесс. Это обусловлено тем, что выбор профессии, предопределяющий весь дальнейший жизненный путь старшеклассника, следует отнести к категории личностных выборов. Развитие личности определяет выбор профессии и подготовку к ней и вместе с тем сам этот выбор и развитие той или иной профессиональной деятельности определяет стратегию развития личности, включающий способность решать ценностно-нравственные проблемы и при необходимости противостоять среде.

Профессиональное самоопределение – это многомерный и многоступенчатый процесс, отражающий особенности формирования профессиональных перспектив личности, и который можно рассмотреть:

  • как серию задач, которые общество ставит перед личностью;
  • как процесс поэтапного принятия решения, посредством которого человек формирует баланс между собственными целями и требованиями общества и т.п.;
  • как процесс формирования личности профессионала, его профессиональной карьеры, индивидуального стиля деятельности;
  • как выработку, принятие и реализацию личностью своих позиций и жизненной линии, а также конкретизирующих ее жизненных стратегий.

 

Библиографический список:

  1. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. – М.: Наука, 1980. – 334с.
  2. Божович Л.И. Личность и ее формирование в школьном возрасте. – М.: Просвещение, 1968. – 464 с.
  3. Климов Е.А. Психолого-педагогические проблемы профессиональной консультации. – М.: Знание, 1983.– 96 с.
  4. Кон И.С. Социология личности. – М., 1985. – 383 с.
  5. Концепция профильного обучения в учреждениях общего среднего образования // Директор школы. – М., – С. 97–115.
  6. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы развития психики. – М.: Наука, 1984. – 276 с.
  7. Лукина В.С. Исследование мотивации профессионального развития / Вопросы психологии. – М.: 2004, № 5, – С. 25–32.
  8. Нежнова Т.А. Внутренняя позиция школьника: понятие и проблема // Формирование личности в онтогенезе: Сб. науч. Трудов. М.: Изд-во АПН СССР, 1991. – С. 50–61.
  9. Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. Человек и мир. – М., 1973. – 423 с.

поиск своего места в жизни — Блог Викиум

У каждого человека есть свое место в жизни, но не каждому удается его найти. Как понять свое предназначение? Как определить основные жизненные цели и ценности? Все это происходит только в процессе самопознания, который также называют самоопределением. Важно ступить в этот процесс и попытаться разобраться полностью, так как этот путь ведет к счастью.

Основы самоопределения личности

Самоопределение – это сложный и многоступенчатый активный процесс понимания себя и своего предназначения, при котором проявляется сознательность и ответственность. Его результат – формирование жизненного пути.

Есть несколько основных видов самоопределения:

  • личностное;
  • жизненное;
  • профессиональное;
  • социальное;
  • семейное.

Каждый вид человек осваивает в определенный период жизни, и все они в итоге взаимодействуют друг с другом.

Личностное самоопределение

Личностное самоопределение – это необходимость найти собственную индивидуальность, одна из самых важных задач для любого человека. Личность должна осознать свою индивидуальность, уникальность, соотнести свои возможности и желания и сопоставить их с условиями окружающего мира. В итоге человек должен выбрать основные направления духовного и личностного роста.

Жизненное самоопределение личности

Человек должен определить смысл и цель собственной жизни, выявить главное содержание, понять, ради чего он живет. Цель жизни – это то, чего человек должен добиться, к чему он должен прийти в конце жизненного пути. Поиск смысла в жизни и цели – это сложный и достаточно длительный процесс, но необходимый.

Профессиональное самоопределение

Человек должен осознанно выбрать профессию. При этом нужно учитывать свои качества и особенности, возможности и требования к профессиональной деятельности. Бывает так, что человек понимает, что неправильно выбрал профессию. Но при этом не стоит опускать руки, всегда можно научиться чему-то новому, обрести ценные навыки и сменить профессиональную деятельность. Главное, чтобы это не превратилось в привычку и бесконечный бессознательный поиск себя в профессиональной среде.

Когда человек проходит первые три стадии самоопределения, наступают следующие. Определившись в профессии, с жизненными целями и собственной индивидуальностью, человек находит свое место в социуме. Далее он создает семью или не создает, если это противоречит его целям и принципам. Также существует религиозное самоопределение и еще несколько второстепенных видов.

Связь самоопределения и самореализации

Самоопределение – необходимый этап в процессе становления личности. Кроме того, без него человек не может самореализоваться. Ведь не понимая собственного предназначения, невозможно чего-то добиваться, показывать себя и применять свои умения и знания. Найдя свое место в жизни, человек становится успешным и счастливым, четко знает свои потребности и пытается их удовлетворить. И к этому необходимо стремиться.

Развитие самоопределения может занимать много времени. Чтобы ускорить процесс необходимо научиться разбираться в себе, в своих потребностях и возможностях, в эмоциях и отношениях, во взаимодействиях с окружающим миром. Для этого необходимо развивать мышление. Если человек верно мыслит, обладает осознанностью, он может правильно ставить цели и понимать свои потребности и желания. Научиться правильно мыслить помогает курс Викиум «Развитие мышления». Он станет отличным первым шагом на пути к самоопределению во всех аспектах.

Читайте нас в Telegram — wikium

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ И ЛИЧНОСТНОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ В ДОШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ

В статье рассматривается распространение терминологического аппарата предметной области «профессиональное и личностное самоопределение» на дошкольный возраст и его адаптации к данному возрасту посредством игры. Представлены результаты проведенного формирующего эксперимента, авторские модификации и разработки методов диагностики и психологического механизма активизации профессионального и личностного самоопределения в дошкольном возрасте.

Ключевые слова: дошкольный возраст, личностное самоопределение, профессиональное самоопределение, сюжетно-ролевая игра, профессионально-ролевая игра.

Процессы профессионального и личностного самоопределения являются предметом научного интереса многих исследователей, так как это один из центральных моментов становления личности.

Сущность профессионального самоопределения определяется не только как выбор конкретной профессии, но часто и выбор всей жизни. Таким образом, главная цель профессионального самоопределения — это постепенное формирование у ребенка готовности рассматривать себя развивающимся в рамках определенного времени и пространства, постепенно расширяя свои возможности и максимально их реализуя.

О необходимости изучения профессионального и личностного самоопределения в дошкольном возрасте свидетельствуют работы Э. Ф. Зеер [1], Е. А. Климова [2], В. П. Кондрашова [3], Н. С. Пряжникова [4], В. И. Тютюнник [5].

Дошкольный возраст (3 – 7 лет) – это период первоначального, аморфного профессионального и личностного самоопределения, возникновения эмоционального предвосхищения последствий своего поведения и самосознания, это первоначальный этап усвоения общественного опыта и интенсивного психического развития [1]. Именно в этом возрасте происходят прогрессивные изменения во всех сферах, начиная от совершенствования психофизиологических функций, и кончая возникновением сложных личностных новообразований.

Работа по профессиональному и личностному самоопределению в дошкольном возрасте, на наш взгляд, заключается в специально организованном информировании детей о мире профессий посредством игровой деятельности, которая создает у детей определенный опыт профессиональных действий, профессионального поведения. Под профессиональным самоопределением дошкольников мы понимаем некий сознательный выбор ребенком

интересующий его сферы профессиональной деятельности на основе активного участия в сюжетно-ролевых играх. В основе понятия профессиональное самоопределение детей дошкольного возраста лежит понимание ими общественного значения труда вообще и профессионального труда в частности, которое достигается путем длительной и сложной работы и является, своего рода, предэтапом профессионального выбора. Профессиональная направленность личности детей дошкольного возраста трактуется нами как выраженная склонность к определенной группе ролей, которые в свою очередь относятся к одному из пяти типов профессий (Человек — Человек, Человек — Техника, Человек — Знак, Человек — Природа, Человек — Художественный образ).

На наш взгляд, основным направлением активации профессионального и личностного самоопределения дошкольников является формирование у них соответствующих знаний, умений, навыков. Для эффективного самоопределения нужны знания о себе, своих способностях, склонностях; знания об окружающем мире и мире профессий; знания об окружающих людях. В числе умений и навыков, определяющих эффективность самореализации, можно выделить навыки самопонимания и самооценки, саморазвитие; умения эффективно взаимодействовать с окружающими людьми.

Мы считаем, для активации умений и навыков успешного профессионального самоопределения дошкольников следует использовать профессионально-ролевые игры. Под профессионально-ролевой игрой мы понимаем особый вид сюжетно-ролевой игры, который характеризуется наличием определенной профессиональной темы, в которой имитируется производственная ситуация, профессиональная среда, профессиональное поведение и возникает эмоциональная профессиональная идентификация, при непосредственном исполнении ребенком конкретных ролей. Организация в процессе игры ориентирования ребенка в явлениях общественной жизни, существенным звеном которых оказывается труд и профессиональная деятельность взрослых, создает у дошкольников упорядоченные, детальные и разнообразные представления о мире профессий, различных видах труда взрослых, о своих возможностях, на основе которых и формируется их профессиональное и личностное самоопределение.

На наш взгляд, одним из дополнительных направлений активации профессионального и личностного самоопределения у детей дошкольного возраста выступает: профессиональное просвещение, суть которого заключается в формирование у детей представлений о труде взрослых, о профессиях и производстве, об орудиях труда, о процессе труда и о качествах необходимых людям разных специальностей.

Также следует отметить, что одной из начальных предпосылок в работе по профессиональному и личностному самоопределению с детьми дошкольного возраста, является целенаправленное развитие основополагающих психических процессов: восприятия, внимания, памяти, мышления, речи, воображения детей с использованием психогимнастических упражнений. Ведь чем скорее и чем лучше выучится ребенок управлять своими органами чувств, тем быстрее, полнее и разностороннее будет его развитие.

Следует отметить и тот факт, что наиболее значимые качества для профессионального и личностного самоопределения определяются, не только специальным воздействием, но общим характером взаимоотношений ребенка со взрослыми и другими детьми. Этот процесс получения знаний о профессиональной деятельности взрослых у дошкольников идет из разных источников: от родителей, педагогов, психологов, от сверстников и детей более старшего возраста, а также из своих собственных наблюдений за взрослыми. Ведь узнав от кого-либо о каком-то виде работы или профессии, ребенок старается узнать как выполняется, как протекает данная работа и кто еѐ выполняет.

В сентябре 2010 года нами была начата исследовательская работа по профессиональному и личностному самоопределения детей дошкольного возраста на базе МБДОУ «Детский сад

№74 «Родничок». В исследование участвовали дошкольники в возрасте 5-7лет, в количестве

50 человек.

Целью нашего исследования было научное обоснование и экспериментальная проверка роли сюжетно-ролевой игры в профессиональном и личностном самоопределение детей старшего дошкольного возраста.

Для реализации поставленной цели был использован широкий спектр эффективных методов и приемов, среди них, в качестве диагностики, применялись следующие: профориентационный опросник, составленный по принципу дифференциально — диагностического опросник (ДДО) Е. А. Климова; методика «Выбор роли содержащийся в игре»; методика исследования самооценки личности детей дошкольного возраста, составленная по принципу методики исследования самооценки личности Дембо-

Рубинштейн; анкета «Представления детей дошкольного возраста о профессиональной деятельности взрослых»; анкета для родителей «Профессиональное и личностное самоопределение детей дошкольного возраста». Основным методом для активации профессионального и личностного самоопределения в дошкольном возрасте нами были выбраны профессионально-ролевые игры, а дополнительными выступают: беседы о профессиях, дискуссии, психогимнастические упражнения.

Основной этап нашего исследования предусматривает проведение констатирующего и формирующего экспериментов, обработку и анализ эмпирического материала, проверку в ходе эксперимента основных положений гипотезы. Констатирующий эксперимент проводился по идентичной схеме в контрольной и экспериментальной группе, формирующий эксперимент – только в экспериментальной группе.

По результатам исследования между контрольной и экспериментальной группой существуют значимые различия по фактору профессиональное и личностное самоопределение у детей дошкольного возраста, и эта возникшая динамика дала нам возможность говорить о том, что выбранный метод (профессионально-ролевая игра) позволяет формировать и развивать профессиональное и личностное самоопределение у детей дошкольного возраста.

Таким образом, можно констатировать, что постепенное наслоение, усложнение связей, опосредующих взаимодействие ребенка с окружающим миром посредством игры, приводит к активному формированию профессионального и личностного самоопределению в дошкольном возрасте.

Материал взят из: Казанская наука. №8 2013г

(Visited 519 times, 1 visits today)

Личностное самоопределение в подростковом возрасте и периоде взрослости

Развитие человека как личности происходит в общем контексте его «жизненного пути», говорил Вейнвальд Н. И., который определяется как история «формирования и развития личности в определенном обществе, развития человека как современника определенной эпохи и сверстника определенного поколения». А жизненный путь имеет свои определенные фазы, связанные с изменениями в образе жизни, системе отношений, жизненной программе.

«Фазы жизненного пути, писал Леонтьев А. Н., — накладываются на возрастные стадии онтогенеза, причем в такой степени, что в настоящее время некоторые возрастные стадии обозначаются как фазы жизненного пути, например, преддошкольное, дошкольное и школьное детство»

Развитие личности как процесс «социализации индивида» осуществляется в определенных социальных условиях семьи, ближайшего окружения, в определенных социально – политических, экономических условиях региона, страны, национальных традициях того народа, представителем которого он является. Это макроситуации личностного развития. В то же время на каждой фазе жизненного пути складываются определенные социальные ситуации развития как своеобразное отношение ребенка к окружающей его социальной действительности.

 Понятие личности

Формирование всесторонне развитой и социально зрелой личности каждого школьника есть главная цель школы. Чтобы выявить пути и методы осуществления этой цели, надо сначала разобраться в том, что такое личность, какая личность является всесторонне развитой, социально зрелой.

Понимание личности в психологии. В психологии имеются разные подходы к пониманию личности.

Личность может быть описана со стороны своих мотивов и стремлений, составляющих содержание ее «личного мира», то есть уникальной системы личностных смыслов, индивидуально своеобразных способов упорядочения внешних впечатлений и внутренних переживаний.

Личность рассматривается как система черт- относительно устойчивых, внешне проявляемых характеристик индивидуальности, которые запечатлены в суждениях субъекта о самом себе, а также в суждениях других людей о нем

Личность описывается и как деятельное «Я» субъекта, как система планов, отношений, направленности, смысловых образований, регулирующих выход ее поведения за пределы исходных планов.

Личность рассматривается и как субъект персонализации, то есть потребности и способности индивида вызывать изменения в других людях.

Психология, изучая человека, называет его по-разному, в зависимости о цели и аспекта этого изучения.

Если человек рассматривается просто как представитель человеческого рода, то используется термин индивид. Индивидом называют любого человека, новорожденного и взрослого, здорового и больного, независимо от его качеств и особенностей.

Когда индивид сознательно и целенаправленно выполняет определенную деятельность (умственную или физическую, теоретическую или практическую), познает и преобразует в процессе этой деятельности окружающий мир, то его уже называют субъектом.

Заметим, что индивид, участвующий в некоторой деятельности, не всегда является субъектом этой деятельности. Так, например, когда ребенок манипулирует игрушками, то он еще не субъект этой деятельности, ибо это манипулирование производится им неосознанно и нецеленаправленно. Учащийся, выполняющий задание учителя в силу лишь внешних побуждений (по привычке подчиняться взрослым или в силу другого внешнего побуждения), также не является подлинным субъектом этой учебной деятельности. Пока он лишь объект учебно-воспитательных воздействий учителя, который в этом случае и является подлинным субъектом учебно-воспитательного процесса.

Учащийся становится субъектом своей учебной деятельности лишь в меру того, в какой степени он осознает подлинные цели учения и целенаправленно выполняет учебную работу ради осуществления этих целей, принимаемых как личностно значимые.

Личностью является человек, у которого есть своя позиция в жизни, к которой он пришел в итоге большой сознательной работы. Такой человек не просто выделяется благодаря тому впечатлению, которое он производит на другого; он сам сознательно выделяет себя из окружающего. Он проявляет самостоятельность мысли, небанальность чувств, какую-то собранность и внутреннюю страстность. Глубина и богатство личности предполагает глубину и богатство ее связей с миром, с другими людьми; разрыв этих связей, самоизоляция опустошают ее. Личностью является лишь человек, который относится определенным образом к окружающему, сознательно устанавливает это свое отношение так, что оно проявляется во всем его существе.

Каждый человеческий индивид обладает неповторимым своеобразием физических и психических особенностей (физической конституцией, типом нервной системы, характером, темпераментом, потребностями, способностями и т. д.). Рассматривая и изучая это своеобразие, психологи говорят об индивидуальности человека.

Индивидуальность человека формируется на основе унаследованных задатков в процессе воспитания и обучения, под влиянием социальных условий и общественной среды, в которой живет, воспитывается и работает человек, а также в процессе самовоспитания, играющего огромную роль в развитии индивидуальности человека.

Наконец, когда рассматривают человека как члена определенного общества, как субъекта человеческих отношений и сознательной деятельности, то говорят о его личности.

О человеке как о личности можно говорить, лишь начиная с некоторого этапа его жизнедеятельности. Иными словами, не всякий человеческий индивид со своей индивидуальностью является личностью. С. Л. Рубинштейн так характеризовал различия между этими понятиями: «Человек есть индивидуальность в силу наличия у него особенных, неповторимых свойств; человек есть личность в силу того, что он сознательно определяет свое отношение к окружающему»

Поэтому личность весьма часто определяют как систему отношений человека к окружающему миру и к самому себе. Отношение человека к окружающему миру выражается в его взглядах, убеждениях, в его мировоззрении, в его отношениях с другими людьми, а самое главное – в его деятельности (трудовой, учебной или иной). Отношение человека к самому себе выражается в его представлении о самом себе, в его самооценке, в его идеалах, в том, каким бы он хотел себя видеть.

Структура личности и ее особенности

Личность каждого человека представляет собой очень сложное и зачастую весьма противоречивое сочетание различных черт (качеств, свойств и особенностей). Это своеобразная совокупность различных черт личности обладает следующими важнейшими особенностями:

1. Личность есть единое целое всех ее различных черт. При этом каждая черта личности неразрывно связана с другими и поэтому она приобретает совершенно разное, порой прямо противоположное, значение в зависимости от сложившегося у этой личности сочетания ее черт.

  • Индивидуальность – совокупность особенностейотличающих одного человека от другого. Сюда входят как индивидуально неповторимые особенности функционирования организма, так и те, которые относятся к уникальным свойствам личности.
  • Личность – это целостная индивидуальность в ее социальном содержании, качестве.
  • Направленность – важнейшее свойство личности, в котором выражается динамика развития человека как общественного существа, главные тенденции его поведения.
  • Потребность – испытываемая человеком нужда в определенных условиях жизни и развития.
  • Мотивы – связанные с удовлетворением определенных потребностей побуждения к деятельности, отвечающие на вопрос: «Ради чего она совершается?». Мотив предполагает знания о тех материальных и идеальных объектах, которые способны удовлетворить потребность, и в тех действиях, которые способны привести к ее удовлетворению.
  • Мотивация — относительно устойчивая и индивидуально неповторимая система мотивов.
  • Темперамент — характеристика индивида со стороны нервно динамических особенностей его психической деятельности.
  • Способности – психические свойства, являющиеся условиями успешного выполнения какой-либо одной или нескольких деятельностей.
  • Эмоциональность – совокупность качеств, описывающих динамику возникновения, протекания и прекращения эмоциональных состояний; чувствительность к эмоциогенным ситуациям.
  • Активность – мера взаимодействия субъекта с окружающей действительностью; интенсивность, продолжительность и частота выполняемых действий или деятельности любого рода.
  • Саморегуляция – регуляция субъектом своего поведения и деятельности.
  • Побуждения – мотивационный компонент характера.
  • Воля – потребность в преодолении препятствий; сознательная мобилизация личностью своих психических и физических возможностей для преодоления трудностей и препятствий, для совершения целенаправленных действий и поступков.
  • Призвание – качество личности, в структуру которого входят способности к данной деятельности; оно соотносится и со склонностями и с характером.
  • Целеустремленность – направленность характера; объединяет понятие цели и понятие стремления.
  • Стремление – потребность в таких условиях существования и развития, которые непосредственно не представлены в данной ситуации, но могут быть созданы как результат специально организованной деятельности личности.

Следовательно, когда мы говорим о какой-то черте личности (качестве, свойстве), то обычно нельзя сказать, положительна или отрицательна она сама по себе. Чтобы правильно оценить ту или иную черту личности, надо рассматривать её лишь в сочетании, в связи с другими чертами данной личности.

2. Хотя черты (качества и свойства) личности в процессе жизнедеятельности человека все время как-то меняются, трансформируются, однако они в совокупности образуют целостную структуру личности, обладающую относительным постоянством по крайней мере на некотором отрезке жизни. Только поэтому можно говорить об устойчивости личности. Именно эта устойчивость позволяет предвидеть поведение данной личности в той или иной ситуации, при тех или иных обстоятельствах.

 Подростковый возраст и его специфика

Главное содержание подросткового возраста составляет его переход от детства к взрослости. Этот переход подразделяется на два этапа: подростковый возраст и юность ( ранняя и поздняя). Однако хронологические границы этих возрастов часто определяется совершенно по разному. Процесс акселерации нарушил привычные возрастные границы подросткового возраста. Медицинская, психологическая, педагогическая, юридическая, социологическая литература определяет разные границы подросткового возраста:10-14 лет, 14 -18 лет,12-20 лет1. Обращаясь к отечественной истории, можно заметить, что возрастная терминология, касающаяся подростков также не была однозначной.

В толковом словаре В.И. Даля подросток определяется как «дитя на подросте» — 14 -15 лет.

В академическом четырехтомном словаре русского языка 1983г.разъясняется, что подросток- это «мальчик или девочка в переходном от детства к юношеству в возрасте от 12 до 16 лет.»

На современном этапе границы подросткового возраста примерно с обучением детей в средних классах от 11 – 12 лет до 15 – 16 лет. Но надо отметить, что основным критерием для периодов жизни является не календарный возраст, а анатомо-физиологические изменения в организме. Наиболее существенным в подростковом возрасте является половое созревание. Показатели его и определяют границы подросткового периода. Начало постепенного увеличения секреции гормонов начинается в семь лет, но интенсивный подъем секреции происходит в подростковом возрасте. Это сопровождается внезапными увеличениями роста, возмужанием организма, развитием вторичных половых признаков. Такие педагоги психологи, как Фридман Л. М., БожовичЛ. И. говорят о проблемности подростков.

Подростковый возраст традиционно считается самым трудным в воспитательном отношении, трудности этого возраста связываются с половым созреванием, как причиной различных психологических и психических отношений.

В ходе бурного роста и физиологической перестройки организма у подростков может возникнуть чувство тревоги, повышенная возбудимость, сниженная самооценка. В качестве общих особенностей этого возраста отмечаются изменчивость настроений, эмоциональная неустойчивость, неожиданные переходы от веселья к унынию и пессимизму. Придирчивое отношение к родным сочетается с острым недовольством собой.

Мадорский Л. Р. считает, что центральным психологическим новообразованием в подростковом возрасте становится формирование у подростка своеобразного чувства зрелости, как субъективного переживания отношения к самому себе как к взрослому1. Физическое возмужание дает подростку ощущение зрелости, но в социальный статус его в школе и семье не меняется. И тогда начинается борьба за признание своих прав, самостоятельности, что непременно приводит к конфликту между взрослыми и подростками. В результате возникает кризис подросткового возраста.

Суть подросткового кризиса составляет свойственные этому возрасту подростковые поведенческие реакции. К ним относятся: реакция эмансипации, реакция группирования со сверстниками, реакция увлечения (хобби).

Реакция эмансипации. Эта реакция представляет собой тип поведения, посредством которого подросток старается высвободится из-под опеки взрослых, их контроля, покровительства. Потребность высвободится связана с борьбой за самостоятельность, за утверждение себя как личности. Реакция может проявляться в отказе от выполнения общепринятых норм, правил поведения, обесценивании нравственных и духовных идеалов старшего поколения. Мелочная опека, чрезмерный контроль за поведением, наказание путем лишения минимальной свободы и самостоятельности обостряют подростковый конфликт и провоцируют подростков на крайние меры: прогулы, уходы из школы и из дома, бродяжничество.

Реакция группирования со сверстниками

«Подросткам свойственно инстинктивное тяготение к сплочению, к группированию со сверстниками, где вырабатываются и апробируются навыки социального взаимодействия, умение подчиняться коллективной дисциплине, умение завоевывать авторитет и занять желаемый статус», пишет Кон И. С.

В группе сверстников более эффективно отрабатывается самооценка подростка. Он дорожит мнением сверстников, предпочитая их общество, а не общество взрослых, критику которых он отвергает.

Реакция увлечения.

Для подросткового возраста увлечения (хобби) составляют весьма характерную особенность. Увлечения необходимы для становления личности подростка, так как благодаря увлечениям формируются склонности, интересы, индивидуальные способности подростков.

Они делятся на следующие виды:

  • Интеллектуально — эстетические увлечения (музыка, рисование, радиотехника, электроника, история).
  • Накопительные увлечения (коллекционирование марок, пластинок, открыток).
  • Эксцентрические (желание подростка быть в центре внимания ведет к увлечению экстравагантной одеждой).

Знание подростковых увлечений помогает лучше понять внутренний мир и переживания подростков, улучшает взаимопонимание между подростками и взрослыми.

В подростковом возрасте весьма высокого уровня развитие достигают все без исключения познавательные процессы.

Становится возможным научение подростка самым различным видам практической и умственной деятельности.

Главная новая черта, появляющаяся в психологии подростка по сравнению с ребенком младшего школьного возраста, — более высокий уровень самосознания — составляет главный итог переходного возраста.

Подросток начинает всматриваться в самого себя, как открывает для себя свое «Я», стремится познать сильные и слабые стороны своей личности. У него возникает интерес к себе, к качествам собственной личности, потребность сопоставления себя с другими людьми, потребность в самооценке. Представления, на основании которых у подростков формируется критерии самооценки, приобретаются в ходе особой деятельности – самопознания. Основной формой самопознания подростков является сравнение себя с другими людьми: взрослыми, сверстниками.

Поведение подростка регулируется его самооценкой, а самооценка формируется в ходе общения с окружающими людьми, а прежде всего со сверстниками. Ориентация на сверстника, связана с потребностью быть принятым и признанным в группе, коллективе, с потребностью иметь друга, кроме того, с восприятием сверстника как образца, который ближе, приятнее, доступнее по сравнению со взрослым человеком. Таким образом, на развитие самооценки подростка влияют взаимоотношения со сверстниками, с классным коллективом.

Как правило, общественная оценка классного коллектива значит для подростка больше, чем мнение учителей и родителей, и он обычно очень чутко реагирует на воздействие коллектива товарищей. Приобретенный опыт коллективных взаимоотношений прямо сказывается на развитии его личности, предъявлении требований через коллектив – один из путей формирования личности подростка.

В этом возрасте создаются некоторые условия для формирования организаторских способностей, деловитости, предприимчивости и других полезных личностных качеств, связанных с взаимоотношениями людей, в том числе умение налаживать деловые контакты договориться о совместных делах, распределять между собой обязанности. Подобные личностные качества могут развиваться практически во всех сферах деятельности, в которые вовлечен подросток и которые могут быть организованы на групповой основе: учение, труд, игра.

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

Читайте дополнительные лекции:

  1. Педагогическая документация ДОУ
  2. Виды вопросов в психологии
  3. Научная и житейская психология — Основные различия между светским и научным психологическим знанием
  4. Соотносящие действия в психологии
  5. Я-концепция личности
  6. Психологические приемы повышения привлекательности служебной деятельности
  7. Мозг и сознание
  8. Виды психических процессов: эмоции
  9. Методы коррекции депрессивных состояний
  10. Классификация ощущений

Теория — selfdeterminationtheory.org

Обзор

Людей в центре внимания мотивация — как заставить себя или других действовать. Повсюду родители, учителя, тренеры и менеджеры борются с тем, как мотивировать тех, кого они наставляют, а люди изо всех сил стараются найти энергию, мобилизовать усилия и упорствовать в жизненных и рабочих задачах. Людей часто волнуют внешние факторы, такие как системы вознаграждения, оценки, оценки или мнения, которые, как они опасаются, могут иметь о них другие.Тем не менее, столь же часто людей мотивируют изнутри интересы, любопытство, забота или неизменные ценности. Эти внутренние мотивы не обязательно поощряются или поддерживаются извне, но, тем не менее, они могут поддерживать страсти, творчество и постоянные усилия. Взаимодействие между внешними силами, действующими на людей, и внутренними мотивами и потребностями, присущими человеческой природе, является территорией теории самоопределения.

Теория самоопределения (SDT) представляет собой широкую основу для изучения человеческой мотивации и личности.SDT формулирует мета-теорию для построения мотивационных исследований, формальную теорию, которая определяет внутренние и разнообразные внешние источники мотивации, а также описание соответствующих ролей внутренней и типов внешней мотивации в когнитивном и социальном развитии и в индивидуальных различиях. Возможно, что еще более важно, предложения ОДТ также сосредоточены на том, как социальные и культурные факторы способствуют или подрывают чувство воли и инициативы людей, в дополнение к их благополучию и качеству их работы.Утверждается, что условия, поддерживающие индивидуальный опыт автономии, компетентности, и родства , способствуют наиболее волевым и высококачественным формам мотивации и вовлеченности в деятельность, включая повышение производительности, настойчивости и творчества. Кроме того, SDT предполагает, что степень, в которой любая из этих трех психологических потребностей не поддерживается или нарушается в социальном контексте, будет иметь сильное пагубное влияние на благополучие в этой обстановке.

Динамика психологической поддержки потребностей и удовлетворения потребностей изучалась в семьях, классах, командах, организациях, клиниках и культурах с использованием конкретных предложений, подробно изложенных в SDT. Таким образом, структура ОДР имеет как широкие, так и специфические для поведения последствия для понимания практик и структур, которые улучшают, а не уменьшают удовлетворение потребностей и полное функционирование, которое из этого следует. Эти многочисленные последствия лучше всего раскрываются в различных статьях, перечисленных на этом веб-сайте, от фундаментальных исследований мотивационных микропроцессов до прикладных клинических испытаний, направленных на популяционные результаты.

Мета-теория: точка зрения на организмы

SDT — это организменный диалектический подход. Он начинается с предположения, что люди являются активными организмами с развитыми тенденциями к росту, преодолению окружающих проблем и интеграции нового опыта в связное ощущение себя. Эти естественные тенденции развития, однако, не действуют автоматически, а требуют постоянного социального питания и поддержки. То есть социальный контекст может либо поддерживать, либо препятствовать естественным тенденциям к активному участию и психологическому росту, или он может катализировать отсутствие интеграции, защиты и удовлетворения потребностей, замещающих потребности.Таким образом, именно диалектика между активным организмом и социальным контекстом является основой прогнозов SDT о поведении, опыте и развитии.

В рамках SDT питательные вещества для здорового развития и функционирования определены с использованием концепции основных психологических потребностей в автономии, компетентности и взаимосвязи. В той степени, в которой потребности постоянно удовлетворяются, люди будут развиваться, эффективно функционировать и испытывать хорошее самочувствие, но в той степени, в которой им мешают, люди с большей вероятностью будут свидетельствовать о плохом самочувствии и неоптимальном функционировании.Более темные стороны человеческого поведения и опыта, такие как определенные типы психопатологии, предубеждения и агрессия, понимаются с точки зрения реакции на основные потребности, которые были воспрепятствованы либо в процессе развития, либо в ближайшем будущем.

Формальная теория: шесть мини-теорий SDT

Формально SDT состоит из шести мини-теорий, каждая из которых была разработана для объяснения набора мотивационных явлений, возникших в результате лабораторных и полевых исследований. Таким образом, каждая из них касается одного аспекта мотивации или функционирования личности.

1 . Теория когнитивной оценки (CET) касается внутренней мотивации , мотивации, основанной на удовлетворенности поведением «ради самого себя». Прототипы внутренней мотивации — это исследования и игры детей, но внутренняя мотивация — это источник творчества на всю жизнь. CET специально рассматривает влияние социальных контекстов на внутреннюю мотивацию или то, как такие факторы, как вознаграждение, межличностный контроль и вовлеченность эго, влияют на внутреннюю мотивацию и интерес.CET подчеркивает критическую роль, которую играет поддержка компетентности и автономии в развитии внутренней мотивации, которая имеет решающее значение в образовании, искусстве, спорте и многих других областях.

2. Вторая мини-теория, Теория органической интеграции (OIT), , затрагивает тему внешней мотивации в ее различных формах, с их свойствами, детерминантами и последствиями. Вообще говоря, внешняя мотивация — это инструментальное поведение, направленное на достижение результатов, не связанных с самим поведением.Тем не менее, существуют различные формы инструментария, которые включают внешнюю регуляцию, интроекцию, идентификацию и интеграцию. Эти подтипы внешней мотивации рассматриваются как падающие в континууме интернализации . Чем более интернализована внешняя мотивация, тем более автономным будет человек при разыгрывании поведения. OIT также занимается социальными контекстами, которые усиливают или предупреждают интернализацию, то есть то, что ведет к тому, что люди либо сопротивляются, либо частично принимают, либо глубоко усваивают ценности, цели или системы убеждений.OIT особо выделяет поддержку автономии и родства как критически важных для интернализации.

3. Теория причинно-следственной ориентации (COT) , третья мини-теория, описывает индивидуальные различия в склонностях людей ориентироваться в окружающей среде и регулировать поведение различными способами. СОТ описывает и оценивает три типа причинно-следственных ориентаций: ориентацию на автономию, при которой люди действуют из интереса и оценки того, что происходит; ориентация на контроль, при которой основное внимание уделяется вознаграждениям, достижениям и одобрению; и безличная или амотивированная ориентация, характеризующаяся тревогой относительно компетентности.

4. Четвертая, Теория основных психологических потребностей (BPNT) разрабатывает концепцию эволюционирующих психологических потребностей и их связь с психологическим здоровьем и благополучием. BPNT утверждает, что психологическое благополучие и оптимальное функционирование основаны на автономии, компетентности и взаимосвязи. Следовательно, контексты, которые поддерживают, а не препятствуют этим потребностям, должны неизменно влиять на самочувствие. Теория утверждает, что все три потребности являются существенными и что если какая-либо из них будет устранена, возникнут различные функциональные затраты.Поскольку базовые потребности являются универсальными аспектами функционирования, BPNT рассматривает кросс-развитие и кросс-культурные условия для проверки и уточнения.

5. Пятая мини-теория, Теория содержания цели (GCT), является результатом различий между внутренними и внешними целями и их влияния на мотивацию и благополучие. Считается, что цели по-разному обеспечивают удовлетворение основных потребностей и, таким образом, по-разному связаны с благополучием.Внешние цели, такие как финансовый успех, внешний вид и популярность / известность, были специально противопоставлены внутренним целям, таким как общность, близкие отношения и личный рост, причем первые, скорее всего, связаны с более низким уровнем благополучия и большим неблагополучием.

6. Родство, которое связано с развитием и поддержанием близких личных отношений, таких как лучшие друзья и романтические партнеры, а также принадлежность к группе, является одной из трех основных психологических потребностей. Теория мотивации отношений (RMT), шестая мини-теория, занимается этими и другими отношениями и утверждает, что некоторое количество таких взаимодействий не только желательно для большинства людей, но на самом деле важно для их адаптации и благополучия. -бытие, потому что отношения обеспечивают удовлетворение потребности в родстве. Однако исследования показывают, что в качественных отношениях удовлетворяется не только потребность в родстве, но и потребность в автономии и, в меньшей степени, потребность в компетентности.Действительно, личные отношения высочайшего качества — это те, в которых каждый партнер поддерживает потребности другого в автономии, компетентности и родстве.

Другие интересные темы

По мере расширения SDT как теоретические разработки, так и эмпирические данные побудили исследователей SDT изучить множество процессов и явлений, неотъемлемых от личностного роста, эффективного функционирования и благополучия. Например, исследование SDT сосредоточено на роли внимательности как основы для автономного регулирования поведения, ведущей как к точным измерениям, так и к теоретическим обоснованиям осведомленности.Изучение условий для внутренней мотивации привело к теории и стратегии измерения жизнеспособности, индикатора как психического, так и физического благополучия. Работа над жизнеспособностью также обнаружила замечательное положительное влияние опыта природы на благополучие. Некоторые исследования в рамках SDT более тщательно изучали формы, которые могут принимать личные страсти, когда люди становятся навязчивыми или гармоничными в зависимости от процессов интернализации. Межкультурные тесты SDT привели к более глубокому пониманию того, как экономические и культурные формы влияют на инвариантные аспекты человеческой природы.Исследования благополучия также привели к появлению новой теории и исследований по оценке самого благополучия, включая различие между гедонистической и эвдемонической формами жизни. Конкретные темы, такие как автономия против контролируемой мотивации, привели к большему пониманию интернализованного контроля, такого как вовлеченность эго и условная самооценка, а также различий между ними и автономной саморегуляцией. Действительно, эти несколько примеров дают лишь представление о том, как генеративная структура SDT способствовала расширению исследований множества процессов, представляющих интерес для данной области.

Приложения

В дополнение к развитию формальной теории, исследования применяли ОДТ во многих областях, включая образование, организации, спорт и физическую активность, религию, здоровье и медицину, воспитание детей, виртуальную среду и средства массовой информации, близкие отношения и психотерапию. Во всех этих областях исследования изучали, как контролирующая среда по сравнению с окружающей средой, поддерживающей автономию, влияет на функционирование и благополучие, а также на производительность и настойчивость. Кроме того, поддержка родства и компетентности рассматривается как интерактивная с волевой поддержкой в ​​повышении вовлеченности и ценности в определенных условиях и в областях деятельности.Эти прикладные исследования привели к значительному уточнению методов, включая структуры целей и способы коммуникации, которые доказали свою эффективность в продвижении сохраняемой волевой мотивации.

Разнообразные статьи на этом веб-сайте демонстрируют множество типов исследований, связанных со структурой ОДТ, а также ее способность к генерации в отношении практических вопросов в человеческих организациях всех видов. Соответствующие отчеты об исследованиях и теоретические обсуждения перечислены в разделе «Публикации» с разбивкой по темам.

Сосредоточивая внимание на фундаментальных психологических тенденциях к внутренней мотивации и интеграции, SDT занимает уникальное положение в психологии, поскольку решает не только центральные вопросы о том, почему люди делают то, что они делают, но также затраты и выгоды различных способов социального регулирования. или продвижение поведения. Обзоры теории можно найти у Райана и Деси (2000) и у Деси и Райана (1985, 2000), а также из множества других статей и глав, указанных здесь, на нашем веб-сайте.

Список литературы

Деци, Э. Л., и Райан, Р. М. (1985). Внутренняя мотивация и самоопределение в поведении человека . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пленум.

Деци, Э. Л., и Райан, Р. М. (2000). «Что» и «почему» для достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психологический опрос, 11 , 227-268.

Райан, Р. М., Деси, Э. Л. (2000). Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог, 55 , 68-78.

Теория мотивации самоопределения: почему внутренняя мотивация имеет значение

Возможно, вы знакомы с « самоопределение » в контексте основополагающих правительственных документов и выступлений давно умерших людей.

Традиционно самоопределение больше использовалось в этом дипломатическом и политическом контексте для описания процесса, которому страна подвергается, чтобы отстоять свою независимость.

Однако сегодня самоопределение также имеет более личное и психологическое значение: способность или процесс делать собственный выбор и контролировать свою жизнь.

Самоопределение — жизненно важный элемент психологического благополучия; Как и следовало ожидать, людям нравится контролировать свою жизнь.

В дополнение к идее контролировать свою судьбу, теория самоопределения актуальна для всех, кто надеется больше руководить своей жизнью.

Прежде чем вы продолжите, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши три упражнения по достижению целей. Эти подробные, научно обоснованные упражнения помогут вам или вашим клиентам ставить перед собой практические цели и овладевать методами, которые позволят изменить поведение на долгое время.

Что означает теория самоопределения?

Теория самоопределения или SDT связывает личность, человеческую мотивацию и оптимальное функционирование. Он утверждает, что существует два основных типа мотивации — внутренняя и внешняя — и что оба являются мощными силами, влияющими на то, кто мы есть и как мы ведем себя (Deci & Ryan, 2008).

Эта теория выросла из работ исследователей Эдварда Л. Деси и Ричарда М. Райана по мотивации в 1970-х и 1980-х годах. Хотя с тех пор она выросла и расширилась, основные положения теории взяты из основополагающей книги Деси и Райана 1985 года по этой теме.

Соответствующая литература: Внутренний коучинг: что это такое и как его применять?

Теория мотивации Деци и Райана (1985)

Согласно Деси и Райану, внешняя мотивация — это побуждение вести себя определенным образом, основанное на внешних источниках, и это приводит к внешнему вознаграждению (1985). К таким источникам относятся системы выставления оценок, оценки сотрудников, награды и похвалы, а также уважение и восхищение других.

С другой стороны, внутренняя мотивация исходит изнутри.Есть внутренние побуждения, которые вдохновляют нас вести себя определенным образом, включая наши основные ценности, наши интересы и наше личное чувство морали.

Может показаться, что внутренняя мотивация и внешняя мотивация диаметрально противоположны — внутреннее поведение вождения соответствует нашему «идеальному я», а внешнее побуждает нас соответствовать стандартам других — но есть еще одно важное различие в типах мотивации. SDT различает автономную мотивацию и контролируемую мотивацию (Ryan & Deci, 2008).

Автономная мотивация включает мотивацию, которая исходит из внутренних источников, и включает мотивацию из внешних источников для людей, которые идентифицируют себя с ценностью деятельности и тем, как она согласуется с их самоощущением. Контролируемая мотивация состоит из внешнего регулирования — типа мотивации, при которой человек действует из желания внешнего вознаграждения или страха наказания.

С другой стороны, интроецированное правило — это мотивация «частично усвоенных действий и ценностей», таких как избегание стыда, поиск одобрения и защита эго.

Когда человеком движет автономная мотивация, он может чувствовать себя самостоятельным и автономным; когда человеком движет контролируемая мотивация, он может чувствовать давление, заставляя его вести себя определенным образом, и, таким образом, практически не испытывает никакой автономии (Ryan & Deci, 2008).

Модель самоопределения, масштаб и континуум

Мы сложные существа, которыми редко движет только один тип мотивации. Различные цели, желания и идеи сообщают нам, чего мы хотим и в чем нуждаемся.Таким образом, полезно думать о мотивации в диапазоне от «не самоопределения до самоопределения».

В левом конце спектра у нас есть амотивация , в которой человек полностью не автономен, не имеет никаких побуждений и изо всех сил пытается удовлетворить свои потребности. Посередине у нас есть несколько уровней внешней мотивации.

Один шаг к праву на отсутствие мотивации — это внешнее регулирование , в котором мотивация является исключительно внешней и регулируется подчинением, соответствием, а также внешними вознаграждениями и наказаниями.

Следующий уровень внешней мотивации называется интроецированной регуляцией , в которой мотивация является в некоторой степени внешней и определяется самоконтролем, усилиями по защите эго, а также внутренними вознаграждениями и наказаниями.

В норме идентифицировано правило , мотивация в некоторой степени внутренняя и основана на сознательных ценностях и на том, что лично важно для человека.

Заключительный этап внешней мотивации — это интегрированный регламент , в котором внутренние источники и желание осознавать себя определяют поведение человека.

Правый конец континуума показывает человека, полностью мотивированного внутренними источниками. Согласно внутреннему регулированию , человек мотивирован и самоопределен, движимый интересом, удовольствием и удовлетворением, присущими поведению или деятельности, которыми он или она занимается.

Хотя самоопределение, как правило, является целью для людей, мы не можем не руководствоваться внешними источниками — и это не обязательно плохо. Как внутренняя, так и внешняя мотивация являются очень важными детерминантами нашего поведения, и обе побуждают нас удовлетворять три основные потребности, определенные моделью SDT:

  1. Автономия: людям необходимо чувствовать, что они хозяева своей судьбы и что они имеют хоть какой-то контроль над своей жизнью; самое главное, людям нужно чувствовать, что они сами контролируют свое поведение.
  2. Компетенция: другая потребность касается наших достижений, знаний и навыков; людям необходимо повышать свою компетентность и развивать мастерство в решении важных для них задач.
  3. Родство (также называемое Связью): людям необходимо иметь чувство принадлежности и связи с другими; каждый из нас в той или иной степени нуждается в других людях (Deci & Ryan, 2008).

По словам разработчиков SDT, Деси и Ричарда М. Райана, индивидуальные различия в личности являются результатом разной степени удовлетворения или воспрепятствования каждой потребности (2008).Два основных аспекта, по которым люди различаются, включают причинно-следственные связи и стремления или жизненные цели.

Причинно-следственные ориентации относятся к тому, как люди адаптируются и ориентируются в своей среде и степени самоопределения в целом во многих различных контекстах. Три причинно-следственные связи:

  1. Автономный: удовлетворены все три основные потребности.
  2. Под контролем: Компетентность и родство в некоторой степени удовлетворены, но автономия — нет.
  3. Безличный: Ни одна из трех потребностей не удовлетворена.

Стремления или жизненные цели — это то, что люди используют для управления своим поведением. Обычно они попадают в одну из двух категорий мотивации, упомянутых ранее: внутреннюю или внешнюю. Деси и Райан приводят в качестве примеров внутренних жизненных целей принадлежность, плодотворность и личностное развитие, а в качестве примеров внешних жизненных целей они перечисляют богатство, известность и привлекательность (2008).

Стремления и жизненные цели движут нами, но они считаются усвоенными желаниями, а не такими базовыми потребностями, как автономия, компетентность и родство.

SDT представляет две подтеории для более тонкого понимания внутренней и внешней мотивации. Эти подтеории — это теория когнитивной оценки (CET) и теория органической интеграции (OIT), которые помогают объяснить внутреннюю мотивацию в отношении ее социальных факторов и различных степеней контекстных факторов, которые влияют на внешнюю мотивацию (Deci & Ryan, 2000). ).

Давайте посмотрим глубже:

Теория когнитивной оценки (CET)

Согласно CET внутренняя мотивация может быть , способствующей или , подрывающей , в зависимости от социальных и экологических факторов в игре.Ссылаясь на теорию потребностей, Деси и Райан (1985, 2000) утверждают, что межличностные события, награды, общение и обратная связь, приводящие к чувству компетентности при выполнении действия, будут усиливать внутреннюю мотивацию для этого конкретного действия.

Однако этот уровень внутренней мотивации не достигается, если индивид не чувствует, что исполнение само по себе определяется самим собой или что у него есть автономный выбор для выполнения этой деятельности.

Итак, для высокого уровня внутренней мотивации должны быть удовлетворены две психологические потребности:

  • Первый — это компетентность, так что деятельность приводит к чувству саморазвития и эффективности.
  • Второе — это потребность в автономии, чтобы выполнение выбранной деятельности было самоинициализированным или самоопределенным.

Таким образом, чтобы теория CET оставалась верной, мотивация должна быть внутренней и иметь привлекательность для человека. Это также подразумевает, что внутренняя мотивация будет усилена или ослаблена в зависимости от того, поддерживаются ли потребности в автономии и компетентности, соответственно.

Считается, что использование потребности в автономии и компетентности связано с нашими мотивами.Деси провел исследование влияния внешних вознаграждений на внутреннюю мотивацию людей.

Результаты показали, что когда люди получали внешних вознаграждений, (например, деньги) за что-то, в конечном итоге они были на менее заинтересованы, и с меньшей вероятностью сделали это позже, по сравнению с людьми, которые выполняли то же действие, не получая вознаграждения.

Результаты были интерпретированы как поведение участников, которое изначально было внутренне мотивированным, стало контролироваться вознаграждением, что привело к подрыву чувства автономии.Эта концепция прекрасно объясняется в этом видео от RSA Animate.

Теория органической интеграции (OIT)

Вторая подтеория — теория органической интеграции (OIT), которая утверждает, что внешняя мотивация зависит от степени, в которой присутствует автономия.

Другими словами, внешняя мотивация варьируется в зависимости от интернализации и интеграции ценности деятельности. Интернализация — это то, насколько хорошо ощущается ценность деятельности, в то время как интеграция объясняет процесс индивидуальной трансформации от внешнего регулирования к их собственной саморегулируемой версии (Ryan & Deci, 2000).

Например, школьные задания — это деятельность, регулируемая извне. Интернализация здесь может быть, если ребенок видит ценность и важность задания; Интеграция в этой ситуации — это степень, в которой ребенок воспринимает выполнение задания как свой собственный выбор.

Таким образом, OIT предлагает нам более широкий взгляд на различные уровни внешней мотивации, которые существуют, и процессы интернализации и интеграции, которые в конечном итоге могут привести к автономному выбору выполнения деятельности ради присущей ей воспринимаемой радости и ценности.

Примеры SDT в психологии

Чтобы понять теорию самоопределения, может быть полезно увидеть некоторые примеры людей, которые обладают высоким самоопределением или думают и действуют автономно и внутренне мотивированно.

Лучше всего самоопределившегося человека можно охарактеризовать как человека, который:

  1. Считает, что сама контролирует свою жизнь.
  2. Берет на себя ответственность за свое поведение (берет на себя заслугу и порицание, когда и то, и другое оправдано).
  3. Самомотивирован, а не руководствуется чужими стандартами или внешними источниками.
  4. Определяет свои действия, основываясь на собственных внутренних ценностях и целях.

Например, представьте старшеклассника, который проваливает важный тест. Если она высока в самоопределении — чувствует ответственность за свои действия, считает, что контролирует свое поведение и т. Д. — она ​​может сказать родителям, что могла бы потратить больше времени на учебу и что она планирует выкроить дополнительное время. учиться.

Ее план действий был бы одинаковым, были бы ее родители расстроены или апатичны, потому что она сама движется внутренним желанием быть компетентным и знающим.

Если эта же ученица невысока в самоопределении — чувствует, что не контролирует свою жизнь и является жертвой обстоятельств — она ​​может обвинить учителя в том, что он дал трудный тест, к которому ученики не были готовы. Она может обвинять своих родителей в том, что они не помогают ей в учебе, или своих друзей за то, что они отвлекают ее.

Если она действительно заботится о своей оценке, то это происходит не из-за внутреннего желания преуспеть, а из-за желания добиться одобрения родителей или, возможно, поднять свою самооценку, получив лучшую оценку в классе или произведя впечатление на своего учителя. с ее знаниями.

Человек, который решает начать новое хобби, потому что думает, что оно ему понравится, демонстрирует самоопределение, в то время как человек, который начинает новое хобби, потому что оно кажется престижным или впечатляющим, — нет.

Точно так же женщина, которая обвиняет всех своих бывших любовников в разрушении их отношений, не демонстрирует самоопределения; женщина, которая берет на себя ответственность за свое участие в несчастливых прошлых отношениях, демонстрирует самоопределение.

Возможно, вы заметили здесь тему: те, кто берут на себя ответственность за свои действия и делают что-то, потому что они согласуются со своими личными ценностями и целями, самоопределяются. Те, кто обвиняет других, считают себя постоянными жертвами и делают что-то исключительно для внешнего одобрения или признания, таковыми не являются.

Опросники по теории самоопределения

Если вы хотите использовать анкету или шкалу для измерения самоопределения, этот веб-сайт станет отличным ресурсом.

Не стесняйтесь использовать любые из них в академических или исследовательских целях, но учтите, что для использования любых весов в коммерческих целях вам нужно будет получить разрешение у Эдварда Л. Деси и Ричарда М. Райана.

В них перечислено 17 анкет, прямо или косвенно связанных с теорией самоопределения. Эти анкеты перечислены ниже.

Индекс аспирации

Эта шкала измеряет степень, в которой семь широких целевых областей мотивируют человека, включая богатство, известность, имидж, личностный рост, отношения, вклад сообщества и здоровье.Респонденты оценивают важность каждого стремления, свои убеждения относительно вероятности реализации каждого из них и степень, в которой они уже достигли каждого из них. Вы можете найти полный пакет для этой шкалы здесь.

Шкала базовых психологических потребностей (BPNS)

Эта шкала была разработана для оценки степени, в которой человек чувствует, что каждая из трех основных потребностей — автономия, компетентность и взаимосвязь — была удовлетворена в его или ее жизни. Эта шкала была разработана для нескольких контекстов, таких как работа и отношения, но есть и более общая форма.Вы можете узнать больше об этой шкале или скачать версию для собственного использования здесь.

Шкала христианской религиозной интернализации (CRIS)

CRIS, также известный как опросник саморегулирования религии или SRQ-R, может определить причины, по которым человек проявляет религиозное поведение. Шкала разделена на две субшкалы: интроецированное регулирование, представляющее более внешние факторы мотивации, и выявленное регулирование, представляющее более внутренние факторы мотивации.

Существует длинная версия с 48 пунктами и более короткая, психометрически обоснованная версия из 12 пунктов. Щелкните здесь, чтобы узнать больше о CRIS.

Шкала общей причинно-следственной ориентации

Шкала общих причинно-следственных связей, или GCOS, может определять степень, в которой респондент воплощает три ориентации: ориентацию на автономию, контролируемую ориентацию и безличную ориентацию. ГСНК представляет виньетки или описания общих социальных ситуаций или ситуаций, ориентированных на достижение результатов, и просит респондентов указать, насколько типичен для них каждый из трех ответов по 7-балльной шкале Лайкерта.

Также доступен в длинной форме (17 виньеток и 51 шт.) И краткой форме (12 виньеток и 36 шт.). Вы можете узнать больше о ГСНК или скачать ее по этой ссылке.

Пакет SDT для здравоохранения (HC-SDT)

HC-SDT состоит из трех шкал, которые измеряют саморегуляцию (SRQ), воспринимаемую компетентность (PCS) и воспринимаемую автономность, поддерживающую климат здравоохранения (HCCQ), трех конструктов самоопределения, связанных с поведением в отношении здоровья. Шкалы нацелены на четыре вида здорового образа жизни: отказ от курения, улучшение диеты, регулярные физические упражнения и ответственное употребление алкоголя.Щелкните здесь, чтобы узнать больше о HC-SDT.

Индекс автономного функционирования (IAF)

IAF измеряет автономию черт на основе трех субшкал: авторство / самосогласованность, заинтересованность и низкая восприимчивость к контролю. Первая подшкала оценивает степень, в которой человек считает свое поведение находящимся под его контролем, и согласованность его поведения, отношения и черт характера.

Второй оценивает его постоянное понимание самого себя и своего опыта непредвзято, а третий оценивает отсутствие внутреннего и внешнего давления как мотиваторов его поведения.Вы можете скачать весы по этой ссылке.

Инвентаризация внутренней мотивации (IMI)

Эта шкала была разработана для использования в экспериментах и ​​измеряет степень, в которой респонденты нашли занятие интересным или приятным, их воспринимаемую компетентность в выполнении задачи, усилия, которые они вложили в задачу, насколько ценным или полезным они сочли ее, насколько напряженно. или давление, которое они чувствовали, и какой большой выбор они чувствовали, выполняя его.

Подшкала интереса / удовольствия считается самооценкой индивидуальной внутренней мотивации в эксперименте.Щелкните здесь, чтобы загрузить шкалу и узнать больше.

Шкала осознанного внимательного внимания (MAAS)

MAAS может быть вам знаком, если вы читали какие-либо из наших статей о внимательности. Он обеспечивает меру «восприимчивого осознания и внимания к текущим событиям и опыту». Он состоит из 15 пунктов, каждый из которых составляет один фактор. Один из разработчиков SDT Ричард М. Райан вместе с другим коллегой разработал эту шкалу в 2003 году. Щелкните здесь, чтобы узнать больше о шкале MAAS и просмотреть предлагаемые материалы по осознанности.

Ориентация мотиваторов

Набор вопросников «Ориентация мотиваторов» измеряет степень, в которой лицо, выполняющее надзорные функции, склонно поддерживать автономию по сравнению с контролирующей. Существуют две анкеты, разработанные для конкретных условий: анкета «Проблемы в школе» (PIS) предназначена для учителей, а анкета «Проблемы на работе» (PAW) предназначена для руководителей в рабочей среде.

Каждая анкета требует, чтобы респонденты прочитали восемь виньеток и оценили четыре варианта поведения на предмет соответствия ситуации.Четыре варианта представляют четыре тенденции: высокая автономность (HA), умеренно автономная поддержка (MA), умеренно контролирующая (MC) и сильная контролирующая (HC). Вы можете узнать больше об этих весах здесь.

Мотивы для измерения физической активности (MPAM-R)

MPAM-R оценивает силу пяти различных мотивов для участия в физической активности, такой как командные виды спорта, аэробика или поднятие тяжестей: (1) физическая подготовка, (2) внешний вид, (3) компетентность / сложность, (4) общение, и (5) удовольствие.Результаты этой шкалы могут надежно предсказать поведенческие результаты, такие как посещаемость, настойчивость и постоянное участие, а также такие конструкции, как психическое здоровье и благополучие. Более подробную информацию об этой шкале можно найти по этой ссылке.

Воспринимаемая поддержка автономии

Это набор шкал, которые измеряют восприятие человеком степени, в которой конкретный социальный контекст поддерживает или контролирует автономию. Он включает в себя вышеупомянутый вопросник по климату здравоохранения (HCCQ), а также шкалы по климату обучения (LCQ), рабочему климату (WCQ), спортивному климату (SCQ) и климату поддержки родительской автономии (P-PASS).

Респонденты оценивают поддержку автономии в контексте по 7-балльной шкале, причем более высокие баллы указывают на большую поддержку автономии. Для каждой шкалы существует две версии: длинная версия из 15 пунктов и короткая версия из 5 пунктов. Щелкните здесь, чтобы узнать больше об этих весах.

Воспринимаемый выбор и осознание собственной шкалы (ранее — Шкала самоопределения [SDS])

Эта шкала, ранее известная как шкала самоопределения (SDS), измеряет индивидуальные различия в воспринимаемом выборе или ощущении того, что у каждого есть выбор, как вести себя, и осознание себя, или осознание своих собственных чувств. и чувство собственного достоинства.PCASS состоит всего из 10 элементов и состоит из двух шкал по 5 элементов (по одной для каждой конструкции). Перейдите по этой ссылке, чтобы узнать больше о PCASS.

Шкала воспринимаемой компетентности (PCS)

PCS — это короткий вопросник, который измеряет воспринимаемую компетентность в определенном поведении или области. В нем всего 4 пункта, и он предназначен для адаптации к конкретному поведению или изучаемой области. Щелкните здесь, чтобы узнать больше о PCS.

Восприятие родителей

Эта шкала для детей была разработана, чтобы измерить, насколько они способствуют автономии или контролю над своими родителями.Существует две версии этой шкалы: версия с 22 пунктами для детей 8 лет и старше и версия с 42 пунктами для студентов колледжей. Вы можете узнать больше об этой шкале и двух версиях здесь.

Анкеты саморегулирования (SRQ)

Шкалы SRQ измеряют индивидуальные различия в регуляции или мотивации поведения. На веб-сайте представлены семь анкет саморегуляции: опросник академической саморегуляции (SRQ-A) и опросник просоциальной саморегуляции (SRQ-P), оба из которых предназначены для детей, и опросник саморегуляции лечения. Опросник (TSRQ), Опросник саморегуляции обучения (SRQ-L), Опросник саморегулирования упражнений (SRQ-E), Опросник саморегулирования религии (SRQ-R) и Опросник саморегулирования дружбы (SRQ -F), которые предназначены для взрослых.

Вы можете найти эти анкеты по этой ссылке.

Шкала субъективной жизнеспособности (VS)

Шкала субъективной жизнеспособности, или VS, оценивает степень, в которой человек чувствует себя живым, бдительным и энергичным — жизненно важный аспект благополучия. Есть две версии, одна из которых рассматривает индивидуальные различия (жизнеспособность как черта или характеристика), а другая измеряет жизнеспособность как более преходящий опыт (жизнеспособность как состояние).

Элементы в целом одинаковые, отличается только таймфрейм (долгосрочный и стабильный для версии трейта vs.краткосрочные и колеблющиеся для государственной версии). Первоначальная шкала состояла из 7 пунктов, но более короткая версия из 6 пунктов оказалась даже более надежной, чем оригинал. Вы можете узнать больше о шкале здесь.

Опросник для мотивации лечения (TMQ)

Наконец, TMQ используется для оценки мотивации к лечению. Он измеряет силу четырех типов мотивации в отношении посещения лечения и поведения, связанного с соблюдением требований: внутренняя мотивация, выявленная регуляция, интроецированная регуляция и внешняя регуляция.Вы можете скачать шкалу или узнать о ней подробнее здесь.

Если вы хотите узнать больше о чертах характера и поведении, ознакомьтесь с нашей статьей о шкалах внимательности и анкетах.

Теория и цели самоопределения

SDT может многое сказать о целях и их стремлении.

Теория предполагает, что не только содержание наших целей (то есть то, к чему мы стремимся) важно для удовлетворения наших потребностей и благополучия, но и процесс достижения наших целей (т.е., почему мы к ним стремимся) так же влияет на наше благополучие.

Степень, в которой поведенческое регулирование стремления к цели является автономным (или самонаправленным) по сравнению с контролируемым, является важным предиктором результатов благополучия.

Другими словами, мы более удовлетворены и успешны, когда можем преследовать цели «по-своему», а не в соответствии со строгой внешней системой регулирования. Даже преследуя внешние награды, такие как богатство или слава, мы более удовлетворены и самореализуемся, когда преследуем их автономно, по нашим собственным причинам и с помощью наших собственных методов (Deci & Ryan, 2000).

Дальнейшие исследования SDT и целей подтвердили связь между успехом и автономией и подтвердили идею о том, что успех также более вероятен, когда наши цели являются внутренними и предназначены для удовлетворения наших основных потребностей. Успех в стремлении к цели более вероятен, когда нас поддерживают чуткие и поддерживающие люди, а не контролирующие или руководящие люди (Koestner & Hope, 2014).

Теория самоопределения в (специальном) образовании и инвалидности

Легко увидеть, как ОДТ применяется к образованию: учащиеся с большей вероятностью учатся и преуспевают в школе, когда они внутренне мотивированы своей потребностью в компетентности, чем когда они извне мотивированы учителями, родителями или системой оценок.

SDT вдвойне важен для детей, получающих специальное образование, и для детей с ограниченными возможностями. Эти студенты часто борются с удовлетворением своей потребности в автономии, поскольку многие решения принимаются за них, и они могут не обладать физическими или интеллектуальными способностями, чтобы быть по-настоящему автономными.

Их инвалидность может повлиять на их потребность в компетентности, поскольку она может препятствовать их усилиям по овладению задачами и развитию их знаний. Наконец, людям с ограниченными возможностями — физическими, умственными или и того, и другого — часто бывает трудно общаться со своими сверстниками.Все эти дополнительные трудности объясняют, почему для учащихся с ограниченными возможностями жизненно важно иметь чувство самоопределения.

Хотя они могут быть не в состоянии удовлетворить свои потребности самыми простыми или общепринятыми способами, учащиеся специального образования могут обрести чувство самоопределения другими способами. Например, исследование показало, что программы, разработанные для улучшения следующих навыков и способностей, могут повысить самоопределение учащегося:

  1. Самосознание
  2. Принятие решений
  3. Целеполагание
  4. Достижение цели
  5. Навыки общения и взаимоотношений
  6. Способность отмечать успех и учиться на ошибках
  7. Размышление об опыте (Филд и Хоффман, 1994).

Было показано, что повышение самоопределения учащихся с ограниченными возможностями дает множество положительных результатов, включая большую вероятность получения оплачиваемой работы и более высокие шансы на независимую жизнь в обществе (Wehmeyer & Schwartz, 1997; Wehmeyer & Palmer, 2003 ).

Теория самоопределения и трудовая мотивация

SDT также позволил получить некоторые важные идеи о мотивации работы.

Хотя существует множество теорий о трудовой мотивации и вовлеченности, SDT уникальна тем, что фокусируется на «относительной силе автономной и контролируемой мотивации, а не на общем объеме мотивации» (Gagné & Deci, 2005).

Хотя общий уровень мотивации, безусловно, является важным фактором, важно не упускать из виду различие между внутренними и внешними мотивами; например, SDT прав в своем предположении, что внешние награды связаны со снижением внутренней мотивации.

Есть также свидетельства наличия положительной взаимосвязи между независимой поддержкой менеджера и результатами работы его сотрудников. Автономность менеджера приводит к более высокому уровню удовлетворения потребностей его сотрудников, что, в свою очередь, повышает удовлетворенность работой, оценку производительности, настойчивость, принятие организационных изменений и психологическую адаптацию.

Наконец, существует связь между управленческой автономией и подчиненной автономией, производительностью и организационной приверженностью, а также связь между трансформационным или дальновидным лидерством и автономными (по сравнению с контролируемыми) целями последователей (Gagné & Deci, 2005).

Очевидно, что SDT имеет несколько жизненно важных приложений на рабочем месте, а именно:

  1. Внешние награды следует рассматривать с осторожностью; слишком мало может привести к ощущению, что сотрудников не ценят или не получают справедливого вознаграждения и признания, но слишком большое количество может подавлять внутреннюю мотивацию.
  2. Менеджеры должны поддерживать потребность своих сотрудников в удовлетворении, особенно в автономии; это может привести к более счастливым и компетентным сотрудникам, а также к лучшим результатам в организации.
  3. Когда менеджеры сами обладают высокой степенью автономии, их подчиненные, вероятно, также будут обладать высокой степенью автономии, что приведет к более высокой производительности и большей приверженности организации.
  4. Хорошее руководство побуждает сотрудников ставить собственные, автономно сформулированные и регулируемые цели, которые более мотивируют и с большей вероятностью приведут к успеху, чем цели, поставленные перед ними руководством.

Теория самоопределения в социальной работе

SDT — это основополагающая идея в социальной работе: идея о том, что каждый человек имеет право определять свое собственное направление и принимать собственные решения в жизни. Хотя каждый человек имеет право на самоопределение, маргинализированные, находящиеся в неблагоприятном положении и лишенные гражданских прав люди могут с трудом найти свое собственное самоопределение (Furlong, 2003).

Следовательно, для социальных работников жизненно важно включать принцип самоопределения в свою работу.

Национальная ассоциация социальных работников считает этот принцип основным принципом профессии:

«Социальные работники уважают и продвигают право клиентов на самоопределение и помогают клиентам в их усилиях по определению и разъяснению их целей. Социальные работники могут ограничивать право клиентов на самоопределение, когда, по профессиональному мнению социальных работников, действия или потенциальные действия клиентов представляют серьезный, предсказуемый и неизбежный риск для них самих или других.”

Руководящие принципы, относящиеся к самоопределению, требуют постоянной приверженности, позволяющей клиентам принимать собственные решения, при широкой поддержке и информации со стороны социального работника, а не под руководством и контролем. Это также требует, чтобы социальный работник осознавал свои собственные ценности и убеждения, чтобы гарантировать, что они не влияют на клиентов в направлении, которое они не выбрали для себя (Fanning, 2015).

Это тонкая грань между заботой об интересах клиента и возможностью найти свой собственный путь, и это одна из причин, почему социальная работа является сложной и требовательной профессией!

Теория самоопределения в спорте

SDT также плодотворно применялся в исследованиях, касающихся участия в занятиях спортом и его достижений.

Неудивительно, что внутренняя мотивация является гораздо более действенным двигателем поведения с точки зрения достижения цели, чем внешние награды, и этот факт ни в коем случае не легче увидеть, чем в спорте.

Исследования показали, что:

  • Те, кто не мотивирован (не мотивирован внутренними или внешними факторами) или мотивирован внешним регулированием и соответствует внешним стандартам, с большей вероятностью выбывают из спортивных команд или лиг.
  • Те, у кого есть мотивация или внешняя мотивация, как правило, меньше удовлетворены потребностями, особенно потребностями в родстве и автономии (Calvo, Cervelló, Jiménez, Iglesias, & Murcia, 2010).

Кроме того, в работе над SDT и общими упражнениями или физической активностью были получены следующие результаты:

  • Те, кто мотивирован автономно, с большей вероятностью будут придерживаться упражнений с течением времени и войдут в состояние потока (а-ля теория потока Чиксентмихайи).
  • Те, кто мотивирован автономно, обладают более высокой воспринимаемой компетентностью и психологическим благополучием.
  • Автономная поддержка со стороны других поощряет автономную мотивацию людей, связанную с физическими упражнениями.
  • Внутренний локус причинности (по сравнению с внешним) способствует большему успеху в упражнениях (Hagger, & Chatzisarantis, 2008).

Как и в случае с самоопределением во многих других контекстах, люди, обладающие высоким его пониманием, с большей вероятностью будут придерживаться своих целей и в конечном итоге их достигнут.

Теория самоопределения в сестринском деле и здравоохранении

Точно так же теория самоопределения может объяснить тенденции в сестринском деле и здравоохранении. Например, внутренняя мотивация и автономия побуждают пациентов соблюдать медицинские инструкции, но мотивация к соблюдению стандартов также важна для пациентов (Kofi, 2017).

Другое недавнее исследование подтвердило гипотезу о том, что независимая поддержка практикующего врача побуждает пациентов к более здоровому поведению, повышает их воспринимаемую компетентность в этом поведении и может даже усилить их чувство внимательности в дополнение к помощи им в удовлетворении трех основных потребностей. (автономия, компетентность и родство; Мартин, Берд, Вустер и Кулик, 2017).

Подобно тому, как самоопределение жизненно важно для учащихся в образовательных учреждениях, оно жизненно важно для пациентов в медицинских учреждениях.Когда пациенты чувствуют, что у них мало контроля над своей жизнью и они не получают поддержки в принятии решений со стороны медицинских работников, они, вероятно, будут изо всех сил пытаться удовлетворить свои потребности и будут иметь худшие результаты в отношении здоровья.

Медицинские работники должны помнить об этих выводах при общении со своими пациентами, если они заинтересованы в поощрении здорового поведения за пределами кабинета для осмотра.

Как развивать и поощрять навыки самоопределения

Может быть трудно подумать о том, как можно научить или поощрять навыки самоопределения у других.Это может показаться вопросом с подвохом, поскольку самоопределение по определению не направляется другими!

Однако есть некоторые вещи, которые вы можете сделать, чтобы помочь детям и молодым людям развить самоопределение.

В частности, это может помочь улучшить и поощрить их:

  • Самосознание и самопознание
  • Способность к постановке целей
  • Навыки решения проблем
  • Навыки принятия решений
  • Способность защищать себя
  • Способность создавать планы действий для достижения своих целей
  • Навыки саморегуляции и самоуправления (Wehmeyer, 2002).

Некоторые практические советы о том, как способствовать самоопределению, можно найти в нашей статье «Навыки и действия для самоопределения».

Рекомендуемые книги

Если вы хотите узнать больше об SDT, вам повезло! Есть много ресурсов, которые могут помочь вам ближе познакомиться с этой теорией, в том числе несколько замечательных книг. Некоторые из самых популярных и влиятельных книг по SDT включают:

  • Теория самоопределения: основные психологические потребности в мотивации, развитии и благополучии Ричард М.Райан и Эдвард Л. Деси (Amazon)
  • Почему мы делаем то, что делаем: понимание самомотивации Эдвард Л. Деси и Ричард Фласт (Amazon)
  • Теория самоопределения в клинике: мотивация физического и психического здоровья Кеннон М. Шелдон, Джеффри Уильямс и Томас Джойнер (Amazon)
  • Справочник по исследованию самоопределения Эдварда Л. Деси и Ричарда М. Райана (Amazon)
  • Оксфордский справочник по теории вовлеченности в работу, мотивации и самоопределения , Мэрилин Ган (Amazon)
  • Внутренняя мотивация и самоопределение в человеческом поведении Эдвард Л.Деци и Ричард М. Райан (ссылка на Amazon)
  • Теория самоопределения Фернандо Р. Тесон (Amazon)
  • Теория самоопределения на практике: как создать оптимально поддерживающую среду для оказания медицинской помощи Дженнифер Г. Ла Гуардиа (Amazon)

11 цитат о самоопределении

Если вы из тех, кто любит хорошие цитаты, у нас есть для вас несколько отличных, связанных с самоопределением. Посмотрите, перекликаются ли какие-либо с вашим личным взглядом на самоопределение.

«Оставайтесь сосредоточенными и оставайтесь решительными. Не рассчитывайте на свою решимость ни на кого другого — имейте самоопределение. Это уведет вас очень далеко ».

Джастис Смит

«Моя идея феминизма — это самоопределение, и оно очень неограниченное: каждая женщина имеет право стать собой и делать все, что ей нужно».

Ани ДиФранко

«Америка родилась из стремления к самоопределению, стремления к человеческому достоинству, которое может принести только независимость.”

Морис Саатчи

«Равенство и самоопределение никогда не должны разделяться во имя религиозного или идеологического рвения».

Рита Голубь

«Знайте, чего вы хотите, и стремитесь к этому».

Лейла Гифти Акита

«Каждый из нас обладает способностью к саморазвитию. Мы также обладаем способностью к самоуничтожению. Путь, который мы выбрали — следовать за светом или тьмой — это история, по которой мы идем в могилу.”

Килрой Дж. Олдстер

«Мы обречены быть свободными людьми, освобожденными людьми, которые должны принимать определяющие жизнь решения. Свобода требует выбора, а любой выбор влечет за собой ценностные решения ».

Килрой Дж. Олдстер

«Прежде всего, будь героиней своей жизни, а не жертвой».

Нора Эфрон

«Каждый да будет хозяином своего времени».

Уильям Шекспир

«Самоопределение — это не просто фраза.Это императивный принцип действия, который государственные деятели впредь будут игнорировать на свой страх и риск ».

Вудро Вильсон

«Управляйте своей судьбой, иначе это сделает кто-то другой».

Джек Уэлч

Сообщение о возвращении домой

Надеюсь, вам понравилась эта статья о теории самоопределения. Это отличная теория, если вы планируете сделать карьеру в сфере оказания помощи (например, консультант, коуч, учитель, медицинский работник), а также отличную теорию для понимания независимо от того.

Хотя эта теория обладает впечатляющей способностью предсказывать результаты поведения на основе мотивов этого поведения (по крайней мере, частично), реальная ценность для человека заключается в лучшем понимании себя. Когда мы знаем, что наши основные ценности и внутренние цели соответствуют этим ценностям, мы можем быть счастливее.

Этот метод может даже помочь людям сделать лучший выбор, который удовлетворяет их собственные потребности, а не стремится к внешним целям.

Если вы уберете что-то из части, пусть будет так, что вы — как и все люди — вполне способны делать выбор и находить свой собственный путь.Пока вы преследуете цели, руководствуясь своими подлинными ценностями и желаниями, у вас есть большие шансы на успех.

Что вы думаете о теории самоопределения? Считаете ли вы, что внутренняя мотивация всегда эффективнее внешней? Что, по вашему мнению, вдохновляет вас больше? Пожалуйста, дайте нам знать в разделе комментариев ниже.

Спасибо за чтение!

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать наши три упражнения для достижения целей бесплатно.

Если вы хотите помочь другим добиться успеха в жизни, наш Мастер-класс по мотивации и достижению целей © представляет собой комплексный шаблон обучения для практиков, который содержит все необходимое, чтобы помочь вашим клиентам достичь своих целей и освоить методы повышения мотивации.

Об авторах:

Кортни Акерман — выпускница программы позитивной организационной психологии и оценки в Клермонтском университете. В настоящее время она работает исследователем в штате Калифорния, и ее профессиональные интересы включают исследования в области опросов, благополучие на рабочем месте и сострадание.

Переезд из Вьетнама в США позволил Нху Тран развить свои знания и навыки по-разному.

Она надеется, что сможет использовать эти знания, чтобы оказать положительное влияние на жизнь людей.

  • Кальво, Т. Г., Червелло, Э., Хименес, Р., Иглесиас, Д., и Мурсия, Дж. А. М. (2010). Использование теории самоопределения для объяснения настойчивости в спорте и отсева спортсменов-подростков. Испанский журнал психологии, 13, 677-684.
  • Deci, E. L., & Ryan, R. M. (2000). «Что» и «почему» для достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психологический опрос, 11, 227-268.
  • Деси, Э. Л., и Райан, Р. М. (2008). Теория самоопределения: макротеория мотивации, развития и здоровья человека. Канадская психология / Psychologie Canadienne, 49, 182-185.
  • Фаннинг, Дж. (2015). Если бы я был моим клиентом, я бы… (Социальная работа и самоопределение). Онлайн-программы MSW. Получено с https://mswonlineprograms.org/2015/if-i-were-my-client-i-would-social-work-and-self-determination/
  • Филд, С. и Хоффман, А. (1994). Разработка модели самоопределения. Развитие карьеры для выдающихся личностей, 17, 159–169.
  • Ферлонг, М.А. (2003). Самоопределение и критический взгляд на дела: обеспечение баланса между взаимозависимостью и автономией. Качественная социальная работа, 2, 177-196.DOI: 10.1177 / 1473325003002002004
  • Gagné, M. & Deci, E.L. (2005). Теория самоопределения и трудовая мотивация. Журнал организационного поведения, 26, 331-362.
  • Hagger, M., & Chatzisarantis, N. (2008). Теория самоопределения и психология упражнений. Международный обзор спорта и психологии физических упражнений, 1 , 79-103.
  • Кёстерн Р. и Хоуп Н. (2014). Теория самоопределения подход к целям. В М. Ганье (Ред.) Оксфордский справочник по теории занятости, мотивации и самоопределения.
  • Кофи О. (2017). Поведение пациентов при участии в предоставлении медицинских услуг: перспектива теории самоопределения (SDT). Журнал теории и практики обслуживания, 27, 453-474.
  • Мартин, Дж. Дж., Берд, Б., Вустер, С., и Кулик, Н. (2017). Теория самоопределения: роль медицинского работника в развитии внимательности и воспринимаемой компетентности. Журнал прикладных биоповеденческих исследований [Первая публикация в Интернете].
  • Райан Р. М. и Деси Е. Л. (1985). Внутренняя мотивация и самоопределение в поведении человека. Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Plenum Press.
  • Wehmeyer, M. L. (2002). Самоопределение и обучение учащихся с ограниченными возможностями. Дайджест ЕС ЭРИК № E632. Получено с http://www.hoagiesgifted.org/eric/e632.html
  • Wehmeyer, M. L. и Schwartz, M. (1997). Самоопределение и положительные результаты для взрослых: последующее исследование молодежи с умственной отсталостью или неспособностью к обучению. Исключительные дети, 63, 245-255.
  • Wehmeyer, M. L. & Palmer, S.B. (2003). Результаты для взрослых учащихся с когнитивными нарушениями через три года после окончания средней школы: влияние самоопределения. Образование и обучение лиц с нарушениями развития, 38 , 131-144.

Самоопределение как психологический и позитивный конструкт развития молодежи

Самоопределение как психологический конструкт относится к волевым действиям, предпринимаемым людьми на основе их собственной воли, а самоопределение поведения происходит из преднамеренного, сознательного выбора и решения [1].Концептуализация и определение самоопределения варьируются в зависимости от его теоретических ориентаций. Теория самоопределения (SDT), предложенная Деси и Райаном [2], например, фокусируется на мотивационном аспекте самоопределения и роли самоопределенной мотивации и автономии в обучении и образовании учащихся [3]. Самоопределение определяется как «способность выбирать и иметь этот выбор… быть определяющим для действий» (стр. 38) [4].

В области специального образования молодежи и взрослых с ограниченными возможностями исследователи уделяют больше внимания развитию когнитивных, социальных и поведенческих компонентов, которые являются важными диспозиционными характеристиками для самоопределения поведения.Вемейер [5], например, называет самоопределенное поведение «волевыми действиями, которые позволяют человеку действовать в качестве основного причинного фактора в своей жизни и поддерживать или улучшать качество своей жизни» (стр. 117). Самоопределение определяется как навыки, знания и убеждения, которые способствуют целенаправленному, саморегулируемому и автономному поведению [6].

В контексте позитивного развития молодежи самоопределение определяется как «способность думать самостоятельно и действовать в соответствии с этой мыслью» (стр. 105) [7].Самоопределению молодых людей способствуют позитивные программы развития молодежи, которые нацелены на поощрение автономии, независимого мышления, самоадвокации, расширения прав и возможностей молодых людей и их способности жить в соответствии с ценностями и стандартами. Такая концептуализация соответствует возникновению позитивной психологии, которая подчеркивает развитие сильных сторон человека [8].

Короче говоря, люди, которые самоопределены, инициируют, самоуправляются и заставляют вещи происходить в своей жизни.Самоопределение — это способность молодых людей проявлять волевое поведение и их автономия в принятии решений и выборах, которые развиваются в благоприятной социальной среде.

2.1. Самоопределение с точки зрения мотивации человека

2.1.1. Теоретическая основа SDT

SDT основана на предположении, что люди являются активными и ориентированными на рост агентами, склонными организовывать и инициировать свои действия со ссылкой на свои ценности и интересы, с тенденцией интегрировать социальные нормы и практики, внутренне мотивированные. преследовать личные цели и стремиться овладеть окружающей средой.Развитие этих тенденций и качеств зависит от вида поддержки, которую они получают от среды социализации, которая может способствовать или подрывать их внутреннюю мотивацию и интернализацию [2, 9].

SDT постулирует, что удовлетворение трех основных психологических потребностей, а именно компетентности, родства и автономии, необходимо для оптимального развития и функционирования человека. Компетентность означает чувство способности соответствовать требованиям окружающей среды и решать повседневные задачи.Такая потребность может быть удовлетворена опытом постановки и достижения желаемых целей и получения эффективных результатов. Автономия заключается в том, чтобы быть волевым и самоутверждающим в своем поведении и иметь возможность делать выбор по собственной воле. Потребность в автономии отличается от независимости, эгоизма и свободы выбора [2, 10]. Существенные элементы, которые способствуют автономии, включают самосознание своих мотивов, эмоций и внешних требований, активное участие и наличие шансов на самоуправление и принятие решений.Удовлетворение потребности в автономии дома и в школьной среде, вероятно, будет способствовать развитию внутренней мотивации и интернализации [2]. Кроме того, потребности в компетентности и автономии необходимы и существенны для поддержания внутренней мотивации [11]. Связанность — это необходимость достичь чувства близости, единства и принадлежности с другими. Удовлетворение потребности в связях обеспечит эмоциональную безопасность для дальнейшего исследования.Чувство близости к значимым другим, таким как родители и учителя, будет способствовать процессу усвоения ценностей, социальных норм и практики. Следовательно, социально-эмоциональная взаимосвязь имеет отношение к интернализации и последующей мотивации и саморегуляции для выполнения задач, требуемых другими [2, 11].

2.1.2. Самоопределение и образовательные результаты

Исследования предоставили доказательства того, что поддержка психологических потребностей учащихся в автономии, компетентности и родстве способствует автономному саморегулируемому обучению, успеваемости и благополучию [11].Высокие уровни автономии, взаимосвязи и компетентности связаны с более удовлетворительным опытом обучения [3]. Академическая успеваемость тесно связана с автономной мотивацией [12]. Молодые люди, у которых действует автономная и внутренняя мотивация, получают более положительные результаты обучения в школах. Например, студенты, которые были автономно мотивированы, имели более высокие академические достижения, самооценку, воспринимаемую компетентность, личный контроль и креативность [13], а также демонстрировали более адаптивное отношение к обучению и академические успехи [14].Было обнаружено, что учащиеся, обучаемые поддерживающими автономию учителями, имеют повышенную внутреннюю мотивацию, более высокую компетентность и самооценку, больший интерес к урокам, большую креативность, гибкость в мышлении и концептуальном понимании, а также более активное участие в обработке информации, чем их коллеги, учителя которых были контрольными [13, 15, 16]. Также было обнаружено, что автономная мотивация связана с психологическим благополучием [17]. Исследования показали, что автономно мотивированные учащиеся сообщают о большем количестве положительных эмоций и эмоций, получают больше удовольствия от академической работы, испытывают большее удовлетворение от жизни и учебы и меньше страдают от болезней, таких как депрессия [11, 12].Кроме того, более высокая автономия в школах связана с более низким уровнем отсева, более низким уровнем тревожности и более позитивными стратегиями выживания [18]. Учащиеся, окружающая среда которых поддерживает их потребности, более склонны к учебе, что вселяет надежду [19].

2.1.3. Факторы, способствующие развитию самоопределения
Стили воспитания —

Согласно SDT, социальные контексты, которые являются отзывчивыми и поддерживающими, могут помочь молодым людям участвовать в самоинициализированном, саморегулируемом и волевом поведении [2].Родители в контексте семьи играют очень важную роль в развитии самоопределения. Во-первых, родители, которые удовлетворяют потребности своих детей в автономии, вносят свой вклад в их саморегуляцию и мотивацию. Исследования предоставили доказательства того, что родители, оказывающие автономную поддержку, предоставляют своим детям выбор и возможности и позволяют им исследовать и действовать в соответствии со своими собственными интересами и ценностями [20, 21]. Проявляя неподдельный интерес к потребностям своих детей и сопереживая их взглядам и перспективам [22], родители помогают своим детям развиваться в качестве активных и волевых агентов.Исследование Soenens и Vansteenkiste [9] показало, что поддержка родительской автономии в значительной степени способствовала самоопределению в области школы и отношений со сверстниками. С другой стороны, контролирующий родительский стиль, который фокусируется на результате, а не на процессе, и на методах контроля, как правило, подрывает внутреннюю мотивацию и интернализацию детей [23, 24]. Во-вторых, предоставление родителями структуры, такой как четкое ожидание относительно поведения, способствует повышению компетентности детей, пониманию способов достижения успеха и личному контролю [24].В-третьих, участие родителей способствует мотивации детей к достижению, усвоению ценностей и академической саморегуляции учащихся [24, 25]. Заботливая и благоприятная домашняя среда также удовлетворяет потребности детей в отношениях. Короче говоря, поддержка, структура и участие родительской автономии имеют отношение к развитию автономной саморегуляции у детей.

Стиль, поддерживающий автономию учителя —

SDT предполагает, что поддержка и структура автономии учителя уместны, чтобы помочь ученикам достичь оптимального обучения.Поддержка автономии и структура, хотя и разные, ориентированы на студентов и имеют положительную взаимосвязь. Учителя, которые обеспечивают учащихся структурой и руководящими принципами, как правило, придерживаются более независимого стиля обучения [26]. Исследования показали положительную взаимосвязь между поддержкой автономии учителей и учебным самоопределением учащихся, вовлечением в школу и приспособлением к школе [9]. Учителя, поддерживающие автономию, подобно поддерживающим автономию родителям, вносят свой вклад в самоопределение учащихся, предлагая выбор, обосновывая выбор, сопереживая взглядам учащихся и сводя к минимуму использование контролирующего языка в классе [26].Учителя, поддерживающие автономию, также выявляют, развивают и развивают внутренние мотивационные ресурсы учащихся [27]. Эти практики предоставляют студентам возможность преследовать личные цели и интересы, а также удовлетворять свои потребности в автономии и компетентности.

Кроме того, поддерживающая автономия учебная среда способствует повышению воспринимаемой компетентности, интереса и удовольствия учащихся [28]. Учащиеся с низким уровнем автономии особенно выигрывают в среде, поддерживающей автономию, где они учатся быть более автономными и саморегулируемыми, что приводит к повышению успеваемости.

Культура и самоопределение —

SDT утверждает, что потребности в компетентности, автономии и родстве являются врожденными, универсальными и совместимыми. Следовательно, выполнение этих потребностей способствует оптимальному функционированию всех людей в разных культурах и обществах [29]. SDT признает, что культура влияет на людей, приписывающих значение и интерпретацию их автономному опыту как положительному или отрицательному, который следует поддерживать или предотвращать [3]. Выражение людьми своих потребностей в компетентности, автономии и родстве может отличаться в пределах культур, придерживающихся разных ценностей.Тем не менее, они считают, что преимущества самоопределения и негативные последствия неавтономности проявляются во всех культурах. Однако кросс-культурные психологи утверждают, что концепции самоопределения и автономии находятся под влиянием западных культурных ценностей. Например, автономия считается ценностью, поддерживаемой в индивидуалистических обществах [30], отражающей независимый взгляд на себя [31]. Следовательно, потребность в автономии находится в противоречии с потребностью во взаимосвязи и взаимозависимых отношениях, которые лелеют в коллективистских обществах [32, 33].Однако другие исследователи утверждают, что автономия с точки зрения ОДТ заключается в том, чтобы действовать по своей воле, что отличается от утверждения независимости от значимых других и наличия свободы выбора. В коллективистской культуре потребность в автономии может быть удовлетворена посредством интернализации требований других и самоутверждения выбора [10]. Недавнее исследование Hui et al. [34] продемонстрировали, что эти три психологические потребности имеют отношение к академической мотивации как на Востоке, так и на Западе.Компетентность оказалась наиболее значимым предиктором академической мотивации китайских студентов. Следуя компетенции, родство с родителями играло важную роль в прогнозировании академической мотивации. Автономия имела сильную положительную связь с родством, показывая, что чем более высокую автономную поддержку студенты получали от своих родителей, тем большую связь они чувствовали со своими родителями. Другое исследование с участием китайских студентов из Китайской Народной Республики также продемонстрировало преимущества автономной академической мотивации для адаптивного отношения к обучению, академической успеваемости и благополучия [14].

2.2. Самоопределение с точки зрения повышения квалификации

2.2.1. Теоретические основы и подходы

Согласно функциональной теории самоопределения, люди действуют как причинные агенты, которые заставляют вещи происходить. Самостоятельные действия связаны с функцией, которую они выполняют. Существенные характеристики самоопределяемых действий включают в себя то, что человек действует автономно и самореализующимся образом, поведение саморегулируется, и действие является самоинициированной реакцией на события в психологически усиленной манере [35].Поскольку функциональная теория самоопределения использует структуру взаимодействия человека и окружающей среды в своей концептуализации, на развитие самоопределения влияют как индивидуальные диспозиционные характеристики, так и опыт окружающей среды. С другой стороны, экологическая модель самоопределения рассматривает достижение личного контроля над своей жизнью как конечную цель самоопределения [36]. Согласно этой модели, навыки, знания и убеждения, которыми обладает человек, взаимодействуют с окружающей средой, способствуя достижению целей и желаемых результатов.

Поощрение самоопределения было серьезной проблемой для молодежи с ограниченными возможностями. Исследования показали, что молодым людям с ограниченными возможностями не хватает навыков, знаний и убеждений, которые важны для их самоопределения [37]. Кроме того, учащиеся с ограниченными возможностями менее самостоятельны, чем их сверстники без инвалидности. Следовательно, содействие самоопределению было основной проблемой в области специального образования и стало лучшей практикой в ​​среднем образовании и переходной службе [38].

В последние годы появление позитивной психологии оказало значительное влияние на сферу позитивного развития молодежи. Основанный на теориях развития, таких как теория развития личности Эриксона и теория привязанности Боулби, подход позитивного развития молодежи делает упор на выявлении сильных сторон и компетенций молодых людей. Подходы основаны на гуманистической психологии, которая подчеркивает потенциал и возможности людей. Можно видеть, что допущения гуманистических теорий очень похожи на те, на которых основано самоопределение, например, подчеркивание субъективной осведомленности индивидов о себе и других, а также наличие у индивидов выбора и способности к самоактуализации [4].Самоопределение является одним из пятнадцати психологических конструктов, которым нужно обучать в качестве развития навыков молодежи с ограниченными возможностями или без, программ позитивного развития молодежи и проекта P.A.T.H.S в школах Гонконга [7].

2.2.2. Факторы, способствующие самоопределению учащихся с ограниченными возможностями

Согласно функциональной теории, на развитие самоопределения влияют способности человека, то есть личные характеристики, факторы окружающей среды и учебный опыт.Что касается личностных характеристик, то было обнаружено, что интеллект имеет положительную связь с самоопределением, при этом люди с высокими показателями IQ имеют более высокие показатели самоопределения [39].

Исследования, изучающие влияние пола на самоопределение, были ограниченными и дали неоднозначные результаты. В исследовании Wehmeyer и Garner [40] гендерная принадлежность не была значимой. Однако другие исследования показали, что пол влияет на самоопределение (Nota et al., 2007 и Shogren et al., 2007 цитируется в [41]). Было обнаружено, что внешние факторы, такие как возможность выбора, а не интеллект, являются основным предиктором самоопределения среди людей с ограниченными интеллектуальными возможностями [40]. Условия жизни и работы способствуют самоопределению, при этом люди, проживающие в общинах, обладают большей автономией и более широкими возможностями выбора, тогда как люди из ограничительных условий обладают более низким самоопределением [42]. Недавнее исследование Lee et al. [41] обнаружили, что факторы обучения, знаний и предрасположенности были более сильными предикторами самоопределения учащихся, чем личные факторы, такие как возраст, пол и уровень интеллекта.Самоэффективность и ожидаемый результат, инструкции по планированию перехода под руководством студентов и знания студентов о планировании перехода до вмешательства были сильными предикторами решимости студентов.

Факторы окружающей среды, которые способствуют самоопределению, включают предоставление самоопределенных ролевых моделей, обучение навыкам самоопределения и поддержку, возможности выбора для принятия решения, позитивные модели общения в школьных учреждениях и личные отношения, а также оказание поддержки учащимся учителями и сверстниками [43].Кроме того, развитие поддерживающих отношений с другими, включая учителей и сверстников, способствует поддержке самоопределения [44]. Чувство родства обеспечивает молодым людям уверенность в самоопределении [17]. Следовательно, поддерживающие отношения, поощряемые программами поддержки сверстников, такими как наставничество и консультирование, помогают продвигать самоопределение [44].

2.2.3. Программы вмешательства для содействия самоопределению

Исследования показали, что владение навыками самоопределения связано с улучшением результатов обучения в школе и с успехом после школы для молодежи и взрослых с ограниченными возможностями.Например, улучшение навыков самоопределения было критически важным для успеваемости и успеваемости и способствовало более активному участию в учебе и вовлеченности после окончания средней школы [45]. Навыки самоопределения приводят к улучшению результатов в плане независимости и занятости, а также качества жизни [46].

Следовательно, самоопределение как конструкция становится важным аспектом в образовании и широко используется в образовательных программах для учащихся с ограниченными возможностями [42]. Для повышения их навыков самоопределения были разработаны различные модели и подходы [47–53].Большинство программ вмешательства нацелены на обучение навыкам принятия решений, выбора, самоадвокации, самоэффективности, самосознания и самооценки целей и планов [54].

Филд и др. [55], например, разработали учебную программу «Шаги к самоопределению» , основанную на пяти основных компонентах: познать себя, ценить себя, планировать, действовать, испытать результат и учиться. Первые два компонента, «Познай себя» и «Цени себя», посвящены развитию самопознания и самосознания.Компоненты Plan и Act предназначены для приобретения определенных навыков. «Опыт, результат» и «Обучение» относятся к оценке целей и планирования, а также к празднованию успеха. Этот учебный план основан на представлении о том, что обладание внутренним знанием того, чего человек хочет, и навыками для достижения желаемых целей имеют отношение к самоопределению. Индивидуальные характеристики, такие как самосознание, являются строительными блоками для самоопределения, тогда как способность ставить цели — это результат самоопределения. Факторы окружающей среды, такие как возможности для выбора и отношение других, также способствуют самоопределению.Это пример комплексной учебной программы, которую можно использовать для учащихся средних школ с ограниченными возможностями и без них. Знания и навыки самоопределения могут быть интегрированы в предметные области для поддержки на всех уровнях в школе.

Самостоятельная обучающая модель обучения, предложенная Wehmeyer et al. [56] нацелен на усиление компонентов самоопределения, в котором учителя проводят учащихся через трехэтапный учебный процесс, а именно: постановку целей, принятие мер и корректировку цели или плана.На каждом этапе учащиеся учатся реагировать на проблемы, задавая и критически отвечая на серию из четырех вопросов в процессе решения проблем, ставя цели для удовлетворения своих потребностей, внося изменения и применяя самостоятельно выбранные ими цели, а также корректируя действия для завершения. свои планы. Учителя предоставляют набор целей для каждого вопроса и учебную поддержку на каждом этапе, чтобы помочь учащимся учиться самостоятельно. Следовательно, учащиеся действуют как активные участники при принятии решений, выборах и действиях.Этот подход к обучению саморегулируемому решению проблем может применяться в широком спектре областей содержания для учащихся с ограниченными возможностями и без них. Программа положительно повлияла на саморегуляцию студентов и достижение поставленных ими целей.

Поскольку приобретение навыков самоопределения помогает всем подросткам, с ограниченными возможностями или без, быть самостоятельными учениками, имеющими личный контроль над своей жизнью, учебные программы, направленные на усиление компонентов самоопределения, упомянутых выше, могут быть включены в общую учебную программу. так что все студенты могут получить пользу.Кроме того, включение молодежи с ограниченными возможностями в обычное образование является глобальной тенденцией. Преднамеренное включение обучения самоопределению и развития в общую учебную программу позволит учащимся с ограниченными возможностями иметь доступ к вмешательству в инклюзивных классах [54].

Теория самоопределения: ее применение к поведению в отношении здоровья и взаимодополняемость с мотивационным интервьюированием | Международный журнал поведенческого питания и физической активности

Впечатляющее количество исследований предоставило убедительные доказательства ключевой роли поведения в благополучии, заболеваемости и смертности, а также в расходах на здравоохранение [1].Действительно, по некоторым оценкам, почти 3/4 всех расходов на здравоохранение приходится на хронические заболевания, являющиеся следствием такого поведения, связанного со здоровьем, как употребление и воздействие табака, плохое питание и отсутствие физической активности [2]. Другое исследование показало, что соблюдение пяти основных стилей образа жизни (отказ от курения, индекс массы тела (ИМТ) <25, физическая активность в течение 30 или более минут в день, умеренное употребление алкоголя и здоровое питание) снижает риск коронарных артерий. события на 62% в возрасте старше 16 лет в когорте из 42 000 взрослых мужчин США.Кроме того, у мужчин, которые приняли хотя бы два из этих моделей поведения, риск сердечно-сосудистых событий на 27% ниже, чем у тех, кто этого не сделал [3]. Образ жизни составляет около 40% смертности в промышленно развитых странах и является причиной до 2/3 всех раковых заболеваний [4], а также возникновения и лечения ожирения, диабета, сердечно-сосудистых заболеваний, сердечных приступов и инсульта. Учитывая важность поведения в отношении здоровья для благополучия, результатов в отношении здоровья и процессов болезни, развитие строгой науки о поведении в отношении здоровья, его изменении и поддержании имеет решающее значение для продления как продолжительности, так и качества жизни.

В последние годы в науке об изменении поведения в отношении здоровья все больше внимания уделяется теоретическим подходам к вмешательству. Использование теории для информирования и тестирования вмешательств важно как для расширения фундаментальной науки, так и для разработки вмешательств, которые имеют реальную практическую ценность. С точки зрения фундаментальной науки теории должны быть проверены в нескольких областях и с помощью нескольких методов, чтобы соответствующим образом их усовершенствовать и расширить. Кроме того, использование теории важно для приложений в изменении и поддержании поведения в отношении здоровья, потому что теории часто информируют нас о том, как работают вмешательства, определяя основные механизмы, тем самым обеспечивая более близкие цели вмешательства (т.е., медиаторы и модераторы эффектов вмешательства). Посредники могут помочь прояснить процессы, благодаря которым вмешательство является эффективным, и могут быть полезны в обстоятельствах, когда вмешательство оказывает прямое или косвенное влияние на первичный результат. Например, вмешательство может не иметь прямого воздействия на конкретный поведенческий результат, но может косвенно улучшить результат через свое влияние на психосоциальную переменную, такую ​​как самоэффективность или мотивация. Таким образом, специалисты по вмешательству могут усовершенствовать вмешательства, чтобы конкретно нацелить их на эти промежуточные переменные, что приведет к более эффективным вмешательствам.В других обстоятельствах вмешательство может напрямую повлиять на поведенческий результат, и посредники могут прояснить механизмы, посредством которых действует вмешательство, и последовательность, с помощью которой происходит изменение поведения. Таким образом, смена посредника может быть важным результатом сама по себе, благодаря чему интервенционисты и практики могут оценить, функционирует ли вмешательство предсказуемым образом, до оценки поведенческого результата в конце вмешательства (или других последующих действий). период до).Модераторы могут помочь уточнить, для кого и при каких обстоятельствах вмешательство является эффективным (например, вмешательство особенно эффективно для определенной социально-демографической подгруппы). Таким образом, вмешательства могут быть нацелены на группы населения, для которых они наиболее эффективны и действенны, и / или могут быть адаптированы так, чтобы стать более эффективными для других групп населения. Теория также может привести к сдвигу парадигмы в том, как измеряются изменения и их поддержание, а также как оцениваются результаты лечения. Хотя для фундаментальной науки важны скупость теории, применимость к ряду поведения и результатов, а также способность к уточнению и расширению, хорошие теории также должны быть практичными.То есть теории должны быть строгими не только с научной, но и с практической точки зрения. В той мере, в какой теории соответствуют клиническим руководствам и принципам клинической практики (например, медицинскому профессионализму, принципам биомедицинской этики), они лучше подходят не только для научного, но и для практического дискурса.

В конце 1970-х и начале 1980-х годов появилась ключевая теория (например, теория самоопределения; SDT) и клинический стиль (мотивационное интервью; MI), которые использовались для понимания поведения, связанного со здоровьем, и воздействия на него.Хотя эти усилия были инициированы двумя разными группами и, в некоторой степени, для двух разных целей, сегодня параллели между SDT как теорией и MI как стилем клинической практики, применительно к здоровому поведению, становятся все более очевидными. [5–8]. Эти параллели были дополнительно прояснены по мере того, как исследователи SDT разработали эффективные клинические вмешательства, основанные на методах SDT и MI, которые способствуют изменению поведения в отношении здоровья путем изменения посредников SDT автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности [e.г., [9–12]]. Кроме того, в недавней публикации М.И. перешел к формальному изложению теории [13]. В совокупности эти события предполагают, что синтез SDT (и его медиаторов) с методами MI может быть мощной комбинацией, которая может способствовать изменению поведения в отношении здоровья. Движение МИ к изложению теории также позволяет более тщательно сравнить общие теоретические основы между SDT и MI. Мы также предлагаем обсуждение некоторых потенциальных различий между MI и SDT, которые ранее не обсуждались.Цель этой статьи — обсудить теорию самоопределения и более практические аспекты ее применения к поведению в отношении здоровья как в исследовательском, так и в клиническом контексте, а также в дальнейшем изучить потенциальные концептуальные совпадения и различия между SDT и MI.

Теория самоопределения

Теория самоопределения (SDT [14, 15]) — это общая теория человеческой мотивации, которая подчеркивает степень, в которой поведение является относительно автономным (т. Е. Степень, в которой поведение происходит от самого себя) по сравнению с относительно контролируемым (т.е., степень, в которой поведение находится под давлением или принуждением со стороны интрапсихических или межличностных сил). SDT определяет мотивацию как психологическую энергию, направленную на конкретную цель. Многие теории человеческого поведения объясняют направление поведения, но не могут объяснить, как это поведение подпитывается энергией [14]. Таким образом, SDT подчеркнула важность мотивационного качества в дополнение к его количеству . Он также предлагает особенно комплексный подход к изучению поведения в отношении здоровья посредством его концептуализации и измерения автономии, воспринимаемой компетентности, родства с другими, а также акцента на роли социального контекста в поддержке или противодействии оптимальной мотивации.

Континуум мотивации

Традиционно теории мотивации делали различие между внутренней и внешней мотивацией. Внутренняя мотивация характеризуется вовлечением в поведение ради самого себя, в то время как внешняя мотивация характеризуется вовлечением в поведение для достижения некоторого отдельного результата, будь то в форме материального вознаграждения, общественного признания, доказательства чего-то самому себе или поддержания согласованности между своими ценности и поведение.С учетом этих определений многие виды поведения, особенно те, которые имеют отношение к укреплению здоровья (например, изменение диеты), профилактике заболеваний (например, обследования, такие как колоноскопия) и ведению болезней (например, прием лекарств), вероятно, являются внешними по своей природе [например, [16, 17]]. Однако не все внешние мотивации эквивалентны. Райан и Коннелл [18] предложили мотивационный континуум в рамках SDT, чтобы лучше охарактеризовать степень, в которой внешние мотивации относительно более или менее интернализованы.

SDT использует термин «интернализация» для описания процесса, посредством которого поведение становится относительно более автономно регулируемым или оцениваемым с течением времени. Автономная саморегуляция особенно важна для поведения, связанного со здоровьем, потому что чем более автономно человек регулируется по отношению к данному поведению, тем большее усилие, вовлеченность, настойчивость и стабильность могут проявляться в этом поведении [19]. Согласно SDT, наименее интернализованной формой регулирования является внешний , который отражает поведение, направленное на получение некоторого вознаграждения или избежание некоторых негативных непредвиденных обстоятельств.Так, например, кто-то может бросить курить, потому что его хирург не проведет необходимую операцию по шунтированию коронарной артерии, если он не бросит курить первым, или потому, что он хочет 800 долларов, которые его работодатель предлагает курильщикам за отказ. Интроецированное регулирование включает в себя поведение из-за некоторого чувства вины или обязательства или из-за необходимости что-то доказать себе или другим (то есть повысить самооценку). Таким образом, человек может бросить курить, потому что он будет чувствовать себя виноватым из-за эмоциональных и финансовых потрясений, с которыми придется столкнуться его семье, если у нее будет длительная болезнь и преждевременная смерть.Следующая наиболее интернализованная форма регулирования (то есть первый уровень автономного регулирования) называется , идентифицируется как , и в этом случае человек проявляет поведение, потому что это важно для него. Например, кто-то может бросить курить, потому что лично считает, что это важная цель. Наконец, наиболее интернализованной формой внешней мотивации является интегрированное . Интегрированные правила — это мотивы поведения, которые важны для человека, и они задействованы, потому что они также согласуются с другими целями и ценностями.Таким образом, кто-то может бросить курить, потому что ценит свое здоровье, а отказ от курения соответствует другим ее жизненным целям (например, поддержание регулярного режима физических упражнений, долгая жизнь, чтобы наслаждаться семьей). Рисунок 1 дает визуальное представление о континууме внешней мотивации. Стоит отметить, что, хотя здесь они описаны как дискретные, исключительные формы мотивации и саморегуляции, довольно часто — особенно в поведении, связанном со здоровьем, — различные формы регулирования сосуществуют для одного и того же поведения и колеблются во времени и в разных контекстах. .Например, кто-то может заниматься спортом, потому что он ценит свое здоровье (установленное регулирование), но также и потому, что, как исследователь поведения в отношении здоровья, он будет чувствовать себя виноватым, если не будет участвовать в поведении, которое он предписывает пациентам, клиентам или участникам исследования вмешательства (интроецированный регулирование).

Рисунок 1

Континуум внешней мотивации .

Нужна поддержка: социальный контекст и мотивационный континуум

Одной из определяющих черт SDT является отношение как к человеку (т.д., личность) и ситуация (т. е. социальный контекст) в мотивированном поведении. То есть на личностном уровне люди могут ориентироваться на свое окружение относительно более или менее автономными способами, и, таким образом, их поведение может в среднем относительно более или менее автономно регулироваться. Однако личность не раскрывает всей истории. Действительно, социальный контекст может поддерживать или препятствовать автономному саморегулированию и процессу интернализации в любой данной области. Согласно SDT, степень, в которой человек испытывает потребность в поддержке со стороны различных контекстов (например,g., взаимодействие врача и пациента) в значительной степени предсказывает, насколько автономно регулируется одно предписанное поведение.

SDT определила три психологические потребности, критически важные для поддержки процесса интернализации и развития оптимальной мотивации и личного благополучия. Потребность в автономии отражает потребность чувствовать выбор и волю в качестве инициатора своих действий. Компетенция включает в себя потребность чувствовать себя способным достичь желаемых результатов, концептуально аналогично самоэффективности в социальной когнитивной теории.Наконец, родство отражает потребность чувствовать близость с важными людьми и понимание ими. Когда люди испытывают удовлетворение этих потребностей в определенном контексте, они с большей вероятностью будут автономно саморегулироваться в отношении поведения, соответствующего этому контексту. Таким образом, в той степени, в которой пациент чувствует, что его потребности в автономии, компетентности и родстве поддерживаются в ходе обсуждения с лечащим врачом, например, изменения его диеты, чтобы включить больше фруктов и овощей, пациент, вероятно, будет чувствовать больше автономно саморегулирующийся (т.е., более идентифицированные или интегрированные) вокруг этого рекомендуемого изменения поведения в отношении здоровья.

Учитывая важность поддержки потребности в содействии интернализации, SDT предложила предложения по конкретным поведенческим стратегиям, которые могут поддерживать одну или несколько из этих потребностей. Например, поддерживающее поведение автономии включает выявление и признание точек зрения и эмоций пациентов перед тем, как давать рекомендации; поддержка выбора и инициативы пациентов; обоснование предоставленных советов; предоставление меню эффективных (т.д., основанные на фактах) варианты изменений; минимизация контроля и суждения; и изучение того, как уместное поведение в отношении здоровья соотносится с жизненными устремлениями пациентов. Например, практикующий врач, работающий с пациентом над отказом от табака, может поддержать автономию пациента, попросив пациента выразить то, что, по его мнению, он хотел бы справиться со стрессовыми ситуациями без курения (то есть, выявив точки зрения и эмоции пациента). Поддержка компетентности предполагает уверенность в том, что пациенты могут добиться успеха; переосмысление прошлых неудач как коротких успехов; обеспечение точной обратной связи по эффективности без осуждения; выявление препятствий; развитие навыков и решение проблем; и разработка плана, соответствующего уровню навыков и опыта пациентов.Поддержка компетентности может быть особенно актуальной в контексте неудачи. Например, пациент мог две недели не курить, но начал курить после особенно стрессового события на работе. Практикующий может поддержать потребность пациента в компетентности, сосредоточившись на достижении отказа от табачного дыма в течение двух недель и обсудив с пациентом важные достижения, достигнутые в результате этого (например, зная, что отказ от курения на 2 недели возможен; узнать больше о триггеры для курения и др.). Как теоретическое предположение, так и некоторые недавние эмпирические данные о применении ВДТ к здоровью предполагают, что подлинная воспринимаемая компетентность не возникает, если человек не чувствует себя полностью волевым (т. Е. Автономно регулируемым [20]). Таким образом, поддержка автономии пациента путем обеспечения того, чтобы пациенты были полностью волевыми или готовы рассмотреть изменения, также имеет отношение к поддержке компетентности. Наконец, поддержка родства включает в себя безусловное позитивное отношение (особенно перед лицом неспособности достичь желаемых целей), сочувствие к заботам пациентов и обеспечение неизменно теплой межличностной среды.Таким образом, практикующий врач может поддержать потребность пациента в общении, выразив понимание того, насколько сложно изменить поведение, например, бросить курить, и отразив обеспокоенность пациента неудачей. Поддержка всех трех потребностей требует, чтобы врачи активно взаимодействовали со своими клиентами и придерживались клиентоориентированного подхода к взаимодействию. Например, выявление и признание точки зрения клиента начинается с активного слушания и включает в себя размышления (например,g., краткое изложение мыслей, эмоций и планов клиента в отношении решаемой проблемы со здоровьем). Обычно предполагаемая потребность в поддержке со стороны практикующих врачей измеряется с помощью вопросника по климату в здравоохранении (HCCQ [21–23]).

Концепция поддержки потребности является одним из факторов, который делает SDT особенно подходящим для контекстов здоровья, поскольку это согласуется с биомедицинской этикой [24], законом и медициной [25], медицинским профессионализмом [26] и осознанным принятием решений [27, 28]. ].Уважение к автономии пациентов является неотъемлемой частью всех медицинских вмешательств. Биомедицинская этика повысила уважение к автономии до одного из трех наиболее приоритетных результатов всех обращений за медицинской помощью, что эквивалентно повышению благосостояния пациентов и повышению социальной справедливости (например, устранение дискриминации). Таким образом, акцент SDT на поддержке основных психологических потребностей, в частности потребности людей в автономии, согласуется с этими более общими принципами ухода за пациентами, что делает его практическую полезность в клиническом и медицинском контексте первостепенной.Эти общие принципы ухода за пациентами также предполагают, что измерение автономности и ее изменения важно — если не существенно — для трансляционных исследований, поскольку все клинические вмешательства обязаны уважать автономию, независимо от теоретической основы, на которой она основана, или ожидаемого результата. изменить. Биомедицинская этика устанавливает, что уважение к автономии и автономному саморегулированию само по себе является важным результатом для здоровья. В дальнейшем к этой теме обращаются Ванстенкисте и Уильямс, в этом выпуске.

Стремления

Как описано выше, SDT сосредоточено на роли личностных (т.е. мотивационных ориентаций) и предметно-ориентированных (т.е. поддерживая или препятствуя процессу интернализации. SDT также обращалось к роли ценностей и устремлений в достижении целей [29, 30]. В частности, SDT отделяет внешние устремления от внутренних.Внешние устремления отражают цели, относительно внешние по отношению к себе, и включают в себя богатство, славу и имидж. Внутренние устремления отражают цели, которые в большей степени связаны с самим собой, и включают в себя значимые отношения, личностный рост, вклад сообщества и, что немаловажно, здоровье. Исследования устремлений в рамках ОДР в основном сосредоточены на том, насколько люди ценят внутреннее по сравнению с внешними устремлениями. Когда люди уделяют первоочередное внимание внешним устремлениям, они свидетельствуют о более низком уровне автономии и родства, а также о более низком физическом и психическом благополучии и более рискованном поведении для здоровья.Напротив, усиление акцента на внутренних устремлениях было связано с множеством положительных результатов, включая большую автономию и жизнеспособность [29–32]. Недавние вмешательства, применяющие ОДТ в контексте здравоохранения, сделали акцент на изучении устремлений пациентов как средстве согласования более широких жизненных целей пациента с целями изменения поведения в отношении здоровья. Недавно появившаяся группа исследований также изучает интернализацию устремлений с течением времени (то есть степень, в которой люди начинают смещать акцент с более сильного акцента на внешних устремлениях на внутренние устремления [33]) и роль стремлений в контексте вмешательств по изменению поведения в отношении здоровья.Действительно, недавний анализ исследования здоровья курильщиков (описанного ниже) показал, что вмешательство на основе SDT помогло поддержать внутренние устремления через 12 месяцев после вмешательства. Кроме того, внутренние устремления продемонстрировали как опосредующий, так и сдерживающий эффект вмешательства, так что (а) вмешательство на основе ОДТ способствовало постоянному повышению важности внутренних стремлений для здоровья, что, в свою очередь, предсказывало лучшие результаты отказа от табака через 18 месяцев после начала употребления табака. вмешательство; и (b) вмешательство, основанное на ОДР, было особенно эффективным в продвижении долгосрочного отказа от табака среди тех, кто придавал большее значение стремлениям к здоровью [34].

От фундаментальной науки к применению: ОДТ и здоровье

В отличие от ИМ, который был разработан в контексте изменения поведения, связанного со здоровьем (т. Е. Проблемного употребления алкоголя [35]), ОДТ был разработан в контексте фундаментальных социальных наук (т. Е. Теории разработка и тестирование [14, 36, 37]). Большая часть ранних работ по SDT была сосредоточена на подрывающем влиянии вознаграждений на внутреннюю мотивацию [например, [38-40]], а первые приложения SDT были направлены на понимание этих процессов в образовании [e.г., [41–43]]. За последние 10–15 лет появилось все больше исследований, в которых проверяется применимость ОДТ в контексте здравоохранения, включая среду здравоохранения, изменение поведения в отношении здоровья и вмешательства. В совокупности результаты этих исследований продемонстрировали роль поддержки потребности и автономной саморегуляции в различных исходах психического и физического здоровья, включая депрессию, тревогу, соматизацию, качество жизни, отказ от табака, физическую активность, потерю веса, лечение диабета. , здоровье зубов и приверженность лечению [20].Ниже мы резюмируем некоторые из этих исследований, чтобы подчеркнуть широту и глубину результатов применения SDT к здоровью.

Так же, как ИМ возник как поведенческая терапия для лечения проблемного употребления алкоголя, одна из первых попыток SDT в области применения здорового поведения включала исследование людей, которым была назначена 8-недельная программа лечения от алкоголя [44]. Основными исходами были посещаемость во время программы и оценка врачами участия пациентов в лечении. Результаты показали, что люди, у которых была более автономная саморегуляция при лечении от алкоголя, продемонстрировали большую посещаемость лечения, завершение программы и участие в лечении по оценке клиницистов.

Уильямс и его коллеги [22] изучали людей, включенных в программу похудания для пациентов с болезненным ожирением. 26-недельная программа включала очень низкокалорийную жидкую диету в течение первых 13 недель с постепенным введением нормальной пищи в течение последних 13 недель лечения. В курс лечения также входили раз в неделю групповые занятия с 12-15 участниками для обсуждения чувств и проблем, возникающих в процессе похудания, оказания поддержки со стороны сверстников и ознакомления с методами самоконтроля диеты, физической активности и веса.Основными результатами были посещаемость программы и изменение ИМТ. Результаты показали, что у людей с большей автономной саморегуляцией в программе похудания была лучшая посещаемость программы и большее снижение ИМТ. Важно отметить, что автономная саморегуляция лечения прогнозировала долгосрочное изменение ИМТ более чем через год после окончания лечения. Кроме того, это исследование продемонстрировало прямую связь между восприятием пациентами потребности в поддержке со стороны лечащих врачей и (1) автономной саморегуляцией лечения в середине вмешательства, (2) посещаемостью программы и (3) изменением ИМТ (после вмешательство и при длительном наблюдении).Было показано, что автономная саморегуляция лечения на полпути через вмешательство опосредует связь между предполагаемой поддержкой потребностей и результатами лечения, предоставляя первые эмпирические данные для модели изменения поведения в отношении здоровья, в соответствии с которой социальный контекст (т. Е. Потребность в поддержке) предсказывает мотивация (например, автономная саморегуляция), которая, в свою очередь, предсказывает поведение в отношении здоровья и / или результаты для здоровья.

SDT также применялся для изучения приверженности длительным и сложным схемам приема лекарств.В обсервационном исследовании 126 пациентов, принимавших 1 из 30 различных лекарств в течение более двух месяцев (в среднем> 6 лет), приверженность в течение 2-недельного периода была сильно связана с автономной саморегуляцией пациентов для приема этого лекарства, как оценивалось в начало исследования. Важно отметить, что восприятие пациентами потребности в поддержке со стороны их поставщиков медицинских услуг также предсказывало автономное саморегулирование приема лекарств и их приверженности [23]. Аналогичные результаты были получены в исследовании 201 ВИЧ-положительного пациента, получавшего высокоактивную антиретровирусную терапию (ВААРТ).Схемы приема препаратов ВААРТ особенно сложны, поскольку они включают прием 3-4 препаратов несколько раз в день. Это исследование также включало предполагаемую компетентность для приема лекарств и продемонстрировало расширенную модель, в соответствии с которой предполагаемая поддержка со стороны поставщиков медицинских услуг предсказывала автономную саморегуляцию приема лекарств, что, в свою очередь, предсказывало воспринимаемую компетентность для приема лекарств. Воспринимаемая компетентность была более сильным и близким предиктором приверженности к лечению [45].Эта модель была воспроизведена в исследовании использования лекарств в большой закрытой системе здравоохранения среди более чем 2000 пациентов с диабетом, и переменные мотивации проспективно предсказывали использование лекарств, гликемический контроль и более здоровый холестерин [46]. В другом исследовании пациенты с диабетом считали, что их лечащий врач оказывает им необходимую поддержку, они испытывали большую автономную саморегуляцию, что, в свою очередь, предсказывало воспринимаемую компетентность как в поддержании здорового питания, так и в регулярных физических упражнениях.Воспринимаемая потребность в поддержке во время 1 предсказывала более низкие уровни глюкозы в крови в течение 12 месяцев как прямо, так и косвенно через связи между воспринимаемой поддержкой потребности, автономной саморегуляцией и воспринимаемой компетентностью [47]. Таким образом, автономная саморегуляция и воспринимаемая компетентность в отношении предписанного поведения, по-видимому, играют важную роль в поведении и результатах для здоровья, а практикующие врачи играют важную роль в содействии этим мотивационным переменным.

Недавно исследователи начали разработку вмешательств, основанных на принципах SDT и эмпирической поддержке модели процесса SDT изменения поведения в отношении здоровья, полученной в результате наблюдательных исследований.Здесь мы описываем некоторые из этих вмешательств. Другие обсуждаются в другом месте в этом выпуске. Некоторые из самых ранних разработок вмешательств на основе ОДТ касались отказа от табака. В одном исследовании 316 курящих пациентов были набраны для обсуждения со своим врачом их поведения в отношении курения [21]. Врачи были случайным образом назначены для работы с каждым пациентом либо в соответствии с потребностями, либо в противодействии потребностям (т. Е. Рандомизация проводилась на уровне пациента) и для использования модели 4As Национального института рака для прекращения курения.Состояние, поддерживающее потребность, характеризовалось выявлением и признанием точки зрения пациента, предоставлением обоснования для данного совета и минимизацией контроля, избегая при этом суждения. Состояние, препятствующее потребностям, характеризовалось тем, что врач доминировал в разговоре, сводил к минимуму выбор пациента и инструктировал пациента о том, что ему или ей следует делать, без каких-либо оснований или размышлений. Вовлеченность пациентов в обсуждение оценивалась независимыми оценщиками на основе аудиозаписей взаимодействия врача и пациента.Статус курения пациента оценивался через 6, 12 и 30 месяцев после обсуждения. Результаты показали, что наблюдаемый стиль взаимодействия врача косвенно предсказывал статус курения пациента через его прямое влияние на вовлеченность пациента, что является признаком автономной саморегуляции. Это вмешательство особенно важно, потому что оно напрямую говорит о практической полезности SDT, поскольку оно проводилось в реальных условиях группы врачей на уровне сообщества с врачами и их пациентами, с которыми у них были постоянные отношения.

В исследовании здоровья курильщиков участниками были 1006 курильщиков, которые выкуривали не менее пяти сигарет в день и выкуривали не менее 100 сигарет за свою жизнь. Немногим более половины участников не хотели бросать курить в то время, когда они участвовали в исследовании. Участников случайным образом распределили либо на интенсивное лечение, либо на контрольную группу по месту жительства. Интенсивное лечение включало четыре контакта в течение шести месяцев. Практикующие были обучены взаимодействию с участниками на основе Руководства службы общественного здравоохранения по интенсивному лечению табачной зависимости [48] в соответствии с ОДР, что включало: оказание необходимой поддержки, включая поддержку решения участника о том, бросить или продолжить курить; предоставление информации о никотине, табачной зависимости и советы по успешному отказу от курения; изучение препятствий и того, как курение связано с их ценностями; использование совместного принятия решений для разработки плана; решение проблем и развитие навыков; и доступ к фармакотерапии.Условие оказания помощи в общине состояло из предоставления текущих брошюр о прекращении курения и поощрения к обсуждению курения с врачом и соответствовало тому, что обычно предписывалось для отказа от курения в сообществе в то время [49].

Результаты продемонстрировали поддержку модели процесса SDT, в соответствии с которой более значительная поддержка предполагаемых потребностей со стороны поставщиков медицинских услуг (включая практиков-исследователей) предсказывала большее увеличение автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности для прекращения курения от исходного уровня до конца вмешательства.Большее повышение автономной саморегуляции и воспринимаемой способности бросить курить предсказывало лучшее воздержание от табака через 12 месяцев после окончания вмешательства, как с точки зрения распространенности 7-дневных баллов, так и с точки зрения продолжительного воздержания. Стоит отметить, что автономная саморегуляция косвенно повлияла на воздержание от курения, оказав влияние на использование лекарств для прекращения курения. Эта модель была инвариантной для групп вмешательства и оказания помощи в сообществе, предполагая, что интернализация, по крайней мере, частично, является естественным процессом.Тем не менее, важно отметить, что участники группы вмешательства по сравнению с теми, кто находился в группе опеки по месту жительства, продемонстрировали большую воспринимаемую потребность в поддержке, большие изменения в автономной саморегуляции и воспринимаемую способность бросить курить, более активное использование лекарств и более высокие показатели воздержания. Таким образом, хотя процесс интернализации, по-видимому, является процессом, который происходит естественным образом в ходе изменения поведения, это исследование продемонстрировало, что этот процесс можно ускорить с помощью поддерживающего потребность вмешательства, основанного на SDT [12].Важно отметить, что воздержание от табака сохранялось через 24 месяца после вмешательства, в большей степени для тех, кто участвовал в группе вмешательства, чем в группе оказания помощи на уровне общины [50]. Таким образом, есть некоторые первоначальные доказательства того, что вмешательства на основе ОДТ не только способствуют изменению поведения в отношении здоровья, но, что немаловажно, его поддержанию. Кроме того, изменение автономной саморегуляции во время лечения напрямую предсказывало 7-дневное воздержание через 24 месяца после вмешательства и косвенно предсказывало изменение продолжительного воздержания через 24 месяца после вмешательства.Это говорит о том, что изменение автономии во время лечения продолжало мотивировать новые усилия по воздержанию даже после того, как вмешательство было завершено.

Вмешательства на основе SDT также были разработаны для лечения зубов и полости рта [10]. Участниками были 86 человек из стоматологической клиники, случайным образом распределенные либо в группу вмешательства SDT, либо в контрольную группу с обычным уходом. Все участники заполнили базовые анкеты для оценки автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в области стоматологической помощи, и им была предоставлена ​​обычная чистка зубов.Через месяц после чистки зубов участники интервенционной группы приняли участие в 60-минутном информационном сеансе о здоровье зубов, проведенном стоматологом-гигиенистом. Информационная сессия была разработана в соответствии с принципами SDT, включая признание точек зрения и чувств пациентов по поводу проблем со здоровьем зубов, обоснование стоматологической профилактики и предоставление вариантов и вариантов профилактического поведения, которые пациенты могут выбрать. Стоматолог-гигиенист также предоставил компетентную поддержку участникам вмешательства, продемонстрировав правильную технику чистки зубов щеткой и зубной нитью, позволив участникам практиковать это поведение в отношении здоровья зубов и выразив уверенность в способности участников поддерживать такое поведение в течение долгого времени.Через шесть месяцев после обычной чистки зубов все участники вернулись для оценки состояния их полости рта (зубной налет и гингивит) и заполнения последующих анкет для оценки автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в области стоматологической помощи, самооценки стоматологического поведения и отношения и влияют на стоматологическую помощь. По сравнению с теми, кто находился под обычным контролем ухода, участники группы вмешательства SDT продемонстрировали большее увеличение автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в отношении стоматологической помощи, уменьшение зубного налета и гингивита, улучшение самооценки стоматологического поведения и более позитивное отношение и влияние на Стоматологическая уход.Важно отметить, что дальнейшая поддержка модели процесса SDT изменения поведения в отношении здоровья была предоставлена ​​этим исследованием стоматологического здоровья. Осознаваемая потребность в поддержке со стороны стоматологов предсказывала больший рост автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в стоматологической помощи, что, в свою очередь, предсказывало лучшее поведение и результаты в отношении здоровья зубов (например, зубной налет, гингивит).

В дополнение к этим вмешательствам, разработанным для прекращения курения и здоровья полости рта, в последнее время был проведен ряд исследований, включающих вмешательства на основе SDT для снижения веса, физической активности и изменения режима питания.Хотя предыдущие исследования изучали переменные SDT в контексте традиционных медицинских вмешательств по снижению веса [22], в этой недавней исследовательской деятельности использовались принципы SDT для разработки мер по снижению веса, физической активности и диете. Например, в исследовании пациентов из практики первичной медико-санитарной помощи на уровне общины участники, которые работали с консультантом по физической активности, прошедшим обучение в рамках SDT, испытали большую потребность в поддержке в условиях здравоохранения, что предсказывало большее повышение автономной саморегуляции физической активности и , в свою очередь, увеличивает воспринимаемую компетентность в отношении физической активности.Как автономная саморегуляция, так и воспринимаемая компетентность в отношении физической активности предсказывали более значительный рост поведения, связанного с физической активностью [9]. В течение одного года интенсивного поведенческого вмешательства на основе SDT для снижения веса среди женщин с избыточным весом и ожирением потеря веса была больше у женщин, участвовавших в вмешательстве, по сравнению с контрольной группой в конце вмешательства и через 1 год после вмешательства [11, 51]. Вмешательство явно нацелено на повышение автономной саморегуляции упражнений и внутренней мотивации, а именно получения удовольствия от физической активности.Эффект вмешательства на автономную саморегуляцию был заметным, потому что он был значительным, продолжался более одного года и опосредовал влияние вмешательства на физическую активность через 1 и 2 года [52]. Дальнейшие данные этого исследования указывают на «побочный эффект мотивации», при котором автономная саморегуляция при физических упражнениях предсказывает более позднюю автономную саморегуляцию здорового питания в течение одного года [53]. Таким образом, содействие автономной саморегуляции в одной области здоровья может повысить автономную саморегуляцию в других, связанных областях.Дополнительные сведения о каждом из этих и других связанных исследований представлены в другом месте этого выпуска.

Взятые вместе, эти рандомизированные контролируемые испытания демонстрируют, что вмешательства, основанные на SDT, влияют на изменение некоторых форм поведения в отношении здоровья, которые сохраняются после периода свободного выбора (воздержание от табака, физическая активность, здоровье зубов и потеря веса). Эти тесты вмешательств SDT демонстрируют опосредование ключевых конструкций SDT, таким образом связывая SDT с влиянием этих вмешательств на важные модели поведения, связанные со здоровьем, через изменение автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности.Эти исследования, проведенные несколькими исследователями в разных странах (все западные культуры), подтверждают причинную роль изменений в автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в процессе изменения поведения в отношении здоровья.

SDT и MI: перекрытие и различия

Хотя SDT и MI развивались независимо и использовались относительно независимыми группами исследователей, в последнее время внимание было уделено взаимодополняемости этих перспектив [например, [5, 6]], включая спутниковое совещание MI-SDT, проведенное в Синтре после Ежегодного совещания Международного общества поведенческого питания и физической активности в 2009 году.Стоит отметить, что в этом разделе мы рассматриваем сходства и различия между SDT и MI через призму исследователей SDT. Таким образом, возможно (действительно, вероятно!), Что те, кто рассматривает эти две точки зрения через призму МИ, могут увидеть несколько разные сходства и различия [ср. 7]. Мы надеемся, что изложенные ниже моменты будут способствовать дальнейшему обсуждению, дебатам и, что, возможно, наиболее важно, эмпирическим исследованиям о том, как эти две точки зрения могут дополнять и улучшать друг друга и науку о поведении в отношении здоровья в более широком смысле.

Миллер [54] описал ИМ как основанный на таких понятиях, как причинная атрибуция, когнитивный диссонанс и самоэффективность, — все из которых основаны на социально-психологических теориях и различных социальных когнитивных подходах. Однако ИМ критиковали за то, что он в значительной степени атеоретичен [55]. Отсутствие организационной теоретической основы не позволяет объяснить, как и почему МИ может быть эффективным [56–58], хотя в последнее время были предприняты усилия по развитию новой теории МИ [13].Это, пожалуй, самое заметное различие между MI и SDT: SDT — это теория, а MI — это набор методов (более подробное обсуждение этого различия см. В [8]). И хотя преимущество SDT состоит в том, что оно предлагает теоретическую основу для понимания механизмов, с помощью которых вмешательства на основе SDT эффективны, перед исследователями SDT стояла задача перевести теоретические концепции контекстов поддержки потребностей в клинические методы, используемые в вмешательствах. . Таким образом, из-за согласованности между методами MI и необходимостью поддержки SDT, многие вмешательства, основанные на SDT, были основаны на методах MI [e.г., [12, 19]]. Важно отметить, что как SDT, так и MI основываются на перспективах Роджера (например, безусловное позитивное отношение и ориентация на пациента [59, 60]), и поэтому многие из основных предположений обоих подходов схожи.

Одна из областей, в которой много споров ведутся между исследователями SDT и MI, — это область директивности. Хотя Миллер и Ролник [61] определяют МИ как клиентоцентричный и директивный, МИ также очень ясно показывает, что попытки напрямую убедить клиента неэффективны в борьбе с амбивалентностью клиента, потому что такие убедительные попытки по своей сути «принимают сторону» в амбивалентности.В отличие от этого, SDT утверждает, что в практике медицинских вмешательств автономия пациента может поддерживаться, частично, путем предоставления четких рекомендаций в отношении здоровья и благополучия (ср. 12, 49). Кроме того, в частности, в медицинском контексте, явные рекомендации часто являются ожидаемым компонентом взаимодействия между практикующими врачами и пациентами, а отказ практикующих врачей дать такое направление — в дополнение к его потенциальной неэтичности — не поддерживает психологические потребности пациента.Чтобы проиллюстрировать, если пациент попросит рекомендации по лечению сердечного приступа, он, вероятно, почувствует высокий уровень контроля (например, отказ от потребности в автономии) и отказ (устранение потребности в родстве), чтобы врач настаивать на том, чтобы пациент выбрал лечение без рекомендации. В рамках SDT рекомендации должны быть даны после выявления и признания точки зрения клиента, без принуждения и с поддержкой автономии. Когда рекомендация предоставляется таким образом, пациенту с большей вероятностью будет воспринята рекомендация как информационная, а не как принудительная, и, таким образом, она поддерживает самого пациента в принятии решения (например,g., «Я считаю, что отказ от курения — лучшее средство для вашего здоровья, но только вы можете решить, собираетесь ли вы курить или нет. Выбор в конечном итоге за вами, и я здесь, чтобы поддержать вас в любом решении, которое вы примете. «). Более поздние формулировки ИМ позволили практикующим врачам давать рекомендации, когда пациенты конкретно просят совета, и поощряли директивность в случае провоцирования разговоров о переменах [13]. Также возможно, что, как и в случае внутренней мотивации (описанной ниже), эти две точки зрения определили «директиву» несколько по-разному.

Еще одно различие между MI и SDT связано с использованием термина «внутренняя мотивация». MI утверждает, что основная цель методов, используемых при вмешательствах MI, состоит в усилении внутренней мотивации [например, [61]]. Однако SDT и другие теории мотивации [например, [62, 63]] определили внутреннюю мотивацию как участие в деятельности ради нее самой, потому что она по своей природе доставляет удовольствие, приносит удовлетворение или вызов. Учитывая это определение, кажется вероятным, что вместо того, чтобы усиливать внутреннюю мотивацию, методы МИ облегчают процесс интернализации внешних мотиваций (более подробное обсуждение этого вопроса см. В [6]).Эта проблема в значительной степени связана с семантикой и может быть одной из областей, в которой SDT может служить для уточнения и улучшения MI.

Несмотря на эти различия, на самом деле существует значительная часть концептуального совпадения и сходства между SDT и MI. Возможно, наиболее примечательно то, что и SDT, и MI исходят из одного и того же основного предположения: что люди от природы ориентированы на рост, здоровье и благополучие. Кроме того, оба идентифицируют и работают, а не пытаются бороться с амбивалентностью пациента к изменениям.Кроме того, методы MI, по крайней мере, частично согласуются с представлением SDT о необходимости поддержки. Хотя традиционно ОДТ обращалось в первую очередь к проблеме поддержки автономии, способу, которым традиционно измерялось восприятие поддержки автономии (т. Е. HCCQ [например, [17, 21, 22]]), и характеру вмешательств на основе ОДТ. действительно удовлетворить все три психологические потребности. Действительно, воспринимаемой компетентности способствует автономное саморегулирование, которое возникает из контекстов поддержки потребностей [e.г., [20]]. Когда люди проявляют высокую готовность к действию, они с большей вероятностью получают новые знания и применяют новые стратегии, которые приводят к большей воспринимаемой компетентности. SDT предсказывает, что одной воспринимаемой компетентности недостаточно для мотивации поведения; он должен сопровождаться автономией. Это противоречит социальной когнитивной теории [64], которая делает почти исключительный акцент на самоэффективности.

Как упоминалось ранее, на сегодняшний день методы MI послужили основой для некоторых вмешательств SDT [e.г., [9, 11, 12]]. Эти вмешательства, основанные на SDT, более подробно обсуждаются в другом месте этого выпуска [см. 64]. Первоначально МИ определил четыре ключевых принципа, согласующихся с практикой техник МИ: использование эмпатического межличностного стиля, развитие несоответствий, преодоление сопротивления и поддержка самоэффективности для изменений [62, 65]. В более поздних концептуальных представлениях о применении ИМ в контексте здравоохранения использовалась несколько иная терминология, хотя дух ИМ во многом остался прежним [66].Здесь мы даем краткий обзор текущей концептуализации четырех руководящих принципов МИ (ПРАВИЛО = R — придерживаться рефлекса выпрямления, U — стоять и исследовать мотивацию пациента, L — эмпатически относиться к пациенту, E — помогать пациенту. пациент) и три основных коммуникативных навыка (спрашивать, слушать, сообщать). Мы также обсуждаем, как эти элементы ИМ согласуются с поддержкой психологических потребностей, определенных SDT, и, таким образом, могут поддерживать процесс интернализации в более широком смысле.

MI признает естественную тенденцию тех, кто занимается оказанием помощи, особенно в медицинских учреждениях, стремиться «исправить» все, что не так с их пациентами или клиентами. Тем не менее, MI также отмечает, что сопротивление может возникнуть, когда пациенты чувствуют, что их практикующий врач пытается убедить их в определенном порядке действий. Это может быть особенно ярко выражено в ситуациях, когда человек неоднозначно относится к переменам. Таким образом, очень важно, чтобы практикующие сопротивлялись восстанавливающему рефлексу и вместо этого позволяли клиентам исследовать обе стороны своей амбивалентности, чтобы в конечном итоге именно клиент озвучивал причины изменений [66].Этот руководящий принцип аналогичен тому, что SDT описывает как минимизацию контроля и отказ от осуждения. Это может поддерживать потребности клиентов как в автономии, так и в родстве, позволяя пациентам исследовать причины за или против изменения (автономия) в непредвзятом контексте (родство).

Как и SDT, с точки зрения ИМ, для пациентов критически важно воспринимать себя как инициаторов своих действий по изменению поведения. Таким образом, практикующим необходимо понять и изучить мотивации пациента .Это включает в себя изучение того, как пациент оценивает свое текущее поведение и ситуацию, опасения по поводу изменений и другие цели и ценности [66]. Этот руководящий принцип MI соответствует поддержке автономии SDT, в частности, выявлению и признанию точки зрения и эмоций клиента, поддержке инициативы клиента и оценке ценностей.

Одной из определяющих черт ИМ является акцент на , когда он внимательно выслушивает пациента . Таким образом, МИ придает большое значение слушанию, а не информированию со стороны практикующих, а также эмпатическому стилю межличностного общения, включая подлинный интерес к пониманию клиента [61, 65, 66].Согласно MI, клиент должен чувствовать себя принятым и ценным, прежде чем станет возможным изменение поведения. Сочувствие к пациенту, вероятно, поддерживает потребность клиента в отношениях и отражает то, что и ИМ, и SDT возникли из школы мысли Роджера, которая продвигает безусловное позитивное отношение и сосредоточенность на пациенте как первостепенные для терапевтических отношений [60]. Наконец, четвертый руководящий принцип MI- наделить пациента возможностями — включает поддержку самоэффективности для изменений.Этот метод, вероятно, в первую очередь поддерживает потребность клиентов в компетентности, повышая их уверенность в том, что они смогут добиться прогресса в направлении позитивных изменений и справиться с проблемами и препятствиями по мере их возникновения.

В дополнение к этим четырем руководящим принципам исследователи MI также сформулировали три основных коммуникативных навыка, которые обеспечивают практическую пользу этим принципам. Эти коммуникативные навыки включают вопросы, умение слушать и информировать. Цель запроса — выяснить точку зрения клиента, чтобы практикующий понял, откуда приходит пациент и как пациент приближается к возможности изменения поведения. Слушание — это активный процесс, в ходе которого практикующий «проверяет» клиента, чтобы убедиться, что он или она имеет точное понимание точки зрения клиента, его мотиваций и трудностей в процессе изменения поведения. Наконец, , информирующее , является основным средством, с помощью которого практикующие врачи передают клиенту информацию о состоянии его здоровья, изменениях поведения, необходимых для мониторинга или улучшения состояния здоровья, и возможных вариантах лечения.

Направления в будущее

Хотя SDT и MI изначально начинались двумя разными путями, из этого специального выпуска, встречи в Синтре и предыдущих публикаций в других местах [например, [5, 6, 67, 68]] становится ясно, что в настоящее время существует критическая масса исследователей, ведущих диалог о сходствах и различиях между SDT и MI. Однако важно, чтобы эти усилия не зашли в тупик из-за дискуссий и дебатов. Действительно, следующие шаги в этом процессе объединения этой теории и этих клинических методов должны быть подтверждены эмпирически.SDT еще не определила критические компоненты для поддержки психологических потребностей и содействия автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в вмешательствах, связанных с поведением в отношении здоровья. Методы MI и их оценки могут быть полезными дополнениями к текущим вмешательствам в области SDT для информирования этого эмпирического пути.

Некоторые вмешательства при ИМ включали меры SDT [например, [69, 70]], и это важный шаг к эмпирической проверке сходства между двумя подходами. Однако на сегодняшний день результаты относительно того, способствует ли вмешательство ИМ, в частности, изменению автономной саморегуляции, были несколько неоднозначными, хотя некоторые исследования показали, что автономная саморегуляция опосредует связь между вмешательством ИМ и результатом лечения [71].Необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, какие принципы МИ влияют на потребность в поддержке и процесс интернализации. Кроме того, может потребоваться доработка текущих показателей SDT, чтобы лучше охватить все три измерения предполагаемой поддержки потребностей и более точно оценить колебания автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности на начальных этапах изменения поведения, а также поддержания поведения. Кроме того, методы оценки, передовые аналитические методы (анализ кривой роста и моделирование скрытой траектории), а также использование интернет-технологий и мобильных устройств для мгновенного экологического отбора проб также могут улучшить способность исследователей обнаруживать изменения в мотивации в ответ на предоставление определенных компонентов нужна поддержка.

Наконец, необходимы будущие исследования, в которых проводится прямое сравнение вмешательств на основе ИМ и SDT, чтобы (1) более четко выяснить, в какой степени SDT может объяснить, как и почему вмешательства на основе MI влияют на поведение, (2) выявить аспекты основанных на SDT вмешательства, которые похожи на ИМ и отличаются от них (например, кодирование ИМ вмешательств ОДТ и наоборот), (3) определяют, способствуют ли вмешательства ИМ изменения как в автономной саморегуляции, так и в воспринимаемой компетентности и поддерживают потребность во взаимосвязи, и (4 ) лучше прояснить, как оба подхода могут использоваться совместно для получения наиболее положительных результатов.Эти эмпирические усилия требуют не только объединения идей, но, что, возможно, более важно, конвергенции мультиконцептуальной команды с представителями как SDT, так и MI лагерей, чтобы усовершенствовать методы MI, улучшить приложения SDT для улучшения здоровья и дальнейшего расширения нашей понимание этих подходов и того, как они помогают инициировать и поддерживать изменение поведения в отношении здоровья.

Миллер и Роуз [13] недавно опубликовали заявление о теории МИ. Хотя SDT не упоминается прямо в этой публикации, исследователи SDT могут облегчить привязку SDT к MI посредством эмпирического исследования того, как клиенты воспринимают разговоры об изменениях (т.д., как относительно более или менее поддерживающие потребности) и степень, в которой разговоры об изменениях отражают сдвиг в воспринимаемом пациентом локусе причинности и / или изменение автономной саморегуляции. С точки зрения SDT, разговор об изменениях является отражением перехода клиента или пациента от голоса внешнего локуса причинности к внутреннему, что буквально отражает интернализацию «в реальном времени». Однако неясно, как MI взгляды меняют разговоры. Миллер и Роуз [13] и другие сделали сильный акцент на практиках, активно продвигающих и побуждающих к разговору о переменах.Это может несколько не соответствовать SDT. Агрессивное стремление к переменам может отражать лежащее в основе предположение, что человеку лучше измениться (хотя на самом деле это может не быть его целью). Разговоры о продвижении перемен могут восприниматься как принудительные и осуждающие и, следовательно, не нуждаются в поддержке. Теоретикам самоопределения также необходимо будет тщательно рассмотреть, согласуется ли изложение теории МИ с ОДП. Особенно важным для теоретиков и исследователей SDT будет решение таких вопросов, как концептуализация МИ о внутренней мотивации, роль директивности и проблема развития несоответствия.Хотя последнее явно не перечислено в текущих концептуальных представлениях руководящих принципов МИ, степень, в которой развитие несоответствий является ключом к выполнению вмешательств МИ, может быть важна, особенно в отношении того, поддерживает ли этот аспект МИ или препятствует его удовлетворению.

Теория самоопределения — обзор

8.3 Мотивация информированных учащихся

После того, как теория самоопределения была представлена ​​на собраниях IMPACT FLC в 2013 году, она стала основной основой программы.В то время как темы еженедельных встреч оставались прежними, фасилитаторы часто вовлекали в еженедельные обсуждения три психологических потребности автономии, родства и компетентности, которые являются частью теории самоопределения (Ryan & Deci, 2000). Например, в неделю, когда встречи были посвящены методам оценивания, фасилитатор спрашивал участников, как, по их мнению, студенты будут воспринимать различные виды оценивания, такие как повторяемые викторины, выставление оценок и т. Д., В отношении автономии, родства. , и компетентность.Мэйби и Флиерл, два библиотекаря, которые тесно сотрудничают с программой IMPACT, заинтересовались взаимосвязью между осознанным обучением и теорией самоопределения. В частности, двух библиотекарей интересовало, каким образом информированные учебные мероприятия, в которых подчеркивается роль информации в процессе обучения (Брюс, 2008), можно сделать более мотивирующими, учитывая три психологических потребности: автономию, взаимосвязь и компетентность.

Усилия Maybee и Flierl изначально были направлены на установление связи между информационной грамотностью и мотивацией студентов для учителей, участвующих в программе IMPACT.Изучая теорию самоопределения для своей работы в программе IMPACT, два библиотекаря заметили сходство с осознанным обучением. Например, как теория осознанного обучения, так и теория самоопределения подчеркивают, что волеизъявление учеников, а не учителей, является ключом к обучению (Maybee & Flierl, 2017). Два библиотекаря пришли к выводу, что теория самоопределения, а точнее три психологических потребности автономии, родства и компетентности, могут поддержать развитие мотивирующей осознанной учебной деятельности.Опираясь на теорию информированного обучения и самоопределения, Maybee и Flierl (2017) создали модель для создания такой деятельности. Они представили свой документ с изложением модели на Европейской конференции по информационной грамотности (ECIL) в Праге в 2016 году.

Осведомленная учебная деятельность должна отражать принципы, которыми руководствуется педагогика информированного обучения (Bruce & Hughes, 2010). Таким образом, мероприятия должны: (1) основываться на предыдущем опыте студентов, (2) одновременно сосредоточиться на обучении использованию информации и содержании курса, и (3) дать студентам возможность по-новому использовать информацию и предметный контент.Основываясь на характеристиках подхода, информированная учебная деятельность, скорее всего, заставит учащихся активно взаимодействовать с информацией. Информация, которую студенты используют для изучения, может быть любой, если она информативна. Это может включать использование дисциплинарной информации и изучение практики дисциплинарной информации. Например, курс политологии может предлагать студентам работать с данными переписи и опросов, в то время как курс ландшафтного дизайна может знакомить студентов с топографическими картами и данными о погоде.Гарантируя, что осознанная учебная деятельность является мотивирующей, она должна отвечать трем основным психологическим потребностям автономии, родства и компетентности, описанным ранее (Ryan & Deci, 2000).

Академические библиотекари и учителя могут использовать структуру, представленную в Таблице 8.1, для разработки мотивирующих учебных мероприятий, в которых информация используется для содействия усвоению содержания курса. Разработка мотивирующей информированной учебной деятельности включает в себя определение того, как следует усвоить содержание курса посредством взаимодействия с информацией.Затем эти два элемента исследуются через призму трех основных психологических потребностей: автономии, родства и компетентности. Конкретные источники информации и способы использования информации для изучения темы зависят от конкретной учебной ситуации.

Таблица 8.1. Связь теории самоопределения с информированным обучением

Информированное обучение Теория самоопределения
Автономия Родство Компетентность
Содержание курса Изучение студентов Студент чувствует себя связанным с предметным содержанием и / или со сверстниками / учителем Студент чувствует себя способным изучать предметный контент
Взаимодействие с информацией, e.g., академическая, дисциплинарная или профессиональная информационная практика Студент видит варианты использования информации для обучения Студент чувствует связь со студентами, учителем и / или предметным материалом посредством намеренного взаимодействия с информацией Студент чувствует себя способным использовать информация, необходимая для обучения

From Maybee, C., & amp; Флиерл, М. (2017). Мотивация учащихся с помощью информационной грамотности. В С. Курбаноглу, Дж.Бустани, С. Шпиранец, Э. Грассиан, Д. Мизрахи, Л. Рой, & amp; Т. Чакмак (ред.), Информационная грамотность в инклюзивном обществе (Серия коммуникаций в компьютерных и информационных науках): Материалы 4-й Европейской конференции по информационной грамотности (стр. 698–707). Гейдельберг: Springer.

Гипотетический пример модернизации курса исторических методов исследования для студентов второго года обучения поможет показать, как три психологических потребности связаны с использованием информации и какое влияние это может иметь на содержание учебного курса.Перед изменением дизайна курса студенты этого курса должны были написать статью, используя методы, изученные в классе, по любой выбранной ими теме. Однако у студентов часто возникали трудности с выбором подходящей темы. В этом случае студенты могли обладать слишком большой автономией, что, как указали Maybee и Flierl (2017), может повлиять на то, как они могут использовать информацию, необходимую для изучения. Класс осмотрел университетский архив, но использование архивных материалов в выпускной работе было необязательным.Это может помешать учащимся чувствовать связь с информацией и информационными практиками, которыми они занимаются. Как и многие студенты (Head & Eisenberg, 2010), студенты курса истории смогли найти информацию по своей теме, но не смогли определить, какие статьи использовать и как обобщить их в статье.

Чтобы мотивировать студентов, преподаватели курса «Исторические методы исследования» разработали новый итоговый проект. Они попросили студентов снять короткие видеоролики об историческом событии в университете.Это ограничивало выбор тем событиями, с которыми студенты, вероятно, были знакомы. Интерес студентов к истории вуза, который они посещали, заставил их почувствовать себя более связанными с тем, что они исследовали для своего документального фильма. Теперь учащиеся увидели актуальность посещения классом архивов, который превратился в семинар по подготовке их к использованию архивных документов и изображений. Архивист посоветовалась со студентами по поводу поиска архивных материалов для их проектов.Учителя организовали два семинара с сотрудниками отдела образовательных технологий, чтобы научить студентов техническим аспектам создания видеороликов. Класс вместе посмотрел документальные фильмы и обсудил различные подходы к исторической документации. Чтобы помочь учащимся почувствовать себя компетентными в использовании и синтезе источников для эффективного общения в своих видеороликах, учителя проводили семинары. На семинарах учителя консультировали студентов по методам, используемым для создания исторических документальных фильмов, а библиотекари помогали студентам в использовании источников.В рамках этого проекта студенты были заинтересованы в изучении методов исторических исследований, а также в изучении архивных материалов.

Самоопределение — обзор | Темы ScienceDirect

1 Психологические потребности

Теоретики самоопределения определили три эмпирически подтвержденные человеческие потребности, которые способствуют развитию IM. Эти базовые потребности, которые, по их мнению, являются универсальными для всех видов, включают потребности в связи, компетенции и автономии (Ryan & Deci, 2000).Первые две потребности не являются спорными. За последние 50 лет психологи все больше осознают фундаментальную социальную природу человеческого вида и основную потребность в общении. В разном возрасте люди функционируют лучше и более мотивированы, когда у них есть «безопасные привязанности» и когда они испытывают доверительные и поддерживающие отношения с людьми в рамках деятельности (Lerner, Phelps, Forman, & Bowers, 2009; Wentzel, 2009). У молодежи гораздо меньше шансов столкнуться с IM в классе или молодежной программе, если социальный климат враждебен.Психологическая потребность в компетентности также убедительно подтверждается исследованиями. Необходимость ощущать себя компетентным признается в качестве основного источника мотивации не только в SDT, но и в теории достижения целей (Dweck & Leggett, 1988) и теории ожидаемой ценности (Eccles & Roeser, 2009), среди других (White, 1959). Люди, скорее всего, будут иметь высокую мотивацию в условиях деятельности, в которых у них есть возможность испытать свою компетентность.

Самая противоречивая из трех потребностей — это потребность в автономии.Полемика частично проистекает из термина «автономия», который легко наводит на мысль о западных представлениях об индивидуализме. Однако Райан и Деси (2000) поясняют, что «в рамках SDT автономия относится не к независимости, отстраненности или эгоизму, а скорее к чувствам воли, которые могут сопровождать любое действие, зависимое или независимое, коллективистское или индивидуалистическое . »(Стр. 74, курсив добавлен). Их точка зрения состоит в том, что людям необходимо испытать волю (являющуюся «источником» действий), но ее можно пережить как отдельное лицо или часть группы.В примере SisterHood мотивация молодежи проистекает из этого опыта коллективной воли при планировании своих дискуссий (Ларсон, Дженсен, Канг, Гриффит и Ромпала в процессе). Исследования, проведенные в разных культурах, подтверждают, что этот опыт воли связан с особенностями обмена мгновенными сообщениями (включая большую вовлеченность, лучшую производительность и более высокое качество обучения; Ryan & Deci, 2003).

Исследования также показывают, что эти особенности IM усиливаются, когда взрослые в окружении обеспечивают «автономную поддержку» — когда они способствуют развитию воли молодежи в этой деятельности (Lavigne, Vallerand, & Miquelon, 2007; Pelletier, Séguin-Lévesque, И Legault, 2002; Soenens et al., 2007). Однако поддержка восприятия воли молодежи кажется более важной, чем максимизация их действительной воли. Когда молодые люди несут ответственность за большее, чем они могут справиться, это может вызвать беспокойство и подорвать их личное общение (Larson & Dawes, в печати). По мере того, как молодые люди становятся более опытными в какой-либо области, они становятся способными к большей автономии и, действительно, могут нуждаться в этом для сохранения своего опыта обмена мгновенными сообщениями.

индивидуальные и коллективные — национализм, самоопределение и отделение

Идея права на «коллективное самоопределение» сложна — как может группа, в отличие от отдельного человека, иметь «право»? Некоторые могут возразить, что утверждать, что нация имеет право на самоопределение, — значит упускать из виду, какие права соответствуют и кто может на них претендовать.

«Самоопределение» имеет позитивный оттенок — как кто-то может этому воспротивиться? Идея самоопределения имеет сильный резонанс в политической теории, восходящей еще к Гоббсу, по крайней мере, в Англии. По мере того как европейские общества на протяжении веков постепенно становились все более индивидуалистическими, идея индивидуального суждения и свободы постепенно становилась все более заметной. В работах великих европейских политических теоретиков семнадцатого и восемнадцатого веков решающее значение имела идея индивидов, которые соглашались — добровольно выбирали правительственные ограничения своей свободы.Часто политические теоретики говорят об «автономии» как о принципе, подчеркивая важность отдельного, рационального, мышления и выбора индивидов как стержня политической жизни. Я полагаю, что идея самоопределения приобретает большой резонанс и привлекательность, потому что она затрагивает эту глубокую жилу размышлений о правах, автономии и свободе личности, которая пронизывает западные политические круги до сих пор.

Однако , что традиция касается индивидуального самоопределения.Даже если это принцип, под которым все мы могли бы подписаться, некритическое перенесение его в групповой или коллективный контекст создает проблемы. Можно ли сказать, что группа имеет «волю» или что она «рациональна» аналогично индивиду? Может ли группа принимать решения, например, о том, как жить или с кем жить, с той же убежденностью и ясностью, что и отдельный человек (иногда)? Проблема в том, что в большой группе часто нет единого мнения по какому-либо вопросу. Сколько членов потенциальной группы должны будут жить вместе в политическом сообществе, чтобы сделать это сообщество настолько легитимным, чтобы его можно было навязать несогласным? Например, если бы за независимый Квебек проголосовал 51 процент, было бы этого достаточно, чтобы оправдать его навязывание значительному меньшинству в провинции, которое выступало против отделения от Канады? Если бы это было 70 процентов, это имело бы значение? Насколько большим, активным или громким должно быть диссидентское меньшинство, желающее создать другое сообщество, чтобы эффективно бросить вызов этой легитимности? Ниже я рассмотрю некоторые проблемы большинства и меньшинства; Сразу хочу сказать, что сама идея коллективного самоопределения проблематична.Его сторонники не могут получить легкую поддержку из лингвистической связи идеи с понятием индивидуального самоопределения. Возможно, связи между ними скорее риторические, чем существенные.

Коллективное самоопределение может означать разные вещи, но, что наиболее важно, сегодня оно означает национальное самоопределение: идею о том, что каждая «нация» должна быть самоуправляемой, то есть иметь собственное государство. Так, например, палестинцы видят себя как нацию и ищут свое собственное независимое государство, чтобы они могли быть самоуправляемыми и не подчиняться управлению со стороны Израиля (или любого другого государства).Многие квебекцы — в основном франкоязычные неиммигранты — считают свою политическую лояльность в первую очередь своей нацией Квебека, и они хотели бы жить в Квебеке, который является независимой страной наряду с Канадой, а не провинцией в рамках федеральной системы Канады.

Стоит отметить, что эта довольно простая картина сглаживает некоторые важные исключения и сложности. Коллективное самоопределение не обязательно означает полную государственность . Вместо этого это могло означать некоторую форму автономии или самоуправления в пределах другого государства.Многие квебекцы являются скорее федералистами, чем националистами; по разным причинам они предпочитают, чтобы Квебек оставался в составе Канады, даже если они выступают за значительные автономные полномочия правительства провинции и особое признание ее франкоязычной культуры. В последнее время курдские партии и лидеры в целом согласились с тем, что преимущественно курдские регионы в Ираке, которые потенциально могут быть частью независимого государства Курдистан, вместо этого должны быть полуавтономными регионами в федеральном постсаддамовском Ираке (см. Guibernau, 2005, стр. по определениям федерализма).Однако это исключения из правила, согласно которому национальное самоопределение обычно является стремлением к государственности.

Идея национального самоопределения впервые стала известна в рамках планов президента США Вудро Вильсона по восстановлению Европы после Первой мировой войны. Его знаменитые «Четырнадцать пунктов» на конференции по перемирию в 1918 году положили начало процессу национального самоопределения на раздираемом войной континенте. Великая война разрушила Австро-Венгерскую империю, Германию, Российскую и Турецкую империи.Необходимо было найти новый способ организации управления в регионе. Вильсон считал себя вовлеченным в процесс построения наций, и действительно, многие новые государства были созданы из бывших империй. Некоторые из них, например Польша, были государствами, основанными более или менее на группе с узнаваемой и общей культурой. Другие, такие как Югославия и Чехословакия, были многонациональными государствами, которые совсем недавно распались на составляющие национальные государства (между 1992 и 2003 годами Югославия распалась на Словению, Хорватию, Боснию и Герцеговину и Сербию и Черногорию; в 1992 г. Чехословакия разделилась на Чехию и Словакию в результате так называемой «бархатной революции»).

После Второй мировой войны процесс деколонизации сопровождался новой волной национального самоопределения. По всей Азии и Африке в 1950-х и 1960-х годах из бывших империй Британии, Франции, Бельгии, Голландии и Португалии образовалось несколько новых независимых государств. Эта волна обычно сохраняла нетронутыми политические единицы, которые вместе составляли империи; хотя были и серьезные исключения, такие как разделение Индии на два штата — Индию и Пакистан (а затем на три штата, при этом восточный Пакистан стал Бангладеш в 1971 году).

Значение и применение идеи национального самоопределения эволюционировали в течение двадцатого века. Как мы уже отмечали, совсем недавно, после окончания холодной войны, среди политических теоретиков и теоретиков международного права резко возродился интерес к национальному самоопределению. Сегодня, когда многие «нации без государств» заявляют о своем праве на самоопределение, что может сказать нам политическая теория об идентификации наций и определении принципов (и практики) национального самоопределения?

  • Национальное самоопределение — это один из видов коллективного самоопределения.
  • Идея коллективного самоопределения получает большую часть своей силы от аналогии с глубоко укоренившимися идеями индивидуального самоопределения или свободы; но слишком легкий переход от индивидуума к коллективу может быть проблематичным.
  • Требование национального самоопределения не может быть требованием полной государственности.
  • Идея национального самоопределения приобрела особую известность после Первой мировой войны.
  • Интерес политических теоретиков возродили насущные националистические требования в Восточной Европе и в других местах после окончания холодной войны.
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.