Содержание

Каузальная атрибуция это (в психологии), теория атрибуции

Каждый день мы сталкиваемся со множеством людей. Мы не просто проходим мимо, а начинаем думать о них: что они говорят, как они выглядят, наблюдаем за их поведением.

И часто нам кажется, что мы не просто видим, как человек выглядит — толстый он или худой, высокий или низкий, какого цвета у него глаза, волосы, как он одет, — но и такие вещи, как умный он или глупый, солидный или нет.

Мы даже подсознательно определяем его настроение, социальный статус и предполагаем, что уже составили характеристику человека. Однако это не так. Все эти наши действия имеют свое название, и в психологии данный феномен называется атрибуция.

Значение

Давайте разберемся: что такое атрибуция? Атрибуция – это процесс, когда люди, имея небольшое количество информации, делают выводы о причинах поведения человека или произошедших событий. Но это не всегда касается других людей. Чаще всего атрибуция направлена на самого себя, когда человек пытается оправдать или объяснить свои действия, ссылаясь на различные факторы.

Понятие и сущность атрибуции состоит в том, чтобы принимать личные действия. Те качества индивида, которые характеризуются, исключены из пределов восприятия – по сути, их даже как будто и нет. То есть можно дать еще одно определение атрибуции – это та характеристика, которую пытаются создать путем интуиции и некоторых умозаключений. И, как правило, приписывание некоторых качеств тому или иному индивиду не всегда оказывается правильным.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Каузальная атрибуция направлена на объяснение мотивов поведения – как собственного, так и чужого. Случается, что нужно провести анализ и дать прогноз поведения какого-то человека, однако данных для этого недостаточно. Поэтому причины и мотивы, которыми мог бы руководствоваться объект внимания, часто додумываются.

Рекомендуем: Что значит: антропоморфизм?

Такой подход применим и к социальным группам, когда их характеризуют, но явных мотивов их поведения в поле восприятия нет. Этот случай психологи называют групповая атрибуция. Групповая атрибуция также проявляется, когда группа индивидов пытается объяснить свои положительные стороны внутренними факторами, а для чужой группы в качестве причины указывают внешние. И наоборот, свои негативные моменты списывают на внешние факторы, в чужой группе же указывают причиной отрицательных моментов внутренние факторы.

Теория атрибуции утверждает, что человек анализирует поведение других людей в зависимости от причин, которые он сам интуитивно выявил. Согласно теории, каузальная атрибуция подразделяется на два типа:

  • Экстернальный.
  • Интернальный.

Экстернальный тип атрибуции – это поиск причин поведения среди факторов, не зависящих от человека, то есть внешних факторов.

А интернальная (внутренняя) – это объяснение причин поведения, исходя из собственного психологического состояния.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Теория атрибуции подразумевает определенный порядок действий человека:

  • Наблюдение за объектом и его поведением в определенной ситуации.
  • На основе оценок и личного восприятия сделать вывод из наблюдения за объектом.
  • Используя данный вывод и поведение объекта, приписать ему психологические шаблоны поведения.

Понятие и сущность атрибуции подразумевает домысливание причин поведения людей, однако это не всегда соответствует действительности. Если быть точнее, то чаще теория каузальной атрибуции не бывает верна.

Разновидности

Атрибуция в психологии разделена на три вида. Стоит более детально рассмотреть виды атрибуции.

  • Личностная атрибуция – означает, что личность ищет виновника той или иной ситуации. Чаще причиной служит конкретный человек.
  • Обстоятельная – человека в данном случае не интересуют конкретные виновники, он ищет причины происходящего во внешних факторах.
  • Стимульная – человек обвиняет неодушевленный предмет. Чаще так происходит, если виноват он сам. Например: стакан разбился, потому что стоял на самом краю стола.

Эффект каузальной атрибуции помог выявить некоторые факты. Если индивиду приходится объяснять удачу постороннего человека или свои личные проблемы, то используется стимульная атрибуция.

А вот если возникает необходимость проанализировать успешность самого индивида и неудачу постороннего человека, то используется личностная атрибуция. Это указывает на особенность психологии любого человека – к себе мы относимся намного лояльнее, чем к остальным. Такие примеры атрибуции очень ярко доказывают подобный факт.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Также вызывает интерес то обстоятельство, что обычно, рассказывая об успехе, человек указывает основной причиной себя. А вот в неуспешных делах всегда виноваты обстоятельства. Индивид полагает, что достиг всего потому, что он очень умен и трудолюбив, а если произошла какая-либо неудача, то причиной тому стали факторы, не зависящие от индивида.

Рекомендуем: Аккомодация в психологии

Однако если человек рассказывает об успехах другого человека, то тут все противоположно.

Другому повезло потому, что он подлиза, проныра, что с начальством он на короткой ноге. А не везет ему, потому что он ленивый и недостаточно умный.

Социальная каузальная атрибуция очень хорошо прослеживается у руководителей организаций, когда им нужно дать характеристики подчиненным. Тут действуют устоявшиеся предубеждения, и часто они являются шаблонными. Если руководство попросить рассказать о причине малоэффективного результата, то причинный фактор у них всегда будет внутренний. Всегда и везде в упадке производства будут виноваты рядовые работники.

И мало кто укажет, что причиной спада производства было недостаточное финансирование или неправильная организация труда. В таких случаях проявляется склонность недооценивать ситуационные факторы и очень сильно переоценивать возможности индивидуальных.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Также можно отметить и то, что руководители чаще всего не берут на себя ответственности за какие-либо неудачи. На вопрос, почему они так неэффективны на своем месте, они укажут в качестве причины малую финансовую поддержку, но никак не собственную оплошность. Однако если речь идет об успехе, то это достижение руководство, как правило, полностью приписывает себе.

Ошибочное суждение

При суждении человек очень часто ошибается. Это связано с тем, что он обычно недооценивает внешние факторы, влияние ситуации, но переоценивает личностные возможности другого индивида.

Подобный случай назвали фундаментальной ошибкой атрибуции. Это происходит тогда, когда причины одинаковы как для внутренних факторов, так и для внешних. Индивид не может определиться в решении, и происходит фундаментальная ошибка.

Рекомендуем: Что изучает акмеология?

Указывая следствия и причины, мы делаем разные выводы. Также наши выводы и объяснения причин будут разными в зависимости от того, нравится нам другой человек или же нет.

  • Если индивид пришел к успеху, то причиной он укажет собственные качества.
  • В неудаче индивида виновата будет ситуация.

Явление каузальной атрибуции прослеживается и в анализе поведения симпатичного человека и не очень. Существенную ошибку совершает человек, когда он находит причины там, где он их искал. Это означает, что если человек уже настроился на определенный результат, то он его найдет везде. Если мы намерены оправдать действия человека, то всегда найдем причины для его оправдания.

И наоборот, если мы решили кого-то осудить, то обязательно осудим, найдя соответствующую причину. При этом атрибуция ответственности будет только у людей с развитым чувством эмпатии. Им свойственно представлять себя на месте других, понимать ощущения посторонних и примерять на себя чужие шаблоны поведения.

Рекомендуем: Альтруизм — это

Атрибуция – это домысливание при анализе чьих-либо действий, когда ощущается нехватка информации. Другими словами, мы хотим получить данные о своих коллегах, собеседниках или просто о группе людей на основании некоторых данных, которые имеем. Если этих данных недостаточно, то возникает такое психологическое явление, как атрибуция. Она может и отражать действительность, и искажать её. Это очень важно учитывать.

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Проблема понимания в межкультурной коммуникации Сущность и механизм процесса восприятия


Проблема понимания в межкультурной коммуникации
Сущность и механизм процесса восприятия.
Для непонимания и возникновения конфликтов существует довольно много причин. Все они так или иначе связаны с психологическим процессом восприятия и формирования межкультурной компетенции.

Восприятие мира человеком определяется многими факторами: воспитанием, социально-культурной средой, образованием, харак­тером, мировоззрением, личным опытом и тд. Обычно выделяют несколько видов восприятия — обыденное, осознанное, чувственное восприятие (когда речь идет о том, что человек воспринимает, понимает и познает).

Процесс коммуникации начинается с наблюдения за человеком, его внешностью, голосом, особенностями поведения, в ходе которого по ряду внешних проявлений мы пытаемся понять внутренний мир и особенности личности, логику поступков и мышления.

Вся информация поступает в через органы чувств мозг в виде ощущений. Этой информации придается то или иное значение, т.е. она интерпретируется на основании прошлого опыта, мотивации, эмоций. Полученную информацию человек систематизирует и упорядочивает в удобной для себя форме, разделяя вещи на классы, группы, виды и тд. Этот процесс называется категоризация и позволяет сделать действительность понятной и доступной, а также справиться с растущим объемом информации. Кроме того, она дает возможность строить предположения и предсказания, поскольку, по сути, любая категория представляет типичный образец явления или предмета. Между классами и группами устанавливаются связи, благодаря которым возможно сравнение разных объектов.

Если явление или предмет не поддаются категоризации, то у человека возникает чувство неопределенности и тревоги, следовательно, чтобы справиться с с меняющейся действительностью, границы между категориями должны быть гибкими.

Обычно выделяют четыре главных фактора влияющих на восприятие одного человека другим: фактор первого впе­чатления, фактор «превосходства», фактор привлекательности и фактор отношения к нам.

Поделитесь с Вашими друзьями:

Каузальная атрибуция: parus28 — LiveJournal

Моя мечта не исполнилась. Как мне хотелось рассказывать о каузальной атрибуции, которая стала для меня открытием в этом семестре в институте. Вернулась с экзамена по социальной психологии, не было билетов, был диалог, спросили о первых социально-психологических теориях, о групповом давлении, а каузальная атрибуция досталась подруге. Что же это такое?

Каузальная атрибуция — психологическое явление, свойственное перцептивной стороне общения, которая связана с восприятием. Каузальная атрибуция — приписывание причин в поведении другого, когда крайне мало или вообще нет информации о причинах. Это весьма распространённая ситуация в общении. Индивиду свойственно искать причины поведения другого, потому что он хочет интерпретеровать поступки. Вот тут и появляется каузальная атрибуция. Приписывание осуществляется по разным принципам. Кто-то идентифицирует, отождествляет себя с другим, ставит себя на его место и называет причину поведения другого, исходя из личного опыта, то есть как он сам поступил бы в аналогичной ситуации. Опыт может быть прошлым, опыт может быть вымышленным, результатом анализа поведения другого и даже неожиданным выводом, что именно это двигало поведением другого.

Иногда фантазии при приписывани просто «зашкаливают». Это особенно характерно для случаев «уникального», нетипичного поведения другого или его «нежелательного» поступка. Например, если преподаватель при приёме экзамена вдруг начинает возмущённо кричать на студента, который слабовато отвечал, что только можно не передумать и предположить: от мигрени до не с той ноги встал. Диапазон огромен.

Каузальная атрибуция бывает личностная: речь идёт о субъекте, совершающем поступок, стимульная или объектная: речь идёт об объекте, на который направлено действие субъекта и которому приписываются причины, обстоятельственная: речь идёт о том, чтобы приписать причины произошедшего обстоятельствам.

Фундаментальная ошибка атрибуции: когда переоцениваются личностные причины и недооцениваются причины обстоятельственные. Например, «Ты халатный, непунктуальный и безответственный, вот и опоздал!!!» «Мне пришлось идти пешком, потому что трамвай остановился, произошла авария, машину отбросило на трамвайные пути, я опоздал поэтому», «Нет, ты непунктуальный!» В общем примерно так.

Есть и иные ошибки каузальной атрибуции. Участник ситуации приписывает причины обстоятельствам, а наблюдатель использует чаще личностную атрибуцию. Такая ошибка иногда встречается в теме удача — неудача. В таком случае снова участник видит причины в обстоятельствах, а наблюдатель ищет причины в самом участнике события. Нет сомнения в том, что нарушается восприятие друг друга, а, значит, ухудшается межличностное общение.

Остаётся ждать госэкзамена: вдруг попадётся мне каузальная атрибуция, но и мой опыт её наблюдения к тому времени будет шире. 🙂

P.S. Пост навеян тем, что на днях в ЖЖ мне встретился типичный пример каузальной атрибуции: автор объяснила причины появления некоторых комментариев под своими постами или постами ТОПов (не помню точно) завистью и попытками утвердиться за счёт другого.

Ошибки каузальной атрибуции

Ошибки каузальной атрибуции

Обстоятельственная атрибуция (когда причина совершающегося приписывается обстоятельствам)

Объектная атрибуция (когда причина приписывается тому объекту, на который направлено действие)

Личностная атрибуция (когда причина приписывается лично совершающему поступок),

Виды каузальной атрибуции

Типы причин

Типы причин поведения, приписываемые объекту восприятия

На вопрос о том, «откуда» берутся приписываемые причины отвечает развернутая теория атрибутивного процесса, предложенная Г. Келли.

В этой теории разбираются два случая.

1. Когда воспринимающий черпает информацию из многих источников и имеет возможность различным образом комбинировать поведение объекта и его причины, выбрав одну из них.

Например, вы пригласили кого-то в гости, а тот человек отказался. Как объяснить, в вас ли здесь дело или в приглашенном? Если вы знаете, что этот человек отказал в это же время и другим друзьям, а в прошлом вас не всегда отвергал, то вы скорее припишите причину отказа ему, а не себе. Но это возможно лишь в том случае, если у вас есть неоднократные наблюдения.

2. Когда воспринимающий имеет одно-единственное наблюдение и тем не менее должен как-то объяснить причину события, которых может быть несколько.

Например, водитель, сбивший пешехода. Вы ничего более не знаете ни о водителе (сбивал ли он раньше других пешеходов или это с ним случилось в первый раз), ни о пешеходе (может быть, он так невнимателен, что и раньше много раз становился жертвой автомобилистов). В данном случае воспринимающий, имея лишь одно наблюдение, может допустить много различных причин.

Виды каузальной атрибуции (по Г. Келли):

«Ложное согласие»выражается в том, что воспринимающий принимает свою точку зрения как «нормальную» и потому полагает, что другим должна быть свойственна такая же точка зрения.

«Неравные возможности»отмечаются в ролевом поведении: в определенных ролях легче проявляются определенные позитивные качества, и апелляция совершается именно к ним.

«Большее доверие вообще к фактам, чем к суждениям». Личность непосредственно дана: она — безусловный, «факт», а обстоятельства еще надо «вывести».

«Легкость построения ложных корреляций». Наивный наблюдатель произвольно соединяет какие-либо две личностные черты как обязательно сопутствующие друг другу.

«Игнорирование информационной ценности неслу-чившегося».Основанием для оценки поступков людей может явиться не только то, что «случилось», но и то, что «не случилось», т. е. и то, что человек «не сделал».



Каузальная атрибуция — что это такое в психологии и общении?

Нередко мы пытаемся понять причины действий других. При этом оценка поведения может быть связанной как с обстоятельствами, так и с личными характеристиками конкретного человека. Такое оценивание называют «каузальная атрибуция». Что такое теория каузальной атрибуции — вопрос, требующий детального рассмотрения.

Что такое каузальная атрибуция?

Специалисты в области психиатрии говорят, что каузальная атрибуция – это отдельный феномен межличностного восприятия, заключающийся в интерпретации, приписывании причин действий другого человека при дефиците информации о настоящих причинах его поведения. Этот термин сформировался в западной социальной психологии и общее представление смог получить в разработанной исследователями теории атрибуции.

Каузальная атрибуция — виды и ошибки

Каузальная атрибуция в психологии показывает различные закономерности, приводящие к ошибкам восприятия. Собственные неудачи и успешность других люди могут объяснять, применяя ситуативную атрибуцию. Зачастую все мы стараемся относиться к себе лояльнее и мягче, нежели к окружающим нас людям. Чтобы проанализировать свои успехи и неудачи других применяется личностная атрибуция. Интересным можно назвать тот факт, что причину успеха нередко связывают со своими заслугами, а в неудачах могут обвинять обстоятельства. В этом и состоит особенность психики человека.

Виды каузальной атрибуции

Говоря, что подразумевает каузальная атрибуция, важно помнить про ее виды. Психологи называют три вида каузальной атрибуции:

  1. Объектная каузальная атрибуция – причинно-следственную связь приписывают тому объекту, на который обращается действие.
  2. Личностная – приписывают совершившему поступок человеку.
  3. Обстоятельственная – приписывается обстоятельствам

Ошибки каузальной атрибуции

Выделяют типичные ошибки каузальной атрибуции:

  1. Тенденция к переоценке роли личностных факторов и способности недооценивать влияние ситуации, обстоятельств. Данная ошибка является характерной для тех, кого можно назвать наблюдателями. Ставя оценку поведению другого человека, нередко можно увидеть определенную закономерность. Так, при неудачах говорят, что кто-то не очень постарался, либо, что у людей не хватает способностей. Когда же результат деятельности успешный, мы можем утверждать, что им повезло. Если речь идет про самоатрибуцию, то можно наблюдать обратную тенденцию, поскольку ее основной целью является сохранить положительную самооценку.
  2. Ошибка ложного согласия – человеку свойственно интерпретировать собственное поведение как типичное, являющееся свойственным многим людям.
  3. Ошибка разных возможностей ролевого поведения – разные социальные роли могут предполагать неодинаковое поведение. По этой причине во время атрибуции воспринимающий интерпретирует поведение других согласно с их социальными ролями.
  4. Игнорирование информационного значения того, что не случилось – тенденция брать во внимание исключительно очевидные факты.

Каузальная атрибуция и межличностная аттракция

Под межличностной аттракцией в психологии понимают симпатию, привязанность и отношения между людьми. Каждый из нас не только воспринимает окружающих, но и формирует свое к ним отношение. При этом к каждому оно будет индивидуальным. Такая аттракция влияет на сам феномен каузальной атрибуции. Другими словами, когда отношение к человеку положительное, то и объяснение причины поступков, и поведение может быть мягче и лояльнее. Когда человек откровенно несимпатичен, причины действий человека могут беспощадно раскритикованы.

Каузальная атрибуция в общении

Чтобы понять, что означает понятие каузальная атрибуция, важно знать, когда же она возникает. Появляется она при возникновении неожиданных преград на пути совместной деятельности – при возникновении сложностей и конфликтов, столкновении интересов и взглядов. В тот момент, когда все это происходит, люди применяют каузальную атрибуцию. Другими словами мы приписываем причины поведения другим людям и чем больше сложностей при взаимодействии, тем серьезнее подходим к поиску причины.

Примером каузальной атрибуции может быть опоздание на встречу с друзьями. Кто-то из ожидающих уверен, что это может быть связано с погодой, другой полагает, что опаздывает друг по причине легкомыслия, а третий и вовсе сомневается, сообщили ли опаздывающему про место встречи. Так у всех друзей разные представления про причины опоздания: обстоятельства, особенности и свойства характера, причина в себе.

 

Вывод диспозиций с использованием причинной атрибуции — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

  1. Ознакомьтесь с фундаментальными принципами причинной атрибуции.
  2. Изучите тенденцию приписывать необычные события себе.
  3. Просмотрите основные компоненты принципа ковариации.
  4. Опишите модель успеха и неудачи Вайнера.

Мы увидели, что используем личностные качества, чтобы помочь нам понять людей, которых мы знаем, и общаться о них.Но как узнать, какие качества есть у людей? Люди не ходят с надписью «Я щедрый» или «Я агрессивный» на лбу. В некоторых случаях, возвращаясь к нашему обсуждению репутации в главе 3, мы можем узнать о человеке косвенно, например, через комментарии, которые другие люди делают об этом человеке. Мы также используем методы восприятия человека, чтобы помочь нам узнать о людях и их качествах, наблюдая за ними и интерпретируя их поведение. Если Зоя ударит Джо, мы можем сделать вывод, что Зоя агрессивна.Если Седжай оставит официантке большие чаевые, мы можем заключить, что он щедрый. Такие выводы кажутся естественными и разумными, потому что мы можем предположить (часто, но не всегда правильно), что поведение вызвано личностью. Это агрессивность Зои, которая заставляет ее бить, и щедрость Седжея привела к тому, что он получил большие чаевые.

Хотя иногда мы можем сделать вывод о личности, наблюдая за поведением, это не всегда так. Помните, что на поведение влияют как наши личные характеристики, так и социальный контекст, в котором мы находимся.Это означает, что поведение, которое мы наблюдаем за другими людьми, не всегда может отражать их личность; вместо этого поведение могло быть вызвано скорее ситуацией, чем лежащими в основе личными характеристиками. Возможно, Зоя ударила Джо не потому, что она действительно агрессивный человек, а потому, что Джо первым ее оскорбил или спровоцировал. И, возможно, Седжай оставил большие чаевые, чтобы произвести впечатление на своих друзей, а не потому, что он по-настоящему щедрый.

Поскольку на поведение может влиять как человек, так и ситуация, мы должны попытаться определить, какая из этих двух причин на самом деле более строго определяла поведение. Процесс попытки определить причины поведения людей известен как причинная атрибуция (Heider, 1958). Поскольку мы не можем видеть личность, мы должны работать над ее выводом. Когда знакомая нам пара расстается, несмотря на то, что казалось браком, заключенным на небесах, нам от природы становится любопытно. Что могло стать причиной разрыва? Было ли это что-то сказанное или сделанное одним из них? Или, может быть, виноват стресс из-за финансовых трудностей?

Установление причинной атрибуции может быть немного похоже на проведение эксперимента по социальной психологии. Мы внимательно наблюдаем за людьми, которые нам интересны, и замечаем, как они ведут себя в разных социальных ситуациях. После того, как мы сделали наши наблюдения, мы делаем выводы. Мы делаем личный (или внутренний или диспозиционный ) атрибуцию , когда мы решаем, что поведение было вызвано в первую очередь человеком . Личная принадлежность может быть примерно такой: «Я думаю, они расстались, потому что Сара не была привержена отношениям». В других случаях мы можем определить, что поведение было вызвано в первую очередь ситуацией — мы называем это установкой ситуационной (или внешней ) атрибуции .Ситуационная атрибуция может выглядеть примерно так: «Я думаю, они расстались, потому что находились в таком финансовом состоянии». В других случаях мы можем решить, что поведение было вызвано как человеком, так и ситуацией; «Я думаю, они расстались, потому что отсутствие обязательств у Сары действительно стало проблемой, когда у них возникли финансовые проблемы».

Делать выводы о личности

В одних случаях указать персональную атрибуцию проще, чем в других. Когда поведение является необычным или неожиданным в той конкретной ситуации, в которой оно происходит, нам легче сделать личную атрибуцию этого поведения.Представьте, что вы идете на вечеринку и вас знакомят с Тесс. Тесс пожимает вам руку и говорит: «Приятно познакомиться!» Можете ли вы на основании такого поведения сделать вывод, что Тесс — дружелюбный человек? Возможно нет. Поскольку социальный контекст требует, чтобы люди действовали дружелюбно (пожимая вам руку и говоря: «Приятно познакомиться»), трудно понять, вела ли Тэсс дружелюбно из-за ситуации или потому, что она действительно дружелюбна. Однако представьте, что вместо того, чтобы пожать вам руку, Тесс игнорирует вас и уходит.В таких случаях легче сделать вывод, что Тесс недружелюбна, потому что ее поведение настолько противоречит тому, что можно было бы ожидать.

Чтобы проверить эту идею, Эдвард Джонс и его коллеги (Jones, Davis, & Gergen, 1961) провели классический эксперимент, в котором участники просмотрели одну из четырех различных видеозаписей человека, который претендовал на работу. Для половины участников видео показало, что мужчина проходил собеседование с целью получения работы подводника, должности, которая требовала тесного контакта со многими людьми в течение длительного периода времени.Опрошенному мужчине, а также участникам исследования было ясно, что для того, чтобы быть хорошим подводником, нужно быть экстравертом (т. Е. Получать удовольствие от общения с другими). Другая половина участников увидела видео, на котором мужчина проходил собеседование о приеме на работу в качестве космонавта, в ходе которого (помните, это исследование проводилось в 1961 году) он находился в одиночестве в маленькой капсуле в течение нескольких дней. В данном случае всем было ясно, что для того, чтобы быть хорошим космонавтом, нужно иметь интровертную личность.

Во время видеозаписи интервью также была изменена вторая переменная. Одна половина участников видела, что мужчина указал, что он на самом деле интроверт (он говорил такие вещи, как «Я люблю работать самостоятельно», «Я мало гуляю»), а другая половина видела, как мужчина сказал что он на самом деле был экстравертом (он говорил такие вещи, как «Я хотел бы быть продавцом», «Я всегда получаю идеи от других»). После просмотра одной из четырех видеозаписей участников попросили указать, насколько интровертом или экстравертом, по их мнению, был кандидат.

Как вы можете видеть в Таблице 5.2, «Связь с ожидаемым и неожиданным поведением», когда кандидат давал ответы, которые лучше соответствовали требованиям, предъявляемым к работе (т. Е. В отношении работы подводника заявитель сказал, что он экстраверт, а в отношении работа космонавта, он сказал, что он был интровертом), участники не думали, что его утверждения были такими показательными для его основной личности, как когда заявитель сказал противоположное тому, что ожидалось от работы (то есть, когда работа требовала, чтобы он был экстравертом, но сказал, что он интроверт, или наоборот).

Таблица 5.2 Связь с ожидаемым и неожиданным поведением

Заявка на вакансию Экстравертный Замкнутый
Астронавт 91 71
Подводник 71 45
Мы с большей вероятностью привлечем личную атрибуцию, когда поведение является неожиданным. Цифры представляют собой процент экстравертных ответов, которые, по мнению участников, соискатель фактически одобрил бы, если бы он сказал полную правду.Участники с большей вероятностью поверили, что заявитель был более экстравертным (91%) и более интровертированным (45%), когда он сказал, что у него , а не , обладает личностными качествами, необходимыми для работы, чем когда он сказал, что он имел личностные качества, необходимые для работы. Данные взяты из работы Джонса, Дэвиса и Гергена (1961). Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э. и Герген, К. Дж. (1961). Варианты ролевой игры и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Идея здесь в том, что заявления, которые были необычными или неожиданными (исходя из требований к должности), просто казались так, как будто они не могли быть вызваны ситуацией, поэтому участники действительно думали, что интервьюируемый говорил правда. С другой стороны, когда интервьюируемый делал заявления, которые соответствовали требованиям ситуации, было сложнее быть уверенным в том, что он говорит правду (возможно, вспоминая обсуждение стратегической самопрезентации в главе 3). , он просто говорил эти вещи, потому что хотел получить работу), и участники сделали более слабые личные приписывания его поведения.

Мы также можем упростить личную атрибуцию, если знаем, что у человека был выбор в поведении. Если мужчина предпочитает быть дружелюбным, даже в ситуациях, в которых он может не находиться, это, вероятно, означает, что он дружелюбен. Но если мы сможем определить, что он был вынужден вести себя дружелюбно, это узнать будет труднее. Если, например, вы увидели человека, направившего пистолет на другого человека, а затем вы увидели, что этот человек отдал свои часы и бумажник стрелку, вы, вероятно, не сделаете вывод, что этот человек был щедрым!

Джонс и Харрис (1967) предложили студентам-участникам исследования прочитать эссе, написанные другими студентами. Половина участников думала, что студенты выбрали темы для эссе, тогда как другая половина думала, что студентам эти темы назначил их профессор. Участники с большей вероятностью лично отнеслись к тому, что студенты действительно верили в сочинение, которое они писали, когда они выбирали темы, а не им были назначены темы.

Иногда человек может попытаться заставить других приписывать свое поведение себе, чтобы он казался более правдоподобным.Например, когда политик делает заявления в поддержку дела перед аудиторией, которая не согласна с его позицией, он будет считаться более приверженным своим убеждениям и может быть более убедительным, чем если бы он приводил тот же аргумент перед аудиторией. аудитория, как известно, поддерживает ее взгляды. Опять же, идея основана на принципах атрибуции: если есть очевидная ситуационная причина для заявления (аудитория поддерживает взгляды политика), то личную атрибуцию (то, что политик действительно верит в то, что он говорит), сделать сложнее. .

Обнаружение ковариации между личностью и поведением

До сих пор мы рассматривали, как мы делаем личные указания, когда у нас есть только ограниченная информация; то есть поведение, наблюдаемое только в один момент времени — мужчина оставляет большие чаевые в ресторане, мужчина отвечает на вопросы на собеседовании при приеме на работу или политик выступает с речью. Но процесс атрибуции также происходит, когда мы можем наблюдать поведение человека в более чем одной ситуации. Конечно, мы можем узнать больше о щедрости Седжая, если он даст большие чаевые в разных ресторанах с разными людьми, и мы сможем больше узнать о убеждениях политика, наблюдая за речами, которые он произносит перед разной аудиторией с течением времени.

Когда у людей есть несколько источников информации о поведении человека, они могут делать атрибуции, оценивая взаимосвязь между поведением человека и социальным контекстом, в котором оно происходит. Один из способов сделать это — использовать принцип ковариации , , который гласит, что данное поведение с большей вероятностью было вызвано ситуацией, если это поведение изменяется (или изменяется) в разных ситуациях . Наша работа, таким образом, заключается в изучении моделей поведения человека в различных ситуациях, чтобы помочь нам сделать выводы о причинах такого поведения (Jones et al., 1987; Келли, 1967).

Исследования показали, что люди сосредотачиваются на трех видах ковариационной информации, когда они наблюдают за поведением других (Cheng & Novick, 1990).

  • Информация о согласованности . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация всегда вызывает поведение в цели . Например, если я всегда начинаю плакать на свадьбах, то кажется, что свадьба — причина моих слез.
  • Информация об индивидуальности .Ситуация кажется причиной поведения, если поведение возникает, когда ситуация присутствует, но не когда ее нет . Например, если я плачу только на свадьбах, но не в другое время, то кажется, что свадьба является причиной моих слез.
  • Консенсусная информация . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация вызывает такое же поведение у большинства людей . Например, если многие люди плачут на свадьбах, то кажется, что свадьба является причиной моих (и других) слез.

Представьте, что ваша подруга Джейн любит встречаться с множеством разных мужчин, и вы наблюдали ее поведение с каждым из этих мужчин с течением времени. Однажды ночью она идет на вечеринку с Рави, где вы наблюдаете что-то необычное. Хотя Джейн пришла на вечеринку с Рави, она полностью игнорирует его всю ночь. Она танцует с другими мужчинами и в конце концов уходит с вечеринки с кем-то другим. Это ситуация, которая может заставить вас задуматься о причине поведения Джейн (является ли она грубым человеком, или это поведение вызвано в большей степени Рави?), И для которой вы можете использовать принцип ковариации, чтобы попытаться сделать некоторые выводы.

Согласно принципу ковариации, вы должны уметь определять причину поведения Джейн, рассматривая три типа информации о ковариации: последовательность, различимость и консенсус. Вы можете спросить, всегда ли Джейн так обращается с Рави, когда встречается с ним. Если ответ положительный, то у вас есть некоторая согласованная информация: восприятие того, что ситуация всегда вызывает одно и то же поведение у человека. Если вы заметили, что Джейн игнорирует Рави больше, чем других мужчин, с которыми встречается, то у вас также есть отличительная информация: восприятие того, что поведение возникает, когда ситуация присутствует, а не когда ее нет.Наконец, вы можете поискать консенсусную информацию: представление о том, что ситуация вызывает ту же реакцию у большинства людей — склонны ли другие люди так же относиться к Рави?

Рассмотрим еще один пример. Представьте, что ваш друг говорит вам, что он только что посмотрел новый фильм и что это лучший фильм, который он когда-либо видел. Когда вы задаетесь вопросом, следует ли вам приписывать ситуацию (фильм), вы, естественно, спросите о консенсусе; фильм нравится другим людям? Если да, то у вас есть положительная консенсусная информация о том, насколько хорош фильм.Но у вас, вероятно, также есть некоторая информация о том, как ваш друг смотрел фильмы с течением времени. Если вы похожи на большинство людей, у вас, вероятно, есть друзья, которым нравится каждый фильм, который они смотрят. Если это так с этим другом, вы, вероятно, еще не настолько уверены в том, что это отличный фильм — в этом случае реакция вашего друга не будет отличительной. С другой стороны, если вашему другу не нравится большинство фильмов, которые он смотрит, но он любит этот, то отличительная черта сильна (поведение проявляется только в этой конкретной ситуации).Если это так, то вы можете быть более уверены в том, что фильм вызвал энтузиазм вашего друга. Следующей вашей мыслью может быть: «Сегодня вечером я увижу этот фильм». Вы можете увидеть еще один пример использования информации о ковариации в Таблице 5.3, «Использование информации о ковариации».

Таблица 5.3 Использование информации о ковариации

Атрибуция Консенсус Самобытность Последовательность
Внешняя атрибуция (ситуации, в данном случае телешоу) более вероятна, если… Все мои друзья смеются над этим телешоу. Билл больше смеется над этим телешоу. Билл всегда смеется над этим телешоу.
Внутренняя атрибуция (человеку, в данном случае Биллу) более вероятна, если… Очень немногие из моих друзей смеются над этим телешоу. Билл смеется над этим телешоу так же сильно, как он смеется над другими телешоу. Билл всегда смеется над этим телешоу.
В соответствии с принципом ковариации мы используем три источника информации, чтобы помочь нам определить, следует ли приписывать себя ситуации или человеку.В этом примере атрибуция либо личная (моему другу Биллу), либо ситуативная (к телешоу, которое мы смотрим).

Таким образом, ковариационные модели предсказывают, что мы, скорее всего, сделаем внешние атрибуции, когда консенсус, различимость и согласованность будут высокими. Напротив, когда консенсус и разборчивость низки и это сопровождается высокой согласованностью, то мы, скорее всего, придем к внутренней атрибуции (Kelley, 1967). В других ситуациях, когда модель консенсуса, последовательности и различимости не попадает ни в один из этих двух вариантов, предполагается, что мы будем склонны приписывать как человеку, так и ситуации.

Эти прогнозы обычно подтверждаются исследованиями атрибуции, которые обычно просят людей сделать атрибуцию о поведении незнакомца в виньетках (Kassin, 1979). В исследованиях в более естественном контексте, например, в исследованиях, касающихся самих себя и других, которых мы хорошо знаем, многие другие факторы также будут влиять на типы атрибуции, которые мы делаем. К ним относятся наши отношения с человеком и наши прежние убеждения. Например, наша атрибуция по отношению к своим друзьям часто более благоприятна, чем по отношению к незнакомцам (Campbell, Sedikides, Reeder, & Elliot, 2000).Кроме того, в соответствии с нашим обсуждением схем и социального познания в главе 2, они часто согласуются с содержанием схем, которые важны для нас в то время (Lyon, Startup, & Bentall, 1999).

Атрибуты успеха и неудач

Причинная атрибуция участвует во многих важных жизненных ситуациях; например, когда мы пытаемся определить, почему мы или другие преуспели или не смогли выполнить задачу. Вспомните на мгновение тест, который вы прошли, или другое задание, которое вы выполнили, и подумайте, почему вы его выполнили хорошо или плохо.Затем посмотрите, отражают ли ваши мысли то, что Бернард Вайнер (1985) считал важными факторами в этом отношении.

Вайнера интересовало, как мы определяем причины успеха или неудачи, потому что он чувствовал, что эта информация особенно важна для нас: точное определение того, почему мы преуспели или потерпели неудачу, поможет нам увидеть, какие задачи мы уже хорошо выполняем, а какие нам нужно работать над улучшением. Вайнер предложил, чтобы мы делали эти определения, используя причинную атрибуцию, и чтобы результатом нашего процесса принятия решений была атрибуция, сделанная либо человеку («Я добился успеха / потерпел неудачу из-за моих личных характеристик»), либо ситуации («Я удалось / не удалось из-за какой-то ситуации »).

Анализ

Вайнера показан на Рисунке 5.8, «Атрибуция успеха и неудачи». Согласно Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как исходящие от личных причин (например, способности, мотивация) или от ситуационных причин (например, удачи, сложности задачи). Однако он также утверждал, что эти личные и ситуативные причины могут быть либо стабильными (менее вероятно, что они изменятся со временем), либо нестабильными (с большей вероятностью изменятся с течением времени).

Рисунок 5.8. Атрибуция успеха и неудачи

На этом рисунке показаны возможные атрибуции, которые мы можем сделать для нашего успеха или неудачи или для других людей. Locus учитывает, связаны ли атрибуции с человеком или с ситуацией, а стабильность рассматривает, будет ли ситуация оставаться неизменной с течением времени.

Если вы хорошо справились с тестом, потому что вы действительно умны, то это личная и стабильная атрибуция способности . Это явно что-то, что вызвано лично вами, и это также довольно стабильная причина: вы умны сегодня и, вероятно, будете умны в будущем.Однако если вы добились большего, потому что усердно учились, то это успех благодаря мотивации . Это снова личное (вы учились), но оно также потенциально нестабильно (хотя вы очень усердно учились для этого теста, вы можете не так усердно работать для следующего). Вайнер считал сложность задачи ситуативной причиной: вы могли успешно пройти тест, потому что он был легким, и он предположил, что следующий тест, вероятно, будет легким и для вас (т. Е. Что задача, какой бы она ни была, является всегда либо сложно, либо легко).Наконец, Вайнер считал успех удачей (вы правильно угадали много ответов) ситуативной причиной, но более нестабильной, чем сложность задачи. Оказывается, хотя атрибуции Вайнера не всегда идеально подходят (например, сложность задачи может иногда меняться со временем и, таким образом, быть, по крайней мере, несколько нестабильной), четыре типа информации довольно хорошо отражают типы атрибуции, которые люди делают для успеха и неудачи. .

Мы рассмотрели некоторые важные теории и исследования того, как мы делаем атрибуцию.Другой важный вопрос, к которому мы сейчас обратимся, — насколько точно мы приписываем причины поведения. Одно дело полагать, что кто-то кричал на нас, потому что он или она агрессивная личность, и совсем другое — доказать, что ситуация, включая наше собственное поведение, не была более важной причиной!

  • Причинная атрибуция — это процесс попытки определить причины поведения людей.
  • Авторство связано с личными или ситуативными причинами.
  • Легче приписать себе личную принадлежность, когда поведение необычно или неожиданно, и когда люди, как считается, решили им заниматься.
  • Принцип ковариации предполагает, что мы используем информацию о согласованности, информацию о различиях и согласованную информацию, чтобы делать выводы о причинах поведения.
  • Согласно Бернарду Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как происходящие из личных причин (способности и мотивация) или ситуативных причин (удача и сложность задачи).
  1. Опишите время, когда вы использовали причинную атрибуцию, чтобы сделать вывод о личности другого человека. Каков был результат процесса атрибуции? Как вы думаете, насколько точна атрибуция? Почему?
  2. Опишите ситуацию, в которой вы использовали информацию о консенсусе, последовательности и отличительности, чтобы приписать чье-то поведение. Насколько хорошо принцип ковариации объясняет тип атрибуции (внутреннюю или внешнюю), которую вы сделали?
  3. Рассмотрим случай, когда вы приписывали свой успех или неудачу.Как ваш анализ ситуации соотносился с идеями Вайнера об этих процессах? Как вы относились к себе после такой атрибуции и почему?

Список литературы

Эллисон, С. Т., и Мессик, Д. М. (1985b). Ошибка групповой атрибуции . Журнал экспериментальной социальной психологии, 21 (6), 563-579.

Кэмпбелл, В. К., Седикидес, К., Ридер, Г. Д., Эллиот, А. Дж. (2000). Среди друзей: экзамен на дружбу и своекорыстие. Британский журнал социальной психологии, 39, 229-239.

Ченг, П. В., и Новик, Л. Р. (1990). Вероятностная контрастная модель причинной индукции. Журнал личности и социальной психологии, 58 (4), 545–567.

Heider, F. (1958). Психология межличностных отношений . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Джонс, Э. Э., и Харрис, В. А. (1967). Атрибуция отношений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 3 (1), 1-24.

Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э. и Герген, К. Дж. (1961). Варианты ролевой игры и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Jones, E. E., Kanouse, D. E., Kelley, H.H., Nisbett, R.E., Valins, S., & Weiner, B. (Eds.). (1987). Атрибуция: восприятие причин поведения . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Кассин, С. М. (1979). Консенсусная информация, прогноз и причинная атрибуция: обзор литературы и проблем. Журнал личности
и социальная психология, 37, 1966–1981.

Келли, Х. Х. (1967). Теория атрибуции в социальной психологии. В Д. Левине (ред.), Симпозиум Небраски по мотивации (Том 15, стр. 192–240). Линкольн, NE: Университет Небраски Press.

Лион, Х. М., и Стартап, М., и Бенталл, Р. П. (1999). Социальное познание и маниакальная защита: атрибуции, избирательное внимание и самосхема при биполярном аффективном расстройстве. Журнал аномальной психологии, 108 (2), 273-282. Фрубин

Улеман, Дж. С., Блейдер, С. Л., и Тодоров, А. (ред.). (2005). Неявные впечатления . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Вайнер, Б. (1985). Атрибуционная теория мотивации достижения и эмоции. Психологический обзор, 92 , 548–573.

Диспозиционная атрибуция — Психологическое исследование

Проще говоря, Атрибуция относится к объяснению поведения, будь то чужое или наше собственное.Это важный аспект социальной психологии. На протяжении многих лет разные психологи выдвигали разные теории или модели атрибуции.

[ Дополнительная литература : Теория атрибуции]

Что остается неизменным, так это то, что все теории вращаются вокруг двух основных типов атрибуции. Их:

Мы собираемся обсудить диспозиционную атрибуцию в этом посте.

Определение

Тенденция приписывать причину или ответственность определенного поведения или действия внутренней характеристике, а не внешним силам, называется Диспозиционная атрибуция. Также называется внутренней атрибуцией.

Было обнаружено, что мы склонны использовать внутренние или диспозиционные атрибуции для объяснения поведения других, а не нашего собственного. Внутренние атрибуты обычно считают, что за чье-то поведение ответственны мотивы, убеждения, личность и т. Д.

Примеры

Мы собираемся использовать те же примеры, которые мы использовали в посте «Ситуационная атрибуция», чтобы упростить понимание концепции.

Пример 1: Предположим, студент не сдал экзамен.Ее родители предполагают, что она не уделяла должного внимания учебе. Это диспозиционная атрибуция.

Пример 2: Джон поскользнулся и роняет пиво на новый ковер Рэйчел. Рэйчел приходит в ярость из-за беспечности Джона. Она игнорирует остальные возможности, как будто ковер может быть неровным, и вместо этого перекладывает вину на Джона. Рэйчел делает диспозиционную атрибуцию.

В примере 1 неудача ученицы объясняется ее ленью и отсутствием мотивации к учебе, которые являются ее личными качествами.Поскольку сделанные атрибуции имеют дело с личностными качествами учащегося, атрибуции являются диспозиционными.

В примере 2 , неуклюжесть и неумение Джона принимать во внимание причину его ошибки. Поскольку атрибуции связаны с личностными качествами Джона, атрибуции носят диспозиционный характер.

Наблюдение

Глядя на примеры, упомянутые выше, и даже принимая во внимание случаи из реальной жизни, когда делаются диспозиционные атрибуции, люди обычно делают диспозиционные атрибуции для поведения других.И приписывание, похоже, возрастает вместе с эмоциями человека.

Принимая во внимание пример 2 , Рэйчел становится на больше зла, и более личным она получает свое приписывание падению Джона.

Атрибутивный стиль и заблуждения преследования. Доказательства независимой от события и специфической государством смещения внешней и личной атрибуции для социальных ситуаций

  • APA. (1994). Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств DSM-IV (4-е изд.). Вашингтон, округ Колумбия: АПА.

    Google ученый

  • Барч Д. М., Картер С. С., Макдональд А. В., Бравер Т. С. и Коэн Дж. Д. (2003). Дефицит контекстной обработки при шизофрении: диагностическая специфичность, 4-недельный курс и связь с клиническими симптомами. Журнал аномальной психологии, 112 , 132–143.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Бенталл, Р.П., Коркоран, Р., Ховард, Р., Блэквуд, Н., и Киндерман, П. (2001). Бред преследования: обзор и теоретическая интеграция. Обзор клинической психологии, 21 , 1143–1192.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • Бенталл, Р. П., Киндерман, П., и Кейни, С. (1994). Самость, процессы атрибуции и ненормальные убеждения: к моделям бреда преследования. Исследования и терапия поведения, 32 , 331–341.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • Diez-Alegria, C., Vazquez, C., Nieto-Moreno, M., Valiente, C., & Fuentenebro, F. (2006). Персонализирующие и экстернализирующие предубеждения у заблуждающихся и депрессивных пациентов: являются ли атрибуционные предубеждения стабильной и специфической характеристикой заблуждений? Британский журнал клинической психологии, 45 , 531–544.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Диллинг, Х., Момбор В., Шмидт, М. Х., & Шульте-Маркворт, Э. (1994). Международная психиатрическая классификация Störungen. ICD-10 Kapitel V (F) Forschungskriterien . Берн: Ганс Хубер.

    Google ученый

  • Фримен, Д., Гарети, П., Койперс, Э., Фаулер, Д., и Беббингтон, П. (2002). Когнитивная модель бреда преследования. Британский журнал клинической психологии, 41 , 331–347.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Фримен Д., Гарети П. А., Беббингтон П. Э., Смит Б., Роллинсон Р., Фаулер Д. и др. (2005). Психологическое исследование структуры паранойи в неклинической популяции. Британский журнал психиатрии, 186 , 427–435.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Гарети П. и Фриман Д. (1999). Когнитивные подходы к заблуждениям: критический обзор теорий и доказательств. Британский журнал клинической психологии, 38 , 113–154.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Gilbert, D. T., Peljham, B. W., & Krull, D.С. (1988). О когнитивной занятости: когда человек воспринимает встречу с воспринимаемым человеком. Отношения и социальное познание, 54 , 733–740.

    Google ученый

  • Härting, C., Markowitsch, H. J., Neufeld, H., Calabrese, P., Deisinger, K., & Kessler, J. (2000). Wechsler Gedächtnistest — Revidierte Fassung (WMS-R) . Берн: Verlag Hans Huber.

    Google ученый

  • Heinrichs, R.W., & Zakzanis, K. K. (1998). Нейрокогнитивный дефицит при шизофрении: количественный обзор доказательств. Нейропсихология, 12 , 426–445.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • Хоран, В. П., Рейз, С. П., Суботник, К. Л., Вентура, Дж., И Нюхтерляйн, К. Х. (2008). Валидность шкал психозов в качестве индикаторов уязвимости у пациентов с недавно начавшейся шизофренией. Schizophrenia Research, 100 , 224–236.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Хамфрис, Л., и Барроукла, К. (2006). Атрибуционный стиль, защитное функционирование и бред преследования: специфический симптом или общая стратегия преодоления? Британский журнал клинической психологии, 45 , 231–246.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Янка, А., & Хиллер, W. (1996). Контрольные списки МКБ-10 — инструмент для использования врачами классификации психических и поведенческих расстройств МКБ-10. Комплексная психиатрия, 37 , 180–187.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • Янссен, И., Версмиссен, Д., Кампо, Дж. А., Мьин-Гермейс, И., ван Ос, Дж., И Краббендам, Л. (2006). Стиль атрибуции и психоз: доказательства экстернализирующей предвзятости у пациентов, но не у лиц из группы высокого риска. Психологическая медицина, 36 , 771–778.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • Jolley, S., Garety, P., Bebbington, P., Dunn, G., Freeman, D., Kuipers, E., et al. (2006). Атрибутивный стиль при психозе — роль аффекта и типа убеждений. Исследования и терапия поведения, 44 , 1597–1607.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Кей, С.Р., Фисбейн А. и Оплер Л. А. (1987). Шкала позитивных и негативных синдромов (PANSS) для шизофрении. Бюллетень по шизофрении, 13 , 261–276.

    CAS PubMed Google ученый

  • Киндерман П. и Бенталл Р. П. (1996). Новая мера причинного локуса. Анкета внутренней, личной и ситуативной атрибуции. Личность и индивидуальные различия, 20 , 261–264.

    Артикул Google ученый

  • Киндерман П. и Бенталл Р. П. (1997). Причинная атрибуция при паранойе и депрессии: внутренняя, личная и ситуативная атрибуция негативных событий. Журнал аномальной психологии, 106 , 341–345.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • Киндерман, П., Кейни, С., Морли, С., и Бенталл, Р. П. (1992). Паранойя и защитный стиль атрибуции: обманутые и подавленные приписывания пациентами своих собственных приписываний. Британский журнал медицинской психологии, 65 , 371–383.

    PubMed Google ученый

  • Крстев, Х., Джексон, Х. и Мод, Д. (1999). Исследование атрибутивного стиля в первом эпизоде ​​психоза. Британский журнал клинической психологии, 38 , 181–194.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Линкольн, Т. М., Питер, Н., Шефер, М., и Мориц, С. (2009a). Влияние стресса на паранойю. Экспериментальное исследование модераторов и посредников. Психологическая медицина, 39 , 1129–1139.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • Линкольн, Т.М., Циглер, М., Люльман, Э., Мюллер, М. Дж., И Риф, В. (2009b). Соответствие между самооценкой и оценкой наблюдателя бреда при шизофрении. Psychiatry Research (в печати).

  • МакКаллум, Р. К. (2002). О практике дихотомизации количественных переменных. Психологические методы, 7 , 19–40.

    Артикул Google ученый

  • Маккей Р., Лэнгдон, Р., и Колтер, М. (2005). Паранойя, заблуждения преследования и предубеждения атрибуции. Психиатрические исследования, 136 , 233–245.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Мориц, С., Вудворд, Т.С., Берлон, М., Браус, Д. Ф., и Андресен, Б. (2007). Атрибуционный стиль в шизофрении: свидетельства снижения чувства самооценки у в настоящее время параноидальных пациентов. Когнитивная терапия и исследования, 31 , 371–383.

    Артикул Google ученый

  • Петерсон, К., Семмель, А., фон Байер, К., Абрамсон, Л. Ю., Металски, Г. И., и Селигман, М. Е. П. (1982). Анкета атрибутивного стиля. Когнитивная терапия и исследования, 6 , 287–299.

    Артикул Google ученый

  • Рейтан, Р.М. (1992). Испытание на прокладку следа. Пособие по администрированию и подсчету баллов . Южный Тусон, Аризона: Лаборатория нейропсихологии Рейтана.

    Google ученый

  • Розенберг, М. (1965). Общество и самооценка подростков . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Sharp, H., Fear, C., & Healy, D. (1997). Атрибуционный стиль и заблуждения: расследование, основанное на бредовом содержании. Европейская психиатрия, 12 , 1–7.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • Wittchen, H.U., Zaudig, M., & Fydrich, T. (1997). Strukturiertes Klinisches Interview fuer DSM-IV . Геттинген: Hogrefe.

    Google ученый

  • Юнг, А. Р., Филлипс, Л. Дж., Юн, Х. П., Френси, С.M., McFarlane, C.A., Hallgren, M., et al. (2003). Прогноз психоза: 12-месячное наблюдение в группе высокого риска (продромальной). Schizophrenia Research, 60 , 21–32.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Цукерман, М. (1979). Возвращение к приписыванию успеха и неудачи, или мотивационная предвзятость в теории атрибуции жива и здорова. Журнал личности, 47 , 245–287.

    Артикул Google ученый

  • Психометрическое исследование китайской версии Вопросника внутренних, личных и ситуативных атрибутов (C-IPSAQ)

  • 1.

    Penn, DL, Corrigan, PW, Bentall, RP, Racenstein, JM & Newman, L. Social познание при шизофрении. Psychol. Бык. 121 , 114–132 (1997).

    CAS Статья Google ученый

  • 2.

    Петерсон, К. и Стин, Т. А. Оптимистический стиль объяснения. в Справочнике по позитивной психологии , редакторы К. Р. Снайдер, Шейн Дж. Лопес, Oxford University Press, 244–256 (2002).

  • 3.

    Петерсон, К., Люборски, Л. и Селигман, М. Е. Атрибуции и депрессивные сдвиги настроения: тематическое исследование с использованием метода контекст-симптом. J. Abnorm. Psychol. 92 , 96–103 (1983).

    CAS Статья Google ученый

  • 4.

    Haffel, G.J. et al. Негативные когнитивные стили, дисфункциональные установки и парадигма ремиссии депрессии: поиск неуловимой когнитивной уязвимости к фактору депрессии среди ремиссированных депрессивных людей. Эмоция 5 , 343–348 (2005).

    Артикул Google ученый

  • 5.

    Alloy, L. B. et al. Депрессогенные когнитивные стили: прогностическая достоверность, обработка информации и характеристики личности, а также происхождение развития. Behav. Res. Ther. 37 , 503–531 (1999).

    CAS Статья Google ученый

  • 6.

    Джойнер, Т. Э. Младший. Отрицательный стиль атрибуции, депрессия безнадежности и эндогенная депрессия. Behav. Res. Ther. 39 , 139–149 (2001).

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Мур, М. Т. и Фреско, Д. М. Депрессивный реализм и атрибутивный стиль: последствия для людей, подверженных риску депрессии. Behav. Ther. 38 , 144–154 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Абрамсон, Л. Ю., Селигман, М. Э. и Тисдейл, Дж. Д. Приобретенная беспомощность у людей: критика и переформулировка. J. Abnorm. Psychol. 87 , 49–74 (1978).

    CAS Статья Google ученый

  • 9.

    Fresco, D. M. & Alloy, L. B.Связь стиля атрибуции негативных и позитивных событий и возникновения жизненных событий с депрессией и тревогой. J. Soc. Clin. Psychol. 25 , 1140–1160 (2006).

    Артикул Google ученый

  • 10.

    Кейни, С. и Бенталл, Р. П. Бред преследования и стиль атрибуции. Br. J. Med. Psychol. 62 (Pt 2), 191–198 (1989).

    Артикул Google ученый

  • 11.

    Peterson, C. et al. Анкета атрибутивного стиля. Cogn. Ther. Res. 6 , 287–299 (1982).

    Артикул Google ученый

  • 12.

    Кэмпбелл, В. К., Седикидес, К., Ридер, Г. Д. и Эллиот, А. Дж. Среди друзей? Исследование дружбы и корыстной предвзятости. Br. J. Soc. Psychol. 39 (Pt 2), 229–239 (2000).

    Артикул Google ученый

  • 13.

    Страх, К., Шарп, Х. и Хили, Д. Когнитивные процессы при бредовых расстройствах. Br. J. Psychiatry 168 , 61–67 (1996).

    CAS Статья Google ученый

  • 14.

    Бенталл, Р. П., Киндерман, П. и Кейни, С. Самость, процессы атрибуции и аномальные убеждения: к модели бреда преследования. Behav. Res. Ther. 32 , 331–341 (1994).

    CAS Статья Google ученый

  • 15.

    Бенталл, Р. П. и Кейни, С. Атрибуционная лабильность при депрессии и паранойе. Br. J. Clin. Psychol. 44 , 475–488 (2005).

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Маккей Р., Лэнгдон Р. и Колтерт М. Защитная функция бреда преследования: расследование с использованием теста неявных ассоциаций. Cogn. Нейропсихиатрия 12 , 1-24 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 17.

    Блэквуд, Н. Дж., Ховард, Р. Дж., Бенталл, Р. П. и Мюррей, Р. М. Когнитивные нейропсихиатрические модели бреда преследования. Am. J. Psychiatry 158 , 527–539 (2001).

    CAS Статья Google ученый

  • 18.

    Хамфрис, Л. и Барроуклаф, К. Атрибуционный стиль, защитное функционирование и бред преследования: специфическая для симптомов или общая стратегия совладания? Br. J. Clin. Psychol. 45 , 231–246 (2006).

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Линкольн, Т. М., Мель, С., Экснер, К., Линденмейер, Дж. И Риф, В. Атрибуционный стиль и бред преследования. Доказательства независимого от события и констатирующей предвзятости внешне-личной атрибуции для социальных ситуаций. Cogn. Ther. Res. 34 , 297–302 (2010).

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Девилдер, Дж. Э., Бен-Дэвид, С., Кимхи, Д. и Коркоран, К. М. Атрибуционный стиль среди молодежи с клиническим риском психоза. Early Interv. Психиатрия 7 , 84–88 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Райвич К., Бьюкенен Г. М. и Селигман М. Э. П. Измерение стиля объяснения. in Explanatory Style, редакторы Грегори Макклеллан Бьюкенен, Мартин Э. П. Селигман, член Routledge группы Тейлора и Фрэнсиса , 21–47 (1995).

  • 22.

    Barrowclough, C. et al. Групповая когнитивно-поведенческая терапия шизофрении. Рандомизированное контролируемое исследование. Br. J. Psychiatry 189 , 527–532 (2006).

    Артикул Google ученый

  • 23.

    Уайт, П. А. Неоднозначность во внутреннем / внешнем различении причинной атрибуции. J. Exp. Soc. Psychol. 27 , 259–270 (1991).

    Артикул Google ученый

  • 24.

    Киндерман, П. и Бенталл, Р. Новая мера причинного локуса: анкета внутренних, личных и ситуативных атрибуций. чел. Индивидуальный. Dif. 20 , 261–264 (1996).

    Артикул Google ученый

  • 25.

    Киндерман П. и Бенталл Р. П. Причинные атрибуции в паранойе и депрессии: внутренние, личные и ситуативные атрибуции негативных событий. J. Abnorm. Psychol. 106 , 341–345 (1997).

    CAS Статья Google ученый

  • 26.

    Гарети, П. А. и Фриман, Д. Когнитивные подходы к заблуждениям: критический обзор теорий и доказательств. Br. J. Clin. Psychol. 38 (Pt 2), 113–154 (1999).

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Бенталл, Р. П., Коркоран, Р., Ховард, Р., Блэквуд, Н. и Киндерман, П. Бред преследования: обзор и теоретическая интеграция. Clin. Psychol. Ред. 21 , 1143–1192 (2001).

    CAS Статья Google ученый

  • 28.

    Aakre, J. M., Seghers, J. P., St-Hilaire, A. & Docherty, N. Атрибуционный стиль у бредовых пациентов: сравнение реминувшихся параноидальных, реминувшихся непараноидных и текущих параноидных пациентов с непсихиатрическим контролем. Schizophr. Бык. 35 , 994–1002 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Brakoulias, V. et al. Заблуждения и рассуждения: исследование с участием когнитивно-поведенческой терапии. Cogn. Нейропсихиатрия 13 , 148–165 (2008).

    Артикул Google ученый

  • 30.

    McKay, R. & Cipolotti, L. Атрибуционный стиль в случае заблуждения Котара. Сознательное. Cogn. 16 , 349–359 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Diez-Alegria, C., Vazquez, C., Nieto-Moreno, M., Valiente, C. & Fuentenebro, F. Персонализация и экстернализация предубеждений у обманутых и депрессивных пациентов: являются ли атрибуционные предубеждения стабильной и специфической характеристикой бреда? Br. J. Clin. Psychol. 45 , 531–544 (2006).

    Артикул Google ученый

  • 32.

    Мизрахи, Р., Аддингтон, Дж., Ремингтон, Г. и Капур, С. Стиль атрибуции как фактор психоза и разрешения симптомов. Schizophr. Res. 104 , 220–227 (2008).

    Артикул Google ученый

  • 33.

    Hong, W. & Song, X.J. Характер личности больного депрессией с их болезнью. Подбородок. J. Behav. Med. Sci. 13 , 502–503 (2004).

    Google ученый

  • 34.

    Гуо, В. Б., Яо, С. Дж., Хуанг, М. Э. и Ву, Д. X. Роль автоматических мыслей и стилей атрибуции в большой депрессии: многофакторный анализ. Psychol. Sci. 28 , 392–394 (2005).

    Google ученый

  • 35.

    Dai, Q. & Feng, Z. Исследование взаимосвязи между депрессией и стилем атрибуции. China J. Health Psychol. 17 , 337–341 (2009).

    Google ученый

  • 36.

    Penn, D. et al. Пилотное исследование обучения социальному познанию и взаимодействию (SCIT) при шизофрении. Schizophr. Res. 80 , 357–359 (2005).

    Артикул Google ученый

  • 37.

    Combs, D. R. et al. Обучение социальному познанию и взаимодействию (SCIT) для стационарных пациентов с расстройствами шизофренического спектра: предварительные результаты. Schizophr. Res. 91 , 112–116 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 38.

    Penn, D.Л., Робертс, Д. Л., Комбс, Д. и Стерн, А. Лучшие практики: разработка программы обучения социальному познанию и взаимодействию для расстройств шизофренического спектра. Psychiatr. Серв. 58 , 449–451 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 39.

    Рем, Л. П. Оценка депрессии. in Behavioral Assessment: A Practical Handbook 3rd edn (eds Bellack, A.C., Hersen, M.) 313–364 (Pergamon Press, Oxford, UK, 1988).

  • 40.

    Wang, C. & Zhang, N. Исследование шкалы анкеты атрибутивного стиля. Подбородок. J. Behav. Med Sci. 15 , 470–471 (2006).

    Google ученый

  • 41.

    Бек, А. Т., Уорд, К. Х., Мендельсон, М., Мок, Дж. И Эрбо, Дж. Инвентарь для измерения депрессии. Arch. Общая психиатрия 4 , 561–571 (1961).

    CAS Статья Google ученый

  • 42.

    Шек, Д. Т. Надежность и факторная структура китайской версии инвентаризации депрессии Бека. J. Clin. Psychol. 46 , 35–43 (1990).

    CAS Статья Google ученый

  • 43.

    Shek, D. T. Что китайская версия Опросника депрессии Бека измеряет у китайских студентов — общую психопатологию или депрессию? J. Clin. Psychol. 47 , 381–390 (1991).

    CAS Статья Google ученый

  • 44.

    Wang, X. D., Wang, X. L. & Ma, H. Рейтинговые шкалы психического здоровья, пересмотренная версия. Подбородок. Психическое здоровье J 12 , 173–178 (1999).

    Google ученый

  • 45.

    Кей, С. Р., Фисбейн, А. и Оплер, Л. А. Шкала положительных и отрицательных синдромов (PANSS) для шизофрении. Schizophr.Бык. 13 , 261–276 (1987).

    CAS Статья Google ученый

  • 46.

    Кейни, С. и Бенталл, Р. П. Бред преследования и корыстная предвзятость. Доказательства из задачи суждения о непредвиденных обстоятельствах. J. Nerv. Ment. Дис. 180 , 773–780 (1992).

    CAS Статья Google ученый

  • 47.

    Чой, И. и Нисбетт, Р.E. Ситуационная значимость и культурные различия в предвзятости корреспонденции и предвзятости «актер-наблюдатель». чел. Soc. Psychol. Бык. 24 , 949–960 (1998).

    Артикул Google ученый

  • 48.

    Либерман, М. Д., Ярчо, Дж. М. и Обаяши, Дж. Атрибуционный вывод в разных культурах: похожие автоматические приписывания и различные контролируемые исправления. чел. Soc. Psychol. Бык. 31 , 889–901 (2005).

    Артикул Google ученый

  • 49.

    Landa, Y. et al. Устранение предубеждений при обработке информации и социального избегания в групповой когнитивно-поведенческой терапии паранойи: пилотное рандомизированное контролируемое клиническое исследование. Schizophr. Бык. 37 , 271–271 (2011).

    Google ученый

  • Личная причинно-следственная связь и установление ответственности | Угвуэгбу

    В этом исследовании мы изучили взаимосвязь между серьезностью негативных последствий поведения, заслуживающего порицания, и установлением ответственности за такое поведение.Под предлогом сравнения своих суждений с приговором присяжных 480 студентов колледжа прочитали стенограмму судебного процесса по делу об ограблении банка, в котором клиент был легко или серьезно ранен пулей, выпущенной грабителем банка, когда кассир не повиновался приказ грабителя не двигаться. Участники оценили грабителя, кассира и потерпевшего по нескольким шкалам. Результаты показали, что по мере увеличения степени тяжести ответственность возрастает, хотя этот результат определяется полом задействованных стимулов.Более высокие наказания и компенсации также были сделаны в тяжелом состоянии. Было установлено, что по мере того, как травма потерпевшего становилась серьезнее, его страдания в меньшей степени объяснялись случайностью. Результаты продемонстрировали ценность использования неслучайной парадигмы, которая включает явно заслуживающее порицания поведение и проводит различие между жертвой и виновником негативного поведения. В таких условиях часто может происходить установление ответственности в зависимости от степени серьезности.

    Пожалуйста, войдите в систему и / или купите PDF-файл, чтобы просмотреть статью полностью.

    Пожалуйста, войдите в систему и / или купите PDF-файл, чтобы просмотреть статью полностью.

    Пожалуйста, войдите в систему и / или купите PDF-файл, чтобы просмотреть статью полностью.

    Пожалуйста, войдите в систему и / или купите PDF-файл, чтобы просмотреть статью полностью.

    Пожалуйста, войдите в систему и / или купите PDF-файл, чтобы просмотреть статью полностью.

    Атрибутивный стиль и заблуждения преследования. Доказательства независимого от события и специфического для государства предубеждения внешней и личной атрибуции для социальных ситуаций

    Ziel der vorliegenden Диссертация ist die Prüfung von Annahmen Psychoologischer Modelle zur Erklärung der Entstehung und Aufrechterhaltung von Verfolgungswahn und Aufrechterhaltung von Verfolgungswahn und Aufrechterhaltung von Verfolgungswahn und Diesel, Diesel, динамическое движение, имеющее отношение к определенным эмоциям .Zu den sozial-kognitiven Verarbeitungsstilen wird der Attributionsstil gezählt, d.h. die Tendenz, негативный Ereignisse auf externe Faktoren (andere Personen / Zufall) zurückzuführen, Defizite in der Theory of Mind (ToM; Premack; Woodruff, 1978), der Fähigkeit, korrekte Schlussfolgerungen über Menschen und Emotion die Tendenz, voreilige Schlussfolgerungen zu ziehen. Neuere kognitiv-behavior Interventionsstrategien setzen an den sozial-kognitiven und Emotional Verarbeitungsstilen an, um eine Reduktion von Verfolgungswahn sowie eine verbesserte Lebensqualität zu bewirken.Jedoch sind die genauen Prozesse, durch die spezifischen sozial-kognitiven Verarbeitungsstile und Emotional Faktoren die Entstehung und Aufrechterhaltung wahnhafter Überzeugungen beeinflussen, noch nicht hinreichend untersucht. Die wesentlichen Zielsetzung des Dissertationsprojekts besteht somit darin, zugrunde liegende Mechanismen der sozial-kognitiven Verarbeitungsstile und Emotionalen Prozesse zu untersuchen und dadurch die Weiterentwicklung kognitiv-поведенческий агент Interventionen votengtengher Diesel.Die Untersuchung erfolgte als Querschnittsdesign, bei dem insgesamt 63 Patienten mit schizophrenen Störungen mit 63 gesunden Kontrollprobanden verglichen wurden. Das erste Ziel war zu prüfen, ob bei Patienten mit akuten paranoiden Wahnvorstellungen ein implizit selbstabwertender Attributionsstil sowie ein implizit niedriger Selbstwert vorliegt. Dabei wurde ein modifiziertes Messinstrument zur Untersuchung des impliziten Attributionsstils verwendet, welches zwischen drei Attributionsloci (internal, external-personal und external-situational) Differences, statt zwischen zwei Attributionsloci wie wie in bisherigen Studien.Die Ergebnisse der vorliegenden Studie belegen einen implizit selbstabwertenden Attributionsstil bei Patienten mit paranoidem Wahn: Im Vergleich zu Patienten mit remittiertem Wahn und Kontrollprobanden attribuierten Patienten mit akutem Verfolgreign einenaksen, EFolgreign, Efolgreign, личный учет отрицательной ситуации. Der Expizite Attributionsstil von Patienten mit paranoiden Wahnüberzeugungen war vergleichbar mit der Kontrollgruppe. Patienten mit akutem Verfolgungswahn, die einen selbstabwertenden impliziten Kausalattributionsstil aufwiesen, zeigten mit erhöhter Wahrscheinlichkeit auch einen niedrigeren impliziten Selbstwert.Generell war bei Patienten mit Verfolgungswahn ein instabiles Selbstkonzept festzustellen (normaler impliziter Selbstwert und niedriger exploiziter Selbstwert). Das zweite Ziel bestand in der Testung eines spezifischen Zusammenhangs zwischen einem Aspekt der ToM-Fähigkeit, nämlich der Fähigkeit, in sozialen Situationen korrekte Schlussfolgerungen dem über Intentionen andeliegenzechen parade. Die Überprüfung erfolgte mit einer im Rahmen der vorliegenden Диссертация neu entwickelten ToM-Aufgabe, in der den Probanden soziale Situationen in Form von Filmsequenzen gezeigt wurden.Aufgabe der Probanden war es, Fragen bezüglich der Intentionen und der Emotionen der Filmcharaktere zu beantworten. Die Ergebnisse belegen einen spezifischen Zusammenhang zwischen Problemen im Treffen korrekter Schlussfolgerungen über Intentionen und dem Ausprägungsgrad allgemeiner Wahnüberzeugungen, der auch nach Kontrolle von Defizittenie Funktion. Das dritte Ziel bestand in der Untersuchung der Hypothese, dass Defizite in der ToM-Fähigkeit und im autobiographischen Gedächtnis in Zusammenhang mit Problemen in der sozialen Kompetenz Schizophrener Patienten stehen.Die Ergebnisse bestätigen diese Hypothese und weisen sogar darauf hin, dass Defizite in der ToM-Fähigkeit, Schlussfolgerungen über Emotionen anderer Menschen in sozialen Situationen zu treffen und Defizite im Abruf autobiography besischer Diesel. Insgesamt konnte im vorliegenden Dissertationsprojekt ein Beitrag zum Verständnis der Psyologischen Modelle zur Erklärung der Entwicklung und Aufrechterhaltung wahnhafter Überzeugungen geleistet werden.Die Ergebnisse belegen die Notwendigkeit der Weiterentwicklung когнитивно-поведенческий специалист Interventionen im Bereich der Verbesserung von sozial-kognitiven Fähigkeiten und Emotionalen Problemen von Patienten mit Verfolgungswahn. Целью данного диссертационного проекта было исследование нескольких гипотез психологических моделей, которые объясняют развитие и поддержание бреда преследования у пациентов с расстройствами шизофренического спектра (Garety et al., 2001; Freeman et al., 2002). Последние психологические модели подчеркивают роль конкретных социально-когнитивных и эмоциональных предубеждений в возникновении и поддержании бреда преследования и положительных симптомов шизофрении.Одно из социально-когнитивных предубеждений — это склонность пациентов с бредом преследования приписывать негативные события внешним факторам (другим людям / судьбе). Недостатки в теории разума (ToM; Premack; Woodruff, 1978), способность делать выводы о намерениях, мыслях, эмоциях и поведении других людей также относятся к социально-когнитивным предубеждениям, а также к склонности «прыгать в сторону». выводы », чтобы собрать немного данных до принятия решения. Более того, негативные самосхемы, тревога и депрессия относятся к эмоциональным факторам, которые влияют на развитие и поддержание бреда преследования.Согласно этим гипотезам, когнитивно-поведенческие вмешательства были адаптированы для изменения и уменьшения этих предубеждений, чтобы уменьшить иллюзии пациентов и улучшить качество их жизни. В нескольких эмпирических исследованиях сообщается об эффективности когнитивно-поведенческой терапии при шизофрении (Wykes et al., 2008). Однако конкретные процессы, посредством которых социально-когнитивные и эмоциональные предубеждения влияют на порождение и поддержание заблуждений, все еще неизвестны. Таким образом, цель настоящего диссертационного проекта состояла в том, чтобы исследовать основные механизмы социально-когнитивных и эмоциональных предубеждений, чтобы улучшить разработку когнитивно-поведенческих вмешательств для пациентов с шизофренией, чтобы обеспечить основу для знаний, с помощью которых могут применяться текущие вмешательства. быть модифицированным и адаптированным к конкретным проблемам этих пациентов.В поперечном дизайне 63 пациента с расстройствами шизофренического спектра сравнивают с 63 неклиническими контрольными пациентами. Первой целью настоящего исследования было проверить, проявляют ли пациенты с острым бредом преследования самоуменьшающийся неявный стиль атрибуции (СА) и неявную низкую самооценку. Была введена модифицированная оценка неявного СА, которая предлагала три атрибутивных локуса (внутренний, внешне-личностный и внешний-ситуативный) вместо двух, как в предыдущих исследованиях. По сравнению с пациентами с ремиссивным бредом преследования и неклиническим контролем, пациенты с острым бредом преследования демонстрировали самоуменьшающийся имплицитный стиль атрибуции: они приписывали негативные события себе, а позитивные события — ситуативным факторам, тогда как их явный эгоистичный AS был сопоставим с контролирует.Пациенты с неявным самоуменьшающимся СА ассоциировались с низкой неявной самооценкой. Кроме того, у введенных в заблуждение пациентов проявлялась нестабильная самооценка (низкая явная и нормальная неявная самооценка). Вторая цель состояла в том, чтобы исследовать связь между одним конкретным аспектом ToM, способностью делать выводы о намерениях других людей и иллюзиями преследования. Была представлена ​​новая парадигма фильмов ToM, разработанная в настоящем исследовании: были представлены фильмы о социальных ситуациях, и участники должны были ответить на вопросы, касающиеся намерений и эмоций персонажей в фильмах.Пациенты с бредом преследования были особенно ограничены в способности делать выводы о намерениях других людей по сравнению с пациентами с ремиссивным бредом преследования и неклиническими контрольными группами. Кроме того, результаты указывают на связь между дефицитом способности делать выводы о намерениях и заблуждениями в целом, даже после контроля исполнительных функций. Третья цель заключалась в том, чтобы проверить, связаны ли дефицит ToM и дефицит запоминания автобиографических воспоминаний с проблемами социального поведения у пациентов с расстройствами шизофренического спектра.Результаты показывают, что дефицит способности делать выводы об эмоциях других людей в социальных ситуациях и вспоминать автобиографические воспоминания связаны с дефицитом социальной активности. Способность ToM выводить эмоции и способность вспоминать автобиографические воспоминания были лучшими предикторами социальной деятельности, чем психопатологические симптомы и другие нейрокогнитивные нарушения. Таким образом, диссертационный проект вносит важные выводы в отношении психологических моделей развития и поддержания бреда преследования и опосредующего влияния социально-когнитивных предубеждений и эмоциональных факторов.Результаты подчеркивают важность разработки и модификации конкретных когнитивно-поведенческих вмешательств, которые улучшают социально-когнитивные способности и эмоциональные проблемы у пациентов с бредом преследования.

    Что такое атрибутивный и объяснительный стили в психологии?

    Изображение предоставлено Gratisography

    Как вы относитесь к положительным и отрицательным жизненным событиям?

    Возможно, вы вините себя, столкнувшись с неудачей, но никогда не относитесь к добру. Можете ли вы заглянуть в прошлое перед лицом невзгод и знать, что все станет лучше?

    То, как вы приписываете себе и объясняете себе положительные и отрицательные события, может повлиять на вашу жизнь так, как вы можете не осознавать.

    Прежде чем вы продолжите чтение, мы подумали, что вы могли бы загрузить наши 3 упражнения по позитивной психологии бесплатно . Эти научно обоснованные упражнения исследуют фундаментальные аспекты позитивной психологии, включая сильные стороны, ценности и сострадание к себе, и дадут вам инструменты для улучшения благополучия ваших клиентов, студентов или сотрудников.

    Вы можете бесплатно скачать PDF здесь .

    Что такое стили атрибуции и пояснения?

    Со временем концепция атрибутивного и объяснительного стилей превратилась в всеобъемлющую теоретическую основу, став основной исследовательской парадигмой в психологии, имеющей отношение к склонности людей к оптимизму или пессимизму и, в свою очередь, к последующим положительным или отрицательным ментальным состояниям и результатам.

    В психологии термин «атрибуция» имеет два преобладающих значения. Первый относится к объяснениям поведения; второй относится к умозаключениям (например, приписывание вины). Что общего у этих двух значений, так это процесс присвоения: в атрибуции как объяснении поведение приписывается его причине; при атрибуции в качестве вывода агенту присваивается качество или атрибут на основе наблюдаемого поведения. »(Малле, 2011, с.17).

    Аналогичным образом, Fiske & Taylor (1991, стр.23) предложил теорию атрибуции: « рассматривает то, как социальный воспринимающий использует информацию, чтобы прийти к причинным объяснениям событий. Он исследует, какая информация собирается и как она объединяется, чтобы сформировать причинное суждение ».

    Не путать с диспозиционным оптимизмом, который рассматривает оптимизм как широкую черту личности (Carver & Scheier, 2003), объяснительный стиль больше связан с непосредственными тенденциями смотреть на повседневные события с преимущественно оптимистической или пессимистической точки зрения.

    Согласно Бьюкенену и Селигману (1995, стр. 1), « общее определение объяснительного стиля довольно простое, мы склонны предлагать аналогичные объяснения для разных событий. ”Кроме того, пояснительные стили могут вызвать у людей разное восприятие одного и того же события.

    Проще говоря, ваш стиль атрибуции и объяснения — это способ, которым вы объясняете себе свои обстоятельства.

    Взгляд на психологию

    Люди склонны искать объяснения происходящему.Будь то политика, наука, философия, психология или повседневная жизнь, мы хотим знать, почему что-то происходит. В психологии это постоянное стремление выяснить «почему» заставило исследователей исследовать, почему одни люди предпочитают одни объяснительные подходы другим (Buchanan & Seligman, 1995).

    В то время как человеческие реакции на неконтролируемые события в лабораторных условиях вызывали интерес, психологи, естественно, заинтересовались практическими приложениями. Этот фокус на реальном мире был, в частности, в отношении того, как люди осмысливают свои действия, как это влияет на эмоцию (Buchanan & Seligman, 1995) и как мы, , регулируем эти эмоции (Гросс, 2000),

    Определяют ли объяснительные характеристики человека его эмоциональное состояние? Почему некоторые люди, кажется, сдаются и принимают свою судьбу перед лицом невзгод , в то время как некоторые остаются оптимистичными, несмотря на череду «неудач»? Почему некоторые кажутся бессильными из-за отсутствия контроля? Задавая такие вопросы, психологи разработали ряд гипотез, в результате чего появилось множество исследований, касающихся оптимистичных и пессимистических моделей поведения и потенциального долгосрочного воздействия на психологическое здоровье.

    60 лет исследований способов, которыми люди обычно объясняют события, вырастили теорию, которая не только надежна, но и измерима.

    Теория пояснительных стилей

    Теории психологии, основанные на научном методе, постоянно развиваются, поскольку практики и исследователи в космосе постоянно пересматривают, подтверждают и предлагают новые гипотезы. Теория объяснительных стилей не исключение; Исследования в этой области уходят в прошлое на десятилетия и продолжают стимулировать появление новых публикаций с течением времени.

    Heider (1958, цитируется по Malle, 2011) первоначально проводил различие между воспринимаемыми внутренними и внешними причинами событий. Впоследствии теоретик атрибуции Вайнер (Weiner, 1972) провел различие между (временно) стабильными и нестабильными причинами, причем стабильные атрибуции неудач способствовали плохому или низкому уровню мотивации . Третье измерение беспомощности было впервые представлено Келли (1972), который сосредоточился на приписывании общих и конкретных причин неблагоприятных событий.

    Концепция объяснительного стиля с тремя параметрами (внутренняя, стабильность и глобальность) и включение предложенного различия между оптимистическим и пессимистическим стилями атрибуции была выдвинута Абрамсоном, Семмелем, Селигманом и фон Байером (1978).

    Объяснительный стиль в том виде, в каком мы его знаем, возник в основном из двух предшественников: Модель приобретенной беспомощности и Переформулировка модели приобретенной беспомощности .

    Модель выученной беспомощности

    Приобретенная беспомощность предполагает, что контроль над окружающей средой является фундаментальным предшественником позитивизма для любого организма.Если человек неоднократно подвергается воздействию неизбежных болезненных или иных негативных стимулов, он будет ожидать, что такие события неконтролируемы, и в результате может развиться чувство безнадежности и депрессии (Overmier & Seligman, 1967).

    Maier & Seligman (1976), впервые наблюдаемый в лабораторных экспериментах, в которых животных подвергали болезненным ударам электрическим током без возможности спастись или уклоняться, обнаружили, что по прошествии определенного периода животные пассивно переносят боль.

    Исследование показало, что беспомощность — это выученное поведение. Когда животных помещали в ситуацию, когда нет контроля над исходом, их заставляли ожидать, что будущие попытки нейтрализовать шок будут тщетными, и поэтому они отказались от этих попыток. Хирото и Селигман (1975) выдвинули гипотезу о том, что люди, как и животные, прекратят попытки изменить свои обстоятельства, если будет сочтено, что они вышли из-под их контроля, подчеркнув важность того, как мы приписываем причинность и контроль в опосредовании нашего психического состояния.

    Атрибуционная переформулировка модели усвоенной беспомощности

    Возник вопрос, почему в ситуациях, когда результат не контролируется, некоторые люди легче сдаются и впадают в депрессию, а другие — нет.

    Первоначальная теория беспомощности предполагала, что переживания неконтролируемых событий приводят к трудностям в мотивации, познании и эмоциях. Переформулированная теория постулировала опосредующий эффект причинных атрибутов в процессе, посредством которого неконтролируемые события вызывают поведенческие дефициты (Peterson, Maier, & Seligman 1993).

    Переформулированная модель включает три причинно-следственных аспекта атрибуции; стабильные / нестабильные причины, внутренние / внешние причинные утверждения и глобальные / конкретные причинные объяснения (Abramson et al., 1978), которые мы рассмотрим более подробно позже.

    Abramson et al. (1978) постулировали переформулированную теорию как способ объяснить привычные объяснения, которые люди навязывают своему миру, а не единичные объяснения конкретных неудач, как предполагала теория Вайнера.Эти объяснения позволяют людям описывать причины событий, в то же время подчеркивая предрасположенность рассматривать повседневные взаимодействия и события с преимущественно положительной (оптимистической) или отрицательной (пессимистической) точки зрения.

    Изучая конкретные способы, которыми люди справляются с неконтролируемыми событиями и объясняют их, Абрамсон и др. (1978) постулировали, что люди развивают характерное причинное объяснение непредсказуемым жизненным событиям. Этот предрасполагающий пояснительный набор позже был назван Петерсоном и Селигманом «объяснительным стилем» (1984).

    Какие бывают стили?

    Изображение с Stocksnap

    Пояснительные стили варьируются от пессимистических до оптимистичных. Пессимистический стиль объяснения характеризуется объяснением причин отрицательных результатов как стабильных, глобальных и внутренних, а причин положительных результатов как нестабильных, специфических и внешних по своей природе.

    И наоборот, оптимистические стили объяснения характеризуются объяснением отрицательных результатов как вызванных нестабильными, конкретными и внешними причинами, в то время как положительные результаты воспринимаются как следствие стабильных, глобальных и внутренних причин.

    Оптимистичный объяснительный стиль

    То, как вы мысленно объясняете то, что с вами происходит, лежит в основе оптимизма. Оптимисты объясняют позитивные события личными, постоянными причинами, а негативные события — внешними, временными причинами.

    Исследование пациентов, перенесших трансплантацию, показало, что на качество жизни могут существенно влиять такие личностные характеристики, как оптимизм. Фактически, было обнаружено, что оптимистичный стиль объяснения в большей степени ассоциируется с более высоким качеством жизни, чем возраст и пол.Было обнаружено, что пессимистический стиль объяснения в значительной степени связан с депрессивными симптомами, о которых сообщают пациенты.

    Кроме того, пациенты с оптимистичным стилем объяснения описывали значительно более высокое качество жизни, чем пессимисты (Jowsey, Cutshall, Colligan, Stevens, Kremers, Vasquez, Edwards, Daly, & McGregor, 2012). Оптимистический стиль объяснения связан с более высоким уровнем мотивации, достижений и физического благополучия и более низким уровнем депрессивных симптомов (Buchanan & Seligman, 1995).

    На рабочем месте те, кто придерживается оптимистичного стиля объяснения, демонстрируют большую продуктивность по сравнению с теми, кто придерживается пессимистического стиля (Seligman & Schulman, 1986). В отличие от пессимистов в модели выученной беспомощности , те, кто придерживается оптимистичного стиля объяснения, полагают, что ситуации в конце концов будут разрешаться к лучшему.

    Пессимистический стиль объяснения

    Пессимисты придерживаются противоположного стиля объяснения. Они лично винят себя в плохих событиях и считают первопричину неизменным фактором.Когда случается что-то хорошее, они склонны приписывать это удаче и рассматривать причину как временную.

    Переформулировка модели усвоенной беспомощности депрессии и модели безнадежности депрессии предсказывает, что люди, которые имеют склонность к пессимистическим стилям объяснения событий, терпят неудачу чаще, чем те, кто придерживается более оптимистичного стиля в сценариях, основанных на достижениях.

    Кроме того, люди с пессимистическим стилем объяснения с большей вероятностью будут испытывать всеобъемлющие и хронические симптомы беспомощности при столкновении с неконтролируемыми негативными событиями.Неадаптивные модели мышления могут подпитывать такие проблемы, как депрессия, создавая цикл из негативных мыслей , который увековечивает проблему (Eisner, 1995).

    Депрессивные симптомы чаще всего возникают, когда уязвимый человек сталкивается с неблагоприятными условиями окружающей среды (Schneider, Gruman, & Coutts, 2012). В этой ситуации человек считается уязвимым, если он интерпретирует причину негативных событий как нечто, что не может быть изменено (стабильная атрибуция) и влияет на всю его жизнь (глобальная атрибуция).Человека с этими чертами можно охарактеризовать как человека с определенным типом депрессии, называемым депрессией безнадежности (Schneider et al., 2012).

    Селигман (1998) предположил, что теория оптимизма объясняющего стиля дает пессимистичным людям возможность изменить свои пессимистические модели мышления на более оптимистичные, тем самым способствуя мастерству и устойчивости. Например, исследования с участием детей средней школы показали, что преобразование пессимистического мышления в оптимистическое может значительно снизить частоту депрессии (Nolen-Hoeksema, Girgus, and Seligman, 1986).

    Пояснительные размеры и примеры стиля

    Атрибуционный стиль человека описывает, как он объясняет себе жизненные события. Когда кто-то формулирует объяснение, оно включает три аспекта, которые влияют на то, как мы объясняем результат, а именно: внутреннее и внешнее, стабильность и нестабильность, глобальность и специфичность (Peterson, 1991), которые легко запомнить как три составляющих: персонализация, постоянство и распространенность, соответственно.

    Абрахам, Селигман и Тисдейл (1978) постулировали, что способ, которым мы приписываем отрицательные результаты, играет роль в опосредовании негативного психологического воздействия неблагоприятных событий.

    Внутреннее и внешнее (персонализация)

    Результат вызван факторами внутри вас или вне вас? Был ли успех или неудача вызван врожденными способностями или неудачами или вызван благоприятными или неблагоприятными внешними условиями?

    Человек, склонный обвинять в неудаче себя, а успех во внешних факторах, демонстрирует более серьезные дефициты беспомощности, такие как пассивность, депрессия, плохое решение проблем, низкая самооценка, слабая иммунная функция и даже более высокая заболеваемость, чем человек, объясняющий неудачи. как результат внешних факторов (Maier & Seligman, 1976; Peterson, 1988).

    Внутреннее приписывание происходит, когда человек обвиняет отрицательный результат в врожденной неудаче или в положительном исходе своих собственных способностей. Например, «Я провалил экзамен, потому что я глуп» (пессимистично) или «Я сдал экзамен, потому что я много работал» (оптимистично).

    Внешнее приписывание происходит, когда отрицательное или положительное событие приписывается ситуационному контексту. Например, «Я провалил экзамен, потому что в комнате было слишком шумно» (оптимистично) или «Я сдал экзамен, потому что получил правильные вопросы» (пессимистично).

    Стабильный против нестабильного (постоянство)

    Ситуация меняется со временем или постоянно? Это измерение — это степень, в которой мы приписываем причинность исхода временным или фиксированным во времени факторам. Вайнер (1972) провел различие между стабильными и нестабильными причинами, при этом считается, что стабильные приписывания неудач способствуют плохому или низкому уровню мотивации и большим ожиданиям будущих неудач.

    • Стабильная атрибуция происходит, когда человек считает, что результат будет сохраняться бесконечно.
    • Неустойчивое приписывание происходит, когда результат приписывается временному фактору, специфичному для определенного периода времени.
    • Пессимисты склонны считать, что причины негативных жизненных событий должны быть постоянно фиксированными факторами.
    • Оптимисты, однако, считают, что неудачи вызваны временными факторами.

    Что касается положительных результатов, человек со склонностью к оптимистическому стилю объяснения может приписать положительный результат постоянному фактору, в то время как пессимистический стиль объяснения рассматривает положительный результат как результат временных, «одноразовых» факторов.Например, «Я всегда хорошо справляюсь с тестами» или «Мой мозг в день теста был нехарактерно ясным».

    Глобальные и специфические (распространенность)

    Третье измерение было введено Келли (1972), который сосредоточился на приписывании общих и конкретных причин неблагоприятных событий. Измерение глобальности указывает на тенденцию катастрофизировать негативные события с ожиданием того, что негативные явления будут продолжать происходить в других аспектах жизни. Петерсон, Майер и Селигман (1993) предположили, что эта тенденция связана с плохим решением проблем, социальным отчуждением и принятием рискованных решений.

    Глобальная атрибуция происходит, когда человек приписывает результат фактору, который, по его мнению, является согласованным, независимо от контекста.

    Конкретная атрибуция происходит, когда человек приписывает результат фактору, актуальному только в конкретном контексте или обстановке опыта.

    Пессимисты склонны полагать, что негативные жизненные события оказывают всепроникающее влияние на другие жизненные события, в то время как оптимисты полагают, что положительные жизненные события являются результатом повсеместных обстоятельств, но что неудачи — это отдельные инциденты.Проще говоря, если вы считаете себя «неудачником», негативный опыт может показаться предвестником будущих неудач. Если вы воспринимаете негативный опыт как нечто более конкретное, от неудачи легче избавиться.

    Приписывание позитивных событий стабильным, глобальным и внутренним факторам, а приписывание негативных событий внешним, нестабильным и специфическим факторам считается «здоровым» стилем атрибуции.

    И наоборот, приписывание негативных событий внутренним, стабильным и глобальным причинам гипотетически является «депрессогенным» и действует как диатез, который взаимодействует с жизненными событиями, вызывая депрессию (Abramson et al., 1989).

    Примеры пояснительного стиля

    Оптимистка Мишель и пессимист Сьюзен выполняют школьное задание:

    Оптимистка Мишель получает пятерку от своего учителя. Оптимистичный стиль объяснений Мишель означает, что она более склонна приписывать свой успех собственному усердию и способностям — она ​​много работала над заданием и хорошо разбирается в этом предмете.

    Если бы Мишель провалила задание, она, вероятно, отнесла бы это к внешним факторам — она ​​не справилась, потому что ее соседи устраивали шумную вечеринку.Мишель по-прежнему считает, что она будет хорошо справляться с будущими заданиями, неудача произошла не из-за ее недостатка знаний и не повлияет на будущие оценки.

    Сьюзен-пессимистка получает «пятерку» за задание. Пессимистический стиль объяснений Сьюзен означает, что она менее склонна приписывать свой успех своим собственным навыкам — вероятно, это было просто удачей или, может быть, ее учитель проявил щедрость, но определенно не из-за ее способностей в этом предмете.

    Если бы Сьюзен провалила задание, она, скорее всего, винила бы себя — она ​​просто не умеет в таких вещах.Сьюзен знает, что, вероятно, она плохо справится с будущими заданиями.

    Оптимист Алексей и пессимист Михаил усердно работают над важными предложениями для работы:

    Оптимист Алекс встречается со своими режиссерами, и им нравится его идея. Оптимистичный стиль объяснения Алекса означает, что он с большей вероятностью приписывает этот успех своим собственным навыкам и способностям — его навыки являются внутренними, стабильными и глобальными.

    Если бы работодателям Алекса не понравилось его предложение, он, вероятно, отнес бы это к внешним факторам — возможно, они были озабочены другими вещами.Алекс по-прежнему ожидает, что будущие предложения будут успешными, потому что предложение провалилось из-за временной проблемы, а не из-за его неспособности.

    Майкл-пессимист встречается со своими директорами, и они впечатлены его идеей. Пессимистический стиль объяснения Майкла означает, что он с большей вероятностью приписывает этот успех внешним факторам — ему повезло в тот день, но это не означает, что он добьется успеха в будущих начинаниях.

    Если бы работодатели Майкла не были впечатлены его предложением, он был бы склонен отнести это к внутренним факторам — он просто не умеет делать презентации.Майкл знает, что будущие попытки будут неудачными, потому что неудача была вызвана его собственной неспособностью.

    Хорошая ситуация Плохая ситуация
    Оптимист Постоянный
    Общий
    Персональный (Внутренний)
    Временное
    Особое
    Внешняя причина
    Пессимист Временное
    Особое
    Внешняя причина
    Постоянный
    Общий
    Персональный (внутренний)

    Локус контроля — внутренний и внешний

    Locus of Control был первоначально предложен Роттером (1966) как обобщенное и устойчивое представление о том, насколько отзывчивой и управляемой является наша среда.Локус контроля — сплошная шкала; с одной стороны — это люди, которые приписывают успех или неудачу тому, что они контролируют, с другой — те, кто приписывают свой успех или неудачу силам, находящимся вне их контроля.

    Локус контроля можно разделить на внутренний и внешний. Бьюкенен и Селигман (1995) предположили, что это особенно связано с внутренним аспектом объяснительных стилей, поскольку они связаны с источником результатов (то есть внутри или вне человека).

    Люди с внутренним локусом контроля считают, что окружающая среда реагирует на их собственные, относительно постоянные характеристики, и что вознаграждение определяется личными действиями. Macsinga & Nemeti (2012) исследовали взаимосвязь между стилем объяснения, локусом контроля и самооценкой на выборке студентов университетов. Их результаты показали, что студенты с высокой самооценкой с большей вероятностью демонстрируют внутренний локус контроля и, в свою очередь, используют более активные стратегии преодоления трудностей.

    И наоборот, люди с внешним локусом контроля считают свое окружение неподконтрольным им, полагая, что положительные и отрицательные результаты являются результатом сил, независимых от них как личности (Macsinga & Nemeti, 2012). Петерсон (1991) заметил, что восприятие контроля обычно выводится из причинно-следственных связей, которые люди дают. Таким образом, когда приписывание негативных событий является внутренним, стабильным и глобальным, событие, вероятно, будет считаться неконтролируемым.

    Если вам интересно, обладаете ли вы внутренним или внешним локусом контроля, возьмите локус контроля Роттера , тест .

    Интересные исследования

    Изображение через Pxhere

    Получение информации о стилях объяснения позволяет исследователям делать более точные прогнозы о других аспектах личности, таких как его счастье, и здоровье (Peterson, Buchanan, & Seligman, 1995).

    Следующие исследования являются лишь некоторыми примерами влияния стилей объяснения на другие аспекты жизни, включая благополучие или его отсутствие, успехи на рабочем месте и академические достижения.

    Правонарушители

    Маруна (2004) исследовал когнитивную перспективу в криминологии, изучая вербализацию преступника и бывшего преступника. Сосредоточившись на степени, в которой правонарушители принимают на себя ответственность за свои преступления, было обнаружено, что активные правонарушители склонны интерпретировать хорошие события в своей жизни как продукт внешних (не по моей вине), нестабильных (непродолжительных) и специфических ( это не повлияет на другие аспекты моей жизни) причины.

    С другой стороны, они были более склонны полагать, что негативные события в их жизни являются продуктом внутренних (моя вина), стабильных (будет продолжаться) и глобальных (это повлияет на другие аспекты жизни) сил.

    Это приписывание негативных событий внутренним, устойчивым и глобальным причинам является диатезом, который взаимодействует с жизненными событиями, вызывая депрессию (Abramson et al., 1989).

    Дети и подростки

    Исследование Гируса и Селигмана (1985) показало, что пессимистический стиль объяснения является предиктором симптомов депрессии у детей. Дальнейшее исследование, проведенное Нолен-Хуксема, Гиргус и Селигман (1991), показало, что дети, которые переживают серьезное негативное неконтролируемое событие, например, разлучение с родителями, имеют тенденцию к более негативным стилям атрибуции по сравнению с детьми, которые переживают меньше неконтролируемых жизненных событий.

    Кроме того, Эйснер (1995) предположил, что доверие в подростковом возрасте играет важную роль в атрибутивном стиле. Те, кто испытывал недоверие к другим, также демонстрировали отрицательный стиль объяснения, указывая на то, что доверие или его отсутствие может быть фактором развития отрицательного стиля атрибуции (Eisner, 1995).

    На рабочем месте

    Селигман и Шульман (1986) провели лонгитюдное исследование продуктивности продаж и текучести по отношению к стилям объяснения.После приема на работу (но до прохождения обучения) агенты по страхованию жизни заполняли ASQ и в течение 12 месяцев собирали данные о производительности и текучести участников.

    Агенты с оптимистичным стилем объяснения с большей вероятностью будут по-прежнему работать на должности и продавать больше страховок, чем агенты с пессимистическим стилем объяснения.

    Спорт

    Philippe, Sarrazin, Peterson & Famose (2003) попросили участников провести испытания, связанные с их видом спорта, и сразу же получили ложные отзывы о том, что они показали плохие результаты.Испытуемые, которые демонстрировали оптимистичный стиль объяснения, были менее тревожными, более уверенными и показали лучшие результаты, чем пессимистичные участники. Результаты также показали, что пессимистический стиль объяснения связан с более высоким уровнем тревожности, более низкими ожиданиями будущего успеха и плохими достижениями.

    Образование

    Значительное количество исследований посвящено изучению стилей объяснения после академических успехов или неудач. «Самостоятельная» атрибуция часто встречается в академической среде, когда люди склонны приписывать академические успехи внутренним и / или стабильным причинам, а академические неудачи — внешним и / или нестабильным причинам (Miller & Ross, 1975).

    Гордеева и Осин (2011) исследовали оптимистический стиль атрибуции как предиктор психологического благополучия и успеваемости в академической среде. Их результаты показали, что оптимистичный стиль атрибуции событий был связан с более высокими академическими достижениями старшеклассников и опосредовал влияние академической успеваемости на самооценку .

    Психическое здоровье

    Leposavic и Leposavic (2009) исследовали характеристики атрибутивного стиля депрессивных пациентов и обнаружили, что депрессивные пациенты проявляют склонность к внутренним и глобальным атрибуциям причинности негативных событий.

    Неадаптивные объяснительные стили у лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами

    Garcia, Torrecillas, de Arcos & Garcia (2005) исследовали взаимосвязь между нейропсихологическими нарушениями и стилями объяснения на выборке лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами. Участников оценивали в период воздержания и просили заполнить анкету в атрибутивном стиле.

    Результаты показали, что выполнение заданий на когнитивную гибкость и торможение реакции было напрямую связано с созданием большего количества внутренних атрибутов для положительных ситуаций и обратно связано с более стабильными атрибуциями для отрицательных событий.

    На протяжении всей жизни

    Burns & Seligman (1989) проанализировали стиль объяснения на протяжении всей жизни. Участники со средним возрастом 72 года предоставили дневники и письма, написанные в молодости, и ответили на вопросы о своей нынешней жизни.

    Результаты показали, что стиль объяснения негативных событий был стабильным на протяжении всей взрослой жизни и может представлять собой устойчивый фактор риска депрессии, низкой успеваемости и физического заболевания. Напротив, не было стабильности стиля объяснения положительных событий.

    Атрибутивные стили

    Оптимистичный атрибутивный стиль

    Оптимизм был концептуализирован как диспозиционный (Carver & Scheier, 2003) и как объяснительный стиль: с точки зрения объяснительного стиля, оптимизм относится к тому, как человек думает о причинной связи события (Kirschman, Johnson, Bender & Roberts, 2011 ).

    Человек с оптимистичным стилем атрибуции склонен рассматривать положительные события как внутренние, стабильные и глобальные, а отрицательные — как внешние, нестабильные и специфические.

    Рассмотрим ситуацию, когда изучается новая задача — кто-то с оптимистичным атрибутивным стилем будет рассматривать свои успехи как результат своих собственных навыков и способностей, в то время как неудачи выходят за рамки их контроля и являются лишь временным сбоем в более широкой картине.

    Депрессивный стиль атрибуции

    Модель усвоенной беспомощности Модель депрессии предполагает, что контроль над окружающей средой является фундаментальной потребностью любого организма. Если человек неоднократно подвергается воздействию болезненных стимулов, он начинает ожидать, что такие события являются внутренними, нестабильными и глобальными, что в результате вызывает чувство безнадежности и депрессии (Hiroto and Seligman, 1975).

    Этот хронический стиль приписывания неудач внутренним, стабильным и глобальным причинам — иногда обозначаемый как «депрессивный стиль атрибуции» — характерен для склонных к депрессии людей (Seligman, 2002). Депрессивный атрибутивный стиль считается надежным предиктором депрессии и других показателей благополучия (Sweeney, Anderson & Bailey, 1986).

    Пессимистический авторский стиль

    Если оптимист видит поражение как ограниченное конкретным событием, а не непосредственно его вину (Селигман, 1991), человек с пессимистическим стилем атрибуции работает, полагая, что негативные события будут длиться бесконечно и являются прямым результатом их неудач ( Киршман, Джонсон, Бендер и Робертс, 2011 г.).

    Пессимистический стиль атрибуции отстаивает склонность списывать положительные события как внешние, стабильные и специфические, иными словами, хорошие вещи, которые происходят, происходят из-за какого-то внешнего фактора, который не продлится долго.

    И наоборот, когда переживается негативное событие, их объяснение является внутренним, нестабильным и глобальным, то есть вызвано их собственными неудачами и оказывает дальнейшее негативное влияние на другие аспекты их жизни. Это ожидание того, что негативные события будут повторяться в нескольких областях, приводит к снижению инициирования произвольной реакции после предполагаемой неудачи (Селигман, 1975).

    Мартин Селигман и пояснительный стиль

    Одно имя, которое вы могли встретить в своем неисчерпаемом путешествии по пути позитивной психологии, — это доктор Мартин Селигман . Считающийся отцом-основателем позитивной психологии, бывшим главой Американской психологической ассоциации (APA), доктор Селигман является ведущим специалистом в этой области и приложил руку к разработке ранних теорий стиля атрибуции, основанных на модели усвоенной беспомощности, которая позже превратилась в более надежный пояснительный стиль.

    Объяснительный стиль — это всего лишь последняя теория о том, как мы, как личности, объясняем сами себе наш опыт, и его корни уходят в прошлое на десятилетия назад с точки зрения рецензируемой литературы.

    Современная теория объяснительного стиля и постулируемая роль, которую он играет в посредничестве между положительными и отрицательными ментальными состояниями, возникли первоначально из работы Овермьера и Селигмана (1967), в которой они сформулировали модель усвоенной беспомощности.

    Во время исследования крыс пытали электрическим током, который они не могли контролировать.Было обнаружено, что крысы узнали, что результат не зависит от их ответов, и стали пассивными, тем самым научившись беспомощности.

    Однако модель не учитывала потенциал усвоенного оптимизма или индивидуальные различия в устойчивости применительно к людям, что побудило Абрамсон и др. (1978) переформулировать модель усвоенной беспомощности.

    В своей переформулированной модели усвоенной беспомощности исследователи предположили, что стиль объяснения человека влияет на уровень оптимизма / пессимизма, с которым они относятся к будущим событиям.

    Основываясь на выводах, Селигман предложил три аспекта объяснительного стиля, аккуратно резюмированные тремя Ps:

    Распространенность — Глобальный / Конкретный: рассматриваются ли факторы, влияющие на результат, как специфические для события или глобально применимые.
    Постоянство — Стабильный / Нестабильный: если результат основан на факторах, которые являются изменчивыми (нестабильными) или считаются фиксированными во времени (стабильными).
    Персонализация — Внутренний / Внешний: Относится к уровню личного контроля, который человек ощущает в отношении результата.

    На основе этих параметров люди могут демонстрировать оптимистичный или пессимистический стиль объяснения.

    Это никоим образом не отражает полного участия доктора Селигмана в создании нашей современной теории объяснительного стиля и того, как это влияет на уровни оптимизма, пессимизма и связанных с ними положительных или отрицательных эмоциональных состояний.

    На протяжении многих лет Селигман уточнил и подтвердил теорию, а также предложил несколько методов измерения индивидуального стиля объяснения, включая Анкету атрибутивного стиля (Peterson, Semmel, von Baeyer, Abramson, Metalsky, & Seligman, 1982), Детский Анкета атрибутивного стиля (Kaslow, Tannenbaum, & Seligman, 1978) и контент-анализ техники дословных объяснений (Peterson, Schulman, Castellon, & Seligman, 1992).

    Было проведено множество исследований в области теории атрибуции и стиля объяснения, но стремление к адаптации и обновлению теорий означает, что это остается активной областью исследований.

    Хотя большая часть прошлых исследований, касающихся вмешательств в объяснительный стиль человека, была сосредоточена на связи между пессимистическим объяснительным стилем и депрессивными симптомами, область исследований вмешательств, которые способствуют оптимистическому объяснительному стилю и любым последующим положительным психическим результатам, остается относительно широкой. открытый (Фредриксон, 2001).

    Методы измерения

    Как мы подходим к измерению стилей объяснения? Существует два основных метода, с помощью которых исследователи оценивают стиль атрибуции: опросник стиля атрибуции (ASQ: Peterson et al., 1982) и контент-анализ дословных объяснений (CAVE: Peterson et al., 1992).

    Обе меры собирают информацию от участников относительно их приписывания по трем параметрам. Точное определение того, где находятся атрибуции участника по каждому из этих трех параметров, является целью как методов ASQ, так и методов CAVE.Ответы позволяют исследователям сделать общие выводы об общем атрибутивном стиле участника.

    Одним из первых и наиболее часто используемых инструментов оценки для взрослых является вопросник атрибутивного стиля. Составная оценка стиля объяснения, разработанная как тест для исследования и измерения индивидуальных различий в привычных объяснительных тенденциях, формируется путем объединения оценок по трем параметрам (Peterson et al., 1993).

    ASQ представляет людям гипотетические события и их просят представить, что они лично их вовлекают.В каждом случае им задают вопросы, связанные с предполагаемыми причинами и ситуацией в целом. Затем ответы оцениваются по шкале от 1 до 7 по трем измерениям: внутренняя, стабильность и глобальность (Dykema, Bergbower, Doctra & Peterson, 1996).

    В то время как ASQ является эффективным методом получения атрибуции для нескольких событий, как и во многих исследованиях на основе анкет, он потенциально может ограничить количество и демографические характеристики участников. В ответ на это метод CAVE — это метод, который позволяет исследователю анализировать естественные дословные материалы для пояснительного стиля.

    Этот метод успешно применялся со взрослыми, особенно когда требуется ретроспективный анализ стиля объяснения. В этом методе устные или письменные заявления испытуемых о причинно-следственных связях оцениваются по одним и тем же постоянным, личным и всеобъемлющим измерениям.

    Метод CAVE позволяет измерять популяцию или индивидуумов, поведение которых вызывает интерес, но которые не могут заполнять анкеты. Толковый стиль можно оценить путем слепого надежного контент-анализа дословных объяснений из исторических записей.Известные, мертвые или недоступные по другим причинам предметы могут быть изучены так же легко, как и другие, при условии, что они оставили какие-то стенографические записи, будь то расшифровки стенограмм, интервью, письма, дневники или журналы (Zullow, Oettingen, Peterson & Seligman, 1988 ).

    Пояснительный тест стиля

    К этому моменту вы можете подумать, что уже довольно хорошо представляете свой стиль объяснения. Чтобы получить более глубокое понимание, вы можете пройти один из множества тестов пояснительного стиля в Интернете (часто называемых тестами на усвоенный оптимизм , ), большинство из которых адаптированы на основе тестов доктора Др.Мартин Селигман.

    Но почему так важно знать свой стиль объяснения? Этот привычный способ объяснения причин был использован для прогнозирования депрессии, достижений и здоровья с пессимистическим стилем прогнозирования плохих результатов (Zullow, Oettingen, Peterson, Seligman, 1988).

    Согласно Селигману (1990), усвоенная беспомощность имеет негативные последствия, подобные депрессии — убежденность в том, что перед лицом неконтролируемых событий индивидуальные действия не имеют значения. К счастью, есть способы избавиться от этой беспомощности и активно научиться оптимизму.

    Помните, когда вы выполняете тест по стилю объяснения, нет правильных или неправильных ответов. Лучший способ узнать и изменить свой стиль — это честно ответить.

    Тестовый центр Authentic Happiness предлагает отличный тест на оптимизм, сформулированный доктором Мартином Селигманом. По завершении теста из 32 вопросов вам будет предоставлено подробное объяснение и разбивка ваших результатов в отношении постоянства и распространенности. На веб-сайте Селигмана также есть множество других тестов и анкет, от удовлетворенности жизнью до мотивации и всего остального.

    Выполнение 48 вопросов Тест Стэнфордского университета займет около 15 минут. По завершении вам будут выставлены баллы, основанные на положительной и отрицательной постоянстве, распространенности, персонализации и совокупном общем балле.

    Анкета атрибутивного стиля

    Анкета атрибутивного стиля (ASQ) была разработана как способ исследования и измерения индивидуальных различий в объяснительных тенденциях.

    Анкета в стиле атрибуции с самоотчетом содержит 12 гипотетических ситуаций: шесть отрицательных и шесть положительных.Кроме того, половина мероприятий носит межличностный / партнерский характер, а другая половина связана с достижениями. Это различие допускает возможность того, что стиль атрибуции для аффилиативных событий отличается от стиля атрибуции для событий достижений (Peterson et al., 1982).

    При получении анкеты атрибутивного стиля участникам даются следующие инструкции:

    1. Прочтите каждую ситуацию и наглядно представьте, что она с вами происходит.
    2. Решите, что, по вашему мнению, было бы основной причиной ситуации, если бы это случилось с вами.
    3. Укажите одну причину в предоставленном поле.
    4. Ответьте на три вопроса о причине.
    5. Ответьте на один вопрос о ситуации.
    6. Переходите к следующей ситуации.

    Пример сценария:

    « Вы какое-то время безуспешно искали работу.

    Затем участники напишут одну причину в отведенном для этого месте и ответят на три вопроса, связанных с причиной, обведя число от 1 до 7, например:

    • Причина вашего неудачного поиска работы связана с вами или с другими людьми или обстоятельствами?
      Только благодаря другим людям 1 2 3 4 5 6 7 Полностью благодаря мне
    • Будет ли эта причина снова присутствовать в будущем при поиске работы?
      Больше никогда не будет 1 2 3 4 5 6 7 Всегда будет
    • Причина просто влияет на поиск работы или она также влияет на другие области вашей жизни?
      Влияет именно на эту конкретную ситуацию 1 2 3 4 5 6 7 Влияет на все ситуации в моей жизни

    И еще один вопрос, связанный с ситуацией, например:

    • Насколько важной была бы эта ситуация, если бы она случилась с вами?
      Совсем не важно 1 2 3 4 5 6 7 Чрезвычайно важно

    Эти баллы можно комбинировать различными способами, чтобы получить сводные баллы для отрицательных событий, положительных событий и того и другого вместе (Buchanan & Seligman, 1995).

    Общие шаблоны ответов, которые даются, затем могут быть использованы для постановки диагноза или прогнозов. Например, человек, который не прошел собеседование при приеме на работу и объясняет свою неудачу такими фразами, как «Я никогда не понимаю ничего правильного», демонстрирует стабильное, внутреннее, глобальное объяснение. В том же сценарии участник, который отвечает на свою неудачную попытку: «Это было трудное собеседование, возможно, кто-то другой просто лучше подходил для этой работы», дает нестабильное, внешнее, конкретное объяснение.

    Вы можете запросить копию анкеты атрибутивного стиля здесь .

    Анкета атрибутивного стиля для детей

    Фото Адриа Креуэ Кано на Unsplash

    . Опросник детского атрибутивного стиля или CASQ (Kaslow et al., 1984) — это основной метод, используемый для измерения атрибутивного стиля у детей.

    Разработанный в основном для компенсации трудностей, с которыми дети сталкиваются при заполнении взрослого ASQ, CASQ был разработан для использования с детьми в возрасте восьми лет, предлагая возможность изучить элементы развития.

    CASQ — это вопросник с принудительными ответами, состоящий из 48 гипотетически хороших или плохих сценариев (24 положительных и 24 отрицательных) с участием ребенка, за которыми следуют два утверждения с подробным описанием возможных объяснений.

    Для каждого гипотетического события одно из постоянных, личных или всеобъемлющих объяснительных измерений варьируется, в то время как два других остаются неизменными.

    Пример сценария — Вы получили пятерку за тест

    Положение 1 — Я умен.
    Утверждение 2 — Я хорошо разбираюсь в предмете, по которому проходил тест.

    Каждому внутреннему, стабильному или глобальному ответу присваивается 1 балл, а каждому внешнему, нестабильному или конкретному ответу присваивается балл 0. Баллы по соответствующим вопросам для каждого из трех параметров объединяются отдельно для составных положительных и отрицательных событий (Yates & Afrassa, 1994 ).

    Совсем недавно Kaslow и Nolen-Hoeksema (1991) создали пересмотренную версию CASQ, сокращенную меру из 24 пунктов, полученную из первоначального вопросника с 24 событиями (12 положительных и 12 отрицательных) с двумя вариантами ответа.

    CASQ использовался для исследования ассоциаций между стилями атрибуции детей и манипулированием сверстниками (Reijntjes, Dekovic, Vermande & Telch, 2007), депрессивными симптомами у детей (Fincham, Diener & Hokoda, 1987), развитием гнева у детей (Bowman, Смит и Кертис, 2003 г.).

    Хотя существуют и другие методы, такие как метод виньетки (Stipek, Lamb, & Zigler, 1981) и подход прямого метода (Fischer & Leitenberg, 1986), вопросник атрибутивного стиля для детей по-прежнему остается наиболее часто применяемым методом.

    Сообщение о возвращении домой

    Понимание истоков оптимизма и стиля объяснения чрезвычайно ценно. Все больше данных свидетельствует о том, что депрессивные симптомы, беспокойство и, возможно, даже проблемы с физическим здоровьем можно предотвратить с помощью вмешательств, направленных на поощрение здорового стиля объяснения.

    Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте загрузить наши 3 упражнения по позитивной психологии бесплатно .

    Если вы желаете большего, наш набор Positive Psychology Toolkit © содержит более 300 научно обоснованных упражнений, интервенций, анкет и оценок для позитивной психологии, которые практикующие могут использовать в своей терапии, коучинге или на рабочем месте.

    • Абрамсон, Л. Ю., Селигман, М. Э. П., и Тисдейл, Дж. Д. (1978). Выученная беспомощность в людях: критика и переформулировка. Журнал аномальной психологии, 87 , 49-74.
    • Абрамсон Л. Ю., Металский Г. И., Сплав Л.Б. (1989). Депрессия безнадежности: подтип депрессии, основанный на теории. Психологическое обозрение, 96 , 358–372.
    • Бьюкенен, Г., & Селигман, М. Э. П. (1995). Пояснительный стиль . Холмы, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.
    • Бернс, М. О. и Селигман, М. Е. П. (1989). Объяснительный стиль на протяжении всей жизни: свидетельство стабильности более 52 лет. Журнал личности и социальной психологии, 56 (3), 471-477.
    • Карвер С. и Шайер М. Ф. (1998). О саморегуляции поведения . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
    • Карвер, С. С., и Шайер, М. Ф. (2003). Три человеческие силы. В L.G. Aspinwall & U.M. Staudinger (Eds.), Психология сильных сторон человека: фундаментальные вопросы и будущие направления позитивной психологии (стр.87-102). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация
    • .
    • Дайкема Дж., Бергбауэр К., Доктора Дж. Д. и Петерсон К. (1996). Анкета атрибутивного стиля для общего пользования. Журнал психообразовательной оценки. 14 , 100-108.
    • Эйснер, Дж. П. (1995). Истоки объяснительного стиля: доверие как детерминант оптимизма и пессимизма. В Дж. Бьюкенен и М.Е.П. Селигман (ред.), Толковый стиль . (стр. 49-56). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.
    • Финчем, Ф.Д., Динер, К.И., и Хокодо, А. (1987). Атрибуционный стиль и усвоенная беспомощность: отношение к использованию причинно-следственных схем и депрессивных симптомов у детей. Британский журнал социальной психологии, 26, 1-7.
    • Фиск, С. Т., и Тейлор, С. Е. (1991). Социальное познание . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.
    • Фредриксон, Б. Л. (2001). Роль положительных эмоций в положительной психологии: теория положительных эмоций и развитие. Американский психолог, 56 , 218-226.
    • Гарсия, A.J.V., Торресильяс, Ф.Л., де Аркос, Ф.А. и Гарсия, М.П. (2005). Дифференциальные эффекты употребления МДМА, кокаина и каннабиса на отличительные компоненты исполнительных функций у потребителей полисовеществ: множественный регрессионный анализ. Аддиктивное поведение, 30, , 89-101.
    • Girgus, J. S., Nolenhoeksema, S., & Seligman, M.E.P. (1986). Объяснительный стиль, депрессия и академическая успеваемость — как они связаны. Бюллетень Психономического общества, 24 (5), 325-326
    • Гордеева Т.И Осин Э. (2011). Оптимистический атрибутивный стиль как показатель благополучия и производительности в различных академических условиях. У Т. Фрейре. От потока к оптимальному опыту: (повторный) поиск качества субъективного опыта в повседневной жизни . п. 159-174).
      10.1007 / 978-94-007-1375-8_14. Springer.
    • Гросс, Дж. Дж. (2007). Справочник по регулированию эмоций . The Guilford Press, Inc: Нью-Йорк.
    • Хайдер, Ф. (1958). Психология межличностных отношений .Нью-Йорк: Вили.
    • Хирото Д. С. и Селигман М. Э. П. (1975). Обобщенность выученной беспомощности в человеке. Журнал личности и социальной психологии. 31 , 311–327. 10.1037 / ч 0076270
    • Хьюстон, Д. (2016) Пересмотр связи между стилем атрибуции и академической успеваемостью. Журнал прикладной психологии, 46, 192-200. DOI: 10.1111 / jasp.12356
    • Джоуси, С.Г., Катшолл, С.М., Коллиган, Р.С., Стивенс, С.Р., Кремерс, В.К., и Васкес, А.Р. (2012). Теория атрибутивного стиля Селигмана: оптимизм, пессимизм и качество жизни после трансплантации сердца. Прогресс в трансплантации, 22 (1), 49–55. https://doi.org/10.7182/pit2012451
    • Kaslow, N.J., Tannenbaum, R.L., & Seligman, M.E.P. (1978). Кастан: Анкета в стиле атрибуции детей. Неопубликованная рукопись, Университет Пенсильвании, цитируется в G. Buchanan, & M.E.P. Селигман (ред.). (1995). Пояснительный стиль . Хиллсдейл, Н.Дж .: Эрльбаум.
    • Келли, Х. Х. (1967). Теория атрибуции в социальной психологии. В. Д. Левин (ред.), Симпозиум по мотивации в Небраске (Vd. 15, стр. 192-238). Линкольн: Университет Небраски,
    • Келли, Х. Х. (1972). Причинные схемы и процесс атрибуции . Морристаун, Нью-Джерси: General Learning Press.
    • Киршман, К.Дж., Джонсон, Р.Дж., Бендер, Дж. А., и Робертс, М.С. (2011). Позитивная психология для детей и подростков: развитие, профилактика и продвижение.В Snyder, C.R. & Lopez, S.J. (Ред.) Оксфордский справочник по позитивной психологии . (стр 133-140). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
    • Лепосавич И. и Лепосавич Л. (2009). Стиль атрибуции больных депрессией. Сербский архив за целокупно лекарство .137,529-33.
    • Macsinga, I. & Nemeti, I. (2012). Взаимосвязь между стилем объяснения, локусом контроля и самооценкой в ​​университетских предметах. Процедуры — социальные и поведенческие науки , 33, 25-29.
    • Майер С. Ф. и Селигман М. Э. П. (1976). Выученная беспомощность: теория и доказательства. Журнал экспериментальной психологии . 105, 3-46.
    • Малле, Б.Ф. (2001). Теории атрибуции: как люди понимают поведение. В Чади, Д. (Ред). Теории социальной психологии (с. 72-95). Вили-Блэквелл.
    • Мартин-Крумм, К.П., Сарразин, П.Г., Петерсон, К. и Фамоз, Дж. П. (2003). Объяснительный стиль и устойчивость после спортивной неудачи, Личность и индивидуальные различия, 35, (7), 1685-1695.
    • Маруна, С. (2004). Отказ от преступности и объяснительный стиль: новое направление в психологии реформ. Журнал современного уголовного правосудия , 20 (2), 184–200. https://doi.org/10.1177/1043986204263778
    • Миллер Д. Т. и Росс М. (1975) Корыстные предубеждения в установлении причинности: факт или вымысел. Психологический бюллетень , 82, 213–225.
    • Нолен-Хуксема, Сьюзан и С. Гиргус, Джоан и Э. Селигман, Мартин. (1986). Выученная беспомощность у детей.Продольное исследование депрессии, достижений и стиля объяснения. Журнал личности и социальной психологии. 51. 435-42. 10.1037 // 0022-3514.51.2.435.
    • Овермиер, Дж. Б., и Селигман, М. Е. П. (1967). Последствия неизбежного шока при последующем обучении побегу и избеганию. Журнал сравнительной и физиологической психологии, 63 , 23-33.
    • Петерсон, К., Земмель, А., фон Байер, К., Абрамсон, Л.Ю., Металски, Г.Дж. И Селигман М. (1982). Анкета атрибутивного стиля. Когнитивная терапия и исследования, 6 , 287-300.
    • Петерсон С. и Селигман М. Э. П. (1984). Причинные объяснения как фактор риска депрессии: теория и доказательства. Психологический обзор . 91, 347-74.
    • Петерсон, К. (1988). Толковый стиль как фактор риска заболевания. Когнитивная терапия и исследования , 12, 117-130.
    • Петерсон, К. (1991). Значение и измерение пояснительного стиля. Психологический опрос , 2 (1) 1-10.DOI: 10.1207 / s15327965pli0201_1
    • Петерсон, К., Шульман, П., Кастельон, К., и Селигман, M.E.P. (1992). CAVE: контент-анализ дословных объяснений. В Смит С. П. (ред.) Мотивация и личность: справочник аналитиков тематического содержания . (стр. 383-92). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
    • Петерсон К., Майер С. Ф. и Селигман М. Э. П. (1993). Выученная беспомощность: теория эпохи личного контроля . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
    • Рейнтес, А., Декович, М., Верманде, М., и Телч, М.Дж. (2008). Прогностическая достоверность атрибутивного опросника детей: связь с реакциями на манипуляции с оценкой сверстников in vivo. Когнитивная терапия и исследования , 32, 247-260.
    • Роттер, Дж. Б. (1966). Обобщенные ожидания для внутреннего и внешнего контроля над подкреплением. Психологические монографии , 80 (1), 1.
    • Роттер, Дж. (1966). Локус шкалы контроля. Получено с: http: // www.mccc.edu/~jenningh/Courses/documents/Rotter-locusofcontrolhandout.pdf.
      Шнайдер Ф. В., Груман Дж. А. и Куттс Л. М. (2012). Прикладная социальная психология. Понимание и решение социальных и практических проблем. CA: SAGE Publications, Inc.
    • Селигман, M.E.P. (1975). Беспомощность: депрессия, развитие и смерть . Сан-Франциско: W.H. Фримен.
    • Селигман, М. Э. П., Каслоу, Н. Дж., Сплав, Л. Б., Петерсон, К., Таненбаум, Р. Л., и Абрамсон, Л.Ю. (1984). Атрибуционный стиль и депрессивные симптомы у детей. Журнал аномальной психологии, 93 (2), 235-238. http://dx.doi.org/10.1037/0021-843X.93.2.235
    • Селигман, М. Э. П., и Шульман, П. (1986). Толковый стиль как предиктор продуктивности и увольнения среди агентов по страхованию жизни. Журнал личности и социальной психологии, 50 , 832-838.
    • Селигман, Мартин Э.П. (1991). Приученный оптимизм: как изменить свое мнение и свою жизнь .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Карманные книги.
    • Селигман М. Э. П. (2002). Подлинное счастье . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.
    • Суини П. Д., Андерсон К. и Бейли С. (1986). Атрибуционный стиль в депрессии: метааналитический обзор. Журнал личности и социальной психологии . 50 974–991. 10.1037 / 0022-3514.50.5.974
    • Вайнер, Б. (1972). Теории мотивации: от механизма к познанию . Морристаун, Нью-Джерси: General Learning Press.
    • Вайнер Б.(1985). Атрибуционная теория мотивации и эмоций . Нью-Йорк: Springer ‐ Verlag.
    • Йейтс, С. И Афраса Т. (1994). Возраст, пол и индивидуальные различия в стиле объяснения . Ежегодная конференция AARE. Ньюкасл. Университет Флиндерса в Южной Австралии, Австралия.
    • Zullow, H.M., Oettingen, G.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.