Содержание

49. Естественный эксперимент и лабораторный эксперимент. Психология труда

Читайте также

Эксперимент

Эксперимент Эксперимент – главный метод научной психологии, он настолько важен, что студенты-психологи нередко называют любое психологическое исследование экспериментом, что не вполне верно. В отличие от других методов психологии, эксперимент подразумевает

2. Естественный эксперимент

2. Естественный эксперимент Естественный эксперимент проводится только в естественных, привычных для субъекта условиях труда, там, где обычно проходят его рабочий день и трудовая деятельность.Это могут быть рабочий стол в офисе, купе вагона, цех, аудитория института,

3.

 Лабораторный эксперимент

3. Лабораторный эксперимент Лабораторный эксперимент проходит в искусственно созданной ситуации, максимально приближенной к профессиональной деятельности субъекта. Эта модель позволяет установить контроль за ходом наблюдения, регулировать действия, создавать

Эксперимент с часами

Эксперимент с часами Перед тем как читать дальше, закройте, пожалуйста, правой рукой часы на левом запястье (если вы носите часы на правой руке, просто сделайте все наоборот). Я предполагаю, что вы носите эти часы уже довольно давно и ежедневно многократно смотрите на них,

Эксперимент: зеркало

Эксперимент: зеркало Не передразнивайте вашего партнера по эксперименту! Стоит ему только это заметить, как у вас больше не будет ни единого шанса установить с ним необходимый контакт. По этой причине некоторые тренеры рекомендуют «смещенное зеркало». То есть вы должны

Эксперимент с монеткой

Эксперимент с монеткой Мимика может рассказать еще больше о вашем собеседнике:Выложите перед собой на стол монетки: 2 рубля, 1 рубль, 50 копеек и 10 копеек.Теперь отвернитесь и попросите вашего партнера в одной ладони зажать монетку в 2 рубля, а в другой спрятать оставшиеся

Эксперимент «Свежесть»

Эксперимент «Свежесть» Пожалуйста, прочтите:1. Вы чувствуете себя свежо.2. Пока вы читаете эти строки, дышите размеренно и спокойно. С каждым вдохом сознательно вбирайте в себя новую энергию. Вы чувствуете себя очень хорошо. Энергия свежести с каждой буквой приятно

Эксперимент 1

Эксперимент 1 Начните напрягать руку: сожмите пальцы в кулак, напрягите запястье, затем предплечье – до локтя Замечайте при этом, как меняется ваше состояние, как меняется ваше дыхание, где еще появляется напряжение.

Продолжите эксперимент с напряжением: напрягите всю

Эксперимент 3

Эксперимент 3 Встаньте прямо и сосредоточьте внимание на правой руке, напрягая ее до предела. Через несколько секунд сбросьте напряжение, расслабьте руку. Проделайте аналогичную процедуру поочередно с левой рукой, правой и левой ногами, поясницей, шеей.Эксперимент

ЭКСПЕРИМЕНТ

ЭКСПЕРИМЕНТ Разденьтесь, как-нибудь, полностью — догола! И встаньте так, во всей своей красе, перед самым большим зеркалом в вашей квартире.Посмотрите на себя. Оставайтесь абсолютно спокойным…Посмотрите себе в глаза и произнесите тоном, не терпящим возражений: «Я —

Эксперимент

Эксперимент Как ни важна роль, которую играют в творческом процессе писателя самоанализ и наблюдение, ими обоими не ограничиваются способы добывания материала.

Недостатком самонаблюдения и наблюдения является то, что оба они, в сущности, сводятся к обнаружению того, что

Парадокс опытов над животными: ставим эксперимент на животном, чтобы доказать, что нельзя ставить эксперимент на животном

Парадокс опытов над животными: ставим эксперимент на животном, чтобы доказать, что нельзя ставить эксперимент на животном Противники опытов над животными исходят из того, что мыши и шимпанзе попадают в сферу моральных соображений, а помидоры и робособаки — нет. Причина в

Типы эмпирических исследований: констатирующее, формирующее и контрольное

В практике написания курсовых, дипломных и магистерских работ по психологии можно выделить три типа эмпирических исследований, или экспериментов:

  1. Констатирующее исследование (констатирующий эксперимент).
  2. Формирующее исследование (формирующий эксперимент).
  3. Контрольное исследование (контрольный эксперимент).

Использование термина «эксперимент» в данном случае не вполне корректно, но в практике используются именно такие формулировки.

 

Констатирующий эксперимент

Констатирующее эмпирическое исследование, его чаще называют «Констатирующий эксперимент», предполагает изучение некоторых психологических феноменов в некоторой выборке без дополнительного воздействия на эту выборку. Само по себе тестирование есть воздействие на испытуемых, но этим пренебрегают.

В рамках констатирующего исследования проводится анализ различий или анализ взаимосвязей психологических показателей. Как правило, содержание подавляющего большинства курсовых и дипломных работ по психологии исчерпывается проведением именно констатирующего эксперимента. Такого рода исследование лишь констатирует некоторое положение вещей, никак на него не влияя.

 

Формирующий эксперимент

Формирующее эмпирическое исследование, его чаще называют «Формирующий эксперимент», предполагает некоторое воздействие на выборку испытуемых с целью развития у них чего-то хорошего, либо коррекции чего-то плохого. Темы исследований такого типа могут звучать примерно так: «Развитие коммуникативной компетентности старшеклассников», «Снижение тревожности старших дошкольников средствами сказкотерапии», «Повышение групповой сплоченности сотрудников торговой организации с помощью тренинга» и пр.

Таким образом, формирующие исследования отличает от констатирующих наличие следующих ключевых слов «Развитие», «Повышение», «Снижение», «Коррекция», «Формирование» и пр.

Если в дипломе по психологии присутствует формирующий эксперимент, то в практической главе должен быть отельный раздел с кратким описанием программы развития, тренинга и пр. В этом случае в приложении помещается более подробное описание этой программы или тренинга.

Как правило, формирующее исследование проводится совместно с контрольным экспериментом.

 

Контрольный эксперимент

Цель контрольного исследования – проверить эффективность проведенной программы коррекции, тренинга. С этой целью проводится повторное тестирование испытуемых по тестам, которые использовались на констатирующем этапе исследования.

И далее проводится сравнительный анализ психологических показателей до и после формирующего воздействия, например, с использованием Т-критерия Вилкоксона.

Таким образом, в курсовых, дипломных и магистерских работах по психологии эмпирическое исследование может быть организовано двумя способами:

1. Только констатирующее исследование.

2. Последовательная реализация трех видов эмпирических исследований: констатирующего, формирующего и контрольного.

В магистерских диссертациях по психологии часто реализуется максимально обширное эмпирическое исследование, включающее три этапа:

  1. Констатирующий эксперимент – диагностика и анализ психологических показателей, которые необходимо развивать либо корректировать (иногда проводится выявление взаимосвязей между психологическими показателями в группе).
  2. Формирующий эксперимент – оказание на испытуемых некоторого воздействия для развития, усиления позитивного качества (самооценки, уверенности в себе и т.д. ), либо снижения, коррекции негативного качества (агрессивность, тревожность и т.д.) Для оказания этого воздействия на испытуемых могут использоваться тренинг, групповые занятия и т.п.
  3. Контрольный эксперимент – повторная диагностика психологических показателей и их сравнение с результатами диагностики в рамках констатирующего эксперимента (чаще всего с помощью статистических методов). Если результаты показывают усиление условно позитивного качества или снижение условно негативного, то делается вывод об эффективности средства воздействия на испытуемых (тренинга, групповых занятий и пр.)

 

Надеюсь, эта статья поможет вам самостоятельно написать диплом по психологии. Если возникнет необходимость, обращайтесь (все виды работ по психологии; статистические расчеты). Заказать

 

ЛАБОРАТОРНЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ — Справочник химика 21

    Для вывода основных дифференциальных уравнений фильтрации упругой жидкости в упругой пористой среде необходимо воспользоваться уравнением неразрывности потока, уравнениями состояния пористой среды и насыщающей ее жидкости и уравнениями движения. При этом используем подход, развитый в гл. 2, в соответствии с которым в качестве уравнения состояния среды и жидкости используются упрощенные эмпирические соотношения. Как показывают результаты лабораторных экспериментов на образцах пород-коллекторов, а также опыт разработки месторождений, в ряде случаев наряду с изменением пористости вследствие происходящих деформаций существенны изменения проницаемости пластов. Особенно это относится к глубокозалегающим нефтяным и газовым месторождениям. Это вызывает необходимость учета в фильтрационных расчетах как при упругом, так и при других режимах фильтрации изменений проницаемости с изменением пластового давления (см. гл. 2). Развитию теории упругого режима с учетом этого фактора посвящено большое число исследований. Однако изложение этого раздела в более общей постановке, предусматривающей также введение в уравнения фильтрации зависимости проницаемости от давления, заметно усложнит изложение, поэтому авторы считают целесообразным, сохранив традиционный подход, рекомендовать читателям обратиться к монографиям, посвященным этому вопросу.[c.134]
    Предложенный читателям атлас составлен на основе тщательного изучения (промысловых и лабораторных экспериментов, графо-аналитических решений и исследований) термодинамического состояния различных пластовых нефтегазовых систем в реальных условиях (на месторождении Песчаный-море) и состоит из шести частей. [c.114]

    В случае одномерного течения несжимаемых несмешивающихся жидкостей в условиях, когда поверхностное натяжение между фазами невелико и можно пренебречь капиллярным давлением, а также влиянием силы тяжести, процесс вытеснения допускает простое математическое описание, впервые предложенное американскими исследователями С. Бакли и М. Левереттом (1942 г.). Это описание основано на введении понятия насыщенности, относительных фазовых проницаемостей и использовании обобщенного закона Дарси (см. гл. 1). Анализ одномерных течений позволяет выявить основные эффекты и характерные особенности совместной фильтрации двух жидкостей и сопоставить их с результатами лабораторных экспериментов.[c.228]

    Для рещения этой задачи ставится лабораторный эксперимент по вытеснению нефти водой из образца пористой среды длиной Ь, насыщенного нефтью с начальной постоянной водонасыщенностью SQ (О обработки результатов эксперимента служат соотнощения (8.41) и (8.47). Последовательность измерений и вычислений следующая. [c.249]

    Лабораторные эксперименты для разных зернистых пород и промысловые исследования показывают, что коэффициент объемной упругости пласта составляет = (0,3 2) 10 ° Па . [c.53]

    Как пересчитать результаты лабораторного эксперимента на натурные пластовые условия  [c.373]

    Химическое удаление разделяющего агента. Химическое удаление разделяющего агента применяется в специальных случаях. Иногда химическую реакцию можно направить таким образом, что окажется возможным получение в чистом виде как продукта, так и разделяющего агента. Для разделения в лабораторных условиях часто применяют разделяющие агенты, которые могут быть удалены химическим путем, потому что это сильно упрощает методику лабораторного эксперимента. Для этой цели можно пользоваться органическими кислотами, аминами, аммиаком и жидким ЗОд. В Бюро стандартов США [30] при выделении чистых углеводородов иа лигроинов прямой гонки в качестве разделяющих агентов применялись органические кислоты. Разделяющий агент удалялся из азеотропной смеси посредством обработки раствором едкого натра. [c.127]


    Очень трудно сопоставлять показатели работы промышленной установки сернокислотной очистки с результатами, полученными при лабораторном эксперименте. Очевидно, однако, что эффектив- [c.232]

    Второй путь расширения ресурсов дизельных топлив-повышение температуры конца кипения (утяжеленные топлива). Лабораторные эксперименты и первые испытания свидетельствуют о возможности увеличения ресурсов дизельного топлива на 3-4% за счет повышения температуры конца кипения, т.е. в результате более глубокого отбора из нефти прямогонных фракций с температурой выкипания на 25-30 °С выше температуры выкипания стандартного дизельного топлива [21, с. 15-17]. [c.84]

    Особенность лабораторных экспериментов заключается в том, что в них используются чистые реактивы, получение продуктов осуществляется на лабораторных установках, выполненных, как правило, в стекле. [c.92]

    Лабораторные эксперименты на линейных и площадных моделях пласта, а также теоретические расчеты свидетельствуют об эффективности метода. [c.124]

    Большинство данных, приведенных в этом разделе и в ряде других обзоров, получено в результате лабораторных экспериментов. Применение этих данных для промышленных систем по меньшей мере не обосновано, особенно по отношению к двухфазному потоку. Поэтому необходимо дальнейшее проведение работ по изучению распределения времени пребывания в промышленном оборудовании. [c.112]

    Задачи планирования сложных лабораторных экспериментов состоят в разработке плана достижения цели эксперимента, плана выполнения конкретных лабораторных опытов и использования необходимых приборов на основе анализа сущности изучаемых физико-химических явлений структуры и свойств исследуемого вещества, а также возможных физико-химических условий проведения опытов 7, 16]. Например, в молекулярной генетике при планировании экспериментов по клонированию генов необходимо составить план и выбрать конкретные опыты, обеспечивающие встраивание гена, кодирующего желаемый белок, в генетический аппарат бактерии, чтобы последняя воспроизводила такой ген. [c.36]

    Некоторые крупные специалисты полагают, что ослабление теплового излучения при прохождении им атмосферы играет существе ную роль в оценке теплового действия огневых шаров. Однако по данному вопросу опубликовано очень мало материалов, хотя именно эта область гораздо (юлее нуждается в теоретическом анализе и лабораторных экспериментах, ч( м многие другие физические явления, связанные с действием огневых шаров. Ниже будут даны ссылки на те работы, в которых есть необходимые данные. [c.169]

    Нами проведены лабораторные эксперименты по накоплению остаточного кокса при различных режимах регенерации катализатора при крекинге цетана. [c.80]

    С целью получения таких компонентов нами были проведены лабораторные эксперименты по низкотемпературной олигомеризации а — олефинов С -С в присутствии катионного катализатора. Продукт олигомеризации был подвергнут фракционированию, при этом были выделены непрореагировавшие а — олефины и фракции синтетического масла с пределами выкипания 400-460 С и более 460″С. [c.145]

    Рассмотрим кратко следующие наиболее часто встречающиеся в химии НФЗ определение (идентификация) структуры химических молекул на основе интерпретации экспериментальных данных разработка новых веществ с заданными свойствами планирование химического синтеза молекул целевых продуктов планирование лабораторных экспериментов. [c.33]

    Таким образом, в результате лабораторного эксперимента должны быть получены следующие данные  [c.171]

    Эксперимент на пилотных установках проводится с целью выявления количественных связей, поэтому для обеспечения возможности переноса полученных результатов на промышленный объект необходимо правильно выбрать масштабы пилотной установки. В соответствии с результатами лабораторного эксперимента пилотная установка должна оборудоваться необходимыми, по возможности безынерционными измерительными преобразователями, [c. 171]

    Общие черты процессов изменения свойств нефтей в природе и в лабораторном эксперименте хорошо видны при сопоставлении данных табл. 63 и рис. 86 с данными табл. 62 и рис, 85. [c.241]

    С12 + Н2 5 2С1-АЯ, установить принципиальную возможность ее протекания в данных условиях (АНсчет изменения таких факторов как температура, давление, концентрация компонентов, то есть влиять на кинетику и термодинамику процесса в масштабе лабораторного эксперимента. [c.35]

    Проблема масштабного перехода от лабораторного эксперимента к промышленному производству при проектировании последнего решается методом моделирования. Моделированием называется метод исследования объектов различной природы на их аналогах (моделях) с целью определения и уточнения характеристик вновь создаваемых объектов и процессов. Моделирование включает следуюш ие стадии создание модели, исследование модели, масштабный перенос результатов исследования модели на оригинал.[c.140]


    При этом становится возможным количественное перенесение результатов лабораторного эксперимента (модели) на производственный процесс (оригинал). Очевидно, что при экспериментальном и физическом методах моделирования модель и оригинал физически идентичны. [c.141]

    Лабораторные эксперименты состояли в следующем. Образец пористой среды моделировался смесью кварцевого песка (90%) с монтмориллонитовой глиной (10%). Пористость сухого образца равнялась 32,5%. В качестве глинистого компонента модели был выбран монтмориллонит как обладающий наибольшей способностью к набуханию. Размеры модели диаметр — 0,051 м, длина — 0,63 м. [c.34]

    Таким образом, оптимальную технологию полимерного воздействия необходимо выбирать с учетом описанных выше обменных микропроцессов, в которых одну из главных ролей играет адсорбция. Минерализация пластовых вод может как положительно, так и отрицательно влиять на механизм нефтеотдачи при осуществлении метода полимерного воздействия. Поэтому надо тщательнее проводить исходные лабораторные эксперименты по установлению начальных параметров процесса. В некоторых случаях перед началом полимерного воздействия целесообразно закачать в пласт (промыть его) опресненную воду (20—30 % порового объема). Следует добиваться обязательного соблюдения проектной (рассчитанной) технологии воздействия не допускать периодической закачки поли.мерного раствора, смешения полимеров разных типов и марок. Особенно это важно при осуществлении опытнопромышленных испытаний метода. [c.166]

    Таким образом, в первом приближении получена схема расчета динамики вытеснения нефти из заводненных пластов с помощью мицеллярных растворов. Эта схема позволяет учитывать микро- и. макронеоднородность пористых сред, однако в настоящее время трудно ответить, с какой степенью приближения она соответствует результатам лабораторных. экспериментов на образцах пористой среды. Для этой цели необходимо сравнение экспери.ментальных, фактических и расчетных данных, что возможно лишь при тщательном анализе неоднородности пористой среды и результатов опытов по вытеснению нефти. К сожалению, в описаниях проведенных лабораторных и промысловых экспери- [c.204]

    Лабораторный эксперимент. Лабораторный эксперимент предназначен для проверки принципиальных предпосылок и предварительных расчетов, выявления наиболее важных параметров исходного сырья, материалов, катализаторов. [c.42]

    В действительности коэффициент диффузии и физическая растворимость абсорбируемого компонента в реакционном растворе редко известны априори, так как их величины не совпадают с величинами для чистого растворителя (последний может быть вообще полностью смешивающимся). Конечно, определенная таким образом величина с ( ),) » имеет физический смысл только в том случае, когда реакция, действительно, соответствует первому порядку, но онять-таки эта величина может использоваться для определения поверхности раздела фаз в исследуемом абсорбере при условии, что парциальное давление газа останется тем же, что и в лабораторных экспериментах. [c. 98]

    Лабораторные эксперименты при низкой концентрации газа трудны. Поэтому до настоящего времени главным образом изучен случай, в котором определяющей скорость процесса стадией яв ляется абсорбция ЫгО. Может оказаться, что процесс протекает в режиме быстрой реакции. Это подтвердили работы Венделя и Пигфорда [36]. Многие работы по абсорбции окислов азота были выполнены в Техническом университете в, Дельфте [33, 34, 46] и в Университете Иллинойса [41, 42]. Лишь хими процесса иссле- дована недостаточно полно. Более поздние исследования [46] показали, что медленной стадией является изомеризация ЫгО, скорость которой следует рассматривать с позицйи применимости теории быстрой реакции к данной системе. При выполнении этого условия в жидкости будет происходить типичная реакция первого порядка, так что к рассматриваемой системе строго применима теория, представленная в разделах 3.2 и 4.1. [c.165]

    Необходимость исследований на пилотной установке возникает в том случае, когда разрабатываемый процесс достаточно сложен и лабораторный эксперимент в стекле не позволяет изучить процесс в той степени, которая необходима для создания опытнозаводской установки.[c.92]

    Устойчивость к изменениям pH называется буферным действием раствора, а раствор НАс и NaA представляет собой ацетатный буфер. Буферные растворы широко используются для поддержания устойчивого pH в лабораторных экспериментах, в химической промышленности они часто встречаются и в живых организмах. Карбонатная буферная система в крови человека, включающая реакцию [c.241]

    Наконец, в каком объеме следует учитывать результаты лабораторных экспериментов и как широко можно экстраполировать эти данные и все еще гарантировать адекватность расчета На подобный вопрос ответить трудно. Только с помощью стратегии теории игр, где максимизируется ожидаемая выгода, могут быть соответствующим образом сбалансированы стоимость дополнительных опытов и возможный выигрыш при работе в новых экстраполированцых условиях. Обычно имеет смысл выявить добавочную экспериментальную информацию. Одна из основных задач эксплуатации опытной установки заключается в разнообразных режимах получения кинетических данных, которые затем можно применить при наборе оптимальных рабочих условий для производства того или иного химического продукта.[c.444]

    Зона вспученного угля, которую мы наблюдали в предыдущем случае, в этом опыте не существует, хотя в лабораторных экспериментах при равномерном нагреве и при такой же скорости повышения температуры уголь 336 явно вспучивается. Толш,ипа пластического слоя (2 + За) здесь не более 8 мм при тех же условиях опыта. [c.146]

    Мы полагаем, однако, что главное для специалистов направление моделирования, которое будет объединять теорию с возрастающим объемом информации, полученной на основе лабораторных экспериментов и крупномасштабных испытаний, по-видимому, состоит в разработке моделей, близких к типу модели Викема. [c.292]

    По данным лабораторных экспериментов наиболее эффективные результаты по адсорбционной очистке твердых парафинов (с оценкой по цвету) полгучены при двухстадийной очистке [c.169]

    Лабораторные эксперименты проводились для определения наиболее эффективных композиций химреагентов для воздействия на терригенные породы с учетом их структурно-текстурных типов. Так, для первого структурнотекстурного типа наиболее эффективными оказались композиции на основе соляной и плавиковой кислот. Для второго и четвертого типов пород, характеризуемых повышенным содержанием глинистых минералов, эффективны спиртокислотные обработки, композиции на основе ацетона, т.е. стабилизаторы г лин. [c.181]

    Экспертная система SPEX помогает исследователям в планировании сложных лабораторных экспериментов. Исследователь описывает задействованные объекты (например, физические условия проведения эксперимента и структуру исследуемого объекта), а ЭС помогает разрабатывать план для достижения цели эксперимента. Затем система уточняет каждый абстрактный шаг плана, делая его более конкретным, увязывая с методами и объектами, хранящимися в БЗ. Хотя ЭС проверялась исключительно в области молекулярной биологии, она не обладает какими-либо встроенными механизмами, ориентированными на молекулярную биологию, следовательно, она может быть применена и в других проблемных областях. SPEX реализована на языке UNITS, ориентированном на МПЗ в виде ФР. [c.264]

    Турбулентность внешнего потока. Обычно более раннему переходу способствует турбулентность внешнего потока. В лабораторных экспериментах для турбулизации иограничного слоя и моделирования, таким образом, течений с большими числами Рейнольдса иногда искусственно увеличивают степень внешней турбулентности с помощью специальных решеток. Прн этом существенными являются размер ячеек решетки и ее расположение но отношению к модели, так как в некоторых случаях решетки могут, наоборот, уменьшать турбулентность и, следовательно, затягивать образование переходной области [103]. [c.116]

    Шероховатость поверхности. Собственная шероховатость поверхиости, обусловленная ее механической обработкой, или отдельные выступающие элементы (типа скрепляющей проволоки) также способствуют nepexo.iy от ламинарного к турбулентному режиму течения. В лабораторных экспериментах для управления положением переходной области часто на поверхности модели создают искусственную шероховатость [105].[c.116]

    В ходе решения этих задач и ргизрабатывается промышленное производство, то есть осуществляется масштабный переход от лабораторного эксперимента к химическому предприятию. Сложность этой задачи выдвигает необходимость системного подхода при ее решении. При системном подходе любое химическое производство рассматривается как объект, взаимодействующий с внешней средой и обладающий сложным внутренним строением, большим количеством составных частей и элементов, взаимно связанных и поэтому действующий как единое целое. [c.139]

    В большей части статей о микробиологическом воздействии на битумы рассматриваются вопросы о том, действительно ли и в какой степени микробы разрушают битумные продукты. В последние годы на эти вопросы частично ответили Барджесс [3], Гаррис [8, 9] и Мартин [16]. Они считают, что большинство битумных продуктов в той или иной степени разрушается микроорганизмами различных типов. В лабораторных экспериментах была продемонстрирована высокая скорость распада, но опыты проводились на пленках битума, т. е. в условиях наибольшей площади поверхности, предоставленной для микробиологического воздействия. На практике битумные материалы обычно наносят толстым слоем поэтому микроорганизмы действуют только на наружную поверхность, защищаю-шую внутреннюю часть материала. [c.191]


Естественный эксперимент в психологии как конкурент лабораторного метода

Естественный эксперимент в психологии – это вид экспериментального исследования, который производится в естественных, повседневных условиях, соответствующих обычной жизнедеятельности испытуемого, при этом постороннее вмешательство в процессы сводится к минимальному. 

История и настоящее положение

Image by Gerd Altmann from Pixabay

Психология, как научная дисциплина сравнительно молодая наука.

Она изучает закономерности, развитие и, непосредственно, функционирование психики человека, его психическую деятельность, а также взаимодействие внутри социальных групп.

В своей структуре психология имеет следующие направления:

  • изучение механизмов и законов психической деятельности человека – фундаментальная психология;
  • изучение психических явлений человеческой деятельности, реакции психики человека на изменения окружающей среды, и социума, в естественных условиях – прикладная психология, которая опирается на исследования фундаментальной психологии;
  • практическое применение психологических знаний в повседневной жизни человека, применительно к его деятельности в социуме, и природной среде – практическая психология, и это направление, соответственно, напрямую связано с исследованиями первых двух направлений.

Хочется заметить, что практическая психология очень тесно взаимосвязана с психиатрией. Их совместные исследования в области распознание и терапии психических расстройств, непосредственного воздействия на физиологию человеческого оргазма через психику, решение проблем психоэмоционального характера, проблемы становления личности очень значительны, их сложно переоценить.

Великие социальные эксперименты

Многообразие инструментов

В своем арсенале психология имеет много разных инструментов:

  • эксперимент;
  • метод наблюдения;
  • метод исследования продуктов деятельности;
  • анкетирование и тестирование;
  • психологическое моделирование;
  • биографический и сравнительно-генетический методы.

Остановимся на методе эксперимента. Само слово «эксперимент» происходит от латинского корня experimentum, и, в дословном переводе, обозначает проба или опыт. В исполнительном смысле, эксперимент строится на основе опыта или процедуры для опровержения, подтверждения выдвинутой гипотезы или теории.

Image by jacqueline macou from Pixabay

По способу проведения, эксперименты могут различаться по масштабам своего проведения, целям, но их объединяет одно правило: необходимость повторения опыта или процедуры самого эксперимента, для полного и достаточного анализа результатов.

Основные задачи и способы

Задачи, которые ставятся перед результатом эксперимента:

  • критерий Поппера, согласно которому любая эмпирическая система должна допускать опровержение на основании эксперимента, поэтому в ходе эксперимента необходимо определение научности выдвинутой гипотезы или теории;
  • верификация: практическое подтверждение выдвинутой гипотезы или предположения.
  • По способу проведения эксперименты могут быть:
  • лабораторными: исследование проводится в специально созданных условиях, посредством целенаправленного вмешательства в жизнедеятельность испытуемого;
  • естественными, которые, в отличии от лабораторного, не требуют создания специальных условий, и вмешательство сводится к минимуму.

Преимущества и недостатки

Совсем не так давно, существовало мнение, что лабораторный эксперимент предпочтительнее естественного, так как дает экспериментатору возможность:

  • более точной регистрации, измерения параметров изучаемого явления,
  • дозировать и планово изменять влияние раздражителей,
  • нейтрализовать факторы, которые создают помехи в ходе эксперимента,
  • создавать сравнимые условия проведения.

В процессе развития психологии, всё чаще, звучит мнение, что лабораторный эксперимент не даёт достоверных результатов именно из-за своего искусственного характера проведения, который вносит резкие изменения в течение психологических процессов испытуемого, и, как следствие, дает значительные искажает результат.

Современные методы проведения естественного, или полевого эксперимента, дают возможность не менять поведение человека в ходе проведения эксперимента, иногда испытуемый учувствует в эксперименте, даже не зная об этом, или присутствие экспериментатора носит ненавязчивый, наблюдательный характер, что заставляет испытуемого забывать о проводимом эксперименте, и его поведение, в привычной для него обстановке, ничем не отличается от его повседневного.

Image by mohamed Hassan from Pixabay

Всё это даёт возможность использовать все сильные стороны лабораторного эксперимента, при минимальном искажении результата. Но остаётся одна особенность, которая не меняется: возможность контроля экспериментатора над дополнительными переменными ограничена. Это основная специфика естественного эксперимента.

Методы и инструменты

Для сбора информации в ходе естественного эксперимента используются разные методы.

  • Постановка задачи: может производится в устной или письменной форме.

В формулировке задачи присутствует необходимое отклонение в естественный ход привычных событий. Наблюдение за процессом поведение испытуемого в процессе решения, позволяет подтвердить или опровергнуть выдвинутую гипотезу.

  • Обучающий эксперимент: сам процесс обучения необходимым навыкам, позволяет наблюдать за формированием, развитием качеств личности испытуемого.

Этот метод имеет ещё название формирующего эксперимента.

  • Неординарным методом является метод изменения условий деятельности.

Суть метода в целенаправленном изменении привычных алгоритмов действий испытуемого в ходе выполнения стандартных для его профессиональной или повседневной жизни процессов.

Фото Markus Spiske on Unsplash

Это позволяет отследить гибкость навыков, а также оценить роль и значимость изменяемых вводных.

  • Метод моделирования, который является наиболее близким по структуре проведения к лабораторным методам.

Он применяется, если исследование в естественных условиях затруднено в силу своей сложности или труднодоступности. Тогда создается модель наиболее близкая к необходимой, и на этой модели производится исследование феномена.

Тесное сотрудничество

Результаты любого эксперимента подлежат тщательному анализу и детальному рассмотрению, для получения фактов и выводов, которые вытекают из результатов первичных экспериментов. В этом направлении можно наблюдать тесное взаимодействие психологии с такими науками, как математика, статистика. Естественный эксперимент, используя это тесное сотрудничество, становится неоценимым, универсальным инструментом в изучении человеческой психологии, и поведении индивидуума в обществе.

Понятие, виды и этапы комплексного педагогического эксперимента

В данной теме рассматриваются следующие вопросы:

  • Что такое педагогический эксперимент.
  • Виды педагогического эксперимента.
  • Этапы проведения эксперимента.

Понятие педагогического эксперимента

Применяют эксперимент в роли исследовательского метода для решения научно-методических проблем в психологии и педагогике. Активность и многофакторность процесса в педагогике обусловливают применение определённо комплексного опыта педагога, который поможет найти преимущества и недостатки, объяснить ценности, раскрыть внутренние взаимосвязи и зависимости в явлениях и процессах педагогики. Поэтому этот приём является самым достоверным в исследовании явлений, фиксирования прецедентов, рассмотрения изменений и развития участников процесса в педагогике. Выделяют групповой педагогический эксперимент, который предоставляет возможность изучать причинно-следственные связи, внутренние информаторы развития, что помогает выйти на теоретический этап исследования изучаемых вопросов.

Определение 1

Эксперимент в педагогике – это изменение или активизация конкретных действий для проведения исследования в подходящих, определённо фиксируемых и контролируемых условиях.

Особенности проведения эксперимента в педагогике это:

  • В ход исследования могут вмешаться изыскатели, что является запланированным действием.
  • Возможность несколько раз воссоздать исследуемые явления в разных условиях, что относится к изменению их параметров.

Эксперимент предоставляет возможность разложить действия педагога на несколько составных, изменить условия, в которых они функционируют, рассмотреть и проверить воздействие на результаты конкретных моментов, следить за формированием и развитием конкретных сторон и связей, уточнять полученные результаты. Также эксперимент можно использовать для проверки частных и общих гипотез, определённых выводов, установки и уточнения прецедентов, определения производительности используемых элементов.

Эксперимент в педагогике называют специфическим комплексом всех методов исследования, который способствует научно-обоснованной и доказательной проверке верности назначенного в самом начале исследования предположения.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Виды педагогического эксперимента

Выделяют такие основные виды эксперимента в педагогике:

  • Естественный и лабораторный. Естественный проводится в обычных условиях обучения и воспитания. Учёный в начале изучает состояние работы, поведение учеников, а потом меняет содержание, формы, методы учебного и воспитательного процесса. Также учитывается уровень подготовки и воспитанности учеников. В конце делается вывод о производительности применяемой системы в обыкновенных условиях. Для лабораторного опыта собирается группа учеников, с которыми происходит подобная работа в специальных условиях, и делаются выводы об эффективности процесса.
  • Констатирующий и формирующий тип. Для констатирующего изыскатель показывает методом эксперимента только состояние педагогической системы, которая изучается. Для формирующего изыскатель применяет специальную систему мер, которые формируют у учеников качества личности, совершенствуют учебную деятельность и поведение. Для проведения таких экспериментов ученики делятся на 2 группы – контрольную и экспериментальную. Деление на такие группы происходит при помощи обыкновенной выборки, при этом выбирается одинаковый уровень обученности или воспитанности учеников до начала опыта. Возможно выделение только одной группы, без контрольной. При этом выделяется уровень обучаемости или воспитанности, и других особенностей до и после проведения эксперимента. Это зависит от желаемых результатов эксперимента.

Этапы проведения эксперимента

Выделяют такие этапы эксперимента с целью изучения организаторской деятельности по развитию в школе опытно-экспериментального работы:

  • Диагностический. На этом этапе проводится анализ трудностей, которые появляются у учителей, состояния учебного и воспитательного процесса, выявления и формулировка проблем, нуждающихся в быстром устранении благодаря специальным конфигурациям. Также изучение новых методов, технологий, текстур, списков возможностей. Одним словом, главная задача – найти проблемы и трудности и объяснить их важность.
  • Прогностический. Здесь производится установка определённой цели, нахождение задач, которые необходимо выполнить, формулировка гипотезы, прогнозирование преимуществ и недостатков проведённого процесса, продумывание компенсационных средств. Главная задача в том, чтобы изучить развёрнутую программу эксперимента.
  • Организационный. Необходимо найти критерии для проведения программы, подготовка материальной основы, распределение обязанностей, организация определённой подготовки кадров, методическое обеспечение по работе с экспериментом.
  • Практический. Проводятся начальные контрольные проверки, внедрение новых технологий, контроль за процессом, результатами, исправление экспериментальной технологии.
  • Обобщающий. Нам этом этапе обрабатывается материал, соотносятся итоги процесса с поставленными задачами, проводится полный анализ, исправляются и формируются гипотезы с полученными результатами, оформляется и описывается ход и итоги деятельности.
  • Внедрение. Новая методика вводится в педагогический коллектив.

Важно правильно выбрать критерий производительности предлагаемой системы мер. Такие аспекты должны подходить под такие принципы:

  • Быть насколько возможно беспристрастным. Необходимо оценивать признак, который исследуется, однозначно.
  • Быть валидным – расценивать непосредственно в тот момент, когда исследователь пытается оценить.
  • Быть честным по отношению к исследовательской деятельности.
  • Быть полным. Комплекс характеристик должен с необходимой полнотой обхватывать все важные свойства исследуемого процесса.

Автор: Дмитрий Косяков

Кандидат педагогических наук. Кафедра методики преподавания Московского городского педагогического университета

Высшее образование БГПУ

Принципы психического развития. Методы психологии развития

1. Принципы психического развития

Анализ множества взглядов на ход психического развития позволяет выделить не только определенное сходство позиций, но и некоторые, ставшие до определенной степени общепринятыми, принципы. В числе ведущих принципов психического развития можно назвать следующие:

I. Принцип устойчивого динамического неравновесия как источник развития системы. Исходным моментом любого развития является сложный спектр индивидуальных противоречий и действий. «Именно противоречивость отношений является фактором, запускающим развитие» (Князева Е. Н.,  Курдюмов С. Н.,   1994),— подчеркивают Е.Н.Князева и СП. Курдюмов и продолжают: «Без неустойчивости нет развития. Только системы далекие от равновесия, системы в состояниях неустойчивости, способны спонтанно организовывать себя и развиваться. Устойчивость и равновесность — это тупики эволюции. Неустойчивость означает развитие, развитие происходит через неустойчивость, через бифуркации, через случайность» (Князева Е. Н., Курдюмов С. Н., 1992).

II. Принцип взаимодействия тенденций к сохранению и изменению (наследственности—изменчивости) как условие развития системы (Асмолов А.Г., 1998). Тенденция к сохранению осуществляется наследственностью, генотипом, который без искажений передает информацию из поколения в поколение, а противоположная ей тенденция к изменению — изменчивостью, проявляющейся в приспособлении вида к среде обитания. Если наследственность обеспечивает сохранность генотипа, а вместе с тем и выживания человека как вида, то изменчивость составляет основу как активного приспособления индивида к изменяющейся среде, так и активного воздействия на нее за счет вновь вырабатываемых у него свойств.

Ш. Принцип дифференциации—интеграции, выступающий в качестве критерия развития структуры.Данный принцип является одним из всеобщих для любых систем. Согласно ему, развитие идет от «состояния относительной глобальности… к состояниям большей дифференцированности, артикулированности и иерархической интеграции… Развитие — это всегда постепенно возрастающая дифференциация, иерархическая интеграция и централизация внутри генетического целого» (Чуприкова Н. И., 1997). Подобного взгляда на ход развития придерживались многие ученые, начиная от И. М. Сеченова, Г. Спенсера, Т. Рибо и Э. Клапареда до К. Коффки, X. Вернера, Э. Гибсона, Ж. Пиаже, X. Уиткина, А. Богданова и др.

IV. Принцип цельности как критерий развития функции. Наряду с принципом дифференциации—интеграции мы выделяем принцип цельности. В отличие от предыдущего, характеризующего уровень развития структуры, принцип цельности — это важнейшая характеристика функционального развития системы. Цельность — это единство целей и средств их достижения, обеспеченное повторяемостью, соподчиненностью, соразмерностью и уравновешенностью структурных элементов целого (Аверин В. А., 1997). Успешность функционирования всей системы в целом обусловлена тем, насколько «подогнаны» друг к другу ее элементы, насколько согласованно они взаимодействуют. Иными словами, цельность показывает меру связности элементов целого, а следовательно, и уровень развития ее функции.

Вышеизложенные принципы объясняют источники и условия развития человека, а также уровень его развития как структурного и функционального образования.

Наряду с уже названными, А. Г. Асмолов выделяет еще два принципа: принцип возможности превращения избыточной (преадаптивной) активности элементов системы в адаптивную и принцип возрастания влияния избыточных элементов системы на выбор дальнейшей траектории ее развития в неопределенных критических ситуациях (Асмолов А. Г., 1998).

 

2. Методы психологии развития

Практически все общепсихологические методы теоретичес­ких и практических исследований вошли в методический арсенал психологии развития. При помощи данных методов в психологии развития извлекается информация о возрастных особенностях познавательных процессов, происходящих при переходе его из од­ной возрастной группы в другую.

Метод близнецов. При помощи данного метода исследуются сходство и различия меж­ду гомозиготными и гетерозиготными близнецами, которые дают важный научный материал для понимания роли наследствен­ности и среды в формировании развития психики и личности че­ловека. При помо­щи метода близнецов получено немало свидетельств того, что эмо­циональность, уровень активности и общительности человека мо­гут быть обусловлены генетически, хотя вопрос о «весомости» вкла­да наследственности и среды в психическое развитие на всех эта­пах онтогенеза остается открытым.

Наблюдение — преднамеренное, системати­ческое и целенаправленное восприятие внешнего поведения челове­ка с целью его последующего анализа и объяснения. В психологии развития это один из первых и доступнейших методов, особенно необходимый при исследовании детей на ранних этапах развития, ког­да у испытуемых невозможно взять словесный отчет и проведение любой экспериментальной процедуры затруднено. И хотя наблюде­ние представляется несложным методом, при правильной организа­ции оно дает возможность собрать факты естественного поведения человека. При наблюдении человек не знает, что за ним кто-то сле­дит, и ведет себя естественно, именно поэтому наблюдение дает жизненно правдивые факты. Наблюдения позволяют системно анализировать психи­ку развивающегося человека.

Ограниченность использования метода наблюдения связана с несколькими причинами. Во-первых, естественность и слитность в пове­дении человека социальных, физических, физиологических и психи­ческих процессов затрудняют понимание каждого из них в отдельности и препятствует вычленению главного, существенного. Во-вторых, на­блюдение ограничивает вмешательство исследователя и не позволяет ему установить способность ребенка сделать что-то лучше, быстрее, успешнее, чем он сделал. В наблюдении психолог сам не должен вы­зывать явление, которое он хочет изучать. В-третьих, при наблюде­нии невозможно обеспечить повтор одного и того же факта без изме­нений. В-четвертых, наблюдение позволяет лишь фиксировать, но не формировать психические проявления. Наконец, в-пятых, наблюдение никогда не может быть единичным фактом, оно должно вестись систематично, с повторяемостью и большой выборкой испытуемых.

Наблюдения бывают сплошными, когда психолога интере­суют все особенности поведения ребенка, но чаще выборочны­ми, когда фиксируются только некоторые из них. Наблюдения дол­жны вестись регулярно. Интервалы, с которыми должно вестись наблюдение, зависят от возраста того, за кем наблюдают.

Наблюдение может проводиться с использованием техничес­ких средств и способов регистрации данных (фото-, аудио-, и ви­деоаппаратура, карты наблюдения и пр.). Обычно наблю­дение сочетается с экспериментом.

Экспериментальные методы предполагают активное вмешательство иссле­дователя в деятельность испытуемого с целью создания условий, в которых выявляется искомый психологический факт.

Эксперимент от наблюдения отличается следующими особенностями:

—  в эксперименте исследователь сам вызывает изучаемое им явление, а наблюдатель не может вмешиваться в наблюдаемые си­туации;

— экспериментатор может варьировать, изменять условия про­текания и проявления изучаемого процесса;

— в эксперименте возможно поочередное исключение отдель­ных условий (переменных), чтобы установить закономерные свя­зи, определяющие изучаемый процесс;

— эксперимент позволяет варьировать количественное соотно­шение условий, а также допускает математическую обработку по­лученных в исследовании данных.

Эксперимент в работе с детьми позволяет получить лучшие результаты тогда, В психологии развития широко применяются такие виды эксперимента, как констатирующий и формирующий. В констати­рующем эксперименте определяется уровень и особенности раз­вития человека, присущие ему в настоящее время. Формирующий эксперимент пред­полагает целенаправленные воздействия на испытуемого с целью создания, выработки определенных качеств, умений. Другими сло­вами, это развивающий метод в условиях специально организован­ного педагогического процесса.

В психологии развития часто используется метод срезов: в достаточно больших детских группах с помощью конкретных ме­тодик изучается определенный аспект развития. В результате получают данные, характерные для этой возрастной группы. Когда делается несколь­ко срезов, подключается сравнительный метод: данные каждой группы сравниваются между собой и делаются выводы о том, ка­кие тенденции развития здесь наблюдаются и чем они обусловле­ны. Подбирая группу по какому-то признаку для проведения сре­зов, психологи стараются «уравнять» другие существенные разли­чия между людьми. Те данные, которые получают благодаря методу срезов, являются средними или среднестатистическими.

Лонгитюдный (лонгитюдиальный) метод исследования ча­сто называется «продольным исследованием». С помощью этого метода изучают развитие одного и того же испытуемого длитель­ное время. Такого типа исследование позволяет выявить более тон­кие тенденции развития, небольшие изменения, происходящие в интервалах, которые не охватываются «поперечными» срезами.

Развитие личности изучается с помощью бесед, письменных опросов, косвенных методов. К последним относятся так называе­мые проективные методы. Они основаны на принципе проекции -перенесении на других людей своих собственных потребностей, отношений, качеств.

Отношения между людьми, сложившиеся в группе, определя­ет социометрический метод. Интеллектуальное развитие изучается с помощью разнообраз­ных методик, но главным образом — стандартизированных тес­тов. Анкетирование — метод выявления биографических данных, мнений, ценностных ориентации, установок и личностных черт опрашиваемого.

Метод беседы (опроса) проводит подготовленный исследова­тель, и используют его для изучения детей дошкольного, школьного возраста, подростков и юношей. Для изучения детей дошкольного возраста метод применяется в ограниченных пределах.

Биографический метод — способ исследования, диагности­ки, коррекции и проектирования жизненного пути личности. Современный биографичес­кий метод основан на изучении личности в контексте истории и перспектив ее жизнедеятельности и взаимоотношений со значи­мым окружением, направлен на формирование и коррекцию жиз­ненных программ и сценариев ее развития в онтогенезе.

Большинство перечисленных методов являются исследова­тельскими. Они позволяют в качестве результата получить нечто новое (факты, закономерности, механизмы психических процес­сов и т.д.). Каждый метод для конкретного исследо­вания требует описания, обоснования, конструирования, проверки на надежность, валидность и стандартизацию.

Эти­ческие нормы работы психолога. Психолог несет моральную от­ветственность за тех людей, с которыми он работает, от него может зависеть судьба человека. Он должен, прежде всего, руководствоваться принципом «не навреди».

 

Эксперимент в географии

Педагогический эксперимент — научно организованный опыт обучения с целью проверки правильности научной гипотезы, сформулированной исследователем.
Эксперимент в сравнении с обычным наблюдением имеет ряд преимуществ: он дает возможность изучать явления при более разнообразных условиях; в нем можно повторять одно и то же явление как при одних и тех же, так и при различных условиях; с его помощью можно с большей точностью изучать явление, расчленить его на отдельные части, выделить в явлении интересующие стороны. Поэтому эксперимент позволяет собрать более точные и достоверные факты, на основе которых можно сделать обоснованные научные выводы.
Основной тип эксперимента в методике географии — естественный, он проводится со всем составом класса в форме экспериментальных уроков, которые строятся в соответствии с основными положениями заранее разработанной гипотезы. За последнее время начинает приобретать значение и лабораторный эксперимент.
Основным условием успешности проведения эксперимента является наличие тщательно разработанной гипотезы. Гипотеза в марксистско-ленинской теории познания рассматривается как форма развития науки. Мышление, протекающее в форме гипотезы, является многосторонним процессом, включающим: 1) накопление фактического материала, обобщение которого необходимо для дальнейшего развития знаний и открытия новых явлений; 2) высказывание на основе изученных фактов предложения о закономерной их связи и 3) дальнейшее обоснование и проверку высказанного предположения.
К построению гипотезы методист-исследователь приходит на основе фактического состояния в школе того вопроса, который подлежит изучению, а также на основе соответствующего теоретического исследования.
Содержание гипотез о возможных путях совершенствования процесса обучения географии обычно включает: 1) определение круга знаний и умений, которые по мнению исследователя должны быть усвоены учащимися; 2) определение наиболее рациональных форм и методов обучения, которые должны обеспечить высокое качество усвоения этих знаний и умений.
На основе общих положений, высказанных в гипотезе, исследователь далее приступает к выбору метода для их проверки и к разработке всех необходимых документов для проведения эксперимента в школе. Эта часть работы самая трудоемкая. Наиболее широкое распространение в настоящее время получили два основных метода экспериментальной проверки:
1) метод различия в обучении одной совокупности классов по сравнению, с обучением другой совокупности классов;
2) метод сопутствующих изменений в обучении, осуществляемых в одном-двух (или более) классах.
Используется также и метод сходства, например при проверке новых программ и учебников. Но по сравнению с первыми метод сходства в исследовательской работе занимает меньший удельный вес.
Применение первого метода предполагает наличие двух совокупностей классов, одна из которых является экспериментальной, другая — контрольной. Предполагается также, что обе эти совокупности классов примерно одинаковы не только в количественном, но и в качественном отношении. Уравненность количественная достигается чрезвычайно легко. Зато значительные трудности встречаются на пути уравнивания экспериментальных и контрольных классов в качественном отношении (по уровню развития и подготовки учащихся по географии и другим предметам и пр.). Уравнивание классов обычно достигается тем, что берется достаточное количество (6—8 классов) экспериментальных и контрольных, работающих примерно в равных условиях (при одинаковой подготовке учителей, оборудовании, при равных показателях успеваемости учащихся и пр.). При этих условиях резких различий между классами не обнаруживается.
Преподавание в экспериментальных и контрольных классах может проводиться одним учителем или разными учителями, но при условии их равноценности в отношении опытности и уровня подготовки. Практика исследовательской работы за последние годы показывает, что преподавание в экспериментальных и контрольных классах одним учителем создает большую дополнительную нагрузку для учителя, так как в таком случае ему приходится готовиться дважды к одному и тому же уроку в двух разных направлениях. Кроме того, проведение экспериментальных уроков ставится в большую зависимость от субъективных качеств учителя, от его умения переключиться с одного метода на другой. Чаще всего получается так, что если учитель на личном опыте убеждается в рациональности экспериментально проверяемой методики, то он невольно переносит ее и в контрольные классы. В силу этого не всегда возможно бывает получить вполне объективные и сопоставимые данные. Поэтому обособление экспериментальных и контрольных классов между разными учителями и даже школами, как показывает опыт исследовательской работы, вполне себя оправдывает.
Уравнивание классов может быть достигнуто также за счет перемещения классов из одной группы в другую (из экспериментальных в контрольные, и наоборот). Такое перемещение вполне осуществимо в тех случаях, когда эксперимент проводится не по одной теме, а по ряду тем, например при проверке формирования умений учащихся в чтении карты.
Анализ большого количества исследований по методике географии, проведенных за последние годы на основе применения эксперимента, показывает, что в качестве контрольных классов обычно берутся те, в которых работа ведется без вмешательства экспериментатора; в экспериментальных же классах работа ведется по методике, разработанной исследователем. По окончании эксперимента в тех и других классах проводится единая контрольная работа, результаты которой затем сопоставляются и сравниваются.
Метод сопутствующих изменений также имеет широкое применение в исследовательской работе. Он имеет ряд существенных преимуществ, так как его применение не требует большого количества классов. Экспериментальная работа может проводиться одним учителем в одном-двух классах. Для того, чтобы проверить, например, какое влияние оказывает на качество усвоения знаний предварительное сообщение плана географической характеристики изучаемых объектов, преподавание на первом этапе может вестись без предварительного сообщения плана. При этом четко фиксируются и изучаются ответы учащихся. Затем, на втором этапе исследования, при сохранении тех же методов обучения учащимся предварительно сообщается план характеристики изучаемого объекта (природной зоны, хозяйства страны и пр.). И вновь тщательно фиксируются и изучаются ответы учащихся. Если обнаруживается, что ответы на основе плана стали более четкими и полными, можно сделать вывод о положительном значении этого приема.
Этот метод экспериментальной проверки находит широкое применение в опыте передовых учителей, систематически совершенствующих свое педагогическое мастерство.
В соответствии с гипотезой и избранным методом проверки проводится подготовка планов экспериментальных уроков. В них определяется цель и содержание каждого урока, необходимое оборудование для общеклассной чи индивидуальной работы, проектируется желательный, с точки зрения экспериментатора, ход урока и достаточно подробно определяются содержание и методы работы учителя на каждом этапе, виды и содержание самостоятельных работ, приемы руководства самостоятельной работой, вопросы и задания, с помощью которых проверяется качество усвоения знаний и умений учащихся.
При проведении эксперимента в нескольких вариантах методические указания по урокам составляются также в нескольких вариантах, за исключением тех случаев, когда собственно экспериментальная часть не вносит существенных изменений в общий ход урока. Одновременно разрабатывается система учета результатов экспериментальной проверки. Поскольку основным критерием оценки успешности любого методического эксперимента является качество знаний и умений учащихся, а также показатели развития их мышления, самостоятельности и интереса к изучению географии, основное внимание экспериментатор направляет на разработку вопросов, упражнений для письменных контрольных работ, для устного опроса на уроках, для индивидуальных бесед с отдельными учащимися вне урока.
Большое значение для оценки эффективности результатов эксперимента имеет также отношение учителя и учащихся к эксперименту. Возможно, что в отдельных случаях показатели усвоения знаний и умений в экспериментальных и контрольных классах могут не иметь существенных различий. Но если при этом учителя и учащиеся работали в экспериментальных классах с большим интересом, чем в контрольных, значит, предложения экспериментатора по совершенствованию методики разумны и заслуживают внедрения в практику. Поэтому одной из форм учета результатов эксперимента может быть ведение дневника учителем, в котором он отражает свое личное отношение, а также отношение учащихся к экспериментальным урокам.
Эксперимент всегда начинается с предварительного изучения состояния знаний, умений и навыков, запаса и содержания представлений и понятий учащихся в соответствии с задачами исследования.
Во время проведения эксперимента организуется тщательное наблюдение за ходом экспериментальных и контрольных уроков. Результаты работы в экспериментальных и контрольных классах систематически учитываются и сравниваются между собой. Итоговая контрольная работа, как правило, дается одинаковая в экспериментальных и контрольных классах для сравнения результатов.
Методический эксперимент в целях получения наиболее убедительных результатов обычно проводится неоднократно. Вначале проводится пробный или поисковый эксперимент, в ходе которого все подготовленные материалы, в том числе и исходные позиции, отраженные в гипотезе, еще раз проверяются, уточняются. Пробный эксперимент позволяет усовершенствовать всю подготовленную документацию. На основе усовершенствованных материалов ставится повторный эксперимент. В тех случаях, когда эксперимент связан с определенной программной темой, повторно он ставится в следующем учебном году.
Сравнение результатов экспериментального исследования, повторенного несколько раз, позволяет делать более определенные и обоснованные выводы. Лабораторный эксперимент применяется в сочетании с естественным, что позволяет с большей полнотой и точностью проследить особенности усвоения знаний и умений, а также установить характер воздействия отдельных приемов и средств обучения. Особое значение этот вид эксперимента имеет для изучения особенностей усвоения приемов учебной работы (например, приемов ро ориентированию на местности, по использованию различных приборов, по чтению карты и т. д.). Лабораторный эксперимент успешное применение находит также и при проверке новых видов учебно-наглядных пособий.
Лабораторный эксперимент может быть индивидуальным и групповым. Но в том и другом случае отбираются учащиеся с различным уровнем развития и успеваемостью (сильные, средние и слабые).
При постановке лабораторного эксперимента могут быть использованы различные методы работы: беседа, выполнение контрольных заданий (письменных и устных) и др. В индивидуальных беседах выясняются знания и умения учащихся на определенный момент. При проведении естественного эксперимента индивидуальные беседы обычно проводятся перед началом, а также перед завершением экспериментальных уроков. Предварительная беседа имеет целью выявить запас и качество географических и картографических представлений, понятий, умений и навыков, а также запас и правильность жизненных представлений, т. е. все то что служит основой формирования новых знаний.
Особая необходимость в проведении индивидуальных бесед с учащимися возникает после проведения итоговых письменных контрольных работ, так как они помогают выявить причины допущенных ошибок.
Лабораторный эксперимент в форме обучающих занятий с группой учащихся в качестве основной цели имеет проверку целесообразности и обоснованности намеченной методики работы для естественного эксперимента. Эти занятия проводятся на материале той же программной темы, при изучении которой в классе будет проводиться экспериментальный урок. В экспериментальном занятии характерные черты, присущие изучаемому способу обучения, выступают в заостренном виде благодаря тому, что исследователь может несколько отступить от тех требований, которые предъявляются к проведению урока. Так, исследователь может выделить из соответствующего материала урока те части, которые являются особенно благоприятными для противопоставления различных способов обучения.
Преимущество экспериментальных занятий состоит в том, что возможно маневрирование в отношении времени, отводимого на изучение того или иного вопроса. Кроме того, при небольшом количестве учащихся возможно более тщательное и полное наблюдение за каждым в отдельности. В частности, это особенно важно для установления индивидуальных особенностей усвоения приемов работы с картами, с различными раздаточными пособиями (например, с образцами коллекций), с приборами и пр.
Экспериментальные занятия, проводимые с этой целью, позволяют проверить требования к содержанию, последовательности и степени подробности инструктажа, который дает учитель учащимся для выполнения тех или иных приемов, а также количество упражнений, необходимых для прочного их усвоения учащимися в зависимости от индивидуальных особенностей каждого.
Экспериментальные занятия с небольшой группой учащихся могут проводиться также в целях проверки вновь подготовляемых учебно-наглядных пособий. 

лабораторных экспериментов | tutor2u

Эксперименты ищут влияние, которое манипулируемые переменные (независимые переменные или IV) оказывают на измеряемые переменные (зависимые переменные или DV), то есть причинные эффекты.

Лабораторные эксперименты уделяют особое внимание устранению влияния других посторонних переменных путем их контроля (т. Е. Удаления или поддержания их постоянными) в искусственной среде. Это увеличивает вероятность для исследователей найти причинный эффект, будучи уверенными в том, что никакие другие переменные, кроме изменений в IV, не могут повлиять на результирующий DV.Лабораторные эксперименты — это наиболее строго контролируемая форма экспериментальных исследований.

Участникам также может быть присвоено случайным образом по условиям эксперимента, чтобы избежать предвзятости экспериментатора (т.е. экспериментатора нельзя обвинить в выборе того, кто будет находиться в каждом экспериментальном состоянии, что может повлиять на результаты).

Оценка лабораторных экспериментов:

Сильные стороны

— Высокий контроль над посторонними переменными означает, что они не могут искажать результаты, поэтому часто предполагается «причинно-следственная» связь между IV и DV.

— Результаты лабораторных экспериментов обычно надежны, поскольку созданные условия (и, следовательно, полученные результаты) могут быть воспроизведены.

— Переменные можно точно измерить с помощью инструментов, доступных в лабораторных условиях, что в противном случае может быть невозможно для экспериментов, проводимых «в полевых условиях» (полевые эксперименты).

Слабые стороны

— Собранные данные могут не иметь экологической достоверности, поскольку искусственный характер лабораторных экспериментов может поставить под сомнение, отражают ли результаты характер реальных сценариев жизни.

— Существует высокий риск характеристик спроса, т.е.е. участники могут изменить свое поведение в зависимости от их интерпретации цели эксперимента.

— Также существует риск предвзятости экспериментатора, например Ожидания исследователей могут повлиять на то, как они взаимодействуют с участниками (влияя на поведение участников), или изменить их интерпретацию результатов.

Лабораторный эксперимент — обзор

I Введение

Лабораторные эксперименты в социальных науках сосредоточены в четырех дисциплинах: психология, социология, политология и экономика.Мы ориентируемся на набор участников в первую тройку. (Дэвис и Холт (1993) и Кагель и Рот (1995) подробно описывают экспериментальные методы в экономике.) Эксперименты с участием людей составляют относительно небольшую часть исследований в каждой из этих дисциплин. Например, большая часть психологии не социальна, а сосредоточена на индивидуальных различиях, не связанных с социальным взаимодействием или социальным поведением нечеловеческих животных. Поддисциплина социальной психологии в первую очередь является экспериментальной в психологии, но выходит за пределы дисциплинарной границы с социологией.В социологической социальной психологии эксперименты имели место в течение нескольких десятилетий, но в нелегком сосуществовании с менее навязчивыми методами наблюдения. В социологии эксперименты сосредоточены в дисциплине, известной как «групповые процессы». По сравнению с психологией и социологией лабораторные эксперименты в политической науке лишь недавно стали влиять на направление исследований в этой области. Однако во всех этих дисциплинах влияние экспериментальных исследований на эту область было непропорционально большим по сравнению с ее объемом.

Шматка и Ловалья (1996) объясняют особую «убедительность» результатов лабораторных экспериментов по сравнению с результатами других методов исследования сочетанием воспроизводимости, постепенной корректировки дизайна исследования для противодействия критике и прозрачности. Критика можно пригласить в лабораторию, чтобы он или она увидела себя с относительно небольшими затратами времени и ресурсов. (См. Также Lovaglia (2003) о силе экспериментов.)

Методологические вопросы часто формулируются в теоретических и даже моральных терминах, поскольку практикующие конкретную технику стремятся занять богатую ресурсами нишу для своей работы (Szmatka & Lovaglia, 1996).Лечение участников экспериментов не исключение. Должны ли участники быть добровольцами, получать оплату за свои усилия или быть обязанными участвовать для завершения курса или получения степени — это горячо оспариваемый вопрос, который социологические экспериментаторы использовали, чтобы отличить свои исследования от исследований психологов. Социологические исследователи выступают за большую осторожность, избегая принуждения к участию, в то время как исследователи-психологи утверждают, что участие в экспериментах является жизненно важной частью высшего образования и, следовательно, должно быть обязательным.

Внутри социологии дебаты об этике обмана участников поляризовали экспериментальных и неэкспериментальных социальных психологов. Должно ли «информированное согласие» требовать, чтобы участникам разъясняли все важные вопросы, связанные с исследованием, до того, как они согласятся продолжить его? С одной стороны, экспериментаторы, использующие обман, отмечают, что несколько важных тем можно эффективно исследовать в лаборатории без обмана. Например, если заранее объяснить, что в исследовании изучаются расистские тенденции участников, это определенно изменит их поведение во время исследования, тем самым замаскировав любой значимый эффект.С другой стороны, те, кто осуждает обман, утверждают, что ущерб репутации дисциплины, нанесенный обманом участников, намного превышает любой вклад в знания, который производят такие методы. Экспериментаторы возражают, что участники должны ожидать, что реальность, с которой они сталкиваются в эксперименте, будет соответствовать реальности за пределами лаборатории, не больше, чем они ожидают такого же соответствия от театральной постановки. По иронии судьбы, противники построения альтернативных реальностей в лаборатории часто исходят из социальной конструктивистской идеологической позиции, которая также очерняет экспериментаторов как «позитивистов», часто используя этот термин в шутливой манере для искажения научной деятельности (соответствующие аргументы см. В Turner, 2006). .На практике проблема была решена институциональными наблюдательными советами (IRB), которые утверждали экспериментальные конструкции. ЭСО неизменно отстаивает ценность и этическую обоснованность экспериментов с использованием обмана, когда соблюдаются утвержденные процедуры и участники тщательно опрашиваются после эксперимента.

Однако, как предположили Хертвиг ​​и Ортманн (2008), защита прав участников исследования и обеспечение их благополучия, возможно, не единственный этический вопрос, который стоит на кону, когда дело доходит до обмана.Суть их аргументации: «Обмани меня один раз, не обманешь снова». Участник, однажды обманутый в исследовании (или знающий кого-то однажды обманутого), вероятно, ожидает, что будет обманут в других исследованиях, что подрывает основу экспериментального исследования. Хотя возможность возникновения этой проблемы привела к общему запрету на использование обмана в экономической науке (Hertwig & Ortmann, 2008), менее радикальной альтернативой является указание на этическое обязательство исследователей серьезно относиться к тому, как использование обмана может влияют не только на благополучие участников, но и на целостность исследования и его результатов.

Хотя теоретические и моральные дискуссии об участниках интересны и важны, основная цель этой главы — достаточно подробно описать способы набора участников для лабораторных экспериментов, чтобы исследователь мог создать лабораторию для эффективного набора участников.

Что такое «настоящие» эксперименты в психологии?

Настоящий эксперимент часто воспринимается как лабораторное исследование. Тем не менее, это не всегда так. Настоящий эксперимент определяется как проводимый эксперимент, в котором делается попытка установить контроль над всеми другими переменными, кроме исследуемой.Такой контроль зачастую проще установить в лабораторных условиях. Таким образом, настоящие эксперименты часто ошибочно идентифицируются как лабораторные.

Чтобы понять природу эксперимента, мы должны сначала определить несколько терминов:

Экспериментальная или лечебная группа — это группа, которая получает экспериментальное лечение, манипуляцию или отличается от контрольной группы по исследуемой переменной.

Контрольная группа — эта группа используется для проведения сравнений.В интересующем лечении намеренно отказываются или манипулируют, чтобы обеспечить базовую производительность, с которой можно сравнить эффективность экспериментальной или экспериментальной группы.

Независимая переменная — это переменная, которой экспериментатор манипулирует в исследовании. Это может быть любой аспект среды, который эмпирически исследуется с целью изучения его влияния на зависимую переменную.

Зависимая переменная — переменная, которая измеряется в исследовании. Экспериментатор не контролирует эту переменную.

Случайное распределение — в исследовании каждый субъект имеет равную вероятность быть выбранным либо для лечения, либо для контрольной группы. Вы можете использовать методы выборки, такие как выборка по возможности или стратифицированная выборка из более широкой целевой группы, но после выбора субъектов их необходимо случайным образом распределить по группам лечения и субъектам. Если вы не уверены, что это значит, дайте мне знать.

Двойной слепой — ни испытуемый, ни экспериментатор не знают, проходит ли испытуемый лечение контрольного состояния.

Теперь, когда мы определили эти термины, мы можем дальше исследовать структуру настоящего эксперимента. Во-первых, в каждом эксперименте должно быть как минимум две группы: экспериментальная и контрольная. Каждая группа получит уровень независимой переменной. Зависимая переменная будет измерена, чтобы определить, оказывает ли влияние независимая переменная. Как указывалось ранее, контрольная группа предоставит нам исходные данные для сравнения. Все испытуемые должны быть случайным образом распределены по группам, тестироваться по возможности одновременно, а эксперимент должен проводиться двойным слепым методом.

Подпишитесь на нашу ежемесячную новостную рассылку, чтобы быть в курсе всех последних новостей Pamoja.

дополнительных задач для более полного сбора данных

Front Psychol. 2016; 7: 674.

Кафедра психологии, Колледж Непорочной Марии, Университет Лимерика, Лимерик, Ирландия

Отредактировал: Пьетро Чипрессо, Istituto di Ricovero e Cura a Carattere Scientifico — Istituto Auxologico Italiano, Италия

Рецензент: Леонард Блисс, Международный университет Флориды, США; М.Тереза ​​Ангуера, Барселонский университет, Испания; Бенджамин П. Чепмен, Медицинский центр Университета Рочестера, США

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Количественная психология и измерения» журнала «Границы в психологии»

Поступила в редакцию 30 ноября 2015 г .; Принято 22 апреля 2016 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой.Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Исследование Speelman and McGann (2013) некритического способа, которым среднее значение часто используется в психологических исследованиях, поднимает вопросы как о надежности среднего, так и о его достоверности. В данной статье мы утверждаем, что исследование действительности среднего включает, среди прочего, лучшее понимание опыта человека, значения его действий в то время, когда осуществляется интересующее поведение.Недавно появившиеся подходы в психологии и когнитивной науке убедительно доказывают, что опыт должен играть более центральную роль в нашем исследовании поведенческих данных, но взаимосвязь между опытом и поведением остается очень плохо изученной. Мы кратко излагаем историю этой сложной взаимосвязи, а также утверждаем, что современные методы изучения опыта делятся на две категории. «Широкие» подходы, как правило, включают естественные параметры поведения, но приносят в жертву точность и надежность в поведенческих измерениях.«Узкие» подходы поддерживают контролируемое измерение поведения, но предполагают слишком конкретную выборку опыта, которая затемняет важные временные характеристики. Поэтому мы выступаем за новую технику отбора проб среднего диапазона, которая расширяет описательный опыт отбора проб Херлбурта и адаптирует его к контролируемым условиям лаборатории. Эта контролируемая выборка описательного опыта может быть подходящим инструментом, помогающим согласовать как среднее, так и значение экспериментальной ситуации друг с другом.

Ключевые слова: средних значений, качественные методы, смешанные методы, феноменология, валидность

Введение: два дополнительных вызова

Психологи часто говорят, что не все, что имеет значение, можно измерить. Хотя это банальная истина, любой хороший психолог также воспринимает это как вызов. Мы осознаем, иногда болезненно, ограничения наших методов и сложность нашего предмета. Но хорошая наука использует ряд методов, которые дополняют друг друга и позволяют нам собрать воедино мультиплексное, но все более последовательное понимание разума и поведения.Хотя некоторые вещи невозможно измерить, их можно наблюдать и анализировать строгими и систематическими способами, которые признают и работают в рамках сбора ценных данных.

Наша статистика является частью набора различных методов, которые мы используем для понимания психологии. Спилман и МакГанн (2013) рассмотрели ряд ограничений среднего как представления различных измерений, а также виды исследовательских проектов, построенных на их анализе. При этом их цель заключалась не в том, чтобы пессимистично оценивать возможность точного или достоверного измерения в психологической науке, а в том, чтобы побудить к дискуссии о том, как некритически использовались средние или средние значения и как их использование можно было бы улучшить как часть более широкие усилия по совершенствованию исследовательской практики в этой дисциплине.

Speelman and McGann (2013) не предлагают единого средства улучшения ухода или практики относительно среднего. Скорее, предлагается критическое отношение, которое сохраняет теоретические допущения в поле зрения и усиливает понимание производной природы среднего (в отличие от предполагаемого измерения основного параметра). Математические и методологические методы помогают повысить надежность средних значений, помогая повысить нашу уверенность в том, что среднее значение указывает на что-то важное и стабильное в собранных данных.Но мы также должны использовать различные методологические приемы, чтобы критически изучить достоверность этих данных.

Speelman and McGann (2013) идентифицируют ряд допущений при обычном использовании среднего значения для суммирования производительности отдельного лица или группы по заданной задаче. Среднее значение обычно используется как оценка «истинного» измеряемого значения, при этом изменчивость вокруг этого среднего значения является результатом шума или других независимых переменных, не связанных с теми, которые рассматриваются в данном эксперименте.Несомненно, существует много случаев, когда эти предположения верны, но Спилман и МакГанн (2013) отмечают, что мы также должны быть готовы проверить эти предположения в качестве общепринятой практики.

Мы должны быть внимательны к возможности того, что изменчивость вокруг среднего может иметь что-то важное, чтобы сказать нам о значении этой статистики, и нам нужны методы, которые позволят нам исследовать такие вариации. Обращение внимания на вариации в выполнении задач может потенциально позволить нам подтвердить наши измерения, укрепить наши интерпретации, а также дать нам возможность обнаружить новые релевантные переменные или другие формы искажения.

Часть этих усилий после подтверждения достоверности включает использование различных методов сбора данных, проведение ряда наблюдений, которые могут позволить новой информации выйти на первый план, и обеспечение понимания моделей поведения, которые в противном случае могли бы остаться незамеченными.

Каждая замеченная переменная потенциально может быть изолирована, измерена, а ее вклад в заданный набор характеристик можно разделить с помощью экспериментального или статистического контроля — по сути, уточняя измеряемое среднее значение, выделяя конкретную интересующую переменную из сложной смеси.Есть некоторые переменные, которые оказалось очень трудно количественно оценить, изолировать и контролировать, несмотря на очевидные доказательства того, что они играют роль в том, как человек реагирует на задачу, материалы или ситуацию наших лабораторных экспериментов. В частности, опыт ситуации для участников, то, что данная задача или действия означают для них при выполнении задачи, обычно не требует систематического анализа в экспериментальных исследованиях, но в последние годы все больше признается (Barrett и другие., 2010, 2011). В оставшейся части настоящего документа мы приводим около prima facie причин, по которым следует серьезно относиться к опыту участников в лаборатории и очевидному значению задачи для них. Затем мы рассмотрим некоторые из причин, как исторических, так и научных, почему систематический сбор данных об опыте участников остается относительно редким.

Таким образом, мы выделяем две проблемы, которые, по нашему мнению, в некоторой степени дополняют друг друга. С одной стороны, использование среднего в эмпирических исследованиях требует набора практик, которые контролируют его достоверность.С другой стороны, для понимания смысла ситуации требуется сбор чрезвычайно сложных данных — экспериментальных отчетов, которые, как правило, не поддаются усреднению. Если мы хотим проверить и уточнить достоверность наших данных, нам нужно будет найти способ исследовать вариации измеряемых показателей, которые могут соответствовать или отличаться от вариаций в наблюдаемом опыте. Мы рассматриваем ряд различных методов сбора экспериментальных данных и утверждаем, что, хотя они и полезны в их нынешней форме, их можно усовершенствовать, чтобы предоставить нам более эффективные средства проверки и калибровки измерений в лабораторных поведенческих экспериментах.В то время как подходы с использованием смешанных методов становятся все более распространенными (Tashakkori and Teddlie, 2010) и используются в широком диапазоне условий (REFS), мы предполагаем, что сохраняется потребность в новой форме исследовательского метода, который более тесно связан со стандартными лабораторными исследованиями. эксперименты со сбором отчетов о конкретном опыте участников этих экспериментов.

Валидность, опыт и экспериментальный контроль

Оценка валидности наших мер затруднена тем фактом, что она не может быть достигнута с помощью одного метода.Хотя у нас может быть совершенно надежная мера, уверенность в том, что мы на самом деле измеряем, исходит не из постоянства ее чисел, а из нашего понимания инструмента и способов его использования. Понимание, которое жизненно важно для обоснованности, приходит от подхода к тому же явлению с других точек зрения, с использованием других методов. Ни одно измерение не является чистым, и ни один эксперимент не идеален, но со временем и благодаря конвергенции множества точек зрения мы постепенно создаем картину нашего предмета во все более и более высоком разрешении.В частности, когда речь идет об обоснованности среднего, нам потребуется несколько дополнительных исследований поведенческого феномена, которые прояснят, что он надежен, и поскольку значение или опыт ситуации является одной из вещей, которые заставляют его варьироваться. , чтобы мы отбирали их по мере необходимости.

Десятилетия исследований в области психологии научили нас, что в экспериментах, в которых мы проводим измерения, значение имеет большое значение. Смысл в той или иной форме стоял на повестке дня после исследований Брунера и его коллег «New Look», сыгравших существенную роль в подъеме когнитивной психологии.Брунер и Гудман (1947) сообщили, что монеты воспринимались или запоминались как имеющие разные размеры в зависимости от экономического статуса человека, производящего восприятие, в то время как Брунер и Постман (1949) показали эффекты ошибки и ожидания, обусловленные предшествующим опытом и пониманием колоды монет. играя в карты. Брунер (1990) с тех пор дистанцировался от вычислительного понимания разума, которое частично развилось из этого направления работы по восприятию, но утверждает, что понимание роли значения в психологии жизненно важно, если мы хотим продвигать науку, продвигая теорию. смысла как культурно разыгрываемого, но все же составляющего познавательную деятельность.

Классическая работа Treisman (1960), все еще цитируемая во вводных текстах по когнитивной психологии, иллюстрирует, как внимание людей часто перемещается плавно в зависимости от значения стимулов, которым они подвергаются, а не конкретного сенсорного канала, на котором они должны были чтобы сосредоточиться. В то время как такие исследования, как New Look и эксперименты с вниманием, показали, что значение стимулов имеет значение для так называемых «низкоуровневых» аспектов познания, десятилетия исследований были начаты, когда Уэйсон (1971) показал, что это влияет и на рассуждение.Люди делают разные выводы в зависимости от того, был ли материал, с которым они работали, значимым для них — соответствовали ли материалы общему восприятию мира человеком — или были ли они абстрактными и надуманными.

Возможно, более конкретно то, что исследование опыта участников психологического исследования само по себе подчеркивает силу очевидного значения ситуации для поведения людей. Начиная с исследования характеристик спроса Орном (1962), мы были внимательны к тому факту, что участники, интерпретирующие эксперимент как проверку определенной гипотезы, склонны искажать свое поведение (намеренно или неосознанно), чтобы поддержать или опровергнуть предполагаемую гипотезу.Орн (1973) утверждал, что люди реагируют на «тотальную экспериментальную ситуацию» и что необходимо предпринять ряд шагов, чтобы справиться с довольно целостной природой среды, влияющей на людей. Сама работа Орна развивалась в контексте растущего дисциплинарного признания того, что стимулирующие материалы были лишь частью картины в понимании поведения в психологических экспериментах.

Розенберг (1969) сообщил о трех условиях исследования, в котором участников спрашивали, насколько им нравятся или не нравятся различные изображенные на фотографиях люди.Обе группы были проинформированы о том, что прошлые исследования показали, что реакция симпатии-антипатии к незнакомцам коррелирует со зрелостью. Одной группе сказали, что психологически зрелые и здоровые люди проявляют большую симпатию к незнакомцам, чем незрелые, и им дали сфабрикованные цитаты из журнальных статей. Другой экспериментальной группе сказали обратное: исследования показали, что незрелость связана с большей симпатией к незнакомцам, и цитировались сфабрикованные журнальные статьи. Обе группы, однако, были проинформированы о том, что они не собираются принимать участие в исследовании симпатий и антипатий к изображениям незнакомцев, а оценивают изображения незнакомцев для создания стандартизированного списка фотографий.Участники полагали, что эти фотографии будут использованы в будущих исследованиях для решения задачи «нравится-антипатия». Неудивительно, что между группами были существенные различия, но очевидная манипуляция здесь не полная. Работа Розенберга — яркая иллюстрация опасений, связанных с оценкой, которые могут влиять на экспериментальную реакцию. Однако Розенберг также включил контрольную группу, не имеющую информации о зрелости и симпатиях. Результаты показали, что участники мужского пола в этом нейтральном состоянии контекста оценили мужские изображения намного ниже, чем обе экспериментальные группы.Они даже оценили изображения значительно ниже, чем группа, которая была проинформирована о том, что более низкие оценки связаны со зрелостью.

Эффекты ожидания, социальной желательности и спроса в рамках психологического исследования — все это указывает на то, что то, что делают участники, не наивно фиксируется явными инструкциями, предоставляемыми им, но сильно переплетается со смыслом контекста в целом. Средний ответ на данную задачу или стимул — это результат не одного набора инструкций по исправлению ошибок, а разнообразной ситуации в лаборатории.

Говоря более тонко, работа Галлахера и Марселя (1999) с пациентами с диспраксией показывает, как их выполнение заданной задачи существенно зависит от ее значимости. Очень похожие телесные движения, которые трудно или невозможны для пациента при клинической оценке, могут выполняться относительно плавно и эффективно в ситуациях, когда контекст более значим для них. Поднять цилиндрический предмет со стола может быть непросто, но выпить воды из стакана несложно.Дотронуться до носа по требованию может быть сложно, но вернуть очки на место можно без паузы для размышлений.

Совсем недавно мы наблюдали новый всплеск интереса к контексту, и то, как он определяется не только условиями экспериментатора, но и общей ситуацией, включающей мысли, чувства и поведение конкретного человека в определенное время ( Barrett et al., 2010, 2011; Schwarz, 2010). Опыт участников и значение ситуации для них снова признаются, и им отводится центральная роль в том, как мы рассматриваем их поведение.Если мы должны адекватно понимать, что делает человек, как следует из понимания, мы не можем просто исследовать «входные данные», используемые стимулы, формулировку инструкций или логические детали задачи, которой был занят этот человек. Обоснованность наших мер определяется ситуацией в целом и должна рассматриваться в контексте этой ситуации в целом, включая их собственный опыт в ней. Хотя нет никаких заявлений о том, что это , а все имеют значение, это один из аспектов сложности лабораторной ситуации, влияющий на ценность и изменчивость измерений, выполненных в этой ситуации, и который следует учитывать при контроле за достоверностью результатов. эти измерения в репликациях.

Несколько связанных направлений теоретической и эмпирической работы разделяют эту озабоченность с опытом. Однако они, как правило, различаются в плане описания отношений между опытом и поведением (Thompson, 2007; Di Paolo, 2009; Shapiro, 2010; Wilson and Golonka, 2013), хотя в большинстве случаев особенности этих отношений остаются нездоровыми. определенный.

Таким образом, в истории экспериментальной психологии есть длинные нити исследований, в том числе многие из них, которые стали все более влиятельными в последние годы, которые дают веские основания для включения некоторого описания опыта участников эксперимента в наш анализ и интерпретацию эксперимента. данные (или, по крайней мере, некоторые аспекты данных).Однако против этой тенденции выступают тенденции с еще более длительной историей в рамках дисциплины, указывающие на слабые и ненадежные характеристики людей, описывающих свои собственные мысли и поведение.

Веские причины не доверять экспериментальным сообщениям

Хотя очевидно, что опыт людей имеет значение для их поведения, более чем столетние исследования показали нам, что трудно понять, насколько имеет значение . В основе научной психологии лежало изучение сознания в тот период, когда были основаны все ее основные институты.Однако несколько десятилетий анализа опыта прекратились из-за трудностей с самоанализом. Трудности совместного анализа, проблемы независимого тестирования и существование неопровержимых утверждений — все это делало сознание проблематичным понятием для растущей науки (Watson, 1913; Fancher, 1996; Richards, 2002).

Опыт был маргинализирован большинством форм бихевиористской психологии, которая доминировала в исследованиях в середине двадцатого века.Когда в последние десятилетия интерес снова возник, большая часть исследований показала, что то, какое влияние значение ситуации может иметь на поведение участников, может происходить без их осознания. Таким образом, люди плохо описывают собственное поведение или его причины. Возможно, наиболее известным является обзор Нисбетта и Уилсона (1977), подтверждающий идею о том, что люди практически не имеют представления о причинах и влиянии на их собственное поведение. их действия.Мало того, что нам кажется, что мы неточно ощущаем причины наших действий, мы счастливы придумывать причины или объяснения, которые мало связаны с тем, что это за реальное влияние.

Классическая работа Йоханссона и др. (2005) о «слепоте выбора», недавняя недавно проиллюстрировавшая, насколько быстро мы можем производить такие смешения. Когда участников попросили выбрать более привлекательную из двух фотографий, а затем попросили объяснить свое решение после того, как им передали неправильную фотографию , они все же предложили причины, некоторые из которых упомянули уникальные аспекты новой (невыбранной) фотографии.Более поздняя работа показала, что эти конфабулированные оправдания событий нечувствительны к тому, что произошло на самом деле (Johansson et al., 2006).

Соответственно, работа Марселя (1993) о множественных способах реакции указывает на то, что мы можем одновременно осознавать стимул в одной модальности реакции, но не в другой. То есть, если попросить произнести ответ или нажать кнопку, один и тот же стимул может одновременно присутствовать в опыте человека, а не в его опыте. Опыт, каким бы он ни был, нельзя понимать как единый простой поток мыслей, тесно связанный с нашим поведением (Dennett, 1991).

Работа в области нейробиологии зрения, кажется, усугубляет это различие между опытом и действием посредством идентификации двух, по-видимому, совершенно разных потоков обработки изображений в мозгу (Milner and Goodale, 1995; Goodale and Milner, 2005). Один из них, спинной поток, кажется, специализируется на координации зрительно-моторных действий, позволяя человеку эффективно взаимодействовать с объектами с помощью визуальных сигналов. Другой, вентральный поток, по-видимому, обрабатывает визуальное восприятие объектов, имея дело с распознаванием и именованием объектов.Различные формы так называемого «слепого видения» иллюстрируют диссоциацию между этими двумя потоками, когда опыт человека может частично или резко нарушиться, в то время как его действия остаются эффективными (Milner and Goodale, 1995).

Постоянная тенденция во всех исследованиях сознания и поведения состоит в том, что связь между этими двумя аспектами психологии не является прямой. Понимание этих отношений не будет происходить из случайного самоанализа или прямого понимания людей, сообщающих о том, что они думают.В существующих исследованиях тенденция состоит в том, чтобы изучить осведомленность людей о своих действиях, причинах этих действий или, в случае подобных работ Марселя, их реакции на минимально значимые стимулы, то есть изображения или звуки, которые имеют значение только для человека. участник в рамках исследовательской задачи. В этой степени исследование было сосредоточено либо на уже концептуализированном, обдуманном опыте человека — его метакогнитивном осознании своих мыслей и действий — , либо на задачах, которые лишены значимого для людей контекста и, следовательно, не легко вписываются в их нормальную жизнь. диапазон поведения или их нормальный опыт.

Недавний рост интереса к контексту, опыту и значению, отмеченный выше (см., Например, Varela et al., 1991; Lutz, 2007; Barrett et al., 2010; Mesquita, 2010; Schwarz, 2010; Froese et al., 2011a, b) подверг критике такие предварительно интерпретированные данные. Хотя мы должны явно опасаться утверждений об их опыте и их поведении, которые мы получаем от наших участников, все же может быть важная информация, которую мы должны собрать от них о самом опыте. Эти недавние тенденции склоняются к включению анализа некоторой формы «сырого» опыта в интерпретацию поведенческих данных и, возможно, исследования изменчивости этих данных.Существующие исследования показывают, что существует сильная взаимосвязь между опытом участников, тем, что для них означает ситуация, и их поведением. Столь же ясно, что эти отношения, однако, сильные, но сложные. Нет тесной связи между тем, как человек переживает ситуацию или стимул, и подробными деталями его поведения в ответ.

То, что существующие исследования оставляют нас в таком замешательстве, предполагает, что способ, которым мы собирали данные, касающиеся опыта, ограничен и что требуются другие методы.Мы должны проявлять осторожность и учитывать нюансы при сборе и интерпретации экспериментальных отчетов. Хотя люди могут плохо объяснять свои действия, их отчеты о том, что они испытали, тем не менее могут содержать ценную информацию для исследователей-психологов. За последние два десятилетия был разработан ряд различных методов исследования, которые могут улучшить ситуацию. Мы утверждаем, что, хотя эти методы, безусловно, продвигают науку о взаимосвязи между опытом и действием и, следовательно, могут помочь исследовать некоторые вопросы, касающиеся изменчивости поведения на основе значения лабораторной ситуации для участника, остается место для уточнения. .

Новые методы изучения опыта: широкий и узкий подходы

Различные подходы к изучению опыта связаны с разными уровнями анализа, временными рамками измерения и качеством информации о деятельности человека во время изучения опыта . Некоторые методы, которые мы здесь будем называть « широкими » подходами к опыту, собирают отчеты или наблюдения таким образом, который предполагает меньшую структуру или обсуждение деятельности, которой человек занимается в данный момент, но имеет тенденцию к максимальному увеличению диапазона возможные ответные меры и часто учитываются в экологически значимых мероприятиях.

Примерами таких широких подходов являются наиболее стандартные методы качественного исследования в психологии, такие как интервью или фокус-группы (Banister, 2011), восходящие исследования интерпретативного феноменологического анализа (Reid et al., 2005; Palmer et al., 2010) и описательной выборки опыта (DES; Hurlburt and Heavey, 2002; Hurlburt et al., 2002; Hurlburt and Akhter, 2006) с его рандомизированным запуском интроспективных эпизодов.

Широкие подходы собирают менее ограниченную информацию и тем самым позволяют более широко исследовать возможные вопросы исследования.Хотя с помощью этих методов можно исследовать взаимосвязь между опытом и действиями, это, как правило, дает изображение высокого уровня с низким разрешением. Такой анализ полезен, поскольку указывает нам направление более конкретных исследовательских вопросов и определяет более широкие закономерности, которые трудно, а то и невозможно увидеть, используя более узконаправленные методы.

Интервью и фокус-группы, например, позволяют нам изучить представления людей о том, что они делают, или то, как они понимают ситуацию, в которой они оказались (Banister, 2011).Когда понимание участников является нашим ключевым моментом, это действительно так. Однако там, где мы заинтересованы в понимании специфики взаимосвязи между действиями и поведением, вещи ломаются, как показала классическая работа по этому вопросу в экспериментальных исследованиях.

Интерпретативный феноменологический анализ (IPA) скромен по своим целям, поскольку он избегает заявлений о предоставлении фактов или непредвзятых данных, но отмечает, что большинство людей не наивны в своем опыте — они являются экспертами или, по крайней мере, знакомы с типами ситуаций. в которых они обычно оказываются (Reid et al., 2005). В сотрудничестве с исследователем люди могут размышлять и интерпретировать свой опыт, используя все богатство истории и контекста, которые они привносят в ситуацию, что позволяет исследовать определенные виды отношений, недоступные для многих других основных исследовательских методов. Данные, обычно собираемые для IPA, представляют собой стенограммы интервью, и как таковые зависят от воспоминаний участников об исследуемом событии или событиях. В тех случаях, когда представляет интерес конкретная связь опыта и поведения, существуют довольно жесткие ограничения на то, какой вид понимания может позволить эта форма анализа.

Описательная выборка опыта направлена ​​на получение доступа к «первозданному» опыту (Hurlburt and Akhter, 2006), меньше полагаясь на ретроспективные отчеты опыта, больше на заметки и записанные комментарии, сделанные в моменты, непосредственно следующие за мгновением опыта, с подсказкой с помощью звукового сигнала. устройство или аналогичный триггер. Первозданный характер опыта — то, что он находится в потоке естественной активности человека, взятый без особого предупреждения случайным триггером — лежит в основе предполагаемого использования метода.Случайная выборка и неконтролируемый характер окружающей среды означают, что возможность ассоциировать переживания с определенным поведением снова ограничена (хотя и не исключена полностью, см. Hurlburt et al., 2002).

Широкие подходы к изучению опыта открыты для потока опыта и поведения в рамках естественной деятельности. В подходах, которые являются как качественными, так и смешанными методами, эти методы применялись в таких областях, как сестринское дело (например, Traylen, неопубликованная докторская диссертация), образование (e.г., Onwuegbuzie et al., 2007; Palak and Walls, 2009), антропологии (например, Killick, 1998), а также психологии (например, Hurlburt and Akhter, 2006). Они предлагают полезную информацию о взаимосвязи между опытом и поведением и могут использоваться для помощи в структурировании последовательных исследовательских проектов с использованием смешанных методов, в которых концепции и опыт отбираются в экологически богатых условиях, а затем определяются переменные для более тщательного изучения в лабораторных экспериментах. Однако для более детального изучения конкретной изменчивости поведения в этих экспериментах эти подходы имеют тенденцию быть слишком широкими, исследуя слишком длинные временные рамки, чтобы адекватно отразить опыт в той степени анализа, в которой измеряется поведение.

«Узкие» подходы, с другой стороны, больше сосредотачиваются на уровне сиюминутного опыта и сиюминутного поведения. В некотором смысле вся область психофизики существует на этом уровне анализа, очень давнего и хорошо отлаженного исследования взаимосвязи между физическими стимулами и их восприятием человеком. В некоторой степени связанный, но отчетливый прецедент в методологической литературе — это систематическое наблюдение (Hintze et al., 2002; Podsakoff et al., 2003).Систематическое наблюдение, имеющее долгую историю в различных дисциплинах, четко определяет интересующее поведение заранее и наблюдает за ними (и только за ними) в естественных условиях. Таким образом, он представляет собой более сфокусированную форму наблюдения, чем «широкие» подходы, описанные выше. Однако метод, как правило, не включает выборку опыта участников или осведомленности об их окружении в момент интереса, а измерения поведения, хотя и являются конкретными, обычно более грубые, чем это было бы обычно в контролируемых экспериментах (хотя это может измениться. по мере развития технологий).

В данной статье нас особенно интересуют отношения между опытом и поведением и то, как вариативность опыта может быть использована для лучшего понимания изменчивости измеряемого поведения. Для этой цели мы находим два возможных подхода в недавно разработанных методах сбора детализированных экспериментальных данных: нейрофеноменология (Varela, 1999; Lutz and Thompson, 2003; Thompson et al., 2005) и собеседование с выявлением (Petitmengin, 2006; Petitmengin et al.). др., 2013).

И нейрофеноменология, и собеседование с целью выявления подразумевают довольно существенный контроль над окружающей средой, в которой собираются эти данные.В случае нейрофеноменологии исследование проводится в лаборатории нейробиологии, обычно с записью ЭЭГ, и включает в себя тщательное обучение участников феноменологическим интроспективным методам (то есть интроспекции, которая пытается избежать концептуализации опыта, но проанализировать его и сообщить о нем. как можно ближе к атеоретической манере). Таким образом, нейрофеноменология является примером подхода, основанного на смешанных методах (Tashakkori and Teddlie, 2010; Creswell and Plano Clark, 2011), стремящимся к калибровке количественных показателей с качественными отчетами.Вызывающее интервью аналогичным образом проводится в контролируемой обстановке, но в этом случае участник не обучается интроспекции, а опрашивается специалистом таким образом, чтобы вызвать переживание определенного момента, в отличие от некоторого конкретного понимания post hoc . того момента.

Нейрофеноменология и собеседование на основе лабораторных исследований дают возможность связать опыт с надежно и точно измеряемым поведением. Они предоставляют возможность высокого разрешения исследования взаимосвязи между опытом и действием.Конечно, они не лишены недостатков.

Нейрофеноменология требует обучения участников конкретным связанным интроспективным техникам и тем самым изменяет сам опыт, который мы изучаем. Лутц и Томпсон (2003) утверждают, что это не серьезная проблема, но не предлагают полного объяснения того, почему. Хотя вполне возможно, что приход к пониманию опыта обязательно его изменит, мы утверждаем, что все же следует изучить методы, которые могли бы предоставить нам наивные или нерефлексивные отчеты об опыте.Мы не возражаем против нейрофеноменологии, но просто отмечаем, что еще могут быть полезные экспериментальные данные, которые нужно собрать от участников, чьи отчеты не были предварительно дисциплинированы обучением, которое они получили. Нейрофеноменология — это один из доступных нам инструментов, мы отмечаем, что другие еще нужны.

Интервью с целью выявления имеет целью предоставить именно такие наивные данные, и в этом мы видим реальные перспективы, но два аспекта метода подразумевают ограничения, которые могут по-прежнему оставлять нам важную методологическую слепую зону.

Совместно построенная природа процесса интервью — это один из моментов для рассмотрения, мы остро осознаем, как мы уже знаем, с какой легкостью создаются очевидно конфабулированные ответы на отчеты об опыте. Хотя сторонники метода извлекающего интервью решительно утверждают, что должным образом опытный интервьюер не навязывает конкретных описаний и не подсказывает выдуманные отчеты от своих интервьюируемых (Petitmengin, 2006), мы все же должны действовать осторожно. Это означает, что подход, требующий исключительной дисциплины со стороны интервьюера и значительного времени для его проведения (часто от получаса до часа на интервью), все же следует использовать с осторожностью.Такие прагматические соображения не должны мешать нам заниматься хорошей наукой, но, тем не менее, они побуждают нас полностью осознавать диапазон доступных вариантов.

Более важным для наших текущих целей является стандартная направленность собеседования по выявлению: повторное воскрешение определенного момента опыта, как бы мгновение, в течение которого было принято решение, или ответ на вопрос как таковой. пришло в голову интервьюируемого. Техника интервью возвращает участника к этому моменту, как если бы он был таким же реальным и богатым, как и его ближайшее окружение.Таким образом, заново переживая предыдущий опыт, его можно исследовать в мельчайших деталях. Однако при этом временные отношения между событием и последующим обсуждением нарушаются. В недавнем исследовании Petitmengin et al. (2013), посвященном задаче «слепота выбора» (Johansson et al., 2005, 2006), например, некоторые участники выполнили выбор фотографии и объяснение в обычном темпе с отчетами о принятом решении. происходит между 5 с и 1 мин после выбора. Интервью с целью извлечения информации включало период от 30 до 45 минут после принятия решения, прежде чем повторно представить фотографию и вызвать объяснение.Весьма вероятно, что сбор систематических отчетов об опыте любого рода будет включать прерывание потока поведения в рамках задачи в той или иной форме. Однако мы утверждаем, что более скромные перерывы должны быть более привлекательными, и, где это возможно, временные измерения задачи должны быть тщательно сбалансированы между группами участников. Однако более важна возможность использования нескольких точек отбора проб в ходе выполнения задачи. В тех случаях, когда высокоспециализированные методы, такие как собеседование с целью выявления фактов, обеспечивают детальное изучение одного момента, существует не только возможность, но и некоторые наводящие на размышления свидетельства множественных потоков опыта, множественных ритмов внимания или эндогенной чувствительности к различным аспектам окружающей среды. в разных временных масштабах (Варела и др., 1981; Дональд, 2001; Busch et al., 2009). То есть наш опыт — это не просто набор бусинок, но и множество темпов и течений, для наблюдения которых потребуется многократная выборка, форма повторного зондирования, которую подобные собеседования с выявлением делают невозможной.

Поэтому мы утверждаем, что есть место между широкой и узкой формами исследования опыта для набора промежуточных методов. Этот промежуточный диапазон больше привязан к зарегистрированным событиям и действиям, чем к широким подходам.Такой подход позволит использовать его в контролируемых средах и, таким образом, предлагает многообещающий сбор данных, относящихся к исследованию изменчивого поведения в контролируемых условиях. Однако этот подход будет менее тесно связан с конкретными стимулами или моментами опыта, чем более узкие подходы. Значимость действий следует отбирать в этом промежуточном диапазоне, где мы можем найти образцы поведения, а не отдельные события, и темы опыта, а не мелкие детали.Вместо быстрой, очень короткой продолжительности большинства нейронных событий, измеряемой и используемой в нейрофеноменологии, мы могли бы исследовать более медленную, десятки секунд или минут, в обычных поведенческих условиях. Учитывая историю исследований связей между опытом и поведением, мы можем ожидать, что отношения между выбранным опытом и поведением потребуют такого рода повторной выборки, чтобы вариативность поведения могла быть откалибрована с учетом вариативности опыта, а не пытаться зафиксировать что-то фиксированное в любой.

Предложение промежуточного уровня анализа

Хотя зависимости поведения от множества контекстных факторов нарушаются в лабораторных экспериментах, это компромисс, принятый в целях максимальной коммуникативности (через стандартизованные значения терминов и процедур), а также воспроизводимости [вопрос, вызывающий некоторую озабоченность у исследователей в настоящее время (Koole and Lakens, 2012; Nosek et al., 2012; Open Science Collaboration, 2012, 2015; Ritchie et al., 2012; Roediger, 2012)].

Давние споры о ценности лабораторных и полевых исследований, по сути, являются профессиональным контролем за этим компромиссом, упражнением в поддержании точки зрения на взаимодополняющие ценности различных форм сбора данных и усилиями по постоянному совершенствованию и совершенствованию наших методов. Сбор отчетов об опыте участников не является исключением из этого вопроса, с более широкими подходами, служащими более глубокому пониманию контекста, в то время как более узконаправленные методы предлагают более детальные отчеты о более точно ограниченных явлениях.Широкие подходы исследуют общие отношения и опыт человека на концептуальном уровне, который соответствует пониманию этого человека своей ситуации и действий, но делает конкретную ссылку на конкретный опыт и поведение сложной задачей. С другой стороны, узкие подходы могут фактически заглушать сигнал о взаимосвязи между опытом и поведением шумом мгновенного потока сознания, большая часть которого не имеет отношения к тонкостям телесных действий (Aglioti et al., 1995; Милнер и Гудейл, 1995). Если смысл ситуации (как предполагают такие, как Barrett et al., 2010), а не цепочки отдельных стимулов, являются частью того, что имеет значение для структурирования поведения, и изменчивость измерений вокруг среднего значения для данного поведенческой переменной, то по крайней мере некоторые из используемых нами разнообразных методов должны быть откалиброваны в соответствующем масштабе.

Не зная, какие эмпирические данные наиболее важны для лучшего понимания поведения, разумный курс действий состоит в том, чтобы делать выборки широко и часто, но в обстановке, где поведение достаточно надежно, чтобы поддерживать тонкие отношения стабильными (или настолько стабильными, насколько это возможно). .Мы предлагаем форму контролируемой выборки описательного опыта («C-DES»), при которой интроспективные моменты запускаются, как в стандартном DES — без предварительного предупреждения участника, возможно, посредством звукового сигнала или вспышки. Участники могут понять, что эти триггеры случайны, но на самом деле они не обязательно должны быть случайными. Описания могут быть краткими, чтобы можно было использовать несколько таких выборок во время одной задачи или события, в зависимости от ситуации. Кроме того, чисто словесные описания стандартного DES также могут быть дополнены простой видеозаписью невербального поведения, такого как моргания, движения глаз или других, возможно, едва уловимых аспектов поведения участника, предлагая более богатый интерпретирующий контекст для содержания отчеты (Olivares et al., 2015).

В качестве иллюстрации: «Задача по азартным играм в Айове» (Bechara et al., 1994) — это часто используемое лабораторное мероприятие, проводимое для оценки чувствительности участников к определенным видам последствий или для исследования характеристик черт, таких как импульсивность или исполнительный контроль. Иногда к задаче добавляются вопросы к участникам об их знаниях о различных компонентах, чтобы увидеть, как это меняется в ходе выполнения задания. То, какова взаимосвязь между знаниями участников и их поведением в ходе выполнения задачи, является несколько проблематичным, но C-DES избавит от необходимости для участника вообще понимать задачу или сообщать о своих знаниях.Скорее, путем выборки того, что им было известно либо в ключевые моменты, либо через регулярные промежутки времени в ходе выполнения задачи, исследователи могли бы исследовать эту взаимосвязь, не полагаясь на понимание участников.

Хотя это противоречит стандартному использованию DES, для которого жизненно важна натуралистическая деятельность, сохраняются многие сильные стороны подхода (отсутствие предварительной спецификации или прайминга поведения или момента для самоанализа, натуралистическое описание опыта с помощью участников).Таким образом, эти сильные стороны могут быть использованы для понимания опыта людей в лаборатории во время выполнения лабораторных заданий и обеспечить одну из нескольких точек зрения, с которых мы сможем лучше понять, что люди делают и как они это делают. .

Без исследования мы не узнаем, какой опыт будет актуальным. История ясно показывает, что интроспективные объяснения поведения — это не те данные, которые мы ищем, но существует множество других вариантов, доступных во многих временных масштабах.Сенсорные переживания, физиологические ритмы и реакции, эмоции, настроения, культурно значимые распорядки — все это и многое другое проявляется в описании людьми своего опыта. В то время как давно выработанные привычки могут в первую очередь формировать поведение на уровне сиюминутных подробностей, опыт вместо этого может сочетаться с действием на уровне «молярного поведения» (Barker, 1968).

Это означает, что переживание может быть не потоком отдельных моментов в непрерывном накоплении, а общим осознанием ситуации, в которой различаются различные отношения — событие не просто происходит в каком-то психологическом «сейчас», но рано или поздно. поздно в пределах общего ожидания или понимания обстановки.Многолетняя (но малоизвестная) работа показывает, что люди очень чувствительны к установившимся образцам поведения или ожидаемой рутине, присутствующей в данной физической или социальной обстановке (Barker, 1968; Schoggen, 1989; Heft, 2001, 2003, 2007; см. Также Heft. et al., 2014, о недавнем исследовании способности людей распознавать условия с очень ограниченной информацией). Работа Mesquita (2010) и Barrett et al. (2011, 2014) продемонстрировали аналогичный ситуативный характер эмоциональных реакций людей.

В более контролируемой форме DES исследование сознательного понимания может оставаться открытым и в значительной степени неструктурированным. Участники могут свободно описывать свой опыт в знакомых и удобных терминах, которые могут быть объяснены в разговоре с экспериментатором сразу или позже, после выполнения самой экспериментальной задачи. В основном стандартные принципы DES, изложенные Hurlburt et al. (2002) применяются. Время между отчетом об опыте и исследованием в сотрудничестве с исследователем очень короткое.Моменты переживания четко определены (с помощью тона или другого триггера). Используются различные методы собеседования, чтобы обеспечить четкое различие между самим переживанием и любой попыткой его объяснить.

Кроме того, однако, учитывая, что первоначальные исследования опыта могут быть краткими (или варьироваться по продолжительности в зависимости от целей исследования), сохраняется возможность множественных выборок в течение одного экспериментального сеанса. Интервалы между выборками можно использовать как средство исследования временных аспектов опыта, его ритмов и периодических вариаций.

Использование несреднего для калибровки среднего (и наоборот)

Пристальное внимание к средним значениям в качестве обобщений наборов данных — это практика, которая зависит от множества исходных теоретических предположений. Спилман и МакГанн (2013) выразили обеспокоенность (часто отмечаемую на курсах по статистике, но редко применяемую на практике), что эти предположения обычно не подвергаются сомнению и часто необоснованны. Хотя существуют некоторые методы отчетности и анализа, которые могут помочь контекстуализировать среднее значение в математических или статистических терминах, и мы поддерживаем призывы к стандартизации таких методов (например, Doherty et al., 2013), не менее важно исследовать психологический, а не только статистический контекст собираемых данных.

В этой статье мы утверждали, что есть веские причины уделять больше внимания, чем обычно, опыту участника в строгих лабораторных экспериментах. Очевидно, что существует связь между опытом участников в данной ситуации и их поведением в этой ситуации, но эти отношения не просты. Достоверность наших мер и, соответственно, наше понимание их вариаций должны быть достигнуты путем согласования нескольких источников знаний о человеке и его действиях в данной обстановке.Однако экспериментальные данные, с которыми сложно работать, должны сыграть определенную роль в процессе проверки и калибровки (Froese et al., 2011a).

То, что мы назвали «широким» подходом к такому сбору экспериментальных данных, не дает нам поведенческих данных на уровне детализации, который нам необходим для проведения этой калибровки. И наоборот, подходы, которые мы назвали «узкими», мы предлагаем: слишком узкие, узкие. Хотя они позволяют собирать конкретные поведенческие данные, предварительно сфокусированный характер их выборки опыта навязывает ожидания или предварительное понимание видов опыта, который нам необходимо исследовать, и включает предположения о сиюминутной природе этих переживаний, которые не подходят для наших текущие уровни понимания (или, точнее, невежества) об отношениях поведения и опыта, особенно о различных временных масштабах различных явлений сознания.

Мы предполагаем, что C-DES — это метод сбора данных, идеальный для тех видов дисциплинированных исследовательских исследований, которые необходимы для адекватного наблюдения за взаимосвязью между опытом и поведением. Чтобы определить, в какой степени вычисленное среднее значение действительно имеет значение для того, что делают люди, и как уточнить достоверность того, что оно измеряет, нам нужен уровень описания и анализа экспериментальных данных, который обычно не используется — тот, который носит исследовательский характер. и потенциально широкомасштабный, но вызываемый в контролируемой управляемой ситуации, такой как лабораторный эксперимент.Парное исследование контролируемого поведения по-прежнему предлагает нам средства понимания и интерпретации описаний переживаний, полученных в ходе этого процесса. Подтверждение среднего и бессмысленного — это двусторонние отношения, достигаемые не посредством единственного идеального исследования, а посредством длительного процесса переговоров в нескольких исследованиях с использованием нескольких методов.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Выражение признательности

Работа, представленная в этой статье, является частью докторантуры А.А., проводимой под руководством MG.

Ссылки

  • Аглиоти С., Де Соуза Дж. Ф., Гудейл М. А. (1995). Иллюзии контрастности размера обманывают глаз, но не руку. Curr. Биол. 5 679–685. 10.1016 / S0960-9822 (95) 00133-3 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Банистер П. (2011). Качественные методы в психологии: Руководство исследования. Лондон: Макгроу-Хилл. [Google Scholar]
  • Баркер Р. Г. (1968). Экологическая психология: концепции и методы изучения среды человеческого поведения. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета. [Google Scholar]
  • Барретт Л. Ф., Мескита Б., Гендрон М. (2011). Контекст в восприятии эмоций. Curr. Реж. Psychol. Sci. 20 286–290. 10.1177 / 0963721411422522 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барретт Л. Ф., Мескита Б., Смит Э. Р. (2010). «Принцип контекста» в Разум в контексте , 1-е изд., Ред. Мескита Б., Барретт Л. Ф., Смит Э. Р. (Лондон: Guilford Press;). [Google Scholar]
  • Барретт Л. Ф., Уилсон-Менденхолл К. Д., Барсалу Л. В. (2014). «Теория концептуального акта: дорожная карта», в Психологическая конструкция эмоций , ред. Барретт Л.Ф., Рассел Дж. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guildford Press;). [Google Scholar]
  • Бехара А., Дамасио А. Р., Дамасио Х., Андерсон С. В. (1994). Нечувствительность к будущим последствиям повреждения префронтальной коры головного мозга человека. Познание 50 7–15. 10.1016 / 0010-0277 (94) -3 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bruner J. (1990). Деяния смысла. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. [Google Scholar]
  • Брунер Дж. С., Гудман К. С. (1947). Ценность и потребность как организующие факторы восприятия. J. Abnorm. Soc. Psychol. 42 33–44. 10.1037 / h0058484 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Брунер Дж. С., Почтальон Л. (1949). О восприятии несовместимости: парадигма. J. Pers. 18 206–223. 10.1111 / j.1467-6494.1949.tb01241.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Busch N.A., Dubois J., VanRullen R. (2009). Фаза текущих колебаний ЭЭГ предсказывает зрительное восприятие. J. Neurosci. 29 7869–7876. 10.1523 / JNEUROSCI.0113-09.2009 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Creswell J.В., Плано Кларк В. Л. (2011). Разработка и проведение исследований смешанными методами. Лондон: Мудрец. [Google Scholar]
  • Деннет Д. К. (1991). Сознание объяснено. Лондон: Пингвин. [Google Scholar]
  • Ди Паоло Э. (2009). Продленная жизнь. Топои 28 год 9–21. 10.1007 / s11245-008-9042-3 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Доэрти М. Э., Шемберг К. М., Андерсон Р. Б., Твени Р. Д. (2013). Изучение необъяснимых вариаций. Theory Psychol. 23 81–97.[Google Scholar]
  • Дональд М. (2001). Разум настолько редок. Лондон: Нортон. [Google Scholar]
  • Fancher R. (1996). Пионеры психологии , 3-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: W. W. Norton & Co. [Google Scholar]
  • Froese T., Gould C., Barrett A. (2011a). Пересмотр изнутри: комментарий к методам от первого и второго лица в науке о сознании. Конструкт. Нашел. 6 254–269. [Google Scholar]
  • Froese T., Gould C., Seth A.К. (2011b). Проверка и калибровка методов от первого и второго лица в науке о сознании. J. Сознание. Stud. 18 38–64. [Google Scholar]
  • Галлахер С., Марсель А. Дж. (1999). Я в контекстуализированном действии. J. Сознание. Stud. 6 4–30. [Google Scholar]
  • Гудейл М. А., Милнер А. Д. (2005). Незримое зрение: исследование сознательного и бессознательного видения. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Heft H.(2001). Экологическая психология в контексте: Джеймс Гибсон, Роджер Баркер и наследие радикального эмпиризма Уильяма Джеймса , 1-е изд. Лондон: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс. [Google Scholar]
  • Heft H. (2003). Возможности, динамичный опыт и проблема овеществления. Ecol. Psychol. 15 149–180. 10.1207 / S15326969ECO1502_4 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Heft H. (2007). Социальная конституция взаимодействия воспринимающего и окружающей среды. Ecol. Psychol. 19 85–105. 10.1080 / 10407410701331934 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Heft H., Hoch J., Edmunds T., Weeks J. (2014). Можно ли определить идентичность поведенческой установки через паттерны совместных действий? Исследование восприятия места. Behav. Sci. 4 371–393. 10.3390 / bs4040371 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хинтце Дж. М., Вольпе Р. Дж., Шапиро Э. С. (2002). «Лучшие практики систематического прямого наблюдения за поведением студентов», в Лучшие практики в школьной психологии IV Vol.2 редакторы Томас А., Граймс Дж. (Бетезда, Мэриленд: Национальная ассоциация школьных психологов;), 993–1006. [Google Scholar]
  • Херлбурт Р. Т., Ахтер С. А. (2006). Описательный метод выборки опыта. Phenom. Cogn. Sci. 5 271–301. 10.1007 / s11097-006-9024-0 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hurlburt R. T., Heavey C. L. (2002). Надежность описательной выборки опыта между наблюдателями. Cogn. Ther. Res. 26 год 135–142. 10.1023 / A: 1013849922756 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hurlburt R.Т., Кох М., Хиви К. Л. (2002). Описательная выборка опыта демонстрирует связь мышления с внешне наблюдаемым поведением. Cogn. Ther. Res. 26 год 117–134. 10.1023 / A: 1013849922756 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Йоханссон П., Холл Л., Сикстрём С., Олссон А. (2005). Неспособность обнаружить несоответствие между намерением и результатом в простой задаче принятия решения. Наука 310 116–119. 10.1126 / science.1111709 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Johansson P., Холл Л., Сикстрем С., Тэрнинг Б., Линд А. (2006). Как что-то можно сказать о том, чтобы сказать больше, чем мы можем знать: о слепоте выбора и самоанализе. Сознательное. Cogn. 15 673–692. 10.1016 / j.concog.2006.09.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Киллик Д. (1998). «О значении смешанных методов в изучении горнопромышленных сообществ», в Социальные подходы к промышленному прошлому: археология и антропология горного дела , ред. Кнапп А. Б., Пигготт В. К., Герберт Э.W. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley;), 279–290. [Google Scholar]
  • Куле С. Л., Лакенс Д. (2012). Поощрение репликаций — верный и простой способ улучшить психологическую науку. Перспектива. Psychol. Sci. 7 608–614. 10.1177 / 1745691612462586 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лутц А. (2007). Нейрофеноменология и изучение самосознания. Сознательное. Cogn. 16 765–767. 10.1016 / j.concog.2007.08.007 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lutz A., Томпсон Э. (2003). Нейрофеноменология, объединяющая субъективный опыт и динамику мозга в нейробиологии сознания. J. Сознание. Stud. 10 31–52. [Google Scholar]
  • Марсель А. Дж. (1993). «Проскальзывание единства сознания» в Экспериментальные и теоретические исследования сознания , ред. Рок Г. Р., Марш Дж. (Чичестер: Джон Уайли и сыновья;), 168–180. [Google Scholar]
  • Мескита Б. (2010). «Эмоции: контекстуализированный процесс», в Разум в контексте , 1-е изд., Ред. Мескита Б., Барретт Л. Ф., Смит Э. Р. (Лондон: Guilford Press;). [Google Scholar]
  • Милнер Д., Гудейл М. А. (1995). Визуальный мозг в действии. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Нисбетт Р. Э., Уилсон Т. Д. (1977). Рассказывать больше, чем мы можем знать: устные отчеты о психических процессах. Psychol. Ред. 84 231–259. 10.1037 / 0033-295X.84.3.231 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Носек Б. А., Спис Дж. Р., Мотил М. (2012). Научная утопия II. Реструктуризация стимулов и практики, чтобы продвигать правду над публикацией. Перспектива. Psychol. Sci. 7 615–631. 10.1177 / 1745691612459058 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Оливарес Ф. А., Варгас Э., Фуэнтес К., Мартинес-Перниа Д., Каналес-Джонсон А. (2015). Новый взгляд на нейрофеноменологию: методы от второго лица для изучения человеческого сознания. Фронт. Psychol. 6: 673 10.3389 / fpsyg.2015.00673 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Onwuegbuzie A. J., Witcher A. E., Collins K. M., Filer J. D., Wiedmaier C.Д., Мур С. В. (2007). Восприятие студентами характеристик эффективных преподавателей колледжа: исследование валидности формы оценки преподавания с использованием анализа смешанных методов. Am. Educ. Res. J. 44 год 113–160. 10.3102 / 0002831206298169 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Open Science Collaboration (2012). Открытые, широкомасштабные совместные усилия по оценке воспроизводимости психологической науки. Перспектива. Psychol. Sci. 7 657–660. 10.1177 / 1745691612462588 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Open Science Collaboration (2015).Оценка воспроизводимости психологической науки. Наука 349 aac4716. 10.1126 / science.aac4716 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Орн М. Т. (1962). О социальной психологии психологического эксперимента: с особым упором на характеристики спроса и их значение. Am. Psychol. 17 776–783. 10.1037 / h0043424 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Орн М. Т. (1973). «Коммуникация в общей экспериментальной ситуации: почему это важно, как это оценивается и его значение для экологической достоверности результатов», в Общение и влияние: язык и мысль (стр.xii, 200) , ред. Плинер П., Крамес Л., Аллоуэй Т. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press;). [Google Scholar]
  • Палак Д., Уоллс Р. Т. (2009). Убеждения учителей и технологические практики: смешанный подход. J. Res. Technol. Educ. 41 год 417–441. 10.1080 / 15391523.2009.10782537 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Палмер М., Ларкин М., де Виссер Р., Фадден Г. (2010). Разработка интерпретирующего феноменологического подхода к данным фокус-группы. Qual. Res. Psychol. 7 99–121.10.1080 / 14780880802513194 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Петитменгин К. (2006). Описание своего субъективного опыта во втором лице: метод интервью для науки о сознании. Phenom. Cogn. Sci. 5 229–269. 10.1007 / s11097-006-9022-2 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Петитменгин К., Ремильё А., Каур Б., Картер-Томас С. (2013). Пробел в выводах Нисбетта и Уилсона? Доступ от первого лица к нашим когнитивным процессам. Сознательное. Cogn. 22 654–669.10.1016 / j.concog.2013.02.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Подсакофф П. М., Маккензи С. Б., Ли Дж .-Й., Подсаков Н. П. (2003). Распространенные систематические ошибки в поведенческих исследованиях: критический обзор литературы и рекомендуемые средства правовой защиты. J. Appl. Psychol. 88 879–903. 10.1037 / 0021-9010.88.5.879 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Рид К., Флауэрс П., Ларкин М. (2005). Изучение жизненного опыта. Психолог 18 20–23. [Google Scholar]
  • Ричардс Г.(2002). Помещая психологию на ее место: критический исторический обзор. Лондон: Рутледж. [Google Scholar]
  • Ричи С. Дж., Вайзман Р., Френч К. С. (2012). Репликация, репликация, репликация. Психолог 25 346–348. [Google Scholar]
  • Рёдигер Х. Л. (2012). Беды психологии и частичное лекарство: ценность репликации. Наблюдатель APS 25: 9. [Google Scholar]
  • Розенберг С. (1969). «Условия и последствия задержания оценки» в Артефакт в поведенческих исследованиях , ред. Розенталь Р., Rosnow R. L. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press;), 279–349. [Google Scholar]
  • Schoggen P. (1989). Параметры поведения: пересмотр и расширение «Экологической психологии» Роджера Баркера. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета. [Google Scholar]
  • Schwarz N. (2010). «Значение в контексте: метакогнитивные переживания», в Разум в контексте , 1-е изд. редакторы Мескита Б., Барретт Л. Ф., Смит Э. Р. (Лондон: Guilford Press;), 105–125. [Google Scholar]
  • Шапиро Л.(2010). Воплощенное познание , 1-е изд. Абингдон: Рутледж. [Google Scholar]
  • Спилман К. П., МакГанн М. (2013). Какое среднее значение? Фронт. Psychol. 4: 451 10.3389 / fpsyg.2013.00451 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ташаккори А., Теддли К. (2010). Sage Справочник смешанных методов в социальных и поведенческих исследованиях. Лондон: Мудрец. [Google Scholar]
  • Томпсон Э. (2007). Разум в жизни: биология, феноменология и науки о разуме , 1-е изд. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.[Google Scholar]
  • Томпсон Э., Лутц А., Космелли Д. (2005). «Нейрофеноменология: введение для нейрофилософов», в Познание и мозг: движение за философию и неврологию , ред. Брук А., Акинс К. (Кембридж: Издательство Кембриджского университета;), 40. [Google Scholar]
  • Трейсман А. М. (1960). Контекстные подсказки при выборочном слушании. Q. J. Exp. Psychol. 12 242–248. 10.1523 / JNEUROSCI.1820-14.2014 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Варела Ф.Дж. (1999). «Кажущееся настоящее: нейрофеноменология сознания времени», в Натурализация феноменологии: проблемы современной феноменологии и когнитивной науки , ред. Петито Дж., Варела Ф. Дж., Пачуд Б., Рой Ж.-М. (Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета;), 266–314. [Google Scholar]
  • Варела Ф. Дж., Томпсон Э., Рош Э. (1991). Воплощенный разум. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. [Google Scholar]
  • Варела Ф. Дж., Торо А., Джон Э. Р., Шварц Э. Л.(1981). Формирование восприятия и корковый альфа-ритм. Нейропсихология 19 675–686. 10.1016 / 0028-3932 (81) -1 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уэсон П. К. (1971). Естественный и надуманный опыт решения проблемы рассуждения. Q. J. Exp. Psychol. 23 63–71. 10.1080/00335557143000068 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уотсон Дж. Б. (1913). Психология с точки зрения бихевиориста. Psychol. Ред. 20 158–177. 10.1037 / h0074428 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уилсон А.Д., Голонка С. (2013). Воплощенное познание — это не то, что вы думаете. Фронт. Cogn. Sci. 4:58 10.3389 / fpsyg.2013.00058 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Когда лабораторные эксперименты несут теологические последствия

Создание Вселенной и жизни в ней — два основных столпа истории божественное происхождение в первой главе Библии. Но предположим, что мы смогли создать в лаборатории детскую вселенную или произвести синтетическую жизнь из сырых химикатов.Сделало бы это нас претендентами на титул Бога? И даже если мы отбросим эти перспективы как нереалистичные с нашими нынешними технологиями, другая цивилизация, которая оказалась на миллиарды лет технологически более развитой, чем мы, могла бы совершить эти подвиги и создать нашу вселенную или жизнь в лаборатории. Должны ли мы считать такую ​​цивилизацию своим Богом?

Я задаю эти вопросы не из философского любопытства, а потому, что подобные эксперименты обсуждаются в научной литературе.Например, группа во главе с лауреатом Нобелевской премии Джеком Шостаком из Гарварда стремится создать синтетическую клеточную систему, которая претерпевает дарвиновскую эволюцию. Их строительный блок синтетической жизни, примитивная клетка, состоит из самовоспроизводящегося генетического полимера (аналога естественного генома), окруженного самовоспроизводящейся мембраной (аналогично границе естественной клетки). Генетический полимер несет информацию, которая позволяет репликацию и вариацию, позволяя новым поколениям синтетических клеток обладать качествами, которые передаются по наследству, но также могут развиваться.Мембрана защищает и отделяет эту информацию от внешнего мира.

Эксперименты с синтетической жизнью могут объяснить химию и физику дарвиновской эволюции на Земле. Но они также обещают изучить условия, отличные от тех, которые реализованы в ограниченных геологических и атмосферных условиях на Земле. Повара очень хорошо знают, что из одних и тех же ингредиентов можно приготовить разные торты, в зависимости от количества, порядка и времени их приготовления, а также от условий окружающей среды (таких как температура и состояние поверхности), в которых они были смешаны.Земля продемонстрировала конкретный рецепт жизни, но это может быть только один из множества возможных рецептов.

Изучение разнообразия возможных форм жизни в лаборатории могло бы расширить наше представление о том, в каких космических средах в небе может быть жизнь. Было бы революционным, если бы некоторые из этих потенциально пригодных для жизни сред явно отличались от поверхностей планет земного типа, которыми в настоящее время одержимы астрономы. Такое осознание может сформировать поиск внеземной жизни во многом так же, как эксперименты, которые привели к открытию квантовой механики, направили изучение звезд, галактик и остальной Вселенной.

Подобно тому, как лучшее понимание законов физики позволило использовать современные технологии, которые служат нашим повседневным потребностям, создание синтетической жизни в лаборатории может принести огромные побочные выгоды медицине и биомедицинским исследованиям.

Но лабораторный эксперимент другого типа может пролить новый свет на наше понимание рождения всего космоса. Согласно преобладающей космологической модели, наша Вселенная началась с периода космической инфляции, в течение которого микроскопическая область пространства была растянута на десятки порядков величины из-за временного доминирования плотности энергии вакуума (аналогично ускоренному космическому расширению, которое мы наблюдаем в настоящее время).

Плотность вакуума связана с существованием квантового поля, называемого «инфлатон». Физики могут изучить способы искусственного создания области пространства, в которой поле инфлатона сконцентрировано до уровня, который стимулировал бы создание детской вселенной. Такая детская вселенная не будет расширяться в лабораторию, а, скорее, будет ответвляться от пространства-времени своих создателей и эволюционировать в своем собственном пузыре.

Это поднимает вопрос, мог ли Большой взрыв быть результатом лабораторного эксперимента, и если да, узнаем ли мы когда-нибудь? Такое происхождение нашей Вселенной не решает фундаментального вопроса о наших космических корнях, а лишь отодвигает вопрос назад во времени одним поколением экспериментаторов.

Даже если бы это было так, нам остается только задаться вопросом: что создало экспериментаторов, которые надулили нашу Вселенную? Возможно, они были результатом более раннего поколения экспериментаторов и так далее, и тому подобное, без конца, с нашей цивилизацией, способной следовать этой «космической традиции», создавая детские вселенные в будущем. Спрашивать, как все это началось, может напоминать вопрос, кто пришел первым, курица или яйцо?

Но, возможно, точно так же, как в дилемме курицы и яйца — к началу которой у нас есть научные ключи — вся космическая история началась с некоторых изначальных ингредиентов и случайных процессов.В таком случае можно спросить: есть ли рецепты для разных вселенных, которые можно создать из одних и тех же изначальных ингредиентов? Если так, мы могли бы расширить кругозор, прочитав «Книгу рецептов для вселенных».

Когда мы встречаем представителей более развитой цивилизации, мы можем спросить, написали ли они такую ​​книгу. Если да, то будем надеяться, что он будет доступен для покупки, а не распродан.

лабораторных экспериментов — Профессиональные программы электронного обучения ION — Иллинойсский университет, Спрингфилд

Описание деятельности: Учащиеся проводят лабораторные упражнения с использованием поставляемых химикатов или других материалов, если это необходимо.Затем сообщается о процедуре и продукте. В некоторых случаях виртуальной лаборатории будет недостаточно, и студенты будут лично посещать занятия в кампусе для лабораторных упражнений. В некоторых случаях фактическая лаборатория может быть полувиртуальной (см. Пример телескопа), однако полностью виртуальные лабораторные упражнения будут считаться симуляцией и включены в эту категорию деятельности.

Соответствующие области содержания: Часто используется в физике, биологии, химии и смежных областях.

Примеры:
Chickscope, Университет Иллинойса, http://chickscope.beckman.uiuc.edu/

Цели и задачи:

Лабораторные упражнения могут иметь множество целей. Часто цель состоит в том, чтобы изучить конкретный физический или химический принцип. Иногда бывает достаточно симуляции. Иногда процесс и навыки также являются необходимыми компонентами, и требуются практические действия.

Предварительные требования:

Предполагается, что некоторые формы базовых знаний позволят адекватно интерпретировать проводимые упражнения.Студенты не должны использовать лабораторное оборудование до тех пор, пока не будут достаточно обучены его использованию и не будут приняты надлежащие меры безопасности. Часто упражнение перед лабораторией помогает сформировать опыт и ответить на любые вопросы, касающиеся упражнения. Предварительные лабораторные упражнения помогут обеспечить понимание учащимися до начала фактического мероприятия.

Материалы и ресурсы:

Что нужно заранее подготовить учителю? — Требования к материалам могут резко измениться в зависимости от характера лабораторного опыта.Во-первых, все предыдущие материалы, касающиеся упражнения, должны быть доступны. Может потребоваться подготовка химикатов, может потребоваться доставка или приобретение оборудования для учащегося, возможно, потребуется согласовать планы поездок, если учащиеся будут выполнять упражнения лично, и для учащихся должны быть доступны подробные объяснения или лабораторные процедуры. .

Что нужно принести ученику на урок? — Предварительные знания. Обычно требуется предварительное лабораторное упражнение. Студентам, находящимся на расстоянии, возможно, потребуется приобрести некоторые материалы для выполнения упражнения.

Руководящие вопросы для этого действия:

Какое влияние оказывает X на Y в условиях Z?

Типовой план деятельности и процедура:

  • Во время единицы обучения студентам предоставляются и / или приобретаются материалы, необходимые для выполнения контролируемых лабораторных упражнений. Требования изложены в начале курса.
  • Студенты заполняют все чтения, необходимые для данной деятельности.Может потребоваться предварительное лабораторное упражнение, в ходе которого понимание материалов будет проверено в тексте перед выполнением.
  • Студенты следуют предусмотренной процедуре (обычно длится менее часа, так как более подробные лабораторные упражнения могут потребовать посещения университетского городка). Первоначальное лабораторное упражнение обычно требуется, чтобы студенты сдали до начала, чтобы убедиться в понимании процедуры и того, что следует изучить.
  • После упражнения сдаются продукты, в которых содержится описание опыта.В некоторых случаях продукты могут быть отправлены инструктору по почте. Также могут быть использованы видео-отчеты процедуры.

Стратегии обучения:

  • Можно провести синхронное занятие, чтобы учащиеся могли быстро получить ответы на вопросы, которые могут возникнуть. Это занятие может совпадать со временем, которое студенты устанавливают для выполнения упражнений. Такое занятие также может помочь убедиться в том, что студенты действительно выполняют работу.
  • Для более сложных процедур студентам могут потребоваться видео, а также письменные инструкции.
  • Некоторая практическая работа полезна, но рассмотрите возможность использования моделирования.
  • Если у студентов есть возможности, а у инструктора есть доступное программное обеспечение, инструктор может транслировать видеоконференцию, чтобы помочь студентам пройти сложную процедуру.
  • Изменить процедуры таким образом, чтобы можно было использовать общедоступные предметы вместо дорогостоящего лабораторного оборудования; тем не менее, проинформируйте студентов об изменениях и о том, к чему относится выполняемое ими упражнение в профессиональной лабораторной среде.

Жилые помещения:

Какие приспособления могут потребоваться для учащихся с ограниченными возможностями или другими особыми потребностями? Может быть любое количество необходимых приспособлений, вплоть до предоставления альтернативного вида деятельности. Студентам с физическими недостатками может особенно потребоваться помощь при выполнении некоторых процедур.

Пропускная способность может быть проблемой из-за коммутируемого доступа. Некоторые видео могут быть представлены на CD или DVD для локального доступа.

График:

Как правило, для настройки и проведения эксперимента требуется не менее часа.Дополнительное время потребуется для подготовительных и послелабораторных упражнений.

Идеи для оценки деятельности и размышления учителя:

Как ученикам понравился урок? При оценке в конце семестра следует спрашивать о полезности и полезности обучения, полученного с помощью таких мероприятий. Студента также следует спросить о возможности получения любых необходимых ресурсов во время упражнений. Они также могут прокомментировать применимость альтернатив.

Дополнительные вопросы, которые следует задать, включают: Как проверялось обучение учащихся? Что было сделано для того, чтобы студенты не проявляли академической честности? Были ли заданы дополнительные вопросы для проверки сохранения информации? Были ли вопросы викторины или теста связаны с заданиями в симуляции?

Дополнительные чтения:

  • Далгарно, Б., Бишоп, А. Г., и Бедгуд, Д. Р. младший, (2003). Возможности виртуальных лабораторий для дистанционного обучения естественным наукам: размышления о разработке и оценке виртуальной химической лаборатории .Получено 18 января 2007 г. с сайта http://science.uniserve.edu.au/pubs/procs/wshop8/outws004.pdf
  • .
  • Hoole, D., & Sithambareson, M., (2003, ноябрь) Лаборатории аналитической химии с наборами и инструкциями на компакт-дисках в качестве учебных пособий для дистанционного обучения. Journal of Chemical Education, 80 (11), стр. 1308-1310. Получено 18 января 2007 г. с веб-сайта http://jchemed.chem.wisc.edu/hs/Journal/Issues/2003/Nov/clicSubscriber/V80N11/p1308.pdf
  • .
  • Мартинес-Хименес, П., Понтес-Педрахас, А., Климент-Беллидо, М.С., и Поло, Дж. (2003). Изучение химии в виртуальных лабораториях, Journal of Chemical Education , 80 , стр. 346.
  • Ривз, Дж. И Кимбро, Д. (2004). Решение лабораторной дилеммы в дистанционном обучении общей химии, Journal of Asynchronous Learning Networks, 8 (3), pp. 47-51. Получено 18 января 2007 г. с сайта http://www.sloan-c.org/publications/jaln/v8n3/v8n3_reeves.asp
  • .
  • Сенезе, Ф.А., Бендер, К., & Кайл, Дж. (2000, октябрь). Интернет-химический набор: удаленные веб-лаборатории для дистанционного обучения химии. Интерактивный мультимедийный электронный журнал компьютерно-расширенного обучения, 2 (2). Получено 18 января 2007 г. с сайта http://imej.wfu.edu/articles/2000/2/06/index.asp
  • .

Химические наборы

Лабораторные эксперименты можно предварительно спроектировать для решения проблем питания и отбора.

  • Abreu, D., & Gul, F.(2000). Торг и репутация. Econometrica , 68 (1), 85–117.

    Артикул Google ученый

  • Барон Д. П. и Фереджон Дж. А. (1989). Торг в законодательных органах. Обзор американской политической науки , 83 (4), 1181–1206.

    Артикул Google ученый

  • Буш, С. А. (2015). Определение размера выборки для логистической регрессии: имитационное исследование. Коммуникации в статистическом моделировании и вычислениях, 44 (2), 360–373.

  • Camerer, C.F., Dreber, A., Forsell, E., Ho, T.-H., Huber, J., Johannesson, M., et al. (2016). Оценка воспроизводимости лабораторных экспериментов в экономике. Science , 351 (6280), 1433–1436.

    Артикул Google ученый

  • Казари М., Хэм Дж. К. и Кагель Дж. Х. (2007).Предвзятость выбора, демографические эффекты и эффекты способностей в экспериментах на аукционах общей стоимости. Американский экономический обзор , 97 (4), 1278–1304.

    Артикул Google ученый

  • Чарнесс, Г., Гнизи, У., и Кун, М.А. (2012). Экспериментальные методы: межпредметный и внутрипредметный дизайн. Журнал экономического поведения и организации , 81 (1), 1–8.

    Артикул Google ученый

  • Cochran, W.Г. (1977). Методы отбора проб (3-е изд.). Нью-Йорк: Вили.

    Google ученый

  • Коффман, Л. К., & Нидерле, М. (2015). Планы предварительного анализа имеют ограниченный потенциал роста, особенно там, где возможно повторение. Журнал экономических перспектив , 29 (3), 81–98.

    Артикул Google ученый

  • Коэн Дж. (1988). Статистический анализ мощности для поведенческих наук (2-е изд.). Хиллсдейл: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

    Google ученый

  • Цибор, Э., Хименес-Гомес, Д., и Лист, Дж. А. (2019). Дюжина вещей, которые следует сделать экономистам-экспериментаторам (больше). Южный экономический журнал, 86 (2), 371–432

  • Дин В. и Лерер С. Ф. (2011). Экспериментальные оценки влияния размера класса на результаты тестов: надежность и неоднородность. Экономика образования , 19 (3), 229–252.

    Артикул Google ученый

  • Динг, В., и Лерер, С. Ф. (2010). Оценка лечебных эффектов от зараженных экспериментов с многопериодным обучением: динамическое влияние сокращения размера классов. Обзор экономики и статистики , 92 (1), 31–42.

    Артикул Google ученый

  • Duflo, E., Glennerster, R., & Kremer, M.(2007). Использование рандомизации в исследованиях экономики развития: инструментарий. В T. Schultz & J. Strauss (Eds.), Handbook of Development Economics (Vol. 4, pp. 3895–3962). Амстердам: Эльзевир.

    Google ученый

  • Эмбри М., Фрешетт Г. Р. и Лерер С. Ф. (2015). Торговля и репутация: эксперимент по торгу при наличии поведенческих типов. Обзор экономических исследований , 82 (2), 608–631.

    Артикул Google ученый

  • Энгл Р.Ф. (1984). Статистика Вальда, отношения правдоподобия и множителя Лагранжа в эконометрике. В Z. Griliches & M. D. Intriligator (Eds.), Справочник по эконометрике (том 2, стр. 776–828). Амстердам: Северная Голландия.

    Google ученый

  • Фишер Р. А. (1925). Статистические методы для научных работников (1-е изд.). Оливер и Бойд: Эдинбург.

    Google ученый

  • Форд И., Норри Дж. И Ахмади С. (1995). Несогласованность модели, проиллюстрированная моделью пропорциональных рисков Кокса. Статистика в медицине , 14 (8), 735–746.

    Артикул Google ученый

  • Фрешет, Г. Р., Кагель, Дж. Х., и Лерер, С. Ф. (2003). Торговля в законодательных органах: экспериментальное исследование открытых и закрытых правил внесения поправок. Обзор американской политической науки , 97 (2), 221–232.

    Артикул Google ученый

  • Хэм, Дж. К., Кагель, Дж. Х. и Лерер, С. Ф. (2005). Рандомизация, эндогенность и лабораторные эксперименты: роль остатков денежных средств на частных аукционах стоимости. Journal of Econometrics , 125 (1–2), 175–205.

    Артикул Google ученый

  • Хэм, Дж.К. и Лалонд Р. (1996). Влияние выбора выборки и начальных условий в моделях продолжительности: свидетельства из экспериментальных данных по обучению. Econometrica , 64 (1), 175–205.

    Артикул Google ученый

  • Хеониг, Дж. М., и Хейси, Д. М. (2001). Злоупотребление властью: распространенная ошибка вычислений мощности для анализа данных. Американский статистик , 55 (1), 19–24.

    Артикул Google ученый

  • Эрнандес, А. В., Стейерберг, Э. В., и Хаббема, Д. Ф. (2004). Ковариальная корректировка в рандомизированных контролируемых испытаниях с дихотомическими исходами увеличивает статистическую мощность и снижает требования к размеру выборки. Журнал клинической эпидемиологии , 57 (5), 454–460.

    Артикул Google ученый

  • Кагель, Дж.Х., Харстад Р. М. и Левин Д. (1987). Влияние информации и правила размещения на аукционах с аффилированными частными ценностями: лабораторное исследование. Econometrica , 55 (4), 1275–1304.

    Артикул Google ученый

  • Лист, Дж. А., Садофф, С., и Вагнер, М. (2011). Итак, вы хотите провести эксперимент, что теперь? Несколько простых практических правил для оптимального экспериментального дизайна. Экспериментальная экономика , 14 (4), 439–457.

    Артикул Google ученый

  • Лист, Дж. А., Шейх, А. М., и Сюй, Ю. (2019). Проверка множественных гипотез в экспериментальной экономике. Экспериментальная экономика , 22 (4), 773–793.

    Артикул Google ученый

  • Маниадис, З., Туфано, Ф., и Лист, Дж. А. (2017). Тиражировать или не тиражировать? Изучение воспроизводимости в экономике через призму модели и пилотного исследования. Экономический журнал , 127 (605), F209 – F235.

    Артикул Google ученый

  • Мански, К. (2019). Выбор лечения с данными испытаний: теория статистических решений должна заменять проверку гипотез. Американский статистик , 73 (s1), 296–304.

    Артикул Google ученый

  • Мански К., Тетенов А.(2016). Достаточный размер исследования для информирования клинической практики. Proceedings of the National Academy of Sciences , 113 (38), 10518–10523.

    Артикул Google ученый

  • Никифоракис, Н., и Слоним, Р. (2015). Предисловие редакторов: Статистика, репликации и нулевые результаты. Журнал Ассоциации экономических наук , 1 (2), 127–131.

    Артикул Google ученый

  • Палмер, М.W. (1993). Возможные предубеждения при выборе участков и видов для экологического мониторинга. Мониторинг и оценка окружающей среды , 26 , 277–282.

    Артикул Google ученый

  • Робинсон, Л. Д., и Джуэлл, Н. П. (1991). Некоторые удивительные результаты о ковариатной корректировке в моделях логистической регрессии. Международный статистический обзор , 59 (2), 227–240.

    Артикул Google ученый

  • Родрик Д.(2015). Правила экономики: права и зло мрачной науки .

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.