Содержание

15 «гариков» о любви

15 «гариков» о любви 15 «гариков» о любви

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Поэт — это личность, тонко чувствующая и умеющая словами передать то, о чем другие лишь молчат и бьют тарелки. 

Из богатого репертуара современного поэта-сатирика Игоря Губермана AdMe.ru выбрал несколько «гариков», обнажающих самую суть любви.
 

Когда устал и жить не хочешь,
полезно вспомнить в гневе белом,
что есть такие дни и ночи,
что жизнь оправдывают в целом.

Любовь не значит слиться телом,
душою слиться — это да!
Но, между делом, слиться телом
не помешает никогда.

Обманчив женский внешний вид,
поскольку в нежной плоти хрупкой
натура женская таит
единство арфы с мясорубкой.

В наш век искусственного меха
и нефтью пахнущей икры
нет ничего дороже смеха,
любви, печали и игры.

Рано мне пока жениться,
очень мало мне годов,
я хочу летать, как птица,
чтобы какать с проводов.

Предпочитая быть романтиком
во время тягостных решений,
всегда завязывал я бантиком
концы любовных отношений.

Я женских слов люблю родник
и женских мыслей хороводы,
поскольку мы умны от книг,
а бабы — прямо от природы.

Мужчина должен жить не суетясь,
а мудрому предавшись разгильдяйству,
чтоб женщина, с работы возвратясь,
спокойно отдыхала по хозяйству.

Устой традиций надо соблюдать,
пускай не раз ответят вам отказом.
Конечно, дама может и не дать,
но предложить ты ей всегда обязан.

Красоток я любил не очень
и не по скудности деньжат:
красоток даже среди ночи
волнует, как они лежат.

А мужикам понять пора бы,
напрасно рты не разевая,
что мирозданья стержень — бабы,
чья хрупкость — маска боевая.

Любым любовным совмещениям
даны и дух, и содержание,
и к сексуальным извращениям
я отношу лишь воздержание.

Томясь в житейском общем тесте,
вдруг замечаешь тайным взглядом,
что мы живем отнюдь не вместе,
а только около и рядом.

Душа у женщины легка
И вечно склонна к укоризне:
То нету в жизни мужика,
То есть мужик, но нету жизни.

Мужик тугим узлом совьется,
но, если пламя в нем клокочет —
всегда от женщины добьется
того, что женщина захочет.

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.

Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

www.adme.ru

20 хлёстких «гариков» Игоря Губермана о любви и женщинах

Меткие и веселые четверостишья-«гарики» Игоря Губермана, посвященные любви и прекрасному полу. Как же точно!

Я женских слов люблю родник
и женских мыслей хороводы,
поскольку мы умны от книг,
а бабы — прямо от природы.

***

Мужику в одиночестве кисло,
тяжело мужику одному,
а как баба на шее повисла,
так немедленно легче ему.

***

Любил я книги, выпивку и женщин
И большего у бога не просил.

Теперь азарт мой возрастом уменьшен,
Теперь уже на книги нету сил.

***

Опять весной мечты стесняют грудь,
весна для жизни – свежая страница.
И хочется любить кого-нибудь,
но без необходимости жениться.

***

Я никак не пойму, отчего
так я к женщинам пагубно слаб;
может быть, из ребра моего
было сделано несколько баб?

***

Душой и телом охладев,
я погасил мою жаровню:
еще смотрю на нежных дев,
а для чего – уже не помню.

***

Хвалите, бабы, мужиков,
Мужик за похвалу
Достанет месяц с облаков
И пыль сметет в углу!

***

Любовь не значит слиться телом,
душою слиться — это да!
Но, между делом, слиться телом
не помешает никогда.

***

Обманчив женский внешний вид,
поскольку в нежной плоти хрупкой
натура женская таит
единство арфы с мясорубкой.

***

В наш век искусственного меха
и нефтью пахнущей икры
нет ничего дороже смеха,
любви, печали и игры.

***

Предпочитая быть романтиком
во время тягостных решений,
всегда завязывал я бантиком
концы любовных отношений.

***

Когда устал и жить не хочешь,
полезно вспомнить в гневе белом,
что есть такие дни и ночи,
что жизнь оправдывают в целом.

***

За радости любовных ощущений
однажды острой болью заплатив,
мы так боимся новых увлечений,
что носим на душе презерватив.

***

Мужчина должен жить не суетясь,
а мудрому предавшись разгильдяйству,
чтоб женщина, с работы возвратясь,
спокойно отдыхала по хозяйству.

***

Устой традиций надо соблюдать,
пускай не раз ответят вам отказом.
Конечно, дама может и не дать,
но предложить ты ей всегда обязан.

***

Красоток я любил не очень
и не по скудности деньжат:
красоток даже среди ночи
волнует, как они лежат.

***

А мужикам понять пора бы,
напрасно рты не разевая,
что мирозданья стержень — бабы,
чья хрупкость — маска боевая.

***

Любым любовным совмещениям
даны и дух, и содержание,
и к сексуальным извращениям
я отношу лишь воздержание.

***

Томясь в житейском общем тесте,
вдруг замечаешь тайным взглядом,
что мы живем отнюдь не вместе,
а только около и рядом.

***

Мужик тугим узлом совьется,
но, если пламя в нем клокочет –

всегда от женщины добьется
того, что женщина захочет.

fit4brain.com

Когда устал и жить не хочешь, Полезно вспомнить в гневе белом, Что есть такие дни и ночи, Что жизнь оправдывают в целом.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Величайшее в жизни счастье — это уверенность в том, что нас любят, любят за то, что мы такие, какие мы есть, или несмотря на то, что мы такие, какие мы есть.

Виктор Гюго (100+)

Счастье — это когда ты хочешь то, что можешь, и можешь то, что хочешь.

Братья Стругацкие (50+)

Есть, что бы жить, а не жить, что бы есть!!!

Сократ (100+)

Жизнь – не те дни, что прошли, а те – что запомнились.

Габриэль Гарсиа Маркес (50+)

Можно родиться и жить как в раю, постоянно жалуясь на жизнь, так и не познав ее радости.
А можно ценить и понимать то, что у тебя есть, и быть самым счастливым!

Константин Пи (50+)

Жизнь не в том, чтобы жить, а чтобы чувствовать, что живешь.

Василий Ключевский (100+)

Есть такие слезы, которые надо выплакать обязательно, в любое время дня и ночи, выплакать, чтобы все внутри перегорело

Стивен Кинг (100+)

Есть такие люди, к которым просто хочется подойти и поинтересоваться, сложно ли без мозгов жить?!

Фаина Раневская (100+)

Что такое семья? Люди, которым ты нужна. В радости и горе, в мелочах или целом, они приходят в нужную минуту и остаются с тобой, несмотря ни на что.

Замок и ключ (Сара Дессен) (10+)

Настоящая вера не в том, чтобы знать, в какие дни есть постное, в какие ходить в храм и какие слушать и читать молитвы, а в том, чтобы всегда жить доброю жизнью в любви со всеми, всегда поступать с ближними, как хочешь, чтобы поступали с тобой.

Путь жизни (Лев Николаевич Толстой) (20+)

socratify.net

20 гариков о возрасте счастья

Маленькие четверостишия поэта-сатирика Игоря Губермана – «Гарики» — как выстрел из лука в яблочко. Точно, лаконично, сильно, убойно. И каждый раз хочется сказать – Гениально, маэстро! Такие короткие и ясные шедевры способен создать только большой опыт и весьма острый ум.

Немного грустные Гарики о старости.


Ближе к ночи пью горький нектар
под неспешные мысли о том,
как изрядно сегодня я стар,
но моложе, чем буду потом.
Я хотя немало в жизни видел,
в душу много раз ронялась искра,
всё-таки на Бога я в обиде:
время прокрутил Он очень быстро.
Время жизни летит, как лавина,
и — загадка, уму непомерная,
что вторая её половина
безобразно короче, чем первая.
К очкам привыкла переносица,
во рту протезы, как родные,
а после пьянки печень просится
уйти в поля на выходные.
Я курю, выпиваю и ем,
я и старый — такой же, как был
и практически нету проблем
даже с этим — но с чем, я забыл.
Кончается жизни дорога,
я много теперь понимаю
и знаю достаточно много,
но как это вспомнить — не знаю.
В органах слабость,
За коликой спазм
Старость — не радость
Маразм — не оргазм.
Белый цвет летит с ромашки,
вянут ум и обоняние,
лишь у маленькой рюмашки
не тускнеет обаяние.

Прочтите надо мной мой некролог
в тот день, когда из жизни уплыву;
возвышенный его услыша слог,
я, может быть, от смеха оживу.
Болтая и трепясь, мы не фальшивы,
мы просто оскудению перечим;
чем более мы лысы и плешивы,
тем более кудрявы наши речи.
На душе моей не тускло и не пусто,
и, даму если вижу в неглиже,
я чувствую в себе живое чувство,
но это чувство юмора уже.
Подруг моих поблекшие черты
бестактным не задену я вниманием,
я только на увядшие цветы
смотрю теперь с печальным пониманием.
К ночи слышней зловещее
цоканье лет упорное,
самая мысль о женщине
действует как снотворное.
Когда устал и жить не хочешь,
полезно вспомнить в гневе белом,
что есть такие дни и ночи,
что жизнь оправдывают в целом.
Утечёт сквозь нас река времён,
кипя вокруг, как суп;
был молод я и неумён,
теперь я стар и глуп.
Я смотрю на нашу старость с одобрением,
мы заняты любовью и питьём;
судьба нас так полила удобрением,
что мы еще и пахнем и цветём.
Искры наших шуток очень разны,
но всегда унынию помеха,
мы шутить особенно горазды,
когда нам по жизни не до смеха.

isralove.org

Избранные гарики Игоря Губермана

Гарики Игоря Губермана

Когда устал и жить не хочешь,

полезно вспомнить в гневе белом,

что есть такие дни и ночи,

что жизнь оправдывают в целом.


Надо жить наобум, напролом, 

наугад и на ощупь во мгле, 

ибо нынче сидим за столом, 

а назавтра лежим на столе.


С азартом жить на свете так опасно, 

любые так рискованны пути, 

что понял я однажды очень ясно: 

живым из этой жизни — не уйти.


Идея найдена не мной,

но это ценное напутствие:

чтоб жить в согласии с женой,

я спорю с ней в её отсутствие.


Я научность не нарушу, 

повторив несчётный раз: 

если можно плюнуть в душу — 

значит, есть она у нас.


Вот человек. При всяком строе 

болел, работал, услаждался 

и загибался, не усвоив, 

зачем он, собственно, рождался.


Звоните поздней ночью мне, друзья,

не бойтесь помешать и разбудить;

кошмарно близок час, когда нельзя

и некуда нам будет позвонить.


Не те, кого не замечаем,

а те, с кем соли съели пуд

и в ком давно души не чаем,

нас неожиданно @бут.


Опыт не улучшил никого;

те, кого улучшил, врут безбожно;

опыт — это знание того,

что уже исправить невозможно.


Я мысленно сказал себе: постой,

Ты стар уже, не рвись и не клубись – 

Ты слышишь запах осени густой?

И сам себе ответил: отъ@бись.


Пока ещё в душе чадит огарок 

печалей, интереса, наслаждения, 

я жизнь воспринимаю как подарок, 

мне посланный от Бога в день рождения.


Навряд ли в Божий план входило, 

чтобы незрячих вёл мудила.


Ища путей из круга бедствий,

не забывай, что никому 

не обходилось без последствий 

прикосновение к дерьму.


Давно уже две жизни я живу,

одной — внутри себя, другой — наружно;

какую я реальной назову?

Не знаю, мне порой в обеих чуждо.


Строки вяжутся в стишок,

море лижет сушу.

Дети какают в горшок,

а большие — в душу.


Забавен наш пожизненный удел 

расписывать свой день и даже час, 

как если бы теченье наших дел 

действительно зависело от нас.


Обманчива наша земная стезя, 

идёшь то туда, то обратно, 

и дважды войти в ту же реку нельзя, 

а в то же говно — многократно.


Во мне то булькает кипение, 

то прямо в порох брызжет искра;

пошли мне, Господи, терпение, 

но только очень, очень быстро.


Хочу богатством насладиться 

не для покоя и приятства, 

а чтобы лично убедиться, 

что нету счастья от богатства.


С утра душа ещё намерена 

исполнить всё, что ей назначено, 

с утра не всё ещё потеряно, 

с утра не всё ещё растрачено.


Разуверясь в иллюзии нежной,

мы при первой малейшей возможности

обзаводимся новой надеждой,

столь же явной в её безнадёжности.


У бабы во все времена —

жара на дворе или стужа —

потребность любви так сильна,

что любит она даже мужа.


А жизнь летит, и жить охота,

и слепо мечутся сердца

меж оптимизмом идиота

и пессимизмом мудреца.


Я устал. Надоели дети, 

бабы, водка и пироги. 

Что же держит меня на свете? 

Чувство юмора и долги.


У нас полно разумных доводов,

из фактов яркий винегрет,

и много чисто личных поводов,

чтобы в любой поверить бред.  

statusas.ru

Хлесткие четверостишия – “гарики” Игоря Губермана

Игорь Губерман известен своими ироничными и очень точными четверостишиями, которые в шутку называют “гариками”. В них невероятно метко и коротко отражаются реалии нашей жизни – радости и печали, успехи и неудачи. Удивительно, как автору удается передать смысл и суть событий и переживаний всего в четырех коротких строчках.

***

Смотрясь весьма солидно и серьезно
под сенью философского фасада,
мы вертим полушариями мозга,
а мыслим — полушариями зада.

***

Бывает — проснешься, как птица,
крылатой пружиной на взводе,
и хочется жить и трудиться;
но к завтраку это проходит.

***

Учусь терпеть, учусь терять
и при любой житейской стуже
учусь, присвистнув, повторять:
плевать, не сделалось бы хуже.

***

Вовлекаясь во множество дел,
не мечись, как по джунглям ботаник,
не горюй, что не всюду успел, –
может, ты опоздал на «Титаник».

***

Пришел я к горестному мнению
от наблюдений долгих лет:
вся сволочь склонна к единению,
а все порядочные — нет.

***

Обманчив женский внешний вид,
поскольку в нежной плоти хрупкой
натура женская таит
единство арфы с мясорубкой.

***

Я живу, постоянно краснея
за упадок ума и морали:
раньше врали гораздо честнее
и намного изящнее крали.

***

Я женских слов люблю родник
и женских мыслей хороводы,
поскольку мы умны от книг,
а бабы — прямо от природы.

****

Когда нас учит жизни кто-то,
я весь немею;
житейский опыт идиота
я сам имею.

***

Крайне просто природа сама
разбирается в нашей типичности:
чем у личности больше ума,
тем печальней судьба этой личности.

***

Во мне то булькает кипение,
то прямо в порох брызжет искра;
пошли мне, Господи, терпение,
но только очень, очень быстро.

***

Бывают лампы в сотни ватт,
но свет их резок и увечен,
а кто слегка мудаковат,
порой на редкость человечен.

 

***

Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.

***

Когда мы раздражаемся и злы,
обижены, по сути, мы на то,
что внутренние личные узлы
снаружи не развяжет нам никто.

***

Умей дождаться. Жалобой и плачем
не сетуй на задержку непогоды:
когда судьба беременна удачей,
опасны преждевременные роды.

***

Будущее вкус не портит мне,
мне дрожать за будущее лень;
думать каждый день о черном дне –
значит делать черным каждый день.

 

***

Я никак не пойму, отчего
так я к женщинам пагубно слаб;
может быть, из ребра моего
было сделано несколько баб?

***

Любую можно кашу мировую
затеять с молодежью горлопанской,
которая Вторую мировую
уже немного путает с Троянской.

***

Ум полон гибкости и хамства,
когда он с совестью в борьбе,
мы никому не лжем так часто
и так удачно, как себе.

***

Есть в каждой нравственной системе
идея, общая для всех:
нельзя и с теми быть, и с теми,
не предавая тех и тех.

***

Чтоб выжить и прожить на этом свете,
пока земля не свихнута с оси,
держи себя на тройственном запрете:
не бойся, не надейся, не проси.

***

Душа порой бывает так задета,
что можно только выть или орать;
я плюнул бы в ранимого эстета,
но зеркало придется вытирать.

***

Когда устал и жить не хочешь,
полезно вспомнить в гневе белом,
что есть такие дни и ночи,
что жизнь оправдывают в целом.

***

На собственном горбу и на чужом
я вынянчил понятие простое:
бессмысленно идти на танк с ножом,
но если очень хочется, то стоит.

***

В цветном разноголосом хороводе,
в мелькании различий и примет
есть люди, от которых свет исходит,
и люди, поглощающие свет.

***

Жить, покоем дорожа, —
пресно, тускло, простоквашно;
чтоб душа была свежа,
надо делать то, что страшно.

***

Вчера я бежал запломбировать зуб,
и смех меня брал на бегу:
всю жизнь я таскаю мой будущий труп
и рьяно его берегу.

***

В наш век искусственного меха
и нефтью пахнущей икры
нет ничего дороже смеха,
любви, печали и игры.

***

Вся наша склонность к оптимизму –
от неспособности представить,
какого рода завтра клизму
судьба решила нам поставить.

***

Есть личности — святая простота
играет их поступки, как по нотам,
наивность — превосходная черта,
присущая творцам и идиотам.

***

Всего слабей усваивают люди,
взаимным обучаясь отношениям,
что слишком залезать в чужие судьбы
возможно лишь по личным приглашениям.

***

Поездил я по разным странам,
печаль моя, как мир, стара:
какой подлец везде над краном
повесил зеркало с утра?

***

Мы сохранили всю дремучесть
былых российских поколений,
но к ним прибавили пахучесть
своих духовных выделений.

***

Текут рекой за ратью рать,
чтобы уткнуться в землю лицами;
как это глупо — умирать
за чей-то гонор и амбиции.

***

За то люблю я разгильдяев,
блаженных духом, как тюлень,
что нет меж ними негодяев
и делать пакости им лень.

***

Увы, но я не деликатен
и вечно с наглостью циничной
интересуюсь формой пятен
на нимбах святости различной.

***

Слой человека в нас чуть-чуть
наслоен зыбко и тревожно,
легко в скотину нас вернуть,
поднять обратно очень сложно.

***

Ворует власть, ворует челядь,
вор любит вора укорять;
в Россию можно смело верить,
но ей опасно доверять.

***

Мужик тугим узлом совьется,
но, если пламя в нем клокочет,
всегда от женщины добьется
того, что женщина захочет.

***

Мне моя брезгливость дорога,
мной руководящая давно:
даже чтобы плюнуть во врага,
я не набираю в рот говно.

***

Любил я книги, выпивку и женщин
И большего у бога не просил.
Теперь азарт мой возрастом уменьшен,
Теперь уже на книги нету сил.

***

Живя в загадочной отчизне
из ночи в день десятки лет,
мы пьем за русский образ жизни,
где образ есть, а жизни нет.

***

Вожди России свой народ
во имя чести и морали
опять зовут идти вперед,
а где перед, опять соврали.

***

Вся история нам говорит,
что Господь неустанно творит:
каждый год появляется гнида
неизвестного ранее вида.

***

Нам непонятность ненавистна
в рулетке радостей и бед.
Мы даже в смерти ищем смысла,
хотя его и в жизни нет.

***

Когда, глотая кровь и зубы,
мне доведется покачнуться,
я вас прошу, глаза и губы,
не подвести и улыбнуться.

 

boltai.com

Читать книгу Гарики на каждый день Игоря Губермана : онлайн чтение

17
ВО ТЬМЕ ДОМОЙ ЛЕТЯТ АВТОМОБИЛИ И ВСЕ, КОГО УЖЕ УПОТРЕБИЛИ
* * *

Творец, никому не подсудный,

со скуки пустил и приветил

гигантскую пьесу абсурда,

идущую много столетий.

* * *

Успехи познания благостны,

хотя и чреваты уронами,

поскольку творения Фаустов

становятся фауст-патронами.

* * *

Чувствуя добычу за версту,

по незримым зрению дорогам,

бесы наполняют пустоту,

в личности оставленную Богом.

* * *

С пеленок вырос до пальто,

в пальто провел года,

и снова сделался никто,

нигде и никогда.

* * *

Привычка греет, как постель,

и гасит боль, как чародей;

нас часто держит на кресте

боязнь остаться без гвоздей.

* * *

Устройство торжествующего зла

по самой его сути таково,

что стоны и бессильная слеза

способствуют лишь прочности его.

* * *

Когда устал и жить не хочешь,

полезно вспомнить в гневе белом,

что есть такие дни и ночи,

что жизнь оправдывают в целом.

* * *

Из мрака вызванные к свету,

мы вновь расходимся во мрак,

и очень разны в пору эту

мудрец, мерзавец и дурак.

* * *

Поскольку творенья родник

Творцом охраняется строго,

момент, когда нечто постиг, —

момент соучастия Бога.

* * *

Очень много лиц и граждан

брызжет по планете,

каждый личность, но не каждый

пользуется этим.

* * *

Какая цель отсель досель

плестись к одру от колыбели?

Но если есть у жизни цель,

то что за цель в наличьи цели?

* * *

Неужели, дойдя до порога,

мы за ним не найдем ничего?

Одного лишь прошу я у Бога:

одарить меня верой в Него.

* * *

Строки вяжутся в стишок,

море лижет сушу,

дети какают в горшок,

а большие – в душу.

* * *

Господь сей миг откроет нашу клетку

и за добро сторицею воздаст,

когда яйцо снесет себе наседку

и на аборт поедет педераст.

* * *

Век увлекается наукой,

наука жару поддает,

но сука остается сукой

и идиотом – идиот.

* * *

Ушиб растает. Кровь подсохнет.

Остудит рану жгучий йод.

Обида схлынет. Боль заглохнет.

А там, глядишь, и жизнь пройдет.

* * *

Из-за того, что бедный мозг

распахнут всем текущим слухам,

ужасно засран этот мост

между материей и духом.

* * *

Время льется, как вино,

сразу отовсюду,

но однажды видишь дно

и сдаешь посуду.

* * *

Не в силах я в складках души

для веры найти ничего,

а Бога, должно быть, смешит,

что можно не верить в Него.

* * *

Мир столько всякого познал

с тех пор, как плотью стала глина,

что чем крикливей новизна,

тем гуще запах нафталина.

* * *

Ничто не ново под луной:

удачник розов, желт страдалец,

и мы не лучше спим с женой,

чем с бабой спал неандерталец.

* * *

Создатель дал нам две руки,

бутыль, чтоб руки зря не висли,

а также ум, чтоб мудаки

воображали им, что мыслят.

* * *

Восторжен ум в поре начальной,

кипит и шпарит, как бульон;

чем разум выше, тем печальней

и снисходительнее он.

* * *

В каждую секунду, год и час,

все понять готовый и простить,

Бог приходит в каждого из нас,

кто в себя готов Его впустить.

* * *

Судить человечество следует строго,

но стоит воздать нам и честь:

мы так гениально придумали Бога,

что, может быть, Он теперь есть.

* * *

В разумном созревающем юнце

всегда есть незаконченное что-то,

поскольку только в зрелом мудреце

поблескивает капля идиота.

* * *

У Бога нет бессонницы,

Он спал бы как убитый,

но ночью Ему молятся

бляди и бандиты.

* * *

В тех битвах, где добро трубит победное,

повтор один печально убедителен:

похоже, что добру смертельно вредно

подолгу оставаться победителем.

* * *

Если все, что просили мы лишнего,

все молитвы, что всуе вершили мы,

в самом деле достигли Всевышнего,

уши Бога давно запаршивели.

* * *

Из-под грязи и крови столетий,

всех погибельных мерзостей между,

красота позволяет заметить,

что и Бог не утратил надежду.

* * *

С моим сознаньем наравне

вершится ход планет,

и если Бога нет во мне,

Его и выше нет.

* * *

В корнях любого взрыва и события

таится, незаметный нам самим,

могучий, как желание соития,

дух общей подготовленности к ним.

* * *

А так ли ясен Божий глаз

в делах немедленно судимых,

когда Господь карает нас

бедой и болями любимых?

* * *

Вглядись: из трубы, что согрета

огнем нашей плоти палимой,

комочек нетленного света

летит среди черного дыма.

* * *

Куда кругом ни погляди

в любом из канувших столетий,

Бог так смеется над людьми,

как будто нет Его на свете.

* * *

Вон злоба сочится из глаз,

вот некуда деться от лая;

а Бог – не боится ли нас,

что властвует, нас разделяя?

* * *

Наш дух изменчиво подвижен

в крутых спиральностях своих;

чем выше он и к Богу ближе,

тем глубже мы в себе самих.

* * *

Принудить Бог не может никого,

поскольку человека произвел,

вложив частицу духа своего,

а с нею – и свободы произвол.

* * *

Стечение случайных обстоятельств,

дорогу изменяющих отлого, —

одно из чрезвычайных доказательств

наличия играющего Бога.

* * *

Судьба способна очень быстро

перевернуть нам жизнь до дна,

но случай может высечь искру

лишь из того, в ком есть она.

* * *

У тех, кто пылкой головой

предался поприщам различным,

первичный признак половой

слегка становится вторичным.

* * *

Успехи нынешних наук

и все ученые дерзания

пошли от Каина: свой сук

ломал он с дерева познания.

* * *

Не боялись увечий и ран

ветераны любовных баталий,

гордо носит седой ветеран

свой музей боевых гениталий.

* * *

Когда природе надоест

давиться ядом и обидой,

она заявит свой протест,

как это было с Атлантидой.

* * *

Нисколько прочих не глупее

все те, кто в будничном безумии,

прекрасно помня о Помпее,

опять селились на Везувии.

* * *

Мы после смерти – верю в это —

опять становимся нетленной

частицей мыслящего света,

который льется по Вселенной.

18
ЛЮБОВЬ – СПЕКТАКЛЬ, ГДЕ АНТРАКТЫ НЕМАЛОВАЖНЕЕ, ЧЕМ АКТЫ
* * *

Один поэт имел предмет,

которым злоупотребляя,

устройство это свел на нет,

прощай любовь в начале мая!

* * *

Ни в мире нет несовершенства,

ни в мироздании – секрета,

когда, распластанных в блаженстве,

нас освещает сигарета.

* * *

Красоток я любил не очень,

и не по скудости деньжат:

красоток даже среди ночи

волнует, как они лежат.

* * *

Что значат слезы и слова,

когда приходит искушение?

Чем безутешнее вдова,

тем сладострастней утешение.

* * *

Мир объективен разве что на дольку:

продуктов нашей мысли много в нем;

и бабы существуют лишь постольку,

поскольку мы их, милых, познаем.

* * *

Когда врагов утешат слухом,

что я закопан в тесном склепе,

то кто поверит ста старухам,

что я бывал великолепен?

* * *

Пока играл мой детородный

отменных данных инструмент,

я не семейный, а народный

держал ему ангажемент.

* * *

В любые века и эпохи,

покой на земле или битва,

любви раскаленные вздохи —

нужнейшая Богу молитва.

* * *

Миллионер и голодранец

равны становятся, как братья,

танцуя лучший в мире танец

без света, музыки и платья.

* * *

Мы женщин постигаем, как умеем:

то дактилем, то ямбом, то хореем,

встречаясь то и дело с темпераментом,

который познаваем лишь гекзаметром.

* * *

От одиночества философ,

я стать мыслителем хотел,

но охладел, нашедши способ

сношенья душ посредством тел.

* * *

Грешнейший грех – боязнь греха,

пока здоров и жив;

а как посыплется труха,

запишемся в ханжи.

* * *

Лучше нет на свете дела,

чем плодить живую плоть;

наше дело – сделать тело,

а душой – снабдит Господь.

* * *

Учение Эйнштейна несомненно,

особенно по вкусу мне пришлось,

что с кучей баб я сплю одновременно,

и только лишь пространственно – поврозь.

* * *

Мы попираем все науки,

всю суету и все тревоги,

сплетя дыхания и руки,

а по возможности – и ноги.

* * *

Летят столетья, дымят пожары,

но неизменно под лунным светом

упругий Карл у гибкой Клары

крадет кораллы своим кларнетом.

* * *

Наших болей и радостей круг

не обнять моим разумом слабым;

но сладчайший душевный недуг —

ностальгия по непознанным бабам.

* * *

Сегодня ценят мужики

уют, покой и нужники;

и бабы возжигают сами

на этом студне хладный пламень.

* * *

Я живу, как любой живет, —

среди грязи, грызни и риска

высекая живот о живот

новой жизни слепую искру.

* * *

Я – лишь искатель приключений,

а вы – распутная мадам;

я узел завяжу на члене,

чтоб не забыть отдаться вам.

* * *

Не нажив ни славы, ни пиастров,

промотал я лучшие из лет,

выводя девиц-энтузиасток

из полуподвала в полусвет.

* * *

Мы были тощие повесы,

ходили в свитерах заношенных,

и самолучшие принцессы

валялись с нами на горошинах.

* * *

Теперь другие, кто помоложе,

тревожат ночи кобельим лаем,

а мы настолько уже не можем,

что даже просто и не желаем.

* * *

Обильные радости плоти

помимо своих развлечений —

прекрасный вдобавок наркотик

от боли душевных мучений.

* * *

Тоска мужчины о престиже

и горечь вражеской хулы

бледней становятся и жиже

от женской стонущей хвалы.

* * *

Увы, то счастье унеслось

и те года прошли,

когда считал я хер за ось

вращения Земли.

* * *

Хмельной от солнца, словно муха,

провел я жизнь в любовном поте,

и желтый лист со древа духа

слетел быстрей, чем с древа плоти.

* * *

В лета, когда упруг и крепок,

исполнен силы и кудрей,

грешнейший грех – не дергать репок

из грядок и оранжерей.

* * *

По весне распустились сады,

и еще лепестки не опали,

как уже завязались плоды

у девиц, что в саду побывали.

* * *

Многие запреты – атрибут

зла, в мораль веков переодетого:

благо, а не грех, когда ебут

милую, счастливую от этого.

* * *

Ты кукуешь о праве и вольности,

ты правительствам ставишь оценки,

но взгляни, как распущены волосы

вон у той полноватой шатенки.

* * *

Природа торжествует, что права,

и люди несомненно удались,

когда тела сошлись, как жернова,

и души до корней переплелись.

* * *

Рад, что я интеллигент,

что живу светло и внятно,

жаль, что лучший инструмент

годы тупят невозвратно.

* * *

Литавры и гонги, фанфары и трубы,

набат, барабаны и залпы —

беззвучны и немы в момент, когда губы

друг друга находят внезапно.

* * *

Как несложно – чтоб растаяла в подруге

беспричинной раздражительности завязь;

и затихнут все тревоги и недуги,

и она вам улыбнется, одеваясь.

* * *

Давай, Господь, решим согласно,

определив друг другу роль:

ты любишь грешников? Прекрасно.

А грешниц мне любить позволь.

* * *

Приятно, если правнуку с годами

стихов моих запомнится страница,

и некоей досель невинной даме

их чтение поможет соблазниться.

* * *

Когда грехи мои учтет

архангел, ведающий этим,

он, без сомнения, сочтет,

что я не зря пожил на свете.

* * *

Молодость враждебна постоянству,

в марте мы бродяги и коты;

ветер наших странствий по пространству

девкам надувает животы.

* * *

Я отношусь к натурам женским,

от пыла дышащим неровно,

которых плотское блаженство

обогащает и духовно.

* * *

Витает благодать у изголовий,

поскольку и по духу, и по свойству

любовь – одно из лучших славословий

божественному Божьему устройству.

* * *

Не почитая за разврат,

всегда готов наш непоседа,

возделав собственный свой сад,

слегка помочь в саду соседа.

* * *

Мы в ранней младости усердны

от сказок, веющих с подушек,

и в смутном чаяньи царевны

перебираем тьму лягушек.

* * *

Назад оглянешься – досада

берет за прошлые года,

что не со всех деревьев сада

поел запретного плода.

* * *

Наш век становится длиннее

от тех секунд (за жизнь – минут),

когда подруги, пламенея,

застежку-молнию клянут.

* * *

От акта близости захватывает дух

сильнее, чем от шиллеровских двух.

* * *

Готов я без утайки и кокетства

признаться даже Страшному Суду,

что баб любил

с мальчишества до детства,

в которое по старости впаду.

* * *

Спеши любить, мой юный друг,

волшебны свойства женских рук:

они смыкаются кольцом,

и ты становишься отцом.

* * *

Я в молодости книгам посвящал

интимные досуги жизни личной

и часто с упоеньем посещал

одной библиотеки дом публичный.

* * *

Когда тепло, и тьма, и море,

и под рукой – крутая талия,

то с неизбежностью и вскоре

должно случиться и так далее.

* * *

Растущее повсюду отчуждение

и прочие печальные события

усиливают наше наслаждение

от каждого удачного соития.

* * *

Как давит стариковская перина

и душит стариковская фуфайка

в часы, когда танцует балерина

и ножку бьет о ножку, негодяйка.

* * *

В густом чаду взаимных обличений,

в эпоху повсеместных злодеяний

чиста лишь суть таких разоблачений,

как снятие подругой одеяний.

* * *

В любви прекрасны и томление,

и апогей, и утомление.

* * *

Мы не жалеем, что ночами

с друзьями жгли себя дотла,

и смерть мы встретим, как встречали

и видных дам, и шлюх с угла.

* * *

А умереть бы я хотел

в тот миг высокий и суровый,

когда меж тесно слитых тел

проходит искра жизни новой.

* * *

Случайно встретившись в аду

с отпетой шлюхой, мной воспетой,

вернусь я на сковороду

уже, возможно, с сигаретой.

19
ДАВНО ПОРА, ЕБЕНА МАТЬ, УМОМ РОССИЮ ПОНИМАТЬ!
* * *

Я государство вижу статуей:

мужчина в бронзе, полный властности,

под фиговым листочком спрятан

огромный орган безопасности.

* * *

Не на годы, а на времена

оскудела моя сторона,

своих лучших сортов семена

в мерзлоту раскидала страна.

* * *

Растет лосось в саду на грядке;

потек вином заглохший пруд;

в российской жизни все в порядке;

два педераста дочку ждут.

* * *

Боюсь, как дьявольской напасти,

освободительных забот;

когда рабы приходят к власти,

они куда страшней господ.

* * *

Критерий качества державы —

успехи сук и подлецов;

боюсь теперь не старцев ржавых,

а белозубых молодцов.

* * *

Век принес уроки всякие,

но один – венец всему:

ярче солнца светят факелы,

уводящие во тьму.

* * *

А может быть, извечный кнут,

повсюдный, тайный и площадный —

и породил российский бунт,

бессмысленный и беспощадный?

* * *

Как рыбы, мы глубоководны,

тьмы и давления диету

освоив так, что непригодны

к свободе, воздуху и свету.

* * *

Россия надрывно рыдает

о детях любимых своих;

она самых лучших съедает

и плачет, печалясь о них.

* * *

Не мудреной, не тайной наукой,

проще самой простой простоты —

унижением, страхом и скукой

человека низводят в скоты.

* * *

На наш барак пошли столбы

свободы, равенства и братства;

все, что сработали рабы,

всегда работает на рабство.

* * *

Не знаю глупей и юродивей,

чем чувство – его не назвать,

что лучше подохнуть на родине,

чем жить и по ней тосковать.

* * *

Пригасла боль, что близких нет,

сменился облик жизни нашей,

но дух и нрав на много лет

пропахли камерной парашей.

* * *

Не тиражируй, друг мой, слухов,

компрометирующих власть;

ведь у недремлющего уха

внизу не хер висит, а пасть.

* * *

Открыв сомкнуты негой взоры,

Россия вышла в неглиже

на встречу утренней Авроры,

готовой к выстрелу уже.

* * *

День Конституции напомнил мне

усопшей бабушки портрет:

портрет висит в парадной комнате,

а бабушки давно уж нет.

* * *

Россия – странный садовод

и всю планету поражает,

верша свой цикл наоборот:

сперва растит, потом сажает.

* * *

Всю жизнь философ похотливо

стремился истине вдогон;

штаны марксизма снять не в силах, —

чего хотел от бабы он?

* * *

В двадцатом удивительном столетии,

польстившись на избранничества стимул,

Россия показала всей планете,

что гений и злодейство совместимы.

* * *

Смешно, когда толкует эрудит

о тяге нашей к дружбе и доверию;

всегда в России кто-нибудь сидит:

одни – за дух, другие – за материю.

* * *

Дыша неистовством и кровью,

абсурдом и разноязычием,

Россия – трудный сон истории

с его кошмаром и величием.

* * *

Кровав был век. Жесток и лжив.

Лишен и разума, и милости.

И глупо факт, что лично жив,

считать остатком справедливости.

* * *

Плодит начальников держава,

не оставляя чистых мест;

где раньше лошадь вольно ржала,

теперь начальник водку ест.

* * *

Однажды здесь восстал народ

и, став творцом своей судьбы,

извел под корень всех господ;

теперь вокруг одни рабы.

* * *

Ошалев от передряг,

спотыкаясь, как калеки,

мы вернули бы варяг,

но они сбежали в греки.

* * *

Мы варимся в странном компоте,

где лгут за глаза и в глаза,

где каждый в отдельности – против,

а вместе – решительно за.

* * *

Когда страна – одна семья,

все по любви живут и ладят;

скажи мне, кто твой друг, и я

скажу, за что тебя посадят.

* * *

Всегда в особый список заносили

всех тех, кого сегодня я люблю;

кратчайший путь в историю России

проходит через пулю и петлю.

* * *

Конечно, здесь темней и хуже,

но есть достоинство свое:

сквозь прутья клетки небо глубже,

и мир прозрачней из нее.

* * *

Смакуя азиатский наш кулич,

мы густо над европами хохочем;

в России прогрессивней паралич,

светлей Варфоломеевские ночи.

* * *

Мы крепко память занозили

и дух истории-калеки,

Евангелие от России

мир получил в двадцатом веке.

* * *

Такой ни на какую не похожей

досталась нам великая страна,

что мы и прирастаем к ней не кожей,

а всем, что искалечила она.

* * *

Моей бы ангельской державушке —

два чистых ангельских крыла;

но если был бы хуй у бабушки,

она бы дедушкой была.

* * *

За осенью – осень. Тоска и тревога.

Ветра над опавшими листьями.

Вся русская жизнь – ожиданье от Бога

какой-то неясной амнистии.

* * *

В тюрьме я поневоле слушал радио

и думал о загадочной России:

затоптана, изгажена, раскрадена,

а песни – о душевности и силе.

* * *

Тот Иуда, удавившись на осине

и рассеявшись во время и пространство,

тенью ходит в нашем веке по России,

проповедуя основы христианства.

* * *

История любым полна коварством,

но так я и не понял, отчего

разбой, когда творится государством,

название меняется его.

* * *

В империях всегда хватало страху,

история в них кровью пишет главы,

но нет России равных по размаху

убийства своей гордости и славы.

* * *

Любовь моя чиста, и неизменно

пристрастие, любовью одержимое;

будь проклято и будь благословенно

отечество мое непостижимое.

* * *

Россия! Что за боль прощаться с ней!

Кто едет за деньгами, кто за славой;

чем чище человек, тем он сильней

привязан сердцем к родине кровавой.

* * *

Нету правды и нет справедливости

там, где жалости нету и милости;

правит злоба и царит нищета,

если в царстве при царе нет шута.

* * *

Полна неграмотных ученых

и добросовестных предателей

страна счастливых заключенных

и удрученных надзирателей.

* * *

Как мальчик, больной по природе,

пристрастно лелеем отцом,

как все, кто немного юродив,

Россия любима Творцом.

* * *

Приметы близости к расплате

просты: угрюмо сыт уют,

везде азартно жгут и тратят

и скудно нищим подают.

* * *

Беспечны, безучастны, беспризорны

российские безмерные пространства,

бескрайно и безвыходно просторны,

безмолвны, безнадежны и бесстрастны.

* * *

Российская лихая птица-тройка

со всех концов земли сейчас видна,

и кони бьют копытами так бойко,

что кажется, что движется она.

* * *

Россия столько жизней искалечила

во имя всенародного единства,

что в мире, как никто, увековечила

державную манеру материнства.

* * *

Сильна Россия чудесами

и не устала их плести:

здесь выбирают овцы сами

себе волков себя пасти.

* * *

А раньше больше было фальши,

но стала тоньше наша лира,

и если так пойдет и дальше,

весь мир засрет голубка мира.

* * *

Моя империя опаслива:

при всей своей державной поступи

она привлечь была бы счастлива

к доносной службе наши простыни.

* * *

Рисунком для России непременным,

орнаментом, узором и канвой,

изменчивым мотивом неизменным

по кружеву судьбы идет конвой.

* * *

Не в силах внешние умы

вообразить живьем

ту смесь курорта и тюрьмы,

в которой мы живем.

* * *

Благословен печальный труд

российской мысли, что хлопочет,

чтоб оживить цветущий труп,

который этого не хочет.

* * *

Чему бы вокруг ни случиться,

тепло победит или лед,

страны этой странной страницы,

мы влипли в ее переплет.

* * *

Здесь грянет светопреставление

в раскатах грома и огня,

и жаль, что это представление

уже наступит без меня.

* * *

Российская природа не уныла,

но смутною тоской озарена,

и где ни окажись моя могила,

пусть веет этим чувством и она.

20
КАК СОЛОМОН О РОЗЕ
* * *

Под грудой книг и словарей,

грызя премудрости гранит,

вдруг забываешь, что еврей;

но в дверь действительность звонит.

* * *

Никто, на зависть прочим нациям,

берущим силой и железом,

не склонен к тонким операциям,

как те, кто тщательно обрезан.

* * *

Люблю листки календарей,

где знаменитых жизней даты:

то здесь, то там живал еврей,

случайно выживший когда-то.

* * *

В природе русской флер печали

висит меж кущами ветвей;

о ней не раз еще ночами

вздохнет уехавший еврей.

* * *

Отца родного не жалея,

когда дошло до словопрения,

в любом вопросе два еврея

имеют три несхожих мнения.

* * *

Я сын того таинственного племени,

не знавшего к себе любовь и жалость,

которое горело в каждом пламени

и сызнова из пепла возрождалось.

* * *

Мы всюду на чужбине, и когда

какая ни случится непогода,

удвоена еврейская беда

бедою приютившего народа.

* * *

Живым дыханьем фразу грей,

а не гони в тираж халтуру;

сегодня только тот еврей,

кто теплит русскую культуру.

* * *

Везде одинаков Господень посев,

и врут нам о разнице наций;

все люди – евреи, и просто не все

нашли пока смелость признаться.

* * *

У времени густой вокзальный запах,

а в будущем объявятся следы:

история, таясь на мягких лапах,

народ мой уводила от беды.

* * *

Кто умер, кто замкнулся, кто уехал;

брожу один по лесу без деревьев,

и мне не отвечает даже эхо —

наверно, тоже было из евреев.

* * *

В домах родильных вылезают

все одинаково на свет,

но те, кого не обрезают,

поступят в университет.

* * *

Сегодняшний день лишь со временем

откроет свой смысл и цену;

Москва истекает евреями

через отверстую Вену.

* * *

Стало скучно в нашем крае,

не с кем лясы поточить,

все уехали в Израиль

ностальгией сплин лечить.

* * *

Мне климат привычен советский,

к тому же – большая семья,

не нужен мне берег Суэцкий —

в неволе размножился я.

* * *

В котлах любого созидания

снискав себе не честь, но место,

евреи, дрожжи мироздания,

уместны только в массе теста.

* * *

Из двух несхожих половин

мой дух слагается двояко:

в одной – лукавствует раввин,

в другой – витийствует гуляка.

* * *

В эпоху, когда ценность информации

окрасила эпоху, как чернила,

повысились и акции той нации,

которая всегда ее ценила.

* * *

Летит еврей, несясь над бездной,

от жизни трудной к жизни тяжкой,

и личный занавес железный

везет под импортной рубашкой.

* * *

Над нами смерть витает, полыхая

разливом крови, льющейся вослед,

но слабнет, утолясь, и тетя Хая

опять готовит рыбу на обед.

* * *

Фортуна с евреем крута,

поскольку в еврея вместилась

и русской души широта,

и задницы русской терпимость.

* * *

Растит и мудрецов и палачей,

не менее различен, чем разбросан,

народ ростовщиков и скрипачей,

закуренная Богом папироса.

* * *

Сомненья мне душу изранили

и печень до почек проели:

как славно жилось бы в Израиле,

когда б не жара и евреи.

* * *

За долгие столетия, что длится

кромешная резня в земном раю,

мы славно научились веселиться

у рва на шевелящемся краю.

* * *

Век за веком роскошными бреднями

обставляли погибель еврея;

а века были так себе, средние,

дальше стало гораздо новее.

* * *

По спирту родственность имея,

коньяк не красит вкус портвейну,

еврей-дурак не стал умнее

от соплеменности Эйнштейну.

* * *

Те овраги, траншеи и рвы,

где чужие лежат, не родня —

вот единственно прочные швы,

что с еврейством связали меня.

* * *

При всей нехватке козырей

в моем пред Господом ответе,

весом один: я был еврей

в такое время на планете.

* * *

Сородич мой клопов собой кормил,

и рвань перелицовывал, дрожа,

и образ мироздания кроил,

и хаживал на Бога без ножа.

* * *

За все на евреев найдется судья.

За живость. За ум. За сутулость.

За то, что еврейка стреляла в вождя.

За то, что она промахнулась.

* * *

Русский климат в русском поле

для жидов, видать, с руки:

сколько мы их ни пололи,

все цветут – как васильки.

* * *

Поистине загадочна природа,

из тайны шиты все ее покровы;

откуда скорбь еврейского народа

во взгляде у соседкиной коровы?

* * *

За года, что ничуть я не числю утратой,

за кромешного рабства глухие года

столько русской земли накопал я лопатой,

что частицу души в ней зарыл навсегда.

* * *

Чтоб созрели дух и голова,

я бы принял в качестве закона:

каждому еврею – года два

глину помесить у фараона.

* * *

Приснилась мне роскошная тенденция,

которую мне старость нахимичила:

еврейская духовная потенция

физическую – тоже увеличила.

* * *

Пусть время, как поезд с обрыва,

летит к неминуемым бедам,

но вечером счастлива Рива,

что Сема доволен обедом.

* * *

В эпохи любых философий

солонка стоит на клеенке,

и женится Лева на Софе,

и Софа стирает пеленки.

* * *

Если надо – язык суахили,

сложный звуком и словом обильный,

чисто выучат внуки Рахили

и фольклор сочинят суахильный.

* * *

Знамения шлет нам Господь:

случайная вспышка из лазера

отрезала крайнюю плоть

у дряхлого физика Лазаря.

* * *

Дядя Лейб и тетя Лея

не читали Апулея;

сил и Лейба не жалея,

наслаждалась Лейбом Лея.

* * *

Все предрассудки прочь отбросив,

но чтоб от Бога по секрету,

свинину ест мудрец Иосиф

и громко хвалит рыбу эту.

* * *

Влияли слова Моисея на встречного,

разумное с добрым и вечное сея,

и в пользу разумного, доброго, вечного

не верила только жена Моисея.

* * *

Влюбилась Сарра в комиссара,

схлестнулись гены в чреве сонном,

трех сыновей родила Сарра,

все – продавцы в комиссионном.

* * *

Эпоху хамскую не хая

и власть нахальства не хуля,

блаженно жили Хаим и Хая,

друг друга холя и хваля.

* * *

Лея-Двося слез не лила,

счет потерям не вела:

трех мужей похоронила,

сразу пятого взяла.

* * *

Где мудрые ходят на цыпочках

и под ноги мудро глядят,

евреи играют на скрипочках

и жалобы нагло галдят.

* * *

Без выкрутасов и затей,

но доводя до класса экстра,

мы тихо делали детей,

готовых сразу же на экспорт.

* * *

Прощай, Россия, и прости,

я встречу смерть уже в разлуке —

от пули, голода, тоски,

но не от мерзости и скуки.

* * *

Такой уже ты дряхлый и больной,

трясешься, как разбитая телега, —

– На что ты копишь деньги, старый Ной?

– На глупости. На доски для ковчега.

* * *

Томит Моисея работа,

домой Моисею охота,

где ходит обширная Хая,

роскошно себя колыхая.

* * *

Век за веком: на небе – луна,

у подростка – томленье свободы,

у России – тяжелые годы,

у еврея – болеет жена.

* * *

Когда черпается счастье полной миской,

когда каждый жизнерадостен и весел,

тетя Песя остается пессимисткой,

потому что есть ума у тети Песи.

* * *

Носятся слухи в житейском эфире,

будто еще до пожара за час

каждый еврей говорит своей Фире:

– Фира, а где там страховка у нас?

* * *

Пока мыслителей тревожит,

меня волнует и смешит,

что без России жить не может

на белом свете русский жид.

* * *

Письма грустные приходят

от уехавших мошенников:

у евреев на свободе

мерзнут шеи без ошейников.

* * *

Свежестью весны благоуханна,

нежностью цветущая, как сад,

чудной красотой сияла Ханна

сорок килограмм тому назад.

* * *

Как любовь изменчива, однако!

В нас она качается, как маятник:

та же Песя травит Исаака,

та же Песя ставит ему памятник.

* * *

На всем лежит еврейский глаз,

у всех еврейские ужимки,

и с неба сыпятся на нас

шестиконечные снежинки.

* * *

Еврей у всех на виду,

еврей судьбы на краю

упрямо дудит в дуду

обрезанную свою.

* * *

Я еврея в себе убивал,

дух еврейства себе запретил,

а когда сокрушил наповал,

то евреем себя ощутил.

* * *

Когда народы, распри позабыв,

в единую семью соединятся,

немедля обнаружится мотив

сугубого вреда одной из наций.

* * *

Он был не глуп, дурак Наум,

но был устроен так,

что все пришедшее на ум

он говорил, мудак.

* * *

Если к Богу допустят еврея, —

что он скажет, вошедши с приветом?

– Да, я жил в интересное время,

но совсем не просил я об этом.

* * *

Евреи слиняли за долей счастливой,

а в русских пространствах глухих

укрылись бурьяном, оделись крапивой

могилы родителей их.

* * *

Гвоздика, ландыш и жасмин,

левкой, сирень и анемоны —

всем этим пах Вениамин,

который пил одеколоны.

* * *

Не спится горячей Нехаме;

под матери храп непробудный

Нехама мечтает о Хайме,

который нахальный, но чудный.

* * *

Всюду было сумрачно и смутно;

чувством безопасности влеком,

Фима себя чувствовал уютно

только у жены под каблуком.

* * *

В кругу семейства своего

жила прекрасно с мужем Дина,

тая от всех, кроме него,

что вышла замуж за кретина.

* * *

Известно всем, что бедный Фима

умом не блещет. Но и тот

умнее бедного Рувима,

который полный идиот.

* * *

Нервы если в ком напряжены,

сердцу не поможет и броня;

Хайма изводили три жены;

Хайм о каждой плакал, хороня.

* * *

Еврейство – очень странный организм,

питающийся духом ядовитым,

еврею даже антисемитизм

нужнее, чем еврей – антисемитам.

* * *

Евреям придется жестоко платить

за то, что посмели когда-то

дух русского бунта собой воплотить

размашистей старшего брата.

* * *

В годы, обагренные закатом,

неопровержимее всего

делает еврея виноватым

факт существования его.

* * *

За стойкость в безумной судьбе,

за смех, за азарт, за движение —

еврей вызывает к себе

лютое уважение.

* * *

Не золото растить, сажая медь,

не выдумки выщелкивать с пера,

а в гибельном пространстве уцелеть —

извечная еврейская игра.

* * *

Сквозь королей и фараонов,

вождей, султанов и царей,

оплакав смерти миллионов,

идет со скрипочкой еврей.

* * *

Скорей готов ко встрече с вечностью

чем к трезвой жизни деловой,

я обеспечен лишь беспечностью,

зато в избытке и с лихвой.

Из нитей солнечного света,

азартом творчества томим,

я тку манжеты для жилета

духовным правнукам своим.

iknigi.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *