Содержание

Инстинкты животных — Удивительный Мир Животных

Инстинкт или врожденное поведение − это неотъемлемая склонность живого организма к определенному сложному поведению. Простейшим примером инстинктивного поведения является фиксированная картина действия, в которой последовательность коротких и средних действий без изменения осуществляется в ответ на четко определенный стимул. Весь жизненный цикл животных состоит из инстинктов, которые обеспечивают: подготовку к размножению; размножение; питание; защиту от хищников; поведение ухаживания животных; строительство гнезд и нор; подготовку к смене сезонов и многое другое.

Инстинкты животных являются врожденными сложными образцами поведения, которые существуют у большинства членов вида, и их следует отличать от рефлексов, поскольку это простые ответы организма на конкретный стимул, такие как сокращение зрачка в ответ на яркий свет или спазматическое движение ноги при постукивании по колену.

Материнский инстинкт

Инстинкты животных сильны и врожденны. Несмотря на то, что в заповедниках и зоопарках много диких животных выхаживают и долго лечат люди, животные остаются дикими со своими инстинктами и об этом нельзя забывать ни на минуту. У многих людей есть заблуждение, что, поскольку животные были излечены людьми, тигры, львы и другие животные, живущие в неволе, будут ласковыми, доверчивыми и безопасными для людей. Но это совершенно не так. Инстинкты диких животных, независимо от того, где и как они появились на свет, могут проявляться очень сильными и животные продолжают быть ОЧЕНЬ опасными! Работники заповедников и зоопарков, как никто другой знают инстинкты диких животных и всегда находятся начеку рядом с ними.

Любое поведение является инстинктивным, если оно выполняется, не основываясь на предыдущем опыте и, следовательно, является выражением врожденных биологических факторов. Каждое животное обладает большим количеством инстинктов, но каждому виду характерны свои уникальные инстинкты:

— Морские черепашки, недавно вылупившиеся на пляже, автоматически двигаются к океану.

— Новорождённый кенгуренок инстинктивно взбирается в мешок матери и прикрепляется к одному из четырех сосков, хотя сам кушать не умеет, поэтому мать, сокращая мышцы, брызгает свое молоко ему в рот.

— Медоносные пчелы общаются, танцуя в направлении источника пищи без формальной инструкции.

— Бобры, благодаря своему инстинкту, являются хорошими строителями. Они сооружают дамбы, чтобы образовались тихие и глубокие запруды, а посредине их строят дом из хвороста.

— Кашалот может оставаться под водой на протяжении полутора часа и ныряет на глубину 1500 метров. Перед новым погружением под воду кашалот инстинктивно отдыхает 10 минут, чтобы обогатить кровь кислородом.

— Глаза хамелеона, которые вращаются в разные стороны независимо одно от другого, помогают при инстинкте самосохранения. То есть помогают животному вовремя увидеть хищника.

— Неуклюжий пингвин, пользуясь своим инстинктом, во время пребывания на суше, удирает от своих врагов на животе по льду, развивая при этом хорошую скорость.

— Пума нападает на свою жертву из засады и кусает за загривок. Она часто убивает намного больше, чем может сама съесть. Тогда пума инстинктивно прячет остатки туши и если ей не удастся раздобыть что-нибудь свеженькое, возвращается к ним позже.

— Существует много видов перелетных птиц, но желание улететь на юг (осенью) или возвращаться домой (весной) проявляется у них даже тогда, когда они находятся в неволе. И снова срабатывает инстинкт.

— Инстинкт присмотра за потомством, хорошо развит у карликовой белозубки, поскольку очень интересно передвигается самка с детенышами. Первый цепляется зубами за основу маминого хвоста, другой – за хвост первого и так далее. Так и путешествуют бесконечной цепочкой.

— Живут гигантские тридакны в водах Тихого и Индийского океанов, среди коралловых рифов. Эти моллюски составляют угрозу для невнимательных аквалангистов. Если человек попадет рукой или ногой между створок ракушки тридакны, инстинктивно сработает мускул-замыкатель, они закроются и неудачник окажется в западне.

Тр

Каждый из нас знает великого ученого И.П.Павлова и его интересные исследования над собакою. На первый взгляд простой опыт с псом, а сколько интересной и полезной информации, касающейся рефлексов и инстинктов собаки. Согласно учению И.П. Павлова, поведение животных — единство двух форм: инстинктивной и приобретенной. Поэтому то, что часто кажется осмысленным поведением собаки, на деле оказывается рядом условных рефлексов.

В период развития собаки, наследственность и условия среды постоянно взаимодействуют, и порой сложно определить, что является инстинктом, а что — приобретенной реакцией. Но все-таки, можно выделить основные инстинкты, которые оказывают сильное влияние на формирование характера собаки: пищевой, оборонительной, половой, ориентировочной.

Инстинкты животных

Инстинкты животных — это врожденные, закрепленные генетически способности и формы поведения животных, осуществляемые с целью получения полезного результата для обеспечения жизнедеятельности особи или группы особей. Наиболее жизненно важные для животных инстинкты это: инстинкт добычи пищи, инстинкт размножения, защитный инстинкт самосохранения, миграционный инстинкт. Как видим, проявление того либо иного инстинкта, подразумевает сложную схему поведения животного.

Особенности проявления инстинктов животных

Врожденность инстинктов. В природе многие навыки животные получают от своей матери или же старших особей. Но в то же время некоторые инстинкты передаются животным по наследству и с рождением уже заложены в нервной системе. Например, когда собака болеет, она ест лекарственную траву. Она могла и не наблюдать подобного поведения у своей матери, но данный инстинкт у животного проявляется независимо от наличия опыта.

У некоторых видов птиц, таких как кукушка, молодняк улетает в теплые края первым. Только после этого начинают мигрировать их родители. В данном случае птенцам никто не показывает дорогу. У птиц этот инстинкт врожденный и проявляется без предварительной подготовки и обучения.

Шаблонность инстинктивных действий. В пределах вида или популяции животных инстинкты проявляются одинаково. Они состоят из набора похожих действий в определенной последовательности. Например, птицы вьют гнезда примерно по одной и той же схеме. Сначала укладывают более крупный строительный материал: ветки, стебли, а затем более мелкий: перья, мох. После чего все утрамбовывают.

В то же время у разных видов пауков узор паутины сильно отличается, при этом он одинаковый у одного вида. Это свидетельствует о том, что инстинкты заставляют животных придерживаться строго определенного алгоритма в своих действиях и не отклоняться от него.

Бессознательность инстинктов. Если присмотреться к сложной схеме поведения животных во время проявления того либо иного инстинкта, то кажется, что все действия выполняются осознанно. Птицы высиживают яйца, чтобы вылупились птенцы, а бобры строят плотину, чтобы вода оставалась на прежнем уровне. Вроде бы каждое действие подразумевает достижение конкретного результата. Но это не совсем так.

Инстинкты животных — это неосознанные действия. Давно известно, что если наседке подложить камешек похожий на яйцо, то она будет его высиживать. Также бобры, строят плотину, даже в тех водоемах, где уровень воды в течение года не меняется.

Изменчивость инстинктов.

Не смотря на то, что инстинкты животных — это врожденные навыки, жизнь каждой особи или популяции зависит от изменений среды обитания. Поэтому животные могут использовать жизненный опыт в качестве приспособлений к изменениям внешней среды. А это в свою очередь приводит к изменению некоторых инстинктов у животных.

Глобальное потепление привело к тому, что льды Арктики тают, нарушая привычную среду обитания белых медведей. Из-за этого они вынуждены больше времени проводить на материке и соответственно учиться добывать и потреблять растительную пищу. Вполне вероятно, что через несколько поколений инстинкт добычи пищи у белых медведей поменяется, и они перейдут на всеядный способ питания.

Отдельно хочется сказать о материнском инстинкте животных. Благодаря нему до сих пор существует жизнь на планете. Материнский инстинкт имеет большую силу, чем инстинкт самосохранения. Убедиться в этом, можно посмотрев видео о животных внизу. Именно этот инстинкт заставляет травоядное животное в один миг превратиться в хищника. На видео показано, как зебра преследует львицу, чтобы спасти своего жеребенка, антилопа отбивает детеныша у стаи гиен, а буйвол готов сразиться с целым прайдом львов, заставив царя зверей спасаться бегством. Вполне вероятно, что причина подобного поведения животных — инстинкты. А может быть такие понятия как любовь, отвага и честь для них не пустые слова?

Животные инстинкты: как наша внешность управляет нашей личностью

  • Кристиан Джарретт
  • для BBC Future

Автор фото, Getty Images

Мы обычно считаем, что наша внешность — это действительно что-то внешнее по отношению к нашей личности, нашему характеру. Но, оказывается, физические черты, — например рост или привлекательность, — могут формировать нашу личность, влиять на наше поведение и даже на политические пристрастия.

Школа-интернат, в которой я учился в 1990-х, обеспечивала идеальный микрокосм для каждого, кто интересуется тем, как тезис «выживает сильнейший» воплощается в жизнь у людей.

Нас там было с полсотни неугомонных, порой буйных мальчишек, и каждый выбирал собственную стратегию, чтобы избежать травли сверстников или изоляции от коллектива.

Среди таких стратегий были создание коалиций, обретение популярности с помощью продажи дешевых батареек и так далее. Я придумал собственный способ отпугнуть потенциальных обидчиков — создал себе репутацию фаната карате.

Кроме того, был небольшой процент крупных, физически крепких мальчиков, размеры которых позволяли им чувствовать себя в безопасности. Эти парни вели себя довольно развязно, они были полны уверенности в себе, и их компанейский характер, решительное поведение, судя по всему, отражали их физические качества, соответствовали им.

Было ли это соответствие случайной корреляцией или на развитие характера влиял их физический облик?

Существует теория (известная как «факультативная калибровка личности»), согласно которой никакой случайности не было.

Согласно этой теории, наши личности развиваются, наши характеры формируются в соответствии с теми физическими качествами, что дала нам генетика, — в том числе с нашими размерами, силой и внешней привлекательностью.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Отражает ли ваш характер ваши физические черты?

Подтверждений тому, что эта теория верна, все больше — причем внешность влияет не только на черты характера, но и на то, как мы выбираем свою «половинку» и каких политических взглядов придерживаемся.

(Стоит отметить, что пока выводы этой теории неокончательны, поскольку сделаны на основе корреляций и противоречивых данных. Кроме того, существуют и другие объяснения, прямо обратные — например, что как раз черты характера могут формировать наши тела.)

Возьмем такую черту, как экстраверсия. Она подразумевает, что вы не только более общительны, но и более предприимчивы, готовы идти на риск. По логике эволюции, более физически крепкие люди могли лучше использовать это преимущество, становясь экстравертами.

И это подтверждают некоторые исследования. Одно из них, проведенное специалистами немецкого Гёттингенского университета с участием более 200 мужчин, показало, что более физически сильные, обладающие телом «мачо», с широкой грудью и развитыми бицепсами, — как правило, экстраверты. И это проявляется прежде всего в напористости и физической активности. У женщин подобная связь не была выявлена.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Степень нашей замкнутости может зависеть от нашей внешности

Опять-таки, это имеет смысл, если рассматривать развитие личности как адаптивную стратегию. Если вы физически слабы, то осторожное поведение, скорее всего, продлит вам жизнь. Ну а если вы одарены физически, то можете себе позволить время от времени рискнуть.

Интригующие параллели обнаруживают ученые, исследующие поведение животных. Они заметили, что у многих видов индивидуальность животного (склонность вести себя более или менее смело) зависит от его физического размера. Например, более крупные пауки ведут себя смелее перед лицом хищника, чем мелкие.

Легко заметить, что большая часть исследований поведения людей на эту тему (связи физической силы с агрессивностью и чертами экстраверта) сосредоточена на мужчинах.

Это потому, что, согласно теории эволюции, физическая сила и способность драться более свойственны мужчинам, которым приходится соревноваться за благосклонность женщин.

В исследовании, проведенном в Калифорнийском университете в Санты-Барбаре, участвовали и мужчины, и женщины, и вышеуказанная связь гораздо более заметно проявлялась именно у мужчин.

В том же исследовании замерялась степень привлекательности участников как еще один физический атрибут, который теоретически должен влиять на развитие характера экстраверта. Результаты показали, что и у женщин, и у мужчин такая связь есть.

Авторы исследования сделали вывод, что (по большей части) степень экстраверсии можно предсказать, исходя из физической силы и физической привлекательности человека.

Автор фото, Getty Images

Более того, эти выводы не могут быть объяснены только разницей в генах, связанных с функцией гормонов андрогенов (вероятно, влияющих на силу, привлекательность и аспекты личности).

Это подкрепило идею, что физические свойства усиливают черты личности, связанные с экстраверсией, и такие черты — не просто отражение генов.

Причем с физическими качествами связаны не только невротичность, замкнутость в себе, любовь к уединению или экстраверсия, разговорчивость, общительность.

Из результатов еще одного исследования можно сделать вывод, что и наше поведение при построении отношений с потенциальным романтическим партнером тоже может быть не чем иным, как стратегической адаптацией под влиянием ваших физических черт, внешности — особенно если вы мужчина.

Например, в исследовании с участием сотен студентов Аарон Лукашевск из университета Лойола Мэримаунт и его коллеги, среди которых Кристина Ларсон и Келли Гилдерслив из Калифорнийского университета, обнаружили, что более сильные и более привлекательные мужчины (но не женщины) с большей долей вероятности считают, что секс без любви — это нормально, и охотно занялись бы сексом с малознакомым человеком.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Даже наши мнения и наши жизненные ценности могут формироваться физическими чертами

«Результаты современных исследований поддерживают гипотезу о том, что более сильные и более привлекательные мужчины имеют больше партнеров по сексу — частично по причине того, что эти мужчины «откалиброваны» на использование всех возможностей «свободного от обязательств спаривания», — пишут ученые.

Но как далеко простирается связь между вашей внешностью и тем, кто вы в этой жизни? У мужчин это может отражаться даже на политических взглядах.

В исследовании, результаты которого опубликованы в этом году, два политолога сообщили: данные, полученные в 12 странах (включая США, Данию и Венесуэлу), говорят о том, что более сильные, более мускулистые мужчины, как правило, выступают против политического эгалитаризма (равных политических возможностей).

Обоснованием этому можно считать то, что в прошлом такие мужчины, скорее всего, преуспевали в обществе, где каждый был за себя.

В случае с женщинами результаты не так однозначны. В некоторых исследованиях подтверждалось, что более сильные из них с большей вероятностью выступают за равные политические права, в других — всё ровно наоборот.

Нам нравится думать, что наша личность (то, во что мы верим, что любим, за что выступаем, наш характер со всеми его чертами, верностью, стеснительностью или склонностью флиртовать и т.д.) — это результат работы нашего интеллекта, результат наших взглядов на мораль, духовность и проч.

Сама идея, что эти аспекты нашей личности отражают (пусть даже частично) лишь стратегическую адаптацию, приспособление нашего поведения к тому, чем мы обладаем от природы (физическим телом, внешностью), пока остается довольно противоречивой теорией.

Однако теория эта, как и та самая школа-интернат, полная шумных детей, смиренно напоминает нам о том, что животные инстинкты в нас по-прежнему живы.

Доктор Кристиан Джаррет редактирует блог «Дайджест исследований» Британского психологического общества. Его новая книга «Персонология» (Personology) выйдет в свет в 2019 году.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Абрам Ильич Фет: Инстинкт и социальное поведение. Глава 1. Инстинкт

1. Понятие инстинкта

Поведение человека, как и всех животных, зависит от наследственных механизмов. Всегда было известно, что животное каждого вида имеет от рождения некоторый набор присущих ему способов поведения, характерный для этого вида.

Средневековые схоласты не сомневались, что живые организмы получают при рождении все свои способности от бога. Они полагали, что человек, их повелитель, наделяется от рождения сверхъестественной духовной силой — бессмертной душой. Более того, философы вплоть до Нового времени полагали, будто человек уже при рождении обладает некоторым «априорным знанием», включающим основные понятия математики, логики, и даже представление о боге.

Последний удар этим представлениям нанесли философы-эмпиристы семнадцатого и восемнадцатого веков, в особенности Локк и Юм, по существу отрицавшие все «невидимые» факторы в поведении животных и человека. Они сводили все способности живых организмов к реакциям на полученные ощущения и к основанным на этом опыте процессам обучения, согласно афоризму: nihil est in intellectu quod non fuerit prius in sensu (в разуме нет ничего, чего не было раньше в ощущении). Крайним выражением их доктрины было представление, будто психика новорождённого пуста, как «чистая доска» (tabula rasa). Таким образом, предполагалось, что при рождении животное (и человек) «ничего не знает», но многому способно научиться. Однако, такая способность уже предполагает весьма сложное строение системы, усваивающей обучение — строение, вряд ли совместимое с представлением о «чистой доске».

Биологи стали называть врождённые способы поведения словом «инстинкт», от латинского слова instinctus, означающего «побуждение». Неумение биологов объяснить, откуда берутся такие побуждения, породило в XIX веке построения так называемых «виталистов», постулировавших для этой цели особую «жизненную силу», присущую всему живому и не сводимую к другим, известным из физики силам природы. В этой «жизненной силе» нетрудно было узнать возродившееся представление о душе, распространённое с человека на все живые организмы, и хотя такую силу нельзя было обнаружить на опыте, эта спекуляция перешла в модную философию того времени, так называемый «интуитивизм».

С другой стороны, психологи-бихевиористы, последователи В. Вундта, Э. Л. Торндайка и И. П. Павлова, придерживаясь концепций эмпиризма, пытались свести все поведение животного к реакциям на те или иные стимулы, наблюдаемым в лабораторных условиях. Поскольку бихевиористы не признавали врождённых механизмов поведения, они избегали самого понятия «инстинкт». Это резко ограничивало понимание поведения: уже простейшие физиологические функции — такие, как дыхание и сокращение сердца — не являются реакциями на внешние условия, а стимулируются «эндогенными», то есть врождёнными внутренними механизмами, хотя и находящимися под влиянием внешней среды; кроме того, поведение животного в природных условиях несравненно сложнее, чем в лабораторном опыте.

Между тем, к середине XX века возникла новая наука о поведении — этология, главным создателем которой был Конрад Лоренц, величайший биолог нашего времени. Эта наука оказалась в полном согласии с современной экспериментальной физиологией и кибернетикой, и в свете её достижений заблуждения виталистов и бихевиористов стали уже достоянием истории. Инстинкты стали в этологии предметом глубокого изучения. Нет надобности отказываться и от самого термина «инстинкт», принятого такими исследователями, как Дарвин, Лоренц и Тинберген. Я попытаюсь объяснить дальше в этой главе, что в настоящее время называется инстинктом.

Как уже было сказано, инстинкты — это врождённые способы поведения животного. Они вовсе не сводятся к реакциям на происходящее в окружающей среде. Животное часто проявляет инициативу, то есть начинает некоторую последовательность действий, приводящую к полезному для него результату. По аналогии с поведением человека, такое поведение животного называли целенаправленным, или целесообразным.

Биологи всегда поражались совершенной приспособленностью животных к условиям их жизни. В ряде случаев они могли видеть, «зачем» нужны животному те или иные формы строения или способы поведения. Например, кривые когти кошки служат ей, чтобы хватать мышей, и для поимки мышей у кошки есть сложные приёмы охоты. Дарвин показал, каким образом возникли эти приспособления. В данных природных условиях животные одного вида вступают между собой в конкуренцию за использование имеющихся ресурсов, в которой более приспособленные особи имеют больше шансов выжить и оставить потомство, передавая ему свои свойства. В конечном счёте остаются лишь особи, обладающие полезным свойством, и вид таким образом меняется. Этот процесс Дарвин назвал естественным отбором.

Таким образом, совершенные приспособления живых организмов получили причинное объяснение, и все представления о «целях» развития, чуждые научному объяснению природы, были изгнаны из биологии. Когда биолог спрашивает, «зачем» нужна некоторая форма или некоторое поведение, этот вопрос надо понимать в следующем условном смысле: «какие природные условия вызвали естественный отбор, выработавший эти приспособления». Говорят, что эти условия производят селекционное давление, способствующее этим приспособлениям. Говорят также, что эти приспособления способствуют сохранению вида, поскольку виды, у которых не выработались такие приспособления, попросту не могли выжить.

Как видно из наблюдения животных, их поведение следует определённым правилам, напоминающим программы работы машин, но более сложным. Может показаться, что слово «программа» вряд ли подходит к бессознательному поведению животного, и потому должно быть поставлено в кавычки. Но существуют программы, не составленные человеком. В самом деле, в основе всех форм поведения животного лежит врождённая программа построения индивида, записанная в молекуле дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК), несущей в себе наследственную информацию о строении и функциях этого животного. Эта информация «закодирована» в виде строгой последовательности нуклеотидов — групп атомов, задающих производство аминокислот и, тем самым, составляющих организм белков. Нуклеотиды играют ту же роль, что буквы в написанном человеком сообщении; отсюда и пошло выражение «генетический код».

Расположение кодирующих символов в одну строку, или «линейное» расположение, есть простейший и самый естественный способ передачи сообщений, в котором, разумеется, порядок записи символов важен для «прочтения» заложенного в сообщении содержания. Этот способ «изобрела» эволюция миллиарды лет назад; поскольку он лежит в основе жизни, неудивительно, что им воспользовалось и человеческое мышление, которое выражается словесным языком и записывается в виде текстов. Изобретатели компьютера сознательно воспроизвели его в кодировании компьютерных программ условными знаками. И когда через несколько лет — в пятидесятых годах — Крик и Уотсон открыли механизм молекулярной наследственности, общий для всех живых организмов, они с самого начала сопоставляли программы, записанные в ДНК, с компьютерными программами. Естественно, такой способ выражения стал неизбежным при рассмотрении инстинктивного поведения: оно уподобляется работе компьютера по заданной программе.

Иначе говоря, для понимания определённых закономерностей человеческого поведения полезной моделью человека оказывается компьютер. Конечно, это никоим образом не означает, что человек есть нечто вроде компьютера, как это провозглашали на заре кибернетики некоторые её энтузиасты. Напомним, что такое модель. Пусть изучается сложная система A; допустим, что мы нашли более простую систему A’, воспроизводящую с достаточным приближением некоторые структуры и функции системы A. Тогда A’ называется моделью A, и на такой модели можно изучать интересующие нас структуры и функции, отвлекаясь от других структур и функций, имеющихся в A. Когда, например, студент Базаров «резал лягушек», он делал это для изучения анатомии и физиологии человека, то есть структуры и функций человеческого тела. Человек был здесь системой A, а лягушка — системой A’, и Базаров занимался моделированием человека, хотя он делал это задолго до научного употребления слова «модель». Точно так же, как лягушка может быть упрощённой, неизбежно искажённой, но полезной моделью человека, имитирующей его телесные функции, компьютер удобен для изучения некоторых простейших способов мотивации человеческого поведения. О более сложных явлениях жизни я буду говорить на другом языке.

Преувеличение роли компьютеров в современном обществе, и особенно в воспитании детей, я воспринимаю как большую опасность для культуры, ведущую к её дальнейшему упадку. Но при попытке изложить мысли, содержащиеся в этой книге, я не мог обойтись без компьютерной модели, знакомой теперь всем читателям. Конечно, не только человек, но и любое животное устроено и действует сложнее компьютера. Далее, животное, в отличие от компьютера, снабжено рецепторами, органами восприятия внешнего мира, и эффекторами, органами воздействия на внешний мир. Компьютер же, как и все машины, связан с внешним миром лишь очень специальным образом — посредством человека, задающего ему материал для работы и использующего результаты этой работы. Прямой связи с окружающим миром у компьютера нет — если только человек не соединяет его с другими, посторонними ему устройствами. Есть основания думать, что животные, и тем более человек принципиально сложнее компьютеров, то есть не сводимы к принципам, заложенным в устройство компьютеров. Но для многих функций человеческой психики, которые нас интересуют, компьютерная модель полезна, и сравнение с компьютером не обидно. Когда мы поймём, как работают инстинкты, об этой модели можно будет забыть. Как читатель сможет убедиться, это книга о человеческом обществе, а вовсе не о компьютерах. То немногое, что читателю нашей книги нужно знать о компьютерах, сообщается в этой главе.

В геноме животного запрограммировано построение его тела и его возможное поведение. Разумеется, многие функции органов тела не нуждаются в подробном программировании, а сами собой получаются в результате химических процессов или в виде автоматических реакций уже построенных механизмов. Конечным же результатом является определяемое геномом поведение животного, то есть его будущая жизнь, начиная с работы внутренних органов тела до сложнейших форм обучения и воспитания потомства.

Следует отметить, что у живого организма, в отличие от компьютера или любой машины, нет «пользователя», приводящего его в действие и назначающего ему программу работы. Простейшие программы его включаются автоматически при его рождении, а более сложные формы поведения запускаются внешними воздействиями, стимулирующими тот или иной инстинкт. Понятно, какие виды поведения животного вызывает, например, внешняя опасность: в геноме запрограммирован для этих случаев запуск механизмов защиты или бегства. В случае голода химические стимулы, исходящие изнутри организма, включают механизмы поиска пищи, при отсутствии каких-либо внешних возбудителей. Аналогично, каждый инстинкт имеет свои включающие его стимулы, которые нам большей частью неизвестны и действуют даже при отсутствии каких-либо видимых мотивов. Дело происходит так, как будто в геноме животного запрограммировано стремление привести в действие каждый инстинкт, так что это стремление неудержимо проявляется через определённое время в соответствующем поведении. Такое поведение, выражающее потребность в выполнении инстинктивного действия, называется аппетентным 1.

Мы укажем здесь только «большие» инстинкты, необходимые для выживания особи и вида. Более полные сведения об инстинктах и их взаимодействии можно найти в знаменитой книге Конрада Лоренца «Так называемое зло» 2. Прежде всего это инстинкты, присущие всем без исключения животным: инстинкт самосохранения, инстинкт питания и инстинкт размножения. Целью этих инстинктов является, соответственно, спасение от смерти, спасение от голода и продолжение рода. Разумеется, понятие «цели» надо понимать здесь в указанном выше биологическом смысле: оно означает выработанные эволюцией программы, применение которых даёт тот или иной результат.

Далее, к «большим инстинктам» надо причислить ещё два инстинкта, присущих в той или иной степени многим высшим животным, во всяком случае, приматам и человеку: это социальный инстинкт, открытый Дарвином, и инстинкт внутривидовой агрессии, открытый Лоренцем. Книга Лоренца «Так называемое зло» сыграла в наше время столь же важную роль в самопонимании человека, как в XIX веке книга Дарвина «Происхождение видов».

Социальный инстинкт особенно важен для общественных, или стадных животных, типичными примерами которых являются муравьи, сельди, гуси, волки и обезьяны. Образ жизни таких животных был издавна известен, и ещё Аристотель заметил, что и «человек — общественное животное». Но только Дарвин систематически изучил социальный инстинкт, особенно в применении к человеку, в своей книге «Происхождение человека и половой отбор».

Социальный инстинкт определяет для каждого вида возможный размер стада и правила поведения в стаде, то есть реакции на собратьев по стаду. Для всех видов приматов типичная численность стада составляет несколько десятков. Так же обстояло дело, несомненно, у наших предков-гоминидов; нынешние сообщества людей, гораздо более многочисленные, зависят, как мы увидим, не только от генетической наследственности.

На первый взгляд, есть совсем не общественные животные, проводящие почти всю жизнь в одиночестве: таковы тигры, медведи и многие рыбы и птицы. Но Тинберген замечает, что поскольку и эти животные сходятся на время спаривания, они также являются в некоторой мере общественными. Более того, медведи, населяющие некоторую территорию, редко видят друг друга, но сложным образом взаимодействуют, выбирая половых партнёров; совершенно необщественных животных, по-видимому, нет.

Социальному инстинкту очень не повезло: последователи Дарвина интересовались главным образом конкуренцией между особями одного вида, обусловливающей естественный отбор, но пренебрегали сотрудничеством собратьев по виду. Особенно пренебрегали действием социального инстинкта у человека так называемые «социал-дарвинисты», часто рассматривавшие историю человечества как «войну всех против всех», для чего у них было наготове соответствующее латинское изречение. В действительности высшие животные, как хорошо знал уже Дарвин, не убивают особей своего вида: конкуренция внутри вида сводится к соревнованию в использовании ресурсов, но не означает прямого уничтожения конкурентов. Социал-дарвинисты некритически перенесли на весь животный мир обычаи человеческого общества, а потом, для обоснования агрессивной политики своего государства, ссылались на полученный таким образом «всеобщий биологический закон». Ясно, что в этих условиях социальный инстинкт находился в пренебрежении 3.

Инстинкт внутривидовой агрессии, открытый Лоренцем и описанный им в уже упомянутой книге, свойствен всем «территориальным» животным, то есть получающим питание с определённого участка и охраняющим этот участок от особей своего вида. Такими животными являются многие хищники, то есть животные, питающиеся животной пищей, в том числе утиные и врановые птицы, псовые и кошачьи млекопитающие, а также приматы. Человек в высшей степени агрессивен — больше всех других животных.

Биологический смысл инстинкта внутривидовой агрессии состоит в изгнании со «своей» территории любой особи собственного вида, чем обеспечивается равномерное заселение его ареала — всей пригодной для этого вида области Земли. Если бы не этот инстинкт, животные одного вида стремились бы селиться только в самых благоприятных местах, что привело бы к перенаселению и бескормице. Инстинкт внутривидовой агрессии побуждает животное нападать на любого представителя своего вида, оказавшегося на его участке; но такое нападение на «чужого» обычно завершается лишь его изгнанием со «своей» территории, а вовсе не убийством. Убийство особей своего вида опасно для его сохранения; чтобы предотвратить такое убийство, эволюция выработала утончённые механизмы. Владелец участка на своей территории оказывается «сильнее» чужого, но, перейдя невидимую (для нас) границу, сразу же «слабеет». Таким образом, в большинстве случаев изгнание чужого достигается демонстративным «поединком». Более того, эволюция скорректировала инстинкт внутривидовой агрессии добавочным инстинктом — механизмом «подчинения»: более слабый из соперников даёт сигнал, автоматически останавливающий дальнейшее нападение. Наконец, эволюция создала и другие корректирующие инстинкты, защищающие от агрессии самок и потомство.

Конрад Лоренц открыл методы, позволившие восстановить эволюцию поведения животных. Название его книги означает, что внутривидовая агрессия вовсе не является «злом»: напротив, как он показал, из взаимодействия инстинкта внутривидовой агрессии с половым инстинктом возникли все высшие эмоции животных и человека: узнавание индивида, дружба и любовь.

Узнавание индивида было биологически необходимо, чтобы «владелец» участка мог узнавать своих «соседей», не принимая их за опасных агрессоров и не затрачивая энергию на бессмысленные нападения. Узнавание индивида было первым шагом к формированию того, что мы, люди, называем «личностью», и к развитию высших эмоций, которое привело к возникновению человека. С другой стороны, произведение и воспитание потомства требовало сотрудничества особей разного пола, и поскольку инстинкт внутривидовой агрессии действует в отношении всех особей собственного вида, необходимы были способы безопасного сближения партнёров. Это привело к возникновению сложных механизмов, в которых «притяжение» полового инстинкта взаимодействует с «отталкиванием» инстинкта внутривидовой агрессии и инстинкта самосохранения. Эти механизмы известны нам, людям, под названием «любви». Таким образом, эволюция выработала внутривидовую агрессию для равномерного расселения вида и создала у животных «высшие эмоции», чтобы предотвратить вредные последствия этой агрессии. Разумеется, «цели» эволюции надо понимать в смысле Дарвина — как некоторые критерии отбора, заданные условиями существования вида.

Там, где нет агрессивности, не образуются ни личные связи, ни коллективы, способные к сложным взаимодействиям и к защите от внешних опасностей. Книга Лоренца об агрессии «Так называемое зло» сыграла в XX веке столь же важную роль, как за сто лет до этого «Происхождение видов»: она открыла путь к лучшему самопониманию человека.

Значительно меньше описано взаимодействие социального инстинкта и инстинкта внутривидовой агрессии. В стаде животных эти два инстинкта действуют как сила притяжения и сила отталкивания, напряжение которых поддерживает равновесие социальной системы. Лоренц описал это равновесие на примере серых гусей. Джейн Гудолл 4 подробно изучила «системообразующее» напряжение этих инстинктов в своих многолетних наблюдениях над шимпанзе в их естественной среде.

Конечно, наибольший интерес представляет взаимодействие тех же инстинктов в случае человека. Это взаимодействие фантастическим образом отразилось в извечном противопоставлении «добра» и «зла», в древних метафорах «Эрос» и «Танатос», а в Новое время — в квазинаучных терминах «либидо» и «мортидо». Весьма вероятно, что Лоренц собирался заняться этим вопросом во втором томе своей последней книги «Оборотная сторона зеркала» 5, но смерть помешала ему завершить этот труд. Некоторые идеи, относящиеся к человеческому обществу, он опубликовал в лекциях под названием «Восемь смертных грехов цивилизованного человечества» 6.

2. Открытые программы

Самые простые инстинктивные программы предписывают животному единственную последовательность движений, выполняемых одно за другим в строго определённом порядке. У низших животных, например, у насекомых, наблюдаются врождённые, строго автоматические последовательности инстинктивных действий. Оса вида сфекс парализует сверчка, прокалывая жалом три его ганглия, а затем помещает его в норку для питания своей личинки. Все эти операции жёстко «запрограммированы»: например, сфекс втаскивает сверчка в вырытую ямку за усики, но если обрезать парализованному сверчку его усики, то сфекс не умеет втащить его в норку; а если вытащить сверчка из норки, то сфекс возвращается к норке и снова замуровывает её песком, хотя вылупившаяся там личинка должна неминуемо погибнуть. Подобные автоматические операции больше напоминают работу машины, чем сознательные действия человека; но слово «программа» давно уже было перенесено с действий человека на действия вычислительной машины. У высших животных, и в особенности у человека, таким образом программируются лишь простейшие инстинктивные реакции, как, например, отдергивание пальца при уколе или опускание века при опасности для глаза, и составные элементы более сложных движений. Программы поведения, преобладающие у низших животных, сохранились у высших животных и человека лишь в виде коротких «автоматических» последовательностей. Аналогичные «жёсткие» программы встречались во многих машинах и до изобретения компьютера; примерами могут служить шарманка, торговый автомат или арифмометр.

Высшие животные способны делать выбор: в зависимости от обстоятельств, обнаруживаемых в ходе выполнения программы, они выбирают то или иное продолжение этой программы — также из запаса инстинктивно заданных программ. Подобный механизм выбора применяется в компьютере и составляет его принципиальное отличие от более простых машин; этот механизм называется командой условного перехода (conditional jump). Значение этой идеи, уже известной в математической теории, подчеркнул фон Нейман, которому принадлежит первое систематическое изложение концепции компьютера. Условные переходы — важная часть того, что надо знать о компьютерах при чтении этой книги. Мы поясним это понятие на простом примере.

Предположим, что дан перечень данных для выполнения некоторого проекта, и имеется программа вычисления стоимости проекта. Исходя из данных, программа вычисляет стоимость проекта. На каждом шаге вычисления сумма расходов возрастает. Если она достигает заданной предельной величины, команда условного перехода останавливает работу компьютера и выдаёт символ, означающий невозможность проекта. В противном случае вычисление продолжается, и после исчерпания программы выдаётся стоимость проекта.

Уже такой простейший условный переход выходит за пределы возможностей некоторых насекомых, неспособных остановить действие жёстко запрограммированной последовательности движений, даже если оно становится бессмысленным. Но высшие животные ведут себя так, как будто их инстинктивные программы содержат условные переходы.

В более общем случае «ветвление» команды может выглядеть следующим образом. Предположим, что целью программы А является нахождение некоторого числа, заключённого в «массиве памяти» М (внутри компьютера). Пусть, далее, массив М состоит из нескольких частей — например, из трёх отдельных массивов М1, М2, М3. Поиск состоит в следующем: «основная» часть А0 программы А вычисляет, по некоторым введённым в компьютер исходным данным, число q, заключённое между нулем и единицей; затем, если q меньше 0, 3, команда условного перехода включает некоторую вспомогательную программу А1, начинающую поиск в массиве М1 и выдающую окончательный результат; если q не меньше 0, 3, но меньше 0, 7, включается другая программа А2, находящая результат в массиве М2; и если q не меньше 0, 7, но не больше 1, включается третья программа А3, находящая результат в массиве М3; при этом программы поиска А1, А2, А3 могут быть различны. Они находятся в компьютере в качестве встроенных в него программ и называются подпрограммами программы А.

Такой «поиск с вариантами» представляет простейший случай. Но чаще всего встроенные в компьютер подпрограммы и массивы памяти дополняются «внешними» подпрограммами и массивами памяти, следующим образом. В компьютере оставляются «пробелы» для подключения «внешних» подпрограмм и массивов, которые вводит в эти места пользователь, и к которым может обращаться основная программа А0. Вместе с этими пробелами А0 образует «открытую программу», возможности которой таким образом значительно расширяются: она способна вести поиск не только «внутри компьютера», но, в некотором смысле, и во «внешнем мире».

Устройства, аналогичные встроенным подпрограммам, несомненно имеются в геноме животных. Эти подпрограммы соответствуют наиболее обычным ситуациям, какие могут встретиться в жизни особи данного вида. Допустим, что геном содержит программу некоторой инстинктивной последовательности действий — например, поиска пищи. Тогда в этом геноме, выработанном эволюцией и отражающем исторический опыт вида, закодированы ситуации A1, А2, … обычно встречающиеся при поиске пищи. Для этих случаев в геноме содержатся готовые подпрограммы, включаемые в зависимости от наступления той или иной ситуации. В частности, сюда относятся подпрограммы, распознающие съедобность или несъедобность пищи. У видов, широко распространённых по Земле, как, например, крысы или вороны, эти подпрограммы должны быть очень развиты, поскольку этим видам приходится встречаться с разнообразными видами пищи.

Запас программ, заключённый в геноме животного, содержит все врождённые способы его инстинктивного поведения, от автоматических программ внутренних органов до сложнейших способов возможного для него обучения. Этот запас программ аналогичен набору встроенных в компьютер исходных программ, с которыми его продают. 7

В геноме программируются не только способы поведения, но и некоторые виды обучения. Способы обучения часто требуют участия других особей. Например, при рождении котёнок наделён инстинктивной программой, побуждающей его ловить движущиеся мелкие предметы; но поедание пойманных предметов не входит в эту программу — вероятно, потому, что распознавание их съедобности входит в другую программу. Если котёнок встретится с мышами, он будет их ловить, но не будет есть. У кошки-матери, в свою очередь, есть врождённая программа, побуждающая её учить котенка есть пойманных мышей и других подобных животных. Обе эти программы сочетаются в поведение, нужное для питания; котёнок, выращенный без матери, или с матерью, но в отсутствие мышей, будет их ловить, но не будет есть. По-видимому, здесь ловля добычи отделена от распознавания съедобности. Вся эта последовательность действий, включая обучение детёнышей, «предусмотрена» геномом.

Но, как известно, животные — во всяком случае, высшие животные — способны также к индивидуальному обучению, «не предусмотренному» геномом и зависящему от условий жизни отдельной особи, хотя и ограниченному обычными условиями жизни вида. Индивидуальное обучение позволяет животному вырабатывать способы поведения, не закодированные заранее в геноме. Например, крысы способны обучаться распознаванию и употреблению (или неупотреблению) новых видов пищи, даже искусственно изготовленной человеком. Соответствующие подпрограммы поведения, конечно, не могут содержаться в геноме, поскольку речь идёт о ситуациях, заведомо не встречавшихся в истории вида. Дело происходит так, как будто в программу поведения животного вводится «внешняя» подпрограмма, наподобие того, как это делает пользователь компьютера. Для этого нужны свободные массивы памяти, заполняемые «извне» и при необходимости подключаемые к основной программе — в предыдущем примере к программе поиска пищи. Наследственные программы с возможностями подключения «внешних» подпрограмм несомненно лежат в основе всякого индивидуального обучения. Эрнст Майр [Ernst Mayr] назвал такие программы (в 1967 году) открытыми программами. Вряд ли надо объяснять важность таких открытых программ для всех видов высшей психической деятельности, особенно у человека.

С индивидуальным обучением связан естественный вопрос: каким образом хранится приобретённая этим путём информация? После открытия молекулярных носителей памяти — молекул ДНК — сразу же возникло предположение, что в этих молекулах записываются вообще все виды имеющейся у живого организма информации. Но попытки обнаружить в ДНК «приобретённую» информацию не привели к цели. Как полагает Лоренц, основная генетическая информация, заключённая в геноме, должна быть, напротив, ограждена от всяких случайных «модификаций» — может быть, полезных для индивида, но не обязательно нужных для сохранения вида. Накопление такой информации «переполнило» бы даже весьма емкие молекулярные хранилища памяти, а ввод и вывод её из молекул ДНК представлял бы очень сложную задачу, вряд ли осуществимую в приемлемые для этого сроки. Лоренц предполагает, что массивы памяти, куда вводятся «внешние» подпрограммы поведения, находятся в мозгу, в виде стационарных замкнутых токов, протекающих по цепочкам нервных клеток — нейронов. Таким образом, у животных имеется «внешняя память», аналогичная так называемой внешней памяти компьютеров и находящаяся в том же организме, но вне генома.

Эта весьма правдоподобная гипотеза объясняет также, почему индивидуально приобретённая информация не передаётся по наследству: наследуется только геном, но видоизменения в структуре мозга гибнут вместе с индивидом. Точно так же, вы не можете обучить ваших детей генетическим путём тому, что хранится в вашей «еще более внешней» памяти — в книгах вашей библиотеки. Когда говорят, что способности в некоторой степени «наследуются», то имеют в виду лишь генетическую наследственность: детям передаётся только то, что уже было в геноме родителей.

Вопрос о «наследовании приобретённых признаков» играл важную роль в истории биологии. Ламарк построил всю свою теорию эволюции на предположении, что признаки, приобретённые в течение индивидуальной жизни животного, передаются по наследству, отчего и происходит изменение видов. Механизм естественного отбора, открытый Дарвином, сделал это предположение излишним; но всё же Дарвин пошёл на некоторые уступки «ламаркизму», признав (во втором издании «Происхождения видов») возможное значение также за «наследованием приобретённых признаков». Эти уступки объяснялись упорными утверждениями ряда авторов, якобы наблюдавших такие явления. В каждом отдельном случае эти утверждения со временем опровергались, но повторяются и по сей день.

Изредка случается, что «изобретение», сделанное отдельным животным, в течение некоторого времени становится предметом обучения в небольшом сообществе его собратьев по виду. Японские этологи давали макакам картофель, испачканный землёй, и одна молодая самка догадалась мыть его в морской воде; затем она же стала очищать смешанное с песком зерно, бросая его в воду и вылавливая всплывавшие зерна. Эти навыки были усвоены другими наблюдавшими их макаками (всего 19 особями). Однако, для такого обучения необходимо наличие не только «изобретателя», но и подходящей ситуации, чего-то вроде учебного пособия, что случается редко и обычно не повторяется; а «сообщения» о происшедшем не могут сохраняться, поскольку у животных нет языка. Поэтому у животных не образуется накапливающееся знание — то, что мы называем традицией.

Единственным способом изменения видов животных являются случайные изменения генома — мутации — и естественный отбор, закрепляющий крайне редкие полезные для сохранения вида результаты мутаций. Отсюда ясно, почему эволюция видов происходит так медленно: образование нового вида может занимать миллионы лет.

3. Генетическая и культурная наследственность у человека

Человек — единственный вид, который не может существовать с одним только генетическим механизмом наследственности: для его воспроизводства необходим ещё и другой механизм наследственности — культурная традиция. Существенное отличие человека от других животных — понятийное мышление; но отчётливое формулирование и закрепление понятий требует символического языка, то есть обозначения этих понятий определёнными символами, изобретёнными для этой цели. Язык человека с начала существования нашего вида выражал эти символы сочетаниями звуков — словами; поэтому наш язык называется словесным языком. Не следует думать, что язык — лишь одно из проявлений свойственного человеку понятийного мышления: это попросту необходимое условие мышления, возникшее вместе с ним. Без языка не было бы и человека. Впоследствии изобретение письменности позволило кодировать слова языка зрительными символами — буквами, другими условными знаками и даже знаками, воспринимаемыми осязанием, как это делают для слепых. Таким образом, язык можно понимать с помощью различных органов чувств.

Человек несомненно обладает врождёнными открытыми программами, способными воспринимать целые «пакеты» подпрограмм, записанных на словесном языке. Для обучения чему-нибудь новому человеку не требуется ни присутствие «изобретателя», ни наличие в его собственном опыте «учебной ситуации». Поэтому, в отличие от всех других животных, человек способен накапливать знание, образующее культурную традицию. Это знание передаётся от поколения к поколению путём словесного обучения; очень долго все обучение было устным, но в последние несколько тысячелетий оно было также и письменным. В культурной традиции открытия и изобретения играют такую же роль, как мутации в генетической эволюции: они обеспечивают изменчивость. Изменения, полезные для сохранения вида, точно так же закрепляются и распространяются отбором.

Поразительным образом, постулированное Ламарком «наследование приобретённых признаков», которого нет в генетической эволюции, в самом деле происходит в культурной эволюции человека. Открытия и изобретения, направляемые сознательным поиском, или по крайней мере острой наблюдательностью человека, происходят несравненно чаще случайных полезных мутаций генома, а культурная традиция распространяет их намного скорее. Неудивительно, что культурная эволюция несравненно быстрее генетической: образование новых видов продолжается миллионы лет, тогда как человеческие культуры могут возникать в течение нескольких столетий.

Специфически человеческий процесс обучения, который мы наглядно описали как заполнение открытых программ подпрограммами, записанными словесным языком, отнюдь не является простым добавлением или усовершенствованием системы инстинктов. Без этого процесса обучения человеческий вид просто не может существовать. Генетическая программа нашего вида может действовать лишь при условии, что её открытые программы своевременно, в «предусмотренном» человеческим геномом порядке заполняются подпрограммами, созданными культурной наследственностью.

Первая и наиболее важная из них — это программа обучения языку и, вместе с ним, навыкам образования понятий. Если это обучение не приводится в действие, что происходит обычно до трёхлетнего возраста, то ребёнок никогда не станет человеком, а навсегда останется нежизнеспособным уродом. Таким образом, само существование нашего вида зависит от взаимодействия двух механизмов наследственности — генетического и культурного, причём такое вполне определённое взаимодействие запрограммировано в геноме человека. Понятно, почему немецкий антрополог А. Гелен [A. Gehlen] определил человека как «культурное существо» [Kulturwesen].

Все люди несомненно произошли от общих предков и имеют один и тот же аппарат понятийного мышления, находящийся в мозгу. Но культурные традиции людей развивались по-разному. Поскольку человеческие племена расселились по обширному пространству Земли и долго жили отдельно друг от друга, у них возникли разные культуры, использующие разные языки. Одни и те же основные понятия, формирование которых «предусмотрено» геномом человека и устройством его аппарата понятийного мышления, на разных языках обозначаются разными словами или выражениями. Кроме того, каждая культура вырабатывает свои более специфические понятия; но самая возможность перевода с любого языка на любой другой свидетельствует о тождественности стоящей за всеми языками системы мышления. Человек усваивает культуру с момента своего рождения и, поскольку его учат определённому языку, это вполне определённая культура, одна из культур его времени, пользующаяся этим языком. Глубокое единство человеческого рода проявляется в том, что новорождённого ребёнка можно обучить любому языку и приобщить к любой культуре.

Дарвин привёл убедительные доказательства этого единства в своей книге «Выражение эмоций у человека и животных» (1872), сопоставив способы эмоционального общения различных племен; уже в XX веке наблюдения Дарвина были подтверждены киносъемками И. Эйбл-Эйбесфельда и его сотрудников. Эти данные свидетельствуют о единой системе инстинктов, более древней, чем все культурные различия человеческих племён.

Программа пользования языком есть наиболее важная культурная программа, вводимая в мозг человека при его воспитании; для обучения этой программе он снабжен врождённой программой усвоения языка. До всякого обучения новорождённый обладает инстинктивным стремлением и инстинктивной способностью к усвоению языка. При этом у него нет никакого врождённого знания языка и никакого врождённого знания, какому языку он должен учиться. Таким образом, врождённая программа усвоения языка приспособлена к любым, крайне разнообразным по лексике и грамматическому строю человеческим языкам, а также к всевозможным, крайне разнообразным формам поведения обучающих взрослых. Сложность этой программы, которую мы не в силах себе представить, не идёт ни в какое сравнение с тем, что мы научились делать на компьютерах. Поистине, это «программа построения человека».

До появления компьютеров с их программами об этой сложности даже не задумывались, а инстинктивно выполняемые действия человека не вызывали особенного удивления, потому что это самые обычные, повседневные явления жизни. Только попытки воспроизвести некоторые простейшие из этих действий заставили задуматься над тем, какие механизмы за ними стоят. Роль инстинктов в человеческой жизни недооценивали, обращая внимание главным образом на культурные различия. Например, изучали языки и способы обучения языкам, но не задумывались над тем, как вообще возможно учиться языку.

Продолжая аналогию человеческого мозга с компьютером — представляющим, как уже было сказано, лишь очень примитивную модель некоторых элементарных функций человеческого мозга — мы можем представить себе мозг новорождённого ребёнка как необычно сложный компьютер со встроенными в него врождёнными программами. Эти программы и есть инстинкты человека. Они записаны в мозгу и приводятся в действие внутренними и внешними стимулами. Некоторые из них («эндогенные» программы) стимулируются самим мозгом, как упомянутые выше программы кровообращения, дыхания и других «автоматических» функций, необходимых для жизни индивида. Эти программы действуют безостановочно в течение всей жизни, начиная с утробного состояния, но не сознаются человеком и не зависят от его сознания. Далее, мозг содержит программы многих других инстинктов, стимулируемых внутренними и внешними ощущениями. Это прежде всего «большие инстинкты», о которых уже была речь: инстинкт самосохранения и инстинкт питания, действующие с самого рождения, инстинкт размножения, приводимый в действие позже, социальный инстинкт и инстинкт внутривидовой агрессии.

Всё это — открытые программы. Как мы уже видели, они есть у всех высших животных: животное рождается с набором таких программ, в котором «пробелы» могут заполняться внешними подпрограммами, усваиваемыми животным путём обучения. Его способность к обучению ограничена средой, в которой может жить его вид. У человека это не только природная, но и культурная среда: в геноме человека предусмотрено обращение к его культуре. При рождении человек «не знает» многих вещей, входящих в генетическую программу других млекопитающих; например, женщина «не знает», что она должна перегрызть пуповину новорождённого, как это делают самки всех млекопитающих, и оба пола «не знают», как начать половой акт. Обучение этим навыкам не предусмотрено человеческим геномом и выполняется культурной наследственностью. Это примеры бесчисленных подпрограмм, вводимых культурой в открытые программы наших инстинктов. В отличие от всех других животных, способность человека к обучению ничем не ограничена, поскольку культура способна к неограниченному развитию!

Мы можем теперь вернуться к вопросу о врождённых способностях человека. Многие философы, от Платона до Канта, приписывали человеку врождённое, или «априорное знание»: удивляясь лёгкости, с которой дети усваивают понятия геометрии — как будто они их уже знали — они приходили к выводу, что предрасположение ребёнка к обучению означает, будто человек рождается не только с элементами научных знаний — математики, логики, физики, но даже со знанием о «сверхъестественных» предметах, то есть предметах, недоступных его чувственному опыту, в особенности о боге.

С другой стороны, философы-эмпиристы, такие, как Локк и Юм, не веря в существование «априорного знания», вовсе отрицали какие-либо врождённые способности человека, рассматривая разум новорождённого как «чистую доску» и полагая, что все поведение человека определяется обучением. Мы знаем теперь, что обе эти концепции ошибочны. Человек рождается без всякого «априорного знания», но не с «чистой доской» бесструктурного мозга, а с аппаратом инстинктивных программ, в более сложных случаях — открытых программ, приспособленных к приёму подпрограмм из культурной традиции. Только обучение в человеческой культуре, вводящее такие подпрограммы в открытые программы инстинктов, производит знание.

Мы переходим теперь к вопросу о мотивации. Компьютер не имеет никакой собственной мотивации — его «мотивирует» пользователь, ставящий перед ним задачи. Но живой организм — это мозг вместе с телом, неразрывно с ним связанным и выполняющим его команды. В течение всей жизни организм окружён внешней средой, с которой он взаимодействует, следуя своим инстинктивным программам, пополняемым обучением. При этом всё человеческое поведение мотивируется непрерывно действующими инстинктивными программами — понимаем мы эту мотивацию или нет. Разумеется, стимулы, исходящие от инстинктов, приводят к различному поведению в разных культурах. Но нельзя всерьёз заниматься поведением человека, игнорируя его инстинкты. В частности, его социальное поведение не может быть понято без этологии, бросающей новый свет на многие явления общественной жизни.

Несомненно, инстинктивное происхождение имеет наиболее важный принцип человеческой этики, так называемая «пятая заповедь»: «Не убий». Как мы уже знаем, в нормальных условиях инстинкт внутривидовой агрессии не приводит к убийству собрата по виду, а ограничивается изгнанием вторгшегося индивида со «своей» территории. Но этот результат достигается с помощью других инстинктов, «корректирующих» первичную программу нападения на любую особь своего вида: например, более слабый из соперников совершает некоторое символическое действие, тормозящее агрессию — на человеческом языке «сдается». Эволюция никогда не берёт назад своих программ; она их корректирует, в случае надобности, другими программами. Но если почему-либо такой корректирующий инстинкт не приводится в действие, то происходит убийство, как это часто случается при содержании хищников в одной клетке, откуда слабейший не может удалиться.

Другие корректирующие инстинкты предотвращают нападение на самок и детёнышей в период размножения и воспитания потомства. Значение этого инстинкта для сохранения вида очевидно, а у некоторых видов (например, у псовых) нападение на самок запрещено во всех случаях, в чём можно видеть пример «рыцарственного» поведения, наблюдаемого и в некоторых человеческих культурах.

В естественных условиях корректирующие инстинкты запрещают убийство собрата по виду у всех высших животных, за исключением двух особенно «патологических» видов — человека и крысы. Только люди и крысы ведут войны против себе подобных.

Из всех инстинктов наиболее закрепились древнейшие, отобранные эволюцией в течение бесчисленных поколений и общие многим видам животных. Корректирующие инстинкты в эволюционном смысле более «молоды», чем древний инстинкт внутривидовой агрессии, и их действие не столь «надежно». Когда эти сдерживающие механизмы отказывают, происходит внезапный прорыв основного инстинкта. Такие явления всегда приводили в замешательство философов прошлого, любивших рассуждать о «природе человека». Не понимая биологических мотивов человеческого поведения, они пытались объяснить его «рациональными» мотивами, то есть сознательными решениями людей. Отсюда произошли все мудрствования об «иррациональном начале» в человеке. В действительности это «иррациональное» всегда расшифровывается как биологическое, то есть как не сознаваемое людьми действие инстинкта. Так же объясняются фантастические построения, возведённые вокруг понятий «добра» и «зла», за которыми стоят искажённые изображения социального инстинкта и инстинкта внутривидовой агрессии. Инстинкт — это явление природы и, как таковое, не может быть ни «хорошим», ни «плохим».

Само собой разумеется, эти замечания вовсе не означают пренебрежения к этическим принципам, лежащим в основе всех человеческих культур. Эти принципы регулируют проявление инстинктов и совершенно необходимы для выживания культур; а человек — «культурное существо» — вне культуры существовать не может. Как раз нарушение этих принципов — патология культурного развития — приводит, как известно, к тем явлениям, которые на языке культурной традиции должны в самом деле рассматриваться как «зло», или как прискорбное забвение «добра». Попытки обвинить в наших общественных бедствиях самую «природу человека» — то есть нашу биологическую природу — это бессмысленная клевета на величественное творение эволюции, наделившей нас разумом. Можно надеяться, что мы в конце концов научимся им пользоваться!

Философы затратили много усилий, пытаясь выработать «определение человека», отличающее его от других животных. Например, предлагали определить человека как «животное, пользующееся орудиями», или «животное, изготавливающее орудия», и так далее. Все эти попытки не удались, поскольку такое же поведение обнаруживалось у разных высших животных.

Мы привели уже в этой главе определение человека с точки зрения современной биологии, отличающее его от всех других животных: человек — это животное, способное к понятийному мышлению и связанному с ним употреблению символического (словесного) языка. Основываясь на этом определении, можно понять многое в поведении человека. Впрочем, некоторые свойства инстинктов человека, перечисляемые ниже, все ещё не поддаются объяснению.

Во-первых, человек «гиперагрессивен». Как и у всех хищников, у человека инстинкт внутривидовой агрессии также ограничен «корректирующими» инстинктами, требующими лишь изгнания конкурента, но не его убийства, и охраняющими в период размножения самок и подрастающее потомство. Но у человека действие этих корректирующих инстинктов значительно ослаблено, так что агрессия нередко прорывается у нас в ситуациях, вполне безопасных для наших собратьев, высших животных. Возможно, происхождение повышенной агрессивности человека связано с тем, что человек, как и все приматы, — очень слабо вооружённый хищник. Известно, что механизмы торможения агрессии, охраняющие собратьев по виду, наиболее развиты у «сильных» хищников, способных убить крупное животное несколькими движениями, с помощью зубов и когтей. Но у человека нет такого природного оружия, и когда он изобрёл оружие, намного превосходящее то, которым его наделила природа, торможение по отношению к особям своего вида оказалось недостаточным. Мы происходим от насекомоядных предков, размером и видом напоминающих крысу, хотя и не родственных грызунам; такие существа все ещё живут в джунглях Мадагаскара. По-видимому, наши более близкие предки не были вполне растительноядными, как гориллы, а скорее поедали время от времени мелких животных, как шимпанзе — наиболее близкий нам по составу генома вид приматов. Впрочем, антропоиды — человекообразные обезьяны — мало агрессивны и, за редкими исключениями, не убивают своих собратьев по виду. Причину необычной агрессивности человека следует искать в его социальной истории — в открытых Дарвином процессах группового и полового отбора.

Во-вторых, человек потребляет на килограмм веса в пять раз больше энергии, чем любое другое высшее животное. Можно сказать, что он «гиперэнергетичен». Такая способность поглощать энергию, несомненно, связана с преимуществами в добыче пищи, которые доставляет человеку его мышление. Чем объясняется потребность в таком количестве энергии, трудно сказать. Сам по себе мозг человека потребляет мало энергии; но человек, несомненно, деятельнее всех других крупных хищников, которые затрачивают много энергии лишь во время охоты, тогда как человек проявляет свою неуёмную деятельность чуть ли не всё время. Животные больше нас ценят покой и не расходуют энергию без серьёзной причины; поистине, к человеку применимо изречение Данте: bestia senza pace. 8

В-третьих, человек «гиперсексуален»: он проявляет половую активность круглый год, тогда как другие высшие животные стимулируются к ней лишь в определённое время. Кажется, эта способность человека до сих пор не получила объяснения, но, вероятно, она связана с двумя предыдущими. Даже в биологическом смысле человека трудно понять!

Инстинкт, обучение и мышление животных – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

 

 

23 мая в Государственном Дарвиновском музее в рамках выставки «Братья по разуму?» состоялась публичная лекция доктора биологических наук, заведующей лабораторией физиологии и генетики поведения биологического факультета МГУ Зои Александровны Зориной «Ученые в поисках разума».

С древних времен, наблюдая поведение животных, человек получал представления об их психологии и часто приходил к выводу о том, что их поведение разумно. Строящие плотину бобры ведут себя подобно людям-строителям. Поведение птицы, уводящей человека от гнезда, «притворяясь» раненой, расценивалось как сознательное самопожертвование. Люди склонны приписывать животным свои чувства – любовь, ненависть и так далее – и оценивать их поведение как подобное человеческому. Подобный антропоморфизм в представлениях о психической деятельности животных господствовал до конца XIX века.

Со временем, начиная с XVIII века, возникло представление о разделении поведения животных на два типа: «инстинкт» и «разум». Инстинктом назвали врожденную способность животных выполнять стереотипные (хотя подчас и довольно сложные действия). Уже Жорж-Луи Бюффон понимал, что поведение общественных насекомых – пчел, муравьев – чисто механические действия, которые нельзя назвать истинно разумным.

Дарвин выделил в поведении животных три составляющие. Во-первых, это инстинкт – действия, которые выполняются животными автоматически и присущи им врожденно. Во-вторых, обучение – действия, выполнять которые особь начинает, подражая другим. И, наконец, рассуждение (reasoning).

Эти составляющие в поведении животных выделяются и сейчас. Если инстинкт, как врожденное поведение, определяет приспособленность животного к типичным для данного вида ситуациям, обучение – изменение поведения в ходе приобретения индивидуального опыта, то под мышлением понимаются действия по преодолению новых, неожиданно возникших проблем, когда готового решения нет. Эти три составляющие поведения могут сочетаться, причем в разных случаях может преобладать одна из них.

Под мышлением понимаются действия по преодолению новых, неожиданно возникших проблем, когда готового решения нет.

З. А. Зорина особо отметила, что внешне сходные действия у разных животных могут быть результатом разного типа поведения. Например, у галапагосских вьюрков, использующих шип растения в качестве орудия для добычи насекомых из-под коры, это поведение – результат врожденного инстинкта. Иную природу имеет случай с голубой сойкой (Cyanocitta cristata), зафиксированный в одной лаборатории. Птица сумела, оторвав полоску от газеты, застилавшей пол клетки, и согнув ее пополам, притянуть к клетке лежавший рядом корм. Для сойки это была необычная задача, ситуация, в которую птица никогда ранее не попадала. В данном случае такое поведение – результат мыслительной деятельности. При этом птицы из соседних клеток, видевшие эти события, тоже стали использовать кусочек газеты для добычи корма – для них это результат обучения.

Основным методом изучения мышления животных являются эксперименты, производимые в лаборатории. Полученные в ходе них данные легко проверить, воспроизведя эксперимент снова. Вторым источником наших данных по мышлению животных служат регулярные наблюдения в природе, проводимые специалистами.

 

Эксперимент с грачом

Выводы, сделанные людьми из случайных наблюдений за животными, должны впоследствии проверяться экспериментально. К античному историку Фукидиду восходит рассказ о вороне, который в пору засухи бросал камни в дупло, чтобы поднять уровень воды и суметь напиться. Также этот сюжет встречался в басне Эзопа «Ворона и кувшин», сочинениях Аристотеля и Френсиса Бекона и даже в сказках народов Поволжья. Были и свидетельства современных наблюдателей. Наконец, в 2009 году в журнале Current Biology появилась статья английских ученых Кристофера Бёрда и Натана Эмери, где это явление подтверждалось в лабораторном эксперименте. Исследователи поставили перед грачом узкий цилиндрический сосуд с водой, в которой плавало лакомство – червячок. Птица не могла достать до поверхности воды клювом. Но, используя положенные рядом с сосудом камни, она повысила уровень воды и дотянулась до червячка (видео).

В ситуации «видит око, да зуб неймет» шимпанзе, как выяснилось, были способны применять оказавшиеся в их распоряжении вспомогательные средства.

Важной вехой в изучении поведения животных стали работы немецкого психолога Вольфганга Келера, который экспериментально подтвердил способность шимпанзе к решению новых для них задач. Келер работал в 1913 – 1920 году на экспериментальной станции, находившейся на острове Тенерифе (Канарские острова). Он стал основоположником обширного класса экспериментов на добывание животными видимой приманки. Пища была недоступна для обезьяны: подвешена высоко над полом, отделена преградой. В ситуации «видит око, да зуб неймет» шимпанзе, как выяснилось, были способны применять оказавшиеся в их распоряжении вспомогательные средства. Они подтаскивали ящик и становились на него, чтобы достать подвешенный фрукт, использовали палку, чтобы придвинуть пищу, отделенную решеткой и так далее. При этом, что особенно важно, они находили решение без предварительных проб и ошибок, осмысляя ситуацию и вырабатывая адекватные действия сразу. Такой тип решения задач Келер назвал инсайтом.

Иван Павлов в 1930-е годы воспроизвел опыты Келера в СССР с шимпанзе Рафаэлем. Он сделал вывод, что результаты этих опытов показывают «…случаи образования знания, улавливания нормальной связи вещей» и расценил это как «зачатки конкретного мышления, которым мы орудуем». В дальнейшем знаменитая исследовательница шимпанзе Джейн Гудолл обнаружила случаи спонтанного применения ими орудий и в природе.

Упомянула З. А. Зорина и еще один метод исследования – продолжительные наблюдения за живущими в неволе, но имеющими естественную структуру группами животных. В качестве примера такого исследования, З. А. Зорина привела проект ученых Пражского зоопарка Odhalení («Открытие»), в ходе которого за группой горилл в течение 2005–2009 годов постоянно наблюдали с помощью нескольких видеокамер. В результате были зафиксированы многочисленные случаи спонтанного употребления орудий.

Какие же животные, кроме человекообразных обезьян, способны к таким мыслительным актам, как применение орудия в новой ситуации? Выясняется, что низшие обезьяны – макаки, павианы – на это не способны. Их можно научить подобным действиям лишь в результате длительной дрессировки. Есть ряд подтверждений, что такая способность существует у дельфинов. У представителей отряда ее нет, правда, известны очень редкие исключения, когда некоторые хищные животные ее всё-таки демонстрировали. На видео зафиксирован опыт с группой собак динго, в вольере которых была подвешена приманка. Одна из собак сумела подтащить стоявший внутри вольера стол и, взобравшись на него, достать-таки пищу.

Интересно, что спонтанное применения и даже изготовление орудий оказались доступными некоторым птицам, а именно врановым и попугаям (какаду). Известность получили новокаледонские вороны (Corvus moneduloides), которые способны изготавливать и применять орудия для добычи пищи. Орудия у них бывают разных типов: палочки, «штыки» и крючки – и используются, чтобы вытаскивать из укрытий жуков, которыми эти птицы питаются. Во многом в основе такого поведения лежат инстинкты, частично вороны способны обучаться у других особей.

 

Новокаледонский ворон изготавливает крючок

Однако в статье (pdf) английских ученых был описан эксперимент, в котором новокаледонские вороны вынуждены были модифицировать орудия в необычной обстановке. Пища в эксперименте помещалась в контейнер с ручкой, находившийся на дне цилиндрического сосуда. Птица из имеющихся орудий выбирала крючок, зацепляла им ручку контейнера и доставала пищу. Но экспериментаторы убрали крючки, оставив птицам только прямые алюминиевые прутики. В этой ситуации вороны загибали кончик прутика, делая из него крючок. Ни материал орудия, ни действия по его изготовлению не совпадали с теми, которые обычны для этих птиц в природе. Доступны видеозаписи этих экспериментов. Позднее такой же эксперимент был удачно проведен и с грачом (видео).

ИНСТИНКТЫ ЖИВОТНЫХ — ПОВЕДЕНИЕ ЖИВОТНЫХ — Учебник Биология 7 класс Соболь В.И.

ТЕМА 3 ПОВЕДЕНИЕ ЖИВОТНЫХ

Инстинкт и научение друг без друга существовать не могут.

К. Фабри

§49. ИНСТИНКТЫ ЖИВОТНЫХ

Основное понятие: ИНСТИНКТ

Вспомните! Что такое врожденная и приобретенная поведение?

Подумайте

В самых глухих уголках Карпат, в зарослях, под вывернутым деревом, поваленным стволом, старым пнем, под скалой устраивает берлогу медведь, устилает его ветками ели и пихты, мхом, листьями. Вход в берлогу он закрывает верхушками молодых деревьев, которые наклоняю или обламывает. Берлогу умеют строить все медведи, и даже те медвежата, которых вскормила человек. Откуда же они знают, как строится такое жилье, и почему берлоги разных медведей могут отличаться?

Ил. 197. Берлогу медведя

СОДЕРЖАНИЕ

Какие особенности инстинктов животных?

Наиболее подробно описал инстинкты французский энтомолог Жан Анри Фабр, наблюдая за риючими осами из рода Сфекс. Воспользуемся описанием одного из инстинктов осы, чтобы определить их особенности.

Сначала осы роют норку, что имеет небольшую камеру для будущей добычи. Потом летят и ищут характерную для каждого вида добычи, это могут быть сверчки, кузнечики, пауки (видовая специфичность). После непродолжительной борьбы жертва бессилеет: сфекс перевертывает ее на спину, придерживает лапками и своим жалом колет его в три нервных узла брюшного нервного цепочки. В результате добыча остается живой, но не может двигаться. После этого сфекс приносит ее в норку, положив у входа, влезает в норку и проверяет, нет ли незваных гостей. Потом затягивает в норку парализованное тело, откладывает на нем яйцо, из которого впоследствии вылупится личинка. И наконец закрывает вход в норку камешком. Последовательность этих действий в сфексів одинакова: сначала норка, затем добычу, дальше добычу в норке, яйца на добыче и закрытая норка (сложность). Целесообразность этого инстинкта заботы о потомстве поразительна: слабая личинка снабжается свежей пищей, которая не портится в течение всей ее жизни, а неподвижная жертва не может сбросить с себя личинку хищника, который питается и телом» (направленность).

Ил. 198. Самка сфекса зубастого возле норки (1) и с парализованным кузнечиком (2)

Из описания наблюдений можно выделить следующие особенности инстинктивного поведения животных: врожденный характер, сложность, видовая специфичность, направленность возникновения и др.

Итак, ИНСТИНКТ — это совокупность врожденных сложных специфических для вида поведенческих реакций, возникает как ответ на определенную биологическую потребность и имеет важное значение для выживания отдельных особей и вида в целом.

Как осуществляется инстинкт?

Инстинктивное поведение не происходит сама по себе. Прежде всего должно возникнуть соответствующее биологическое потребность (мотивация). Ведущими биологическими потребностями животных есть те, что необходимы для жизни. Это потребность в пище, воде, безопасности, температурная и половая потребности и т. п, они и будут мотивационными сигналами. Когда возникает потребность в пище, в организме появляется чувство голода, животное начинает активно исследовать окружающую среду. Она отыскивает внешние сигналы, которые помогут удовлетворить возникшую потребность. Это так называемая поисковая стадия поведенческого акта с поиска пищи. Именно на этой стадии у многих животных в их врожденных поведенческих реакций подсоединятся приобретенные реакции, улучшающие промежуточный результат. Риючі осы отыскивают норки сделаны каждый раз за другими ориентирами. Строя гнезда, птицы могут использовать материалы, созданные человеком, которых ранее в природе вообще не было. Певчие птицы могут дополнять свои песни новыми звуками.

Поисковая стадия инстинкта длится до того времени, пока не будет найден ключевой раздражитель — внешний сигнал, который запускает новые инстинктивные поведенческие реакции. Таким пусковым раздражителем для хищника может быть вид, запах, звуки жертвы. Этот сигнал вызывает у хищника определенную последовательность поведенческих действий: подкрадывания, нападение, схватывание жертвы. Именно на этой стадии под влиянием определенного ключевого раздражителя у животных возникают особенности, свойственные лишь определенной родственной группе. Да, все кошачьи наносят жертве особого укуса в области шеи, все голуби пьют воду, не поднимая головы.

Инстинктивные действия, что соответствуют завершающей фазе, связанные с потреблением пищи. Стимулом, что выключает этот пищевой инстинкт хищника, есть чувство насыщения, что формируется при наполненном желудке.

Инстинктивная деятельность является совокупностью многих поведенческих реакций, которые всегда происходит в определенном порядке. Не может самка сфекса сначала отложить яйцо, а уже потом делать норку. Такие стабильные комплексы действий характерны для всех форм поведения животных, и только длительные изменения условий существования могут вызвать в ней сдвиги или привести к формированию нового инстинкта.

Итак, инстинкт является системой многих последовательных поведенческих реакций, возникающих под влиянием соответствующих стимулов.

Какое биологическое знамение инстинктов?

Инстинкты животных очень разнообразны, и является основой поведения практически всех животных. В зависимости от потребностей и стратегий поведения все животные инстинкты можно совместить в три группы: индивидуальные, репродуктивные и социальные.

Индивидуальные инстинкты направлены на выживание особей, и их осуществление не требует участия других особей. Такими инстинктами являются пищевые, питьевые, защитные, регуляции сна и бодрствования, терморегуляции, исследовательские, игровые, инстинкты строительства жилья.

Репродуктивные инстинкты направлены на размножение и в большинстве случаев связаны с особями мужского и женского пола. К ним относят половые, родительские, материнские, гнездовые инстинкты птиц, территориальные инстинкты и тому подобное.

Социальные инстинкты направлены на выживание группы и достижения приспособительного результата совместными усилиями многих особей. Такими инстинктами являются инстинкты їєрархії в группе, инстинкты миграций и перелетов, инстинкты ориентирования в группе и тому подобное.

Благодаря инстинктам животного настолько хорошо и тонко приспосабливаются к различным внешним воздействиям, что у человека складывается впечатление, что эти поведенческие проявления являются разумными. Однако это не соответствует действительности. Эти врожденные поведенческие акты осуществляются за наследственной программой, автоматически, без осознания конечного результата. Так, инстинкт вскармливания птенцов у многих птиц срабатывает даже в тех случаях, когда они выкармливают кукушат, которые не похожи на их детей и не продолжат их род.

Итак, инстинкты обеспечивают приспособленность животных к типичным для вида условиям среды. Эти врожденные сложные проявления поведения отражают полезный опыт предыдущих поколений и направлены на получение результата, полезного для данного животного или вида.

Ил. 199. Разнообразие инстинктов: 1 — питьевой инстинкт жирафы; 2 — материнский инстинкт черного лебедя; 3 — социальный защитный инстинкт буйволов; 4 — стадный инстинкт буйволов; 4 — стадный инстинкт овец.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Биология + Литература

Кукушка прилетела в черного Дрозда.

-Тебе не скучно? — спрашивает его. — Что ты делаешь?

— Пою,- отвечает Дрозд — Разве не слышишь?

— Я пою чаще от тебя, но все равно скучно.

— Так ты же, госпожа, только и делаешь, что, подкинув в чужое гнездо свои яйца, с места на место перелетаешь, поешь, пьешь и ешь. А я сам кормлю, берегу и учу своих детей, а работу свою полегшую пением. (Г. Сковорода, «Кукушка и дрозд»).

Что такое гнездовой паразитизм? Почему камышевка, изображенная на иллюстрации, не отказывается кормить кукушонок?

Ил. 200. Камышевка выкармливает кукушонок

Учимся познавать

Сопоставьте проявления поведения животных с соответствующими иллюстрациями, определите их биологическое значение и заполните таблицу «Биологическое значение инстинктов»: турнир глушеців, забота рабочих пчел о матку, бой орланов, нападение бегемота на антилопу гну, объятия детенышей шимпанзе, сон леопарда.

Таблица 22. БИОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИНСТИНКТОВ

Проявление

Группа инстинктов

Биологическое значение инстинкта

1. Турнир между глушецями

Репродуктивные

К размножен допускаются более сильные самцы

2…

   

РЕЗУЛЬТАТ

Оценка

Вопросы для самоконтроля

1-6

1. Что такое инстинкт? 2. Назовите основные особенности инстинктов. 3. Назовите стадии осуществления инстинктов. 4. 3 чего начинаются инстинктивные действия? 5. Назовите основные группы инстинктов. 6. Приведите примеры инстинктов животных.

7-9

7. Какие особенности инстинктов животных? 8. Как осуществляется инстинкт? 9. Какое биологическое значение инстинктов?

10-12

10. Охарактеризуйте биологическое значение инстинктов, используя конкретные примеры из животного мира.

ПОВЕДЕНИЕ ЖИВОТНЫХ | Энциклопедия Кругосвет

Содержание статьи

ПОВЕДЕНИЕ ЖИВОТНЫХ. Традиционно поведение животных изучалось психологами, которые использовали для этого лабораторных животных, например крыс, в условиях, позволявших полностью контролировать получаемую подопытными животными информацию и возможности их научения. Психологический подход недооценивал врожденные, не зависящие от опыта реакции. Кроме того, обычно не учитывались и те типы поведения, которые служат адаптацией вида к типичной для него природной среде и не всегда проявляются в лабораторной обстановке. Эти два недостатка были преодолены зоологами последарвиновской эпохи, начавшими изучать поведение животных с эволюционной точки зрения.

Главное изменение заключалось в том, что поведение животных стали рассматривать как один из признаков, формирующихся в процессе естественного отбора наряду с анатомическими и прочими наследственными особенностями конкретного вида. Зоопсихологи-эволюционисты выдвинули идею, что инстинктивное поведение определяется особым типом врожденных программ, более сложным, чем рефлексы, т.е. простые реакции на раздражители. Они выясняли, какие рецепторные механизмы, связанные с осязательными, вкусовыми, обонятельными, зрительными и т.п. структурами, обычно участвуют в восприятии стимулов, запускающих тот или иной тип инстинктивных действий, и какая сложная двигательная координация необходима для совершения последних. Было выявлено, что средовые стимулы, вызывающие инстинктивный ответ, как правило, сложнее тех, что вызывают рефлекторную реакцию, и обычно представлены сочетанием оптических, звуковых и химических раздражителей. Наконец, появилась гипотеза, согласно которой для совершения определенного инстинктивного действия животному необходимо соответствующее внутреннее состояние, названное мотивацией. Чтобы избежать антропоморфизма, была предложена теория, объясняющая инстинктивные реакции с более или менее механистической точки зрения.

Работы Лоренца.

Эту теорию предложил в середине 1930-х годов австрийский зоолог К.Лоренц. По его мнению, инстинкт животных содержит в себе врожденную наследственную основу, названную комплексом фиксированных действий (КФД). Таких КФД у вида может быть огромное количество, причем многие из них свойственны исключительно ему, т.е. видоспецифичны. Видоспецифичные черты особенно характерны для полового поведения, поскольку вместе с уникальными анатомическими, физиологическими и цитологическими признаками оно призвано обеспечить спаривание животного только с себе подобными.

Далее Лоренц предположил, что КФД – это результат физиологических и двигательных реакций, запускаемых соответствующими центрами нервной системы. Для каждого КФД он постулировал существование особого центра, в котором может накапливаться специфический потенциал действия. Последний можно рассматривать как склонность или тенденцию к совершению определенного поведенческого акта. Когда он выполняется, какая-то часть потенциала действия расходуется. Непрерывной реализации этого потенциала препятствует некая сдерживающая сила. Лоренц назвал ее врожденным пусковым механизмом. Этот механизм не только предупреждает непрерывное выполнение поведенческого акта в отсутствие достаточной стимуляции, но и способствует постепенному накоплению специфического потенциала действия.

Наконец, по теории Лоренца, внешний сигнальный раздражитель, например звук, запах или зрительный образ, содержит «разрешающие» характеристики, способные активировать врожденный пусковой механизм. Результатом этой активации становится КФД. Например, рабочая медоносная пчела вылетает на фуражировку, когда у нее сформировался специфический потенциал действия для сбора пыльцы. Окраска, форма и запах определенных цветков служат для пчелы сигнальными зрительными и химическими раздражителями, которые «разрешают» КФД, т.е. посадку на венчик и сбор пыльцы.

Большинство типов инстинктивного поведения, которыми занимался Лоренц, связано с социальными взаимодействиями, при которых серия КФД разных особей индуцируется, или «запускается», в определенной последовательности, служащей выполнению какой-то специфической функции. Например, первый КФД одной особи может играть роль сигнального раздражителя и вызвать соответствующий КФД партнера, и т.д. Такое взаимодействие выливается в сложный, иногда довольно продолжительный ритуал, ведущий к биологически значимому результату, например оплодотворению. Примеры подобного взаимозависимого чередования КФД дают т.н. брачные демонстрации у рыб (колюшек) и птиц (уток).

В современных исследованиях поведения животных применяется намного более широкий спектр подходов и концепций, чем могли представить себе первые этологи. Наиболее важные в настоящее время направления здесь следующие.

Филогенез поведения.

Вероятно, ближе всего к традиционной этологии стоит изучение филогенетических, т.е. эволюционных, аспектов поведения животных. Поскольку ископаемые остатки позволяют делать в этом смысле лишь сугубо косвенные выводы, проводить на их основании параллели между эволюцией структур и инстинктов практически невозможно. Однако этологи считают, что вполне определенные выводы можно сделать с помощью сравнительного изучения поведения близких видов животных. Этот подход основан на двух допущениях: во-первых, в пределах данной систематической группы у одних видов инстинкты могут эволюционировать быстрее, чем у других; во-вторых, отдельные аспекты инстинктивного поведения могут эволюционировать у одних видов быстрее, чем у других. В результате, если рассматривать несколько таксономически близких современных видов, можно наблюдать как «примитивные», так и «прогрессивные» поведенческие признаки. Изучая первые, менее специализированные, можно понять происхождение эволюционно более продвинутых признаков, свойственных другим видам, и проследить тенденции филогенетического развития поведения, называемые этоклинами. Этоклины в принципе аналогичны тенденциям анатомической специализации, которые можно наблюдать по скелетам ископаемых животных.

Сравнительные исследования такого рода позволили, например, получить данные об эволюции знаменитых «танцев» медоносных пчел – относительно поздно появившегося типа поведения. Эти «танцы» служат для передачи другим рабочим особям сведений о направлении на источник пищи и расстоянии до него. Некоторые примитивные тропические пчелы, у которых таких «танцев» не наблюдается, сообщают сородичам аналогичную информацию, пользуясь метками, оставляемыми между источником пищи и колонией, или издавая определенной продолжительности звуки – чем они протяжнее, тем дальше от гнезда до этого источника. Изучая эти более простые способы коммуникации, зоологи получают возможность приблизиться к пониманию сложных «танцев» медоносной пчелы.
См. также ПЧЕЛЫ.

Коммуникация.

Хотя большинство людей представляют себе коммуникацию как главным образом речевое общение, т.е. обмен звуковыми сигналами, генерирование и прием последних – лишь один из информационных каналов, используемых животными. Между человеческим общением и общением других животных существуют и иные принципиальные различия. Например, большинство коммуникационных взаимодействий у животных формируется не в процессе научения, а на основе сочетания врожденных способностей одних особей передавать жизненно важную информацию, а других – адекватно на нее реагировать. Классический пример такого рода – общение взрослых серебристых чаек со своими птенцами. Только что вылупившийся птенец инстинктивно клюет красное пятно около вершины родительского клюва. Эта его реакция служит для взрослой чайки стимулом для того, чтобы отрыгнуть частично переваренную пищу в рот птенцу. Здесь перед нами пример двустороннего обмена информацией, т.е. общения, с использованием сигнальных раздражителей.

Большую роль в коммуникации животных играют не только слуховые, зрительные и осязательные, но и химические стимулы. Они могут распространяться в воздушной или в водной среде и восприниматься, соответственно, обонятельными и вкусовыми рецепторами. В любом случае выделение различных по химической природе веществ позволяет передавать широкий спектр специфических сообщений.

Многие химические сигналы служат для привлечения к особи ее сородичей. Широко распространены, в частности, высокоспецифичные вещества, называемые половыми аттрактантами и используемые для привлечения полового партнера в сезон размножения. Такие химические агенты, выделяемые животным с целью изменить поведение других особей своего вида, иногда рассматривают как гормоны наружного действия. Их называют феромонами.

Феромоны часто играют огромную роль в жизни животных, например низших беспозвоночных, не способных издавать и воспринимать звуковые сигналы или пользоваться зрением. В отличие от оптических и акустических раздражителей, химические могут с одинаковой эффективностью действовать в воде и в воздухе, в темноте и на свету. Важно также, что они сохраняются некоторое время после того, как животное прекратило их генерировать. В результате феромоны особенно полезны для мечения занятой индивидом или группой территории.

Некоторые химические сигналы используются главным образом для межвидового общения. Например, отвратительный запах разбрызгиваемой скунсами жидкости отпугивает людей, собак и многих других потенциальных врагов этих животных. Аромат цветущих растений привлекает к ним насекомых-опылителей. Это тоже пример межвидовой химической коммуникации. Вещества, выделяемые особью с целью изменить поведение представителей другого вида, называются алломонами.

Экологические адаптации.

Одно из направлений современных этологических исследований – изучение поведенческих адаптаций, связанных с экологией вида, т.е. его взаимодействием со средой обитания. Разумеется, для этого необходимо наблюдать за животным в естественной для него обстановке.

У каждого вида животных, как и у людей, есть вполне определенное жизненное пространство и вполне конкретная «профессия», которые называются соответственно местообитанием и экологической нишей.

Ниша – это совокупность взаимодействующих между собой анатомических, физиологических и поведенческих адаптаций. На видовую нишу сильно влияет присутствие других видов с очень близкой жизненной стратегией. Одно из активно развивающихся сейчас направлений этологии – исследование поведенческих адаптаций видов с частично перекрывающимися экологическими нишами. Ученые стремятся выяснить, какие механизмы в естественных условиях сводят к минимуму конкуренцию между такими видами за совместно используемые ресурсы.

Онтогенез поведения.

Поведение особи начинает развиваться с момента ее появления на свет и заключается в постепенном приобретении адаптивных навыков, полезных для индивидуального выживания. Исследования этих процессов ведутся с использованием как психологических, так и этологических методов, четкую границу между которыми провести трудно. Изучая онтогенез поведения, ученым часто удается разграничить врожденные инстинкты, самостоятельно приобретенные навыки и особенности поведения, сложившиеся в ходе социальных взаимодействий. Самообучению особи воспрепятствовать нельзя, однако влияние на нее сородичей можно исключить или контролировать в экспериментах с изоляцией, когда исследователь сам определяет степень и время общения подопытного животного с теми или иными представителями вида.

Импринтинг.

Понятие импринтинга, или запечатления, было сформулировано Лоренцом в результате изучения им онтогенеза поведения птенцов. Речь идет о тенденции, свойственной только что появившимся на свет детенышам некоторых видов птиц, например гусей, (как позднее выяснилось, и млекопитающих), признавать своим родителем любой подходящий объект, который они видят в первые дни жизни, а затем по мере возможности повсюду за ним следовать. При этом тип объекта, «запечатлеваемый» в качестве родителя, может варьировать в широких пределах – ограничений в этом отношении очень мало. У птенцов может появиться такой импринтинг на представителей других видов, включая человека, и даже на неодушевленные предметы.

Впрочем, у детенышей все же есть врожденная предрасположенность к запечатлению сигналов, исходящих от взрослых особей собственного вида. Силу импринтинга обычно измеряют по выраженности реакции следования за родительским объектом. Когда он «запечатлен» у животного, добиться аналогичного запечатления другого объекта трудно, но все же возможно.

Мотивация, эмоциональное поведение и научение.

Экспериментальным исследованием научения с помощью выработки классических (павловских) условных рефлексов, метода проб и ошибок и обучающих машин продолжают заниматься в основном зоопсихологи. Однако ответы на вопросы, связанные с другими типами мотивированного поведения, они ищут вместе с этологами. Мотивации можно анализировать, изменяя, скажем, стимулы во внешней среде и наблюдая за соответствующими изменениями в поведении изучаемого объекта. Например, в клетку с подопытным животным подсаживают его сородича. Поведение объекта в данном случае может измениться в зависимости от ряда факторов, в частности от пола подсаженной особи, физиологического состояния обоих индивидов и т.п. Поведенческие изменения наблюдаются и при постоянстве внешних условий. Они могут быть вызваны ослаблением мотивации, например в результате привыкания к пугающему поначалу раздражителю, который оказывается безвредным. Так, модель хищника (например, чучело ястреба), помещенная в клетку с мелкими пернатыми, вызывает немедленную, но быстро проходящую реакцию избегания. Когда паника, несмотря на присутствие данного раздражителя, утихает, можно сказать, что животные к нему привыкли.

Этологи выделяют три основных категории эмоционального поведения: нападение-угроза, избегание-страх и сексуальные реакции. Первые две категории связаны между собой обратной взаимозависимостью: по мере усиления тенденции атаковать объект страх перед ним ослабевает. Этот спектр противоположных мотиваций и связанных с ними действий называется в целом агонистическим поведением. Зачастую по действиям животного можно достаточно точно определить его внутреннее агонистическое состояние, или мотивацию. В самом деле, многие видоспецифичные движения и позы (демонстрации) типа поднятия хвоста у потревоженного скунса, по всей видимости, сформировались в ходе эволюции для подачи легко различимых сигналов, недвусмысленно отражающих внутреннее состояние животного, в частности его готовность напасть или обратиться в бегство. Такие демонстрации обычно позволяют избегать ненужных драк.

В отличие от агонистического поведения, сексуальная мотивация, по-видимому, не имеет какого-либо альтернативного разрешения, а просто усиливается или ослабевает в прямой зависимости от колебаний уровня половых гормонов в крови. Интересно, что у птиц и млекопитающих увеличение концентрации мужских половых гормонов одновременно с сексуальным влечением усиливает и агрессивность. Такая связь бывает полезна для вида, поскольку успех размножения нередко зависит от способности самца защищать свою территорию.

Этим типам мотивированного поведения и некоторым другим врожденным двигательным реакциям, например обеспечивающим питание, соответствуют четко локализованные центры нервной регуляции в головном мозге. Они расположены вокруг гипоталамуса и в ряде прилегающих к нему областей. Электрическая стимуляция отдельных их клеток вызывает сильный двигательный ответ, а инъекция в эти центры половых гормонов может индуцировать характерное половое поведение.

ТИПЫ ПОВЕДЕНИЯ ЖИВОТНЫХ

Две крупные его категории вполне очевидны. К первой относятся действия, выполняемые животным даже в полной изоляции для сохранения собственной жизни и здоровья. Такие «направленные на себя» типы поведения можно назвать эгоцентрическими. Вторая категория – социальное поведение, которое охватывает действия, индуцируемые или совершаемые только в присутствии особей своего или других видов. К социальному поведению относятся все типы коммуникации, все формы сексуальных контактов у разнополых животных и все взаимоотношения родителей с потомством.

ЭГОЦЕНТРИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Основа различных типов эгоцентрического поведения – потребность в «самосохранении». Эти действия связаны с питанием, удалением конечных продуктов обмена, утолением жажды, а у видов, дышащим атмосферным воздухом, – даже с дыханием. Многие из таких реакций имеют рефлекторный характер и являются врожденными, однако к инстинктам их обычно не относят. В больших группах, объединяющих множество видов животных, эти типы поведения выражаются практически одинаково.

Комфортные движения.

С самосохранением индивида связаны действия, направленные на уход за поверхностью тела, особенно у животных, покрытых шерстью или перьями. Такие типы поведения, включающие груминг (уход за мехом), прининг (уход за перьями), почесывание, встряхивание, потягивание, вылизывание, купание, смазывание покровов и т.п., свойственны всем видам птиц и млекопитающих. Все это зачастую не более чем рефлексы или их последовательности, которые могут быть вполне сформированными уже в момент появления особи на свет. Однако такие «комфортные движения» играют важную роль и в социальном поведении: на их основе развиваются двигательные реакции, используемые в качестве коммуникационных сигналов, например во время брачных или угрожающих демонстраций. Когда разъяренный бык роет землю копытами, сексуально возбужденный бизон перекатывается в грязи или агрессивно настроенный кот подергивает хвостом, перед нами имитация именно комфортных движений, которые приобрели в социальной обстановке совершенно иные функции.

Фуражировка и исследовательское поведение.

Фуражировка, т.е. добывание пищи, и исследовательская деятельность также относятся к эгоцентрическому поведению. Они зависят от характерного для животного местообитания, физических возможностей особи выполнять локомоторные и другие движения, а также от ее сенсорных способностей, позволяющих обнаруживать изменения в окружающей среде. Пользуясь доступными средствами, животное может искать убежище и в ряде случаев даже строить временное или постоянное жилье – гнезда, норы, муравейники и т.п. Поиск убежища особями одного вида часто приводит к их сосредоточению в наиболее подходящих местах, что стимулирует формирование стай, стад, косяков и других групп.

СОЦИАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Когда животные держатся вместе, неизбежно проявляются чисто социальные формы поведения, поскольку эффективное функционирование группы без них невозможно. К важнейшим типам социального поведения относятся следующие.

Контагиозное поведение.

Как следует из названия, контагиозное (буквально – заразное) поведение инициируется одним членом группы и быстро охватывает всю группу, приводя к координированным действиям. Например, у многих видов при появлении хищника первое заметившее его животное подает сигналы тревоги, мгновенно подхватываемые всеми остальными и обращающие группу в бегство. Если враг не слишком опасен, животные часто используют не менее контагиозные мобилизующие сигналы, которые стимулируют организацию коллективного отпора неприятелю.

Агонистические реакции.

Агонистические типы социального поведения животных включают широкий диапазон реакций от нападения-угрозы на одном полюсе до избегания-страха на другом. Чтобы такое поведение было эффективным, отдельные особи должны как минимум уметь отличать своих сородичей от представителей других видов. Кроме того, полезно распознавать пол других особей и знать всех членов своей социальной группы. Только при таких условиях возможно формирование эффективных общественных взаимоотношений, основанных на социальном доминировании. Например, хорошо известный «порядок клевания» у птиц является результатом того, что занимающие подчиненное положение члены стаи узнают тех ее членов, которые своей агрессивностью уже добились доминирования, и уступают им корм, предупреждая тем самым конфликты, невыгодные для группы в целом. В противном случае она оказалась бы нестабильной из-за постоянных драк, связанных с завоеванием и подтверждением каждой особью своего социального статуса. Аналогичным образом, устанавливая границы индивидуальных территорий, члены социальной группы разбивают занятое ею местообитание на участки, внутри которых доминирует только одна особь-хозяин. За пределами своей территории это животное обычно автоматически признает свое подчиненное положение по отношению к хозяину участка.

Репродуктивное поведение.

Наиболее сложный и важный тип социального поведения животных связан с размножением. В самом деле, выживание вида зависит именно от успешного воспроизведения его особей, и, чтобы обеспечить этот процесс, в ходе эволюции сформировались многие поведенческие адаптации.

Сложность репродуктивного поведения у того или иного вида коррелирует с потребностью детенышей в родительской заботе. У большинства рыб, например, оплодотворение наружное, и об икринках и мальках эти виды после нереста никак не заботятся. Соответственно, их репродуктивное поведение довольно простое и ограничивается одновременным выметыванием в воду яиц и сперматозоидов. У многих птиц ситуация совершенно иная. Дело отнюдь не ограничивается собственно оплодотворением: необходимо строить гнездо, охранять и насиживать яйца, защищать, кормить и учить птенцов. Самцы и самки видов, у которых подрастающее потомство требует интенсивной заботы, часто образуют прочные пары, не распадающиеся в течение всего сезона размножения. В этом случае репродуктивное поведение можно подразделить на несколько составляющих, основные из которых – брачное, или половое, поведение (включает собственно ухаживание, ведущее к образованию пары, и действия, обеспечивающие оплодотворение) и родительское поведение (выполнение родительских обязанностей). Каждая из этих фаз размножения регулируется специфическими гормонами и сигнальными раздражителями, например наличием подходящего для гнезда места, присутствием в гнезде яиц или птенцов и т.п.

Птицам и другим животным, образующим устойчивые «супружеские пары», необходимы поведенческие адаптации, удовлетворяющие как минимум трем важнейшим требованиям. Во-первых, это узнавание особей своего вида (видовая идентификация). Пользуясь этологической терминологией, свойственные самцам сигнальные раздражители должны воздействовать на врожденный пусковой механизм самок их вида и тем самым стимулировать сексуальное поведение последних. Характерно, что способность к видовой идентификации обычно сильнее развита именно у самок.

Во-вторых, самцы должны каким-то образом продемонстрировать свою принадлежность именно к мужскому полу, обычно – с помощью особенностей окраски и ухаживания. Поскольку размечают и охраняют индивидуальную территорию обычно самцы, они, как правило, гораздо заметнее самок. Последним выгоднее неброская внешность, помогающая замаскироваться, скажем, во время насиживания яиц.

Наконец, у видов, образующих устойчивые пары, особям необходимы индивидуальные внешние или поведенческие черты, позволяющие узнавать друг друга. Этому распознаванию способствуют, например, особенности пения или просто стремление обоих партнеров находиться рядом с гнездом.

Кроме выполнения этих трех основных функций, репродуктивное поведение может способствовать синхронизации внутренних репродуктивных циклов или, в случае колониальных видов, сексуальной активности всех членов группы.

См. также НАУЧЕНИЕ;  ЭТОЛОГИЯ.

Инстинкт — классические примеры животных инстинктов, инстинкты можно использовать, инстинкт и обучение: континуум — роль инстинкта в обучении

Инстинкт — это стереотипное, типичное для вида поведение , которое кажется полностью функциональным при первом выполнении, без необходимости обучения . Такое поведение обычно запускается конкретным стимулом или сигналом , и его нелегко изменить с помощью последующего опыта. Например, кенгуровая крыса мгновенно выполняет маневр автоматического побега, когда слышит звук поражающей гремучей змеи, даже если она никогда раньше не сталкивалась со змеей.Ясно, что инстинктивное поведение играет важную роль в выживании, но наше понимание сил, которые способствуют и направляют их развитие у живых животных, на самом деле весьма ограничено.


Печать

В другом классическом исследовании инстинктивного поведения этолог Конрад Лоренц показал, что детенышей уток и гусей , которые, как наблюдают, внимательно следят за своей матерью во время их ранних вылазок из гнезда, также можно было побудить следовать за заменителем.Птенец птиц будет формировать привязанность к любой особи, которая присутствовала, когда они открывали глаза и двигались после вылупления, независимо от идентичности этой особи вида . Молодые птицы, которые таким образом запечатлели Лоренца, следовали за ним повсюду по мере взросления, и, как взрослые, эти птицы стали ухаживать за людьми, а не за представителями своего собственного вида.

Лоренц пришел к выводу, что импринтинг представляет собой своего рода заранее запрограммированное обучение, управляемое механизмом, который при нормальных обстоятельствах не будет искажен людьми неправильного вида.В естественной ситуации импринтинг облегчил бы социальную привязанность младенцев к матери, что позже позволило бы им распознать подходящих партнеров для спаривания.


Критические периоды

Пение птиц — это в значительной степени видоспецифичное поведение, выполняемое самцами в их усилиях по обустройству и сохранению своих территорий и привлечению самок. Многие певчие птицы развивают свои зрелые песни в процессе, включающем критический период, когда, птенец, птица слышит песню своего отца.Молодая птица не поет до следующей весны, когда ее пение незрелых птиц начинает соответствовать той, которую она слышала от отца в критический период. Если птенец не сможет услышать песню взрослых особей в критический период, он никогда не разовьет типичную для своего вида песню. Очевидно, есть также сильно инстинктивный аспект того, чему можно научиться в критический период; большинство птиц не могут воспроизвести каждую песню, услышанную в течение этого времени, но, похоже, избирательно относятся к песням, которые производятся другими членами их вида.


поведение животных | Определение, типы и факты

Поведение животных , концепция, широко рассматриваемая, относящаяся ко всему, что делают животные, включая движения и другие действия, а также лежащие в основе психические процессы. Человеческое увлечение поведением животных, вероятно, насчитывает миллионы лет, а может быть, даже до того, как предки этого вида стали людьми в современном смысле этого слова. Первоначально за животными, вероятно, наблюдали из практических соображений, потому что раннее выживание человека зависело от знания поведения животных.Будь то охота на дичь, содержание домашних животных или спасение от нападающего хищника, успех требовал глубокого знания привычек животного. Даже сегодня информация о поведении животных имеет большое значение. Например, в Великобритании исследования социальной организации и ареала обитания барсуков ( Meles meles ) помогли снизить распространение туберкулеза среди крупного рогатого скота, а исследования социальности лисиц ( Vulpes vulpes ) способствуют развитию туберкулеза. модели, которые предсказывают, насколько быстро распространится бешенство, если оно когда-нибудь пересечет Ла-Манш.Точно так же в Швеции, где столкновения с участием лосей ( Alces alces ) являются одними из самых распространенных дорожно-транспортных происшествий в сельской местности, исследования поведения лосей дали способы удержать их от дорог и обочин. Кроме того, исследования поиска пищи насекомыми-опылителями, такими как медоносные пчелы, привели к впечатляющему увеличению урожайности сельскохозяйственных культур во всем мире.

Даже если бы изучение поведения животных не принесло никакой практической пользы, этот предмет все равно заслуживает изучения.Люди ( Homo sapiens ) сами являются животными, и большинство людей глубоко интересуются жизнью и сознанием своих собратьев, своих домашних животных и других существ. Британский этолог Джейн Гудолл и американский полевой биолог Джордж Шаллер, а также британский телеведущий Дэвид Аттенборо и австралийский защитник дикой природы Стив Ирвин привлекли внимание широкой публики к чудесам поведения животных. Книги, телевизионные программы и фильмы о поведении животных имеются в большом количестве.

9 инстинктов животных в пустыне Лондолози


Нет лучшего места для развития инстинкта, чем в дикой природе. Здесь правит естественный порядок вещей — порядок, к которому мы, люди, так хорошо подготовлены, если мы просто заставим замолчать свой разум и позволим этому незаменимому «инстинкту кишки» взять верх. Пока мы совершаем этот переход, переходя от городской жизни к сафари, животные Африки, а также работающие с ними мужчины и женщины могут предоставить несколько примеров того, как эта интуиция работает.



Ниже мы собрали девять различных примеров инстинктов, все из одного особенного уголка Южной Африки, где мир природы почитается и празднуется каждый день на протяжении девяти десятилетий с этого года — частного заповедника Лондолози. Но на самом деле в основе всех них лежит только один инстинкт — воля к выживанию. Поздравляем Лондолози с 90-летием следования своим животным инстинктам и обучения нас следовать нашим. Из всех уроков, которые вы преподали нам за эти годы, это, пожалуй, самый значительный.

instinct — существительное в · stinct \ ˈin-ˌstiŋ (k) t \
способ поведения, мышления или чувства, которому не научились; естественное желание или склонность, заставляющая вас действовать определенным образом; естественные или врожденные способности, импульс или способность.


9 примеров инстинкта в действии в Лондолози

1. Инстинкт защиты

«Считается, что, пытаясь защитить суб-взрослых в прайде, некоторые львицы Мангени вывели их (суб-взрослых) из этого района и вместе сбежали от спины Матимбы на запад; тактический акт опыта для такой недавно установленной гордости.За этим последовало ухаживание и брачное поведение между двумя оставшимися львицами Мангени и двумя самцами Матимбы, однако это могло быть проявлением ложного эструса в попытке отвлечь самцов от поиска остальной части прайда. Опять же, впечатляющий пример естественного инстинкта львицы защищать свою гордость. — Шон Крессвелл, рейнджер Лондолози

2. Инстинкт погони

«Его инстинкт преследования уже хорошо развит на этой ранней стадии жизни, детеныш устремляется вперед, чтобы прыгнуть за импалой.”Изображения: Люсьен Бомонт, частный гид

3. Инстинкт борьбы, бегства или доверия

«Красивая ньяла, растущая вокруг лагеря, с годами привыкла к людям. Они объедаются добычей ухоженных и щедро орошаемых садов в качестве компромисса между своим инстинктом бегства и доверием людей. «Это« принятие »людей дало нам возможность увидеть это невероятно редкое явление. Была замечена женщина, которая странно вела себя с изогнутой спиной и поднятым хвостом, что наводило нас на мысль, что время уже близко.» — Читать далее.

4. Инстинкт рейнджера

«17 июня 2015 года, моей жене исполнилось 50 лет; мы были в ударе, наслаждаясь некоторыми невероятными достопримечательностями благодаря совместным усилиям нашего Рейнджера Гарретта и Tracker Life. Поэтому, когда мы отправились в другое холодное, но прекрасное утро, я подумал, что наша удача иссякнет. Я ошибался; Гаррет и Лайф последовали их инстинктам, и мы направились к северной границе, где, по слухам, обитали дикие собаки. Мы были немедленно вознаграждены тем, что двое из стаи вернулись в свое логово в потрясающем рассветном свете.»

5. Инстинкт игры

«Хотя« игра »в животном мире может быть чисто развивающей частью роста, помогая детенышам и телятам оттачивать различные навыки и инстинкты, почти высокомерно думать, что только люди могут получать удовольствие от жизни». Изображение: Джеймс Тиррелл, рейнджер Лондолози «Самка Машаба и ее детеныш, упитанные и полные энергии, чтобы сжечь, недавно подарили нам чудесное общение, когда они более часа кувыркались, дрались, лазали по деревьям и гонялись друг за другом над шоу.»

6. Инстинкт охотника

«Когда собаки собирались попить вокруг большой плотины, они заметили одинокую самку импалы. Их первобытный инстинкт охотников перешел в режим овердрайва, и собаки бросились в атаку, преследуя испуганную импалу в воде ».

7. Материнский инстинкт

«Решимость самки нковени доказать свое господство и укрепить свои территориальные границы любыми средствами может быть проистекает из материнского инстинкта. Пятна и следы от сосков, а также регулярное движение в скрытую и густую зону реки Сэнд-Ривер указывают на то, что поблизости есть молодой помет.Изображение: Джиллиан Эванс

Эта же самка была поймана в Лондолози, пытаясь доказать свое превосходство в схватке с другим леопардом, находившимся высоко на верхних ветвях дерева Марула — всю последовательность можно посмотреть здесь.

«Наблюдение за таким жестоким зрелищем еще раз подтверждает, насколько сильны и выносливы эти большие кошки. Мало того, это напоминает нам о мощном материнском инстинкте леопарда-матери и о том, на что в дикой природе пойдет одинокая кошка, чтобы обеспечить выживание ее потомства.Изображение: Джиллиан Эванс Изображение: Шон Крессвелл

8. Инстинкт семейной верности против инстинкта спаривания

«Казалось, что мать разрывалась между желанием спариться с самцом и своей инстинктивной преданностью своему все еще зависимому потомству».


9. Инстинкт сделать дом

«Каким бы монументальным ни было зрелище спаривания льва, охоты на гепарда и кормления леопарда, они бледнеют по сравнению с крохотным деревенским ткачом, легким, как мяч для пинг-понга, плетущим траву в виде отвесной корзины над водой.»Как они это делают?» — спросил я, и все только покачали головой. Как и большинство ответов о природе, это просто потому, что. Мы можем объяснить, почему эти гнезда необходимы, и даже то, как они собирают сверхлегкую (но сильную) траву и ловко парят, толкая каждую травинку внутрь и наружу, как какой-нибудь мастер-плетчик корзин, но как это получается? птицы с птичьим мозгом умеют создавать такой объект, это все инстинктивно. Некоторые из нас рождены юристами и инженерами, а некоторые птицы рождены, чтобы плести удивительные гнезда.»- Эндрю Эванс, Digital Nomad | Смотрите другие изображения от Лондолози.

Подробнее:
Блог — Лондолози празднует 90-летие сафари | Видео — I Am Londolozi

Фактов об инстинктах для детей

По большей части эти древние рептилии ведут себя инстинктивно. Зеленая черепаха плавает

Животные с нервной системой рождаются с инстинктами . Инстинкт — это часть поведения организма. Это унаследовано (врожденное), а не усвоено. Однако этот термин не включает работу органов чувств и нормальную работу вегетативной нервной системы.Инстинкты связаны с видимым мышечным действием в ответ на пусковые механизмы. Релизеры — это триггеры, запускающие цепочки инстинктивного поведения. Хотя инстинкты не изучаются, в некоторых случаях их эффективность можно улучшить с помощью опыта и практики.

Есть некоторые проблемы с термином «инстинкт». Его можно использовать в широком смысле для обозначения общей тенденции, например, «инстинкт мужчины — защитить свою семью». Его можно использовать для описания цепочек поведения смешанного происхождения. Правильно, он используется только в отношении четко определенных действий, причинно-следственная связь которых передается по наследству и которые запускаются определенными стимулами, называемыми «высвобождающими» .

Другие термины для инстинкта — фиксированных паттернов действий (FAP) и цепочек врожденного поведения .

Обзор

Инстинктивное поведение может быть изменчивым и зависеть от окружающей среды. Любое поведение является инстинктивным, если оно выполняется без предварительного опыта, то есть без обучения. Морские черепахи, только что вылупившиеся на пляже, автоматически движутся к океану и автоматически плавают, когда они находятся в воде.Джои забирается в сумку своей матери после рождения. Медоносные пчелы с помощью танца передают направление к источнику пищи без официальных инструкций. Другие примеры включают драки животных, ухаживания за животными, функции внутреннего побега и строительство гнезд.

Рефлексы как инстинкты

Рефлекторные действия — особый случай. Истинный рефлекс отличается от других форм поведения по механизму; они не проходят через мозг. Скорее, стимул перемещается в спинной мозг, а затем сообщение передается обратно через тело, отслеживая путь, называемый рефлекторной дугой.Рефлексы подобны шаблонам фиксированного действия, но шаблон фиксированного действия также может обрабатываться в мозгу. Примером может служить инстинктивная агрессия самца колюшки по отношению ко всему красному во время брачного сезона. Примеры инстинктивного поведения у людей включают многие примитивные рефлексы, такие как укоренение и сосание, поведение, которое присутствует у большинства млекопитающих.

Инстинкты созревания

Некоторое инстинктивное поведение зависит от появления процессов созревания.Например, мы обычно говорим о птицах, которые «учатся» летать, потому что они не умеют летать сначала, но могут через неделю или две. Тем не менее, молодые птицы экспериментально выращивались в устройствах, которые не позволяли им двигать крыльями до тех пор, пока они не достигли возраста, в котором их когорта летали. Эти птицы полетели сразу и нормально, когда их выпустили, показывая, что их улучшение было результатом нервно-мышечного созревания, а не истинного обучения.

Составляющие инстинктов

Хотя фиксированные паттерны действий и рефлексы являются яркими примерами почти полностью инстинктивного поведения, большинство форм поведения сложны и состоят как из инстинктивных, так и из усвоенных компонентов.Например, при импринтинге у птицы есть чувствительный период, в течение которого она узнает, кто ее мать. Как известно, на ботинках Конрада Лоренца был гусиный след. После этого гусь будет следовать за тем, кто носит сапоги. Личность матери гуся была изучена, но поведение гуся по отношению к сапогам было инстинктивным. Точно так же сон у людей является инстинктивным, но то, сколько и когда человек спит, явно зависит от факторов окружающей среды. Является ли поведение инстинктивным или усвоенным — общий предмет споров о природе и воспитании.

Перемещение

В ситуации, когда два инстинкта противоречат друг другу, животное может прибегнуть к смещающей активности.

Биологическая функция

Инстинкт — это врожденная потребность что-то делать. Это не то, о чем думает животное; это то, что он делает автоматически. Птенец автоматически запрокидывает голову, широко открывает пасть и кричит, требуя еды. Это инстинкт. Летучие мыши автоматически цепляются за стену пещеры. Кузнечики естественным образом выплевывают вещи из своего желудка на хищников, которые пытаются их съесть.Пчелы естественным образом заботятся о улье и производят мед. Бабочки наследуют предпочтение откладывать яйца на определенные растения. Растение, которое их детенышам нужно есть, и именно там они откладывают яйца. Животные рождаются с этими инстинктами, и они следуют своим инстинктам без сознательной мысли.

У организмов есть два способа добиться поведения. Один из способов — учиться путем наблюдения и повторения вещей, которые приносят приятный результат. Другой способ — унаследовать образец поведения по наследству.

Определения термина «инстинкт»

  • шаблон фиксированных действий, в котором последовательность действий от очень короткой до средней, без вариаций, выполняется в ответ на четко определенный стимул. Карл Лоренц.
  • склонность предшествует опыту и не зависит от инструкций. Уильям Пейли.
  • слепая склонность к какому-либо образу действия, независимо от какого-либо соображения со стороны агента о цели, к которой это действие ведет. Как бы то ни было.
  • агент, который слепо и невежественно выполняет работу разума и знаний.Сэр В. Гамильтон.
  • Сходство между тем, что изначально было привычкой, и инстинктом становится настолько близким, что невозможно различить. Чарльз Дарвин.
  • — естественный, необоснованный импульс, которым животное направляет к выполнению любого действия без улучшения метода.

Другая страница

Образы для детей

инстинкт | Определение и факты

Инстинкт , врожденный импульс или побуждение к действию, обычно выполняемое в ответ на определенные внешние раздражители.Сегодня инстинкт обычно описывается как стереотипный, очевидно невыученный, генетически детерминированный образец поведения.

Собирательство — пример инстинкта, управляемого импульсами, выполняющими определенные биологические функции.

Скотт Бауэр — ARS / USDA

Определение инстинкта

В прошлом термин инстинкт обозначал ряд различных концепций поведения животных. Например, Александр Джеймисон в первом томе своего Словаря механики, искусства, производства и других знаний (1829) определил термин инстинкт как «название, данное прозорливости и естественным наклонностям животных. , который обеспечивает место разума в человечестве.”

Как приблизительное представление о том, что термин инстинкт означает для большинства людей, это определение все еще имеет смысл. Если принять во внимание возможность того, что люди тоже могут управляться инстинктами, это определение будет широким и расплывчатым, охватывая множество смыслов, для передачи которых с тех пор используется этот термин. Однако эта инклюзивность неспособна различить тонкие различия значений, заключенных в терминах инстинкт и инстинктив .

Слова инстинкт и инстинктив имеют множество значений в самых разных контекстах, в которых они использовались.Их разнообразные значения и коннотации встречаются в повседневном языке. Например, инстинкт может относиться к рефлексивному или стереотипному поведению, к интуитивной догадке, к врожденной склонности или предрасположенности, к глубоко укоренившемуся импульсу (например, «материнский инстинкт»), к способам действий, которые, по-видимому, не связаны обучение или опыт в их развитии, или знания, которые являются врожденными или приобретенными подсознательно.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Понятие инстинкта усложняется тем фактом, что оно распространяется на поведенческие, генетические, связанные с развитием, мотивационные, функциональные и когнитивные чувства. Также существует вероятность того, что одно из этих чувств может повлечь за собой одно или несколько других. Например, часто предполагалось, что свидетельство того, что образец поведения зависит от генетической основы, означает, что этот образец не усвоен. Ошибочность этого рассуждения должна была быть выдана общепринятым знанием того, что животных можно селективно разводить по признакам (например,g., следование по следу и пастбище у собак), но для реализации их потенциальной полезности требуется обширная подготовка. Тем не менее, дихотомический образ мышления продолжает вызывать дьявольские дискуссии и является основой повторяющегося спора, известного как противоречие между природой и воспитанием (наследственность против окружающей среды), который влечет за собой споры о том, являются ли поведение, интеллект, способности, характер и т. генетика или воздействие факторов окружающей среды (например, культуры). Даже британский натуралист Чарльз Дарвин утверждал, что наследование подразумевает развитие, не зависящее от опыта.

Дарвиновская концепция мотивационного инстинкта

Дарвину было хорошо известно, что термин инстинкт использовался в нескольких различных смыслах. В начале главы под названием «Инстинкт» в его важнейшей работе « О происхождении видов» (1859 г.) он отказался дать определение термина:

Чарльз Дарвин

Чарльз Дарвин, ок. 1874.

Из Чарльз Дарвин. Документ, внесенный в отчеты Шропширского археологического общества , Эдвард Вудолл, 1884 год

Этот термин обычно охватывает несколько различных умственных действий; но все понимают, что имеется в виду, когда говорят, что инстинкт побуждает кукушку мигрировать и откладывать яйца в гнездах других птиц.Действие, которое нам самим требуется опыт, чтобы мы могли его совершить, когда оно выполняется животным, особенно очень молодым, без опыта, и когда многие люди совершают его таким же образом, без их ведома, для какой цели оно предназначено. обычно считается инстинктивным. Но я смог показать, что ни один из этих персонажей не универсален.

Дарвин использовал слово инстинкт по-разному — для обозначения того, что побуждает птицу к размножению; к нраву, например к храбрости или упорству собаки; для выборочного разведения моделей поведения, таких как кувыркающиеся движения невалящих голубей; таким чувствам, как симпатия в людях; и к стереотипным действиям, таким как те, которые используются пчелами при построении ячеек сот.Прискорбно, что Дарвин не сделал более явным различия значений инстинкта, поскольку он создал мощный прецедент неизбирательного использования этого слова, неоднозначность которого неоднократно омрачала и запутывала понимание поведения.

Однако в интересе Дарвина к инстинктам была и положительная сторона. Он обратил внимание на вопросы о причинной основе действий, которые казались не поддающимися объяснению с точки зрения обучения или познания, и это открыло удивительный мир поведения животных, который казался далеким от мира человеческой природы.Таким образом, наследие Дарвина стимулировало изучение мотивации и послужило основой для сравнительной психологии и этологии.

Следующий обзор соответственно разделен на инстинкт, истолкованный как побуждение или побуждение; инстинкт рассматривается как врожденная склонность; а инстинкт интерпретируется как поведение.

Инстинкт как импульс

Инстинкт как своего рода побуждение или движущая сила иллюстрируется тремя очень разными видами теории мотивации: фрейдистским психоанализом; внутренняя цель, по определению американского психолога Уильяма Макдугалла; и причинные концепции, предложенные классической этологией.

Инстинкт выживания в животном мире

Говорят, что в дикой природе выживают сильнейшие. Существует иерархия, согласно которой одни животные едят других и так далее, пока не окажется животное на вершине пирамиды. Это то, что привело к развитию инстинкта выживания в животном мире. В этой статье мы расскажем вам об этом все.

Различные типы инстинкта выживания животных

Главный приоритет любого животного — получить достаточно еды, чтобы выжить, и в то же время не быть съеденным хищником.В дикой природе животные должны уметь быстро бегать, летать или плавать, уметь прятаться и всегда держать один глаз открытым, чтобы не упустить опасность.

Но даже в этом случае это непросто, и, несмотря на наличие этих способностей, выживание не гарантировано. Даже если животное переживет одного хищника, будьте уверены, скоро появится другой.

Источник: Маркос Андр

Инстинкт выживания похож на выключатель, который срабатывает в самых неблагоприятных ситуациях и активирует изобретательность животного, чтобы спастись.Большинство животных, кажется, ведут себя одинаково, как если бы они были запрограммированы на то, как они это делают. Именно такое поведение мы называем инстинктом выживания.

Так же, как и мы, , когда животное боится, его тело реагирует и ищет подходящий момент, чтобы убежать, и наиболее подходящее место для бегства.

Инстинктивное поведение, являющееся частью инстинкта выживания

У каждого животного и вида есть свое инстинктивное поведение. К ним относятся:

  • Инкубация. Птицы, откладывающие яйца, высиживают яйца других птиц, если обнаружат, что их гнездо остается незащищенным. Это не просто способ заботы о других птицах, но и способ защиты вида в целом.
  • Младенцы без матери. Вы, возможно, видели множество примеров, когда разные виды вели себя как родитель и ребенок. Это инстинктивное действие ребенка по выживанию. Они одни в мире и готовы принять любое другое животное, которое заставляет их чувствовать себя в безопасности.
  • Скрытие. Многие животные, когда их предупреждают об опасности или чувствуют, что за ними наблюдают, прячутся. Иногда они даже делают это заранее, уже имея куда бежать в случае опасности.
  • Еда, не глядя вперед. Постоянная бдительность — один из способов выжить в дикой природе. Одно небольшое отвлечение могло стоить животному жизни. Таким образом, даже во время кормления животные все равно наблюдают.
  • Сохранять бдительность во время бодрствования. То же самое происходит, когда животные спят. Некоторые животные научились спать сознательным умом, но не подсознанием. Это означает, что они не входят в самую глубокую фазу сна и просыпаются при малейшем нарушении, надеясь, что спасут себе жизни.
  • Свернувшись калачиком. Эта способность сворачиваться в панцирь или другое покрытие — еще один способ, которым некоторые животные защищаются от нападения.
  • Звуки. Некоторые животные, например гремучая змея, издают звуки, чтобы напугать своих хищников. Часто хищник убегает без боя.

Животный инстинкт

Эти животные инстинкты спасают жизни животных. Помните, кто первым покидал Титаник? Крысы! Еще до того, как в корабль пошла вода!

Природа и животные — отличный источник знаний для нас не только для сохранения нашей собственной жизни, но и для помощи другим животным и сохранению исчезающих видов.

Источник основного изображения: Себастьян Дарио

Впечатляющий материнский инстинкт животных

Даже если это не их собственный ребенок, матери-животные обладают настолько впечатляющим материнским инстинктом, что они будут заботиться о нем, как о своем собственном.Читать далее »

Что такое врожденное и усвоенное поведение животных?

Поведение животных — это то, что животные делают или чего избегают. Разница между врожденным поведением и усвоенным поведением состоит в том, что врожденное поведение — это то, что животное будет проявлять с рождения без какого-либо вмешательства. Приученное поведение — это то, что животное обнаруживает путем проб, ошибок и наблюдений. Наиболее усвоенное поведение возникает в результате обучения родителей животного или экспериментирования с окружающей средой.

TL; DR (слишком долго; не читал)

Врожденное поведение — это то, с чем рождается животное, — по сути, оно жестко встроено в ДНК животного. Приученное поведение — это просто приобретенное поведение, и животные будут приобретать его на протяжении всей жизни.

Врожденное поведение

Инстинкт — мощная сила в животном мире. Он диктует поведение, необходимое для выживания, особенно у видов, которые не получают особого руководства от своих родителей. Такое поведение запрограммировано в животном на генетическом уровне.Врожденное поведение передается по наследству, передаваясь из поколения в поколение через гены. Это также является внутренним, что означает, что даже животное, выращенное в изоляции, будет вести себя стереотипно, то есть каждый раз будет действовать одинаково. Врожденное поведение также негибко и не изменяется с опытом. Наконец, они непревзойденные, что означает, что поведение полностью развивается с момента рождения животного.

Пример врожденного поведения

Птенцы морских черепах — один из лучших примеров врожденного поведения.Они вылупляются, никогда не видев своих родителей, поэтому нет возможности научиться поведению. Тем не менее, птенцы морских черепах инстинктивно выкапывают себе путь из закопанного инкубатория. Несмотря на то, что копание может занять несколько дней, птенцы сами выбирают время, чтобы выйти ночью, когда они в наибольшей безопасности борются с морем. Никто из родителей не говорит им, что они должны дождаться наступления темноты или отправиться к морю. Это просто врожденное знание, инстинкт, побуждающий их к действию.

Выученное поведение

Выученное поведение происходит из опыта и отсутствует у животного при его рождении. Путем проб и ошибок, воспоминаний о прошлом опыте и наблюдений за другими животные учатся выполнять определенные задачи. Как правило, усвоенное поведение не передается по наследству, и каждый должен обучаться или учиться каждому человеку. Они являются внешними, то есть не встречаются у животных, которых держат изолированно от других или вдали от возможности для проб и ошибок. Они взаимозаменяемы, что означает, что они могут меняться со временем, в отличие от жесткого повторения врожденного поведения.Выученное поведение также можно адаптировать к изменяющимся условиям, и оно является прогрессивным, то есть поведение можно улучшить на практике.

Пример выученного поведения

Медоносные пчелы являются интересным примером усвоенного поведения. Хотя желание найти нектар является врожденным для пчел, они учатся ассоциировать заданный цвет с пищей, которую ищут. В экспериментах, о которых сообщил Государственный университет Северной Каролины, сахарную воду наливали в желтую посуду, а обычную воду — в синюю.Медоносные пчелы узнали, что желтое блюдо содержит пищу, и посетили его, игнорируя синее блюдо, даже когда положение блюд было изменено. Однако, когда в желтую тарелку наливали обычную воду, а в синюю — сахарную воду, пчелы продолжали посещать желтую тарелку, пока методом проб и ошибок не узнали, что то, что им нужно, теперь находится в голубой тарелке.

Сложное поведение

Поведение на самом деле сложнее, чем «врожденное» или «усвоенное». Большинство форм поведения — это смесь двух, не являющаяся ни полностью врожденной, ни полностью усвоенной.Например, некоторые врожденные привычки, такие как полеты на насекомых, можно улучшить с течением времени и на собственном опыте. Саранча умеет летать с рождения, но со временем они научатся ей лучше и со временем научатся тратить меньше энергии, чтобы совершить такой же полет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *