Содержание

Для пациентов!


Данная статья объясняет, что такое «тревога о здоровье», немного подробнее. Возможно, вы захотите сначала прочесть о тревоге и беспокойстве основную информацию, если вы её ещё не видели.


Тревожные и панические расстройства часто встречаются у людей всех возрастов. Своевременная диагностика и лечение данного состояния значительно повышает качество жизни и улучшает общее состояние пациентов


Усталость весьма распространена среди пациентов с функциональными неврологическими симптомами


Боль — очень частый симптом у пациентов с функциональными неврологическими симптомами.


Существуют различные варианты головной боли. Вы можете узнать больше об этом на веб-сайте Международного общества головной боли (International Headache Society).


Головокружение – частый симптом в неврологии, но может быть вызван самыми разными причинами…


Диссоциация — одно из состояний, которое испытывают пациенты с функциональными расстройствами


КРБС представляет собой боль в одной или более конечностях, которая появляется в разных ситуациях, но особенно после физической травмы.

Также он может быть спровоцирован другими состояниями, включая минимальные повреждения мягких тканей, например, синдром запястного канала (на кисти)


У больных с функциональными неврологическими симптомами может быть задействовано лицо в общей клинической картине. О них много говорят в последние 10 -15 лет, но известны эти симптомы уже более века.


Нарушения зрения могут быть функциональными или диссоциативными


Функциональные двигательные расстройства подразумевают наличие движений или позиций частей тела, в связи с неправильной работой нервной системы (не связаны с органическим поражением нервной системы). Различные виды нарушений походки являются одним из видов функциональных расстройств.


Функциональные нарушения памяти и внимания (также называемые когнитивные симптомы) часто сочетаются с другими функциональными и диссоциативными симптомами. Особенно в случае наличия нарушений сна, утомляемости, тревоги или депрессии. Функциональные когнитивные симптомы становятся все более распространенными среди людей.


Функциональные нарушения чувствительности — это симптомы, связанные с нарушениями чувствительности в любой области тела из-за сбоя в работе нервной системы, а не из-за её повреждения или органического заболевания


Функциональный парез (слабость) — это слабость в руке или ноге из-за неправильной работы нервной системы, но при этом повреждения нервной системы отсутствуют. Пациенты с функциональным параличом испытывают слабость в конечности, которая может инвалидизировать их и пугать, поскольку при этом нарушается походка, возникает припадание на одну ногу, иногда трудно удержать предмет в руке, или просто появляется ощущение, что конечность или её часть не такая, как обычно. Пациентам и некоторым докторам это часто напоминает симптомы инсульта или рассеянного склероза. Однако, в отличие от этих состояний, при функциональной слабости отсутствует постоянное повреждение нервной системы.


Также как и усталость, проблемы со сном очень распространены среди пациентов с функциональными неврологическими симптомами.


Расстройство вегетативной нервной системы: тревога, невроз, панические атаки

Многочисленные стрессы, постоянно сопровождающие человека, оказывают негативное влияние на нервную систему и становятся главной причиной психологического напряжения, нарушения работы органов и систем. Все это в конечном итоге приводит к истощению внутренних ресурсов, ухудшению иммунитета и развитию тревожных расстройств.

Симптоматика заболевания может быть схода с мигренью, остеохондрозом, инфарктом и рядом других состояний, поэтому консультация невролога обязательна.

Вегетативная дисфункция: основные типы

Выделяют следующие типы вегетативной дисфункции (не путать с вегетососудистой дистонией (ВСД), являющейся лишь проявлением ряда заболеваний нервной системы и других органов):

  • Соматофорное расстройство. Это невроз, проявляющийся в виде симптомов отсутствующих у пациента хронических заболеваний.  Возможны панические атаки, приступы кашля и одышки психогенного происхождения, проблемы с пищеварением, периодические головокружения и т. д. Данный тип дисфункции в большинстве случаев обусловлен сильным или продолжительным стрессом, поэтому достаточно легко поддается лечению.
  • Нарушение подкорковых структур. Повреждения возникают вследствие перенесенных травм головного мозга или резидуальной патологии ЦНС (часто диагностируется у детей). Для заболевания характерно пониженное артериальное  давление, полуобморочное состояние, диарея и частое мочеиспускание.
  • Раздражение периферических вегетативных структур, спровоцированное поражением симпатического шейного сплетения или мочекаменной болезнью.

Вегетативная дисфункция, которой страдают около 70% взрослых и 25% детей, всегда свидетельствует о наличии проблем в организме, а значит, является серьезным поводом обратиться к специалисту. Эффективность назначенного лечения во многом зависит от своевременной постановки правильного диагноза. Записаться к детскому неврологу в Уфе можно по телефону +7 (347) 216 00 22.

Причины и методы лечения

Согласно последним данным, расстройство вегетативной нервной системы может возникнуть на фоне хронического стресса, гормонального сбоя, малоподвижного образа жизни, неправильного питания, употребления табачных и алкогольных изделий, воспалительных процессов и длительного приема лекарств (в том числе самолечение). Одним из факторов является наследственность.

Скорректировать состояние больного можно при помощи следующих немедикаментозных методов:

  • Массаж и иглорефлексотерапия. Основная задача – релаксация, снятие мышечных зажимов и улучшение кровообращения. Иглорефлексотерапия практически не имеет противопоказаний и активно применяется при лечении неврозов и других расстройств нервной системы у взрослых и детей. Благотворное влияние данных методов на состояние пациента подтверждено клинически, поэтому медицинский массаж в Уфе является одной из самых востребованных процедур.
  • Психотерапия. Нередко расстройства нервной системы развиваются вследствие психических особенностей человека. Ярким примером является трудоголизм. Человек, полностью захваченный работой и не умеющий выполнять задания спустя рукава, пребывает в состоянии постоянного стресса. Не меньшим потрясением (=пусковым механизмом) может стать развод. Проработка жизненной ситуации с психотерапевтом позволяет справиться не только с первопричиной заболевания, но и с ее последствиями.

Записаться на прием кардиолога в Уфе, невролога или ортопеда можно на нашем сайте! Выберите удобное время, оставьте комментарий и дождитесь звонка нашего оператора.

функциональные заболевания мозга | neuro-iokb

Функциональные заболевания головного мозга

 

 

Это достаточно большая и разнородная группа патологий, которые объединяет несколько признаков. Первый из них — «исторический».  Прошло менее века с того момента, когда были применены первые попытки хирургической коррекции данных нозологических форм. Ранее лечение их было уделом исключительно неврологов. Второй — клинико-морфологический. Как правило, при минимальных макроскопических изменениях вещества головного мозга у пациента отмечаются выраженные клинические проявления. В неврологии принято все болезни нервной системы подразделять на 2 группы — органические и функциональные. В основе органических заболеваний лежат структурные нарушения, т. е. органический анатомический субстрат как причина болезни.

Термин «функциональные заболевания», или «функциональные расстройства нервной системы», появился еще в прошлом столетии для обозначения заболеваний и синдромов, не имеющих анатомической основы. Если рассматривать этот вопрос с философских позиций (причинно-следственных взаимоотношений), то таких болезней, как фактически нематериальных, нет и не может быть. Ведь любая функция — это проявление той или иной биологической структуры, а свойства этой структуры и любые ее изменения всегда обусловливаются и органически связаны с соответствующими структурными изменениями.

За последние 20-30 лет ввиду широкго внедрения КТ, МРТ, ПЭТ, ОФЭКТ технологий изменились представления о характере структурных нарушений мозга. К ним относят не только грубые анатомические изменения, но и различные биохимические расстройства (нарушения обмена биологически активных веществ, электролитов и т.д.), изменяющие нормальное взаимодействие различных функциональных систем головного мозга. Указанные структурные церебральные нарушения обычно выявляются только методами функциональных биохимических исследований.

Развитие электронно-микроскопических и гистологических исследований, изучение физиологической роли лимбико-ретикулярной системы и других глубинных структур головного мозга «ставит под угрозу» существование функциональных расстройств без морфологического субстрата.И все же в настоящее время наряду с органическими различают функциональные болезни и синдромы. Их изучение и лечение — задача специалистов отдельной области нейрохирургии — т.н., функциональной нейрохирургии.

 

Сферой интересов Функциональной нейрохирургии является:

1.        Экстрапирамидная  патология – болезнь Паркинсона, Дистония, Эссенциальный тремор и т.д.

2.        Лечение тяжелых болевых синдромов любой этиологии

3.        Эпилепсия

4.        Лечение тяжелых спастических синдромов любой этиологии

5.        Нарушение функции тазовых органов.

6.        Эректильная дисфункция

7.        Сосудистая патология (критическая ишемия нижних конечностей, болезнь Рейно,  диабетическая ангиопатия)

8.         Боли при стенокардии (при отсутствии показаний или невозможности провести лечение на коронарных сосудах)

9.        Патология или последствия травмы переферических и черепно –мозговых нервов.

 

На сегодняшний день в нашей клинике широко применяются хирургические методики лечения экстрапирмидной патологии, в том числе болезни Паркинсона, спастической кривошеи и эссенциального тремора.

 

 

симптомы, как лечить, чем опасно?

Все наши внутренние органы работают под воздействием сигналов со стороны вегетативной нервной системы. В случае поступления неправильных или нерегулярных сигналов работа внутренних органов нарушается, снижаются защитные функции организма. Это приводит к ухудшению общего самочувствия и дает симптоматику, сходную с мигренью, инфарктом миокарда, остеохондрозом и рядом других патологий.

Подобные состояния могут развиться на фоне постоянных стрессов или быть ими спровоцированы, возникнув по какой-либо другой причине. Зачастую вегетативные нервные расстройства являются частью функциональных или органических поражений нервной системы в целом.


Типы вегетативной дисфункции

Часто дисфункцию вегетативной нервной системы путают с вегетососудистой дистонией (ВСД). Однако ВСД — лишь одно из проявлений различных заболеваний, в том числе и нервных.

  1. Соматоформное расстройство вегетативной нервной системы. Это разновидность невроза, проявляющаяся в виде симптомов различных хронических заболеваний, которых на самом деле у пациента нет. Возможны периодические приступы, клинически сходные с паническими атаками. Также часты психогенный кашель и одышка, нарушения пищеварения, головокружения и т.д. Этот вид вегетативной дисфункции встречается наиболее часто, как правило, обусловлен хроническим стрессом и поддается лечению лучше всего.
  2. Поражение подкорковых структур. Возникает при различных травмах головного мозга, резидуальной патологии ЦНС. Для этого заболевания характерны полуобморочные состояния, снижение артериального давления, обильное мочеиспускание и диарея. По окончании приступа больной ощущает слабость и вялость.
  3. Постоянное раздражение периферических вегетативных структур. Может возникнуть при предменструальном синдроме, мочекаменной болезни, шейной дорсопатии с поражением симпатического шейного сплетения.

Вегетативная дисфункция любого типа является проявлением серьезных проблем в организме, поэтому при первых же симптомах обязательно следует выявить ее причину и начать лечение.

Причины и симптомы расстройства ВНС

Вегетативными нарушениями в современном мире страдает около 70% взрослых и 25% детей. Такая статистика никого не удивит, если взглянуть на список возможных причин вегетативной дисфункции:

  • хронический стресс;
  • наследственность;
  • гормональные сбои или возрастные гормональные изменения в организме;
  • малоподвижный образ жизни;
  • неправильное питание;
  • злоупотребление алкоголем и табаком;
  • травмы, ранения, хирургические операции, нарушающие целостности нервных связей;
  • интоксикация нервной и кровеносной систем в результате воспалительных процессов;
  • длительный прием сильнодействующих лекарств, самолечение;
  • аллергические заболевания.

Кстати
Обычно проявления вегетативной дисфункции дают о себе знать в возрасте 20–30 лет, женщинам ставят подобный диагноз в 2–3 раза чаще, чем мужчинам. Однако это не говорит о том, что мужчины заболевают реже. Просто женщины больше склонны обращаться за медицинской помощью. Мужчины же, во-первых, предпочитают не жаловаться, а во-вторых, обычно задействуют «мужские» методы решения проблем — например, алкоголь.

Симптомы расстройства вегетативной нервной системы могут быть следующими:

  • Сердечно-сосудистый синдром. Нарушение сердечного ритма, скачки артериального давления, нарушение периферического кровообращения, внезапный дискомфорт в области сердца.
  • Гипервентиляционный синдром. Учащенное дыхание, ощущение недостатка воздуха, головокружение, нарушение чувствительности в конечностях, мышечные спазмы.
  • Синдром раздраженного кишечника. Спазмы и ноющие боли внизу живота, частые позывы к дефекации, повышенное газообразование, диарея.
  • Расстройства со стороны пищеварительного тракта. Тошнота и рвота, затрудненное глотание («комок в горле»), боль и дискомфорт под ложечкой, нарушение аппетита.
  • Повышенная потливость. Как правило, в области ладоней и подошв.
  • Цисталгия. Частое болезненное мочеиспускание, не связанное с болезнями мочеполового тракта.
  • Сексуальные расстройства. Нарушения эрекции и эякуляции у мужчин, вагинизм и аноргазмия у женщин, снижение либидо.
  • Нарушение терморегуляции. Ознобы, повышение температуры.

К части симптомов больные способны привыкнуть или списывать их на другие заболевания. Однако со временем количество проявлений вегетативной дисфункции растет, они учащаются, и игнорировать их уже невозможно.

К кому обратиться при расстройстве вегетативной нервной системы и как его лечить?

Проблемами ВНС занимается врач-невролог, который после ряда диагностических процедур уточняет тип расстройства и назначает необходимую терапию. Главное условие успешного лечения, вне зависимости от причин заболевания, — снижение тревожности и борьба со стрессом.

Амедикаментозные методики

Не стоит рассчитывать на то, что проблема решится приемом лекарств трижды в день. От пациента потребуется заинтересованность в лечении и работа над собой.

  • Изменение образа жизни. Прежде всего следует исключить нервные перегрузки на работе и дома, наладить режим труда и отдыха. Противопоказан ненормированный рабочий день, работа в авральных режимах. Необходимо пересмотреть рацион питания, включить в него больше натуральной белковой пищи, овощей и фруктов. Необходимо чаще бывать на свежем воздухе, показаны пешие прогулки, йога, занятия в бассейне.
  • Физиотерапия. Стоунтерапия, массаж, акупунктура, электрофорез, грязевые ванны направлены на релаксацию, снятие мышечных зажимов, улучшение кровообращения и оттока лимфы. Все это благотворно влияет на общее состояние пациентов, снимает стрессовое напряжение.
  • Работа с психологом. Зачастую заболевание развивается на фоне особенностей психологии. Самый распространенный пример — трудоголизм. Увлеченный своей деятельностью человек, привыкший работать в стрессовом режиме, не замечает симптомов болезни, считает их недостойными внимания и резко отрицает необходимость не только в санаторно-курортном лечении, но и в элементарном ежедневном отдыхе. Проблему может решить только работа с психологом.
Фармакотерапия

Лекарственные средства назначаются с несколькими целями. Необходимо нормализовать обмен веществ, укрепить иммунитет, восстановить работу сердечно-сосудистой системы, снять тревожные и депрессивные состояния.

  • Фитопрепараты, витамины, БАДы. Успокоительные чаи и сборы, настойки, экстракты пришли к нам из народной медицины. Наиболее популярными являются фитопрепараты на основе ромашки, валерианы, пустырника. Витаминные комплексы для нервной системы должны включать в себя витамины С и Е, а также витамины группы В. Прием биоактивных добавок к пище может быть направлен как на достижение успокоительного эффекта, так и на укрепление иммунитета. Для этого подходят препараты эхинацеи.
  • Лекарства для нормализации работы сердечно-сосудистой системы. Наиболее часто назначаются «Корвалол» и «Валокордин», оказывающее стабилизирующее влияние не только на работу сердца при некоторых видах нарушения ритма, но и обладающие седативным эффектом.
  • Антидепрессанты и седативные препараты. Назначаются комплексно или по отдельности, в зависимости от клинической картины. Среди современных безрецептурных анксиолитических препаратов (противотревожных) стоит выделить «Афобазол». Он, в отличие от сильнодействующих рецептурных средств, не вызывает привыкания, сонливости, снижения внимания.

«Афобазол» успешно применяется при расстройствах адаптации (стрессе) и тревожных расстройствах различного генеза. В том числе возникших на фоне соматических заболеваний. «Афобазол» помогает снизить или устранить такие симптомы, как мышечное напряжение, сердечно-сосудистые симптомы, приступы удушья, чувство «комка в горле», стрессовые расстройства ЖКТ, сухость во рту, потливость, ощущение приливов, головокружение, головные боли, напряжение, кожный зуд. «Афобазол» уменьшает проявления вегетативной дисфункции у 89% пациентов. Препарат обычно назначается курсом с продолжительностью 2–4 недели. Особенность этого лекарственного средства состоит в том, что его действие направлено на восстановление нормальной работы нервной системы и защиту организма от стресса в различных его проявлениях.

При расстройстве вегетативной нервной системы успех лечения невозможен без самодисциплины пациента. Соблюдая график лечения и не пропуская назначенные процедуры, вы можете быть уверены в скором облегчении своего состояния.

Клинические и психологические профили пациентов с функциональными расстройствами нервной системы | foreign_articles

Авторы: Pun P., Frater J., Broughton M., Dob R., Lehn A.

Оригинал: Psychological Profiles and Clinical Clusters of Patients Diagnosed With Functional Neurological Disorder

Frontiers in Neurology, 15 October 2020. DOI: 10.3389/fneur.2020.580267

Перевод: Кашух Е.А. Редакция: Левашов И.А.

Аннотация

Понимание механизмов, лежащих в основе функциональных расстройств нервной системы (ФРНС), за последние годы изменилось. Ранее предполагалось, что данные расстройства вызваны исключительно психологическими проблемами, однако теперь стало известно, что их развитие зависит от сложного взаимодействия между биологическими, психологическими и социальными факторами. Статья посвящена анализу клинических и психологических профилей пациентов, которые проходили амбулаторное лечение по поводу ФРНС и наблюдались нами в течение 3 лет. Нашей целью было изучить распространенность общих симптомов у пациентов, наблюдаемых в клинике, и выявить любые общие психологические или психиатрические черты, которые отличают эти группы симптомов. Это может помочь в выявлении основных механизмов, ведущих к развитию ФРНС, и определить факторы, которые влияют на предрасположенность, возникновение и сохранение данных расстройств.

Введение

Пациенты, страдающие функциональными расстройствами нервной системы (ФРНС), могут иметь разнообразные проявления заболевания. Наиболее частые симптомы включают слабость или функциональные двигательные расстройства, такие как тремор и спазм. Диссоциативные припадки связаны с повторяющимися эпизодами нарушения или потери сознания и/или патологических движений, которые могут выглядеть как эпилептические припадки или обморок.

Диагностика ФРНС основывается на несоответствии признаков расстройства клинической картине неврологических и психических заболеваний. Около 6% неврологических амбулаторных пациентов имеют диагноз ФРНС несмотря на то, что примерно у 30% из них отмечаются какие-либо неврологические симптомы, необъяснимые с медицинской точки зрения (1,2). ФРНС связаны с развитием инвалидности и экономическими потерями для системы здравоохранения (3,4). Обычный подход в ведении подобных пациентов редко приносит удовлетворительные результаты (5). Они могут быть несколько улучшены с помощью современного междисциплинарного подхода к лечению, однако это требует лучшего понимания механизмов развития ФРНС и последовательности в терапии со стороны всех специалистов.

Повышенный интерес к ФРНС, отмечающийся в последние годы, способствует улучшению понимания механизмов возникновения и подходов к лечению этого гетерогенного расстройства. Современные модели ФРНС основаны на предположении об одновременном сочетании многих факторов, то есть данное расстройство развивается в результате сложного взаимодействия между генетическими и психосоциальными факторами, нарушениями развития, а также изменениями нейробиологических функций мозга (когнитивных, сенсомоторных и отвечающих за формирование эмоций) (6). Таким образом, оптимальное лечение ФРНС должно основываться на комплексном подходе с привлечением мультидисциплинарной команды, включая невролога, психиатра, психолога, физиотерапевта, а иногда и других смежных медицинских специальностей, таких как эрготерапевты и логопеды.

Несмотря на то, что ФРНС традиционно относят к заболеваниям на стыке неврологии и психиатрии, психическая составляющая данных расстройств часто превалирует, в то время как улучшение психического здоровья связано со значительным улучшением состояния пациентов (2). Однако за последние годы получено не так много данных о том, что представляет собой ФРНС с психологической или психиатрической точки зрения.

В 1980-х и 1990-х годах были предприняты попытки описания психологических профилей пациентов с ФРНС с целью выявления основной «психологической» причины данных расстройств, отнесенных ранее к «конверсионным», или объяснения существования ФРНС с точки зрения психопатологических черт личности. Тем не менее, проведенные исследования не выявили каких-либо существенных различий между людьми с ФРНС и контрольной группой (7).

Новые сведения о данном расстройстве поступают из специализированных неврологических клиник, при этом пациенты группируются в зависимости от того, какие неврологические симптомы у них превалируют при ФРНС. Затем выполняется анализ группы симптомов на предмет различий в анамнезе в отношении наличия психологических травм и/или сопутствующих психических заболеваний для того, чтобы определить этиологические различия между группами (8–10).

Наличие связи между психологической травмой и ФРНС наблюдается в широком диапазоне случаев (от 15 до 77%, согласно данным разных исследований), однако попытки дальнейшей классификации этого расстройства на основе типа травмы или типа симптома были неоднозначными (11–13). Хорошо известно, что психологическая травма в раннем детстве связана с диссоциацией и развитием диссоциативных расстройств, и это может объяснять роль раннего травматического опыта в развитии неэпилептических (диссоциативных) припадков.

Несмотря на то, что между пациентами с функциональными двигательными нарушениями и другими функциональными расстройствами имеется много общего, похоже, что недавние события в жизни, в совокупности с так называемой реакцией «избегания», могут быть также важными триггерами этих состояний (12, 13). Однако значительное совпадение со многими пациентами, имеющими смешанные симптомы и травмы в анамнезе, затрудняет классификацию. Кроме того, у многих пациентов с ФРНС наблюдаются тревога и депрессия (20–40%), что создает дополнительные трудности в их профилировании (14–16).

Существует надежда, что лучшее понимание основных факторов, способствующих развитию и сохранению симптомов ФРНС, позволит в будущем проводить персонализированное лечение пациентов. Например, лечение тревожного расстройства отличается от лечения посттравматического стрессового расстройства или расстройства личности. С точки зрения психического здоровья, возможность разделить пациентов с ФРНС на психологические / психиатрические группы может выявить потенциальные различия в подходе к методам, результатам и терапии, помогая составить индивидуальный план лечения в контексте многопрофильной медицинской помощи.

Государственная многопрофильная клиника для лечения ФРНС была открыта в госпитале Mater в Брисбене (Австралия) в 2015 году. Все пациенты, направленные в данное лечебное учреждение, сначала были обследованы неврологом для подтверждения диагноза ФРНС, а затем направлялись для диагностических и лечебных манипуляций к нейропсихологу и физиотерапевту. В некоторых случаях при подозрении на более тяжелое расстройство или сопутствующее психическое заболевание, пациенты также были направлены к нейропсихиатру. Многие пациенты в этой когорте неоднократно обращались за медицинской помощью и наблюдались в течение нескольких месяцев или лет, а это означает, что врачи имели возможность в достаточной степени изучить пациентов. Психиатрические диагнозы представляли собой «настоящие» клинические диагнозы, установленные опытными нейропсихиатрами и нейропсихологами на основании критериев Руководства по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-V), как это принято в психиатрической практике Австралии.

В рамках ретроспективного наблюдения пациентов, направленных в клинику для диагностики и лечения ФРНС, мы были заинтересованы в изучении общих черт пациентов и основных психологических состояний, которые могут способствовать проявлению данного расстройства. В первую очередь мы решили сосредоточить внимание на пациентах с двигательными (моторными) расстройствами или диссоциацией в качестве основных функциональных симптомов, поскольку указанные клинические проявления имеются у подавляющего большинства пациентов.

Кроме того, среди пациентов с ФРНС, направленных в отделение нейропсихиатрии или нейропсихологии, мы наблюдали большое количество тревожных расстройств; также у пациентов с ФРНС в большей степени, чем в общей популяции, имелись психологические травмы в анамнезе. В соответствии с литературными данными мы сделали предположение, что частота детских травм или жестокого обращения может быть более высокой в группе пациентов с диссоциативными симптомами ФРНС, в то время как тревожность более характерна для пациентов с двигательными нарушениями при ФРНС.

Мы также предположили, что среди пациентов без сопутствующих психологических или психических заболеваний доля органических неврологических состояний может быть более значимой. Нами была изучена распространенность нарушений развития нервной системы у лиц с ФРНС, поскольку среди пациентов психиатрического отделения нашей клиники наблюдался более высокий процент пациентов с расстройствами аутистического спектра (РАС) или синдромом дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ).

Методы

Дизайн исследования

Это ретроспективное исследование проводилось в госпитале Mater в Брисбене, Австралия. Проект был освобожден от прохождения этической экспертизы местным комитетом по этике исследований на людях, и дополнительное согласие пациента не требовалось. В рамках исследования был составлен список всех пациентов, посетивших невролога в Клинике функциональных неврологических расстройств с мая 2015 года по июнь 2019 года.

Сбор информации

Авторы провели ретроспективный обзор данных и определили интересующие переменные. Информация, полученная из записей, включала любые диагнозы, которые были установлены после обследования пациента нейропсихиатром или клиническими нейропсихологами. Собранные данные включали: демографическую информацию, такую как возраст и пол, первичные симптомы ФРНС, другие неврологические расстройства и нарушения развития нервной системы, психиатрические диагнозы, любую историю о травмах или травматическом опыте, например, о сексуальном насилии или нападении, или (предполагаемой) угрозе жизни, в том числе на рабочем месте или в дорожно-транспортных происшествиях (указанные травмы и события разделялись на произошедшие в детстве или в зрелом возрасте, или и то, и другое), направление к психиатру, нейропсихологу и на физиотерапию.

Первичные симптомы ФРНС использовались для разделения выборки на четыре группы: диссоциативные (неэпилептические припадки), двигательные, или моторные (тики, дистония, тремор, паралич и слабость), соматоформные (нарушения чувствительности, головная боль или боли другой локализации, повышенная утомляемость) и смешанные (комбинация вышеупомянутых симптомов без четко идентифицируемых первичных проявлений).

Решение о включении в ту или иную группу принималось в том числе на основании заключения нейропсихолога или нейропсихиатра о том, какие психологические факторы (если таковые были) наиболее сильно повлияли на развитие симптомов ФРНС. Выявленные факторы включали: тревожность, психологические травмы, сочетание тревожных расстройств и травм, депрессию, сочетание депрессивных и тревожных расстройств, психоз, биполярное расстройство и отсутствие явных психологических факторов.

Список пациентов был разделен между четырьмя врачами, которые провели ревизию историй болезни (медицинских карт) каждого из поступивших и извлекли соответствующие данные, записав их в файл Excel, разработанный для этой цели. Записанные данные были объединены в основной список и конвертированы в числовые переменные для анализа данных. Пациенты, которые не пришли на первичный прием к неврологу ФРНС или у которых диагноз не подтвердился, были исключены из исследования.

Статистическая обработка данных

Статистический анализ проводился с использованием программы обработки данных IBM SPSS. Описательная статистика, включая средние значения, стандартные отклонения, частоты и проценты, была рассчитана и представлена соответствующим образом. Расчет различий в возрасте между группами основных симптомов (диссоциация, двигательные, соматоформные и смешанные) проводился с помощью дисперсионного анализа (ANOVA). Для оценки статистической значимости различий между группами в отношении качественных показателей применялся анализ показателя хи-квадрат. Все анализы были двусторонними с уровнем значимости p <0,05.

Полученные результаты

В исследовании была изучена информация о состоянии 316 пациентов, поступивших в клинику за период времени с 2015 по 2019 гг. Двадцать восемь пациентов были исключены из дальнейшего анализа, поскольку они были направлены к психологам и психиатрам в другое медицинское учреждение, и не имелось доступной информации об их состоянии, в результате чего осталось 288 пациентов. Из этих пациентов 66,3% составляли женщины и 33,7% — мужчины, возраст участников был в пределах от 15 до 77 лет (медиана = 39,43, стандартное отклонение (SD) = 13,63). 83,7% (n = 241) пациентов были направлены в отделение психологии, 41% (n = 118) – в отделение психиатрии и 41,3% (n = 119) – на физиотерапию.

Почти половина наблюдаемых пациентов в качестве основного симптома имела диссоциацию (48,3%), у 29,5% отмечались моторные нарушения, 10,8% имели соматоформные симптомы и 11,5% – смешанные симптомы (рис. 1).

Рисунок 1. Первичные симптомы функционального расстройства нервной системы.

 

Различий в распределении пола между четырьмя группами пациентов выявлено не было. Средний возраст различался от 37,21 года (SD = 14,01; группа диссоциации) до 43,45 лет (SD = 11,16; соматоформные симптомы), с достоверной разницей между этими группами [F (3284)= 2,794, p = 0,041, ηp2 = 0,029].

У 35,1% пациентов были выявлены другие неврологические состояния (включая эпилепсию, травмы головного мозга, новообразования, травмы позвоночника), а у 9% отмечались нарушения психического развития (такие как РАС или СДВГ). Среди лиц с сопутствующими неврологическими заболеваниями по крайней мере 38,6% страдали эпилепсией в прошлом или на момент осмотра. К ним относятся пациенты с историей юношеской эпилепсии, а также пациенты с сочетанием эпилепсии и диссоциативных симптомов. Большинство (73,3%) участников исследования не имели психических заболеваний.

У 47,9% пациентов были обнаружены психологические травмы в анамнезе, среди них травмы в детском анамнезе имели место в 29,9% случаев, в то время как травмы во взрослом возрасте – в 18,1% случаев. 52,1% людей с ФРНС сообщили об отсутствии трав. 51,1% пациентов, у которых ФРНС проявлялось диссоциацией, имели травму в анамнезе. Среди тех, у кого первичными были моторные нарушения, 37,6% имели травму в анамнезе. Травма также обнаруживалась у 58,1% и 51,5% пациентов с первичной соматоформной или смешанной патологией. Травмы в детстве присутствовали в анамнезе у 35,3% тех, имевших диссоциацию в виде основного симптома, у 18,8% пациентов с первичным моторными нарушениями, у 35,5% и 30,3% пациентов с первичными соматоформными и смешанными симптомами, соответственно.

Что касается психологических факторов, способствующих развитию ФРНС, тревога была признана основным фактором у 38,2%, психологические травмы у 33,0%, сочетание травм и тревоги у 2,4%, депрессия у 4,9%, сочетание депрессии и тревоги у 4,9%, биполярное расстройство у 0,7% и психоз у 1,0% пациентов. В 14,9% случаев психическое здоровье участников оставалось неопределенным.

Диссоциация против моторных групп симптомов

Учитывая, что целью исследования было, в первую очередь, сравнить пациентов, имеющих диссоциацию или моторные нарушения, и то, что размеры выборки пациентов из группы с соматоформными и смешанными симптомами были слишком малы для статистических сравнений, результаты представлены только для первых двух групп.  

В таблице 1 продемонстрированы основные психологические факторы, воздействующие на пациентов в группах с диссоциацией и моторными нарушениями в качестве основного симптома ФРНС.

Таблица 1. Психологические факторы, связанные с ФРНС, у пациентов с диссоциацией или двигательными нарушениями в качестве основного симптома

 

Очевидных психологических факторов не выявлено

Тревожное расстройство

Психологическая травма

Депрессия

Биполярное расстройство

Психоз

Психологическая травма и тревожное расстройство

Депрессия и тревожное расстройство

Диссоциативные расстройства

12,9

38,1

37,4

4,3

0,7

1,4

2,9

2,2

Моторные нарушения

20

45,9

17,6

4,7

1,2

1,2

2,4

7,1

Пациенты с диссоциацией в качестве основного симптома значительно чаще имели текущее тяжелое психологическое расстройства по сравнению с пациентами с первичными моторными нарушениями – χ2 (2, n = 224) = 12,249 p = 0,002. Значимой разницы в отношении текущей тревожности у пациентов с моторными нарушениями (45,9%) или диссоциацией (38,1%) не обнаружено, (p = 0,266), так же как и в отношении присутствия психологической травмы в анамнезе (37,6% в группе с моторными нарушениями и 51,1% в группе диссоциации, соответственно, p = 0,054). В группе диссоциации вероятность травм в детском возрасте была существенно выше (35,3%), чем в группе с моторыми нарушениями (18,8%), χ2 (1, n = 224) = 6,911, p = 0,010.

По сравнению с группой с моторными нарушениями, в группе диссоциации было значительно больше пациентов с другими неврологическими и психическими расстройствами (44,6% против 23,5%), χ2 (1, n = 224) = 10,095, p = 0,002. У 12,9% людей с диссоциацией и у 20% пациентов с двигательными нарушениями не обнаружено явных негативных психологических факторов (p = 0,158). В отделение психиатрии было направлено значительно меньше пациентов с моторыми нарушениями по сравнению с пациентами с диссоциативными симптомами, χ2 (1, n = 224) = 18,255, p ≤0,001.   Частота направления пациентов из указанных групп в психологическое отделение не различалась (p = 0,208).

Обсуждение результатов

Несмотря на то, что основная цель настоящего ретроспективного исследования заключалась в выявлении особенностей тех людей, заболевание которых проявлялось преимущественно в виде моторых или диссоциативных нарушений, анализ данных позволил получить больше интересной информации об этом расстройстве.

Доля женщин в изученной популяции была больше (66,3%) по сравнению с мужчинами (33,7%), что согласуется с опубликованными ранее данными. Однако имеются и расхождения с результатами предыдущих исследований. Так, почти половина (48,3%) представленной в настоящем исследовании выборки имела диссоциацию в качестве основного симптома. Это может быть связано с более частым наблюдением пациентов с припадками в целом, т.к. в госпитале Mater находится отделение, где проводится диагностика эпилепсии. При этом значительное количество обращений в клинику, занимающуюся изучением ФРНС, было зафиксировано от пациентов с припадками, которые оказались не связаны с эпилепсией.

Клиническое впечатление о том, что преобладание диссоциативных функциональных симптомов тесно связано с психологической травмой в прошлом, подтверждается полученными результатами. В группе диссоциации половина пациентов (51,1%) имела психологические травмы в анамнезе. Статистически значимое различие между группой диссоцации и с моторными нарушениями в отношении частоты травм в детстве, придает дополнительную силу указанной ассоциации. Это особенно важно, поскольку уровень психологических травм/жестокого обращения с детьми в Австралии оценивается в 13% (17). Первоначальная фрейдистская идея конверсии как защитной реакции от неприемлемой травмы соответствует этой группе пациентов и совместима с современными нейробиологическими представлениями о тесной связи неврологических и психологических процессов в проявлении неспособности выразить свои мысли и эмоции (алекситимии) (18).

Мы не обнаружили статистической достоверности нашей второй гипотезы о том, что у пациентов с первичными моторными нарушениями имеется связь с тревожными расстройствами. Однако выявлен сравнительно более высокий уровень тревожности (38,2%) в этой популяции по сравнению с депрессией (4,9%). Это особенно интересно, учитывая, что именно депрессия указывается чаще всего в качестве важного фактора развития ФРНС в ранее опубликованной литературе. Одно из возможных объяснений состоит в том, что мы были заинтересованы в рассмотрении тревоги как отдельного явления и с большей вероятностью кодировали тревожные расстройства вместо смешанных.

Другое объяснение состоит в том, что тревога является первичным сопутствующим расстройством у пациентов с функциональными неврологическими расстройствами, а депрессия в этой ситуации вторична. Обращаясь к нашему клиническому опыту, у пациентов с ФРНС можно редко увидеть базовую меланхолическую депрессию. Предыдущие международные исследования, возможно, находились под влиянием классификационных систем в психиатрии, где сочетание тревожного и депрессивного расстройства обычно выделяет депрессию в качестве доминирующего заболевания, что отражается на кодировании диагноза.  Использование скрининговых опросников может также приводить к смещению в сторону выявления депрессивных симптомов (19, 20). Это указывает на необходимость изучения данного вопроса в дальнейших исследованиях.

После исключения всех сопутствующие психических и психологических заболеваний осталась значительная группа пациентов с ФРНС (14,9%), которые были классифицированы как «без явного диагноза психического здоровья». Это может наблюдаться у пациентов с ФРНС, у которых болезнь не вызвана травмой, не сопровождается тревожными или депрессивными расстройствами. Возможно, некоторые члены этой группы имеют выраженную алекситимию и «соматизируют» свой психологический стресс. Появляющаяся литература по нейробиологии также указывает на некую «нейробиологическую» группу, где дисфункция более высокого уровня в центральной нервной системе приводит к сетевой «программной» проблеме без каких-либо структурных аномалий в мозге, предполагая, что ФРНС представляют собой нарушения в нейронных сетях, вовлеченных в контроль движений, воли и эмоций (18, 21, 22).

Нейробиологические нарушения и аномалии развития нервной системы могут включать изменение произвольности движения под действием механизмов, регулируемых подсознанием, с утратой «преднамеренного связывания» субъективных ощущений движения и его последствий, а также ошибочной оценке предшествующей информации при контроле движений (21).

Также было высказано предположение о том, что предшествующая физическая травма изменяет связь миндалевидного тела и островка с моторной корой, приводя к нарушению нейронных связей в мозге, что вызывает функциональные неврологические расстройства (23).   Безусловно, некоторая часть когорты (9%) из 288 пациентов имела сопутствующие расстройства психического развития (СДВГ, РАС или интеллектуальные нарушения). Это более высокий показатель, чем среди населения Австралии в целом, где частота РАС составляет 0,7%, а нарушения интеллектуального развития — 3% (24, 25).

В группе с преобладанием диссоциативных симптомов уровень указанных сопутствующих расстройств оказался значительно выше (44,6%) по сравнению с группой с доминирующими моторными нарушениями (23,5%). Вытекающая из вышесказанного идея «уязвимости мозга», создающая предрасположенность этих пациентов к функциональным нарушениям, особенно к диссоциативным симптомам, требует дальнейшего исследования. Однако, как и предполагалось, мы не обнаружили увеличения частоты сопутствующих органических неврологических заболеваний или нарушений развития нервной системы в группе пациентов, у которых не было подтвержденных психиатрических или психологических заболеваний.

Исследование имело ряд ограничений. Это был ретроспективный анализ, проведенный одним центром в Австралии. Кроме того, участниками исследования стали пациенты специализированной клиники лечения ФРНС, находящейся в структуре госпиталя, в котором, помимо прочего, имеется отделение для лечения эпилепсии, что может быть связано с некоторой ошибкой в отношении типа пациентов, которых направляют в клинику. Оба эти фактора ограничивают возможность распространения полученных в исследовании результатов на общую популяцию. Диагностика ФРНС и оценка психического здоровья осуществлялась опытными врачами с многолетним опытом работы в области функциональных неврологических расстройств, но мы не использовали рейтинговые шкалы для определения психологических факторов.

Наконец, следует указать на определенные трудности (и вероятные неточности) в отношении сопутствующих неврологических диагнозов: данные о них в основном были получены из медицинских карт, и их точность может значительно различаться. Если взять в качестве примера диагноза эпилепсию, у некоторых людей это заболевание было определено с помощью записи видео-ЭЭГ, что является точным методом диагностики, но исследование включало также людей, у которых предыдущий диагноз эпилепсии был пересмотрен в пользу диссоциативных припадков. У других эпилепсия выявлена исключительно на основании клинических данных в прошлом, и у этих пациентов может быть значительный процент ошибочных диагнозов.

Таким образом, настоящее исследование поднимает важные вопросы для дальнейшего изучения. Можно ли разделить психологические профили пациентов с ФРНС на «тревожный» кластер, кластер «диссоциативной травмы», группу, уязвимую с точки зрения развития нервной системы, а также «нейробиологическую» группу? Выявление подобных профилей является многообещающим с точки зрения классификации ФРНС и более целенаправленных подходов к лечению пациентов.

 

Список литературы

1. Carson A, Lehn A. Epidemiology. Handb Clin Neurol. (2017) 139:47–60. doi: 10.1016/B978-0-12-801772-2.00005-9
2. Carson AJ, Best S, Postma K, Stone J, Warlow C, Sharpe M. The outcome of neurology outpatients with medically unexplained symptoms: a prospective cohort study. J Neurol Neurosurg Psychiatr. (2003) 74:897–900. doi: 10.1136/jnnp.74.7.897
3. Rask MT, Rosendal M, Fenger-Grøn M, Bro F, Ørnbøl E, Fink P. Sick leave and work disability in primary care patients with recent-onset multiple medically unexplained symptoms and persistent somatoform disorders: a 10-year follow-up of the FIP study. Gen Hosp Psychiatr. (2015) 37:53–9. doi: 10.1016/j.genhosppsych.2014.10.007
4. Barsky AJ, Orav EJ, Bates DW. Somatization increases medical utilization and costs independent of psychiatric and medical comorbidity. Arch Gen Psychiatr. (2005) 62:903–10. doi: 10.1001/archpsyc.62.8.903
5. Gelauff J, Stone J. Prognosis of functional neurologic disorders. Handb Clin Neurol. (2017) 139:523–41. doi: 10.1016/B978-0-12-801772-2.00043-6
6. Pick S, Goldstein LH, Perez DL, Nicholson TR. Emotional processing in functional neurological disorder: a review, biopsychosocial model and research agenda. J Neurol Neurosurg Psychiatr. (2019) 90:704–11. doi: 10.1136/jnnp-2018-319201
7. Kalogjera-Sackellares D, Sackellares JC. Personality profiles of patients with pseudoseizures. Seizure. (1997) 6:1–7. doi: 10.1016/S1059-1311(97)80045-3
8. Stone J, Sharpe M, Binzer M. Motor conversion symptoms and pseudoseizures: a comparison of clinical characteristics. Psychosomatics. (2004) 45:492–9. doi: 10.1176/appi.psy.45.6.492
9. Hopp JL, Anderson KE, Krumholz A, Gruber-Baldini AL, Shulman LM. Psychogenic seizures and psychogenic movement disorders: are they the same patients? Epilepsy Behav. (2012) 25:666–9. doi: 10.1016/j.yebeh.2012.10.007
10. Kanaan RAA, Duncan R, Goldstein LH, Jankovic J, Cavanna AE. Are psychogenic non-epileptic seizures just another symptom of conversion disorder? J Neurol Neurosurg. (2017) 88:425–9. doi: 10.1136/jnnp-2017-315639
11. Gray C, Calderbank A, Adewusi J, Hughes R, Reuber M. Symptoms of posttraumatic stress disorder in patients with functional neurological symptom disorder. J Psychos Res. (2020) 129:109907. doi: 10.1016/j.jpsychores.2019.109907
12. Conversion disorder and the trouble with trauma. Psychol Med. (2019). 49:1585. doi: 10.1017/S0033291719000990
13. Nicholson TR, Aybek S, Craig T, Harris T, Wojcik W, David AS, et al. Life events and escape in conversion disorder. Psychol Med. (2016) 46:2617–26. doi: 10.1017/S0033291716000714
14. Carson A, Stone J, Hibberd C, Murray G, Duncan R, Coleman R, et al. Disability, distress and unemployment in neurology outpatients with symptoms ‘unexplained by organic disease’. J Neurol Neurosurg Psychiatr. (2011) 82:810–3. doi: 10.1136/jnnp.2010.220640
15. Carson AJ, Ringbauer B, Stone J, McKenzie L, Warlow C, Sharpe M. Do medically unexplained symptoms matter? A prospective cohort study of 300 new referrals to neurology outpatient clinics. J Neurol Neurosurg Psychiatr. (2000) 68:207–10. doi: 10.1136/jnnp.68.2.207
16. Crimlisk HL, Bhatia K, Cope H, David A, Marsden CD, Ron MA. Slater revisited: 6 year follow up study of patients with medically unexplained motor symptoms. BMJ. (1998) 316:582–6. doi: 10.1136/bmj.316.7131.582
17. Australian Institute of Health Welfare. Australia’s children. (2020) Available online at: https://www.aihw.gov.au/reports/children-youth/australias-children (accessed September 26, 2020).
18. Cretton A, Brown RJ, LaFrance WC, Aybek S. What does neuroscience tell us about the conversion model of functional neurological disorders. J Neuropsychiatry Clin Neurosci. (2020) 32:24–32. doi: 10.1176/appi.neuropsych.19040089
19. Moller HJ, Bandelow B, Volz HP, Barnikol UB, Seifritz E, Kasper S The relevance of “mixed anxiety and depression” as a diagnostic category in clinical practice. Eur Arch Psychiatr Clin Neurosci. (2016) 266:725–36. doi: 10.1007/s00406-016-0684-7
21. Baizabal-Carvallo JF, Hallett M, Jankovic J. Pathogenesis and pathophysiology of functional (psychogenic) movement disorders. Neurobiol Dis. (2019) 127:32–44. doi: 10.1016/j.nbd.2019.02.013
22. Popkirov S, Hoeritzauer I, Colvin L, Carson AJ, Stone J. (2019) Complex regional pain syndrome and functional neurological disorders – time for reconciliation. J Neurol Neurosyrg Psychiatr. 90:608–14. doi: 10.1136/jnnp-2018-318298
23. Diez I, Larson AG, Nakhate V, Dunn EC, Fricchione GL, Nicholson TR, et al. Early-life trauma endophenotypes and brain circuit-gene expression relationships in functional neurological (conversion) disorder. Mol Psychiatr. (2020). doi: 10.1038/s41380-020-0665-0
24. Australian Institute of Health Welfare. Autism in Australia. Cat. no. WEB 187. Canberra: AIHW. (2017). Available online at: https://www.aihw.gov.au/reports/disability/autism-in-australia (accessed April 29, 2020).
25. Australian Institute of Health and Welfare. Disability in Australia: intellectual disability. Cat. no. AUS 110. Canberra: AIHW. (2008).

Функциональные нарушения ЖКТ

Клиника ИММА оказывается медицинские услуги и помогает избавиться от многих заболеваний, в том числе, заболеваний желудочно — кишечного  тракта. Для этого мы используем современное диагностическое оборудование, которое помогает оперативно поставить точный диагноз, а также мы сотрудничаем  с опытными и профессиональными докторами, которые не только вовремя определят функциональное нарушение кишечника, но и избавят от опасного недуга.

Что это такое?

Функциональное расстройство ЖКТ — это отдельный вид патологий, связанный с нарушениями в процессе усваивания пищи. Проявиться может практически у кого угодно без разницы в возрасте и поле.

Причины, по которым возникает заболевание делятся на две категории: биологическая предрасположенность и особенности среды, приводящие к данной  патологии. К последним относятся стрессы, неправильное питание и тому подобные явления.

К симптомам функционального нарушения кишечника относятся:

  • Спазмы
  • Метеоризм
  • Диарея
  • Запоры

Часто заболевание влечет за собой появление других, не менее острых недугов. Так, у женщин может появиться воспаление мочеполовой системы, у  обоих  полов могут  сформироваться  хронические  заболевания  желудка  и  кишечника.

Важно! Чтобы уменьшить риск появления у себя данного заболевания, стоит ограничить провоцирующие факторы. К последним относится потребление острой, жареной или соленой пищи, необходимо  принимать  еду  маленькими  порциями, двигаться  после  еды, спать с  повышенным  изголовьем.

Подробнее о симптомах

Удивительно, но к симптомам функционального расстройства ЖКТ также относится общее ухудшение самочувствия, депрессия, снижение настроения, плаксивость, повышенное газообразование и отрыжка.

Более серьезные симптомы включают в себя тошноту, которая нередко заканчивается рвотой, диареей , которая может сменяться запорами.

Заболевания у детей

У детей симптомы функционального расстройства кишечника проявляются иначе и сильнее. В частности, даже самая обычная диарея у детей может  привести  к  тяжелому  состоянию  ребенка и  потребовать  госпитализации. Если же этого не происходит, все равно последствия диареи переносятся значительно хуже в сравнении со взрослым пациентом.

У детей и взрослых, поражение в работе кишечника одинаково сильно влияют на работу иммунной и эндокринных систем, что может привести к вялости, апатичности, частым   простудным  и  иным  заболеваниям.

Важно! в детском возрасте рекомендуется проходить регулярные профилактические  приемы  и  обследования. Даже, если они еще в полной мере не проявились, их обнаружение и устранение на ранней стадии могут серьезно облегчить жизнь в будущем.

Диагностика

Если функциональные нарушения ЖКТ приобретает хронические формы, необходимо провести обследование  у гастроэнтеролога, что поможет выяснить причину плохого самочувствия.

Также может понадобиться консультация других специалистов. Например, диетолога, который поможет подобрать наиболее подходящую диету.

Диагностика протекает в несколько этапов. На первом это первоначальный визуальный осмотр пациента и сбор  анамнеза.

Затем необходимо  пройти  обследование. Среди них анализ кала и мочи, колоноскопия,гастроскопия, УЗИ  брюшной  полости, компьютерная томография и ряд других процедур.

После постановки диагноза назначается лечение функционального нарушения ЖКТ. К  лечению  привлекаются  врачи психотерапевты, физиотерапевты, эндокринологи, диетологи.

Назначаются медикаментозные методы лечения заболевания, особое  внимание  обращается  на  правила  приема  пищи, физические  нагрузки, режим  труда и отдыха. Только  соблюдение  всех  этих  компонентов  может  гарантировать избавление от недуга.

Профилактика и здоровый образ жизни

Образ жизни современного городского жителя едва ли можно назвать здоровым или способствующим сохранению высокого здоровья. Именно поэтому рекомендуется проводить профилактические действия.

Причем, это верно как для детей, так и для взрослых.

Для поддержания организма в хорошем состоянии рекомендуется заботиться о своем рационе. Исключите из него вредную пищу, сократите количество жареного и соленого. Постарайтесь приобретать продукты проверенных производителей и обращайте внимание на состав.

Также рекомендуется двигаться как можно больше. Это улучшает общее состояние организма.

Заключение

Если вы столкнулись с одним или несколькими симптомами указанного заболевания, рекомендуется как можно скорее обратиться к врачу.

В противном случае болезнь будет развиваться и вылечить ее станет гораздо сложнее. Для взрослого человека это особенно опасно, поскольку чем старше становится организм, тем сложнее его поддерживать в хорошей форме.

В то же время рекомендуется регулярно посещать врача для профилактики даже в том случае, если никаких симптомов нет. Это поможет определить болезнь на ранней стадии, оперативно ее диагностировать и вылечить, избежав множества неприятных последствий.

из чего она состоит и как она работает

автор: Maria Yiallouros, erstellt am: 2016/12/01, редактор: Dr. Natalie Kharina-Welke, Переводчик: Dr. Natalie Kharina-Welke, Последнее изменение: 2021/01/20

У человека нервная система‎ – это система высшего уровня в организме. Она состоит из различных органов. Через них она взаимодействует с внешним миром и одновременно она управляет всей работой, которая протекает внутри организма. Многочисленные нервы в теле составляют у человека так называемую периферическую нервную систему [периферическая нервная система‎]. Головной мозг и спинной мозг называют центральной нервной системой [ЦНС‎].

Часть нервной системы, которую называют автономная или вегетативная нервная система‎, управляет всей работой организма, на которую не может повлиять воля человека (то есть эти действия организма не находятся под сонательным контролем человека).

Автономная нервная система контролирует все жизненноважные основные функции организма. Она работает и днём, и ночью, и управляет такими самопроизвольными процессами как биение сердца, пищеварение и дыхание, уровень давления и работу мочевого пузыря.

Когда при физической нагрузке у человека выделяется пот и учащается пульс, то это тоже регулирует автономная нервная система.

Сама автономная нервная система состоит из двух отделов: это симпатическая нервная система (она также может называться симпатический отдел) и парасимпатическая нервная система (также может называться парасимпатический отдел). Оба этих отдела регулируют работу одних и тех же органов, но противоположным образом:

  • Симпатическая нервная система, когда идёт интенсивная работа или организм находится в стрессовой ситуации, стимулирует затраты энергии. Например, она усиливает у человека работу сердца (учащается пульс), ускоряется дыхание и повышается давление.
  • Парасимпатическая нервная система наоборот отвечает за то, чтобы организм во время сна, покая и отдыха накапливал и восстанавливал запасы энергии. Например, она ослабляет работу сердца (частота ритма сердца снижается) и стимулирует работ желез и мускулатуры в пищеварительном тракте.

Функциональное неврологическое расстройство — NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

Обзор
FND может быть трудным для понимания, и большинство людей о нем не слышали. Лечение следует начинать с четкого и поддерживающего объяснения положительных клинических признаков, которые позволили поставить диагноз, даже если сканирование и другие лабораторные тесты могут быть нормальными.

Когда все идет хорошо, понимание диагноза позволяет пациенту увидеть, что у него подлинное и относительно обычное заболевание, которое со временем может улучшиться.Это создает основу для дальнейшего лечения. Письменная информация, например, доступная на сайтах www.neurosymptoms.org или www.fndhope.org, может помочь людям понять это сложное и трудное для понимания расстройство.

В настоящее время появляются доказательства эффективности определенных методов лечения, особенно физиотерапии при двигательных симптомах и типа психологической терапии, называемой когнитивно-поведенческой терапией (КПТ) при приступах или судорогах. Для FND разработаны специализированные виды физиотерапии и КПТ.Другие методы лечения, такие как логопедия и трудотерапия, также могут иметь значение в зависимости от симптомов.

Физиотерапия
Пациентам с двигательными симптомами, такими как слабость конечностей, проблемы с походкой или двигательное расстройство, может быть полезна физиотерапия терапевта, который кое-что понимает в FND. Подходы физиотерапии — это активные методы лечения, которые сосредоточены на переобучении неправильных движений. В клинических испытаниях есть доказательства того, что физиотерапия, разработанная специально для FND, может быть полезной для некоторых пациентов.В последние годы мы узнали, что физиотерапия при FND во многом отличается от той, которая используется при инсульте или рассеянном склерозе. Например, пациентам с инсультом полезно, если их просят сосредоточиться на пораженной части тела, тогда как при FND это имеет тенденцию ухудшать ситуацию. Физиотерапия при FND способствует «автоматическим движениям» и уменьшает патологические паттерны мозга, которые мешают движению.

Психологическая терапия
КПТ обычно является первой линией лечения пациентов с диссоциативными (неэпилептическими) припадками или приступами в рамках их FND и подтверждена клиническими испытаниями.Терапия включает время, чтобы узнать больше об их приступах, распознать краткие предупреждающие симптомы и изучить методы восстановления контроля. Некоторым пациентам полезно более широко взглянуть на мысли, эмоции и переживания, которые могли сыграть роль в развитии симптомов. Для тех пациентов, у которых нет тревоги и депрессии, психологическая терапия все еще может быть полезной для восстановления уверенности. Сама FND часто воспринимается как стрессовое состояние, с которым нужно справляться и с которым нужно жить. Другие виды психологической терапии также могут быть использованы в зависимости от конкретного пациента, например.г. психодинамическая межличностная терапия (PIT) или более ориентированная на травму работа для пациентов, у которых был такой опыт.

Трудотерапия
Трудотерапия помогает пациентам найти адаптацию и восстановить уверенность в своей способности выполнять повседневную деятельность дома или на рабочем месте. Трудотерапия может помочь в развитии других методов лечения для улучшения общего качества жизни.

Логопед
Для пациентов с речевыми симптомами в рамках FND логопедия является важной частью лечения.Подобно физиотерапии, этот подход отличается от того, который используется, например, после инсульта, и пациентам полезно видеть терапевтов, уверенных в этой области.

Другие методы лечения
Нет основанных на исследованиях доказательств того, что какое-либо конкретное лекарство полезно для FND, но лекарства могут быть полезны при других симптомах, обычно возникающих при FND, таких как боль, мигрень или беспокойство. Другие методы лечения изучаются в научных исследованиях.
Не все люди с FND могут извлечь выгоду из лечения, даже если они понимают свое состояние и хорошо мотивированы.

Функциональные неврологические расстройства / конверсионное расстройство — Симптомы и причины

Обзор

Функциональные неврологические расстройства — более новый и широкий термин, который включает в себя то, что некоторые люди называют конверсионным расстройством — проявляются симптомами нервной системы (неврологическими), которые не могут быть объяснены неврологическим заболеванием или другим заболеванием. Однако симптомы реальны и вызывают серьезные расстройства или проблемы с функционированием.

Признаки и симптомы различаются в зависимости от типа функционального неврологического расстройства и могут включать определенные закономерности.Обычно эти расстройства влияют на ваше движение или ваши чувства, такие как способность ходить, глотать, видеть или слышать. Симптомы могут различаться по степени тяжести, приходить и уходить, а также быть стойкими. Однако вы не можете намеренно вызвать или контролировать свои симптомы.

Причина функциональных неврологических расстройств неизвестна. Состояние может быть вызвано неврологическим расстройством или реакцией на стресс, психологическую или физическую травму, но это не всегда так. Функциональные неврологические расстройства связаны с функционированием мозга, а не с повреждением структуры мозга (например, в результате инсульта, рассеянного склероза, инфекции или травмы).

Ранняя диагностика и лечение, особенно информирование об этом заболевании, могут помочь в выздоровлении.

Продукты и услуги

Показать другие продукты Mayo Clinic

Симптомы

Симптомы функциональных неврологических расстройств могут различаться в зависимости от типа функционального неврологического расстройства, и они достаточно значительны, чтобы вызвать ухудшение и потребовать медицинского обследования. Симптомы могут влиять на движения и функции тела, а также на чувства.

Признаки и симптомы, влияющие на движения и функции тела, могут включать:

  • Слабость или паралич
  • Ненормальное движение, например тремор или затруднения при ходьбе
  • Утрата баланса
  • Затруднение при глотании или ощущение «комка в горле»
  • Припадки или эпизоды дрожи и явной потери сознания (неэпилептические припадки)
  • Эпизоды отсутствия ответа

Признаки и симптомы, влияющие на органы чувств, могут включать:

  • Онемение или потеря чувствительности
  • Проблемы с речью, например неспособность говорить или невнятная речь
  • Проблемы со зрением, такие как двоение в глазах или слепота
  • Проблемы со слухом или глухота
Когда обратиться к врачу

При появлении признаков и симптомов, перечисленных выше, обратитесь за медицинской помощью.Если основной причиной является неврологическое заболевание или другое заболевание, важны быстрая диагностика и лечение. Если диагноз — функциональное неврологическое расстройство, лечение может улучшить симптомы и помочь предотвратить проблемы в будущем.

Причины

Точная причина функциональных неврологических расстройств неизвестна. Теории относительно того, что происходит в мозге и приводит к появлению симптомов, сложны и включают множество механизмов, которые могут различаться в зависимости от типа функционального неврологического расстройства.

В основном, могут быть задействованы части мозга, которые контролируют работу ваших мышц и органов чувств, даже если нет никаких заболеваний или аномалий.

Симптомы функциональных неврологических расстройств могут появиться внезапно после стрессового события, эмоциональной или физической травмы. Другие триггеры могут включать изменения или нарушения в работе мозга на структурном, клеточном или метаболическом уровне. Но не всегда можно определить причину появления симптомов.

Факторы риска

Факторы, которые могут увеличить риск функциональных неврологических расстройств, включают:

  • Имея неврологическое заболевание или расстройство, такое как эпилепсия, мигрень или двигательное расстройство
  • Недавний значительный стресс, эмоциональная или физическая травма
  • Наличие психического расстройства, такого как расстройство настроения или тревожное расстройство, диссоциативное расстройство или определенные расстройства личности
  • Наличие члена семьи с функциональным неврологическим расстройством
  • Возможно, в детстве имел место физическое или сексуальное насилие или отсутствие заботы

Вероятность развития функциональных неврологических расстройств у женщин выше, чем у мужчин.

Осложнения

Некоторые симптомы функциональных неврологических расстройств, особенно если их не лечить, могут привести к значительной инвалидности и низкому качеству жизни, как и те, что вызваны медицинскими состояниями или заболеванием.

Опыт и истории пациентов клиники Мэйо

Наши пациенты говорят нам, что качество их общения, наше внимание к деталям и эффективность их посещений означают такое медицинское обслуживание, которого они никогда не получали.Посмотрите истории довольных пациентов клиники Мэйо.

05 октября 2019 г.

Обзор заболеваний нервной системы

Что такое нервная система?

Нервная система — сложная изощренная система, которая регулирует и координирует деятельность организма. Он состоит из двух основных подразделений, включая следующие:

  • Центральная нервная система. Состоит из головного и спинного мозга.

  • Периферическая нервная система. Он состоит из всех других нервных элементов, включая периферические нервы и вегетативные нервы.

К основным органам нервной системы, помимо головного и спинного мозга, относятся:

  • Глаза

  • Уши

  • Органы чувств вкуса

  • Органы чувств запах

  • Сенсорные рецепторы, расположенные в коже, суставах, мышцах и других частях тела

Какие расстройства нервной системы?

Нервная система уязвима к различным расстройствам.Его могут повредить:

  • Травма

  • Инфекция

  • Дегенерация

  • Структурные дефекты

  • Опухоли

  • Нарушение кровотока

  • Аутоиммунные расстройства

    Нарушения нервной системы

    Нарушения нервной системы могут включать следующее:

    • Сосудистые нарушения , такие как инсульт, транзиторная ишемическая атака (ТИА), субарахноидальное кровоизлияние, субдуральное кровоизлияние и гематома, а также экстрадуральное кровоизлияние

    • Инфекции , такие как менингит, энцефалит, полиомиелит и эпидуральный абсцесс

    • Структурные нарушения , такие как повреждение головного или спинного мозга, паралич Белла, шейный спондилез, синдром запястного канала, опухоли головного или спинного мозга , периферическая невропатия и Гийен-Барре син дром

    • Функциональные расстройства , такие как головная боль, эпилепсия, головокружение и невралгия

    • Дегенерация , такие как болезнь Паркинсона, рассеянный склероз, боковой амиотрофический склероз (БАС) и хорея Хантингтона6

    Признаки и симптомы расстройства нервной системы

    Ниже приведены наиболее частые общие признаки и симптомы расстройства нервной системы.Однако каждый человек может испытывать симптомы по-разному. Симптомы могут включать:

    • Постоянное или внезапное начало головной боли

    • Головная боль, которая меняется или отличается

    • Потеря чувствительности или покалывания

    • Слабость или потеря мышечной силы

    • Потеря зрения или двоения в глазах

    • Потеря памяти

    • Нарушение умственных способностей

    • Отсутствие координации

    • Мышечная ригидность

    • Тремор и судороги

    • Боль в спине, отдающая в стопы, пальцы ног или другие части тела

    • Мышечная атрофия и невнятная речь

    • Новое нарушение речи (выражение или понимание)

    Симптомы расстройства нервной системы могут выглядеть как другие медицинские состояния или проблемы.Всегда обращайтесь к своему врачу за диагнозом.

    Медицинским работникам, занимающимся лечением расстройств нервной системы

    Медицинским работникам, занимающимся лечением расстройств нервной системы, возможно, придется потратить много времени на работу с пациентом, прежде чем поставить вероятный диагноз конкретного состояния. Часто это включает в себя выполнение многочисленных тестов для устранения других состояний, чтобы можно было поставить вероятный диагноз.

    Неврология. Раздел медицины, который занимается лечением заболеваний нервной системы, называется неврология .Медицинские работники, занимающиеся лечением расстройств нервной системы, называются неврологами. Некоторые неврологи лечат острые инсульты и аневризмы головного мозга эндоваскулярными методами.

    Неврологическая хирургия. Раздел медицины, который предусматривает хирургическое вмешательство при расстройствах нервной системы, называется нейрохирургией или неврологической хирургией. Хирургов, которые работают в бригаде по лечению заболеваний нервной системы, называют неврологами или нейрохирургами.

    Нейрорадиологи и интервенционные радиологи. Радиологи, специализирующиеся на диагностике неврологических состояний с помощью визуализации и лечении определенных неврологических состояний, таких как церебральные аневризмы, острые инсульты и переломы позвонков, а также биопсии некоторых опухолей.

    Реабилитация при неврологических расстройствах. Раздел медицины, обеспечивающий реабилитационную помощь пациентам с расстройствами нервной системы, называется физиотерапией и реабилитацией. Медицинские работники, работающие с пациентами в процессе реабилитации, называются физиотерапевтами.

    Функциональные неврологические расстройства: неотложные проявления и лечение

    Clin Med (Лондон). 2018 окт; 18 (5): 414–417.

    , профессор эпилепсии и медицинского образования, консультант-невролог A B и профессор неврологии, консультант-невролог C D

    Hannah R Cock

    A Институт медико-биомедицинского образования, Санкт-Петербург. Джорджа Лондонского университета, Лондон, Великобритания

    B Региональный нейробиологический центр Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия NHS Trust, Лондон, Великобритания

    Марк Дж. Эдвардс

    C Институт молекулярных и клинических наук, Университет Святого Георгия Лондон, Лондон, Великобритания

    D Региональный нейробиологический центр Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия, NHS Trust, Лондон, Великобритания

    A Институт медицинского и биомедицинского образования, Лондонский университет Святого Георгия, Лондон, Великобритания

    B Региональный центр неврологии Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия, NHS Trust, Лондон, Великобритания 90 006

    C Институт молекулярных и клинических наук, Лондонский университет Святого Георгия, Лондон, Великобритания

    D Региональный нейробиологический центр Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия, NHS Trust, Лондон, Великобритания

    Адрес для корреспонденции: профессор Марк Эдвардс , Лондонский университет Святого Георгия, Институт молекулярных и клинических наук, Кранмер Террас, Лондон SW17 0RE, Великобритания.Электронная почта: [email protected] Авторские права © Королевский колледж врачей, 2018. Все права защищены. Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    РЕФЕРАТ

    Функциональные неврологические расстройства (FND) являются обычным явлением и связаны со значительной заболеваемостью и расходами на здравоохранение. Пациенты с FND часто проявляются остро, особенно с диссоциативными припадками (напоминающими эпилепсию) или стойкой слабостью, напоминающей инсульт. Анамнез, тщательное наблюдение и обследование имеют решающее значение для постановки диагноза, поскольку обследования часто бывают нормальными или не приносят дополнительных результатов.Природа судорожных движений при диссоциативных припадках часто отличается от таковой при эпилепсии, и большая продолжительность отдельных событий, нарастание и убывание, закрытые глаза и высокая частота сообщений у явно здорового человека — все это наводит на размышления. У пациентов с приступами, напоминающими инсульт, даже кратковременная демонстрация нормальной силы (например, признак Гувера, слабость «уступить дорогу») вместе с отвлекаемостью являются положительными физическими признаками, указывающими на функциональное расстройство. Положительный диагноз и ясное непредвзятое объяснение, подкрепленное надежными источниками информации, связанное с быстрым дальнейшим обращением к неврологу, может значительно уменьшить стресс и в конечном итоге улучшить результаты.

    КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Функциональные неврологические расстройства, диссоциативные припадки, клинические особенности, диагностика, лечение

    Ключевые моменты

    • Функциональные неврологические расстройства являются обычным явлением и связаны со значительными затратами и рисками для пациентов и медицинских служб

    • Частые неотложные состояния презентации включают диссоциативные припадки и эпизоды, подобные инсульту (функциональная слабость), и должны рассматриваться как различия с самого начала

    • Длительная продолжительность отдельных событий, колеблющийся курс, закрытые глаза, позднее вспоминание предметов во время события и частый приступ частота у явно здорового человека относится к признакам, указывающим на диссоциативные припадки, а не на эпилепсию

    • Признак Гувера, слабость и отвлекаемость, демонстрирующие несоответствие между волевой и невольной двигательной функцией и повторяющиеся эпизоды с нормальным визуализирующим признаком функциональная слабость, а не инсульт или другие неврологические расстройства

    • Положительный диагноз, основанный на клинических характеристиках, четкое объяснение вместе с предоставлением надежных источников информации и своевременным дальнейшим обращением к специалистам, улучшает впечатления пациентов и результаты

    Предпосылки

    Функциональные неврологические расстройство (конверсионное расстройство, FND) — один из самых распространенных диагнозов, который ставят в неврологических клиниках. 1 Это далеко не доброкачественное заболевание; он вызывает инвалидность и ухудшение качества жизни в долгосрочной перспективе, подобное тому, которое наблюдается у людей с рассеянным склерозом 2 или болезнью Паркинсона 3 . Неправильный диагноз и несоответствующее лечение сопряжены со значительным риском ятрогенного повреждения, заболеваемости и затрат для пациентов и систем здравоохранения. 4–6 Несмотря на это, услуги, специально предназначенные для помощи людям с FND, очень ограничены. Опыт многих пациентов — это бесконечный цикл направлений, повторных направлений и исследований, и если диагноз поставлен, он часто объясняется таким образом, чтобы это подразумевало, что симптомы не настоящие, не значимые или притворные.Однако в последнее время наблюдается возрождение клинического и исследовательского интереса к FND среди неврологов, нейропсихиатров и смежных медицинских работников. Новые подходы к диагностике, диагностическому объяснению и лечению, подкрепленные эпидемиологической и патофизиологической работой, начали улучшать доказательную базу для лечения FND, обеспечивая возможность улучшения результатов для пациентов.

    FND в A&E

    FND обычно проявляется остро, поэтому пациенты часто обращаются за помощью при появлении симптомов.Другие, особенно с повторяющимися приступами симптомов, напоминающих эпилепсию (диссоциативные припадки [DS]), могут быть частыми посетителями и часто неадекватно загружены противоэпилептическими или даже анестезирующими препаратами в случае неправильной диагностики. С развитием служб острейшего инсульта пациенты с инсультоподобными проявлениями FND обычно попадают в путь острого инсульта: около 9% госпитализаций в отделения для острейшего инсульта имеют FND.

    Постановка положительного диагноза

    Двумя наиболее частыми проявлениями острых состояний являются приступы, подобные припадкам, или стойкие двигательные симптомы, напоминающие инсульт.Диагностика может быть затруднена в некоторых ситуациях, и может существовать диагностическая неопределенность, которую можно решить только путем обзора специалиста и / или проведения исследований, но очень важно учитывать диагноз FND при дифференциальной диагностике и следить за клиническими показателями FND во время первоначальной оценки пациента, а не как что-то, что можно развлечь только после исключения всех других условий.

    История болезни

    У пациентов с диссоциативными припадками история болезни пациента и свидетелей неоценима, и четкая документация об этом (включая видеозапись с соответствующим согласием) может существенно помочь клиницистам, которые могут увидеть пациента в будущем (например, в первый раз). подходит клиника).Ключевые особенности события, которые могут помочь отличить диссоциативные припадки от эпилептических 7–9 (хотя ни один из них не является полностью надежным), сведены в таблицу. Кластеры признаков более полезны, чем отдельные знаки, и контекст также имеет значение. Частота событий выше у пациентов с СД, и повторяющиеся госпитализации с явными припадками или ежедневные судорожные явления предполагают СД, особенно если о них сообщил здоровый и бдительный пациент. Сообщаемый анамнез эпилепсии не должен прекращать рассмотрение того, что текущий приступ был диссоциативным по своей природе: нередки случаи, когда предшествующий ошибочный диагноз эпилепсии (время от начала припадка до постановки диагноза диссоциативного припадка обычно варьируется от 3-8 лет 10 ) и небольшая доля людей с эпилепсией также страдает коморбидными диссоциативными припадками.Есть свидетельства того, что манера, в которой люди с диссоциативными припадками рассказывают о своих припадках, отличается от людей с эпилептическими припадками, а это означает, что лингвистический анализ может различать диссоциативные и эпилептические припадки с разумной степенью точности. 11

    Таблица 1.

    Клинические признаки, помогающие отличить эпилептические припадки от диссоциативных. 7–9

    течение (прибывающее и убывающее) 9044 Связанные с 9044 9044 Травмы Отзыв предметов во время события b
    Благоприятные диссоциативные припадки Бесполезные дискриминаторы
    Длительная (> 5 минут) продолжительность отдельных событий Прикус языка (за исключением значительного бокового прикуса языка)
    Недержание
    Асинхронные ритмические движения a Постепенное начало
    Тазовые толчки a Не стереотипные c
    Движения головы / тела из стороны в сторону во время конвульсий Размахивая / толчковые движения
    Закрытые глаза Опистотонное
    Иктальное плач

    Пациентам с функциональными двигательными симптомами может быть полезна история предыдущих событий аналогичного характера, а также информация о предыдущих исследованиях.История повторяющихся эпизодов симптомов, подобных инсульту, с повторной нормальной визуализацией типична для некоторых пациентов с FND. Нарастание и ослабление симптомов обычны для FND, включая (иногда кратковременные) эпизоды полного исчезновения симптомов. Пациенты могут заметить, что это происходит в то время, когда они отвлекаются или движение происходит более автоматически.

    Осмотр

    Осмотр в перерывах между DS обычно нормален, хотя у некоторых пациентов интерктально могут возникать дополнительные функциональные двигательные симптомы.Осмотр во время приступа может выявить сопротивление легким попыткам открыть глаза, или дрожащие движения могут измениться, если конечность осторожно удерживать или двигать (например, мягкое сдерживание дрожания руки может привести к резкому усилению дрожи или переключению дрожания на другая часть тела). Активные чередующиеся движения сгибания и разгибания предполагают DS, в отличие от клонических движений, которые обычно имеют короткую активную фазу сгибания и либо тоническую жесткость, либо расслабление между ними. Натирание грудины, давление ногтевого ложа и другие вредные раздражители не рекомендуется — пациенты могут быть травмированы такими процедурами, а для тех пациентов, которые сохраняют сознание во время приступов, но не могут реагировать, эти процедуры могут быть действительно очень неприятными.

    У людей с функциональной слабостью физикальное обследование часто выявляет положительные физические признаки. Наиболее известным является симптом Гувера, при котором разгибание бедра у пациента с односторонней функциональной слабостью оказывается слабым при непосредственном тестировании, но на короткое время возвращается к норме при сгибании контралатерального бедра. Это явная демонстрация «нормальной проводки» нервной системы, несмотря на неспособность человека получить доступ к движению при попытке выполнить произвольные движения. Такие признаки можно с пользой продемонстрировать пациентам как часть диагностического объяснения. 12 Функциональная слабость часто проявляется в виде коллапса или «уступки», когда полная мощность генерируется на секунду, а затем исчезает. Следует отметить, что люди с острой болью часто имеют похожую картину слабости. Функциональная «слабость» лица часто вызывается активным сокращением мышц одной стороны нижней части лица, что приводит к явному опущению лица, которое на самом деле вызвано чрезмерной мышечной активностью. Функциональный тремор часто можно временно остановить постукивающими движениями другой конечности с внешней стимуляцией. 13 Люди с функциональным нарушением походки часто имеют паттерн «хождение по льду», при котором верхняя часть тела качается из стороны в сторону, не падая, что указывает на целостность системы равновесия. Все эти признаки основаны на демонстрации способности к нормальному функционированию внутри тела, которую пациент не может заставить функционировать, когда он пытается. Это связано с общим обнаружением симптомов, которые в целом улучшаются при отвлечении и резко ухудшаются при прямом осмотре.

    Все эти признаки являются положительными диагностическими признаками FND, поскольку они демонстрируют несоответствие между представлением и ожидаемыми результатами при других процессах неврологического заболевания и нормальной основной функции в нервной системе. 14 Они могут помочь уменьшить зависимость от обычных исследований для постановки диагноза путем исключения. FND — это не диагноз, который следует ставить только потому, что нельзя думать о другом диагнозе или потому что тесты нормальные.

    Диагностическое объяснение

    FND часто объясняется пациентам как «психологическая реакция» или «симптомы, вызванные стрессом».Эти объяснения обычно терпят неудачу и приводят к тому, что пациенты чувствуют себя отчужденными, стигматизированными и им не верят. Основная причина несостоятельности таких объяснений заключается в том, что они берут фактор риска развития FND (неблагоприятных жизненных событий) и превращают его в причину проблемы. Исследования жизненных событий действительно показывают избыток как отдаленных, так и более недавних неблагоприятных жизненных событий у людей с FND, 15 , но многие люди не испытывали таких явлений, или они были событиями, которые произошли годами, иногда десятилетиями ранее.Есть основания полагать, что у кого-то могут возникнуть проблемы с пониманием того, как такое событие может быть связано с недавним появлением симптомов. Также бывает, что в просторечии (да и среди многих медицинских работников) описание симптомов как «психологических» предполагает, что они тривиальны и не подлинны. Это также предполагает, что диагноз был поставлен на основании психологических факторов, тогда как он был поставлен на основании положительных симптомов и физических признаков. Действительно, постановка диагноза, потому что у пациента в анамнезе имеется аффективное расстройство или травма, или, наоборот, отказ от постановки диагноза из-за того, что пациент кажется «психологически нормальным», — это два очень распространенных источника диагностических ошибок.У многих людей развиваются функциональные симптомы, вызванные другими событиями со здоровьем, такими как инфекции, травмы и операции — полезно признать реальность таких триггерных факторов, а также объяснить, что функциональные симптомы развиваются независимо после запуска, а не из-за повреждения нервной системы из-за курок.

    Диагностическое объяснение должно следовать процессу обычной практики при других расстройствах. 16

    1. Сообщите пациентам, что с ними не так: «У вас диссоциативные припадки»; «У вас функциональная слабость».

    2. Скажите им, что это то, что вы знаете и во что верите: «Это действительно частая причина, по которой у людей появляются неврологические симптомы»; «Я верю вашим симптомам — я не думаю, что они надуманы или надеты».

    3. Расскажите им что-нибудь о том, как это происходит: «Основная проводка нервной системы в порядке, но вы не можете получить к ней доступ обычным способом»; «Это похоже на проблему с программным обеспечением, а не с оборудованием». Здесь может быть полезно показать людям их физические признаки, такие как знак Гувера.

    4. Объясните, что, как и при многих других заболеваниях, мы не знаем точно, почему это происходит, но существуют факторы риска, которые включают недавние заболевания, недавние стрессоры и прошлые стрессоры.

    5. Объясните, что эта проблема может улучшаться и улучшаться, но для ее решения требуется время и лечение.

    6. Направляйте людей к авторитетным источникам информации, например, www.neurosymptoms.org, www.FNDHope.org, www.FNDAction.org.uk.

    Эти простые вещи могут иметь огромное значение для опыта и доверия людей к здравоохранению и сами по себе являются средством лечения FND.Например, в группе людей с диссоциативными припадками 50% регулярно посещали скорую помощь. Диагностическое объяснение привело к снижению посещаемости на 74% в отделении неотложной помощи. 17

    Дальнейшее лечение

    Для пациента с диссоциативным статусом (продолжающиеся / повторяющиеся приступы без выздоровления) все, что необходимо, — это защитить его от травм (например, кормление на матрасе на полу), а также спокойное ободрение, даже они кажутся бессознательными.

    Направление к специалисту для неврологического обследования, как в острой форме, так и в амбулаторных условиях, является важным следующим шагом.В зависимости от пациента и его сопутствующих заболеваний может оказаться полезным дополнительное обследование нейропсихиатрии. На данный момент лучшее доказательство лечения диссоциативных припадков — это специальная психологическая терапия, такая как когнитивно-поведенческая терапия с терапевтом, знакомым с диссоциативными припадками. 18,19 Людям с функциональными двигательными симптомами обычно помогает специализированная физиотерапия, 20,21 или, в более сложных случаях, специализированная мультидисциплинарная реабилитация. 22,23 При лечении многие пациенты испытывают значительное улучшение симптомов. Положительный опыт оказания помощи в условиях неотложной помощи может значительно уменьшить стресс и повысить вероятность обращения за помощью на более позднем этапе.

    Конфликты интересов

    Профессор Ханна Кок сообщает о нефинансовой поддержке Европейской академии неврологии за последние 3 года; личные сборы от Sage Pharmaceuticals Ltd, Eisai Europe Ltd, UCB Pharma Ltd, Европейского агентства по лекарственным средствам, от Ассоциации специалистов по эпилепсии Великобритании, нефинансовая поддержка от Special Products Ltd.Помимо представленных работ, профессор Эдвардс сообщает о гонорарах за последние 3 года от Merz Pharma и UCB, а также Международного общества болезни Паркинсона и двигательных расстройств.

    Вклад автора

    ME написал первый черновик. HC написал содержание DS, сообщения о приеме на дом и анкеты. Оба автора отредактировали окончательную рукопись.

    Ссылки

    1. Stone J. Carson A. Duncan R, et al. Кого направляют в клиники неврологии? Диагноз поставлен 3781 новому пациенту.Clin Neurol Neurosurg. 2010; 112: 747–51. [PubMed] [Google Scholar] 2. Стоун Дж. Шарп М. Ротвелл PM. Warlow CP. 12-летний прогноз односторонней функциональной слабости и сенсорных нарушений. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2003. 74: 591–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 3. Андерсон К.Э. Gruber-Baldini AL. Vaughan CG, et al. Влияние психогенных двигательных расстройств по сравнению с болезнью Паркинсона на инвалидность, качество жизни и психопатологию. Mov Disord. 2007; 22: 2204–9. [PubMed] [Google Scholar] 4.Ройбер М. Бейкер GA. Гилл Р. Смит Д.Ф. Чедвик DW. Неспособность распознать психогенные неэпилептические припадки может привести к смерти. Неврология. 2004; 62: 834–5. [PubMed] [Google Scholar] 5. Bermingham SL. Коэн А. Хейг Дж. Парсонейдж М. Стоимость соматизации трудоспособного населения Англии в 2008–2009 гг. Ment Health Fam Med. 2010. 7: 71–84. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Карсон А. Стоун, Дж. Хибберд С. и др. Инвалидность, дистресс и безработица у неврологических амбулаторных пациентов с симптомами, «необъяснимыми органическими заболеваниями» J Neurol Neurosurg Psychiatry.2011; 82: 810–3. [PubMed] [Google Scholar] 7. Асади-Пуйя А.А. Эмами М. Эмами Ю. Повреждение прямой кишки при психогенных неэпилептических припадках. Захват. 2014; 23: 363–6. [PubMed] [Google Scholar] 8. ЛаФранс WC. Бейкер Г.А. Дункан Р. Гольдштейн LH. Ройбер М. Минимальные требования для диагностики психогенных неэпилептических припадков: поэтапный подход: отчет Целевой группы Международной лиги против эпилептических припадков. Эпилепсия. 2013; 54: 2005–18. [PubMed] [Google Scholar] 9. Авберсек А. Сисодия С.Предоставляет ли первичная литература подтверждение клинических признаков, используемых для различения психогенных неэпилептических припадков от эпилептических припадков? J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2010. 81: 719–25. [PubMed] [Google Scholar] 10. Керр WT. Янио EA. Le JM и др. Задержка диагностики психогенных припадков и связь с испытаниями противосудорожных препаратов. Захват. 2016; 40: 123–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Дженкинс Л. Косгроув Дж. Чаппелл П. и др. Неврологи могут идентифицировать диагностические лингвистические особенности во время повседневного общения в клинике эпилепсии: результаты однодневного обучения.Эпилепсия. 2016; 64: 257–61. [PubMed] [Google Scholar] 12. Стоун Дж. Эдвардс М. Уловка или угощение? Демонстрация физических признаков пациентам с функциональными (психогенными) двигательными симптомами. Неврология. 2012; 79: 282–4. [PubMed] [Google Scholar] 13. Schwingenschuh P. Katschnig P. Seiler S, et al. Переход к «лабораторным» критериям психогенного тремора. Mov Disord. 2011; 26: 2509–15. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Даум К. Георгита Ф. Спатола М. и др. Согласие между наблюдателями и достоверность прикроватных «положительных признаков» функциональной слабости, сенсорных нарушений и нарушений походки при конверсионном расстройстве: пилотное исследование.J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2015; 86: 425–30. [PubMed] [Google Scholar] 15. Людвиг Л. Пашман JA. Николсон Т. и др. Стрессовые жизненные события и жестокое обращение при конверсионном (функциональном неврологическом) расстройстве: систематический обзор и метаанализ исследований случай-контроль. Ланцетная психиатрия. 2018; 5: 307–20. [PubMed] [Google Scholar] 16. Стоун Дж. Функциональные неврологические расстройства: неврологическая оценка как лечение. Pract Neurol. 2016; 16: 7–17. [PubMed] [Google Scholar] 17. Разви С. Малхерн С. Дункан Р.Недавно диагностированные психогенные неэпилептические припадки: потребность в медицинской помощи до и после постановки диагноза в клинике первого припадка. Эпилепсия. 2012; 23: 7–9. [PubMed] [Google Scholar] 18. ЛаФранс WC. Бэрд ГЛ. Барри Дж. Дж. И др. Многоцентровое пилотное исследование лечения психогенных неэпилептических припадков — рандомизированное клиническое исследование. JAMA Psychiatry. 2014; 71: 997–1005. [PubMed] [Google Scholar] 19. ЛаФранс WC. Reuber M. Goldstein LH. Ведение психогенных неэпилептических припадков. Эпилепсия. 2013; 54: 53–67.[PubMed] [Google Scholar] 20. Nielsen G. Stone J. Matthews A, et al. Физиотерапия функциональных двигательных расстройств: согласованная рекомендация. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2015; 86: 1113–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Нильсен Г. Бушевич М. Стивенсон Ф и др. Рандомизированное технико-экономическое обоснование физиотерапии для пациентов с функциональными двигательными симптомами. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2017; 88: 484–90. [PubMed] [Google Scholar] 22. Демартини Б. Батла А. Петрочилос П. и др. Многопрофильное лечение функциональных неврологических симптомов: проспективное исследование.J Neurol. 2014; 261: 2370–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23. Маккормак Р. Мориарти Дж. Меллерс Дж. Д. и др. Специализированное стационарное лечение тяжелого моторного конверсионного расстройства: ретроспективное сравнительное исследование. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2014; 85: 893–8. [PubMed] [Google Scholar]

    Функциональные неврологические расстройства: острые проявления и лечение

    Clin Med (Лондон). 2018 окт; 18 (5): 414–417.

    , профессор эпилепсии и медицинского образования, консультант-невролог A B и профессор неврологии, консультант-невролог C D

    Hannah R Cock

    A Институт медико-биомедицинского образования, Санкт-Петербург. Джорджа Лондонского университета, Лондон, Великобритания

    B Региональный нейробиологический центр Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия NHS Trust, Лондон, Великобритания

    Марк Дж. Эдвардс

    C Институт молекулярных и клинических наук, Университет Святого Георгия Лондон, Лондон, Великобритания

    D Региональный нейробиологический центр Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия, NHS Trust, Лондон, Великобритания

    A Институт медицинского и биомедицинского образования, Лондонский университет Святого Георгия, Лондон, Великобритания

    B Региональный центр неврологии Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия, NHS Trust, Лондон, Великобритания 90 006

    C Институт молекулярных и клинических наук, Лондонский университет Святого Георгия, Лондон, Великобритания

    D Региональный нейробиологический центр Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия, NHS Trust, Лондон, Великобритания

    Адрес для корреспонденции: профессор Марк Эдвардс , Лондонский университет Святого Георгия, Институт молекулярных и клинических наук, Кранмер Террас, Лондон SW17 0RE, Великобритания.Электронная почта: [email protected] Авторские права © Королевский колледж врачей, 2018. Все права защищены. Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    РЕФЕРАТ

    Функциональные неврологические расстройства (FND) являются обычным явлением и связаны со значительной заболеваемостью и расходами на здравоохранение. Пациенты с FND часто проявляются остро, особенно с диссоциативными припадками (напоминающими эпилепсию) или стойкой слабостью, напоминающей инсульт. Анамнез, тщательное наблюдение и обследование имеют решающее значение для постановки диагноза, поскольку обследования часто бывают нормальными или не приносят дополнительных результатов.Природа судорожных движений при диссоциативных припадках часто отличается от таковой при эпилепсии, и большая продолжительность отдельных событий, нарастание и убывание, закрытые глаза и высокая частота сообщений у явно здорового человека — все это наводит на размышления. У пациентов с приступами, напоминающими инсульт, даже кратковременная демонстрация нормальной силы (например, признак Гувера, слабость «уступить дорогу») вместе с отвлекаемостью являются положительными физическими признаками, указывающими на функциональное расстройство. Положительный диагноз и ясное непредвзятое объяснение, подкрепленное надежными источниками информации, связанное с быстрым дальнейшим обращением к неврологу, может значительно уменьшить стресс и в конечном итоге улучшить результаты.

    КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Функциональные неврологические расстройства, диссоциативные припадки, клинические особенности, диагностика, лечение

    Ключевые моменты

    • Функциональные неврологические расстройства являются обычным явлением и связаны со значительными затратами и рисками для пациентов и медицинских служб

    • Частые неотложные состояния презентации включают диссоциативные припадки и эпизоды, подобные инсульту (функциональная слабость), и должны рассматриваться как различия с самого начала

    • Длительная продолжительность отдельных событий, колеблющийся курс, закрытые глаза, позднее вспоминание предметов во время события и частый приступ частота у явно здорового человека относится к признакам, указывающим на диссоциативные припадки, а не на эпилепсию

    • Признак Гувера, слабость и отвлекаемость, демонстрирующие несоответствие между волевой и невольной двигательной функцией и повторяющиеся эпизоды с нормальным визуализирующим признаком функциональная слабость, а не инсульт или другие неврологические расстройства

    • Положительный диагноз, основанный на клинических характеристиках, четкое объяснение вместе с предоставлением надежных источников информации и своевременным дальнейшим обращением к специалистам, улучшает впечатления пациентов и результаты

    Предпосылки

    Функциональные неврологические расстройство (конверсионное расстройство, FND) — один из самых распространенных диагнозов, который ставят в неврологических клиниках. 1 Это далеко не доброкачественное заболевание; он вызывает инвалидность и ухудшение качества жизни в долгосрочной перспективе, подобное тому, которое наблюдается у людей с рассеянным склерозом 2 или болезнью Паркинсона 3 . Неправильный диагноз и несоответствующее лечение сопряжены со значительным риском ятрогенного повреждения, заболеваемости и затрат для пациентов и систем здравоохранения. 4–6 Несмотря на это, услуги, специально предназначенные для помощи людям с FND, очень ограничены. Опыт многих пациентов — это бесконечный цикл направлений, повторных направлений и исследований, и если диагноз поставлен, он часто объясняется таким образом, чтобы это подразумевало, что симптомы не настоящие, не значимые или притворные.Однако в последнее время наблюдается возрождение клинического и исследовательского интереса к FND среди неврологов, нейропсихиатров и смежных медицинских работников. Новые подходы к диагностике, диагностическому объяснению и лечению, подкрепленные эпидемиологической и патофизиологической работой, начали улучшать доказательную базу для лечения FND, обеспечивая возможность улучшения результатов для пациентов.

    FND в A&E

    FND обычно проявляется остро, поэтому пациенты часто обращаются за помощью при появлении симптомов.Другие, особенно с повторяющимися приступами симптомов, напоминающих эпилепсию (диссоциативные припадки [DS]), могут быть частыми посетителями и часто неадекватно загружены противоэпилептическими или даже анестезирующими препаратами в случае неправильной диагностики. С развитием служб острейшего инсульта пациенты с инсультоподобными проявлениями FND обычно попадают в путь острого инсульта: около 9% госпитализаций в отделения для острейшего инсульта имеют FND.

    Постановка положительного диагноза

    Двумя наиболее частыми проявлениями острых состояний являются приступы, подобные припадкам, или стойкие двигательные симптомы, напоминающие инсульт.Диагностика может быть затруднена в некоторых ситуациях, и может существовать диагностическая неопределенность, которую можно решить только путем обзора специалиста и / или проведения исследований, но очень важно учитывать диагноз FND при дифференциальной диагностике и следить за клиническими показателями FND во время первоначальной оценки пациента, а не как что-то, что можно развлечь только после исключения всех других условий.

    История болезни

    У пациентов с диссоциативными припадками история болезни пациента и свидетелей неоценима, и четкая документация об этом (включая видеозапись с соответствующим согласием) может существенно помочь клиницистам, которые могут увидеть пациента в будущем (например, в первый раз). подходит клиника).Ключевые особенности события, которые могут помочь отличить диссоциативные припадки от эпилептических 7–9 (хотя ни один из них не является полностью надежным), сведены в таблицу. Кластеры признаков более полезны, чем отдельные знаки, и контекст также имеет значение. Частота событий выше у пациентов с СД, и повторяющиеся госпитализации с явными припадками или ежедневные судорожные явления предполагают СД, особенно если о них сообщил здоровый и бдительный пациент. Сообщаемый анамнез эпилепсии не должен прекращать рассмотрение того, что текущий приступ был диссоциативным по своей природе: нередки случаи, когда предшествующий ошибочный диагноз эпилепсии (время от начала припадка до постановки диагноза диссоциативного припадка обычно варьируется от 3-8 лет 10 ) и небольшая доля людей с эпилепсией также страдает коморбидными диссоциативными припадками.Есть свидетельства того, что манера, в которой люди с диссоциативными припадками рассказывают о своих припадках, отличается от людей с эпилептическими припадками, а это означает, что лингвистический анализ может различать диссоциативные и эпилептические припадки с разумной степенью точности. 11

    Таблица 1.

    Клинические признаки, помогающие отличить эпилептические припадки от диссоциативных. 7–9

    течение (прибывающее и убывающее) 9044 Связанные с 9044 9044 Травмы Отзыв предметов во время события b
    Благоприятные диссоциативные припадки Бесполезные дискриминаторы
    Длительная (> 5 минут) продолжительность отдельных событий Прикус языка (за исключением значительного бокового прикуса языка)
    Недержание
    Асинхронные ритмические движения a Постепенное начало
    Тазовые толчки a Не стереотипные c
    Движения головы / тела из стороны в сторону во время конвульсий Размахивая / толчковые движения
    Закрытые глаза Опистотонное
    Иктальное плач

    Пациентам с функциональными двигательными симптомами может быть полезна история предыдущих событий аналогичного характера, а также информация о предыдущих исследованиях.История повторяющихся эпизодов симптомов, подобных инсульту, с повторной нормальной визуализацией типична для некоторых пациентов с FND. Нарастание и ослабление симптомов обычны для FND, включая (иногда кратковременные) эпизоды полного исчезновения симптомов. Пациенты могут заметить, что это происходит в то время, когда они отвлекаются или движение происходит более автоматически.

    Осмотр

    Осмотр в перерывах между DS обычно нормален, хотя у некоторых пациентов интерктально могут возникать дополнительные функциональные двигательные симптомы.Осмотр во время приступа может выявить сопротивление легким попыткам открыть глаза, или дрожащие движения могут измениться, если конечность осторожно удерживать или двигать (например, мягкое сдерживание дрожания руки может привести к резкому усилению дрожи или переключению дрожания на другая часть тела). Активные чередующиеся движения сгибания и разгибания предполагают DS, в отличие от клонических движений, которые обычно имеют короткую активную фазу сгибания и либо тоническую жесткость, либо расслабление между ними. Натирание грудины, давление ногтевого ложа и другие вредные раздражители не рекомендуется — пациенты могут быть травмированы такими процедурами, а для тех пациентов, которые сохраняют сознание во время приступов, но не могут реагировать, эти процедуры могут быть действительно очень неприятными.

    У людей с функциональной слабостью физикальное обследование часто выявляет положительные физические признаки. Наиболее известным является симптом Гувера, при котором разгибание бедра у пациента с односторонней функциональной слабостью оказывается слабым при непосредственном тестировании, но на короткое время возвращается к норме при сгибании контралатерального бедра. Это явная демонстрация «нормальной проводки» нервной системы, несмотря на неспособность человека получить доступ к движению при попытке выполнить произвольные движения. Такие признаки можно с пользой продемонстрировать пациентам как часть диагностического объяснения. 12 Функциональная слабость часто проявляется в виде коллапса или «уступки», когда полная мощность генерируется на секунду, а затем исчезает. Следует отметить, что люди с острой болью часто имеют похожую картину слабости. Функциональная «слабость» лица часто вызывается активным сокращением мышц одной стороны нижней части лица, что приводит к явному опущению лица, которое на самом деле вызвано чрезмерной мышечной активностью. Функциональный тремор часто можно временно остановить постукивающими движениями другой конечности с внешней стимуляцией. 13 Люди с функциональным нарушением походки часто имеют паттерн «хождение по льду», при котором верхняя часть тела качается из стороны в сторону, не падая, что указывает на целостность системы равновесия. Все эти признаки основаны на демонстрации способности к нормальному функционированию внутри тела, которую пациент не может заставить функционировать, когда он пытается. Это связано с общим обнаружением симптомов, которые в целом улучшаются при отвлечении и резко ухудшаются при прямом осмотре.

    Все эти признаки являются положительными диагностическими признаками FND, поскольку они демонстрируют несоответствие между представлением и ожидаемыми результатами при других процессах неврологического заболевания и нормальной основной функции в нервной системе. 14 Они могут помочь уменьшить зависимость от обычных исследований для постановки диагноза путем исключения. FND — это не диагноз, который следует ставить только потому, что нельзя думать о другом диагнозе или потому что тесты нормальные.

    Диагностическое объяснение

    FND часто объясняется пациентам как «психологическая реакция» или «симптомы, вызванные стрессом».Эти объяснения обычно терпят неудачу и приводят к тому, что пациенты чувствуют себя отчужденными, стигматизированными и им не верят. Основная причина несостоятельности таких объяснений заключается в том, что они берут фактор риска развития FND (неблагоприятных жизненных событий) и превращают его в причину проблемы. Исследования жизненных событий действительно показывают избыток как отдаленных, так и более недавних неблагоприятных жизненных событий у людей с FND, 15 , но многие люди не испытывали таких явлений, или они были событиями, которые произошли годами, иногда десятилетиями ранее.Есть основания полагать, что у кого-то могут возникнуть проблемы с пониманием того, как такое событие может быть связано с недавним появлением симптомов. Также бывает, что в просторечии (да и среди многих медицинских работников) описание симптомов как «психологических» предполагает, что они тривиальны и не подлинны. Это также предполагает, что диагноз был поставлен на основании психологических факторов, тогда как он был поставлен на основании положительных симптомов и физических признаков. Действительно, постановка диагноза, потому что у пациента в анамнезе имеется аффективное расстройство или травма, или, наоборот, отказ от постановки диагноза из-за того, что пациент кажется «психологически нормальным», — это два очень распространенных источника диагностических ошибок.У многих людей развиваются функциональные симптомы, вызванные другими событиями со здоровьем, такими как инфекции, травмы и операции — полезно признать реальность таких триггерных факторов, а также объяснить, что функциональные симптомы развиваются независимо после запуска, а не из-за повреждения нервной системы из-за курок.

    Диагностическое объяснение должно следовать процессу обычной практики при других расстройствах. 16

    1. Сообщите пациентам, что с ними не так: «У вас диссоциативные припадки»; «У вас функциональная слабость».

    2. Скажите им, что это то, что вы знаете и во что верите: «Это действительно частая причина, по которой у людей появляются неврологические симптомы»; «Я верю вашим симптомам — я не думаю, что они надуманы или надеты».

    3. Расскажите им что-нибудь о том, как это происходит: «Основная проводка нервной системы в порядке, но вы не можете получить к ней доступ обычным способом»; «Это похоже на проблему с программным обеспечением, а не с оборудованием». Здесь может быть полезно показать людям их физические признаки, такие как знак Гувера.

    4. Объясните, что, как и при многих других заболеваниях, мы не знаем точно, почему это происходит, но существуют факторы риска, которые включают недавние заболевания, недавние стрессоры и прошлые стрессоры.

    5. Объясните, что эта проблема может улучшаться и улучшаться, но для ее решения требуется время и лечение.

    6. Направляйте людей к авторитетным источникам информации, например, www.neurosymptoms.org, www.FNDHope.org, www.FNDAction.org.uk.

    Эти простые вещи могут иметь огромное значение для опыта и доверия людей к здравоохранению и сами по себе являются средством лечения FND.Например, в группе людей с диссоциативными припадками 50% регулярно посещали скорую помощь. Диагностическое объяснение привело к снижению посещаемости на 74% в отделении неотложной помощи. 17

    Дальнейшее лечение

    Для пациента с диссоциативным статусом (продолжающиеся / повторяющиеся приступы без выздоровления) все, что необходимо, — это защитить его от травм (например, кормление на матрасе на полу), а также спокойное ободрение, даже они кажутся бессознательными.

    Направление к специалисту для неврологического обследования, как в острой форме, так и в амбулаторных условиях, является важным следующим шагом.В зависимости от пациента и его сопутствующих заболеваний может оказаться полезным дополнительное обследование нейропсихиатрии. На данный момент лучшее доказательство лечения диссоциативных припадков — это специальная психологическая терапия, такая как когнитивно-поведенческая терапия с терапевтом, знакомым с диссоциативными припадками. 18,19 Людям с функциональными двигательными симптомами обычно помогает специализированная физиотерапия, 20,21 или, в более сложных случаях, специализированная мультидисциплинарная реабилитация. 22,23 При лечении многие пациенты испытывают значительное улучшение симптомов. Положительный опыт оказания помощи в условиях неотложной помощи может значительно уменьшить стресс и повысить вероятность обращения за помощью на более позднем этапе.

    Конфликты интересов

    Профессор Ханна Кок сообщает о нефинансовой поддержке Европейской академии неврологии за последние 3 года; личные сборы от Sage Pharmaceuticals Ltd, Eisai Europe Ltd, UCB Pharma Ltd, Европейского агентства по лекарственным средствам, от Ассоциации специалистов по эпилепсии Великобритании, нефинансовая поддержка от Special Products Ltd.Помимо представленных работ, профессор Эдвардс сообщает о гонорарах за последние 3 года от Merz Pharma и UCB, а также Международного общества болезни Паркинсона и двигательных расстройств.

    Вклад автора

    ME написал первый черновик. HC написал содержание DS, сообщения о приеме на дом и анкеты. Оба автора отредактировали окончательную рукопись.

    Ссылки

    1. Stone J. Carson A. Duncan R, et al. Кого направляют в клиники неврологии? Диагноз поставлен 3781 новому пациенту.Clin Neurol Neurosurg. 2010; 112: 747–51. [PubMed] [Google Scholar] 2. Стоун Дж. Шарп М. Ротвелл PM. Warlow CP. 12-летний прогноз односторонней функциональной слабости и сенсорных нарушений. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2003. 74: 591–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 3. Андерсон К.Э. Gruber-Baldini AL. Vaughan CG, et al. Влияние психогенных двигательных расстройств по сравнению с болезнью Паркинсона на инвалидность, качество жизни и психопатологию. Mov Disord. 2007; 22: 2204–9. [PubMed] [Google Scholar] 4.Ройбер М. Бейкер GA. Гилл Р. Смит Д.Ф. Чедвик DW. Неспособность распознать психогенные неэпилептические припадки может привести к смерти. Неврология. 2004; 62: 834–5. [PubMed] [Google Scholar] 5. Bermingham SL. Коэн А. Хейг Дж. Парсонейдж М. Стоимость соматизации трудоспособного населения Англии в 2008–2009 гг. Ment Health Fam Med. 2010. 7: 71–84. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Карсон А. Стоун, Дж. Хибберд С. и др. Инвалидность, дистресс и безработица у неврологических амбулаторных пациентов с симптомами, «необъяснимыми органическими заболеваниями» J Neurol Neurosurg Psychiatry.2011; 82: 810–3. [PubMed] [Google Scholar] 7. Асади-Пуйя А.А. Эмами М. Эмами Ю. Повреждение прямой кишки при психогенных неэпилептических припадках. Захват. 2014; 23: 363–6. [PubMed] [Google Scholar] 8. ЛаФранс WC. Бейкер Г.А. Дункан Р. Гольдштейн LH. Ройбер М. Минимальные требования для диагностики психогенных неэпилептических припадков: поэтапный подход: отчет Целевой группы Международной лиги против эпилептических припадков. Эпилепсия. 2013; 54: 2005–18. [PubMed] [Google Scholar] 9. Авберсек А. Сисодия С.Предоставляет ли первичная литература подтверждение клинических признаков, используемых для различения психогенных неэпилептических припадков от эпилептических припадков? J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2010. 81: 719–25. [PubMed] [Google Scholar] 10. Керр WT. Янио EA. Le JM и др. Задержка диагностики психогенных припадков и связь с испытаниями противосудорожных препаратов. Захват. 2016; 40: 123–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Дженкинс Л. Косгроув Дж. Чаппелл П. и др. Неврологи могут идентифицировать диагностические лингвистические особенности во время повседневного общения в клинике эпилепсии: результаты однодневного обучения.Эпилепсия. 2016; 64: 257–61. [PubMed] [Google Scholar] 12. Стоун Дж. Эдвардс М. Уловка или угощение? Демонстрация физических признаков пациентам с функциональными (психогенными) двигательными симптомами. Неврология. 2012; 79: 282–4. [PubMed] [Google Scholar] 13. Schwingenschuh P. Katschnig P. Seiler S, et al. Переход к «лабораторным» критериям психогенного тремора. Mov Disord. 2011; 26: 2509–15. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Даум К. Георгита Ф. Спатола М. и др. Согласие между наблюдателями и достоверность прикроватных «положительных признаков» функциональной слабости, сенсорных нарушений и нарушений походки при конверсионном расстройстве: пилотное исследование.J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2015; 86: 425–30. [PubMed] [Google Scholar] 15. Людвиг Л. Пашман JA. Николсон Т. и др. Стрессовые жизненные события и жестокое обращение при конверсионном (функциональном неврологическом) расстройстве: систематический обзор и метаанализ исследований случай-контроль. Ланцетная психиатрия. 2018; 5: 307–20. [PubMed] [Google Scholar] 16. Стоун Дж. Функциональные неврологические расстройства: неврологическая оценка как лечение. Pract Neurol. 2016; 16: 7–17. [PubMed] [Google Scholar] 17. Разви С. Малхерн С. Дункан Р.Недавно диагностированные психогенные неэпилептические припадки: потребность в медицинской помощи до и после постановки диагноза в клинике первого припадка. Эпилепсия. 2012; 23: 7–9. [PubMed] [Google Scholar] 18. ЛаФранс WC. Бэрд ГЛ. Барри Дж. Дж. И др. Многоцентровое пилотное исследование лечения психогенных неэпилептических припадков — рандомизированное клиническое исследование. JAMA Psychiatry. 2014; 71: 997–1005. [PubMed] [Google Scholar] 19. ЛаФранс WC. Reuber M. Goldstein LH. Ведение психогенных неэпилептических припадков. Эпилепсия. 2013; 54: 53–67.[PubMed] [Google Scholar] 20. Nielsen G. Stone J. Matthews A, et al. Физиотерапия функциональных двигательных расстройств: согласованная рекомендация. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2015; 86: 1113–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Нильсен Г. Бушевич М. Стивенсон Ф и др. Рандомизированное технико-экономическое обоснование физиотерапии для пациентов с функциональными двигательными симптомами. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2017; 88: 484–90. [PubMed] [Google Scholar] 22. Демартини Б. Батла А. Петрочилос П. и др. Многопрофильное лечение функциональных неврологических симптомов: проспективное исследование.J Neurol. 2014; 261: 2370–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23. Маккормак Р. Мориарти Дж. Меллерс Дж. Д. и др. Специализированное стационарное лечение тяжелого моторного конверсионного расстройства: ретроспективное сравнительное исследование. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2014; 85: 893–8. [PubMed] [Google Scholar]

    Функциональные неврологические расстройства: острые проявления и лечение

    Clin Med (Лондон). 2018 окт; 18 (5): 414–417.

    , профессор эпилепсии и медицинского образования, консультант-невролог A B и профессор неврологии, консультант-невролог C D

    Hannah R Cock

    A Институт медико-биомедицинского образования, Санкт-Петербург. Джорджа Лондонского университета, Лондон, Великобритания

    B Региональный нейробиологический центр Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия NHS Trust, Лондон, Великобритания

    Марк Дж. Эдвардс

    C Институт молекулярных и клинических наук, Университет Святого Георгия Лондон, Лондон, Великобритания

    D Региональный нейробиологический центр Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия, NHS Trust, Лондон, Великобритания

    A Институт медицинского и биомедицинского образования, Лондонский университет Святого Георгия, Лондон, Великобритания

    B Региональный центр неврологии Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия, NHS Trust, Лондон, Великобритания 90 006

    C Институт молекулярных и клинических наук, Лондонский университет Святого Георгия, Лондон, Великобритания

    D Региональный нейробиологический центр Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия, NHS Trust, Лондон, Великобритания

    Адрес для корреспонденции: профессор Марк Эдвардс , Лондонский университет Святого Георгия, Институт молекулярных и клинических наук, Кранмер Террас, Лондон SW17 0RE, Великобритания.Электронная почта: [email protected] Авторские права © Королевский колледж врачей, 2018. Все права защищены. Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    РЕФЕРАТ

    Функциональные неврологические расстройства (FND) являются обычным явлением и связаны со значительной заболеваемостью и расходами на здравоохранение. Пациенты с FND часто проявляются остро, особенно с диссоциативными припадками (напоминающими эпилепсию) или стойкой слабостью, напоминающей инсульт. Анамнез, тщательное наблюдение и обследование имеют решающее значение для постановки диагноза, поскольку обследования часто бывают нормальными или не приносят дополнительных результатов.Природа судорожных движений при диссоциативных припадках часто отличается от таковой при эпилепсии, и большая продолжительность отдельных событий, нарастание и убывание, закрытые глаза и высокая частота сообщений у явно здорового человека — все это наводит на размышления. У пациентов с приступами, напоминающими инсульт, даже кратковременная демонстрация нормальной силы (например, признак Гувера, слабость «уступить дорогу») вместе с отвлекаемостью являются положительными физическими признаками, указывающими на функциональное расстройство. Положительный диагноз и ясное непредвзятое объяснение, подкрепленное надежными источниками информации, связанное с быстрым дальнейшим обращением к неврологу, может значительно уменьшить стресс и в конечном итоге улучшить результаты.

    КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Функциональные неврологические расстройства, диссоциативные припадки, клинические особенности, диагностика, лечение

    Ключевые моменты

    • Функциональные неврологические расстройства являются обычным явлением и связаны со значительными затратами и рисками для пациентов и медицинских служб

    • Частые неотложные состояния презентации включают диссоциативные припадки и эпизоды, подобные инсульту (функциональная слабость), и должны рассматриваться как различия с самого начала

    • Длительная продолжительность отдельных событий, колеблющийся курс, закрытые глаза, позднее вспоминание предметов во время события и частый приступ частота у явно здорового человека относится к признакам, указывающим на диссоциативные припадки, а не на эпилепсию

    • Признак Гувера, слабость и отвлекаемость, демонстрирующие несоответствие между волевой и невольной двигательной функцией и повторяющиеся эпизоды с нормальным визуализирующим признаком функциональная слабость, а не инсульт или другие неврологические расстройства

    • Положительный диагноз, основанный на клинических характеристиках, четкое объяснение вместе с предоставлением надежных источников информации и своевременным дальнейшим обращением к специалистам, улучшает впечатления пациентов и результаты

    Предпосылки

    Функциональные неврологические расстройство (конверсионное расстройство, FND) — один из самых распространенных диагнозов, который ставят в неврологических клиниках. 1 Это далеко не доброкачественное заболевание; он вызывает инвалидность и ухудшение качества жизни в долгосрочной перспективе, подобное тому, которое наблюдается у людей с рассеянным склерозом 2 или болезнью Паркинсона 3 . Неправильный диагноз и несоответствующее лечение сопряжены со значительным риском ятрогенного повреждения, заболеваемости и затрат для пациентов и систем здравоохранения. 4–6 Несмотря на это, услуги, специально предназначенные для помощи людям с FND, очень ограничены. Опыт многих пациентов — это бесконечный цикл направлений, повторных направлений и исследований, и если диагноз поставлен, он часто объясняется таким образом, чтобы это подразумевало, что симптомы не настоящие, не значимые или притворные.Однако в последнее время наблюдается возрождение клинического и исследовательского интереса к FND среди неврологов, нейропсихиатров и смежных медицинских работников. Новые подходы к диагностике, диагностическому объяснению и лечению, подкрепленные эпидемиологической и патофизиологической работой, начали улучшать доказательную базу для лечения FND, обеспечивая возможность улучшения результатов для пациентов.

    FND в A&E

    FND обычно проявляется остро, поэтому пациенты часто обращаются за помощью при появлении симптомов.Другие, особенно с повторяющимися приступами симптомов, напоминающих эпилепсию (диссоциативные припадки [DS]), могут быть частыми посетителями и часто неадекватно загружены противоэпилептическими или даже анестезирующими препаратами в случае неправильной диагностики. С развитием служб острейшего инсульта пациенты с инсультоподобными проявлениями FND обычно попадают в путь острого инсульта: около 9% госпитализаций в отделения для острейшего инсульта имеют FND.

    Постановка положительного диагноза

    Двумя наиболее частыми проявлениями острых состояний являются приступы, подобные припадкам, или стойкие двигательные симптомы, напоминающие инсульт.Диагностика может быть затруднена в некоторых ситуациях, и может существовать диагностическая неопределенность, которую можно решить только путем обзора специалиста и / или проведения исследований, но очень важно учитывать диагноз FND при дифференциальной диагностике и следить за клиническими показателями FND во время первоначальной оценки пациента, а не как что-то, что можно развлечь только после исключения всех других условий.

    История болезни

    У пациентов с диссоциативными припадками история болезни пациента и свидетелей неоценима, и четкая документация об этом (включая видеозапись с соответствующим согласием) может существенно помочь клиницистам, которые могут увидеть пациента в будущем (например, в первый раз). подходит клиника).Ключевые особенности события, которые могут помочь отличить диссоциативные припадки от эпилептических 7–9 (хотя ни один из них не является полностью надежным), сведены в таблицу. Кластеры признаков более полезны, чем отдельные знаки, и контекст также имеет значение. Частота событий выше у пациентов с СД, и повторяющиеся госпитализации с явными припадками или ежедневные судорожные явления предполагают СД, особенно если о них сообщил здоровый и бдительный пациент. Сообщаемый анамнез эпилепсии не должен прекращать рассмотрение того, что текущий приступ был диссоциативным по своей природе: нередки случаи, когда предшествующий ошибочный диагноз эпилепсии (время от начала припадка до постановки диагноза диссоциативного припадка обычно варьируется от 3-8 лет 10 ) и небольшая доля людей с эпилепсией также страдает коморбидными диссоциативными припадками.Есть свидетельства того, что манера, в которой люди с диссоциативными припадками рассказывают о своих припадках, отличается от людей с эпилептическими припадками, а это означает, что лингвистический анализ может различать диссоциативные и эпилептические припадки с разумной степенью точности. 11

    Таблица 1.

    Клинические признаки, помогающие отличить эпилептические припадки от диссоциативных. 7–9

    течение (прибывающее и убывающее) 9044 Связанные с 9044 9044 Травмы Отзыв предметов во время события b
    Благоприятные диссоциативные припадки Бесполезные дискриминаторы
    Длительная (> 5 минут) продолжительность отдельных событий Прикус языка (за исключением значительного бокового прикуса языка)
    Недержание
    Асинхронные ритмические движения a Постепенное начало
    Тазовые толчки a Не стереотипные c
    Движения головы / тела из стороны в сторону во время конвульсий Размахивая / толчковые движения
    Закрытые глаза Опистотонное
    Иктальное плач

    Пациентам с функциональными двигательными симптомами может быть полезна история предыдущих событий аналогичного характера, а также информация о предыдущих исследованиях.История повторяющихся эпизодов симптомов, подобных инсульту, с повторной нормальной визуализацией типична для некоторых пациентов с FND. Нарастание и ослабление симптомов обычны для FND, включая (иногда кратковременные) эпизоды полного исчезновения симптомов. Пациенты могут заметить, что это происходит в то время, когда они отвлекаются или движение происходит более автоматически.

    Осмотр

    Осмотр в перерывах между DS обычно нормален, хотя у некоторых пациентов интерктально могут возникать дополнительные функциональные двигательные симптомы.Осмотр во время приступа может выявить сопротивление легким попыткам открыть глаза, или дрожащие движения могут измениться, если конечность осторожно удерживать или двигать (например, мягкое сдерживание дрожания руки может привести к резкому усилению дрожи или переключению дрожания на другая часть тела). Активные чередующиеся движения сгибания и разгибания предполагают DS, в отличие от клонических движений, которые обычно имеют короткую активную фазу сгибания и либо тоническую жесткость, либо расслабление между ними. Натирание грудины, давление ногтевого ложа и другие вредные раздражители не рекомендуется — пациенты могут быть травмированы такими процедурами, а для тех пациентов, которые сохраняют сознание во время приступов, но не могут реагировать, эти процедуры могут быть действительно очень неприятными.

    У людей с функциональной слабостью физикальное обследование часто выявляет положительные физические признаки. Наиболее известным является симптом Гувера, при котором разгибание бедра у пациента с односторонней функциональной слабостью оказывается слабым при непосредственном тестировании, но на короткое время возвращается к норме при сгибании контралатерального бедра. Это явная демонстрация «нормальной проводки» нервной системы, несмотря на неспособность человека получить доступ к движению при попытке выполнить произвольные движения. Такие признаки можно с пользой продемонстрировать пациентам как часть диагностического объяснения. 12 Функциональная слабость часто проявляется в виде коллапса или «уступки», когда полная мощность генерируется на секунду, а затем исчезает. Следует отметить, что люди с острой болью часто имеют похожую картину слабости. Функциональная «слабость» лица часто вызывается активным сокращением мышц одной стороны нижней части лица, что приводит к явному опущению лица, которое на самом деле вызвано чрезмерной мышечной активностью. Функциональный тремор часто можно временно остановить постукивающими движениями другой конечности с внешней стимуляцией. 13 Люди с функциональным нарушением походки часто имеют паттерн «хождение по льду», при котором верхняя часть тела качается из стороны в сторону, не падая, что указывает на целостность системы равновесия. Все эти признаки основаны на демонстрации способности к нормальному функционированию внутри тела, которую пациент не может заставить функционировать, когда он пытается. Это связано с общим обнаружением симптомов, которые в целом улучшаются при отвлечении и резко ухудшаются при прямом осмотре.

    Все эти признаки являются положительными диагностическими признаками FND, поскольку они демонстрируют несоответствие между представлением и ожидаемыми результатами при других процессах неврологического заболевания и нормальной основной функции в нервной системе. 14 Они могут помочь уменьшить зависимость от обычных исследований для постановки диагноза путем исключения. FND — это не диагноз, который следует ставить только потому, что нельзя думать о другом диагнозе или потому что тесты нормальные.

    Диагностическое объяснение

    FND часто объясняется пациентам как «психологическая реакция» или «симптомы, вызванные стрессом».Эти объяснения обычно терпят неудачу и приводят к тому, что пациенты чувствуют себя отчужденными, стигматизированными и им не верят. Основная причина несостоятельности таких объяснений заключается в том, что они берут фактор риска развития FND (неблагоприятных жизненных событий) и превращают его в причину проблемы. Исследования жизненных событий действительно показывают избыток как отдаленных, так и более недавних неблагоприятных жизненных событий у людей с FND, 15 , но многие люди не испытывали таких явлений, или они были событиями, которые произошли годами, иногда десятилетиями ранее.Есть основания полагать, что у кого-то могут возникнуть проблемы с пониманием того, как такое событие может быть связано с недавним появлением симптомов. Также бывает, что в просторечии (да и среди многих медицинских работников) описание симптомов как «психологических» предполагает, что они тривиальны и не подлинны. Это также предполагает, что диагноз был поставлен на основании психологических факторов, тогда как он был поставлен на основании положительных симптомов и физических признаков. Действительно, постановка диагноза, потому что у пациента в анамнезе имеется аффективное расстройство или травма, или, наоборот, отказ от постановки диагноза из-за того, что пациент кажется «психологически нормальным», — это два очень распространенных источника диагностических ошибок.У многих людей развиваются функциональные симптомы, вызванные другими событиями со здоровьем, такими как инфекции, травмы и операции — полезно признать реальность таких триггерных факторов, а также объяснить, что функциональные симптомы развиваются независимо после запуска, а не из-за повреждения нервной системы из-за курок.

    Диагностическое объяснение должно следовать процессу обычной практики при других расстройствах. 16

    1. Сообщите пациентам, что с ними не так: «У вас диссоциативные припадки»; «У вас функциональная слабость».

    2. Скажите им, что это то, что вы знаете и во что верите: «Это действительно частая причина, по которой у людей появляются неврологические симптомы»; «Я верю вашим симптомам — я не думаю, что они надуманы или надеты».

    3. Расскажите им что-нибудь о том, как это происходит: «Основная проводка нервной системы в порядке, но вы не можете получить к ней доступ обычным способом»; «Это похоже на проблему с программным обеспечением, а не с оборудованием». Здесь может быть полезно показать людям их физические признаки, такие как знак Гувера.

    4. Объясните, что, как и при многих других заболеваниях, мы не знаем точно, почему это происходит, но существуют факторы риска, которые включают недавние заболевания, недавние стрессоры и прошлые стрессоры.

    5. Объясните, что эта проблема может улучшаться и улучшаться, но для ее решения требуется время и лечение.

    6. Направляйте людей к авторитетным источникам информации, например, www.neurosymptoms.org, www.FNDHope.org, www.FNDAction.org.uk.

    Эти простые вещи могут иметь огромное значение для опыта и доверия людей к здравоохранению и сами по себе являются средством лечения FND.Например, в группе людей с диссоциативными припадками 50% регулярно посещали скорую помощь. Диагностическое объяснение привело к снижению посещаемости на 74% в отделении неотложной помощи. 17

    Дальнейшее лечение

    Для пациента с диссоциативным статусом (продолжающиеся / повторяющиеся приступы без выздоровления) все, что необходимо, — это защитить его от травм (например, кормление на матрасе на полу), а также спокойное ободрение, даже они кажутся бессознательными.

    Направление к специалисту для неврологического обследования, как в острой форме, так и в амбулаторных условиях, является важным следующим шагом.В зависимости от пациента и его сопутствующих заболеваний может оказаться полезным дополнительное обследование нейропсихиатрии. На данный момент лучшее доказательство лечения диссоциативных припадков — это специальная психологическая терапия, такая как когнитивно-поведенческая терапия с терапевтом, знакомым с диссоциативными припадками. 18,19 Людям с функциональными двигательными симптомами обычно помогает специализированная физиотерапия, 20,21 или, в более сложных случаях, специализированная мультидисциплинарная реабилитация. 22,23 При лечении многие пациенты испытывают значительное улучшение симптомов. Положительный опыт оказания помощи в условиях неотложной помощи может значительно уменьшить стресс и повысить вероятность обращения за помощью на более позднем этапе.

    Конфликты интересов

    Профессор Ханна Кок сообщает о нефинансовой поддержке Европейской академии неврологии за последние 3 года; личные сборы от Sage Pharmaceuticals Ltd, Eisai Europe Ltd, UCB Pharma Ltd, Европейского агентства по лекарственным средствам, от Ассоциации специалистов по эпилепсии Великобритании, нефинансовая поддержка от Special Products Ltd.Помимо представленных работ, профессор Эдвардс сообщает о гонорарах за последние 3 года от Merz Pharma и UCB, а также Международного общества болезни Паркинсона и двигательных расстройств.

    Вклад автора

    ME написал первый черновик. HC написал содержание DS, сообщения о приеме на дом и анкеты. Оба автора отредактировали окончательную рукопись.

    Ссылки

    1. Stone J. Carson A. Duncan R, et al. Кого направляют в клиники неврологии? Диагноз поставлен 3781 новому пациенту.Clin Neurol Neurosurg. 2010; 112: 747–51. [PubMed] [Google Scholar] 2. Стоун Дж. Шарп М. Ротвелл PM. Warlow CP. 12-летний прогноз односторонней функциональной слабости и сенсорных нарушений. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2003. 74: 591–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 3. Андерсон К.Э. Gruber-Baldini AL. Vaughan CG, et al. Влияние психогенных двигательных расстройств по сравнению с болезнью Паркинсона на инвалидность, качество жизни и психопатологию. Mov Disord. 2007; 22: 2204–9. [PubMed] [Google Scholar] 4.Ройбер М. Бейкер GA. Гилл Р. Смит Д.Ф. Чедвик DW. Неспособность распознать психогенные неэпилептические припадки может привести к смерти. Неврология. 2004; 62: 834–5. [PubMed] [Google Scholar] 5. Bermingham SL. Коэн А. Хейг Дж. Парсонейдж М. Стоимость соматизации трудоспособного населения Англии в 2008–2009 гг. Ment Health Fam Med. 2010. 7: 71–84. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Карсон А. Стоун, Дж. Хибберд С. и др. Инвалидность, дистресс и безработица у неврологических амбулаторных пациентов с симптомами, «необъяснимыми органическими заболеваниями» J Neurol Neurosurg Psychiatry.2011; 82: 810–3. [PubMed] [Google Scholar] 7. Асади-Пуйя А.А. Эмами М. Эмами Ю. Повреждение прямой кишки при психогенных неэпилептических припадках. Захват. 2014; 23: 363–6. [PubMed] [Google Scholar] 8. ЛаФранс WC. Бейкер Г.А. Дункан Р. Гольдштейн LH. Ройбер М. Минимальные требования для диагностики психогенных неэпилептических припадков: поэтапный подход: отчет Целевой группы Международной лиги против эпилептических припадков. Эпилепсия. 2013; 54: 2005–18. [PubMed] [Google Scholar] 9. Авберсек А. Сисодия С.Предоставляет ли первичная литература подтверждение клинических признаков, используемых для различения психогенных неэпилептических припадков от эпилептических припадков? J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2010. 81: 719–25. [PubMed] [Google Scholar] 10. Керр WT. Янио EA. Le JM и др. Задержка диагностики психогенных припадков и связь с испытаниями противосудорожных препаратов. Захват. 2016; 40: 123–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Дженкинс Л. Косгроув Дж. Чаппелл П. и др. Неврологи могут идентифицировать диагностические лингвистические особенности во время повседневного общения в клинике эпилепсии: результаты однодневного обучения.Эпилепсия. 2016; 64: 257–61. [PubMed] [Google Scholar] 12. Стоун Дж. Эдвардс М. Уловка или угощение? Демонстрация физических признаков пациентам с функциональными (психогенными) двигательными симптомами. Неврология. 2012; 79: 282–4. [PubMed] [Google Scholar] 13. Schwingenschuh P. Katschnig P. Seiler S, et al. Переход к «лабораторным» критериям психогенного тремора. Mov Disord. 2011; 26: 2509–15. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Даум К. Георгита Ф. Спатола М. и др. Согласие между наблюдателями и достоверность прикроватных «положительных признаков» функциональной слабости, сенсорных нарушений и нарушений походки при конверсионном расстройстве: пилотное исследование.J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2015; 86: 425–30. [PubMed] [Google Scholar] 15. Людвиг Л. Пашман JA. Николсон Т. и др. Стрессовые жизненные события и жестокое обращение при конверсионном (функциональном неврологическом) расстройстве: систематический обзор и метаанализ исследований случай-контроль. Ланцетная психиатрия. 2018; 5: 307–20. [PubMed] [Google Scholar] 16. Стоун Дж. Функциональные неврологические расстройства: неврологическая оценка как лечение. Pract Neurol. 2016; 16: 7–17. [PubMed] [Google Scholar] 17. Разви С. Малхерн С. Дункан Р.Недавно диагностированные психогенные неэпилептические припадки: потребность в медицинской помощи до и после постановки диагноза в клинике первого припадка. Эпилепсия. 2012; 23: 7–9. [PubMed] [Google Scholar] 18. ЛаФранс WC. Бэрд ГЛ. Барри Дж. Дж. И др. Многоцентровое пилотное исследование лечения психогенных неэпилептических припадков — рандомизированное клиническое исследование. JAMA Psychiatry. 2014; 71: 997–1005. [PubMed] [Google Scholar] 19. ЛаФранс WC. Reuber M. Goldstein LH. Ведение психогенных неэпилептических припадков. Эпилепсия. 2013; 54: 53–67.[PubMed] [Google Scholar] 20. Nielsen G. Stone J. Matthews A, et al. Физиотерапия функциональных двигательных расстройств: согласованная рекомендация. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2015; 86: 1113–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Нильсен Г. Бушевич М. Стивенсон Ф и др. Рандомизированное технико-экономическое обоснование физиотерапии для пациентов с функциональными двигательными симптомами. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2017; 88: 484–90. [PubMed] [Google Scholar] 22. Демартини Б. Батла А. Петрочилос П. и др. Многопрофильное лечение функциональных неврологических симптомов: проспективное исследование.J Neurol. 2014; 261: 2370–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23. Маккормак Р. Мориарти Дж. Меллерс Дж. Д. и др. Специализированное стационарное лечение тяжелого моторного конверсионного расстройства: ретроспективное сравнительное исследование. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2014; 85: 893–8. [PubMed] [Google Scholar]

    Функциональные неврологические расстройства: острые проявления и лечение

    Clin Med (Лондон). 2018 окт; 18 (5): 414–417.

    , профессор эпилепсии и медицинского образования, консультант-невролог A B и профессор неврологии, консультант-невролог C D

    Hannah R Cock

    A Институт медико-биомедицинского образования, Санкт-Петербург. Джорджа Лондонского университета, Лондон, Великобритания

    B Региональный нейробиологический центр Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия NHS Trust, Лондон, Великобритания

    Марк Дж. Эдвардс

    C Институт молекулярных и клинических наук, Университет Святого Георгия Лондон, Лондон, Великобритания

    D Региональный нейробиологический центр Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия, NHS Trust, Лондон, Великобритания

    A Институт медицинского и биомедицинского образования, Лондонский университет Святого Георгия, Лондон, Великобритания

    B Региональный центр неврологии Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия, NHS Trust, Лондон, Великобритания 90 006

    C Институт молекулярных и клинических наук, Лондонский университет Святого Георгия, Лондон, Великобритания

    D Региональный нейробиологический центр Аткинсона Морли, Университетские больницы Святого Георгия, NHS Trust, Лондон, Великобритания

    Адрес для корреспонденции: профессор Марк Эдвардс , Лондонский университет Святого Георгия, Институт молекулярных и клинических наук, Кранмер Террас, Лондон SW17 0RE, Великобритания.Электронная почта: [email protected] Авторские права © Королевский колледж врачей, 2018. Все права защищены. Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    РЕФЕРАТ

    Функциональные неврологические расстройства (FND) являются обычным явлением и связаны со значительной заболеваемостью и расходами на здравоохранение. Пациенты с FND часто проявляются остро, особенно с диссоциативными припадками (напоминающими эпилепсию) или стойкой слабостью, напоминающей инсульт. Анамнез, тщательное наблюдение и обследование имеют решающее значение для постановки диагноза, поскольку обследования часто бывают нормальными или не приносят дополнительных результатов.Природа судорожных движений при диссоциативных припадках часто отличается от таковой при эпилепсии, и большая продолжительность отдельных событий, нарастание и убывание, закрытые глаза и высокая частота сообщений у явно здорового человека — все это наводит на размышления. У пациентов с приступами, напоминающими инсульт, даже кратковременная демонстрация нормальной силы (например, признак Гувера, слабость «уступить дорогу») вместе с отвлекаемостью являются положительными физическими признаками, указывающими на функциональное расстройство. Положительный диагноз и ясное непредвзятое объяснение, подкрепленное надежными источниками информации, связанное с быстрым дальнейшим обращением к неврологу, может значительно уменьшить стресс и в конечном итоге улучшить результаты.

    КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Функциональные неврологические расстройства, диссоциативные припадки, клинические особенности, диагностика, лечение

    Ключевые моменты

    • Функциональные неврологические расстройства являются обычным явлением и связаны со значительными затратами и рисками для пациентов и медицинских служб

    • Частые неотложные состояния презентации включают диссоциативные припадки и эпизоды, подобные инсульту (функциональная слабость), и должны рассматриваться как различия с самого начала

    • Длительная продолжительность отдельных событий, колеблющийся курс, закрытые глаза, позднее вспоминание предметов во время события и частый приступ частота у явно здорового человека относится к признакам, указывающим на диссоциативные припадки, а не на эпилепсию

    • Признак Гувера, слабость и отвлекаемость, демонстрирующие несоответствие между волевой и невольной двигательной функцией и повторяющиеся эпизоды с нормальным визуализирующим признаком функциональная слабость, а не инсульт или другие неврологические расстройства

    • Положительный диагноз, основанный на клинических характеристиках, четкое объяснение вместе с предоставлением надежных источников информации и своевременным дальнейшим обращением к специалистам, улучшает впечатления пациентов и результаты

    Предпосылки

    Функциональные неврологические расстройство (конверсионное расстройство, FND) — один из самых распространенных диагнозов, который ставят в неврологических клиниках. 1 Это далеко не доброкачественное заболевание; он вызывает инвалидность и ухудшение качества жизни в долгосрочной перспективе, подобное тому, которое наблюдается у людей с рассеянным склерозом 2 или болезнью Паркинсона 3 . Неправильный диагноз и несоответствующее лечение сопряжены со значительным риском ятрогенного повреждения, заболеваемости и затрат для пациентов и систем здравоохранения. 4–6 Несмотря на это, услуги, специально предназначенные для помощи людям с FND, очень ограничены. Опыт многих пациентов — это бесконечный цикл направлений, повторных направлений и исследований, и если диагноз поставлен, он часто объясняется таким образом, чтобы это подразумевало, что симптомы не настоящие, не значимые или притворные.Однако в последнее время наблюдается возрождение клинического и исследовательского интереса к FND среди неврологов, нейропсихиатров и смежных медицинских работников. Новые подходы к диагностике, диагностическому объяснению и лечению, подкрепленные эпидемиологической и патофизиологической работой, начали улучшать доказательную базу для лечения FND, обеспечивая возможность улучшения результатов для пациентов.

    FND в A&E

    FND обычно проявляется остро, поэтому пациенты часто обращаются за помощью при появлении симптомов.Другие, особенно с повторяющимися приступами симптомов, напоминающих эпилепсию (диссоциативные припадки [DS]), могут быть частыми посетителями и часто неадекватно загружены противоэпилептическими или даже анестезирующими препаратами в случае неправильной диагностики. С развитием служб острейшего инсульта пациенты с инсультоподобными проявлениями FND обычно попадают в путь острого инсульта: около 9% госпитализаций в отделения для острейшего инсульта имеют FND.

    Постановка положительного диагноза

    Двумя наиболее частыми проявлениями острых состояний являются приступы, подобные припадкам, или стойкие двигательные симптомы, напоминающие инсульт.Диагностика может быть затруднена в некоторых ситуациях, и может существовать диагностическая неопределенность, которую можно решить только путем обзора специалиста и / или проведения исследований, но очень важно учитывать диагноз FND при дифференциальной диагностике и следить за клиническими показателями FND во время первоначальной оценки пациента, а не как что-то, что можно развлечь только после исключения всех других условий.

    История болезни

    У пациентов с диссоциативными припадками история болезни пациента и свидетелей неоценима, и четкая документация об этом (включая видеозапись с соответствующим согласием) может существенно помочь клиницистам, которые могут увидеть пациента в будущем (например, в первый раз). подходит клиника).Ключевые особенности события, которые могут помочь отличить диссоциативные припадки от эпилептических 7–9 (хотя ни один из них не является полностью надежным), сведены в таблицу. Кластеры признаков более полезны, чем отдельные знаки, и контекст также имеет значение. Частота событий выше у пациентов с СД, и повторяющиеся госпитализации с явными припадками или ежедневные судорожные явления предполагают СД, особенно если о них сообщил здоровый и бдительный пациент. Сообщаемый анамнез эпилепсии не должен прекращать рассмотрение того, что текущий приступ был диссоциативным по своей природе: нередки случаи, когда предшествующий ошибочный диагноз эпилепсии (время от начала припадка до постановки диагноза диссоциативного припадка обычно варьируется от 3-8 лет 10 ) и небольшая доля людей с эпилепсией также страдает коморбидными диссоциативными припадками.Есть свидетельства того, что манера, в которой люди с диссоциативными припадками рассказывают о своих припадках, отличается от людей с эпилептическими припадками, а это означает, что лингвистический анализ может различать диссоциативные и эпилептические припадки с разумной степенью точности. 11

    Таблица 1.

    Клинические признаки, помогающие отличить эпилептические припадки от диссоциативных. 7–9

    течение (прибывающее и убывающее) 9044 Связанные с 9044 9044 Травмы Отзыв предметов во время события b
    Благоприятные диссоциативные припадки Бесполезные дискриминаторы
    Длительная (> 5 минут) продолжительность отдельных событий Прикус языка (за исключением значительного бокового прикуса языка)
    Недержание
    Асинхронные ритмические движения a Постепенное начало
    Тазовые толчки a Не стереотипные c
    Движения головы / тела из стороны в сторону во время конвульсий Размахивая / толчковые движения
    Закрытые глаза Опистотонное
    Иктальное плач

    Пациентам с функциональными двигательными симптомами может быть полезна история предыдущих событий аналогичного характера, а также информация о предыдущих исследованиях.История повторяющихся эпизодов симптомов, подобных инсульту, с повторной нормальной визуализацией типична для некоторых пациентов с FND. Нарастание и ослабление симптомов обычны для FND, включая (иногда кратковременные) эпизоды полного исчезновения симптомов. Пациенты могут заметить, что это происходит в то время, когда они отвлекаются или движение происходит более автоматически.

    Осмотр

    Осмотр в перерывах между DS обычно нормален, хотя у некоторых пациентов интерктально могут возникать дополнительные функциональные двигательные симптомы.Осмотр во время приступа может выявить сопротивление легким попыткам открыть глаза, или дрожащие движения могут измениться, если конечность осторожно удерживать или двигать (например, мягкое сдерживание дрожания руки может привести к резкому усилению дрожи или переключению дрожания на другая часть тела). Активные чередующиеся движения сгибания и разгибания предполагают DS, в отличие от клонических движений, которые обычно имеют короткую активную фазу сгибания и либо тоническую жесткость, либо расслабление между ними. Натирание грудины, давление ногтевого ложа и другие вредные раздражители не рекомендуется — пациенты могут быть травмированы такими процедурами, а для тех пациентов, которые сохраняют сознание во время приступов, но не могут реагировать, эти процедуры могут быть действительно очень неприятными.

    У людей с функциональной слабостью физикальное обследование часто выявляет положительные физические признаки. Наиболее известным является симптом Гувера, при котором разгибание бедра у пациента с односторонней функциональной слабостью оказывается слабым при непосредственном тестировании, но на короткое время возвращается к норме при сгибании контралатерального бедра. Это явная демонстрация «нормальной проводки» нервной системы, несмотря на неспособность человека получить доступ к движению при попытке выполнить произвольные движения. Такие признаки можно с пользой продемонстрировать пациентам как часть диагностического объяснения. 12 Функциональная слабость часто проявляется в виде коллапса или «уступки», когда полная мощность генерируется на секунду, а затем исчезает. Следует отметить, что люди с острой болью часто имеют похожую картину слабости. Функциональная «слабость» лица часто вызывается активным сокращением мышц одной стороны нижней части лица, что приводит к явному опущению лица, которое на самом деле вызвано чрезмерной мышечной активностью. Функциональный тремор часто можно временно остановить постукивающими движениями другой конечности с внешней стимуляцией. 13 Люди с функциональным нарушением походки часто имеют паттерн «хождение по льду», при котором верхняя часть тела качается из стороны в сторону, не падая, что указывает на целостность системы равновесия. Все эти признаки основаны на демонстрации способности к нормальному функционированию внутри тела, которую пациент не может заставить функционировать, когда он пытается. Это связано с общим обнаружением симптомов, которые в целом улучшаются при отвлечении и резко ухудшаются при прямом осмотре.

    Все эти признаки являются положительными диагностическими признаками FND, поскольку они демонстрируют несоответствие между представлением и ожидаемыми результатами при других процессах неврологического заболевания и нормальной основной функции в нервной системе. 14 Они могут помочь уменьшить зависимость от обычных исследований для постановки диагноза путем исключения. FND — это не диагноз, который следует ставить только потому, что нельзя думать о другом диагнозе или потому что тесты нормальные.

    Диагностическое объяснение

    FND часто объясняется пациентам как «психологическая реакция» или «симптомы, вызванные стрессом».Эти объяснения обычно терпят неудачу и приводят к тому, что пациенты чувствуют себя отчужденными, стигматизированными и им не верят. Основная причина несостоятельности таких объяснений заключается в том, что они берут фактор риска развития FND (неблагоприятных жизненных событий) и превращают его в причину проблемы. Исследования жизненных событий действительно показывают избыток как отдаленных, так и более недавних неблагоприятных жизненных событий у людей с FND, 15 , но многие люди не испытывали таких явлений, или они были событиями, которые произошли годами, иногда десятилетиями ранее.Есть основания полагать, что у кого-то могут возникнуть проблемы с пониманием того, как такое событие может быть связано с недавним появлением симптомов. Также бывает, что в просторечии (да и среди многих медицинских работников) описание симптомов как «психологических» предполагает, что они тривиальны и не подлинны. Это также предполагает, что диагноз был поставлен на основании психологических факторов, тогда как он был поставлен на основании положительных симптомов и физических признаков. Действительно, постановка диагноза, потому что у пациента в анамнезе имеется аффективное расстройство или травма, или, наоборот, отказ от постановки диагноза из-за того, что пациент кажется «психологически нормальным», — это два очень распространенных источника диагностических ошибок.У многих людей развиваются функциональные симптомы, вызванные другими событиями со здоровьем, такими как инфекции, травмы и операции — полезно признать реальность таких триггерных факторов, а также объяснить, что функциональные симптомы развиваются независимо после запуска, а не из-за повреждения нервной системы из-за курок.

    Диагностическое объяснение должно следовать процессу обычной практики при других расстройствах. 16

    1. Сообщите пациентам, что с ними не так: «У вас диссоциативные припадки»; «У вас функциональная слабость».

    2. Скажите им, что это то, что вы знаете и во что верите: «Это действительно частая причина, по которой у людей появляются неврологические симптомы»; «Я верю вашим симптомам — я не думаю, что они надуманы или надеты».

    3. Расскажите им что-нибудь о том, как это происходит: «Основная проводка нервной системы в порядке, но вы не можете получить к ней доступ обычным способом»; «Это похоже на проблему с программным обеспечением, а не с оборудованием». Здесь может быть полезно показать людям их физические признаки, такие как знак Гувера.

    4. Объясните, что, как и при многих других заболеваниях, мы не знаем точно, почему это происходит, но существуют факторы риска, которые включают недавние заболевания, недавние стрессоры и прошлые стрессоры.

    5. Объясните, что эта проблема может улучшаться и улучшаться, но для ее решения требуется время и лечение.

    6. Направляйте людей к авторитетным источникам информации, например, www.neurosymptoms.org, www.FNDHope.org, www.FNDAction.org.uk.

    Эти простые вещи могут иметь огромное значение для опыта и доверия людей к здравоохранению и сами по себе являются средством лечения FND.Например, в группе людей с диссоциативными припадками 50% регулярно посещали скорую помощь. Диагностическое объяснение привело к снижению посещаемости на 74% в отделении неотложной помощи. 17

    Дальнейшее лечение

    Для пациента с диссоциативным статусом (продолжающиеся / повторяющиеся приступы без выздоровления) все, что необходимо, — это защитить его от травм (например, кормление на матрасе на полу), а также спокойное ободрение, даже они кажутся бессознательными.

    Направление к специалисту для неврологического обследования, как в острой форме, так и в амбулаторных условиях, является важным следующим шагом.В зависимости от пациента и его сопутствующих заболеваний может оказаться полезным дополнительное обследование нейропсихиатрии. На данный момент лучшее доказательство лечения диссоциативных припадков — это специальная психологическая терапия, такая как когнитивно-поведенческая терапия с терапевтом, знакомым с диссоциативными припадками. 18,19 Людям с функциональными двигательными симптомами обычно помогает специализированная физиотерапия, 20,21 или, в более сложных случаях, специализированная мультидисциплинарная реабилитация. 22,23 При лечении многие пациенты испытывают значительное улучшение симптомов. Положительный опыт оказания помощи в условиях неотложной помощи может значительно уменьшить стресс и повысить вероятность обращения за помощью на более позднем этапе.

    Конфликты интересов

    Профессор Ханна Кок сообщает о нефинансовой поддержке Европейской академии неврологии за последние 3 года; личные сборы от Sage Pharmaceuticals Ltd, Eisai Europe Ltd, UCB Pharma Ltd, Европейского агентства по лекарственным средствам, от Ассоциации специалистов по эпилепсии Великобритании, нефинансовая поддержка от Special Products Ltd.Помимо представленных работ, профессор Эдвардс сообщает о гонорарах за последние 3 года от Merz Pharma и UCB, а также Международного общества болезни Паркинсона и двигательных расстройств.

    Вклад автора

    ME написал первый черновик. HC написал содержание DS, сообщения о приеме на дом и анкеты. Оба автора отредактировали окончательную рукопись.

    Ссылки

    1. Stone J. Carson A. Duncan R, et al. Кого направляют в клиники неврологии? Диагноз поставлен 3781 новому пациенту.Clin Neurol Neurosurg. 2010; 112: 747–51. [PubMed] [Google Scholar] 2. Стоун Дж. Шарп М. Ротвелл PM. Warlow CP. 12-летний прогноз односторонней функциональной слабости и сенсорных нарушений. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2003. 74: 591–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 3. Андерсон К.Э. Gruber-Baldini AL. Vaughan CG, et al. Влияние психогенных двигательных расстройств по сравнению с болезнью Паркинсона на инвалидность, качество жизни и психопатологию. Mov Disord. 2007; 22: 2204–9. [PubMed] [Google Scholar] 4.Ройбер М. Бейкер GA. Гилл Р. Смит Д.Ф. Чедвик DW. Неспособность распознать психогенные неэпилептические припадки может привести к смерти. Неврология. 2004; 62: 834–5. [PubMed] [Google Scholar] 5. Bermingham SL. Коэн А. Хейг Дж. Парсонейдж М. Стоимость соматизации трудоспособного населения Англии в 2008–2009 гг. Ment Health Fam Med. 2010. 7: 71–84. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Карсон А. Стоун, Дж. Хибберд С. и др. Инвалидность, дистресс и безработица у неврологических амбулаторных пациентов с симптомами, «необъяснимыми органическими заболеваниями» J Neurol Neurosurg Psychiatry.2011; 82: 810–3. [PubMed] [Google Scholar] 7. Асади-Пуйя А.А. Эмами М. Эмами Ю. Повреждение прямой кишки при психогенных неэпилептических припадках. Захват. 2014; 23: 363–6. [PubMed] [Google Scholar] 8. ЛаФранс WC. Бейкер Г.А. Дункан Р. Гольдштейн LH. Ройбер М. Минимальные требования для диагностики психогенных неэпилептических припадков: поэтапный подход: отчет Целевой группы Международной лиги против эпилептических припадков. Эпилепсия. 2013; 54: 2005–18. [PubMed] [Google Scholar] 9. Авберсек А. Сисодия С.Предоставляет ли первичная литература подтверждение клинических признаков, используемых для различения психогенных неэпилептических припадков от эпилептических припадков? J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2010. 81: 719–25. [PubMed] [Google Scholar] 10. Керр WT. Янио EA. Le JM и др. Задержка диагностики психогенных припадков и связь с испытаниями противосудорожных препаратов. Захват. 2016; 40: 123–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Дженкинс Л. Косгроув Дж. Чаппелл П. и др. Неврологи могут идентифицировать диагностические лингвистические особенности во время повседневного общения в клинике эпилепсии: результаты однодневного обучения.Эпилепсия. 2016; 64: 257–61. [PubMed] [Google Scholar] 12. Стоун Дж. Эдвардс М. Уловка или угощение? Демонстрация физических признаков пациентам с функциональными (психогенными) двигательными симптомами. Неврология. 2012; 79: 282–4. [PubMed] [Google Scholar] 13. Schwingenschuh P. Katschnig P. Seiler S, et al. Переход к «лабораторным» критериям психогенного тремора. Mov Disord. 2011; 26: 2509–15. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Даум К. Георгита Ф. Спатола М. и др. Согласие между наблюдателями и достоверность прикроватных «положительных признаков» функциональной слабости, сенсорных нарушений и нарушений походки при конверсионном расстройстве: пилотное исследование.J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2015; 86: 425–30. [PubMed] [Google Scholar] 15. Людвиг Л. Пашман JA. Николсон Т. и др. Стрессовые жизненные события и жестокое обращение при конверсионном (функциональном неврологическом) расстройстве: систематический обзор и метаанализ исследований случай-контроль. Ланцетная психиатрия. 2018; 5: 307–20. [PubMed] [Google Scholar] 16. Стоун Дж. Функциональные неврологические расстройства: неврологическая оценка как лечение. Pract Neurol. 2016; 16: 7–17. [PubMed] [Google Scholar] 17. Разви С. Малхерн С. Дункан Р.Недавно диагностированные психогенные неэпилептические припадки: потребность в медицинской помощи до и после постановки диагноза в клинике первого припадка. Эпилепсия. 2012; 23: 7–9. [PubMed] [Google Scholar] 18. ЛаФранс WC. Бэрд ГЛ. Барри Дж. Дж. И др. Многоцентровое пилотное исследование лечения психогенных неэпилептических припадков — рандомизированное клиническое исследование. JAMA Psychiatry. 2014; 71: 997–1005. [PubMed] [Google Scholar] 19. ЛаФранс WC. Reuber M. Goldstein LH. Ведение психогенных неэпилептических припадков. Эпилепсия. 2013; 54: 53–67.[PubMed] [Google Scholar] 20. Nielsen G. Stone J. Matthews A, et al. Физиотерапия функциональных двигательных расстройств: согласованная рекомендация. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2015; 86: 1113–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Нильсен Г. Бушевич М. Стивенсон Ф и др. Рандомизированное технико-экономическое обоснование физиотерапии для пациентов с функциональными двигательными симптомами. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2017; 88: 484–90. [PubMed] [Google Scholar] 22. Демартини Б. Батла А. Петрочилос П. и др. Многопрофильное лечение функциональных неврологических симптомов: проспективное исследование.
  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *