Содержание

«Фаталист» Лермонтова и проблема судьбы в Герое нашего времени

«ФАТАЛИСТ» ЛЕРМОНТОВА И ПРОБЛЕМА СУДЬБЫ В ГЕРОЕ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

FELIKS RASKOĽNIKOV

Со времени первой публикации в 1840 году роман Лермонтова Герой нашего времени неизменно вызывал острый интерес и читателей, и критиков. Сначала их внимание больше всего привлекали странный характер и сложная психология главного героя, а также противоречивая и неясная этическая позиция автора. Но со временем внимание исследователей переместилось в направлении философских аспектов Героя нашего времени. Неудивительно, что «Фаталист» постепенно сделался центром научных дискуссий, ибо, как заметил И. Виноградов (169), именно «Фаталист» больше, чем любая другая глава, характеризует Герой нашего времени как философский роман.

«Фаталист» действительно вызывает много вопросов, важных для понимания мировосприятия Лермонтова. Что он имеет в виду под фатализмом? Кто фаталист: Вулич? Печорин? А может быть, сам Лермонтов? Как «Фаталист» связан с другими главами романа? Почему Лермонтов поместил этот загадочный рассказ в самый конец Героя нашего времени? Данная статья представляет собой попытку еще раз проанализировать «Фаталист» в свете поставленных вопросов и проследить его связь с отношением Лермонтова к иррациональному, в частности к идее судьбы.

В основе сюжета «Фаталиста» лежит игра со смертью, в которую вовлечены оба главных героя: Вулич и Печорин. Эта странная игра составляет главный элемент сюжета не только «Фаталиста», но и многих других глав Героя нашего времени. В «Бэле» Печорин рискует дважды: сначала для того, чтобы овладеть очаровательной черкесской княжной, а потом чтобы отнять ее у Казбича. В «Тамани» он подвергает себя опасности, подсматривая за контрабандистами, а потом садясь в лодку с «ундиной», хотя он не умеет плавать. В «Княжне Мери» он рискует жизнью во время дуэли с Грушницким. Однако между этими эпизодами и «Фаталистом» есть существенное различие, подчеркнутое тем, что Лермонтов закончил свой роман именно этим рассказом. Дело в том, что во всех главах романа, кроме «Фаталиста», игра Печорина со смертью получает, главным образом, психологическое обоснование. В «Бэле»

Rev. Étud. slaves, Paris, LXVII/2-3, 1995, p. 353-363.

кто это такой, какие бывают и их плюсы и минусы

«Чему быть – того не миновать» или «так на роду написано» – фразы, которые можно услышать от фаталиста. Кто-то согласится с такими высказываниями, но основная масса людей считают их нелепыми. Почему же тогда фаталист, как тип личности, не исчез под давлением рационализма и логики? Что заставляет людей до сих пор верить в судьбу? Насколько справедливы их убеждения? Имеет ли фатализм какие-нибудь преимущества, либо только усложняет жизнь человека? Как строить диалог с обладателем такого типа личности? Что нужно о нем знать?

Кто такой фаталист?

Фаталист — это человек, который уверен в предначертанности событий. Он верит в судьбу и предназначение. Если что-то происходит, то так обязательно должно быть. В мировоззрении фаталиста роль человека незначительна, а все решения принимаются высшими силами. Такому типу личности присущи религиозность и суеверность. Он часто верит в приметы, предсказания, гадания. Склонен во всем видеть влияние Фатума (судьбы), от которого и происходит его название.

Вера в судьбу возникла на заре человечества. Религии и культы мира лишь подогревали мнение людей о божественном влиянии на их жизнь. Несмотря на развитие науки, фатализм никуда не делся и в современную эпоху. Воспринимать его сугубо, как пережиток прошлого, нельзя, ведь люди до сих пор не научились управлять своей судьбой. Мы понимаем, как формируются склонности и задатки, логически осмысливаем свое призвание, но настоящее предназначение зачастую открываем случайно.

Именно эти непредвиденные моменты и относятся к судьбе, которая ведет человека по известным только ей маршрутам. Фатализм имеет целый ряд обоснований и порой благотворно влияет на психику человека, в противовес тем, кто всю ответственность взваливает на свои плечи.

О преимуществах фатализма поговорим чуть позже, а сейчас рассмотрим историю развития этого мировоззрения

Понятие Фатума, как синонима судьбы, зародилось в Древнем Риме. Он был божественной природы, проявляя волю высших сил по отношению к смертным. Жизненный путь человека определялся при рождении. За это отвечали Фаты – божества, имеющие власть над судьбами. Еще раньше, во времена Древней Греции их звали Мойрами.

Стоит отметить, что вера в судьбу присутствовала и у других давних народов. Божественное влияние на события в жизни человека казалось очевидным и само собою разумеющимся. Древние шумеры, египтяне, хеты и прочие цивилизации были уверены, что предназначение не зависит от воли человека. Хотя последний мог определенными поступками скорректировать свою судьбу, если боги принимали решение пересмотреть свои изначальные планы. Это убеждение особенно сильно было развито в давней китайской культуре, философы которой считали, что судьба человека напрямую зависит от правильности его поведения.

Как бы там ни было, но попытки приоткрыть завесу будущего предпринимались всеми народами. Предсказатели, астрологи и гадалки прочно укоренились в нашем обществе с самого момента его появления. Менялись формы и методы их работы, но суть оставалась неизменной. Эти люди обещают предсказать события, до того момента, когда они произойдут. Учитывая популярность гороскопов и гаданий, даже в нашу высокотехнологичную эпоху, можно констатировать, что победа над фатализмом не так и близка.

С другой стороны, нет дыма без огня. Ближайшие астрономические объекты, в первую очередь Луна и Солнце, действительно влияют на жизнь человека. Отсутствие Высшего Разума не доказано, так же как и не опровергнуто. Регулярно встречаются упоминания о необъяснимых стечениях обстоятельств, кардинально меняющих жизни людей, либо ход исторических событий. Все это позволило фатализму прочно укорениться в подсознании многих людей, вытесняя из него самоуверенность и рационализм.

Пройти тест на уверенность в себе

Если рассматривать еще и религию, с ее представлениями о конце света и прочими предсказаниями пророков, то к рядам фаталистов можно причислить десятки миллионов людей. Учитывая их количество, наивно предполагать однородность этой группы, которая включает в себя самые разные виды восприятия судьбы.

Виды фаталистов

Фатализм, как разновидность мировоззрения, чаще всего, приобретает одну из трех возможных вариаций:

  • Бытовой (повседневный) – обывательский пессимизм, подталкивающий человека винить в своих неудачах высшие силы;
  • Религиозный (теологический) – вера в предначертанность событий и влияние божественной воли на жизнь людей;
  • Логический (рациональный) – убежденность в том, что происходящие события становятся результатом предшествующих действий.

Первые две разновидности можно еще назвать иррациональным (нелогическим) фатализмом. На обывательском уровне суеверные люди чаще всего склонны искать подсказки в гороскопах, приметах и советах гадалок. Такие фаталисты порой даже отношения заводят, согласно совместимости знаков зодиака. Черная кошка, либо старушка с пустым ведром могут заставить их отказаться от самого важного дела.

Менее впечатлительны верующие фаталисты

. Они реже прислушиваются к народным приметам и, тем более, не ходят к предсказателям. У них всегда и на все «Воля Божия», что позволяет спокойно переносить любые испытания и неудачи. Этот подход обладает определенным терапевтическим эффектом. Поэтому верующие люди менее подвержены стрессам и депрессии. О пользе такого фатализма поговорим чуть позже.

Логический фаталист совмещает рациональность нашей эпохи и представления о судьбе, заложенные еще нашими предками. Эту разновидность сложно назвать классическим фаталистом, поскольку такой человек верит в причинно-следственную связь, а не вмешательство высших сил.

Например, у кого-нибудь возникнет генетическая мутация, которая передастся потомкам, частично определяя их жизнь. С одной стороны, это можно считать волей судьбы. С другой – механизмы возникновения мутации абсолютно закономерны, как результат неправильного образа жизни, либо влияния мутагенов.  Фаталист рационального вида постарается разобраться в причинах события, а не перекладывать ответственность на высшие силы. Он уверен, что судьбу определяют предыдущие дела человека.

Как распознать фаталиста

Вне зависимости от вида, всех фаталистов объединяет вера в предначертанность событий. Поэтому фразы «так суждено», «значит, так и должно было произойти», «такая судьба», то и дело будут от них звучать. Это главным образом определяет их инертность и нерешительность. А зачем что-то предпринимать самому, если высшие силы все давно решили? Лучше просто плыть по течению и ни о чем не переживать. С одной стороны, такое мировоззрение отдаляет человека от успеха, лишая его лидерских качеств. С другой – умеренный фатализм заметно успокаивает нервы, избавляя человека от депрессии и лишних переживаний. Так что, фаталист имеет свои плюсы и минусы, о которых и пойдет речь в следующем разделе.

Пройти тест на депрессию

Хорошо или плохо быть фаталистом?

На первый взгляд – плохо. На второй – тоже. Но, если присмотреться более пристально, то фаталисту не так уж и трудно живется, что позволяет говорить о некоторых преимуществах этого типа мышления.

Преимущества фаталистов

Человек с мировоззрением фаталиста намного меньше нервничает по сравнению с теми, кто взваливает на себя груз ответственности. Он подсознательно перекладывает на внешние силы вину за все свои провалы и неудачи. Такой человек предпочитает подстраиваться, а не бороться с обстоятельствами. Психологически это успокаивает, поскольку снимает с человека активную роль и какую-либо ответственность.

Тот, кто с благодарностью воспринимает все происходящие события, реже впадает в депрессию. В этом фатализм выигрывает перед проактивностью. Но, наверное, только в этом. Во всем остальном такое мышление делает человека пассивным и беспомощным, неспособным противостоять каким-либо сложностям.

Недостатки фаталистов

В первую очередь, фаталист очень часто опускает руки в ситуации, которая в принципе разрешима. Вместо того чтобы проявить немного настойчивости, он просто отступает. Тем самым, отдавая победу другому. Напротив, тот, кто проявляет целеустремленность, методично следуя намеченным маршрутом, способен добиться успеха даже в изначально проигрышной ситуации.

Во-вторых, непоколебимая уверенность фаталиста в своем будущем может сыграть с ним и его окружением злую шутку. История полна примеров людей, которые понадеялись на счастливый финал

и должным образом не подготовились в ответственный момент, за что жестоко поплатились. Среди них древнеримский император Гай Юлий Цезарь, шведский король Густав III, голландский режиссер Теодор Ван Гог и многие другие.

Третий недостаток фаталистов связан с их суеверностью. Поскольку они убеждены в предначертанности будущего, то всеми силами пытаются его узнать, зачастую становясь жертвами аферистов. Возможно, бывают вещуны, которые проявляют феноменальную точность предсказаний, но, все же, основная их масса оказывается шарлатанами. Последние за счет фаталистов и живут, порой внушая им абсолютно безрассудные домыслы.

Пройти тест на самооценку

Как себя вести с фаталистом?

Фаталиста можно воспринимать таким, какой он есть, либо попытаться его переделать. В первом случае, он будет чувствовать себя комфортно, а во втором – скорее всего, включит психологическую защиту. Но путем разумных и логичных доводов, его можно постепенно перевоспитать. Например, объяснить, что дурные приметы – это плод человеческого воображения. Или доказать, что настойчивостью можно добиться большего, чем пассивностью. Лучше это демонстрировать на своем примере, либо биографии того, кто пользуется у него авторитетом.

Если фатализм граничит с пессимизмом, то общаться с таким человеком, будет сложнее. Он не просто верит в предрешенность будущего, но и убежден в негативности предстоящих событий. Встречается это явление не только среди отдельных людей. Ряд сект пропагандируют конец света, из-за чего десятки, сотни и даже тысячи их последователей живут в состоянии апатии. Контактировать с ними не только неприятно, но порой даже опасно.

Как воспитывать фаталиста?

Начнем с того, что фаталистами не рождаются. Этот тип мышления формируется под влиянием окружения. Если родители и другие родственники не «промывают мозги» своему ребенку чрезмерной верой в предначертанность будущего, то он сам и не начнет так думать. Воспитание фаталиста начинается с формирования соответствующей психической установки. Такое происходит в семьях, которые отличаются повышенной суеверностью, либо религиозностью.

Когда человек с детства привыкает к тому, что от него ничего не зависит, то с возрастом это убеждение только укрепляется. Ведь принцип обратной связи работает практически без осечек. Каждый получает то, во что верит. Если ребенку прививают уверенность в своих силах и проактивность, то о фатализме даже речи не будет. В этом также переусердствовать не стоит, поскольку чрезмерная ответственность способна вогнать человека в депрессию. Ребенку следует объяснять, что не все зависит от него, но шанс добиться успеха есть практически всегда.

Фаталист оказывается прав в тех случаях, когда называет судьбой свое призвание или удачное стечение обстоятельств. Такой подход оправдан. Ведь, когда человек занимается тем, к чему у него есть склонности, он чаще добивается успеха. Аналогично и с поиском друзей, либо любви. И то и другое нельзя придумывать, они появляются сами, когда приходит время.

Пройти тест на тип личности

Да у тебя же папа – артист: Как живут театральные семьи Казани

Три истории о семейных традициях, завышенных требованиях и конкуренции от представителей первых театральных династий Казани.

Бытует мнение о том, что большинство родителей так или иначе старается воплотить свои мечты через ребенка. Неудавшиеся пианисты непременно записывают своего ребенка в музыкальную школу по классу фортепиано, несостоявшиеся физики жаждут, чтобы их чадо знало правило буравчика и вслепую отличало Ньютона от Максвелла, а родители, не поступившие в театральный, все готовы отдать за то, чтобы их ребенок стал актером. Однако династии, объединенные общей или смежной профессией, все же существуют, причем, зачастую достаточно успешно. Enter встретился с детьми театральных деятелей, которые пошли-таки по стопам родителей и расспросил их о том, каково это: быть ребенком именитых актеров, при этом, избравшим тот же профессиональный путь.


Алина Штейнберг, балерина, заслуженная артистка Татарстана

Отец — Захар Штейнберг, скрипач, заслуженный артист Татарстана.
Мать — Луиза Мухаметгалеева, народная артистка республики, прима-балерина, педагог Театра оперы и балета им. М.Джалиля и хореографического училища.

Бабушка с папиной стороны очень хотела, чтобы отец играл на скрипке. Династия намечалась уже тогда: один из её братьев был известным скрипачом, а другой — знаменитым пианистом. Мамины же родители не имели к искусству никакого отношения. Но бабушка всегда мечтала, чтобы её дочь занималась чем-нибудь красивым: фигурным катанием или художественной гимнастикой, поэтому она занималась и тем, и другим. Однажды, когда мама выступала в оперном театре, её увидел педагог, который в этот момент набирал студенток на хореографическое отделение Казанского училища. Её пригласили сразу на третий тур, хотя она даже не мечтала стать балериной, настолько эта профессия казалась неземной и недосягаемой. Но она поступила, а после училища её сразу взяли в театр. С тех пор она здесь.

Когда папа увидел маму на сцене — сразу же влюбился. Через некоторое время он уехал на гастроли в Ташкент, и мама ему постоянно снилась. Когда он вернулся в Казань, твёрдо решил на ней жениться: они отдыхали в общей компании, папа предложил развезти всех по домам, а маму оставил напоследок. И в этот же день сказал: «Я на тебе женюсь». Мама, конечно, была в шоке: она-то не знала, что он влюблён уже полгода! Это было 30 декабря 1980 года. В сентябре они поженились, а через полтора года родилась я. В её случае не сработал стереотип о приме, которая ради сцены жертвует семейным счастьем. Мама говорит, она тогда и представить не могла, что станет прима-балериной, народной артисткой и станцует партии Одетты-Одиллии в «Лебедином озере», Китри в «Дон Кихоте», Мирту в «Жизели», Кармен и многие другие. Так что, между карьерой и личной жизнью ей выбирать не пришлось.

Чем старше я становлюсь, тем больше понимаю, насколько мне повезло родиться в такой семье. Мама-балерина, в принципе, такая же мама, как и любая другая. Многие думают, что артистки балета сами не едят и семью не кормят. Это не так, разумеется. Когда она танцевала, придерживалась строгой диеты, но для нас готовила всегда. Понятно, что была и своя специфика: по вечерам мама часто пришивала ленты к пуантам и обшивала «пятаки». И колотила их молотком, чтобы не натирать пальцы так сильно (сейчас у нас американские пуанты, с которыми нет таких проблем). Дома мы живём, как обычная семья: со своими проблемами и радостями, с походами в магазин и в гости к родственникам.

Театр — мой второй дом. Даже первый, потому что всё детство я провела здесь. Меня приводили сюда после детского сада, я приезжала в театр после школы и приходила после хореографического училища. Я сидела в гримёрке и делала уроки, но в основном мы носились по фойе с другими детьми балетных артистов. Мы играли в залах, постоянно ходили в костюмерные цеха, для нас даже были организованы детские комнаты. Пойти поиграть на улице после школы не было ни малейшего желания: здесь были друзья и другой мир, в котором невероятно интересно.

В хореографическое училище я попала случайно. Мама с папой совсем не хотели, чтобы я танцевала. Они прекрасно знали, какой это тяжелый труд. Но моя подруга детства Екатерина Бортякова (дочь знаменитых артистов Ирины Хакимовой и Виталия Бортякова) мечтала стать балериной. А я пришла с ней на экзамены, чтобы морально поддержать. Моя мама сидела в комиссии, я бегала в зале, и тут все члены жюри сказали: «Луиза, ну давай проверим твою дочь! Просто посмотрим, есть у неё данные или нет». Вроде, худенькая, ножки длинные, гибкость есть, шаг — более-менее, подъём есть, прыжка только не было. И меня взяли. А я подумала, что учиться вместе с лучшей подружкой — очень даже неплохо.

Об армейской дисциплине в балетном училище ходят легенды. Но когда попадаешь туда в восемь лет, быстро к ней привыкаешь. Тебе говорят: «Надо!» — и ты делаешь. Я же должна была держать планку, статус, чтобы не ударить лицом в грязь и не опозорить родителей. Были слёзы, с уроков иногда выгоняли, если мы ленились. Но, в целом, особых проблем не возникало.

Долгое время я вообще не воспринимала маму, как педагога. Мы с ней лет до 22 не работали, потому что я не могла перешагнуть для себя этот барьер. Педагога слушаешься беспрекословно, а с мамой можно покапризничать. Это уже сейчас, когда она делает мне замечания, я ловлю каждое слово. Но в детстве — нет, это было несовместимо.

Не могу сказать, что в театре идёт сравнение меня и мамы. Я, скорее, её продолжение. Она ушла от каких-то партий, начала работать педагогом, и постепенно передавала их мне. Поэтому никто и не заметил подмены. Для меня было счастьем, что я так на неё похожа. Мама — высочайший профессионал, и мне очень нравилось, как она танцует. Конечно, я не просто заучивала порядок движений и не пыталась бездумно скопировать мамины жесты. Каждую роль я пропускала через себя, читала очень много литературы, вникала в каждую историю максимально глубоко.

Сейчас наша совместная работа с мамой вышла за пределы театра. Мы открываем школу хореографии и эстетического воспитания L’étoile de la danse, где будут учиться люди, которые хотят заниматься балетом, независимо от возраста и данных. Это не будет формат хореографического училища. Ведь не все хотят посвятить танцу жизнь. Для кого-то балет — несбывшаяся мечта, кто-то хочет позаниматься актёрским мастерством, кто-то хочет танцевать, но не настолько, чтобы сделать это профессией. Кроме того, мы будем готовить студентов к поступлению в хореографические училища, в институты культуры, а также ставить номера для всевозможных конкурсов. А в рамках эстетического воспитания я планирую устраивать творческие встречи с артистами нашего театра, походы в музеи и всяческое культурное обогащение наших учеников.


Илья Славутский, заслуженный артист Татарстана, актёр и режиссёр театра им. Качалова

Отец — Александр Яковлевич, народный артист России и Татарстана, художественный руководитель-директор театра им. Качалова.
Мать — Светлана Романова, народная артистка России и Татарстана, ведущая актриса Качаловского.

Моя мама из семьи офицера, она родилась в Германии, в военном гарнизоне Потсдама. Папа родился в Челябинске, в семье медработников. В Челябинске они и познакомились, потом вместе работали в театре Озёрска, закрытого города, где делают начинку для ядерных бомб. После этого их пригласили в Читу, дальше — в Ростов-на-Дону, и только когда мне исполнилось 17 лет, мы переехали в Казань. Я постоянно задаю им этот вопрос, как они стали артистами и постоянно над ними подтруниваю: «Вы-то простые люди, а я из театральной семьи!». Для меня же театр не начинался, он всегда был.

Все думают, что мама-актриса — это какое-то неземное существо, которое даже дома сидит в перьях и с мундштуком, пока кто-то другой готовит ужин и прибирается в квартире вместо неё. Ничего подобного — мама-актриса с утра репетирует, вечером играет драму, а в перерывах успевает всех накормить, сводить детей в школу, сделать с ними уроки и так далее. В общем, самая настоящая мама, со всеми обязанностями. Когда я решил поступать в театральный, родители не были против. Их, скорее, волновало, насколько я буду состоятелен в профессии. Да что там, я до сих пор думаю: «А не опозорю ли я семью?». На сцене я не имею права ошибиться из чувства ответственности перед ними.

Естественно, после школы я шёл не домой, а на репетиции к родителям. Там, как и все театральные дети, обедал из термоса в гримёрке и делал уроки с артистами. Очень много времени проводил у художника Александра Патракова и смотрел, как он создаёт макеты декораций для спектаклей. Постоянно сидел в бутафорских цехах, в реквизиторских, костюмерных. Думаю, всё это существенно отразилось на формировании меня как личности.

Первый раз меня насильно вытащили на сцену лет в семь. Папа тогда был главным режиссёром в Читинском театре драмы и ставил спектакль по пьесе Бертольта Брехта «Добрый человек из Сычуани». Нужен был мальчик на роль Фэна — есть в пьесе такой персонаж. Я был очень стеснительным и совсем не хотел играть. Хотя родители уверены, что моё нежелание было обусловлено тем, что по пьесе я должен был есть что-то на помойке. Не знаю, не берусь утверждать. Удивительно, но я до сих пор хорошо помню эту роль: и сейчас я могу сказать, что она была довольно объёмная и даже с серьезным драматическим посылом. В школе я был очень общительным, всегда развлекал класс, срывал уроки по химии и рисовал стенгазету. При этом никогда не участвовал в театральных кружках. Меня постоянно просили что-нибудь сыграть, но я наотрез отказывался. Может, потому что прекрасно знал, как это должно быть на самом деле, и самодеятельность просто раздражала — не знаю. А взять всё в свои руки и сделать, как надо, не было ни малейшего желания. Стать режиссёром мне захотелось только ближе к выпускному, когда я понял, что можно превратить свои любимые занятия в управляемый и сознательный волевой акт.

Поскольку мне было всего 17 лет, на режиссёрский факультет идти было рано. Поэтому я поступил на актёрский курс РАТИ (ГИТИС), который набирал Александр Яковлевич при Казанском Академическом БДТ им. В. И. Качалова. На общих основаниях: несмотря на то, что отец сидел в комиссии, я сдавал экзамены и проходил туры вместе со всеми. Конечно, дома родители помогали мне и советом, и делом, но и спрашивали жёстче, чем с других. Это вообще очень сложная система отношений — спрос со своих всегда больше.

Вообще, мне до сих пор иногда странно работать с Александром Яковлевичем: захожу к нему в кабинет, как режиссёр к директору театра, и мы решаем деловые вопросы. А потом переключаемся на совсем другие роли. С мамой то же самое: на сцене она для меня актриса, а не самый родной на свете человек. Этот тумблер в голове работает естественным образом. Когда речь идёт о спектакле, невозможно дискутировать, как родственники. Дело есть дело, и в нашей династии оно превыше всего.

Моя жена, Елена Ряшина — тоже актриса. Мы дома пьём чай, но продолжаем обсуждать какие-то моменты в спектакле. Не знаю, смог бы я жить с женщиной другой профессии. Думаю, это было бы довольно сложно.

Со стороны это конечно интересно: вся семья в театре, как это вообще? А я теряюсь и не могу ответить на этот вопрос. Для меня это естественное состояние. Мы все делаем одно дело, и я — часть этой системы. Ещё меня часто спрашивают, пойдут ли в театр мои дети. Конечно, если они захотят продолжать династию, я буду только рад. Но, может, они будут художниками по костюмам, фотографами, кинорежиссёрами, скрипачами, драматургами — в мире много прекрасных профессий. Вообще, мне нравится понятие династийности. Я по природе своей очень государственный человек. Нет ничего прекраснее системы, когда каждый трудится на своём месте и делает своё дело максимально хорошо. Если врач будет хорошим врачом, дворник будет хорошо подметать, милиционер будет охранять их покой, то мир будет безупречен. Так же и театр — это система. Я на своём месте, и самая главная радость для меня — это ощущение, что я знаю, понимаю и умею делать то, что делаю.


Искандер Хайруллин, актер, народный артист РТ

Отец — Ильдар Хайруллин, актёр и режиссёр, заслуженный артист России и народный артист Татарстана.
Мать — Алсу Гайнуллина, народная артистка России и Татарстана.

Папа говорит, что решил стать актёром, потому что плохо учился в школе. Каждый урок был для него наказанием, и после восьмого класса он пошёл в нефтяную контору учеником токаря. Провёл там всю зиму: стоял у станка, наблюдал за работой мастера, но ничему не научился. А в начале лета поехал в Казань поступать на актёрский факультет. Причём, хотел на русское отделение: по-татарски он тогда знал только «исэнмесез», «рэхмэт» и «ашыйсым килэ». Приехал — а там набор только на татарское отделение. Слава богу, на первом экзамене нужно было сыграть сценку без слов. Он изобразил мальчика, который на последние деньги покупает мороженое и очень потешно его ест. Получилось так здорово, что Рафкат Бикчантаев ему зааплодировал и сказал: «Молодец!». Папу взяли, не посмотрев, что он не владеет разговорным татарским. Мама мечтала быть диктором на телевидении. Но поскольку в школе она много занималась художественной самодеятельностью, а её руководителем была Рашида Зиганшина (на тот момент директор театра Камала — прим. Enter), маму пригласили в театральное училище.

Папа увидел маму, когда она пришла сдавать экзамен в театральный. Говорит, с первого взгляда влюбился в румянец на её щеках. Предложение он ей сделал просто: взял за руку и повёл в ЗАГС. Но, оказалось, чтобы подать заявление, нужно было заплатить три рубля. А у них на двоих было всего рубль восемьдесят. Вышли на улицу растерянные, и вдруг им навстречу идёт целая толпа ребят из их театра. Когда актёры узнали, в чём дело, тут же насобирали им недостающие деньги, и всё закончилось удачно.

Ответить, какое воспоминание о театре у меня самое первое — нереально. У меня всё детство прошло за кулисами. В наше время все дети актёров постоянно бегали здесь большой дружной толпой. Театр в моей жизни был всегда: но я никогда не выходил на сцену в массовках. Всё потому, что я очень любил Марселя Салимжанова, который тогда был главным режиссёром театра. Он близко общался с моими родителями и был для меня родным человеком, но я видел, как на репетициях он кричит на актёров. И очень боялся, что если он накричит и на меня, я расплачусь при всех.

Мама-актриса дома очень хозяйственная, правильная татарская женщина. Но многим в это довольно трудно поверить. Папа-актёр — это вообще отдельная статья. Он редкий, колоритнейший персонаж. Конечно, он сам лапушка, но иногда додаёт эмоции в жизни. Обычно люди скрывают свои чувства, многое переживают внутри. У папы же эмоции всегда и во всём, и поэтому иногда он может сильно напугать. Но, на самом деле, он по-детски очарователен.

Работать с ними первое время было тяжело. Когда слишком хорошо знаешь человека в жизни, сразу видишь, что на сцене он играет. И только с опытом учишься отключать это восприятие и относиться к родителям, как к коллегам. А дома мы — обычная семья, которая старается абстрагироваться от театра и отдохнуть. Видимо, организм этого требует.
Я до последнего надеялся, что моя жена не станет актрисой: мы познакомились, когда она заканчивала театральный институт. Сначала мы просто здоровались, а через какое-то время я сказал: «Давай ты выйдешь за меня замуж?». Мы даже почти не встречались. Я просто заглянул поглубже в её глаза и понял: это мой человек.

Наша профессия отнимает слишком много нервов и слишком мало возвращает в материальном эквиваленте. Но, вообще, я фаталист и уверен, что всё предопределено, и от нас почти ничего не зависит. Кстати, поэтому я не такой уж волевой человек. Ведь люди с сильной волей берут судьбу за жабры и крутят её, как им надо, потому что уверены: всё можно изменить. Я не такой.

Если наши дети захотят продолжить династию, я не буду противиться. Хотя, каких-то особых амбиций на этот счёт у меня нет — слава богу, дети пока никак не проявляли желание стать актёрами. Это тяжёлая профессия, которая немножко мешает жить: нервная система сильнее отшлифована, чем у большинства людей. Постоянно занимаясь драматургией и психоанализом, ты начинаешь иначе смотреть на людей. И это довольно непросто.


Текст: Ольга Гоголадзе
Фото: Анастасия Шаронова, Артем Дергунов

Охота на фаталиста.

Сальваторе Конторно. Криминальные кланы

Охота на фаталиста. Сальваторе Конторно

Сальваторе Конторно слышал, с какой пугающей методичностью корлеонцы уничтожают его друзей и родственников, однако всем окружающим представлялся совершенно невозмутимым; во всяком случае, в отличие от многих бывших соратников, напуганных кровавыми событиями и поспешивших найти укрытие на более гостеприимных греческих островах, он не изменил ни одной своей привычки. По-прежнему Кориолана можно было видеть спокойно разгуливающим по улицам Палермо, так что многие расценивали его поведение как недалекость или же фатализм.

За Кориоланом, помимо обезумевших убийц, охотилась еще и полиция, а он продолжал спокойно проводить время в кругу семьи, несмотря на то что его имя постоянно фигурировало в списках наиболее опасных преступников, объявленных полицией в розыск.

Сальваторе казался неуязвимым, ибо обладал исключительным чутьем, которому могли бы позавидовать даже дикие звери. Он чувствовал, в какие именно часы можно без опаски пройти по улицам родного города и не быть схваченным полицией; знал наверняка, когда посреди ночи может нагрянуть облава, и в это время он отправлялся ночевать в более укромное место, а таких мест у Кориолана было множество.

Кроме того, у него еще оставалось достаточно много родственников и друзей, глубоко уважающих его за прошлые боевые заслуги и готовых в любой момент предоставить убежище. Конечно, в последнее время Сальваторе взял за правило никогда не покидать дом в одиночестве и ни с кем не встречаться. Не то чтобы он совсем перестал доверять близким друзьям, но подозревал, что и они могут оказаться под прицелом корлеонцев.

И все же, видимо, и его показному или настоящему хладнокровию наступил предел, и это произошло после того, как были убиты Терези и трое сопровождающих его членов клана Бонтате. Сальваторе почувствовал, что на этот раз в воздухе всерьез запахло жареным, и решил: настало время отправить хотя бы свою семью в более безопасное место. Однажды вечером он взял жену Кармелу и сына-подростка Антонио, посадил их в скромный «фиат», принадлежавший теще Кармелы. Эта машина, простенькая и небольшая, ни за что не сумела бы защитить их от очередей «калашников» а, однако Сальваторе знал, что делает.

Он направился прямо во вражеское логово, в самую волчью пасть, в Чакулли, где царствовал ненавистный Папа, Микеле Греко. Всю дорогу он был необычно молчалив, а жена, изредка поглядывая на его сумрачное лицо, предпочитала не беспокоить мужа никчемной болтовней.

Сейчас ему не нужны были никакие слова. Кориолан вспоминал, как еще недавно по этой же дороге проезжал его любимый шеф Стефано Бонтате, и его сердце сжималось от боли, хотя он и не показывал виду. Именно Сокол привел молодого Кориолана в ряды мафии. С первого взгляда он почувствовал такое необычайное расположение к юному бойцу, стройному, черноволосому, с веселыми искрящимися глазами, с неотразимой открытой улыбкой, что предпочитал его общество любому другому и постоянно обращался к нему, невзирая на принятую в рядах «людей чести» иерархию.

Сокол сам проводил церемонию посвящения, после которой уже на полных правах считал Кориолана своим родственником, «крестником». По утрам князь Виллаграция часто наведывался к Сальваторе, приглашая его на прогулку в окрестные поля и зеленые рощи в самой глубине острова. «Пойдем постреляем птиц, Сальваторе», — каждый раз говорил он. Правда, у Сальваторе никогда не создавалось впечатления, будто Сокол является ярым поклонником охоты на птиц. Но, сидя в засаде, Кориолан не раз затылком чувствовал мягкий взгляд своего «крестного отца».

В первый раз ощутив, что Сокол наблюдает за ним, Сальваторе обернулся со своей обычной, по-детски открытой улыбкой и спросил: «Что?» — «Ты должен быть предельно осторожным, Сальваторе, — грустно произнес князь Виллаграция. — Я знаю слишком много и могу сказать тебе: на таких, как ты и я, уже объявлена охота». — «Корлеонцы?» — спросил Сальваторе. Сокол кивнул. «И Папа с ними заодно. Я знаю, что буду убит, я ничего не боюсь, потому что всегда был честным перед самим собой и, кроме того, у всех нас один путь — путь смерти и крови. Мне жалко тебя, мой мальчик, когда ты останешься совсем один». — «Меня взять не так просто, — ответил Кориолан, и в его глазах блеснули зеленые озорные искры. — Я чувствую, как в воздухе вокруг меня начинает сгущаться ненависть… Или любовь… Потому я и обернулся на ваш взгляд. У меня инстинкт хищного зверя. Но это только одно. Сказать по правде, я фаталист и верю, что высшие силы сберегут меня, если я буду поступать по совести. В противном же случае меня ничто не спасет. Но умирать в молодости не так страшно, как в старости, правда? По крайней мере, я так считаю».

«Верно, — устало подтвердил Сокол. — Пойдем, Сальваторе, пообедаем где-нибудь». — «Здесь нет ничего, кроме захудалых придорожных кафе, — удивился Кориолан. — Они вам не подходят». — «Ерунда, — поморщился Бонтате. — Захудалое кафе — это как раз то, чего мне больше всего хочется в данный момент. Чашка отвратительного кофе в твоей компании, — что может быть лучше?» И он улыбнулся так искренне, что Сальваторе почувствовал, как его сердце захлестывает горячая волна. Ведь он был простым парнем из Чакулли, где знал все улочки, представлявшиеся для посторонних каким-то безумным лабиринтом, переплетением ходов, многие из которых вели в никуда. Ему нравилось толкаться в пестрой нищей толпе, среди пропахших морем торговцев рыбой и морскими ежами.

«Вы встречались с такими высокопоставленными людьми, — прямо сказал он шефу. — Почему я? Вам же приходилось обедать с теми, кому меня в жизни не представят». — «Просто устал, — коротко ответил Сокол. — А что до представления, то будь уверен, со всеми ними ты непременно познакомишься поближе, дай только срок. Что же касается этих многочисленных пирушек… Иногда у меня в один день происходило по три застолья с отвратительными руладами специально нанятых певцов, исполнявших бог знает что во славу очередного „крестного отца“.

А как-то раз меня познакомили даже с князем, аристократом Алессандро Ванни Кальвелло Мантенья де Сан-Винченцо. Этот человек принимал у себя даже английских королей и саму королеву». — «Знаю, — сказал Сальваторе. — Это он предоставил свой дворец Лукино Висконти. — Его взгляд сделался почти мечтательным. — Это именно там, несравненная и такая легкая, кружилась в долгом вальсе Клаудия Кардинале». — «Да, — кивнул Сокол. — Действительно неплохой фильм. И если мне ближе главный герой по прозвищу Леопард, то ты просто вылитый Танкреди».

Чтобы скрыть смущение, наверное оттого, что взгляд хозяина снова сделался необычно мягким, Сальваторе произнес: «Я слышал, что князь де Сан-Винченцо тоже имеет связи с „людьми чести“». — «Да», — подтвердил Стефано Бонтате. «Между прочим, он действительно оказался прав, — думал Сальваторе, неторопливо ведя машину по пыльной автостраде. — Князя мне действительно представили, и скорее, чем я мог предполагать, причем с формулой совершенно убийственной. Подведя аристократа ко мне, „человек чести“ небрежно произнес: “Это то же самое”».

Сальваторе сделался частым гостем в Чакулли. Вернее, он всегда чувствовал себя как рыба в воде. Здесь можно было надежно укрыться от «сбиров». Те отчего-то не жаловали этот богом забытый уголок. Если же происходила облава, то она напоминала некую кинопостановку. Полицейские вели себя так демонстративно, а их вертолеты гремели так, словно уже началась очередная мировая война и некое государство готово стереть с лица земли своих врагов. Они как будто нарочно давали беглецам возможность надежно спрятаться, пока они шумят и заранее извещают о задании, исполнять которое им вовсе не хотелось бы.

Во владениях Микеле Греко Кориолан появлялся с явной неохотой, однако ему частенько приходилось сопровождать туда своего хозяина. Его всегда поражал размах, с которым Папа каждый раз устраивал свои бесконечные банкеты и пикники. Он оборудовал со знанием дела полигон, где «люди чести» в специальных наушниках постоянно соревновались в меткости. «Папа — сторонник стрельбы на поражение», — объяснил Сальваторе Сокол. «Здесь все предусмотрено, — тихо отозвался Кориолан. — Единственное, чего я не вижу, это денежно-вещевой лотереи. Только этого не хватает, чтобы Фаварелла стала настоящим аукционом». Сокол тогда только усмехнулся. «Если бы только лотереи… — произнес он. — Здесь еще кое-что имеется…»

Что же еще имеется в царстве Папы, Сальваторе узнал очень скоро, когда однажды хозяин поручил ему подарить охотничью собаку главе Капитула. Псарни располагались вдалеке от жилых строений, а потому, миновав плантации лимонных и апельсиновых деревьев, Кориолан увидел ряд необычных бараков непонятного назначения. Он не удержался, чтобы заглянуть в окно одного из них. Там группа людей в респираторах колдовала над булькающими ретортами и колбами, какими-то дистилляторами. Налетевший ветер донес до Сальваторе поистине тошнотворный запах. Кориолан отшатнулся. «Героин», — понял он.

Это действительно была одна из лабораторий по производству героина. В тот раз Папа нисколько не насторожился, что Сальваторе Конторно невольно узнал его секрет. В конце концов, он был «человеком чести», а значит, имел право знать многое. Во всяком случае, лаборатории уже не являлись секретом. А вот привлечь новичка к общему делу казалось весьма соблазнительным.

Немного поразмыслив, Папа пришел к выводу, что неразумно оставлять лабораторию в Фаварелле, и перевел ее во владения семьи Престифилиппо, тем более что его владельцы, братья Рокко, Сальваторе и Джузеппе Престифилиппо являлись непревзойденными специалистами в этой криминальной области. Однажды Рокко признался Сальваторе, что его семья сколотила огромное состояние на производстве героина. «Я — специалист высшего класса, и меня за это ценят», — не без гордости заявил он Сальваторе.

С той поры, куда бы ни направлялся Кориолан, героин преследовал его едва ли не на каждом шагу; кажется, подпольное производство наркотика захлестнуло весь остров. Однажды Д’Агостино провел Кориолана в ангар на территории, принадлежащей семье Багерия. Здесь Сальваторе увидел уже знакомую картину: «химиков» в респираторах и булькающие колбы. Рядом с неизвестными людьми в темном, разговаривающими с сильным иностранным акцентом, лежали аккуратно упакованные пакетики с белым порошком. Один из «химиков» опустил небольшое количество порошка в пробирку и с удовлетворением продемонстрировал людям в темном. Те одобрительно закивали головами. «Это американцы, — негромко сказал Д’Агостино, — Они довольны качеством нашего товара». От удушливого запаха Сальваторе начинало мутить. «Прости, я выйду на воздух», — быстро произнес он и вышел, не глядя на Д’Агостино.

«Тебе пора к нам присоединяться», — сказал Д’Агостино, когда автомобиль уносил их в Палермо. В тот раз Сальваторе ничего не ответил. Через несколько дней из газет он узнал, что та партия товара — 40 килограммов чистого героина, что он видел в ангаре, была арестована сотрудниками таможенной полиции Америки. «Ты не чувствуешь себя в убытке?» — поинтересовался он у Д’Агостино. — «Ничуть, — отвечал тот, — на самом деле это всего двухдневная работа наших лабораторий. Там не только мой товар находился, но принадлежащий едва ли не всем семьям острова». — «Как же вы различаете ваш товар?» — «Очень просто, по наклейкам, — снисходительно улыбнулся Эмануэле. — Например, моего героина там находилось всего полкило». — «А кто же отвечает в том случае, если груз утерян или арестован?» — продолжал расспрашивать Кориолан. «Тот, кто непосредственно сопровождает груз, — охотно разъяснил Эмануэле. — Только он может провести дознание, ну и, конечно, наказать виноватых, а потом отчитаться перед виноватыми».

Помимо своей воли, Сальваторе чувствовал, что втягивается в эту сомнительную авантюру. Казалось, Эмануэле предложил ему решить шараду, а Кориолан попался на крючок. «Так объясни мне, как у вас принято переправлять героин в Америку?» — спросил он. «Чаще всего морем, — сказал Эмануэле. — На корабли мы переправляем товар на рыболовных лодках, а дальше все относительно просто: главное — благополучно добраться до берегов Ливии. Иногда удается переправить груз и по суше, поскольку большинство железных дорог находятся под нашим контролем. Вот только через Болгарию очень трудно пробраться: их таможенников неизвестно почему очень интересуют наркотики».

«У меня есть идеи получше, — почти неожиданно для самого себя заявил Сальваторе. — Почему-то никому не пришло в голову, что есть еще один путь — воздушный. Я даже могу испробовать его первым. Есть у меня один знакомый летчик-француз; он сделает для меня все, что угодно. И просто, и дешево, и не надо прятать товар среди мебели или граммофонных пластинок», — он даже засмеялся, так понравилась ему самому эта идея с самолетами. «А почему бы и нет? — заметно оживился Эмануэле. — На ближайшем же заседании я переговорю с шефом о тебе».

Затея Кориолана действительно имела огромный успех. После того как с помощью летчика Сальваторе в Америку были переправлены солидные партии героина, «крестные отцы», занимавшиеся производством наркотиков, связались с американской семьей Гамбино, под контролем которой находился аэропорт имени Кеннеди, и благодаря подсказке Сальваторе, предложившего подкупленным таможенникам вынимать заветные пакетики до того, как произойдет осмотр, торговля пошла поистине стремительными темпами. Известно, что всего за два года в Америку с Сицилии было переправлено, как минимум, десяток тонн чистого героина.

«Теперь и Эмануэле больше нет в живых, — мрачно размышлял Кориолан. — Так что же так сильно удерживает меня в этом грязном квартале? Большинство из осторожных людей уже греются под ласковым солнцем Бразилии. А я… Как признаться, что я люблю этот ужасный квартал Бранкаччи, где ко мне относятся как к королю, что мне нравятся пестрые толпы и даже вонь из помоек не так страшна, как запах опостылевшего героина. Многие говорят: жить здесь невозможно, потому что даже море отравлено отходами промышленности, а уличная еда готовится на неизвестно каком масле. Но где еще я смогу ходить так же свободно, всегда чувствуя себя молодым, смотреть на птиц, которыми торгуют на каждом углу. А эти скромные с виду домишки, где, ты знаешь, за плотно занавешенными шторами постоянно ждет тебя любящая жена?».

Он на самом деле испытывал некое подобие нежности к тем отверженным, которые по вечерам сидели по своим конурам без света и воды. Надо сказать, что отверженные платили Кориолану ответной любовью: никто во всем квартале ни за какие блага мира не согласился бы выдать его полиции. Однажды городские власти хотели было рядом с этим подобием домишек возвести в общем-то ни на что не годный комиссариат полиции. Что тут началось! Толпы бедняков высыпали на демонстрацию, протестуя против произвола властей. В результате от строительства комиссариата отказались и общественный порядок был восстановлен.

«Да, хорошие были времена, — прошептал тихий внутренний голос Кориолану. — То был мир, но теперь все иначе. Идет война, если ты не забыл. Будь осторожен, или даже твой любимый Бранкаччи не спасет тебя».

Несколько дней он напряженно размышлял, поскольку каждое утро ощущал: волна ненависти приближается; она становится все ближе, и вот уже дышит в лицо. Скоро она встанет перед ним, как цунами, и Кориолан не сможет ни сам спастись, ни уберечь семью от репрессий корлеонцев, которые шли по его следу, как хорошие гончие.

В то жаркое и влажное утро он отправил жену в никому не известное жилье в Бранкаччи, а сам вышел вместе с сыном из дома тестя, где до сих пор скрывался, только под вечер. На улице ничего необычного Кориолан не заметил; разве что его внутренний голос срывался на крик: «Опасность! Рядом опасность!». Стараясь не выдать сыну собственное волнение, Кориолан вел машину по дороге к Бранкаччи, повернул направо от заводика одного из своих знакомых, когда его автомобиль обогнал неприметный «фиат». Одного взгляда на водителя для Сальваторе было достаточно, чтобы он понял: за рулем находится такой же «человек чести», как и он сам.

Сальваторе слегка наклонил голову в знак приветствия, и водитель ответил ему тем же. На всякий случай Кориолан внимательно посмотрел в зеркальце заднего обзора: «фиат» «человека чести» по-прежнему едва тащился по дороге, однако совершенно из виду не пропадал. Проезжая мимо одного из зданий, Сальваторе обратил внимание на человека, стоящего со скучающим видом около открытого окна. «На уровне моего автомобиля, — привычно отметил про себя Кориолан. — И, кажется, его я тоже знаю…» Не прошло и нескольких секунд, как в поле зрения Сальваторе оказался еще один человек из клана Чакулли. Он принадлежал к семейству Микеле Греко, а завидев машину, сделал вид, что наслаждается душным вечерним воздухом в тени стены сада, что надежно защищала от посторонних глаз сад его отца. Сальваторе даже вспомнил имя этого человека — Марио Престифилиппо.

Как известно, трижды простых совпадений в жизни не бывает, а потому Кориолан окончательно понял: сейчас ему будет очень жарко, если, конечно, исключить то обстоятельство, что все бойцы Чакулли решили устроить совместную прогулку в надежде как следует подышать свежим воздухом. Конечно, улица в этот час была весьма оживленной. Прохожие отдыхали после трудового дня, а самые смелые отваживались даже купаться в отравленных химическими отходами водах залива. «И сколько же здесь их? — невольно подумал Сальваторе. — Пятеро? Десять? Они обложили меня, как дикого зверя».

Сзади взревел мотороллер, и Сальваторе весь собрался, как в ожидании прыжка. Этот мотороллер, неожиданно выскочивший из неприметного тупичка, на бешеной скорости приближался к его машине. Вот Кориолан уже мог ясно различить лица убийц (а в том, что это убийцы, у него не осталось и тени сомнений). За спиной водителя сидел сам Башмачок, и его вид не сулил Конторно ничего хорошего.

А затем произошло нечто странное. Для Кориолана время словно остановилось. Он видел, как постепенно сближается с его автомобилем мотороллер, как Башмачок, как будто при замедленной съемке, достает из-за спины «калашников» — излюбленное оружие, прицеливается в головы своих жертв.

Сальваторе Конторно мгновенно снизил скорость автомобиля и, оставив руль, упал всем телом на ничего не подозревавшего мальчика, стараясь закрыть его собой от града пуль, которые через доли секунды обрушились на машину. Казалось, крыша автомобиля взорвется от грохота обрушившихся на нее очередей. Вокруг посыпались разбитые вдребезги стекла; пули падали сквозь пробитый кузов.

И вдруг наступила оглушающая тишина. Сальваторе чувствовал, как непроизвольно дрожит всем телом мальчик, которого он продолжал прикрывать. Конторно быстро поднялся и осмотрелся вокруг. Мотороллер находился приблизительно в 20 метрах от его машины. Он замолчал только для того, чтобы пойти на второй круг и добить чудом уцелевших жертв, хотя весь их автомобиль был насквозь прошит пулями, так что невозможно было отыскать на нем живого места.

Вновь взревел мотор, и прохожие бросились с улицы врассыпную, не желая стать случайной жертвой чужих разборок. Кориолан завел машину и бросил быстрый взгляд на сына, смертельно бледного, но живого. Правда, его сильно оцарапал осколок стекла, и теперь кровь лилась по его щеке буквально ручьем. Сальваторе не задавался вопросом, ранен ли он сам; ему было вообще не до этого. Главное, он не чувствовал боли — вот и хорошо. Надо было срочно спасать сына.

Он проехал всего сто метров, именно столько было необходимо, чтобы успеть выйти из машины, вот-вот грозившей похоронить его навсегда под своими жалкими обломками. Открыв дверцу, он вытолкнул сына из автомобиля. «Уматывай! — заорал он. — Чтобы через секунду и духу твоего здесь не было!». Он посмотрел, как скрылся в проулке его сын, а сам прижался спиной к жалким остаткам своего «фиата». Положение казалось совершенно безнадежным. Но в конце концов сына он спас, а это уже немало.

Достав из кармана пистолет, Кориолан спокойно ждал приближающихся к нему преследователей. Он даже успел заметить, как внимательно наблюдает за происходящим водитель БМВ, специально остановившегося для того, чтобы в деталях рассмотреть разыгравшуюся как бы лично для него сцену. Одного взгляда на этого человека Сальваторе хватило, чтобы он сразу узнал его: глава Корсо дей Милле, Филиппо Маркезе по прозвищу Баклажан, чья патологическая жестокость не уступала маниакальному рвению Башмачка.

Тем временем мотороллер все ближе надвигался на Кориолана. Мало того, у него, кажется, появилась группа огневой поддержки в виде зеленого «гольфа», внутри которого без сомнения, находилось еще несколько бойцов Маркезе. «Сколько же людей и машин он бросил на то, чтобы уничтожить меня одного?» — невольно усмехнулся Кориолан.

Он видел, как усилившийся ветер дует прямо в открытый в яростном вопле рот Башмачка. Он дал очередь, практически не делая труда даже прицелиться как следует: он был уверен, что верный «калашников» не подведет его и на этот раз. Он даже не заметил, что Конторно поднял свой пятизарядный пистолет почти одновременно с ним, спокойно прицелился в грудь Башмачка и выстрелил. Он понимал, что второго раза у него может просто не быть. Кориолан допустил только одну ошибку, как он понял чуть позже, но все же его выстрел достиг цели.

Башмачок упал на спину, продолжая бешено давить на гашетку «калашников» а. Пули сыпались градом вокруг Конторно. Отрикошетив от железной вывески, пуля взвизгнула рядом с его головой. Рухнула разбитая витрина магазина. Острые, как бритва, осколки посыпались прямо на Сальваторе. Один из таких осколков полоснул его по лицу. Хлынула кровь, и только сейчас Кориолан понял, что действительно ранен. В тот момент его утешало только одно: его злейший враг, маньяк Башмачок, убит. Он сам четко видел, как пуля попала ему в грудь. Противники смешались, а Конторно юркнул в проулок, где недавно исчез его сын, и побежал. За ним не гнались.

К сожалению, на следующий день Сальваторе понял, что ненавистный упырь Башмачок остался жив. Как бы желая продемонстрировать всем, что он жив, Пино Греко лежал на пляже с местными красотками, причем на его теле не было заметно ни царапины. Только сейчас Кориолан понял, в чем состояла его ошибка: ему не следовало стрелять Башмачку в грудь — ведь было же совершенно ясно, что, собираясь убрать такого опасного противника, как Кориолан, он надел под рубашку пуленепробиваемый жилет.

Эта ошибка дорого обошлась Кориолану. Он знал, что Башмачок, если пользоваться военными терминами, предпочитает тактику «выжженной земли», а это значило: тот не успокоится, пока не убьет Конторно, а заодно всех его родственников, друзей и случайных людей просто потому, что ему покажется, будто те могут что-то знать о местонахождении Кориолана. Предположения Конторно оправдались: не прошло и двух недель, как были убиты его племянник, дядя и даже сводный брат тещи и муж двоюродной сестры. Был уничтожен даже врач госпиталя Чивико, который, по слухам, оказал Сальваторе первую помощь. В этой игре Башмачок проиграл, а потому шел на все…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Глава 20. «Дежавю» – творческий тандем людей, живущих в трех частях света

Глава 20. «Дежавю» – творческий тандем людей, живущих в трех частях света

Дмитрий Хворостовский считает себя человеком рациональным, хотя и очень эмоциональным. Эти противоречивые качества помогают знаку Весов позиционировать себя как индивидуалиста, но при этом позволяют находиться в поиске новых нестандартных решений и вариантов. А еще герой книги уверяет, что обладает здравым пессимизмом, который дает право всегда рассчитывать на лучшее, на какой-то оптимальный вариант.

Он не единожды участвовал в благотворительных проектах, с самого начала успешной карьеры на Западе, когда его гонорары еще не были баснословными, Дмитрий охотно делился доходами с теми, кто имел отношение к миру искусства, причем чаще эту помощь получали соотечественники. В рамках помощи отечественной культуре давались благотворительные концерты.

– Я должен помочь людям тем, что я делаю на сцене. Это больше. А то, что я отдаю деньги – это мизер.

При желании Дмитрий Александрович мог бы иметь свой театр. На что артист возражает:

– Нет. Я индивидуалист.

А еще как-то он сказал, что… фаталист.

«– В вашем тандеме с Игорем Крутым есть что-то авантюрное. Вы же понимали, что поклонники оперного искусства будут критиковать вас?

– Я фаталист. Если тех, кто якобы придерживается оперных устоев, это отвратило, то туда им и дорога. Игра стоила свеч! Проект был трудным, драматичным, в некотором роде даже скандальным – чего стоит история с клипом, где я появляюсь полуобнаженным. А музыка у Игоря очень талантливая, и мне даже технически было интересно ее исполнять. Он написал ее в экстремальном диапазоне – две и больше октавы. На свою голову я ему сказал мой диапазон, но, как правило, человек всегда немножко привирает о себе, тут-то Крутой меня и поймал.

– А с кем вам еще нравится работать в дуэте?

– С Валерием Гергиевым – с ним всегда будто погружаешься в иной, демонический мир. Обычно на сцене я очень сосредоточен, проживаю роль, но с Гергиевым мое внимание разделяется, я наблюдаю за ним, как он работает. Люблю выступать с Аней Нетребко. В ней живет такой зверь-зверек, который многое может, и, самое интересное, что этот зверек непредсказуем. Она настоящий боец на сцене и прекрасная партнерша, которая тебя тонко чувствует. Список моих любимых партнеров можно продолжать…

– Вы привыкли выступать в лучших концертных залах, с лучшими музыкантами и исполнителями… По жизни вы тоже максималист?

– По своему характеру и в человеческих отношениях я максималист, но жизнь меня многому научила и заставила быть более гибким, терпимым, великодушным. Во всяком случае, я этому учусь. А максимализм свой стараюсь зарыть где-то глубоко внутри»[65].

Эти цитаты приведены для того, чтобы вспомнить об индивидуалисте Хворостовском, сказавшем как-то, что он готов выступать на сцене не один, а в дуэте, но только с кем-то близким, почти родным, с человеком, которому он полностью доверяет.

– Я – индивидуалист. Если я делю сцену с кем-то, этот кто-то должен быть мой большой друг.

В итоге родилось невероятное шоу с «генералом попсы» Игорем Крутым, а еще – удивительное шоу – концерт на Красной площади с российской оперной певицей (сопрано) из семьи кубанских казаков, народной артисткой России, гражданкой Австрии (с сохранением гражданства России) Анной Нетребко.

Осенью 2009 года Москва стала свидетелем крутого виража в «классической» биографии всемирно известного баритона Дмитрия Хворостовского. 19, 21 и 22 ноября т.г. прошли концерты в Государственном Кремлевском дворце, где Дмитрий Хворостовский выступил в новом амплуа, исполнив песни Игоря Крутого на стихи Лилии Виноградовой. Концерты явились презентацией нового совместного альбома Хворостовского и Крутого «Дежавю». В концертах также принимал участие хор Академии хорового искусства имени В.С. Попова и оркестр под управлением К.Г. Орбеляна.

Вот как позиционировала проект пресса: «Музыкальный проект «Дежавю» – это уникальная постановка, аналогов которой в России пока не было. Это смешение классического вокала выдающегося баритона мира Дмитрия Хворостовского, современной эстрадной музыки Игоря Крутого и поэзии Лилии Виноградовой, создавшей стихи на итальянском, французском и английском языках»[66].

Творческий тандем людей, живущих в трех частях света, соединился в одном музыкальном проекте, высекая искры нового жанра. У проекта совершенно необычное звучание, родившееся из классического вокала и популярной музыки.

«Дежавю» – это 24 композиции на русском, итальянском и французском языках, связанные музыкой, словами, темпераментом в одно целое. Тексты к большинству песен созданы поэтессой Лилией Виноградовой. Был выпущен двойной CD-альбом, записанный в студиях Нью-Йорка, Лондона и Москвы.

Этот проект для всех стал полной неожиданностью. Ведь всегда, при каждом удобном случае Хворостовский подчеркивал, что не желает экспериментировать. Хотя… можно считать, что однажды он все же дал надежду… Не раз и не два у него спрашивали, не любопытно ли было бы ему поработать на грани жанров? И вот как-то Дмитрий ответил[67]:

– Тут, конечно, мои принципы и нежелание идти на компромиссы. Возможно, стоит разок попробовать. Я же не утверждаю, что это плохо. Просто сейчас все, кому не лень, ринулись в эту нишу. А я хочу оставить что-то свое. Можно немного подождать. Наверное, нужно, чтобы кто-то очень деликатно направил меня в эту сферу, причем сделал это так, чтобы психологически я ощущал, как будто мне самому захотелось.

Дмитрий с семьей: женой Флоранс, детьми Максом и Ниной

Накануне премьеры необычного шоу с Дмитрием Хворостовским встретилась обозреватель «Известий» Мария Бабалова[68].

«Вопрос: Как вы объясните свой новый проект и новый имидж?

Ответ: Да что тут объяснять? Люди придут, услышат, увидят. Все эти потуги что-то сформулировать в попытках определить жанры и стили – пустые хлопоты.

В: Рассказывают, что это неоклассика…

О: Я вас умоляю! Зачем нужно все разжевывать, подыскивать какой-то привычный формат? Все станет ясно только на сцене – или это «да», или это «нет».

В: Когда делаешь такой большой проект, наверное, нужен взгляд со стороны?

О: Конечно. И у меня таких взглядов достаточно. Прежде всего моя жена Флоранс, которая с самого начала очень благожелательно отнеслась к этой затее. С другой стороны, мой отец. Его, наоборот, убедить было крайне сложно. Но в любом случае это мой проект. Огромная работа, выстраданная программа, которой я и Игорь отдали последние два года. Я никогда в жизни так долго не записывал один-единственный альбом.

В: Вы не боитесь растерять своих поклонников?

О: Понимаю, многим все это может не понравиться. Но как ни странно, чем холоднее бывает публика, тем мне интереснее. И тем больше я способен ей дать. Лучшие свои выступления я проводил, когда мне было плохо, когда какие-то коллизии случались в моей жизни. Если человеку удобно и хорошо, то он расслабляется, от него ускользает что-то важное. Думаю, для кого-то я откроюсь с совершенно неожиданной стороны. Например, после клипа на песню «Toi et Moi» (Ты и я) мой агент в Латинской Америке Лиза Вагнер стала смотреть на меня совсем другими глазами. Но не в том смысле, что она меня увидела с голым торсом или с кнутом в руках…

В: Понятно, что Крутой стремится к известности масштаба Тото Кутуньо или Лучио Далла. Ясно, для чего ему такая знаменитость, как вы. Но вам-то зачем всё это?

О: У меня есть свои меркантильные интересы. И профессиональные тоже. Мне интересно раздвигать рамки жанров, выходить на другой творческий уровень. «Дежавю» – для меня возможность заполучить новую публику, которая далека от оперы. А это означает проданные билеты и диски в конце концов. К сожалению, публика ведь очень косная. Чтобы она пожелала все это услышать, нужны огромные деньги, мощная ротация в эфире. Ведь именно в этом феномен всех «бочелли» и «басковых» – зарядили, и люди схавали.

В: Вы не считаете подобные методы унизительными для себя?

О: В наше время это единственно возможный вариант. Я знаю, что моему таланту и голосу многое подвластно. Я не говорю, что все, но это – абсолютно. Это не попса, а практически та же классика с многогранными, сложными и глубокими образами. Может быть, более легкая – но без эстрадных уступок.

В: Многие говорят: «Как же Крутому повезло с Хворостовским и как же Хворостовскому не повезло с Крутым».

О: Это злоба. Я считаю, что мне повезло с Крутым. Нельзя его недооценивать. Он прекрасный профессионал, отличный мелодист, зрит в корень. Именно благодаря его упрямству и упорству этот проект и родился. Я отбрыкивался от этой идеи несколько месяцев.

И когда мы стали записываться, начали поступать новые песни, я вдруг просто испугался. Между нами возникло некоторое охлаждение. Был период, когда мы прервали работу и даже не общались. Мне потребовалось какое-то время, чтобы побороть свои сомнения, поверить в то, что я делаю, и увидеть то, что Игорь видел с самого начала. Я снимаю перед ним шляпу. Он человек, который точно знает, что нужно и что важно.

В: А что теперь станет с публикой, которую вы лет двадцать пять в опере завоевывали?

О: Все в порядке. На декабрь у меня запланировано несколько классических концертов по России. Только что была постановка «Бала-маскарада» Верди на сцене Deutsche Oper в Берлине. Раньше я сознательно отстранялся от немецких оперных театров. Певцы там – пешки, средство реализации идиотских режиссерских задач, где главное – эпатировать публику. В такой системе звезды не нужны. А я ведь звезда. И то, что я делаю в опере, не делает масса певцов, поющая там за гроши. Но с ними удобно работать, потому что они не ропщут. Кстати, поначалу там меня совершенно не хотели. Но как только мое имя появилось на афишах, все билеты тут же были проданы. Летом следующего года что-то интересное на «Арене ди Верона» проклевывается. Хочу спеть там хотя бы один раз. Хотя я прекрасно чувствую себя в нью-йоркской Metropolitan и лондонском Covent Garden. И в принципе этого мне достаточно. У меня масса различных творческих идей и задач. Я не могу быть только оперным певцом.

В: Почему?

О: Мне нравятся концерты современной музыки, хочется делать какие-то мощные шоу. К тому же я просто вылечу в финансовую трубу, если буду петь исключительно в опере.

В: Вы получаете удовольствие от общения с нашим шоу-бизнесом?

О: Летом в Юрмале я получил массу удовольствия на заключительном концерте лауреатов фестиваля «Новая волна». Многие понравились, всегда интересно, когда люди поют вживую. А что происходит за кулисами – я абсолютно не в курсе. Ни с кем не общаюсь, кроме Крутого».

И вот когда приближалось новое знаковое событие, 60-летие Игоря Яковлевича Крутого (родился 29 июля 1954 года), СМИ запестрели: «Игорю Крутому 60 в Кремле. В эти выходные Дмитрий Хворостовский возвращается в Московский Кремль как часть звездного музыкального поздравления юбиляра Игоря Крутого».

Постановочное фото в любимом русском стиле

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Русская рулетка Википедия

Ру́сская руле́тка, или гуса́рская рулетка, также сопра́но[1][2] — экстремальная азартная игра[3] или пари с летальным исходом[4]. По правилам игры в пустой барабан револьвера заряжается один или несколько патронов с тем, чтобы остались свободные каморы, после чего барабан несколько раз проворачивается так, чтобы игроки не знали, где располагаются патроны, а где — пустые каморы. После этого игроки по очереди подносят ствол револьвера к собственной голове и нажимают на спусковой крючок. В обычных азартных играх для имитации русской рулетки используется игрушечный револьвер.

Выражение «русская рулетка» иногда применяется в переносном смысле для обозначения неких потенциально опасных действий с труднопредсказуемым исходом, а также для обозначения храбрости, граничащей с безрассудством или бессмыслием.

История

В дореволюционной русской литературе русская рулетка описывается в рассказе А. Грина «Зурбаганский стрелок» (1913).

Опыт, отдалённо похожий на русскую рулетку, описан в романе «Герой нашего времени» Лермонтова (новелла «Фаталист») — используется однозарядный кремнёвый пистолет, но никто точно не знает, заряжен ли он.

Существует несколько версий-легенд, объясняющих возникновение этой игры. Большинство из них связывает возникновение русской рулетки с Россией, русскими солдатами и офицерами. Вот некоторые из версий.

  • Ещё одна версия гласит, что офицеры русской армии играли в эту игру по собственному желанию, чтобы удивить остальных своей храбростью.
  • Согласно последней версии[источник не указан 3456 дней], русская рулетка появилась как эффектный, но в целом достаточно безопасный трюк. Объяснялось это тем, что у некоторых револьверов, когда курок не взведён, барабан якобы вращается свободно. Поэтому, если барабан хорошо смазан, то при свободном вращении он под действием силы тяжести встанет таким образом, что единственный патрон окажется в нижней части, и камора барабана, совмещённая со стволом, будет с высокой вероятностью пустой. Однако слабым местом этой версии является тот факт, что далеко не у всех револьверов при невзведённом курке барабан вращается свободно, в том числе и у того же револьвера системы Наган, основного револьвера русской армии в начале XX века: его барабан при невзведённом курке останавливается в боевом положении пружиной специального фиксатора и, таким образом, вес патрона не может оказать на него заметного влияния, что и опровергает эту версию.

Первое письменное упоминание термина «русская рулетка» относится к 30 января 1937 года. Джордж Сурдез (англ. Georges Surdez) в статье «Русская рулетка» в американском журнале «Collier’s Weekly» приводит следующий диалог с французским сержантом, служившим в русской армии в Иностранном легионе:

«Фельдхеим… Ты когда-нибудь слышал о „русской рулетке“?» Когда я сказал, что не слышал, то он поведал мне всё о ней. Когда он служил в русской армии в Румынии, примерно в 1917 году, когда вокруг всё разваливалось, русские офицеры считали, что теряют не только престиж, деньги, семью, страну, но и честь перед лицом Союзников. Некоторые из них, сидя где угодно — за столом, в кафе, у друзей, — неожиданно доставали револьвер, вынимали один патрон из барабана, крутили его, приставляли дуло к своей голове и нажимали спусковой крючок. Вероятность того, что выстрел будет, и мозги офицера разлетятся повсюду, составляла пять шансов из шести. Иногда так и случалось, иногда нет.

Математическая модель русской рулетки

Русская рулетка подчиняется общим законам теории вероятности.

Если считать револьвер шестизарядным с одним патроном в барабане и если барабан не вращается рукой после каждого спуска курка, то вероятность выстрела P с каждой новой попыткой будет увеличиваться пропорционально уменьшению оставшегося количества.

P=1/(N−n){\displaystyle P=1/(N-n)},

где P — вероятность выстрела, N — количество гнезд в барабане, n — количество сделанных ходов.

То есть, вероятность выстрела распределятся следующим образом:

Ход Вероятность выстрела
1 1/6 = 0,1(6) = 16,(6)%
2 1/5 = 0,2 = 20%
3 1/4 = 0,25 = 25%
4 1/3 = 0,(3) = 33,(3)%
5 1/2 = 0,5 = 50%
6 1/1 = 1 = 100%

Таким образом, если пять раз револьвер не выстрелил, то известно, что он выстрелит при шестой попытке.{6}=33,5\%}

и т. д.

Поскольку один из участников игры начинает первым, второй получает существенное преимущество — он не должен испытывать судьбу в случае неудачи первого. Для выравнивания риска второй участник НЕ должен вращать барабан после успешного хода первого. В этом случае вероятность гибели первого участника равна 1/6, а второго равна (вероятность получения хода) * (вероятность выпадения патрона)= 5/6 *1/5=1/6. То есть, рулетка без дополнительных вращений барабана является честной игрой в математическом смысле.

Русская рулетка в искусстве

В литературе

  • В главе «Фаталист» романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» описано пари, отдалённо напоминающее русскую рулетку[5]: используется однозарядный пистолет с кремнёвым замком, спорщики не знают точно, заряжен ли он; кроме того, кремнёвому оружию свойственны достаточно частые осечки (что и происходит в романе).
  • В произведении «Азазель» Б. Акунина, в главе пять, упоминается пари «американская рулетка», но условия пари такие же как и условия игры «русская рулетка», с небольшими дополнениями, в пари используют два револьвера и играет каждый дуэлянт со своим оружием, играют они до тех пор, пока кому-то из них «смертельно не повезет», также затрагивается тема, что «американская рулетка» благодаря героям-дуэлянтам «Азазель», Ахтырцеву и Кокорину, будет переименована в «русскую рулетку».[6]
  • «Русская рулетка» — название книги о войне в Афганистане журналиста и писателя Геннадия Бочарова. Книга написана по заказу английского издательства `Хэмиш Хамильтон` в 1989 году, и с тех пор издавалась крупнейшими издательствами Нью-Йорка, Парижа, Лондона, Амстердама, Вены и др. В России книга впервые вышла в 1994 году.

В кинематографе

  • В фильме «Охотник на оленей» вьетнамцы заставляют играть в «русскую рулетку» пленных американцев. Майкл — герой Роберта де Ниро — организовывает побег, уговорив вьетнамцев зарядить револьвер не одним патроном, а тремя. Его шансы выжить в игре уменьшаются до 50 %, зато он получает в руки почти полноценное оружие. Побег удаётся. После перенесённого стресса Ник становится игроком в «русскую рулетку» в Сайгоне. Фильм подвергался многочисленной критике за то, что на самом деле не было никаких свидетельств, что пленных американцев заставляли играть в рулетку во Вьетнаме[7][8][9]. Корреспондент Ассошиэйтед-пресс Питер Арнетт, получивший в 1966 году Пулитцеровскую премию за освещение войны во Вьетнаме, писал в Los Angeles Times: «За все годы войны не было ни одного задокументированного случая игры в „русскую рулетку“… Центральная метафора фильма — просто кровавая ложь»[8]. В ответ на это некоторые критики, Роджер Эберт[10] и другие[11], защищали создателей фильма, считая, что в фильме «русская рулетка» это просто художественная метафора.
  • Фильм «13» рассказывает о подпольных соревнованиях по игре в «русскую рулетку».
  • В фильме «ДМБ» солдат всю ночь играет с генералом в «русскую рулетку», думая, что револьвер не заряжен. На утро выясняется, что это было не так.
  • В фильме «Жмурки» главный герой играет в игру «жмурки» («русская рулетка») с другими героями (у главного героя шанс летального исхода был 0 %, ведь он сыграл с папкой, в которой лежала металлическая пластина, однако в реальной жизни даже с такой папкой можно было умереть).
  • В фильме «Крот» игра в «русскую рулетку» происходит во время церковной службы. В шестизарядный револьвер заряжен один патрон, после каждого выстрела вращают барабан. Экзальтированная толпа каждый раз вскрикивает «Чудо!», когда пистолет не выстреливает. Наконец очередь стреляться выпадает молодому монаху, сыну главного героя. Священнослужитель, чтобы успокоить юношу, шепчет, что патрон заряжен холостой. Однако молодой монах-францисканец на виду у всех вынимает холостой патрон и заряжает боевой…
  • В фильме «Дитя тьмы» главная антагонистка, Эстер, предлагает своей сестре Макс сыграть в «русскую рулетку», но после отказа передумывает.
  • В сериале «И всё-таки я люблю…» в русскую рулетку играют Марго и проститутка Мэри с летальным исходом последней.
  • В центре сюжета фильма «Дядя Адольф по прозвищу Фюрер» противостояние двух близнецов (Адриано Челентано), многие годы играющих в «русскую рулетку» (как выясняется в конце, при помощи незаряженного револьвера).

В компьютерных играх

  • В игре Call of Duty: Black Ops офицер советской армии заставляет сыграть в русскую рулетку американских бойцов, попавших в плен к вьетнамским партизанам[12].
  • В 1996 году отечественная компания «Бука» издает action-quest игру «Русская рулетка». В 1999 году компания выпускает продолжение игры — «Русская рулетка 2: Закрытые планеты»[13].
  • В игре Metro: Last Light в одном из дополнений двое бандитов играют в «русскую рулетку».
  • В игре Danganronpa 2: Goodbye Despair Нагито Комаэда в четвертой главе играет в «русскую рулетку», дабы пройти финальную комнату смерти.
  • В игре Detroit: Become Human есть эпизод под названием «Русская рулетка», где главный герой Коннор находит выпившего Хэнка, рядом с которым лежит револьвер.

В музыке

Организаторы премии Дарвина — одной из юмористических премий, вручаемых за наиболее нелепые способы ухода из жизни — утверждают, что «русская рулетка» является одним из наиболее привлекательных способов оригинального ухода из жизни, при этом постоянно изобретаются новые разновидности. В частности,

  • 22 марта 1999 года трое камбоджийских крестьян во время принятия спиртных напитков забавлялись вариантом «русской рулетки», поочерёдно нажимая ногой на противотанковую мину, поставленную ими под столом в баре. Мощный взрыв принёс значительные разрушения, останков игроков найти не удалось. Очевидно, погиб не только проигравший, но и остальные игроки[14].
  • В 2010 некий канадский мексиканец Роджер Рамирез (33 года) поспорил с другом на то, что cможет сыграть в «русскую рулетку». Но Роджер, видимо, не догадался о том, как именно устроенна система подачи патронов в пистолете, а за неимением револьвера, решил воспользоваться самозарядным пистолетом «Beretta 92». В результате человек получил пулю уже после первого нажатия на курок.[15].
  • «Гаитянская рулетка» как разновидность русской рулетки. Игра под таким названием существовала на Гаити во время правления Франсуа Дювалье. Она заключалась в том, что нужно было на полной скорости проехать мимо дворца президента в Порт-о-Пренсе на старом автомобиле с изношенными шинами. Проигрывал тот, у кого лопались покрышки: охранники дворца отличались бдительностью и меткостью и сразу стреляли по любой цели, представляющей хоть малейшую угрозу[16].
  • В социальной сети Facebook до мая 2013 существовало приложение Social Roulette, которое с вероятностью один к шести удаляло аккаунт пользователя. Администрация закрыла приложение из-за негативного образа соцсети[17].
  • Сейчас в России набирает популярность новая разновидность русской рулетки, где вместо пули используется электрический заряд. Поклонники такого вида экстрима набирают всё больше поклонников и планируют создать свое ТВ-шоу[18].

См. также

Источники и примечания

  1. ↑ Русская рулетка (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения: 27 ноября 2011. Архивировано 12 августа 2012 года.
  2. ↑ Gusarskaja Ruletka (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения: 27 ноября 2011. Архивировано 5 июля 2014 года.
  3. ↑ Большой толковый словарь русского языка. — 1-е изд-е: СПб.: Норинт. С. А. Кузнецов. 1998.
  4. ↑ Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000.
  5. ↑ Fishbain, David A., et al. «Relationship between Russian roulette deaths and risk-taking behavior: a controlled study.» Am J Psychiatry 144.5 (1987): 563—567.
  6. Борис Акунин. Азазель.
  7. ↑ Dirks, Tim. «The Deer Hunter (1978)». Greatest Films. Retrieved 2010-05-26.
  8. 1 2 Biskind, Peter (March 2008). «The Vietnam Oscars». Vanity Fair. Retrieved 2010-09-17.
  9. ↑ Auster, Albert; Quart, Leonard (2002). «The seventies». American film and society since 1945. Greenwood Publishing Group. pp. 120-1. ISBN 978-0-275-96742-0.
  10. ↑ Ebert, Roger (March 9, 1979). «The Deer Hunter». Chicago Sun-Times. Retrieved 2010-04-30.
  11. ↑ Thomson, David (October 14, 2008). «Have You Seen … ?»: A Personal Introduction to 1,000 Films. New York, NY: Random House. p. 209. ISBN 978-0-307-26461-9.
  12. ↑ Сюжет миссии «Месть» (неопр.).
  13. ↑ Обзор игры «Русская рулетка 2» на сайте ag.ru — 15.05.1999
  14. ↑ [неавторитетный источник] Премия 1999 года.
  15. ↑ [неавторитетный источник Отчаянные неудачники и их страшно нелепые смерти за последнее 20-летие] (рус.). 4tololo.ru (4 ноября 2014). Дата обращения: 4 ноября 2014.
  16. Микал Хем. Быть диктатором. Практическое руководство = Kanskje Jeg Kan Bli Diktator. — М.: Альпина Паблишер, 2016. — 232 с. — ISBN 978-5-9614-5403-1.
  17. ↑ Facebook запретил «русскую рулетку» с аккаунтами пользователей (рус.). lenta.ru (14 мая 2013). Дата обращения: 14 мая 2013. Архивировано 15 мая 2013 года.
  18. ↑ Новая «русская рулетка» — ударь соседа током! (неопр.) (01.11.2017).

Ссылки

Русская Рулетка: правила, история, разновидности игры

Рецензия на фильм «Зеленая карета»

Режиссер Вадим Раевский – один из самых успешных российских кинематографистов. В его жизни уже был триумф в Венеции, Кинотавр рукоплещет его новому фильму, оскаровский комитет России не задумываясь отправляет картину американским киноакадемикам – жизнь удалась не только в профессиональном плане, Вадима окружают красавица жена, талантливый сын, толпы поклонниц и ремесленников, не способных дотянуться до Раевского даже в прыжке. Почивать на лаврах не позволяет страшная новость – сын Вадима бросается с балкона высотки. Не желая брать на себя ответственность, не желая верить, что в самоубийстве сына есть его вина, Вадим отправляется искать корни трагедии в его семье, но найденные ответы не делают его жизнь проще…

Кадр из фильма «Зеленая карета»

Картина Олега Ассадулина не имеет никакого отношения к одноименному фильму Яна Фрида 1967 года

Киношники по всему миру – люди крайне самовлюбленные, и российские их представители отнюдь не являются исключением, они, так же как и все, любят рассказывать о себе. Отсюда такая любовь к фильмам и сериалам, раскрывающим характеры через привычную актерам и режиссерам среду – съемочную площадку: «Оттепель», «Кино про Алексеева», «Орлова» и «Гурченко» – вот примеры лишь последних трех лет, когда зритель становился свидетелем людских отношений, которые, оказывается, не чужды миру кино. Сейчас к этому списку добавилась драма «Зеленая карета» режиссера Олега Ассадулина – опыт интересный, хоть и спорный, безусловно.

Кадр из фильма «Зеленая карета»

Андрей Мерзликин и Виктория Исакова недавно сыграли вместе в «Родине» Петра Лунгина, а их первый совместный проект случился еще в 2006 году, они приняли участие в «Охоте на пиранью» Андрея Кавуна

В чем заключается особенный интерес картины? Пожалуй, именно в необычном способе подачи сюжета, том самом, который мы вынесли в заголовок рецензии. Профессиональная деформация в «Зеленой карете» становится главной движущей силой повествования и наиболее ярким режиссерским ходом – наиболее тягостные моменты герой фильма будто бы проживает дважды, одновременно являясь и главным действующим лицом, и режиссером-наблюдателем со стороны. Как профессионал, Вадим способен отличить искренность в кадре от игры на публику, и его очень больно бьет самокритика, недовольная глубиной скорби об ушедшем сыне, разочарованием в друзьях и близких и, главное, признанием собственных ошибок. Да, общий смысл фильма достаточно прост – нам пытаются объяснить, что произошедшее – это череда проступков героя разной степени тяжести, от измены жене до равнодушия к делам сына, от эгоизма до инфантилизма. И судьбу, дескать, можно изменить исправлением каких-то проступков прошлого.

Кадр из фильма «Зеленая карета»

Тут стоит отвлечься и обсудить позицию авторов. «Зеленая карета» наверняка разделит зрителей на две группы. Одни поверят в то, что финал картины правдив и жизнеутверждающ, что герою действительно дан второй шанс, что он одним звонком спасет сына и одним ужином вернет любовь в распадающуюся семью. Вторые выступят критиками с точки зрения фатализма: кому суждено утонуть, тот не повесится – а значит, дороги героев давно начертаны в книге судеб и изменить их невозможно никакими усилиями. С двух этих «колоколен» фильм смотрится совершенно по-разному – главный герой, исходя из разных посылов, делает разные выводы, а финал уже не выглядит однозначным хеппи-эндом, фаталист легко объяснит вам, что Раевский погиб в автокатастрофе, а все дальнейшее – лишь плод его угасающего режиссерского воображения.

Кадр из фильма «Зеленая карета»

Понимая, что все фильмы студии «Реал Дакота» так или иначе являются продюсерским продуктом Рената Давлетьярова, мы полагаем, что именно с его легкой руки ленте добавлена надежда последних кадров. Ренат – человек очень оптимистичный, хотя и больше многих других понимающий в кинематографической кухне, а потому не слишком-то верующий в добрых постановщиков, дающих шанс на дополнительный актерский дубль. Поэтому и мы склонимся в сторону оптимистичного настроя финала, отбросив сомнения о светлом будущем героев, которые фактически к моменту последнего звонка все фатальные ошибки уже совершили. Жизнь-то продолжается, с приходом цифровой эры нет смысла экономить пленку. Снимай – не хочу!

И снимать хотелось, по крайней мере Андрею Мерзликину – точно! В отличие от недавней же «Училки», здесь его роль более цельная, куда более серьезная и ответственная. И пусть она несколько перекликается с его образом из альманаха «Счастье – это…», ему удалось продемонстрировать искренность во всех итерациях состояния его героя – от возвышенного пренебрежения до унизительного саморазрушения – и нигде не выглядеть фальшиво. Картина достойна просмотра хотя бы ради того, чтобы насладиться этой работой, плюс закулисные секреты кино, плюс легкий флер ностальгии (тоже рука Давлетьярова, мы уверены), плюс романтическая вера в чудо второго шанса. Чем не оптимистическая трагедия нашего времени?

С 26 ноября в кино.

Фатализм | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии: Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


Эту статью нужно переписать, чтобы повысить ее актуальность для психологов..
Пожалуйста, помогите улучшить эту страницу самостоятельно, если можете ..

Фатализм — философская доктрина, подчеркивающая подчинение всех событий или действий судьбе или неизбежному предопределению.

Фатализм обычно относится к нескольким из следующих идей:

  1. Ошибочное восприятие последствий проявленной свободы воли, невежества (или авидьи) и забывчивости (или адристи). [1]
  2. Этой свободы воли не существует, а это значит, что история развивалась единственно возможным способом. [2] Это убеждение очень похоже на детерминизм.
  3. Эти действия бесплатны, но, тем не менее, ведут к неизбежному концу. [3] Это убеждение очень похоже на компатибилистское предопределение.
  4. Это принятие уместно, а не сопротивление неизбежности. Эта вера очень похожа на пораженчество.

Детерминизм, фатализм и предопределение [править | править источник]

Хотя эти термины часто используются как синонимы, фатализм, детерминизм и предопределение дискретны, подчеркивая различные аспекты тщетности человеческой воли или предопределенности судьбы.Однако все эти доктрины имеют общую основу.

Детерминисты в целом согласны с тем, что человеческие действия влияют на будущее, хотя это будущее предопределено. Их взгляд не подчеркивает «подчинение» судьбе, тогда как фаталистов подчеркивают принятие всех событий как неизбежных. Другими словами, детерминисты считают, что будущее фиксировано благодаря действию и причинности, тогда как фаталисты и многие предопределители считают, что будущее неизбежно, несмотря на причинность.

Следовательно, в детерминизме, если бы прошлое было другим, настоящее и будущее также различались бы. Для фаталистов такой вопрос несущественен, поскольку не может существовать никакого другого настоящего / будущего / прошлого, кроме того, что существует сейчас.

Фатализм — это более широкий термин, чем детерминизм. Наличие исторических индетерминизмов / случайностей, то есть событий, которые нельзя предсказать, основываясь только на знании других событий, не исключает фатализма. Необходимость (такая как закон природы) произойдет так же неизбежно, как и случай — и то, и другое можно представить как суверенное.

Один древний аргумент в пользу фатализма, названный аргументом о праздности , [4] , звучал так:

  • Если тебе суждено выздороветь после болезни, то ты выздоровеешь вне зависимости от того, позовешь ты врача или нет.
  • Точно так же, если вам суждено не выздороветь, вы этого не сделаете, даже если вызовете врача.
  • Либо вам суждено выздороветь от болезни, либо вы не выздоровеете.

В то время как аргумент простоя применяет фатализм к стороне эффекта (то есть выздоровление от болезни), он не применяет фатализм к стороне причины. Буквально-фаталисты применяют его к обеим сторонам причины и следствия. Хотя тот факт, что вы выздоровеете или нет, остается на усмотрение судьбы, фаталисты считают, что это также предопределено, вызовете вы врача или нет.

Логический аргумент в пользу фатализма — это аргумент, который зависит не от причинной связи или физических обстоятельств, а, скорее, аргументы, основанные на логической необходимости. Существует множество версий этого аргумента, но наиболее известными являются Аристотель [5] и Ричард Тейлор [6] . Против [7] возражали и дорабатывали, но очень немногие люди их принимают.

Ключевая идея логического фатализма состоит в том, что существует совокупность истинных предположений (утверждений) о том, что должно произойти, и они верны независимо от того, когда они сделаны.Так, например, если сегодня правда, что завтра будет морское сражение, то завтра не может не быть морского сражения, так как иначе сегодня было бы неправдой, что такое сражение состоится.

Аргумент в значительной степени опирается на принцип бивалентности, идею о том, что любое предложение либо истинно, либо ложно. В результате этого принципа, если не ложно, что будет морской бой, то это правда; промежуточного нет. Однако, отвергая принцип bivalance-возможно, говоря, что истинность суждения о будущем неопределен-спорный вид, так как принцип является признанной частью классической логики.

Другая проблема с логическим фатализмом состоит в том, что сначала вы должны признать, что существует вневременной набор всех суждений, которые существуют, но не были предложены кем-либо в частности. Конструктивисты (школа логики и математики) утверждают, что это не так и что предложения существуют только тогда, когда они построены или выражены.

  1. редирект Шаблон: Философия

`

Фатализм / Свобода воли

СТАРАЯ ВЕБ-СТРАНИЦА БОЛЬШЕ ПОДДЕРЖИВАЕТСЯ авторских прав 2006-15 Дом ЭТА ДВОЙНАЯ ТЕМАТИЧЕСКАЯ СТРАНИЦА ИМЕЕТ РАЗДЕЛЕН НА ДВЕ СТРАНИЦЫ

«Делая покупки на« Рынке реальности », избегайте тратить свои «наличные деньги за реальность» слишком рано, прежде чем вы видимый все. «
из Достижения совершеннолетия в Глобальной деревне, от Стивен П.Кук с Донеллой Х. Медоуз.

Еще предстоит изучить — тема Worldview № 11A: Фатализм

Судьба (из онлайн энциклопедия)
Причинность (от онлайн-энциклопедия)
Прогноз (из онлайн-энциклопедия)
Фатализм (от онлайн-энциклопедия философии)
Мировоззрение Смотреть выпуск № 14 от 16.12.2010: Наука и богословие: «скромный подход»
В Последствия фатализма, Алекс Скотт,
Детерминизм против.Фатализм, Боб Миллер,
Детерминизм это не фатализм, Алан Уайт (эссе Университета Висконсона). Профессор философии)
Фатализм и индуизм
В Устойчивость бедности (соединяет бедность и фаталистические убеждения)
Фатализм Против самоопределения в традициях Ближнего Востока
Компатибилист — Фаталист, Пола Рассела (статья У.профессора Британской Колумбии)
Реформатский Доктрина предопределения, то есть фатализм (христианская точка зрения)
В Книга душ Гленна Купера (ссылка на обзоры романа 2010 г. вокруг темы предопределения)

«Бог и способ, который есть » Эрик Х. (представлен в Project Worldview 5 декабря 2010 г.)

цитаты, связанные с фатализм

Больше для изучения — Тема Worldview № 11B: Свободная воля

Бесплатно Воля (из онлайн-энциклопедии философии)
Персонализм (из онлайн-энциклопедии)
Научный Детерминизм (из онлайн-энциклопедии)
Бесплатно Воля и детерминизм, Пол Ньюолл (введение к «новички»)
Бесплатно Резюме статей (подробные резюме важных статей размещены на сайте Quantum Mind)
А Дело за свободную волю и детерминизм, Бен Бест
В Природа свободной воли
Бесплатно Уилл, Роберт Кейн (прочтите отрывки из этой книги 2001 г. в Google Книгах)
Чувствительность, Свобода воли и самоопределение, Винсент Бриджес,
Nudge, автор R.Талер и К. Санштейн (книга с проницательностью на то, что влияет на людей, когда они принимают решение.)
De Призрак Ла Меттри Криса Нанна (рецензия на книгу о принятие решений и природа свободы воли)
«Это Реализм совместим со случайностью? »(Физическая экспертиза опубликовано на arxiv.org в декабре 2010 г.)
» Постулат свободы воли в квантовой механике », Джерард Т’Хофт (a Точка зрения лауреата Нобелевской премии по физике)
Ли Свободное возникнет свободно? (статья из Scientific American Mind )
Подключено через N.Кристакис и Дж. Фаулер (Книга 2009 г. о том, как социальные сети влияют на поведение)
«Война с разумом» Пол Блум (статья о «войне против свободы воли» из журнала The Atlantic , март 2014 г.)
«Это «Невосстановительный физикализм» оксюморон? «Нэнси Мерфи (статья: нисходящая причинность ==> нейробиология)
«Бесплатно Воля и мозг: личный интерес »(статья от 17 декабря 2011 г. Экономист)
«Почему гены — не судьба» Джона. Облако (статья в журнале «Время » от 18 января 2010 г.)
«Привести в шуме »Мелинды Веннер (статья в июле, 2008 Scientific American о биохимической случайности)
Оборона Свободная воля — плодовая муха делает выбор (новость 2007 г.)
В Недостаток фатализма, Томас У.Кларк (эссе 1998 года)
Компатибилизм (Мягкий детерминизм) и W.T. Stace (включая Stace’s вклад в религию и современный разум)
Детерминизм и моральная ответственность
Кристиан Форумы-Свободная воля против детерминизма
Религия и «Научный метод» Джорджа Н. Шчеслингера (прочтите отрывки из эту книгу в Google Книгах)
В Веб-сайт философии детерминизма и свободы (включает ссылки на многие статьи по теме)
В Догматический детерминизм Дэниела Деннета (включает обзор Деннета 2006 книга Свобода эволюционирует )
Бесплатно Воля Мирослава Баконья (гл.13 в книге «20 величайших нерешенных проблем», под ред. Дж. Вакка,)
Желая Воля Бога Д. Беннера (исследует трансформацию воли в Христианская духовность)
цитаты по свободной воле от Сэмюэля Джонсона

Синонимы фаталистов, антонимы фаталистов — FreeThesaurus.com

Поступая так, он просто подчинялся законам своей природы, и у нас есть веские основания полагать, что он был в какой-то степени фаталистом, но вместе с тем придерживался ортодоксальной школы фатализма, которая заставила его полагаться на себя и даже на себя. После провидения капитан и команда становятся практическими фаталистами. Так, вставив ногу из слоновой кости в привычное отверстие и крепко держась одной рукой за саван, Ахав часами стоял, глядя мертвым на ветер, в то время как случайные шквалы с мокрым снегом или снегом почти слипались его ресницы.Фаталисты считают все внешние события, включая страдания, необходимыми, но, что самое главное, неизбежными ». Хотя я твердо верю в свою судьбу как в часть Его предопределенного для меня плана, я знаю, что мне была предоставлена ​​свобода выбора того, что может изменить ход моей собственной истории. Это эссе исследует «поворот к реальности» в серии из книг Хеджиняна двадцать первого века, от «Новичок» (2002b) до «Фаталиста» (2003b), в «Саге / цирке» (2008) и, прежде всего, в главной работе «Книга тысячи глаз» (2012a).Я человек веры и фаталист. Я буду усердно работать и предоставлю Богу награду за успех, который, по его мнению, подходит мне. Именно этот анархический фаталист, те люди, которые живут на грани преступности, мы, как законопослушные граждане, находим очарованием. Ливийцы, Рабия — фаталист и не теряет времени, задавая себе слишком много вопросов. Все, что я могу сказать, я фаталист в одном пункте и только в одном пункте … что у каждого есть определенная секунда, чтобы умереть, и ничто не может Чтобы иметь смелость верить в хорошее будущее, даже если другие фаталисты.Я прошу вас быть послами толерантности, где бы вы ни находились. «Я знаю, что вы фаталист, тот, кто верит в предопределение, но, пожалуйста, господин Dnevnik.bg цитирует его слова:» У нас много вопросов [на повестке дня ], но я немного фаталист и не хочу говорить об этом заранее … * Фаталистический прогноз Фабера: ФРС снизит ставки, перезапустит QE Либо он пойдет по уязвимому пути, станет фаталистом и просто сдастся. Что все самые темные страхи, которые вы питаете как шотландец, фаталист, который живет глубоко внутри всех нас, говоря вам весь оптимизм, всю веру, всю надежду, все это убьет вас в Конец? Другие основные моменты книги включают обсуждение и опровержение некоторых инкомпатибилистских аргументов, включая аргумент следствия и аргумент (версия Перебума) о манипуляции, а также некоторые аргументы в пользу невозможности (тезис о невозможности свободы воли и ответственности). включая фаталистические аргументы.

Герой нашего времени The Fatalist Сводка и анализ

The Fatalist

В казачьей деревне Печорин и другие офицеры устают играть в бостон, в карточную игру. Они начинают говорить о предопределении. Некоторые мужчины за это, а некоторые верят, что мужчины сами определяют свою судьбу. Каждая сторона предоставляет истории, подтверждающие свою позицию. В дискуссию входит Вулич, лейтенант, склонный к азартным играм. Однажды он играл в азартную игру между туземцами и русскими офицерами.

Вулич говорит людям, что у него есть способ доказать, существует ли предопределение или нет. Печорин ставит двадцать золотых монет, исходя из того, что предопределения не существует. Вулич делает ставку на обратное, а затем раскрывает свой план. План Вулича предполагает, что он рискует своей жизнью. Мужчины пытаются остановить его, но в конце концов сдаются и смотрят, как разыгрывается безумный план лейтенанта.

Пока Печорин изучает лицо Вулича, Печорин видит на лице Вулича след смерти. Печорин говорит Вуличу: «Ты сегодня умрешь» (151).Вулич все равно продолжает свои планы. В руке у него пистолет. Он понятия не имеет, загружен он или нет, и, кажется, никто другой тоже не знает. Вулич берет пистолет и целит его в голову.

Все затаили дыхание. Вулич стреляет, но ружье дает осечку. Другие офицеры считают, что пистолет пуст. Вулич снова целится из ружья, на этот раз в стену. Пуля летит в стену. Все ошеломлены, а Вулич забирает свои деньги. Печорин идет домой и думает о случившемся.

По дороге домой Печорин сталкивается с убитой свиньей и двумя казаками, которые спрашивают его, не видел ли он пьяного человека. Печорин ничего не думает об этих двух сценах до четырех утра, когда его разбудили три офицера. Ему говорят, что Вулич убит. Пьяный казак мечом разрезал и свинью, и Вулича пополам. По сути, Вулич умирает через тридцать минут после выигрыша ставки.

Трое офицеров приводят Печорина в дачу, где забаррикадировался убийца Вулича, и Печорин слышит имя убийцы от старого казачьего капитана.Это Ефимич. Ефимич игнорирует мольбы, призывающие его сдаться. Его мать находится на месте происшествия, но она отказывается сотрудничать с полицейскими, пытающимися его арестовать. Старый казачий капитан и майор не хотят посылать людей в дачу, потому что Ефимич вооружен. У Печорина есть идея, и он ее реализует. Он пробирается в дачу через окно в задней части дома и удивляет Ефимича. Печорину удается подчинить Ефимича и пройти через ситуацию пулей, только «сорвав с плеча погон» (156).

Последняя сцена этого рассказа возвращает Максима Максимыча. Печорин уезжает из казачьей станицы и возвращается в крепость, где они с Максимом Максимычем подружились. Он рассказывает Максиму Максимычу о смерти Вулича. Печорин пытается получить мнение Максима Максимыча о предопределении, но Максим Максимыч не предлагает сильных рассуждений. Печорин понимает, что Максим Максимыч «совсем не увлекается метафизическими дискуссиями» (157).

Анализ

Любопытство и азартные игры — две важные темы не только в этом рассказе, но и в романе в целом.Любопытство движет сюжетом каждого рассказа в этом романе. В этом рассказе Вулич рискует своей жизнью, чтобы удовлетворить свое любопытство и любопытство других офицеров. Они хотят знать, существует ли предопределение. Печорин также подвергает свою жизнь опасности, чтобы удовлетворить свое любопытство. Он подвергает предопределение еще одному испытанию, когда врывается в коттедж. В «Беле» любопытство Максима Максимыча приводит его к важной информации. Наблюдая за разговором между Азаматом и Казбичем, он узнает, что Азамат готов обменять Белу на Карагёз.Максим Максимыч передает эту информацию Печорину, а Печорин использует информацию для получения Белы. В «Максиме Максимыче» любопытство Максима Максимича по поводу кареты и слуги привело его к Печорину. В «Тамани» любопытство Печорина заставляет его следовать за слепым мальчиком. Наконец, в «Княгине Марье» Грушницкий погиб от любопытства. Он останавливается за пределами резиденции принцессы Марии, чтобы узнать личность человека, который, как он видит, входит в нее. Грушницкий узнает, что это Печорин.Когда он открывает рот о том, что он был свидетелем, Печорин подслушивает и решает защитить честь княгини Марии на дуэли. Грушницкий погибает на дуэли.

Если говорить об азартных играх как теме, Вулич один раз ставит на кон свою жизнь, а Печорин играет своей жизнью в каждом из рассказов романа. В этом рассказе Печорин врывается в коттедж, хотя убийца Вулича вооружен. Печорин саморазрушительный. Сцена в коттедже — единственное место в романе, в котором его склонности к саморазрушению приводят к чему-то благородному.Он задерживает убийцу Вулича.

Парадоксально, что именно Печорин задерживает Ефимича и привлекает его к ответственности за свои действия. На протяжении всего романа Печорин не берет на себя ответственности ни за одно из своих действий. Он умывает руки от всего, и сообщники, такие как Максим Максимыч и Вернер, также не привлекают его к ответственности за его действия. Вместо этого они дистанцируются от своих частей в замыслах Печорина. Рассказывая историю о Беле и Печорине безымянному рассказчику, Максим Максимыч пытается сделать свое участие в замыслах Печорина случайным.По словам Максима Максимыча, он пьет чай с Казбичем, потому что они кунаки, и чтобы не отвлекать соплеменника, когда Азамат крадет его лошадь.

Мать Ефимича также важна для значения этой истории. Фигуры родителей в этом романе бесполезны. Мать Ефимича наблюдает, как сотрудники милиции пытаются задержать ее сына. Когда они просят ее о помощи, она отвечает и ничего не делает. В «Бела» старый вождь отсутствует, когда Азамат похищает Белу. Как только он возвращается, Казбич немедленно убивает его.

Максим Максимыч, который становится отцом Белы в ее плену, тоже бесполезен. Когда Бела плачет из-за холодного поведения Печорина, Максим Максимыч говорит ей, что ее слезы только отгонят Печорина. Когда Бела продолжает плакать, Максим Максимыч быстро понимает неэффективность своих слов. В «Тамани» старуха появляется только в одной сцене, причем в этой сцене она притворяется глухой. Более того, Янко говорит слепому мальчику в конце истории: «Скажи старухе, что пора ей умереть.Она слишком долго прожила, у нее было время »(68). И последнее, но не менее важное, в« Княжне Марье »княгиня Лиговская не замечает замыслов Печорина. Она считает, что он влюблен в ее дочь, и даже предлагает Печорину свое благословение свадьба.

Fatalis | Monster Hunter World Wiki

Фаталис (Черный дракон) — большой монстр в Monster Hunter World (MHW) .黒 龍 ミ ラ ボ レ ア ス (Miraboreasu) на японском языке.

Легендарный черный дракон, известный как Фаталис.По слухам, он разрушил королевство за одну ночь и взял его замок в качестве убежища.

Пока его рога не повреждены, преодолеть атаку дыханием его последней формы может быть невозможно. Пушки и баллисты могут его опрокинуть. При вздрагивании, когда он летит или стоит, голова опускается.

  • Иммунитет к оглушению.

  • Экстракты насекомых:

    • Красный: Голова (1)
    • Оранжевый: предплечья (3)
    • Белый: задние ноги (2)
    • Зеленый: Хвост
  • Вы можете сразиться с Фаталисом после завершения сюжетной линии Iceborne (MR24), открытия Путеводных земель, встречи с Сафи’дживой и Алатреона.

  • Вы откроете этот квест, сначала поговорив с Возбуждающим A-Lister в начале Селианы. Это приведет вас к приключению, чтобы победить Алатреона с гораздо меньшим здоровьем, чем обычно. После победы над Алатреоном вы получите квест «Черный дракон» в качестве особого задания.

  • Начало этого квеста только в одиночку. После потери примерно 22% его общего здоровья начнется кат-сцена, и многопользовательский режим будет постоянно разблокирован для квеста, даже если вы вернетесь из него.

  • Версия квеста с особым назначением допускает до 5 тележек, версия квеста по событию (Fade to Black) только до 3.

  • Первая Нова : Фаталис сделает первое дыхание широким пламенем после потери примерно 22% своего здоровья. Вы можете спрятаться от этого только в укрытии на правой стороне арены, в той же области, в которую вы бежали со своим компаньоном NPC во время одиночной кат-сцены. После этого откроется задняя часть арены, в которой есть еще несколько осадных орудий.

  • Вторая Нова : Выполняется после потери 50% здоровья. Вы можете выжить в этом, только побежав к воротам в задней части арены и потянув за рычаг, прежде чем вспыхнет большое пламя. После этого Фаталис войдет в свою третью и последнюю фазу.

  • Третья / Четвертая / Пятая Нова : Выполняется, когда у Фаталиса осталось 38% / 20% / 5% здоровья. Вам нужно бежать к Фаталису, чтобы избежать его. Поскольку Nova имеет форму конуса, рекомендуется бегать в стороны, а не в центр, чтобы быстрее выбраться из него.

  • После второй Новы у Фаталиса будет светящийся сундук. Во время этой фазы он получает новые атаки (одна из которых может вас приколоть), и все его атаки становятся намного опаснее.

  • Один раз сломав голову Фаталиса ослабит атаки в 3-й фазе. Взломав его дважды, он полностью не сможет использовать самые опасные версии своих атак.

  • На арене для боя есть несколько осадных орудий, включая три пушки, две баллисты, перемещающуюся баллисту и Драконатор.Также есть два одноразовых связующих (один у стены за блуждающей баллистой, а другой за баллистой на противоположной стороне арены), которые можно использовать для сдерживания Фаталиса. Обратите внимание, что Fatalis имеет тенденцию сосредотачивать внимание любого игрока, пытающегося использовать осадное оружие.

  • Фаталис будет сбит с ног до двух раз, если он получил достаточно урона от осадных орудий. Первый нокдаун произойдет после 1000 урона, второй — после 3000 урона. Тяжелая артиллерия увеличит урон от осадных орудий, что облегчит сбивание Фаталиса осадными орудиями.

  • Каждая голова Драконатора нанесет урон, равный 5% от общего здоровья Фаталиса. Обратите внимание, что хитбокс Драконатора намного больше, чем кажется.

  • Если вздрогнуть, стреляя в Фаталиса, когда он стоит на двух ногах, он упадет на четвереньки. Только в этом положении Fatalis можно врезать в стену.

  • Каждый второй выстрел Dragon Pod по Фаталису заставит его вздрогнуть и прервать его текущую атаку. Фаталис, естественно, будет сбрасывать стручки драконов во время охоты, но вы также можете заставить его сбрасывать их с помощью атак сцепления.

  • Поскольку Fatalis — самый сложный бой в игре, не рекомендуется заниматься им, пока у вас не будет доступа к полностью оптимизированной настройке финала, если возможно, с увеличением здоровья для оружия ближнего боя (разблокируется только после MR100 для оружия R12).

  • Фатализм — обзор | Темы ScienceDirect

    Еженедельная проверка и повторение домашних упражнений

    Информация о неделе ваших клиентов и продолжение проверки выполнения домашних упражнений важны для того, чтобы помочь клиентам почувствовать, что вы заботитесь об их жизни, и подчеркивает ваше постоянное ожидание того, что домашние упражнения важны и полезны.Это особенно важно, поскольку это только третий раз, когда клиентов просят выполнить упражнение «восхождение на гору», которое многократно используется на протяжении всей лечебной программы. Однако на этом занятии упор в упражнении «восхождение на гору» делается на развитии и укреплении эффективных коммуникативных навыков или «мудрого общения», а не на «мудрых действиях».

    Попытки поощрить клиентов, которые не хотят выполнять домашние упражнения, могут расстраивать терапевтов, если клиент постоянно приходит на сеанс с пустыми руками.Проблемы с выполнением домашних упражнений повлияли как на когнитивно-поведенческую терапию, адаптированную к культуре, так и на неадаптированные условия лечения КПТ в клинических испытаниях. Терапевты в неадаптированном состоянии когнитивно-поведенческой терапии говорили о трудностях с тем, чтобы заставить клиента выполнять «домашнее задание», и обсуждали, как клиенты из числа американцев китайского происхождения не хотели выполнять домашнее задание, а только хотели прийти на сеанс и пожаловаться на свои проблемы. Терапевты в условиях, адаптированных к культуре, также испытывали трудности с привлечением клиентов к выполнению домашних заданий, но испытывали меньшие трудности, потому что они не рассматривались как домашнее задание, а скорее как практика и упражнение.

    На первый взгляд, побуждение клиентов выполнять домашние задания может показаться проблемой, не связанной с соблюдением требований культуры, которая также может быть связана с рядом факторов, включая серьезность клинических проблем. Тем не менее, существует ряд культурных факторов, которые могут повлиять на выполнение домашних заданий. К ним относятся культурные убеждения в фатализме у многих народов азиатского происхождения, а также понятие этнокультурного переноса и контрпереноса. В азиатской культуре фатализм связан с верованиями, проникнутыми различными религиями и историческими практиками.Фатализм связан с концепциями кармы, реинкарнации и другими духовными убеждениями. Хотя само убеждение не может быть проблематичным, когда те, кто страдает психическим заболеванием, жестко усваивают такие убеждения, оно часто усиливает цикл выученной беспомощности и бездействия, что, в свою очередь, усиливает симптомы различных психических расстройств, таких как мотивация к депрессии и избегание. при посттравматическом стрессовом расстройстве.

    Клиенты могут впадать в отчаяние, чувствуя, что ничего нельзя сделать, чтобы изменить их жизненные обстоятельства, и что никакие действия не могут избавить их от боли.Этот опыт довольно распространен среди малообеспеченных слоев населения азиатского происхождения, у которых очень мало когнитивных, социальных, эмоциональных, финансовых и жилищных ресурсов. Клиенты, которые привязываются к фатализму, могут даже искажать религиозные учения, которые призваны помочь нормализовать жизненные трудности и помочь клиентам принять их. Например, цитата «жизнь — это страдание» — одно из отличительных учений буддизма. Это помогает людям развивать перспективу и эмоциональную дистанцию ​​при столкновении со стрессовыми жизненными ситуациями и при их интерпретации.Хотя Будда действительно сказал, что «жизнь — это страдание», он никогда не отвечал, что «с этим ничего не поделать, так что даже не пытайся». Терапевтам необходимо знать об этих культурно-религиозных убеждениях, чтобы они могли адаптироваться к культуре и решать эти проблемы в процессе лечения.

    Понимание этой проблемы также может помочь терапевтам стать менее разочарованными и осознавать этнокультурный перенос и контрперенос в процессе лечения (т.е. культурные влияния на традиционные представления о переносе и контрпереносе) (Comas-Diaz & Jacobsen, 1991).Хотя на первый взгляд некоторые из этих процессов могут не показаться явно «культурными», они являются важной частью работы с различными группами населения, о которой должны знать компетентные в культурном отношении терапевты. Более того, рассмотрение этнокультурного переноса и контрпереноса чрезвычайно важно, поскольку они могут существенно повлиять на рабочий альянс клиент-терапевт, что, в свою очередь, влияет на результаты лечения. Примеры более очевидного этнокультурного переноса и контрпереноса были приведены в главе «Понимание культурных влияний на психическое здоровье».

    Более тонкий пример — невыполнение домашних заданий. Хотя клиенты из всех культур могут бороться с невыполнением домашних заданий и развить усвоенную беспомощность, когда дело доходит до мотивации к действию, эти проблемы с большей вероятностью затронут людей из культур, которые уделяют больше внимания фатализму и суеверным убеждениям. Следовательно, многие клиенты из азиатского происхождения могут чувствовать себя безнадежными и полагать, что чем бы они ни занимались, ничто не поможет. Соблюдение домашних упражнений становится сопутствующим ущербом, и вместо этого клиенты могут приходить на лечение в режиме «жалобы».Эту проблему этнокультурного переноса затем переживает терапевт, которому необходимо осознавать свой собственный этнокультурный контрперенос (например, «я бы хотел, чтобы мой клиент перестал жаловаться» и «нет смысла заставлять клиентов из азиатского происхождения делать их домашнее задание. потому что они этого просто не сделают »).

    Если такая ситуация возникает при супервизии, для супервизора важно рассмотреть и понять происходящие как универсальные (этические), так и культурно-специфические (emic) процессы.В частности, невыполнение домашних заданий может повлиять на людей любого культурного происхождения. Однако при работе с населением азиатского происхождения необходимо учитывать культурные особенности фатализма, проблемные интерпретации культурно-религиозных убеждений и тенденцию жаловаться другим (что в коллективистских культурах более выражено при поиске поддержки). В противном случае терапевт также может впасть в параллельный процесс усвоенной беспомощности, и отчаяние возьмет верх. Терапевты могут чувствовать, что, что бы они ни делали, они не могут заставить своих клиентов брать на себя ответственность за свою жизнь и психическое здоровье.Они могут даже критиковать своих клиентов за то, что они не предпринимают никаких действий и просто хотят «переложить» свои проблемы на терапевта. Этот процесс может стать коварным и может даже повлиять на супервизора, где параллельный процесс продолжается, и они чувствуют, что ничего не могут сделать, чтобы заставить своего терапевта азиатского происхождения заставить своих клиентов делать домашнее задание. Супервизоры могут выделить эти параллельные процессы и помочь терапевтам сделать шаг назад и переосмыслить проблемы с учетом культурного понимания (например, выделение фатализма, культурно-религиозных убеждений и этнокультурного переноса и контрпереноса).

    Кроме того, руководители могут выделить культурно-универсальные процессы, которые также могут влиять на выполнение домашних заданий. В частности, основным симптомом депрессии является отсутствие мотивации. Таким образом, в связи с этим расстройством у клиентов обычно возникают трудности с выполнением домашних заданий. Решение и выявление клинических проблем, влияющих на мотивацию клиента и терапевта, является важным первым шагом к решению проблемы. Подчеркивание роли и ответственности терапевта за вовлечение клиента и устранение проблем с несоблюдением, несмотря на клинические и культурные барьеры, может помочь нормализовать проблему и вселить надежду на то, что их можно эффективно преодолеть.Поскольку эта проблема широко распространена в культуре, также важно не обвинять клиентов или терапевта в разочаровании, безнадежности или отказе от сотрудничества. Скорее, необходим адаптированный к культуре и чуткий подход к пониманию того, как культура проникает и качественно влияет на терапевтические процессы и влияет на решение проблем. Это помогает терапевту развить больше эмоционального сочувствия, устойчивости и перспектив при решении проблем клиента. Более того, это также помогает терапевтам продолжать устанавливать приоритет и ожидать, что домашние практические упражнения являются важной частью процесса лечения.

    Леди Дж (мадемуазель де Жонкьер): презираемая женщина мстит или пытается совершить

    Автор и постановщик Эммануэль Муре; на основе рассказа Дени Дидро

    Lady J — несколько сбивающее с толку название на английском языке фильма французского режиссера Эммануэля Муре Mademoiselle de Joncquières . В настоящее время он доступен на Netflix.

    Фильм основан на эпизоде ​​из Жак Фаталист и его хозяин , фантастического романа, написанного Дени Дидро (1713–1784), великим деятелем Просвещения, в 1765-1780 годах, но опубликованным только после Французская революция — и его смерть.Роман впервые стал широко известен благодаря его открытию в Германии Фридрихом Шиллером и Иоганном Вольфгангом фон Гете. Последний частично перевел его на немецкий язык в 1785 году.

    Жак Фаталист следует за слугой и его работодателем, пока они путешествуют, причем несколько бесцельно. Слуга развлекает своего хозяина, рассказывая с бесконечными перерывами истории его любви. Другие персонажи, с которыми сталкивается пара, также рассказывают разные сказки, в том числе тот, который составляет основу Lady J (в данном случае хозяйка гостиницы, где Жак и его хозяин ночуют.)

    Эммануэль Муре расширяет историю Дидро, добавляя персонажей и эпизоды. Сама история, действие которой происходит в 1770-х годах, достаточно проста.

    Мадам де Ла Поммерай (Сесиль де Франс), по словам Дидро, «вдова высоких моральных качеств, высокого происхождения, хорошего воспитания, богатства и высокомерия» живет более или менее на пенсии в сельской местности. Маркиз де Арци (Эдуард Баер) неустанно преследует ее в течение нескольких месяцев, пока он был гостем в ее поместье.

    Сначала дама, смеясь, отталкивает его.Она хорошо осведомлена о его репутации и даже (а-ля Лепорелло в «Дон Жуане » Моцарта) составляет «каталог» его предыдущих женских завоеваний. Она не собирается становиться его последней.

    Однако маркиз действует самым очаровательным и убедительным образом, снова и снова уверяя ее, что он никогда по-настоящему не любил женщину раньше, что она открыла ему глаза на то, какой может быть любовь, и так далее. Он никогда не пытается ни малейшего физического контакта. Это чисто духовное и эмоциональное соблазнение.

    Хозяйка в работе Дидро объясняет, что неустанные усилия маркиза «подкреплены его личными качествами, его молодостью, красотой, кажущимся самым истинным из страстей, ее одиночеством, ее стремлением к любви, одним словом, всем тем, что заставляет нас, женщин, подчиняться желаниям мужчин … возымело свое действие, и г-жа де ла Поммерай, сопротивляясь и маркизу, и себе в течение нескольких месяцев и потребовав от него самого торжественного обета, как это принято, наконец сделала его самый счастливый из мужчин.

    К сожалению, через несколько лет Маркиз начинает находить сельскую жизнь с дамой несколько скучной и становится беспокойной.

    Однажды, чтобы проверить его привязанность, мадам де Ла Поммерай сообщает ему, что ей стало немного скучно, что она больше не находит его общество таким увлекательным, что она, по сути, больше не любит его.

    Маркиз в восторге! Он объясняет, что она выразила его точные чувства: «Ах, насколько вы намного лучше меня в данный момент.Каким благородным я считаю вас и каким злом я себя воспринимаю. Вы заговорили первым, и все же первым виноват я. … Я признаю, что то, что вы сказали о своих чувствах, дословно применимо и ко мне. Каждое слово, которое ты сказал себе, я сказал себе, но я хранил молчание и страдал молча ».

    Это душераздирающая последовательность. Маркиз чувствует, что с него сняли тяжелое бремя, а леди теперь зверски страдает в молчании. После его ухода она начинает планировать месть. (Хозяйка Дидро замечает: «Когда ее первые ярости улеглись и ее настроение превратилось в холодное негодование, ее мысли обратились к отмщению за себя и к отмщению за себя жестоко, таким образом, который испугал бы всех тех, кто в будущем будет испытывать искушение. соблазнять и обманывать честных женщин.»)

    В мести мадам де Ла Поммерай используются мать и дочь, которые когда-то давно были ее знакомыми, которые пережили тяжелые экономические времена и в течение предыдущего десятилетия занимались проституцией.

    Дама забирает мадам (Наталья Дончева) и мадемуазель де Жонкьер (Алиса Исааз) — как они теперь себя называют — из их невзгод и разврата, помещает их в респектабельное жилище, заставляет их одеваться просто, скромно и вообще обращает их внимание в — или заставляет их выступать — как замкнутых и набожных женщин.Пара слишком счастлива изменить свои обстоятельства, хотя весь заговор дамы им не ясен.

    Прогуливаясь с маркизом, теперь уже просто хорошим «другом», мадам де Ла Поммерай «случайно» встречает женщину и ее дочь. Последний, что и говорить, очень красивый. Маркиз влюбляется в девушку («У нее лицо Рафаэля!»). «Я должен иметь ее». Однако и мать, и дочь, следуя строгим инструкциям мадам де Ла Поммерэ, отвергают его малейшие попытки.Маркиз становится все более и более безумным. Он находит неотразимыми тех, кто ему сопротивляется.

    Мадам де Ла Поммерэ делает вид, что шокирована его интересом к религиозно настроенной девушке. Изумительная лицемерка, дама восклицает (у Дидро): «Ах! Маркиз, мы, люди мира, далеки от понимания тонких сомнений таких робких душ.

    Маркиз предлагает драгоценности, от которых мадам де Ла Поммерэ настаивает, чтобы мадам и мадемуазель де Жонкьер отказались и вернули их, к большому разочарованию матери.Затем он предлагает половину своего имущества. Опять же, мадам де ла Поммерэ решительна. Она говорит другим женщинам: «Вы представляете, что я делаю то, что делаю для вас? Кто ты? Что я тебе должен? Почему бы мне не отправить вас двоих обратно в ваш бордель? Если то, что предлагают, для тебя слишком много — для меня этого недостаточно ».

    В конце концов, маркиз предлагает жениться. Он женится на мадемуазель де Жонкьер. Ловушка сработала. К его подавляющему унижению, мадам де Ла Поммерай раскрывает теперь, на какой униженной женщине он женился: «Маркиз, — сказала она ему, — научись меня узнавать.Если бы другие женщины ценили себя достаточно, чтобы выказать чувство обиды, которое я испытываю, таких мужчин, как вы, было бы меньше. Вы приобрели честную женщину, которую не смогли удержать. Этой женщиной был я. Она отомстила тебе, заставив выйти замуж за того, кто достоин тебя.

    Однако это еще не конец истории, и заключение — самый важный и волнующий момент из всех.

    Версия Муре очень эффективна, и ее стоит посмотреть. Актеры убедительны, драматическое напряжение сохраняется повсюду.Это серьезная и интригующая работа.

    Французский кинорежиссер Роберт Брессон снял красивую современную адаптацию, написанную в соавторстве с Брессоном и Жаном Кокто, по той же истории в 1945 году, Les Dames du Bois de Boulogne ( The Ladies of the Bois de Boulogne ).

    Jacques the Fatalist , хотя его форма непринужденная и очевидно случайная (на которую, среди прочего, повлиял Лоуренс Стерн «Тристрам Шенди »), является чрезвычайно сложным произведением, связанным со многими политическими, социальными и культурными проблемами.

    Различные современные критики неизбежно пытались свести Lady J к «глубоко феминистскому» фильму. Один из собеседников предложил Муре: «Есть еще что-то, выражаясь языком 21 века, токсичной мужественности?»

    Несомненно, и роман, и фильм содержат критику безрассудного разврата маркиза и общего положения женщин во французском обществе, но происходит гораздо больше. В конце концов, к мадам де Ла Поммерай с самого начала чувствуется симпатия, но, как отмечает переводчик Дэвид Кауард, это чувство «превращается в ужас, когда она показывает свои когти, и нас все больше тянет к маркизу де Арци, жестокому соблазнителю становится жертвой.Муре, надо отдать ему должное, не пошел по линии наименьшего сопротивления и превратил свой фильм в соответствии с требованиями сегодняшнего дня в краткое описание гендерной политики.

    Дидро понимал, что само положение женщин заставляет их совершать акты эмоционального терроризма, но он не оправдывает последних.

    Причем события происходят внутри аристократии. Жестокость мадам де Ла Поммерэ — это еще и жестокость человека с высокими привилегиями, который использует более бедных женщин в качестве своих инструментов и избавляется от них, не задумываясь.Говоря о поведении дамы по отношению к маркизу, один наблюдатель заметил, что если аристократы так относились друг к другу, представьте, как они, должно быть, поступили по отношению к низшим сословиям!

    В Jacques the Fatalist рассказ мадам де Ла Поммерэ растягивается на несколько часов, поскольку домовладелица должна выполнять свои обязанности. Она, Жак и его хозяин пьют, медлят, ссорятся. Сама эта история изменившихся обстоятельств и противоположных симпатий имеет место по мере того, как происходят изменения, когда отношения между людьми, говорящими и слушающими, углубляются.Структура книги отражает точку зрения Дидро о том, что идея, которую мы формируем о людях, «и их поведении», как предполагает Кауард, «поэтому зависит от нашей собственной меняющейся точки зрения».

    Тема психологической и социальной изменчивости и изменений присутствует всегда. (Подрывная сила того, что «Жак» превалирует над «Его Учителем», изменение обычного социального порядка, подразумеваемого в названии и самом произведении, является лишь одним из многих факторов, которые, без сомнения, отговаривали Дидро от публикации работы во время его продолжительность жизни.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.