Содержание

Два лика одиночества(Майленова Ф.Г.) Публикации на сайте экзистенциальной психологии

Одиночество — одна из самых сложных для современного человека психологических проблем. Любому психологу-консультанту хорошо знакома хрестоматийная ситуация: внешне совершенно благополучный человек, казалось бы, полностью реализовавший себя и в своей профессиональной деятельности, и в своих социальных отношениях, ощущает себя, тем не менее, одиноким и никому не нужным. Именно ощущает — это чувство совершенно не обязательно отражает реальную ситуацию, — но от этого чувство одиночества не делается легче, и попытки убедить клиента в очевидной «ошибочности» этого ощущения редко приводят к успеху. Укрыться от этого тягостного чувства люди пробуют в веселой, шумной «светской» жизни, которая раньше или позже утомляет и надоедает. Другие надеются, что от пустоты и тоски одиночества спасет создание семьи, чувство любви к своим близким. Тем не менее, оказывается, что даже всепоглощающая любовь спасает лишь временно. Психоанализу это обстоятельство известно давно: «Поверхностный характер отношений внушает многим иллюзорную надежду, что глубину и силу чувств они могут найти в любви. Но любовь к себе и любовь к другому нераздельны; для любой культуры любовные отношения есть лишь более сильное проявление связей и отношений, превалирующих в этой культуре. Так что не стоит питать иллюзию, будто от одиночества, к которому человек приговорен этим рыночным типом ориентации, можно вылечиться любовью» — писал Эрих Фромм

1.

Безжалостный диагноз признанного классика психоанализа — а равно и, казалось бы, полное несоответствие этого диагноза традиционным представлениям, да и жизненному опыту множества «нормальных людей» — заставляет задуматься, что же такое «одиночество», действительно ли это — наш неизбежный удел и если да, то насколько этот удел «роковой». Все-таки, что бы ни говорили поэты-романтики или философы-экзистенциалисты, психологу (даже если он придерживается экзистенциалистской ориентации) трудно считать «роковым» нечто «заданное от природы» — «роковая норма» для него скорее нонсенс.

А стоит задуматься или хотя бы внимательнее посмотреть в книжки классиков, — и сразу понимаешь: два разных человека, жалующихся на одиночество, очень часто жалуются на совсем разные вещи. Человек может чувствовать чужим самого себя, «других» (эти «другие» тоже бывают разные — родные и близкие, приятели и коллеги, общество, в котором живет), и, наконец, мир как таковой. Только вот разобраться, в чем именно состоит твое одиночество, бывает трудно. И не только самому человеку, но и психологу-консультанту.

Известный психолог экзистенциального направления И. Ялом предлагает разделить изоляцию, с которой психологу приходится иметь дело, на три типа: межличностная, внутриличностная и экзистенциальная. «

Межличностная изоляция, обычно переживаемая как одиночество, — это изоляция от других индивидуумов… Внутриличностная изоляция — это процесс, посредством которого человек отделяет друг от друга части самого себя… В современной психотерапии понятие «изоляции» используется не только по отношению к формальным защитным механизмам, но и при случайном упоминании любой формы фрагментации «я». Таким образом, внутриличностная изоляция имеет место тогда, когда человек душит собственные чувства или стремления, принимает «нужно» и «следует» за собственные желания, не доверяет собственным суждениям или сам от себя блокирует собственный потенциал»
2
. В то же время сам Ялом наибольшее внимание уделяет экзистенциальной изоляции, которая «сохраняется при самом удовлетворительном общении с другими индивидами, при великолепном знании себя и интегрированности. Экзистенциальная изоляция связана с пропастью между собой и другими, через которую нет мостов. Она также обозначает еще более фундаментальную изоляцию — отделенность между индивидом и миром»3. Для консультанта проблема здесь в том, что «типы изоляции субъективно похожи, то есть они могут восприниматься одинаково и маскироваться друг под друга. Часто терапевты путают их и лечат пациента не от того типа изоляции»4.

Встречается и другая классификация одиночества.

Одиночество, вызванное социальной изоляцией — отсутствием доступного круга общения, людей, способных удовлетворить потребность в общении как таковом, в межличностных контактах, не обязательно глубоких и близких (именно результат этой изоляции люди в основном и склонны называть одиночеством). Такого рода «голод» можно утолить или, по крайней мере, смягчить, просто выйдя на улицу и побыв среди людей.

Одиночество, вызванное эмоциональной изоляцией, которое наступает вследствие отсутствия привязанности к конкретному человеку, либо тогда, когда человек отделяет свои эмоции от воспоминаний о событии и становится неспособным к близким отношениям с другими людьми.

Экзистенциальное одиночество, о котором говорилось выше, — чувство, которое возникает у человека, когда он сталкивается один на один с Бытием — смертью, отчаянием, необходимостью принять судьбоносное решение.

Если объединить обе классификации, то социальная и эмоциональная изоляция окажутся подвидами, или уровнями, изоляции межличностной. Далее идет внутриличностная изоляция — широко используемая парадигма современной психопатологии и психотерапии: преодоление ее, стремление достичь целостности провозглашается в качестве цели многими психотерапевтическими направлениями.

Экзистенциальная изоляция вызвана непреодолимым разрывом между «Я» и Другими, разрывом, который существует даже при очень глубоких и доверительных межличностных отношениях. При этом она воспринимается уже как разрыв не просто с «товарищами по биологическому виду», но и с Бытием как таковым. «Человек отделен не только от других людей, но, по мере того, как он создает свой собственный мир, он отделяется также и от этого мира»

5 — пишет И. Ялом.

В эту долину одиночества ведут много путей. Один из них — столкновение со смертью. Никто не может умереть вместе с кем-то или вместо кого-то. Хайдеггер утверждает, что «хотя человек может пойти на смерть за другого, подобное «умирание за» никак не означает, что другого хотя бы в малейшей степени избавили от его смерти. Никто не может забрать смерть у другого»6. Нас могут окружать друзья, соратники, единомышленники, которые могут умереть за то же дело, одновременно с нами (подобно участникам древних обычаев, когда совместно с умершим хоронили его жен и слуг), однако переживание собственного умирания — самое одинокое человеческое переживание на глубинном, фундаментальном уровне.

Перед фундаментальными проблемами бытия — проблемой смерти, свободы, жизненного выбора и прочими экзистенциальными проблемами — человек одинок изначально, так как никто не может принять решение за него, когда необходимо сделать выбор, и никто не может за него пережить боль, страдание, страх смерти, неуверенность перед будущим, тоску и отчаяние.

Проблема экзистенциальной изоляции, в отличие от изоляции межличностной, неразрешима в принципе — человек действительно одинок перед лицом собственного экзистенциального существования, и здесь задача терапевта помочь своему клиенту не разрешить проблему, а психологически справляться с ней. Не

справиться, а именно справляться — единовременного решения здесь не может быть в принципе. Что может консультант — это развенчать ее иллюзорные решения. Средствами бегства от страха перед экзистенциальным вакуумом бывают как чрезмерное увлечение работой (наиболее социально одобряемая «попытка к бегству»), так и злоупотребление алкоголем, наркотиками, болезненное переедание — своего рода «пищевая наркомания», или «шопотерапия» (от английского shopping — делать покупки) — почти столь же болезненная одержимость хождением по магазинам и приобретением разных не очень нужных вещей…

Довольно распространенная и многократно поэтизировавшаяся попытка избежать экзистенциальной изоляции — размывание границ собственной личности, растворение в другом.

Любовные и дружеские отношения, порожденные тревогой и глубинным страхом одиночества, вначале бывают весьма интенсивными: ведь другой превращается в смысл существования. Страх экзистенциальной изоляции часто остается движущей силой многих межличностных отношений и на более поздних этапах: им можно объяснить многие случаи упорного сохранения взаимоотношений тяжелых, не приносящих ни радости, ни удовлетворения: каковы бы они ни были, они спасают от глубинной тревоги и страха. Однако если партнер так и остается лишь средством борьбы с одиночеством и страхами, отношения чаще всего распадаются.

Но если реального разрешения у проблемы экзистенциального одиночества нет, а иллюзорные решения дают лишь временное облегчение, — то что же психолог-консультант может предложить своему клиенту? Поневоле вспомнишь замечание одного из участников дискуссии об отмене телесных наказаний в конце теперь уже позапрошлого века: «Безусловно, господа, пороть мужика гнусно.

Но что мы можем предложить ему взамен?»

Оказывается, есть что предложить. Да, бегство от экзистенциального одиночества в «другого» обычно оборачивается эмоциональным и жизненным тупиком. Но, с другой стороны, именно встреча с одиночеством в конечном счете делает возможной для человека глубокую и осмысленную включенность в другого: человек «должен отъединить себя от другого, чтобы пережить изоляцию; человек должен быть сам по себе, чтобы испытать одиночество»7.

И эта амбивалентность отличает не только одиночество экзистенциальное, в котором психология едва ли не смыкается с онтологией. Эмоциональное одиночество — очевидный признак неудовлетворенной потребности в общении, одной из основных психологических потребностей человека. Но это же чувство одновременно и признак высокой избирательности в общении. Ведь оно возникает именно тогда, когда не просто не с кем поговорить или провести время, а когда нет духовной близости с партнером.

И осознание этого может оказаться источником важной психологической поддержки для страдающего от нее человека.

С другой стороны, любой, даже самый общительный человек время от времени ищет уединения, — возможность уединиться всегда считалась одной из самых завидных. И об этом консультант тоже напоминает страдающему от одиночества — точнее, от

чувства одиночества — клиенту. Отношение к уединению у большинства из нас всегда двойственное: с одной стороны, оно — символ независимости и автономии, с другой — символ социального неуспеха. Совместное проживание с кем-либо тоже вызывает неоднозначные чувства: с одной стороны, такая жизнь ассоциируется с психологическим комфортом, любовью и одобрением, а с другой — с чувством зависимости и «тяжким бременем».

То, как человек относится к своему одиночеству, может служить хорошим показателем его потребности в зависимости. Замечено, например, что «люди-одиночки» — убежденные холостяки или старые девы, а также те, кто по обстоятельствам жизни часто переезжает с места на место (и потому время от времени оказывается в полном, пусть и временном, одиночестве — пока не обживется и не обзаведется знакомыми и друзьями), ближе к старости, когда круг общения неизбежно сужается, и наступает отчуждение даже от близких, оказываются в современном индустриальном обществе более «закаленными». Эти люди еще в более молодом возрасте прошли хорошую школу и подготовились к изменениям в образе жизни.

Возвращаясь же к личностной стороне этой проблемы, следует сказать, что психологическая привлекательность человека независимо от возраста может возрастать, а может убывать. Это уже зависит от самого человека, его личных усилий, глубины и полноты его душевной жизни, навыков гуманистического общения с другими людьми. В целом приходится признать грустную закономерность: с возрастом «рыночная ценность» личности постепенно убывает. И вот тогда уже важнейшим фактором становится не то, чего человек достиг в социальном плане (успехи, должности, награды, знания и т.п.), а то, чем он является именно как человек, как личность, насколько он привлекателен как партнер по общению для тех, кто находится рядом с ним и зачастую имеет совершенно несхожие с ним жизненные установки, принципы, ценности.

В связи с этим можно сказать, что «готовиться» к старости надо начинать задолго до того, как она наступит, повышая свою психологическую привлекательность. Возможно, это единственный способ справиться с сопровождающую старость горечью.

В современном индустриальном обществе существует весьма привлекательный образ «вечной молодости», молодежного образа жизни, который в общественном и в индивидуальном сознании представляется как единственный полный смысла и радости бытия. С уходом же молодости (а это неизбежно, несмотря на неправдоподобно длительную юность большинства наших «звезд», которые тем самым тоже вносят свой немалый вклад в представления о хорошей, «настоящей» жизни) человек либо смиряется с унылой серостью будней и снижает свои личные стандарты социальных взаимоотношений, либо из последних сил цепляется за тот образ жизни, который когда-то в молодости доставлял максимальное удовлетворение.

В традиционных обществах у каждых возрастных групп были свои права, свои обязанности, и человек жил, подчиняясь этим законам так же, как животное подчиняется законам природы, последовательно проходя свой жизненный путь этап за этапом. Ситуация же, в которой находится современный человек, такова, что старые нормы поведения, так или иначе дававшие ответ на вопрос, как жить, что есть добро, а что зло, каким человеку надлежит быть, как ему общаться с себе подобными, дававшие готовые схемы, в которые человек мог в большинстве случаев вписаться, уже не «срабатывают»… Сегодня человеку предстоит найти новый смысл, новые ценности и новые идеалы, и требуется немалая работа духа, чтобы созидать на руинах, не утрачивая в то же время человеческого лица. Нельзя забывать, что даже в пору социальных кризисов и потрясений человек не перестает стремиться быть счастливым, любимым, понятым и принятым другими людьми, а для этого необходимо сохранить способность самому понимать и любить других людей.

Однако необходимо помнить и то, что близость, сопровождаемая искренностью, предельной открытостью, это и своего рода риск: чем меньше дистанция между тобой и другим, тем больше риск «потерять себя» или получить моральную травму от неосторожного прикосновения другого к своему внутреннему миру. Люди, более эмоционально отзывчивые, являются одновременно и более ранимыми, так как у них потребность в близких, интимных контактах выше, и поэтому отсутствие таких контактов или их разрушение они воспринимают более болезненно. Так что одной из психологических причин одиночества может быть и повышенная чувствительность и, как следствие — боязнь близости, непонимания. Само осознание этого также может оказаться важным источником психологической поддержки для того, кто страдает именно от такого рода одиночества. Вообще интраверсия традиционно ассоциируется как с застенчивостью и другими коммуникативными трудностями, так и с более тонкой душевной организацией. Это мнение никогда не подвергалось экспериментальной проверке, но его разделяли и разделяют многие поэты и философы, сами, кстати, часто испытывавшие острое чувство одиночества. И хотя одиночество доставляло им страдания, оно зачастую осознавалось и как признак собственной уникальности, избранности, непохожести на других. И в этом качестве служило источником психологической и даже нравственной поддержки («Самый сильный человек в мире — это тот, кто больше всех одинок» — говорит в финале пьесы ибсеновский доктор Штокман, потеряв едва ли не все и всех). Герман Гессе пишет об уникальной способности к «тому предельному одиночеству, которое разрежает, которое превращает в ледяной эфир космоса всякую мещанскую атмосферу вокруг того, кто страдает и становится человеком»8. Одиночество — необходимый компонент не только для осмысления жизни, но и для творчества.

Так что полностью преодолеть одиночество невозможно, да это, наверно, и не нужно: с одной стороны, одиночество до определенной степени необходимо личности для роста, развития творческих сил, самостоятельности; с другой стороны, когда заходит речь об экзистенциальным одиночестве, необходимо учиться его принимать как необходимую часть нашего бытия. Каждый из нас одинок в существовании. Близость, которая считается лекарством от одиночества, на самом деле рассеивает лишь страх одиночества, но не саму экзистенциальную суть одиночества. Никакие отношения не могут навсегда уничтожить изоляцию. И требовать этого — значит рисковать самой близостью. Однако можно разделить одиночество с другим таким образом, что любовь компенсирует боль и ужас изоляции.

Психолог может помочь человеку понять природу одиночества, возможности и невозможности преодоления его, «приручить» свое одиночество, сделав его более конструктивным и менее разрушительным. И это не так уж мало.

Примечания

  1. Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика, 1993. С. 70.
  2. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. М.: Класс, 1999. С.398-399.
  3. Там же. С.400.
  4. Там же.
  5. Ялом И. Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы. М.: Класс, 1997. С.17.
  6. M. Heidegger M. Being and Time. N-Y.: Harper & Row, 1962. P. 284.
  7. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. С.408.
  8. Гессе Г. Степной волк. Избранное. М.,1997. С.264.

Майленова Ф.Г.,

См. также

Экзистенциальное одиночество. Экзистенциализм — это интереснейшее… | by Николай Митропольский

Экзистенциализм — это интереснейшее направление в философии и психотерапии XX-го (да и, наверное, XXI-го века), посвященное человеку и его попыткам справиться с различного рода экзистенциальными проблемами, которые активно мучают и всячески угнетают человеческую психику.

К экзистенциальным проблемам традиционно относят:

Экзистенциальную тревогу (или, иногда экзистенциальный ужас, хотя я бы его рассматривал бы отдельно) — грубо говоря это «страх смерти», то есть осознание того, что ты однажды перестанешь существовать. Все люди сталкиваются с этим, переживают на эту тему самые пренеприятные эмоции и дальше стараются просто об этом не думать. Тем не менее, совсем не думать не получается, и где-то в бессознательном это чувство остается, и иногда ты просыпаешься в холодном поту, и думаешь, как бы переиначить свою жизнь чтобы она не выглядела так жалко перед лицом смерти, ну либо бухать с друзьями чтобы хоть как-то заглушить эту экзистенциальную тревогу.

Экзистенциальный кризис — это про потерю смысла жизни, и осознание бессмысленности своего существования. Думаю, это знакомо каждому человеку не меньше, чем первый пункт. Действительно, чтобы ты не делал — всё тлен и бесполезно в масштабах вселенной, а иногда (часто) это оказывается бесполезным и даже в гораздо более мелких масштабах: например, ты полгода ухаживал за девушкой, а она тебя всё равно отшила — в масштабах мира звучит немного глупо, но для тебя это ни черта не глупо, потому что эта девушка, может быть и была твоим «миром», и теперь ты просто не знаешь для чего тебе существовать…

Все экзистенциальные проблемы характеризуются с одной стороны фундаментальной неразрешимостью, а с другой стороны непреодолимым стремлением человека их разрешить или преодолеть. В каком-то смысле в этом преодолении непреодолимого с точки зрения философии экзистенциализма и заключается суть существования человека. И чтобы при этом не поехать кукухой и не броситься под поезд — как раз психотерапевтическая составляющая экзистенциализма очень помогает.

Еще важный аспект, что даже небольшие продвижения в решении экзистенциальных проблем как правило сопряжены с переживанием счастья и прочими «пиковыми переживаниям». Если вы сделали что-то, что кажется вам важнее вашей жизни — то вы на секунду преодолели экзистенциальный ужас смерти. Если вы спасли чью-то жизнь, и вот видите, что человек, который сейчас мог быть мёртвым, вот живой и улыбается вам — это тоже небольшая победа над ужасом смерти. На самом деле всё, что заставляет вас чувствовать, что вы живы (по крайней мере в настоящий момент) — это тоже преодоление экзистенциальной тревоги. К сожалению, люди не так часто ощущают, что живы, чаще люди ощущают, что мертвы уже сегодня, а может быть и вообще никогда не жили. Но пока девушка из предыдущего параграфа тебя ещё не отшила и ваши отношения развиваются — ты ощущаешь наполненность жизни смыслом и всё ещё немного существуешь.

А всё это я к чему. Кажется, я обнаружил еще одну экзистенциальную проблему — экзистенциальное одиночество.

Не стоит путать экзистенциальное одиночество с одиночеством бытовым: если вас все игнорируют, вам не с кем поговорить или заняться сексом, то скорее всего это просто бытовое одиночество. К несчастью, как показывают исследования, и бытовым одиночеством страдает довольно много людей — и это большая проблема. Но тем не менее, всё-таки у большинства людей есть друзья, любимый человек, книжный клуб или хотя бы чат в LOL.

Но даже если у вас есть супер-близкие друзья, всегда остается что-то, чем вы не можете с ними поделиться. И даже не потому, что боитесь, что они вас не поймут (хотя и это тоже проблема), а просто потому, что вы не можете это выразить. Вы не можете передать радость от солнечного света, который только что проник в окно кафе, в котором вы разговаривали с вашим другом. Вы можете только сказать ему: «О! Выглянуло солнце!» и попробовать заметить его взгляд и улыбку на его губах. И если заметите, то, хвала зеркальным нейронам, вы действительно испытаете какое-то чувство эмоциональной близости: «О! ты чувствуешь то же, что и я!». Тем не менее, вы никогда не сможете точно понять, что чувствовал ваш друг, была ли его улыбка — улыбкой радости солнцу, или он просто умиляется тому, что вы можете по-детски радоваться солнцу, или он просто сделал это из вежливости, чтобы вы не чувствовали себя глупо, а он не казался вам чёрствым. Скорее всего, на самом деле всегда будет что-то среднее, но истинные пропорции мы никогда не узнаем — да и нет особого смысла их знать — мы получили что хотели: порадовались и друг разделил с нами нашу радость.

Экзистенциальная проблема в том, что мы не знаем, что чувствовал наш собеседник на самом деле, и кажется нет никакого способа это узнать. Но, черт подери, почти всегда очень хочется, но нам остается только напрягать свои глаза, уши и зеркальные нейроны в попытках «угадать» чувства собеседника. Но осознавать при этом, что мы не можем физически прочувствовать чужие чувства или дать другому прочувствовать свои, что мы можем только воображать и додумывать, оставаясь абсолютно одиноки в том, что мы переживаем — совершенно невыносимо, в этом и состоит экзистенциальное одиночество.

Экзистенциальные проблемы характеризуется тем, что при их фундаментальной неразрешимости человек неустанно продолжает пытаться все-таки их преодолеть — и в этом весь смысл и самое прекрасное, что на самом деле человек может делать. Кажется, что именно ради преодоления экзистенциального одиночества мы пытаемся проводить с человеком больше времени, стараясь оказаться в самых разных и неожиданных ситуациях, чтобы пережить их вместе и сравнить ощущения.

Дружище, раз ты порадовался солнечному свету в кафе — пошли встречать рассвет! И если ты опять почувствуешь, то же что и я, то значит, что и в кафе ты действительно радовался солнцу, а не смеялся надомной. И чем дальше будет продолжаться такая цепочка, чем на более сильные и неожиданные совместные переживания мы отважимся — тем более близкими людьми мы будем ощущать себя, и чем более сложные чувства мы сможем при этом испытать и передать друг другу — тем более полной и насыщенной будет казаться нам наша жизнь. И тем ближе мы будем приближаться к преодолению экзистенциального одиночества.

Но надо понимать, что проблема фундаментально неразрешима — цепочки рано или поздно закончатся, и как бы близки не были люди, они остаются разными людьми. Часто мы не хотим это признавать и продолжаем ожидать от друзей и партнеров по отношениям что они будут чувствовать, что и мы всегда, и понимать нас без слов. Но это иллюзия, приводящая лишь к неоправданным ожиданиям и обидам, потому что по сути является бегством от экзистенциальной проблемы.

Никто все равно не окажется для вас абсолютно близким: даже самый близкий человек в какой-то момент выкинет что-то, чего вы не ожидали, какой-то момент вы осознаете, что в каких-то ситуациях этот человек чувствовал не то, что вам казалось он чувствует, и что вообще в его жизни есть области недоступные для вашего понимания. Это экзистенциальное одиночество — плата за экзистенциальную свободу. С этим, разумеется, не стоит мириться, но и совершенно бессмысленно это отрицать. Также как и обижаться на людей за то, что они не чувствовали то, что вам казалось они должны чувствовать. Другой человек всегда шире нашего представления о нем, а мы — его представления о нас. И именно это делает других людей неисчерпаемо интересными — нужно только попытаться только на секунду пробиться сквозь стену этого «экзистенциального одиночества».

Кроме как пить кофе и встречать вместе рассвет ещё можно преодолевать экзистенциальное одиночество через искусство. Ведь попытка поделиться внутренними переживаниями — это как раз то, что заставляет художника творить, а то, что мы чувствуем, читая книги, рассматривая картину или слушая музыку — это всегда немного кусочек того, что чувствовал автор. И вот этот момент «О! Я чувствую это!» или просто отождествление себя с автором или его героем и переживание сильнейших эмоций вместе с ними — тоже способ преодолеть «экзистенциальное одиночество», манящий нас как наркотик и заставляющий читать книги, ходить в кино и слушать музыку. Кстати, если делать это в компании с близкими людьми — то это сближает еще и с ними, потому что вы тоже как бы «чувствуете то же что и они». И это прекрасно.

В общем вот вам ещё, что стоит не забывать делать в этой жизни — это делиться с другими всей сложностью ваших чувств и переживаний и пытаться прочувствовать переживания других. Но, как и в случае с экзистенциальной тревогой, от экзистенциального одиночества можно пытаться убежать, поводя время в разговорах о погоде и соревнованиях «кто чего добился в жизни», а можно попытаться столкнуться с ним и преодолеть его, пытаясь найти в людях родственные души и установить с ними глубокую связь, которая позволила бы вам с уверенностью сказать: «Да! Я чувствую то же самое», ну или по крайней мере что-то похожее…

Экзистенциальное одиночество

Экзистенциальное одиночество

23 08 2016 Автор  Ирвин Ялом

 

Существуют два вида одиночества – повседневное и экзистенциальное.

Первое носит межличностный характер, это боль от изолированности от других людей. Это одиночество, нередко связанное со страхом близких отношений или с боязнью быть отвергнутым, нелюбимым, испытать чувство стыда, знакомо каждому из нас.

 

Вторая форма одиночества – экзистенциальная изоляция – носит более глубокий характер и рождается из непреодолимой пропасти между личностями. Она возникает не только из-за того, что мы в одиночестве входим в жизнь и в одиночестве же ее покидаем, но и из-за того, что на самом деле каждый из нас существует в собственном мире, законы которого знаем только мы сами.

 

Каждый человек самостоятельно выстраивает собственную реальность. Иными словами, у нас есть ряд врожденных мыслительных категорий (например, количество, качество, причина и следствие), которые приходят в соприкосновение с данными органов чувств и позволяют нам автоматически и бессознательно создавать наш неповторимый мир.

 

Экзистенциальное одиночество связано с потерей не только биологической жизни, но и целого мира – богатого, продуманного до деталей.

Этот мир не существует более нигде – лишь в нашем сознании.

 

Каждый из нас испытывал ту или иную форму межличностной изоляции (повседневное чувство одиночества) на разных этапах жизненного цикла. Однако экзистенциальное одиночество редко посещает молодых людей: обычно человек узнает эту муку, становясь старше и приближаясь к смерти. В такие моменты мы осознаем, что наш мир исчезнет, и то, что никто не сможет сопровождать нас в безрадостном путешествии к смерти.

 

И. Ялом

Иллюстрация — “The Eyes of God” — Prohodna Cave, Bulgaria
Прочитано 23375 раз

4. Экзистенциальное одиночество и необходимость его преодоления. Новая укрытость

Читайте также

6. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕСТВО

6. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕСТВО      Однако в природе экзистенциальной встречи заключено то, что она возможна всегда лишь между одним единичным человеком и другим единичным человеком, что она сущностным образом нераспространима на круг людей. В свете этого заключения

XI. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К СМЕРТИ

XI. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К СМЕРТИ 1. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА СМЕРТИ      Если истолкование смерти у Рильке и не совпадает безоговорочно с ее истолкованием в экзистенциальной философии, то все же оно ведет в такие глубины, что сделанное по поводу него наглядное

7.4. Издержки технического прогресса и проблемы преодоления глобальных кризисов

7.4. Издержки технического прогресса и проблемы преодоления глобальных кризисов Современные изменения в мире, связанные с техническим прогрессом, произошли в основном за счет существенного роста занятости в сфере услуг и, напротив, значительного сокращения числа

2.

 Экзистенциальное созерцание

2. Экзистенциальное созерцание — В философской оставленности остается исходом экзистенциальное созерцание из абсолютного сознания. Оно — не молитва, которая составляет, скорее, границу философствования, недоступна для философии и потому проблематична; но оно, как

1. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ НАСТРОЕНИЕ

1. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ НАСТРОЕНИЕ Современная экзистенциальная философия считает заботу основным настроением человека, тесно связанным с его бытием. Забота, как говорилось, не есть озабоченность своей повседневной жизнью. Правда, она, как и всякая другая настроенность

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ ОБЛАДАНИЕ

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ ОБЛАДАНИЕ Чтобы полнее охарактеризовать принцип обладания, который мы здесь рассматриваем, необходимо сделать еще одно уточнение и показать функцию экзистенциального обладания; само человеческое существование в целях выживания требует, чтобы мы

1.

Я и одиночество. Одиночество и социальность

1. Я и одиночество. Одиночество и социальность «Я» – изначально, ни из чего не выводимо и ни к чему не сводимо. Когда я говорю «я», я не высказываю и не предполагаю никакого философского учения. «Я» не есть субстанция метафизики и религии. Ошибочность cogito ergo sum в том, что

3. Одиночество и познание. Трансцендирование. Познание как общение. Одиночество и пол. Одиночество и религия

3. Одиночество и познание. Трансцендирование. Познание как общение. Одиночество и пол. Одиночество и религия Есть ли познание преодоление одиночества? Бесспорно, познание есть выход из себя, выход из данного пространства и данного времени в другое время и другое

Проблема преодоления религии

Проблема преодоления религии Гольбах не придерживался точки зрения многих свободомыслящих людей своего времени, полагавших, что, убрав с исторического пути народов традиционные религии, прежде всего христианство, необходимо создать новую религию. Он, в отличие от

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ ОБЛАДАНИЕ

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЕ ОБЛАДАНИЕ Чтобы полнее охарактеризовать принцип обладания, который мы здесь рассматриваем, необходимо сделать еще одно уточнение и показать функцию экзистенциального обладания; само человеческое существование в целях выживания требует, чтобы мы

Глава 8 Препятствия и способы их преодоления

Глава 8 Препятствия и способы их преодоления 1. Садхака должен осознавать те препятствия, которые сознательно или бессознательно мешают его практике пранаямы. Он не должен отвлекаться и должен вести упорядоченную жизнь, чтобы подготовить свой ум и тело. Мудрец

Что такое экзистенциальная психотерапия? – Блог – Ясно

Смерть, одиночество, смысл и ответственность — экзистенциальная психотерапия не согласна на меньший размах. Это направление — удачный пример того, как философия нашла практическое применение в психотерапии. Разбираемся с ключевыми понятиями и пытаемся понять, за что экзистенциальные терапевты любят депрессию.

Экзистенциальная психотерапия выросла из экзистенциальной философии и феноменологии. Именно поэтому на заглавной иллюстрации у нас выдающиеся экзистенциалисты — Кьеркегор, Хайдеггер, Сартр — и те, кто воплотил их идеи в психотерапии — Виктор Франкл, Ирвин Ялом (об остальных мы расскажем ниже). Понятие «экзистенции» (от лат. existentia — существование) в XIX веке ввёл Серен Кьеркегор. Экзистенция — способ бытия человеческой личности. Она не равна повседневному существованию, она не задана заранее — наоборот, это открытая возможность стать личностью. Цель экзистенциальной психотерапии — помочь человеку осуществиться.

У экзистенциальной психотерапии много ответвлений: логотерапия Виктора Франкла, экзистенциально-инициальная терапия Карлфрида Дюркхайма, Dasein-анализ на основе трудов Хайдеггера; Ялом, Лэнгле, Мэй и Бьюдженталь занимаются экзистенциальным консультированием. Легко растеряться, но на самом деле в их основе лежит пять ключевых понятий: смысл/бессмысленность, страх смерти, свобода воли, ответственность, изоляция. От феноменологов психотерапевты взяли метод: клиент исследуется не как готовый конструкт с набором сценариев, травм и защит, а как личность, находящаяся в непрерывном становлении. Терапевт каждый раз как будто знакомится с клиентом заново.

Ключевые понятия

Идеальный клиент экзистенциального психотерапевта рано или поздно приходит к следующим выводам:

  1. Я смертен, поэтому моё существование не может быть отложено.
  2. Я не боюсь одиночества.
  3. Я свободен выбирать и я отвечаю за свой выбор.
  4. Я ищу смысл во всём.

СМЕРТЬ

В экзистенциальной психотерапии смерть работает как пограничная ситуация и может изменить взгляд на жизнь, но в то же время служит источником тревоги. Ирвин Ялом в книге «Экзистенциальная психотерапия» пишет об этом парадоксе так: «Физически смерть разрушает человека, но идея смерти может спасти его». Поэтому работа терапевта нацелена на то, чтобы клиент конфронтировал с собственной смертью, мог выдерживать мысль о ней, и сознавая её, ощущал полноту жизни.

СВОБОДА ВОЛИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Главная установка экзистенциальной психотерапии звучит так: мы полностью ответственны за свою жизнь, не только за свои действия, но и за свою неспособность действовать. Поэтому терапевтические вмешательства направлены на то, чтобы клиент в полной мере взял на себя ответственность за собственные неудачи. Зачем вкладывать энергию в личностные изменения, пока клиент убежден, что причиной всех бед являются гены, случайность, злой рок или отвергающая мать?

Люди избегают принятия ответственности самыми изощрёнными способами. Будучи компульсивным, человек как будто признаёт, что одержим какой-то идеей или находится под властью непреодолимой силы. Он далёк от того, что хочет на самом деле, его жизнь состоит только из компульсий. Можно избегать ответственности, выставляя себя жертвой обстоятельств. Нечувствительность к собственным желаниям, неспособность принять решение — тоже могут быть примерами избегания ответственности.

Чтобы показать клиенту его собственные способы избегания ответственности, терапевты часто работают провокационно. Например, предлагают заменить конструкцию «я не могу» на «я бы не хотел». Клиентам, которые во всех бедах винят своих родителей, терапевт может предложить провести диалог с ними и несколько раз произнести: «Я не изменюсь, пока не изменится ваше обращение со мной в то время, когда я был маленьким».

Но одного осознания недостаточно, и любой терапевт старается влиять на волю клиента и добиваться действия.

ИЗОЛЯЦИЯ

Человек может быть изолирован от мира и других людей, может быть изолирован от какой-то своей части, но экзистенциальная изоляция — понятие более широкое и напрямую связанное с ответственностью. Когда человек осознаёт ответственность за свой выбор, он понимает, что никто не сделает этот выбор за него — нет никого, кто его охраняет и направляет. Это и есть экзистенциальное одиночество.

Противоположность изоляции — слияние. Нежелание покидать родительский дом, страх отпустить ребёнка от себя, созависимые отношения, паразитирование на других — примеры избегания изоляции. Задача психотерапевта — помочь клиенту вступать в отношения не из страха одиночества, помочь ему увидеть, как он может использовать людей, спасаясь от этого страха.

Интересно, что в самом слове «экзистенция» заложена идея сепарации: ex- (из, от), sistere — ставить, помещать. Процесс роста невозможен без отделения: автономия, опора на себя, самоконтроль, независимость.

СМЫСЛ

«Человек не ищет удовольствия, он ищет смысл, а удовольствие — побочный продукт смысла», — писал Виктор Франкл. Он выделял три способа сделать свою жизнь осмысленной: творчество, переживание и позиция по отношению к страданию. Но как можно находить смысл в страданиях? Ответ на этот вопрос становится понятен, когда вспоминаешь биографию самого Франкла. Он был одним из выживших в нацистских концлагерях и пытался понять, как узникам в безысходной и трагической ситуации удавалось найти смысл жить дальше. Единственное, что им оставалось, — занять героическую позицию по отношению к своей судьбе.

Для Ирвина Ялома противоядием от бессмысленности выступает вовлеченность. Он считает, что желание вовлекаться всегда есть внутри клиента, и задача терапевта в данном случае — искать, что мешает этой вовлеченности: что мешает клиенту вступать в близкие отношения? что мешает ему найти по-настоящему интересную работу? почему он не позволяет себе никаких творческих проявлений?

Когда нужна экзистенциальная терапия?

Экзистенциальная психотерапия хорошо помогает тем, кто стоит на пороге жизненных изменений или переживает «тёмную ночь души». Экзистенциальные психотерапевты фокусируются на способности человека преодолевать страдания.

Например, экзистенциальные терапевты не считают депрессию и тревогу симптомом психического заболевания, которое необходимо лечить. Скорее они рассматривают их как необходимые переживания для становления личности. Депрессия указывает на кризис старых ценностей и может открыть дорогу для новых. Тревога указывает на то, что человек пробуждается к жизни и должен сделать важный жизненный выбор. Там, где человек чувствует себя обиженным, расстроенным и сломленным, он можем стать по-настоящему пробуждённым.

Экзистенциальная терапия помогает человеку увидеть, как его мировоззрение меняет и окрашивает мир, как его чувства связаны с ценностями и смыслами. Цель терапии — подвести человека к осмыслению собственных эмоций, поступков и ценностей, научить его самостоятельно выбирать жизненный путь и нести ответственность за любой выбор.

Проблема одиночества в экзистенциальной модели бытия Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Лященко Максим Николаевич

ПРОБЛЕМА ОДИНОЧЕСТВА В ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ МОДЕЛИ БЫТИЯ

Данная статья посвящена анализу проблемы одиночества в экзистенциальной парадигме, которая стала основой формирования современного научно-философского взгляда на одинокий тип личности. Экзистенциализм логически и основательно обосновывал одинокий тип личности как образцовый в бытии, который должен в нем преобладать, заключенный в фатальные пределы одиночества, в котором только и способен человек обрести самость (внутреннюю целостность). Адрес статьи: www.gramota.net/materials/372017/3-1/24.html

Источник

Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2017. № 3(77): в 2-х ч. Ч. 1. C. 85-88. ISSN 1997-292X.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/3.html

Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/3/2017/3-1/

© Издательство «Грамота»

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: [email protected]

ахиллесовой пятой, — беспощадно эксплуатируемый коварным и многократно превосходящим его по силам противником — компьютерным интеллектом в комбинации с всепроникающими сетями.

«Будьте осторожны со своими желаниями — они имеют свойство сбываться», — эта фраза М. Булгакова становится настоящим предостережением. Ваши желания могут быть использованы против вас, искусно и со статистически надежным, предсказуемым результатом, вплоть до полного подчинения. Современная наука, по-видимому, должна со всей ответственностью отнестись к исследованию нынешних процессов в области информации и коммуникаций и последствий их воздействия на человека. Трудно сказать, предметом какой науки является их изучение. Они могут быть исследованы с точки зрения информатики [2, с. 98], компьютерной науки, экономики, психологии, социологии, философии. Это ярко выраженный предмет междисциплинарного научного знания [1, с. 132]. Возможно, самым эффективным здесь будет подход с позиций «здравого смысла». Но, так или иначе, вызывают тревогу процессы, сопровождающие нынешний «информационный взрыв» в совокупности с появлением технологических средств, способных в считанные секунды доставить информацию до большей части населения планеты. С одной стороны, это, без сомнения, гигантский шаг, способный сыграть свою роль в позитивном развитии нашей цивилизации. Но, с другой стороны, эти же процессы одновременно содержат в себе угрозу, если будет реализован их негативный потенциал такого же глобального масштаба.

Список литературы

1. Волкова В. Н., Черный Ю. Ю. О проблеме аксиоматического построения междисциплинарных научных направлений // Проблемы управления в социальных системах. 2014. Т. 7. Вып. 11. С. 129-137.

2. Черный Ю. Ю. Полисемия в науке: когда она вредна? (на примере информатики) // Открытое образование. 2010. № 6. С. 97-107.

VICISSITUDES OF PROGRESS IN INFORMATION TECHNOLOGIES AND LIBRARY SPHERE — VIEW FROM SIBERIA

Leont’ev Aleksei Aleksandrovich, Ph. D. in Chemistry State Public Scientific-Technical Library of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

[email protected] nsc. ru

The article discusses consequences of scientific progress in relationship with history of Novosibirsk Science Campus, as well as phenomena caused by progress of modern technologies in the sphere of information exchange and computer equipment in terms of harmony, positive human aspirations. The paper shows deep contradictions of the processes taking place between their original perfect idea and reality of later embodiment. The author presents an analysis of how progress in information technologies affects the mass consumer.

Key words and phrases: computer science; libraries; scientific progress; computer technologies; Novosibirsk Science Campus.

УДК 141:111:2-3 Философские науки

Данная статья посвящена анализу проблемы одиночества в экзистенциальной парадигме, которая стала основой формирования современного научно-философского взгляда на одинокий тип личности. Экзистенциализм логически и основательно обосновывал одинокий тип личности как образцовый в бытии, который должен в нем преобладать, заключенный в фатальные пределы одиночества, в котором только и способен человек обрести самость (внутреннюю целостность).

Ключевые слова и фразы: одиночество; экзистенциализм; личность; Бог; коммуникация.

Лященко Максим Николаевич, к. филос. н.

Оренбургский государственный университет [email protected]

ПРОБЛЕМА ОДИНОЧЕСТВА В ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ МОДЕЛИ БЫТИЯ

Одной из актуальных тем современной философии является проблема одиночества, получившая позитивный импульс в своем изучении именно с развитием экзистенциальной модели бытия, которая предлагала альтернативные античным воззрениям «виденья» проблемы одиночества. Экзистенциализм остается и сегодня достаточно основательным подходом в рассмотрении одиночества, выдвигая его как базовый и подлинный тип личности в бытии и общественном устройстве, где принципиально отсутствуют сущностные связи с другими людьми. Мыслителем, заложившим экзистенциальную стратегию мышления, был С. Кьеркегор.

В произведениях Кьеркегора мы наблюдаем резкий поворот от изучения логики развития мира, истории, общества к внутреннему миру самого человека как отдельного и целостного бытия, наполненного личностными переживаниями. «Киркегор, в отличие от Гегеля, переносит центр мироздания в человека, в человеческую душу, делая ее ареной всех самых жестких и самых беспощадных сражений. Он как бы перевертывает существовавшие до сих пор взгляды на вселенную: макрокосмос становится микрокосмосом, а микрокосмос — макрокосмосом» [2, с. 31]. Каждый такой внутренний мир личности оказывается окруженным анонимной множественностью «некто», не находящей в ней отклика и приводящей только к запиранию Я в своих собственных границах. «Сдается мне, я предоставляю собой нечто вроде шахматной фигуры, о которой противник говорит: заперта!» [3, с. 19]. В таком плане у Кьеркегора личность представляет собой автономный и независимый духовный мир своего самосознания. В то же время нахождение в таком положении перерастает в фатальность, которую не в силах преодолеть человеческое сознание. В таком положении человек может окончательно быть поглощенным конечным, либо быть затерянным в бесконечности. Но в том и другом случае он теряет себя как личность. Одинокий тип личности для Кьеркегора оборачивается полной обезличенностью.

Даже путь к Богу во взглядах Кьеркегора, который не отходил от основных догматов протестантизма, оказывается изначально закрытым для человека. Сам Бог предстает в рассуждениях Кьеркегора в качестве закрытой сверхсущности (системы), и в глубинах собственного неразомкнутого самосознания так и остается затерянным человек. Человеку только и остается, что безответно верить, не надеясь покинуть своего одинокого состояния.

Люди видятся датскому мыслителю одинокими системами, установление сущностных связей между которыми принципиально невозможно. Поэтому Кьеркегор погружает человека в страх и отчаяние, с маленькой долей надежды на удачный исход. Преодоление этих экзистенциалов представляется Кьеркегору практически невозможным, спасение только в вере. Но верить совсем не означает быть с Богом. Кьеркегоров-ский человек окончательно и безнадежно, на наш взгляд, остается погруженным в одиночество. В целом, Кьеркегор обрекает человека на пассивное и трагически одинокое существование в мире, приводящее к упразднению его временности, т.е. по сути, к экзистенциальной парализации.

М. Хайдеггер, напротив, акцентирует в своей концепции внимание на решимости человека быть и действовать в этом мире в одиночку, в предельной остроте вписывать в него свою временность и историчность [1, с. 43]. Для этого Хайдеггер прибегает в своей метафизике к пониманию бытия человека как экзистирующего в Ничто, в котором открывается сущее, но при постоянном стремлении выхода за него как другого. Отрицание бытия вот-сущего приходит к собственному бытию — Я-бытию. Другие же есть обязательное условие события, в котором человеку дается время и в которое он впускает другого. Другие выступают, по сути, только в диалектической противоположности — условием и одновременно помехой для вот-бытия.

Человек решительно входит в событие и, решительно встречая других, одновременно отрицает их для осуществления своей деятельности. Это — с одной стороны. Но, с другой стороны, человек подчинен обществу, и тогда его бытийствование придается забвению, его бытие служит реализации целей других людей. Здесь теряется его свобода, находящаяся за событием, в его господствующем отношении к бытию. Это и не дает возможности человеку быть с миром, загоняя его в границы бытия, ложно приписываемого ему другими. Именно другие создают чуждое бытие экзистенции. Другие — это только помеха для выхода на истинные рубежи собственного бытия в целом, т.е. мира, который в актах экзистирования творит сам человек, приближая себя к миру.

Общественные связи в «соприсутствии» с «другими» не позволяют обрести своего «Я», опутывая человека ложными основаниями его бытия, растворяя его в анонимности, заставляя «молчать, быть немым» [8, с. 164]. Общество и сообщества людей «означает не то же что: весь остаток прочих помимо меня, из коих выделяется Я, другие наоборот те, от которых человек сам себя большей частью не отличает, среди которых он тоже» [Там же, с. 118]. Выходит, что М. Хайдеггер доводит воззрение Кьеркегора до логического конца, обрывая все связи и опоры человека в общественном бытии и с абсолютной сущностью (Богом), превращая его в одинокое и «монологичное бытие».

С одной стороны, все, что сближало людей и утверждало друг через друга в обществе и в бытии даже ценой одиночества одного из них (Гегель, Фейербах, Маркс), то у М. Хайдеггера предстает в противоположной плоскости — человек «ничтожит» другого человека посредством же его самого. Таким образом, в хайдеггеровской философской системе полностью отрицается позитивный потенциал человеческих отношений и рождающейся в них мощи общечеловеческих ценностей. Человек один на один с собой и миром в своем одиноком монологе с бытием [9, с. 272]. Это обстоятельство находит свое объяснение в утверждении М. Хайдеггера, что человек выдвинут в Ничто [10, с. 24], экзистирует к нему, что дает возможность столкнуться с ужасом, который обеспечивает «выброс» из анонимности. В «падении» в Ничто начинает нарастать событийность, повышаться экзистенциальный уровень пребывания в мире, выводя человека из бытийной «спячки», переводя его целиком и полностью в «брошенную возможность» без опоры на что-либо или кого-либо. Ничто, таким образом, «выбивает» основы общественного бытия, и человек высвобождается, размыкаясь для «самого своего умения быть» в раскрытой перед ним неопределенности, где он составляет свой набросок. Только в невозможности преодоления противоположения человека и общества первый может статься в качестве личности.

С другой стороны, общество и «другие» — обязательное условие одиночества, не было бы других, которые тоже в глубинах своего бытия одиноки, не возможно было бы обрести себя и свое лицо в мире. «Одиночество и «разлука» суть модусы соприсутствия и возможны лишь поскольку присутствие как событие дает встретиться в своем мире присутствию других» [8, с. 121]. Таким образом, в отличие от Бубера, Бердяева

и Кьеркегора, которые оставляли для человека Бога как абсолюта и обретение себя через нахождение и единение с ним, то Хайдеггер приходит к радикальному выводу: изначально человек в своем бытии одинок, и только в одиночестве он обретает свою самость. Человек в философской системе Хайдеггера окончательно оформляется в одинокий тип личности, который выстраивает свой дух вне общества, вне других, в одинокой встрече с Ничто, заставляющее его отрицать, «ибо связи с другими людьми, столь важные и необходимые в обыденном состоянии, теряют смысл» [6, с. 48]. Но возможно ли обрести себя в отрицании, в нигитологии, выстроить новые ценности только в себе и для себя? Наверное, все же нет.

В отличие от абсолютизации Ничто и метафизичности трактовок истории (Хайдеггер), К. Ясперс сосредотачивает свое внимание на проблеме детерминации исторического процесса, направленного на раскрытие бытия человека не столько для себя, сколько для других. Человек может открываться только в опыте бытия, а не за его границами. Человек не столько социальное, сколько историческое существо [11, с. 455, 499]. Именно в истории всегда находит выражение истина бытия, к которой человек имеет возможность «прикоснутся», для этого нет необходимости «падать» в Ничто. Эта укорененность и снимает дихотомию человека и времени, человека и общества (Хайдеггера), утверждая, что человек включен в исторический процесс. Возможно, такой подход также приводит к метаисторичности (метафизичности) человека. Однако корнями его метафизичность уходит все-таки в саму историю, а не наоборот.

Осознание человеком своей конечности приводит его к поиску духовного содержания истории (абсолютному и бесконечному) с целью обретения своей исторической целостности и единства с другими людьми. В этом Ясперс, безусловно, прав, что ценности, в особенности общечеловеческие, играют роль интеграторов. Но, по мнению Ясперса, это единство не окончательное, так как это бы означало конец истории. Но как история устремлена в будущее, так и человечество движется к своему единству как недосягаемому идеалу. История, по сути, и есть процесс, который носит диалектически противоположный характер; она сводит и разводит человечество на основе формирования духовных центров, обладающих большими интегрирующими силами, объединяющими людей в одно целое на основе единых идейно-мировоззренческих ценностей. Таким примером, по Ясперсу, является Осевое время — эпоха, образования духовных центров, объединенных общностью познавательной и ценностно-смысловой рефлексий, заложивших истоки духовной целостности цивилизационного человека. По сути, метаи-сторически (метафизически) человек не одинок, отрицая, по существу, метафизичность человека в философии Хайдеггера и отчасти Кьеркегора. В этот период человек начинает осознавать свои границы и пытается выйти за них. Это позволит выйти к первоначалам бытия человечества и наладить коммуникацию.

Такая коммуникация основывается на безграничности и всеобщности разума, который требует беспредельной коммуникации. Именно внутри целостного хода истории, в котором он присутствует как часть, продвигается человек к истокам своей уникальности и неповторимости, в которой возможна различная вариация раскрытия целостности самой истории. Чем разнообразней каждый из людей как носитель духа, тем органичнее целостность в тождестве различного.

В итоге Ясперс приходит к неутешительному выводу, что история не открывается в своих истоках разуму человека, последнему остается только верить. Разум в своих последних основаниях переходит к высшему уровню понимания истоков истории — философской вере, в которой все границы отпадают, в том числе и разделение на субъект и объект. В объемлющем «бытие само по себе, которое нас объемлет, либо оно бытие, которое есть мы. Бытие, объемлющее нас есть мы» [Там же с. 425]. Таким образом, разум исходит из философской веры, тем самым позволяя человеку выйти за пределы собственного бытия, т.е. одинокого бытия. В метаисторичности, в прикосновении к истокам истории, возможной лишь в коммуникации, и находится подлинный путь решения проблемы одиночества. Экзистенция «постигает себя лишь в сообществе с другой экзистенцией, коммуникация являет собой образ открытия истины во времени» [Там же с. 442]. По мнению Ясперса, это единственное средство решения проблемы одиночества, обусловленного повсеместным ослаблением различного рода связей (национальных, семейных, духовных) и обостренным самосознанием человека, не находящего ни с кем понимания, доверия и любви.

Все эти симптомы навязываются в ложных типах социальности, в которых экзистенция выступает в виде всего лишь объекта, выпадая из него в качестве неповторимой и уникальной судьбы. Это в свою очередь лишает человека духовного развития, делая одиноким и замкнутым, т.е. общество, подгоняя личность под всеобщие стандарты и социальные «уравнения», только способствует «засилью» в душе человека одиночества, удаляя его тем самым от всеобщих духовно-исторических основ человечества. Сама история и укорененность в ней человека, а также ее в нем позволяет снимать социальные противоречия между людьми, приводящие к одиночеству, и объединять их в единый слаженный духовно пульсирующий организм, где каждый утверждает себя, повторимся, в индивидуализированных, неповторимых и, главное, свободных актах актуализации истории в себе. Но свобода опосредована у Ясперса «метаисторически», духовным центром человечества — Осевым временем. Поэтому человечество в векторе своего развития и должно стремиться к этим истокам. Тогда только человек, по мнению Ясперса, сможет выйти из одинокого состояния и достигнет свободы, углубляя экзистенциальную коммуникацию и сближаясь с другими людьми в интенсивном прорыве к духовным ценностям, заложенным в Осевое время. Люди, народы и даже целые цивилизации, не отозвавшиеся и не включившиеся в духовное движение, начатое в Осевое время, по определению, вне-историчны и в конечном итоге одиноки. Таким образом, Ясперс неявно поставил вопрос уже не об одиночестве отдельного человека, а об одиночестве отдельных этносов и цивилизаций.

Но, в отличие от Ясперса, Ж.-П. Сартр считает, что такая всеобщность не задана заранее метафизическим контекстом развития человечества [7, с. 337], а созидается совместно с другими, где «Я» как экзистенция

имеет возможность быть в самом себе другим. Но другой, как и «Я», имеет возможность отрицать себя в себе же и быть ответственным перед другим за себя. Но, чтобы отрицать, нужен другой, выступающий в качестве обязательного условия. Но, находя в себе другого, «Я» ответственен только перед ним (родителями, обществом, законом, родиной), но не перед собой. «Я» человека получается в заточении и не свободно перед собой. «Это взаимодействие свобод невозможно в том мире, — писал Мунье, характеризуя концепцию Сартра, — где свобода одного может соединиться со свободой другого не иначе, как порабощая ее и подчиняясь ей» [4, с. 501]. И такие «Я» оказываются одинокими, у которых нет собственного «Я», есть только другие, которые отрицают их «Я», тем самым разрушая. В концепции Сартра, «как бы человек ни был вовлечен в переживание общности, — справедливо отмечал Н. Е. Покровский, — он стремится разрушить ее, сохраняя одиночество своего «Я»» [5, с. 17]. Любая форма коллективности невозможна в силу присутствия саморазрушительных тенденций в ней самой. В целом, одинокий тип личности, с точки зрения французского мыслителя, выступает основой любого индивидуального бытия как такового.

Таким образом, в воззрениях Сартра обуславливается погружение «Я» в «одинокую свободу» (выбор и ответственность в одиночестве). «Свобода, согласно Сартру, не может иметь сущности, следовательно, она не может подчиняться никакой логической необходимости, то есть принимает абсолютные измерения. Подлинно человеческая жизнь с необходимостью отрицает существование абсолюта» [6, с. 25], но не существование другого, по сути, ради которого делается выбор, и человек «ничтожает» себя каждый раз заново. Выходит, что все же человек социален, но одинок, и это чувство глубоко бытийно, постоянно выводит личность за границы чуждого ей социума. И этот феномен был открыт экзистенциализмом. Для греков это положение было парадоксально и нелогично, а значит, автоматически ложно. Одинокий человек — это существо вне общества. Или одно, либо другое. Закон единства противоречий отпадал.

В общем, надо сказать, в экзистенциализме одинокий тип личности метафизически предзадан (первичен) и преимуществен в бытии. Общественное бытие откатывается на второй план, и позитивная роль его существенно снижается в экзистенциализме, во многом даже предстает в негативных оттенках. Одинокий тип личности -саморефлексирующий, внутренне переживающий, центрирующийся на своем внутреннем, тотально замкнутом мире. Окружающий социальный мир для такой личности чужд, он приходит к нему, но только пообщаться, и то в одиночестве с самим собой (монолог), не намереваясь найти отклик или социальных контактов. И в конечном итоге этот одинокий тип личности эстетичен (мужественен, красив, самодостаточен, автономен) и рождается во внутренних переживаниях отчаяния, вины и стыда, выборе себя в конфликтных ситуациях-испытаниях, заполняемых внутренним чувством драматизма. Другие нужны только как средство для реализации себя в бытии, а не истинные и подлинные открытые и прозрачные создания, познающие и создающие друг друга. Мир и общество — это, скорее всего, встреча «вещей в себе». Человека, таким образом, экзистенциализм заключал в фатальные пределы одиночества; он одинок в силу объективности своей принципиальной заброшенности и недетерминированности, а мир облекается в темные и мрачные тона, где по его закоулкам бродят одиночки.

Список литературы

1. Больнов О. Ф. Философия экзистенциализма. СПб.: Лань, 1999. 224 с.

2. Долгов К. М. От Киркегора до Камю: очерки европейской философско-эстетической мысли XX века. М.: Искусство, 1990. 411 с.

3. Киркегор С. Наслаждение и долг / пер. с дат. П. Ганзена. Изд-е 3-е. Киев: AirLand, 1994. 505 с.

4. Мунье Э. Манифест персонализма / пер. с фр.; вступ. ст. И. С. Вдовиной. М.: Республика, 1999. 559 с.

5. Покровский Н. Е. Человек, одиночество, гуманизм // Лабиринты одиночества / пер. с англ.; сост., общ. ред. и предисл. Н. Е. Покровского. М.: Прогресс, 1989. C. 5-20.

6. Порошенко О. Ю. Оптимистическая трагедия одиночества. СПб.: Алетейя, 2015. 216 с.

7. Сартр Ж.-П. Экзистенциализм — это гуманизм // Ф. Ницше и др. Сумерки богов: сборник / сост., общ. ред. и предисл. А. А. Яковлева. М.: Политиздат, 1989. С. 319-344.

8. Хайдеггер М. Бытие и время / пер. с нем. В. В. Бибихина. М.: Академический Проект, 2013. 460 с.

9. Хайдеггер М. Путь к языку // Хайдеггер М. Время и бытие: статьи и выступления / пер. с нем.; сост. В. В. Бибихин. М.: Республика, 1993. С. 259-272.

10. Хайдеггер М. «Что такое метафизика?» // Хайдеггер М. Время и бытие: статьи и выступления / пер. с нем.; сост. В. В. Бибихин. М.: Республика, 1993. С. 16-26.

11. Ясперс К. Философская вера // Ясперс К. Смысл и назначение истории / пер. с нем. М.: Республика, 1994. С. 419-508.

PROBLEM OF LONELINESS IN EXISTENTIAL MODEL OF BEING

Lyashchenko Maksim Nikolaevich, Ph. D. in Philosophy Orenburg State University [email protected] ru

The article analyzes the problem of loneliness in the existential paradigm, which has become a basis for formation of modern scientific and philosophical view on the solitary type of a personality. Existentialism logically and thoroughly substantiated the solitary type of a personality as a model one in being, as one that is supposed to prevail in it, enclosed in fatal limits of loneliness, in which a man is able to gain self (internal consistency).

Key words and phrases: loneliness; existentialism; personality; God; communication.

Тревога предельного одиночества — Восхождение. Страх и тревога

Ад не так страшен, как одиночество:
грешники, хотя и страдают там безмерно,
однако «сообща»
Чье-то мудрое высказывание

 

Предельное (экзистенциальное) одиночество – это одиночество, которое вызвано не какими-то кознями или внешними обстоятельствами, а является свойством бытия, названным нами «ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ИЗОЛЯЦИЯ».

Именно осознание нашей абсолютной, окончательной и непреодолимой отделенности от других людей в результате конфронтации с этим свойством бытия и вызывает в нас тревогу предельного одиночества. Это одиночество нельзя преодолеть. Его надо только принять и с ним жить. Попытки бороться с ним будут натыкаться на неизменные неудачи и еще большие переживания.


Конфронтация же со своим экзистенциальным одиночеством не как с болезнью, требующей лечения, а как со своей СУДЬБОЙ, внутри которой мы свободны, как с некой ЦЕННОСТЬЮ, которая принадлежит нашему бытию, будет способствовать встрече со своим ПОДЛИННЫМ Я и духовному РОСТУ. Главное фундаментальное решение тревоги одиночества через ОТНОШЕНИЯ распахивает двери навстречу самому прекрасному, что может быть на свете — навстречу ЛЮБВИ.

Экзистенциальное одиночество (рассматриваемое в этом разделе ощущение одиночества как свойства человеческого бытия) следует отличать как от уединения, являющегося  свободным выбором свободного человека, так и от ощущения оставленности, исключенности, неподтвержденности, страха потери любимого, которые возникают как вторичная тревога при сломе механизмов совладания с различными базальными видами тревоги, а также при переживании других видов тревоги — как дополнительное переживание возможного одиночества. Последнее мы будем рассматривать отдельно в разделе «ВТОРИЧНАЯ ТРЕВОГА». 

Что касается добровольного уединения. то оно представляет собой, по сути, нормальное состояние человека, который встречается с САМИМ СОБОЙ. Подробнее мы поговорим об этом в главе «ТРЕВОГА ОДИНОЧЕСТВА И РОСТ».

Ирвин Ялом подчеркивает, что экзистенциальное одиночество — это непреодолимая пропасть между личностями. Это одиночество рождения и умирания. Оно показывает ярко, что  у каждого человека свой мир, и никто другой не в состоянии познать его. Со смертью этот мир исчезает, и никто не сможет сопроводить человека к смерти.

Как видно уже из короткого вступления (и мы постараемся показать это при дальнейшем рассмотрении темы), феномен экзистенциального одиночества чрезвычайно многопланов. Мы рассмотрим следующие его аспекты:

1. одиночество как неотчуждаемость человеческой жизни

2. одиночество как неслиянность и отчуждённость каждого человека от других людей

3. одиночество как неприкаянность человека в мире

4. одиночество как отчужденность человека от самого себя

5. одиночество, обусловленное свободой и ответственностью

  • Вперёд

5 различий между экзистенциальным одиночеством и межличностным одиночеством

Концепции очень разные.

Когда кто-то думает об одиночестве, легко представить себе человека, у которого нет друзей, семьи или знакомых; быть социально одиноким, без этих связей. Можно также подумать об эмоциональном одиночестве, которое возникает из-за ощущения, что у человека нет значимых отношений или связей в своей жизни, таких как партнер, супруг или члены их семьи.Это две очень распространенные формы одиночества, но это не единственные формы одиночества, которые мы испытываем, и их легко перепутать.

Экзистенциальное одиночество можно описать как разновидность духовного одиночества. Это чувство тоски, которое не может быть достигнуто никаким типом социального взаимодействия. Что, несмотря на наши прочные личные отношения, мы все еще чувствуем себя опустошенными.

Вот пять отличий между межличностным одиночеством и экзистенциальным одиночеством.

Характеристики Межличностное одиночество

  1. Отсутствие отношений, разлука, замкнутость
  2. Стебли от одиночества; социальные причины
  3. В зависимости от взлета и падения отношений
  4. Ограничено межличностным аспектом жизни
  5. Можно решить через общение, близость, любовь

И в отличие от этих:

Характеристики экзистенциального одиночества

  1. Отсутствие целостности или чувство неполноценности в своем существе
  2. Незавершенность себя, или внутренний источник
  3. Постоянная неполноценность, даже в любви
  4. Затмевает каждый аспект жизни; не может быть изолирован
  5. Не может быть разрешено любовью; невыполнение и незавершенность продолжить

Преодоление экзистенциального одиночества позволяет человеку просить знамения и получать их, задумываться над смыслом нашего опыта и открывать новые взгляды на жизнь, которые в конечном итоге принесут моменты исцеления, благодати, мира и радости.

[Изображение предоставлено Pixabay]

Это сообщение в блоге воспроизведено с разрешения Расширенного Сознания. Оригинальное сообщение в блоге можно найти здесь. Взгляды, выраженные автором, не обязательно поддерживаются этой организацией и просто предоставлены как пища для размышлений от Intellectual Takeout.

Три типа одиночества и способы борьбы с ними

Источник: Ayank / Pixabay

Одиночество является результатом аффективной потребности в общении и принадлежности, и, если его не уделять должного внимания, оно может пагубно повлиять на самооценку человека (Hawkley, Browne, & Cacioppo, 2005).Одиночество может заставить нас усомниться в своей ценности для других и в том, к чему мы принадлежим.

Хотя большинство из нас проводят больше времени, подключенного к устройству, чем полезно для наших глаз или сердца, мы также проводим больше времени в сети, чем это полезно для нашего эмоционального благополучия. Одно исследование показало, что самые высокие пользователи социальных сетей также сообщили о самом высоком уровне воспринимаемой социальной изоляции (Primack, Shensa, Sidani, Miller, 2017). Одиночество нельзя вылечить путем изоляции поведения, которое связывает нас с экраном, а не с миром вокруг нас.

Наличие одиночества отражает отсутствие связи, а не отсутствие людей. Поэтому человек может чувствовать себя одиноким даже в толпе. Фактически, пребывание в толпе может заставить некоторых людей чувствовать себя еще более одинокими, если никто из членов их известной сети поддержки не присутствует, и они чувствуют себя неспособными общаться с окружающими их людьми.

Люди также испытывают одиночество, когда чувствуют, что их сеть поддержки не обеспечивает поддержку, в которой они нуждаются в данный момент времени.

Три типа одиночества

1. Экзистенциальное одиночество

С экзистенциальной точки зрения небольшое экзистенциальное одиночество полезно для души, и это определенно неизбежная часть человеческого опыта. Тем не менее, одиночество имеет тенденцию вызывать негативные чувства, и хотя они могут быть полезны с точки зрения самоисследования, они также являются чем-то, к чему мы не склонны и хотим избегать как можно большего.

2.Эмоциональное одиночество

Этот тип одиночества возникает из-за чувства, что вам не хватает отношений или привязанностей. Вы можете испытывать эмоциональное одиночество, когда у всех, кроме вас, есть романтические партнеры в вашей группе. Эмоциональное одиночество может ощущаться, когда вам нужно с кем-то поговорить о том, что происходит в вашей жизни, но вы чувствуете, что нет никого, с кем можно было бы связаться. Если ваше сердце разбито, вы можете чувствовать себя одиноким по отношению к человеку, который ушел из вашей жизни. Возможно, вам одиноко из-за близкого друга, родителя, брата или сестры и так далее.

3. Социальное одиночество

Этот тип одиночества возникает, когда вы не чувствуете принадлежности к какой-то группе, помимо вас самих. Вы можете даже чувствовать социальное одиночество, даже если находитесь в романтических отношениях с любимым человеком. Если у вас нет более широкого круга социальной поддержки, вы можете почувствовать, что у вас или у вас и вашего партнера нет группы, к которой вы принадлежите. Когда вы идете на вечеринку и не узнаете никого из знакомых, вас может охватить чувство социального одиночества, если вы обычно не чувствуете себя комфортно с новыми людьми.Если вы не чувствуете, что ваше присутствие ценится в более широком кругу, вы можете испытать социальное одиночество.

Как долго длится ваше одиночество?

Существует фактор хронизации одиночества, который влияет на интенсивность и ущерб, который оно может нанести. Одиночество может быть преходящим чувством, ситуативным чувством или хроническим чувством.

Практически каждый иногда испытывал мимолетное чувство одиночества. Ситуативное одиночество может быть более острым чувством отсутствия, особенно когда оно сопровождается каким-то другим значительным переходом, например, когда вы один за обедом на новой работе или переезжаете на новое место в качестве постоянного супруга и чувствуете себя брошенным, когда ваш супруг уходит. работать, и ты остаешься на новом месте без связей.Однако хроническое одиночество может быть результатом неослабевающего ситуативного одиночества, которое длится более двух лет.

Для борьбы с экзистенциальным одиночеством

Поговорка о том, что вы родились в этом мире одни и уходите в одиночку, предполагает, что экзистенциальное одиночество — это неизбежный аспект жизни. Некоторым людям может быть страшно осознавать, насколько мы одиноки в этом мире, даже если у вас есть друзья и семья, которые любят и поддерживают вас 24/7, несмотря ни на что.

Экзистенциальные страхи, включая страх изоляции, смерти, бессмысленности и свободы, в какой-то момент испытывают практически все мы. Признание страха и использование его в качестве мотивации для более полной и большей жизни в данный момент может помочь нам погрузиться в настоящее, что может помочь нам осознать, что мы находимся среди огромного моря людей, борющихся с этими страхами, как и мы.

Для борьбы с эмоциональным одиночеством

Надежным решением проблемы эмоционального одиночества является создание и поддержание здоровой системы поддержки.Вы не можете создать «мгновенную дружбу» или найти «вторую половинку» в одночасье, но вы можете максимизировать свои шансы на углубление дружбы, обращаясь к друзьям и желая быть тем, кто предложит встречу или встречу.

Ожидание, когда кто-то сделает первый шаг, не означает занять активную позицию, и поскольку одиночество уже отражает чувство изоляции, если вы приложите усилия, чтобы достучаться до других, вы можете быть приятно удивлены тем, насколько лучше вы можете начать чувствовать, даже если вы просто обменяетесь парой сообщений с другом или коротко поговорите по телефону.

Дайте кому-то понять, что вам «нужно поговорить», это может открыть дверь для более глубокой связи, если вы не перегружаете других своими потребностями.

В борьбе с социальным одиночеством

Это чувство возникает, когда мы чувствуем себя исключенными из большой группы — это может быть то же самое, что вы чувствовали, когда вошли в школьную столовую в первый день в школе осенью и не могли сразу найти дружелюбные лица, к которым можно было бы присоединиться их стол.

Исключение из группы может быть болезненным, даже если оно не преднамеренное.Простой способ бороться с социальным одиночеством — это перейти к новому занятию или группе.

Может быть, по соседству открывается новый фитнес-клуб, или в спортивном центре формируется класс «Введение в Fiber Arts», или начинается «Мастерская по метанию топора для начинающих»; работать волонтером в приюте для животных или в общественном продовольственном банке; все, что вас интересует, приходите! Если все в комнате «новички», будет легче завязать разговоры и завязать новые дружеские отношения.

Если вы и ваш партнер чувствуете, что у вас нет общих друзей, присоединяйтесь к классу танцев румбы, фокстрота или сальсы для начинающих.Участвуйте в волонтерской деятельности вместе, будь то строительство домов, набивка конвертов или доставка еды домой.

Вы будете знать, что другие люди в комнате по крайней мере разделяют с вами схожие интересы, и это один из верных способов зажечь новую дружбу.

Facebook изображение: interstid / Shutterstock

Одиночество — Счастливый философ

Одиночество…

Я задумчивый парень.Я много думаю, ну почти обо всем. Я думаю о размышлениях, а потом… ну, я думаю об этом. Можно с уверенностью сказать, что есть несколько тем, о которых я не задумывался хотя бы вскользь. Однако иногда мне задают вопрос, который заставляет меня задуматься и понять, что мне нужно уделять больше внимания концепции. Сегодня был тот день.

Читатель задал вопрос: «Предрасположены ли мы чувствовать себя одинокими? Это естественное состояние? Прививается ли оно нам с рождения? »

Обычно я пытался бы сразу же ответить, но новое я говорит только правду, и, честно говоря, я не знал ответа, даже после того, как подумал об этом некоторое время.Это заставило меня копнуть глубже и задать фундаментальные вопросы: что такое одиночество и откуда оно взялось? Почему люди одиноки? Как нам лучше с этим справиться?

Во-первых, давайте проясним. Быть одиноким — не то же самое, что быть одиноким. Уединение и изоляция — разные вещи. Одиночество — это субъективный опыт; если человек думает, что он одинок, значит, он одинок. Люди могут быть одинокими в одиночестве или в толпе. Человек может быть один и не быть одиноким. Это чувство, подобное грусти или радости, а не состояние бытия.Уединение, изоляция и одиночество — объективные состояния бытия.

Я продолжал читать, думать и писать определения, чтобы попытаться понять суть одиночества…

Одиночество — это эмоциональное состояние, в котором человек обычно испытывает сильное чувство пустоты.

Одиночество — это больше, чем просто желание компании или желание что-то сделать с другим человеком.

Одиночество — это чувство отрезанности, разобщенности и / или отчуждения от других людей.

Одиночество — это тоска по общению.

Вот и все. Это определение мне нравится.

Созерцание одиночества, конечно, не ново. Люди писали и думали об этом на протяжении тысячелетий. Этой теме посвящена значительная часть нашей философии, литературы и развлечений. Экзистенциалистская философия рассматривает одиночество как неотъемлемую часть человеческого существования. Каждый из нас приходит в мир и в конце концов осознает, что мы отдельный человек, одинокий.Мы путешествуем по жизни одни и в конце концов умираем в одиночестве.

Признание и принятие этого на сознательном уровне, а также обучение тому, как проживать свою жизнь с некоторой степенью изящества и удовлетворения, — это состояние человека. Таким образом, у всех нас есть некоторая степень экзистенциального одиночества. В этом отношении это «естественное состояние».

Никто не может по-настоящему понять, что значит быть тобой; не твоим родителям, лучшему другу, терапевту или любовнику. Никто не может воспринимать мир так же, как вы. Никто не может полностью понять вашу боль, радость, печаль, отчаяние, страх, вину или стыд.

Наше существование определяется конфликтом между знанием того, что эти вещи истинны, и отказом их принять.

Мы не можем полностью представить наши чувства, идеи или переживания другим точно так же, как они для нас, и в этом есть страдание; болезненная реальность, что в конечном итоге мы одни в этом частном мире нашего разума.

«Чувствовать себя одиноким — значит присоединиться к остальному человечеству в признании болезненной реальности того, что мы каким-то образом фундаментально отделены друг от друга и никогда не сможем полностью понять.”*

Это одиночество.

Это один из парадоксов человеческого существования. Мы стараемся удовлетворить потребность, которая никогда не может быть полностью реализована.

Человечество создало язык, искусство, музыку и письмо отчасти, чтобы попытаться как можно ближе подобраться друг к другу. Иногда мы приближаемся, но всегда чего-то не хватает. Он эфемерный, мимолетный. Иногда мы получаем представление о том, как может ощущаться эта связь, но она никогда не бывает полной.

Я однажды почувствовал это на концерте.Певец был так в настоящем моменте, настолько уязвим и эмоционально уязвим, что я почувствовал связь; настоящая связь, как будто я действительно мог точно знать, что они чувствовали, какие эмоции выражались. Я не мог бы почувствовать одиночество в тот момент, даже если бы попытался. Я чувствовал себя принадлежащим именно этому моменту; я не мог быть больше нигде. Но это быстро прошло, и я вернулся к своему обычному ощущению себя. **

Почему?

Так почему же все мы испытываем разную степень одиночества? Почему мы все не погрязли в одиночестве и депрессии от этой экзистенциальной ручной гранаты? Почему одиночество преследует некоторых и преследует их сознание?

Короткий ответ: никто не знает.На удивление мало исследований по теме одиночества, но то немногое доступной литературы, что предполагает наличие как генетических факторов, так и факторов окружающей среды (я знаю, шокирует).

Исследования поведенческой генетики показывают, что наша ДНК играет большую роль в нашей предрасположенности к одиночеству, и это не должно удивлять. Многие из наших предрасположенностей к эмоциональным состояниям имеют генетический компонент: депрессия, счастье, беспокойство и т. Д.

Существуют также теории развития, указывающие на разные стили привязанности, предрасполагающие к одиночеству.В соответствии с этой моделью мы все развиваем стиль привязанности в том, как мы относимся к другим, что отчасти связано с типом и качеством наших отношений с различными опекунами. Они переносятся во взрослую жизнь и моделируют то, как мы взаимодействуем с другими, особенно интимно. Стили безопасной привязанности, как правило, менее одиноки, тогда как избегающие и тревожные / амбивалентные более предрасположены к одиночеству. Это грубое упрощение, но имеет смысл на интуитивном уровне.

Также было показано, что чем меньше мы доверяем другим, тем больше страдаем от одиночества.Вероятно, это тоже связано с нашим стилем привязанности. Доверяли ли мы нашим опекунам? Основано ли в этом смысле одиночество на страхе быть брошенным или брошенным? Я не знаю и не думаю, что кто-то знает наверняка. Я точно знаю, что это не имеет значения. Стиль привязанности, детские отношения, генетика — все это вода под мостом. Это может быть полезно и интересно созерцать, но только через призму движения вперед.

Социальная боль

Одиночество также называют социальной болью — психологическим механизмом, который предупреждает нас о нашей изоляции и побуждает искать социальные связи.Мы социальные существа, и на протяжении большей части истории мы зависели от социального сотрудничества и привязанности для выживания. Вполне логично, что это стремление развилось в нас.

Некоторые сравнивают его с голодом. Когда мы голодны, мы ищем еду, чтобы удовлетворить свои потребности, когда мы одиноки, мы ищем связи. Однако все намного сложнее. Когда мы голодны, легко удовлетворить эту потребность в пище, если она есть. Напротив, даже если мы знаем, что связь необходима для лечения одиночества, многие одинокие люди не могут достичь необходимой связи, чтобы удовлетворить свою потребность.Если бы это было так просто.

Связь — это не еда, это то, что легко приобрести и потребить. Это требует знания того, как устанавливать и поддерживать удовлетворительные отношения, что для некоторых людей может быть очень трудным. Я думаю о хроническом одиночестве как о человеке, сидящем за столом с большим пиршеством перед ним, но с едой, которая не питает и не насыщает. Любая калория может утолить голод. Одиночество более непостоянно. Это не так количественно. Пища должна быть правильной текстуры, удовлетворять чувства, быть питательной и легко принимаемой телом.

Голод можно утолить с помощью пакета с фасолью и рисом, одиночество — более разборчивый посетитель.

Это приводит к тому, что одинокие люди чувствуют себя пустыми или пустыми внутри. Подобными словами можно описать голод.

Соединение должно быть значимым , а не просто присутствовать.

Фото: Pixabay

Так что все это значит?

Мы все одиноки в том смысле, что мы отделены от мира, но одиночество — это субъективный опыт.Наша собственная уникальная смесь природы (генетики) и воспитания (опыт раннего детства) определяет нашу точку отсчета одиночества.
Эта уставка определяет уровень подключения, который удовлетворит наши потребности.

Наша текущая жизненная ситуация определит, насколько далеко мы отклонимся от заданного значения. Бывают моменты, когда мы жаждем большей связи, а в другие времена мы предпочитаем побыть наедине в своих мыслях. Уединение и изоляция — это объективные состояния, ни хорошие, ни плохие. Вопрос на миллион долларов: «Можем ли мы изменить эту точку отсчета?»

Мы не можем контролировать нашу генетику и не можем изменить прошлое.Тем не менее, мы можем понять наши чувства, и мы можем изменить то, как мы взаимодействуем и интерпретируем будущее.

Приемка

Есть много статей с маргинальными, но безопасными советами, такими как «думайте более позитивно, присоединяйтесь к некоторым социальным группам, заведите домашнее животное, станьте где-нибудь волонтером», но многие из предложений, которые я вижу, не относятся к одиночеству, а исключают одиночество. Иногда это срабатывает, но это лишь некоторая взаимосвязь с одиночеством и переживанием одиночества.

Одиночество — это нечто более глубокое, с чем нужно столкнуться лицом к лицу. Скрытие одиночества путем избегания одиночества только задержит наше понимание и возможное исцеление.

Мы должны принять чувство одиночества, не нравится, но принять это. Чувства автоматические. Мы не можем контролировать их, но мы можем контролировать, как мы на них реагируем. Принимая одиночество, мы можем заглянуть ниже его в истинную причину.
Одиночество — это стремление к связи, но понимание того, что как бы сильно мы ни хотели, мы не сможем полностью установить связь с другим человеком.Никто не может понять нас так же хорошо, как мы понимаем самих себя.

Но почему эта связь так важна?

Если копнуть еще глубже, я считаю, что потребность в общении с другим коренится в том факте, что мы считаем себя недостойными, недостаточно хорошими на каком-то уровне. Мы должны подтвердить эти чувства с другим человеком, потому что мы чувствуем, что они в чем-то лучше или авторитетнее нас. Возможно, если бы мы смогли полностью установить связь, мы бы обнаружили, что это неправда.

Если мы примем свое одиночество, проявим сострадание к себе и выйдем из « транса недостойности » ***, мы сможем начать проявляться и осознавать, что нас достаточно.Мы достойны. Полностью соединившись с самими собой, может быть, эта боль, этот голод одиночества станут терпимыми. И когда мы столкнулись с собой и знаем, что нас достаточно, тогда мы можем обратиться к другим и найти настоящую связь и истинную принадлежность.

Попытайтесь утолить свое одиночество состраданием, любовью и принятием себя.

Другими словами, возможно, лучше всего принять одиночество и освободить для него место, как мы поступаем со всеми нашими чувствами, когда мы внимательны. Посмотрите, что лежит внизу.

Не заблуждайтесь, это будет непросто. Будет не комфортно. Это может быть даже болезненное путешествие.

Я думал о депрессии, изоляции, страхе, одиночестве, горе, и все они глубоко отличаются от одиночества.

Одиночество кажется еще хуже, потому что мы знаем, что нам нужно исправить — связь — мы просто не можем этого понять.

Сначала нам нужно заглянуть внутрь себя. Если мы сможем соединиться с нашим истинным, подлинным «я», я верю, что все остальное станет на свои места.Если мы продолжаем идти все глубже и глубже, исследуя чувства, стоящие за одиночеством, мы можем начать принимать, понимать и исцелять.

Учтите, что боль от невозможности полностью соединиться — это также то, что определяет нас как уникальных отдельных существ. Одиночество — твое собственное. Вы особенные и уникальные, потому что никто не может получить точную эмоциональную реакцию на мир. Никто не может видеть мир так, как вы. Иногда это невероятно печально. Но в то же время он может быть довольно красивым, как фильм или песня может вызвать печаль, но также показать нам красоту, которая в противном случае осталась бы незамеченной.

После некоторого обсуждения человек, который задал мне исходные вопросы, пришел к этому:

«Иногда чувствовать себя одиноко — это нормально. Мы люди, и чувствовать — значит жить. Одиночество — такое же чувство, как и любое другое; счастье, радость и т. д. Если мы иногда не чувствуем себя одинокими, что бы мы чувствовали, когда мы счастливы и радостны? »

Не уверен, что смогу что-то добавить.

Мы не можем чувствовать связи, если никогда не чувствуем, что значит быть одиноким.

Последние мысли

Мои мысли неполны. Я боролся с этими идеями и концепциями. Я оставлю вам цитаты великих мыслителей, чем я:

Все убеждения моей жизни теперь основаны на убеждении, что одиночество, далеко не редкое и любопытное явление, присущее мне и некоторым другим одиноким мужчинам, является центральным и неизбежным фактом человеческого существования. Когда мы исследуем моменты, поступки и высказывания самых разных людей — не только горе и экстаз величайших поэтов, но и огромное несчастье среднестатистической души … мы обнаруживаем, я думаю, что все они страдают от то же самое.Конечная причина их жалоб — одиночество.

Томас Вулф

Быть живым — значит быть в теле, а быть в теле — значит быть отделенным от всех других тел. А быть разлученным — значит быть одному. Это верно для любого существа, и это верно для человека больше, чем для любого другого существа. Он не только один; он также знает, что он одинок, он знает, что он собой представляет. Поэтому он задает вопрос о своем одиночестве.Он спрашивает, почему он один и как он может преодолеть свое одиночество. Он не может этого вынести; но не может и этого избежать. Его судьба — быть одному и осознавать это… Величие человека заключается в том, что он сосредоточен внутри себя. Он отделен от своего мира и может смотреть на него. Только потому, что это так, он может познать мир, любить и преобразовывать его. Только одинокий может утверждать, что он мужчина. В этом величие и это бремя человека.

Мудрость нашего языка уловила эти две стороны человеческого бытия.Оно создало слово «одиночество», чтобы подчеркнуть боль одиночества, и оно создало слово «одиночество», чтобы подчеркнуть величие одиночества. В повседневной жизни эти слова не всегда различимы; но мы должны делать это последовательно, тем самым углубляя этими словами понимание нашего человеческого положения. Одиночество могут победить в одиночку те, кто выносит одиночество. Осмелимся побыть в одиночестве — встретиться лицом к лицу с вечным, найти других, увидеть себя.

Пауль Тиллих

Не сдавайся так быстро со своим одиночеством.
Пусть порежет поглубже.
Дайте ему заквасить и приправить вас
Как немногие человеческие или даже божественные ингредиенты могут.

Шамс ад-Дин Хафиз

* http: //www.webofloneliness.com/what-is-loneliness.html

** Типа… Когда-нибудь это может стать забавным постом в блоге.

*** Тара Брач ​​использует этот термин в своей книге «Радикальное принятие», которую я настоятельно рекомендую.

Я хотел бы услышать ваши мысли и переживания, связанные с одиночеством. Если вы страдали от хронического одиночества, как вы справлялись с этими чувствами? Пожалуйста, поделитесь в комментариях ниже или отправьте мне сообщение.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Исследовательские протоколы JMIR — Изучение экзистенциального одиночества среди ослабленных пожилых людей как основа для вмешательства: протокол для фазы разработки исследования LONE


Введение

Предпосылки

Исследования, проведенные нашей группой, показывают, что пожилые люди получают муниципальную помощь в течение последнего периода жизни [] пожилые люди в целом [] и тяжело больные люди в конце своей жизни [] все описывают важность возможности говорить с другими о экзистенциальных аспектах жизни, включая их приближающуюся смерть.Наше предыдущее исследование показывает, что одна из самых серьезных проблем для медицинских работников (HCP) — это общение по поводу экзистенциальных проблем, которые возникают в конце жизни []. Таким образом, существует потребность в дополнительных знаниях о том, как мы можем облегчить общение между ослабленными пожилыми людьми и их близкими, а также улучшить качество ухода. В этой статье описываются структура, дизайн и первые результаты первой исследовательской фазы исследования, посвященного экзистенциальному одиночеству (EL) среди пожилых людей, исследования LONE.Эта фаза соответствует фазе разработки, согласно структуре Совета по медицинским исследованиям (MRC) [], и содержит как теоретические, так и эмпирические исследования в качестве основы для разработки вмешательства, направленного на поддержку медицинских работников, когда они сталкиваются с ЭЛ среди пожилых людей.

Обоснование исследования

Международное исследование, касающееся проблем, связанных с окончанием жизни, подчеркивает важность подготовки медицинских работников к решению экзистенциальных проблем с целью предоставления адекватной помощи и услуг.Одна из таких центральных экзистенциальных проблем — одиночество. Одиночество часто связано либо с физическими аспектами жизни, где в центре внимания потребность в близости и прикосновении, либо с социальной изоляцией, где в центре внимания потребность в человеческих отношениях []. Оба эти аспекта могут проявиться в любое время в течение жизни, но чаще проявляются, когда люди стареют и их социальные сети сокращаются. Другой аспект одиночества, описанный в литературе как EL или экзистенциальная изоляция, также можно переживать на протяжении всей жизни.EL касается понятий смысла и надежды [,], а также осознания того, что человек уязвим и смертен [,]. Во время горя, беспокойства и болезни чувства EL могут усиливаться. Последняя фаза жизни часто связана с потерями разного рода, которые могут вызвать чувство одиночества в целом и EL в частности. Существует большое количество исследований, касающихся одиночества среди пожилых людей в целом [], но мало что известно о феномене EL в пожилом возрасте.Поэтому мы стремимся сосредоточиться именно на EL в этом проекте.

Что мы уже знаем?

Невозможно заниматься аспектами EL без философской отправной точки. Экзистенциалисты, такие как Франкл [], Бубер [] и Сартр [], все сосредоточились на вопросах человеческого существования и смысла жизни. В литературе освещаются такие ключевые вопросы, как свобода, выбор, ответственность и беспокойство. Основная идея состоит в том, что все мы, как люди, свободны как выбирать, так и не выбирать; только мы несем ответственность за весь свой выбор, и, как следствие, мы сталкиваемся с тревогой.В научной литературе EL рассматривается с разных точек зрения, таких как философия, наука о заботе, социальные науки, геронтология и психиатрия [,, -]. Некоторые из этих исследований подтверждают, что экзистенциальный компонент одиночества часто имеет косвенную связь с концепцией значения [,], а также с поиском смысла и надежды в данной ситуации, тем самым уменьшая страдания []. Когда дело доходит до медсестринских исследований, предыдущие исследования имели тенденцию связывать ЭЛ с экзистенциальными страданиями, такими как страх смерти и одиночества [], вместо того, чтобы рассматривать его как континуум, который может быть конструктивным, если он встречается и подтверждается другими [ ].Другие исследователи подчеркнули, что ЭЛ в первую очередь не о страдании, а скорее должно пониматься как осознание своей уязвимости и смертности [,]. Таким образом, концепция EL имеет широкое эмпирическое значение, поскольку она часто усиливается, когда человек остается один в опасной ситуации, например, во время тяжелой болезни []. Эттема и др. [] Подчеркнули, что EL — это многогранная концепция, которая далеко не ясна, поэтому необходимы как теоретические, так и эмпирические исследования.

EL часто описывают в связи со смертью и смертью и особенно в отношении паллиативной помощи [-].Одна из самых сложных задач для медицинского персонала — это уход за людьми, получающими паллиативную помощь в конце жизни, как показали беседы с пациентами об их смерти и смерти [,]. Аналогичные результаты были получены и в исследованиях с участием медицинских работников, работающих в муниципальных учреждениях по уходу и обслуживанию пожилых людей; Сообщать о смерти и смерти, а также сталкиваться с экзистенциальными потребностями пожилых людей было трудно, и сотрудники старались избегать этого []. Это, в свою очередь, повлияло на способность жителей говорить о своих жизненных потребностях.

Медицинские работники, работающие в сфере паллиативной помощи, описали, как, несмотря на то, что они обучены заботиться о пациентах в различных кризисных ситуациях, они в конечном итоге испытывают собственные нежелательные мысли и чувства о смерти во время этого процесса. Это приводит к чувству уязвимости, и поэтому они чувствуют себя менее подготовленными к тому, чтобы справиться с экзистенциальными страданиями своих пациентов []. Многие исследователи указали, что медицинские работники должны понимать свою собственную EL, чтобы справиться с ситуацией, когда пациент находится на грани смерти [,]. Помимо трудностей, связанных со своей тревогой по поводу смерти, персонал также испытывал трудности в общении со своими пациентами по поводу EL.Таким образом, то, как медицинские работники отвечают на вопросы, касающиеся EL, зависит как от их собственного взгляда на смерть, так и от их собственных трудностей в обсуждении экзистенциальных проблем при встречах с пациентами или резидентами и их семьями.

Ближайшие родственники — это еще одна группа, которую необходимо учитывать при изучении опыта пожилых людей с EL. Хотя пациенты могут бороться с экзистенциальными проблемами в конце жизни, эти проблемы редко становятся предметом их внимания [] или обсуждаются с их семьями или близкими друзьями.Исследование, проведенное с участием 17 участников, показало, что опыт близости к пожилому человеку на последнем этапе жизни понимается как преданный компаньон во время перехода к неизбежному концу []. Это означало, что ближайшие родственники присутствовали независимо от того, были они опекунами или нет, и что они разделяли аспекты повседневной жизни пожилого человека во время этой заключительной переходной фазы, а также в последние моменты их жизни. Быть ближайшим родственником также означало жить в тени смерти, сосредотачиваясь на потребностях умирающего, вносить коррективы в повседневную жизнь, чувствовать большую ответственность за этого человека, бороться с системой здравоохранения и социальной помощи и получать сила от поддержки [].Поскольку ближайшие родственники вовлечены в заботу и эмоционально затронуты ситуацией, их потребность в поддержке также должна быть признана.

То, как медицинские работники сталкиваются с экзистенциальными проблемами пациентов, явно связано с контекстом оказания помощи. Исследования в области паллиативной помощи показали, что существует потребность в исследованиях, касающихся экзистенциальных проблем, связанных с различными контекстами и культурами оказания помощи, а также влияния контекста на оказание помощи и услуг. Эти знания необходимы, чтобы положить конец ощущению изолированности пациентов и способствовать оказанию более здоровой помощи [-].Мы знаем, что специализированная и неотложная помощь преимущественно характеризуется медицинскими действиями по спасению жизни [], в то время как хосписная помощь характеризуется усилиями по созданию лечебной среды и атмосферы, которая укрепляет жизнь и способствует хорошей смерти []. В специальных приютах для пожилых людей большое внимание уделяется деятельности по продвижению независимости [], хотя большинство людей умирают в течение первого года после переезда []. Таким образом, культура и дискурс в различных контекстах оказания помощи явно влияют на опыт EL среди людей, о которых идет речь, а также на возможности медицинских работников встречаться и подтверждать переживания пациентов и их ближайших родственников.

Отсутствуют какие-либо методы поддержки медицинских работников в выявлении и обращении с ЭЛ. В нескольких исследованиях (например, []) подчеркивается необходимость исследований, посвященных тому, как, несмотря на наличие множества заболеваний и тяжелых симптомов, конец жизни может быть позитивным этапом жизни, когда надежда и радость могут сосуществовать с горем и страданием. Однако другие исследователи [,] указывают на необходимость прояснения как теоретических, так и эмпирических данных о феномене EL, чтобы медицинские работники могли лучше справляться с этим в своей повседневной работе и видеть его с точки зрения пациентов.Если EL идентифицирован и подтвержден как страдание и путь к внутреннему миру, это может поддержать чувство более глубокого понимания и повышения благополучия для пациентов или резидентов и их близких, а также для медицинских работников.

Цели

Мы знаем, что уход за людьми в конце жизни является экзистенциально сложной задачей, поскольку умирание и смерть присутствуют постоянно, особенно в уходе за пожилыми людьми. Поскольку все слабые пожилые люди по определению находятся на последней стадии жизни, мы можем предположить, что они в какой-то степени испытывают ЭЛ.Однако EL — это многогранное явление, которое требует дальнейшего изучения. На основе более ранних исследований мы также знаем, что медицинские работники нуждаются в поддержке, чтобы сталкиваться с мыслями пожилых людей о жизни и смерти. Таким образом, цели исследования LONE заключаются в следующем:

  1. Определить доказательную базу для EL, исследуя аспекты и размеры EL.
  2. Разработайте теоретическую основу для вмешательства, исследуя:
    • Значение EL с точки зрения ослабленных пожилых людей и то, как можно облегчить EL.
    • Значительный опыт других людей, столкнувшихся с EL, и то, как они справляются с ситуациями, когда их родственники сталкиваются с EL.
    • Опыт работы медицинских работников по встрече с пожилыми людьми с EL, способы, которыми они выявляют и справляются с EL, а также свои собственные потребности в поддержке.
    • EL применительно к различным контекстам ухода.
  3. Подготовьте процесс моделирования и результаты вмешательства, выполнив следующие действия:
    • Определив потенциальные компоненты вмешательства, а также препятствия и факторы, способствующие реализации вмешательства.
    • Разработка плана вмешательства.

Методы

Обзор

В этом документе описывается исследовательская фаза исследования, посвященного EL среди пожилых людей, которое, в свою очередь, станет основой для разработки комплексного вмешательства для поддержки медицинских работников, которые заботятся об этих людях. . Согласно MRC [], аспекты, определяющие сложность вмешательства, включают количество компонентов, количество взаимодействий между компонентами, количество организационных уровней, на которые нацелено вмешательство, а также количество и вариативность положительных результатов.Сложность вмешательства также зависит от его гибкости. MRC подчеркивает, что шанс на успех вмешательства увеличивается, если вмешательство приспособлено к реальной ситуации и предпосылкам, а также основано на прочной теоретической, а также эмпирической основе []. MRC также указывает на то, что различные заинтересованные стороны должны быть вовлечены в этапы разработки, тестирования и оценки []. При планировании исследования LONE мы руководствовались рамками MRC.

Согласно MRC [], есть 4 ключевых элемента в процессе разработки и оценки комплексного вмешательства: разработка, осуществимость и пилотирование, оценка и внедрение. Первый этап исследования, описанный в этом документе, соответствует этапу разработки, который, согласно MRC [], включает: (1) определение доказательной базы; (2) выявление и развитие теории; и (3) моделирование процесса и результатов. На данный момент мы завершили исследования, связанные с выявлением доказательной базы, а также выявлением и развитием теории, и сейчас (в июне 2019 г.) собираемся синтезировать результаты и смоделировать процесс и результаты.

Идентификация доказательной базы

Согласно MRC [], соответствующие существующие доказательства должны быть идентифицированы либо посредством существующих систематических обзоров, либо путем обновления или проведения нового систематического обзора. Поскольку литература по EL многогранна, очень важно описать различные аспекты и аспекты (конструкции), чтобы знать, что мы имеем в виду, когда говорим об EL. Основываясь на более раннем систематическом обзоре и анализе концепций EL, проведенном Ettema et al [], мы провели обзор литературы, посвященной концепции и феномену EL.Анализ сосредоточился на всех соответствующих конструкциях для нашего понимания EL и предоставил нам определение, которое во взаимном процессе было использовано в качестве основы для анализа эмпирического материала. Такой инклюзивный подход гарантировал, что важные перспективы в исследованиях не были потеряны.

Выявление и развитие теории

Согласно MRC, важно развить теоретическое понимание вероятного процесса изменений, «опираясь на существующие свидетельства или теории, дополненные при необходимости новыми первичными исследованиями, например, интервью с те, на кого направлено вмешательство или участвующие в его разработке или реализации »[].

Поэтому мы провели эмпирические исследования, посвященные EL среди пожилых людей, путем интервьюирования ослабленных пожилых людей, их близких и медицинских работников. Для обзора различных частей см..

Рисунок 1. Обзор областей, включенных в фазу разработки вмешательства. Посмотреть этот рисунок
Опыт экзистенциального одиночества у хрупких пожилых людей и как его облегчить

В общей сложности было опрошено 23 пациента и местных жителей относительно их опыта EL.Критериями включения были: возраст 75 лет и старше, способность общаться и слабость. Несмотря на то, что слабость стала общепризнанным понятием в исследованиях, не существует согласованного определения [,]. Один из способов операционализировать слабость — это количественное обобщение ряда критериев слабости. Например, Fried et al [] рекомендуют использовать 3 или более из следующих 5 критериев для выявления и измерения дряхлости в клинической практике: слабость, плохая выносливость, потеря веса, низкая физическая активность и низкая скорость ходьбы.Другое исследование показало, что медицинские работники интерпретировали эту концепцию несколько иначе, описывая качественные аспекты, такие как физическая слабость и болезнь, отсутствие баланса в повседневной деятельности и зависимость в повседневной жизни []. Поскольку у нас были ограниченные возможности для изучения количественных или качественных аспектов дряхлости при включении участников, мы решили использовать несколько более удобный критерий: возраст не менее 75 лет и потребность в длительном уходе или услугах. Мы утверждаем, что показатель долгосрочного ухода и услуг соответствует как можно большему количеству качественных и количественных описаний концепции, поскольку в шведском контексте эти описания являются предпосылками для принятия решения о такой поддержке в муниципальной помощи [] или для регистрацию в системе домашнего или паллиативного ухода [].

Мы включили пациентов и жителей из разных контекстов: первичная помощь, уход на дому, больница, специальные помещения и паллиативная помощь. В учреждениях первичной медико-санитарной помощи, ухода на дому и в специальных помещениях информаторов идентифицировали сотрудники. В больнице информаторов опознали во время их пребывания в больнице и пригласили к участию в связи с их выпиской из больницы. В хосписах пациентов выявляли и приглашали к участию после поступления. Из-за этических аспектов люди, которые явно находились на самых последних этапах своей жизни и получали помощь в конце жизни, не были включены.

Интервью с пациентами и резидентами (n = 23) проводились как индивидуальные повествовательные интервью с упором на опыт EL. Всего 2 интервьюера проводили интервью в паре. Роли двух интервьюеров были ясны до интервью, так как один проводил интервью, а другой сидел сбоку, делая заметки и, при необходимости, подбирал подсказки, которые были упущены во время интервью. Все интервью проводил докторант, которого поддерживал исследователь, обладающий глубокими знаниями об интервью с пожилыми людьми и людьми, получающими паллиативную помощь.

Интервью началось с введения в концепции одиночества и более глубокого чувства одиночества; то есть EL. Затем информаторов спросили, что они думают по этому поводу и могут ли они вспомнить какую-либо ситуацию, когда они чувствовали себя так. Были заданы зондирующие вопросы относительно ситуации, их мыслей и чувств, могли ли они или хотели бы поделиться своими чувствами с кем-то еще и каким образом можно облегчить переживание EL. В конце интервью пациентов и резидентов попросили разрешить пригласить своих ближайших родственников на собеседование.Они сами решили, кого из них спросить.

После интервью 2 интервьюера вместе поделились своим опытом интервью и тем, что они узнали об EL во время интервью. Они также написали описание ситуации информаторов и других контекстных аспектов. Интервью записывались и расшифровывались. Первая статья была проанализирована с помощью феноменологического герменевтического анализа [], поскольку нас интересовало значение EL, в то время как вторая статья была направлена ​​на описание переживаний и была проанализирована с помощью обычного контент-анализа [] с использованием контекстного описания в качестве фрейма.

Перспективы значимых других

Всего было опрошено 19 значимых других людей относительно их опыта встречи с ЭЛ среди своих родственников. Информанты были идентифицированы опрошенными пациентами и жителями (как описано выше) и были супругами, детьми, братьями и сестрами или другими лицами, которых пожилой человек считал близкими им. Интервью проводились как индивидуальные повествовательные интервью с упором на рассказы об опыте EL среди их родственников.Большинство этих интервью проводилось двумя исследователями, работающими в паре, как описано ранее. Интервью началось с ознакомления с понятиями одиночества и EL, а затем информантов спросили, могут ли они вспомнить ситуацию, когда их родственник выражал чувство более глубокого чувства одиночества или EL. Были заданы дополнительные вопросы, такие как «Как вы заметили?», «Вы помните, что вы думали и чувствовали?» И «Как вы справлялись с ситуацией?». Интервью записывались, расшифровывались и анализировались с использованием обычного качественного контент-анализа [].

Опыт медицинских работников по встрече с пожилыми людьми с экзистенциальным одиночеством и их собственные потребности в поддержке

Всего было проведено 11 интервью в фокус-группах с медицинскими работниками. Интервью в фокус-группе основано на идее, что люди развивают свои взгляды и рассказывают о своем опыте в ходе обсуждения с другими []. В каждой фокус-группе было в среднем 6 участников из разных профессий (дипломированные медсестры, врачи, помощники медсестер, социальные работники, эрготерапевты и физиотерапевты), всего 61 специалист.Фокус-группы проводились в различных контекстах оказания помощи: первичная помощь, помощь на дому, догоспитальная помощь (скорая помощь), больница, специальные помещения и паллиативная помощь. В каждом интервью основное внимание уделялось опыту медицинского работника по встрече с пожилыми людьми, выражающими EL. Интервью начались с ознакомления с концепциями одиночества в целом и EL в частности. Затем участников спросили, могут ли они вспомнить ситуацию, когда, согласно их интерпретации, пациент или резидент испытывал ЭЛ.Были заданы дополнительные вопросы, такие как «Как вы узнали переживания этого человека?», «Как вы справились с ситуацией?», «Что это пробудило в вас?», «Как вы готовы справляться с такими ситуациями? , »И« Какая поддержка вам нужна? ». Интервью были записаны, расшифрованы и проанализированы с использованием комбинации дедуктивного и индуктивного подходов, основанных на теоретической структуре ван Дёрзена [].

Экзистенциальное одиночество в различных контекстах оказания помощи

Интервью с медицинскими работниками на дому, в больнице, в специальных помещениях и паллиативной помощи были проанализированы с использованием материалов, сгруппированных в соответствии с контекстом.Были отмечены и сравнены характеристики каждого контекста с акцентом на рассказы медицинских работников. Материал проанализирован с использованием методологии case study [].

Подготовка процесса моделирования и результатов

Согласно MRC [], моделирование комплексного вмешательства перед полномасштабной оценкой может предоставить важную информацию о плане как вмешательства, так и оценки. Эта фаза будет включать подготовку к моделированию посредством определения потенциальных компонентов вмешательства, препятствий и средств, способствующих реализации вмешательства посредством качественного синтеза данных [].Целью синтеза будет определение механизмов вмешательства в данных, уже собранных и проанализированных на ранее описанных этапах исследования LONE. Синтез также будет направлен на выявление, среди прочего, возможных препятствий и факторов, способствующих вмешательству, связанных с контекстом оказания помощи, а также поиск возможных объяснений того, как вмешательство может работать в различных контекстах.

Мы также построим предварительный план вмешательства, направленного на поддержку медицинских работников при столкновении с EL, используя концептуальное отображение [].Картирование концепций — это групповой метод разработки концептуальной основы для вмешательства или оценки. Группа регулярно участвует в семинарах с целью генерации идей и оценки их актуальности. Результаты этих обсуждений затем структурируются в кластеры, и их взаимосвязь визуально иллюстрируется статистическими методами. Различные заинтересованные стороны (пожилые люди, близкие люди, медицинские работники и менеджеры здравоохранения) будут участвовать в картировании концепции, а синтез качественных данных будет использоваться в качестве основы для обсуждения и размышлений.На протяжении всего периода исследования мы регулярно консультировались с экспертной комиссией, состоящей из различных заинтересованных сторон (медицинских работников, других значимых лиц и пожилых людей). Они будут особенно важны на этапе разработки вмешательства.

Этические аспекты

Этот проект затрагивает несколько деликатных вопросов, которые необходимо тщательно изучить. Нам известно, что эта тема касается деликатного вопроса и что исследовательская группа очень уязвима. Поэтому мы применяли этическое сознание на протяжении всего проекта.Добровольный характер участия пациентов, других значимых лиц и медицинских работников подчеркивался в информации, предоставленной о проекте, и еще раз перед началом интервью. Все участники дали письменное информированное согласие на участие в исследовании. Контактное лицо в каждой задействованной клинике, медицинском центре и специальном жилье несло основную ответственность за установление первоначального контакта с пациентами и жителями, которые соответствовали критериям включения, чтобы предоставить первоначальную информацию о проекте и спросить, могут ли исследователи связаться с их.Затем исследователи предоставили устную и письменную информацию об исследовании. После интервью контактное лицо отвечало за наблюдение, есть ли у пациента или резидента необходимость в последующем обсуждении. Другой персонал учреждения не имел информации о том, какие пациенты или жители были включены в исследование. После интервью с другими значимыми людьми один из интервьюеров связался с каждым участником по телефону через 2 дня после интервью, чтобы спросить, есть ли у них какие-либо вопросы или мысли, которые были разбужены интервью.Различные пары интервьюеров проводили интервью с пациентами или резидентами, а также с другими значимыми людьми, чтобы гарантировать, что на интервью со значимым другом не повлияли знания о пациенте или резидентах. Это также предотвратило риск того, что значимый другой получит информацию о том, что пациент или резидент сказал в своем интервью, поскольку исследователи, опрашивающие значимого другого, не имели этой информации.

Утверждение этических норм и согласие на участие

Все участники дали письменное информированное согласие на участие в исследовании.Исследование было одобрено Региональным советом по этике в Лунде, Швеция (ref: 2014-652).

Доступность данных и материалов

Из-за деликатности интервью и того факта, что они проводятся на шведском языке, исходные данные не будут доступны исследователям, не входящим в исследовательскую группу.


Результаты

Исследования, направленные на выявление доказательной базы и разработку теоретической основы для вмешательства, к настоящему времени привели к 7 опубликованным работам с 2018 по 2019 год, которые кратко излагаются ниже.

Идентификация доказательной базы

Анализ концепции [] был сосредоточен на разъяснении того, что составляет EL, и описании его жизненного опыта. Цель заключалась в том, чтобы дать определение EL, которое могло бы функционировать как инструмент для идентификации явления и для дифференциации его от других видов одиночества. Появившееся определение было следующим:

EL — это немедленное осознание того, что вы фундаментально отделены от других людей и от вселенной, и, как правило, из-за этого осознания испытываете негативные чувства, то есть настроения и эмоции.

Решающее различие между субъективным переживанием социального одиночества и EL, по-видимому, состоит в том, что социальное одиночество связано с отсутствием интимных социальных отношений, тогда как EL озабочен более фундаментальным недостатком, а именно чувством принципиальной отделенности от других и мир, независимо от того, есть ли у него семья, друзья или другие близкие знакомые. Таким образом, у вас могут быть близкие отношения и вы не страдаете от одиночества, но все же испытываете EL [].

Выявление и развитие теории
Опыт экзистенциального одиночества у хрупких пожилых людей и способы его облегчения

Два исследования, посвященных опыту пожилых людей с EL [,], показали, что EL в основном означает отключение от жизни, что То есть, быть запертым в хрупком теле, встречаться с безразличием, не с кем поделиться значимыми аспектами жизни и не иметь смысла в жизни [].Однако EL может быть облегчен, когда его признают другие, то есть когда он находится в центре внимания других, сталкивается с близостью и имеет значимый обмен мыслями и чувствами. EL можно также облегчить, если ограничить негативные мысли и чувства, то есть приспосабливать и принимать текущую ситуацию, смотреть на жизнь в зеркало заднего вида, находиться в контакте с духовными измерениями и иметь возможность отвлечься и отвлечься [].

Перспективы значимых других

Исследование, сосредоточенное на значимых других [], показало, что они интерпретировали, что EL возникает, когда все больше ограничиваются в теле и пространстве, когда находятся в процессе разъединения и когда отключаются от внешнего мира.Поскольку другие значимые люди также обсуждали причины, лежащие в основе опыта EL, мы решили объединить и сопоставить эти взгляды с рассказами пожилых людей []. Сравнение показало, что в то время как значимые другие подчеркивали аспекты отсутствия активности, неучастия в социальной среде и отказа от жизни, сами пожилые люди выдвигали на первый план чувство бессмысленного ожидания, стремление к более глубоким связям и ограниченную свободу как истоки. EL [].

Опыт специалистов здравоохранения по встрече с пожилыми людьми с экзистенциальным одиночеством и их собственные потребности в поддержке

Исследование, посвященное опыту медицинского персонала по встрече с пожилыми людьми с ЭЛ [], показало, что медицинские работники воспринимают ЭЛ в различных формах, связанных с препятствиями на встречах.Описывались следующие препятствия: (1) телесные ограничения пожилых людей (которые усложняли общение), требования и потребности, воспринимаемые персоналом как ненасытные, что, как следствие, заставило персонал уйти; (2) потребность пожилого человека в личной жизни, с которой трудно справиться; или (3) страх и трудности при столкновении с экзистенциальными проблемами со стороны медицинского персонала [].

Экзистенциальное одиночество в связи с различными контекстами оказания помощи

До сих пор влияние контекста анализировалось в отношении рассказов медицинских работников [].Результаты выявили различия и сходства между контекстами оказания помощи в отношении взглядов профессионалов на происхождение EL, место оказания помощи и собственную роль специалистов. Что касается происхождения EL, то при уходе на дому и в интернатах основное внимание уделялось жизни, настоящему и прошлому, по сравнению с больничной и паллиативной помощью, где профессионалы в основном связывали EL с предстоящей смертью. Было описано, что дом пожилого человека как место ухода помогает сохранить личность пожилого человека.В больницах и паллиативной помощи, как и в учреждениях, место обеспечивало безопасность, тогда как в учреждениях интернатного типа это место могло заставить пожилых людей чувствовать себя чужими. Создание отношений считалось важной частью роли профессионалов во всех четырех контекстах ухода, хотя это имело разные значения, цели и условия []. Это исследование будет завершено повторным анализом интервью с пожилыми людьми, отсортированных по контексту.


Обсуждение

Основные выводы

Результаты уже опубликованных исследований теперь сформируют основу для процесса моделирования и результатов вмешательства.Итак, мы можем сделать вывод, что вмешательство, нацеленное на медицинских работников, безусловно, должно быть гибким, адаптированным к различным контекстам оказания помощи и разработанным как прагматическое исследование []. Мы также узнали, что опыт EL индивидуален и что необходим личностно-ориентированный подход. Таким образом, вмешательство должно включать набор различных подходов и методов.

В ходе исследований, выполненных до сих пор, появились новые области интересов, такие как вклад волонтеров, точка зрения менеджеров в учреждениях по уходу за престарелыми, какая поддержка может понадобиться другим значимым людям и в какой степени координаторы поддержки родственникам фокус на EL в группах поддержки.Эти исследования в настоящее время продолжаются, и они также будут способствовать общему дизайну программы вмешательства.

Методологические аспекты

Все качественные исследования должны оцениваться с точки зрения надежности, включая достоверность, надежность, подтверждаемость и переносимость []. Одним из аспектов достоверности является точность отбора информаторов. В исследованиях мы стремились к широкому разнообразию опыта, вовлекая пожилых людей, представляющих разные возрасты, гражданский статус, фазы жизни и контексты ухода.Это также увеличивает переносимость результатов. Чтобы увеличить доверие, мы также стремились к вариации относительно значимых других: супругов, детей и других людей, близких к пациенту или жителю. Что касается аспектов надежности, то для всех интервью с одной и той же группой информантов использовалось одно и то же руководство, а за процессом сбора и анализа данных внимательно следила вся исследовательская группа. Подтверждаемость исследования касается объективности, точности материала, актуальности и смысла [].В исследованиях интервью была назначена группа старших и младших исследователей и докторантов, участвовавших в сборе данных и анализе каждого набора материалов. Вся исследовательская группа будет участвовать в синтезе данных, что позволит проводить многосторонний анализ, а также снизить влияние предвзятого понимания феномена отдельными исследователями.

Управление данными и обеспечение качества

Сохраняется конфиденциальность участников и различных медицинских учреждений.Документация об информированном согласии хранится в сейфе отдельно от материалов интервью, поэтому ее невозможно связать с интервью. Оригинальные записи интервью хранятся на отдельном защищенном жестком диске. Стенограммы были закодированы, а имена, места и другая информация, которая могла бы указывать или раскрывать личность участников, была опущена. Одному из младших исследователей было поручено действовать в качестве координатора по сбору и регистрации всех форм информированного согласия от менеджеров и пациентов, а также действовать в качестве связующего звена между исследователями, пациентами и резидентами, другими значимыми людьми и медперсоналом.Этот координатор также отвечал за хранение документации об информированном согласии в сейфе. Весь записанный материал организован и хранится в отдельном сейфе. В поисках этического одобрения исследования мы заявили, что материал не будет использоваться для каких-либо других целей и, следовательно, не будет доступен для каких-либо исследователей за пределами исследовательской группы.

Исследовательская группа

Исследовательская группа включает 5 старших и 3 младших исследователя и 3 докторантов, представляющих 3 университета Южной Швеции.Исследовательская группа также представляет несколько областей, таких как сестринское дело, забота о науке, медицинская этика и география человека, что увеличивает возможность освещения явления и концепции с разных точек зрения.

Важность исследования

Доля пожилых людей в населении постоянно увеличивается, и, таким образом, растущее число пожилых людей будет в центре внимания при оказании помощи и услуг. В средствах массовой информации часто обсуждают качество ухода и услуг для пожилых людей, обычно с точки зрения страданий.Настоящий исследовательский проект будет способствовать накоплению знаний, которые могут укрепить здоровье медицинских работников и улучшить самочувствие пациентов и жителей на последнем этапе жизни. Эти исследования очень важны с точки зрения человека в целом, поскольку смерть неизбежно поразит всех нас, и в частности, для положения медицинских работников, поскольку экзистенциальные проблемы являются одной из самых серьезных проблем в области сестринского ухода и ухода за пожилыми людьми. Знание и осознание различных предпосылок для поддержки пациентов и их значимых других, переживания смысла в конце жизни в зависимости от контекста оказания помощи также дает нам основу для разработки вмешательства, направленного на повышение способности СЗ для противодействия EL.Это, в свою очередь, положительно скажется на качестве лечения.

Авторы хотели бы поблагодарить всю исследовательскую группу, участвовавшую в разработке этого проекта: старшего профессора Ингалилла Рама Халлберга; профессора Биргит Холриз Расмуссен и Керстин Бломквист; старшие преподаватели Маргарета Рамгард, Ингела Бек и Магдалена Андерссон; и докторанты Марина Сьёберг, Хелена Ларссон и Малин Сундстрём.

Это исследование финансируется за счет грантов фонда Vårdal Foundation, Crafoord Foundation, Greta and Johan Kock, фонда Gyllenstiernska Krapperup, Исследовательской платформы для сотрудничества в области здравоохранения Университета Кристианстада и Университета Мальмё.

A-KE и IB описали исследование, а A-KE несла основную ответственность за составление протокола. Вся исследовательская группа рассмотрела рукопись, и оба автора согласились с окончательной версией.

Не заявлено.

Под редакцией Г. Айзенбаха; подано 05.02.19; рецензировано Т. Боуманом, С. Бейдасом, С. Ге; комментарии к автору 11.04.19; доработка получена 30.06.19; принято 07.07.19; опубликовано 14.08.19

© Анна-Карин Эдберг, Ингрид Болмшё. Первоначально опубликовано в JMIR Research Protocols (http: // www.researchprotocols.org), 14.08.2019.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии оригинальная работа, впервые опубликованная в JMIR Research Protocols, правильно процитирована. Должна быть включена полная библиографическая информация, ссылка на исходную публикацию на http://www.researchprotocols.org, а также информация об авторских правах и лицензии.

Преодоление экзистенциального одиночества: кросс-культурное исследование

Переезд в учреждение долгосрочного ухода (LTCF) может изменить восприятие себя пожилыми людьми и снизить их способность участвовать в значимых переживаниях и ролях. Когда они уходят из дома, их социальная сеть сокращается, сокращается частота их социальных контактов и количество людей, от которых они получают эмоциональную поддержку. Эти изменения и потери могут привести к чувству одиночества.Однако одиночество, которое испытывают эти пожилые люди, может быть больше, чем просто трудности с выражением чувства одиночества или утраты социальных ролей, как это часто бывает в литературе об одиночестве. Скорее, это одиночество проистекало из невыносимой пустоты и отсутствия значимого существования, приписываемых всем потерям, которые они пережили (то есть экзистенциальному одиночеству (EL). Целью этого качественного исследования было описать опыт EL у пожилых людей из стран Востока и США Западные культуры, которые жили в СДУ, и как они справились с этим опытом.Методы. Были проведены открытые интервью с 13 китайцами и 9 шведами, проживающими в СДУ, об опыте EL. Было проведено качественное исследование с использованием интерпретирующего описания (ID) Торна (2004), и данные были проанализированы с использованием тематического анализа. Результаты: основная тема «Преодоление EL» отражает опыт участников в EL. Он описывает комбинированный процесс «ощущения EL» и «саморегуляции». В исследовании подтверждается, что ЭЛ возникла как обычное человеческое заболевание в нашем исследовании, когда китайцы в Гонконге, Китай, и шведы в Мальмё, Швеция, столкнулись с границами жизни и такими кризисами, как потери, слабость и смертность.Выводы: ЭЛ — очень стрессовое человеческое явление. Наше исследование демонстрирует, что опыт EL влияет на фундаментальную структуру «я», раскрываемую опытом потери контроля, изоляции и бессмысленности в жизни. Однако наличие EL позволяет пожилым людям из этих двух этнических групп пожинать плоды, которые дает «более ясное» самоощущение, начиная от духа удовлетворенности и заканчивая уменьшением страданий. Таким образом, ранняя и четкая консультативная поддержка, направленная на поиск и значение, приписываемое EL, должна способствовать преодолению и лучшему преодолению опыта.

Ключевые слова

экзистенциальное одиночество, культура, пожилые люди, смысл жизни, копинг, качественное исследование

Экзистенциальное одиночество с точки зрения пожилых мигрантов

О проекте

Экзистенциальное одиночество (EL) — это один из аспектов одиночества, который частично описывается как часть человеческого бытия, а частично возникает в ситуациях утраты, близкой к смерти и других жизненных кризисах.EL можно испытать, несмотря на близость к друзьям и семье, и это переживание разлуки с другими людьми и вселенной. EL может вызывать негативные эмоции, такие как безнадежность, горе и бессмысленность, но может восприниматься как успокаивающее, если выбрано добровольно и в балансе со значимыми человеческими связями.

Были проведены исследования, посвященные опыту слабого пожилого человека с EL, а также исследования с точки зрения ближайших родственников и медицинского работника. Число мигрантов увеличивается, что делает Мальмё международным городом.Об этом не в последнюю очередь свидетельствует тот факт, что из 344 000 жителей Мальмё около трети родились за границей. Мальмё представлен 184 национальностями. Существует потребность в знаниях о старении в целом и в понимании того, как пожилые люди могут чувствовать себя благополучно. Одиночество становится все более серьезной проблемой в нашем обществе, а также в контексте заботы. Существует потребность в знании различных аспектов одиночества, когда исследования показывают, что знания об экзистенциальном одиночестве отсутствуют.Этот исследовательский проект направлен на описание опыта пожилых мигрантов в отношении EL и опыта медицинских работников в отношении EL по уходу за пожилыми мигрантами.

Study I — это качественное индивидуальное интервью с участниками, проживающими в домах престарелых или самостоятельно. Цель состоит в том, чтобы исследовать опыт экзистенциального одиночества пожилых мигрантов.

Study II — это качественное интервью с профессионалами здравоохранения с использованием фокус-групп. Результаты этого предлагаемого исследования могут помочь специалистам здравоохранения, встречающимся с пожилыми мигрантами из разных культур, лучше понять опыт EL.

Экзистенциальное одиночество

Во время недавнего сеанса моя клиентка Эллен говорила о том, как плохо она справилась за наши двухнедельные рождественские каникулы с точки зрения ухода за собой и использования полученных знаний в лечении. Это ее беспокоило, и она не понимала, почему так должно быть, ведь в последнее время она стала гораздо лучше заботиться о себе. Возвращение к своему первому сеансу после праздников, казалось, немедленно заставило ее почувствовать себя лучше, меньше отвлекалась на фантазии и навязчивые мысли, которые беспокоили ее во время перерыва.У меня были некоторые идеи о том, почему так должно быть, но сначала я их не упомянул; Я ждал, чтобы увидеть, куда ее приведут эти мысли.

Позже в ходе сеанса Эллен упомянула, что в начале недели у нее был «испуг». Она работает личным помощником руководителя в компании среднего размера; ее босс отсутствовал во время каникул, и в его отсутствие некоторые из его надзорных обязанностей легли на ее плечи. Она сама взяла несколько дней в этот период, но, поскольку ее босс отсутствовал, она чувствовала, что было бы безответственно брать столько дней, сколько ей хотелось бы; это заставляло ее чувствовать себя обиженной из-за того, что ей приходилось лишать себя, чтобы выполнять свои обязанности.

В первый день после того, как ее босс вернулся из отпуска, Эллен пришла в голову, что ей, вероятно, следует свериться с календарем фирмы (чего она не делала в течение недели или около того), чтобы узнать, может ли быть наступающий срок. для одного из проектов фирмы. Конечно же, в тот же день должен был быть проект; она предупредила соответствующий персонал, и в самый последний момент им удалось выполнить задание по доставке. Ее беспокоило то, что она «забыла» все о календаре, и она задавалась вопросом, почему она должна была вспомнить именно этот день.

В своей работе — то есть психоаналитически — я слушаю, что мои клиенты рассказывают мне о своей «внешней» жизни, и смотрю, могу ли я связать этот материал с тем, что происходит между нами двумя в моей консультационной комнате. . Когда я могу установить такую ​​связь, которая проливает свет на оба процесса (внешние жизненные события и динамику терапевт-клиент), я делаю «интерпретацию». Вот суть того, что я сказал Эллен: во время моего отсутствия во время перерыва она почувствовала, что я оставил ей всю ответственность за себя, так же как ее босс оставил ее с повышенными обязанностями во время своего отпуска.В обоих случаях она чувствовала обиду; она не хотела оставаться наедине с этой огромной ответственностью и поэтому «забыла» то, что она извлекла из нашей совместной работы, точно так же, как она почти «забыла» о календаре и приближающемся сроке выполнения фирмы. Как только ее босс вернулся, и как только я вернулся с перерыва, она внезапно обнаружила, что может вспомнить
.

Практически с каждым клиентом, который добился значительного прогресса и чувствует все большую способность заботиться о себе, я обнаружил аналогичную динамику.Хорошая эмоциональная связь между терапевтом и клиентом, ведущая к истинному пониманию и личностному росту, приносит огромное удовлетворение, почти как наличие заботливого родителя, на которого можно положиться;
многие клиенты не хотят отказываться от этого, когда придет время. Некоторые возвращаются к прежним способам функционирования, потому что не хотят оставаться в одиночестве внутри себя, делая трудный выбор, принимая на себя роль родителя для своего непослушного ребенка. Эта динамика может быть причиной, помимо тех, которые я обсуждал в этой предыдущей публикации, почему некоторые люди не меняются.Это также связано с моим последним постом, касающимся людей, которые пребывают в детских состояниях, где
они «заставляют» людей в своей жизни заботиться о них.

В более широком смысле, этот тип роста возрождает беспокойство по поводу взросления и разлуки с нашими родителями. Это заставляет нас осознать экзистенциальное одиночество нашего человеческого существования, когда каждый из нас отделен от других и изолирован внутри нашего собственного тела и разума. Я также обнаружил, что это также неизбежно вызывает беспокойство по поводу смерти: если мы больше не дети, если мы выросли в независимых взрослых, способных заботиться о себе, это должно означать, что мы неумолимо движемся к концу, что ждет всех нас.

Найдите свой путь :

Вы застряли в старых привычных привычках, несмотря на то, что «знаете лучше»? Вы постоянно полагаетесь на друзей или членов семьи, говоря об одних и тех же старых ситуациях? Это может быть потому, что вы возмущены тем, что берете на себя полную ответственность за осуществление изменений, в одиночестве внутри себя, и никто не поможет вам; перемены также могут напугать вас из-за того, к чему они могут привести.

Так много литературы по самопомощи направлено на то, чтобы помочь вам добиться изменений, как будто они — это чудесная вещь.Многие люди — я могу даже сказать, большинство людей — боятся перемен: лучше неприятное неизвестное, чем, возможно, хуже неизвестное. Изменения всегда подчеркивают течение времени, а также разницу между тогда и сейчас ; если время продолжает разворачиваться … ну, мы знаем, к чему это приведет. Может быть, вы видите себя вечно «молодым», таким же человеком, каким вы были в возрасте чуть больше 20 лет, который ничуть не изменился.

Кроме того, изменение и личная ответственность — это ТРУДНО; требуется много труда и настойчивости, чтобы сделать любую

разницы в том, как вы думаете и чувствуете; Не было бы легче, если бы был кто-то, кто мог бы просто сделать это за вас? Клиенты часто любят узнавать о себе в терапии, чувствуя, что их эмпатический терапевт понимает их; они обычно не проявляют такого энтузиазма, когда понимают, что — их — ответственность что-то с этим делать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *