Содержание

Акцентуация характера по Леонгарду

Леогард выделял следующие типы акцентуации характера, темперамента, личности:
Демонстративный тип. Характеризуется демонстративностью поведения, живостью, подвижностью, легкостью в установлении контактов, артистизмом. Склонен к фантазерству, позерству и притворству. Обладает повышенной способностью к вытеснению, может полностью забывать то, о чем знать не желает, что расковывает его во лжи. Обычно лжет с невинным лицом, поскольку то, о чем он говорит, в данный момент, для него является правдой; по-видимому, внутренне он не осознает свою ложь, или же осознает без угрызений совести. Ложь, притворство направлены на приукрашивание себя. Им движет жажда постоянного внимания (пусть даже негативного) к своей особе. Данный тип демонстрирует высокую приспосабливаемость к людям, эмоциональную лабильность при отсутствии действительно глубоких чувств, склонность к интригам (при внешне мягкой манере общения).

Педантичный тип. Характеризуется ригидностью, инертностью психических процессов, долгим переживанием травмирующих событий. В конфликты вступает редко, в то же время сильно реагирует на любые проявления нарушения порядка. Пунктуален, аккуратен, скрупулезен, чистоплотен, добросовестен. Усидчив, ориентирован на высокое качество работы и особую аккуратность, склонен к частым самопроверкам, сомнениям в правильности выполнения работы, формализму.

Застревающий (аффективно-застойный) тип. Данный тип характеризуется высоким уровнем задержки аффектов — «застревает» на своих чувствах, мыслях, не может забыть обид, инертен в моторике. Склонен к затяжным конфликтам, четко определяет круг врагов и друзей. Подозрителен, отличается мстительностью. Проявляет большое упорство в достижении своих целей.

Возбудимый тип. Для данного типа характерны недостаточная управляемость, ослабление контроля над влечениями и побуждениями, повышенная импульсивность. Для этого типа свойственны инстинктивность, гневливость, нетерпимость, склонность к конфликтам. Отмечается низкая контактность в общении, тяжеловесность поступков, замедленность психических процессов. Труд и учеба не являются для него привлекательными, равнодушен к будущему. Целиком живет в настоящем. Повышенная импульсивность гасится с трудом и может быть опасна для окружающих. Может быть властным, выбирая для общения наиболее слабых.

Гипертимический тип. Приподнятое настроение сочетается с жаждой деятельности, повышенной словоохотливостью, тенденцией постоянно отклонятся от темы разговора. Характеризуется большой подвижностью, общительностью, выраженностью невербальных компонентов общения. Везде вносят много шума, стремятся к лидерству. Имеют высокий жизненный тонус, хороший аппетит и здоровый сон. Самооценка повышена, характеризуются недостаточно серьезным отношением к своим обязанностям. Трудно переносят условия жесткой дисциплины, монотонную деятельность, вынужденное одиночество.

Дистимический тип. Отличается серьезностью, подавленностью настроения, медлительностью, слабостью волевых усилий. Для них характерны пессимистическое отношение к будущему, заниженная самооценка, низкая контактность, немногословность. Часто угрюмы, заторможены, склонны фиксироваться на теневых сторонах жизни. Добросовестны, располагают обостренным чувством справедливости.

Аффективно-лабильный тип. Это люди, для которых характерна смена гипертимических и дистимических состояний, иногда без видимых внешних причин.

Экзальтированный тип. Для представителей данного типа характерна высокая интенсивность темпа нарастания реакций, их внешняя интенсивность; реагируют более бурно, чем остальные, и легко приходят в восторг от радостных событий и в отчаяние от печальных. Экзальтация чаще всего мотивируется тонкими, альтруистическими побуждениями. Привязаны к близким, друзьям. Радость за них, за их удачи могут быть чрезвычайно сильными. До глубины души их могут захватить любовь к искусству, природе, переживания религиозного порядка.

Тревожный тип. Представителям данного типа свойственны низкая контактность, минорное настроение, пугливость, неуверенность в себе, обидчивость. Дети тревожного типа часто боятся темноты, животных, страшатся оставаться одни. Сторонятся активных сверстников, испытывают чувство робости и застенчивости. У взрослых представителей данного типа выражено чувство долга и ответственности, высокие моральные и этические требования. Для них характерны робость, покорность, неумение отстоять свою позицию в споре.

Эмотивный тип. Характеризуется чувствительностью и глубокими реакциями в области тонких эмоций. Этот тип родственен экзальтированному, но проявления его не столь бурные. Для них характерны эмоциональность, чувствительность, сопереживание людям, отзывчивость, мягкосердечность, впечатлительность. Редко вступают в конфликты, обиды носят в себе, не выплескивая наружу. Данному типу свойственны обостренное чувство долга, исполнительность.

Экстравертированный тип. Характеризуется обращенностью к тому, что приходит извне, направленностью реакций на внешние раздражители. Для них свойственны импульсивность поступков, радость от общения с людьми, поиск новых переживаний. Подвержены чужому влиянию, собственные мнения не отличаются стойкостью.

Интровертированный тип. Живет не столько восприятиями и ощущениями, сколько представлениями. Внешние события как таковые влияют на жизнь такого человека относительно мало, гораздо важнее то, что он о них думает. Если разумная степень интровертированности способствует выработке самостоятельного суждения, то сильно интровертированная личность живет большей частью в мире нереальных идей. Излюбленная пища для мышления интровертов — проблемы религии, политики, философии. Малообщителен, держится в стороне, общается по необходимости, любит одиночество; погружен в себя, о себе рассказывает мало, свои переживания не раскрывает. Медлителен и нерешителен в поступках.

Сравнительный анализ акцентуаций характера девушек приполярного и заполярного районов европейского Севера

УДК 159.923.31

Кривоногова Е.В.

 

ФГБУН Институт физиологии природных адаптаций УрО РАН, г. Архангельск, Российская Федерация

Резюме. Целью работы является сравнительная характеристика личностных особенностей девушек, проживающих в приполярном и заполярном районах европейского Севера. Проведен анализ личностных характеристик (по К.Леонгарду) у девушек в возрасте 15-17 лет, проживающих в заполярном и приполярном районах европейского Севера. У девушек как в приполярном, так и заполярном районе отмечается наибольшая частота встречаемости таких типов акцентуации, как гипертимность, эмотивность, циклотимность и экзальтированность. Выявлена низкая встречаемость дистимного типа акцентуации у девушек приполярного и заполярного района Севера, т.е. подавленность настроения, предчувствие неприятностей, сосредоточенность на мрачных и печальных сторонах жизни встречаются редко. У девушек заполярного района Севера для обеспечения адаптации к условиям среды в структуре личностных характеристик более выражен педантичный и застревающий тип акцентуации характера по сравнению с девушками приполярного района Севера.

Ключевые слова: акцентуации характера, север, молодые люди.

ЛИТЕРАТУРА
1. Агаджанян Н.А., Жвавый Н.Ф., Ананьев В.Н. Адаптация человека к условиям Крайнего Севера: экологофизиологические механизмы. М.: КРУК, 1998.-240 с.
2. Бартош Т.П., Максимов А.Л. Особенности психофизиологического статуса у подростков различных районов Магаданской области //Экология человека. 2007. № 6. С. 19-24.

3. Дёмин Д.Б., Поскотинова Л.В. Тиреоидный статус и физическое развитие детей, проживающих на различных географических широтах Европейского Севера// Педиатрия. 2009. №2. Т.88. С.144-146.
4. Жилина Е.В. Проявление типов акцентуаций характера у юношей и девушек // журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. 2008. №4.
5. Леонгард К. Акцентуированные личности. — Ростов н/Д.: Изд-во «Феникс», 2000. – 544 с.
6. Личко А.Е. Типы акцентуаций характера и психопатий у подростков. — М.: ЭКСМО-Пресс, 1999. – 416 с.
7. Небылицын В. Д. Избранные психологические труды. – М.:Педагогика, 1990 – 408 с.
8. Хаснулин В. И. Этнические особенности психофизиологии коренных жителей севера как основа выживания в экстремальных природных условиях // Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири: Труды по медицинской антропологии. М.: ОАО «Типография «Новости», 2009. С. 36-55.

Авторская справка:
Кривоногова Елена Вячеславовна, [email protected]
ФГБУН Институт физиологии природных адаптаций УрО РАН к.б.н., старший научный сотрудник
Российская Федерация, 163000 г. Архангельск, пр. Ломоносова, д. 249.

Управление персоналом, образование, личное развитие. Тесты. Внимание. Память. IQ-тесты. Effecton Studio. Эффектон

Акцентуации характера

Г. Шмишек разработал данный тест характера в 1970 году на основе теоретической концепции Карла Леонгарда акцентуированных характеров. Иногда также употребляется название опросник Леонгарда-Шмишека (Шмишека-Леонгарда или просто «Шмишек» в качестве профессионального жаргонизма).

Согласно концепции акцентуации характеров, присущие личности черты могут быть разделены на основные и дополнительные.

Основные черты характера составляют стержень личности, определяют развитие, процессы адаптации, психическое здоровье.

Основные черты характера в случае яркой выраженности становятся акцентуациями характера. При воздействии неблагоприятных факторов, акцентуации характера могут считаться патологическими. Поэтому, в частности, в современной психологии, акцентуации характера, во многих случаях, также носят название «психопатии характера«. Личности, у которых основные черты ярко выражены, названы акцентуированными личностями.

Являясь тестом характера, тест Шмишека изучает типы акцентуации характера человека, но именно как тест характера, тест Шмишека должен использоваться квалифицированным психологом для получения достоверных результатов и их интерпретации.

Акцентуированные личности

не следует рассматривать в качестве патологических — в них потенциально заложены как возможности социально положительных достижений, так и социально отрицательный заряд. Тест Шмишека исследует типы характера, раскладывая его по акцентуированным характерам, описанным далее.

1. Гипертимический тип

Характеризуется хорошим, слегка повышенным настроением, контактностью, словоохотливостью, оптимизмом. У него высокий тонус, он энергичен, активен и проявляет стремление быть лидером, легко адаптируется в незнакомой обстановке.

Однако он неустойчив по интересам, недостаточно разборчив в знакомствах, плохо переносит одиночество, не любит однообразие, дисциплину, вынужденное безделье, монотонную работу, часто переоценивает свои возможности, может являться инициатором конфликтов, бурно реагируя на события, отличается повышенной раздражительностью.

2. Тревожно-боязливый тип

Нерешителен, мало контактен, робок, неуверен в себе, склонен к минорному настроению. Он редко вступает в конфликты с окружающими, играя в них в основном пассивную роль, в конфликтных ситуациях ищет поддержки и опоры. Склонен к углубленному самоанализу и появлению навязчивых состояний.

Человек с этим типом акцентуации характера, нередко располагает привлекательными чертами: дружелюбием, самокритичностью, исполнительностью. Вследствие своей беззащитности нередко служит «козлом отпущения», мишенью для шуток.

3. Дистимический тип

Мало контактен, немногословен, с доминирующим пессимистическим настроением. Он обычно домосед, тяготится шумным обществом, редко вступает в конфликты с окружающими, ведет замкнутый образ жизни.

Люди с такой акцентуацией характера высоко ценят тех, кто с ними дружит, и готовы им подчиниться. Черты личности, привлекательные для партнеров по общению: серьезность, добросовестность, обостренное чувство справедливости. Отрицательные черты — пассивность, замедленность мышления, неповоротливость, индивидуализм.

4. Педантичный тип

В конфликты вступает редко, выступая в них скорее пассивной, чем активной стороной. На службе — бюрократ, предъявляет окружающим много формальных требований, но охотно уступает лидерство другим людям. Данному типу акцентуации характера свойственно изводить домашних чрезмерными претензиями на аккуратность.

Привлекательные черты: добросовестность, аккуратность, серьезность, надежность в делах. Отрицательные и способствующие возникновению конфликтов черты — формализм, занудливость, брюзжание.

5. Возбудимый тип

Данному типу присуща низкая контактность в общении, замедленность вербальных и невербальных реакций. Люди этого типа нередко занудливы, склонны к хамству и брани, к конфликтам, в которых сами являются активной, провоцирующей стороной. Они неуживчивы в коллективе, властны в семье.

В эмоционально спокойном состоянии эти люди с этим типом акцентуации характера, часто добросовестны, аккуратны, любят животных и маленьких детей. Однако в состоянии эмоционального возбуждения они бывают раздражительными, вспыльчивыми, плохо контролируют свое поведение.

6. Эмотивный тип

Имея выраженную акцентуацию характера по данному типу, люди предпочитают общение в узком кругу избранных, с которыми устанавливаются хорошие контакты, которых они понимают «с полуслова». Редко сами вступают в конфликты, играя в них пассивную роль. Обиды носят в себе, «не выплескивают» наружу.

Привлекательные черты: доброта, сострадательность, радуются чужим успехам, обостренное чувство долга, исполнительность. Отрицательные черты: чрезмерная чувствительность, слезливость.

7. «Застревающий» тип

Его характеризует умеренная общительность, занудливость, склонность к нравоучениям, неразговорчивость, В конфликтах обычно выступает инициатором, активной стороной. Стремится добиться высоких показателей в любом деле, за которое берется, предъявляет повышенные требования к себе.

Особо чувствителен этот тип акцентуации характера к социальной справедливости, вместе с тем обидчив, уязвим, подозрителен, мстителен. Иногда чрезмерно самонадеян, честолюбив, ревнив, предъявляет непомерные требования к близким и к подчиненным на работе.

8. Демонстративный тип

Этому типу акцентуации характера присуща легкость установления контактов, стремлением к лидерству, жаждой власти и похвалы. Он демонстрирует высокую приспособляемость к людям и вместе с тем склонность к интригам (при внешней мягкости манеры общения). Такие люди раздражают окружающих самоуверенностью и высокими притязаниями, систематически сами провоцируют конфликты, но при этом активно защищаются.

Привлекательные черты для партнеров по общению: обходительность, артистичность, способность увлечь других, неординарность мышления и поступков. Их отрицательные черты: эгоизм, лицемерие, хвастовство, отлынивание от работы.

9. Циклотимический тип

Склонен к частой смене настроения, перемене манеры общения с окружающими людьми. У него периодически падает работоспособность, утрачивается интерес к работе и к окружающим людям. Более того, люди циклотимического типа акцентуации характера, тяжело переживают неудачи, часто думают о собственных недостатках, ненужности, испытывают чувство одиночества, становятся замкнутыми.

В периоды депрессии, поведение человека с циклометрическим типом акцентуации характера, сходно с дистимной акцентуацией характера, которая сменяется активностью, свойственной гипертимическому типу.

10. Аффективно-экзальтированный тип

Человека данного типа акцентуации характера можно узнать по свойственной ему высокой контактности, словоохотливости, влюбчивости. Такие люди часто спорят, но не доводят дело до открытых конфликтов. В конфликтных ситуациях они бывают как активной, так и пассивной стороной. Вместе с тем привязаны и внимательны к друзьям и близким.

Они альтруистичны, имеют чувство сострадания, хороший вкус, проявляют яркость и искренность чувств. Отрицательные черты: паникерство, подверженность сиюминутным настроениям.

Работа опросника Шмишека

Опросник состоит из 88 вопросов, 10 шкал, соответствующих определенным акцентуациям характера (акцентуациями личности).

Доминирующий тип акцентуированного характера определяется по максимальному числу баллов, которые наберет испытуемый в результате тестирования с помощью опросника Шмишека, по количеству баллов можно судить о степени развитости у взрослого человека или ребенка разных акцентуаций характера.

Сумма «сырых» баллов умноженная на соответствующий коэффициент дает показатель типа акцентуации. Максимальный показатель по каждому типу акцентуации — 24 балла. Признаком акцентуации считается величина, превосходящая 12 баллов. Полученные данные представлены в виде профиля личностной акцентуации (акцентуации характера).

Тест предназначен для выявления акцентуированных свойств характера и темперамента лиц подросткового, юношеского возраста и взрослых. Тест Шмишека подходит для учета акцентуаций характера в процессе обучения, профессионального отбора, психологического консультирования, профориентации.

Кино-акцентуанты: agritura — LiveJournal

На всяких корпоративных тренингах неоднократно убеждалась, что аудитория просто обожает всяческие классификации психологических типов клиентов. Это вполне объяснимо — «классификации» позволяют разложить тех, с кем предстоит общаться, буквально по полочкам, а также вроде как предоставляет готовые рецепты, как их лучше обольстить, охмурить и втюхать им свой товар и к каждому буквально подобрать ключик. Ведь тогда самому думать не надо, просто достаешь ключик и открываешь дверь. Кроме того, каждый присутствующий на тренингах обязательно «примеряет» на себя разные психотипы, и по окончанию «примерки» вздыхает с облегчением: «О! Как и предполагалось, я совершенно нормален, и ко мне-то уж никому ключ подобрать не удастся!». Да и чоуж, любит у нас народ всякого вида шаманство прикладную психологию и всевозможные гештальты с «нлп-ями».

Не будем разочаровывать публику! Почему бы нам тоже не вспомнить одну классификацию — виды акцентуаций характера. В «мед.ине» когда-то проходили; я напомню, а вы «примерите».

Что такое акцентуация вообще? Попросту говоря, это некоторые типичные «перекосы» характера, иногда чрезмерные, но не выходящие за границы нормы: человек, вроде бы, со странностями, но таблетки пить пока рано. Традиционных классификаций акцентуаций характера несколько (по Личко, например, по Леонгарду, по Филатовой и т.п.) , рассмотрим эту:

Гипертимический тип.

Это такой по-щенячьи бодрый, всегда веселый, жизнерадостный и говорливый придурок человек. Вроде, радостно должно быть за такого, но рука непроизвольно тянется к тяжелому пресс-папье.


Яркий пример — Костик из «Покровских ворот», я его недавно упоминала в посте о нелюбимых киногероях.

Такие люди позитивны, но очень утомительны. Кроме того, им свойственно легкомыслие, необязательность и легкая аморальность — все, как у упомянутого героя.

Дистимический тип

Леон-киллер

Противоположность предыдущему. Склонность к депрессии, пессимизм, уединенный образ жизни, малословность, иногда — некоторое тугодумие и консерватизм, но зато постоянство и добросовестность. Леон — один из примеров, а еще — Людмила Прокофьевна Калугина из «Служебного романа».


Авторы фильма, правда, предположили, что даже таких закоренелых акцентуантов до неузнаваемости может изменить любовь.

Эмотивный тип

Чувствительный, ранимый, сострадательный, впечатлительный, неконфликтный; этот персонаж часто печален, задумчив, озабочен. Обычно такой человек имеет мало друзей — только те, кому он доверяет.


Вот, например, Амели.


И таков, как мне кажется, князь Мышкин.

Однако, один из авторов классификации акцентуаций психолог Андрей Евгеньевич Личко во время своих лекций, говорят, доказывал по пунктам, что Мышкин — типичный эпилептоид; и особенно ярко это видно было в спектакле со Смоктуновским в главной роли. Именно  таким, якобы, Мышкина задумал Достоевский (сам, кстати, эпилептоид и даже эпилептик; настоящий «певец эпилептоидов»). Психологам виднее, но в отношении Мышкина это странно, т.к.:

Эпилептоидный тип

Возбудимый, напряженный, авторитарный. Такие люди склонны к тоскливо-депрессивным состояниям, угрюмости, вспышкам ярости, но при этом мелочно-педантичны, скрупулезны, скупы, нередко — патологически ревнивы.


Мисс Эндрю из «Мэри Поппинс» — типичный эпилептоид.

Циклоидный тип

Циклоидный тип — это «облегченный» вариант циклического психоза, или биполярного расстройства («маниакально-депрессивный психоз» раньше это называлось). Психоз — это уже большая психиатрия, требует серьезного медикаментозного лечения, а вот акцентуация — вариант нормы, но в данном случае очень странной нормы: у человека постоянно меняется настроение, что очень мучает и его самого, и его близких. Один день он носится по городу, как угорелый, увлеченно занимается спортом, «шоппингует», обзванивает друзей и «пачками» рассказывает новые анекдоты, а на следующий день лежит лицом к стене, на все вопросы отвечает через раз и односложно, что-то вроде: «Жизнь — дерьмо, я — неудачник». Такого героя мы видим в фильме «Мой парень — псих», но там все-таки крайность, Пэт Солитано страдал биполярным расстройством, и мы наблюдаем его после выписки из клиники.

Возбудимый тип

Тут можно вспомнит массу кино-психов. Например, ревнивец-Зигфрид из «Четырех комнат». Это  такие вспыльчивые, неуравновешенные люди, злопамятные, склонные к затяжным склокам. Часто даже по внешности их можно определить: дерганные, скандальные, «громкоговорящие» (боже, вы бы знали, как тяжело с такими в коллективе! Я-то, к несчастью, знаю!). Обычно, попав в одно помещение с таким человеком,  немедленно хочется его покинуть, хоть сделать это не так-то легко (как это произошло с портье Тэдом в исполнении Тима Рота, помните?).

Еще один похожий герой — Ноздрев из «Мертвых душ»:


Шумный и «дружелюбный», на первый взгляд, рубаха-парень, но каждую минуту готов впасть в буйный аффект. С таким — как с тигром в клетке: смотришь на него и думаешь: вот он, например, уже пообедал сегодня или, не дай бог, еще нет?

Застревающий тип

У нашего любимого Шелдона из «ТБВ» есть такие черты — несговорчивость, упрямство, обидчивость, самонадеянность, честолюбие, ревнивость, «застревание» на своих мыслях и чувствах. Зато они справедливы, принципиальны и довольно требовательны к себе. А вообще у душки-Шелдона, похоже, таки Аспергер — это такой лайт-вариант аутизма, пусть он и повторяет в сериале неоднократно: «Я нормален, мама меня проверяла».

Педантичный тип

Яркий пример — князь Болконский-старший. Педант и зануда, что тут еще добавить? Такие люди серьезны и надежны, но их въедливость и зацикленность на деталях иногда выглядят довольно отталкивающе.


У героя Джека Николсона в фильме «Лучше не бывает» педантизм возведен в абсолют, но это уже крайняя степень, болезненная — у парня невроз навязчивых состояний или обсессивно-компульсивное расстройство. Такой человек может усроить скандал и отказаться есть в привычном ресторане, если вдруг его сегодня обслуживает не та официантка, что всегда.

Тревожный тип

Промокашка из «Место встречи изменить нельзя» — вечно дергающийся, подозрительный, пугливый, как битая дворняга. Эпизодическая тревожность присуща многим — такое уж сейчас время нервное, но для некоторых это перманентное состояние, довольно мучительное, кстати. Есть крайности, патология, которая требует коррекции — панические атаки, например, а есть просто вариант характера — вот такой себе мнительный и «наперед испуганный» человек. Из этой же компании — разного рода ипохондрики, увлеченно разыскивающие у себя редкие болезни.

Экзальтированный тип.

Немножко похожи на истероидов, но чуть другие — шумные, влюбчивые, артистичные, патетичные, словоохотливые, чрезмерно дружелюбные. Таков граф Карнеев из фильма «Мой ласковый и нежный зверь».

Демонстративный или истероидный тип.


Настасья Филипповна из «Идиота», швыряющая пачку денег в камин — яркий пример. И еще Руби Роуз из «5 элемента» — на первой фотографии.

Такие люди делают все, чтобы быть в центре внимания. Скандалы, «театральные» обмороки, резаные вены, частые кардинальные смены имиджа, танцы на столах, швыряние деньгами, эпатажный облик и поступки — шумно, весело, но очень тяжко для окружающих. Часто такие пациенты люди идут в артисты, иногда — в политики. Думаю, вы с легкостью вспомните многих таких персонажей среди медийных личностей. Женщины очень падки на истероидов — ведь они могут красиво и щедро ухаживать, но жить с таким человеком может только настоящая любительница острых ощущений. Постоянных.

Интровертированный тип

Замкнутые, погруженные в свой мир, в свои размышления люди. Скрытны, дистантны, хотя в глубине души — идеалисты и даже иногда романтики. Нередко — угрюмые мизантропы и социопаты. Два героя, немного похожих друг на друга — Шерлок Холмс и Доктор Хаус.

Конформный тип (психолог Петр Ганнушкин беспощадно назвал этот тип «конституционально-глупый»)


Это люди незамысловатые, общительные до болтливости, однако обращать на себя внимания не любят, их цель — слиться с окружающим интерьером, «быть как все». Часто говорят заезженными фразами, мыслят шаблонами, живут чужим умом. Типичный пример — чеховская «Душечка». Ольга Семеновна трижды выходила замуж, и каждый раз делом ее жизни становился то театр, то складское хозяйство, то ветеринарное дело — в зависимости от профессии очередного мужа. Мы видим отражение чужой жизни, а сам человек словно не существует.

Конечно, есть масса смешанных вариантов, кто-то найдет у себя черты от разных перечисленных типов, но одно дело — черты, о которых, возможно, знаете только вы, а другое дело — акцентуации, которые делают общение с вами довольно хлопотным делом для окружающих. Еще человеку свойствено меняться с возрастом и в разных обстоятельствах — как Калугина, например. Истероидность может быть отчетливо выражена в подростковом периоде, а лет через 10-15 все «демонстрации» сходят на нет.

 А вообще, есть мнение, что у зрелой личности… нет характера, проявление характера — все-таки отклонение от нормы, от «штиля», а зрелый человек с внутренними бурями справляется. Хотя Кант считал, что «характер — достоинство человека». А вообще, кто их, этих философов, разберет?…

Ну, что, а вы кто? Может, узнали кого?

Я, кажись, зрелая личность циклоид немножко.

Вы точно их собеседовали: типы кандидатов, которые встречались каждому рекрутеру

Всех кандидатов, которые приходят на собеседования, можно условно разделять по типам. Рекрутеры с большим опытом работы имеют даже свои шуточные названия и «любимые» типажи. В психологии, различные типы личности называют термином «акцентуации». Давайте разберем, какие же типы личности существуют, как они себя проявляют и кого из них точно не следует брать на работу. 

6 типов личности, о которых стоит знать

В 1960-х годах немецкий психиатр Карл Леонгард описал такое понятие как «акцентуированная личность». Акцентуации — ярко выраженные черты личности, которые преобладают в человеке.

Конечно, не все люди обладают ярко выраженной акцентуацией характера. Но определенные черты могут проявляться чаще, чем другие, тем самым оказывая влияние на профессиональные качества человека. 

В психологии определено 12 типов акцентуаций по Леонгарду, но мы рассмотрим наиболее распространенные из них: истероидный, возбудимый, тревожный, педантичный, эмотивный и гипертимический.

Истероидный (демонстративный) тип

Этот тип личности вы заметите сразу же, когда увидите кандидата. Например, по тому, как легко кандидат входит в кабинет, много жестикулирует и нестандартно одевается. Демонстративные любят говорить «я» и умеют «продавать» себя. Они коммуникабельны и для них не проблема поговорить на любую тему, особенно, если это касается их личности. Они расскажут все и даже больше (немного приврав) о своих достижениях на предыдущих местах работы, и будут готовы приступать к новой должности в ближайшее время, особо не вникая в детали.

Как поступить рекрутеру? Для рекрутера в общении с таким кандидатом важно всегда оставаться рассудительным и ориентироваться на факты, просить привести конкретные примеры из прошлого опыта, которые можно проверить. Если вам нужен специалист на творческую профессию или на должность менеджера по продажам — демонстративный тип идеально вам подойдет. Но будьте готовы к тому, что его слова могут часто расходиться с действиями, а он сам увиливать от обязанностей и ответственности.

Возбудимый тип

Следующий тип отличается импульсивным поведением и повышенной раздражительностью в сочетании со скупой мимикой. Они могут дольше отвечать на вопросы, чем другие кандидаты. Их речь обычно излишне детализирована, а процесс обсуждения они выстраивают от простого к сложному. Вопросы рекрутера о трудностях на предыдущих местах работы или причинах ухода могут вызвать агрессию. Им часто трудно реально оценить последствия своих действий, они могут уволиться с работы не взвесив все «за» и «против», а после не понимают, почему очередной работодатель им не подошел. 

Как поступить рекрутеру? Люди с возбудимым типом личности добры и отзывчивы, если они находятся в хорошем расположении духа и, в принципе, неплохие работники. Но если что-то идет не так, они вступают в конфликты, принимают импульсивные решения и не делают необходимых выводов. Для таких кандидатов идеально работать на производстве, в строительной сфере или там, где необходим физический труд.

Тревожный тип

Среди тревожных личностей часто много женщин. Они неуверенно стучат в дверь, когда приходят на собеседование, стесняются и робко отвечают на вопросы рекрутера. «Тревожные» часто извиняются, когда им необходимо что-то уточнить, и практически никогда не вступают в конфликты. Такие люди нуждаются в доброжелательной рабочей атмосфере и стабильности. 

Как поступить рекрутеру? Принимая во внимание повышенную тревожность, важно не создавать ситуации, в которых они будут чувствовать себя нестабильно. Такие сотрудники надежны, постоянны и неконфликтны. Если вам нужен отличный исполнитель на административные должности, в бухгалтерию или архивное дело, то вы можете смело их нанимать.

Педантичный тип

Педанта можно узнать в первую очередь по безупречному внешнему виду. Нет, они не просто хорошо выглядят, а скорее идеально. У них не бывает грязной обуви или растрепанных волос. Они ответственны, самокритичны и дотошны. Такие люди приходят на собеседование точно вовремя и задают уточняющие вопросы. Их резюме — образец идеального кандидата, кажется, что и вся их жизнь — это пример как нужно. Но это далеко не так.

Как поступить рекрутеру? Если вам необходим человек на задачи, которые подразумевают точность и скрупулезность, то это подходящий тип. Но вместе с тем, вам стоит понимать, что ему трудно брать на себя ответственность за принятие важных решений. Они консерваторы, а не новаторы, и иногда уж слишком занудны, что затрудняет коммуникацию с людьми.

Эмотивный тип

Тактичность, доброжелательность и сентиментальность — такие выраженные черты у эмотивного типа личности. Им важно производить хорошее впечатление, именно поэтому в ходе разговора они могут менять свое мнение в пользу собеседника. Они принимают решения на эмоциях и способны сопереживать. О прошлом месте работы они говорят со слезами на глазах и вспоминают прежде всего не задачи, а командную работу.

Как поступить рекрутеру? Они отлично ладят с людьми и проявляют эмпатические способности. Таких личностей хорошо приглашать на профессии типа «человек-человек». Однако они абсолютно не готовы управлять людьми и занимать руководящие должности.

Гипертимический тип

У вас, вероятно, были такие интервью, когда непонятно кто кого собеседует — кандидат вас или вы кандидата. Скорее всего, это был представитель гипертимического типа. Они могут неожиданно взять на себя роль лидера и начать вести беседу. Когда они что-то рассказывают, то это всегда быстрая речь и интересные истории, могут часто переходить в разговоре с темы на тему. Ответы на вопросы рекрутера о прошлом опыте всегда подкрепляется фактами, в отличие от рассказов личностей истероидного типа. 

Как поступить рекрутеру? Они вполне могут занимать руководящие должности, но не любят это делать из-за большого количества ответственности. Любые жесткие рамки и условности люди гипертимического типа сложно переносят. Зато они — отличные организаторы и новаторы. Если в вашей компании нет строгой дисциплины и сотрудники более свободны в своих проявлениях, то люди этого типа личности станут для вас отличными сотрудниками. 

Акцентуации, которые помогут рекрутеру найти нужного сотрудника

Собеседования — важный этап в деятельности каждой компании. Ведь именно сотрудники — это движущая сила и главный ресурс бизнеса. Акцентуации могут стать еще одним из многих инструментов, которые вы используете, чтобы нанять лучших. Если перед вами стоят четкие задачи от руководства и вы понимаете, кто именно вам нужен на вакантную должность, то обратите внимание на типы личности по Леонгарду. Напомним, что обычно человек соединяет в себе многие черты, просто одна или несколько из них выражены больше всего. Чтобы более четко понять кто перед вами, вы можете также провести тестирование кандидата.

Этнические особенности акцентуаций характера у школьниц Магаданской области с разным уровнем алекситимии Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Т.П. Бартош, О.П. Бартош, М.В. Мычко_

Научно-исследовательский центр «Арктика» ДВО РАН, Магадан

Для корреспонденции

Бартош Татьяна Петровна -кандидат биологических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского центра «Арктика» ДВО РАН Адрес: 685000, г. Магадан, пр. К. Маркса, д. 24 Телефон: (4132) 62-90-72 E-mail: [email protected]

Этнические особенности акцентуаций характера у школьниц ф Магаданской области с разным щ

уровнем алекситимии

В статье приводятся результаты исследования выраженности акцентуаций характера у 170 девочек-подростков 13-15 лет различной этнической принадлежности Магаданской области с признаками алекситимии. Показано, что у девочек аборигенной популяции с алекситимическими чертами по сравнению со сверстницами своей группы без алекси-тимического радикала значительно преобладают тревожный, циклотимический, возбудимый, дистимический и экзальтированный типы акцентуаций характера и менее выражен гипертимный тип. Девочкам-алекситимикам из числа европеоидов по сравнению со сверстницами-неалекситимиками своей этнической группы так же, как аборигенкам, более свойственны дистимичные и тревожные черты и менее — гипертимные, а также демонстративные.

Ключевые слова: девочки-подростки, этнические особенности, алекситимия, акцентуации характера, Северо-Восток России

T.P. Bartosh, O.P. Bartosh, M.V. Mychko

Scientific Research Center «Arktika», Magadan

Ethnic profiles of character accentuations observed in magadan town schoolgirls demonstrated different levels of alexithymia

The paper presents the results of the study on degrees of character accentuations in 170 adolescent girls aged 13-15 residing in Magadan region and having alexithymia of different etiology. It was found that, Aboriginal alexithymic girls as compared with non alexithymic ones, demonstrate more expressed anxious (fearful), cyclothymic, excited, dysthymic and exalted types of personality accentuations, and less expressed hyperthymic type. European alexithymic girls proved to behave in the same manner being more dysthymic and anxious, and less hyperthymic and demonstrative in comparison with non alexithymic European subjects.

Key words: adolescent girls, ethnic-related peculiarities, character accentuations, alexithymia, Russia’s North-East

#

В современных социально-экономических условиях в России наблюдается ухудшение здоровья детей всех возрастных групп, что определяет репродуктивный потенциал нации [13]. Ведущее место в структуре функциональных нарушений и хронической патологии стали занимать психические расстройства и расстройства поведения. Нервно-психические расстройства возникают, в основном, в препубертатном и пубертатном периодах, когда степень воздействия стрессов максимальна, и организм не в состоянии компенсировать реакцию на них [12]. В этот же период происходит формирование организма, становление репродуктивной системы девочек. Немаловажное значение имеют выраженность эмоционального напряжения, личностные дисфункции, которые оказывают влияние на степень адаптации девочек-подростков в социальной среде, часто провоцируя школьную дезадаптацию [5, 9].

Немногочисленные литературные сведения об этнопопуляционных различиях психофизиологической и социальной адаптации детской популяции свидетельствуют о межэтнических различиях психологических и психофизиологических показателей жителей Севера [1-2, 14]. Современные условия проживания аборигенного населения северных регионов претерпели значительные изменения — изменились питание, характер трудовой деятельности, среда обитания и т.д. При нарушении жизненного уклада, биологических, функциональных, социальных и культурных ритмов жизнедеятельности произошло снижение качества здоровья северных этнических народов [14]. В то же время на территории Магаданской области сложилась устойчивая популяция уроженцев Севера из числа европеоидов, родители которых ранее проживали в более комфортных природно-климатических условиях. Формирование организма этих детей подвергается комплексному воздействию экстремальных природно-климатических и социальных

северных условий, которые предъявляют повышенные требования к функциональным системам.

В подростковом возрасте оформляются и развиваются такие два психологических феномена, как акцентуации характера и алекситимия в структуре личности, которые, в ряду других причин, могут служить взаимодополняющими факторами уязвимости и преморбидным фоном развития пограничных психических расстройств и психосоматических заболеваний [4, 7, 8, 10]. По данным В.Д. Менделе-вича и С.Л. Соловьевой [10], у подростков на популяционном уровне выраженность алекситимии, то есть неспособности человека вербализовать свое эмоциональное состояние, демонстрировать свои эмоции, несколько выше, чем у взрослых. Это приводит к нарушению адекватной самооценки физического и психического состояния. В экстремальных условиях Севера может возникать вторичная «северная» алекситимия как психологическая защита на эмоциональный стресс, провоцируемая социальной дезадаптацией [15]. Также алекситимические черты у подростков могут выступать как реакция на тревогу, которая со временем может перейти в личностную характеристику [3, 15]. Показано [3], что подростки, проживающие в Магадане, с алекситимическим типом в структуре личности по сравнению с неалекситимическим типом характеризуются более выраженными показателями тревожности, социальной фрустрирован-ности, психической ригидности.

Проживание в экстремальных клима-тогеографических условиях, нарушение нервно-психической адаптации, трудные жизненные ситуации и т.д. влияют на развитие и заострение акцентуированных черт характера подростков [4, 6]. Известно, что акцентуации характера (как крайние варианты нормы при психо-травмирующих условиях) создают «почву» для возникновения нервно-психических заболеваний [8]. У акцентуантов проис-

ходит нарушение поведения, социальная дезадаптация, формирование зависимостей [7, 8], способствующее развитию аддиктивной патологии, что, несомненно, оказывает свое негативное воздействие на репродуктивное здоровье девочек-подростков [13].

В настоящее время остаются недостаточно исследованными особенности акцентуаций характера у девочек-подростков из числа коренных малочисленных народов Севера и уроженцев-европеоидов в зависимости от уровня алекситимии в структуре личности, что и определило цель нашего исследования.

Цель нашего исследования — изучение этнических особенностей акцентуаций характера девочек-подростков в зависимости от уровня алекситимии.

Материал и методы

Всего были обследованы 170 школьниц 13-15 лет разных этнических групп Магаданской области. Из них 75 (44%) девочек принадлежат к аборигенной популяции — коренным малочисленным северным народностям (коряки и эвены), проживающие в п. Эвенск Магаданской области, обучающиеся в школе-интернате (около 30% из них проживают в этом интернате) — 1-я группа (средний возраст 15,3±0,23 года). В г. Магадане обследовано 95 (56%) девочек, обучающихся в лицее № 1 и гимназии № 13 — уроженцы Севера в I-II поколении из числа европеоидов (преимущественно русские и украинцы) — 2-я группа (средний возраст 14,5±0,12 года).

Для оценки алекситимии использовали адаптированную в Психоневрологическом институте имени В.М. Бехтерева шкалу Торонто (TAS-26). Определяли алексити-мический тип личности — 74 балла и выше; 63-73 балла — переходный тип; неалек-ситимический тип личности — 62 балла и ниже. Для определения типов акцентуаций характера применялся характерологический опросник К. Леонгарда —

Г.<0,05), реже демонстрируют припод-

Таблица 1. Акцентуации характера девочек-подростков Магаданской области разных этнических групп с учетом алекситимического радикала в структуре личности (М±т)

Показатель, 1-я группа, Эвенск (аборигенная популяция) 2-я группа, Магадан (уроженцы-европеоиды)

балл алекситимический неалекситимический алекситимический неалекситимический

тип (п=29) тип (п=25) тип(п=28) тип (п=36)

Гипертимный 16±1,2 19±0,8* 16±1,2* 19±0,7

Застревающий 13±0,7 13±0,6 12±0,5 13±0,7

Эмотивный 18±0,6 18±0,6 17±0,9 17±0,6

Педантичный 14±0,7** (1-2) 12±0,7 11 ±0,7 10±0,7***(1-2)

Тревожный 12±0,9 8±1,2* 11±1* 8±0,9

Циклотимический 19±0,9**(1-2) 12 ±1,1 * 16±0,8 15±0,9***(1-2)

Демонстративный 12±0,8 14±0,8 11 ±0,8* 14±0,6

Возбудимый 17±0,9 14±1,1* 15±1,1 14±1

Дистимический 12±0,8 10±0,6* 12±0,9* 9±0,8

Экзальтированный 20±0,9**(1-2) 17±1,01 * 17±1 17±0,8

Примечание. * — достоверное различие между показателями внутри этнической группы при р<0,05; ** — достоверное различие между показателями девочек 1-й и 2-й этнических групп с алекситими-ческим радикалом при р<0,05; *** — достоверное различие между показателями девочек-неалекси-тимиков 1-й и 2-й этнических групп при р<0,05.

#

нятое настроение, высокую активность, общительность.

Корреляционный анализ показал достоверную положительную связь показателя алекситимии с эмотивным и тревожным (г=0,43, р<0,01) и отрицательную с демонстративным (г=-0,44, р<0,05) и гипертим-ным (г=-0,44, р<0,05) типами акцентуаций в 1-й группе девочек. Для аборигенок алекситимическая составляющая в структуре личности способствует увеличению тревожности, беспокойству по поводу возможных неудач, неуверенности в себе, слезливости, глубоким эмоциональным реакциям, а также низкой общительности, активности, нежеланию выделяться.

Девочки 2-й группы с алекситимичес-кими чертами (также как и аборигенки) в среднем имеют статистически значимый (р<0,05), менее выраженный, чем у сверстниц своей группы-неалексити-миков, гипертимный тип акцентуаций, а также демонстративный тип (см. табл. 1). У них также, как у аборигенок, более представлены дистимичные и тревожные черты (р<0,05), т.е. немногословность, молчаливость, некоторая заторможенность в протекании психических актов, занижен-

ная самооценка, робость, неуверенность в себе. В меньшей степени проявляются активность, общительность, неусидчивость, жизнерадостность, оптимизм, самоуверенность, демонстративное поведение.

Также у девочек-алекситимиков 2-й группы установлены несколько иные, чем у аборигенок, корреляционные связи: отрицательная с гипертимным (г=-0,44, р<0,05) и застревающим (г=-0,31, р<0,05) и положительная корреляционная связь показателя алекситимии с дистимичным типом (г=0,43, р<0,05). Следовательно, проявление алекситимических черт снижают легкость в общении, оптимизм, увеличивают переживания и опасения, ориентированность на неудачи. В то же время маловероятными становятся чувствительность, болезненная обидчивость, честолюбие.

Рассматривая межгрупповые этнические различия девочек с признаками алекситимии, можно выделить достоверно (р<0,05) более высокую педантичность, циклотимичность и экзальтированность девочек-аборигенок (см. табл. 1). Максимально высокие значения (18 баллов и более) регистрировали в 1-й группе девочек-алекситимиков в отношении цик-

Таблица 2. Распределение типов акцентуаций характера у девочек-подростков разных этнических групп с учетом алекситимического радикала в структуре личности (%)

Показатель 1-я группа, Эвенск 2-я группа, Магадан

алекситимический тип (n=29) неалекситимический тип (n=25) алекситимический тип(n=28) неалекситимический тип (п=36)

Гипертимный 16 чел. (55%) 18 чел. (72%) 15 чел. (59%) 26 чел. (72%)

Застревающий 6 чел. (21%) 4 чел. (16%) 0 чел. (0%) 6 чел. (17%)

Эмотивный 22 чел. (76%) 17 чел. (68%) 18 чел. (64%) 23 чел. (64%)

Педантичный 5 чел. (17%) 3 чел. (12%) 1 чел. (4%) 2 чел. (6%)

Тревожный 4 чел. (14%) 3 чел. (12%) 4 чел. (14%) 2 чел. (6%)

Циклотимический 21 чел. (72%) 5 чел. (20%) 15 чел. (54%) 15 чел. (42%)

Демонстративный 4 чел. (14%) 4 чел. (16%) 3 чел. (11%) 8 чел. (22%)

Возбудимый 16 чел. (55%) 8 чел. (32%) 14 чел. (50%) 15 чел. (42%)

Дистимический 3 чел. (10%) 1 чел. (4%) 7 чел. (25%) 2 чел. (6%)

Экзальтированный 24 чел. (83%) 15 чел. (60%) 19 чел. (68%) 25 чел. (69%)

лотимичного и экзальтированного типов акцентуаций.

Межгрупповые этнические различия среди девочек без алекситимического радикала выражались в значительно (p<0,05) более высоких показателях у девочек аборигенной популяции педантичного и менее (p<0,05) циклотимичного типа (см. табл. 1). Для девочек без алекситимического радикала корреляционных связей показателя алекситимии с акцентуациями не установлено.

Межгрупповое сравнение школьниц с переходным типом показало, что у лиц 1-й группы по сравнению со сверстницами 2-й группы более выражены черты застревающего (14±0,8 и 12±0,6 баллов), педантичного (14±0,9 и 10±0,8) и возбудимого типов характера (18±0,9 и 15±0,9) (соответственно 1-й и 2-й групп с переходным типом). Для переходного типа установлена отрицательная связь показателя алекситимии с гипертимным типом (r=-0,43, p<0,05).

Обращает на себя внимание факт более выраженного показателя педантичности у девочек аборигенной популяции по сравнению со сверстницами-европеоидами независимо от наличия алекситимичес-кого радикала. Преобладание черт ригид-

ности и педантизма, трудности в переключении с одной эмоции на другую являются этнической характеристикой северных народностей, что подтверждается данными литературы [1].

В табл. 2 представлены в процентном соотношении распределение типов акцентуаций характера у девочек-подростков аборигенной популяции и европеоидов с учетом алекситимического радикала в структуре личности.

Мы видим, что среди неалекситими-ков обеих этнических групп по сравнению со сверстницами с признаками алексити-мии, доля гипертимного типа составляет 72% и выше (на 13-17%). Эмотивные и экзальтированные черты независимо от этнической принадлежности и алек-ситимического радикала представлены у большинства девочек (в диапазоне 60-83%) (см. табл. 2). Девочкам свойственны лабильность психики, эмоциональность, чувствительность, впечатлительность, эмоциональная чувствительность, что является гендерной чертой [4].

В 1-й группе среди девочек-алексити-миков (по сравнению с неалекситимика-ми) на 50% больше выявлено акцентуан-тов циклотимического типа, на 20-23% -возбудимого и экзальтированного типов

характера. А во 2-й группе девочек-алек-ситимиков (по сравнению со сверстницами своей группы) представлена меньшая доля акцентуантов: на 19% дистими-ческого типа, на 12% циклотимического, на 8% — тревожного и возбудимого. Однако не выявлено заостренных черт по застревающему типу, в то время как у неалекси-тимиков чувствительность, болезненная обидчивость встречается у 17% девочек (см. табл. 2). Настораживает высокий процент возбудимого и циклотимического типа среди девочек-алекситимиков, особенно из числа аборигенной популяции. Лица с выраженным возбудимым типом склонны к хроническому алкоголизму, часто прибегают к алкоголю как возбуждающему средству. Подростки с циклотимичными чертами также с помощью алкоголя могут продлевать периоды подъема энергии и блокировать периоды ее спада [7].

Таким образом, у девочек-подростков разных этнических групп с алекситимичес-кими признаками, по сравнению со сверс-тницами-неалекситимиками, чаще регистрируются акцентуации характера. При этом девочки аборигенной популяции с алекси-тимическим радикалом в структуре личности в среднем более склонны к акцентуациям характера, чем сверстницы-европеоиды с алекситимическим радикалом. Можно предполагать, что в сложившихся современных социально-экологических условиях на севере затраты ресурсов организма у аборигенок выше, чем у европеоидов, отсюда выше риск нарушения личностной и школьной адаптации.

Заключение

Таким образом, проведенное исследование показало существование этничес-

ких особенностей акцентуаций характера у девочек-подростков Магаданской области с разным уровнем алекситимии.

У девочек аборигенной популяции с алекситимическими чертами, по сравнению со сверстницами своей группы без алекситимического радикала, значительно преобладают тревожный, циклотимичес-кий, возбудимый, дистимический и экзальтированный типы акцентуаций характера и менее выражен гипертимный тип.

Для девочек-алекситимиков из числа европеоидов, по сравнению со сверстни-цами-неалекситимиками своей этнической группы (также как аборигенкам) более характерны дистимичные и тревожные черты и менее — гипертимные, а также демонстративные.

Межэтнические различия среди девочек без алекситимического радикала выражаются в значительно более высоких показателях педантичного и менее цик-лотимичного типа у девочек аборигенной популяции по сравнению со сверстницами-европеоидами.

Среди школьниц с переходным типом установлено, что у девочек аборигенной популяции достоверно более выражены черты застревающего, педантичного и возбудимого типов характера по сравнению со сверстницами-европеоидами.

Определенные особенности акцентуаций характера и алекситимии, которые являются взаимодополняющими факторами уязвимости, могут служить прогностическими признаками аномалий развития личности школьниц, на что следует обращать внимание при психопрофилактических и коррекционных мероприятиях по сохранению здоровья девочек-подростков на Севере.

Сведения об авторах

Бартош Татьяна Петровна — кандидат биологических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского центра «Арктика» ДВО РАН (Магадан) E-mail: [email protected]

Бартош Ольга Петровна — кандидат биологических наук, научный сотрудник Научно-исследовательского центра «Арктика» ДВО РАН (Магадан) E-mail: [email protected]

Мычко Марина Валерьевна — младший научный сотрудник Научно-исследовательского центра «Арктика» ДВО РАН (Магадан) E-mail: [email protected]

Литература

1. Айзман Р.И., Будук-оолЛ.К. Этноэкологические, мор-фофункциональные и психофизиологические особенности адаптации студентов к обучению в вузе // Человек на Севере: системные механизмы адаптации: Сб. тр., посвященных 20-летию НИЦ «Арктика» ДВО РАН. Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2011. — Т. 2. -С. 6-29.

2. Айзман Р.И., Чанчаева Е.А. Психофизиологические показатели адаптации подростков разных этнических групп Горного Алтая // Сибирск. пед. журн. — 2012. — № 3. — С. 262-265.

3. Бартош Т.П. Выраженность алекситимии и психической ригидности у подростков Магадана с признаками тревожного расстройства // Сибирск. вестн. психиатр. и наркол. — 2014. — № 1. -С. 40-43.

4. Бартош Т.П. Акцентуации характера у девочек-подростков различных этнических групп Севера с алекситимическими чертами // Вестн. пси-хофизиол. — 2014. — № 2. — С. 22-24.

5. Булгакова О.С. Изменение личности при постстрес-сорных психосоматических нарушениях // Вестн. психофизиол. — 2014.- № 1. — С. 25-29.

6. Кривощеков С.Г., Леутин В.П., Чухрова М.Г. Психофункциональные аспекты незавершенных адаптаций. — Новосибирск: СО РАМН, 1998. -100 с.

7. Леонгард К. Акцентуированные личности: Пер. с нем. В.М. Лещинской. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2000. — 544 с.

8. Личко А.Е. Типы акцентуаций характера и психопатий у подростков. — М.: ЭКСМО -Пресс. — 1999. — 419 с.

9. Можейко Л.Ф. Клинико-психологические особенности личности девочек-подростков в период становления репродуктивной функции // Мед. панорама. -2003. — № 9 . — С. 45- 46.

10. Менделевич В.Д., Соловьева С.Л. Неврозология и психосоматическая медицина. — М.: МЕДпресс-информ, 2002. — 607 с.

11. Практическая психодиагностика. Методики и тесты: учебное пособие / Под ред. Д.Я. Райгородского. -Самара: Бахрах-М, 2002. — 672 с.

12. Семке В.Я., Агарков А.П. Психическое здоровье детей и подростков — гарантия будущего / Психическое здоровье детей и подростков: Мат. межрегион. науч.-практ. конф. (27 апреля 2010 г., Томск) / Под науч. ред.

B. Я. Семке. — Томск: Иван Федоров, 2010. — С. 5-13.

13. Халимова Д.Р. Здоровье детей и подростков как показатель репродуктивного потенциала // Репродукт. здоровье детей и подростков. — 2007. — № 4. —

C. 29-33.

14. Хаснулин В.И., Леутин В.П., Чухрова М.Г., Гафаров В.В. Этнокультуральные факторы психической адаптации коренных жителей Сибири и Севера в современных условиях // Мир науки, культуры, образования. -2009. — № 6 (18). — С. 248-253.

15. Чухрова М.Г., Хорошилова Л.С. Трансформация личности в условиях Севера и ее связь с психосоматической патологией // Бюлл. СО РАМН. — № 4. — 2006. -С. 132-134.

Акцентуация характера — рекомендации

Рекомендации психолога

Основные подходы к профилактике и коррекции акцентуаций характера школьников – подростков

 

Лабильный тип

Основной чертой данного типа является смена настроения. Быстрота в смене настроения сопровождается глубиной: от оптимизма до черной тоски; от радости до печали со слезами на глазах. Значительная глубина переживаний проявляется в мимике, самочувствии, работоспособности, коммуникабельности. При хорошем настроении – легко общаются, приспосабливаются к новому, чутки к просьбам, сопереживают. Лабильные подростки имеют развитую интуицию, легко улавливают отношение к себе и адекватно отвечают.

Провокационные действия и конфликтогенные ситуации: общий инфантилизм, вызванный в большинстве случаев частыми болезнями. Явно влияет на формирование лабильной акцентуации воспитание в условиях жестоких взаимоотношений, повышенной моральной ответственности. Недопустимы: отторжение со стороны значимых особ, вынужденная разлука с ними, явная несправедливость, упреки. Унизительные нотации глубоко переживаются подростком; очень тяжело переживаются действительные неприятности и несчастья, которые могут привести к аффектным реакциям, депрессиям, тяжелым невротическим срывам, суицидальному поведению.

Индивидуальный подход и коррекция в учебной и внеурочной деятельности: Необходима атмосфера доброжелательности и тепла. Комфортный психологический климат в семье, классе. Позитивная поддержка, одобрение, способное окрылить лабильного подростка. На стадии упадка настроения он требует щедрого сочувствия. Нельзя: проявлять грубость, категоричность, указывать на негативные черты, упрекать, конфликтно отвечать на аффектный взрыв подростка, демонстрировать невербальные проявления негативного отношения к подростку. Необходимо: проявлять симпатию, давать позитивную оценку явным чертам и поведению подростка.

В учебной деятельности необходимо организовать работу в спокойной обстановке, воодушевлять позитивным оцениванием его стараний, ласковым похвальным взглядом, прикосновением. Учебным заданиям придавать форму просьб с уверенностью в успехе их выполнения. При организации групповой работы на уроке не разлучать лабильного подростка с его другом, не включать в группу, явно превосходящую в психологическом и  учебном плане. По результатам деятельности давать как можно больше отмеченных оценок, с особенным акцентом на позитивных сторонах.

Во внеурочной деятельности старательно выполняет все поручения, которые даны уважаемым взрослым, но особенно успешно действует в индивидуальных делах, которые требуют заботы, беспокойства, контроля. Организатор дел, что связаны с общением, участник дел в сфере интересов. Характерны: оптимизм, интересный собеседник, надежный помощник, чуткий человек, хороший друг, верный товарищ. Обучать: приемам эмоциональной саморегуляции, умению преодолевать препятствия, рационального использования своих сил. Воспитательные меры: просьба, влияние доброты, внимания, психологическая поддержка, организация успеха в деятельности, ласковый упрек, поддержка адаптивных черт характера, эмоционально теплые отношения.

Демонстративный тип

Ярко выраженный эгоцентризм, постоянное желание быть в центре внимания, желание «создать впечатление». Если идет подкрепление способностями, то возможна продуктивная творческая деятельность, если способностей нет – привлечение к себе внимания через жалость, удивление, что создает неприязнь со стороны окружающих. За демонстративным поведением, как правило, можно найти прагматическое желание к разнообразным «выигрышам», к манипулированию людьми. Характерно: коммуникабельность, развитая интуиция, высокая приспосабливаемость к людям.

Провокационные действия и конфликтогенные ситуации: Воспитание по типу «кумир семьи», воспитание в условиях гиперпротекции, воспитание в тревожно – подозрительной атмосфере, в атмосфере культа болезней. Ситуации снижения внимания к своей особе, утрата достижений приводят подростка к самоуверенности, браваде, высоким претензиям, выпячиванию, зазнайству, вранью. В связи с этим возникают конфликты, в которых подросток защищает свое «я». Иногда подросток находит выход в криминальной деятельности, но это все демонстрация: «Помогите мне, а то я пропаду». Неприемлемо для них трудное невыполнимое поручение – это большая возможность симуляции.

Индивидуальный подход и коррекция в учебной и внеурочной деятельности: Необходимо создавать условия для развития общих и специальных способностей, объективное отношение к успехам и достижениям подростка. Поддержка социально – адаптивного  поведения и блокировка попыток манипулировать людьми с помощью истероидных реакций. Гипервнимание со стороны взрослого, что предупреждает поведенческие реакции подростка. Необходимо поддерживать позитивные поведенческие реакции подростка, игнорируя рецидивы демонстративности.

В учебной деятельности необходимо начинать обучение демонстративного подростка с посильных заданий, которые характеризуют успех, потом должен происходить поступательный переход к более сложным заданиям через высокую эмоциональную мотивацию. Позитивно срабатывают приемы работы в группе с одноклассниками равных или высших возможностей, поддержка высокого уровня интенсивности учебной деятельности, предоставление объективной информации о результатах, создание условий для адекватной самооценки.

Во внеурочной деятельности рекомендуются следующие поручения: организатор общественно – полезных и культурно – массовых мероприятий в сфере своих способностей и интересов. Необходимо обучать общению с одноклассниками, самоконтролю поведения, умению демонстрировать свои позитивные качества. Воспитательные меры: индивидуальные беседы об условиях уважения и внимания окружающих. Разговор – раздумье, дискуссия- противоречие, переубеждение на собственном опыте, намек, ласковый упрек, предупреждение, пробуждение гуманных чувств, выявление смущения, ирония, игра, воодушевление.

Циклоидный тип

Данный тип чаще всего проявляется в старшем подростковом и юношеском возрасте. Его особенностью является периодичность колебаний настроения и жизненного тонуса (фаза от нескольких дней до нескольких месяцев). В период подъема: присущи черты гипертимного типа, за исключением легкомыслия и необязательности. Циклоиды коммуникабельны, имеют увлечения, заинтересовано работают в группе. В период спада: резко снижается контактность, подросток становится немногословным, начинает раздражаться при громком общении, хотя в конфликты вступает редко. Подросток забывает о своих увлечениях, становится печальным, теряет аппетит, страдает от бессонницы ночью, а днем от сонливости.

Провокационные действия и конфликтогенные ситуации: Важно помнить, что циклоид имеет выраженный биологический «грунт». Провокационными поступками могут быть все типы неправильного воспитания. В любом случае на состоянии циклоида негативно отражаются эмоциональные перегрузки, выполнение напряженной работы на протяжении длительного времени, быстрая смена условий и способа жизни (жизненного стереотипа), однообразие жизни (отсутствие различных позитивных впечатлений). Рекомендовано снизить уровень требований к циклоидам в момент пребывания в дистимной фазе. Необходимость излишних усилий приводит к усилению астенизации, которая может повлиять на усиление субдепрессии.

Индивидуальный подход и коррекция в учебной и внеурочной деятельности: Рациональное распределение сил, достаточный отдых, профилактика переутомлений. Установление с подростком теплых доверительных отношений со стороны взрослых. Особенно компетентное внимание взрослых должно уделяться подростку, который находится в субдепрессивной фазе: создание комфортных для подростка условий, отсутствие грубых, непродуманных попыток «поговорить о жизни», поддерживание беседы, если подросток сам вышел на нее при благоприятных условиях, тактичная поддержка любого успеха и отсутствие мелочного внимания к его неудачам и промахам. Категорически нельзя провоцировать в этот период конфликты с подростком. Лучше развязать все проблемы, дождавшись фазы «подъема».

В учебной деятельности в фазе подъема создать взаимодействие с подростком не сложно. Особенное внимание учитель должен уделить подростку, который находится в субдепрессивной фазе. Это доброжелательная рабочая обстановка на уроке, избегание критики и нареканий, преобладание заинтересованности. Умеренный индивидуальный темп работы с возможностью обдумывать задания; предупреждение элементов конкуренции на уроке, включение в самостоятельную работу на всех этапах урока, чтобы подросток сам определил дистанцию и темп прохождения индивидуального учебного материала. При оценивании деятельности основное внимание обращать на позитивные стороны результата, спокойно и аргументировано оценить возможную неудачу, подчеркнуть ее временный характер.

Во внеурочной деятельности рекомендуются следующие поручения: член кружка, редакции газеты, экскурсовод, библиотекарь, ответственный за учебный кабинет, ТСО, дидактический материал и т.д. Он организатор коллективных творческих дел в период подъема, в период спада – участник, исполнитель дел в сфере интереса. Для него характерно: активная деятельная личность с сильным характером и силой воли, интересный собеседник, тонкая, богатая натура.

Необходимо обучать самоконтролю своего состояния, самодисциплине, умению философски относится к временным трудностям, находить интересные дела в период спада. Воспитательные меры: беседа, рассказ – размышление, заинтересованность, поддержка, проявление доброты, забота.

Возбудимый  тип

В основе комплекса возбудимости находится несбалансированность возбуждения и торможения нервных процессов. Типичное состояние – дисфория, состояние угнетенности с сердитой агрессивностью по отношению ко всему извне. Подросток подозрительный, заторможенный, интеллектуально – ригидный. В состоянии дисфории подросток склонен к аффектам, импульсивности и агрессивности, немотивированной жестокости по отношению к слабым. Педантичен, корыстен, азартен. Стремится к власти над людьми и гедонистическим удовольствиям. Иногда теряют контроль над собственным поведением.

Провокационные действия и конфликтогенные ситуации: Воспитание в условиях жестких взаимоотношений, эмоциональном отторжении. Интеллектуальная бедность семейного окружения. Физические наказания фиксируют возбужденные черты и провоцируют их проявления. Конфликтогенные ситуации: ущемление интересов и собственной нужности подростка, безнадзорность, противодействие высокому уровню требований подростка; напряженная атмосфера на уроках и во время любых взаимоотношений; необходимость быстро высказаться.

Индивидуальный подход и коррекция в учебной и внеурочной деятельности: Общекультурный и интеллектуальный уровень развития. Развитие навыков общения и саморегуляции. Не провоцировать конфликты, учитывать аффективную вспыльчивость подростка; доброжелательная, спокойная, сдержанная манера взаимодействий; уважение интересов и личностной ценности подростка. Заинтересованность проблемами и жизнью подростка, проведение индивидуальной беседы в момент отсутствия у подростка аффективного напряжения. Дать возможность подростку высказать свою точку зрения.

Необходимы: контроль и руководство учебной деятельностью, помощь в организации познавательной деятельности. Тренировка сдержанности, умения выслушать учителя и товарища. Создание условий получения хорошей оценки – выполнение поэтапно заданий с увеличением сложности. Доброжелательное аргументирование выставляемых оценок. При недоразвитии устной речи использовать письменные задания. Урок вести в спокойной манере. Необходима профилактика угнетения возбужденными подростками своих слабых ровесников (предупреждение, отвлечение).

Во внеурочной деятельности рекомендуются следующие поручения: организатор и участник коллективных творческих дел в сфере интересов с учетом властолюбия и аккуратности возбужденных детей.  Характерно: Отношение окружающих к подростку позитивное, так как он интересный собеседник, заботливый, добрый, верный друг. Необходимо обучать: самообладанию, самоконтролю, умению отказаться от неразумных желаний, умению понимать других. Воспитательные меры: переубеждение на позитивном опыте подростка, предупреждение, ласковый упрек, пробуждение гуманных чувств.

Интровертный тип

Основной чертой данного типа является постоянная замкнутость, эмоциональная холодность, беспристрастность, что делает детей непонятными для окружающих. Дружественные отношения возникают с трудом. Сосредотачиваются на идее усовершенствования, действуют самостоятельно, но без риска и не спеша. Это ярко выраженный мыслительный тип, который постоянно осмысливает окружающую его действительность. В работе добросовестны, ответственны, предпочитают индивидуальн6ый вид деятельности.  Наблюдаются бедность мимики и жестикуляции. Снижен видимый интерес к противоположному полу. 

Провокационные действия и конфликтогенные ситуации: Воспитание в условиях жестких взаимоотношений в условиях доминирующей гиперпротекции, в «маятниковых» условиях, условиях изоляции, что сопровождается эмоционально – психологической депривацией. Усиление интровертности происходит в ответ на аффектные реакции взрослых, длительные психотравмирующие ситуации. Отрицательно реагируют на проникновение взрослых во внутренний мир, в их дела. Конфликтуют, если требования других не соответствуют их внутренним принципам. Неприемлемы для них ситуации длительного неформального общения в группах. Возможны срывы в ситуациях быстрого принятия решения.

Индивидуальный подход и коррекция в учебной и внеурочной деятельности: Принятие интровертного подростка, доброжелательное заинтересованное отношение к нему. Включение в группу только с согласия самого подростка. Акцентизация успехов подростка в его общении с окружающими. Терпеливое отношение к «странностям» интровертного акцентуала. Искренняя компетентная заинтересованность идеями и увлечениями подростка, что поможет подключению подростка к групповому взаимодействию.

В учебной деятельности, прежде всего, необходима четкая постановка мечты и мотивация учебной деятельности, что, накладываясь на добросовестность и ответственность интровертов, во многом обеспечивает их активное участие на уроках, и, наоборот, их невнимание в целевые установки приводит к пассивности на уроке. Учителю нужно иметь арсенал способов, которые в случае «ухода в себя» подростка помогут легко ег7о возвратить к учебной деятельн6ости: вербальная, визуальная, тактильная стимуляция, вопросы, задания. Необходим поэтапный контроль работы.

  Во внеурочной деятельности интроверты прекрасно справляются со всеми видами поручений, которые выполняются индивидуально и не были ими отвергнуты. Сложнее обстоит дело с поручениями, требующими взаимоотношений. Здесь нужно учитывать желание и интересы самого подростка. Характерно: способный, успешный в деятельности, интересный собеседник. Воспитательные меры: переубеждение, воодушевление, проявление уважения, обходительность, просьба, опосредование, поддержка организаторских успехов, доверие, предупреждение.

Гипертимный тип

Гипертимы всегда смотрят на жизнь оптимистично, характерна постоянная активность и желание деятельности. При невыраженности: хорошее настроение, уверенность в себе, активное стремление к деятельности, впечатлениям. Стремление к лидерству, организаторские способности. При яркой выраженности: легкомыслие, отсутствие этичных норм, склонность к алкоголизации, способность к азартным играм.

Провокационные действия и конфликтогенные ситуации: Воспитание в условиях доминирующей гиперпротекции или, наоборот, в условиях бесконтрольности. Блокирование активности лидерства. Жесткая дисциплина, монотонная работа. Сужение круга общения, вынужденное одиночество, вынужденная неработоспособность. Отсутствие интересов. Культурное и интеллектуальное недоразвитие.

Индивидуальный подход и коррекция в учебной и внеурочной деятельности: Создание условий для выявления инициативы подростка. Четкое аргументированное определение обязанностей и границы поведения подростка. Избегание гиперопеки, доброжелательная не авторитарная позиция взрослого. Умение соединить доверие к подростку с контролем выполненного. Влияние на подростка через формирование коллективной мысли.

В учебной деятельности необходима поддержка высокого уровня работоспособности на уроке и во время выполнения типовых операций. Направление подростка на поиск других методов решения задач, отличных от обычных схем: чередование разных видов деятельности, самостоятельность, тренинг относительно отношения к работе. Планирование и систематизация, контроль поэтапного выполнения дела. Четкая, аргументированная оценка.

Во внеурочной деятельности рекомендуются следующие поручения: председатель класса, физорг, экскурсовод, ведущий какого-либо клуба. Организатор коллективных творческих дел в сфере своих и групповых интересов. Обоснование: ответственный, умеет довести начатое дело до конца, может быть снисходительным к недостаткам других в сочетании с принципиальной требовательностью к себе и другим, умеет быть настойчивым, собранным, серьезным.

Необходимо обучать самостоятельности, самодисциплине, умению считаться с мнением других, вежливости, тактичности, держать слово. Воспитательные влияния: предупреждения, пробуждение гуманных чувств, опосредование.

Астено-невротический тип

Данному типу свойственна повышенная утомляемость, особенно при умственной деятельности, что проявляется во всем внешнем виде подростка. На фоне развития переутомления могут возникнуть аффективные кратковременные взрывы (раздражение, гнев, слезы). Типичной чертой является склонность к ипохондрии. Подростки очень внимательно прислушиваются к своим телесным ощущениям, с удовольствием лечатся, проходят осмотры и обследования. Психофизиологическому состоянию астено-невротиков присуща особенная цикличность.

Провокационные действия и конфликтогенные ситуации: Воспитание в тревожно-недоверчивой атмосфере, в культе болезни. Воспитание по типу «кумир», по типу «Маятника» (я тебя люблю – я тебя ненавижу). Воспитание в условиях противоположных требований, в условиях эмоционального отторжения ребенка. Недопустимы ситуации неудачи на людях, глумление более сильных ровесников. Усталость, накопившаяся за определенное время, может прорваться гневом, раздражением, слезами в ответ на будто бы необидное замечание, легкую критику (эффект последней капли).

Индивидуальный подход и коррекция в учебной и внеурочной деятельности: Создание условий для здорового образа жизни. Профилактика и лечение хронических заболеваний, которые ведут к астенизации. Терпеливое, заботливое, но не «тепличное» отношение к подростку. Порция снисходительности к промахам и неудачам подростка, их умелая маскировка и, наоборот, акцентуирование на успехах. Доброжелательность и спокойствие при общении с подростком. Необходима разумная организация режима дня.

В учебной деятельности нежелательны неожиданные вопросы, задания, необходимо дать время для подготовки. Эффективны задания гипотетического характера, которые не имеют неправильных решений. Сложные задания лучше разбить на части с анализом и поддержкой на каждом этапе. Очень нежелательно прямое негативное сравнение с более успешными одноклассниками. Оценку деятельности лучше давать индивидуально, аргументировано с акцентом на позитивных моментах.

Во внеурочной деятельности, как правило, данные подростки хорошие товарищи, интересные собеседники, неординарные личности, способные на успех в значимой деятельности. Поручения, астено-невротические подростки, с удовольствием выполняют, если они не связаны  с интенсивным взаимодействием с ровесниками, с необходимостью организовывать, управлять и не связанные с долговременной ответственностью.

Необходимо обучать: рациональному планированию своей деятельности (не накапливать несделанные дела), самоконтролю своего поведения, саморегуляции психофизиологического состояния, умению общаться. Воспитательные меры: намек, ласковый укор, проявление уважения, заботы, поддержки.

Нестойкий тип

Ведущей особенностью этого типа является патологическая слабость воли, что особенно ярко проявляется в обучении трудовой деятельности, выполнении обязанностей, требовании родных, старших, педагогов. Подростки с данным типом акцентуации неуверенны в себе, нерешительны, безынициативны, поддаются случайным влияниям, подчиняемы, зависят от лидера. Они проявляют настойчивость в поиске развлечений. Плывут по течению, присоединяясь к более активным подросткам. Склонны к употреблению алкоголя, наркотиков. Самооценка, как правило, неадекватная, они не способны к самоанализу. У них отсутствует мотивация действий, к будущему равнодушны.

Провокационные действия и конфликтогенные ситуации: воспитание в условиях жестоких взаимоотношений, в условиях попустительства, гиперопеки, бесконтрольность в условиях эмоционально и интеллектуально бедного семейного окружения.

Индивидуальный подход и коррекция в учебной и внеурочной деятельности: Прежде всего необходимо установить полный (но не унижающий собственного достоинства) контроль за поведением и деятельностью подростка. Четко регламентировать его урочную и внешкольную деятельность. Обязательно придерживаться режима дня. Исключить возможное появление неструктурированного и неконтролируемого свободного  времени подростка. Очень важно сформировать у подростка понимание неизбежности наказания за совершенный проступок. Важно организовать тесное взаимодействие всех взрослых, занимающихся воспитание подростка. Полезно стимулировать инициативу подростку.

В учебной деятельности необходим контроль начала деятельности (домашнее задание, готовность к уроку), контроль деятельности во время урока, контроль результативности учебной деятельности на уроке. Одновременно с контролем педагог должен давать подростку дополнительную помощь: разделять материал на части и давать их по мере усвоения, создавать спокойную, благоприятную для концентрации внимания обстановку на уроке, давать время на исправление ошибок, оценивать не только результат, а и старание.

Поручения можно давать разнообразные, но не долгосрочные, не сложные, сопровождаемые контролем и помощью со стороны взрослого. Подростки нестойкого типа акцентуации требовательны к себе и другим, дисциплинированы, обязательны.

Необходимо обучать: планированию режима жизни, доведению дела до конца, преодолению трудностей субъективного характера, оцениванию возникающего желания с позиции корысти и вреде для себя и других. Рекомендуемые воспитательные меры: беседы-объяснения, предупреждения, обсуждение опыта, моральные упражнения, требование, воодушевление, наказание.

Тревожно-педантичный тип

Ведущей особенностью этого типа является тревожная подозрительность, постоянный страх за себя и своих близких футуристического характера. Они аккуратны, добросовестны, педантичны, рациональны. Нерешительны, негибки в поведении, замкнуты, эмоционально сдержаны.

Провокационные действия и конфликтогенные ситуации: Условия эмоционально-бедных отношений, в ситуации повышенной социальной ответственности. Пережитые в детстве сильные страхи и гипертрофированный инстинкт самосохранения. Сдерживание в детстве активности, самостоятельности. Руководство ребенком через формирование у него чувства вины. Неприемлемы ситуации повышенной требовательности.

Индивидуальный подход и коррекция в учебной и внеурочной деятельности: У подростка необходимо формировать оптимистические установки, развивать его эмоциональность, самооценку. Учить самоконтролю, выделению главного и не переживать по мелочам. Нельзя угрожать, наказывать.

На уроке необходимо формировать обстановку спокойствия, уверенности в достижении мечты. Давать время на обдумывание заданий, подготовку. Не ставить в ситуацию внезапного ответа. Доброжелательное комментирование оценок. Формирование уверенности в собственных силах.

Поручения должны быть конкретными и посильными, закрепляющими ситуацию успеха и повышающими самооценку. Необходимо оказывать помощи в подготовке и выполнении поручений. Не давать поручения, требующие большой ответственности.  Формировать установки на успех. Проявлять заботу и оказывать поддержку.

Сензитивный тип

Ведущей особенностью этого типа является впечатлительность подростка. Позже присоединяется чувство собственной неполноценности. Дети очень старательны, но боятся проверок, экзаменов, публичных выступлений. Характерна природная внутренняя и внешняя культура, чувство прекрасного. Они умеют радоваться чужим удачам. Ответственные, доброжелательные, вежливые. Редко конфликтуют.

Провокационные действия и конфликтогенные ситуации: Воспитание по типу эмоционального отторжения, в условиях жестких взаимоотношений. Управление поведением ребенка через формирование чувства вины. Они плохо себя чувствуют в ситуациях шума, ругани, драк. Глубоко страдают от грубостей, жестокости, циничности. Несправедливое обвинение может спровоцировать конфликт, депрессию, суицидальное поведение.

Индивидуальный подход и коррекция в учебной и внеурочной деятельности: Необходимо установление доверительного контакта с подростком, вежливое, тактичное взаимоотношение с ним. Необходимо создавать условия для самореализации в интересных для подростка видах деятельности. При возникновении проблем – их анализ в спокойной, доверительной атмосфере. Недопустима резкая категоричная критика. Необходима защита подростка от грубостей, унижений, безосновательных подозрений.

В учебной деятельности создавать атмосферу взаимоуважения и тактичного общения на уроке. Во время опроса не ставит вопрос внезапно, необходимо отдавать предпочтение ответам с места или индивидуальным письменным заданиям. Неприемлемы соревнования, сравнения с другими детьми. При оценке результативности учебной деятельности спокойно комментировать общий результат, акцентировать успех. В случае неудачи – обязательное индивидуальное обсуждение.

Поручения можно давать разнообразные, но лучше, если они соответствуют интересам и увлечениям подростка. Поддерживая позитивные черты, нужно воспитывать терпимость к себе и другим. Уверенность в высоких морально-этических волевых качествах. Обучать строить взаимоотношения с одноклассниками, учитывая особенности личности, умению преодолевать свою застенчивость, умению прощать людям некоторые недостатки. При воспитании поощрять доверие к другим, обращение за помощью, организовывать успех, при необходимости использовать переубеждение, уважение, заботу.

Какие бывают виды дистимии?

  • Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2013.

  • Никулеску AB 3rd, Akiskal HS. Предлагаемые эндофенотипы дистимии: эволюционные, клинические и фармакогеномные соображения. Mol Psychiatry . 2001 июл.6 (4): 363-6. [Медлайн].

  • Келлер М.Б., Харрисон В., Фосетт Дж. А., Геленберг А., Хиршфельд Р. М., Кляйн Д. и др.Лечение хронической депрессии сертралином или имипрамином: предварительные слепые показатели ответа и высокие показатели недостаточного лечения в сообществе. Psychopharmacol Bull . 1995. 31 (2): 205-12. [Медлайн].

  • Кляйн Д.Н., Шварц Дж. Э., Роуз С., Лидер Дж. Б.. Пятилетний курс и исход дистимического расстройства: проспективное, естественное последующее исследование. Am J Psychiatry . 2000 июн. 157 (6): 931-9. [Медлайн].

  • Кляйн Д.Н., Шанкман С.А., Роуз С.Десятилетнее проспективное катамнестическое исследование естественного течения дистимического расстройства и двойной депрессии. Am J Psychiatry . 2006 май. 163 (5): 872-80. [Медлайн].

  • Келли О., Матесон К., Равиндран А., Мерали З., Анисман Х. Раздумывание у пациентов с дистимией до и после фармакотерапии. Подавить тревогу . 2007. 24 (4): 233-43. [Медлайн].

  • Hermens ML, van Hout HP, Terluin B, van der Windt DA, Beekman AT и др.Прогноз малой депрессии в общей популяции: систематический обзор. Общая психиатрическая больница . 2004 ноябрь-декабрь. 26 (6): 453-62. [Медлайн].

  • Джонсон Дж. Г., Коэн П., Касен С., Брук Дж. С.. Особенности расстройства личности, связанные с риском униполярной депрессии в среднем зрелом возрасте. Psychiatry Res . 2005 15 сентября. 136 (2-3): 113-21. [Медлайн].

  • Ho PS, Yen CH, Chen CY, Huang SY, Liang CS. Изменения в экспрессии цитокинов и хемокинов отличают дистимическое расстройство от большой депрессии и здорового контроля. Psychiatry Res . 2017 Февраль 248: 20-27. [Медлайн].

  • Riolo SA, Nguyen TA, Greden JF, King CA. Распространенность депрессии по расе / этнической принадлежности: результаты Национального исследования здоровья и питания III. Am J Public Health . 2005 июн. 95 (6): 998-1000. [Медлайн].

  • Шанкман С.А., Клейн Д.Н. Влияние коморбидных тревожных расстройств на течение дистимического расстройства: 5-летнее проспективное продольное исследование. J Влияет на Disord . 2002 июл.70 (2): 211-7. [Медлайн].

  • Laptook RS, Кляйн Д.Н., Догерти Л.Р. Десятилетняя стабильность депрессивного расстройства личности у амбулаторных больных депрессией. Am J Psychiatry . 2006 май. 163 (5): 865-71. [Медлайн].

  • Хайден Е.П., Кляйн Д.Н. Исход дистимического расстройства при 5-летнем наблюдении: влияние семейной психопатологии, ранних неблагоприятных факторов, личности, сопутствующих заболеваний и хронического стресса. Am J Psychiatry .2001 ноябрь 158 (11): 1864-70. [Медлайн].

  • Markowitz JC, Skodol AE, Petkova E, Xie H, Cheng J, Hellerstein DJ и др. Продольное сравнение депрессивного расстройства личности и дистимического расстройства. Компр Психиатрия . 2005 июль-авг. 46 (4): 239-45. [Медлайн].

  • Раш А.Дж., Триведи М.Х., Вишневски С.Р., Ниренберг А.А., Стюарт Дж. В., Уорден Д. и др. Острые и отдаленные результаты у амбулаторных пациентов с депрессией, требующие одного или нескольких этапов лечения: отчет STAR * D. Am J Psychiatry . 2006 ноябрь 163 (11): 1905-17. [Медлайн].

  • Rush AJ, Kraemer HC, Sackeim HA, et al. Отчет рабочей группы ACNP о реакции и ремиссии при большом депрессивном расстройстве. Нейропсихофармакология . 2006 Сентябрь 31 (9): 1841-53. [Медлайн].

  • Adler DA, Irish J, McLaughlin TJ, Perissinotto C, Chang H, Hood M и др. Влияние дистимии на работу в популяции первичной медико-санитарной помощи. Общая психиатрическая больница .2004 июль-авг. 26 (4): 269-76. [Медлайн].

  • Лернер Д., Адлер Д.А., Чанг Х., Лапицкий Л., Худ М.Ю., Периссинотто К. Безработица, сохранение рабочих мест и снижение производительности среди сотрудников с депрессией. Psychiatr Serv . 2004 Декабрь 55 (12): 1371-8. [Медлайн].

  • Барбуи С., Моттерлини Н., Гараттини Л. Состояние здоровья, потребление ресурсов и стоимость дистимии. Многоцентровое двухлетнее лонгитюдное исследование. J Влияет на Disord . 2006 фев.90 (2-3): 181-6. [Медлайн].

  • Бернал М., Аро Дж. М., Бернерт С., Бруга Т., де Грааф Р., Брюффертс Р. и др. Факторы риска суицидальности в Европе: результаты исследования ESEMED. J Влияет на Disord . 2007 августа 101 (1-3): 27-34. [Медлайн].

  • Баккен К., Ваглум П. Предикторы суицидальных попыток у наркозависимых пациентов: шестилетнее проспективное наблюдение. Clin Pract. Epidemol Ment Health . 2007. 3:20. [Медлайн].

  • Casement MD, Шестюк А.Ю., Best JL, Casas BR, Glezer A, Segundo MA, et al.Ожидание аффекта при дистимии: поведенческие и нейрофизиологические показатели. Биол Психол . 2008 Февраль 77 (2): 197-204. [Медлайн].

  • Кляйн Д. Н., Шанкман С. А., Левинсон П. М., Роде П., Сили Дж. Р. Семейное исследование хронической депрессии на выборке молодых людей в сообществе. Am J Psychiatry . 2004 апр. 161 (4): 646-53. [Медлайн].

  • Кейтнер Г.И., Райан К.Э., Соломон Д.А. Реалистичные ожидания и модель управления заболеванием для депрессивных пациентов со стойкими симптомами. J Clin Psychiatry . 2006 Сентябрь 67 (9): 1412-21. [Медлайн].

  • Айраксинен Э., Ларссон М., Лундберг И., Форселл Ю. Когнитивные функции при депрессивных расстройствах: данные популяционного исследования. Психол Мед . 2004, январь, 34 (1): 83-91. [Медлайн].

  • Leichsenring F, Hiller W, Weissberg M, Leibing E. Когнитивно-поведенческая терапия и психодинамическая психотерапия: методы, эффективность и показания. Am J Psychother .2006. 60 (3): 233-59. [Медлайн].

  • Leichsenring F, Leibing E. Психодинамическая психотерапия: систематический обзор методов, показаний и эмпирических данных. Psychol Psychother . 2007 июн. 80: 217-28. [Медлайн].

  • Марковиц Дж. К., Блейберг К. Л., Христос П., Левитан Э. Решение межличностных проблем коррелирует с улучшением симптомов в межличностной психотерапии: предварительные выводы. Дж. Нерв Мент Дис . 2006 Янв.194 (1): 15-20. [Медлайн].

  • Markowitz JC, Kocsis JH, Bleiberg KL, Christos PJ, Sacks M. Сравнительное исследование психотерапии и фармакотерапии для «чистых» дистимических пациентов. J Влияет на Disord . 2005 декабрь 89 (1-3): 167-75. [Медлайн].

  • Болтон П., Басс Дж., Нойгебауэр Р., Вердели Х., Клогерти К.Ф., Викрамаратн П. Групповая межличностная психотерапия депрессии в сельских районах Уганды: рандомизированное контролируемое исследование. JAMA .18 июня 2003 г. 289 (23): 3117-24. [Медлайн].

  • Johnson JE, Zlotnick C. Пилотное исследование групповой межличностной психотерапии депрессии у женщин-заключенных, злоупотребляющих психоактивными веществами. J Лечение злоупотребления наркотиками . 2008 июн. 34 (4): 371-7. [Медлайн].

  • Сравнительная эффективность антидепрессантов второго поколения в фармакологическом лечении депрессии у взрослых. Доступ: 19 мая 2009 г. AHRQ: Agency for Healthcare Research and Quality .24 января 2007 г. Доступно по адресу http://www.effectivehealthcare.ahrq.gov/index.cfm/search-for-guides-reviews-and-reports/?pageaction=displayproduct&productid=61.

  • Carvalho AF, Cavalcante JL, Castelo MS, Lima MC. Стратегии увеличения лечения устойчивой депрессии: обзор литературы. Дж. Клин Фарм Тер . 2007 Октябрь, 32 (5): 415-28. [Медлайн].

  • Лифшитц Т., Сегман Р., Шалом Г., Лерер Б., Гур Э., Гольцер Т. и др. Основные механизмы усиления антидепрессивного действия гормоном щитовидной железы. Curr Drug Targets . 2006 7 февраля (2): 203-10. [Медлайн].

  • Туунайнен А., Крипке Д.Ф., Эндо Т. Световая терапия при несезонной депрессии. Кокрановская база данных Syst Rev . 2004. CD004050. [Медлайн].

  • McCullough JP Jr, Klein DN, Borian FE, Howland RH, Riso LP, Keller MB, et al. Групповые сравнения подтипов хронической депрессии по DSM-IV: достоверность различий, часть 2. J Abnorm Psychol . 2003 ноя.112 (4): 614-22. [Медлайн].

  • Kessing LV. Эпидемиология подтипов депрессии. Acta Psychiatr Scand . 2007. 115 (Прил. 433): 85-89.

  • Мерфи Дж. А., Бирн Дж. Дж. Распространенность и корреляты предложенного DSM-5 диагноза хронического депрессивного расстройства. J Влияет на Disord . 2012 29 февраля. [Medline].

  • Олфсон М., Лю С.М., Грант Б.Ф., Бланко С. Влияние коморбидных психических расстройств на время обращения за лечением от большого депрессивного расстройства. Медицинское обслуживание . 2012 Март 50 (3): 227-32. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Райдер АГ, Шуллер Д.Р., Бэгби Р.М. Депрессивная личность и дистимия: оценка совпадения симптомов и синдромов. J Влияет на Disord . 2006 апр. 91 (2-3): 217-27. [Медлайн].

  • Маси Г., Миллепьеди С., Муччи М., Паскаль Р. Р., Перуджи Г., Акискал Х.С. Феноменология и коморбидность дистимического расстройства у 100 последовательно направленных детей и подростков: за пределами DSM-IV. Can J Psychiatry . 2003 Март 48 (2): 99-105. [Медлайн].

  • Hellerstein DJ, Batchelder S, Miozzo R, Kreditor D, Hyler S, Gangure D. Циталопрам в лечении дистимических расстройств. Int Clin Psychopharmacol . 2004 Май. 19 (3): 143-8. [Медлайн].

  • Дистимическое расстройство: история вопроса, этиология, эпидемиология

  • Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание .Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2013.

  • Никулеску AB 3rd, Akiskal HS. Предлагаемые эндофенотипы дистимии: эволюционные, клинические и фармакогеномные соображения. Mol Psychiatry . 2001 июл.6 (4): 363-6. [Медлайн].

  • Келлер М.Б., Харрисон В., Фосетт Дж. А., Геленберг А., Хиршфельд Р. М., Кляйн Д. и др. Лечение хронической депрессии сертралином или имипрамином: предварительные слепые показатели ответа и высокие показатели недостаточного лечения в сообществе. Psychopharmacol Bull . 1995. 31 (2): 205-12. [Медлайн].

  • Кляйн Д.Н., Шварц Дж. Э., Роуз С., Лидер Дж. Б.. Пятилетний курс и исход дистимического расстройства: проспективное, естественное последующее исследование. Am J Psychiatry . 2000 июн. 157 (6): 931-9. [Медлайн].

  • Кляйн Д.Н., Шанкман С.А., Роуз С. Десятилетнее проспективное катамнестическое исследование естественного течения дистимического расстройства и двойной депрессии. Am J Psychiatry .2006 май. 163 (5): 872-80. [Медлайн].

  • Келли О., Матесон К., Равиндран А., Мерали З., Анисман Х. Раздумывание у пациентов с дистимией до и после фармакотерапии. Подавить тревогу . 2007. 24 (4): 233-43. [Медлайн].

  • Hermens ML, van Hout HP, Terluin B, van der Windt DA, Beekman AT и др. Прогноз малой депрессии в общей популяции: систематический обзор. Общая психиатрическая больница . 2004 ноябрь-декабрь.26 (6): 453-62. [Медлайн].

  • Джонсон Дж. Г., Коэн П., Касен С., Брук Дж. С.. Особенности расстройства личности, связанные с риском униполярной депрессии в среднем зрелом возрасте. Psychiatry Res . 2005 15 сентября. 136 (2-3): 113-21. [Медлайн].

  • Ho PS, Yen CH, Chen CY, Huang SY, Liang CS. Изменения в экспрессии цитокинов и хемокинов отличают дистимическое расстройство от большой депрессии и здорового контроля. Psychiatry Res . 2017 Февраль.248: 20-27. [Медлайн].

  • Riolo SA, Nguyen TA, Greden JF, King CA. Распространенность депрессии по расе / этнической принадлежности: результаты Национального исследования здоровья и питания III. Am J Public Health . 2005 июн. 95 (6): 998-1000. [Медлайн].

  • Шанкман С.А., Клейн Д.Н. Влияние коморбидных тревожных расстройств на течение дистимического расстройства: 5-летнее проспективное продольное исследование. J Влияет на Disord . 2002 июл.70 (2): 211-7. [Медлайн].

  • Laptook RS, Кляйн Д.Н., Догерти Л.Р. Десятилетняя стабильность депрессивного расстройства личности у амбулаторных больных депрессией. Am J Psychiatry . 2006 май. 163 (5): 865-71. [Медлайн].

  • Хайден Е.П., Кляйн Д.Н. Исход дистимического расстройства при 5-летнем наблюдении: влияние семейной психопатологии, ранних неблагоприятных факторов, личности, сопутствующих заболеваний и хронического стресса. Am J Psychiatry . 2001 ноябрь 158 (11): 1864-70.[Медлайн].

  • Markowitz JC, Skodol AE, Petkova E, Xie H, Cheng J, Hellerstein DJ и др. Продольное сравнение депрессивного расстройства личности и дистимического расстройства. Компр Психиатрия . 2005 июль-авг. 46 (4): 239-45. [Медлайн].

  • Раш А.Дж., Триведи М.Х., Вишневски С.Р., Ниренберг А.А., Стюарт Дж. В., Уорден Д. и др. Острые и отдаленные результаты у амбулаторных пациентов с депрессией, требующие одного или нескольких этапов лечения: отчет STAR * D. Am J Psychiatry . 2006 ноябрь 163 (11): 1905-17. [Медлайн].

  • Rush AJ, Kraemer HC, Sackeim HA, et al. Отчет рабочей группы ACNP о реакции и ремиссии при большом депрессивном расстройстве. Нейропсихофармакология . 2006 Сентябрь 31 (9): 1841-53. [Медлайн].

  • Adler DA, Irish J, McLaughlin TJ, Perissinotto C, Chang H, Hood M и др. Влияние дистимии на работу в популяции первичной медико-санитарной помощи. Общая психиатрическая больница .2004 июль-авг. 26 (4): 269-76. [Медлайн].

  • Лернер Д., Адлер Д.А., Чанг Х., Лапицкий Л., Худ М.Ю., Периссинотто К. Безработица, сохранение рабочих мест и снижение производительности среди сотрудников с депрессией. Psychiatr Serv . 2004 Декабрь 55 (12): 1371-8. [Медлайн].

  • Барбуи С., Моттерлини Н., Гараттини Л. Состояние здоровья, потребление ресурсов и стоимость дистимии. Многоцентровое двухлетнее лонгитюдное исследование. J Влияет на Disord . 2006 фев.90 (2-3): 181-6. [Медлайн].

  • Бернал М., Аро Дж. М., Бернерт С., Бруга Т., де Грааф Р., Брюффертс Р. и др. Факторы риска суицидальности в Европе: результаты исследования ESEMED. J Влияет на Disord . 2007 августа 101 (1-3): 27-34. [Медлайн].

  • Баккен К., Ваглум П. Предикторы суицидальных попыток у наркозависимых пациентов: шестилетнее проспективное наблюдение. Clin Pract. Epidemol Ment Health . 2007. 3:20. [Медлайн].

  • Casement MD, Шестюк А.Ю., Best JL, Casas BR, Glezer A, Segundo MA, et al.Ожидание аффекта при дистимии: поведенческие и нейрофизиологические показатели. Биол Психол . 2008 Февраль 77 (2): 197-204. [Медлайн].

  • Кляйн Д. Н., Шанкман С. А., Левинсон П. М., Роде П., Сили Дж. Р. Семейное исследование хронической депрессии на выборке молодых людей в сообществе. Am J Psychiatry . 2004 апр. 161 (4): 646-53. [Медлайн].

  • Кейтнер Г.И., Райан К.Э., Соломон Д.А. Реалистичные ожидания и модель управления заболеванием для депрессивных пациентов со стойкими симптомами. J Clin Psychiatry . 2006 Сентябрь 67 (9): 1412-21. [Медлайн].

  • Айраксинен Э., Ларссон М., Лундберг И., Форселл Ю. Когнитивные функции при депрессивных расстройствах: данные популяционного исследования. Психол Мед . 2004, январь, 34 (1): 83-91. [Медлайн].

  • Leichsenring F, Hiller W, Weissberg M, Leibing E. Когнитивно-поведенческая терапия и психодинамическая психотерапия: методы, эффективность и показания. Am J Psychother .2006. 60 (3): 233-59. [Медлайн].

  • Leichsenring F, Leibing E. Психодинамическая психотерапия: систематический обзор методов, показаний и эмпирических данных. Psychol Psychother . 2007 июн. 80: 217-28. [Медлайн].

  • Марковиц Дж. К., Блейберг К. Л., Христос П., Левитан Э. Решение межличностных проблем коррелирует с улучшением симптомов в межличностной психотерапии: предварительные выводы. Дж. Нерв Мент Дис . 2006 Янв.194 (1): 15-20. [Медлайн].

  • Markowitz JC, Kocsis JH, Bleiberg KL, Christos PJ, Sacks M. Сравнительное исследование психотерапии и фармакотерапии для «чистых» дистимических пациентов. J Влияет на Disord . 2005 декабрь 89 (1-3): 167-75. [Медлайн].

  • Болтон П., Басс Дж., Нойгебауэр Р., Вердели Х., Клогерти К.Ф., Викрамаратн П. Групповая межличностная психотерапия депрессии в сельских районах Уганды: рандомизированное контролируемое исследование. JAMA .18 июня 2003 г. 289 (23): 3117-24. [Медлайн].

  • Johnson JE, Zlotnick C. Пилотное исследование групповой межличностной психотерапии депрессии у женщин-заключенных, злоупотребляющих психоактивными веществами. J Лечение злоупотребления наркотиками . 2008 июн. 34 (4): 371-7. [Медлайн].

  • Сравнительная эффективность антидепрессантов второго поколения в фармакологическом лечении депрессии у взрослых. Доступ: 19 мая 2009 г. AHRQ: Agency for Healthcare Research and Quality .24 января 2007 г. Доступно по адресу http://www.effectivehealthcare.ahrq.gov/index.cfm/search-for-guides-reviews-and-reports/?pageaction=displayproduct&productid=61.

  • Carvalho AF, Cavalcante JL, Castelo MS, Lima MC. Стратегии увеличения лечения устойчивой депрессии: обзор литературы. Дж. Клин Фарм Тер . 2007 Октябрь, 32 (5): 415-28. [Медлайн].

  • Лифшитц Т., Сегман Р., Шалом Г., Лерер Б., Гур Э., Гольцер Т. и др. Основные механизмы усиления антидепрессивного действия гормоном щитовидной железы. Curr Drug Targets . 2006 7 февраля (2): 203-10. [Медлайн].

  • Туунайнен А., Крипке Д.Ф., Эндо Т. Световая терапия при несезонной депрессии. Кокрановская база данных Syst Rev . 2004. CD004050. [Медлайн].

  • McCullough JP Jr, Klein DN, Borian FE, Howland RH, Riso LP, Keller MB, et al. Групповые сравнения подтипов хронической депрессии по DSM-IV: достоверность различий, часть 2. J Abnorm Psychol . 2003 ноя.112 (4): 614-22. [Медлайн].

  • Kessing LV. Эпидемиология подтипов депрессии. Acta Psychiatr Scand . 2007. 115 (Прил. 433): 85-89.

  • Мерфи Дж. А., Бирн Дж. Дж. Распространенность и корреляты предложенного DSM-5 диагноза хронического депрессивного расстройства. J Влияет на Disord . 2012 29 февраля. [Medline].

  • Олфсон М., Лю С.М., Грант Б.Ф., Бланко С. Влияние коморбидных психических расстройств на время обращения за лечением от большого депрессивного расстройства. Медицинское обслуживание . 2012 Март 50 (3): 227-32. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Райдер АГ, Шуллер Д.Р., Бэгби Р.М. Депрессивная личность и дистимия: оценка совпадения симптомов и синдромов. J Влияет на Disord . 2006 апр. 91 (2-3): 217-27. [Медлайн].

  • Маси Г., Миллепьеди С., Муччи М., Паскаль Р. Р., Перуджи Г., Акискал Х.С. Феноменология и коморбидность дистимического расстройства у 100 последовательно направленных детей и подростков: за пределами DSM-IV. Can J Psychiatry . 2003 Март 48 (2): 99-105. [Медлайн].

  • Hellerstein DJ, Batchelder S, Miozzo R, Kreditor D, Hyler S, Gangure D. Циталопрам в лечении дистимических расстройств. Int Clin Psychopharmacol . 2004 Май. 19 (3): 143-8. [Медлайн].

  • Дистимия — Harvard Health

    Психотерапевты и пациенты сталкиваются с дороговизной «низкосортной» депрессии.

    Депрессия — это слово со многими значениями — от преходящего печали или уныния до состояния безутешного страдания, суицидальных мыслей и даже заблуждений, а также тяжелых физических симптомов.Это считается клиническим расстройством, когда депрессивное настроение и связанные с ним симптомы достаточно серьезны или длятся достаточно долго, чтобы мешать работе, общественной жизни, семейной жизни или физическому здоровью.

    Греческое слово дистимия означает «плохое настроение» или «плохое настроение». Как одна из двух основных форм клинической депрессии, она обычно имеет меньше или менее серьезные симптомы, чем большая депрессия, но длится дольше. Американская психиатрическая ассоциация определяет дистимию как подавленное настроение большую часть времени в течение как минимум двух лет вместе с как минимум двумя из следующих симптомов: плохой аппетит или переедание; бессонница или чрезмерный сон; низкая энергия или утомляемость; низкая самооценка; плохая концентрация или нерешительность; и безнадежность.

    Дистимия и большая депрессия естественным образом имеют много общих симптомов, включая подавленное настроение, нарушение сна, низкий уровень энергии и плохую концентрацию. Есть также параллельные симптомы: плохой аппетит, низкая самооценка и безнадежность при дистимии, соответствующие более серьезным симптомам изменения веса, чрезмерному чувству вины и мыслям о смерти или самоубийстве при большой депрессии. Большая депрессия может также включать два симптома, которые не встречаются в стандартном определении дистимии: ангедония (неспособность испытывать удовольствие) и психомоторные симптомы (в основном вялость или возбуждение).Эпизод большой депрессии требует наличия как минимум пяти симптомов вместо трех, но он должен длиться всего две недели, а не два года.

    Дистимия — серьезное заболевание. Это не «малая» депрессия, и это не состояние, промежуточное между тяжелой клинической депрессией и депрессией в обычном разговорном смысле. В некоторых случаях это больше инвалидизирует, чем большая депрессия. Тем не менее, дистимия настолько похожа на большую депрессию, что диагностическое руководство Американской психиатрической ассоциации также предлагает в качестве возможности для дальнейшего исследования альтернативное определение с такими симптомами, как ангедония, социальная изоляция, чувство вины и раздражительность, но не аппетит или нарушение сна.Цель состоит в том, чтобы более четко отличить дистимию от большой депрессии, делая упор на настроение и личные отношения, а не на физические симптомы.

    Дистимия встречается так же часто, как и большая депрессия. Учитывая его хронический характер, это делает его одним из расстройств, наиболее часто наблюдаемых психотерапевтами. Около 6% населения Соединенных Штатов когда-либо имели эпизоды дистимии, 3% — в прошлом году. До трети пациентов, проходящих психотерапию, могут страдать дистимией.Как и большая депрессия, она чаще встречается у женщин, чем у мужчин, но чаще возникает в более раннем возрасте. Американская психиатрическая ассоциация проводит различие между этой ранней формой и формой, которая возникает в более позднем возрасте и часто возникает менее постепенно.

    Более половины людей с дистимией в конечном итоге страдают эпизодом большой депрессии, и около половины пациентов, лечившихся от большой депрессии, страдают от этой двойной депрессии. Многие пациенты, которые частично выздоравливают от большой депрессии, также имеют более легкие симптомы, которые сохраняются в течение многих лет.Этот тип хронической депрессии трудно отличить от дистимии.

    Есть ли депрессивная личность?

    В принципе, личность обычно сохраняется на всю жизнь, а настроения приходят и уходят. Но дистимия должна длиться дольше, чем любое другое психическое расстройство, указанное в руководстве. Это может затруднить отличие от расстройства личности, особенно группы, которая включает избегающую, зависимую и обсессивно-компульсивную личность с такими симптомами, как робость, чрезмерное беспокойство, беспомощность и социальная изоляция.

    Некоторые предпочли бы вместо этого говорить о депрессивном расстройстве личности. Этот диагноз был удален из официального руководства в 1980 году, но был вновь представлен в качестве возможной темы исследования. Предлагаемые симптомы включают сильную тенденцию критиковать себя и других, пессимизм, вину, задумчивость и уныние. Ангедония и физические симптомы не входят в определение, но в остальном это расстройство личности имеет много общего с дистимией.

    Настроение и личность являются эмоциональной погодой и эмоциональным климатом людей, поэтому симптомы расстройства настроения и расстройства личности естественным образом накладываются друг на друга.Схемы мышления, которые когнитивные терапевты находят в основе большой депрессии и дистимии — определенные представления о себе, мире и будущем — также являются основой депрессивной личности. Нарушения настроения могут влиять на эмоциональное состояние и социальную жизнь человека, что напоминает расстройство личности. И люди легче деморализуются и медленнее восстанавливаются от любого стресса или несчастья, если они пессимистичны и самокритичны по своей природе — или эмоционально нестабильны, импульсивны и сверхчувствительны к потерям.

    Ищем причины

    Как и большая депрессия, дистимия имеет корни в генетической предрасположенности, нейрохимическом дисбалансе, детском и взрослом стрессе и травмах, а также в социальных обстоятельствах, особенно в изоляции и недоступности помощи. Депрессия, которая начинается с колебания настроения, может углубляться и сохраняться, когда равновесие не может быть восстановлено из-за плохой внутренней регуляции или внешнего стресса.

    Дистимия передается в семье и, вероятно, имеет наследственный компонент.Частота депрессии в семьях людей с дистимией достигает 50% при ранней форме расстройства. Есть несколько исследований близнецов или усыновлений, поэтому неясно, насколько эта семейная связь является генетической. Почти у половины людей с дистимией есть симптом, который также встречается при большой депрессии, сокращение латентного периода REM, то есть они начинают спать с быстрым движением глаз (яркие сновидения) необычно рано ночью.

    Стресс, провоцирующий дистимию, по крайней мере, в ранней форме, обычно носит хронический, а не острый характер.Исследования показывают, что оно обычно начинается постепенно и не следует за явными неприятными событиями. В пожилом возрасте дистимия, скорее всего, является результатом физической инвалидности, заболевания, когнитивных способностей или тяжелой утраты. У некоторых пожилых мужчин низкий уровень тестостерона также может быть фактором. Физическая травма головного мозга — сотрясение мозга и тому подобное — также может оказывать удивительное долгосрочное влияние на настроение, которое часто принимает форму дистимии.

    По крайней мере, три четверти пациентов с дистимией также имеют хроническое соматическое заболевание или другое психическое расстройство, такое как тревожное расстройство, наркомания или алкоголизм.В этих случаях трудно определить первопричину, особенно когда существует порочный круг, в котором, скажем, депрессия усугубляет алкоголизм, а сердечные заболевания усугубляют депрессию.

    Такой же порочный круг существует и во многих других ситуациях. Для человека, подверженного депрессии, каждая проблема кажется более сложной, а каждое несчастье причиняет еще больше страданий. Депрессивные люди дают обескураживающие интерпретации каждому событию в своей жизни, и эти интерпретации делают их еще более подавленными.Депрессия часто отчуждает других, и в результате изоляция и низкая социальная поддержка усугубляют симптомы. Переживание хронической депрессии может повысить чувствительность мозга к стрессу, повышая его уязвимость к дальнейшей депрессии.

    Лечение

    Большинство людей с дистимией не получают должного лечения. Обычно они обращаются только к своим семейным врачам, которые часто не могут диагностировать проблему. Они могут жаловаться только на физические симптомы или вообще не жаловаться, потому что расстройство настолько стало их частью, что они верят, что такова жизнь.У пожилых людей дистимия может маскироваться под слабоумие, апатию или раздражительность.

    Врач может задать открытый вопрос, например: «Как дела дома?» — затем введите: «Вы чувствовали себя подавленным, подавленным или грустным?» — затем спросите, повлияли ли симптомы на домашнюю жизнь, работу или личные отношения пациента. Также существует несколько кратких скрининговых анкет, включая шкалу оценки депрессии Гамильтона и анкету о состоянии здоровья пациента. Если ответы предполагают дистимию, для подтверждения диагноза можно использовать стандартное клиническое интервью.

    Как и большая депрессия, дистимия лечится психотерапией и лекарствами — обычно теми же лекарствами и теми же видами психотерапии. Наиболее распространенными лекарственными препаратами являются селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, такие как флуоксетин (Прозак) и сертралин (Золофт), или один из антидепрессантов двойного действия, например венлафаксин (Эффексор). Некоторым пациентам может помочь трициклический антидепрессант, такой как имипрамин (тофранил).

    Поддерживающая терапия дает совет, утешение, сочувствие и просвещение по поводу расстройства.Когнитивная терапия выявляет и корректирует образы мышления, которые способствуют обречению на провал. Поведенческое лечение улучшает социальные навыки и учит, как справляться со стрессом и избавляться от усвоенной беспомощности. Психодинамическая терапия помогает пациентам разрешать эмоциональные конфликты, особенно возникающие из детского опыта. Межличностная терапия помогает пациентам справляться с личными спорами, потерями и разлукой, а также переходами между социальными ролями.

    ресурсов

    Альянс поддержки депрессии и биполярного расстройства 800-826-3632 (звонок бесплатный) www.dbsalliance.org

    Программа осведомленности, распознавания и лечения депрессии Национального института психического здоровья www.nimh.nih.gov/publicat/index.cfm

    Инициатива Фонда Макартура по депрессии и первичной медицинской помощи www.depression-primarycare.org

    Национальный альянс душевнобольных 800-969-6642 (бесплатно) www.nmha.org

    Наркотики или психотерапия?

    Обзор контролируемых исследований 2003 года показал, что медикаменты немного превосходят психотерапию в лечении дистимии.Но статистическая разница между большим количеством пациентов во многих различных ситуациях не обязательно является ориентиром для каждого отдельного случая. Некоторые пациенты — особенно пожилые люди — не будут или не могут принимать лекарства, иногда из-за побочных эффектов или взаимодействия лекарств. Для многих других наиболее эффективным может оказаться сочетание длительной психотерапии и лекарств. Прочные отношения с психотерапевтом или другим специалистом могут быть важны для поддержания готовности продолжать прием лекарств.

    Восстановление после дистимии часто занимает много времени, и симптомы часто возвращаются. Одно исследование показало, что 70% выздоравливали в среднем за четыре года, а у 50% были рецидивы. Другое исследование показало, что среднее время рецидива составляет почти шесть лет. После выздоровления многим пациентам полезно продолжать делать то, что помогало им выздоравливать — будь то лекарства или психотерапия.

    Пока продолжается поиск лучших лекарств и лучших форм психотерапии, проблема остается в том, что, несмотря на значительные улучшения, большинство людей с дистимией не получают даже несовершенное доступное лечение.Даже когда они обращаются к профессионалам, они могут не выписывать рецепты или постоянно принимать лекарства и могут слишком рано отказаться от психотерапии.

    Исследование, основанное на телефонном опросе более 800 взрослых с дистимией, показало, что только 20% обращались к специалисту по психическому здоровью; только четверть из них получала какие-либо лекарства и только одна треть получали какие-либо консультации, обычно краткие. И исследование, проведенное по заказу Национальной ассоциации депрессивных и маниакально-депрессивных пациентов (ныне Альянс поддержки депрессии и биполярного расстройства), показало, что врачи и пациенты часто плохо общаются о симптомах и лечении.Пациенты могут прекратить прием лекарств, потому что они не получают достаточно информации о побочных эффектах или регулярных контрольных визитах. Как для общественности, так и для профессионалов наиболее важным может быть признание того, что дистимия является излечимым заболеванием, ее выявление и устранение.

    Список литературы

    Arnow BA, et al. «Эффективность психотерапии и комбинированного лечения хронической депрессии», , журнал клинической психологии, (август.2003): Т. 59, № 8, с. 893–905.

    Griffiths J, et al. «Дистимия: обзор фармакологических и поведенческих факторов», Molecular Psychiatry (май 2000) Vol. 5, № 3, с. 242–61.

    Klein DN, et al. «Дистимия и хроническая депрессия: введение, классификация, факторы риска и курс», Журнал клинической психологии (август 2003 г.): Vol. 59, № 8, с. 807–16.

    Whooley MA, et al. «Управление депрессией у амбулаторных пациентов», Медицинский журнал Новой Англии (декабрь.28, 2000): Т. 343, № 26, стр. 1942–49.

    Williams JW, Jr, et al. «У этого пациента клиническая депрессия?» Журнал Американской медицинской ассоциации (6 марта 2002 г.) Vol. 287, № 9, с. 1160–70.

    Поделиться страницей:

    Заявление об ограничении ответственности:
    В качестве услуги для наших читателей Harvard Health Publishing предоставляет доступ к нашей библиотеке заархивированного содержимого. Обратите внимание на дату последнего обзора или обновления всех статей.Никакой контент на этом сайте, независимо от даты, никогда не должен использоваться вместо прямого медицинского совета вашего врача или другого квалифицированного клинициста.

    Депрессивное расстройство личности | Аномальная психология

    DSM-IV-TR Критерии

    Распространенная модель депрессивного познания и поведения, начинающаяся в раннем взрослом возрасте и проявляющаяся в различных контекстах, на что указывают пять (или более) из следующего:

    1. в обычном настроении преобладает уныние, уныние, уныние, безрадостность, несчастье
    2. Я-концепция основана на убеждениях в несоответствии, никчемности и низкой самооценке
    3. критичен, обвиняет и уничижает себя
    4. задумчив и беспокоит
    5. настроен негативно, критически и осуждающе по отношению к другим
    6. пессимистично
    7. склонен к чувству вины или раскаяния
    • Не возникает исключительно во время больших депрессивных эпизодов и не может быть объяснен как дистимическое расстройство.

    Сопутствующие элементы

    • Эти люди могут быть тихими, замкнутыми, пассивными и скромными, предпочитая следовать за другими, а не брать на себя инициативу.
    • Этот паттерн может встречаться примерно с одинаковой частотой у самок и самцов.
    • Люди с таким представлением могут быть предрасположены к развитию дистимического расстройства и, возможно, большого депрессивного расстройства.
      • Эти состояния могут существовать по разному спектру, при этом депрессивное расстройство личности является ранним, стойким, характерным вариантом депрессивных расстройств.
      • Предварительные данные свидетельствуют о том, что депрессивное расстройство личности может иметь повышенную распространенность среди членов семьи пробандов с большим депрессивным расстройством.
      • И наоборот, большое депрессивное расстройство может чаще возникать у членов семьи пробандов с депрессивным расстройством личности, которые сами не страдают большим депрессивным расстройством.

    Типичные убеждения

    • Я всегда разочарован в себе и циничен в отношении других и будущего.
    • Я не считаю распространение хорошего настроения своей обязанностью.
    • Я не стремлюсь к власти.
    • Я ожидаю, что мои подчиненные возьмут на себя большую работу.
    • Когда я руковожу, рабочая атмосфера не должна быть оптимистичной, лично поощряющей или даже поддерживающей.
    • Я могу весьма критично относиться к тем, кто работает под моим началом.
    • Я никогда не ожидал, что все пойдет хорошо.
    • Я не получаю особого удовольствия от всего, кроме работы.
    • I Какой смысл смотреть на жизнь с яркой стороны.
    • Жизнь — это просто работа, боль и потеря.
    • Я поверю, когда увижу.
    • Жизнь удручает; Я имею право всегда быть пессимистом.
    • Я считаю, что мои темные взгляды на вещи просто реалистичны.
    • Плохие новости интересны и обнадеживают, потому что они отражают реальность.
    • Человек должен оставаться верным своему супругу, даже если его супруга этого не делает.
    • Я жду худшего от других.
    • Я очень критично отношусь к своему партнеру.
    • Другие люди слишком многого от меня ждут.
    • Родители должны научить своих детей не ждать от жизни слишком многого.
    • Родители должны прививать ценность труда; деятельность, выходящая за рамки домашней работы и работы по дому, должна быть ограничена.
    • Я сильно ограничен как личность; если бы только я родилась с другим темпераментом.
    • Моя жизнь была чередой неудач, и я беспомощен перед лицом неподвластных мне сил.
    • Я должен постоянно готовиться к худшему.
    • Я должен держать свой нос к точильному камню, придерживаться рутины и не отвлекаться на порывы и страсти.
    • Я всегда должен все обдумать, прежде чем действовать, не рисковать и не бросать вызов судьбе и никогда не пытаться уйти в удовольствие.
    • Нет никакой надежды ни сейчас, ни когда-либо.

    (Бек и Фриман, 1990)

    В рамках 5-факторной модели личности

    • Они испытывают:
      • Высокий невротизм
      • Низкая экстраверсия
      • Низкая открытость
      • Низкая уступчивость
      • Высокая сознательность

    (МакКрэй, 1994)

    Изменения DSM-V

    (APA, 2010)

    Для получения дополнительной информации, пожалуйста, прочтите:

    • Финнерти, Т.(2009). Депрессивное расстройство личности: понимание текущих тенденций в исследованиях и практике. Колумбус, Огайо: WorldWideMentalHealth.com
    • Филлипс, К.А., Гандерсон, Дж. Д., Трибвассер, Дж., Кимбл, К. Р., Фэдда, Г., Лью, И. К., и Ренн, Дж. (1998). Достоверность и обоснованность депрессивного расстройства личности. Американский журнал психиатрии, 155, 1044-1048.

    Дистимия: обзор фармакологических и поведенческих факторов

  • 1

    Akiskal HS, Bolis CL, Cazzullo C, Costa e Silva JA, Gentil V, Lecrubier Y et al .Дистимия при неврологических расстройствах Mol Psychiatry 1996; 1 : 478–491

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 2

    Howland RH, Thase ME. Биологические исследования дистимии Biol Psychiatry 1991; 30 : 283–304

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 3

    Кляйн Д.Н., Кочиш Дж. Х., Маккаллоу Дж. П., Хольцер К.Э., Хиршфельд Р.М., Келлер МБ.Симптоматология дистимии и большого депрессивного расстройства Psychiat Clin North Am 1996; 19 : 41–53

    Артикул CAS Google Scholar

  • 4

    Равиндран А.В., Мерали З., Анисман Х. Дистимия: биологическая перспектива. В: Licinio J, Bolis CL, Gold P (eds) Дистимия: от клинической неврологии к лечению Всемирная организация здравоохранения: Женева 1997; стр. 21–44

    Google Scholar

  • 5

    Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам Редакции 3 и 4; 1980 1994

    Google Scholar

  • 6

    Akiskal HS. Дистимическое расстройство: психопатология предполагаемых подтипов хронической депрессии Am J Psychiatry 1983; 140 : 11–20

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 7

    Фриман Х.Как развивалась концепция дистимии: биологическая перспектива. В: Licinio J, Bolis CL, Gold P (eds) Дистимия: от клинической неврологии к лечению Всемирная организация здравоохранения: Женева 1997; pp1–8

    Google Scholar

  • 8

    Всемирная организация здравоохранения. Классификация психических и поведенческих расстройств по МКБ – 10 — клинические описания и диагностические рекомендации ВОЗ: Женева, 1992 г.

    Google Scholar

  • 9

    Akiskal HS.К определению дистимии: границы с расстройствами личности и настроения. В: Burton SW, Akiskal HS (eds) Dysthymic Disorders Gaskell: London 1990; стр. 1–12

    Google Scholar

  • 10

    McCullough JP, Kornstein SG, McCullough JP, Belyea-Caldwell S, Kaye AL, Roberts C et al . Дифференциальный диагноз хронических депрессивных расстройств Psychiatr Clin North Am 1996; 19 : 41–53

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 11

    Келлер МБ, Сесса FM.Дистимия: развитие и клиническое течение. В: Burton SW, Akiskal HS (eds) Dysthymic Disorders Gaskell: London 1990; стр. 13–23

    Google Scholar

  • 12

    Regier DA, Narrow WE, Rae DS, Manderscheid RW, Locke BZ, Goodwin FK. Де-факто система служб США по психическим и аддиктивным расстройствам: Перспективные показатели распространенности расстройств и услуг в эпидемиологической зоне обслуживания за 1 год Arch Gen Psychiatry 1993; 50 : 85–94

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 13

    Regier DA, Boyd JH, Burke JD, Rae DS, Myers JK, Kramer M и др. .Распространенность психических расстройств в США за один месяц Arch Gen Psychiatry 1988; 45 : 977–986

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 14

    Keller MB, Klein DN, Hirschfeld RMA, Docsis JH, McCullough JP, Miller I et al . Результаты полевого испытания DSM-IV расстройств настроения Am J Psychiatry 1995; 152 : 843–849

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 15

    Ковач М., Фейнберг Т.Л., Крауз-Новак М.А., Паулаускас С.Л., Финкельштейн Р.Депрессивные расстройства в детстве, I: продольное проспективное исследование характеристик и восстановления Arch Gen Psychiatry 1984; 41 : 229–237

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 16

    Shelton RC, Davidson J, Yonkers KA, Koran L, Thase ME, Pearlstein T et al . Недолечивание дистимии J Clin Psychiatry 1997; 58 : 59–65

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 17

    Howland RH.Фармакотерапия дистимии: обзор J Clin Psychopharmacol 1991; 11 : 83–92

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 18

    Версани М. Фармакотерапия дистимических и хронических депрессивных расстройств: обзор с акцентом на моклобемид J Affect Disord 1998; 51 : 323–332

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 19

    Akiskal HS, Weise RE.Клинический спектр так называемых «малых» депрессий Am J Psychother 1992; 46 : 9–22

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 20

    Markowitz JC. Психотерапия дистимии Am J Psychiatry 1994; 151 : 1114–1121

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 21

    McCullogh JP.Психотерапия дистимии: натуралистическое исследование десяти пациентов J Nerv Ment Dis 1991; 179 : 734–740

    Артикул Google Scholar

  • 22

    Равиндран А.В., Анисман Х., Мерали З., Шарбонно Й., Телнер Дж., Бялик Р.Дж. и др. . Лечение первичной дистимии с помощью групповой когнитивной терапии и фармакотерапии: клинические симптомы и функциональные нарушения Am J Psychiatry 1999; 156 : 1608–1617

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 23

    Dunner DL, Schmaling KB, Hendrickson H, Becker J, Lehman A, Bea C.Когнитивная терапия в сравнении с флуоксетином в лечении дистимического расстройства Депрессия 1996; 4 : 34–41

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 24

    Келлер М.Б., Шапиро RW. Двойная депрессия: наложение острых депрессивных эпизодов на хронические депрессивные расстройства Am J Psychiatry 1982; 139 : 438–442

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 25

    Келлер М.Б., Лавори П.В., Эндикотт Дж., Кориелл В., Клерман Г.Л.Двойная депрессия: наблюдение через два года Am J Psychiatry 1983; 140 : 689–694

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 26

    Вайсман М.М., Лиф П.Дж., Брюс М.Л., Флорио Л. Эпидемиология дистимии в пяти сообществах: частота, риски, сопутствующие заболевания и лечение Am J Psychiatry 1988; 145 : 815–819

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 27

    Левитт А.Дж., Иоффе РТ, Соколов СТХ.Влияет ли хронологическая взаимосвязь между началом дистимии и большой депрессией на последующую реакцию на антидепрессанты? J Affect Disord 1998; 47 : 169–175

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 28

    Pini S, Cassano GB, Simonini E, Savino M, Russo A, Montgomery SA. Распространенность коморбидности тревожных расстройств при биполярной депрессии, униполярной депрессии и дистимии J Affect Disord 1997; 42 : 145–153

    Артикул CAS Google Scholar

  • 29

    Кориелл В., Эндикотт Дж., Андреасен Н., Келлер МБ, Клейтон П.Дж., Хиршфельд Р.М. и др. .Депрессия и панические атаки: значимость совпадения, отраженная в данных последующего наблюдения и семейного исследования Am J Psychiatry 1988; 145 : 293–300

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 30

    Гейнес Б.Н., Магрудер К.М., Бернс Б.Дж., Вагнер Р., Ярналл КШ, Бродхед В.Е. Предсказывает ли сопутствующее тревожное расстройство сохранение депрессивного заболевания у пациентов первичной медико-санитарной помощи с большой депрессией? Gen Hosp Psychiatry 1999; 21 : 158–167

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 31

    Pepper CM, Klein DN, Anderson RL, Riso LP, Ouimette P, Lizardi H.Коморбидность оси II DSM-III-R при дистимии и большой депрессии Am J Psychiatry 1995; 152 : 239–247

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 32

    Markowitz JC, Moran MM, Kocsis JH, Frances AJ. Распространенность и коморбидность дистимического расстройства среди амбулаторных психиатрических больных J Affect Disord 1992; 24 : 63–67

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 33

    Марин Д.Б., Кочиш JH, Фрэнсис А.Дж., Клерман ГЛ.Расстройства личности при дистимии J Personality Disord 1993; 7 : 223–231

    Артикул Google Scholar

  • 34

    Андерсон Р.Л., Кляйн Д.Н., Riso LP, Ouimette PC, Lizardi H, Schwartz JE. Различение подтипов спектра субаффективного характера: первичная дистимия с ранним началом: клиническое и семейное исследование J Affect Disord 1996; 38 : 13–22

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 35

    Garyfallos G, Adamopoulou A, Karastergiou A, Voikli M, Sotiropoulou A, Donias S et al .Расстройства личности при дистимии и большой депрессии Acta Psychiat Scand 1999; 99 : 332–340

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 36

    Кляйн Д.Н., Шацберг А.Ф., Маккалоу Дж. П., Келлер М.Б., Доулинг Ф., Гудман Д. и др. . Дистимическое расстройство с ранним и поздним началом: сравнение амбулаторных пациентов с наложенными крупными депрессивными эпизодами J Affect Disord 1999; 52 : 187–196

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 37

    Кляйн Д.Н., Ши Дж. Х.Депрессивная личность: ассоциации с DSM-III-R расстройствами настроения и личности, а также негативной и позитивной аффективностью, 30-месячной стабильностью и прогнозом течения депрессивных расстройств оси I J Abn Psychol 1998; 107 : 319–327

    Артикул CAS Google Scholar

  • 38

    Дэвидсон К.М., Ритсон ФБ. Связь между алкогольной зависимостью и депрессией Alcohol Alcohol 1993; 28 : 147–155

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 39

    Lynskey MT.Коморбидность алкогольной зависимости и аффективных расстройств: значение лечения Drug Alcohol Depend 1998; 52 : 201–209

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 40

    Имз С.Л., Вестермейер Дж., Кросби Р.Д. Употребление психоактивных веществ и злоупотребление ими среди пациентов с коморбидной дистимией и психическим расстройством Am J Злоупотребление алкоголем 1998; 24 : 541–550

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 41

    Вестермейер Дж., Имз С.Л., Ньюджент С.Коморбидная дистимия и расстройство, связанное с психоактивными веществами: история лечения и стоимость Am J Psychiatry 1998; 155 : 1556–1560

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 42

    Миллер И.В., Норман У.Х., Доу М.Г. Психосоциальные характеристики «двойной депрессии» Am J Psychiatry 1986; 143 : 1042–1044

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 43

    Akiskal HS, King D, Rosenthal TL, Robinson S, Scott-Strauss A.Хронические депрессии, 1: клинические и семейные характеристики 137 пробандов J Affect Disord 1981; 3 : 297–315

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 44

    Anisman H, Zalcman S, Zacharko RM. Влияние стрессоров на иммунную активность и активность центрального передатчика: двунаправленная коммуникация Rev Neurosci 1993; 4 : 147–180

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 45

    Hirschfeld RMA.Личность и дистимия. В: Burton SW, Akiskal HS (eds) Dysthymic Disorders Gaskell: London 1990; стр. 69–77

    Google Scholar

  • 46

    Кляйн Д.Н., Тейлор Э.Б., Дикштейн С., Хардинг К. Различие между ранним и поздним началом дистимии DSM-III-R J Affect Disord 1988; 14 : 25–33

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 47

    Кочиш JH, Фрэнсис AJ.Критическое обсуждение дистимического расстройства DSM-III Am J Psychiatry 1987; 144 : 1534–1542

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 48

    McCullough JP, Braith, JA, Chapman RC, Kasnetz MD, Carr KF, Cones JH и др. . Сравнение ранней и поздней дистимии J Nerv Ment Dis 1990; 178 : 577–581

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 49

    Sansone RA, Wiederman MW, Sansone LA, Touchet B.Дистимия с ранним началом и расстройство личности среди пациентов в учреждении первичной медико-санитарной помощи J Nerv Ment Dis 1998; 186 : 57–58

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 50

    Кляйн Д.Н., Тейлор Э.Б., Дикштейн С., Хардинг К. Первичная дистимия с ранним началом: сравнение с первичной небиполярной нехронической большой депрессией по демографическим, клиническим, семейным, личностным и социально-экологическим характеристикам и краткосрочным результатам J Abn Psychol 1988; 97 : 387–398

    Артикул CAS Google Scholar

  • 51

    Brunello N, Akiskal H, Boyer P, Gessa GL, Howland RH, Langer SZ et al .Дистимия: клиническая картина, степень совпадения с синдромом хронической усталости, нейрофармакологические соображения и новые терапевтические перспективы J Affect Disord 1999; 52 : 275–290

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 52

    Walker E, Katon W, Jemelka R. Психиатрические расстройства и обращение за медицинской помощью среди людей, сообщающих об усталости, среди населения в целом J Gen Intern Med 1993; 8 : 436–440

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 53

    Эпштейн С.А., Кей Дж., Кло Д., Хитон Р., Кляйн Д., Крупп Л. и др. .Психические расстройства у пациентов с фибромиалгией: многоцентровое исследование Psychosomatics 1999; 40 : 57–63

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 54

    Киль П. Психологические и психиатрические аспекты синдрома фибромиалгии (FMS) Z Rheumatol 1998; 57 : 97–100

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 55

    Анисман Х., Равиндран А.В., Гриффитс Дж., Мерали З.Поведенческие, эндокринные и цитокиновые корреляты большой депрессии и дистимии с типичными или атипичными особенностями Mol Psychiatry 1999; 4 : 182–188

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 56

    Cannon JG, Angel JB, Abad LW, Vannier E, Mileno MD, Fagioli L и др. . Интерлейкин-1 бета, антагонист рецептора интерлейкина-1 и секреция растворимого интерлейкина-1 типа II при синдроме хронической усталости J Clin Immunol 1997; 17 : 253–261

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 57

    Чао CC, Янофф EN, Hu SX, Thomas K, Gallagher M, Tsang M и др. .Измененное высвобождение цитокинов в культурах мононуклеарных клеток периферической крови пациентов с синдромом хронической усталости Cytokine 1991; 3 : 292–298

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 58

    Мицикостас Д.Д., Томас А.М. Коморбидность головной боли и депрессивных расстройств Цефалгия 1999; 19 : 211–217

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 59

    Окаша А., Исмаил М.К., Халил А.Х., Э.И. Фики Р., Солиман А., Окаша Т.Психиатрическое исследование пациентов с неорганической хронической головной болью Psychosomatics 1999; 40 : 233–238

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 60

    Puca F, Genco S, Prudenzano MP, Savarese M, Bussone G, D ’Amico D et al . Сопутствующие психические заболевания и психосоциальный стресс у пациентов с головной болью напряжения из центров головной боли в Италии Cephalalgia 1999; 19 : 159–164

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 61

    Poewe W, Luginger E.Депрессия при болезни Паркинсона: препятствия к распознаванию и вариантам лечения Неврология 1999; 52 : S2 – S6

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 62

    Тейлор CA, Jung HY. Расстройства настроения после черепно-мозговой травмы Sem Clin Neuropsychiat 1998; 3 : 224–231

    CAS Google Scholar

  • 63

    Ротвелл, штат Нью-Джерси.Цитокины — киллеры мозга J Physiol 1999; 514 : 3–17

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 64

    Schildkraut JJ. Современное состояние катехоламиновой гипотезы аффективных расстройств. В: Lipton MA, DiMascio A, Killam KF (ред.) Психофармакология: поколение прогресса Raven Press: Нью-Йорк 1978; pp1223–1234

    Google Scholar

  • 65

    Коппен А., Прейндж А.Дж. младший, Уайброу ПК, Ногера Р.Аномалии индоламинов при аффективных расстройствах Arch Gen Psychiatry 1972; 26 : 474–478

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 66

    van Praag HM. Аминные гипотезы аффективных расстройств. В: Иверсен Л.Л., Иверсен С.Д., Снайдер С.Х. (редакторы) Справочник по психофармакологии Пленум: Нью-Йорк 1978; стр.187–298

    Google Scholar

  • 67

    Браун А.С., Гершон С.Допамин и депрессия J Neurotrans 1993; 91 : 75–109

    CAS Google Scholar

  • 68

    Джимерсон, округ Колумбия. Роль дофаминовых механизмов в аффективных расстройствах. В: Meltzer HY (ed) Психофармакология: третье поколение прогресса Raven: New York 1987; pp505–511

    Google Scholar

  • 69

    Сивер LJ. Роль норадренергических механизмов в этиологии аффективных расстройств.В: Meltzer HY (ed) Психофармакология: третье поколение прогресса Raven: New York 1987; pp493–504

    Google Scholar

  • 70

    Antelman SM, Chiodo LA. Амфетамин как стрессор. В: Creese I (ed) Стимуляторы: нейрохимические, поведенческие и клинические перспективы Raven Press: Нью-Йорк, 1983; стр. 269–300

    Google Scholar

  • 71

    Meltzer HY, Lowy MT.Серотониновая гипотеза депрессии. В: Meltzer HY (ed) Психофармакология: третье поколение прогресса Raven Press: Нью-Йорк, 1987; pp513–526

    Google Scholar

  • 72

    Зульсер Ф. Лечение антидепрессантами и регуляция аденилатциклазных систем, связанных с норэпинефрин-рецепторами, в головном мозге. В: Usdin E, Asberg M, Bertilsson L, Sjoqvist F (eds) Frontiers in Biochemical and Pharmacological Research in Depression Raven: New York 1984; стр. 249–262

    Google Scholar

  • 73

    Maas JW.Биогенные амины и депрессия Arch Gen Psychiatry 1975; 32 : 1357–1361

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 74

    Checkley SA. Нейроэндокринные механизмы и провоцирование депрессии жизненными событиями Br J Psychiatry 1992; 160 : 7–17

    Артикул Google Scholar

  • 75

    Иоффе РТ, Бэгби Р.М., Левит А.Дж.Щитовидная железа и меланхолия Psychiatr Res 1992; 42 : 73–80

    Артикул CAS Google Scholar

  • 76

    Prange AJ, Loosen PT, Wilson IC, Lipton MA. Терапевтическое применение гормонов щитовидной железы при депрессии. В: Post RM, Ballenger JC (eds) Neurobiology of Mood Disorders Williams & Wilkins: Baltimore 1984; pp311–322

    Google Scholar

  • 77

    Рубин РТ, Польша RE.Тест на подавление дексаметазона при депрессии: преимущества и ограничения. В: Берроуз Г.Д., Норман Т.Р., Макгуайр К.П. (ред.) Биологическая психиатрия: последние исследования Либби: Лондон 1984; стр. 76–83

    Google Scholar

  • 78

    Brown GW, Harris TO. Жизненные события и болезни Guilford Press: New York 1989

    Google Scholar

  • 79

    Brown GW, Harris TO. Социальные истоки депрессии: исследование психических расстройств у женщин Free Press: New York 1978

    Google Scholar

  • 80

    Робинс СиДжей, Блок П. Личная уязвимость, жизненные события и депрессивные симптомы: тест конкретной модели взаимодействия J Pers Soc Psychol 1988; 54 : 847–852

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 81

    Абрамсон Л. Я., Селигман MEP, Тисдейл Дж. Д.Приученная беспомощность у людей: критика и переформулировка J Abn Psychol 1978; 87 : 49–74

    Артикул CAS Google Scholar

  • 82

    Сплав LB, Clements CM. Иллюзия контроля: неуязвимость к негативным аффектам и депрессивным симптомам после лабораторных и естественных стрессоров J Abn Psychol 1992; 2 : 234–245

    Артикул Google Scholar

  • 83

    Anisman H, Zalcman S, Shanks N, Zacharko RM.Мультисистемная регуляция дефицита работоспособности, вызванного стрессорами: модель депрессии на животных. В: Boulton A, Baker G, Martin-Iverson M (eds) Neuromethods, vol. 19: Модели психиатрии на животных, II Humana Press: Нью-Джерси, 1991; pp1–59

    Google Scholar

  • 84

    Weiss JM, Simson PE. Электрофизиология голубого пятна: последствия для депрессии, вызванной стрессом. В: Koob GF, Ehlers CL, Kupfer DJ (ред.) Модели депрессии на животных Birkhauser: Boston 1989; pp111–134

    Google Scholar

  • 85

    Heinsbroek R, van Haaren F, Feenstra M, van de Poll N.Изменения активности дофамина и норадреналина в лобной коре, вызванные контролируемым и неконтролируемым шоком Behav Pharmacol 1989; 1 : 61

    Google Scholar

  • 86

    Петти Ф, Шерман А. Нейрохимическое различие между воздействием стресса и развитием выученной беспомощности Drug Devel Res 1982; 2 : 43–45

    Артикул Google Scholar

  • 87

    Ritter S, Pelzer NL.Величина вызванного стрессом истощения норэпинефрина меняется с возрастом Brain Res 1978; 152 : 1701–1705

    Артикул Google Scholar

  • 88

    Танака М., Коно Й., Накагава Р. и др. . Временные различия в обмене норадреналина в областях мозга крыс при стрессе Pharm Biochem Behav 1982; 16 : 315–319

    Статья CAS Google Scholar

  • 89

    Anisman H, Sklar LS.Истощение запасов катехоламинов при повторном воздействии стресса: опосредование дефицита бегства, вызванного неизбежным шоком J Comp Physiol Psychol 1979; 93 : 610–625

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 90

    Cassens G, Roffman M, Kuruc A, Orsulak PJ, Schildkraut JJ. Изменения метаболизма норэпинефрина в мозге, вызванные раздражителями окружающей среды в сочетании с неизбежным шоком Science 1980; 209 : 1138–1140

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 91

    Doherty MD, Gratton A.Высокоскоростные хроноамперометрические измерения мезолимбического и нигостриатального высвобождения дофамина, связанного с повторяющимся ежедневным стрессом Brain Res 1992; 586 : 295–302

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 92

    Герман Дж. П., Гийонно Д., Данцер Р., Скаттон Б., Семерджян-Рукье Л., Лемоал М. Дифференциальные эффекты неизбежных ударов ногами и стимулов, ранее сопряженных с неизбежными ударами ног, на обмен дофамина в корковых и лимбических областях крысы Life Sci 1982; 30 : 2207–2214

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 93

    Roth RH, Tam S-Y, Ida Y, Yang J-X, Deutch Y.Стресс и мезокортиколимбическая дофаминовая система Ann NY Acad Sci 1988; 537 : 138–147

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 94

    Антельман С.М. Зависящая от времени сенсибилизация как краеугольный камень нового подхода к фармакотерапии: лекарства как внешние / стрессовые стимулы Drug Dev Res 1988; 14 : 1–30

    Артикул CAS Google Scholar

  • 95

    Nisenbaum LK, Abercrombie ED.Усиленное гидроксилирование тирозина в гиппокампе крыс с хроническим стрессом при воздействии нового стрессорного фактора J Neurochem 1992; 58 : 276–281

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 96

    Nisenbaum LK, Zigmond MJ, Sved AF, Abercrombie ED. Предыдущее воздействие хронического стресса приводит к усиленному синтезу и высвобождению норадреналина в гиппокампе в ответ на новый стрессорный фактор J Neurosci 1991; 11 : 1478–1484

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 97

    Deutch AY, Roth RH.Детерминанты стресс-индуцированной активации дофаминовой системы префронтальной коры головного мозга Prog Brain Res 1990; 85 : 367–402

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 98

    Герман Дж. П., Стинус Л., Ле Моаль М. Повторяющийся стресс увеличивает двигательную реакцию на амфетамин Psychopharmacology 1984; 84 : 431–435

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 99

    Ирвин М.Психонейроиммунология депрессии. В: Bloom FE, Kupfer DJ (ред.) Психофармакология: четвертое поколение прогресса Raven Press: New York 1995; pp983–998

    Google Scholar

  • 100

    Кветнанский р. Последние достижения в области катехоламинов в условиях стресса. В: Usdin E, Kvetnansky R, Kopin IJ (eds) Катехоламины и стресс: последние достижения Elsevier: New York 1980; стр. 7–20

    Google Scholar

  • 101

    Зачарко Р.М., Анисман Х.Фармакологический, биохимический и поведенческий анализ депрессии: модели на животных. В: Koob GF, Ehlers CL, Kupfer DJ (ред.) Модели депрессии на животных Birkhauser: Boston 1989; 204–238

    Google Scholar

  • 102

    Камень EA. Центральные циклические АМФ-связанные норадренергические рецепторы: новые данные о свойствах, связанных с действием стресса Neurosci Biobehav Rev 1987; 11 : 391–398

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 103

    Молина В.А., Волосин М., Кансела Л., Келлер Е., Муруа В.С., Бассо А.М.Влияние хронического переменного стресса на моноаминовые рецепторы: влияние введения имипрамина Pharmacol Biochem Behav 1990; 35 : 335–340

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 104

    Виллнер П. Анатомия меланхолии: пересмотр катехоламиновой гипотезы депрессии Rev Neurosci 1987; 1 : 77–99

    CAS Google Scholar

  • 105

    Анисман Х., Мерали З.Хронические стрессоры и модели депрессии на животных: отличительные характеристики и индивидуальные характеристики Психофармакология 1997; 134 : 330–332

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 106

    Schulkin J, Gold PW, McEwen BS. Индукция экспрессии гена кортикотропин-рилизинг-гормона глюкокортикоидами: значение для понимания состояний страха и тревоги и аллостатической нагрузки Psychoneuroendocrinology 1998; 23 : 219–243

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 107

    Holsboer F.Нейроэндокринология расстройств настроения. В: Bloom FE, Kupfer DJ (ред.) Психофармакология: четвертое поколение прогресса Raven Press: New York 1995; pp957–969

    Google Scholar

  • 108

    Maes M, Meltzer HY. Серотониновая гипотеза большой депрессии. В: Bloom FE, Kupfer DJ (ред.) Психофармакология: четвертое поколение прогресса Raven Press: New York 1995; pp933–944

    Google Scholar

  • 109

    Плоцкий П.М., Оуэнс М.Дж., Немеров CB.Изменения нейропептидов при расстройствах настроения. В: Bloom FE, Kupfer DJ (ред.) Психофармакология: четвертое поколение прогресса Raven Press: New York 1995; pp971–981

    Google Scholar

  • 110

    Schatzberg AF, Schildkraut JJ. Недавние исследования систем норадреналина при расстройствах настроения. В: Bloom FE, Kupfer DJ (ред.) Психофармакология: четвертое поколение прогресса Raven: New York 1995; pp911–920

    Google Scholar

  • 111

    Равиндран А.В., Бялик Р.Дж., Лапьер Ю.Д.Первичная дистимия с ранним началом, биохимические корреляты терапевтического ответа на флуоксетин: 1. Моноаминоксидаза тромбоцитов и тест подавления дексаметазона J Affect Disord 1994; 31 : 111–117

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 112

    Jansen LMC, Gispen-de Wied CC, Jansen MA, van der Gaag RJ, Matthys W., van Engeland H. Гипофизарно-надпочечниковая реактивность в детской психиатрической популяции: реакция кортизола слюны на стрессоры Eur Psychopharmacol 1999; 9 : 67–75

    CAS Google Scholar

  • 113

    Szadoczky E, Sazekas I, Rihmer Z, Arato M.Роль психосоциальных и биологических переменных в разделении хронической и не хронической большой депрессии и дистимии с ранним и поздним началом J Affect Disord 1994; 32 : 1–11

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 114

    Версани М., Амрейн Р., Стабл М., Международная группа по совместным исследованиям. Моклобемид и имипрамин при хронической депрессии (дистимии): международное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование Int Clin Psychopharm 1997; 12 : 183–193

    Артикул CAS Google Scholar

  • 115

    Lechin F, van der Dijs B, Orozco B, Lechin AE.Плазменные нейромедиаторы, кровяное давление и частота сердечных сокращений во время отдыха на спине, ортостаза и умеренных физических нагрузок у пациентов с дистимической депрессией Biol Psychiatry 1994; 37 : 884–891

    Артикул Google Scholar

  • 116

    Wahlund B, Saaf J, Wetterberg L. Клинические симптомы и моноаминоксидаза тромбоцитов в подгруппах и различных состояниях аффективных расстройств J Affect Disord 1995; 35 : 75–87

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 117

    Равиндран А.В., Бялик Р.Дж., Браун Г.М., Лапьер Ю.Д.Первичная ранняя дистимия, биохимические корреляты терапевтического ответа на флуоксетин: II. Метаболиты серотонина, норадреналина, адреналина и мелатонина в моче J Affect Disord 1994; 31 : 119–123

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 118

    Йи К.М., Миллер Г.А. Двойной анализ распределения ресурсов при дистимии и ангедонии J Abn Psychol 1994; 103 : 625–636

    Артикул CAS Google Scholar

  • 119

    Йи К.М., Делдин П.Дж., Миллер Г.А.Ранняя обработка стимулов при дистимии и ангедонии J Abn Psychol 1992; 101 : 230–233

    Артикул CAS Google Scholar

  • 120

    Акискал Х.С., Лемми Х., Диксон Х., Кинг Д., Ереванян Б., Ван Валкенберг С. Хронические депрессии. Часть 2. Дифференциация ЭЭГ сна первичных дистимических расстройств от тревожных депрессий J Affect Disord 1984; 6 : 287–295

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 121

    Akiskal HS, Rosenthal TL, Haykal RF, Lemmi H, Rosenthal RT, Scott-Strauss A.Характерологические депрессии: клинические данные и результаты ЭЭГ сна, отделяющие «субаффективные дистимии» от расстройств «спектра характера» Arch Gen Psychiatry 1980; 37 : 777–783

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 122

    Акискал Х.С., Джадд Л.Л., Гиллин С., Лемми Х. Подпороговые депрессии: клиническая и полисомнографическая проверка дистимических, остаточных и маскированных форм J Affect Disord 1997; 45 : 53–63

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 123

    Arriaga F, Cavaglia F, Matospires A, Lara E, Paiva T.Характеристики сна ЭЭГ при дистимии и большом депрессивном расстройстве Neuropsychobiology 1995; 32 : 128–131

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 124

    Болдуин Д., Радж С., Томас С. Дистимия: варианты фармакотерапии Препараты для ЦНС 1995; 4 : 422–431

    Артикул CAS Google Scholar

  • 125

    Conte HR, Карасу ТБ.Обзор исследований лечения малой депрессии: 1980–1991 Am J Psychiatry 1992; 46 : 58–74

    CAS Google Scholar

  • 126

    Dunner DL. Лечение дистимического расстройства Депрессия тревоги 1998; 8 : 54–58

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 127

    Фрэнк Э., Тасе Мэн. Естественный анамнез и профилактическое лечение рецидивирующих расстройств настроения Ann Rev Med 1999; 50 : 453–468

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 128

    Горман Дж. М., Кент Дж. М..СИОЗС и СИОЗС: широкий спектр эффективности за пределами большой депрессии J Clin Psychiatry 1999; 60 : 33–38

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 129

    Лопес Ибор Дж.Дж., Фрэнсис А., Джонс С. Дистимическое расстройство: сравнение DSM-IV и МКБ-10 и вопросы дифференциальной диагностики Acta Psychiatr Scand 1994; 89 : (доп. 383) 12–18

    Артикул Google Scholar

  • 130

    Стюарт Дж. У., МакГрат П. Дж., Либовиц МР.Подтверждение результатов лечения депрессивных подтипов DSM-III: клиническая полезность у амбулаторных пациентов с депрессией легкой и средней степени тяжести Arch Gen Psychiatry 1985; 42 : 1148–1153

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 131

    Фридман Р.А., Марковиц Дж. К., Паридес М., Кочиш Дж. Х. Острая реакция социального функционирования у пациентов с дистимией с дезипрамином J Affect Disord 1995; 34 : 85–88

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 132

    Келлер М.Б., Геленгерг А.Дж., Хиршфельд Р.Н., Раш А.Дж., Тасе М.Э., Кочис Дж. Х. и др. .Лечение хронической депрессии, часть 2: двойное слепое рандомизированное исследование сертралина и имипрамина J Clin Psychiatry 1998; 59 : 598–607

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 133

    Кочиш Дж. Х., Фрэнсис А. Дж., Восс К., Манн Дж. Дж., Мейсон Б. Дж., Суини Дж. Лечение хронической депрессии имипрамином Arch Gen Psychiatry 1988; 45 : 253–257

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 134

    Kocsis JH, Thase M, Koran L, Halbreich U, Yonkers K.Фармакотерапия чистой дистимии: сертралин против имипрамина и плацебо Eur Neuropsychopharm 1994; 4 : (доп. 3) S204

    Артикул Google Scholar

  • 135

    Марин Д.Б., Кочиш Дж. Х., Фрэнсис А. Дж., Паридес М. Дезипрамин для лечения «чистой» дистимии в сравнении с «двойной» депрессией Am J Psychiatry 1994; 151 : 1079–1080

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 136

    Стюарт Дж. У., МакГрат П. Дж., Куиткин Ф. М., Рабкин Дж., Харрисон В., Вейджер S и др. .Хроническая депрессия: ответ на плацебо, имипрамин и фенелзин J Clin Psychopharmacol 1993; 13 : 391–396

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 137

    Versiani M, Nardi D, Capponi R, Costa DA, Magistris H, Ucha Udabe R. Сравнение моклобемида с имипрамином при лечении хронической депрессии (дистимия DSM-III-R): двойное слепое плацебо-контролируемое исследование Clin Neuropharmacol 1992; 15 : (доп. 1) 148b

    Google Scholar

  • 138

    Петурссон Х.Исследования обратимых и селективных ингибиторов моноаминоксидазы А при дистимии Acta Psychiatr Scand 1995; 91 : (доп. 386) 36–39

    Артикул Google Scholar

  • 139

    Vallejo J, Gasto C, Catalan R, Salamero M. Двойное слепое исследование имипрамина в сравнении с фенелзином при меланхолиях и дистимических расстройствах Br J Psychiatry 1987; 151 : 639–642

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 140

    Baumhackl U, Biziere K, Fischbach R, Geretsegger C, Hebenstreit G, Radmayr E et al .Эффективность и переносимость моклобемида по сравнению с имипрамином при депрессивном расстройстве (DSM-III): австрийское двойное слепое многоцентровое исследование Br J Psychiatry 1989; Suppl 6: 78–83

  • 141

    Botte L, Evrard JL, Gilles C, Stenier P, Wolfrum C. Контролируемое сравнение RO 11–1163 (мокобемид) и плацебо I. Лечение депрессии Acta Psychiat Belg 1992; 92 : 355–369

    CAS Google Scholar

  • 142

    Дуарте А, Камоцци CR. Моклобемид в сравнении с флуоксетином в лечении дистмии Реферат 9-го Всемирного психиатрического конгресса, Рио-де-Жанейро 1993

    Google Scholar

  • 143

    Версани М. Фармакотерапия дистимии: контролируемое исследование с имипрамином, моклобемидом или плацебо Neuropsychopharmacology 1993; 10 : (3S) 298

    Google Scholar

  • 144

    Hellerstein DJ, Yanowitch P, Rosenthal J, Samstag LW, Maurer M, Dasch K et al .Рандомизированное двойное слепое исследование флуоксетина в сравнении с плацебо при лечении дистимии Am J Psychiatry 1993; 150 : 1169–1175

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 145

    Thase ME, Fava M, Halbreich U, Kocsis JH, Koran L, Davidson J et al . Плацебо-контролируемое рандомизированное клиническое испытание по сравнению сертралина и имипрамина для лечения дистимии Arch Gen Psychiatry 1996; 53 : 777–784

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 146

    Vanelle JM, Attar-Levy D, Poirier MF, Bouhassira M, Blin P, Olie JP.Исследование контролируемой эффективности флуоксетина при дистимии Br J Psychiatry 1997; 170 : 345–350

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 147

    Бакиш Д., Лапьер Ю.Д., Вайнштейн Р., Кляйн Дж., Винс А., Джонс Б. и др. . Ритансерин, имипрамин и плацебо в лечении дистимического расстройства J Clin Psychopharmacol 1993; 13 : 409–414

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 148

    Bersani G, Pozzi F, Marini S, Grispini A, Pasini A, Ciani N.Антагонизм рецептора 5-HT2 при дистимическом расстройстве: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование с ритансерином Acta Psychiatr Scand 1991; 83 : 244–248

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 149

    Берроуз Г.Д., Магуайр К.П., Норман Тр. Антидепрессивная эффективность и переносимость селективного ингибитора обратного захвата норэпинефрина ребоксетина: обзор J Clin Psychiatry 1998; 59 : 4–7

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 150

    Dunner DL, Hendrickson HE, Bea C, Budech CB.Венлафаксин при дистимическом расстройстве J Clin Psychiat 1997; 58 : 528–531

    Артикул CAS Google Scholar

  • 151

    Ravindran AV, Charbonneau Y, Zaharia M, Al-Zaid K, Wiens A, Anisman H. Эффективность и переносимость венлафаксина при лечении первичной дистимии J Psychiat Neurosci 1998; 23 : 288–292

    CAS Google Scholar

  • 152

    Харрисон В., Рабкин Дж., Стюарт Дж. В., МакГрат П.Дж., Трикамо Е., Куиткин Ф.Phenelzine для лечения хронической депрессии: исследование продолжения лечения J Clin Psychiatry 1986; 47 : 346–349

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 153

    Тайрер П., Сейврайт Н., Мерфи С., Фергюсон Б., Кингдон Д., Барчак П. и др. . Ноттингемское исследование невротического расстройства: сравнение лекарств и психологических методов лечения Lancet 1988; 8605 : 235–240

    Артикул Google Scholar

  • 154

    Стюарт Дж. У., МакГрат П. Дж., Куиткин Ф. М., Харрисон В., Марковиц Дж., Вейджер S и др. .Актуальность депрессивного подтипа и хронической зависимости DSM-III для эффективности антидепрессантов при атипичной депрессии: дифференциальный ответ на фенелзин, имипрамин и плацебо Arch Gen Psychiatry 1989; 46 : 1080–1087

    Артикул CAS Google Scholar

  • 155

    Коста-э-Силва JA. Лечение дистимического расстройства низкими дозами амисульприда. Сравнительное исследование амисульприда в дозе 50 мг / день и плацебо Ann Psychiatry 1990; 5 : 242–249

    Google Scholar

  • 156

    Лекрубье Ю., Бойер П., Турьянски С., Рейн В., Исследовательская группа Амисульприда.Амисульприд по сравнению с имипрамином и плацебо при дистимии и большой депрессии J Affect Disord 1997; 43 : 95–103

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 157

    Boyer P, Lecrubier Y, Stalla-Bourdillon A, Fleurot O. Амисульприд по сравнению с аминептином и плацебо для лечения дистимии Neuropsychobiology 1999; 39 : 25–32

    Артикул CAS Google Scholar

  • 158

    Равиндран А.В., Бялик Р.Дж., Лапьер Ю.Д.Терапевтическая эффективность специфических ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС) при дистимии Can J Psychiatry 1994; 39 : 21–26

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 159

    Фридман Р.А., Паридес М., Бафф Р., Моран М., Кочиш Дж. Х. Предикторы ответа на дезипрамин при дистимии J Clin Psychopharm 1995; 15 : 280–283

    Артикул CAS Google Scholar

  • 160

    Kocsis JH, Friedman RA, Markowitz JC, Leon AC, Miller NL, Gniwesch L et al .Поддерживающая терапия хронической депрессии. Контролируемое клиническое испытание дезипрамина Arch Gen Psychiatry 1996; 53 : 769–774

    Статья CAS Google Scholar

  • 161

    Santagostino G, Cucchi ML, Frattini P, Zerbi F, Di Paolo E, Preda S и др. . Влияние алпразолама на моноаминергические нейромедиаторные системы у пациентов с дистимией. Связь с клиническим ответом Pharmacopsychiatry 1998; 31 : 131–136

    Артикул CAS Google Scholar

  • 162

    Смеральди Э.Амисульприд по сравнению с флуоксетином у пациентов с дистимией или большой депрессией в период частичной ремиссии. Двойное слепое сравнительное исследование J Affect Disord 1998; 48 : 47–56

    Артикул CAS Google Scholar

  • 163

    Блох М., Шмидт П.Дж., Данасо М.А., Адамс Л.Ф., Рубинов Д.Р. Лечение дегидроэпиандростероном дистимии среднего возраста Biol Psychiatry 1999; 45 : 1533–1541

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 164

    Рудас С., Шмитц М., Пихлер П., Баумгартнер А.Лечение рефрактерной хронической депрессии и дистимии высокими дозами тироксина Biol Psychiatry 1999; 45 : 229–233

    Артикул CAS Google Scholar

  • 165

    McCleod MN, Gaynes BN, Golden RN. Хромовое усиление фармакотерапии антидепрессантами при дистимическом расстройстве у 5 пациентов J Clin Psychiatry 1999; 60 : 237–240

    Артикул Google Scholar

  • 166

    Kocsis JH, Sutton BM, Frances AJ.Долгосрочное наблюдение за хронической депрессией, получавшей имипрамин J Clin Psychiatry 1991; 52 : 56–59

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 167

    Hellerstein DJ, Samstag LW, Cantillon M, Maurer M, Rosenthal J, Yanowitch P et al . Последующая оценка дистимии, леченной лекарствами Prog Neuro-Psychopharmacol Biol Psychiatry 1996; 20 : 427–442

    Артикул CAS Google Scholar

  • 168

    Мудрый РА.Гипотеза ангедонии: отметка III Behav Brain Sci 1985; 8 : 178–186

    Артикул Google Scholar

  • 169

    Fibiger HC. Нейробиология депрессии: акцент на дофамин. В: Gessa GL, Fratta W, Pani L, Serra G (eds) Депрессия и мания: от нейробиологии к лечению Lippincott-Raven: Philadelphia 1995; стр. 1–42

    Google Scholar

  • 170

    Капур С., Манн Дж.Роль дофаминергической системы в депрессии Biol Psychiatry 1992; 32 : 1–17

    Артикул CAS Google Scholar

  • 171

    Майер В, Бенкерт О. Лечение хронической депрессии сульпиридом: доказательства эффективности в плацебо-контролируемых исследованиях единичных случаев Psychopharmacology 1994; 115 : 495–501

    Артикул CAS Google Scholar

  • 172

    Леон, Калифорния, Вигоя Дж, Конде С, Кампо Дж, Кастрильон Э, Леон А.Сравнение действия амисульприда и вилоксазина при лечении дистимии Acta Psiquiatr Psicol Am Lat 1994; 40 : 41–49

    CAS PubMed Google Scholar

  • 173

    Голдштейн Р. Б., Вайсман М. М., Адамс П. Б., Хорват Е., Лиш Д. Д., Чарни Д. и др. . Психиатрические расстройства у родственников пробандов с паническим расстройством и / или большой депрессией Arch Gen Psychiatry 1994; 51 : 383–394

    Артикул CAS Google Scholar

  • 174

    Гудман Д.В., Барнхилл Дж.Семейно-генетические эпидемиологические исследования. В: Kocsis JH, Klein DN (eds) Диагностика и лечение хронической депрессии Guilford Press: Нью-Йорк, 1995; pp103–123

    Google Scholar

  • 175

    Klein DN, Riso LP, Donaldson SK, Schwartz JE, Anderson RL, Ouimette PL и др. . Семейное исследование дистимии с ранним началом. Расстройства настроения и личности у родственников амбулаторных пациентов с дистимией и эпизодической большой депрессией и нормальным контролем Arch Gen Psychiatry 1995; 52 : 487–496

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 176

    Дональдсон СК, Кляйн Д.Н., Рисо Л.П., Шварц Дж.Коморбидность между дистимическими и большими депрессивными расстройствами: анализ семейного исследования J Affect Disord 1997; 42 : 103–111

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 177

    Klein DN, Riso LP, Anderson RL. Дистимия DSM-III-R: предпосылки и основные предположения. В: Chapman LJ, Chapman JP, Fowles DC (eds) Progress in Experimental Personality and Psychopathology Research Vol 16.Springer: New York, : 1993; pp222–253

    Google Scholar

  • 178

    Riso LP, Klein DN, Ferro T, Kasch KL, Pepper CM, Schwartz JE и др. . Понимание коморбидности между дистимией с ранним началом и расстройствами личности кластера B: семейное исследование Am J Psychiatry 1996; 153 : 900–906

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 179

    Охара К., Нагаи М, Сузуки Й, Охара К.Аллель низкой активности гена катехол-о-метилтрансферазы и японская униполярная депрессия NeuroReport 1998; 9 : 1305–1308

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 180

    Lyons MJ, Eisen SA, Goldberg J, True W, Lin N, Meyer JM и др. . Двойное исследование депрессии у мужчин на основе регистров Arch Gen Psychiatry 1998; 55 : 468–472

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 181

    Монро С.М., Депуэ РА.Жизненный стресс и депрессия. В: Becker J, Kleinman A (eds) Психосоциальные аспекты депрессии Erlbaum: Hillsdale 1991; pp101–130

    Google Scholar

  • 182

    Монро С.М., Саймонс А.Д. Теории диатеза и стресса в контексте исследования жизненного стресса: последствия для депрессивных расстройств Psychol Bull 1991; 110 : 406–425

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 183

    Finlay-Jones R, Brown GW.Типы стрессовых жизненных событий и начало тревожных и депрессивных расстройств Psychol Med 1981; 11 : 803–816

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 184

    Лазарь RS. Теория преодоления и исследования: прошлое, настоящее и будущее Psychosom Med 1993; 55 : 234–247

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 185

    Хаммен С.Генерация стресса при униполярной депрессии J Abn Psychol 1991; 100 : 555–561

    Артикул CAS Google Scholar

  • 186

    Overholser JC. Эмоциональная уверенность и социальная потеря: влияние на депрессивную симптоматику J Pers Assess 1990; 55 : 618–629

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 187

    Равиндран А.В., Гриффитс Дж., Мерали З., Анисман Х.Первичная дистимия: исследование нескольких психосоциальных, эндокринных и иммунных коррелятов J Affect Disord 1996; 40 : 73–84

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 188

    Равиндран А., Гриффитс Дж., Уодделл С., Анисман Х. Стрессовые жизненные события и стили совладания с дистимией и большим депрессивным расстройством: вариации, связанные с облегчением симптомов после фармакотерапии Prog Neuro-Psychopharmacol BiolPsychiatry 1995; 19 : 637–653

    Артикул CAS Google Scholar

  • 189

    McCullough JP, Kasnetz MD, Braith JA, Carr KF, Cones JH, Fielo J et al .Продольное исследование необработанного образца с преимущественно поздним началом характерологической дистимии J Nerv Ment Dis 1988; 176 : 658–667

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 190

    Benjaminsen S. Стрессовые жизненные события, предшествующие невротической депрессии Psychol Med 1981; 11 : 369–378

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 191

    Monroe SM, Thase ME, Hersen M, Himmelhoch JM, Bellack AS.Жизненные события и различие между эндогенными и неэндогенными факторами в лечении депрессии и после нее Comp Psychiatry 1985; 26 : 175–186

    Артикул CAS Google Scholar

  • 192

    Dura JR, Stukenberg KW, Kiecolt-Glaser JK. Хронический стресс и депрессивное расстройство у пожилых людей J Abn Psychol 1990; 99 : 284–290

    Артикул CAS Google Scholar

  • 193

    Фридман Р.А.Социальные нарушения при дистимии Psychiat Ann 1993; 23 : 632–637

    Артикул Google Scholar

  • 194

    Walker V, Streiner DL, Novosel S, Rocchi A, Levine MAH, Dean DM. Связанное со здоровьем качество жизни пациентов с большой депрессией, получающих моклобемид J Clin Psychopharmacol 1995; 15 : 60S – 67S

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 195

    Уэллс К., Стюарт А., Хейс Р., Бурнам М., Роджерс В., Дэниелс М. и др. .Функционирование и благополучие пациентов с депрессией: результаты исследования медицинских результатов JAMA 1989; 262 : 914–919

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 196

    Cassano GB, Perugi G, Maremmani I, Akiskal HS. Социальная адаптация при дистимии. В: Burton SW, Akiskal HS (eds) Dysthymic Disorders Gaskell: London 1990; стр. 78–85

    Google Scholar

  • 197

    De Lisio G, Maremmani I, Perugi G, Cassano GB, Deltito J, Akiskal HS.Нарушение работы и отдыха у амбулаторных больных депрессией J Affect Disord 1986; 10 : 79–84

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 198

    Freeman HL. Историко-нозологические аспекты дистимии Acta Psychiat Scand 1994; 89 : 7–11

    Артикул Google Scholar

  • 199

    Лидер JB, Klein DN.Социальная адаптация при дистимии, двойной депрессии и эпизодической большой депрессии J Affect Disord 1996; 37 : 91–101

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 200

    Марковиц Дж. К., Фридман Р. А., Миллер Н., Шпильман Л. А., Моран М. Е., Кочиш Дж. Х. Улучшение межличностных отношений у пациентов с хронической депрессией, получавших дезипрамин J Affect Disord 1996; 41 : 59–62

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 201

    Агости В., Стюарт Дж. В., Quitkin FM.Удовлетворенность жизнью и психосоциальные функции при хронической депрессии: эффект острого лечения антидепрессантами J Affect Disord 1991; 23 : 35–41

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 202

    Кочиш Дж. Х., Зисук С., Дэвидсон Дж., Шелтон Р., Йонкерс К., Хеллерстайн Д. Д. и др. . Двойное слепое сравнение сертралина, имипрамина и плацебо в лечении дистимии: психосоциальные исходы Am J Psychiatry 1997; 154 : 390–395

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 203

    Кляйн Д.Н., Левинсон П.М., Сили Дж. Р.Психосоциальные характеристики подростков с дистимическим расстройством в анамнезе: сравнение с подростками с большой депрессией и неаффективными расстройствами в анамнезе и никогда не страдающими психическими заболеваниями, контрольная группа J Affect Disord 1997; 42 : 127–135

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 204

    Миллер И.В., Кейтнер Г.И., Шацберг А.Ф., Кляйн Д.Н., Тасе М.Э., Раш А.Дж. и др. .Лечение хронической депрессии, часть 3: психосоциальное функционирование до и после лечения сертралином и имипрамином J Clin Psychiatry 1998; 59 : 608–619

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 205

    Фосетт Дж. Антидепрессанты: частичный ответ при хронической депрессии Br J Psychiatry Suppl 1994; 26 : 37–41

    Артикул Google Scholar

  • 206

    Paykel ES, Prusoff BA, Uhlenhuth EH.Масштабирование жизненных событий Arch Gen Psychiatry 1971; 25 : 340–347

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 207

    Рамана Р., Пайкель Э.С., Купер З., Хейхерст Х., Саксти М., Сертиз П.Г. Ремиссия и рецидив большой депрессии: проспективное двухлетнее исследование Psychol Med 1995; 25 : 1161–1170

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 208

    Маес М.Доказательства иммунного ответа при большой депрессии: обзор и гипотеза Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry 1995; 19 : 11–38

    Артикул CAS Google Scholar

  • 209

    Maes M, Bosmans E, Meltzer HY, Scharpe S, Suy E. Интерлейкин-1 β: предполагаемый медиатор гиперактивности оси HPA при большой депрессии? Am J Psychiatry 1993; 150 : 1189–1193

    Артикул CAS Google Scholar

  • 210

    Маес М., Босманс Е., Суй Е., Вандерворст С., де Йонкхере С., Миннер Б. и др. .Связанные с депрессией нарушения в митоген-индуцированных ответах лимфоцитов и продукции интерлейкина-1β и растворимого рецептора интерлейкина-2 Acta Psychiatr Scand 1991; 84 : 379–386

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 211

    Маес М., Ламбрехтс Дж., Босманс Э., Якобс Дж., Суй Э., Вандерворст С. и др. . Доказательства системной иммунной активации во время депрессии: результаты подсчета лейкоцитов с помощью проточной цитометрии в сочетании с окрашиванием моноклональными антителами Psychol Med 1992; 22 : 45–53

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 212

    Маес М., Мельцер Х.Й., Босманс Э., Бергманс Р., Вандулеге Э., Ранджан Р. и др. .Повышенные концентрации в плазме интерлейкина-6, растворимого интерлейкина-6, растворимого интерлейкина-2 и рецептора трансферрина при большой депрессии J Affect Disord 1995; 34 : 301–309

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 213

    Mullar N, Ackenheil M. Психонейроиммунология и действие цитокинов в ЦНС: значение для психических расстройств Prog Neuropsychopharm Biol Psychiatry 1998; 22 : 1–33

    Артикул Google Scholar

  • 214

    Нассбергер Л., Траскман-Бендз Л.Повышенные концентрации растворимых рецепторов интерлейкина-2 у лиц, пытающихся покончить с собой Acta Psychiatr Scand 1993; 88 : 48–52

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 215

    Smith RS. Макрофагальная теория депрессии Med Hypoth 1991; 35 : 298–306

    Артикул CAS Google Scholar

  • 216

    Сонг С., Динан Т., Леонард Би.Изменения уровня иммуноглобулина, комплемента и белка острой фазы у пациентов с депрессией и здоровой контрольной группы J Affect Disord 1994; 30 : 283–288

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 217

    Sluzewska A, Rybakowski JK, Laciak M, Mackiewicz A, Sobieska M, Wiktorowicz K. Уровни интерлейкина-6 в сыворотке у пациентов с депрессией до и после лечения флуоксетином Ann NY Acad Sci 1995; 762 : 474–476

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 218

    Анисман Х., Равиндран А.В., Гриффитс Дж., Мерали Х.Вариации интерлейкина-1, связанные с дистимией до и после лечения антидепрессантами Biol Psychiatry (в печати)

  • 219

    Равиндран А., Гриффитс Дж., Мерали З., Анисман Х. Подгруппы лимфоцитов при большой депрессии и дистимии: модификация с помощью лечения антидепрессантами Psychosomatic Med 1995; 57 : 555–563

    Артикул CAS Google Scholar

  • 220

    Гриффитс Дж., Равиндран А.В., Мерали З., Анисман Х.Иммунные и поведенческие корреляты типичной и атипичной депрессии Soc Neurosci Abst 1996; 22 : 1350

    Google Scholar

  • 221

    Demitrack MA, Dale JK, Straus SE, Laue L, Listwak SJ, Kruesi MJP et al . Доказательства нарушения активации оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники у пациентов с синдромом хронической усталости J Clin Endocrinol Metab 1991; 148 : 337–344

    Google Scholar

  • 222

    Золото PW, Licinio J, Wong ML, Chrousos GP.Кортикотропин-рилизинг-гормон в патофизиологии меланхолической и атипичной депрессии и в механизме действия антидепрессантов Ann NY Acad Sci 1995; 771 : 716–729

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 223

    Данн А.Дж. Взаимодействие между нервной системой и иммунной системой: значение для психофармакологии. В: Bloom FE, Kupfer DJ (ред.) Психофармакология: четвертое поколение прогресса Raven Press: New York 1995; pp719–731

    Google Scholar

  • 224

    Ривье С.Влияние периферических и центральных цитокинов на гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую систему крыс Ann NY Acad Sci 1993; 697 : 97–105

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 225

    Маес М. Большая депрессия и активация системы воспалительного ответа Adv Exp Med Biol 1999; 461 : 25–46

    Артикул CAS Google Scholar

  • 226

    Capuron L, Ravaud A, Radat F, Dantzer R, Goodall G.Влияние иммунотерапии цитокинами интерлейкином-2 и альфа-интерфероном на настроение и когнитивные способности больных раком Нейроиммуномодуляция 1998; 5 : 9

    Артикул Google Scholar

  • 227

    Caraceni A, Martini C, Belli F, Mascheroni L, Rivoltini L, Arienti F и др. . Нейропсихологическая и нейрофизиологическая оценка основных эффектов введения интерлейкина-2 Eur J Cancer 1992; 29A : 1266–1269

    Google Scholar

  • 228

    Denicoff KD, Rubinow DR, Papa MZ, Simpson L, Seipp LA, Lotze MT и др. .Нейропсихиатрические эффекты лечения интерлейкином-2 и лимфокин-активированными клетками-киллерами Ann Int Med 1987; 107 : 293–300

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 229

    Мейерс, Калифорния, Валентайн, AD. Неврологические и психиатрические побочные эффекты иммунологической терапии Препараты для ЦНС 1995; 3 : 56–68

    Артикул Google Scholar

  • 230

    Мейерс, Калифорния.Расстройства настроения и когнитивные расстройства у онкологических больных, получающих терапию цитокинами Adv Exp Med Biol 1999; 461 : 75–81

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 231

    Post RM, Weiss SRB. Нейробиология устойчивых к лечению расстройств настроения. В: Bloom FE, Kupfer DJ (ред.) Психофармакология: четвертое поколение прогресса Raven Press: New York 1995; pp1155–1170

    Google Scholar

  • 232

    Perris H.Жизненные события и депрессия. Часть 2. Результаты в диагностических подгруппах и в отношении рецидива депрессии J Affect Disord 1984; 7 : 25–36

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 233

    Thase ME, Sullivan LR. Рецидив и рецидив депрессии: практический подход к профилактике CNS Drugs 1995; 4 : 261–277

    Артикул CAS Google Scholar

  • 234

    Почта РМ.Трансдукция психосоциального стресса в нейробиологию рецидивирующего аффективного расстройства Am J Psychiatry 1992; 149 : 999–1010

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 235

    Анисман Х, Мерали З. Ангедонические и анксиогенные эффекты воздействия цитокинов Adv Exp Med Biol 1999; 461 : 199–233

    Статья CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 236

    De Kloet ER, Reul JMH.Обратное действие и тонизирующее влияние кортикостероидов на функцию мозга: концепция, вытекающая из неоднородности рецепторных систем мозга Психонейроэндокринология 1987; 12 : 83–105

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 237

    Динан Т.Г. Глюкокортикоиды и генезис депрессивных заболеваний: психобиологическая модель Br J Psychiatry 1994; 164 : 365–371

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 238

    Мерали З., Макинтош Дж., Кент П., Мишо Д., Анисман Х.События, вызывающие отвращение, а также аппетиты вызывают высвобождение кортикотропин-рилизинг-гормона и бомбезин-подобных пептидов в центральном ядре миндалины J Neurosci 1998; 18 : 4758–4766

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 239

    Каливас П.В., Стюарт Дж. Передача дофамина в инициировании и проявлении сенсибилизации двигательной активности, вызванной лекарствами и стрессом Brain Res Rev 1991; 16 : 223–244

    Артикул CAS Google Scholar

  • 240

    Nemeroff CB.Гипотеза депрессии с помощью фактора высвобождения кортикотропина (CRF): новые открытия и новые направления Mol Psychiatry 1996; 1 : 336–342

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 241

    Левитан Р.Д., Каплан А.С., Браун Г.М., Иоффе Р.Т., Левитт А.Дж., Ваккарино Ф.Дж. и др. . Низкий уровень кортизола в плазме у пациентов с нервной булимией с обращенными нейровегетативными симптомами депрессии Biol Psychiatry 1997; 41 : 366–368

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 242

    Catalan R, Gallart JM, Castellanos JM, Galard R.Фактор высвобождения кортикотропина в плазме при депрессивных расстройствах Biol Psychiatry 1998; 44 : 15–20

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 243

    Bartanusz V, Jezova D, Bertini LT, Tilders FJ, Aubry JM, Kiss JZ. Стресс-индуцированное увеличение экспрессии вазопрессина и кортикотропин-рилизинг-фактора в гипофизиотрофных паравентрикулярных нейронах Endocrinology 1993; 132 : 895–902

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 244

    Schmidt ED, Binnbekade R, Janszen AWJW, Tilders FJH.Короткий стрессор индуцировал длительное увеличение запасов вазопрессина в нейронах гипоталамического кортикотропин-рилизинг-гормона (CRH) у взрослых крыс J Neuroendocrinol 1996; 8 : 703–712

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 245

    Schmidt E, Janszen AWJW, Wouterlood FG, Tilders FJH. Интерлейкин-1 индуцировал длительные изменения в нейронах гипоталамического кортикотропин-рилизинг-гормона (CRH) и гиперреактивность оси гипоталам-гипофиз-надпочечники J Neurosci 1995; 15 : 7417–7426

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 246

    Tilders FJH, Schmidt ED, De Goeij DCE.Фенотипическая пластичность нейронов CRF при стрессе Ann NY Acad Sci 1993; 697 : 39–52

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 247

    Культиваторы FJH, Schmidt ED. Интерлейкин-1-индуцированная пластичность гипоталамических нейронов CRH и долговременная гиперреактивность к стрессу Ann NY Acad Sci 1998; 840 : 65–73

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 248

    Gold PW, Chrousos GP, Kellner C, Post RM, Roy A, Augerinas P et al .Психиатрические последствия фундаментальных и клинических исследований фактора высвобождения кортикотропина Am J Psychiatry 1984; 141 : 619–627

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 249

    Банки CM, Karmacsi L, Bissette G, Nemeroff CB. СМЖ, высвобождающий кортикотропин-рилизинг гормон и соматостатин при большой депрессии: ответ на лечение антидепрессантами и рецидив Eur Neuropsychopharmacol 1992; 2 : 107–113

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 250

    Blalock JE.Синтаксис иммунно-нейроэндокринной коммуникации Immunol Today 1994; 15 : 504–511

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 251

    Данн А.Дж. Интерлейкин-1 как стимулятор секреции гормона Prog NeuroEndocrinImmunol 1990; 3 : 26–34

    Google Scholar

  • 252

    Герман Дж. П., Куллинан ВЕ.Нейросхема стресса: центральный контроль гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси Trends Neurosci 1997; 20 : 78–84

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 253

    Crnic LS. Поведенческие последствия вирусной инфекции. В: Ader R, Felten DL, Cohen N (eds) Psychoneuroimmunology Academic Press: San Diego 1991; 749–770

    Google Scholar

  • 254

    Lacosta S, Merali Z, Anisman H.Влияние интерлейкина-1 на исследовательское поведение, уровень АКТГ и кортизола в плазме, а также центральные биогенные амины у мышей Psychopharmacology 1998; 137 : 351–361

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 255

    Linthorst ACE, Flachskamm C, Muller-Preuss P, Holsboer F, Reul JMHM. Влияние бактериального эндотоксина и интерлейкина-1β на серотонинергическую нейротрансмиссию в гиппокампе, поведенческую активность и уровни свободного кортикостерона: исследование in vivo на микродиализе J Neurosci 1995; 15 : 2920–2934

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 256

    Song C, Merali Z, Anisman H.Системно вводимые ИЛ-1, ИЛ-2 и ИЛ-6 и легкий стресс влияют на in vivo вариаций моноаминов в прилежащем ядре Neuroscience 1998; 88 : 823–836

    Артикул Google Scholar

  • 257

    Kent S, Bluthe RM, Kelley KW, Dantzer R. Болезненное поведение как новая цель для разработки лекарств Trends Pharmacol Sci 1992; 13 : 24–28

    Артикул CAS Google Scholar

  • 258

    Anisman H, Zaharia MD, Meaney MJ, Merali Z.Проактивные гормональные, нейрохимические и поведенческие эффекты стимуляции раннего возраста; генетические различия Int J Dev Neurosci 1998; 16 : 149–164

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 259

    Мини MJ, Diorio J, Francis D, Widdowson J, LaPlante P, Caldji C et al . Ранняя экологическая регуляция экспрессии гена рецептора глюкокортикоидов в переднем мозге: значение для адренокортикальных реакций на стресс Dev Neuroscience 1996; 18 : 49–72

    Артикул CAS Google Scholar

  • 260

    Akiskal HS, Кассано, Великобритания. Дистимия и спектр хронических депрессий Guilford Press: New York 1997

    Google Scholar

  • Руководство по симптомам стойкого депрессивного расстройства (дистимии)

    Согласно «Руководству по диагностике и статистике психических расстройств», пятое издание, стойкое депрессивное расстройство (дистимия) представляет собой объединение хронического большого депрессивного расстройства, определенного в DSM-IV, и дистимического расстройства (обычно называемого «дистимия.”) 1

    Люди с дистимией описывают свое настроение как грустное или «подавленное», 2 , но дистимия — это больше, чем просто грусть. Дистимия — это хроническая форма депрессии, из-за которой люди теряют интерес к обычной повседневной деятельности, имеют низкую самооценку и общее чувство неполноценности, чувство безнадежности и трудности с производительностью. Учитывая хронический характер дистимии, эти чувства могут длиться годами и отрицательно сказываться на отношениях, занятости, образовании и других повседневных действиях.

    Людям с дистимией часто трудно оставаться «оптимистичными» даже в хорошие времена. Их могут посчитать угрюмыми, пессимистами или жалобщиками.

    Продолжение статьи ниже

    Чувствуете депрессию?

    Пройдите нашу 2-минутную викторину о депрессии, чтобы узнать, могут ли вы получить пользу от дальнейшей диагностики и лечения.

    Пройдите тест на депрессию

    Статистика по дистимии

    Хотя депрессивное настроение, испытываемое при дистимии, не такое серьезное, как большое депрессивное расстройство, для диагностики дистимии необходимо наличие комбинации депрессивных симптомов в течение двух или более лет.

    По данным Национального института психического здоровья (NIMH), дистимия поражает примерно 1,5% взрослого населения США. 49,7% этих случаев считаются «тяжелыми», а средний возраст начала составляет 31 год. 3

    Дистимия может поражать детей и подростков. Данные NIMH показывают, что депрессивные расстройства (большое депрессивное расстройство или дистимия) затрагивают примерно 11,2% подростков в возрасте от 13 до 18 лет в какой-то момент их жизни, и что девочки чаще, чем мальчики, страдают депрессивным расстройством. 4

    Причины дистимии

    Точная причина дистимии неизвестна, но, как и в случае с большим депрессивным расстройством, она может включать несколько причин, включая некоторые из следующих:

    • Химический состав мозга — в дистимию вовлечен ряд областей мозга 5
    • Генетика — наличие родственника первой степени с депрессивным расстройством увеличивает риск
    • Экологические / жизненные события — потеря одного из родителей в детстве, травмирующие события, такие как потеря, финансовые проблемы и высокий уровень стресса, могут вызвать дистимию
    • Личностные качества, включающие негативность — низкая самооценка, пессимистичный, самокритичный, зависимый от других
    • История других психических расстройств.

    Симптомы дистимии

    Существенным признаком дистимии является подавленное настроение, которое возникает в течение большей части дня, в течение большего количества дней, чем нет, в течение как минимум двух лет для взрослых или одного года для детей и подростков.

    Симптомы дистимии могут появляться и исчезать со временем, а их интенсивность может меняться, но обычно симптомы не исчезают более двух месяцев за один раз.

    Симптомы дистимии могут включать:

    • Плохой аппетит или переедание
    • Потеря интереса к повседневной деятельности
    • Бессонница или гиперсомния
    • Низкая энергия или усталость
    • Низкая самооценка, самокритика или чувство беспомощности
    • Плохая концентрация или трудности с принятием решений
    • Чувство безнадежности
    • Снижение активности и / или продуктивности
    • Социальная изоляция
    • Раздражительность или гнев
    • Печаль или чувство подавленности
    • Чувство вины
    • У детей часто основными симптомами являются подавленное настроение и раздражительность. 6

    Лечение дистимии

    Из-за хронического характера симптомов люди иногда чувствуют, что постоянная грусть — это просто часть жизни. Если вы действительно испытываете симптомы дистимии, важно обратиться за лечением.

    Отличный первый шаг — получить медицинское обследование у лечащего врача, чтобы исключить любые потенциальные медицинские причины симптомов. Ведите журнал своих симптомов в течение нескольких недель, чтобы помочь врачу лучше понять, как симптомы влияют на вашу повседневную жизнь.

    Двумя основными методами лечения дистимии являются медикаменты и психотерапия, но ваш план лечения будет зависеть от таких факторов, как тяжесть симптомов, ваши предпочтения, ваша способность переносить лекарства и предыдущее лечение психического здоровья. Для детей и подростков психотерапия — первая рекомендация.

    Лекарства

    Типы антидепрессантов, наиболее часто используемых для лечения дистимии, включают следующие:

    • СИОЗС (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина)
    • ТЦА (трициклические антидепрессанты)
    • ИОЗСН (ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина)

    Важно узнать у врача подробную информацию о любых потенциальных побочных эффектах лекарств и обсудить любые случаи суицидальных мыслей или попыток в анамнезе.Хотя у некоторых антидепрессанты могут вызывать неприятные побочные эффекты, вам никогда не следует резко прекращать прием этих лекарств. Всегда консультируйтесь со своим лечащим врачом, прежде чем вносить какие-либо изменения в лекарство.

    Психотерапия

    Разговорная терапия или консультирование — это общая форма лечения дистимии путем обсуждения ваших симптомов и того, как они влияют на вашу жизнь, с психиатром. Психотерапия дает множество преимуществ, в том числе:

    • Антикризисное и симптоматическое лечение
    • Выявление триггеров, которые способствуют развитию дистимии, и стратегии совладания с ними
    • Выявление отрицательных убеждений и замена их положительными
    • Обучение навыкам адаптивного решения проблем
    • Изучение способов построения позитивных отношений с другими людьми
    • Повышение самооценки
    • Обучение постановке и достижению личных целей

    Существуют разные виды психотерапии, и многим людям требуется комбинация лечения.Поговорите со своим поставщиком психиатрических услуг о следующих вариантах:

    Изменение образа жизни

    Любой план лечения дистимии должен включать здоровые изменения в образе жизни, в том числе:

    • Установление паттернов здорового сна
    • Ежедневная зарядка
    • Питание
    • Помощь в приобретении жизненных навыков, при необходимости

    Хотя не существует «лекарства» от депрессивных расстройств, люди, живущие с дистимией, могут жить счастливой и полноценной жизнью.Симптомы могут со временем исчезать и уменьшаться, но создание надежной системы поддержки и обращение за профессиональной помощью помогут вам на пути к выздоровлению.

    Источники статей

    1. Американская психологическая ассоциация, Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание , American Psychiatric Publishing, Вашингтон, округ Колумбия, 2013: стр. 169.

    2. Там же

    3. Национальный институт психического здоровья, «Дистимическое расстройство среди взрослых», взято из https: // www.nimh.nih.gov/health/statistics/prevalence/dysthymic-disorder-among-adults.shtml

    4. Национальный институт психического здоровья, «Дистимическое расстройство среди детей», по адресу https://www.nimh.nih.gov/health/statistics/prevalence/dysthymic-disorder-among-children.shtml

    5. Американская психологическая ассоциация, Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание , American Psychiatric Publishing, Вашингтон, округ Колумбия, 2013: стр. 170.

    6. Там же., страницы 168-169.

    Последнее обновление: 25 сентября 2020 г.

    Общие сведения о дистимии | НАМИ: Национальный альянс по психическим заболеваниям

    Если кто-то упомянул, что у него депрессия, большинство людей, вероятно, имели бы некоторое представление о том, что это значит. Они могут представить человека, который чувствует себя усталым, мрачным или опустошенным. Они могут даже знать некоторые сопутствующие симптомы, такие как изменение веса или режим сна. Но многие люди не знают, что на самом деле существуют разные типы депрессии.

    Наиболее распространенной формой является большое депрессивное расстройство, которым страдают около 16 миллионов взрослых в США. Это то, что большинство людей ассоциирует с термином «депрессия». Другие формы включают депрессию с сезонным характером, которая обычно возникает поздней осенью и зимой; послеродовая депрессия, поражающая женщин после родов; и дистимия, которая является долговременной формой депрессии, длящейся годами.

    Все формы депрессии имеют похожие симптомы: проблемы со сном, низкая энергия, низкая самооценка, плохая концентрация, трудности с принятием решений, чувство безнадежности.Что отличает от , так это время и последовательность симптомов. И основное отличие дистимии (также известной как стойкое депрессивное расстройство) заключается в том, что это единственное депрессивное расстройство, симптомы которого сохраняются не менее двух лет, а обычно и дольше.

    Что такое дистимия?

    В то время как человек с большим депрессивным расстройством обычно «циклически» проходит через эпизоды тяжелой депрессии, а затем в течение определенного периода времени не проявляет никаких симптомов, дистимия проявляется стойкими симптомами в течение многих лет.

    Эпизод депрессии обычно представляет собой отход от чьей-либо нормальной жизни и мировоззрения, в то время как дистимия часто является неотъемлемой частью жизни и мировоззрения человека, потому что он испытывает симптомы в течение столь продолжительных периодов времени. Фактически, взрослый должен испытывать депрессию как минимум в течение двух лет, чтобы получить диагноз (один год для детей и подростков).

    Дистимия часто имеет раннее и незаметное начало в детстве, подростковом или раннем взрослом возрасте. Тем не менее, это может быть сложно обнаружить, потому что его менее серьезный и длительный характер может сделать это состояние «нормальным» для этого человека.

    Также затрудняет диагностику тот факт, что около 75% людей с дистимией также испытают серьезный депрессивный эпизод. Это называется «двойной депрессией». После окончания основного эпизода большинство людей скорее вернутся к своим обычным симптомам и чувствам дистимии, чем почувствуют отсутствие симптомов.

    Что я могу сделать?

    Если вы подозреваете, что у вас дистимия, необходимо обратиться за помощью. Посещение психиатра — первый шаг к выздоровлению.Выделение времени на терапию — это вложение в ваше здоровье и благополучие; состояние не исчезнет само по себе.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *