Содержание

Деспотизм – признаки и причины. Деспотизм

Деспотия – одна из форм государственного правления , зародившаяся в античном мире. Данный термин имеет греческое происхождение, и имеет значение «неограниченная власть». Дословно же слово «деспот» переводится как «господин», и имело то же значение, что в английском языке «лорд», а в испанском и итальянском – «синьор».

Подобная форма правления была присуща большинству древних государств на начальном этапе их политического становления. Классическими деспотиями можно считать монархии древнего Египта и Месопотамии, Индии и Китая, Персии и Ассирии, государства ацтеков и инков.

Основные признаки классической деспотии

По своей сути деспотия представляет абсолютную власть одного человека – деспота. В управлении населением страны правитель опирался на аппарат государственного принуждения и управления – армию, полицейскую стражу, чиновников различного ранга.

Зачастую неограниченная власть деспота объяснялась его божественным происхождением, следствием чего было его прижизненное обожествление. В качестве примера можно привести древнеегипетских фараонов, японских императоров, правителей ацтеков и инков. Европейские монархи, включая российских императоров, хоть и не обожествлялись прямо, но всё же считались «помазанниками божьими», то есть, людьми, имевшими исключительное, божественное, право на управление.

Современные историки выделяют несколько основных черт деспотии в классическом понимании этого слова:

  1. Ничем не ограниченная власть деспота. В государстве нет каких-либо сводов законов, конституции, органов представительской власти, ограничивающих власть правителя.
  2. Отсутствие в государстве права частной собственности. Все материальные богатства, орудия производства, земля и сами люди, населяющие страну, считаются собственностью деспота.
  3. Передача властных полномочий по наследству. Наследный правитель при этом назначается по личному усмотрению деспота, без учёта мнения народа и ближайшего окружения.
  4. Обоснование права деспота на власть его божественным происхождением, либо божественным происхождением его права на управление страной.
  5. Управление страной производится при посредстве чиновничьей или аристократической иерархической системы.

В своём труде «Политика» великий древнегреческий философ Аристотель определяет власть деспота над своими подданными, как власть рабовладельца над своими рабами. Между тем, в действительности имелось множество исключений из приведённых выше классических правил. Так, в ряде случаев, деспот мог принимать во внимание мнение народа или своих приближённых.

Правда, подобные демократические отклонения были временными и вызывались крайней необходимостью – тяжёлой внешнеполитической или экономической ситуацией, угрозой революционного взрыва и т.д.

Были и обратные исключения : в Риме император юридически считался «принципсом» – «первым среди равных», и все его важные для государства решения должны были получать одобрение сената. На деле же правление императоров в большинстве случаев носило характер деспотии.

Юлий Цезарь поплатился за попытки установить неограниченную власть в Риме жизнью, став жертвой заговорщиков-республиканцев. Однако его последователи смогли установить в стране порядки, типичные для классической деспотии. Венцом попрания старых республиканских порядков стало введение Калигулой в число парламентариев своего коня Инцитата, как символ презрения к мнению представителей римского народа.

Во всех деспотиях имелась частная собственность, но права на неё не были закреплены никакими законами . Так, ремесленник или крестьянин в том же древнем Египте или Персии мог продавать свой товар, покупать в дом разную утварь, разводить домашний скот. Но, поскольку он сам де-факто являлся личным рабом правителя. В воле деспота было не только забрать у своего подданного не только его имущество, жену или детей, но и саму жизнь.

Наследование властных полномочий происходило при деспотии в виде назначения преемника по собственному усмотрению. Правда, из этого правила часто бывали исключения. В ряде монархий существовали неписаные правила наследования – от старшего мужчины в роду к следующему по старшинству, либо от отца к сыну. Нарушения правителем подобных традиций зачастую приводили к бунту, дворцовым заговорам и гражданским войнам. А в ряде раннефеодальных деспотатов Восточной Европы, преемника деспоту назначал их сюзерен – византийский базилевс.

Титул деспота

В большинстве случаев правители деспотий не носили греческого титула «деспот». А именовались на своём языке , но близко по значению. В Египте это «пер-о» (фараон) – переводилось как «великий дом», где «дом» имел значение аристократической семьи, династии. В Месопатамии – «лугаль» («большой человек»), в Японии – «тэнно» («сын неба»). Однако существовали правители, официально носившие титул деспота, а их государства именовались деспотиями.

С VI века в Византии «деспот» был одним из официальных титулов императоров (базилевсов). Позднее он переходит на императорских сыновей-наследников, наподобие английского титула «принц Уэльский» или французского «принц Оранский». К XII веку титул «деспот» даруется императором своим вассалам, а их государства получают наименование «деспотат».

Наиболее известным из деспотатов был Эпирский, правители которого подчас проводили весьма независимую от Византии политику, а иногда прямо вмешивались во внутренние дела метрополии. В основном же, деспотаты получили распространение в зависимых от Константинополя

балканских регионах – в современных Сербии, Болгарии, Греции, Румынии и Албании.

Современный деспотизм

В современном мире деспотами неофициально называют жестоких диктаторов , установивших в стране военно-полицейский режим. Главным поводом для обвинения руководства государства в деспотизме – подавления инакомыслия, расправ с недовольными, игнорирования мнения народных масс.

Наиболее яркие примеры тому – Гитлер и Муссолини, Франко и Салазар. Под подобное определение подпадают и многие диктаторы, правившие в странах Африки, Азии и Латинской Америки в последние десятилетия: Дювалье, Сомоса, Стресснер, Чон Ду Хван, Ким Ир Сен и так далее.

Возникают отношения. Они делятся на деловые, рабочие, любовные, дружеские, соседские, родственные и т. д., что зависит исключительно от статуса партнеров и качества их взаимодействия. Однако в любых отношениях люди проявляют свой характер и поведение. Одним из таких проявлений является деспотизм, который хорош в одних взаимоотношениях, но плох в других. Интернет-журнал сайт рассмотрит понятия, признаки и причины появления деспотизма, чтобы понимать, когда он плох и хорош.

Под деспотизмом понимается стремление индивида к власти над другим человеком или даже группой людей. Желание властвовать приписывается некоторыми психологами к инстинктивным потребностям. Считается, что каждый человек желает быть властным, то есть управлять и повелевать окружающими. Однако деспотизм не у всех людей проявляется, а у тех, у кого он есть, выражается в различной степени. Это указывает на то, что деспотизм является приобретенным качеством, который вырабатывается в процессе жизни, человек с ним не рождается.

Деспотизм включает в себя три компонента:

  1. Стремление к власти над другим человеком.
  2. Нежелание слушать и учитывать чужое мнение, единогласное принятие решений.
  3. Стремление к постоянному и полному повиновению другим человеком своей воле.

Деспотизм проявляется в том, что человек просто желает быть хозяином другого индивида – раба. Однако крепостное право уже давно отменили, и все же у людей имеется внутренняя потребность подавлять и подчинять своей воле окружающих.

Обычно такой подход к отношениям с другими людьми порицается. Однако не всегда деспотизм плох. Как это понимать?

  1. Деспотизм всегда разрушает те отношения, в которых партнеры являются равноправными. К примеру, деспотизм всегда разрушит любовные отношения или дружеские.
  2. Деспотизм может стать полезным в отношениях, где существует иерархия людей, есть руководители и подчиненные, родители и дети. Например, деспотизм в определенной степени хорош в бизнесе между начальниками и подчиненными, где первые должны принимать решения, а вторые их выполнять. Также деспотизм в определенной степени хорош в армии и непременно применяется в отношениях между заключенными и их надзирателями.

Таким образом, деспотизм имеет право на свое существование. Только люди должны понимать, где он применим и полезен, а где явно приводит к разрушению гармоничных отношений. Достаточно часто деспотизм проявляется мужчинами, которых уже много веков обучают силе, власти и единогласному принятию решений (мужественности). Нередко современные женщины проявляют деспотизм в отношении своих детей (порой даже в отношении своих мужей).

Что такое деспотизм?

Деспотизмом называется приобретенное качество, когда человек желает властвовать над другими людьми. Поскольку в современном мире главенствует равноправие, деспотизм преимущественно проявляется в узком кругу людей. Так, деспотами становятся мужья в отношении своих жен и детей, руководители – в отношении подчиненных, учителя – в отношении школьников, женщины – в отношении мужей и детей. Деспотизм – это неадекватное оценивание себя и восприятие других людей.

Властному человеку кажется, что все, кто считается его семьей или подчиненными, должны его слушаться, ему подчиняться. Он должен выдавать указания, а остальные должны молча их выполнять. Причем деспотизм проявляется не только в подчинении, но и в том, чтобы соответствовать представлениям деспота, придерживаться его желаний, мнения и даже соответствовать тому, какими люди должны быть.

Деспот не воспринимает чужого мнения, поскольку не считает его важным и даже равным своему. Только его мнение является важным, значимым и правым. Здесь отсутствует понятие личных границ и свободы других людей.

Деспотизм – это всегда насилие в семье, которое не всегда имеет физические формы. Несомненно, если жертва обороняется, сопротивляется, тогда деспот усиливает свои силы, нередко прибегая к физической расправе. А пока этого не наступило, происходит моральное и эмоциональное насилие, когда деспот давит на эмоции, чувства, комплексы и страхи своей жертвы.

Деспотизм может проявиться абсолютно у любого человека. Часто каждому хочется настоять на своем мнении, заставив окружающих поступать по-своему. Однако для некоторых деспотизм является единственной моделью поведения, что явно приводит человека к неадекватному восприятию себя и окружающего мира.

Если в былые времена женщин и мужчин воспитывали по принципу «Мужчина – глава семьи, а женщина ему подчиняется», то в современном обществе женщине даны такие же права, как и мужчине. Жизнь и порядки изменились, а некоторые люди до сих пор пытаются жить по старым традициям. Это похоже на то, как если бы вы пытались на себя надеть штаны, которые вы носили в 5-летнем возрасте. Вы стали больше по параметрам тела, жизнь ваша изменилась, а вы все никак не можете свыкнуться с тем, что ваши любимые детские штанишки на вас не натягиваются.

Итак, современное общество ставит мужчину и женщину на равные позиции. Несомненно, мужчина сохраняет за собой мужскую энергию, природу, качества характера и т. д. И женщина продолжает оставаться женщиной, несмотря на то, что она теперь имеет право руководить, высказывать свое мнение, работать и зарабатывать деньги.

Времена изменились, а некоторые, если не большая часть, все еще старается жить по старым традициям. А что гласят эти старые традиции? Что мужчина – глава семьи, а женщина ему беспрекословно подчиняется. Но вот в чем проблема: современная женщина теперь имеет право выражать свое мнение, уходить от мужчины, самой решать, как ей жить. Поэтому и возникают различные трудности в семейной жизни, поскольку люди пытаются старые традиции втиснуть в новые правила игры.

Нет уж, дорогие читатели. Если вы желаете жить по старым традициям, то и правила игры должны оставаться старыми. Если же женщина желает, чтобы мужчина учитывал ее мнение, тогда она уже не может быть за ним, как «за каменной стеной». Если мужчина желает, чтобы женщина зарабатывала деньги для семьи, тогда он должен сделать ее равноправной себе. Понимаете? Если вы живете в иерархии, где мужчина – глава, а женщина – «за мужем», тогда женщина должна быть матерью, домохозяйкой и любовницей для своего мужа. А мужчина при этом полностью обеспечивает свою семью и выполняет все данные ему социальные функции, не надеясь на поддержку со стороны своей жены.

Но достаточно сложно жить так, как это было 150-200 лет тому, когда за окном женщины зарабатывают деньги, имеют друзей, развлекаются и получают радость от жизни. Поэтому строить иерархию в семейных отношениях в современных условиях – это расчищать территорию, на которой муж и жена будут вести войну между собой. В чем будет заключаться эта война? В том, что женщина и мужчина будут периодически пытаться жить то по старым традициям, то вспоминать о своих правах, которые даются в современном мире.

Если в семье мужчина пытается быть главным, то женщина периодически будет потакать его желаниям, но иногда, когда ей это будет выгодно, она будет заявлять о своих правах быть равной ему. Если женщина старается быть равной мужчина, то мужчина иногда будет соглашаться с ее правами, поскольку ему выгодно, чтобы женщина тоже зарабатывала деньги в семью и решала какие-то серьезные вопросы вместо него. Но порой, когда снова же мужчине это будет выгодно, он будет вспоминать о том, что женщина должна подчиняться. Вот супруги и будут вести постоянную войну, так и не определившись, по каким традициям они должны жить, чтобы наконец-то сложить все свои мечи и копья и прекратить войну.

Можно сказать, что современные мужчины и женщины живут на стыке перехода от иерархии в семье к равноправию между партнерами. Многих людей воспитывают по старым традициям их бабушки и дедушки, но современный мир говорит: «Нет, мужчины и женщины равноправны. Женщина тоже может работать, а мужчина должен теперь считаться с ее мнением». Вот и происходит непонятная ситуация, когда человек не знает, по каким правилам жить. Стык двух взаимоисключающих традиций приводит к тому, что мужчины и женщины начинают хитрить, что приводит к войне внутри семьи. Когда кому-то что-то становится выгодным, тогда вспоминаются те или иные правила. Если женщине выгодно, чтобы мужчина ее слушался, то она вспоминает об их равноправии. Но уже через минуту может говорить следующее: «Ты же глава в семье. Вот и отвечай!». И становится непонятным, мужчина должен быть главным или равноправным женщине партнером?

Подобные игры приводят не только к войне, но и к возникновению проблем в семейной жизни, которые практически никогда не решаются. Почему? Все потому, что сами люди еще не поняли, будут они жить по старым или по новым традициям. Совместить получится, но это приведет лишь к войне и к проблемам. Поэтому придется выбирать: либо мужчина главный, а женщина подчиняется ему, либо мужчина и женщина – равноправные друг другу партнеры.

Деспотизм – это модель поведения индивида, который стремится быть правым и управляющим. Он не приводит аргументы, а использует силу, страхи, комплексы, физическое или психологическое унижение, месть.

Причинами деспотизма психологи называют комплексы и страхи самого деспота. Еще с детства он развил в себе целый букет страхов и комплексов, которые теперь пытается разрешить. Однако своим поведением он лишь получает ненависть, агрессию, ответные атаки и давление со стороны.

Деспот в отношениях не может с людьми:

  1. Сотрудничать.
  2. Уважать их.

Здесь может присутствовать лишь борьба либо полное подчинение жертвы своей воле, которая все равно будет всегда во всем виновата и все делать не так, как нужно.

Причины деспотизма

Почему человек становится деспотом, который не умеет строить нормальные и комфортные взаимоотношения с окружающими? Причинами являются:

  1. Деспотичное поведение родителей человека, который постоянно воспитывался в рамках «слушайся», «твое мнение самое последнее», «подчиняйся». Человек просто усваивает подобные модели поведения, которые потом сам и демонстрирует.
  2. Желание отомстить окружающим за свои обиды. Если человек чем-то обижен на окружающих, тогда он может желать им только вреда.
  3. Завышенная самооценка, которая формируется тоже родителями. Человек с самого детства усваивает мысль о своей уникальности, возвышенности, величии по сравнению с другими людьми. Если человек считает себя повелителем, тогда он будет вести себя соответствующим образом.

Признаки деспотизма

Деспотизм возникает в отношениях, где у человека отсутствуют понятия о чужой свободе и личных границах либо он воспитывался в зависимости от других людей. Жертва всегда притянет своего деспота, первое время полагая его поведение нормальным. Главным признаком деспотизма является физическое или психологическое насилие, которое может носить различные формы.

Поначалу деспот просто будет выражать свое недовольство и давать возможность жертве исправиться. Если же жертва не будет слушаться, тогда наказание станет незамедлительным. В дальнейшем для агрессии со стороны деспота не нужны будут причины, любое слово или поступок жертвы будет вызывать возмущение.

Деспот все успехи приписывает себе, а неудачи – жертве, обвиняя ее во все грехах и заставляя исправить ситуацию. Деспот желает понизить , сделать ее зависимой от себя. Взывать к какому-либо адекватному поведению бессмысленно, деспот считает, что все делает правильно.

Итог

Деспотизм – частое явление в узком кругу людей, где человек, ведомый страхами и комплексами, пытается взять власть и сделать окружающих зависимыми от себя. При этом в кругу чужих людей деспот нередко становится самым тихим, слабым и беспомощным.

Деспотизм – это самое ужасное, что может быть в человеке. Он может проявляться в различных формах, и зачастую его называют свойством характера, но это совсем не так. Деспотизм не чужд ни мужчине, ни женщине. Что такое деспотизм и как он проявляется, об этом расскажем в статье.

Что это такое?

Станислав Ежи Лец верно подметил, что из раны, нанесенной деспоту, льется море чужой крови. Деспотизм – это такая деятельность, когда человек, уверовавший в свою неограниченную власть, не может даже поверить в то, что кто-то способен действовать вопреки его желаниям. От этого он начинает проявлять агрессию, которая выражается в физическом или психологическом насилии. Именно так говорится о деспотизме в психологии. Это приобретенное качество личности, что проявляется в стремлении заполучить неограниченную власть.

С другой стороны, термин «деспотизм» применяется в политологии. С точки зрения политических наук, деспотизмом называют форму правления, когда государственный аппарат находится в руках одного человека или группы лиц, и они имеют полное право распоряжаться судьбами своих подданных. Проще говоря, деспотизм – это неограниченная власть.

Я – полубог

Считается, что деспотизм заключается в проявлении неблагоприятных особенностей эго. В итоге это может привести к потере рационального контроля над своим поведением, и все действия станут подчиняться исключительно аффективной сфере.

Деспотичное поведение не может остановиться само по себе. Чем меньше деспоту будет оказано сопротивления, тем больше он будет считать себя полубогом и станет требовать невозможного, как само собой разумеющегося.


Не бывает людей, которые хотя бы раз не превращались в деспотов, чтобы добиться у окружения желаемого, но если это становится устойчивой линией поведения, то человеку определенно необходима консультация специалиста. Ведь главными признаками психических отклонений считается неконтролируемое насилие, неадекватные требования и оценка действительности.

Произвол, тирания, властность, авторитарность, самовластие – эти синонимы деспотизма очень хорошо описывают возникнувшее отклонение. Деспоту свойственно навязывать свою волю окружающим через применение психологического или физического насилия, агрессией или унижением.

Зачастую причинами деспотизма являются детские травмы, с которыми человек пытается справиться столь деструктивным путем, чтобы обрести уверенность в себе. Чем больше страхов хранится в закромах психики деспота, тем больше он стремится контролировать чужую свободу. Агрессивностью он прикрывает неуверенность в собственной привлекательности.


В семье деспот буквально заставляет любить себя. Им руководит глобальная и беспричинная месть, которая появляется без повода. Таким образом, человек восстанавливает подорванное самомнение и уважение. Деспотичность исключает такие понятия, как сотрудничество и уважение других. Как итог, человек получает вместо недостающей любви и понимания ненависть, враждебность, непонимание и, как следствие, одиночество.

Причины

Деспотичность не заложена на уровне ДНК и не зависит от особенностей нервной системы, но предпосылки для ее формирования закладываются рано. Воспитываясь властными родителями, которые не слышали потребностей своего ребенка, а требовали беспрекословного послушания, человек воспринимает такую модель поведения как норму. Взрослея, он начинает реализовывать деспотичную форму взаимоотношений на всех возможных уровнях. Также деспотизм может быть вызван желанием отомстить окружению за свои обиды. Постоянные оскорбления, унижения и жестокость могут повлечь за собой стремление отомстить всему миру, а не только обидчику.


Хотя деспотизм – это не только стремление наказать кого-то или копирование модели поведения родителей. Часто деспотичность развивается на фоне того, что ребенку постоянно внушали мысли о его уникальности, неповторимости и превосходстве над другими. Проявление деспотизма заключается в навязчивой, невротической идее подтвердить свое могущество. Для этого человек выбирает неадекватные методы и уверен, что только он единственный в этом мире заслуживает всеобщего признания и беспрекословного повиновения.

Черты деспотизма

В социуме с нарушенным восприятием насилия и границ личности деспотизм может восприниматься как проявление характера, и за это человека даже будут уважать. Первым и самым характерным признаком деспотизма является применение насилия как нормы поведения и единственного возможного способа регулировки отношений. Деспоты не умеют спрашивать, договариваться или находить компромиссы. При несоответствии поведения партнера желаниям деспота может быть применено разного рода насилие. Хотя вначале деспот, демонстрируя свое недовольство, может дать другому возможность исправить свою оплошность, но если этого не происходит немедленно, его тут же ждет наказание. Стоит также отметить, что зачастую деспоты выдвигают весьма странные требования, при которых недовольство может быть вызвано тем, что окружающие считают нормой.

Газлайтинг

Часто можно наблюдать такой тип поведения, как газлайтинг. Это когда деспот убеждает свою жертву, что ей все померещилось, а любая грубость – не что иное, как нестабильное психическое состояние самого потерпевшего. Деспот никогда не признает своей вины, даже наоборот, его жертва будет обвиняться в манипулятивных истериках, хотя на деле это будут слезы, вызванные болью и унижением.


Для деспота унижать и оскорблять других – это норма. И если кто-то попытается прояснить отношения, его могут обвинить в отсутствии чувства юмора, а чтобы у жертвы развеялись все сомнения, постепенно ее круг общения сужается. Деспоты всегда пытаются полностью уничтожить самооценку другого человека, так они получают больше рычагов для манипуляции.

Как действует деспот?

Деспоты обычно действуют очень тонко. Механизм влияния на человека примерно такой: на первых порах деспот будет безобидным шушпанчиком, готовым на все. Он будет дарить море внимания и комплиментов. Со временем человек привыкает к восхищению в свой адрес, и тут деспот начинает действовать, а именно — критиковать. После первой критики человек делает все возможное, чтобы исправиться. Но потом критики становиться намного больше, пропорционально ей возрастает желание жертвы исправить ситуацию. В итоге обнаруживается идея, при помощи которой можно легко управлять сознанием другого человека. Также, еще важно отметить, что все достижения деспот присвоит себе, а неудачи взвалит на партнера, и бесполезно взывать к адекватному восприятию реальности.

Мужской и женский деспотизм

Когда мужчиной руководит деспотичное эго, он превращается в неуправляемый снаряд. Для него приемлемо применять психологическое и физическое насилие, некоторые не гнушаются и насилием сексуального характера. Домочадцам навязываются собственные представления и правила, которые должны безоговорочно выполняться, а любое проявление свободомыслия и индивидуальности считается непотребством.


Деспотами могут быть не только мужчины, но и женщины, и это куда более опасно. Мужчина устроен так, что он руководствуется либо разумом, либо чувствами. У женщины одновременно работают оба этих фактора. Любимый ее конек – постоянная ревность. Женщина знает, что ее слово способно уничтожить любого мужчину, поэтому берет на вооружение оскорбления, упреки, язвительные замечания и не забывает высмеять качества личности и его половые способности. Если мужчина пытается сопротивляться, женщина переходит к шантажу и угрозам. К примеру, грозит совершить суицид или отобрать детей.

Слово деспотизм не просто характеризует поведение человека – это самый настоящий диагноз, от которого нужно лечиться.

ДЕСПОТИЗМ (греч. despoteia — неограниченная власть) — неограниченная власть деспота, произвол, самовластие, подавление чужой воли.

Райзберг Б.А. Современный социоэкономический словарь. М., 2012, с. 118.

Деспотизм (НФЭ, 2010)

ДЕСПОТИЗМ — одна из основополагающих характеристик диктаторского правления, которая связана с властным произволом, усиливаемым концентрацией политической власти в руках главы государства (деспота, вождя, царя и т. п.) и приближенной к нему элиты, отсутствием разделения властей, подавлением инакомыслия любыми, включая насильственные, средствами, использованием армии для подкрепления действий государственного аппарата в целях осуществления монополии на власть. При деспотизме какие-либо юридические ограничения политической власти отсутствуют, что делает невозможным смешение деспота, опираясь на закон. Несуществующие гражданские свободы заменены строгим выполнением норм принудительного труда. Принятие решений носит непредсказуемый, импульсивный характер, объясняемый обычно желанием трансформировать или дисциплинировать общество. Деспотические методы контроля над обществом преследуют одну главную цель — укрепление единоличной власти…

Деспотия (Лопухов, 2013)

ДЕСПОТИЯ — власть, основанная на древних восточных традициях патриархальности и патернализма, когда государство, вырастающее из общинной организации и использующее общинные устои, отождествляется с обществом и в дальнейшем рассматривается как единая и неделимая вотчина верховного правителя, чья воля, чье решение — закон для многочисленных подданных (членов «семьи-общины»), объединенных, как правило, в социальные корпорации. При деспотии личность правителя, монарха обожествляется еще при жизни, после смерти становится предметом культа.

Деспотизм (Конт-Спонвиль, 2012)

ДЕСПОТИЗМ (DESPOTISME). Безграничная власть одного человека. Деспотизм может быть просвещенным и даже законным (этим он отличается от тирании), но при этом всегда остается несправедливым. Если бы деспот подчинялся закону, его власть утратила бы безграничность. Этим деспотизм отличается от монархии, при которой, как отмечает Монтескье, «управляет один человек, но посредством установления неизменных законов»; тогда как при деспотизме «все вне всяких законов и правил движется волей и произволом одного лица» («О духе законов», книга II, глава 1). Деспот ставит себя выше законов (Руссо) либо не признает никаких иных законов, кроме своих собственных (Кант). Деспотизм — это абсолютная авторитарная монархия. Его основополагающим принципом служит не честь, как при конституционной монархии, и не добродетель, как при республике, а страх (там же, III, 9). Но это же определяет и предел деспотизма: он остается в силе лишь до тех пор, пока его боятся.

Время на чтение: 5 мин

Деспотизм – это приобретенное качество личности, проявляющееся в стремлении к неограниченной власти, достигается которая, не считаясь с мнением и потребностями других путем требования постоянного и полного повиновения. Деспотизм это в психологии проявление крайне неблагоприятных особенностей эго, его непомерное разрастание, что в итоге приводит к потере разумного контроля над своими жизненными проявлениями, а все действия подчиняются исключительно аффективной сфере.

Деспотизм в семье проявляется в качестве психологического и физического насилия, когда все методы становятся актуальны для достижения собственной власти. У деспотичного человека отсутствует понимание личных границ и свобод других, а те, кто считается его семьей, воспринимается им как собственность. Естественно при подобном от окружающих требуется постоянное исполнение воли деспота, а также полное соответствие его представлениям о жизни не только собственной и совместной, но и том, как должен себя вести и чувствовать другой человек. Среди обычных требований, могут быть такие, как запрет на слезы и необходимость постоянной радости. Такие посягания на чувственную сферу, не подлежащую контролю, указывают на отсутствие адекватного восприятия.

Подобное поведение неминуемо вызывает на самых различных уровнях. Жертвы деспота могут пытаться объяснять или ругаться, в ход может идти разбитая посуда и физические побои. Те, кто окончательно ощущает свое бессилие, оказывают молчаливое сопротивление молчанием, подстраиванием, чем необратимо нарушается психика не только жертвы, но и самого тирана.

Деспотичное поведение не может остановиться само по себе, и чем меньше сопротивления будет оказано, тем больше человек почувствует себя полубогом и начнет требовать невозможного, как должного. Нельзя сказать, что существуют люди, ни разу не превращавшиеся в деспотов, в попытках добиться от окружающих желаемого, но те, у кого данная линия поведения приобретает критические формы, нуждаются в помощи специалистов. Неконтролируемое насилие над окружающими, неадекватные требования и оценка ситуация являются главными признаками наличия психических отклонений. В лучшем случае, поможет исправить ситуацию длительная психотерапия, в худшем, потребуется специализированная медикаментозная терапия.

Что такое деспотизм

Деспотизм это в психологии поведение, включающее в себя такие проявления, как навязывание своей воли не аргументацией, а силой, проявление , использование мести, унижения, физического и сексуального насилия, газлайтинга. Обычно причинами подобного поведения становятся детские травмы, комплексы и , которые человек пытается преодолеть подобным деструктивным путем, и обрести уверенность и цельность. Проблема заключается в том, что эта стратегия поведения не способствует установлению гармоничных отношений, где возможно исцеление личности на глубоких уровнях.

Чем большее количество страхов спрятано внутри психики деспота, тем изощренными становятся его способы управления и больше стремление к контролю чужой свободы. Неуверенность и сомнения в собственной привлекательности прикрываются , которая даже не дает возможности выбора другим.

Деспотизм в семье не дает ее членам выбора даже в собственном отношении, их буквально заставляют любить. Деспотизм часто соседствует с унижением и мстительностью, причем, если унижение окружающих имеет более-менее очевидные тенденции, поскольку, таким образом, человек начинает в собственных глазах выглядеть лучше, то месть рождается глобальная и беспричинная, направленная на всех и без повода. Глубокий смысл подобного мщения кроется в восстановлении подорванного самомнения и уважения.

Не смотря на силовую позицию и стремление к уважению и возвеличиванию себя, деспотичность исключает сотрудничество и уважение других. Со временем подобное отношение, провоцируя постоянные ссоры и конфликты, разрушает любые значимые и прочные отношения, а также психику участников контакта. Вместо недостающей любви и принятия, деспот получает страх, месть, непонимание, враждебность и в итоге одиночество.

Проявляется деспотичность, как личностная черта у мужчин и женщин, только имеет небольшие внешние различия в выборе методов. Первоначально может показаться, что деспотизм является исключительно мужской чертой, точно так же, как когда речь заходит об изнасиловании все в роли жертвы сразу видят женщину. Однако, деспотичны во многом и женщины, просто это реже приобретает форму физического насилия. Женщины способны уничтожить мужчину морально , шантажом, постоянными истериками, угрозами , упреками и унижением его достоинства. Арсенал моральных пыток более широк, чем физических, и самое страшное в том, что деспотичная женщина не будет раскаиваться в совершенном, т.к. ее действиями и словами руководит не только , но и разум.

Также деспотичность свойственна пожилым людям и даже детям (первые проявления подобных тенденций возможны в возрасте трех лет и провоцируются началом кризисного периода).

Причины деспотизма

Деспотичность не является врожденной чертой и никак не зависит от особенностей нервной системы и других физиологических факторов, однако предпосылки ее формирования закладываются довольно рано. Мнение о том, что деспотизм передается по наследству, обусловлено тем, что воспитываясь властными родителями, которые не слышали потребностей ребенка, а лишь требовали беспрекословного повиновения, человек усваивает данную модель поведения, как норму. В детстве этому качеству особо негде проявиться, поскольку дети слабы, но по мере взросления, обретения физической силы и овладения моральными способами насилия, и принуждения, человек начинает реализовывать деспотичную форму взаимодействия на всех уровнях.

Подсознательно формирует деспотизм желание мести окружающим за нанесенные обиды. Для этого не достаточно одного случая, обычно это пребывание в токсических отношениях или воспитание подобными методами. Оскорбления, унижения, жестокие наказания ребенка могут повлечь за собой стремление наказать не только родителей, но и весь мир, за то, что тот остался глух и слеп к его горю. Но не только плохое обращение может служить предпосылкой развития деспотизма, а также и излишнее внушении об уникальности, неповторимости личности ребенка, его превосходства над другими. Мнение родителей является очень важным и формирует самоотношение, выйдя в реальный мир, такой человек испытывает стресс от того, что не все ему поклоняются, а кто-то откровенно высмеивает недостатки. В таких ситуациях выбирается путь принуждения окружающего социума думать и воспринимать собственную личность в привычных рамках.

Подтверждение своего могущества для деспота становится навязчивой невротической идеей, не напитываемой потребностью, поскольку способы ее удовлетворения выбираются неадекватные. необходимо бережно открывать в безопасных условиях, учиться смотреть на них без ужаса и боли, вырабатывать новые способы реагирования, признавая такую историю своей жизни. Попытки же деспота получить любовь и признание напоминают вбивание выпавших волос молотком – больно, бесполезно и требует колоссальных усилий.

Признаки деспотизма

В обществе, где нарушено восприятие насилия и границ личности, деспотизм может восприниматься, как проявление характера или даже уважаться. Люди, получившие травматизацию по зависимому типу в детстве, во взрослом возрасте влюбляются именно в деспотов и тиранов, опять же не замечая грубого нарушения своей свободы.

Одним из характерных признаков деспотизма является восприятие физического и психологического насилия, как нормы поведения и способа регулировки отношений. Подобные механизмы являются основными во взаимодействии с деспотом, он практически не умеет спрашивать, договариваться, искать компромиссы.

Применяется любой вид насилия при несоответствии поведения партнера желаниям деспота, причем вначале он может продемонстрировать свое недовольство и дать возможность другому исправиться, если это не происходит в кратчайшие сроки, то другого ждет наказание (удар по лицу или недельное молчание – не важно). Стоит отметить, что требования к поведению партнера часто бывают довольно странными, а недовольство будет вызывать то, что окружающими воспринимается, как норма. Все дело в том, что вызывает любое поведение или мнение, содержащее индивидуальность другого, а не его личную.

Обычно деспоты пытаются полностью уничтожить другого человека, чтобы иметь еще больше рычагов для управления. Хотя на первых этапах отношений они наоборот будут вас воспевать. Механизм примерно такой: человек привыкает получать огромные дозы комплиментов, поэтому при первой критике сделает все, чтобы исправиться, потом критики становится больше, а желание исправить ситуацию сильнее. В итоге можно обнаружить идею, из которой очень просто манипулировать другого: «на самом деле я ужасен, просто остальные этого не замечают, а это великий человек все обо мне знает и продолжает оставаться рядом».

Важно, что все победы деспот присвоит себе, а все поражения повесит на партнера, при этом другого могут обвинить даже в собственных неприятностях на работе, испорченном настроении и том, что застрял в пробке. Попытки взывать к адекватному восприятию реальности, бесполезны.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Что такое деспотизм. Деспотизм — это что такое? Характерные черты деспотической формы власти

Если понятие тирании относится к античности, то научное обоснование деспотизма как формы правления можно найти в эпоху Просвещения — у Монтескье. Понятие также заимствовано у Аристотеля, но оно у него применяется к неэллинским государствам, где власть государя схожа с властью хозяина над рабами. В понимании Аристотеля деспотиями являются государства Древнего Востока (Индия, Ассирия, Вавилон, Древний Египет, Персия).

Законы для деспотического правления очень просты, по мнению Монтескье, «человек, которому все его пять чувств постоянно говорят, что он — всё, а прочие люди — ничто, естественным образом поручает все государственные дела своим помощникам». Чтобы между ними не возникли разногласия и государю не пришлось бы снова вмешиваться в правление, лучше поручить все дела одному человеку (Монтескье называет его восточным понятием «визирь»). «После этого государю придется только удивляться, до чего же это простое дело — управление государством. Назначение визиря, следовательно, составляет основной закон деспотии» Монтескье Ш. О духе законов (переизд.). М.: 2003 — С.92.

Честь не может быть принципом деспотического государства: там все люди равны и потому не могут возвышаться друг над другом; там все люди рабы, а рабы не могут превозноситься ни над чем. Как для республики нужна добродетель, а для монархии честь, так для деспотического правительства нужен страх. В добродетели оно не нуждается, а честь была бы для него опасна. Суть деспотизма Монтескье выражает в одном предложении: когда дикари Луизианы хотят достать плод с дерева, они срубают дерево под корень и срывают плод. Вряд ли можно найти лучший образ, чтобы показать примитивность, ущербность и расточительность этого типа власти Гаджиев К. С. Введение в политологию. М.: Логос, 2007 — С.97-98. Деспотизм, главный принцип которого страх, можно охарактеризовать следующими чертами: минимум законов; простота политического управления и его единообразие; уподобление политической и гражданской власти домашней. При деспотизме сила государства измеряется не искусством политического управления, а войском, возникает необходимость согласовывать безопасность государства (для чего необходимо сильное войско) и безопасность государя (с возможной угрозой для него со стороны того же самого войска). Большую роль играет религия, обеспечивающая дополнительные источники преданности государю со стороны подданных, а также их единство. При деспотизме отсутствуют гражданские законы о земельной собственности, у государя появляется возможность объявить себя собственником всей земли. Что касается личности, то она не имеет ценности, ее собственность не обеспечена, а это, в свою очередь, приводит к застою в промышленности и торговле и как следствие распространению бедности и нищеты. У личности нет права на защиту, человека можно лишить всех прав без суда и следствия. Естественным при деспотическом правлении является расхищение государственной казны. Несправедливое государство должно иметь в своем распоряжении массу чиновников-казнокрадов, по отношению к которым необходимы конфискации, недопустимые в умеренных правлениях, где они являются посягательством на собственность. Свой непревзойденный анализ деспотизма Монтескье подытоживает известной формулой: «Все люди равны в республиканских государствах, они равны ив деспотических государствах: в первом случае потому, что они — всё, во втором потому, что все они — ничто» Монтескье Ш. О духе законов (переизд.). М.: 2003 — С.114. Деспотизм, таким образом, это всеобщее бесправие перед единоличной верховной властью.

Общая закономерность, открытая Монтескье: разложение каждого правления почти всегда начинается с разложения его принципов.

Разложение демократии начинается тогда, когда утрачивается дух равенства или, напротив, когда он доводится до крайности и пропадает всякое представление о необходимости подчинения. Свои выводы Монтескье сделал, еще раз проанализировав опыт древнегреческих республик, о которых еще со времен Платона и Аристотеля было известно, что они переживали периоды как умеренной, так и крайней демократии Волгин В.П. Развитие общественной мысли во Франции XVIII в. М.: 2003 — С.105.

Аристократии разлагаются, когда власть знати становится произвольной. В этом случае ее можно уподобить деспотии со многими деспотами. Испорченность достигает высшей степени, когда власть знати становится наследственной, утрачивающей всякую умеренность. В государстве складываются как бы два класса, и для каждого — свой строй.

Монархии разлагаются при отмене сословных прерогатив и привилегий городов, при отношении государя к сановникам, занимающим высшие должности, как к рабам, лишенным чести. И напротив, она разлагается тогда, когда бесчестный человек украшается почестями.

Что касается деспотии, то она разлагается не вдруг и не вследствие каких-нибудь особенных обстоятельств, а постоянно вследствие присущего ей внутреннего порока.

Каждый раз, когда две власти соединяются в одних руках, свободе грозит опасность. Если совмещать законодательную и исполнительную власти, то свободы не будет, а облеченное ими лицо получит возможность издавать тиранические законы, а потом самому тиранически исполнять их. Не будет свободы и в том случае, если судебную власть не отделить от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судьи будут законодателями. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судьи получат возможность стать угнетателями. В результате и в государстве не будет свободы, и у гражданина не будет «душевного спокойствия, основанного на убеждении в своей безопасности» Монтескье Ш. О духе законов (переизд.). М.: 2003 — С.117, которое дает политическая свобода.

При деспотии осуществляется жесткое подавление любой самостоятельности, недовольства, возмущения и даже несогласия подвластных. Санкции, применяемые при этом, потрясают воображение своей суровостью, причем, как правило, они не соответствуют содеянному, а определяются произвольно. Жесткое подавление применяется весьма широко Волгин В.П. Развитие общественной мысли во Франции XVIII в. М.: 2003 — С.109. Психологические основы деспотии также своеобразны: страх пронизывает все поры в государстве. Деспотия держится на страхе. Характеризуя деспотию, Монтескье пишет о том, что все должны чувствовать ежеминутно вечно поднятую длань государя. «Если государь хотя бы на мгновение опусти угрожающую руку, если он не может без промедления уничтожить лиц, занимающих первые места в государстве, то все пропало, так как страх — единственное начало этого образа правления — исчез, и у народа нет более защитника» Монтескье Ш. О духе законов (переизд.). М.: 2003 — С.126.

Деспотический режим встречался в основном в странах Средиземноморья, на Ближнем Востоке, в странах Азии, Африки, Южной Америке, словом, в государствах азиатского способа производства, рабовладельческих обществах, некоторых феодальных странах. Он характерен для ранних этапов развития человеческого общества, государственности. Однако этот режим возникал и может возникать и в некоторых современных государствах в силу исторического своеобразия их развития, личностных характеристик их политических лидеров, монархов, способов борьбы за власть и ее осуществление или подавление противников режима и т. д. Формально одним из признаков деспотизма Монтескье называл «огромность завоеваний», но это не обязательно так: в существовавшей в XVI-XVIII вв. Речи Посполитой, довольно значительном по территории государству, формой устройства была не самодержавная монархия, а дворянская анархия.

Время на чтение: 5 мин

Деспотизм – это приобретенное качество личности, проявляющееся в стремлении к неограниченной власти, достигается которая, не считаясь с мнением и потребностями других путем требования постоянного и полного повиновения. Деспотизм это в психологии проявление крайне неблагоприятных особенностей эго, его непомерное разрастание, что в итоге приводит к потере разумного контроля над своими жизненными проявлениями, а все действия подчиняются исключительно аффективной сфере.

Деспотизм в семье проявляется в качестве психологического и физического насилия, когда все методы становятся актуальны для достижения собственной власти. У деспотичного человека отсутствует понимание личных границ и свобод других, а те, кто считается его семьей, воспринимается им как собственность. Естественно при подобном от окружающих требуется постоянное исполнение воли деспота, а также полное соответствие его представлениям о жизни не только собственной и совместной, но и том, как должен себя вести и чувствовать другой человек. Среди обычных требований, могут быть такие, как запрет на слезы и необходимость постоянной радости. Такие посягания на чувственную сферу, не подлежащую контролю, указывают на отсутствие адекватного восприятия.

Подобное поведение неминуемо вызывает на самых различных уровнях. Жертвы деспота могут пытаться объяснять или ругаться, в ход может идти разбитая посуда и физические побои. Те, кто окончательно ощущает свое бессилие, оказывают молчаливое сопротивление молчанием, подстраиванием, чем необратимо нарушается психика не только жертвы, но и самого тирана.

Деспотичное поведение не может остановиться само по себе, и чем меньше сопротивления будет оказано, тем больше человек почувствует себя полубогом и начнет требовать невозможного, как должного. Нельзя сказать, что существуют люди, ни разу не превращавшиеся в деспотов, в попытках добиться от окружающих желаемого, но те, у кого данная линия поведения приобретает критические формы, нуждаются в помощи специалистов. Неконтролируемое насилие над окружающими, неадекватные требования и оценка ситуация являются главными признаками наличия психических отклонений. В лучшем случае, поможет исправить ситуацию длительная психотерапия, в худшем, потребуется специализированная медикаментозная терапия.

Что такое деспотизм

Деспотизм это в психологии поведение, включающее в себя такие проявления, как навязывание своей воли не аргументацией, а силой, проявление , использование мести, унижения, физического и сексуального насилия, газлайтинга. Обычно причинами подобного поведения становятся детские травмы, комплексы и , которые человек пытается преодолеть подобным деструктивным путем, и обрести уверенность и цельность. Проблема заключается в том, что эта стратегия поведения не способствует установлению гармоничных отношений, где возможно исцеление личности на глубоких уровнях.

Чем большее количество страхов спрятано внутри психики деспота, тем изощренными становятся его способы управления и больше стремление к контролю чужой свободы. Неуверенность и сомнения в собственной привлекательности прикрываются , которая даже не дает возможности выбора другим.

Деспотизм в семье не дает ее членам выбора даже в собственном отношении, их буквально заставляют любить. Деспотизм часто соседствует с унижением и мстительностью, причем, если унижение окружающих имеет более-менее очевидные тенденции, поскольку, таким образом, человек начинает в собственных глазах выглядеть лучше, то месть рождается глобальная и беспричинная, направленная на всех и без повода. Глубокий смысл подобного мщения кроется в восстановлении подорванного самомнения и уважения.

Не смотря на силовую позицию и стремление к уважению и возвеличиванию себя, деспотичность исключает сотрудничество и уважение других. Со временем подобное отношение, провоцируя постоянные ссоры и конфликты, разрушает любые значимые и прочные отношения, а также психику участников контакта. Вместо недостающей любви и принятия, деспот получает страх, месть, непонимание, враждебность и в итоге одиночество.

Проявляется деспотичность, как личностная черта у мужчин и женщин, только имеет небольшие внешние различия в выборе методов. Первоначально может показаться, что деспотизм является исключительно мужской чертой, точно так же, как когда речь заходит об изнасиловании все в роли жертвы сразу видят женщину. Однако, деспотичны во многом и женщины, просто это реже приобретает форму физического насилия. Женщины способны уничтожить мужчину морально , шантажом, постоянными истериками, угрозами , упреками и унижением его достоинства. Арсенал моральных пыток более широк, чем физических, и самое страшное в том, что деспотичная женщина не будет раскаиваться в совершенном, т.к. ее действиями и словами руководит не только , но и разум.

Также деспотичность свойственна пожилым людям и даже детям (первые проявления подобных тенденций возможны в возрасте трех лет и провоцируются началом кризисного периода).

Причины деспотизма

Деспотичность не является врожденной чертой и никак не зависит от особенностей нервной системы и других физиологических факторов, однако предпосылки ее формирования закладываются довольно рано. Мнение о том, что деспотизм передается по наследству, обусловлено тем, что воспитываясь властными родителями, которые не слышали потребностей ребенка, а лишь требовали беспрекословного повиновения, человек усваивает данную модель поведения, как норму. В детстве этому качеству особо негде проявиться, поскольку дети слабы, но по мере взросления, обретения физической силы и овладения моральными способами насилия, и принуждения, человек начинает реализовывать деспотичную форму взаимодействия на всех уровнях.

Подсознательно формирует деспотизм желание мести окружающим за нанесенные обиды. Для этого не достаточно одного случая, обычно это пребывание в токсических отношениях или воспитание подобными методами. Оскорбления, унижения, жестокие наказания ребенка могут повлечь за собой стремление наказать не только родителей, но и весь мир, за то, что тот остался глух и слеп к его горю. Но не только плохое обращение может служить предпосылкой развития деспотизма, а также и излишнее внушении об уникальности, неповторимости личности ребенка, его превосходства над другими. Мнение родителей является очень важным и формирует самоотношение, выйдя в реальный мир, такой человек испытывает стресс от того, что не все ему поклоняются, а кто-то откровенно высмеивает недостатки. В таких ситуациях выбирается путь принуждения окружающего социума думать и воспринимать собственную личность в привычных рамках.

Подтверждение своего могущества для деспота становится навязчивой невротической идеей, не напитываемой потребностью, поскольку способы ее удовлетворения выбираются неадекватные. необходимо бережно открывать в безопасных условиях, учиться смотреть на них без ужаса и боли, вырабатывать новые способы реагирования, признавая такую историю своей жизни. Попытки же деспота получить любовь и признание напоминают вбивание выпавших волос молотком – больно, бесполезно и требует колоссальных усилий.

Признаки деспотизма

В обществе, где нарушено восприятие насилия и границ личности, деспотизм может восприниматься, как проявление характера или даже уважаться. Люди, получившие травматизацию по зависимому типу в детстве, во взрослом возрасте влюбляются именно в деспотов и тиранов, опять же не замечая грубого нарушения своей свободы.

Одним из характерных признаков деспотизма является восприятие физического и психологического насилия, как нормы поведения и способа регулировки отношений. Подобные механизмы являются основными во взаимодействии с деспотом, он практически не умеет спрашивать, договариваться, искать компромиссы.

Применяется любой вид насилия при несоответствии поведения партнера желаниям деспота, причем вначале он может продемонстрировать свое недовольство и дать возможность другому исправиться, если это не происходит в кратчайшие сроки, то другого ждет наказание (удар по лицу или недельное молчание – не важно). Стоит отметить, что требования к поведению партнера часто бывают довольно странными, а недовольство будет вызывать то, что окружающими воспринимается, как норма. Все дело в том, что вызывает любое поведение или мнение, содержащее индивидуальность другого, а не его личную.

Обычно деспоты пытаются полностью уничтожить другого человека, чтобы иметь еще больше рычагов для управления. Хотя на первых этапах отношений они наоборот будут вас воспевать. Механизм примерно такой: человек привыкает получать огромные дозы комплиментов, поэтому при первой критике сделает все, чтобы исправиться, потом критики становится больше, а желание исправить ситуацию сильнее. В итоге можно обнаружить идею, из которой очень просто манипулировать другого: «на самом деле я ужасен, просто остальные этого не замечают, а это великий человек все обо мне знает и продолжает оставаться рядом».

Важно, что все победы деспот присвоит себе, а все поражения повесит на партнера, при этом другого могут обвинить даже в собственных неприятностях на работе, испорченном настроении и том, что застрял в пробке. Попытки взывать к адекватному восприятию реальности, бесполезны.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

1) Деспотизм — (от греч. despotes — повелитель, владыка) — форма неограниченной, абсолютной, самодержавной власти, для которой свойственны полный произвол, властное своеволие, самоуправство, самодурство, грубое и жестокое подавление воли подданных и их бесправие. Д. особенно характерен для абсолютных монархий.

2) Деспотизм — — (от греч. despotes-повелитель) — форма самодержавной власти, неограниченная монархия, отличающаяся полным произволом власти, бесправием подданных; самовластие и тирания по отношению к окружающим. Античный политический философ Аристотель, наряду с тремя правильными и тремя неправильными («отклоняющимися») формами политической организации, выделил седьмую форму- деспотизм, которая внешне напоминает уже известную форму — тиранию. Если тирания является одной из переходных форм политической организации, то деспотизм за пределами цивилизационного сообщества или варварского мира — перманентен (постоянен). Представитель французского Просвещения Монтескье дополнил Аристотеля другим теоретическим выводом о природе деспотизма — его тотальной неэффективности. Американский политолог А.Янов, опираясь на фундаментальную работу К.Виттфогеля «Восточный деспотизм», а также на работы других авторов, формулирует ряд важнейших теоретических заключений: 1. Деспотизм основан на непосредственном бюрократическом управлении хозяйственным процессом или на тотальном распоряжении его результатами государством. 2. Отсутствие экономических ограничений ведет к более или менее перманентному хозяйственному застою. 3. Отсутствие того, что называется экономическим прогрессом, основанным на непрерывной модернизации хозяйственного процесса и на расширенном воспроизводстве, сочетается с отсутствием политической динамики. 4. Для того чтобы существовать тысячелетия в условиях экономической и политической неподвижности, деспотизм должен был выработать и особую социальную структуру, сведенную до двух полярных классов: «управляющих» и «управляемых». 5. Экономической неподвижности системы соответствуют неподвижность (иммобильность) управляемого класса. Равенство их перед лицом деспота постулируется. 6. Оборотной стороной этой абсолютной однородности и стабильности управляемого класса является абсолютная атомизация и нестабильность класса управляющих. Деспотизм не знает того, что можно назвать категорией «политическая смерть». Ошибка равнялась смерти физической. 7. Власть, отрицающая экономические ограничения, не может не отрицать ограничения идеологические. 8. Это объясняет также чудовищную стабильность деспотических систем, ибо исключает возникновение политической оппозиции (или реформистского потенциала системы). 9. Отсутствие социальных, экономических и идеологических ограничений ведет к невозможности для деспотических структур сопротивляться подчинению частным целям деспота. 10. Деспотизм оказывается мертвым политическим телом. Ему неизвестна политическая альтернатива, это закрытая система. Мир, который органически не способен сам из себя произвести политическую цивилизацию. Естественно, многие исследователи отмечали «генетическое» родство социалистического общества с его классической системой централизованного распределения, с сильной, жесткой властью центра, огромным административно — бюрократическим аппаратом и т.д. Нельзя утверждать, что социалистический вариант явился слепком или повторением его восточного (не в географическом смысле слова) предшественника, но принципиальная однотипность данных структур, подтверждается. Отличия есть и, в первую очередь, в искусственной заданности созданного общества. Деспотии на Востоке сложились естественноисторическим образом, при этом частная собственность и рынок никогда не уничтожались, пусть в урезанном и подконтрольном властям виде, они существовали. Частная собственность и рынок обеспечивали как минимум простое воспроизводство и подобно кровеносной системе поддерживали жизнь в восточном обществе. Тоталитарно ориентированное общество было лишено подобной кровеносной системы, и ему были навязаны искусственные способы поддержания жизни, связанные со сверхэксплуатацией природы и человека, насилием, страхом, постоянной идеологической обработкой и т.д.

3) Деспотизм — — 1) система государственного устройства, характеризуемая полным произволом власти, бесправием подданных; 2) самовластие, жестокое подавление свободы личности.

4) Деспотизм — абсолютная и беззаконная власть, произвол, самоуправство. Иногда деспотизм является тираническим проявлением заслуженного авторитета; в этом качестве нередко проявляется у политических деятелей старшего поколения по отношению к начинающим политикам.

5) Деспотизм — (от греч. despoteia — неограниченная власть) — форма самодержавной власти, неограниченная монархия, отличающаяся полным произволом власти, бесправием подданных; самовластие и тирания по отношению к окружающим.

6) Деспотизм — Самовластие, произвол по отношению к подчиненным. Деспот — неограниченный и жестокий властитель, правящий по произволу, а не на основе законов; жестокий, самовластный человек, тиран.

Деспотизм

(от греч. despotes — повелитель, владыка) — форма неограниченной, абсолютной, самодержавной власти, для которой свойственны полный произвол, властное своеволие, самоуправство, самодурство, грубое и жестокое подавление воли подданных и их бесправие. Д. особенно характерен для абсолютных монархий.

— (от греч. despotes-повелитель) — форма самодержавной власти, неограниченная монархия, отличающаяся полным произволом власти, бесправием подданных; самовластие и тирания по отношению к окружающим. Античный политический философ Аристотель, наряду с тремя правильными и тремя неправильными («отклоняющимися») формами политической организации, выделил седьмую форму- деспотизм, которая внешне напоминает уже известную форму — тиранию. Если тирания является одной из переходных форм политической организации, то деспотизм за пределами цивилизационного сообщества или варварского мира — перманентен (постоянен). Представитель французского Просвещения Монтескье дополнил Аристотеля другим теоретическим выводом о природе деспотизма — его тотальной неэффективности. Американский политолог А.Янов, опираясь на фундаментальную работу К.Виттфогеля «Восточный деспотизм», а также на работы других авторов, формулирует ряд важнейших теоретических заключений: 1. Деспотизм основан на непосредственном бюрократическом управлении хозяйственным процессом или на тотальном распоряжении его результатами государством. 2. Отсутствие экономических ограничений ведет к более или менее перманентному хозяйственному застою. 3. Отсутствие того, что называется экономическим прогрессом, основанным на непрерывной модернизации хозяйственного процесса и на расширенном воспроизводстве, сочетается с отсутствием политической динамики. 4. Для того чтобы существовать тысячелетия в условиях экономической и политической неподвижности, деспотизм должен был выработать и особую социальную структуру, сведенную до двух полярных классов: «управляющих» и «управляемых». 5. Экономической неподвижности системы соответствуют неподвижность (иммобильность) управляемого класса. Равенство их перед лицом деспота постулируется. 6. Оборотной стороной этой абсолютной однородности и стабильности управляемого класса является абсолютная атомизация и нестабильность класса управляющих. Деспотизм не знает того, что можно назвать категорией «политическая смерть». Ошибка равнялась смерти физической. 7. Власть, отрицающая экономические ограничения, не может не отрицать ограничения идеологические. 8. Это объясняет также чудовищную стабильность деспотических систем, ибо исключает возникновение политической оппозиции (или реформистского потенциала системы). 9. Отсутствие социальных, экономических и идеологических ограничений ведет к невозможности для деспотических структур сопротивляться подчинению частным целям деспота. 10. Деспотизм оказывается мертвым политическим телом. Ему неизвестна политическая альтернатива, это закрытая система. Мир, который органически не способен сам из себя произвести политическую цивилизацию. Естественно, многие исследователи отмечали «генетическое» родство социалистического общества с его классической системой централизованного распределения, с сильной, жесткой властью центра, огромным административно — бюрократическим аппаратом и т.д. Нельзя утверждать, что социалистический вариант явился слепком или повторением его восточного (не в географическом смысле слова) предшественника, но принципиальная однотипность данных структур, подтверждается. Отличия есть и, в первую очередь, в искусственной заданности созданного общества. Деспотии на Востоке сложились естественноисторическим образом, при этом частная собственность и рынок никогда не уничтожались, пусть в урезанном и подконтрольном властям виде, они существовали. Частная собственность и рынок обеспечивали как минимум простое воспроизводство и подобно кровеносной системе поддерживали жизнь в восточном обществе. Тоталитарно ориентированное общество было лишено подобной кровеносной системы, и ему были навязаны искусственные способы поддержания жизни, связанные со сверхэксплуатацией природы и человека, насилием, страхом, постоянной идеологической обработкой и т.д.

одна из основополагающих характеристик диктаторского правления, которая связана с властным произволом, усиливаемым концентрацией политической власти в руках главы государства (деспота, вождя, царя и т. п.) и приближенной к нему элиты, отсутствием разделения властей, подавлением инакомыслия любыми, включая насильственные, средствами, использованием армии для подкрепления действий государственного аппарата в целях осуществления монополии на власть. При деспотизме какие-либо юридические ограничения политической власти отсутствуют, что делает невозможным смещение деспота, опираясь на закон. Несуществующие гражданские свободы заменены строгим выполнением норм принудительного труда. Принятие решений носит непредсказуемый, импульсивный характер, объясняемый обычно желанием трансформировать или дисциплинировать общество. Деспотические методы контроля над обществом преследуют одну главную цель-укрепление единоличной власти. Исторически эта форма правления сложилась в восточных деспотиях-древнейших государствах Азии (Китай, Индия, государства Ближнего Востока и др.). Для управления обширным хозяйством создавалась широкая бюрократическая сеть (см. Бюрократия), которая организовывала и планировала принудительный труд земледельцев, распределение воды и т. д. На этой основе возникал деспотизм абсолютистских бюрократических государств. Главные экономические, административные и политические функции находились в руках правящего класса, состоящего из землевладельцев и управляющих землей, офицеров армии, влиятельного духовенства. Личность верховного правителя наделялась высоким светским и отчасти духовным авторитетом. Для обеспечения внутреннего порядка привлекалась армия. Правитель требовал полного подчинения и покорности от своих подданных, подавляя социальные конфликты обычными способами террора.

Отдельные черты деспотического правления характерны для современных диктаторских режимов.

ДЕСПОТИЗМ (греч. despoteia — неограниченная власть) — неограниченная власть деспота, произвол, самовластие, подавление чужой воли.

Райзберг Б.А. Современный социоэкономический словарь. М., 2012, с. 118.

Деспотизм (НФЭ, 2010)

ДЕСПОТИЗМ — одна из основополагающих характеристик диктаторского правления, которая связана с властным произволом, усиливаемым концентрацией политической власти в руках главы государства (деспота, вождя, царя и т. п.) и приближенной к нему элиты, отсутствием разделения властей, подавлением инакомыслия любыми, включая насильственные, средствами, использованием армии для подкрепления действий государственного аппарата в целях осуществления монополии на власть. При деспотизме какие-либо юридические ограничения политической власти отсутствуют, что делает невозможным смешение деспота, опираясь на закон. Несуществующие гражданские свободы заменены строгим выполнением норм принудительного труда. Принятие решений носит непредсказуемый, импульсивный характер, объясняемый обычно желанием трансформировать или дисциплинировать общество. Деспотические методы контроля над обществом преследуют одну главную цель — укрепление единоличной власти…

Деспотия (Лопухов, 2013)

ДЕСПОТИЯ — власть, основанная на древних восточных традициях патриархальности и патернализма, когда государство, вырастающее из общинной организации и использующее общинные устои, отождествляется с обществом и в дальнейшем рассматривается как единая и неделимая вотчина верховного правителя, чья воля, чье решение — закон для многочисленных подданных (членов «семьи-общины»), объединенных, как правило, в социальные корпорации. При деспотии личность правителя, монарха обожествляется еще при жизни, после смерти становится предметом культа.

Деспотизм (Конт-Спонвиль, 2012)

ДЕСПОТИЗМ (DESPOTISME). Безграничная власть одного человека. Деспотизм может быть просвещенным и даже законным (этим он отличается от тирании), но при этом всегда остается несправедливым. Если бы деспот подчинялся закону, его власть утратила бы безграничность. Этим деспотизм отличается от монархии, при которой, как отмечает Монтескье, «управляет один человек, но посредством установления неизменных законов»; тогда как при деспотизме «все вне всяких законов и правил движется волей и произволом одного лица» («О духе законов», книга II, глава 1). Деспот ставит себя выше законов (Руссо) либо не признает никаких иных законов, кроме своих собственных (Кант). Деспотизм — это абсолютная авторитарная монархия. Его основополагающим принципом служит не честь, как при конституционной монархии, и не добродетель, как при республике, а страх (там же, III, 9). Но это же определяет и предел деспотизма: он остается в силе лишь до тех пор, пока его боятся.

что это такое, причины и признаки

Деспотизм – это приобретенное качество личности, проявляющееся в стремлении к неограниченной власти, достигается которая, не считаясь с мнением и потребностями других путем требования постоянного и полного повиновения. Деспотизм это в психологии проявление крайне неблагоприятных особенностей эго, его непомерное разрастание, что в итоге приводит к потере разумного контроля над своими жизненными проявлениями, а все действия подчиняются исключительно аффективной сфере.

Деспотизм в семье проявляется в качестве психологического и физического насилия, когда все методы становятся актуальны для достижения собственной власти. У деспотичного человека отсутствует понимание личных границ и свобод других, а те, кто считается его семьей, воспринимается им как собственность. Естественно при подобном восприятии от окружающих требуется постоянное исполнение воли деспота, а также полное соответствие его представлениям о жизни не только собственной и совместной, но и том, как должен себя вести и чувствовать другой человек. Среди обычных требований, могут быть такие, как запрет на слезы и необходимость постоянной радости. Такие посягания на чувственную сферу, не подлежащую контролю, указывают на отсутствие адекватного восприятия.

Подобное поведение неминуемо вызывает конфликты на самых различных уровнях. Жертвы деспота могут пытаться объяснять или ругаться, в ход может идти разбитая посуда и физические побои. Те, кто окончательно ощущает свое бессилие, оказывают молчаливое сопротивление молчанием, подстраиванием, чем необратимо нарушается психика не только жертвы, но и самого тирана.

Деспотичное поведение не может остановиться само по себе, и чем меньше сопротивления будет оказано, тем больше человек почувствует себя полубогом и начнет требовать невозможного, как должного. Нельзя сказать, что существуют люди, ни разу не превращавшиеся в деспотов, в попытках добиться от окружающих желаемого, но те, у кого данная линия поведения приобретает критические формы, нуждаются в помощи специалистов. Неконтролируемое насилие над окружающими, неадекватные требования и оценка ситуация являются главными признаками наличия психических отклонений. В лучшем случае, поможет исправить ситуацию длительная психотерапия, в худшем, потребуется специализированная медикаментозная терапия.

Что такое деспотизм

Деспотизм это в психологии поведение, включающее в себя такие проявления, как навязывание своей воли не аргументацией, а силой, проявление агрессии, использование мести, унижения, физического и сексуального насилия, газлайтинга. Обычно причинами подобного поведения становятся детские травмы, комплексы и страхи, которые человек пытается преодолеть подобным деструктивным путем, и обрести уверенность и цельность. Проблема заключается в том, что эта стратегия поведения не способствует установлению гармоничных отношений, где возможно исцеление личности на глубоких уровнях.

Чем большее количество страхов спрятано внутри психики деспота, тем изощренными становятся его способы управления и больше стремление к контролю чужой свободы. Неуверенность и сомнения в собственной привлекательности прикрываются агрессивностью, которая даже не дает возможности выбора другим.

Деспотизм в семье не дает ее членам выбора даже в собственном отношении, их буквально заставляют любить. Деспотизм часто соседствует с унижением и мстительностью, причем, если унижение окружающих имеет более-менее очевидные тенденции, поскольку, таким образом, человек начинает в собственных глазах выглядеть лучше, то месть рождается глобальная и беспричинная, направленная на всех и без повода. Глубокий смысл подобного мщения кроется в восстановлении подорванного самомнения и уважения.

Не смотря на силовую позицию и стремление к уважению и возвеличиванию себя, деспотичность исключает сотрудничество и уважение других. Со временем подобное отношение, провоцируя постоянные ссоры и конфликты, разрушает любые значимые и прочные отношения, а также психику участников контакта. Вместо недостающей любви и принятия, деспот получает страх, ненависть, месть, непонимание, враждебность и в итоге одиночество.

Проявляется деспотичность, как личностная черта у мужчин и женщин, только имеет небольшие внешние различия в выборе методов. Первоначально может показаться, что деспотизм является исключительно мужской чертой, точно так же, как когда речь заходит об изнасиловании все в роли жертвы сразу видят женщину. Однако, деспотичны во многом и женщины, просто это реже приобретает форму физического насилия. Женщины способны уничтожить мужчину морально ревностью, шантажом, постоянными истериками, угрозами суицида, упреками и унижением его достоинства. Арсенал моральных пыток более широк, чем физических, и самое страшное в том, что деспотичная женщина не будет раскаиваться в совершенном, т.к. ее действиями и словами руководит не только аффект, но и разум.

Также деспотичность свойственна пожилым людям и даже детям (первые проявления подобных тенденций возможны в возрасте трех лет и провоцируются началом кризисного периода).

Причины деспотизма

Деспотичность не является врожденной чертой и никак не зависит от особенностей нервной системы и других физиологических факторов, однако предпосылки ее формирования закладываются довольно рано. Мнение о том, что деспотизм передается по наследству, обусловлено тем, что воспитываясь властными родителями, которые не слышали потребностей ребенка, а лишь требовали беспрекословного повиновения, человек усваивает данную модель поведения, как норму. В детстве этому качеству особо негде проявиться, поскольку дети слабы, но по мере взросления, обретения физической силы и овладения моральными способами насилия, манипулирования и принуждения, человек начинает реализовывать деспотичную форму взаимодействия на всех уровнях.

Подсознательно формирует деспотизм желание мести окружающим за нанесенные обиды. Для этого не достаточно одного случая, обычно это пребывание в токсических отношениях или воспитание подобными методами. Оскорбления, унижения, жестокие наказания ребенка могут повлечь за собой стремление наказать не только родителей, но и весь мир, за то, что тот остался глух и слеп к его горю. Но не только плохое обращение может служить предпосылкой развития деспотизма, а также и излишнее внушении об уникальности, неповторимости личности ребенка, его превосходства над другими. Мнение родителей является очень важным и формирует самоотношение, выйдя в реальный мир, такой человек испытывает стресс от того, что не все ему поклоняются, а кто-то откровенно высмеивает недостатки. В таких ситуациях выбирается путь принуждения окружающего социума думать и воспринимать собственную личность в привычных рамках.

Подтверждение своего могущества для деспота становится навязчивой невротической идеей, не напитываемой потребностью, поскольку способы ее удовлетворения выбираются неадекватные. Психологические травмы необходимо бережно открывать в безопасных условиях, учиться смотреть на них без ужаса и боли, вырабатывать новые способы реагирования, признавая такую историю своей жизни. Попытки же деспота получить любовь и признание напоминают вбивание выпавших волос молотком – больно, бесполезно и требует колоссальных усилий.

Признаки деспотизма

В обществе, где нарушено восприятие насилия и границ личности, деспотизм может восприниматься, как проявление характера или даже уважаться. Люди, получившие травматизацию по зависимому типу в детстве, во взрослом возрасте влюбляются именно в деспотов и тиранов, опять же не замечая грубого нарушения своей свободы.

Одним из характерных признаков деспотизма является восприятие физического и психологического насилия, как нормы поведения и способа регулировки отношений. Подобные механизмы являются основными во взаимодействии с деспотом, он практически не умеет спрашивать, договариваться, искать компромиссы.

Применяется любой вид насилия при несоответствии поведения партнера желаниям деспота, причем вначале он может продемонстрировать свое недовольство и дать возможность другому исправиться, если это не происходит в кратчайшие сроки, то другого ждет наказание (удар по лицу или недельное молчание – не важно). Стоит отметить, что требования к поведению партнера часто бывают довольно странными, а недовольство будет вызывать то, что окружающими воспринимается, как норма. Все дело в том, что злость вызывает любое поведение или мнение, содержащее индивидуальность другого, а не его личную.

Часто проявляется такое поведение, как газлайтинг, когда деспот убеждает другого в том, что все плохое является плодом его фантазии. Могут долго рассказывать о том, что жестокое обращение было придумано. А грубость воспринята так из-за нестабильного психического состояния самой жертвы деспота. Свое влияние и вина никогда не признается, наоборот другой может обвиняться в манипулятивных истериках, когда на самом деле это слезы от боли. Унижения и оскорбления при других становятся нормой, а при попытке прояснить отношения, человека могут обвинить в отсутствии чувства юмора, объяснив подобные высказывания шуткой. Чтобы у человека не появилось сомнений в неадекватности партнера, его круг общения ограничивается, постепенно исчезают родственники и друзья, которые могли поделиться своим мнением.

Обычно деспоты пытаются полностью уничтожить самооценку другого человека, чтобы иметь еще больше рычагов для управления. Хотя на первых этапах отношений они наоборот будут вас воспевать. Механизм примерно такой: человек привыкает получать огромные дозы комплиментов, поэтому при первой критике сделает все, чтобы исправиться, потом критики становится больше, а желание исправить ситуацию сильнее. В итоге можно обнаружить идею, из которой очень просто манипулировать сознанием другого: «на самом деле я ужасен, просто остальные этого не замечают, а это великий человек все обо мне знает и продолжает оставаться рядом».

Важно, что все победы деспот присвоит себе, а все поражения повесит на партнера, при этом другого могут обвинить даже в собственных неприятностях на работе, испорченном настроении и том, что застрял в пробке. Попытки взывать к адекватному восприятию реальности, бесполезны.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

Деспот: кто этой такой — 5 главных признаков

Приветствую Вас, друзья!

Деспотизмом в политологии называют одну из худших форм правления, при которой вся власть сосредотачивается в руках одного человека, не признающего никаких законов, кроме собственных. Но мы сегодня будем говорить не о политическом, а о семейном деспотизме. Его также можно без преувеличения назвать одной из худших форм отношений. При этом в роли деспота может выступать как мужчина, так и женщина. В этой статье мы подробно разберемся с тем, кто такой деспот, какие признаки его характеризуют и как ему противостоять.

Кто такой деспот?

Деспотом называют человека, который не признаёт чужой правоты и добивается своих целей при помощи давления и насилия. Ему не нужны доказательства и аргументы, он считает, что является правым в любой ситуации. Даже в отношениях с самыми близкими и дорогими людьми он постоянно прибегает к насилию, унижению, мести, психическому давлению, газлайтингу (что это?) и другим агрессивным методам воздействия.

Хуже всего в деспотизме то, что он практически всегда направлен на людей, которых деспот считает дорогими и важными для себя. Сам он часто не замечает, насколько жестоким бывает.

Деспот – это тиран, навязывающий другим свою волю при помощи силы, влияния и власти. Деспотом может быть начальник, но гораздо хуже, когда таковым оказывается кто-то из членов семьи. В психологии рассматривается теория о том, что деспотизм – это естественный инстинкт человека, просыпающийся при определенном стечении обстоятельств. Согласно этой теории, желание властвовать присутствует у каждого из нас, но проявляется у всех в разной степени.

Психологи выделяют три основные составляющие деспотизма:

  • полное равнодушие к чужим чувствам и чужому мнению;
  • желание полностью контролировать другого человека;
  • требование полного и постоянного повиновения себе.

Деспотизм способен разрушить любые отношения, поскольку деспот стремится полностью лишить партнера всех прав, но себе позволяет практически всё. Так происходит и в любовных, и в дружеских отношениях.

Как проявляется деспотизм?

Самой распространенной формой деспотизма является семейный деспотизм. Обычно он проявляется в виде физического насилия или психологического насилия. Один из партнеров пытается полностью подчинить себе второго, оказывая на него давление любыми доступными ему способами. Деспотичный человек полностью игнорирует чужие желания, права, свободы и границы личного пространства. Всех членов семьи он воспринимает как собственность, но сам считает, что любит их.

Как правило, деспот – это очень обидчивый и мстительный человек, который воспринимает своё поведение как способ восстановления справедливости. Своими действиями он пытается наказать провинившегося члена семьи, и это помогает ему выглядеть лучше в собственных глазах. Также подобное поведение позволяет ему повышать собственную самооценку и восстанавливать подорванное самоуважение.

Деспот всегда стремится подчинить себе окружающих и заставить их действовать по своей указке. Несмотря на это, он совершенно не умеет быть лидером. За счет своей агрессивной позиции, он может заставить других подчиняться себе, но не может вызвать в них уважения. Кроме того, он не способен разрешать конфликтные ситуации, вместо этого сам постоянно провоцирует конфликты. Подобное поведение приводит к тому, что со временем деспот вызывает в окружающих только страх, враждебность и полное непонимание.

Признаки деспота

Достаточно даже поверхностного понимания о том, кто такой деспот, чтобы прийти к выводу, что с ним лучше не связываться. Однако распознать его не так просто, поскольку основные особенности своего характера он обычно начинает проявлять только после сближения. Рассмотрев их вовремя, можно избежать губительного союза. Поэтому всегда обращайте внимание на следующие характерные особенности поведения, практически всегда присутствующие у деспотичных личностей:

1. Стремление контролировать тех, для кого они важны. Жизненный опыт учит деспота, что свой характер следует скрывать, проявляя его только после достаточного сближения. Поэтому в первую очередь обращайте внимание, как человек ведёт себя по отношению к людям, которым он дорог.

2. Мстительность. Неумение прощать – важнейшая особенность деспотичных личностей. Поэтому человек, в поведении которого присутствует мелочная мстительность, с большой вероятностью окажется деспотом.

3. Стремление унижать. Если человеку свойственно беспричинно оскорблять и унижать тех, кто «подставился» (например, под грубую шутку), это также повод насторожиться.

4. Чутьё на слабовольных людей. Деспоты безошибочно определяют потенциальных жертв, не способных дать отпор моральному и психическому давлению.

5. Чрезмерная ревность. Все деспоты – собственники, иных форм привязанности и любви они просто не знают. Поэтому их всегда выдаёт ревность, как правило, бессмысленная и беспричинная.

Причины деспотизма

С точки зрения современной психологии, деспотичность не является врожденной особенностью, хоть и заложена в наших генах. Она формируется на протяжении всей жизни, но основные предпосылки закладываются в детском возрасте. Этому способствуют такие факторы как:

  • полное игнорирование родителями мнения ребенка;
  • конкуренция с братьями и сестрами;
  • внушение ребенку, что он лучше и талантливее окружающих;
  • частые унижения со стороны сверстников, а также внутри семьи;
  • семейное насилие в любых формах.

Чаще всего деспотичность человека является следствием того, что в детстве он либо сам становился жертвой физического насилия, либо видел, как отец избивает мать. Считается, что человек, регулярно наблюдающий насилие, бессознательно становится на сторону агрессора, чтобы самому не оказаться его жертвой. Таким образом, агрессивная модель поведения закладывается у ребенка ещё в детстве.

Характеристика мужчины-деспота

Довольно распространенной является ситуация, когда деспотом в семье оказывается муж и отец. Поскольку мужчина обычно значительно сильнее, то подобные отношения часто сопровождаются физическим насилием. При этом супруга часто выбирает неправильную тактику. Она во всём поддаётся мужу и всячески старается угодить ему, надеясь, что так он станет добрее. Разумеется, это приводит к обратному эффекту, и подобные отношения нельзя назвать счастливыми.

Чтобы понять, кто такой деспот, важно учитывать и то, что такой человек часто сам не осознаёт деспотичности своего поведения. Представьте себе ситуацию: муж любит супругу, никогда не прибегает к насилию, старается обеспечить ей такие условия, чтобы она не работала, а сидела дома и воспитывала детей. Но если копнуть поглубже, выясняется, что он просто пытается лишить жену свободы и независимости, полностью подчинив её себе. Даже если женщине поначалу нравится такой союз, со временем зависимость начинает раздражать её, и чувства к некогда любимому мужчине остывают.

Характеристика женщины-деспота

Такой вариант также вполне возможен. При этом психологи разделяют природу женской и мужской тирании. Мужчины-деспоты обычно испытывают потребность подавлять окружающих ради собственного самоутверждения. Женщины же прибегают к деспотии, стремясь приспособиться к окружающим условиям и занять более выгодное положение. То есть, женский деспотизм, в отличие от мужского, обычно носит ситуативный характер.

Лучшим примером будет, пожалуй, женщина, долгое время занимающая руководящую должность в мужском коллективе. Часто сталкиваясь с несерьезным отношением или неуместным флиртом со стороны мужчин, она постепенно меняет модель поведения, становясь жестокой и властной начальницей. Интересно, что для семьи она по-прежнему остаётся любящей супругой и заботливой матерью.

Как противостоять деспоту?

Характерной особенностью деспотов является то, что они далеко не всегда осознают собственное деспотичное поведение по отношению к дорогим людям. Им кажется, что они, стараясь удерживать дорогого человека поближе к себе, демонстрируют любовь и привязанность. Поэтому в отношениях с деспотом важно находить способы, позволяющие сглаживать «острые углы».

Когда психотерапевт сталкивается с семейной деспотией, он в первую очередь старается выяснить причины агрессивного поведения одного из супругов. Обычно терапия включает такие шаги как:

  • избавление от комплекса неполноценности;
  • повышение самооценки человека за счет осознания реальных достоинств;
  • поиск способностей и талантов, необходимых для самоутверждения;
  • формирование у человека уважительного отношения к себе;
  • формирования уважения к окружающим.

Перечисленные шаги позволяют деспотичной личности научиться признавать собственную неправоту. А для этого необходимо уважительное отношение к самому себе и окружающим. Когда человек начинает понимать, что в определенных ситуациях мнение других людей бывает более точным и важным, чем его собственное, он обретает способность вести конструктивный диалог.

Заключение

Деспот – это человек, стремящийся к неограниченной власти над близкими людьми. Сам он воспринимает это как привязанность или любовь. Но стремясь полностью лишить независимости дорогого человека, собственную свободу он никак не ограничивает. Это объясняется тем, что деспот никогда не думает о чужих чувствах и желаниях, и только собственное мнение считает правильным.

В большинстве случаев такое поведение является следствием глубокой закомплексованности или наличия психических травм. И оно не делает счастливым ни окружающих, ни самого деспота. Поэтому решение данной проблемы лучше сразу доверить квалифицированному психотерапевту.

Концепт восточный деспотизм в представлениях французских просветителей о мусульманском Востоке Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Мигаль А. С. Концепт ВОСТОЧНЫЙ ДЕСПОТИЗМ в представлениях французских просветителей о мусульманском Востоке / А. С. Мигаль // Научный диалог. — 2015. — № 11 (47). — С. 150—162.

ЕтнлФ

и I, Я I С Н ■ Б

УДК 94″15/18″

Концепт ВОСТОЧНЫЙ ДЕСПОТИЗМ в представлениях французских просветителей о мусульманском Востоке

© Мигаль Анастасия Сергеевна (2015), аспирант, кафедра зарубежной истории и международных отношений, Институт истории и международных отношений, Южный федеральный университет (Ростов-на-Дону), [email protected]

Рассматривается понятие «восточный деспотизм» в дискурсе французских интеллектуалов XVIII века. Отмечается, что и сегодня большинство людей представляют страны Ближнего Востока как государства, в которых невозможны демократия, гражданские права и свободы, однако это мнение возникло не сейчас, а несколько столетий назад. Автор исходит из того, что корни этих стереотипов уходят в эпоху Просвещения. Выявляются основные элементы образа восточной деспотии. Охарактеризованы представления о причинах и факторах, способствовавших, по мнению западноевропейских просветителей XVIII века, возникновению деспотизма в мусульманских странах. На основе анализа исследуемых текстов воссоздается образ восточного правителя-деспота. Излагаются оценки особенностей системы управления на Востоке в контексте общественно-политического развития эпохи. Уделено внимание истокам представлений французских мыслителей, а именно источниковой базе, на которую они опирались, создавая свои труды. Автором предпринята попытка ответить на вопрос о целях, которые преследовали французские интеллектуалы эпохи Просвещения, развивая и распространяя идею о деспотизме на Ближнем Востоке. Отмечается, что они, разрабатывая теории

об идеальных формах правления, не могли не конструировать антиидеал.

Ключевые слова: восточный деспотизм; ислам; французские просветители; стереотипы; эпоха Просвещения.

1. Вводные замечания

Французские интеллектуалы эпохи Просвещения внесли большой вклад в развитие политической философии и мировой общественной мысли. Их идеи об идеальных моделях правления и государственного устройства, естественном праве, разделении властей и спустя триста лет остаются актуальными. Вместе с этими идеями в политическую мысль прочно вошли и некоторые стереотипы. Под политическим стереотипом в данном случае понимается устойчивое и упрощенное представление о политическом строе, обобщенный и эмоциональный образ политического строя и системы управления.

Западноевропейские просветители, склонные к классификации и типологизации явлений и процессов, выделяли три основные формы правления: республиканскую, монархическую и деспотическую (последнюю обычно связывали с Востоком и иногда называли тиранией). Монтескье Шарль Луи де Секонда, барон де ла Бред (1689—1755) дал им следующие определения: «Республиканское правление — это то, при котором верховная власть находится в руках или всего народа, или части его; монархическое — при котором управляет один человек, но посредством установленных неизменных законов; между тем как в деспотическом все вне всяких законов и правил движется волей и произволом одного лица» [Монтескье, 1999, с. 17]. Эти три формы располагались в порядке от лучшей к худшей, по мнению философа. Деспотическое правление было неким антиподом идеальным формам правления, антиидеалом, которому нельзя следовать, и вместе с тем представление о нем было одним из самых ярких политических стереотипов эпохи Просвещения.

2. Образы восточного правителя и его подданных

Следует отметить, что сами идейные истоки типологизации форм политического правления и концепта восточного деспотизма берут начало ещё в древнегреческой философии, которой так восхищались французские интеллектуалы XVIII века. Большинство из них никогда

не были на Востоке и все знания о нем черпали из трудов античных авторов, на которых неоднократно ссылались в собственных работах. В частности, Монтескье в своей знаменитой работе «О духе законов», опубликованной в 1748 году, неоднократно делал ссылки на Аристотеля. Древнегреческий философ понимал под деспотизмом систему подчинения рабов власти хозяина и считал, что власть правителя над населением его страны в какой-то степени схожа с этой системой подчинения, но всё зависит от отдельно взятого региона и нравов его жителей. В «Политике» он утверждал, что именно людям в Азии не хватает мужества и «поэтому они живут в подчинённом и рабском положении» [Аристотель, 1983, с. 601]. Ш. Л. Монтескье, Ф. М. Вольтер (1694—1778), а затем и К. А. Гельвеций (1715—1771), продолжив развивать идеи Аристотеля, писали, что такая система возможна только на Востоке. Если географически и исторически республиканскую форму правления интеллектуалы ассоциировали с Древней Грецией и Римской империей, а монархию — с современными им европейским странами, то к деспотиям они, вслед за античными предшественниками, относили формы правления на Востоке.

Французские просветители, характеризуя восточный деспотизм и тиранию, так же, как и античные мыслители, подчёркивали, что власть находится в руках одного человека, который волен распоряжаться ею, как посчитает нужным. Такой правитель, в их представлениях, был предрасположен к лености и стремлению жить в роскоши, не заботясь о благополучии своих подданных. Воспитанный в условиях гарема, он не обладал достаточными знаниями и опытом, чтобы править. Восточный деспот — это невежественный человек, «которому все пять чувств говорят, что он — все, а прочие люди — ничто» [Монтескье, 1999, с. 60]. Таковыми, по мнению, философа, их делало долгое нахождение в серале до восшествия на престол. В деспотиях не было чёткого порядка престолонаследования, это вызывало постоянную нестабильность и заставляло султанов убивать или заточать в тюрьму своих братьев-конкурентов. Это не могло не отражаться на психологическом состоянии будущего правителя. Поэтому, по мнению Ш. Л. Монтескье, в мусульманских странах жажда власти сильнее, чем в европейских.

Кроме жестокости и постоянного страха за свою жизнь, которые неизбежно возникали в процессе нахождения в условиях сера-

ля, у султана, как считал Монтескье, возникала привычка заниматься в первую очередь делами гарема. Поэтому, будучи у власти, этот правитель был больше занят личными, а не государственными вопросами: «Чем обширнее государство, тем обширнее сераль и тем, следовательно, более государь упивается наслаждениями <…> тем меньше он озабочен делами правления» [Монтескье, 1999, с. 26]. Так, как восточный правитель не занимался государственными делами, все полномочия он передавал визирю. Тем не менее в любой момент он может лишить его не только этого поста, но и жизни. «Визирь есть сам деспот, и каждый чиновник есть визирь. В монархических правлениях власть не передастся в такой непосредственной полноте» [Монтескье, 1999, с. 64]. То есть модель правления на Ближнем Востоке, в понимании французских интеллектуалов, являла собой сложившуюся вертикаль власти и подчинения, в которой есть свой управитель-тиран в каждой провинции, области и деревне, представляющий авторитет верховной власти; подвластные ему жители этих территорий, находящиеся в постоянном угнетении, стремятся добиться его расположения к себе, и поэтому между ними идет непрерывная борьба за его внимание, что ведет к «всеобщей деградации» [УЫпеу, 1805, р. 186].

Причём ни один чиновник в такой системе не был заинтересован в служении на благо общества, каждый стремился прежде всего к собственному обогащению. Отсюда, говоря современным языком, возникала проблема коррупции, о которой писали просветители: «В деспотических государствах существует обычай, согласно которому всякое обращение к высшему лицу и даже к самим государям должно сопровождаться подношениями. Император Могола не принимает просьб от своих подданных без какого-нибудь подношения с их стороны. Эти государи доходят до того, что за подарки продают свои милости» [Монтескье, 1999, с. 65—66]. Здесь интересно отметить, что сведения (и стереотипы) о текущем состоянии дел в мусульманских империях философы находили в записях путешественников. Монтескье, в частности, ссылался на источники, опубликованные во второй половине XVII — начале XVIII вв.: «Сборник путешествий, способствовавших установлению Ост-Индской компании», «Современное состояние Османской империи» (1665) британского диплома-

та Поля Рико, «Шесть путешествий Жана-Батиста Тавернье» (1676), французского купца, описавшего свои поездки по Азии и Востоку, «Дневник путешествия кавалера Шардена в Персию и Восточную Индию через Чёрное море и Колхиду» (1711) и «Путешествие в Левант» (1717) Жозефа Питтона де Турнефора. Описания мусульманских государств, обычаев и традиций, не всегда достаточно хорошо понятых ими, повлияли и на представления Монтескье, об этом подробнее см. [Young, 1978]. Путешественники часто описывали не то, что видели, а то, что хотели увидеть. То есть они приезжали в другие страны уже со сложившейся системой представлений о их жителях и культуре и стремились найти соответствия своим стереотипам. Это было характерно как для поколения путешественников XVII века, так и для последующих поколений. Учёный-ориенталист Константин Вольней (1757—1820), побывавший в путешествии по землям Османской империи и опубликовавший в 1785—1787 гг. свой дневник, описал Египет как государство, находившееся в стадии варварства, где нет законов и частной собственности, где паши и беи, ведя роскошный образ жизни, но в то же время постоянно опасаясь гибели, придумывают все новые способы обогатиться за счет торговцев и крестьян, «турецкое управление Сирией является чистой формой военного деспотизма; большая часть населения находится во власти капризов группы вооруженных людей, дающих распоряжения в соответствии с их интересами и причудами» [Volney, 1798, p. 221]. О «военном деспотизме» и неустойчивости режимов в мусульманских странах писали Клод Адриан Гельвеций и Дени Дидро (1713—1784): «Султана поддерживает лишь разнузданная солдатня, которая и ему самому подчинена лишь в той мере, в какой он позволяет ей грабить и угнетать остальных подданных. Подчас янычары его убивают и распоряжаются его троном…» [Философия…, 1994, с. 487]. Примечательно, что если Ш. Л. Монтескье, разрабатывая свою теорию восточного деспотизма, апеллировал к авторитету древнегреческих мыслителей, то К. А. Гельвеций уже ссылался собственно на него. Его замечания о военном деспотизме («военщине») напоминают слова его предшественника, так же, как совпадают их концепты восточного деспотизма в целом [Гельвеций, 1973, с. 420, 422—436]. Иначе говоря, в эпоху Просвещения в среде французских интеллектуалов

сложилась своеобразная цепочка передачи стереотипов из поколения в поколение.

3. Составляющие концепта ВОСТОЧНЫЙ ДЕСПОТИЗМ: отсутствие законов, обширные размеры империи, страх подданных и др.

Важнейшим элементом концепта ВОСТОЧНЫЙ ДЕСПОТИЗМ в представлениях просветителей XVIII века была идея о главном недостатке описываемых режимов — отсутствии законов и учреждений, которые бы следили за их исполнением. Они писали о том, что «в умеренных государствах» (то есть в республиках и монархиях) есть закон, который всем известен и которым все руководствуются, а «при деспотическом правлении, где закон есть воля государя, как бы ни был мудр этот государь, чиновник все-таки не может руководствоваться его волей, потому что не может знать ее, и потому он руководствуется собственной волей» [Монтескье, 1999, с. 65]. Французские философы в своих политических теориях попытались объяснить отсутствие законов и причину возникновения восточного деспотизма в целом. Одна из причин, по их мнению, заключалась в роли религии и обычаев. Они считали, что в странах Ближнего Востока ислам и традиции, с ним связанные, заменили основные законы и учреждения, которые бы следили за их соблюдением. Причём если христианство в Европе положительно влияло на её развитие, то ислам, наоборот, препятствовал, по их мнению, развитию стран мусульманского Востока: «Так как христианская религия воспрещает многоженство, христианские государи ведут менее замкнутый образ жизни, менее отделены от своих подданных, а следовательно, и сами в большей степени являются людьми; они более расположены к тому, чтобы предписывать себе законы <…> Между тем как магометанские государи беспрестанно сеют вокруг себя смерть и сами погибают насильственной смертью, у христиан религия делает государей менее боязливыми, а следовательно, и менее жестокими» [Монтескье, 1999, с. 380]. По мнению французских интеллектуалов XVIII века, виной тому были воинственность и жестокость мусульманской религии, а также догматичное следование предписаниям Корана о необходимости подчинения территорий, на которых жили неверные. Причём

после захвата этих территорий мусульмане не были в состоянии эффективно ими управлять. К. Вольней писал, что Коран научил арабов завоевывать новые территории, но не научил эффективному государственному управлению, и видел в этом основную причину распада Арабского халифата [Уо1пеу, 1805, р. 93].

Другим фактором, способствовавшим развитию деспотической формы правления, по мнению французских просветителей, был размер государства. Чем больше было государство, тем сильнее была вероятность развития деспотизма: «Обширные размеры империи — предпосылка для деспотического управления. Надо, чтобы отдаленность мест, куда рассылаются приказания правителя, уравновешивалась быстротой выполнения этих приказаний; чтобы преградой, сдерживающей небрежность со стороны начальников отдаленных областей и их чиновников, служил страх; чтобы олицетворением закона был один человек; чтобы закон непрерывно изменялся с учетом всевозможных случайностей, число которых всегда возрастает по мере расширения границ государства» [Монтескье, 1999, с. 113].

Третий фактор, который выделили Монтескье, Вольтер и Гельвеций, состоял в том, что вся политическая система восточного деспотизма держалась на страхе подданных и религии, которая его поддерживала, а также легитимировала власть в условиях отсутствия гражданского законодательства. «В деспотических государствах, — писал Монтескье, — религия имеет большее влияние, чем во всех прочих; она — страх, прибавляемый к страху. Отчасти из её источника и черпает народ в магометанских государствах ту изумительную преданность, которую он питает к своим государям» [Монтескье, 1999, с. 25]. Что касается жителей деспотий, то мыслителям эпохи Просвещения они представлялись слабыми, ленивыми (что часто объяснялось просветителями климатической теорией) и необразованными людьми, привыкшими к раболепию. Они были убеждены в том, что основной целью воспитания в восточных деспотиях было привить человеку идею безоговорочного подчинения и лишить стремления размышлять, сомневаться и обсуждать. Европейцы же, в отличие от них, были людьми благородными и свободолюбивыми. По этой причине, по мнению Гельвеция, деспотизм во Франции вообще не существовал и не мог возникнуть [Гельвеций, 1973, с. 416]. Его современник Дени Дидро

полностью разделял эту точку зрения. В статье о политической власти своей знаменитой «Энциклопедии» (1751) он писал следующее: «Если сравнить. Францию и Турцию, то в первой существует общество людей, объединенных разумом и руководимых добродетелью, управляемое по законам справедливости столь же мудрым, сколь и славным главой. В другой стране есть лишь стадо животных, составленное силой привычки и вынужденное маршировать по закону кнута, по капризу полновластного господина» [Философия., 1994, с. 437].

Интересно и то, что в XVIII веке у европейцев были не только представления о собственном превосходстве, но и первые мысли о положительном влиянии европейской цивилизации на мусульманскую. По мысли Монтескье, турки забросили все искусства и пребывают в невежестве, всеми достижениями они обязаны европейцам: «Сами они не способны к торговле и вместе с тем не любят, когда европейцы, всегда работящие и предприимчивые, приезжают к ним торговать: они воображают, что оказывают милость европейцам, когда те обогащают их» [Монтескье, 2011, с. 44].

Что касается будущего восточных деспотий, то, с точки зрения французских мыслителей, оно было вовсе безрадостным. Д. Дидро предсказывал деспотическим государствам, в которых нет дворянства, есть лишь рабы, где отсутствует правосудие и законы, «торговля угнетена, земледелие заброшено, промышленность уничтожена, и никто не думает трудиться», так как не верит в то, что воспользуется плодами своих трудов, три возможных сценария дальнейшего развития: стагнацию («бездействие»), потрясения («бунты») либо гибель [Философия…, 1994, с. 487]. К. Ф. Вольней был убеждён в том, что восточный деспотизм не создаёт ничего нового, а только разрушает старое: «Характерной чертой турецкого государства является разрушение результатов труда прошлых эпох и лишение надежды на будущие времена по причине того, что варварство невежественного деспотизма никогда не задумываемся о завтрашнем дне» [УЫпеу, 1805, р. 7].

4. Концепт ВОСТОЧНЫЙ ДЕСПОТИЗМ и критика европейского абсолютизма

Сравнивая мусульманские и азиатские модели правления с европейскими политическими традициями, французские просвети-

тели часто находили элементы деспотизма и в самой Европе. Для того, чтобы выразить отношение к социально-политической обстановке в определенной стране и намекнуть на то, что там при правителе сложился деспотизм, не высказывая резкой критики и негативных оценок, французские философы-просветители часто прибегали в своих сочинениях к гиперболам, метафорам и иносказаниям. Эти приемы носили не только художественные функции, но и помогали избежать цензуры. Монтескье восхищался монархией периода Людовика XIV (1643—1715), но считал, что преемник «короля-солнца» проводит отнюдь не столь блестящую политику. Обращение к восточному колориту в романе «Персидские письма» (1720) позволило философу завуалированно критиковать то, что ему не нравилось в собственной стране в период правления Людовика XV (1715—1774). Этот роман, написанный в популярном тогда жанре писем, повествует о двух персах, которые совершили путешествие в Европу и в своей переписке поделились друг с другом впечатлениями об увиденном. В рассуждения своих героев автор вложил критику европейских порядков и в особенности системы, сложившейся в современной ему Франции. В одном из писем Узбека к своему другу Иббену содержится следующая характеристика Людовика XV: «Король Франции стар… Как слышно, этот монарх в очень высокой степени обладает талантом властвовать: с одинаковой ловкостью управляет он своей семьей, двором, государством… есть у него, например, министр, которому всего восемнадцать лет, и любовница, которой восемьдесят; он верен своей религии и в то же время терпеть не может тех, кто говорит, что ее нужно соблюдать неукоснительно… часто он предпочитает человека, который помогает ему раздеться или подает ему салфетку, когда он садится за стол, — тому, кто берет для него города или выигрывает сражения…» [Монтескье, 2011, с. 77—78]. Если вспомнить характеристику восточного деспота в «О духе законов», то отдельные её элементы можно с лёгкостью обнаружить в описании Людовика XV в романе «Персидские письма». В этом произведении король предстает перед читателями как правитель, любивший, чтобы ему льстили и угождали, больше заинтересованный в развлечениях и налаживании личной жизни, чем в решении проблем собственной страны.

В своих работах Вольтер также сравнивал политические режимы Востока и Запада. У него был свой антигерой-деспот — король Пруссии Фридрих Вильгельм I (1713—1740). Причём мыслитель даже утверждал, что «в сравнении с деспотизмом, проявляемым Фридрихом Вильгельмом, Турция могла сойти за республику» [Вольтер, 2005, с. 15]. Среди качеств, которыми наделил Вольтер этого короля, были типичные для восточного деспота черты: жестокость и неуважение по отношению к подданным, несправедливость, жажда роскоши и невежество [Там же, с. 16—18]. Интересно, что в мемуарах Вольтера Фридрих Великий, преемник Фридриха Вильгельма I, является полной противоположностью своему отцу. Это не деспот и «вандал», а просвещённый монарх, которого можно ставить в пример другим правителям.

5. Заключение

Таким образом, французские интеллектуалы использовали и развивали идею о деспотизме на Ближнем Востоке, чтобы нагляднее проиллюстрировать свои политические идеалы. Разрабатывая теории об идеальных формах правления, они не могли не создавать антиидеал. Концепт ВОСТОЧНЫЙ ДЕСПОТИЗМ был противопоставлен идее просвещенного абсолютизма, восточный деспот был антиподом просвещённого монарха, рабская психология тёмных восточных людей была представлена кривым зеркальным отражением психологии свободолюбивых и образованных граждан европейских государств. Страны Ближнего Востока представлялись французским мыслителям как места, где происходили страшные преступления, постоянное угнетение и унижение людей, царила атмосфера всеобщего ужаса и страха.

Литература

1. Аристотель. Политика / Аристотель. — В книге : Аристотель. Сочинения : в 4 томах / Аристотель. — Москва : Мысль, 1976—1983. — Т. 4. — 1983. — С. 376—644.

2. Вольтер. Мемуары Вольтера, написанные им самим в 1759 году и напечатанные лишь в1784 году / Вольтер. — В книге : Вольтер. Философские трактаты и диалоги / Вольтер. — Москва : Эксмо, 2005. — С. 11—73.

3. Гельвеций К. А. Об уме / К. А. Гельвеций — В книге : Гельвеций. Сочинения : в 2 томах / Гельвеций. — Москва : Мысль, 1973—1974. — Т. 1. — 1973. — 647 с.

4. Монтескье Ш. Л. О духе законов / Ш. Л. Монтескье. — Москва : Мысль, 1999. — 673 с.

5. Монтескье Ш. Л. Персидские письма / Ш. Л. Монтескье. — Санкт-Петербург : Азбука, Азбука-Аттикус, 2011. — 352 с.

6. Философия в «Энциклопедии» Дидро и Даламбера / отв. ред. В. М. Богуславский. — Москва : Наука, 1994. — 720 с.

7. Curtis M. Orientalism and Islam European Thinkers on Oriental Despotism in the Middle East and India / M. Curtis. — New York : Cambridge University Press, 2009. — 392 p.

8. Koebner R. Despot and Despotism : Vicissitudes of a Political Term / R. Koebner // Journal of the Warburg and Courtauld Institutes. — 1951. — Vol. 14. — No. 3/4. — Pp. 275—302.

9. McAdam J. I. Rousseau and the Friends of Despotism / J. I. McAdam // Ethics. — 1963. — Vol. 74. — No. 1. — Pp. 34—43.

10. Richter M. The Concept of Despotism and l’abus des mots / M. Richter // Contributions to the History of Concepts. — 2007. — Vol. 3. — No. 1. — Pp. 5—22.

11. Venturi F. Oriental Despotism / F. Venturi // Journal of the History of Ideas. — 1963. — Vol. 24. — Pp. 133—142.

12. Volney С.-F. Travels through Egypt and Syria, in the years 1783, 1784 & 1785 : Containing the present natural and political state of those countries; their productions, arts, manufactures & commerce; with observations on the manners, customs and government of the Turks & Arabs / C.-F. Volney. — In 2 vol. — London : G. and J. Robinson, Pater-Noster-Row, 1805. — Vol. 1. — 387 p.

13. Volney С.-F. Travels through Egypt and Syria. / C.-F. Volney. — In 2 vol. — New York : J. Tiebout, for E. Duyckinck & Co. booksellers, 1798. — Vol. 2. — 297 p.

14. Young D. Montesquieu’s View of Despotism and His Use of Travel Literature / D. Young // The Review of Politics. — 1978. — Vol. 40. — No. 3.— Pp. 392—405.

Concept ORIENTAL DESPOTISM

in Views of French Enlighteners on Muslim East

© Migal Anastasiya Sergeyevna (2015), post-graduate student, Department of Foreign History and International Affairs, Institute of History and Interna-

tional Affairs, Southern Federal University (Rostov-on-Don), migal-anastasia

@mail.ru.

The «Oriental despotism» concept in the discourse of French intellectuals of the XVIII century is considered. It is noted that the majority of people today conceive the Middle East countries as states in which democracy, civil rights and freedoms are not possible. However, this opinion did not come out now, but a few centuries ago. The author proceeds from the fact that the roots of these stereotypes go back to the Age of Enlightenment. The main elements of the image of oriental despotism are revealed. The conceptions on the reasons and factors that contributed, according to the Western European Enlighteners of the XVIII century, to the emergence of despotism in the Muslim countries are characterized. Based on the analysis of texts the image of eastern despotic ruler is reconstructed. The assessments of features of the East management system in the context of socio-political development of the era are stated. Attention is paid to the origins of ideas of French thinkers, namely the source base on which they were based when creating their works. The author attempts to answer the question about the goals that haunted French intellectuals of the Enlightenment, developing and spreading the idea of despotism in the Middle East. It is noted that when developing the theory of ideal forms of government they could not but constructed the anti-ideal.

Key words: oriental despotism; Islam; French Enlighteners; stereotypes; Enlightenment.

References

Aristotel. 1983. Politika. In: Aristotel. Sochineniya: v 4 tomakh. Moskva: Mysl. 4: 376—644. (In Russ.).

Boguslavskiy, V M. (ed.). 1994. Filosofiya v «Entsiklopedii» Didro i Dalam-bera. Moskva: Nauka. 720. (In Russ.).

Curtis, M. 2009. Orientalism and Islam European Thinkers on Oriental Despotism in the Middle East and India. New York: Cambridge University Press. 392.

Gelvetsiy, K. A. 1973. Ob ume. — In: Gelvetsiy. Sochineniya: v 2 tomakh. 1. Moskva: Mysl. 1: 647. (In Russ.).

Koebner, R. 1951. Despot and Despotism: Vicissitudes of a Political Term. Journal of the Warburg and CourtauldInstitutes, 14(3/4): 275—302.

McAdam, J. I. 1963. Rousseau and the Friends of Despotism. Ethics, 74(1): 34—43.

Monteskye, Sh. L. 1999. O dukhe zakonov. Moskva: Mysl. 673. (In Russ.).

Monteskye, Sh. L. 2011. Persidskie pis’ma. — Sankt-Peterburg: Azbuka, Azbu-ka-Attikus. 352. (In Russ.).

Richter, M. 2007. The Concept of Despotism and l’abus des mots. Contributions to the History of Concepts, 3(1): 5—22.

Venturi, F. 1963. Oriental Despotism. Journal of the History of Ideas, 24: 133— 142.

Volney, C.-F. 1805. Travels through Egypt and Syria, in the years 1783, 1784 & 1785: Containing the present natural and political state of those countries; their productions, arts, manufactures & commerce; with observations on the manners, customs and government of the Turks & Arabs: In 2 vol. London: G. and J. Robinson, Pater-Noster-Row. 1: 387.

Volney, C.-F. 1798. Travels through Egypt and Syria…. In 2 vol. New York: J. Tiebout, for E. Duyckinck & Co. booksellers. 2: 297 p.

Volter. 2005. Memuary Voltera, napisannye im samim v 1759 godu i napechat-annyye lish v 1784 godu. In: Volter. Filosofskiye traktaty i dialogi. Moskva: Eksmo. 11—73. (In Russ.).

Young, D. 1978. Montesquieu’s View of Despotism and His Use of Travel Literature. The Review of Politics, 40(3): 392—405.

Путин в Ганновере: деспот или партнер? | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW

Многие в Германии помнят фразу, сказанную в 2004 году тогдашним канцлером ФРГ Герхардом Шрёдером (Gerhard Schröder): «Путин — чистой воды демократ». Уже тогда Шрёдер получил в ответ бурю язвительных комментариев. Не забыл это высказывание и депутат Европарламента от немецкой партии «Союз-90″/»Зеленые» Вернер Шульц (Werner Schulz). В интервью радиостанции Deutschlandfunk в конце марта 2013 года он назвал Владимира Путина «чистой воды деспотом».

Съемочная группа ARD ждала Путина три часа

Перед отъездом в Ганновер президент России дал интервью немецкой общественно-правовой телерадиокомпании ARD. Учитывая высокий ранг собеседника, вопросы задавал главный редактор компании WDR, входящей в состав ARD, Йорг Шёненборн (Jorg Schönenborn). Отрывки из интервью были показаны по телеканалу ARD вечером в пятницу, 5 апреля.

Владимир Путин и Герхард Шрёдер (фото из архива)

Вот что рассказал Шёненборн об обстоятельствах подготовки этого интервью: «Я знал, конечно, что без провокации не обойдется. Нам пришлось три часа ждать Путина, он это проделывает и с ведущими немецкими промышленниками. Я об этом знал, поэтому заранее решил не поддаваться на провокации и стоически все это принимать».

Коротко и подчеркнуто напряженно

Речь в интервью шла и о проверках прокуратурой российских неправительственных организаций (НПО), в частности представительств немецких политических фондов. Хозяин Кремля, по словам Шёненборна, вопросы выслушивал по-немецки, а отвечал по-русски. Но как только вопрос ему не нравился, требовал перевести сказанное, чтобы выиграть время. Или вполне сознательно использовал возмущение, чтобы сменить тему.

Проверки НПО Путин назвал «обычной практикой». Мол, это не он, президент РФ, пытается запугать российскую общественность — это немецкие журналисты запугивают немецкую же общественность. На вопрос, умеет ли еще улыбаться Путин, Йорг Шёненборн поделился личным впечатлением: «Улыбка у Путина, как и рукопожатие, — короткая и подчеркнуто напряженная».

Какие мерки применимы к России?

Между тем отношение к президенту России в Германии медленно, но неуклонно меняется. О «стратегическом партнерстве» стран почти никто не упоминает. Не только среди журналистов, но и среди политиков стало в порядке вещей использовать выражение «режим Путина».

Попытку изменить тон недавно предпринял кандидат в канцлеры от Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Пер Штайнбрюк (Peer Steinbrück). В интервью интернет-версии еженедельника Die Zeit он заявил, что Россия «была и остается партнером, интересы которого хорошо понимают в Германии, поэтому их следует учитывать». С другой стороны, по словам Штайнбрюка, «надо признать, что западные мерки плюралистической демократии невозможно напрямую переносить на Россию».

«Репрессии, запугивание, насаждение страха»

Проверка в московском офисе Transparency International

Интервью со Штайнбрюком было записано еще до массовых прокурорских проверок НПО в России. Косвенный ответ кандидату в канцлеры дал депутат Европарламента от немецкой партии «Союз-90″/»Зеленые» Вернер Шульц. По его мнению, Путин явно решил уничтожить силы, которые выступают в России за демократию и гражданское общество. «Чистой воды деспот полирует образ врага. Он бывший офицер КГБ, и его методы и средства остались прежними: репрессии, запугивание, насаждение страха», — заявил Шульц.

Координатор германо-российского межобщественного сотрудничества в МИД ФРГ, зампредседателя фракции ХДС/ХСС в бундестаге Андреас Шоккенхофф (Andreas Schockenhoff) в интервью радиостанции Deutschlandfunk на вопрос, разделяет ли он мнение Вернера Шульца, ответил так: «Конечно же, это такой образ мышления, что можно контролировать все и вся сверху донизу. Это авторитарные методы, несовместимые сегодня с конкурентоспособностью и модернизацией».

Кулуарно или открыто?

Пер Штайнбрюк — тоже за критику. Но призывает высказывать ее российским партнерам с глазу на глаз, а не прилюдно. Иначе, по его мнению, можно утратить возможности для практических шагов к улучшению ситуации. Ему категорически возражает эксперт по странам Восточной Европы из парламентской фракции «зеленых» Марилуизе Бек (Marieluise Beck): «В Германии наблюдается определенная размытость и неуверенность в оценках того, с чем мы имеем дело. Это выражается в заявлениях, что, мол, наши западные ценности нельзя переносить на Россию. А речь-то о демократии, свободе прессы, свободе демонстраций правах гражданина. Это такой сложный аспект в немецкой политике, который нравится Кремлю».

Марилуизе Бек

Канцлер ФРГ Ангела Меркель через своего официального представителя сообщила, что обсудит тему проверок в представительствах немецких политических фондов в России на встрече с Владимиром Путиным в Ганновере. Не секрет, что между Меркель и Путиным установились не самые теплые отношения.

В рамках «Петербургского диалога» в конце 2012 года Меркель открыто критиковала, по ее мнению, излишне жесткий приговор участницам группы Pussy Riot. Канцлер также посоветовала российским партнерам не обижаться на критику: «Если бы я по каждому поводу обижалась, я бы и трех дней не удержалась на посту канцлера». Судя по всему, Владимира Путина ждет в Ганновере не только трудный диалог. Партия «зеленых» и международная правозащитная организация Amnesty International уже призвали провести на территории ярмарки акции протеста против политики Путина.

Синоним к слову деспотизм

Все синонимы к слову «деспотизм»
Синонимы к слову «деспотизм» — 7 букв.
# Синоним Количество букв Тип синонима
12 тирания 7 букв. Слово
Синонимы к слову «деспотизм» — 8 букв.
Синонимы к слову «деспотизм» — 9 букв.
Синонимы к слову «деспотизм» — 10 букв.
# Синоним Количество букв Тип синонима
18 властность 10 букв. Слово
Синонимы к слову «деспотизм» — 11 букв.
Синонимы к слову «деспотизм» — 13 букв.

3

Синонимы к слову деспотизм — это слова близкие по значению к слову деспотизм, которые с легкостью заменяют его в текстах и в разговоре. Всего найдено синонимов к слову деспотизм — 23 шт. Среди них могут всречаться как слова, так и словосочетания. Из найденных синонимов, слов — 22 шт, а синонимичных словосочетаний — 0 шт.Очень часто, особенно при разгадывании кроссвордов встречается вопрос : «Синоним к слову деспотизм», поэтому в нашем словаре также представлено количество букв из которых состоит тот или иной синоним. Самый маленький синоним к слову деспотизм состоит из 7 букв, а самое длинное состоит из 13 букв. Найти нужное слово-синоним по количеству букв вы можете воспользовавшись таблицей сверху, а конкретно графой количество букв.

О синонимах

Без слов синонимов в текстах различного характера, будь то повествование, рассуждение, побуждение не обойтись в преодолении неоправданного повторения одного и того же слова. Также применение слов синонимов вместо деспотизм используется в литературе, как способ связи соседних предложений в тексте. В стилистике русской словесности при письменном изложении текста повторение одних и тех же слов идентифицируется как тавтология и является грубой лексической ошибкой. Таким образом, при изложении текста на начальном этапе используется одно из ключевых слов синонима, а дальше по тексту уже применяются подходящие по смыслу слова синонимы, раскрывающие и усиливающие тематику текста для более обширного представления.

Например, изначальное слово «деспотизм» далее уже в зависимости от необходимой применимости, заменяется на азиатизм,византизм,властность,властолюбие,деспотичность,деспотия,любоначалие,произвол,самовластие,тирания,тиранство.

Не забываем, что по своим качествам синонимы могут быть применимы с использованием приставки «не» к словам антонимам, словам противоположным по значению. При этом лексическое значение образованного слова антонима с приставкой не- также характеризуется как синоним.

Характеризуют слово синоним и многозначные слова, образующие сложным словосочетанием слов в своей многозначности по лексическому значению одно из слов предлагаемого синонима в контексте.

В завершении сказанного, хочется подчеркнуть, какую важнейшую роль синонимы играют в речи людей. Применение слов синонимов и умение пользоваться дополнительными ресурсами в виде словарей, дает возможность не только предельно точного и многообразного выражения своих мыслей, но и ведет к обогащению, насыщению нашего родного русского языка.

Добавить синоним к слову деспотизм

Добавление синонима к слову:

Если вы не нашли синоним в списке выше, но знаете его, то вы можете помочь нам сделать наш сайт лучше, введите слово в соответствующее поле и нажмите добавить, после модерации Ваш синоним обязательно будет добавлен.


Поиск синонимов

Поиск синонима к слову:

Популярные слова

Возврат к списку


Определение деспотизма от Merriam-Webster

дез · политика | \ ˈDe-spə-ˌti-zəm \ 1а : деспотическая абсолютная (см. Абсолютный смысл 2) власть и власть правительства : правление деспота превышение закона есть деспотизм, от которого восстают свободные люди — С.Б. Петтенгилл б : репрессивное или деспотическое использование власти воспитательный деспотизм 2а : система правления, в которой правитель имеет неограниченную власть : абсолютизм

б : деспотическое государство выдерживая деспотизм царей

Определение деспотизма в словаре.com

[des-puh-tiz-uhm] SHOW IPA

/ ˈdɛs pəˌtɪz əm / PHONETIC RESPELLING


существительное

правление деспота; осуществление абсолютной власти.

абсолютная власть или контроль; тирания.

абсолютное или автократическое правительство.

ВИКТОРИНА

СПРИНТ НА ​​ФИНИШ С ЭТОЙ ВИКТОРИНОЙ ОЛИМПИАД!

Примите участие в нашей викторине об Олимпийских играх, чтобы узнать, сможете ли вы забрать домой золотую медаль в области знаний об Олимпийских играх.

Вопрос 1 из 10

Где впервые проводились Олимпийские игры?

Происхождение деспотизма

От французского слова «деспотизм», восходящего к 1720–1730 гг.См. Деспот, -изм

Слова рядом с деспотизмом

уныние, уныние, деспот, деспотия, деспотическая монархия, деспотизм, Des Prés, despumate, desquamate, desquamation, desquamate

Dictionary.com Unabridged На основе Несокращенного словаря Random House, © Random House, Inc. 2021

Слова, относящиеся к деспотизму

Как использовать деспотизм в предложении

.expandable-content {display: none;}. Css-12x6sdt.expandable.content- расширенный> .expandable-content {display: block;}]]>
  • Один писатель из Иллинойса в 1923 году резко заявил, что «шрам от принудительной вакцинации — это клеймо, знак медицинской тирании и деспотизма.

  • Это была короткая и часто жестокая жизнь Ирака, отмеченная имперскими завоеваниями, войнами и сокрушительным деспотизмом.

  • Проблема в том, что «этот чувак» делает больше, чем «одну вещь» — если только Родман не имеет в виду деспотизм в целом, в чем я сомневаюсь.

  • В его время, на пепелище мировой войны, другая важная часть мира разрывалась между демократией и деспотизмом.

  • Рузбех и Трита Парси о возвращении революционного правительства к деспотизму.

  • Это обещает жизнь без монархического деспотизма, но также, оглядываясь назад, означает все, что может пойти не так с революцией.

  • Франция была прямым и формальным деспотизмом почти двести лет.

  • В этой провинции лопаются оковы деспотизма, которые начали ослаблять 24 августа в Порту.

  • Этот неслыханный деспотизм, это ужасное политическое лжесвидетельство, конечно, не было достойно хорошей и щедрой Бразилии.

  • Ее владения варьировались от абсолютного деспотизма до скромного рабства, и он был счастлив во всем этом.

  • Положитесь на меня, как я на вас, и вы увидите, что демократия и деспотизм уничтожены рациональной свободой.

СМОТРЕТЬ БОЛЬШЕ ПРИМЕРОВ СМОТРЕТЬ МЕНЬШЕ ПРИМЕРОВ



популярных статейli {-webkit-flex-based: 49%; — ms-flex-предпочтительный размер: 49%; flex-base: 49%;} @media only screen и (max-width: 769px) {. css-2jtp0r> li {-webkit-flex-base: 49%; — ms-flex-предпочтительный-размер: 49%; flex-base: 49%;} } @media only screen и (max-width: 480px) {.css-2jtp0r> li {-webkit-flex-base: 100%; — ms-flex-предпочтительный-размер: 100%; flex-base: 100%;}}]]>

Определения деспотизма в Британском словаре


существительное

правление деспота; Произвольное, абсолютное или тираническое правительство

Произвольная или тираническая власть или поведение

Словарь английского языка Коллинза — полное и несокращенное цифровое издание 2012 г. © William Collins Sons & Co. Ltd. 1979, 1986 © HarperCollins Издатели 1998, 2000, 2003, 2005, 2006, 2007, 2009, 2012

Культурные определения деспотизма


Неограниченное политическое правление одного человека.

Заметки о деспотизме

Этот термин обычно подразумевает недобросовестное правление или тиранию.

Новый словарь культурной грамотности, третье издание Авторские права © 2005 издательской компании Houghton Mifflin Harcourt. Опубликовано Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company. Все права защищены.

Прочие читаютli {-webkit-flex-base: 100%; — ms-flex-предпочтительный размер: 100%; flex-base: 100%;} @ media only screen и (max-width: 769px) {. Css -1uttx60> li {-webkit-flex-base: 100%; — ms-flex-предпочтительный-размер: 100%; flex-base: 100%;}} @ экран только мультимедиа и (max-width: 480px) {.css-1uttx60> li {-webkit-flex-base: 100%; — ms-flex-предпочтительный-размер: 100%; flex-base: 100%;}}]]>

Деспотизм повсюду вокруг нас: предупреждения Монтескье

Фото Мэтта Стюарта / Magnum

Граждане либеральных демократических стран часто считают, что деспотизм чужд их собственному опыту. Их политические конституции демонстрируют в той или иной форме разделение властей, которое специально предназначено для предотвращения накопления произвольной и безответственной власти в какой-либо одной функции их правительства.И наоборот, деспотизм — это крайняя форма правления, которая концентрирует произвольную власть, которая может распространяться на все сферы жизни. При наличии конституционных и правовых барьеров граждане либеральных обществ могут поверить в то, что преследование со стороны деспотов — это опыт, предназначенный для менее удачливых народов. Тем не менее, законы запрещают сексуальные домогательства и нападения, хотя недавние разоблачения их повсеместного распространения напоминают нам об ограниченной эффективности простых бумажных или юридических барьеров.

Если правовые барьеры иногда не могут защитить нас от миниатюрных деспотов, то политический деспотизм не так далек, как многие думают.Монтескье, французский философ 18-го века, который ввел термин «деспотизм» в наш политический словарь, не удивился бы несоответствию между предполагаемой свободой нашего общества и опытом многих жертв безответственной власти внутри него. В книге The Spirit of the Laws (1748) он показывает, что деспотизм — это постоянная опасность и постоянная угроза человеческому процветанию везде и всегда. Даже те, кому посчастливилось жить за пределами деспотического правительства, все еще могут стать жертвами деспотических практик.В ответ Монтескье учит, что разоблачение деспотизма должно оставаться центральным делом социальной и политической жизни.

В той мере, в какой его вообще помнят сегодня, Монтескье считается вдохновителем теории разделения властей, тех конституционных барьеров на пути к деспотизму, которые, как это ни парадоксально, могут сделать нас самодовольными в отношении нашей свободы. Создатели Конституции Соединенных Штатов фактически назвали его «оракулом» разделения властей, когда он широко использовал его политические учения.Тем не менее, размышления над его трудами показывают, что деспотизм — гораздо более распространенное и непримиримое явление, чем склонны полагать люди в так называемых просвещенных и свободных обществах. На всем протяжении The Spirit of the Laws он показывает, что деспотизм лежит в самой основе европейского мышления. Основные аспекты его религиозных и философских традиций поощряют концентрацию власти и резкость, которые слишком легко могут привести к деспотическому насилию. При таком постоянном уравновешивающем давлении конституционные меры, какими бы важными они ни были, сами по себе не могут сдержать это явление.

Открытое изображение деспотизма Монтескье, похоже, опровергает утверждения о том, что в Европе существует деспотизм. В конце концов, он черпает из истории Азии и Ближнего Востока, чтобы изобразить деспотов больших империй, тех презренных фигур, которые, хотя и увлечены личными удовольствиями, поглощают всю власть в государстве. Такая огромная власть позволяет эксплуатировать управляемых таким образом, чтобы их жертвы подвергались насилию, как физическому, так и психологическому. Поступая таким образом, он лишает людей возможностей для человеческого развития и деятельности и, таким образом, в конечном итоге лишает их человеческого достоинства.Это пугает всех, кто может противостоять ему, поскольку он часто смертельно деспотичен. В результате такого изображения Монтескье кажется многим сегодняшним читателям ориенталистом, еще одним европейским интеллектуалом, который принижает иностранные общества, чтобы превозносить достижения Запада в процессе, который в конечном итоге оправдывает колониализм. Но это поверхностное прочтение глубокого мыслителя и писателя. Интеллигенты того времени использовали экзотические места в качестве преследующей лошади для критики своих обществ.

По сути, критика Монтескье деспотизма сводится к критике Европы. Монтескье считает Европу — на первый взгляд мягкой и христианской — домом для одних из самых жестоких деспотических практик. Несмотря на его очевидную ориентацию на восточный деспотизм, ему также удается подчеркнуть деспотические обычаи почитаемых европейских институтов: католической церкви и французской монархии. Он разоблачает деспотизм португальских инквизиторов, которые сжигают заживо девочку-подростка за то, что ее родители исповедуют иудаизм, и даже на своей родине, казнят за государственную измену тех, кто просто укоряет министра монарха.Таким образом, он подчеркивает жестокость Европы в то время, когда высказывать такую ​​критику все еще было определенно опасно.

Монтескье самым решительным образом выступает против жестоких наказаний, заявляя, что «знание» правильных действий при вынесении «уголовных приговоров» важнее «всего остального в мире». Он утверждает, что свобода — это чувство безопасности, которому неизбежно противоречит угроза произвольного наказания. Его помощник, Чезаре Беккариа, в конце 18 века возглавил либеральную реформу уголовного права и наказания в Европе.Но эта либерализация должна была идти против течения — против почитаемых европейских идей, которые, согласно анализу Монтескье, были деспотическими. Действительно, идеи Монтескье настолько важны, что он назвал некоторых философов «законодателями». Эти философские законодатели не только стремились основать утопии, но и их размышления, по сути, могут повлиять на реальную практику.

Согласно анализу Монтескье, некоторые деспотические идеи Европы происходят из самых возвышенных источников, например из сочинений Платона и Аристотеля и учения церкви.Хотя считается, что эти источники прививают добродетели и, таким образом, пытаются сделать людей лучше, он тонко показывает на протяжении всей своей работы неумеренность и даже жестокость идей, которые можно найти в старых и почитаемых книгах, дремлющих на пыльных книжных полках. Монтескье подчеркивает вредные доктрины Платона о том, что рабы не имеют права на самооборону, что магистраты должны быть абсолютными, а наказания должны быть частыми и суровыми. Точно так же учение Аристотеля способствует деспотическим практикам, слишком полагаясь на добродетель князей для необходимой сдержанности и очерняя практику взимания процентов по ссудам, которая является источником жизненной силы торговли между народами.Учения Аристотеля помогают подорвать торговлю, которая, по словам Монтескье, продвигает «мягкие нравы», которые, в свою очередь, сохраняют жизнь, противодействуя воинственным военным добродетелям и агрессивной подозрительности иностранцев. Он также показывает, как Церковь провозглашает слишком обширный закон, исходящий от древних римлян, который приравнивает измену к ереси. Церковь и послушные гражданские власти убили многих так называемых еретиков в результате его обнародования.

По мере того как события разворачивались после его смерти, оценка Монтескье сохраняющейся восприимчивости Европы к деспотизму оказалась на удивление дальновидной.Тот, кто просто взглянет на эту историю, не может отрицать непреходящую потребность в уроке, который Монтескье пытается преподать в The Spirit of the Laws — , что окончательной победы над деспотизмом нет и что Запад тоже остается уязвимым. Фактически, это постоянная угроза человеческому состоянию. Свобода, как показывает Монтескье, требует постоянного контроля над правящими практиками и идеями, какими бы священными они ни были. Деспотические идеи могут поселиться в наших самых заветных идеях и даже в наших сердцах.

Просвещенный деспотизм | История западной цивилизации II

21.1.4: Просвещенный деспотизм

Просвещенные деспоты, вдохновленные идеалами эпохи Просвещения, считали, что королевская власть проистекает не из божественного права, а из общественного договора, согласно которому деспоту была доверена власть управлять вместо любых других правительств.

Цель обучения

Дайте определение просвещенному деспотизму и приведите примеры

Ключевые моменты

  • Просвещенные деспоты считали, что королевская власть проистекает не из божественного права, а из общественного договора, по которому деспоту была доверена власть управлять вместо любых других правительств.По сути, монархи просвещенного абсолютизма укрепляли свой авторитет, улучшая жизнь своих подданных.
  • Эссе, защищающее систему просвещенного деспотизма, было написано Фридрихом Великим, правившим Пруссией с 1740 по 1786 год. Фридрих модернизировал прусскую бюрократию и государственную службу и проводил религиозную политику во всем своем королевстве, которая варьировалась от терпимости до сегрегации. Следуя общим интересам просвещенных деспотов, он поддерживал искусства, философов, которых предпочитал, и полную свободу печати и литературы.
  • Россия Екатерина II продолжала модернизировать Россию по западноевропейским образцам, но ее просвещенный деспотизм проявлялся в основном в ее приверженности искусству, науке и модернизации российского образования. Хотя она провела некоторые административные и экономические реформы, призыв на военную службу и экономика продолжали зависеть от крепостного права.
  • Мария Тереза ​​провела значительные реформы для повышения военной и бюрократической эффективности Австрии. Она улучшила экономику штата, ввела национальную систему образования и внесла свой вклад в важные реформы в медицине.Однако, в отличие от других просвещенных деспотов, Марии Терезии было трудно вписаться в интеллектуальную сферу Просвещения и она не разделяла увлечения идеалами Просвещения.
  • Джозеф был сторонником просвещенного деспотизма, но его приверженность модернизации реформ впоследствии вызвала значительную оппозицию, которая в конечном итоге вылилась в неспособность полностью реализовать его программы. Среди других достижений он вдохновил на полную реформу правовой системы, покончил с цензурой прессы и театра и продолжил реформы своей матери в сфере образования и медицины.

Ключевые термины

крепостное право
Статус многих крестьян при феодализме, особенно в отношении помещичьего хозяйства. Это было состояние кабалы, которое в основном развивалось в Европе в средние века и длилось в некоторых странах до середины XIX века.
просвещенный деспотизм
Также известен как просвещенный абсолютизм или доброжелательный абсолютизм, форма абсолютной монархии или деспотизма, вдохновленная Просвещением.Монархи, принявшие его, следовали причастиям рациональности. Некоторые из них способствовали образованию и допускали религиозную терпимость, свободу слова и право владеть частной собственностью. Они считали, что королевская власть проистекает не из божественного права, а из общественного договора, в соответствии с которым деспоту была доверена власть управлять вместо любых других правительств.
Энциклопедия
Общая энциклопедия, изданная во Франции между 1751 и 1772 годами, с более поздними дополнениями, исправленными изданиями и переводами.В нем было много писателей, известных как энциклопедисты. Он наиболее известен тем, что представлял мысли эпохи Просвещения.

Крупнейшим мыслителям эпохи Просвещения приписывают развитие правительственных теорий, имеющих решающее значение для создания и развития современного демократического государства, управляемого гражданским обществом. Просвещенный деспотизм, также называемый просвещенным абсолютизмом, был одной из первых идей, проистекающих из политических идеалов Просвещения. Эта концепция была официально описана немецким историком Вильгельмом Рошером в 1847 году и до сих пор вызывает споры среди ученых.

Просвещенные деспоты считали, что королевская власть проистекает не из божественного права, а из общественного договора, в соответствии с которым деспоту была доверена власть управлять вместо любых других правительств. По сути, монархи просвещенного абсолютизма укрепляли свой авторитет, улучшая жизнь своих подданных. Эта философия подразумевала, что государь знал интересы своих подданных лучше, чем они сами. Монарх, взявший на себя ответственность за подданных, исключал их участие в политической жизни.Разница между деспотом и просвещенным деспотом основана на широком анализе того, в какой степени они приняли Эпоху Просвещения. Однако историки спорят о реальном воплощении просвещенного деспотизма. Они проводят различие между «просвещением» правителя лично и его режимом.

Просвещенный деспотизм защищал в своем эссе Фридрих Великий, правивший Пруссией с 1740 по 1786 год. Он был энтузиастом французских идей и пригласил в свой дворец известного французского философа Просвещения Вольтера.С помощью французских экспертов Фредерик организовал систему косвенного налогообложения, которая давала государству больше доходов, чем прямое налогообложение. Одним из величайших достижений Фредерика был контроль над ценами на зерно, при котором государственные склады позволяли гражданскому населению выжить в бедных регионах, где урожай был плохим. Фридрих модернизировал прусскую бюрократию и государственную службу и проводил религиозную политику во всем своем королевстве, которая варьировалась от терпимости до сегрегации.Он в основном не практиковал и терпеливо относился ко всем религиям в своем царстве, хотя протестантизм стал излюбленной религией, а католики не были выбраны на более высокие государственные должности. Защищая и поощряя торговлю еврейскими гражданами Империи, он неоднократно выражал сильные антисемитские настроения. Он также призывал переселенцев разных национальностей и вероисповеданий приезжать в Пруссию. Некоторые критики, однако, указывают на его репрессивные меры против покоренных польских подданных после того, как некоторые польские земли попали под контроль Прусской империи.Следуя общим интересам просвещенных деспотов, Фредерик поддерживал искусство, философов, которых он предпочитал, и полную свободу печати и литературы.

Екатерина II в России была самой известной и самой продолжительной правящей женщиной-лидером России, правившей с 1762 года до своей смерти в 1796 году. Поклонница Петра Великого, она продолжала модернизировать Россию по западноевропейским образцам, но ее просвещенный деспотизм проявился. в основном с ее приверженностью искусству, науке и модернизации российского образования.Эрмитаж, который сейчас занимает весь Зимний дворец, начинался как личное собрание Екатерины. Она писала комедии, художественную литературу и мемуары, одновременно развивая Вольтера, Дидро и Д’Аламбера — всех французских энциклопедистов, которые позже закрепили ее репутацию в своих трудах. Ведущие европейские экономисты того времени стали иностранными членами Вольного экономического общества, основанного по ее предложению в Санкт-Петербурге в 1765 году. Она также привлекала западноевропейских ученых. Через несколько месяцев после своего вступления на престол в 1762 году, услышав, что французское правительство пригрозило прекратить публикацию знаменитой французской энциклопедии из-за ее нерелигиозного духа, Екатерина предложила Дидро завершить свою великую работу в России под ее защитой.Она считала, что «человека нового типа» можно создать, прививая русским детям западноевропейское образование. Она продолжала изучать теорию и практику образования в других странах, и, хотя она провела некоторые образовательные реформы, ей не удалось создать национальную школьную систему.

Смольный институт, первый в России институт «Благородных девиц» и первое в Европе государственное женское высшее учебное заведение, картина С.Ф. Галактионов, 1823.

Екатерина основала Смольный институт благородных девушек для женского образования. Поначалу институт принимал только девушек из знатной элиты, но со временем стал принимать и девушек из мелкой буржуазии. Девочек, посещавших Смольный институт «Смолянки», часто обвиняли в незнании всего, что происходило в мире за стенами Смольных зданий. В стенах Института их обучали безупречному французскому языку, музыкальности, танцам и полному трепету перед Монархом.

Хотя Екатерина воздерживалась от претворения в жизнь большинства демократических принципов, она издала кодексы, отражающие некоторые тенденции модернизации, включая разделение страны на провинции и округа, ограничение власти дворян, создание среднего сословия и ряд экономических реформ. Однако военная повинность и экономика продолжали зависеть от крепостного права, а растущие требования государства и частных землевладельцев привели к росту зависимости от крепостных.

г. Мария Тереза ​​была единственной женщиной-правительницей Габсбургских владений и последней из Габсбургского дома.Она провела значительные реформы для повышения военной и бюрократической эффективности Австрии. Она удвоила государственные доходы между 1754 и 1764 годами, хотя ее попытка обложить налогом духовенство и дворянство была лишь частично успешной. Тем не менее, ее финансовые реформы значительно улучшили экономику. В 1760 году Мария Тереза ​​создала Государственный совет, который служил комитетом экспертов-консультантов. Ему не хватало исполнительной или законодательной власти, но, тем не менее, он показывал разницу между автократической формой правления.В медицине ее решение сделать прививки своим детям после эпидемии оспы 1767 года изменило негативное отношение австрийских врачей к вакцинации. Австрия запретила сжигание ведьм и пытки в 1776 году. Позже они были вновь введены, но прогрессивный характер этих реформ остается отмеченным. Образование было одной из самых заметных реформ правления Марии Терезии. В новой школьной системе, основанной на системе Пруссии, все дети обоих полов в любом возрасте должны были посещать школу в возрасте от 6 до 12 лет, хотя закон оказалось очень трудно выполнить.

Однако Марии Терезии было трудно вписаться в интеллектуальную сферу Просвещения. Например, она считала, что религиозное единство необходимо для мирной общественной жизни, и категорически отвергала идею религиозной терпимости. Она считала евреев и протестантов опасными для государства и активно пыталась их подавить. Как молодой монарх, воевавший в двух династических войнах, она считала, что ее дело должно быть причиной ее подданных, но в более поздние годы она поверила, что их дело должно быть ее.

Старший сын Марии Терезии, Иосиф II, император Священной Римской империи с 1765 по 1790 год и правитель земель Габсбургов с 1780 по 1790 год, был в восторге от идей Просвещения. Джозеф был сторонником просвещенного деспотизма, но его приверженность модернизации реформ вызвала значительную оппозицию, которая в конечном итоге вылилась в неспособность полностью реализовать его программы.

Джозеф вдохновил на полную реформу правовой системы, отменил жестокие наказания и смертную казнь в большинстве случаев и установил принцип полного равенства обращения со всеми правонарушителями.Он положил конец цензуре прессы и театра. В 1781–82 он предоставил крепостным крестьянам полную юридическую свободу. Однако домовладельцы обнаружили, что их экономическое положение находится под угрозой, и в конце концов изменили свою политику. Чтобы уравнять налогообложение, Джозеф приказал провести оценку всех земель империи, чтобы ввести единый эгалитарный налог на землю. Однако большая часть его финансовых реформ была отменена незадолго до или после смерти Джозефа в 1790 году. Чтобы воспитывать грамотных граждан, начальное образование стало обязательным для всех мальчиков и девочек, а высшее практическое образование было предложено немногим избранным.Джозеф учредил стипендии для талантливых бедных студентов и разрешил открытие школ для евреев и других религиозных меньшинств. В 1784 году он приказал стране изменить язык обучения с латыни на немецкий, что было весьма спорным шагом в многоязычной империи. Джозеф также попытался централизовать медицинское обслуживание в Вене путем строительства единой большой больницы, знаменитой Allgemeines Krankenhaus, которая открылась в 1784 году. Однако централизация усугубила проблемы с санитарией, вызвав эпидемии и 20% смертность в новой больнице. но в следующем столетии город стал выдающимся в области медицины.

Иосиф II вспахивает поле возле Славиковица в сельской южной Моравии 19 августа 1769 года.

г. Иосиф II был одним из первых правителей Центральной Европы. Он попытался отменить крепостное право, но его планы встретили сопротивление землевладельцев. Его Императорский Патент 1785 года отменил крепостное право на некоторых территориях Империи, но под давлением помещиков не дал крестьянам права собственности на землю или свободы от налогов, причитающихся помещикам-дворянам. Это давало им личную свободу.Окончательные реформы освобождения империи Габсбургов были проведены в 1848 году.

Вероятно, самой непопулярной из всех его реформ была его попытка модернизации в высшей степени традиционной католической церкви. Назвав себя хранителем католицизма, Иосиф II нанес решительный удар по папской власти. Он пытался сделать католическую церковь в своей империи орудием государства, независимого от Рима. Джозеф был очень дружелюбен к масонству, так как считал его очень совместимым с его собственной философией Просвещения, хотя сам он, очевидно, никогда не присоединялся к Ложе.В 1789 году он издал хартию религиозной терпимости для евреев Галиции, региона с большим традиционным еврейским населением, говорящим на идиш. Хартия отменила общинную автономию, в соответствии с которой евреи контролировали свои внутренние дела. Это способствовало германизации и ношению нееврейской одежды.

Атрибуции

Деспотизм — обзор | Темы ScienceDirect

Новые географии глобализации и контроля над трудом

Период с начала 1980-х до начала 2000-х годов можно охарактеризовать как период нестабильности регулирования и экспериментов с новым, возможно, более глобальным режимом контроля за трудом, как это предлагается в концепции Буравого. гегемонистский деспотизм.Такой режим зависит не только от всепроникающей угрозы мобильности капитала, но и от различных государственных стратегий по смазке капиталистического рынка труда вокруг более гибких, но в то же время жестко принудительных рабочих мест. Такой режим, кроме того, означает демонтаж централизованных (в национальном масштабе) форм социального обеспечения и их замену территориально децентрализованными (в местном масштабе) институциональными механизмами, особенно в отношении труда. Как убедительно утверждает Пек, сегодня труд не только регулируется, но и, по сути, ставится на его место.Это происходит с помощью различных стратегий локализации, включая новые экономические способы обеспечения благосостояния и политические формы регулирования труда, которые, в свою очередь, являются симптомами активного построения неолиберального регулирования в капитализме в глобальном масштабе. Другой способ думать об этом заключается в том, что силы культурной гегемонии были активно восстановлены после фордизма государствами, работающими в партнерстве с капиталом, хотя и в гораздо более широком масштабе, чем тот, который мог себе представить Грамши.

Конечно, география имеет значение. С одной стороны, новые условия гибкости рабочей силы имели тенденцию процветать в таких местах, как Кремниевая долина в Калифорнии или Третьей Италии, которые удалены от традиционных центров фордистского промышленного производства. Гибкое производство особенно процветало в населенных пунктах и ​​регионах, где рабочие менее организованы, возможно, из-за сокращения членства в промышленных профсоюзах, что позволило работодателям экспериментировать с альтернативными методами управления, новыми системами своевременного снабжения, субподрядами и, во все большей степени, контракты нулевого рабочего времени.Тем не менее, географы-феминистки, такие как Поллерт, Хэнсон, Пратт и Поллард, задаются вопросом, является ли растущая гибкость рабочей силы характерной чертой постфордистских производственных пространств или же результатом долгосрочной реструктуризации гендерных отношений на рабочем месте и, что особенно важно, жилое место. Например, в некоторых устоявшихся промышленных городах работодатели доказали свою способность корректировать местные режимы контроля за трудом in situ вместо того, чтобы перемещать производство на периферию; они достигли этого, используя растущие гендерные, этнические и расовые различия в социальном конструировании местных рынков труда.

Гоф утверждает, что постиндустриальный ландшафт регулирования труда расходится между стратегиями местного накопления «высокоразвитой» и «низкой дороги». В случае стратегии «большой дороги» трудовые организации смогли получить некоторые уступки от капитала в виде повышения заработной платы и льгот по месту жительства. В Соединенных Штатах, например, возникли городские организации труда, представляющие новую экономику, чтобы противостоять увеличению разницы в доходах в результате потери хорошо оплачиваемых традиционных рабочих мест в обрабатывающей промышленности, сопутствующего роста числа низкооплачиваемых рабочих мест в секторе услуг и сокращения членства в профсоюзе.В некоторых случаях эти организации вступили в новые союзы с религиозными и гражданскими группами для лоббирования местного и национального законодательства в поддержку прожиточного минимума.

Несмотря на достижения кампаний по обеспечению прожиточного минимума, Гастингс и Маккиннон утверждают, что отношения между капиталом и трудом строятся (пере) тонкими, но не менее эксплуататорскими способами. В самом деле, доминирующая траектория в регулировании и контроле труда направлена ​​к различным стратегиям «низкого пути».Такие стратегии включают постепенный отказ от форм социального обеспечения в национальном масштабе и их замену механизмами местного масштаба, основанными на условиях труда и условных рынках труда. Распространение таких (часто основанных на городах) «рабочих государств», в свою очередь, является симптомом подъема, возможно, более коварной и явно глобальной формы культурной гегемонии, которая тесно связана с неолиберализмом и консервативной антииммигрантской политической риторикой. В свете растущей напряженности вокруг баланса между работой и личной жизнью и распада традиционных механизмов социального обеспечения и пенсий необходимы дальнейшие исследования разнообразных способов, с помощью которых капитал находит новых союзников в полугосударственных организациях и организациях третьего сектора для создания новых форм культурной и социальной жизни. экономическая интеграция на рабочем месте.

По всему Югу многие практики и институты, лежащие в основе режима контроля над трудом, действуют вне прямого контроля национального государства и мирового капитала. Например, Келли исследует местный режим контроля за трудом, связанный с прямыми иностранными инвестициями в растущие секторы швейной, текстильной и электронной промышленности на Филиппинах. Он приходит к выводу, что в отличие от ранее существовавшего глобального режима, навязанного транснациональными корпорациями в союзе с национальным государством, режим местного контроля над рабочей силой возник в результате совместной деятельности множества местных политических субъектов.В число этих участников входят агентства по трудоустройству и руководители местных деревень. Тем не менее, национальные правительства продолжают играть значительную роль, используя множество дискурсивных приемов, начиная от развития до национальной безопасности, чтобы смазать местные социальные условия для более конкурентоспособного на глобальном уровне режима контроля над трудом.

В то же время глобализация производства приводит к значительным изменениям в географии регулирования и контроля труда на Глобальном Севере.Например, базирующиеся в США транснациональные компании, которые нанимают на международном уровне дешевую полуквалифицированную рабочую силу, часто полагаются на глобальные социальные сети, созданные рабочими-иммигрантами. Miraftab показывает, как мексиканские и африканские упаковщики мяса на Среднем Западе США создали глобальные сети социального воспроизводства вокруг своих сообществ и рабочих мест. В этом формирующемся режиме контроля над трудом саморегулирование труда функционирует как процесс взаимоотношений, связывая сообщества Глобального Севера с сообществами Глобального Юга.

Деспотизм повсюду вокруг

Граждане либеральных, демократических стран часто считают, что деспотизм чужд их собственному опыту.

. Их политические конституции демонстрируют в той или иной форме разделение властей, которое специально предназначено для предотвращения накопления произвольной и безответственной власти в какой-либо одной функции их правительства. И наоборот, деспотизм — это крайняя форма правления, которая концентрирует произвольную власть, которая может распространяться на все сферы жизни.

При наличии конституционных и правовых барьеров граждане либеральных обществ могут поверить в то, что преследование со стороны деспотов — это опыт, предназначенный для менее удачливых народов. Тем не менее, законы запрещают сексуальные домогательства и нападения, хотя недавние разоблачения их повсеместного распространения напоминают нам об ограниченной эффективности простых бумажных или юридических барьеров.

Если правовые барьеры иногда не могут защитить нас от миниатюрных деспотов, то политический деспотизм не так далек, как многие думают.Монтескье, французский философ восемнадцатого века, который ввел термин «деспотизм» в наш политический словарь, не удивился бы несоответствию между предполагаемой свободой нашего общества и опытом многих жертв безответственной власти внутри него.

В Дух законов (1748) он показывает, что деспотизм — это постоянная опасность и постоянная угроза человеческому процветанию везде и всегда. Даже те, кому посчастливилось жить за пределами деспотического правительства, все еще могут стать жертвами деспотических практик.В ответ Монтескье учит, что разоблачение деспотизма должно оставаться центральным делом социальной и политической жизни.

В той мере, в какой его вообще помнят сегодня, Монтескье считается вдохновителем теории разделения властей, тех конституционных барьеров на пути к деспотизму, которые, как это ни парадоксально, могут сделать нас самодовольными в отношении нашей свободы. Создатели Конституции Соединенных Штатов фактически назвали его «оракулом» разделения властей, когда он широко использовал его политические учения.

Тем не менее, размышления над его трудами показывают, что деспотизм — гораздо более распространенное и непримиримое явление, чем склонны полагать люди в так называемых просвещенных и свободных обществах.

На всем протяжении Дух законов он показывает, что деспотизм лежит в самой основе европейского мышления. Основные аспекты его религиозных и философских традиций поощряют концентрацию власти и резкость, которые слишком легко могут привести к деспотическому насилию.При таком постоянном уравновешивающем давлении конституционные меры, какими бы важными они ни были, сами по себе не могут сдержать это явление.

Скользкий склон сосредоточенной силы

Открытое изображение деспотизма Монтескье, казалось бы, опровергает утверждения о том, что в Европе существует деспотизм. В конце концов, он черпает из истории Азии и Ближнего Востока, чтобы изобразить деспотов больших империй, тех презренных фигур, которые, хотя и увлечены личными удовольствиями, поглощают всю власть в государстве.

Такая огромная власть позволяет эксплуатировать управляемых таким образом, чтобы их жертвы подвергались насилию, как физическому, так и психологическому. Поступая таким образом, он лишает людей возможностей для человеческого развития и деятельности и, таким образом, в конечном итоге лишает их человеческого достоинства. Это пугает всех, кто может противостоять ему, поскольку он часто смертельно деспотичен.

В результате этого изображения Монтескье кажется многим сегодняшним читателям ориенталистом, еще одним европейским интеллектуалом, который принижает иностранные общества, чтобы превозносить достижения Запада в процессе, который в конечном итоге оправдывает колониализм.

Но это поверхностное прочтение глубокого мыслителя и писателя. Интеллигенты того времени использовали экзотические места в качестве преследующей лошади для критики своих обществ.

По сути, критика Монтескье деспотизма сводится к критике Европы. Монтескье считает Европу — на первый взгляд мягкой и христианской — домом для одних из самых жестоких деспотических обычаев.

Несмотря на его очевидную ориентацию на восточный деспотизм, ему также удается подчеркнуть деспотические методы почитаемых европейских институтов: католической церкви и французской монархии.Он разоблачает деспотизм португальских инквизиторов, которые сжигают заживо девочку-подростка за то, что ее родители исповедуют иудаизм, и даже на своей родине, казнят за измену тех, кто просто укоряет министра монарха. Таким образом, он подчеркивает жестокость Европы в то время, когда высказывать такую ​​критику все еще было определенно опасно.

Монтескье самым решительным образом выступает против жестоких наказаний, заявляя, что «знание» правильных действий при вынесении «уголовных приговоров» важнее «всего остального в мире».Он утверждает, что свобода — это чувство безопасности, которому неизбежно противоречит угроза произвольного наказания. Его помощник, Чезаре Беккариа, в конце 18 века возглавил либеральную реформу уголовного права и наказания в Европе.

Деспотические философы

Но эта либерализация должна была идти против течения — против почитаемых европейских идей, которые, согласно анализу Монтескье, были деспотическими. Действительно, идеи Монтескье настолько важны, что он назвал некоторых философов «законодателями».Эти философские законодатели не только стремились основать утопии, но и их размышления, по сути, могут повлиять на реальную практику.

Согласно анализу Монтескье, некоторые деспотические идеи Европы происходят из самых возвышенных источников, например из сочинений Платона и Аристотеля и учения церкви. Хотя считается, что эти источники прививают добродетели и, таким образом, пытаются сделать людей лучше, он тонко показывает на протяжении всей своей работы неумеренность и даже жестокость идей, которые можно найти в старых и почитаемых книгах, дремлющих на пыльных книжных полках.

Монтескье подчеркивает вредные доктрины Платона о том, что рабы не имеют права на самооборону, что магистраты должны быть абсолютными, а наказания должны быть частыми и суровыми. Точно так же учение Аристотеля способствует деспотическим практикам, слишком полагаясь на добродетель князей для необходимой сдержанности и очерняя практику взимания процентов по ссудам, которая является источником жизненной силы торговли между народами.

Учение Аристотеля помогает подорвать торговлю, которая, по словам Монтескье, продвигает «мягкие нравы», которые, в свою очередь, сохраняют жизнь, противодействуя воинственным военным добродетелям и агрессивной подозрительности иностранцев.Он также показывает, как Церковь провозглашает слишком обширный закон, исходящий от древних римлян, который приравнивает измену к ереси. Церковь и послушные гражданские власти убили многих так называемых еретиков в результате его обнародования.

По мере того как события разворачивались после его смерти, оценка Монтескье сохраняющейся восприимчивости Европы к деспотизму оказалась на удивление дальновидной. Никто, кто просто взглянет на эту историю, не может отрицать непреходящую потребность в уроке, который Монтескье пытается преподать в Дух законов — , что окончательной победы над деспотизмом нет и что Запад тоже остается уязвимым.Фактически, это постоянная угроза человеческому состоянию.

Свобода, как показывает Монтескье, требует постоянного изучения практики и идей правления, какими бы священными они ни были. Деспотические идеи могут поселиться в наших самых заветных идеях и даже в наших сердцах.

Вики Б. Салливан — профессор политологии Корнелии М. Джексон в Школе искусств и наук Университета Тафтса в Массачусетсе. Ее последняя книга — Монтескье и деспотические идеи Европы (University of Chicago Press, 2017).

Эта статья была первоначально опубликована на Aeon и переиздана по лицензии Creative Commons.

цитат о деспотизме (61 цитата)

«Немецкий и российский государственные аппараты выросли из деспотизма. По этой причине подчиненный характер человеческого характера масс людей в Германии и в России был исключительно ярко выражен. Таким образом, в обоих случаях революция привела к новому деспотизму с уверенностью иррациональной логики. В отличие от государственных аппаратов Германии и России, американский государственный аппарат был сформирован группами людей, которые избежали европейского и азиатского деспотизма, спасаясь бегством на девственную территорию, свободную от непосредственных и действенных традиций.Только так можно понять, что до момента написания этой статьи тоталитарный государственный аппарат не мог развиться в Америке, тогда как в Европе любое свержение правительства, осуществленное под лозунгом свободы, неизбежно вело к деспотизму. Это верно как для Робеспьера, так и для Гитлера, Муссолини и Сталина. Если мы хотим оценить факты беспристрастно, то мы должны указать, хотим мы этого или нет и хотим мы того или нет, что диктаторы Европы, которые основывали свою власть на огромных миллионах людей, всегда происходили из подавляемых классы.Я без колебаний утверждаю, что этот факт, каким бы трагичным он ни был, дает больше материала для социальных исследований, чем факты, относящиеся к деспотизму царя или кайзера Вильгельма. По сравнению с этим последние факты легко понять. Основоположникам американской революции пришлось построить свою демократию с нуля на иностранной земле. Все люди, выполнившие эту задачу, были мятежниками против английского деспотизма. С другой стороны, русские революционеры были вынуждены взять на себя уже существующий и очень жесткий правительственный аппарат.В то время как американцы могли начинать с нуля, русские, сколько бы они ни боролись с этим, были вынуждены тянуть за собой старое. Этим также можно объяснить тот факт, что американцы, еще живые в памяти о своем бегстве от деспотизма, заняли совершенно иное — более открытое и доступное — отношение к новым беженцам 1940 года, чем Советская Россия, которая закрылась. свои двери к ним. Это может объяснить, почему попытка сохранить старые демократические идеалы и усилия по развитию подлинного самоуправления были гораздо более сильными в Соединенных Штатах, чем где-либо еще.Мы не упускаем из виду многие неудачи и задержки, вызванные традициями, но в любом случае возрождение подлинных демократических усилий имело место в Америке, а не в России. Можно только надеяться, что американская демократия полностью осознает, и это пока еще не поздно, что фашизм не ограничен какой-либо одной нацией или какой-либо одной партией; и следует надеяться, что ему удастся преодолеть тенденцию к диктаторским формам в самих людях. Только время покажет, смогут ли американцы противостоять принуждению иррациональности или они уступят ему.”
— Вильгельм Райх, Массовая психология фашизма .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *