Содержание

Цинизм — это… Что такое Цинизм?

Цини́зм или цини́чность (др.-греч. Kυνισμός) — откровенное, вызывающе-пренебрежительное и презрительное отношение к нормам общественной морали, культурным ценностям и представлениям о благопристойности [1][2], отрицательное, нигилистическое отношение к общепринятым нормам нравственности[3], к официальным догмам господствующей идеологии [4]. Поведение, выражающее осознанное и демонстративное игнорирование определённых моральных ценностей.

Мировоззрение, воспринимающее этические ритуалы, как мешающие или избыточные для решения практических задач, отрицающее такие мотивы поведения, как сострадание, жалость, стыд, сочувствие и др. как несоответствующие личному интересу.

Цинизм в убеждениях и поведении характерен для людей, готовых прибегать к любым средствам для достижения своих личных целей. Характерен он также и для людей, отчаявшихся найти средство против несправедливости и лицемерия общества, найти выход из своего бесправного положения

[5].

Говоря о политической коммуникации, цинизм рождается в ситуации, которой аудитория, принимая политические сообщения, склонна скорее не доверять им, чем доверять. Другими словами общественность скептически относится к тому, что говорят политики. В общественной сфере цинизм сложно измерить — как правило этот уровень определяется контекстуальными факторами (факторами окружающей среды или личными факторами)[6].

Поведение, воспринимаемое окружающими, как циничное, вызывает осуждение общества и является провоцирующим конфликт фактором [7].

Цинизм, в отличие от морального релятивизма (дающего установку на относительность моральных принципов, их зависимость от субъекта и обстоятельств), задает установку на намеренное принижение, заведомое упрощение в интерпретации как собственных мотивов и норм поведения, так и мотивов других людей, установку на девальвацию принципов как таковых, всей сферы того, что воспринимается, как «высокое», «надличное».

Вульгарный цинизм — глумливо-ироническое отношение к тому, что выступает в качестве «высокого», «принципиального», наиболее свойственен аутсайдерам социальных и культурных процессов, социально и культурно слабым группам [8][9].

Кинизм

Цинизм берет свое название от древнегреческой философии кинизма, некоторые элементы которой, в упрощенной и огрубленной форме, он воспроизводит. В сравнении с кинизмом, цинизм — это вырожденная форма философствования

[10].

Кинизм, как философская школа, был основан Антисфеном в IV векe до н. э. Киники стремились к естественности, к избавлению от условностей, и, сверх того, видели добродетель в презрении к условностям, в предельном упрощении жизни, быта, вместе с крайним ограничением своих потребностей, в приверженности к следованию собственной натуре. Избавление от условностей у киников включало в себя отстраненность от общества (государства, семьи), освобождение от догм религии и культуры, вплоть до представления необразованности, невоспитанности и неграмотности как блага. Одновременно с этим, как благо почитались верность и благодарность. Этика киников требовала «отучения от зла», то есть разрыва с устоявшимися нравственными нормами.

Идеи кинизма оказали большое влияние на многие течения европейской мысли, от стоицизма до экзистенциализма.

Современное понимание цинизма

К XIX веку выраженные негативные аспекты философии цинизма легли в основу нового, сильно отличающегося понимания цинизма. В новом понимании цинизм — это личностная позиция или поведение, ставящие под сомнение этические и социальные ценности, мотивы поведения других людей.

По словам Бертрана Рассела, циники «не только не способны верить в то, что им говорят, но и не способны вообще верить во что-либо»[11].

Современный цинизм, как продукт массового общества — разочарование в социальных механизмах и авторитетах, утопических, идеализированных ожиданиях народа. Цинизм может выражать себя через неудовлетворенность, разочарование и недоверие к организациям, авторитетам и другим аспектам социализации, и быть результатом накопленного отрицательного опыта, выражением негативных чувств.

При этом цинизм не является формой проявления критики, он не может выступать как оружие против власти, поскольку в современных обществах, демократических или тоталитарных, главенствующая идеология не предполагает действительно буквального отношения к себе; циническая дистанция, ирония, входят в принятые правила игры[12].

Распространение массового цинизма появляется как реакция на резкие изменения в обществе, на их отрицательные стороны и на разочарование в новых идеалах, на разрыв между идеалами, заявленным как новая ценность, и реальностью. Цинизм выступает как механизм адаптации к общественной жизни, предъявляющей несогласуемые требования. Негативизм при этом направляется не на текущее положение дел и его недостатки, а на саму возможность каких-то более совершенных общественных отношений, на отрицание ценности прежних целей. При этом наполнение, конкретная направленность общественного цинизма зависит от того, какая именно сфера общества была затронута резкими изменениями и была нагружена новыми ценностями

[9].

В России общественный цинизм может рассматриваться как реакция на идеологические утопии и иллюзии, связанные с изменениям властных отношений, с идеей правовой, поддерживающейся без насилия и злоупотребления организацией коллективного существования. Для российского цинизма, как реакции на расхождение между надеждами на государство и неудовлетворенностью результатами его деятельности характерны: нигилистические оценки действий властей и государственных институтов, влиятельных в обществе групп; упреждающая враждебность к любым авторитетным фигурам; неверие в благие мотивы людей в целом, негативное отношение к массовому энтузиазму в общественной и политической сфере. При этом цинизм свойственен самым разным группам общества, включая сюда и властные группы

[9][8].

Цинизм в законодательстве

Цинизм может рассматриваться как квалифицирующий признак преступления. Так, в УК РСФСР 1960 года хулиганство (статья 206) могло быть признано как злостное и повлечь более тяжелое наказание, если действия отличались по своему содержанию «исключительным цинизмом». Неоднозначное понятие «исключительного цинизма» не уточнялось в УК или других законодательных актах. Оно не вошло в статью «хулиганство» УК РФ 1996-го года[13], но выступает как признак хулиганства в УК Украины и УК Беларуси. «Исключительным цинизмом» может быть признано, например, издевательство над больными, стариками, проявление бесстыдства и грубой непристойности, надругательство над обычаями и традициями, и другое демонстративное пренебрежение к общепринятым нормам морали и основным нравственным ценностям общества

[14][15].

См. также

Примечания

  1. Цинизм — Толковый словарь русского языка Ушакова
  2. Цинизм — Современный толковый словарь русского языка Ефремовой
  3. Цинизм — Романова Н. Н., Филиппов А. В. Словарь. Культура речевого общения: этика, прагматика, психология, 2010 г.
  4. Цинизм — Энциклопедия социологии, 2009
  5. Цинизм — статья из «Политическая наука: Словарь-справочник», 2010 г.
  6. [1] — Darren G Lilleker Key Concepts in Political Communication, 2006
  7. Цинизм — Анцупов А. Я., Шипилов А. И. Словарь конфликтолога, 2009 г.
  8. 1 2 Цинизм «непереходного» общества Л. Д. Гудков Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. 2005. № 2 (76). С. 43-62
  9. 1 2 3 Перерождения «советского человека». Л. Д. Гудков // Одиссей: человек в истории. 2007.
  10. [ http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/kanke/01.php Философия: Учебное пособие. Гл. «Эллинистическая философия»]В. А. Канке
  11. О юношеском цинизме Б.Рассел (1929)
  12. Возвышенный объект идеологии. Гл. «Цинизм как идеология». С.Жижек (1989) // М., «Художественный журнал», 1999, 238 стр., c.18-19.
  13. Хулиганство. Комментарий к статье 213 — А. В. Бриллиантов. КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, 2011
  14. Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24 марта 2005 г. № 1 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве»
  15. Статья 296. Хулиганство. — Кармазин Ю. А., Стрельцов Е. Л. и др.. УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС УКРАИНЫ. КОММЕНТАРИЙ. (2001)

Ссылки

Литература

Цинизм — это… Что такое Цинизм?

Цини́зм или цини́чность (др.-греч. Kυνισμός) — откровенное, вызывающе-пренебрежительное и презрительное отношение к нормам общественной морали, культурным ценностям и представлениям о благопристойности

[1][2], отрицательное, нигилистическое отношение к общепринятым нормам нравственности[3], к официальным догмам господствующей идеологии [4]. Поведение, выражающее осознанное и демонстративное игнорирование определённых моральных ценностей.

Мировоззрение, воспринимающее этические ритуалы, как мешающие или избыточные для решения практических задач, отрицающее такие мотивы поведения, как сострадание, жалость, стыд, сочувствие и др. как несоответствующие личному интересу.

Цинизм в убеждениях и поведении характерен для людей, готовых прибегать к любым средствам для достижения своих личных целей. Характерен он также и для людей, отчаявшихся найти средство против несправедливости и лицемерия общества, найти выход из своего бесправного положения

[5].

Говоря о политической коммуникации, цинизм рождается в ситуации, которой аудитория, принимая политические сообщения, склонна скорее не доверять им, чем доверять. Другими словами общественность скептически относится к тому, что говорят политики. В общественной сфере цинизм сложно измерить — как правило этот уровень определяется контекстуальными факторами (факторами окружающей среды или личными факторами)[6].

Поведение, воспринимаемое окружающими, как циничное, вызывает осуждение общества и является провоцирующим конфликт фактором [7].

Цинизм, в отличие от морального релятивизма (дающего установку на относительность моральных принципов, их зависимость от субъекта и обстоятельств), задает установку на намеренное принижение, заведомое упрощение в интерпретации как собственных мотивов и норм поведения, так и мотивов других людей, установку на девальвацию принципов как таковых, всей сферы того, что воспринимается, как «высокое», «надличное».

Вульгарный цинизм — глумливо-ироническое отношение к тому, что выступает в качестве «высокого», «принципиального», наиболее свойственен аутсайдерам социальных и культурных процессов, социально и культурно слабым группам [8][9].

Кинизм

Цинизм берет свое название от древнегреческой философии кинизма, некоторые элементы которой, в упрощенной и огрубленной форме, он воспроизводит. В сравнении с кинизмом, цинизм — это вырожденная форма философствования[10].

Кинизм, как философская школа, был основан Антисфеном в IV векe до н. э. Киники стремились к естественности, к избавлению от условностей, и, сверх того, видели добродетель в презрении к условностям, в предельном упрощении жизни, быта, вместе с крайним ограничением своих потребностей, в приверженности к следованию собственной натуре. Избавление от условностей у киников включало в себя отстраненность от общества (государства, семьи), освобождение от догм религии и культуры, вплоть до представления необразованности, невоспитанности и неграмотности как блага. Одновременно с этим, как благо почитались верность и благодарность. Этика киников требовала «отучения от зла», то есть разрыва с устоявшимися нравственными нормами.

Идеи кинизма оказали большое влияние на многие течения европейской мысли, от стоицизма до экзистенциализма.

Современное понимание цинизма

К XIX веку выраженные негативные аспекты философии цинизма легли в основу нового, сильно отличающегося понимания цинизма. В новом понимании цинизм — это личностная позиция или поведение, ставящие под сомнение этические и социальные ценности, мотивы поведения других людей.

По словам Бертрана Рассела, циники «не только не способны верить в то, что им говорят, но и не способны вообще верить во что-либо»[11].

Современный цинизм, как продукт массового общества — разочарование в социальных механизмах и авторитетах, утопических, идеализированных ожиданиях народа. Цинизм может выражать себя через неудовлетворенность, разочарование и недоверие к организациям, авторитетам и другим аспектам социализации, и быть результатом накопленного отрицательного опыта, выражением негативных чувств.

При этом цинизм не является формой проявления критики, он не может выступать как оружие против власти, поскольку в современных обществах, демократических или тоталитарных, главенствующая идеология не предполагает действительно буквального отношения к себе; циническая дистанция, ирония, входят в принятые правила игры[12].

Распространение массового цинизма появляется как реакция на резкие изменения в обществе, на их отрицательные стороны и на разочарование в новых идеалах, на разрыв между идеалами, заявленным как новая ценность, и реальностью. Цинизм выступает как механизм адаптации к общественной жизни, предъявляющей несогласуемые требования. Негативизм при этом направляется не на текущее положение дел и его недостатки, а на саму возможность каких-то более совершенных общественных отношений, на отрицание ценности прежних целей. При этом наполнение, конкретная направленность общественного цинизма зависит от того, какая именно сфера общества была затронута резкими изменениями и была нагружена новыми ценностями[9].

В России общественный цинизм может рассматриваться как реакция на идеологические утопии и иллюзии, связанные с изменениям властных отношений, с идеей правовой, поддерживающейся без насилия и злоупотребления организацией коллективного существования. Для российского цинизма, как реакции на расхождение между надеждами на государство и неудовлетворенностью результатами его деятельности характерны: нигилистические оценки действий властей и государственных институтов, влиятельных в обществе групп; упреждающая враждебность к любым авторитетным фигурам; неверие в благие мотивы людей в целом, негативное отношение к массовому энтузиазму в общественной и политической сфере. При этом цинизм свойственен самым разным группам общества, включая сюда и властные группы[9][8].

Цинизм в законодательстве

Цинизм может рассматриваться как квалифицирующий признак преступления. Так, в УК РСФСР 1960 года хулиганство (статья 206) могло быть признано как злостное и повлечь более тяжелое наказание, если действия отличались по своему содержанию «исключительным цинизмом». Неоднозначное понятие «исключительного цинизма» не уточнялось в УК или других законодательных актах. Оно не вошло в статью «хулиганство» УК РФ 1996-го года[13], но выступает как признак хулиганства в УК Украины и УК Беларуси. «Исключительным цинизмом» может быть признано, например, издевательство над больными, стариками, проявление бесстыдства и грубой непристойности, надругательство над обычаями и традициями, и другое демонстративное пренебрежение к общепринятым нормам морали и основным нравственным ценностям общества [14][15].

См. также

Примечания

  1. Цинизм — Толковый словарь русского языка Ушакова
  2. Цинизм — Современный толковый словарь русского языка Ефремовой
  3. Цинизм — Романова Н. Н., Филиппов А. В. Словарь. Культура речевого общения: этика, прагматика, психология, 2010 г.
  4. Цинизм — Энциклопедия социологии, 2009
  5. Цинизм — статья из «Политическая наука: Словарь-справочник», 2010 г.
  6. [1] — Darren G Lilleker Key Concepts in Political Communication, 2006
  7. Цинизм — Анцупов А. Я., Шипилов А. И. Словарь конфликтолога, 2009 г.
  8. 1 2 Цинизм «непереходного» общества Л. Д. Гудков Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. 2005. № 2 (76). С. 43-62
  9. 1 2 3 Перерождения «советского человека». Л. Д. Гудков // Одиссей: человек в истории. 2007.
  10. [ http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/kanke/01.php Философия: Учебное пособие. Гл. «Эллинистическая философия»]В. А. Канке
  11. О юношеском цинизме Б.Рассел (1929)
  12. Возвышенный объект идеологии. Гл. «Цинизм как идеология». С.Жижек (1989) // М., «Художественный журнал», 1999, 238 стр., c.18-19.
  13. Хулиганство. Комментарий к статье 213 — А. В. Бриллиантов. КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, 2011
  14. Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24 марта 2005 г. № 1 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве»
  15. Статья 296. Хулиганство. — Кармазин Ю. А., Стрельцов Е. Л. и др.. УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС УКРАИНЫ. КОММЕНТАРИЙ. (2001)

Ссылки

Литература

Цинизм — это… Что такое Цинизм?

Цини́зм или цини́чность (др.-греч. Kυνισμός) — откровенное, вызывающе-пренебрежительное и презрительное отношение к нормам общественной морали, культурным ценностям и представлениям о благопристойности [1][2], отрицательное, нигилистическое отношение к общепринятым нормам нравственности[3], к официальным догмам господствующей идеологии [4]. Поведение, выражающее осознанное и демонстративное игнорирование определённых моральных ценностей.

Мировоззрение, воспринимающее этические ритуалы, как мешающие или избыточные для решения практических задач, отрицающее такие мотивы поведения, как сострадание, жалость, стыд, сочувствие и др. как несоответствующие личному интересу.

Цинизм в убеждениях и поведении характерен для людей, готовых прибегать к любым средствам для достижения своих личных целей. Характерен он также и для людей, отчаявшихся найти средство против несправедливости и лицемерия общества, найти выход из своего бесправного положения[5].

Говоря о политической коммуникации, цинизм рождается в ситуации, которой аудитория, принимая политические сообщения, склонна скорее не доверять им, чем доверять. Другими словами общественность скептически относится к тому, что говорят политики. В общественной сфере цинизм сложно измерить — как правило этот уровень определяется контекстуальными факторами (факторами окружающей среды или личными факторами)[6].

Поведение, воспринимаемое окружающими, как циничное, вызывает осуждение общества и является провоцирующим конфликт фактором [7].

Цинизм, в отличие от морального релятивизма (дающего установку на относительность моральных принципов, их зависимость от субъекта и обстоятельств), задает установку на намеренное принижение, заведомое упрощение в интерпретации как собственных мотивов и норм поведения, так и мотивов других людей, установку на девальвацию принципов как таковых, всей сферы того, что воспринимается, как «высокое», «надличное».

Вульгарный цинизм — глумливо-ироническое отношение к тому, что выступает в качестве «высокого», «принципиального», наиболее свойственен аутсайдерам социальных и культурных процессов, социально и культурно слабым группам [8][9].

Кинизм

Цинизм берет свое название от древнегреческой философии кинизма, некоторые элементы которой, в упрощенной и огрубленной форме, он воспроизводит. В сравнении с кинизмом, цинизм — это вырожденная форма философствования[10].

Кинизм, как философская школа, был основан Антисфеном в IV векe до н. э. Киники стремились к естественности, к избавлению от условностей, и, сверх того, видели добродетель в презрении к условностям, в предельном упрощении жизни, быта, вместе с крайним ограничением своих потребностей, в приверженности к следованию собственной натуре. Избавление от условностей у киников включало в себя отстраненность от общества (государства, семьи), освобождение от догм религии и культуры, вплоть до представления необразованности, невоспитанности и неграмотности как блага. Одновременно с этим, как благо почитались верность и благодарность. Этика киников требовала «отучения от зла», то есть разрыва с устоявшимися нравственными нормами.

Идеи кинизма оказали большое влияние на многие течения европейской мысли, от стоицизма до экзистенциализма.

Современное понимание цинизма

К XIX веку выраженные негативные аспекты философии цинизма легли в основу нового, сильно отличающегося понимания цинизма. В новом понимании цинизм — это личностная позиция или поведение, ставящие под сомнение этические и социальные ценности, мотивы поведения других людей.

По словам Бертрана Рассела, циники «не только не способны верить в то, что им говорят, но и не способны вообще верить во что-либо»[11].

Современный цинизм, как продукт массового общества — разочарование в социальных механизмах и авторитетах, утопических, идеализированных ожиданиях народа. Цинизм может выражать себя через неудовлетворенность, разочарование и недоверие к организациям, авторитетам и другим аспектам социализации, и быть результатом накопленного отрицательного опыта, выражением негативных чувств.

При этом цинизм не является формой проявления критики, он не может выступать как оружие против власти, поскольку в современных обществах, демократических или тоталитарных, главенствующая идеология не предполагает действительно буквального отношения к себе; циническая дистанция, ирония, входят в принятые правила игры[12].

Распространение массового цинизма появляется как реакция на резкие изменения в обществе, на их отрицательные стороны и на разочарование в новых идеалах, на разрыв между идеалами, заявленным как новая ценность, и реальностью. Цинизм выступает как механизм адаптации к общественной жизни, предъявляющей несогласуемые требования. Негативизм при этом направляется не на текущее положение дел и его недостатки, а на саму возможность каких-то более совершенных общественных отношений, на отрицание ценности прежних целей. При этом наполнение, конкретная направленность общественного цинизма зависит от того, какая именно сфера общества была затронута резкими изменениями и была нагружена новыми ценностями[9].

В России общественный цинизм может рассматриваться как реакция на идеологические утопии и иллюзии, связанные с изменениям властных отношений, с идеей правовой, поддерживающейся без насилия и злоупотребления организацией коллективного существования. Для российского цинизма, как реакции на расхождение между надеждами на государство и неудовлетворенностью результатами его деятельности характерны: нигилистические оценки действий властей и государственных институтов, влиятельных в обществе групп; упреждающая враждебность к любым авторитетным фигурам; неверие в благие мотивы людей в целом, негативное отношение к массовому энтузиазму в общественной и политической сфере. При этом цинизм свойственен самым разным группам общества, включая сюда и властные группы[9][8].

Цинизм в законодательстве

Цинизм может рассматриваться как квалифицирующий признак преступления. Так, в УК РСФСР 1960 года хулиганство (статья 206) могло быть признано как злостное и повлечь более тяжелое наказание, если действия отличались по своему содержанию «исключительным цинизмом». Неоднозначное понятие «исключительного цинизма» не уточнялось в УК или других законодательных актах. Оно не вошло в статью «хулиганство» УК РФ 1996-го года[13], но выступает как признак хулиганства в УК Украины и УК Беларуси. «Исключительным цинизмом» может быть признано, например, издевательство над больными, стариками, проявление бесстыдства и грубой непристойности, надругательство над обычаями и традициями, и другое демонстративное пренебрежение к общепринятым нормам морали и основным нравственным ценностям общества [14][15].

См. также

Примечания

  1. Цинизм — Толковый словарь русского языка Ушакова
  2. Цинизм — Современный толковый словарь русского языка Ефремовой
  3. Цинизм — Романова Н. Н., Филиппов А. В. Словарь. Культура речевого общения: этика, прагматика, психология, 2010 г.
  4. Цинизм — Энциклопедия социологии, 2009
  5. Цинизм — статья из «Политическая наука: Словарь-справочник», 2010 г.
  6. [1] — Darren G Lilleker Key Concepts in Political Communication, 2006
  7. Цинизм — Анцупов А. Я., Шипилов А. И. Словарь конфликтолога, 2009 г.
  8. 1 2 Цинизм «непереходного» общества Л. Д. Гудков Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. 2005. № 2 (76). С. 43-62
  9. 1 2 3 Перерождения «советского человека». Л. Д. Гудков // Одиссей: человек в истории. 2007.
  10. [ http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/kanke/01.php Философия: Учебное пособие. Гл. «Эллинистическая философия»]В. А. Канке
  11. О юношеском цинизме Б.Рассел (1929)
  12. Возвышенный объект идеологии. Гл. «Цинизм как идеология». С.Жижек (1989) // М., «Художественный журнал», 1999, 238 стр., c.18-19.
  13. Хулиганство. Комментарий к статье 213 — А. В. Бриллиантов. КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, 2011
  14. Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24 марта 2005 г. № 1 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве»
  15. Статья 296. Хулиганство. — Кармазин Ю. А., Стрельцов Е. Л. и др.. УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС УКРАИНЫ. КОММЕНТАРИЙ. (2001)

Ссылки

Литература

Цинизм — это… Что такое Цинизм?

Цини́зм или цини́чность (др.-греч. Kυνισμός) — откровенное, вызывающе-пренебрежительное и презрительное отношение к нормам общественной морали, культурным ценностям и представлениям о благопристойности [1][2], отрицательное, нигилистическое отношение к общепринятым нормам нравственности[3], к официальным догмам господствующей идеологии [4]. Поведение, выражающее осознанное и демонстративное игнорирование определённых моральных ценностей.

Мировоззрение, воспринимающее этические ритуалы, как мешающие или избыточные для решения практических задач, отрицающее такие мотивы поведения, как сострадание, жалость, стыд, сочувствие и др. как несоответствующие личному интересу.

Цинизм в убеждениях и поведении характерен для людей, готовых прибегать к любым средствам для достижения своих личных целей. Характерен он также и для людей, отчаявшихся найти средство против несправедливости и лицемерия общества, найти выход из своего бесправного положения[5].

Говоря о политической коммуникации, цинизм рождается в ситуации, которой аудитория, принимая политические сообщения, склонна скорее не доверять им, чем доверять. Другими словами общественность скептически относится к тому, что говорят политики. В общественной сфере цинизм сложно измерить — как правило этот уровень определяется контекстуальными факторами (факторами окружающей среды или личными факторами)[6].

Поведение, воспринимаемое окружающими, как циничное, вызывает осуждение общества и является провоцирующим конфликт фактором [7].

Цинизм, в отличие от морального релятивизма (дающего установку на относительность моральных принципов, их зависимость от субъекта и обстоятельств), задает установку на намеренное принижение, заведомое упрощение в интерпретации как собственных мотивов и норм поведения, так и мотивов других людей, установку на девальвацию принципов как таковых, всей сферы того, что воспринимается, как «высокое», «надличное».

Вульгарный цинизм — глумливо-ироническое отношение к тому, что выступает в качестве «высокого», «принципиального», наиболее свойственен аутсайдерам социальных и культурных процессов, социально и культурно слабым группам [8][9].

Кинизм

Цинизм берет свое название от древнегреческой философии кинизма, некоторые элементы которой, в упрощенной и огрубленной форме, он воспроизводит. В сравнении с кинизмом, цинизм — это вырожденная форма философствования[10].

Кинизм, как философская школа, был основан Антисфеном в IV векe до н. э. Киники стремились к естественности, к избавлению от условностей, и, сверх того, видели добродетель в презрении к условностям, в предельном упрощении жизни, быта, вместе с крайним ограничением своих потребностей, в приверженности к следованию собственной натуре. Избавление от условностей у киников включало в себя отстраненность от общества (государства, семьи), освобождение от догм религии и культуры, вплоть до представления необразованности, невоспитанности и неграмотности как блага. Одновременно с этим, как благо почитались верность и благодарность. Этика киников требовала «отучения от зла», то есть разрыва с устоявшимися нравственными нормами.

Идеи кинизма оказали большое влияние на многие течения европейской мысли, от стоицизма до экзистенциализма.

Современное понимание цинизма

К XIX веку выраженные негативные аспекты философии цинизма легли в основу нового, сильно отличающегося понимания цинизма. В новом понимании цинизм — это личностная позиция или поведение, ставящие под сомнение этические и социальные ценности, мотивы поведения других людей.

По словам Бертрана Рассела, циники «не только не способны верить в то, что им говорят, но и не способны вообще верить во что-либо»[11].

Современный цинизм, как продукт массового общества — разочарование в социальных механизмах и авторитетах, утопических, идеализированных ожиданиях народа. Цинизм может выражать себя через неудовлетворенность, разочарование и недоверие к организациям, авторитетам и другим аспектам социализации, и быть результатом накопленного отрицательного опыта, выражением негативных чувств.

При этом цинизм не является формой проявления критики, он не может выступать как оружие против власти, поскольку в современных обществах, демократических или тоталитарных, главенствующая идеология не предполагает действительно буквального отношения к себе; циническая дистанция, ирония, входят в принятые правила игры[12].

Распространение массового цинизма появляется как реакция на резкие изменения в обществе, на их отрицательные стороны и на разочарование в новых идеалах, на разрыв между идеалами, заявленным как новая ценность, и реальностью. Цинизм выступает как механизм адаптации к общественной жизни, предъявляющей несогласуемые требования. Негативизм при этом направляется не на текущее положение дел и его недостатки, а на саму возможность каких-то более совершенных общественных отношений, на отрицание ценности прежних целей. При этом наполнение, конкретная направленность общественного цинизма зависит от того, какая именно сфера общества была затронута резкими изменениями и была нагружена новыми ценностями[9].

В России общественный цинизм может рассматриваться как реакция на идеологические утопии и иллюзии, связанные с изменениям властных отношений, с идеей правовой, поддерживающейся без насилия и злоупотребления организацией коллективного существования. Для российского цинизма, как реакции на расхождение между надеждами на государство и неудовлетворенностью результатами его деятельности характерны: нигилистические оценки действий властей и государственных институтов, влиятельных в обществе групп; упреждающая враждебность к любым авторитетным фигурам; неверие в благие мотивы людей в целом, негативное отношение к массовому энтузиазму в общественной и политической сфере. При этом цинизм свойственен самым разным группам общества, включая сюда и властные группы[9][8].

Цинизм в законодательстве

Цинизм может рассматриваться как квалифицирующий признак преступления. Так, в УК РСФСР 1960 года хулиганство (статья 206) могло быть признано как злостное и повлечь более тяжелое наказание, если действия отличались по своему содержанию «исключительным цинизмом». Неоднозначное понятие «исключительного цинизма» не уточнялось в УК или других законодательных актах. Оно не вошло в статью «хулиганство» УК РФ 1996-го года[13], но выступает как признак хулиганства в УК Украины и УК Беларуси. «Исключительным цинизмом» может быть признано, например, издевательство над больными, стариками, проявление бесстыдства и грубой непристойности, надругательство над обычаями и традициями, и другое демонстративное пренебрежение к общепринятым нормам морали и основным нравственным ценностям общества [14][15].

См. также

Примечания

  1. Цинизм — Толковый словарь русского языка Ушакова
  2. Цинизм — Современный толковый словарь русского языка Ефремовой
  3. Цинизм — Романова Н. Н., Филиппов А. В. Словарь. Культура речевого общения: этика, прагматика, психология, 2010 г.
  4. Цинизм — Энциклопедия социологии, 2009
  5. Цинизм — статья из «Политическая наука: Словарь-справочник», 2010 г.
  6. [1] — Darren G Lilleker Key Concepts in Political Communication, 2006
  7. Цинизм — Анцупов А. Я., Шипилов А. И. Словарь конфликтолога, 2009 г.
  8. 1 2 Цинизм «непереходного» общества Л. Д. Гудков Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. 2005. № 2 (76). С. 43-62
  9. 1 2 3 Перерождения «советского человека». Л. Д. Гудков // Одиссей: человек в истории. 2007.
  10. [ http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/kanke/01.php Философия: Учебное пособие. Гл. «Эллинистическая философия»]В. А. Канке
  11. О юношеском цинизме Б.Рассел (1929)
  12. Возвышенный объект идеологии. Гл. «Цинизм как идеология». С.Жижек (1989) // М., «Художественный журнал», 1999, 238 стр., c.18-19.
  13. Хулиганство. Комментарий к статье 213 — А. В. Бриллиантов. КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, 2011
  14. Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24 марта 2005 г. № 1 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве»
  15. Статья 296. Хулиганство. — Кармазин Ю. А., Стрельцов Е. Л. и др.. УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС УКРАИНЫ. КОММЕНТАРИЙ. (2001)

Ссылки

Литература

Цинизм – что это — простыми словами? Значение слова, синоним

Цинизм как поведение становится массовым проявлением упадка духовных ценностей, которым все более заражается современное общество. Для того чтобы ответить на вопрос, цинизм – что это простыми словами, мало дать определение. Это явление слишком многогранно. Обладающий разрушительными свойствами, этот феномен таит опасность не только для всего социума, но в первую очередь для тех, кто берет его за основу для координации своих действий. Чем опасен цинизм, примеры его проявления необходимо рассмотреть подробнее.

Белая собака

Следует сделать краткий экскурс в историю и перенестись примерно в 5-й век до нашей эры, в Древнюю Грецию, которая на тот момент имела множество философских школ и течений. На общем фоне выделялась школа киников, или циников, как их потом переименуют древние римляне.

Киников без труда можно было узнать по манере одеваться: они носили непрезентабельный плащ прямо на голое тело. Обязательным атрибутом являлись посох и нищенская сума. Значение слова «цинизм» берет свое начало от основателя этого направления в философии – Антисфена, который свои выступления проводил в гимназии Киносарге. Если перевести это название с греческого языка, то получится «белая собака». Оно постепенно и закрепилось за всеми последователями древнегреческого философа – киниками.

Впрочем, они не обижались, ведь их учитель сам себя называл псом.

Диоген Синопский

Одним из самых ярких и последовательных адептов этого учения, которое все больше набирало определенную популярность в среде древнегреческой «золотой молодежи», считают Диогена Синопского. Этот персонаж вызывал неподдельное восхищение даже у самого Александра Македонского. Диоген был даже чересчур предан идеям своего учителя о жизни согласно естественным законам природы.

Судя по его образу жизни, цинизм это – полное игнорирование морально-этических норм, навязанных обществом. По этой причине Диоген Синопский ни в чем себя не ограничивал, наплевав полностью на мнение окружающих. Он мог справить нужду на глазах у всех, пил воду из лужи и делал множество других мерзостей, полностью уподобляясь животному.

Был ли он счастлив? Судя по историческим источникам, дошедшим до нашего времени, Диоген явно не наслаждался безмятежностью собственного бытия. Упоминается его хождение по улицам с фонарем в дневное время суток; вид был озабоченным, деловитым – он что-то или кого-то искал. На все расспросы Диоген так и отвечал: «Ищу человека».

Были ли его поиски результатом работы больного воображения или очередным экстравагантным трюком с целью обратить внимание на себя любимого – судить трудно.

Идеи киников

С самого начала своего зарождения это философское учение было переполнено различными противоречиями. Значение цинизма в его изначальном смысле – освобождение от всех условностей, норм поведения, принятых в социуме. Достижение таких целей возможно лишь при своеобразной самоизоляции, отчуждении от общества, всех его институтов. В этом стремлении киники пытались стать изгоями не только для государства, но и собственной семьи.

С другой стороны, они сами на себя накладывали определенные ограничения, максимально упрощая свой быт, уменьшая собственные потребности. Тем самым киники стремились к природной естественности.

Отгораживание себя от зла

Принято считать, что в высшем проявлении цинизм – это достижение своих собственных целей, определенных задач, не останавливаясь не перед чем. Такое понимание вещей при объяснении этого феномена сформировано в современном обществе.

Однако для тех, кто стоял у истоков этого философского мировоззрения, цинизм – это отгораживание себя от зла, которым было принято считать не только все достижения человеческой цивилизации, но и пороки (жадность, злоба, гордыня, подлость и многие другие, что, по мнению киников, делало представителей рода Homo sapiens людьми).

В своем же духовном развитии они стремились слиться с естественным природным началом, ибо животным чуждо все то зло, которое способен совершить человек. Например, убить не ради пропитания, а во имя какой-то эфемерной идеи.

Вся история войн, различных конфликтов человечества убедительно доказывает, что они начинаются из-за желания обладать определенными ресурсами. Необходимой платформой для привлечения к воюющим сторонам большего количества людей всегда является идеология («освобождение Гроба Господнего» в крестовых походах, продвижение «демократических ценностей» или раздувание революционного пожара для «освобождения всех угнетенных трудящихся от мирового капитализма»). Благовидный повод для войны найдется всегда.

Верность и чувство благодарности для киников

Высшей добродетелью для последователей Антисфена являлось не только стремление к простоте, презрительное отношение, неприятие всех человеческих слабостей. Для них было важным понятие благодарности. Это как раз то чувство, которое должен испытывать человек по отношению к Природе, которая щедро одаривает все живое вокруг.

Еще одной добродетелью являлась преданность. Нужно понимать, что это верность себе, своим убеждениям. Пренебрежительное отношение к этике, нормам поведения таких индивидов вытекало из огромного желания продемонстрировать всем окружающим всю нелепость, нецелесообразность каких–либо установок, загоняющих человека в определенные рамки.

В современном обществе цинизм – это притворство. Человек, не разделяющий правил, норм, установок, идеологии, принятых как единственно правильных моделей поведения в окружающем его обществе, просто притворяется для своего удобства. Потому что для него это выгодно. Высшим приоритетом является достижение собственных значимых целей.

Защитная функция организма

По мнению современных психологов, цинизм не возникает из ниоткуда. Ранние проявления фиксируются еще в подростковом возрасте. Причин тому несколько. Одна из них – некорректное неправильное воспитание, которое допускается по отношению к ребенку.

Яркими примерами могут служить излишнее морализаторство, демагогия и обман. Взаимодействие с использованием унижения, оскорбления чувства личности, побои. Впрочем, взращивание в подростке чувства собственной значимости и превосходства над остальными людьми также приведут к появлению цинизма.

Эту модель поведения принято рассматривать как защитную реакцию психики, вызванную различными чувствами, такими как душевная боль, неудовлетворенность собой. Переживая личностный кризис, индивид, не зная как правильно справиться с такой ситуацией, попросту отстраняется от всех чувств, приносящих ему боль. Это интересное мнение, однако оно не отражает всей полноты картины. Цинизм может быть вызван полной уверенностью личности в собственной неуязвимости, безнаказанности.

Профессиональный цинизм

Это более сложная модель, призванная в конечном итоге на созидание. Тут можно вспомнить врачей, кризисных менеджеров, военных и многие другие профессии, где эмоции могут только помешать работе. Такие ошибки могут дорого обойтись не только целым отраслям экономики, но и повлечь потерю человеческих жизней.

Это состояние нарабатывается опытом и во многом зависит от особенностей психики. Многие солдаты умеют хорошо стрелять, но лишь единицы способны выполнить задачу снайпера, сохранив нормальное состояние психики. Рыдающий от избытка переполняющих его чувств хирург – пугающее и невообразимое зрелище.

Никто, кроме самих профессионалов, не знает, каких трудов стоит им справляться со всем этим психологическим прессингом. Это как раз тот случай, когда цинизм поставлен на службу компетентности и достойного выполнения обязанностей, но ценой является «синдром эмоционального выгорания».

Синонимы цинизма

Как видно из различных примеров, такое мировоззрение является не только проявлением нигилистического отношения ко всем нормам и устоявшимся традициям общества. Это не только хамство, грубость, наглость, нахальство, распущенность, скотство, невоспитанность и полная развязность в поведении. Цинизм – это еще защитная реакция психики, позволяющая человеку не только справляться со сложной психологической ситуацией, но даже использовать ее в своей профессиональной деятельности.

Заключение

Подлинный циник искушен в жизненных перипетиях. Понимание слабостей людской природы способно сделать его отстраненным наблюдателем. Отсюда в его поведении прослеживается снисходительное равнодушие, поколебать которое крайне сложно. Слово «цинизм» в общественном сознании имеет негативный смысл. Крайняя форма такого поведения – абсолютно бесконтрольная жестокость, а молчаливое согласие равнодушных – поддержка страшных преступлений на Земле.

Здоровый цинизм – это сохраненные нервы и счастливая успешная жизнь

Цинизм считается отрицательным качеством, а циничные люди лишенными норм морали. Но в реальной жизни цинизм помогает снять розовые очки с глаз, лучше видеть реальность, быстрее добиваться своих целей и быть счастливым.

Цинизмом называют наглое, бесстыдное и бессовестное отношение, когда высказывается пренебрежение к нормам нравственности и благопристойности. Но так ли все на самом деле? Здоровый цинизм гораздо лучше притворства, лицемерия и ханжества. Минус у цинизма один – это не превратиться сухого циника, но это скорее редкость, чем правило. Здоровый цинизм сделает тебя сильнее и лучше. Плюсы здорового цинизма.

Содержание статьи

1. Цинизм учит называть вещи своими именами

Ненужно дополнительных домыслов, приукрашиваний и маскировки реальности. Девушки с низкой социальной ответственностью, любящие деньги, являются шлюхами. Националисты, которые заявляют о исключительности своей нации, являются фашистами. Продажные и ворующие политики – мудаки.

2. Цинизм защищает нас

Цинизм помогает быть более уверенным и сильным. Гораздо легче ответить на грубость, бестактность или наглость здоровым цинизмом. Цинизмом проще защищать свои интересы и поставить грубиянов на место, нанося ответные удары. Хорошие циничные ответы наглецам, грубиянам, сукам и мудакам:

• Недостаток ума не надо компенсировать хамством.
• Чем отличается пицца от твоего мнения? Пиццу я заказывал.
• Я не шаман, но в бубен могу настучать!

• Не стоит разговаривать так, будто у тебя скидки в травматологии.
• Олень, когда рога ломали мозги задели?
• Дефекты мозга тональным кремом не замажешь, как твою рожу.
• Оставь свои убогие комплексы и гнилое мнение при себе.

3. Цинизм помогает видеть реальную ситуацию

Главная особенность розовых очков в том, что они бьются стеклами внутрь. Но где есть правда жизни и циничное отношение, там нет места розовым очкам. Цинизм помогает видеть мир без приукрашиваний и без витания в облаках. Это помогает более адекватно оценивать ситуацию, себя и жизнь в целом.

4. Цинизм помогает принимать правильные решения

Реалист цинично отбрасывает эмоции, слабости, предрассудки и мнение окружающих. Циник отметает все, что мешает принимать взвешенные, трезвые и хорошие решения. Здоровый цинизм позволяет быть максимально эффективным и результативным в жизни.

5. Здоровый цинизм помогает добиться целей

Реалисты гораздо быстрее добьются своего, чем добрячки, слабаки, хлюпики или нытики. Циники чаще занимают высокие посты и быстрее добиваются своего.

Здоровый цинизм приносит больше пользы, чем вреда, чтобы не говорили окружающие. Здоровый цинизм — это сохраненные нервы и счастливая успешная жизнь.

С особым цинизмом: Анатолий Мариенгоф и его запрещенный роман | Статьи

Литературная энциклопедия сталинских времен определяла творчество Мариенгофа как «один из продуктов распада буржуазного искусства после победы пролетарской революции». Учитывая такой «анамнез», даже удивительно, что одному из значительных поэтов первой половины ХХ века, видному теоретику литературы и прозаику удалось прожить относительно счастливую жизнь: с травлей, но без срока в лагерях, с замалчиванием, но без трагического финала, как у Цветаевой. Критик Лидия Маслова изучила новую биографию автора запретного для советских читателей романа «Циники» — специально для «Известий».

Олег Демидов

Анатолий Мариенгоф: первый денди Страны Советов

М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2019. — 749 с.

В случае с таким прекрасным мемуаристом, как Анатолий Мариенгоф, любознательному читателю проще получить информацию из первых рук (тем более, что и его ближайшие соратники по имажинизму — Вадим Шершеневич, Рюрик Ивнев, Иван Грузинов — оставили достаточно воспоминаний, обильно цитируемых в книге Олега Демидова). Тем не менее интересно следить, как развиваются отношения очередного биографа с его кумиром, которого он пусть и не знал лично, но который ему милее и дороже иных близких знакомых. Теплая волна исключительной человеческой приязни к объекту исследования накрывает еще в предисловии к «Первому денди», написанном Захаром Прилепиным, автором вышедшей четыре года назад в серии ЖЗЛ книги «Непохожие поэты. Трагедия и судьбы большевистской эпохи», героями которой стали Анатолий Мариенгоф, Борис Корнилов и Владимир Луговской.

В душевном прилепинском предисловии к новой книге Мариенгоф предстает не только как «очень стильный», но и как «добрый и покладистый дядька». Такой вряд ли возражал бы, услышав, что Прилепин называет его «дядей Толей», объясняя, что научился этому у артиста Михаила Козакова (только что на коленях у дяди Толи не сидевшего в качестве сына многолетнего мариенгофовского соавтора).

Кроме того, Прилепин с немного комичным удивлением благодарит Олега Демидова за помощь в работе над ЖЗЛовским трудом: надо же, поделился своей архивной добычей, а мог бы знаменитого конкурента с лестницы спустить. Между тем конкурент и правда опасен: прилепинская книжка, хоть и «трехместная», производит впечатление гораздо более внятной, четкой и аргументированной в литературоведческом смысле, чем обстоятельная монография Олега Демидова, тоже предусмотревшего «откидные места» для множества пришедших по контрамаркам побочных персонажей — каждая глава заканчивается рубрикой «Слухи, факты и большая литература».

Фото: Издательство АСТ

В этом калейдоскопе занимательных цитат трудно разглядеть какой-то продуманный драматургический или монтажный принцип. Иногда они вообще имеют косвенное отношение к герою книги, который просто вскользь упоминается сидящим в какой-то компании. Но много среди «слухов и фактов» и познавательных, например отрывок из дневника Игоря Ильинского, который, проходя по Тверскому бульвару, где Мариенгоф с друзьями, встав на лавку, читает свои стихи, замечает «футуристический» характер выступления, не вникая в разницу между футуристами и имажинистами, которой Демидов придает принципиальное значение: «Словом, об отношениях футуристов и имажинистов должен быть особый разговор».

В разговоре о том, как же все-таки непрофессиональному читателю различить футуристов и имажинистов, аргументированное мнение самого Олега Демидова практически не слышно, и больше результатов дает «опрос свидетелей», например Евгения Замятина: «Совершенно естественно, что новая литературная группа, вскоре начавшая конкурировать с футуристами, оказалась тоже группой поэтов и родилась тоже в Москве. Это были имажинисты, оспаривавшие у футуристов право именоваться самыми левыми — и, следовательно, самыми модными. Если футуристы размахивали пролетарской эмблемой нового российского герба — молотом, то имажинисты имели все основания взять своим символом еще остававшийся неиспользованным крестьянский серп».

Не объясняя конкретно и доступно, где все-таки пролегает стилистическая грань между футуристами и имажинистами, Олег Демидов устраивает между ними некое соревнование, которое судит с точки зрения нынешнего массового потребителя, при этом субъективно «подсуживая» своим любимцам-имажинистам: «Если отбросить двух поэтов, которых современная массовая культура использует в своё удовольствие (Маяковский и Пастернак), то можно поставить вопрос: кто сейчас помнит что-то из Кручёных, кроме «дыр бул щил»?»

Небрежно отбросив Маяковского с Пастернаком, Демидов щедро расписывает заслуги имажинистов. «Роман Мариенгофа «Циники» растаскан на цитаты», — утверждает Демидов, хотя представлять «Циников» всенародным цитатником вроде «Двенадцати стульев» было бы преувеличением, как и считать популярным поэтом-песенником Вадима Шершеневича, которого, по наблюдениям Демидова, «активно поют». «Эрдман не уходит с театральной сцены. Книги Ивнева выпускаются чуть ли не ежегодно. И это не говоря о Есенине! Значит, удалось создать моду? Безусловно! В этой гонке имажинисты оказались впереди», — выкладывает козырь за козырем Демидов, хотя с обывательской точки зрения в современной масскультной ситуации футуристы и имажинисты финишировали примерно ноздря в ноздрю и так же мало различимы между собой как тогда, так и сейчас.

Да и вообще не очень понятно, в чем литературоведческий смысл этой воображаемой «гонки» и что она добавляет к образу А.Б. Мариенгофа, который чаще говорит сам за себя, чем высвечивается с нетривиальной стороны автором книги, нарывшим россыпи богатой фактуры, но не всегда знающим, как сделать из нее оригинальные самостоятельные выводы.

Фото: Издательство АСТ

Тот же Захар Прилепин умеет емко формулировать важные вещи: «Мариенгоф недооценивал себя там, где был первым или одним из первых, и слишком много сил потратил на ту работу, где был одним из многих». Олег Демидов к чеканным формулировкам особого таланта не имеет и лишь где-то к середине повествования вдруг решает, что пора объясниться, о чем и зачем он, собственно, написал увесистый том: «Можно ли назвать Мариенгофа циником? Надеемся, ответом послужит эта книга».

Однако больше похоже, что книга написана не ради ответа на этот риторический вопрос, а из влюбленного стремления похвалить Анатолия Борисовича во всех его проявлениях и защитить от всего, в чем только придет в голову его упрекнуть кому бы то ни было. Пытаясь объяснить, почему что-то мариенгофовское может вообще не понравиться, Олег Демидов обычно не находит другой причины, кроме зависти или каких-то личных счетов. В голове у него просто не укладывается, как манера Мариенгофа может вызывать органическое отвращение у писателей другого психологического и стилистического склада, и за любой критикой запальчивый биограф высматривает внелитературные конспирологические причины. Так, процитировав рецензию Гайто Газданова («Книги Мариенгофа плохи не только потому, что они щеголевато-циничны; это цинизм не страшный, пензенского происхождения и местного характера. Хуже то, что они малограмотны и беспомощны»), Демидов искренне недоумевает: «Откуда такая язвительность? Может быть, Мариенгоф и Газданов когда-то что-то не поделили?»

При всей наивности подобных чувствительных восклицаний, которых, пожалуй, многовато для книги о завзятом цинике и денди, она тем не менее оставляет скорее приятное впечатление. Прежде всего благодаря удачному финалу, в котором внезапно появляется Андрей Георгиевич Битов (недавно, увы, нас покинувший), видевший живого Мариенгофа и подаривший ему свою книгу. Ничего более существенного о Анатолии Борисовиче, кроме того, что родные звали его Длинный, Битов не сообщает, однако самим своим мудрым присутствием позволяет закончить биографию неоднозначной личности на умиротворяющей философской ноте.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Что значит цинизм?

  • Президент Барак Обама:

    С другой стороны, страх может привести нас к отчаянию, параличу или цинизму , страх может подпитывать наши самые эгоистичные импульсы и разрушать узы общества.

  • Лев Троцкий:

    Жизнь — нелегкое дело. Вы не сможете пережить это, не впадая в разочарование и цинизм , если перед вами не будет великой идеи, которая поднимет вас над личными страданиями, над слабостью, над всеми видами вероломства и подлости.

  • Мусин Алмат Жумабекович:

    1. В коконе индивидуализма. В подлинном бункере скептицизма, нигилизма, аполитичного нонконформизма. Защищаясь от излучения массовой истерии и стадного инстинкта матричной системы. 2. Цинизм обладает энергичным вампиризмом банальности. 3. От кармического урока к детской травме, от детской травмы к прихоти, от каприза к глупости, от глупости к эгоизму, от эгоизма к догме.4. Эгоизм возвращает логику современной местной культуры, патриотической науки к животным источникам выживания. Каждый из миллиардов людей думает о себе, люди умрут от эгоизма. 5. Бизнес — это двуличная лицемерная дипломатия личных интересов. 6. Психология — это смехотворная попытка обуздать нестабильную психику. Психология мыслит очень стереотипно. Автор: Мусин Алмат Жумабекович

  • Президент Клинтон:

    Честно говоря, есть веские аргументы в пользу аргумента Митча МакКоннелла о том, что в середине президентского сезона вы должны дать избирателям право голоса, вот что он сказал, когда до него оставалось 10 месяцев, но когда туфля на другой ноге и Митч МакКоннелл хочет, чтобы судья, до нас осталось меньше 50 дней, и этот аргумент никуда не годится.Итак … это будет способствовать дальнейшему распространению цинизма в нашей системе, и, знаете, Митч МакКоннелл сказал, что Митч МакКоннелл этого не сделает.

  • Дэвид Т. Вольф:

    Идеализм — это то, что предшествует опыту; цинизм это то, что следует.

  • Цинизм разрушает вашу любовную жизнь?

    Независимо от того, одиноки ли мы или состоим в отношениях, мы все, вероятно, заметили, что в отношениях и свиданиях может быть много цинизма.Некоторые из нас испытали это на себе, были свидетелями этого в других или даже почувствовали, что это направлено на нас. Честно говоря, мы часто исходим из циничных чувств. У всех нас есть истории или друзья, рассказывающие истории о неловких первых встречах, сбоях в работе приложений для знакомств и отношениях, из-за которых мы не испытываем особого оптимизма в отношении любви. Мы все также несем более глубокие, более укоренившиеся психологические установки и наблюдения, которые формируют то, как мы ожидаем, что отношения будут работать. К сожалению, для многих из нас в тот или иной момент такое отношение может стать довольно мрачным и вызвать у нас цинизм.

    SoulPancake, медиа-компания, занимающаяся созданием значимого контента, недавно провела небольшой опрос, в котором случайно выбранным одиноким людям задавали вопрос, предпочитают ли они иметь отношения. К их удивлению, все опрошенные сказали «да». В опубликованном ими видео интервьюер поговорил с несколькими из этих людей и спросил, что они ищут в отношениях, на что участники ответили приятными вещами, такими как товарищество, честность, дружелюбие и «кого-то, кого я могу просто схватить». блины в 2 часа ночи в IHOP просто потому, что нам обоим это нравится.Однако, когда их спросили, что, по их мнению, ищут другие люди, их мелодия изменилась на не очень приятные ответы, такие как «секс на одну ночь», «деньги», «секс» и «конфета». Это привело интервьюера к выводу: «Мы все ищем одинаковые качества, но думаем, что мы одни из немногих, кто это делает. Если только нам не повезло, что каждый участник, который у нас был, был святым в своем кругу общения, что-то просто не складывается ».

    Сегодня значительная часть американцев не замужем (44 процента взрослых старше 18 лет).Естественно, не все из этих людей хотят иметь отношения, но можно с уверенностью сказать, что есть еще довольно значительное количество людей, которые хотят иметь отношения. Конечно, путь к встрече с кем-то, кто нам действительно нравится, может содержать реальные проблемы. Однако подавляющее число людей сталкивается с дополнительным препятствием в виде цинизма. То, что я заметил от людей, с которыми я общаюсь в терапии, и людей, которые комментируют наш сайт PsychAlive.org, — это то же самое, что интервьюер обнаружил на SoulPancake: во многих одиноких людях есть много цинизма в восприятии потенциальных партнеров.Я бы сказал, что это циничное отношение подпитывается тем, что мой отец, доктор Роберт Файерстоун, называет нашим «критическим внутренним голосом». Критический внутренний голос описывает негативный мыслительный процесс, который мы все переживаем в разной степени, который жестко критикует нас и других. Для многих из нас этот голос становится самым громким, когда речь идет о нашей романтической жизни.

    Наши критические внутренние голоса могут служить препятствием для сближения с кем-то другим. Подобно худшему сваху в мире, он имеет тенденцию кормить нас постоянным потоком ужасных комментариев о нашем партнере или потенциальных партнерах, а также о свиданиях и романах в целом.Последние примеры, которые я слышал, включают:

    Одна из проблем цинизма в том, что потакать ему может быть очень заманчиво. Несмотря на то, что часто неприятно чувствовать себя циничным, это также может служить защитой, позволяя нам чувствовать себя защищенными, как будто мы занимаем жесткую позицию по отношению к миру. Если мы одиноки, цинизм может защитить нас от беспокойства, которое может вызвать активный поиск партнера. Многие из нас боятся выставить себя напоказ и рискнуть. Наш цинизм может создать вокруг нас своего рода пузырь, в котором мы можем чувствовать себя в некоторой степени в безопасности и часто самоуверенными, а не уязвимыми или неуверенными.

    Такое циничное отношение часто бывает ложным и ошибочным. Они, как правило, представляют и защищают более сильное негативное отношение и защиту, которую мы имеем в отношении близости и отношений. К ним относятся недоверие и опасения, возникающие в самом начале нашей жизни. Для некоторых из нас наличие родителей, которые были несчастны в своих отношениях, которые постоянно ссорились, или которые расстались или развелись, привело к тому, что мы придерживались неблагоприятных взглядов на отношения в целом или к ужасным ожиданиям относительно того, как люди будут относиться друг к другу.Например, думать, что люди хотят использовать нас в своих интересах, на самом деле параноик. Вера в то, что все мужчины такие или все женщины такие же, также глубоко неверна, не говоря уже о необоснованности и сексизме. Откуда берутся эти ожидания? Конечно, некоторые люди будут ненадежными и обязательно подведут нас, но обобщение и интенсивность подобных мыслей могут дать ключ к разгадке более глубоких и сложных чувств, которые мы испытываем по поводу сближения с кем-то другим.

    Многие из наших критических внутренних голосов и циничных мыслей служат для поддержания защиты, которую мы сформировали вокруг любви и отношений.Проблема с этой защитной системой в том, что она на самом деле окрашивает то, как мы видим мир, и реакции, которые мы получаем от других. Например, представьте себе сообщение, которое мы передаем другим, если мы склонны немедленно почувствовать подозрительность и критику. Как выглядит мир, когда мы ищем худшее в людях или проецируем негативные стереотипы на потенциальных партнеров? Как мы выглядим для потенциальных партнеров, когда находимся в состоянии цинизма и негатива?

    Многие из нас знают по собственному опыту, что именно в те времена, когда мы чувствуем тепло, открытость и оптимизм, мы встречаемся с большинством людей и получаем самые полезные впечатления.Во многих отношениях оставаться открытым для других людей страшнее, чем быть циником. На самом деле, чтобы оставаться уязвимыми, требуется больше силы, чем для самозащиты, но обычно это единственный способ получить то, что мы действительно хотим.

    Итак, какие усилия каждый из нас может предпринять, чтобы жить в более открытом и уязвимом месте и быть менее циничным?

    1. Расширьте свой кругозор — Если вы ищете кого-то, вы можете расширить свой поиск. Конечная цель — найти человека, который делает вас счастливым и позволяет быть самим собой, а не соответствовать обширному списку критериев, настолько конкретных, что вы упускаете возможности, которые сразу же упускаете.Свидания за пределами вашей зоны комфорта могут принести множество неожиданных наград.

    2. Остерегайтесь обобщений — Одно из упражнений, которое может быть полезным, — это составить список некоторых из сделанных вами негативных обобщений, которые могут помешать вашей способности быть открытыми. Один человек в вашей жизни вполне мог обладать какими-то ужасными качествами, но если вы проецируете эти качества или ожидаете их от следующего человека, вы не дадите этому человеку должного шанса.

    3. Продолжайте спрашивать себя: «Какая история будет лучшей?» — Свидания требуют некоторой стойкости. Чем больше вы можете рассматривать свою жизнь как приключение и иметь некоторую уверенность в том, что в конечном итоге вы доберетесь туда, куда хотите, тем больше вы сможете наслаждаться поездкой, а не бояться и наказывать каждый сделанный выбор. Циничность — хороший способ закрыть двери и избежать риска. Вместо того, чтобы постоянно говорить: «Это правильное решение? Что пойдет не так? Не рискуйте, — спросите себя, — может ли из этого получиться хорошая история? »

    Дело не в легкомыслии или саморазрушении, а в том, чтобы позволить себе расслабиться и почувствовать, что делать ошибки — это нормально — что это часть приключенческой жизни, которая всегда будет частью вашей приключенческой жизни, независимо от того, насколько вы осторожны.Люди, не склонные к риску, как правило, не так часто встречаются, но вы действительно можете повысить свою устойчивость, рискуя и на собственном опыте убедившись, что с вами все будет в порядке, даже если временами вас обидят.

    4. Рискни — Подумайте, есть ли уже знакомые вам люди, которые могут обладать теми качествами, которые вам нужны. Возможно, вы отговаривали себя от этой возможности по разным причинам. Возможно, ваш критический внутренний голос вас обескураживает. Что бы вы почувствовали, если бы прекратили отключение и цинизм и просто взглянули на этого человека с более открытой точки зрения? Возможно, вы даже захотите предпринять какое-нибудь действие, например пригласить этого человека на свидание или просто провести с ним немного больше времени.

    В упомянутом мною ранее видео о SoulPancake интервьюер заканчивал каждое интервью, прося людей позвонить кому-нибудь, кто, по их мнению, обладает теми качествами, которые им нужны, и рассказать, что они думают о них. Что меня удивило, так это то, насколько хорошо каждый из этих людей чувствовал себя просто от звонка, независимо от его результата. Они сообщили, что чувствовали себя сильнее и бодрее из-за того, что были уязвимыми и прямыми.

    5. Нажмите кнопку паузы при критике. — Одно дело иметь стандарты и не соглашаться на кого-то, кто не делает вас счастливыми.Другое дело — погрузиться в сомнения и критику так глубоко, что перестанешь видеть хорошее в других. Может показаться чрезмерным упрощением (и клише) просто сказать: перестаньте быть таким придирчивым, но вам, скорее всего, будет лучше, если вы снизите оценку. И это касается не только других. Если вы похожи на большинство людей, нет никого, к кому вы относились бы более критически и цинично, чем вы сами.

    Важно быть реалистом и признать, что никто не идеален. У каждого из нас есть ограничения, и, спотыкаясь, мы временами вынуждены причинять друг другу боль.Вы не достигнете совершенства, но это не значит, что вам нужно соглашаться. Это просто означает, что вы должны формировать свои стандарты из более открытого и приемлемого места.

    Выбор позитивного взгляда вместо цинизма в наших собственных интересах, независимо от того, как это влияет на наши отношения. Например, исследования показали, что пессимизм предсказывает параноидальную враждебность, цинизм и депрессию, в то время как оптимизм связывают с «лучшим субъективным благополучием во времена невзгод или трудностей». Другие исследования показали, что высокий уровень цинизма коррелирует с более высоким риском инсульта и более низким доходом.Исследование женщин показало, что у наиболее циничных и враждебных участников были более высокие показатели ишемической болезни сердца и более высокий риск смертности от рака и общей смертности.

    Оптимизм может быть полезен только нам, но, как правило, он дает дополнительное преимущество в виде значительного улучшения отношений. Исследования показали, что оптимисты, ожидавшие лучших результатов в отношениях, на самом деле испытывали большее удовлетворение отношениями и даже предсказывали статус отношений и удовлетворенность партнеров.В одном исследовании, опубликованном Ассоциацией психологической науки, сообщается, что «когда люди способны подавить свои опасения по поводу самозащиты, они могут свободно думать и вести себя таким образом, чтобы создавать такие связи, которые удовлетворят их потребность в связях (и повысить их самооценку). Однако, когда люди не могут избежать необходимости самозащиты, они создают основу для циклов негативных взаимодействий, которые могут разрушить их отношения ». Другими словами, когда они ожидают хороших вещей и меньше думают о себе, их отношения приносят больше положительных результатов.

    Нам всегда лучше быть незащищенными и предлагать новый опыт, который может изменить даже наше самое упорное отношение к отношениям, чем позволять этому отношению формировать те отношения, которые мы переживаем. Кроме того, у нас гораздо больше шансов найти то, что мы хотим, если мы не позволяем себе ожесточаться цинизмом и фиксироваться в своей точке зрения. В конце концов, непредубежденность и оптимизм могут улучшить наше благополучие и психическое здоровье, а также наши межличностные отношения.

    Почему цинизм может сдерживать вас

    Не будь таким доверчивым. Следи за своей спиной. Ты не можешь быть слишком осторожным. Это путь к успеху в жизни, верно?

    Недавняя работа исследователей из Кельнского университета ставит под сомнение эту идею. Авторы обнаружили, что люди, цинично относящиеся к человеческой природе, считающие других эгоистами, лживыми и злыми, как правило, зарабатывают меньше денег.Результаты показывают, что если вы опасаетесь доверять, беспокоитесь о том, что вас могут использовать в своих интересах, и думаете, что каждый заботится о себе, ваш доход сейчас (и в будущем), вероятно, будет ниже, чем у людей с более радужным положением. взгляд на человечество.

    Благодаря прошлым исследованиям мы знаем, что некоторые типы циников, как правило, имеют худшее психологическое и физическое здоровье, а также худшие отношения. Несколько исследований даже показали, что у них более низкий социально-экономический статус, но ни одно из них не указывало, почему это может быть так.

    Рекламное объявление Икс

    Meet the Greater Good Toolkit

    От GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для благополучия.

    Итак, исследователи Ольга Ставрова и Даниэль Эхлебрахт начали искать ответы. В серии из пяти исследований они проанализировали общедоступные данные опросов более 68 000 американцев и европейцев, проведенных за последние 15 лет. В опросах спрашивали о доходах респондентов и пытались оценить цинизм с помощью таких вопросов, как: «Считаете ли вы, что большинство людей использовали бы вас, если бы у них была возможность, или попытались бы быть справедливыми по отношению к вам?»

    И действительно, люди, цинично относившиеся к человеческой природе, зарабатывали меньше денег.Циничные американцы зарабатывали меньше, чем их сверстники-идеалисты во время первоначального опроса, а также два и девять лет спустя. Циничные немцы зарабатывали меньше в каждый из следующих девяти лет, что привело к значительному разрыву: наименее циничные люди увеличили свою ежемесячную зарплату на 300 долларов, в то время как большие циники не увидели увеличения вообще.

    Но почему? Возможно, у циников есть еще что-то общее, что является настоящей причиной низкого дохода — например, они, как правило, более невротичны и замкнуты, имеют более низкую самооценку, худшее здоровье и менее образованный.Тем не менее, в пяти исследованиях ни одного из этих факторов было недостаточно, чтобы объяснить влияние цинизма на доход. Короче говоря, что-то в том, чтобы быть циником, снижало зарплату.

    Исследователи нашли некоторые предварительные доказательства того, что это могло быть, в своем заключительном исследовании, в котором были проанализированы данные из 41 страны. Они обнаружили любопытную закономерность: цинизм был менее проблематичным в странах, где он казался оправданным. Было менее финансово вредно быть циником в странах с большим количеством убийств, большим количеством людей, которые считают других эгоистичными и хищными, и меньшими пожертвованиями (если судить по количеству благотворительных взносов, пожертвований и помощи незнакомцам).Фактически, в странах с самым высоким уровнем убийств люди, цинично относившиеся к человеческой природе, на самом деле имели немного более высокий доход. Когда ваши сограждане не предлагают вам помощи и могут просто убить вас, стоит быть циником.

    Между тем, в странах, где помощь оказывается в изобилии, а убийства нечасты, циники в основном стреляют себе в ногу. Они зарабатывают меньше, потому что не используют ценные возможности, которые кажутся идеалистам привлекательными, например просьбы о помощи, сотрудничество и поиск компромиссов.

    «Циничным людям, скорее всего, не хватает способности (или желания) полагаться на других», — объясняют исследователи. «Они могут заподозрить подлые мотивы, стоящие за поведением других людей, с меньшей вероятностью присоединятся к совместным усилиям и будут избегать обращения за помощью в случае необходимости, что в конечном итоге может подорвать их экономический успех».

    Цинизм и низкий доход могут быть даже замкнутым кругом: циники зарабатывают меньше денег, что может сделать их более циничными, что может заставить их избегать поведения, которое могло бы увеличить их доход.

    Если вы циник, но хотите изменить свое отношение, вы можете предпринять определенные шаги. Вот несколько научно обоснованных упражнений для развития оптимизма в отношении себя и других с нашего нового сайта Greater Good in Action:

    Почему последнее действие, прощение, может быть важным? Потому что для этого нужно дать людям право на сомнения, а не разорвать отношения, если они сделают одну ошибку. Разве вы не этого хотите от других?

    В целом, «око за око» — наиболее успешная стратегия в игре «дилемма долгосрочного заключенного», модель для ситуаций сотрудничества.Начните сотрудничать и с этого момента повторяйте действия вашего партнера. «Потенциальные выгоды от сотрудничества сейчас больше, чем когда-либо», — отмечают Ставрова и Эхлебрахт.

    Так что попробуйте немного поверить в человечество — вы можете быть приятно удивлены. В любом случае ваш банковский счет будет вам благодарен.

    футляр для утилизации на JSTOR

    Абстрактный

    Взяв за отправную точку цитату президента Обамы, эта статья исследует использование слова цинизм в политике, бизнесе и международных отношениях.Он различает пять различных форм: винительный падеж; рефлексивный; проективный; слабительное и древнее. При винительном падеже циник — это архетип, который мы видим в других людях, чей характер или действия мы хотим упрекнуть. При рефлексивном использовании циник — это социальный архетип, который мы идентифицируем с собой. Проективный цинизм — это средство, с помощью которого можно игриво дистанцироваться от неуместного дискурса. Катартический цинизм — это средство, с помощью которого разрешается ментальный конфликт. Древний цинизм был утопической попыткой разрешить противоречие между космополитизмом и подавляющей реальностью рабства.В статье делается вывод о том, что, возможно, стоит сравнить и противопоставить все эти формы цинизма в публичной сфере.

    Информация о журнале

    Цель обзора международных исследований — способствовать анализу и пониманию международных отношений. Его объем широк как по предмету, так и по методам. RIS предназначен для удовлетворения потребностей студентов и ученых, заинтересованных во всех аспектах международных исследований, включая политические, экономические, философские, правовые, этические, исторические, военные, культурные и технологические аспекты предмета.Редакторы RIS знакомы с обширным набором методологий, используемых в настоящее время в гуманитарных и социальных науках. Каждый выпуск содержит исследовательские и обзорные статьи; иногда проблема может также включать дискуссионный форум, обучающую статью и интервью. Обзор международных исследований — официальный журнал Британской ассоциации международных исследований.

    Информация об издателе

    Cambridge University Press (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих исследовательских институтов мира, лауреата 81 Нобелевской премии. В соответствии со своим уставом издательство Cambridge University Press стремится максимально широко распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых академических журналов по широкому кругу предметных областей в печатном виде и в Интернете. Многие из этих журналов являются ведущими научными публикациями в своих областях, и вместе они составляют одну из самых ценных и всеобъемлющих исследовательских работ, доступных сегодня.Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

    Цинизм — признак интеллекта? — Цвета-NewYork.com

    Цинизм — признак интеллекта?

    Слово «циник» происходит даже от греческого слова «собака» — «кинос». Сегодня цинизм стал означать нечто совсем иное, чем для древних греков. Самоидентифицируемые циники гордятся скептицизмом и своей способностью опасаться мотивов других людей как признака проницательного интеллекта.

    Какой синоним циничного?

    Слова человеконенавистнический и пессимистичный — общие синонимы слова циничный. Хотя все три слова означают «глубоко недоверчивый», циничный подразумевает насмешливое неверие в искренность или честность.

    Что значит циник?

    придирчивый критик

    Циничный и саркастический — это одно и то же?

    Сарказм и ирония относятся к отдельным высказываниям; цинизм выходит далеко за рамки этого. Это образ мышления, который отвергает существующие нормы и считает их нелепыми.Поэтому циники часто используют саркастические и / или иронические высказывания, что означает, что они воспринимаются как озлобленные.

    Флора циник?

    Флора Белль Бакман, самопровозглашенная циник, проводит время за чтением комиксов и изо всех сил пытается понять недавний развод родителей. Она приходит в движение, когда сосед наезжает пылесосом на белку.

    Кто сказал, что циник всему знает цену?

    Оскар Уайльд

    Что Оскар Уайльд сказал о циниках?

    «Циник — это человек, который всему знает цену и ничего не ценит.”

    Кто знает цену всему и ценность ничего не значащего?

    Понятия деньги и ценность путаются, смешиваются и меняются местами — Оскар Уайльд определил циника как человека, который знает «цену всему и ценность ничего». По завершении строительства ценности, которые представляют собой здания, и прибыль, которую они приносят, также становятся их неотъемлемой частью.

    В чем ценность ничего?

    Лорд Дарлингтон: Человек, который всему знает цену и ничего не ценит.Сесил Грэм: А сентименталист, мой дорогой Дарлингтон, — это человек, который во всем видит абсурдную ценность и не знает рыночной цены ни на одну вещь ».

    В чем разница между скептиком и циником?

    Скептик: Человек, склонный подвергать сомнению или сомневаться во всех общепринятых мнениях. Хотя я не думаю, что кто-то все время скептически относится, особенно к собственному мнению, есть люди, которые склонны ставить под сомнение утверждения, мнения и выводы. Циник: человек с пренебрежительным и часто обычно негативным мировоззрением.

    Что значит «откровенно циничный»?

    Если вы описываете кого-то как циничного, вы имеете в виду, что он считает, что люди всегда действуют эгоистично. Если вы относитесь к чему-то цинично, вы не верите, что это может быть успешным или что вовлеченные люди честны.

    Чему мы можем научиться у древнего цинизма?

    Павленский после отрезания мочки уха на крыше Сербского центра, 2014 г.

    Цинизм широко распространен, в основном невольничен и рассматривается как недуг.У него нет никаких искупительных свойств, по крайней мере, нас учили так думать.

    Так было не всегда. Слово «цинизм» когда-то относилось к живой философии, зародившейся в древнегреческом мире. Его знали, даже уважали. Неплохо для традиции, которая рассматривала скромный пердун как способ общения и воспринимала дерьмо как достойный аргумент. Я к этому еще вернусь.

    Современный цинизм обвиняют во множестве бед, начиная от подъема «постправды» и альт-правых до ослабления либеральной демократии и прогрессивной политики.Его осуждали со всех позиций в политическом спектре за его негативность, за его способность высасывать энергию из обнадеживающей активности и за то, что он дает так много оправданий, чтобы ничего не делать, когда так много нужно сделать. С этой точки зрения цинизм преподает суровый нигилистический урок:

    Все плохо. Ничего не поделаешь. Не будем ничего делать.

    Но современный цинизм многогранен: от цинизма сильных и богатых, готовых манипулировать другими для достижения своих собственных интересов, до цинизма обездоленных, которым нечего терять.А где-то посередине находится внутренний цинизм тех, кто понимает реальную работу институтов и хорошо знает глупые и несправедливые процессы, которым они служат.

    Хотя первый тип цинизма (например, Дональда Трампа или Бориса Джонсона) можно легко осудить, неясно, заслуживают ли последние два цинизма — инсайдерская и отчужденная формы — такое общее игнорирование, которое они обычно получают. В самом деле, современный цинизм может быть не таким опасным и развращающим, как утверждают некоторые.

    Например, современный цинизм как отношение часто выражается неохотно. Мы часто говорим: «Ненавижу быть циничным, но. . . » Этот цинизм предстает перед собой, как если бы он был личным недостатком или чем-то, что лучше оставить частным. По сути, мы довольно хорошо сдерживаем собственный цинизм.

    Циничные замечания также служат способом выпустить пар или предлогом двигаться дальше. Сказав что-то циничное, можно добавить: «Итак, я сказал свое слово. . . » По сути, вспышка цинизма может дать повод отказаться от только что прозвучавшей резкой критики.Более того, многие цинизмы кажутся лишь наполовину вероятными, поэтому замечание может быть введено фразой: «Если бы я был циником, я бы сказал. . . »

    Наконец, цинизм — это то, что позволяет людям оставаться на своей работе, особенно инсайдерским циникам, которые могут оправдывать свою позицию словами: «Ну, если бы я этого не делал, то это сделал бы кто-нибудь другой». Это может быть еще один способ сказать: «Лучше, черт тебя знает».

    Итак, современный цинизм не обязательно представляет собой угрозу институтам, социальным убеждениям и политическим привязанностям, которые он, похоже, ставит под сомнение.Фактически, это может сыграть роль в том, чтобы позволить этим учреждениям продолжать работу: давая людям возможность выпустить пар, поддерживая активную и сдержанную критику и гарантируя, что люди остаются на работе — цинично, но все же в значительной степени покорный.

    В то время как цинизм на первый взгляд кажется критическим и сомнительным, циник может оставаться тесно привязанным к статус-кво, о котором они сетуют. В таком случае стоит спросить, как мог бы выглядеть более сильный, более преднамеренный цинизм — цинизм, который развивается и усиливается, а не отвергается и отрицается.

    ***

    Хотя сегодня цинизмом может быть любой, когда-то цинизм был представлен крошечной группой высококвалифицированных, хорошо практикующих чудаков. В своей ранней форме это была радикальная философия без правил и доктрин. В нем определенно не было ничего, что можно было бы описать как легко узнаваемое учение.

    Самым известным его представителем был Диоген Синопский: неимущий, обнищавший изгнанник, живший на улицах Афин в четвертом веке до нашей эры. Диоген делал все, что мог, чтобы расстроить и вызвать отвращение у принимающей его общины.Он жил как собака и был известен как таковой.

    Есть история об обеде, на котором люди бросали кости Диогену, как собаке. Диоген в ответ сыграл роль, по очереди выставив им ногу. Диоген обнял свою карикатуру, оскорбляя достоинство тех, на кого он злился, действуя без скромности и стыда. Его цинизм был задуман как возмущение. Он ставит под сомнение и подрывает все социальные ценности и культурные привязанности. В случае с Диогеном мы сталкиваемся с цинизмом в его самой сильной, самой опасной и беспощадной форме.

    Как радикальная философия цинизм также был в высшей степени импровизированным. Самые известные анекдоты, которые мы унаследовали от древнего цинизма, истории, которые мы принимаем как определяющие акты циничного мужества, изначально были сформированы контекстом, в котором они впервые появились. В ретроспективе они стали определяющими актами циничного проступка.

    Например, Диоген известен тем, что живет в бочке или кувшине на улице. Многое было сделано из этой бочки, в которой он не просто сидел, а катался.Тем не менее, когда Диоген впервые прибыл в Афины, как гласит история, он взял бочку только потому, что дом, на который он надеялся, не мог быть построен вовремя.

    Итак, древний цинизм не дает прямой модели или набора практик, которым мог бы следовать любой возрожденный современный цинизм. В качестве импровизированной философии он разработал тактические, тщательно нацеленные атаки, которые были разработаны, чтобы поставить под сомнение культуру, в которой она была выражена, культуру, которая не является нашей собственной, даже если она является дальним родственником.

    Однако древний цинизм действительно представляет собой модель нарушения, превосходящего все политически приемлемые понятия «бунт». Мы могли бы обратить внимание на логику или, как некоторые могут сказать, нелогичность циничного проступка.

    ***

    Преступный элемент древнего цинизма часто не учитывается. Учитывая степень, в которой цинизм был разработан, чтобы расстроить тех, с кем он столкнулся, понятно, что так оно и должно быть. Действительно, история цинизма отмечена прогрессивными усилиями по оздоровлению и очищению примера, подаваемого первыми циниками.

    Существует распространенное толкование того, чем был занят Диоген, когда он выбросил все свое имущество и вел сознательно обедневшую «животную» жизнь на улицах Афин. С этой точки зрения урок цинизма прост:

    Посмотрите, как мало мне нужно для счастья. Вся материальная и интеллектуальная культура цивилизованной жизни отвлекает. Вы все должны жить простой жизнью, как я, жизнью в соответствии с природой.

    Это не моя интерпретация.Диоген не говорит «живи, как я»; он также не является образцом лучшей жизни. Скорее, он подчеркивает, что все условности по сути своей произвольны. Тем самым Диоген указывает на возможность другой жизни, на радикальную реорганизацию материального мира и мира идей.

    Когда Александр Великий подошел к Диогену, стоя над ним, когда он загорал, он сказал: «Проси у меня все, что хочешь». Диоген ответил: «Отойди от моего света». Это один из самых известных циничных анекдотов.Это было предметом множества интерпретаций, в первую очередь идеи о том, что циник будет критиковать власть перед лицом нее, мужественно и без исключения.

    Но циничная критика направлена ​​и в другое место. Он касается не только ярких примеров тирании. Он даже нацелен на тех, кто может прийти за инструкциями. Как, по-видимому, сказал Диоген: «Другие собаки кусают своих врагов, но я кусаю своих друзей, чтобы спасти их».

    Есть история об одном студенте, который подошел к Диогену и попросил у него учиться.Диоген в ответ дал студенту отнести кусок сыра. Будущий последователь с отвращением выбросил его. Последовать за Диогеном с куском сыра (или мертвой рыбой в одном из вариантов этой истории) значило бы действовать как его раб. Чего ученик не понял, так это того, что следовать цинизму — значит принять унижение и преодолеть стыд, поскольку страх стыда является одним из наиболее эффективных механизмов обеспечения социального соответствия.

    Существуют вариации на эту тему, где Крейт (который был учеником Диогена), как известно, обратил Метрокла в цинизм своевременным и доброжелательным пуканием.Время — ключ к другому известному анекдоту; случай, когда Диоген гадил перед аудиторией. Диоген, как гласит история, произнес публичную речь, которая была очень хорошо принята, и, когда его аудитория была в наибольшем восторге, присел перед ними на корточки и опорожнил свой кишечник. Одно из толкований состоит в том, что Диогену, так полностью опозорившись, больше нечего терять. У него нет причин льстить или обманывать свою аудиторию. Начинать слушать нужно после того, как он срет.

    Другая интерпретация состоит в том, что нам стыдно и отталкивает неправильные вещи.Аудитория может выразить отвращение к цинику, который гадит, но счастлив жить со всеми другими видами отвратительного поведения, такими как жадность, тщеславие, покровительство, рабская экономика и санкционированное государством насилие. Или, по крайней мере, аудитория реагирует на них менее интуитивно. Они не вздрагивают одинаково. Циник эффектно спрашивает: «Почему бы и нет?»

    ***

    Роль и известность циничного тела имеют решающее значение. Цинические практики сосредоточены на теле, его выделительных и сексуальных функциях, потому что, с циничной точки зрения, тело — это средство, с помощью которого нами управляют.Социальные условности действуют через организацию телесных привычек. Они регулируют, что входит, что выходит, где и как это происходит.

    Привычки, регулирующие речь, — это еще один случай управления телами. Вот почему с циничной точки зрения организация речи эквивалентна регулированию кишечного газа. Проветривание последнего в местах, где оно не должно быть выражено, бросает вызов власти, так же как дезорганизация речи, отказ от условностей, их извержение, когда речь не приветствуется, бросает вызов порядку вещей.

    Нарушая эти условности, цинизм демонстрирует, что тело должно быть в центре любого восстания. Циник учит, что нами управляют самые банальные привычки, но эти привычки можно изменить.

    Тогда как насчет циничного тайминга? Что ж, Диоген занимается своим делом именно тогда, когда его аудитория больше всего восторгается. Он только что продемонстрировал свое мастерство в публичных выступлениях и показал, что даже будучи бедным пришельцем, он полностью знаком с культурными и интеллектуальными нормами.Диоген явно овладел искусством риторики и доказал свое красноречие. Зачем все это отвергать? Зачем отказываться от принимающего сообщества, если оно, наконец, приняло вас? На этот вопрос нет простого ответа.

    Здесь, я думаю, древний цинизм показывает, что в своих преступлениях он был полон решимости сбивать с толку, сбивать с толку и сопротивляться легким объяснениям. Как недогматическая философия, она не объясняла себя и не устанавливала принципы, лежащие в основе ее практики. Он даже не объяснил, что именно он находил настолько неприемлемым в окружающей его культуре, или почему он последовательно отвергал все доминирующие ценности своего времени.Напротив, это побуждает тех, кого оскорбляют, задавать себе тот самый вопрос: с какой стати циник перед ними так презирает публику.

    ***

    Что это значит для возродившегося цинизма? Что ж, очевидно, что от такого цинизма не следует ожидать объяснения того, о чем идет речь.

    В современной интеллектуальной культуре типичный ответ на всю резкую критику — это попросить критика оправдать свою позицию. Также ожидается, что все хорошие критики будут иметь в виду альтернативу, какое-то видение лучшего положения дел.Циничная точка зрения явно подрывает и игнорирует предположение о том, что все хорошие критики руководствуются своими принципами. В ответ на требование «объяснись» циник молчит.

    Это требование — первая проблема, с которой столкнется возвратившийся Диоген, который, выйдя из своей бочки, вскоре будет выдвинут властями или осужден и помещен в лечебное учреждение. Диоген будет взят в качестве объекта исследования. Скорее всего, он будет патологизирован, а его действия объяснены каким-то личным или социальным расстройством.

    И все же, несмотря на эти вызовы, невозможно представить возродившийся, неприрученный цинизм. Нам не нужно слишком усердно искать примеры. Например, российский артист-перформанс Петр Павленский зашил себе рот в знак протеста против заключения в тюрьму участников Pussy Riot в 2012 году. Через год его самого принесли обнаженным и обернутым колючей проволокой на главную улицу. вход в Законодательное собрание Санкт-Петербурга, а позже в том же году он прибил свою мошонку к Красной площади.Павленский также отрезал себе мочку уха, сидя обнаженным на крыше известной психиатрической больницы в 2014 году, и, получив убежище во Франции в 2017 году, поджег вход в Банк Франции в Париже.

    ***

    Хотя Павленский не является явным циником, можно провести несколько параллелей с циничным протестом: его использование своего тела для демонстрации правды о политическом угнетении, его стремление втянуть власти в свое искусство, чтобы они стали участниками спектакля, и наконец, его неблагодарность к сообществу, которое наконец предоставило ему убежище.

    Павленский — хороший пример цинизма (в отличие от Бэнкси, если взять другой возможный пример), потому что он для многих такой непохожий на него. Его пример помогает понять, что цинизм должен оставаться неприятным. Это цинично, поскольку остается неуважением к нормам, которым бросает вызов.

    Однако возрожденный цинизм не должен моделировать себя по примеру одинокого, отважного циничного агрессора. В конце концов, цинизм сегодня является массовым явлением, даже если он по контрасту ослаблен и застенчив.Подобно древнему цинизму, он является зеркалом того общества, в котором он появляется.

    Типичным ответом на современный цинизм является утверждение, что циничное отношение должно быть исправлено вселив надежду и оптимизм, проведя социальную и институциональную реформу и удвоив аргументы в пользу тех ценностей, которые она ставит под сомнение. Но в этом, с циничной точки зрения, и есть проблема. Это гарантирует, что критика и циничное сомнение останутся в принятых границах. Приверженность оставаться позитивным, искать надежную основу — это, как замечает циник, именно то, как социальные нормы беспрепятственно передаются от одного потрясения к другому.

    Конечно, нет принципиального способа аргументировать цинизм, поскольку аргументировать таким образом значило бы действовать нецинично. В лучшем случае циничная точка зрения привлекает внимание к цинизму там, где он возникает, и не предполагает прямо, что его следует умалять.

    Этот цинизм выражает важную интуицию о состоянии мира, не предлагая ничего положительного. Многие сочли бы это недостатком. И все же, с другой точки зрения, это дает цинизму преимущество.По сути, философия предлагает форму критического восприятия, которое всегда остается бдительным. Он сомневается во всех обещаниях и ничего не дает взамен.

    Эта статья из журнала New Humanist Winter 2020. Подпишитесь сегодня.

    Греческая похвала бедности: истоки древнего цинизма | Отзывы | Философские обзоры Нотр-Дама

    За этим броским названием скрывается множество заставляющих задуматься и оригинальных анализов, направленных на прояснение центральных проблем классического цинизма от его предшественников.«Цинизм», «циники» и «циничный», конечно, достаточно знакомые слова, но Десмонд стремится развеять ошибочные значения, которые они накапливали на протяжении веков, и вернуться к подлинным взглядам, которые, как он убедительно доказывает, сводят на нет. этот день мало что потерял в своей ценности. Использование им широкого круга источников обеспечивает прочную основу для анализа с новым взглядом на знакомые отрывки из Гесиода, Аристофана, Ксенофонта, Платона и Фуцидида (хотя один рецензент уже отмечал, что выбор по-прежнему в основном принадлежит интеллектуалам). элита).Общий аргумент направлен на то, чтобы показать, что циники использовали или, возможно, подключались к традиционным чувствам и мнениям греческого общества относительно богатства и бедности. Циники разработали профиль, который отрицал богатство как возвышенное место, и вместо этого они воспевали бедность. Десмонд показывает, что эта позиция не нова и не совсем маргинальна, а оригинальна и универсальна на протяжении веков.

    Десмонд начинает с того, что он хочет отбросить путаницу, которую он видит среди интерпретаций древних циников, в которых они стали считаться маргинальными среди греческих школ мысли.Эта позиция, которую мы можем назвать «спорным тезисом», сочетается с анализом источников, который позволяет связать протоцинические настроения с тем, что он считает центральной концепцией циников: отказом от богатства. Его подход освежает, поскольку он предлагает раскрыть общие греческие идеи о богатстве и бедности и о том, как они каким-то образом стали центром внимания небольшой группы социальных критиков, типичных для новой городской среды. Я возражаю против продолжения его тезиса, потому что фундаментальный момент, который пытается развить Дезмонд, а именно то, что циники не так маргинальны, как традиционно утверждается, кажется, основан на особом понимании «маргинальности»; но его аргумент не показывает ясно, насколько популярными могли быть их взгляды.Если я не полностью его понимаю, то предположение, кажется, состоит в том, что раскрытие более широкого восприятия бедности (насколько широко было распространено это представление, остается вопросом, учитывая использованные литературные источники) и установление связи с циническим взглядом должно означать, что они были менее маргинальный. Я думаю, что это полностью изменяет реальный процесс: циники разделяют популярные взгляды, а не наоборот. Десмонду следовало прояснить эту концепцию маргинальности, поскольку кажется, что цинический взгляд на бедность, независимо от того, насколько он близок к общепринятому мнению, на самом деле все еще оставался маргинальным в классических Афинах из-за методов, используемых для его проповеди: например, «шоковая терапия», которую, как говорят, использовал Диоген (непристойность, парадокс, плохая гигиена), эффективно маргинализировала бы его в социальном и, следовательно, философском плане.Кроме того, возникает вопрос, можем ли мы принять все эти источники за чистую монету: одно дело — на словах восхвалять бедность, а совсем другое — верить в нее.

    Отвергая прочтение всякого аскетизма как обязательно религиозного , Десмонд открывает путь для обсуждения более подходящих аспектов цинизма, которые он называет «социальным, военным и интеллектуальным аскетизмом» (19), каждый из которых становится центральной темой одной главы. в книге (главы 2, 3 и 4 соответственно).Таким образом, он выстраивает свою программу в соответствии с тем, что он считает настоящими принципами цинизма (самодостаточность, упорный труд [по-гречески: ponos ] и аскетизм как основные факторы интернализации ценностей, 30).

    Глава 1 (самая длинная, 27-103) направлена ​​на то, чтобы показать, что более широкое определение богатства и бедности может помочь пролить свет на связь с распространенными верованиями, сосредоточив внимание на двух парадоксах: (1) бедность — это богатство, (2) ) безделье есть работа. Процедура разумная: анализ терминов «бедность» и «богатство» с точки зрения качества и количества, типов богатства и взглядов на богатство показывает диапазон значений.Десмонд рассказывает о том, как греки оценивают людей как главное достояние полиса (35). Такие суждения уже сигнализируют о том, что в классической Греции начало возникать более внутреннее понятие богатства, хотя тяжелый труд традиционно рассматривается как « основная причина богатства » (41), а несправедливость также присутствует в работах Гесиода (комментарий Десмонда о дихотомии Гесиода) с нетерпением ждет »[42], что обсуждение Аристотелем богатства кажется мне неудачным и потенциально вводящим в заблуждение). Сопутствующие явления, такие как leitourgia («бремя богатства», 55) и роскошь («выгода богатства», 61), помогают дополнить картину широко распространенных взглядов, включая каштаны, такие как история Креза и Солона (63), чтобы показать, что философские возражения против роскоши были не только прерогативой интеллектуалов.

    Третье и более интересное понятие, которое рассматривает Десмондс, — это досуг как возможное преимущество богатства. Традиционно считается, что богатые получают больше удовольствия от досуга. Тем не менее, приведенные выше аргументы в отношении leitourgia и предметов роскоши показали, что они могут быть бременем как обязанность, как повод для беспокойства (кража) и как отвлекающие элементы в повседневной деятельности. Циники считают, что у бедняка больше досуга, поскольку он свободен от таких обязательств, имущества и внешних забот (67).

    Трудовая этика — еще один важный аспект, который вносит Десмонд, умело используя тексты, которые дают фон для экономической ситуации того времени, а также для «трудолюбивого оптимизма», обнаруженного со времен Гесиода. Исходя из ограниченного богатства фермера (и низкого ожидания его приобретения — «архаический пессимизм», 74), аргумент пытается показать, что богатство рассматривалось как нечто неподконтрольное (Десмонд выделяет греческое слово «богатый», eutuches , что также означает «удачливый», 70).

    Второй парадокс касается праздности циников как своеобразного знака чести: как реально отстаивать позицию, согласно которой «праздность — это работа»? Это связано с аргументом об основных потребностях, которые считаются ограниченными и требуют лишь ограниченной работы. Провокационная формулировка парадокса использует «праздность» в традиционном абсолютном смысле (отсутствие работы с намеком на лень) и объединяет ее в парадоксальной фразе, приравнивающей ее к «работе». Далее Десмонд предполагает, что новая «империалистическая» трудовая этика, возникающая в Афинах, вызывает повышенные потребности, выходящие за рамки базовых, соизмеримые с более высокими ставками и более высокими ponoi .Этот имперский оптимизм, по его словам, является частью -го -го века. риторика на примере афинских похоронных речей (78). Можно представить, что здесь царит определенная эйфория после неожиданных побед над персами, но стоит ли воспринимать такое принятие желаемого за действительное буквально, интересно? В то же время Десмонд, конечно, прав в том, что Александра можно рассматривать как продолжение такого оптимизма и как яркий пример ненасытных амбиций. Тем не менее, мы находим много предположений (и он это знает; см., Д.г., его обоснование с помощью «экстраполяции» 79).

    Для эллинистических времен можно было ожидать, что философские амбиции совпадают с политическими, хотя бы потому, что мир «расширялся», а вместе с ним и человеческие амбиции. Идея ограничений и их отсутствия, предполагает Десмонд, переносится на идеи о потребностях тела и души, конечных и бесконечных соответственно. Ясно, что именно Сократ представлен Платоном как один из первых, кто рекомендовал труд для души (ср. Xenophon Memorabilia 2.1.17), играя на внутреннем / внешнем противопоставлении, превращая философскую жизнь в жизнь «тяжелого труда». В отличие от высокоинтеллектуальной направленности философий Платона и Аристотеля (87-95), можно увидеть, что циники подчеркивают «работу» ( ponos ) как физическую и умственную, в которой все направлено на покорение самого себя (вместо Сицилия, как хотели Афины, но не удалось). Они утверждают, что являются специалистами по добродетели через аскетизм (из аскезис означает «упражнения, тренировки, тяжелая работа»), который, по их мнению, «может преодолеть все».Глава завершается утверждением, что циники были синтезаторами неравенства четвертого века: отсюда упор на самодостаточность, которая сделает нас неприступными твердынями, в то время как такие диспозиции, как бедность и бессилие (традиционно рассматриваемые как слабости), могут быть преобразованы в сильные стороны.

    Глава 3, «Восхваление бедности и войны» (105–142), имеет иную ноту, поскольку более внимательно рассматривает боевой аспект цинизма, особенно понятие уязвимости как силы.Десмонд поднимает интригующий вопрос о том, что он называет «боевым аспектом» цинизма, который, как он утверждает, был упущен из виду. Это понятие связано с трудностями и изобретательностью, с потенциальными парадигмами Геракла и Одиссея. Он проводит полезные связи между богатством и честью, добродетелью и трусостью, начиная с Гомера и далее, справедливо обозначая меняющееся отношение к войне. Уроки, извлеченные из Марафона и персидских войн, воплощены, утверждает он, в произведении Платона Menexenus , которое демонстрирует «пристальное внимание к историческим деталям и хронологии» (119) и которое предполагает, как и Геродот, этническое (или: ксенофобское) Интерпретация, лежащая в основе контраста восточных / многих / богатых / мягких против западных / мало / бедных / жестких.Десмонд также рассматривает политическую мысль, но здесь история развития, которую он предлагает от Геродота до Ксенофонта, кажется несколько вынужденной и направлена ​​на то, чтобы показать, что все традиционные элементы вновь появляются в цинической форме «военного аскетизма». В то же время Десмонд красиво подчеркивает милитаристскую риторику и хитроумные каламбуры (в «Ящиках»; отчасти вслед за Дадли), которые способствуют чувству неповиновения, которое демонстрируют циники при сохранении своей позиции. Но они приспосабливают существующие тропы к своим собственным целям (140), переопределяя язык войны как метафорический.Десмонд видит влияние циников в некоторых речах (Лисий, Исократ), одна из которых продвигает точку зрения, что греки в Херонее «умерли победоносно» (141), подразумевая, что они остались непоколебимыми (мысленно), не подчиняясь воле врага. Такое представление, безусловно, похоже на парадоксы циников, но использование цинической фразы, конечно, не всегда свидетельствует о (не) прямом влиянии.

    Глава 4 (143–167) возвращается к философии и другому парадоксу: «глупый мудр» (143). Опровергая общепринятые взгляды, Десмонд здесь подчеркивает (до некоторой степени правильно) преемственность между циниками и греческой культурой.Парадокс может показаться не-греческим, но, как и большинство парадоксов, его необходимо раскрыть, чтобы ослабить преувеличенный контраст и прояснить ключевые термины в контексте. Интеллектуальный аскетизм циников отражается в их строгом подходе к методологии и сути моральной идеологии. Здесь он вводит интересное понятие цинического мудреца как «персонифицированного Парменида» (145). Циники отстаивают особую позицию, которая (как и множество других греческих концепций), по-видимому, развивалась под длинной тенью парменидовского представления о Едином: «Циник бессознательно подражает атрибутам Элеата и таким образом заявляет о себе. -достаточность, последовательность и внутренняя чистота от загрязняющих желаний и отношений »(146) — довольно смелое, но привлекательное утверждение.Это подтверждается интересным анализом стихотворения Парменида (разумно подчеркивающим его религиозное измерение). Последняя часть о бедности Сократа и бедности Платона интересна по нескольким причинам, но мне было трудно понять, как это связано с основной темой книги.

    В последней главе (169-74) делается попытка сказать что-то о том, сохранились ли идеи циников. Примеры некоторых интеллектуалов более позднего периода, таких как Эпиктет и Марк Аврелий, кажутся недостаточными доказательствами для построения аргументов в пользу их широкого влияния (172).Здесь кроется заблуждение, заключающееся в том, что Десмонд, кажется, воспринимает каждый отказ от богатства как признак цинизма. Это очень трудно доказать, и он сделал недостаточно для этого.

    В заключение, это исследование может многое предложить с точки зрения текстового анализа и интерпретации и представляет собой оригинальное исследование исторических и социальных предшественников цинической точки зрения, в частности бедности, и того, как она могла расти и процветать какое-то время как отличный философский вариант.Циники — это дерзкие персонажи, которые реагируют на судьбу и неблагоприятные обстоятельства обучением, минимизируют основные потребности и обращаются за силой. Хотя иногда аргументы блуждают в большом количестве примеров, Десмонд определенно убедительно показал на основе убедительных свидетельств и часто свежих интерпретаций, как основные убеждения (знаменитых) циников перекликаются с распространенными убеждениями. Можно увидеть, как это могло бы быть следствием, чтобы показать, что циники каким-то образом превратили популярные представления в резкие парадоксы и повернули их обратно к обществу как к моралистическому зеркалу.Но попытка Десмонда доказать свой «противоречивый тезис» и опровергнуть научную оценку цинизма как маргинальности не совсем убедительна, поскольку может показаться, что с точки зрения их принятия (или приемлемости) их взгляды были маргинальными. Я подозреваю, что это происходит главным образом потому, что немногие с готовностью признаются в приверженности трансмогрифицированной и гораздо более экстремальной версии существующих взглядов на цинизм. То, что их идеи отражают популярные взгляды, и что некоторые из их взглядов (я бы сказал, в смягченной форме), в свою очередь, снова проявляются в публичной сфере, только поднимает вопрос, в какой степени они все еще считались или признавались циничными взглядами.Возможно, характеристика Диогена Лаэртского (цитируется в 144) является ключом к разгадке (я перефразирую): цинизм — это не философия, а образ жизни (сам по себе своего рода парадокс в греческом контексте, где эти два понятия обычно не противопоставляются) . В любом случае книга Десмонда также показывает нам, что древние моральные вопросы, касающиеся противоречий между богатством и духовностью, по-прежнему актуальны.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.