Содержание

Женщина -абьюзер !!!

Когда мы слышим о домашнем насилии, первым делом представляем мужа-тирана и жертву-жену, вынужденную переносить побои и оскорбления. Действительно, подавляющая часть случаев домашнего насилия – это насилие мужчины над женщиной. Тем не менее, обратные случаи – женское насилие над мужчиной – встречаются гораздо чаще, чем кажется. Сегодня речь пойдет об этом скрытом от посторонних глаз явлении – женском насилии.

Почему о женском абьюзе не принято говорить?

Во-первых, эта тема настолько табуирована, что мужчина-жертва насилия просто не решится о ней говорить, даже если ему был нанесен реальный физический вред. Ведь мужчина по определению считается сильным полом, и признать насилие над собой, да еще и со стороны пола слабого, означает для него фиаско. Если виктимблейминг — обвинение жертвы — буйно процветает в обществе по отношению к женщинам, можно себе представить, что ждет мужчину, оказавшегося в ситуации насилия со стороны женщины.

Во-вторых, женское насилие чаще находится не в физической, а в моральной сфере. Женщина-абьюзер — это не обязательно лохматая баба со скалкой. Она может прекрасно выглядеть, следить за собой и обладать безупречными манерами и вкусом. Она действует скрыто, через манипуляции, унижая и шантажируя, умело используя любые доступные рычаги влияния. Такое поведение оказывает разрушительное влияние на психику, но при этом мужчине-жертве будет внушаться такое чувство вины, что он будет обвинять во всем себя и только себя.

Замалчивание психологического насилия иллюстрирует типичную для постсоветского пространства ситуацию: люди уделяют внимание только физическому здоровью (да и в этом вопросе до последнего терпят), но не психологическому. А психологические проблемы вообще не принято считать проблемами. Если, к примеру, болят почки – то да, можно лечиться, а страхи, плохое настроение, депрессию, частые скандалы, постоянный моральный дискомфорт можно и перетерпеть.

Психологическое насилие заслуживает внимания не меньше, чем физическое

Я придерживаюсь мнения, что психическое здоровье и душевный комфорт так же важны, как и здоровье физическое.

Здоровые, по-настоящему счастливые и полноценные отношения способен выстраивать лишь человек со здоровой психикой. Негативные психические состояния, душевные переживания, тяжелые травмирующие воспоминания заслуживают не меньшего внимания, чем болезни тела. Давно доказано, что вред от морального, психологического насилия бывает не меньший, чем вред от насилия физического.

К сожалению, мы настолько привыкли к моральному насилию, что порой даже не замечаем его. Не таким уж и диким в нашем обществе считается поведение, когда женщина может публично отпускать унизительные комментарии в адрес своего мужа, использовать ядовитые шутки и сравнения, в разговоре перейти на крик, залепить пощечину. То есть, может быть это будет кому-то неприятно, но в целом это не является чем-то из ряда вон выходящим.

Признаки женского насилия над мужчиной

Систематическое употребление уничижительных фраз и эпитетов, например: «толку от тебя как от козла молока», «папаша из тебя никудышный», «руки у тебя растут не из того места»

Сравнение с другими мужчинами: «у Таньки такой мужик золотой», «Даше её муж вон шубу купил уже третью за год», «нормальный мужик давно бы без разговоров этот кран починил»,

Скрытые и явные угрозы: «да кому ты кроме меня нужен», «без меня сопьешься просто», «после развода по миру пойдешь»,

Публичное и приватное унижение – высмеивание, перебивание на середине фразы, оскорбления,

Обесценивание: «ну на это много ума не надо»,

Игнорирование – отказ в общении, пропускание мимо ушей того, что не хочется слышать,

Манипулирование сексом,

Настраивание детей против отца,

Шантаж,

Неуважение личного пространства: чтение почты, проверка телефонных звонков сообщений, чтение личной переписки,

Систематическое невыполнение обещаний,

Ложь,

Эмоциональные качели – вспыльчивость в поведении, истерики, вспышки гнева, частое повышение голоса вперемешку с периодами нежности и воркования.

Патологическая ревность,

Манипулирование чувством вины,

Двойные стандарты: что нельзя вам, можно ей,

Измены.

Если временные конфликты и разовые размолвки случаются в каждой паре, то в случае с настоящей манипуляторшей семейная жизнь превращается в ад, невидимый для окружающих и скрытый даже от собственного сознания. Эмоциональные качели создают настоящую зависимость от этих отношений и некую безысходность: и с ней тяжко, и без нее невозможно.

Что делать, если ваша жена – абьюзер?

Важно понимать, что психологическое насилие реально и наносит реальный вред вашей психике.

Важно понимать, что лучше не будет. Характер взрослого человека не изменить, и если человек склонен к манипулированию и откровенно этим пользуется, ваши многочисленные уступки не принесут пользы и только продолжат копать яму унижения.

Важно понимать, что семейный комфорт и душевное тепло не менее важны в жизни, чем карьера и другие достижения.

Важно понимать, что жена-абьюзер по совместительству является и матерью-тираном. Ваших детей.

Важно понимать, что где-то в глубинах вашей психики скорее всего были предпосылки к таким отношениям. Возможно, ваша мать обращалась с вами похожим образом, могла публично постыдить или била за малейшую оплошность, и бессознательно вы ищете похожих отношений, чтобы почувствовать ту первичную любовь к женщине.

Важно понимать, что женское насилие, как и любое другое насилие – это НЕ норма. Унижения, постоянные оскорбления, драки, упреки, частые скандалы – это нездоровые явления, даже если за ними следуют бурные торжественные примирения и фантастический секс. Минуты счастья не компенсируют часы страдания. Ничто, даже самые прекрасные признания в любви, не оправдывает насилие.

Простое понимание таких простых вещей дает вам возможность посмотреть на ситуацию по-другому. Примете ли вы решение прекратить такие отношения или остаться в них, в обоих случаях необходимо обратить внимание на себя и пересмотреть отношение к жизни, к семье, к женщинам. Перестать быть ломовой лошадью для всех окружающих и начать выстраивать более теплые, равноценные отношения, наполненные взаимоуважением.

Абьюзивные отношения: реальные примеры. Как вести себя с абьюзером, рекомендации психолога | 29.ru

— Разумеется, что я закатила истерику и уехала в этот же вечер. Не разговаривала с ним какое-то время, он все время написывал. Это будет глупо звучать, но в конце концов я сдалась.

В итоге молодой человек позвал переехать к нему. С началом совместного быта начался, по словам Марины, «полнейший трешак»:

— Из-за пандемии его бизнес накренился, денег у него не было, подкидывали родители. У меня был тот же самый период, работы не было по факту. Как и денег, которые не заплатили за март. Но по итогу у меня все наладилось: мне выплатили отпускные, зарплату, надбавку и что-то еще. В общем, жили на мои деньги и деньги его родителей какое-то количество времени. Разумеется, он искал работу, но получалось слабо. В конце концов он нашел что-то вроде удаленки. Я давала ему каждый месяц деньги на квартиру, на еду. Но как-то эти деньги — тысяч 20 — он спустил на уплату долгов в бизнесе.

Нашу героиню беспокоило и то, что он продолжал поддерживать общение со своей женой: бизнес был совместный. Однажды Марина решилась залезть в его компьютер и обнаружила интересную переписку.

— Он с ней встречался на квартире в мое отсутствие, предлагал ей секс без обязательств и еще кучу всего. Было это у них или нет, я не знаю. Просто собралась и уехала к себе. Он валялся потом в ногах, слезно просил прощения. Сейчас понимаю, что была просто дурой. Снова доверилась.

Период понимания пролетел. Появилось раздражение:

— Была грубость, обесценивание моих дел, зато всё, что я заготавливала на неделю вперед, исчезало у него во рту за дня два. С моей мамой он знакомиться не хотел. А когда мы случайно ее встретили, он просто развернулся и ушел без слов. На своих родителей он орал с матами, мог отца послать. Буквально каждый их разговор проходил так. Парень, в которого я влюбилась, оказался психически больным человеком.

Орать в итоге стал и на Марину. Не пил, не употреблял ничего запрещенного. А вел себя пугающе. Например, если Марина не по вкусу что-то приготовила, — орал. Или без криков придирался — к одежде, например. Когда Марина пыталась запереться в ванной комнате, чтобы прийти в себя после очередной ссоры из-за ерунды, он врывался к ней и силой вытаскивал.

— Как-то сказала ему, что хочу себе джинсы-слоучи, он сказал, что если я их куплю, выгонит меня из квартиры. Якобы что я должна носить только узкие джинсы и брюки, которые бы подчеркивали мои ягодицы. Это убивало. Как и то, что на людях он мог начать в шутку приставать к другим девушкам. Один раз моей коллеге по работе при мне он сказал: «Можно я посмотрю, как ты переодеваешься?» Я не знаю, зачем я это терпела. Угроза замахнуться была, но он никогда не поднимал руку. Но я все равно его боялась.

Женщина абьюзер в отношениях признаки

12 февраля 2021 г. 2:05

Тема домашнего насилия сопровождается всегда образом мужчины-тирана. Женщина абьюзер встречается в 20% отношений, но говорит об этом не принято. Общество живет стереотипами о сильных и могущественных мужчинах, не допуская мысли о насилии с женской стороны. Мужчина, подвергающийся насилию со стороны девушки вызовет непонимание и насмешки.

Женский абьюз — табу для разговоров, ведь мужчина никогда о нем не говорит вслух из-за непонимания. Мало мужчин признают факт насилия над ними, боясь быть осмеянными и слабыми в глазах других.

В руках женщины оказываются манипуляции, унижения и шантажи. Мужчине часто вменяют чувство вины, беспомощности и ненужности

Преуменьшать влияние морального насилия над мужчинами неправильно, ведь страдания от него иногда страшнее, чем от физического. Узнав таких о проблемах в отношениях, общество закрывает глаза, преуменьшая масштаб.

 

Почему женщина становится абьзером в отношениях?

 

Абьюзерами не рождаются — это можно сказать и о женщинах, и о мужчинах. Такими становятся в своих семьях, и, порой такая система ценностей передается по наследству как реликвия.

Роль мужчины в жизни женщины определяется еще с детства, ведь там отношения к мужчинам девочке прививает мама.

Абьюз — это всегда отсутствие уважения к личности и личным границам. Чаще всего в семье у женщины к мужчине было отношение мягко говоря негативное.

Девочка, росшая без отца может стать потенциальным абьюзером. Женщины, растящие своих дочерей без мужской поддержки, часто транслируют свою неудовлетворенность мужчинами в своих детей. В итоге девочка ненависть мамы перекладывает на своего мужчину.

Девочка, у которой мама была главной в семье. Женщины, берущие на себя роль главы семьи и пресекающие любые попытки мужчины взять главенство, делают своих дочерей абьюзерами. Когда мужчина в семье чисто «для галочки», а женщина всячески унижает его, оскорбляет, то дети впитывают все как губки. Девочка просто не видит другого поведения по отношению к мужчинам, и в своих отношениях будет поступать аналогично.

Самодостаточный и уверенный в себе мужчина даже не вступит в такие отношения, ведь нарастающий контроль отпугнет его.

 

Признаки абьюза в отношениях

 

Женщина такого типа умелый манипулятор, поэтому даже сам мужчина не может распознать тирана. Часто это достаточно успешные и красивые женщины, они не проявляют никаких негативных качеств вне отношений. Есть, несколько признаков, говорящих о присутствии насилия в отношениях:

  • газлайтинг. После оскорблений, унижений женщина перекручивает слова и говорит, что мужчина все не так понял, или он неадекватно воспринимает происходящее. Спустя время жертва и сама верит в свою неадекватность и уже не может на себя полагаться;
  • постоянные унижения и оскорбления. Женщина упрекает мужчину в том, что он якобы не способен ни на что, мало зарабатывает, руки растут не из того места. Любое оскорбление — отсутствие уважения, а без уважения нет отношений;
  • манипуляции сексом. Женщина угрожает отсутствием секса, если мужчина не поступит как она хочет;
  • сравнение с другими мужчинами. Женщина постоянно говорит о других знакомых мужчинах своему и сравнивает их. Естественно, сравнение идет не в пользу мужчины-партнера;
  • угрозы. Женщина может говорить, что мужчина этот кроме нее никому не нужен, ведь ни на что не способен;
  • публичное оскорбление и унижение. В присутствии других женщины-абьюзеры могут высмеять своего благоверного, в разговоре постоянно перебивать. Поведение женщины в такие моменты свидетельствует о пренебрежении партнером;
  • игнор. Часто женщина просто игнорирует своего мужчину, а порой даже делает вид что не слышит;
  • настрой детей против папы. Женщина транслирует свой негатив на мужчину детям. Говорит детям, что папа у вас никуда не годится, без мамы ничего не стоит. В другом случае дети становятся участниками ссоры им приходится выбирать между родителями;
  • измены;
  • пренебрежение личными границами своего партнера: чтение переписок, установка маячка, контроль сообщений и звонков, слежка в соцсетях.

 

Что делать, если женщина – абьюзер?

 

Распознать в своем партнере абьюзера — это уже полдела. В этом случае нужно подумать о дальнейших действиях. Мужчина должен понимать, что так будет всегда и женщина абьюзер не поменяет своей траектории поведения. Но он должен понять и то, что у него были предпосылки к таким отношениям, возможно скрывающиеся в детстве. Поэтому стоит обратиться к психологу, чтобы разобраться в себе. Не разобравшись в причинах, нет смысла менять партнера, ведь видение отношений у вас не поменяется. Благо, услуги психолога сейчас можно получить в один клик. Психолог на нашем сайте поможет разобраться в причинах таких отношений и изменить сценарий поведения.

Откуда берется женский абьюз?

Так уж повелось, что о женском абьюзе принято рассуждать в основном с точки зрения юмора. Все же слышали хотя бы парочку анекдотов о том, как злая жена встречает мужа-тюфяка со скалкой в руках? Многие улыбнутся и забудут. Но смешные картинки возникли не на пустом месте. Откуда берутся абьюзивные нотки в женском поведении и по каким признакам распознать данное явление?

Почему женщина становится абьюзером?


Начнем с того, что абьюз плох во всех отношениях, как со стороны женщины, так и со стороны мужчины. Это постоянные манипуляции, шантаж и угрозы. Абьюзер питается энергией своей жертвы и пытается самоутвердиться за ее счет.

Известно, что девушки чаще всего используют психологическое давление, нежели физическое или финансовое. Хотя последнее тоже присутствует, когда женщина зарабатывает больше. Что движет милыми дамами, откуда берутся жены-абьюзеры?

  1. Детские травмы. Если девочка всю свою сознательную жизнь наблюдала, как мама бесконечно кричит на папу, оскорбляет его, то на подсознательном уровне у ребенка формируется подобная модель семьи, как правильная. Возможен и другой вариант. Отец был деспотичным, держал в напряжении всю семью. Девочка с малых лет затаила злобу на папу. И теперь во взрослой жизни свои обиды девушка-абьюзер проецирует на всех мужчин.

  2. Негативный опыт. Некоторые женщины пережили болезненные отношения. Может быть, супруг изменял или применял физическое насилие. Женщина за все это время заработала себе депрессию, страх, зависть и другие негативные эмоции. Вместо того, чтоб проработать в себе эту боль, она решила «отыграться» на своем партнере. Постоянные придирки, истерики на пустом месте — все это наблюдают мужчины, если их жена абьюзер.  

  3. Неправильные роли. Отношения обречены, когда партнеры не равны. Особенно это случаи, если женщина — главный добытчик, а мужчина берет на себя роль покорного исполнителя. Значит, сбой в программе случился изначально. Сильная и независимая женщина решила выйти замуж за более слабого мужчину. В результате она все тащит на себе, но при этом во всех своих бедах обвиняет безвольного супруга. Он не знает, как бороться с женщиной-абьюзером, и продолжает мириться с происходящим.

Признаки, выдающие женщину-абьюзера


Обычно токсичные дамы сами не понимают, как выходят на скользкую тропу. Они активно взывают к ответу партнера. В ход идут такие фразы, как «Это ты меня довел», «Неужели трудно сделать по-моему?». А еще вспыльчивые девушки очень любят пилить мужчину по любому поводу.

Итак, предлагаю вам внимательно ознакомиться с нижеперечисленными пунктами. Вдруг какие-то из них вам покажутся до боли знакомыми.

Откровенные оскорбления


Как известно, во время ссоры партнеры сгоряча обзывают друг друга самыми ужасными словами. Конечно же, спустя какое-то время влюбленные мирятся и просят прощения друг у друга. Если женщина эмоциональный абьюзер, то оскорбления в адрес избранника — целенаправленное действие.

Уничижительные фразы она употребляет постоянно. Например: «Папаша из тебя никакой», «В постели ты ноль», «Слабак»!». Понятно, что успешный, уважающий себя мужчина никогда не потерпит такого отношения. Но в данном случае мы говорим о слабохарактерном супруге, который смирился со своей участью.

Сравнение


Излюбленный прием женщины-абьюзера. «Таньке муж машину купил, а ты только и можешь, что завтраками кормить», — заводит заунывную песню девушка-манипулятор. Вместо того, чтобы мотивировать партнера на лучшие достижения, дама демонстрирует деструктивное поведение. Под таким натиском ни один мужик не захочет стараться и добиваться чего-либо.

Некоторые женщины умудряются даже сравнивать нынешнего супруга со своими бывшими ухажерами. Подобное поведение, ко всему прочему, говорит о неуверенности самой дамы. Следовательно, она не способна к адекватному выбору спутника.

Сексуальный шантаж


Еще один из явных признаков женского абьюза в отношениях. Потребность в сексе есть у любого здорового мужчины. Девушки отлично понимают это и используют ограничение в интиме в качестве меры наказания. 

Однако женщины совершают грубейшую ошибку. Большинство мужчин решают проблему очень просто — находят отдушину на стороне. Так что все подобные постельные интриги всегда заканчиваются плачевно. Впрочем, как и любое манипулирование.

Двойные стандарты


Это когда на людях супруга буквально боготворит своего героя, осыпает комплиментами, а дома спускает всех собак на беднягу. В данном случае дамой руководит низкая самооценка и нарциссизм. Хотя многие девушки оправдывают подобное поведение нежеланием выносить сор из избы. Мол, она же отличная жена и все вокруг это подтвердят в случае чего. 

Кстати, подобный прием часто используют и мужья-абьюзеры. Они никогда не унижают супругу на публике. Поэтому жертве тирана бывает очень трудно объяснить близким, как мужчина вдруг сделал из своей женщины ничтожество.

Эмоциональные качели

Из всех признаков, выдающих абьюзера, этот наиболее выраженный. Партнер живет, словно на пороховой бочке. Он не знает, чего ожидать от своей  дамы. Утром она может быть самой ласковой и нежной. А к вечеру превращается в настоящую мегеру: закатывает истерики, кричит и угрожает своему избраннику.   

К слову, столь нестабильный эмоциональный фон негативно сказывается и на здоровье женщины-агрессора. Страдает ее гормональная, сердечно-сосудистая и пищеварительная система.

Надеюсь, ни один из пунктов вам не близок. А если вы все же периодически замечаете за собой некоторые негативные нотки, рекомендую разобраться в причинах и осознать последствия подобного поведения. Хотите создать идеальные отношения по любви?Тогда переходите на светлую сторону.

Раскрывайте в себе лучшие качества, будьте женственны и позитивны. За вдохновением добро пожаловать на курс «Секреты женского счастья». На нем вы получите все главные рецепты по построению крепкого союза, где нет места манипулированию и конфликтам. Регистрируйтесь прямо сейчас на официальном сайте ТЦ Павла Ракова.

А пока давайте пообщаемся в комментариях. Вы когда-нибудь имели дело с абьюзерами? И что такое, по-вашему, женский абьюз?

Подруга Бородиной: «Абьюзер – придурок, который не умеет получать удовольствие от женщины»

Ксения Бородина и Курбан Омаров

Наталья Алайская опубликовала неоднозначный пост о недостойных, по ее мнению, мужчинах. Причем свои рассуждения подруга теледивы сопроводила совместными с ней фото, что навело поклонников на подозрения: не обращается ли она к Бородиной? Ведь в последнее время в Сети то и дело обсуждают ее возможный развод с Курбаном Омаровым.

«Обязательно нужно любить себя. И если на какой-то момент ты про это забыл, вспомни и полюби еще сильнее. «Абьюзер» — новое слово. Мы их так переюзаем, что мало не покажется. Новое слово… Абьюзер! Придурок с большими комплексами, который не умеет получать удовольствие от жизни и от женщины. Командует, пыхтит! А нам, красоткам, на это на-пле-вать! Такие мужчины интересны только в начале. Как правило, они красиво ухаживают и добиваются, но что делать потом с этим начальством дома, когда ты и сама отличный босс?! Простить, понять… Ну и радоваться жизни! Только мы решаем, кто рядом с нами! Лично я выбираю друга, любовника и партнера. Мой человек — важно именно так думать о любимом. Всех остальных жизненных калек — в сад. Кайфуем и живем», — заключила блондинка.

Подписчики поддержали Наталью в комментариях, а некоторые заявили, что знают, о ком именно идет речь. «В чей огород этот камушек? Я думаю, все узнали»; «Тут Курбану привет передают», — иронично отмечали пользователи. Впрочем, были и те, кто решил заступиться за бизнесмена: «Вы знаете, в разладе отношений всегда виноваты двое. Все же поняли, о ком вы вещаете. Курбан лично мне очень импонирует. Да, может, не без греха, но и Ксения, простите, с характером».

не пропуститеКурбан Омаров пропустил вечеринку в честь дня рождения дочери Ксении Бородиной

Напомним, что недавно 40-летнего Курбана Омарова засняли в компании Блюменкранц. Парочка мило беседовала в одном из заведений столицы, не отрывая друг от друга нежных взглядов. Однако позже супруг звезды заверил, что это была всего лишь деловая встреча.

«Наш креативный продюсер позвал меня на встречу для обсуждения нового проекта, где ведущей будет Тата Блюменкранц. Пока мы занимались своими делами, девушка, сидящая с парнем сзади, занималась моими. Она, как мышь, втихаря снимала меня на телефон, чтобы хоть как-то поучаствовать в моей жизни, чтобы ее скучная жизнь обрела хоть какие-то очертания», — негодовал Курбан.

Фото: Legion-Media, Instagram

Соцпакет против абьюза: как компании защищают своих сотрудников от домашнего насилия

По данным ВОЗ, каждая третья женщина в течение жизни сталкивалась с физическим или сексуализированным насилием, причем за последнее десятилетие этот показатель практически не изменился. Мужчины тоже подвергаются домашнему насилию, но гораздо реже. В России более 20% женщин — то есть каждая пятая — испытывали физическое насилие в течение жизни. Несмотря на стереотип о том, что домашнее насилие — «удел маргиналов», это не так. «С этим сталкиваются женщины разного достатка. Наши клиентки — скорее средний класс», — рассказывает директор кризисного центра для женщин «Китеж» Алена Садикова.

Пандемия ухудшила ситуацию: в мае 2020 года уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова сообщила об увеличении числа обращений в связи со случаями домашнего насилия в 2,5 раза. Тогда же семь общественных организаций — «Зона права», «Анна», Консорциум женских неправительственных объединений, «Российская правовая инициатива», «Ты не одна», «Сестры» и «Китеж» — направили в Совет Европы отчет о мерах по борьбе с семейно-бытовым насилием в условиях пандемии, в котором зафиксировали рост домашнего насилия в условиях карантинных мер. «Многие семьи оказались заперты в своих часто совсем небольших квартирах. Несмотря на то что обычно дом считается безопасным местом, особенно в трудные времена, для некоторых, наоборот, дом стал местом, где находиться было очень опасно», — говорится в докладе.

Своеобразным убежищем для жертвы насилия становится работа. «Мы знаем, что женщины, ставшие жертвами домашнего насилия, часто оказываются отрезанными насильником от своего круга друзей или семьи. Женщину изолируют, ее передвижения контролируют. В итоге единственным местом, где она может свободно разговаривать с людьми, становится работа. И это делает работу идеальной средой для оказания помощи», — говорит глава отдела глобального разнообразия и инклюзии L’Oréal Маргарет Джонстон-Кларк.

Бизнес помогающий

«Рассуждая о домашнем насилии, мы обычно не задумываемся о рабочем месте», — говорит Александра Донован, координатор программы по предотвращению насилия в в Кембридже (Массачусетс). — Но домашнее насилие не имеет границ и не остается дома». Осознавая это, все больше работодателей включают борьбу с домашним насилием в свою корпоративную повестку.

В марте 2021 года люксовый конгломерат Kering, владеющий такими брендами, как Gucci и Alexander McQueen, запустил программу помощи своим сотрудникам, которые пострадали от домашнего насилия. «Для женщин-жертв крайне важно сохранить свою занятость и финансовую независимость, и чаще всего рабочее место является для них самым безопасным местом», — говорится в заявлении компании. Kering предложил всем сотрудникам, пострадавшим от домашнего насилия, помощь в получении поддержки как от специализированных организаций, так и от самой компании. В последнем случае речь может идти о коррекции условий труда (смена места работы или графика), предоставление дополнительного отпуска, финансовая помощь.

Kering входит в OneInThreeWomen — это первая европейская сеть, поощряющая компании поддерживать своих сотрудниц, ставших жертвами насилия. В ней состоят BNP Paribas, Carrefour, SNCF, PwC, Фонд солидарности OuiCare, Publicis, L’Epnak, Korian и L’Oréal.

Реклама на Forbes

Международная юридическая фирма Gowling WLG обучила сотрудников, которые могут оказать квалифицированную помощь коллегам, пострадавшим от домашнего насилия (а также — распознавать таких людей). В интранет-сети компании действуют группы поддержки для жертв, а также размещена информация для абьюзеров, которые хотели бы изменить свое поведение. При необходимости сотрудники, пострадавшие от домашнего насилия, могут рассчитывать на отпуск. А нормализовать саму тему помогают плакаты, развешанные по офису.

Поддерживает своих сотрудников и Lloyd’s Banking Group. Компания разработала меры помощи тем из них, кто подвергается насилию дома — в том числе в условиях удаленной работы. Кроме того, еще в 2019 году в компании появилась Команда поддержки жертв финансового абьюза, работающая с клиентами банков.

Отчаявшиеся домохозяйки: какая связь между финансовой зависимостью и домашним насилием 

В Gentoo Group действует специальная инструкция для HR-менеджеров. Согласно политике компании, сотрудники, пострадавшие от домашнего насилия, могут рассчитывать на изменения в графике — в том числе использовать рабочее время для встреч с юристами или организации смены места жительства. А в случае, когда абьюзер преследует жертву и на рабочем месте — через почту, по телефону или лично, — может быть задействована корпоративная служба безопасности.

Специальный протокол по гендерному насилию действует и в компании Avon. За его исполнение отвечают амбассадоры (например, HR и сотрудник КСО), которые прошли специальное обучение. В России сотрудники, столкнувшиеся с домашним насилием, направляются в ресурсный центр «Анна». «При необходимости любому сотруднику, подвергшемуся гендерному насилию, по решению «Avon Россия» возможно предоставление нерабочих дней для решения любых вопросов, которые возникают в его ситуации. Все меры, принимаемые в соответствии с Протоколом, регулируются строгими правилами конфиденциальности», — говорится в документе (есть в распоряжении Forbes Woman).

Компания Vodafone также разработала политику поддержки сотрудников в борьбе с домашним насилием, которая подразумевает, в частности, 10-дневный отпуск для пострадавших. HR-менеджеры компании учатся распознавать жертв абьюза и оказывать им помощь.

Зачем это бизнесу

Компаниям может быть сложно «лезть» в личную жизнь своих сотрудников, особенно в обществах, где проблема домашнего насилия считается делом сугубо семейным. Тем не менее бизнес не должен оставаться в стороне, считает Шабнам Хамид, оперативный сотрудник по работе с гендерным насилием в Восточной Азии и Тихоокеанском регионе в International Finance Corporation: «Растет осознание того, что каждый человек должен играть свою роль в борьбе с гендерным насилием, включая частный сектор».

«Мы объединяем миллионы женщин (работаем для женщин, работаем с женщинами), поэтому их благополучие — и наша ответственность тоже. Кроме того, красота внешняя невозможна без здоровья, спокойствия, внутренней красоты. И мы занимаемся теми областями, в которых можем принести максимальную пользу», — говорит директор по корпоративным коммуникациям и благотворительным программам Avon в Центральной и Восточной Европе Анастасия Ростовцова. По ее словам, большие бренды не могут оставаться в стороне от социальной повестки, у них должен быть свой человеческий голос: «Чем громче об этом говорим, тем скорее решится проблема. Однажды к нам даже пришел работать молодой человек, который на вопрос, почему он выбрал нас, ответил: потому что ваша компания борется с домашним насилием, не молчит об этом».

Шабнам Хамид замечает, что политика компании в отношении гендерного насилия не только способна спасти чьи-то жизни, но и может «повысить производительность, прибыльность и производительность», и приводит в пример кейс одного из клиентов IFC на Соломоновых островах. Благодаря ряду инициатив по искоренению гендерного равенства, в том числе поддержке сотрудников, пострадавших от насилия в семье, он сократил число невыходов на работу на 25%.

Уже упоминавшаяся сеть OneInThreeWomen в 2019 году опубликовала исследование, в котором, в частности, приводятся такие данные: 55% тех, кто когда-либо сталкивался с домашним насилием, сообщили, что это привело к снижению продуктивности, опозданиям или прогулам, 24% были вынуждены взять отпуск, 5% потеряли работу. Другое исследование, проведенное Trade Union Congress, показало, что более 40% подвергшихся домашнему насилию людей были лишены возможности работать. Убытки ЕС от гендерного насилия в отношении женщин в 2011 году составили около €228 млрд.

«Если работодатель хочет развивать свою компанию и мотивировать сотрудников оставаться в ней, нужно создавать им условия для работы в том числе в кризисной ситуации. Домашнее насилие — не проблема отдельных людей. Это социальная проблема. Такая же, как инклюзия людей с ограниченными возможностями», — поясняет председатель Ресурсного центра «Анна» Марина Писклакова-Паркер.

«Компании могут видеть проблему, особенно когда у них 70% сотрудников — женщины, — говорит сотрудница Коллегии адвокатов «Московский юридический центр», юрист, входившая в рабочую группу по разработке законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» Мари Давтян. — Кроме того, это выгодно всем, а ты действительно можешь сделать что-то хорошее».

Чем может помочь компания

Для компаний, решивших помогать сотрудникам в ситуациях домашнего насилия, существуют различные рекомендации — например, от американского Корпоративного альянса по прекращению партнерского насилия или британского Королевского института персонала и развития. Однако, используя их, важно учитывать региональную специфику: «В инструкции, которая сделана для сотрудников какой-нибудь западной компании, может быть написано «обратитесь в ближайший шелтер», а у нас это может звучать как нонсенс, поскольку в некоторых регионах шелтеров нет или крайне мало», — говорит Алена Садикова.

В первую очередь нужны некоторые преобразования в самой компании. Стоит организовать рабочую группу — в нее могут войти сотрудники отдела кадров, а также юристы и медики (если таковые есть в штате). Можно учредить специальную должность, чтобы подчеркнуть важность борьбы с домашним насилием.

Необходимо разработать соответствующую политику. Она должна быть связана с другими корпоративными политиками и охватывать широкий круг вопросов, ведь даже рабочее оборудование и ПО (телефон, почтовые программы) могут быть использованы для преследования. Для более эффективной помощи на этом и следующих этапах имеет смысл сотрудничать с профильными НКО. В политике должно быть четко прописано, что все формы жестокого обращения, включая бытовое насилие, строго запрещены.

Далее нужно подготовить собственно программы помощи жертвам. Это может быть финансовая помощь, оплачиваемый отпуск, переход на удаленную работу или гибкий график, помощь в организации переезда (например, автоволонтерство) и релокация. Важно понимать, что момент, когда жертва уходит от агрессора, — самый опасный для нее. Юристы и HR-отдел могут помочь в преодолении последствий насильственных отношений, говорит Алена Садикова: «Например, часто мужья-абьюзеры оформляют на себя все детские пособия, притом что дети остаются с матерью. Женщине бывает нужна помощь юристов в сборе документов и получении всех причитающихся ей выплат». Кроме того, в отделе кадров можно организовать хранение важных документов — часто женщина, уходящая от абьюзера, обнаруживает пропажу свидетельств о рождении детей или документов на квартиру.

Как помогать

О ситуации домашнего насилия может свидетельствовать изменение поведения сотрудника (опаздывает, избегает звонков), настроения (подавленность, тревожность, агрессивность), манеры одеваться (скрывает синяки), уровня производительности. При этом человек может не понимать, что находится в ситуации насилия, даже если из его/ее рассказов о партнере следует, что последний ведет себя агрессивно, оскорбляет или пытается контролировать. Для прояснения ситуации стоит задавать осторожные вопросы: «Как ты себя чувствуешь?», «Как дела дома?» Также стоит помнить, что женщины старшего возраста и мужчины реже сообщают о своем опыте домашнего насилия. А представители этнических меньшинств могут бояться обращаться в официальные органы из опасений столкнуться с дискриминацией.

Это (не) ваше дело. Как понять, что рядом с вами жертва домашнего насилия

Реклама на Forbes

Адекватная реакция на информацию о насилии — эмпатия и доверие. Важно помнить, что цель заключается в том, чтобы помочь человеку, а не осуждать его. Необходимо избегать стигматизации, вопросов «Что с тобой не так?», «Почему это происходит?», то есть переноса ответственности за насилие на пострадавшего, говорит Писклакова-Паркер. «Это не конфликт, в котором стороны равны, это системное поведение со стороны агрессора. Только поняв это, можно выстроить адекватную поддержку», — замечает она.

Предлагая помощь, следует ориентироваться на пожелания пострадавшего, его/ее представления о собственной безопасности (которые в течение времени могут и меняться в зависимости от обстоятельств). Нельзя давить, настаивать на обращении в полицию или в другие официальные органы. Похожий пункт есть в уже упоминавшейся политике Gentoo Group: «Сотруднику может потребоваться некоторое время, чтобы решить, что делать, и в ходе всего процесса он может пробовать различные варианты». С этим согласна и Алена Садикова: «Если на человека в тяжелой ситуации давить, он может замкнуться и вообще отказаться от помощи. Чувство вины оттого, что тебе помогают, а ты не делаешь успехов, только мешает справиться с ситуацией. Лучшее, что можно сделать, — дать пострадавшему информацию и сказать: «Выбор за тобой, но если ты решишь выходить из абьюза, вот какие возможности у тебя есть». «Когда мы кого-то спасаем, мы отбираем у человека инициативу и ответственность за собственную жизнь. Но это взрослый человек, который принимает собственные решения», — добавляет Писклакова-Паркер.

Кроме того, важно учитывать гендер, этническое происхождение, религию, возраст, наличие инвалидности, сексуальную ориентацию — все это может накладывать ограничения или быть фактором риска.

Важно тщательно следить за сохранением конфиденциальность пострадавших, чтобы не навредить им (например, чтобы нечаянно не предоставить абьюзеру информацию о том, где укрылась жертва). Стоит договориться с сотрудником о том, как поступать, если он/она не отвечает на звонки, не пришел в офис, а также об условных сигналах — например, что пора вызывать полицию. Момент, когда жертва уходит от насильника, по статистике, самый опасный для нее.

«Мы живем в культуре стыда»: что документальный сериал «Хватит!» рассказывает о проблеме насилия в России

При этом ни в коем случае нельзя брать на себя роль консультанта по выходу из насильственных отношений: «Этой работой должны заниматься исключительно профессионалы, в конце концов, она не безопасна: абьюзер может прийти к жертве на работу, напасть на коллег», — рассказывает Алена Садикова. Она также предостерегает от попыток примирить жертву с абьюзером: «У нас были такие случаи — абьюзеры потом продолжали применять насилие». Для помощи в выходе из ситуации насилия нужно отправлять сотрудника в профильные организации.

Реклама на Forbes

Помимо помощи жертвам, компании могут привлекать к ответственности тех сотрудников, кто, напротив, являются абьюзерами. А кроме того, позаботиться о безопасности на рабочем месте. Мари Давтян считает, что ничто не мешает компаниям принять кодекс этики, который будет запрещать харассмент, буллинг, а также введет четкие процедуры рассмотрения жалоб по этому поводу: «И после этого реагировать на жалобы с уважением к пострадавшим. Это все можно сделать хоть завтра».

25 лучших компаний для женской карьеры. Рейтинг Forbes Woman

25 фото

Омички создали группу взаимопомощи для женщин, переживающих домашнее насилие

13 марта состоялась первая встреча организаторов инициативной группы «Старшая сестра» с теми, для кого она создана: жертвами домашнего насилия. На первую встречу пришли всего три женщины, рассказавшие о проблемах в семье.

«Пишут, звонят многие, но сделать реальный шаг — прийти — уже сложнее, – рассказала АСИ Юлия Щипачева, руководитель инициативной группы «Старшая сестра». – По оценкам некоторых экспертов, из-за домашнего насилия в России каждый год гибнет почти 14 тыс. женщин. Но мы видим по общению со знакомыми и друзьями, что люди мало знают об этом, часто даже не понимая, что они сами подвергаются насилию. Очень многое зависит, на мой взгляд, от уровня самоуважения, которое снижается вместе с уровнем жизни ­ – чем дальше от столиц, от областного центра, тем он ниже. Обратиться некуда – в Омске есть только государственный центр помощи семье и детям с социальной гостиницей на 34 места. Этого мало, и к тому же многие не доверяют официальной структуре, опасаясь, в частности, что опека заберет детей. Да и к безопасности большие вопросы – адрес известен, а  ведь женщина хочет спрятаться от партнера-абьюзера».

Инициативная группа «Старшая сестра» в соцсетях ставила своей задачей освещение проблем и борьбу с тривиализацией насилия. Но все чаще, по словам Юлии, стали обращаться женщины, которым нужна реальная помощь. Одной из них члены инициативной группы на собственные деньги сняли квартиру в другом городе, после чего «сестры» и поняли, что надо действовать.

«Мы планируем продолжать просвещать омичей, – сказала Щипачева. – Например, вместе с коллегами из Тюменской феминистской инициативной группы «Гербера» мы провели  акцию «Домашнее насилие  – это…». Художники Елена Булатова и Руслан Гадаев нарисовали иллюстрации к конкретным историям, использовав фразы, которые говорят наши подписчицы, пережившие домашнее насилие. Работаем с журналистами, которые пишут на темы домашнего насилия, но не всегда этично, — и они нас слышат. Но проблема в том, что женщине, переживающей насилие, иногда просто не с кем поговорить».

«Знаю по собственному опыту, к сожалению – мне тогда очень не хватало, чтобы кто-то сказал: «Ты сможешь». Мы не психологи, но можем выслушать, понять, поделиться своим опытом и поддержать делом. Именно для этого создали группу взаимопомощи в реале».

Впрочем, «сестры» надеются, что к ним присоединятся и психологи, и социальные работники, и благотворители. Пока инициативная группа «Старшая сестра» состоит из трех омичек, имеющих собственный опыт избавления от домашнего насилия. Изъявил желание помогать на добровольных началах и юрист. Пока у «сестер» нет финансирования, кроме собственных зарплат, на которые они раз в неделю снимают офис для встреч, но у них есть надежда объединить усилия неравнодушных людей.

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Когда ваш обидчик — женщина

Когда Джейкоб Нолл * рос на Среднем Западе, он и представить себе не мог, что подвергнется домашнему насилию. «Я был прямым, белым парнем из обычного маленького городка, который обслуживал таких людей, как я», — насмешливо говорит он. «Моя семья была очень близка. Мои родители все еще вместе. Не было больших семейных проблем, которые открыли бы мне какое-то окно в то, насколько темным может быть мир». И все же Нолл провел несколько лет в такой темноте после того, как влюбился в Кортни, женщину, с которой познакомился в Интернете.

Кортни была на год старше Нолла, и с самого начала он был очарован ее присутствием в сети. Он говорит, что она была хорошенькой, но, более того, он находил его забавным и интересным. Нолл говорит, что он «устроил игру», чтобы лично встретиться с Кортни — они жили в нескольких часах друг от друга — и был разочарован, когда она отказалась. Но год спустя, в 2006 году, она «неожиданно» отправила Ноллу электронное письмо. Она только что разорвала отношения и спросила, не хочет ли он встретиться. «Я попытался это сделать», — говорит он о ее предложении.«Это было приключение — познакомиться с ней, потому что она жила далеко».

Это было летом 2006 года, и Ноллу было 22 года. Он был выпускником колледжа без руля; он хотел делать большие дела, но не знал, как это выглядит. Вместо этого он вложил всю свою энергию в развитие отношений с Кортни. Она была очаровательной и забавной, но при этом ранимой. Он думал, что сможет ей помочь, возможно, стать ее рыцарем в сияющих доспехах. Отношения на расстоянии быстро развивались. Даже с самого начала Нолл видел признаки нестабильности, но он всегда находил способ списать их, даже когда они касались эпизодов Кортни, когда она слишком много пила и теряла сознание. «Я бы всегда возвращал это себе и говорил:« Ты парень, у которого плохие эмоции и чувства. Ты тупой, ты тупица, а она просто знает больше [о чувствах] », — признается он. .

Подобные отношения искажают ваше мышление. Я принимал все колебания настроения и был готов поверить в то, что виноват в этом ».

Теперь Ноллу легко оглянуться назад и увидеть траекторию эмоционального и словесного оскорбления, которое привело к физическому насилию, но в то время поведение и слова Кортни убедили его, что проблема была только в нем.Она была эмоционально непостоянной и с самого начала демонстрировала резкие перепады настроения, но Нолл был уверен, что, будучи мужчиной, он просто не понимал женских эмоций. «Подобные отношения искажают ваше мышление», — говорит он. «Я принимал все колебания настроения за чистую монету и доверял им, относился к ним серьезно и был готов поверить, что я был их причиной». Он знал, что зашел слишком далеко, но также не знал, как повернуть назад. Он сделал предложение Кортни. Вскоре началось физическое насилие.

Неожиданное насилие

Один из первых эпизодов избиения произошел, когда пара готовила приглашения на свадьбу.Кортни, которая пила чаще, также становилась все более агрессивной. Работая над приглашениями, Кортни «кралась и напивалась», — вспоминает Нолл. Когда она вернулась, «она дала мне пощечину и ударила кулаком. Затем она фактически навалилась на меня и начала душить меня».

Он говорит, что пытался отложить помолвку, но Кортни впала в истерику от этого предложения. «Она стояла на коленях, извиняясь, крепко держась за мои запястья, делая вид, будто извиняюсь, — и это сработало.«К лету 2007 года они поженились.

Нолл все еще не признавал, что он стал жертвой домашнего насилия, главным образом потому, что ему никогда не приходило в голову, что мужчина может подвергнуться насилию со стороны женщины. Но хотя у женщин в три раза больше шансов быть убитыми или серьезно травмированными партнером-мужчиной, чем наоборот, до 29% гетеросексуалов в Соединенных Штатах были жертвами физического насилия со стороны интимного партнера в течение своей жизни. (Еще больше — до 48% — испытали психологическое и эмоциональное насилие со стороны своих партнеров.) Ежегодно более 830 000 мужчин становятся жертвами домашнего насилия — это одно каждые 37,8 секунды.

До 29% гетеросексуалов в США были жертвами физического насилия со стороны интимного партнера.

Тем не менее, Нолл продолжал стараться «быть хорошим парнем и поступать правильно», — вспоминает он. Поскольку Кортни манипулировала им эмоционально и словесно, он был готов поверить, что проблема была в нем. Он чувствовал себя обязанным помочь Кортни с ее эмоциональной нестабильностью.«Я верил, что если смогу быть достаточно хорошим, то смогу помочь собрать все вместе и помочь справиться с этим очень неуправляемым человеком», — говорит он.

Никто из их семьи и друзей не знал, что Нолл уже подвергался жестокому обращению со стороны своей жены. Он оттолкнул своих друзей, бросившись в отношения с Кортни, и он упорно трудился, чтобы скрыть ее поведение от других, даже когда она попала в психиатрическую больницу на краткий период стационарного лечения. Она продолжала словесные и эмоциональные оскорбления, и физическое насилие продолжалось.Пара будет драться часами кряду, заканчиваясь только после того, как вымотались. «Она могла пойти и пойти, и пойти, и избивать тебя, пока ты внезапно не опустишься на колени, плачешь и извинишься, а ты даже не знаешь почему». Социальные связи Нолла были фактически разорваны, и он остался один. Он знал, что его брак не является здоровым, но он продолжал чувствовать тяжесть ответственности: «Я был очень сосредоточен на том, чтобы быть честным,« хорошим парнем »».

Признание нарушения

Однако Нолл все чаще не мог списать со счетов нападки Кортни.Физически отрезанный от всех остальных в своей жизни, он использовал электронную почту, чтобы медленно раскрыть свое насилие своему единственному оставшемуся другу и пастору своей церкви. «Но даже тогда я использовал этот закодированный язык, например:« У нее сильная воля. У нее бывают эмоциональные всплески. Все тяжелые, она капризная »». для мужчин, которые изо всех сил пытаются примирить домашнее насилие с идеями о мужественности.

Но ужасающий переломный момент наступил, когда Кортни обнаружила электронные письма Нолла и столкнулась с ним.«Она была просто опустошена», — вспоминает он. «Я рассказывал о ней , как будто я рассказывал сказки вне школы или что-то в этом роде. Это было атомной бомбой в наших отношениях». Нолл добавляет, что чувствовал себя виноватым за то, что причинил ей такую ​​глубокую боль. «Я совершил тяжкий грех. Разговор об этих ужасных переживаниях был нарушением кодекса молчания в отношениях, поэтому, по логике этих отношений, она имела право быть сломленной и опустошенной».

Только когда вмешались его родители, Нолл заявил, что подвергается жестокому обращению.Однажды на выходных, когда они с Кортни должны были отправиться домой на день рождения брата, Нолл позвонил родителям и сказал, что Кортни не присоединится к нему. Он продолжал брать на себя вину, говоря, что он думал, что его брак в беде и что он «сделал что-то ужасное», но его родители сломили защиту. «Мой отец спросил:« Она когда-нибудь тебя била? », А я ответил:« Я не собираюсь на это отвечать », — вспоминает Нолл. «Вот с чего все началось. Чтобы услышать голоса моих родителей, эти двое людей, которые любят меня и имеют хорошие головы на плечах, зажгли для меня лампочку.«

Чтобы их развод стал окончательным, потребуется больше года, а вырваться из отношений и насилия будет непросто. «Я все еще был религиозен, и я цеплялся за это, и я сказал своим родителям: ‘Вы можете помолиться за нас’». Только когда его отец сказал: «Джейкоб, я думаю, что в этой ситуации достаточно молитв», Нолл понял, что ему нужно выбраться. «Я знал, что она не изменится, в мою ответственность больше не входило помогать ей измениться, и это был первый момент, когда я понял, что нахожусь в жестоких отношениях», — говорит он.Но признание насилия не устранило препятствий для выхода из брака. Нолл не был уверен, что сможет безопасно выбраться из дома, и ему пришлось составить план побега с помощью своей семьи.

Я не живу в страхе, что меня снова ударит, но у меня много работы над собой ».

Выход из брака, обусловленного домашним насилием, не стал концом для Нолла. На развод ушло больше года. И Ноллу пришлось получить запретительный судебный приказ, чтобы Кортни не связалась с ним: она появилась на его рабочем месте и пробралась в подвал дома, в котором они жили.Даже когда это было позади, последствия жестокого обращения сказывались на всей его оставшейся жизни. «Я даже не стал снова встречаться, пока мне не исполнилось 27», — говорит он, и прошлым летом закончились серьезные отношения — его первые с момента развода. «В некотором смысле это было труднее, — говорит он, — потому что« есть что-то аккуратное и аккуратное в том, с кем вы были монстром ».

В наши дни Нолл находится на терапии, где он работает над раскрытием прошлого, чтобы оно не повторялось. «Я не живу в страхе, что меня снова ударит, — говорит он, — но мне нужно много работать над собой.Что это за травма и какой я сейчас? Я избегаю конфликтов. Меня беспокоят масштабные демонстрации эмоций, неструктурированные, неконтролируемые эмоции. Мне пришлось узнать о границах и о том, как говорить о своей внутренней жизни без страха ». Он в значительной степени полагался на семью и друзей, восстанавливая связь после того, как был изолирован от них во время брака, и написал книгу под названием The Love Bomb , который был ключевой частью его процесса исцеления.

Хотя в настоящее время он не состоит в отношениях — «Я отдыхаю от женщин», — говорит он, — он надеется на будущее.«Это был большой шок, когда я узнал, что что-то такое пугающее, неприятное и токсичное может найти меня», — говорит он. Но сегодня он наконец-то чувствует себя свободным. Когда жестокие отношения заканчиваются, он говорит: «Это похоже на потерю 100 фунтов. Вы выходите и говорите:« У меня новая жизнь! »»

* Все имена изменены для защиты личности.

Эта история является частью серии о домашнем насилии и жестоком обращении. Если вы или кто-то из ваших знакомых подвержены риску, позвоните на национальную горячую линию по вопросам домашнего насилия по телефону 1-800-799-7233.Если вам угрожает опасность, звоните 911. Дополнительную информацию и ресурсы можно получить в Национальном ресурсном центре по домашнему насилию или в Национальном онлайн-центре ресурсов по насилию в отношении женщин.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Что такое жестокое обращение с женщинами? — Площадь Люка

Термин «жестокое обращение с женщинами» описывает любой вид насилия, которому подвергается женщина. потому, что она женщина. Этот вид жестокого обращения может также называться «насилием по признаку пола», «насилием в семье» или «насилием по признаку пола».

Это насилие может иметь место в интимных отношениях женщины (свидания, гражданское право, брак), и в этом случае его можно назвать «домашним насилием» или «жестоким обращением со стороны интимного партнера».

Сексуальное насилие, включая сексуальные домогательства и сексуальное насилие / насилие, является насилием по признаку пола. Исполнителем сексуального насилия может быть партнер / супруга женщины, кто-то, с кем она встречается, кто-то, кого она знает в школе, на работе или в обществе, или незнакомец.

Жестокое обращение с женщиной является умышленным

Преступник использует насилие, чтобы получить и сохранить власть и контроль над женщиной. Он может сделать это, используя физическую или сексуальную силу или угрожая применить эту силу. Обидчик хочет контролировать поведение женщины, заставляя ее бояться. Злоупотребление не связано с тем, что обидчик «потерял контроль». Большинство мужчин, которые жестоко обращаются с женщинами, не прибегают к насилию или жестокому обращению с другими людьми. Употребление алкоголя, стресс и проблемы с психическим здоровьем не превращают мужчину в насильника, но могут спровоцировать или усугубить эпизод насилия.

Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций (1993 г.) определяет жестокое обращение с женщинами как «любой акт гендерного насилия, который приводит или может привести к физическому, сексуальному или психологическому ущербу или страданиям женщин, включая угрозы таких действий, принуждение или произвол. лишение свободы публично или конфиденциально ».

Жестокое обращение с женщиной порождает страх, может заставить женщину почувствовать себя униженной и дает обидчику власть и контроль над женщиной.

Может встречаться как в гетеросексуальных, так и в однополых отношениях.

Женщина может подвергнуться насилию со стороны своего партнера во время интимных отношений, когда она и ее партнер расстались или после того, как они расстались.

Многие, но не все, формы жестокого обращения с женщинами в Канаде противозаконны. Это серьезная проблема, которая возникает во всем обществе и отрицательно сказывается на здоровье и благополучии женщин, детей, семей и общества.

Тактика насилия

Жестокое обращение с женщиной обычно не ограничивается одним действием.Это модель поведения, включающая несколько тактик. Когда это происходит в интимных отношениях, насилие обычно следует шаблону и со временем становится более серьезным.

В приведенном ниже списке указаны наиболее распространенные тактики жестокого обращения в интимных отношениях. В большинстве ситуаций женщина подвергается комбинированной тактике. Какую бы тактику ни использовал индивидуальный обидчик, цель одна: контролировать женщину, заставляя ее бояться его.

Физическое насилие

Физическое насилие — это наиболее очевидный вид жестокого обращения с женщинами, но он не самый распространенный и не обязательно самый серьезный.Включает в себя такие действия как:

  • шлепки, толчки, удары кулаками, удушение, пинание, поджигание, нанесение ножевых ранений и / или стрельба
  • Использование оружия или других предметов для угрозы, ранения или убийства
  • похищение женщины или содержание ее в тюрьме

Сексуальное насилие / нападение

Сексуальное насилие — это любая форма принуждения к сексуальной активности, в том числе:

  • изнасилование / сексуальное насилие
  • принуждение женщины к просмотру порнографии или к участию в ней
  • высмеивание сексуальной активности или половых органов
  • Использование оружия или других предметов для проникновения
  • касаться или действовать любым способом, который женщина не хочет
  • принуждение или давление на женщину к половому акту
  • принуждение женщины к проституции

Психологическое / эмоциональное насилие

Многие женщины говорят, что они думают, что психологическое насилие хуже физического насилия, потому что оно заставляет их чувствовать себя униженными и терять уверенность в себе.Объяснить психологическое насилие другим людям может быть сложно, потому что у него нет физических признаков, и его последствия могут длиться еще долго после того, как насилие закончилось. Психологическое или эмоциональное насилие включает:

  • словесная агрессия / оскорбление, в том числе оскорбление женщины
  • унизить женщину с помощью обзыва или описаний, таких как «глупая», «сумасшедшая» или «иррациональная»
  • преследование или преследование женщины
  • контролирует действия женщины, время, платье, прическу и т. Д.
  • принуждение женщины к унизительным поступкам (например, есть окурки или лизать пол)
  • принудительное заключение женщины
  • намеренно угрожающее поведение (например, опасное вождение или игра с оружием)
  • угроза причинить вред или убить детей, других членов семьи, домашних животных или ценное имущество
  • угрозы удалить, скрыть или предотвратить доступ к детям или угрожать сообщить о женщине Обществу помощи детям
  • угрозы поместить женщину в исправительное учреждение
  • угроза самоубийства
  • отрицание привязанности или личной заботы
  • отобрать у женщины мобильное устройство, телетайп (TTY), лекарства, слуховые аппараты или собаку-поводыря
  • оставляя женщину без транспорта или каких-либо средств связи, особенно в изолированных или сельских общинах
  • Иное нападение на женскую самооценку

Социальное насилие

Социальное насилие — это поведение, которое имеет место перед семьей, друзьями или коллегами женщины или имеет целью изолировать ее от этих людей и может включать:

  • унижать ее или игнорировать на публике
  • Не позволять женщине видеться с друзьями или семьей
  • устраивать сцену или ставить ее в неловкое положение, когда она с друзьями, семьей или коллегами
  • быть очаровательным с другими и агрессивным с ней
  • ставить женщину в неловкое положение перед ее детьми, использовать детей как оружие, не брать на себя ответственность за детей
  • ограничивает женщину в отношении людей, с которыми она может поговорить по телефону или посетить
  • отрезание женщины от друзей и семьи

Преследование / домогательства

Преследование включает в себя повторяющиеся преследования или угрозы, вызывающие у женщины страх.Сталкер может пытаться вернуть свою партнершу или может пожелать причинить ей вред в качестве наказания за то, что она ушла. Может включать:

  • приставать к ней на работе
  • повторных телефонных звонка, иногда с зависанием
  • следует за ней или отслеживает ее
  • используя технологии, чтобы найти ее
  • наблюдают за ней скрытыми камерами
  • появляется там, где она есть: дома, в школе, на работе, в продуктовом магазине, в кино или в ресторане
  • приставать к ней нежелательными электронными письмами, текстовыми сообщениями или через социальные сети
  • отправка нежелательных посылок, цветов, открыток, подарков или писем
  • отслеживает ее телефонные звонки или использование компьютера
  • связаться со своими друзьями, семьей, коллегами или соседями, чтобы узнать о ней
  • перебирает мусор
  • угроза причинения вреда ее семье, друзьям или домашним животным
  • повреждение ее дома, машины или имущества
  • использование детей в качестве предлога, чтобы неоднократно приходить к ней или появляться там, где она и дети находятся (в детской школе или детском саду, на их внешкольных мероприятиях)
  • Запугивание в суде по семейным делам

Издевательства над законом

Издевательства по закону — это использование семейного права / судебного процесса по семейным делам для удержания власти над женщиной и ее запугивания.Может включать:

  • затягивание судебного разбирательства с целью эмоционального утомления женщины или истощения ее финансовых ресурсов
  • отказ от продажи супружеского дома
  • задержка предоставления финансовой информации
  • , показав себя обаятельным и умиротворяющим по отношению к судье или другому юридическому персоналу и отрицая насилие, вызывая вопросы о достоверности истории женщины
  • Запрет детям звонить домой во время посещения
  • действует как собственный адвокат
  • Делает повторяющиеся движения по незначительным или несоответствующим вопросам
  • использование запугивания и угроз, если женщина не соглашается на финансовые договоренности, которые хочет обидчик
  • , оказывая давление на нее, чтобы она согласилась на посредничество и соглашения о совместной опеке или отказалась от некоторых законных прав (e.грамм. право на собственность или финансовую поддержку) в обмен на других (например, опека над детьми)
  • связаться с женщиной во внесудебном порядке, требуя, чтобы она рассказала о деле
  • угрожает получить единоличную опеку над детьми, если она настаивает на оставлении
  • злонамеренное донесение до суда и других должностных лиц (органы по защите детей, полиция, жилищный персонал, Ontario Works и т. Д.) О женщине
  • угроза причинения вреда или смерти в случае судебного преследования женщины
  • с использованием преследования (материальный ущерб, чрезмерное количество телефонных звонков, телефонные угрозы и словесные оскорбления, звонки и вешание и т. Д.), особенно если женщина выступает против того, чего он хочет
  • Попытка вмешаться в профессиональные отношения женщины со своим адвокатом с целью подорвать ее доверие к собственному адвокату
  • , если ему было предъявлено уголовное обвинение, принуждение ее изменить условия освобождения под залог или попытаться снять обвинения
  • предъявление ей обвинения в полиции

Жестокое обращение с иммигрантами

Спонсируемые иммигрантки и беженки, а также женщины, которые находятся в Канаде без легального статуса, особенно уязвимы для оскорбительных отношений.Вот некоторые распространенные тактики злоупотреблений:

  • угроза депортации женщины
  • угрожают лишить спонсорства
  • угрожая сообщить о ней властям
  • дезинформируют ее о ее правовом статусе или статусе дела об иммиграции / беженце
  • угрожает лишением финансовой поддержки
  • мешает ей узнавать о канадских законах, ее законных правах и услугах, которые могут быть ей доступны.
  • препятствует ей посещать классы ASL
  • говорит ей, что получит опеку над детьми
  • угроза выселения детей из Канады
  • контролирует ее доступ к паспорту или иммиграционным документам
  • изолировать ее от ее культурного, религиозного или языкового сообщества
  • угрожает причинить вред своей семье в стране происхождения

Экономическое насилие

Экономическое насилие включает любое действие или поведение, которое дает обидчику возможность контролировать финансовые ресурсы или поддерживает финансовую зависимость женщины.Он может включать:

  • удержание денег на предметы первой необходимости (например, продукты питания, одежда, подгузники, лекарства, транспорт и т. Д.) Или на чрезвычайные ситуации
  • принуждая ее оплачивать непропорционально большую долю домашних расходов
  • препятствовать доступу женщины к работе, контролировать, где она работает, не позволять женщине работать, заставляя ее работать
  • расходование или неправильное управление семейным доходом, включая заработанный доход и / или сбережения женщины, и оставление ее и детей с небольшими деньгами или без них
  • контролирует расходы женщины, в том числе где и что покупает, и т. Д.и заставляет ее отчитываться и оправдывать все траты
  • использование кредитных карт без ее разрешения и снижение ее кредитного рейтинга
  • получение кредита или оплата счетов от ее имени без ее ведома или согласия
  • принуждение к выплате пособий или пособий
  • отказ в доступе к возможностям образования / профессиональной подготовки, которые могут привести к увеличению заработка или занятости
  • угрожает выдать Ontario Works ложные обвинения в мошенничестве

Духовное насилие

Некоторые насильники используют духовные или религиозные убеждения женщины, чтобы контролировать ее.Это может включать:

  • Наказание или высмеивание женщины за ее религиозные убеждения
  • запрещение женщине исповедовать свои религиозные убеждения
  • принуждение женщины к соблюдению определенных верований и ритуалам
  • подавление или нападение на ее духовные убеждения
  • запрещение женщине посещать церковь, синагогу, храм или другое религиозное учреждение по ее выбору
  • принуждение женщины присоединиться к культу и / или остаться в ней

Гомофобный контроль / трансфобный контроль

Обидчик использует социальную гомофобию / трансфобию и возможное внутреннее беспокойство женщины по поводу ее сексуальной ориентации / гендерной идентичности для дальнейшего контроля над ней посредством:

  • угрозы «выдать» ее семье, друзьям, работодателю, полиции, церкви или общине
  • сомневается или умаляет ее сексуальную ориентацию / гендерную идентичность
  • угроза взятия под стражу из-за своей сексуальной ориентации / гендерной идентичности
  • гомофобные / трансфобные комментарии детям
  • угрожает новому партнеру
  • жалоба в органы по защите детей за непригодность из-за ее сексуальной ориентации / гендерной идентичности

Узнайте о злоупотреблении технологиями в другом месте на этом веб-сайте.

Почему жертвы остаются?

Чтобы получить анонимную конфиденциальную помощь, доступную круглосуточно и без выходных, позвоните на национальную горячую линию по вопросам домашнего насилия по телефону 1-800-799-7233 (БЕЗОПАСНЫЙ) или 1-800-787-3224 (телетайп).

Когда это жизнеспособный вариант, жертвам лучше сделать все возможное, чтобы спастись от насильников. Однако это не всегда так. Злоумышленники постоянно доходят до крайностей, чтобы не дать жертве уйти. На самом деле, бросить обидчика — самое опасное время для жертвы домашнего насилия.Одно исследование показало в ходе интервью с мужчинами, убившими своих жен, что либо угрозы разлучения со стороны их партнера, либо фактические разлуки чаще всего были провоцирующими событиями, ведущими к убийству.

Причины, по которым жертва остается со своими обидчиками, чрезвычайно сложны и, в большинстве случаев, основаны на реальности того, что их обидчик выполнит угрозы, которые они использовали, чтобы держать их в ловушке: обидчик причинит им боль или убьет их, они будут причинить боль или убить детей, они получат опеку над детьми, они будут причинять вред или убивать домашних животных или других, они разорят свою жертву в финансовом отношении — список можно продолжить.Жертва в насильственных отношениях лучше всех знает своего обидчика и полностью знает, до какой степени они пойдут, чтобы убедиться, что у них есть контроль над жертвой и может ли он сохранить его. Жертва буквально может быть не в состоянии безопасно сбежать или защитить тех, кого она любит. Недавнее исследование убийств интимного партнера показало, что 20% жертв были не самими жертвами домашнего насилия, а членами семьи, друзьями, соседями, лицами, которые вмешались, сотрудниками правоохранительных органов или случайными прохожими.

Дополнительные препятствия на пути к побегу из отношений насилия включают, помимо прочего:

  • Страх, что действия обидчика станут более жестокими и могут стать смертельными, если жертва попытается уйти.
  • Друзья и семья не поддерживают
  • Осведомленность о трудностях воспитания детей-одиночек и ухудшении финансового положения
  • Жертва чувствует, что отношения — это смесь хороших времен, любви и надежды, а также манипуляций, запугивания и страха.
  • Отсутствие у жертвы знаний или доступа к безопасности и поддержке
  • Страх потерять опеку над детьми, если они бросят или разведутся со своим обидчиком, или опасаются, что обидчик причинит вред или даже убьет их детей
  • Отсутствие средств для материального обеспечения себя и / или своих детей или отсутствие доступа к наличным деньгам, банковским счетам или активам
  • Отсутствие куда-либо пойти (напр.грамм. нет друзей или родственников, которые могут помочь, нет денег на гостиницу, программы приюта полны или ограничены продолжительностью пребывания)
  • Опасаться, что бездомность может быть их единственным выходом, если они уедут.
  • Религиозные или культурные верования и обычаи могут не поддерживать развод или могут диктовать устаревшие гендерные роли и удерживать жертву в ловушке отношений
  • Убеждение, что в домохозяйствах с двумя родителями лучше живут дети, несмотря на жестокое обращение

Социальные барьеры на пути к побегу от жестоких отношений

Помимо индивидуальных препятствий, с которыми сталкиваются жертвы при побеге из отношений, связанных с насилием, общество в целом представляет собой препятствия.К ним относятся:

  • Страх жертвы быть обвиненным в дезертирстве, потере опеки над детьми или совместном имуществе.
  • Беспокойство по поводу снижения уровня жизни себя и своих детей
  • Укрепление духовенства и светских советников с целью «спасти» отношения пары любой ценой, а не с целью остановить насилие.
  • Отсутствие поддержки потерпевших со стороны сотрудников полиции и правоохранительных органов, которые могут рассматривать насилие как «домашний спор», а не преступление, когда один человек физически нападает на другого человека.Часто жертвы жестокого обращения арестовываются и предъявляются обвинения правоохранительным органам, даже если они только защищаются от обидчика.
  • Отказ полиции от предъявления обвинения потерпевшему. Некоторые отвергают или преуменьшают значение насилия, встают на сторону обидчика или не воспринимают всерьез жертвы насилия.
  • Нежелание прокуратуры возбуждать дела. Некоторые могут убедить обидчика согласиться на меньшее обвинение, тем самым подвергая жертву еще большему риску. Кроме того, судьи редко выносят максимальный приговор осужденным нарушителям.Гораздо чаще встречается испытательный срок или штраф.
  • Несмотря на вынесение запретительного судебного приказа, мало что может помешать освобожденному обидчику вернуться и повторить насилие.
  • Несмотря на повышенную осведомленность общественности и большую доступность жилья для жертв, спасающихся бегством от партнеров, склонных к насилию, не хватает приютов для обеспечения безопасности жертв.
  • Некоторые религиозные и культурные обычаи, в которых подчеркивается, что развод запрещен.
  • Социализация некоторых заставила поверить в то, что они несут ответственность за то, чтобы их отношения работали.Неспособность поддерживать отношения приравнивается к неудачам как личности.
  • Изоляция от друзей и семей либо ревнивым и собственническим обидчиком, либо потому, что они «стыдятся» насилия и пытаются скрыть его признаки от внешнего мира. Изоляция способствует возникновению ощущения, что повернуть некуда.
  • Рационализация жертвы в том, что ее обидчик вызван стрессом, алкоголем, проблемами на работе, безработицей или другими факторами.
  • Социальные факторы, которые учат женщин верить в свою идентичность и чувство собственного достоинства, зависят от того, заполучить и удержать мужчину.
  • Непоследовательность злоупотреблений; во время ненасильственных фаз обидчик может осуществить мечту жертвы о романтической любви. Жертва также может объяснять, что обидчик в основном хорош, пока не произойдет что-то плохое, и им придется «выпустить пар».

Чтобы получить круглосуточную анонимную конфиденциальную помощь, позвоните на национальную горячую линию по вопросам домашнего насилия по телефону 1-800-799-7233 (БЕЗОПАСНЫЙ) или 1-800-787-3224 (телетайп).

Восемь причин, по которым женщины остаются в жестоких отношениях

Когда полузащитник НФЛ Рэй Райс сбил свою невесту Джаней Палмер без сознания в лифте в 2014 году, это поначалу не привлекло особого внимания.Его обвинили в домашнем насилии и дисквалифицировали на две игры. Через несколько недель ему было предъявлено официальное обвинение, но на следующий день они с Палмером поженились.

Однако, когда появилось видео с камеры безопасности, оно быстро стало вирусным. Наблюдение за тем, как Райс сбивает и грубо вытаскивает из лифта Джанай Палмер, произвело на зрителей сильное впечатление. Последовавшие волны возмущения заставили НФЛ изо всех сил усилить наказание Рэя Райса и провести внутренний анализ своей политики в отношении домашнего насилия. 1

Интересный поворот произошел, когда Джанай Палмер выступила в защиту своего мужа. На пресс-конференции она извинилась, сказав: «Я глубоко сожалею о той роли, которую сыграла той ночью», а позже попросила людей прекратить свои суждения и обвинения. «Просто знайте, что мы продолжим расти и показывать миру, что такое настоящая любовь», — написала она в Instagram, прося других не брать ничего у мужчины, которого она любит.

Это вызвало новый общественный резонанс. Недоверчивые наблюдатели не могли понять, как Палмер могла стоять рядом со своим мужчиной.Атаки теперь обращались к ней, и комментаторы сомневались в ее здравом уме, невиновности и мотивах. Зачем кому-то оставаться с человеком, который потерял сознание, не говоря уже о том, чтобы защищать его? Что было не так с Палмером, что она сделала это?

Эти обвинения и вопросы вызвали отпор. Жертвы и защитники женщин выступили в защиту Палмера и описали сложные дилеммы, с которыми сталкиваются женщины в жестоких отношениях. Беверли Гуден, менеджер по персоналу из Северной Каролины, запустила в Твиттере хэштег #WhyIstayed, где поделилась своими причинами, по которым она осталась в насильственном браке.«Однажды я попытался выйти из дома после оскорбительного эпизода, и он заблокировал меня», — сказал Гуден, позже добавив: «Я думал, что любовь победит все». Ее хэштег стал сплоченным моментом, когда сотни жертв опубликовали свои истории о факторах, которые удерживали их в оскорбительных отношениях.

Как исследователям домашнего насилия, нам было любопытно, как эти публикации могут помочь профессионалам и общественным наблюдателям лучше понять уникальные проблемы, с которыми сталкиваются жертвы домашнего насилия. Вместе с коллегой Жаклин Кравенс и докторантом Ролой Аамар я изучил эти голоса, чтобы увидеть, чему можно научиться.Мы собрали сотни сообщений от женщин со всего мира и прочитали, закодировали и отсортировали их, опубликовав эти результаты в 2015 году. 2 В ходе этого анализа мы выявили восемь основных причин, по которым женщины остаются в отношениях с насилием:

1. Искаженные мысли . Когда вас контролируют и причиняют боль, это травмирует, и это приводит к замешательству, сомнениям и даже самообвинению. Преступники преследуют и обвиняют жертв, что утомляет их и вызывает отчаяние и чувство вины. 3 Например, женщины поделились: «Я считала, что заслужила это» и: «Мне было стыдно, смущено и я винила себя, потому что думала, что спровоцировала его.Другие сводили к минимуму насилие как способ справиться с ним, говоря: «[Я остался], потому что не думал, что эмоциональное и финансовое насилие на самом деле является насилием. Потому что слова не оставляют синяков »и« Потому что я не знала, что мой парень сделал со мной изнасилование ».

2. С повреждением собственного капитала. Связанный с этим ущерб был нанесен себе в результате унижающего достоинство обращения. Многие женщины чувствовали себя подавленными и бесполезными, говоря: «Он заставил меня поверить, что я никчемная и одинокая» и «Я чувствовала, что сделала что-то не так и заслужила это.”

3. Страх. Угроза телесных и эмоциональных повреждений очень велика, и насильники используют ее, чтобы держать женщин в ловушке и держать их под контролем. 4 Женщины-жертвы насилия гораздо чаще подвергаются террору и травмам, чем жертвы-мужчины. 5 Один сказал: «Я боялся его … Я знал, что он оставил бы уродливый кошмар». Попытка оставить обидчика опасна. Одна женщина чувствовала себя в ловушке из-за того, что ее муж «угрожал выследить меня и причинить вред всем моим близким, включая наших детей, пока я смотрела, а затем убивала меня».”

4. Желание стать Спасителем . Многие описывали желание помочь или полюбить своих партнеров в надежде, что они смогут их изменить: «Я верил, что могу полюбить его жестокое обращение». Другие описали внутренние ценности или обязательства по отношению к браку или партнеру, написав в Твиттере: «Я думал, что буду сильным человеком, который никогда не оставит его и не продемонстрирует ему преданность. Я исправлю его и научу любви ». Другие пожалели и поставили потребности своего партнера выше своих собственных: «Его отец умер, он стал алкоголиком и сказал, что Бог не хочет, чтобы я оставил его, потому что он нуждался во мне, чтобы сделать его лучше.”

5. Детский . Эти женщины также ставят своих детей на первое место, жертвуя собственной безопасностью: «Я боялась, что если он не будет меня бить, он избьет своих детей. И я ценил их жизни больше, чем свою собственную ». И: «Я оставался там в течение 20 лет, защищая наших детей, и все это время подвергался жестокому обращению». Другие говорили о том, что они остались, чтобы принести пользу детям: «Я хотел, чтобы у моего сына был отец».

6. Семейные ожидания и опыт. Многие публиковали описания того, как прошлый опыт насилия искажал их самоощущение или здоровые отношения: «Я наблюдал, как [мой отец] бил мою маму.Потом я нашел кого-то совсем как папа »или:« Потому что вы воспитаны животными, вы являетесь партнером волков ». Некоторые упоминали семейное и религиозное давление: «Моя мать сказала мне, что Бог отречется от меня, если я разрушу свой брак».

7. Финансовые ограничения . Многие ссылались на финансовые ограничения, которые часто были связаны с уходом за детьми: «У меня не было семьи, двух маленьких детей, без денег и чувства вины, потому что у него было повреждение мозга в результате автомобильной аварии». Другие не могли сохранить работу из-за того, что обидчик контролировал их или получили травмы, а другие использовались обидчиком в финансовом отношении: «[Моя] бывшая наложила на меня тысячи долгов.”

8. Изоляция . Распространенная тактика манипулятивных партнеров — отделить свою жертву от семьи и друзей. Иногда это физически, как испытала одна женщина: «Я была буквально в ловушке в глуши Западной Вирджинии, и он использовал моего маленького мальчика, чтобы держать меня рядом». В других случаях изоляция носит эмоциональный характер, как одной женщине сказали: «У тебя могут быть друзья и семья, или ты можешь иметь меня».

Хотя эти восемь причин для проживания являются общими, они не описывают каждую жертву и ситуацию.Женщины также могут быть преступниками, и существует множество моделей насилия. 6 Тем не менее, в этих сообщениях содержится убедительный взгляд изнутри на трудности принятия решений в отношениях с насилием, и это полезно для понимания посторонними. Одна из причин, по которой многие жертвы не решаются высказаться, заключается в том, что они боятся осуждения и давления со стороны друзей и профессионалов. 7 Если бы больше людей ответили на рассказы жертв о жестоком обращении с озабоченностью и состраданием, а не с критикой, большее количество жертв могло бы высказаться и найти поддержку, в которой они нуждаются, чтобы жить жизнью, свободной от жестокого обращения.

Джейсон Б. Уайтинг, доктор философии, LMFT, профессор брака и семейной терапии Техасского технологического университета. Он исследует обман, общение и насилие в отношениях и является автором готовящейся к выходу книги Люби меня истинно: преодоление удивительных способов обмана в отношениях (2016). Для получения дополнительной информации посетите drjasonwhiting.com и подпишитесь на него в Twitter: @Jason_Whiting .


1. Кантор Дж. (2016). Видя насилие и слишком знакомую закономерность: Джанай Палмер, жена Рэя Райса, дала понять, что нападение было вырвано из контекста. Нью-Йорк Таймс . Получено с: http://www.nytimes.com/2014/09/10/us/seeing-abuse-and-a-pattern-too-familiar.html?_r=0

2. Кравенс, Дж. Д., Уайтинг, Дж. В ., и Аамар Р. (2015). Почему я остался / ушел: анализ голосов о насилии со стороны интимного партнера в социальных сетях. Современная семейная терапия. DOI 10.1007 / s10591-015-9360-8 .

3. Уайтинг Дж. Б., Ока М. и Файф С. Т. (2012). Искажения оценки и насилие со стороны интимного партнера: пол, власть и взаимодействие. Журнал супружеской и семейной терапии . DOI: 10.1111 / j.1752-0606.2011.00285.x

4. Барнетт, О. В., Миллер-Перрин, К. Л., и Перрин, Р. Д. (2011). Семейное насилие на протяжении всей жизни: введение (3-е изд.). Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

5. Джонсон М. (2008). Типология домашнего насилия: интимный терроризм, насильственное сопротивление и ситуативное насилие в паре. Бостон: издательство Северо-Восточного университета.

6. Джонсон, М.(2008). Типология домашнего насилия: интимный терроризм, насильственное сопротивление и ситуативное насилие в паре. Бостон: издательство Северо-Восточного университета.

7. Мерчант, Л. В., и Уайтинг, Дж. Б. (в материале). Факторы, препятствующие семейному насилию.

Трудно спастись от домашнего насильника во время карантина из-за коронавируса

Если вы или кто-то из ваших знакомых подвергаетесь домашнему насилию, обратитесь на Национальную горячую линию по вопросам домашнего насилия по телефону 1-800-799-SAFE (7233), посетив www.thehotline.org или отправив сообщение LOVEIS на номер 22522.

Когда в Кейп-Жирардо, штат Миссури, вступил в силу приказ о домохозяйстве, Си поняла, что ее план оставить жестокого мужа только что ускорился. Двое ее детей-подростков внезапно окажутся дома и станут свидетелями насилия.

«Мои дети были дома из школы и собирались это увидеть», — сказал С., попросивший не называть ее полное имя для защиты ее частной жизни. «Они знали, насколько он контролирующим, но зная, что они будут дома, мы не успели за две недели выполнить наш приказ оставаться дома.«

Семья ходила по яичной скорлупе во время приказа, — сказала она.« То, что я носила так, как я причесывала — все могло бы его отпугнуть ».

К. знала, что собирается уйти, но не знала. Когда и как. Когда однажды ночью разгорелся спор о том, какой телеканал смотреть, с нее было достаточно.

По ее словам, она сказала мужу, что уезжает. Он пригрозил сбросить ее с лестницы.

C … и ее дети остановились в отеле в ту ночь, в то время как ее муж опустошил ее банковский счет, заморозив ее финансовые возможности.На следующее утро в банке, который был открыт только для проезда, она объяснила кассиру, что случилось. Кассирша сказала, что когда-то была в подобной ситуации, и дала С. номер телефона местной организации по борьбе с домашним насилием «Приют для женщин», сказав, что они могут ей помочь.

Через несколько часов после звонка в Safe House С. и ее дети оказались в гостиничном номере с мини-кухней, где они находились последние пять недель. Она среди многих женщин, которые бежали от домашнего насилия во время пребывания дома, но оказались в отелях на долгое время, потому что вместимость убежища была резко сокращена, чтобы ограничить потенциальное распространение COVID-19.

Организации по борьбе с домашним насилием по всей стране за последние два месяца пересмотрели свою работу из-за коронавируса, работая над поддержкой изолированных жертв, с которыми внезапно стало труднее связаться и помочь, чем когда-либо. Это беспрецедентная проблема для групп домашнего насилия, которые предоставляют жертвам все: от убежища до юридической поддержки, психологического консультирования, помощи при переезде и даже реагирования на случаи изнасилования.

Тридцать пять местных организаций по борьбе с домашним насилием в 19 штатах рассказали NBC News, как изменилась их работа с начала кризиса.Большинство из них столкнулись с серьезными перебоями в запросах на услуги. Звонки по горячей линии стали короче, а звонящие — более безумными. В некоторых районах количество звонков увеличилось более чем вдвое, в других телефонные линии замолчали, поскольку жертвы, оказавшиеся в ловушке дома с обидчиками, имели ограниченную конфиденциальность для звонков. Несколько провайдеров заявили, что, хотя сообщения о жестоком обращении были уменьшены в соответствии с их местными распоряжениями о домохозяйствах, те, которые поступали, описали более жестокие инциденты.

Пандемия вынудила группы по борьбе с домашним насилием выяснить, как удаленно подавать охранные ордера, как предоставить убежище, которое не создает ненужного воздействия коронавируса, и как связаться с жертвами, которые не могут звонить по телефону.Многие внедрили новаторские решения, такие как работа с местными судами для создания электронной регистрации охранных судебных приказов, партнерство с отелями для увеличения вместимости приютов и быстрое создание горячих линий с текстовыми сообщениями.

Тем не менее, все это стоит денег, и финансирование этих организаций, которые часто уже работают с ограниченными бюджетами, внезапно становится гораздо менее стабильным. Многие из них потеряли значительный доход за последние два месяца и готовятся к сокращению бюджета в будущем в то время, когда эксперты говорят, что насилие в семье растет.Ряд городских правоохранительных органов ранее подтвердили NBC News, что в течение первых нескольких недель действия приказов о домашнем насилии они наблюдали всплеск звонков по поводу домашнего насилия.

Новый стеклянный барьер в конференц-зале, где адвокаты Rise-NY, программы по борьбе с домашним насилием недалеко от Бингемтона, штат Нью-Йорк, работают с клиентами, не являющимися жителями, для подачи петиций о семейных преступлениях, поскольку местный суд по семейным делам закрыт для всего, кроме электронной подачи документов. . С любезного разрешения Rise-NY

«Эти преступления основаны на власти и контроле», — пояснила Бет Ларсен, исполнительный директор Resilience: Advocates for Ending Violence in Western Michigan.Она, как и все поставщики, которые общались с NBC News, ожидает, что по мере снятия ограничений будет наплыв людей, ищущих помощи.

«Любая угроза уязвимости обидчика почти всегда приводит к эскалации насилия по отношению к другим людям, которые часто являются интимными партнерами или членами семьи», — сказала она. Пандемия — это как раз такая угроза.

Небезопасно разговаривать

В нормальных условиях жертвы обращаются в приюты для домашнего насилия, семьям или коллегам, когда их обидчика нет дома, по словам директоров приютов по всей стране.Но в соответствии с приказом оставаться дома у них может никогда не быть возможности позвонить, потому что их обидчик всегда присутствует.

«Насильники процветают в изоляции. В условиях пандемии это идеальный шторм для домашнего насилия», — сказала Кристин Шримплин, президент организации Women Helping Women, которая предоставляет услуги по борьбе с домашним насилием в Цинциннати. «Выжившие говорят нам, что разговаривать для них небезопасно».

Организации, у которых есть горячие линии, сообщали о различных изменениях в количестве звонков в NBC News.После вступления в силу приказа о предоставлении убежища для большинства групп продолжительность звонков сократилась. У некоторых увеличилось количество звонков и посещаемость сайта. Другие испытали обратное. Одна группа в Техасе зафиксировала как самый высокий, так и самый низкий дневной объем вызовов за один и тот же месяц.

«Есть много факторов, которые могут повлиять на тенденции в объеме и продолжительности звонков», — сказала Рут Гленн, исполнительный директор Национальной коалиции против домашнего насилия. «Каковы директивы о том, чтобы оставаться дома? Они сельские, городские или пригородные? В какой социально-экономической сфере вы находитесь? Сколько ресурсов по домашнему насилию доступно?»

В целом, сказал Гленн, «мы, вероятно, увидели снижение, когда мы впервые вошли в кризис COVID, выжившие приспособились к своему временному нормальному состоянию — они поняли эту часть — и теперь они выясняют, как быть в большей безопасности.

Увеличение количества безумных звонков и сообщений о жестоком обращении привело к тому, что Центр борьбы с домашним насилием в Гонолулу предоставил сотрудникам дополнительные ресурсы по охране психического здоровья, поскольку он работал над расширением услуг.

«Мы должны были быть более креативными в нашей работе, чтобы лучше защитить выживших и наш собственный персонал», — сказала генеральный директор Нанси Крейдман. Когда для нас стало «невозможно позвонить по телефону», она сказала, что ее некоммерческая организация поспешила создать службу текстовых сообщений, работающую круглосуточно и без выходных.

В то время как национальная горячая линия по вопросам домашнего насилия уже более десяти лет обеспечивает онлайн-чат и текстовые сообщения, местные горячие линии часто имеют возможность только принимать звонки.Некоторые, такие как Kreidman’s, настаивали на добавлении текстовых сообщений или онлайн-чатов на веб-сайтах за последние два месяца. Другие заявили, что все больше жертв связываются с ними через сообщения Facebook.

По всей стране организации придумывают инновационные решения других проблем, возникающих из-за социального дистанцирования. Адвокаты, которые больше не могут сопровождать переживших насилие во время экзаменов в отделениях неотложной помощи, теперь участвуют в видеоконференцсвязи. Провайдеры подают судебные приказы о защите в Интернете и проводят виртуальные группы поддержки и сеансы терапии.Организация в Огайо предоставляет более скрытую помощь, пряча деньги в доставке еды.

Беспрецедентное количество безработных, вызванное пандемией, только лишает жертв желания бросить своих обидчиков, сказала Шримплин. Подавляющее большинство людей, которым помогает ее организация, имеют семейный доход ниже 50 000 долларов. «Многие женщины, которым мы служим, финансово зависят от своего обидчика и чаще всего имеют одного или нескольких детей», — сказал Шримплин. «Еще хуже то, что все больше и больше людей теряют работу, которой у них почти не было.«

Sojourner House в Провиденсе, Род-Айленд, увидел больше клиентов, обращающихся к его временной жилищной программе для помощи в аренде, чем когда-либо прежде». Раньше мы получали несколько запросов на помощь в аренде в месяц, но в апреле мы получили 50 таких запросов за одну неделю », — сказала исполнительный директор Ванесса Волц.

« Мы не хотели никого отказывать »

Что происходит, когда жертвы совершают прыжок и добираются до убежищ? К сожалению, традиционный дизайн убежищ не дает результатов к социальному дистанцированию.

Большинство приютов для домашнего насилия были предназначены для краткосрочного пребывания в экстренных случаях: они были созданы в виде общежитий с общими ванными комнатами, кухнями и другими общими помещениями. В последние годы многие перешли на более маленькие комнаты, рассчитанные всего на нескольких жителей или одиноких семей, при этом жители иногда остаются здесь на несколько недель, пока они снова обретают чувство безопасности и независимости.

Чтобы обеспечить безопасность жителей и соблюдать правила общественного здравоохранения, приюты по всей стране уменьшили вместимость.Многие ограничили количество персонала на объекте в любой момент времени, попросили жителей оставаться в своих комнатах, когда это возможно, и установили шестифутовые маркеры в местах общего пользования. Некоторые создали карантинное пространство из комнаты с собственной ванной комнатой на тот случай, если у кого-то, обращающегося за помощью, появятся симптомы или он ожидает результатов теста на коронавирус.

Защитник кризисных ситуаций в приюте Карисса Хоббс готовится выполнять ежедневные проверки температуры жителей приюта в Убежище для женщин на мысе Жирардо, штат Миссури. С разрешения Safe House для женщин

«Как поставщик услуг по борьбе с домашним насилием, мы старались предоставлять информацию о травмах , помощь, ориентированная на жертв «, — сказала Николь Баррен, исполнительный директор компании Rise-NY, расположенной недалеко от Бингемтона, штат Нью-Йорк.Y. «От большей части этой практики пришлось отказаться, чтобы обеспечить безопасность персонала и жителей».

Когда в Нью-Йорке вступил в силу приказ о домоседе, команда Баррена приняла трудное решение временно закрыть свой приют на 20 коек почти на три недели, чтобы должным образом подготовить его к созданию безопасной среды. Они работали, чтобы заполучить средства для дезинфекции и маски для персонала и жителей, ввели ежедневные проверки температуры и оборудовали свой транспортный фургон пластиковой пленкой между водителем и пассажирской зоной.

«Теперь у нас есть еда на вынос», — сказала Жаннин Лисицки, исполнительный директор организации «Женщины против жестокого обращения» в Филадельфии, которая управляет двумя приютами на 100 мест в городе. «Все в масках, мы измеряем температуру у всех».

В связи с сокращением пропускной способности во многих местах организации обращаются к гостиницам, чтобы гарантировать, что они могут предоставить жилье тем, кто в этом нуждается. Отели с незаполненными комнатами предлагают множество скидок для приютов, но размещение в них пострадавших создает дополнительные проблемы, из-за чего они остаются изолированными, и поставщикам услуг становится труднее поддерживать постоянный контакт.

Группы, занимающиеся насилием в семье, уже давно используют гостиницы для краткосрочного временного жилья, когда это необходимо, но пандемия заставила многих начать использовать их для длительного проживания. Самая большая проблема — это еда, так как в немногих гостиничных номерах есть мини-кухни, и многие жертвы ищут жилье со своими семьями.

Другие варианты имеют аналогичные проблемы. Resilience в Западном Мичигане в настоящее время дает больше семей в неназванном альтернативном месте, чем в своем приюте. В то время как второй объект значительно расширил возможности, организация взяла на себя задачу координации ежедневных поставок продуктов питания для всех жителей этого места.

Эйприл Хопкинс, менеджер приюта Rise-NY, программы по борьбе с домашним насилием недалеко от Бингемтона, штат Нью-Йорк, носит защитную маску, сделанную работником по обслуживанию приюта. С разрешения Rise-NY

Потребность в безопасном жилье в соответствии с социальным дистанцированием истощила ресурсы для Safe House for Women, группа из Миссури, которая помогает К., несмотря на огромную поддержку сообщества.

«Мы получили грант от общественного фонда Озаркса в размере 10 000 долларов, чтобы помочь нам с размещением в отелях, но в апреле мы потратили 13 000 долларов», — сказала исполнительный директор Джессика Хилл.«В какой-то момент у нас было 20 человек в приюте и 20 человек в отеле. Мы не хотели никого отказывать».

Хотя этот отель был более изолированным, чем приют, его свобода была «поразительной», — сказал С. Вдали от мужа она предпринимает шаги, чтобы построить новую жизнь для своей семьи.

«Многие люди спрашивали меня: ‘Почему ты не ушел раньше?’ И дело в том, что он так сильно меня контролировал », — сказала она.

Теперь она сама принимает решения. «Я впервые за долгое время взял своих детей на рыбалку в День матери, потому что это то, чем я хотела заниматься.И у нас было лучшее время ».

Неопределенное будущее

Помощь семьям, подобным семьям С., требует времени и денег. Однако с начала вспышки коронавируса в США более половины из 35 организаций, о которых говорила NBC News, имели потеряли значительное финансирование. До пандемии многие уже сталкивались с сокращением финансирования за счет государственных субсидий, в некоторых местах сокращение составило более 20 процентов.

«Наши доходы снизились, но наши расходы — нет», — сказал Сэнди Надо, директор по коммуникациям в Альянсе Анны Мари в Санкт-Петербурге.Облако, Миннесота. «Будут ли предприятия расти и делать пожертвования? Будут ли люди удерживать средства и не жертвовать?»

SafeHaven в округе Таррант в Техасе потратил 35 000 долларов только на технологии, чтобы перейти к частичной удаленной работе. YWCA в Дейтоне, штат Огайо, была вынуждена отменить свой крупнейший ежегодный сбор средств, который обычно посещают 900 человек и приносит более 200000 долларов. Безопасный дом для женщин в Миссури потерял почти два месяца дохода от своего благотворительного магазина, который обычно обеспечивает 30 процентов операционного бюджета организации, когда ему пришлось временно закрыть свои двери.

Лента на полу и барьеры из оргстекла в недавно открывшемся комиссионном магазине Safe House for Women на мысе Жирардо, штат Миссури. До коронавируса благотворительный магазин обеспечивал 30 процентов операционного бюджета некоммерческой организации по борьбе с домашним насилием. Источник: Safe House for Women

Новые финансовые проблемы вынудили некоторые организации, занимающиеся домашним насилием, задуматься о сокращении своих услуг и часов.

Гленн из национальной коалиции сказал, что программы по всей стране ожидают значительного увеличения количества звонков и увеличения количества сообщений о домашнем насилии, поскольку ограничения в ближайшие месяцы будут ослаблены, и все больше людей смогут поделиться своими историями о ситуации в изоляции.«Все мы, работающие в сфере домашнего насилия, бодрствуем», — сказала она.

Худший вариант развития событий — отказ от нуждающихся. «Предложение не сможет удовлетворить спрос, и мысль о том, что придется отказать выжившим, пострадавшим, ужасает», — сказал Крейдман из Гонолулу.

«Это будет стоить нам и выжившим».

Если вы или кто-то из ваших знакомых подвергается домашнему насилию, обратитесь на национальную горячую линию по вопросам домашнего насилия по телефону 1-800-799-SAFE (7233), посетив www.thehotline.org или отправив сообщение LOVEIS на номер 22522.

Когда женщина, убившая своего обидчика, может заявить о самообороне?

Затем она спросила его: «Что мне теперь делать?»

Иллюстрация Рэйчел Левит Руис

2 июля 2018 года Николь Аддимандо не признала себя виновной по обвинениям в убийстве второй степени, непредумышленном убийстве первой и второй степени и незаконном хранении оружия второй степени. Суд присяжных начался в марте этого года в Покипси. (Мне не разрешили взять интервью у Аддимандо, рассказы которого в этой статье основаны на протоколах судебных заседаний.Я разговаривал с группами обвинения и защиты по ее делу на заднем плане. Члены семьи Гровера отказались от комментариев.) Аддимандо утверждал, что Гроувер угрожал убить ее и себя незадолго до того, как она застрелила его в целях самообороны. По ее словам, они лежали на диване, когда Гроувер вытащил пистолет. Она ударила его коленом в пах и по руке, и Гроувер уронил пистолет на пол, после чего она схватилась за него. Он сказал ей, что она никогда не выстрелит в него, рассказала она, и пригрозил убить ее.Она бросилась к нему и нажала на курок.

Хана Краусс, прокурор, утверждала, что Аддимандо действовал не в порядке самообороны — что фактически она убила Гроувера во сне. Судмедэксперт, Киа Ньюман, показал, что вскрытие не могло определить, спал ли Гровер в момент смерти, но что он, скорее всего, лежал, когда его убили. Интернет-поиски телефона Гровера, проведенные за несколько часов до его убийства, включали «что произойдет, если кто-то спал, а затем кто-то выстрелил ему в голову» и «Узнает ли полиция, спит ли он [sic], когда я выстрелю в нее? ” Обвинение утверждало, что Аддимандо, а не Гровер, проводил обыски в ночь своей смерти.

Жестокое обращение, которому подвергался Аддимандо, — одно из самых жестоких, с которыми я когда-либо сталкивался за десять лет репортажей о домашнем насилии. (Я начал изучать это дело, потому что у Аддимандо была активная группа сторонников в социальных сетях, которые иногда цитировали мою книгу о домашнем насилии «Нет видимых синяков» на плакатах на публичных протестах и ​​в Instagram.) На суде, обе стороны. согласился с тем, что Аддимандо получил серьезные травмы в течение нескольких лет, но обвинение попыталось посеять сомнения относительно того, кто совершил насилие.Краусс предположил, что Аддимандо нанес себе телесные повреждения. Но ее раны не имели различимого рисунка, и некоторые из них — например, следы укусов на плече — были в местах, куда она не могла добраться. После заключения под стражу у нее не было новых травм.

Краусс также выдвинула гипотезу, что другой мужчина оскорбил Аддимандо и загрузил видео с PornHub, или что она загрузила их по собственному желанию. Аддимандо утверждал, что в начале своих отношений с Гровером она несколько раз подвергалась сексуальному насилию со стороны человека по имени Сезар, который был сотрудником ее матери.По ее словам, она не сообщала о жестоком обращении, потому что боялась, что ей никто не поверит или что ее мать каким-то образом попадет в беду. Примерно в то же время офицер полиции по имени Дэйв Томейн, дочь которого училась в школе мистера Тодда, заметил у Аддимандо синяки. Когда он спросил ее о них, она ответила расплывчато. Томейн предложил ей переехать к его семье, и в это время Аддимандо тоже занимался сексом с Томеном. (Томейн не давал показаний во время суда, и с ним не удалось связаться для комментариев.)

Присутствие Сезара и Томена в повествовании способствовало аргументации обвинения о том, что невозможно доказать, что Гровер несет ответственность за физическое и сексуальное насилие, которому подвергся Аддимандо. Сама Аддимандо иногда задавалась вопросом, сбивает ли она с толку или смешивает воспоминания о жестоком обращении Сезара с Гроувером. (Провалы в памяти часто встречаются у жертв сексуального насилия и сексуального насилия. Несмотря на травмы головы и удушения в прошлом, Аддимандо никогда не обследовалась на предмет черепно-мозговой травмы.) Стюарт Киршнер, судебный психолог, который часто выступает в качестве свидетеля-эксперта для прокуроров, засвидетельствовал, что тот факт, что Аддимандо давала «разные показания в разное время разным людям», ставит под сомнение ее утверждения. Он сказал, что Гровер не соответствовал профилю обидчика, потому что он не проявлял болезненной ревности и позволял Аддимандо передвигаться относительно свободно, включая посещения терапевтов. «Если он обидчик, — сказал Киршнер в суде, — он держит ее на очень длинном поводке.Киршнер также засвидетельствовал, что он не верил, что можно окончательно заявить, что видео PornHub не были согласованы или, по крайней мере, «частично согласованы».

Обвинение также подняло историю текстовых сообщений пары, чтобы поставить под вопрос, мог ли Гроувер действовать так же оскорбительно, как утверждал Аддимандо. Во время суда Краусс зачитал разговоры между ними. Во время споров о том, что делать с Фэй, когда у нее поднялась температура, Аддимандо написал Гроуверу: «Ты такой тупой?» и «Чего ты не прав? Я думаю, у вас может быть какое-то психическое расстройство.Краусс спросил, почему, если Гроувер был таким контролирующим, как утверждал Аддимандо, она осмелилась послать ему воинственные сообщения. Аддимандо ответил: «Я определенно сопротивлялся своими словами. И я просил об этом, наверное, потому что он меня за это наказал ».

Самым известным примером в Америке избиения женщины, убившей своего партнера, был случай Франсин Хьюз, жестоко подвергшейся насилию домохозяйки из Мичигана, которая в 1977 году подожгла кровать, в которой спал ее муж. Ее случай стал телефильмом «The Горящая кровать »с Фаррой Фосетт в главной роли, которую смотрели более тридцати миллионов семей — более половины всей зрительской аудитории — в ту ночь, когда она вышла в эфир в 1984 году.Хьюз был оправдан в убийстве по причине временного безумия, и изображение Фосетта закрепило за ней образ избитой женщины, прибегающей к некой отчаянной бдительности, к которой судьи и присяжные могли сочувствовать. Но случай Хьюза был исключением. Присяжные редко приходят к выводу, что убийство жестокого партнера может быть «разумной реакцией на необоснованную ситуацию», — сказала Сью Остхофф, соучредитель и директор Национального центра обмена информацией по защите женщин, подвергшихся насилию.

После трех дней обсуждения, 12 апреля присяжные признали Аддимандо виновной в убийстве второй степени и незаконном хранении пистолета второй степени — по самому серьезному обвинению, по которому она могла быть осуждена.В настоящее время она ожидает приговора и ей грозит двадцать пять лет лишения свободы. Но согласно новому законопроекту, Закону о правосудии в отношении переживших домашнее насилие, который губернатор Эндрю Куомо подписал в мае, ее приговор может быть сокращен до пяти-пятнадцати лет при условии, что Аддимандо сможет доказать, что домашнее насилие способствовало ее преступному деянию.

Если судья по ее делу решит, что она имеет право, Аддимандо может быть первым обвинительным приговором за убийство, который проверит новые правила вынесения приговоров.(Суд вынесет решение о ее правомочности в феврале, и вскоре после этого ей будет вынесен приговор.) Ранее в этом году в деле о непредумышленном убийстве в Буффало судья отказался применить закон D.V.S.J.A. при вынесении приговора ответчику, Тейлору Партлоу, которой дали восемь лет за убийство ее бойфренда ножом. Хотя судья признал, что Партлоу подверглась жестокому обращению, он постановил, что насилие не достигло «существенного» уровня, который давал бы ей право на более мягкий приговор. Как и Аддимандо, у Партлоу было несколько свидетелей, свидетельствующих о жестокости ее жестокого обращения; один из них, который увидел ее сразу после того, как она убила своего парня, сказал, что Партлоу был голым и у него свежий синяк под глазом.

The D.V.S.J.A. шло давно. В конце девяностых в рамках реформы системы наказаний в штате Нью-Йорк было введено исключение для жертв домашнего насилия, впервые совершивших тяжкие преступления. Но защитники говорят, что реформы редко приводили к менее строгим приговорам. В 2007 году Комиссия штата Нью-Йорк по вынесению приговоров дала дополнительные рекомендации о том, чтобы при вынесении приговора учитывалось насилие в семье, но потребовалось еще четыре года для версии D.V.S.J.A. для внесения в Сенат и еще восемь для принятия.Ана Оливейра, президент и генеральный директор Фонда женщин Нью-Йорка, сказал о D.V.S.J.A., «он начинает признавать в законе, что происходит что-то еще. Вы убиваете своего мучителя. Это то же самое, что и мучитель, убивающий тебя? »

В то время как D.V.S.J.A. пытается контекстуализировать самозащиту в делах о домашнем насилии, но ничего не делает для решения проблем многих жертв жестокого обращения, которые заключают сделки о признании вины. Карла Фишер, психолог и юрист, проконсультировавшая более двухсот дел, в которых жертвы убивали насильников, подсчитала, что восемьдесят процентов жертв в этих случаях пошли на сделку с заявлением о признании вины, а не предъявили обвинение в убийстве.В деле Скенектади обвиняемая Жаклин Смоллс дважды получала приказы о защите от своего парня Адриана Кинга, которого несколько раз арестовывали за то, что он ее избивал и душил. Однажды поздно вечером в августе 2012 года Кинг ворвался в квартиру Смоллс и напал на нее; она однажды ударила его ножом, убив его. Ей было предъявлено обвинение в убийстве второй степени, но она была доведена до непредумышленного убийства первой степени. Сейчас она отбывает пятнадцать лет.

Хотя национальной статистики о том, сколько женщин заключено в тюрьму за убийство своих обидчиков, нет, исследование 2005 года, проведенное Департаментом исправительных учреждений и общественного надзора Нью-Йорка, показало, что шестьдесят семь процентов женщин, заключенных в тюрьму за убийство близких им людей ( за исключением детей) подверглись жестокому обращению со стороны своей жертвы.«Когда женщины убивают своих партнеров, это почти всегда в целях самообороны», — сказал Остхофф. «Когда мужчины убивают своих партнеров, это потому, что они думают, что собираются уйти».

Для того, чтобы обвиняемый мог доказать, что действовал в порядке самообороны, он должен продемонстрировать, что он обоснованно полагал, что угроза ее жизни или нанесение значительных телесных повреждений неизбежны. В ответе обвинения на жалобу D.V.S.J.A. В своем заявлении Краусс утверждал, что подвергалась ли Аддимандо жестокому обращению со стороны Гровера, не имеет значения, если защита не может доказать, что она подвергалась насилию именно в тот момент, когда она убила его.«Этому суду не нужно определять, был ли обвиняемый жертвой домашнего насилия», — написал Краусс. D.V.S.J.A. статут «очень ясен, не близок по времени, не недавний, а на момент совершения преступления».

Женщины, которые убивают в ответ на насилие в семье: как реагируют системы уголовного правосудия?

Это исследование было подготовлено Linklaters LLP для PRI и исследует, как обращаются с женщинами, убившими своих обидчиков в результате длительного домашнего насилия, по закону и в судах, охватывающее девять юрисдикций: Австралия, Бразилия, Гонконг, Индия, Япония, Мексика, Польша, Испания и США.

Число женщин во всем мире, совершивших насильственные преступления, очень невелико. Женщины гораздо чаще становятся жертвами, чем преступниками. Однако, когда женщины были осуждены за убийство или непредумышленное убийство, в значительном числе случаев жертвой является партнер-мужчина или член семьи мужского пола, и имеется история домашнего насилия.

Результаты этого исследования показывают, что, за некоторыми исключениями, системы уголовного правосудия подводят этих женщин, игнорируя их травмы и реалии / динамику домашнего насилия.

  • Практически во всех юрисдикциях нет отдельной основы в законе для рассмотрения истории жестокого обращения, и, как правило, женщины должны полагаться на существующие средства правовой защиты (например, самооборона, провокация или временное безумие). Эти типичные защиты, как правило, плохо приспособлены к женщинам, которые пережили длительное насилие.
  • Суды не имеют надлежащих руководящих указаний или не проявляют нежелания постоянно учитывать виктимизацию как фактор либо при установлении вины, либо при вынесении приговора.
  • Некоторые многообещающие методы были разработаны в нескольких исследованных юрисдикциях (например, в ряде штатов Австралии и США), устанавливая защиту или частичную защиту в случаях злоупотреблений или позволяя придавать большее значение смягчающим обстоятельствам домашнего насилия при установлении виновности или в приговоре.

Это исследование является результатом исследовательского проекта, проведенного при посредничестве организации «Защитники международного развития» (A4ID).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *