Содержание

абсурдный — это… Что такое абсурдный?

  • АБСУРДНЫЙ — АБСУРДНЫЙ, абсурдная, абсурдное; абсурден, абсурдна, абсурдно (книжн.). Содержащий в себе абсурд, нелепый. Абсурдное утверждение. Абсурдный вывод. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • АБСУРДНЫЙ — (от лат. absurdus фальшиво звучащий) нелепый, бессмысленный, неразумный, противоречивый. Довести до абсурда (ad absurdum) означает доказать внутреннее противоречие утверждения. С 40 х годов понятие «абсурдный» часто употребляется для того, чтобы… …   Философская энциклопедия

  • АБСУРДНЫЙ — (этим. см. предыдущ. слово). Бессмысленный, нелепый. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. АБСУРДНЫЙ лат. absurdus, глухой. Неправильный, бессмысленный, глупый, смешной. Объяснение 25000 иностранных слов …   Словарь иностранных слов русского языка

  • АБСУРДНЫЙ — АБСУРДНЫЙ, ая, ое; ден, дна. Нелепый, бессмысленный. Абсурдное мнение. | сущ. абсурдность, и, жен. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Абсурдный — прил. соотн. с сущ. абсурд I, связанный с ним; нелепый, бессмысленный. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • абсурдный — абсурдный, абсурдная, абсурдное, абсурдные, абсурдного, абсурдной, абсурдного, абсурдных, абсурдному, абсурдной, абсурдному, абсурдным, абсурдный, абсурдную, абсурдное, абсурдные, абсурдного, абсурдную, абсурдное, абсурдных, абсурдным, абсурдной …   Формы слов

  • абсурдный — абс урдный; кратк. форма ден, дна …   Русский орфографический словарь

  • абсурдный — кр.ф. абсу/рден, абсу/рдна, дно, дны; абсу/рднее …   Орфографический словарь русского языка

  • абсурдный — ая, ое; ден, дна, дно.

    Нелепый, противоречащий здравому смыслу; нелогичный. А ая идея, мысль. А. вывод. А ое мнение. Задавать а ые вопросы. ◁ Абсурдно, нареч. Такое решение выглядит а. Абсурдность, и; ж. А. предложения, проекта …   Энциклопедический словарь

  • абсурдный — ая, ое; ден, дна, дно. см. тж. абсурдно, абсурдность Нелепый, противоречащий здравому смыслу; нелогичный. А ая идея, мысль. Абсу/рдный вывод. А ое мнение. Задавать а ые вопросы …   Словарь многих выражений

  • 22 фото, на которых царит абсурд во всей своей красе

    Не все в нашей повседневной жизни складывается привычно и упорядоченно. Иногда что-то выбивается из общей массы, потому что ну никак не вписывается в понятие «норма». Ботинки для пожарных, которые не выдерживают высоких температур согласно инструкции, магазины, работающие по 25 часов в сутки, диванчики в фастфудах, которые упираются прямо в стенку, — все это жутко нелогично, но зато как забавно за этим всем наблюдать!

    AdMe. ru подобрал 22 примера, когда логика решила уйти в отпуск.

    Сама невозмутимость

    «Полезная» служба поддержки

    «На тренинге этот мужчина начал рисовать перманентным маркером прямо на экране 60-дюймового телевизора»

    Лосины телесного цвета — не самое лучшее решение

    Создатели этого фастфуда или чего-то не учли, или хорошо понимают интровертов

    Хлопьев с молоком на завтрак не желаете?

    Почему бы не сделать еще одну дверь в аудитории?

    Чего только не увидишь на улицах города

    Человек-оркестр ищет работу

    Просто используйте лестницу по назначению

    «В случае огня используйте лестницу».

    Прочная обувь для пожарного

    Создатели разъема для зарядного устройства тонко намекают, что мышкой лучше не пользоваться

    Какая же цель была у того, кто это проектировал?

    «Квартира, которую мы арендовали на время отпуска, оказалась немного не такой, как мы ожидали»

    Что это? Страх, что бумага внезапно закончится?

    Какая интересная вакансия

    «Ищем для приема на работу девушку:

    — полный рабочий день

    — пожалуйста, люби меня».

    Мы работаем для вас сверх нормы

    «Открыто 25 часов».

    «Спасибо за уточнение на упаковке, теперь я точно знаю, где лимон, а где апельсин»

    «Лимон, черная смородина, лайм, апельсин, клубника».

    «Сыграл в гольф новой клюшкой…»

    Настоящие растения — это скучно. Давайте лучше купим кучу дорогущих экранов, которые 24/7 будут транслировать изображение дерева

    Сладкий тортик с… жареной курицей

    И так сойдет

    А какие случаи, которым сложно придумать логическое объяснение, случались с вами в последнее время?

    Философия абсурдизма | Блог РСВ

    Наш мир полон абсурда и хаоса. И как бы человек не пытался упорядочить все вокруг, подходить рационально к решению проблем, систематизировать знания и процессы, его жизнь всегда будет выходить за пределы разумного, а неожиданные события будут противоречить установленным правилам. Абсурд — что это такое? Давайте разберемся в истоках абсурдизма и рассмотрим основных философов.

    Что такое абсурдизм?

    Началом развития философского направления стали мировые войны в 20 веке. Многочисленные войны привели к большому количеству смертей, неустойчивости и страданиям, что способствовало развитию экзистенциализма, сущности бытия. Абсурдизм появился сразу после экзистенциализма. Абсурд — это нелепость, бессмысленность, нечто противоречащие здравому смыслу.

    Абсурд в философии

    Первым заговорил об абсурде известный философ Серен Кьеркегор. Главным трактат, в котором лежит идея абсурдизма, является «Страх и трепет». В этом труде он ставит под сомнение религию, говоря о нелогичности ее учений. Приводя отрывок из Библии, где Авраам жертвует своим сыном ради Господа, Кьеркегор указывает на то, что человек зависим, не свободен, а существование его парадоксально. Вера Авраама абсурдна, так он легко превратил убийство в святое и возвышенное деяние.

    Несмотря на свои радикальные размышления, Сёрен Кьеркегор не отрицал значимость религии в жизни. Он определял веру, как нечто трансцендентное, что находится за границами человеческого понимания, то есть является абсурдной. Религию нельзя логически объяснить, но вера определено играет важную роль в человеком развитии.

    Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

    Альбер Камю рассматривал абсурд, как противостояние и конфликт человека, который стремится осмыслить молчаливую Вселенную и обрести смысл. А значит жизнь человека абсурдна. Осознание этого побуждает человека выбирать между суицидом, «прыжком веры» и принятием.

    По мнению Камю, самоубийство — это прямой выход из абсурдности бытия. Человек таким образом признает, что сама жизнь не заслуживает усилий, чтобы ее проживать. Выбирая «апрыжок веры», человек примиряется с действительностью, пропитанной обманом и абсурдностью, пренебрегая правдой и свободой. Третий выход — это полное принятие абсурдности своего существования. Именно этот вариант дает возможность человеку обрести свободу и смысл своего существования.

    «Жить, не уповая», то есть воспринимать независимость Вселенной от абсолютного и универсального, и тогда человек станет свободным.

    Важно понять одно, что человек может самостоятельно искать смысл жизни и предназначение, создавать собственные ориентиры и идеалы. Личность человека можно определить, как полноценную Вселенную. Еще больше интересных рассуждений можно найти в эссе Камю «Миф о Сизифе».

    Лев Шестов в своем книге «Шекспир и его критик Брандес» рассуждает о несостоятельности и не универсальности нравов и морали на примере героев Отелло и Макбет. Он акцентирует внимание на бунтарском духе личности, которой нечего терять, кроме своей жизни. Именно это дает человеку свободу действий, невзирая на страхи, двигаться в нужном направлении.

    Популярность философского направления абсурдизма показывает, что многие люди задаются вопросом о смысле жизни, о личной свободе и рациональности. Одни отрицают какой-либо смысл и живут сегодняшним днем, кто-то убежден, что все предопределено и ощущают внутреннюю пустоту. Но жизнь без смысла не может приносить удовольствие и счастье. Каждый из нас может сам определить свое предназначение, которое будет меняться со временем и привносить желания что-то делать и развиваться.

    Если вы находитесь в поиске своего смысла жизни и не знаете с чего начать, посмотрите бесплатный онлайн-урок «Пик Героев». Спикер Сергей Бурлаков, спортсмен-паралимпиец, член Общественной палаты России, пережил трагедию. В страшной аварии он лишился кистей и ступней, несмотря на это он смог не только начать жизнь заново, но и стать примером для многих людей. Из урока вы узнаете, как простить и принять себя, осмелиться быть собой. Почему важно верить и любить, и как мужество помогает в достижении амбициозных целей.

    Нилов считает абсурдным отстранять от работы непривитых сотрудников, трудящихся удалённо

    Ярослав Нилов © Пресс-служба Государственной Думы

    Если человек работает удалённо, у него нет контактов с клиентами, и абсурдно его отстранять от служебных обязанностей за отсутствие прививки, сказал «Парламентской газете» председатель Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов, замруководителя фракции ЛДПР Ярослав Нилов, комментируя соответствующие разъяснения Роструда.

    Федеральная служба по труду и занятости 13 июля направила в Ассоциацию НК «Объединение корпоративных юристов» письмо, разъяснив основания для отстранения от работы непривитых сотрудников, которые трудятся в сферах с повышенным эпидемиологическим риском, пишут «Известия» 15 июля. По статье 76 Трудового кодекса отстранять работников можно не только в случаях, обозначенных в Кодексе и федеральных законах, но и в рамках других нормативно-правовых актов, например на основании Закона «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней». Согласно документу, отказ от профилактических прививок может стать причиной отстранения от работы или отказа в приёме на неё, если деятельность сопряжена с высоким эпидемиологическим риском. Работодатель вправе отстранить непривитого сотрудника без сохранения зарплаты, если у него нет медотвода. Причём это касается и тех, кто работает удалённо, пишут «Известия». При этом, как пояснил Роструд, после вакцинации или по окончании пандемии работники могут вернуться к своим обязанностям.

    По словам Ярослава Нилова, недопустимо давить на людей, пугать и принуждать вакцинироваться, особенно если у работников есть противопоказания. Он напомнил позицию президента о том, что прививки от коронавируса в России добровольные.

    «На прямой линии с гражданами президент чётко дал понять, что незаконно, пугая увольнением, заставлять делать прививку человека, у которого есть противопоказания. Это прямое нарушение трудовых прав, это недопустимо», — сказал депутат.

    Парламентарий отметил, что, согласно Трудовому кодексу, тех, кто работает в отраслях с повышенным эпидемиологическим риском и не имеет противопоказаний к вакцинации, можно временно отстранять от работы, если они не привились. Но отстранять тех, кто трудится удалённо, Ярослав Нилов считает абсурдным. «Если человек работает удалённо, у него нет контактов с клиентами, и абсурдно его отстранять, — отметил законодатель. — Например, он работает бухгалтером и не создаёт тех рисков, которые может создать, например, официант».

    Манифест философии абсурда

    В разные времена философы считали различные вопросы основополагающими. Например, для Канта основными вопросами философии являются «Что я могу знать? Что я должен делать? На что я могу надеяться?». А для Маркса — «Что первично — бытие или сознание?». Для Камю есть только один по-настоящему важный философский вопрос: «А стоит ли эта жизнь того, чтобы быть прожитой?».

    А стоит ли эта жизнь того, чтобы быть прожитой? Этот вопрос Камю формулирует в своем знаменитом эссе 1942 года «Миф о Сизифе» и пытается объяснить свой вариант ответа на него. Его ответ может показаться сложным и непонятным, если подходить к нему чисто теоретически. Если же попытаться прочувствовать его как собственный живой опыт, то он оказывается предельно ясным.

    🧵 Связь между человеком и жизнью асимметрична. Камю удивляется, насколько асимметрична связь между человеком и жизнью. Жизнь — проблема для человека, но человек — не проблема для жизни. В этом и заключается фундаментальная абсурдность мира: мы всегда «посторонние» в этой жизни, мир с нами несоизмерим.

    👂 Что такое абсурд? Абсурд, пишет Камю, не в человеке и не в мире — он в их совместном присутствии. Сам по себе мир не абсурден, он лишь неразумен, внечеловечен. Абсурд — просто другое название для «бытия-в-мире». Абсурд — лат. absurdum «от глухого». Мир просто глух к терзаниям человека. Вы когда-нибудь замечали, как говорят глухие? Они сами себя не слышат, и поэтому их слова похожи на камни. У них как будто нет внутреннего измерения.

    Так говорят герои сериала-триллера Дэвида Линча «Твин Пикс» в Черном вигваме — казалось бы, те же самые звуки, что и в нашей речи, но так инопланетно произнесены, что пробирает дрожь.

    🤔 Отношение к абсурду. Ощущение тотальной бессмысленности жизни является прямым вызовом человеку — если все абсурдно, то и любое отношение к абсурду тоже абсурдно. Одобрять его или проклинать, признавать или отрицать — все это лишь добавляет бессмысленности происходящему.

    🙋🏻‍♀️ Подлинный Поступок. Единственное, что может прорваться сквозь вязкую пелену любого абсурда — это человеческий Поступок. Только важно, чтобы он был подлинным, а подлинный поступок всегда совершается ради самого поступка — без цели, без оправданий, без надежды что-то изменить.

    🗣 «Рано или поздно наступает время, когда нужно выбирать между созерцанием и действием. Это и называется: стать человеком».

    МИД РФ назвал абсурдными требования Чехии о компенсации за взрывы

    МИД считает абсурдными требования компенсации Чехией от России из-за взрывов во Врбетице. По словам представителя ведомства Марии Захаровой, эта история напоминает «рассказы о бравом солдате Швейке», абсурд не дает возможности рационально обсуждать ситуацию. Она также указала на отсутствие единой позиции по поводу инцидента среди руководства Чехии, «Прага запуталась».

    Посол Чехии в Москве Витезслав Пивонька был вызван в МИД после новых заявлений Праги по взрывам по Врбетице в 2014 году. Претензии Чехии к России смехотворны и абсурдны, заявила официальный представитель российского внешнеполитического ведомства Мария Захарова. Ее слова передает РИА «Новости».

    «Абсолютно та же самая фантасмагория, абсурд, граничащий и даже иногда переходящий границу, которая отделяет здравый смысл и абсурд. Подобная абсурдная концепция не дает возможность рассуждать о случившемся в каких-то рациональных категориях», — отметила Захарова, комментируя чешские требования.

    Ранее замминистра иностранных дел Чехии Мартин Смолек вручил послу РФ в Праге Александру Змеевскому ноту, потребовав полностью возместить ущерб, причиненный взрывами во Врбетице. Чешская сторона оценивает его в 650 млн крон (около €25,5 млн).

    Кроме того, по данным газеты Mlada fronta Dnes, Смолек заявил, что Прага настаивает на пересмотре российского списка недружественных государств и желает быть оттуда исключенной.

    Захарова заявила, что претензии чешской стороны напоминают рассказы о бравом солдате Швейке писателя Ярослава Гашека.

    «Можно сказать, что становится бессильной в данном случае дипломатия, которая подменяется различными литературными жанрами. Это вот швейковщина в чистом виде», — считает представитель российского МИДа.

    Она также указала на то, что у руководства Чехии нет единства в оценке взрывов семилетней давности. «Не завершены следственные мероприятия по факту происшествия, не говоря уже о наличии судебного вердикта. Вообще в принципе абсурдно говорить не то, что о каких-то требованиях, вот этих вот бумагах, но в принципе странно обсуждать политические заявления на тему, которая должна находиться в юридической плоскости и в компетенции суда», — добавила Захарова.

    Дипломат подчеркнула, что Прага «запуталась в своих версиях, запуталась в собственных интересах, именно в собственных, а не национальных, потому что к национальным интересам это не имеет никакого отношения». Чешская республика «переключилась на создание мифологии и продвижение собственных фантазий, которые выдает за некие факты», резюмировала Мария Захарова.

    17 апреля Чехия объявила о высылке 18 российских дипломатов по обвинению в шпионской деятельности. В ответ Россия выслала 20 чешских дипломатов, количество сотрудников в посольстве республики в Москве сократилось до пяти. 16 октября 2014 года на складе, где хранились 50 т боеприпасов, произошел взрыв. Содержимое арсенала разлетелось по округе почти на километр. Погибли сотрудники фирмы-арендатора. При этом приехавшие тушить огонь пожарные не знали, с какой опасностью имеют дело, поскольку местные власти не владели всей информацией по объекту.

    Около 100 человек были эвакуированы со складской территории, также вывезены жители ближайшего села и дети из местной школы. Эвакуация продолжалась два дня, в районе продолжались неконтролируемые взрывы боеприпасов. Спустя две недели полиция заявила, что со складов можно вывезти оставшиеся 7 тыс. т мин и снарядов.

    Чешская контрразведка считает подозреваемыми граждан РФ Анатолия Чепигу и Александра Мишкина, оформивших себе разрешение на посещение склада под именами Руслана Боширова и Александра Петрова — впервые эти имена стали известны после инцидента в Солсбери, когда Лондон обвинил Москву в химатаке. При этом в Чехию россияне якобы приехали по паспортам на имена Николая Попа и Руслана Табарова, заявил глава чешского правительства Андрей Бабиш. Президент Чехии Милош Земан отмечал, что перед окончательным заключением по взрывам во Врбетице надо получить итоги расследования. Согласно отчету службы безопасности и информации Чехии, нет никаких свидетельств того, что «российские агенты» находились в районе Врбетице, сказал политик.

    Абсурд — Гуманитарный портал

    Абсурд — это понятие интеллектуальной традиции, которое выражает оборотную сторону смысла, его превращённую форму (контрсмысл) или его отсутствие (бессмысленность). Чаще всего понятие абсурда применяется по отношению к какому-либо высказыванию, феномену, явлению, ситуации, деятельности или поведению. По-видимому, первоначально это понятие фиксировало ситуации рассогласованности в речи и деятельности, а затем перешло в математику и логику и стало обозначать рассогласованность (расхождение) каких-либо рассуждений (действий) с результатами, выводами. Постепенно происходит развёртывание различных пониманий смысла и соответственно разных трактовок абсурда: от трактовки абсурда как беспредметного слова и высказывания, не имеющего референта, к пониманию абсурда как нарушения законов логики и, наконец, к интерпретации абсурда как того, что невозможно помыслить, что лежит за границами понимания и объективно-идеального мира смыслов, выявленного в человеческих дискурсах и в принципе возможного. Расширение поля смыслов ведёт к переосмыслению абсурда, к очерчиванию его новых границ. Ввиду некоторой расплывчатости или относительности значения термина «абсурд», оно допускает широкую многозначность, что приводит к его широкому применению в разных контекстах. В целом, попытка дать категориальное определение абсурда невыполнима и сама по себе абсурдна, поскольку абсурд парадоксален и не улавливается в пространстве ни рационального мышления (здравого смысла), ни понятий рассудка, ни идей разума. В таком контексте понятие абсурда часто использовалось для критики претензий рационального разума, бессильного перед непостижимостью мира (см.  Мир), которую можно постичь лишь через художественное сознание. В повседневной жизни понятием «абсурд» обычно принято обозначать утрату субъектом действия его смысла. При условии недостаточности инструментария и информации для адекватной оценки ситуации и принятия сбалансированного решения, как «абсурдную» оценивают саму ситуацию.

    В логике (см. Логика) под абсурдом принято понимать противоречивое выражение, в котором что-либо утверждается и отрицается одновременно. В этом смысле абсурд нередко отождествляется с антиномиями (см. Антиномия) и парадоксами (см. Парадокс). Абсурдным считается также выражение, которое внешне не является противоречивым, но из которого при этом может быть выведено противоречие. Такого рода сведéние к абсурду при помощи правил умозаключений (reductio ad absurdum) в традиционной логике предполагает доказательство внутренней противоречивости утверждения. Таким образом, абсурд входит в саму структуру логических процедур доказательства, поскольку косвенное доказательство, или доказательство от противного, не может быть осуществлено без обращения к абсурду. Однако в логике и гносеологии проблема абсурдности выражений и абсурда как возможных пределов смысла, как столкновения смысла и бессмыслицы, в целом разработана слабо.

    Исторически проблема абсурда стала рассматриваться, прежде всего, при разграничении истинных и ложных рассуждений, которое было столь важно для практики риторического и судебного дискурсов Античности. Для античной философии материальный феноменальный мир текуч, изменчив, как изменчивы мнения о нём, однако он умопостигаем, поскольку в нём можно выявить инвариантные структуры (эйдосы, числа, формы, атомы). Логика осмысленного рассуждения — логика, подчиняющаяся законам тождества и непротиворечия. Абсурд связан с «беспредметными именами», то есть словами, не соотносящимися с реальным предметом, с нарушением законов логики, с логическими ошибками, с неоправданным смешением категорий или с их подменой, даже с логически правильным рассуждением, если оно строится на неверных или ограниченных посылках. Таким образом, для античной философии абсурд — это симптом и предвестник ложности рассуждения: истинность — воплощение смысла, а ложность — бессмыслицы.

    Античная мысль широко использовала обращение к абсурду как к контрсмыслу в доказательстве от противного. При этом истинность и ложность приобретали у досократиков онтологический смысл, будучи соотнесены с бытием и не-бытием. Элеаты, подчёркивавшие значение принципа непротиворечия (максима Антисфена: «невозможно противоречить»), считали, что предмет допускает лишь одно определение, противоречивые суждения о нём в принципе немыслимы и беспредметные высказывания — это абсурд. Но обсуждение проблемы абсурда не ограничилось лишь этой формой абсурда. Софисты, занимаясь прежде всего риторической практикой, стремились выявить противоречия в рассуждениях, допускали равнозначность истинных и ложных суждений. Отрицая значимость принципа непротиворечия, они проводили мысль о том, что одно и то же рассуждение может быть и истинным, и ложным. Софистика имела дело прежде всего с риторическим дискурсом, хотя и логический дискурс обязан софистам разработкой процедуры косвенного (апогогического) доказательства, основанного на приведении к абсурду. В этом доказательстве положение A доказывается опровержением противоположного (не-А) с помощью вывода из него невозможного, абсурдного следствия. Столкновение с абсурдом оказывается свидетельством истинности доказываемого, исходного положения. Здесь уже абсурд — это контрсмысл, включаемый в саму ткань косвенного доказательства. В зарождении и утверждении апогогического доказательства и редукции к абсурду в качестве научного метода большое значение имело расширение дискурсивной практики, включение в неё тех форм, которые развивались вне науки и ранее не включались в сферу философского анализа: доказательство от противного и сведéние к абсурду широко использовались в судебной практике (см., например: Лисий. Речи. — М., 1933, с. 34–35) и риторике софистов и скептиков.

    Апогогическое доказательство, возникшее у элеатов и Платона, ставшее у софистов способом доказательства чего угодно, не без сопротивления было включено в состав нормальных процедур доказательства. Тем не менее, именно потому, что оно всегда сталкивается с абсурдом, с невозможным, вводит в структуру рассуждения абсурд, оно оценивалось ниже, чем прямое доказательство. Аристотель, хотя и признает значение косвенного доказательства, всё же приоритет отдаёт прямому доказательству. Скептики использовали косвенное доказательство и сведéние к абсурду в целях доказательства невозможности ни обоснования, ни существования научного знания. Тем не менее, редукция к абсурду и доказательство от противного вошли в состав научных методов доказательства. Евклид широко использовал метод косвенного доказательства и сведéние к абсурду. Существует (согласно Д. Д. Мордухай-Болтовскому) три типа апогогических доказательств у Евклида и соответственно три рода абсурда, связанные с противоречием:

    1. с уже признанной аксиомой или уже доказанным положением;
    2. с условием теоремы;
    3. со сделанным предположением.

    Неявно косвенное доказательство предполагает применение принципа исключённого третьего. Доказательство от противного и редукция к абсурду сыграли большую роль в утверждении методов исчерпывания (Архимед, Евдокс).

    В средневековой философии абсурдность, противоречивость и парадоксальность рациональных рассуждений преодолевались актом веры (в этом смысле наибольшую известность приобрёл приписываемый Тертуллиану афоризм: «Верую, потому что абсурдно», хотя вера для него изначальна и не связана с выходом из парадокса). Человеческое познание, если оно не основано на откровении и авторитете, всегда правдоподобно, условно и модально. Человеческое рассуждение может привести и приводит к абсурду и противоречивым высказываниям, но усилия человеческого ума не тщетны, а весьма значимы, поскольку очерчивают и расширяют область познанного и познаваемого. Вера — это акт, преодолевающий ограниченность и противоречивость человеческого ума, но она нуждается в рациональном дискурсе и предполагает его. Вера сама парадоксальна, поскольку предполагает существование квазипредметности символа, имеющего двоякую направленность на сакральное и одновременно на мирское, обращается к мифологемам (событиям, существующим вне времени и не локализуемым в пространстве — распятие, преображение и другие).

    Ансельм Кентерберийский, обсуждая вопрос о том, как можно рассуждать о неизречённом, обращает внимание на то, что человеческое познание, использующее чувственные знаки, существует в трёх формах:

    1. обозначение именем, которое воспринимается чувственным образом;
    2. представление об имени, существующее внутри нас нечувственным образом;
    3. созерцание вещи при посредстве телесного образа, создаваемого воображением, или через понимание смысла, её всеобщей сущности.

    Уже в том, что используются косвенные обозначения «через иное», «через какое-нибудь подобие или образ» (Ансельм Кентерберийский. Сочинения. — М., 1995, с. 119), заключена возможность заблуждения и невозможного противоречия, которое обнаруживается в рассуждении и сталкивается с необъяснимой, непроницаемой, непостижимой тайной (Ансельм Кентерберийский. Сочинения. — М., 1995, с. 51, 109). Ансельм различает собственное и косвенное значение слова, не отождествляя референт со значением слова: референт относится к объекту речи, референтное значение — к речи. Поэтому название вещи для него тождественно слову, употреблённому в речи.

    Пётр Абеляр, проводя различие между чувственным образом вещи и понятием о ней, видит в понятии деятельность души, результат акта понимания. Рассудок создаёт вымышленную, воображаемую реальность, но нельзя уподоблять понятие чувственному образу вещи. По Абеляру, существуют три вида значений:

    1. интеллектуальное, конституируемое умом;
    2. воображаемое, созданное воображением;
    3. реальное, которое играет решающую роль в различении содержательных и пустых понятий.

    В споре об универсалиях, противоборстве реализма, номинализма и концептуализма по-разному трактовалась область смысла и соответственно бессмысленного. При обсуждении смысла предложения Абеляр обращает внимание на то, что его значение не может быть выражено некоей внешней вещью и мыслительным актом, а представляет собой статус некоей квазивещи — объективированного представления, данного в речи и соотносимого с реальным, возможным и невозможным положением вещей.

    В новоевропейской философии приоритет отдавался рациональному дискурсу и его регулятивам. Абсурд выносился за границы интеллекта и объяснялся деятельностью фантазии. С этим связано разграничение Р. Декартом и Б. Спинозой воображения и интеллекта. Интеллект создаёт абсурдные, но осмысленные выражения, не соотносимые с предметами. Свет разума проникает повсюду, не оставляя места для всего неясного, тёмного, смутного. Поскольку среди процедур доказательства приоритет отдавался прямому доказательству, сведéние к абсурду и доказательство от противного оцениваются весьма низко. Так, А. Арно и П. Николь, противопоставляя доказательства через начала вещи и через какую-либо нелепость, считают, что сведéние к абсурду и косвенные доказательства «могут убедить ум, но отнюдь не просвещают его». «Мы не утверждаем, что подобные доказательства надо отвергнуть», но они представляют собой «скорее разъяснение, чем новое доказательство», разъяснение существования вещи, а не объяснение его причин (Арно Α., Николь П. Логика, или искусство мыслить. — М., 1997, с. 266). В философии французского и немецкого романтизма в противовес панлогизму И. Г. Фихте и Г. В. Ф. Гегеля, попытавшихся включить противоречие, ранее оценивавшееся как абсурд, в структуру спекулятивно-диалектического умозаключения, вводилось иррациональное начало, неподвластное разуму (учение о сигнатурах и иероглифичности бытия в «магическом идеализме» Новалиса, мысли Ф. В. Й. фон Шеллинга о «тёмном основании», коренящемся в бессознательности бога и души, в мифе, о «безосновном», о «бездне» неразличённости и исчезновении всех противоположностей как первоначале всего сущего).

    В логике и гносеологии второй половины XIX — начала XX века (X. Зигварт, Дж. Ст. Милль) обсуждается проблема «предметности» и «беспредметности» логических актов, причём проводится различие между абсурдом как отсутствием значения и абсурдом как беспредметностью. По Зигварту, абсурдные выражения (например, «круглый квадрат») не имеют смысла и не соотносятся с какими-либо предметами, это не понятия, а лишь слова, которые подлежат устранению из науки. Однако вместе с этими словами из научного знания элиминируются не только собственно абсурдные выражения, но и опосредованно абсурдные, полученные с помощью процедуры косвенного доказательства. Милль проводит различие между соозначающими и не-соозначающими (именами собственными) словами: первые имеют значение, вторые — нет, но имеют референт. Ф. Брентано и А. Мейнонг проводят различие между объектами и чистыми предметами, с которыми имеют дело первичные акты переживания — представление, мышление, чувство и желание. Г. Фреге проводит различие между значением и смыслом. Таким образом, логическая структура смысла дифференцируется — проводятся тонкие дистинкции между уровнями предметности, с которыми соотносятся осмысленные высказывания, вычленяются и различные уровни смысла. Э. Гуссерль в «Логических исследованиях», обсуждая проблему осмысленных и бессмысленных выражений, принимает различение идеальной предметности и предметов, с которым соотносится знак, но исходит из интенциональности актов, придающих значение выражению, и проводит дальнейшее различение между самим выражением, интенцией значения и осуществлением полноты значения. Обычно истоки абсурда и бессмысленности выражений объяснялись образами фантазии, соединённой с интеллектом. Подобное объяснение для Гуссерля неприемлемо, поскольку для него акт понимания смысла осуществляется без созерцания. Бессмысленность, нелепость, абсурдность выражений связываются с объективно несовместимым.

    В логике и гносеологии XX века, в частности в программе верификационизма (см. Верификационизм), проводилось различие между объектным языком и метаязыком, между протокольными и бессмысленными предложениями (к последним относились суждения метафизики), вводился критерий проверяемости для определения осмысленности высказываний. Цель программы верификационизма — элиминировать из языка науки бессмысленные высказывания, построить искусственный однозначный язык, лишённый бессмысленных выражений. Эту радикальную программу осуществить не удалось. В естественном языке возможны абсурдные, бессмысленные сочетания слов, что свидетельствует об его несовершенстве с логической точки зрения. В последующем (прежде всего в аналитике естественного языка у Л. Витгенштейна) значение выражения было отождествлено с его употреблением в языке. Причём различалось строгое и нестрогое (метафизическое) употребление выражений, проводился анализ интенсиональных и экстенсиональных контекстов. В научном познании абсурд связывается с различными типами парадоксов. Критика К. Поппером верификационизма разрушила прежние логико-гносеологические дистинкции и задала в программе фальсификационизма новый ориентир в демаркации между имеющими смысл и бессмысленными высказываниями.

    В современной постмодернистской философии осознаётся, что абсурд нельзя отождествить ни с беспредметностью, ни с ложностью высказывания, что разграничение смысла и нонсенса невозможно обосновать с помощью различения истины и лжи, наоборот, истинность предположения «измеряется именно смыслом, ложность же связана с воплощённой бессмыслицей» (Делёз Ж. Различие и повторение. — М., 1998, с. 192). Ж. Делёз, обсуждая проблему абсурда, возникающую в логике, проводит различие между двумя фигурами нонсенса и соответственно между двумя формами абсурда. Невозможные объекты (квадратный круг, материал без протяжённости) не принадлежат ни к реальному, ни к возможному бытию, а относятся к сверх-существующему, где не действует принцип непротиворечия (Делёз Ж. Логика смысла. — М., 1998, с. 58, 100). Для Делёза абсурд, бессмыслица является «как бы секретом смысла», а механизм абсурда — высшей целью смысла. Тем самым более фундаментальными структурами по сравнению с истиной и ложностью оказываются смысл и бессмыслица.

    Поворот логики и гносеологии к проблеме осмысленности выражений, к трактовке абсурда как способа прояснения смысла связан с отказом от прежних оппозиций (таких, как «язык-мышление», «слово-понятие», «знак-значение») и с введением новых, более дифференцированных оппозиций (таких, как денотат и значение, значение и смысл, язык и речь, экстенсиональный и интенсиональный контексты, концепт и понятие), различных уровней предметности — от интенционального значения до идеальной предметности. При всех постоянно усложняющихся процедурах выявления смысла проблема абсурда рассматривалась логиками лишь в контексте осмысленности высказываний (нередко сужающегося до анализа его предметных референтов и трактовки абсурда как беспредметности), но не в качестве потаённого механизма, позволяющего понять, что же такое смысл В XX веке стало ясно, что логико-гносеологический аспект абсурда — это важный (поскольку на нём основываются все процедуры доказательства от противного и сведéния к абсурду, используемые в математике и в научном знании), но далеко не единственный аспект проблематики абсурда. Сфера дискурса, обращающегося к абсурду, существенно расширилась: появились не только новые формы речевого дискурса (прежде всего практика психоаналитической терапии, осуществляющейся в диалоге «врач — пациент»), но и новые формы художественных практик, непосредственно обращавшихся к абсурду как к своему регулятиву. После беспредметной живописи возникли сюрреалистическое искусство (С. Дали, Р. Магритт и другие), театр абсурда, поэзия абсурда, абсурдистское кино, абсурдистская литература (творчество А. Бретона, Ф. Кафки, Г. Броха, А. Камю, С. Беккета, Э. Ионеско и других). Абсурдистская художественная практика в противовес эстетическим канонам рационализма (от картезианского классицизма до натуралистического реализма) с самого начала отвергла средства логики (такие, как абстрактные понятия), считая их чем-то искусственным, не принимала соотносимость слова даже с образом и интенциональным смыслом, отрицала взаимоинтенциональность диалога, превращая его в соединение внутренне замкнутых монологов; обращалась к символизму теургии и мистериям гностицизма, осуществляла «инсталляцию» обычной вещи в необычные контексты, позволяющую обнаружить новые, неожиданные горизонты смысла и увидеть за этим абсурдным на первый взгляд контекстом смысл самой вещи. Те формы философствования, которые развивались ещё в XIX веке и подчёркивали иррациональность жизни, её изначальную стихийность, бессознательность и неподвластность рациональности (С. Кьеркегор, Ф. Ницше, А. Шопенгауэр, Э. фон Гартман), оказались востребованными в XX веке.

    В философии XX века абсурдность жизни трактуется как онтологический факт. Абсурд стал характеристикой бытия, а не просто некоторых форм суждений и высказываний. Перенос проблемы абсурда из логико-гносеологической плоскости в плоскость онтологии был осуществлён Л. Шестовым, А. Бергсоном, Г. Зиммелем, Т. Лессингом, а осмыслен как абсурд прежде всего А. Камю. В «Мифе о Сизифе» (носящем подзаголовок «Эссе об абсурде») Камю исходит из абсурдности существования, которая отнюдь не требует того, чтобы от неё бежали — к надежде или к самоубийству. Абсурд обнаруживает себя в скуке, в ощущении человеком чуждости мира, в отвращении, тревоге, потерянности, в анонимном существовании, в чувстве отчаяния. Камю подчёркивает, что абсурд — единственная данность (Камю А. Бунтующий человек. — М., 1990, с. 40), что мир иррационален, а бунт против него столь же абсурден. Констатируя абсурдность и вместе с тем величие удела человека, Камю подчёркивает, что необходимо следовать не логике, а голосу совести, что уже осознание абсурдности жизни есть шаг на пути к построению собственного смысла. Если в «Мифе о Сизифе» Камю делал акцент на абсурдности бытия, то в «Бунтующем человеке» выявляет противоречивость абсурда, который ведёт к отказу от выбора ценностей (жизнь же самоценна и заключается в непрерывном выборе ценностей), к молчанию, поскольку речь «вносит связность в бессвязность», к тупику. Акцент смещается на бунт, который «порождается осознанием увиденной бессмысленности, осознанием непонятного и несправедливого удела человеческого» (Камю А. Бунтующий человек. — М., 1990, с. 124–126). М. Хайдеггер, желая подчеркнуть неподвластность человеческого существования разуму, называет экзистенциалами априорные структуры существования, такие, как забота, страх, бытие-в-мире, настроенность и другие. По К. Ясперсу, подчёркивавшему трагический разлад человека и мира, абсурд обнаруживается в пограничных ситуациях.

    Определение абсурда по Merriam-Webster

    ab · surd | \ əb-ˈsərd , -ˈZərd \ 1 : до смешного необоснованный, несостоятельный или несочетаемый абсурдный аргумент : крайне глупо или нелепо абсурдный юмор 2 : не имеет рационального или упорядоченного отношения к человеческой жизни : бессмысленно абсурдная вселенная также : отсутствует порядок или значение абсурдное существование : состояние или состояние, в котором люди существуют в иррациональной и бессмысленной вселенной и в которых человеческая жизнь не имеет окончательного значения. — обычно используется с и как театр абсурда.

    Театр абсурда | Определение, характеристики, примеры и факты

    Посмотрите отрывок из спектакля « В ожидании Годо»

    Персонажи Владимир и Эстрагон в ожидании Годо; из пьесы Сэмюэля Беккета « В ожидании Годо» с участием участников драматической мастерской Сан-Квентина.

    Совместное производство Университета Мэриленда в College Park Visual Press, Caméras Continentales, Société Française de Production, La SEPT-Drama Division Guillaume Gronier, FR3 Music & Drama Division Dominique Fournier, WGBH Boston, PBS, Radioteleviseo Portuguesa-EP ; любезно предоставлено Смитсоновским институтом Пресс-видео См. все видеоролики к этой статье

    Театр абсурда , драматические произведения некоторых европейских и американских драматургов 1950-х и начала 60-х годов, которые согласились с оценкой философа-экзистенциалиста Альбера Камю в его эссе «Театр абсурда» Миф о Сизифе »(1942), что человеческое положение по сути абсурдно, лишено смысла.Этот термин также в широком смысле применяется к этим драматургам и производству этих произведений. Хотя формального абсурдистского движения как такового не существовало, такие разные драматурги, как Сэмюэль Беккет, Эжен Ионеско, Жан Жене, Артур Адамов, Гарольд Пинтер и некоторые другие, разделяли пессимистическое видение человечества, тщетно пытающегося найти цель и контролировать свою судьбу. Человечество с этой точки зрения остается безнадежным, сбитым с толку и тревожным.

    Подробнее по этой теме

    Западный театр: Театр абсурда

    Послевоенное настроение разочарования и скептицизма выразили многие иностранные драматурги, живущие в Париже.Хотя не …

    Идеи, которыми наполнены пьесы, также определяют их структуру. Таким образом, драматурги-абсурдисты отказались от большинства логических структур традиционного театра. В традиционном понимании драматических действий мало; как бы неистово ни играли персонажи, их занятость подчеркивает тот факт, что ничто не может изменить их существование. В книге Беккета « В ожидании Годо » (1952) сюжет устранен, и возникает вневременная кругообразность, когда два заблудших существа, обычно играемые как бродяги, проводят свои дни в ожидании, но без какой-либо уверенности в том, кого они ждут и действительно ли он или оно когда-нибудь придет.

    Узнайте, что делает «Новый жилец» Эжена Ионеско визитной карточкой Театра абсурда

    Эта инсценировка одноактной пьесы Эжена Ионеско « Новый жилец » 1975 года является прекрасным примером Театра абсурда, хотя сам автор предпочитает описать его работу как «театр насмешек».

    Encyclopædia Britannica, Inc. Посмотреть все видео к этой статье

    Язык в пьесе абсурдистов часто искажен, полон штампов, каламбуров, повторов и непоследовательностей.Персонажи романа Ионеско «Лысое сопрано » (1950) сидят и разговаривают, повторяя очевидное до тех пор, пока оно не звучит как чепуха, тем самым обнаруживая неадекватность вербального общения. Нелепое, бесцельное поведение и разговоры придают пьесам иногда ослепительно комическую поверхность, но за ними скрывается серьезный посыл метафизического расстройства. Это отражает влияние комической традиции, почерпнутой из таких источников, как комедия дель арте, водевиль и мюзик-холл, в сочетании с такими театральными искусствами, как пантомима и акробатика.В то же время очевидно влияние идей, выраженных школами сюрреализма, экзистенциализма и экспрессионизма, а также работами Франца Кафки.

    Первоначально шокирующий своим пренебрежением к театральной условности и популярный благодаря своему удачному выражению озабоченностей середины 20-го века, Театр абсурда несколько снизился к середине 1960-х; некоторые из его нововведений вошли в мейнстрим театра, даже когда послужили вдохновением для дальнейших экспериментов. Некоторые из главных авторов «Абсурда» искали новые направления в своем искусстве, другие продолжают работать в том же духе.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

    анекдотов для грязных умов

    Описание

    ОДИН ИЗ ВИДА Перевернув страницы дебютной книги Виктории Рэй, вы снова поймете, что сочетание юмора, эротики и научной фантастики всегда является лучшим лекарством и что абсурдные вещи происходят постоянно, например, : 1) отец девяти детей, которого в День святого Валентина заставляют заниматься сексом с каждой встречной женщиной; 2) сумасшедший продюсер с 50 фобиями, одна из которых — его фамилия; 3) автор незаконченной книги, проводящий дни в страхе перед г.Бестселлер, блины, грудь жены и бег; 4) поездка в место под названием Escape, где разведенную женщину, миссис БаунсиТитс, окружают только горячие мужчины — до последнего вздоха. 5) И многое другое … Небеса всего абсурда и причудливого ждут вас на страницах этой книги. Когда мы видим что-то странное, мы сразу начинаем думать. Все странное или странное активирует наш мозг. Эти 42 странные истории открывают разум и заставят нас задуматься. не только заставит улыбнуться, но и заставит задуматься. Готовы ли вы окунуться в странные, глупые и грязные истории, которые заставят вас улыбнуться? Помните, что это истории для взрослых, поэтому делитесь ими только со своими зрелыми друзьями.

    Подробнее о продукте

    Цена

    $ 9.99

    Издатель

    SE

    Дата публикации

    22 января 2019

    Страницы

    188

    Размеры

    5,5 X 0,43 X 8,5 дюйма | 0,54 фунта

    Язык

    Английский

    Тип

    Мягкая обложка

    EAN / UPC

    97891514

    Зарабатывайте на продвижении книг

    Об авторе

    Виктория Рэй выросла в Орсе, одном из старейших городов Беларуси.Хотя она интересовалась написанием художественной литературы с юных лет, только в 2018 году она решила продолжить это как карьеру. Виктория живет в Швеции со своей семьей и двумя собаками: Дейзи и Скай. Она имеет докторскую / степень магистра классической русской литературы.

    Альбер Камю о преодолении абсурда жизни

    Вы когда-нибудь чувствовали — независимо от того, что вы делаете, — что вы никуда не денетесь? Что все ваши усилия тщетны? Что независимо от того, как вы действуете, вы просто вернетесь туда, откуда начали?

    Что ж, рассмотрим Сизифа.Он — неудачливый главный герой древнегреческого мифа, где, по-царски расстроив богов, он обречен — на всю вечность — толкать валун на гору, только для того, чтобы тот катился вниз, достигнув вершины. Каждый раз Сизиф должен спускаться и начинать заново. И он должен делать это снова и снова — навсегда.

    Звучит не очень хорошо? Бедный парень. Слава богу, у нас не такая жизнь…

    Или они? Действительно, французский мыслитель 20-го века Альбер Камю считал миф о Сизифе блестящей метафорой нашего повседневного существования.

    Альбер Камю, такие же крутые, как они.

    «Сегодняшний рабочий, — пишет Камю в своей умопомрачительной книге« Миф о Сизифе », — каждый день в своей жизни работает над одними и теми же задачами, и эта судьба не менее абсурдна [чем судьба Сизифа]».

    Мы просыпаемся, трудимся, спим; мы просыпаемся, трудимся, спим; толкаем валун вверх, он скатывается вниз, начинаем заново. И эта цикличность обыденности указывает на фундаментальную абсурдность человеческого состояния: все это время мы думали, что добиваемся прогресса — мы все просто Сизиф, каждый со своими собственными валунами.

    За пределами повседневного абсурда

    По мнению Камю, не только сходство между Сизифом и нашими повторяющимися повседневными графиками делает наше существование абсурдным; это выходит далеко за рамки этого. Камю считает, что ситуация Сизифа идеально отражает всей полноты человеческого интеллектуального и философского стремления .

    Как так? Камю утверждает, что в основе человеческого опыта лежит парадокс. С одной стороны, мы по своей природе любопытные животные, которые жаждут смысла и цели — фундаментальной причины существования.С другой стороны, мы не способны когда-либо должным образом удовлетворить это стремление — Камю отвергает любые научные, метафизические или религиозные попытки сделать это.

    Как нам подходить к жизни?

    Получите лучшие ответы по философии прямо на свой почтовый ящик с нашим знаменитым вводным курсом по философии.

    Изучить курс сейчас

    Другими словами, несмотря на наше стремление к окончательному объяснению существования, в сознании Камю такое объяснение всегда будет за пределами нашего понимания.

    И это это безнадежное пространство , которое мы занимаем — между нашим порывом задавать глубокие вопросы и нашей неспособностью на них ответить — Камю называет «абсурдом». Отсюда образ Сизифа: мы строим теории, они неизбежно рушатся, и мы навязчиво начинаем все сначала. (Чтобы немного иначе взглянуть на абсурд, см. Аргумент Томаса Нагеля о том, что абсурд возникает не из-за нашей потребности в значении в бессмысленном мире, а из того факта, что мы поглощены своими заботами, одновременно признавая, насколько они случайны.)

    Последствия жизни в абсурде

    Если мы допустим Камю, что мы с по занимаем это абсурдное пространство тоски, но никогда не находим, можно сказать, что почти все наши заботы просто не имеют значения, поскольку с этой точки зрения все наши убеждения, мысли и действия в отношении мир стал банальным и бессмысленным. Мы все сизифы, бессмысленно катаем свои валуны. Бессильный. Окаменел в абсурде, как насекомые в янтаре.

    На этом снимке одна проблема , однако, остается — и она большая.

    «Есть только один действительно серьезный философский вопрос, — говорит Камю, — и это самоубийство. Решение о том, стоит ли жить, — это ответ на фундаментальный вопрос философии ».

    Ура.

    Итак, подытоживая, согласно Камю: мы живем в абсурде, мы не можем избежать этого абсурда, и — из-за того, что мы обречены никогда не постичь конечную природу существования — единственный акт, который может иметь какое-либо отношение к нашему состояние самоубийство.

    Пока что так мрачно — бессмысленность, тщетность, самоубийство … С точки зрения Камю, ответ на вопрос, стоит ли жить, несомненно, указывает только на один путь …

    Сизиф как романтический герой

    Но подождите! Стоп! Видите ли, Камю, скорее, не как печальное обвинение в отношении того, как мы живем, рассматривает усилия Сизифа вверх и вниз по горе как триумф года года.

    Камю утверждает, что Сизиф демонстрирует тот факт, что мы можем жить «с уверенностью в сокрушительной судьбе, , без смирения, которое должно сопровождать это ».Сизиф показывает нам силу и стойкость перед лицом абсурда: он «знает, что он хозяин своего времени».

    Давай, сынок!

    После того, как скала обрушивается, подтверждая окончательную тщетность его проекта, Сизиф идет за ней. Этот год, думает Камю, является моментом, когда абсурдная судьба Сизифа полностью обнажается, и когда он достигает полного трагического сознания.

    Спускаясь по склону горы, он осознает всю полноту своего жалкого положения, но «вся безмолвная радость Сизифа заключена в нем.Его судьба принадлежит ему. Его рок — это его дело «.

    Мы могли бы просто ошеломить себя бездумными развлечениями, чтобы справиться с неизбежным тяжелым трудом и страданиями жизни. Но мы никогда не достигнем настоящего счастья или цели с помощью такого бегства от реальности. Вместо этого, если — как это делает Камю воображает Сизифа — мы берем на себя ответственность и несем ответственность за свою жизнь, если мы избегаем ложных решений и принимаем наше состояние, мы устанавливаем цель — даже счастье — перед лицом абсурда.

    Точно так же, как Сизиф выбирает , чтобы идти за своей скалой, тем самым признавая тщетность своего наказания и изменяя свою трагическую судьбу, Камю утверждает, что мы становимся полностью живыми, когда выбирает , чтобы признать безнадежность человеческого положения, и продолжает свое существование. независимо от . Подходя к жизни с полным сознанием, с энергией и интенсивностью, становясь хозяевами своей абсурдной судьбы — вот как мы отвечаем на вопрос о самоубийстве, как мы бросаем вызов тщетности и устанавливаем, что значит жить.

    В конечном счете, тогда, хотя Камю считает, что мы обречены на абсурд из-за условий человеческого существования, его точка зрения состоит в том, что это не обязательно плохо — на самом деле, только столкнувшись с этой абсурдностью и героически продолжая, несмотря на это, подлинно подлинная жизнь можно жить.

    Действительно, как заключает Камю «Миф о Сизифе»:

    Самой борьбы за вершину достаточно, чтобы заполнить сердце человека. Надо представить Сизифа счастливым.

    Дополнительная литература

    Если вам интересно узнать больше об абсурдизме Камю и экзистенциалистских темах, рассматриваемых в этой статье в более общем плане, ознакомьтесь с нашим кратким введением в экзистенциализм, а также с нашим списком литературы по экзистенциализму.

    СПИСОК ДЛЯ ЧТЕНИЯ

    Экзистенциализм

    8 лучших книг для чтения

    Абсурд — Wikiquote

    Абсурд — это термин для обозначения вещей, которые крайне неразумны, или считаются глупыми или несерьезными, или состояния такового. « Absurd » — прилагательное, используемое для описания абсурда, например, «эта статья энциклопедии абсурдна». Оно происходит от латинского absurdusm , что означает «расстроено», следовательно, иррационально.Латинское surdus означает глухой, подразумевая глупость. Абсурдность противопоставляется серьезности рассуждений. В общем, абсурд может быть синонимом нелепости и вздора. В специализированном употреблении абсурд относится к крайностям в плохих рассуждениях или бессмысленности в рассуждениях; смехотворность связана с крайностями несочетаемого противопоставления, смеха и насмешек; а чушь связана с отсутствием осмысленности. Исследователей абсурда или сторонников важности его признания часто называют Абсурдистов и обычно считают одной из своих главных ролей в человеческом обществе отмечать тонкие различия между тем, что может показаться совершенно «бессмысленным», и тем, что «абсурдно». «, в этой абсурдности часто скрывается либо сверхсерьезность, либо широко распространенная мысль, и на самом деле указывает на нечто, выходящее за рамки каких-либо конкретных понятий или определений» Добра «или» Зла «- или каких бы то ни было смертельно мыслимых концепций.

    Единственное, что я могу порекомендовать на этом этапе, — это чувство юмора, способность видеть вещи в их смешных и абсурдных измерениях, смеяться над другими и над собой, чувство иронии по отношению ко всему, что требует пародии в этом мире. ~ Вацлав Гавел
    • Логическая фигура абсурда, которая представляет как строгую противоречивую противоположность строгости, отрицает всю значимость логики, которую, кажется, обеспечивает для того, чтобы убедить логику в ее собственной абсурдности: чтобы обвинить ее в использовании подлежащего, предиката и связки для наложения из неидентичного, как если бы оно было идентичным, как если бы оно могло быть приспособлено к формам.
    • Абсурд , н. Утверждение или убеждение, явно несовместимое с вашим собственным мнением.
    • Абсурд рождается из противостояния человеческого призыва и необоснованного молчания мира.
    • Принять абсурдность всего, что нас окружает, — это один шаг, необходимый опыт: он не должен заходить в тупик. Это вызывает восстание, которое может стать плодотворным.
      • Альбер Камю, в «Трех интервью» в Лирических и критических эссе (1970)
    • Осознание того, что жизнь абсурдна и не может быть концом, но только началом.Это истина, которую почти все великие умы взяли за отправную точку. Интересно не это открытие, а вытекающие из него последствия и правила действий.
    • Не смешно, что упадет что-нибудь еще, только то, что упадет человек… Почему мы смеемся? Потому что это серьезный религиозный вопрос: это грехопадение человека. Только человек может быть абсурдным: только человек может иметь достоинство.
    • В мире, где все смешно, ничто не может быть высмеянным. Вы не можете разоблачить маску.
    • Нет идеи, нет факта, который нельзя было бы опошлить и представить в смехотворном свете.
      • Федор Достоевский, в «Мистер -нов и вопрос искусства» Полное собрание сочинений [ Полное собрание сочинений ] (1895), т. 9
    • Давайте не будем придерживаться абсурдной и бессмысленной догмы о том, что цвет кожи должен быть основой избирательного права, талисманом свободы.
    • Современный человек должен спуститься по спирали собственного абсурда до самой нижней точки; только тогда он сможет заглянуть за пределы этого. Очевидно, его невозможно обойти, перепрыгнуть или просто избежать.
    • Точных рекомендаций нет. Наверное, нет никаких рекомендаций. Единственное, что я могу порекомендовать на этом этапе, — это чувство юмора, способность видеть вещи в их смешных и абсурдных измерениях, смеяться над другими и над собой, чувство иронии по отношению ко всему, что требует пародии в этом мире.
    • Разве не момент глубочайшего сомнения рождает новую уверенность? Возможно, безнадежность — та самая почва, которая питает человеческую надежду; возможно, никто никогда не смог бы найти смысл в жизни, не испытав сначала ее абсурдности.
    • Привилегия абсурда; которому не подчиняется ни одно живое существо, кроме человека.
    • Мы живем во время, создавшее искусство абсурда. Это наше искусство.
      • Норман Мейлер, Канниобалы и христиане (1966), «Представляем наш аргумент»
    • Пророк или успешный человек не должны иметь в виду случайные абсурды; это профессиональный риск.
    • От возвышенного к смешному — лишь один шаг.
      • Французский Наполеон I, говоря о неприятностях во время вторжений в Россию (10 декабря 1812 г.), записанных аббатом дю Прад и цитируемых в Истории Европы с начала Французской революции в 1789 г. Бурбоны в 1815 г. , Vol. 3 (1842) сэра Арчибальда Элисона, стр. 503; часто переводится как: От возвышенного до смешного всего один шаг.
    • Мне очень нравится ваша любовь к удовольствиям, ваш юмор и злоба: так приятно жить в мире, полном картинок, случайных отклонений и милых нелепостей. Почему вещи не должны быть в значительной степени абсурдными, бесполезными и преходящими? Они такие, и мы такие, и мы с ними очень хорошо ладим.
    • Иисус никогда ничего не говорил о абсурде и ни разу не показал, что осознает абсурдность своей теории о самом себе. И он даже не пытался сделать теорию понятной с точки зрения реальности и опыта остальных из нас. Ибо, если все остальные тоже не те, о которых говорил Иисус, что хорошего в том, что он сказал?
    • Чем абсурднее жизнь, тем невыносима смерть.
    • Когда я был подростком, я придумал термин для их описания. Я называю это «праздничным сознанием». . . потому что я часто испытывал это чувство оптимизма и бодрости, когда отправлялся в путешествие или в отпуск. Всегда было ощущение, что мир , само собой разумеется, сложен и прекрасен, и что жизнь настолько очевидна, что скука и поражение человека — это абсурд. . . А потом я спрашивал: почему мужчины так легко об этом забывают? И ответ казался очевидным: потому что человеческая воля такая дряблая и слабая.Вместо того чтобы быть самоконтролируемыми, самоуправляемыми существами, большинство людей — это не более чем листья в ручье, они плывут по течению в надежде на лучшее. Я как-то написал, что мужчины подобны дедовским часам, приводимым в движение пружинами.

    См. Также [править]

    Внешние ссылки [править]

    Входящие: Разговор об абсурдном

    Дуг из Union Grove, WI

    Теперь это лучший из трех. Это все, что имеет значение. Возьми свой попкорн. Я закончил вчерашнюю колонку перед четвертой игрой, поэтому не стал комментировать блок Янниса.Чтобы заставить меня спрыгнуть с дивана во время игры, нужно много времени, но я справился. Ух ты. Возможность изменения серии и спасения чемпионата.

    Я читал II достаточно долго, чтобы быстро сказать, написал ли его Спофф или Уэс. Есть шкала снарка, которая варьируется от Уэса до Вика, а Спофф находится где-то посередине. В любом случае, есть ли среди постоянных отправителей, которых вы узнаете, просто прочитав их вопрос и не увидев их имени?

    Не совсем.Но я сначала читаю сообщение, и много раз после прочтения я смотрю на источник и говорю: «Конечно».

    Маржо из Таллахасси, Флорида

    Какое новое дополнение к Packers без имени Амари Роджерс окажет наибольшее влияние на специальные команды?

    Трудно сказать, но выборы на драфте в конце раунда Исайя МакДаффи, Шемар Жан-Шарль и Кайлин Хилл должны получить шанс. Еще одним игроком, за которым стоит наблюдать за нерафтедом Кристианом Апхоффом, о котором я упоминал вчера.

    Доброе утро. Насколько важно что-то вроде Family Night для игроков под светом переполненного стадиона? Я думаю, что для новичков было бы огромным преимуществом прочувствовать атмосферу на Ламбо Филд. А как насчет ветеранов или, скажем, Иордании Лав, который пропустил тот опыт в прошлом году?

    Не буду перепродавать, но это не пустяк. Я смотрю на это как на еще один шаг в развитии молодых игроков, которого нет в других командах.Обычно это тренировки — предсезонные игры — настоящие игры. Пэкеры получают эту полную тренировку под светом в качестве промежуточного шага перед первым выступлением в предсезонке.

    Чарльз из Ричфилда, Висконсин

    С сокращением предсезонных игр с четырех до трех я был удивлен, увидев, что игра в Зал славы намечена на 5 августа. Будет ли это четвертая предсезонная игра для DAL и PIT, как в прошлом? Из-за мрачной истории Packers в Кантоне (сокращенная от шторма игра против SD в 1980 г., поражение 19: 3 от LAR в 1993 г., поражение от KC в 2003 г., сокращенное до 9: 0, и отмененная игра в 2016 г. IND из-за плохих условий на поле), видите ли вы, что этот фарс игры идет по пути Матча всех звезд колледжей?

    №Зал славы и лига хотят, чтобы игра продолжалась, чтобы привлечь фанатов в Кантон на все праздничные церемонии, и теперь у них это начало выходных, а не завершение. Это будет четвертая предсезонная игра «Ковбоев и Стилерз». История Packers там причудлива, но не универсальна.

    Джефф из Лейк-Форест, Калифорния

    Майк, похоже, у каждой позиции есть хотя бы одна отслеживаемая статистика, которая помогает фанатам сравнивать их с другими на их позиции в лиге, за исключением OL.Я знаю, что тренеры полагаются на ленту, но есть ли другие статистические данные или показатели (помимо размера), которые отслеживаются для OL? Скорость блокировки (BR)? Мешки сданы (СГУ)? Что-нибудь? Спасибо!

    В некоторых расширенных показателях я видел «процент выигранных пасов». Это, очевидно, только для блокировки передач, и это не позволяет лайнману сорваться с крючка, если его бьют, а QB просто достаточно быстро выводит мяч. Но, насколько мне известно, он также не обижен, если он выполняет свою работу, но QB держит мяч, что приводит к большему количеству мешков прикрытия.

    Альбер Камю и проблема абсурда

    Альбер Камю (1913-1960) был французским философом и романистом, чьи работы исследуют отчуждение, присущее современной жизни, и который наиболее известен своей философской концепцией абсурда. Он исследовал эти идеи в своих знаменитых романах The Stranger (1942), The Plague (1947) и The Fall (1956), а также в своих философских эссе, The Myth of Sisyphus (1942). и The Rebel (1951).Он был удостоен Нобелевской премии по литературе в 1957 году.

    Камю родился в бедной семье в раздираемом войной Французском Алжире. Его отец, фермер, погиб во время Первой мировой войны, оставив глухую и неграмотную жену растить Камю и его старшего брата. Несмотря на лишение детства, он выиграл стипендию в престижном лицее в Алжире и продолжил изучать философию в Алжирском университете. Свою писательскую карьеру он начал как журналист газеты Alger Républicain .После переезда в Париж он стал участником движения Сопротивления, редактировал его подпольную газету Combat , и его разыскивало гестапо. Воспоминания о войнах и опыте нацистской оккупации пронизывают его философию и романы. Его дебютный роман The Stranger и эссе The Myth of Sisyphus катапультировали его к славе и привлекли внимание Жан-Поля Сартра. После освобождения Франции он был важной фигурой в послевоенной интеллектуальной жизни Франции.

    Его философия абсурдизма может быть проиллюстрирована в его эссе Le Mythe de Sisyphe (Миф о Сизифе: 1942). Камю определил абсурд как тщетность поиска смысла в непостижимой вселенной, лишенной Бога или смысла. Абсурдизм возникает из-за противоречия между нашим желанием порядка, смысла и счастья и, с другой стороны, отказом безразличной естественной вселенной обеспечить это. В эссе Камю поставил фундаментальный философский вопрос: стоит ли жить? Является ли самоубийство законной реакцией, если жизнь не имеет смысла? Он сравнил стремление человечества к порядку и значению с греческим мифологическим героем Сизифом, которого боги осудили на вечность катить валун на гору только для того, чтобы тот упал на дно.Подобно Сизифу, мы продолжаем спрашивать о смысле жизни и обнаруживаем, что наши ответы падают вниз. Философ утверждает, что мы должны принять абсурдность человеческого существования и взяться за создание ценности и смысла. Усилия и стойкость, а не самоубийство и отчаяние — вот правильные ответы. Камю утверждал, что Сизиф счастлив и что мы должны подражать его стойкости. Греческий герой достоин восхищения, потому что он принимает бессмысленность своей задачи и вместо того, чтобы бросить или покончить жизнь самоубийством, он поднялся над своей судьбой, сделав сознательный выбор и упорно трудясь.

    В The Stranger с его знаменитой строкой «Мать умерла сегодня. Или, может быть, это было вчера, я не знаю, — протагонисту антигероя пришлось признать абсурдность жизни, — открыв свое сердце мягкому безразличию Вселенной. Роман передает эту концепцию абсурдности человеческого существования и исследует отчуждение молодого человека, известного как Мерсо, который убил араба и приговорен к смерти за его отказ соответствовать ожиданиям буржуазного общества, а не из-за само убийство.Когда он не плачет на похоронах матери и не проявляет никаких эмоций, это усугубляет его чувство вины в глазах общества и присяжных, которые его осуждают. Это понятие абсурда можно найти и в другом его шедевре, The Plague , в котором человеческие чаяния и счастье подрываются чумой. Действие романа происходит в городе Оран, охваченном смертельной эпидемией. Это аллегория немецкой оккупации Франции; Чума — это метафора фашизма и тоталитарного режима, нацизма.Камю исследует человеческие реакции на случайное зло и человеческую солидарность перед лицом безразличной вселенной.

    Его политическая философия находит свое выражение в The Rebel , где исследуется понятие восстания в противовес концепции революции. Отвечая на политический климат того времени в Европе, Камю подверг критике коммунизм и осудил идею революции из-за ее тенденции превращаться в тоталитаризм и крах в террор, такой как нацизм и сталинизм.Как пацифист, он выступал за гуманистические, этические и социальные потрясения для достижения справедливости. Он симпатизировал арабам в Алжире и написал множество статей, осуждающих несправедливость, присущую Алжиру во времена французского колониализма, на протяжении всей своей карьеры (собраны в томе журналистики, Actuelles III: Chroniques Algériennes 1939-1958 ), хотя и придерживался нейтральной позиции. позиция во время алжирской революции из страха разжечь партизанские страсти. Он также был против смертной казни и был одним из немногих, кто выступал против того, чтобы Соединенные Штаты сбросили атомную бомбу на Хиросиму в 1945 году.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *