Содержание

Синдром эмоционального выгорания

Синдром эмоционального выгорания представляет собой состояние эмоционального, умственного истощения, физического утомления, возникающее в результате хронического стресса на работе. Может характеризоваться нарушением продуктивности в работе, усталостью, бессонницей, повышенной подверженностью к соматическим заболеваниям, употреблению алкоголя или других психоактивных веществ, суицидальному поведению.

Развитие данного синдрома характерно, в первую очередь, для профессий, где доминирует оказание помощи людям (медицинские работники, учителя, психологи, социальные работники, спасатели, работники правоохранительных органов, пожарные). Также предрасполагает к выгоранию работа с «тяжелыми» клиентами (геронтологические, онкологические пациенты, агрессивные, суицидальные больные, пациенты с зависимостями.

СЭВ рассматривается как результат неблагоприятного разрешения стресса на рабочем месте.

Признаки выгорания:

  • Изменение поведения:
    скука, сопротивление при выходе на работу, опоздания, употребление психоактивных веществ, подверженность несчастным случаям, снижение креативности.
  • Изменение в чувствах: депрессия, юмор висельника, чувство неудачи, вины, горечи, раздражительность, чувство придирок.
  • Изменения в мышлении: снижение концентрации внимания, ригидность, подозрительность, недоверчивость, менталитет жертвы, черствость.
  • Изменение здоровья: нарушение сна, утомляемость, снижение иммунитета.

Анкета

Оценка синдрома эмоционального выгорания.


Фазы развития СЭВ (по Селье).

  • I Фаза напряжения.

    Является предвестником и «запускающим» механизмом в формировании эмоционального выгорания. Развитию СЭВ предшествует период повышенной активности, когда человек полностью поглощён работой, отказывается от потребностей, с ней не связанных, забывает о собственных нуждах. Если эти старания работника адекватно оцениваются, поддерживаются, если человек получает ощущение важности и значимости своего труда, СЭВ не развивается. Если нет, и происходит крах представлений, то СЭВ получает своё развитие.
  • II Фаза резистенции.
    Человек стремится к психологическому комфорту и поэтому старается снизить давление внешних обстоятельств.
  • III Фаза истощения.
    Характеризуется падением общего энергетического тонуса и ослаблением нервной системы. «Выгорание» становится неотъемлемым атрибутом личности.

Метастазы «выгорания» проникают в систему ценностей личности. Возникает антигуманистический настрой. Личность утверждает, что работа с людьми не интересна, не доставляет удовлетворения, не представляет социальной ценности.


Профилактика и лечение синдрома выгорания.

То, что защищает от развития СЭВ, может быть использовано и при терапии уже развившегося синдрома.

Здесь можно выделить два аспекта: индивидуальная защита и организационный подход.

Рассмотрим качества, помогающие специалисту избежать профессионального выгорания.

Во первых, это следующие индивидуально-личностные особенности человека:

  • Сознательная, целенаправленная забота о своем физическом состоянии (к примеру, занятия спортом и поддержка здорового образа жизни).
  • Высокая самооценка и уверенность в себе, своих способностях и возможностях (работа с неустойчивой самооценкой, чтение психологической литературы либо обращение к психотерапевту, который укажет направления в этом вопросе).
  • Высокая профессиональная самооценка (необходимость постоянно повышать свой профессиональный уровень).

Во-вторых, выгорания избегают люди, имеющие, опыт успешного преодоления профессионального стресса; способные конструктивно меняться в напряженных условиях.

В-третьих, важной отличительной чертой людей, не подверженных СЭВ, является способность формировать и поддерживать в себе позитивные, оптимистичные установки и ценности, как в отношении самих себя, так и других людей и жизни вообще. В завершении краткого обзора индивидуальных средств защиты хочется сказать, что «Бессердечье к себе – это тоже увечье».

Будьте внимательны к себе. При первых проявлениях СЭВ начинайте действовать: отдохните, встретьтесь с друзьями, смените обстановку, откройте в себе творческие способности.

Если подручные средства не помогают, ищите помощи. Это может быть посещение тренингов (от тренинга личностного роста до тренинга креативности), индивидуальная или групповая работа с психотерапевтом. Помните, СЭВ самостоятельно не уйдёт, необходимо предпринимать шаги для своей защиты. Если чувствуете, что не можете справиться с проблемой сами, не затягивайте поход к специалисту.


Синдром эмоциального выгорания: так болезнь это или нет?

Недавний опрос общественного мнения о стрессовой нагрузке на рабочем месте (Job Stress Index) показал, что в Швейцарии в зоне риска пострадать от синдрома эмоционального выгорания находится каждый четвертый работник. Keystone

Несмотря на то, что недавно ВОЗ опубликовала новую классификацию болезней и указала, что «синдром эмоционального выгорания» является одним из важных «болезнетворных факторов», феномен «выгорания» до сих пор остается плохо изученным явлением. Ни работодатели, ни медики не готовы пока признать его в качестве полноценной болезни. В Швейцарии, где страх неудачи глубоко укоренён в менталитете людей, в последние годы активизировались попытки выявить медицинские механизмы и социальные условия появления у людей такого патологического состояния и найти адекватные способы лечения.

Этот контент был опубликован 17 июня 2019 года — 17:42
Джессика Дэвис Плюсс

Джессика рассказывает все без прикрас об акулах бизнеса и о том, какое влияние они оказывают в Швейцарии и за рубежом. Она всегда рада, когда удается обнаружить связь Швейцарии со ее родным Сан-Франциско, и готова бесконечно рассуждать, почему ее город стал родиной грандиозных инноваций, но при этом, похоже, не в состоянии разрешить жилищный кризис.

Больше материалов этого / этой автора | Англоязычная редакция

Джессика Дэвис Плюсс ( Джессика Дэвис Плюсс)

Доступно на 9 других языках

Голос П. Р. (имя редакции известно) сразу срывается при воспоминании о том, с чего все начиналось. Прошло три года с тех пор, как он сумел преодолеть состояние эмоционального выгорания, но любой рассказ об том времени вызывает у него целую волну тягостных воспоминаний. Отец двоих детей и уроженец Швеции, проживший в Швейцарии более 20 лет, он работал на должности торгового представителя в компании по производству медицинских приборов, как вдруг у него началась постоянная бессонница.

«Это был первый звонок. И произошло это приблизительно за год до кульминации кризиса,− рассказал он в интервью Швейцарскому международному радио SWI swissinfo.ch. Полгода спустя у него резко упала трудовая мотивация. − Я помню, что в конце лета был на отраслевой конференции и ощущал себя полностью потерянным. Я был не в своей тарелке. Потом я стал сторониться друзей и родственников, и даже незначительные повседневные проблемы превращались в неразрешимые».

Он обратился к психиатру, который поинтересовался, не возникают ли у него мысли о самоубийстве. П. Р. сказал, что об этом он не думает, но чувствует нервное перенапряжение и утрату контроля над собой. Он взял короткий отпуск, но потом, вернувшись к работе, в итоге оказался на грани коллапса. Пеер обратился в отделение неотложной помощи. «Ты настолько страдаешь от стресса и бессонницы, что уже не веришь в свою способность элементарно выжить», — говорит он.

Три фазы синдрома эмоционального выгорания

Автором первой профессиональной публикации на тему о том, что такое синдром эмоционального выгорания (СЭВ), стал в 1974 году американский психиатр немецкого происхождения Герберт Фройденбергер (Herbert Freudenberger, 1926-1999). 

В своей статье, написанной с опорой на предварительные исследования, уже проведенные его коллегами, он оперировал понятием «состояние психического и физического истощения, вызванного профессиональной деятельностью». С тех пор во всем мире феномен СЭВ остаётся предметом тщательных научных исследований.

В литературе различают несколько фаз развития этого синдрома. Первой идет фаза «активности и агрессии». Пациент считает себя «центром вселенной» и постепенно забывает о своих собственных потребностях. Затем наступает вторая фаза «бегство и уход в себя». Пациент внешне спокоен, но на самом деле он находится в состоянии эмоционального отупения, которое часто сопровождается тахикардией, нарушением ритмов сна и обильным потоотделением.

Наконец, наступает третья фаза (многие считают ее экстремальным вариантом второй фазы), называемая «изоляция и пассивность»,

для которой характерны крайнее истощение, депрессия и утрата жизненных перспектив. Если вы заметили у себя какие-то из этих симптомов, пожалуйста, немедленно обратитесь к Вашему лечащему врачу. Существует несколько тестов для выявления у себя симптомов эмоционального выгорания, включая методику американского психолога Кристины Маслач, известную как Maslach Burnout Inventory («Опросник выгорания МаслачВнешняя ссылка»).

End of insertion

Какое определение дать выгоранию?

Сомнений в том, что он пережил профессионально обусловленное эмоциональное выгорание, у него не было. А вот у медицинского сообщества Швейцарии таких сомнений полно: по крайней мере, полной ясности и единства мнений относительно значения, причин и лечения этого состояния у него до сих пор нет. «Считается, что от работы нельзя заболеть. Поэтому в Швейцарии в большинстве случаев предпочитают говорить о некой форме депрессии», — говорит П. Р.

Профессионально обусловленный синдром эмоционального выгорания (СЭВ) признается в качестве профзаболевания как минимум в девяти европейских странах, включая Францию, Швецию и Нидерланды. Согласно данным ряда опросов, в Соединенных Штатах 77% респондентов из числа наёмных работников показали, что они уже пережили ту или иную форму СЭВ. Собственно, основные споры сейчас ведутся о том, что это такое: заболевание или просто преходящий, временный эмоциональный срыв.

По мнению одного из ведущих американских психиатров, «патологизация обыкновенных сложностей повседневной жизни ведет к инфляции самого явления СЭВ, и этак мы любую кратковременную грусть или тоску будем объявлять болезнью, что есть совершенно неправильный подход». Недавно Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), штаб-квартира которой находится в Женеве, сообщила о внесении профессионального синдрома эмоционального выгорания в пересмотренный вариант Международной классификации болезней (МКБ-11 или ICD-11), в некотором смысле повысив «состояние истощения» до статуса «синдрома, возникающего в результате хронического стресса на рабочем месте».

Мнимая болезнь – мнимые больные?

Но поскольку в СМИ создалась настоящая неразбериха в толковании этого термина, ВОЗ выпустила затем разъяснения для средств массовой информации, указав, что СЭВ вовсе не является болезнью, как о том сообщали масс-медиа, и что это скорее «отрицательно влияющий на состояние здоровья фактор, связанный со сферой профессиональной занятости». Это определение стало очень важной поправкой, в том числе и для Швейцарии, ведь признание профессионального выгорания в качестве болезни оказало бы здесь заметное влияние на приоритеты и ориентиры в деятельности компаний обязательного медицинского страхования (ОМС).

В парламенте Швейцарии накануне обсуждали вопрос признания СЭВ в качестве профессионального заболевания, и если бы такое решение было принято (а оно принято в итоге не было), то тогда страховые кассы ОМС были бы обязаны покрывать в рамках индивидуальных тарифно-страховых планов расходы на терапию и лечение состояния СЭВ. Отказавшись признать СЭВ профессиональным заболеванием, парламент в очередной раз, по сути, пошел на поводу у касс ОМС. Доктор Барбара Хохштрассер (Barbara Hochstrasser) позитивно оценивает политику ВОЗ в этой области. Сама она по специализации психиатр и недавно приступила к пробной реализации терапевтической программы лечения СЭВ в частной Meiringen Clinic, в одной из десяти крупных клиник Швейцарии, занимающихся лечением этого синдрома. 

С ее точки зрения, СЭВ следует определить как «состояние полного истощения, возникающее на рабочем месте вследствие хронического стресса. Это не болезнь, но фактор риска, который может вести к возникновению других психосоматических расстройств и психических заболеваний, например, депрессии». При этом страдание больных есть вещь реальная, а потому такие люди, безусловно, нуждаются в профессиональном лечении. Истощение, возникающее от эмоционального выгорания, является «фундаментальным» состоянием, требующим длительной терапии, коль скоро медикаментозное лечение результатов здесь не даёт».

Учиться быть здоровым

В рамках дебатов в парламенте Швейцарии в первую очередь обсуждались вопросы о влиянии рабочей обстановки на эмоциональное состояние сотрудников и о том, в какой степени работодатель может быть ответственным за проявление синдрома профессионального выгорания. Многие депутаты доказывали, что версия о причинно-следственной связи между выгоранием и профессиональной деятельностью является трудно доказуемой, ведь зачастую здесь присутствуют и иные внешние причины выгорания, включая личностные факторы.

Барбара Хохштрассер считает, что свою роль в проявлении СЭВ, безусловно, играет не только большой объем работы, но и постоянный контроль со стороны начальников, а также отсутствие адекватной системы мотивации и поощрений и негативная командная динамика. У нее нет никаких сомнений в том, что одной из причин роста числа пациентов, страдающих от профессионального выгорания, является современная культура труда с его «постоянной оптимизацией», а также вечные требования к работникам в плане повышения степени их готовности идти на работу в условиях «повышенной гибкости трудового графика», а также их постоянной доступности даже в выходные.

Клаудия Крааз (Claudia Kraaz) много лет проработала в сфере глобальных коммуникаций в Credit Suisse и сейчас является профессиональным коучем в области методик управления стрессом. Она говорит, что работодатели могли бы прилагать больше усилий для предотвращения профессионального выгорания своих сотрудников, включая проведение тренингов на тему психологической устойчивости руководящих кадров и поиска оптимальных способов общения руководящих менеджеров со своими подчиненными. По ее мнению, «работать надо, чтобы жить, в противном случае человек становится потенциальной жертвой СЭВ».

Иногда лучше ничего не делать

Барбара Хохштрассер согласна с этим мнением. «Перфекционисты подвержены более высокому риску заболеть СЭВ. Это очевидно». Сверхурочная работа не внове для Швейцарии, но страну спасает тот факт, что на фоне других европейских государств она известна своим высоким качеством жизни и отдыха. И тем не менее, «в Швейцарии не любят неудачников», говорит К. Крааз, отмечая, что «другие страны занимают в этом отношении более толерантную позицию и даже рассматривают неудачу как начало новых возможностей. Здесь же считается, что всё необходимо делать сразу правильно и на тысячу процентов. Нас так воспитывают. Одна неудача моментально становится проблемой».

П. Р. добавляет, что «эффективность и результативность труда в Швейцарии имеет очень большое значение. Время здесь терять нельзя. Здесь не до чувств. Ты тут как белка в колесе. А как только на тебя навесили клеймо неудачника, пощады не жди». Несколько видных представителей общественности Швейцарии, такие как депутат Швейцарской народной партии (SVP) Натали Рикли (Natalie Rickli), тоже стали жертвами СЭВ. Ее история широко освещалась прессой, что способствовало росту степени осведомленности населения об опасностях СЭВ.

Сейчас по всей стране открываются одна за одной клиники терапии, диагностики и лечения синдрома профессионального и эмоционального выгорания, появляются консультанты и группы поддержки по вопросам достижения баланса между трудом и отдыхом. Но имеет ли смысл пройти курс лечения, а затем вернуться к повседневной жизни? Нет, говорит К. Крааз. «Возвратиться к той же рабочей рутине значит вновь попасть в ту же ловушку. Лучше некоторое время вообще ничего не делать. Выделите себе один день в две недели, проснитесь, прислушайтесь к себе, к своему самочувствию, и просто проживите этот день ничего не планируя».

Лечение и его стоимость

В Швейцарии имеется большой выбор вариантов лечения синдрома эмоционального выгорания. Сюда входят роскошные частные клиники, такие как реабилитационный центр Paracelsus Recovery в Цюрихе, где проходят лечение руководители высшего звена, государственные и общественные деятели. Лечение проходит в условиях полной конфиденциальности. Клиника также обеспечивает пятизвездочное обслуживание за счет средств пациента по цене 80 тыс. швейцарских франков в неделю.

В 2004 году клиника Meiringen, расположенная в отдаленной и живописной части Бернских Альп, первой предложила комплексные услуги по лечению синдрома эмоционального выгорания. Большинство пациентов проводят в клинике от трех до шести недель, получая лечение, которое включает медицинскую и психотерапевтическую помощь, а также применение методов китайской медицины, медитации, ментальных практик (аутотренинг) и даже верховой езды.

Барбара Хохштрассер объясняет, что зачастую люди очень поздно обращаются за медицинской помощью, уже находясь на грани коллапса, или, как она называет, «Erschöpfungsdepression» (в состоянии депрессии на почве истощения). Этот термин придумал и ввел в обиход швейцарский психиатр Пауль Кильхольц (Paul Kielholz, 1916-1990).

End of insertion

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

Изучение синдрома эмоционального выгорания как нарушения ценностно-смысловой сферы личности (теоретический аспект) — Культурно-историческая психология

Под «эмоциональным выгоранием» понимают специфический синдром, который развивается у человека в процессе его профессиональной деятельности и выражается в состоянии эмоционального и физического истощения, отчуждении от людей, с которыми человек взаимодействует, а также в отсутствии профессиональных планов и крушении надежд [2]. Феномен выгорания (англ. burnout) является популярным предметом изучения за рубежом начиная с 70­х гг. XX в. Последнее десятилетие ознаменовалось повышением интереса к выгоранию со стороны отечественной науки [2; 3; 19; 21; 22].

Теоретический интерес к теме выгорания обусловлен практическим запросом. Так как феномен выгорания возникает у человека в контексте работы и имеет негативные последствия для него самого, организации в целом и психического благополучия клиентов, учеников, пациентов, коллег, т. е. тех, с кем он взаимодействует, синдром изучен больше всего в психологии труда и социальной психологии (как в отечественной, так и зарубежной). Несмотря на изученность синдрома в иностранной психологии, представленность данной проблематики в работах отечественных психологов и на то, что к настоящему моменту накоплено достаточно много фактического материала (относящегося к условиям, при которых возникает выгорание, его негативным последствиям), актуальность изучения синдрома выгорания не уменьшается. Это обусловлено тем, что объяснительные возможности существующих подходов к выгоранию невелики, и до сих пор нет хорошей теории, которая объясняла бы данный синдром [38]. Как отмечается в современной докторской диссертации, посвященной выгоранию, практически нет работ, которые бы носили постановочный характер и выходили на теоретический уровень анализа, рассматривая синдром выгорания в более широком контексте [21; 22].

Понятие «burnout» (выгорание) было введено в науку американским психиатром Х. Дж. Фрейден­бергом в 1974 г. для описания особого расстройства личности у здоровых людей, возникающего вследствие интенсивного и эмоционально нагруженного общения в процессе профессиональной работы с клиентами, пациентами, учениками. К этому времени было собрано достаточно много фактов, говорящих о том, что среди учителей, врачей, психологов, полицейских и различного рода социальных работников часто можно встретить людей сухих, резких и неадекватных в общении. В то же время ряд исследований показал, что представители этих профессиональных групп чаще других подвержены разного рода психосоматическим расстройствам [24]. Первоначально выгорание считалось «платой за сочувствие», а затем превратилось в «болезнь коммуникативных профессий». В настоящее время говорят о синдроме выгорания представителей самых разных профессий, отмечая некоторую специфику [21].

Развитие представлений о выгорании на первых этапах изучения проходило путем накопления описаний симптомов, которые связаны с ним. Большинство исследований имело сугубо эмпирическую направленность и не пыталось дать теоретически обобщенного определения [38]. Авторы обзора, посвященного выгоранию, Т. Кокс и А. Гриффитс, перечисляют около 150 симптомов, которые исследователи относят к выгоранию. Среди них аффективные симптомы: угрюмость, плаксивость, пониженность и нестабильность настроения, истощение эмоциональных ресурсов, когнитивные симптомы — ощущение безысходности и безнадежности, ригидность мышления, циничность, отстраненность в общении с коллегами и клиентами, стереотипное отношение. Все это сопровождается типичными для стресса жалобами на здоровье: головные боли, тошнота, головокружение, беспокойство и бессонница. К мотивационным симптомам относится исчезновение присущих человеку мотиваций: старания, энтузиазма, заинтересованности и идеализма; и напротив, появление разочарования, неудовлетворенности, возможен отказ от должности [38, c. 25—30].

Многообразие симптомов легко может запутать. Часть из них является индикаторами стресса, другая связана с личностными расстройствами, таким образом, само понятие выгорания несколько размывается. В концептуальном плане наиболее разработана модель выгорания, предложенная в 1976 г. исследователями К. Маслак и С. Джексоном. В данной модели выгорание впервые рассматривается как синдром, который проявляется в трех базовых симптомах: эмоциональном истощении, деперсонализации и редукции личных достижений. Под эмоциональным истощением понимается комплекс проявлений «эмоциональной усталости» или «выпотрошенности» от постоянно переживаемого напряжения и стрессовых реакций в процессе работы с людьми. Деперсонализация выражается прежде всего в тенденции видеть преимущественно «плохие» стороны в характере и поведении других людей. Редукция личных достижений отмечается, если человек утрачивает чувство собственной значимости в профессиональном плане, не видит перспектив своего дальнейшего развития [38]. Необходимо подчеркнуть, что только совокупность этих трех компонентов составляет содержание синдрома выгорания. Ни один из них в отдельности синдромом не является. Именно данные симптомы в исследованиях стабильно коррелировали между собой, а трехкомпонентная модель выгорания легла в основу опросника MBI (Maslach Burnout Iventory).

Чаще всего выгорание в иностранной литературе рассматривают как следствие длительного профессионального стресса, и часто термины «стресс» и «выгорание» используются в качестве синонимов [38]. В симптомах, которые относят к феномену вы­горания, большое место занимают симптомы стресса. Тем не менее переменная стресса объясняет 30 % дисперсии симптома эмоционального истощения и лишь незначительную долю дисперсии по двум другим симптомам: деперсонализации и редукции личных достижений. В психологических исследованиях 30 % объясняемой дисперсии считается значимым показателем связанности двух конструктов или переменных [38, с. 39]. Таким образом, стресс объясняет лишь симптом эмоционального истощения и не объясняет два других симптома: деперсонализацию и редукцию личных достижений. Следовательно, можно сделать вывод, что стресс не объясняет синдром выгорания в целом.

С самого начала постановки проблемы выгорания в психологии ведется спор о связи синдрома с депрессией. Несмотря на схожесть проявлений, исследователи указывали, что депрессия проявляется во всех сферах жизни человека, в то время как выгорание на начальных этапах своего развития существует лишь в отношении работы, а в других сферах жизни человек может быть вполне счастлив. На поздних же этапах выгорание действительно проявляется во всех сферах жизни [38]. Причем исследователями подчеркивалось, что выгорание возникает у психически здоровых людей. С точки зрения Маслак, синдром выгорания в большей степени характеризует работу человека, чем его самого [21; 22]. В эмпирических исследованиях 25 % дисперсии эмоционального истощения объяснялось депрессией, что касается остальных двух симптомов, то дисперсия, объясняемая депрессией, составляла меньше 10 % [38].

Е. Эделвич и А. Бродский описывают выгорание как процесс крушения иллюзий. Они определяют выгорание в «помогающих профессиях» как прогрессирующую потерю идеализма и энергии, которую испытывают люди в результате специфических условий их работы. Исследователи считают, что изначальный идеализм и благородные стремления становятся залогом фрустрации в будущем [39].

Д. Этзион определяет «выгорание» как «психологическую эрозию». Она считает, что выгорание возникает постепенно и незаметно для человека, и невозможно отнести его к конкретным стрессовым событиям. Исследователь также говорит о несоответствии между индивидуальными и средовыми характеристиками (ожиданиями и требованиями среды). Это несоответствие действует как постоянный источник стресса [38]. К. Маслак и М. Ляйтер также назвали выгорание «эрозией души». «Оно представляет собой эрозию в ценностях, настроении и воле — эрозию человеческой души» [42, с. 17].

В целом теоретические подходы к объяснению выгорания в иностранных исследованиях можно разделить на три общих направления:

  1. индивидуально-психологический подход: в нем подчеркивается характерное для некоторых людей несоответствие между слишком высокими ожиданиями от работы и действительностью, с которой им приходится сталкиваться ежедневно;
  2. социально-психологический: причиной феномена выгорания считается специфика самой работы в социальной сфере, отличающаяся большим количеством нагружающих психику неглубоких контактов с разными людьми;
  3. организационно-психологический: причина синдрома связывается с типичными проблемами личности в организационной структуре — недостатком автономии и поддержки, ролевыми конфликтами, неадекватной или недостаточной обратной связью руководства и отдельного работника и т. д.

Т. Кокс и А. Гриффитс на основе анализа данных многочисленных исследований пытаются описать интегративную модель синдрома выгорания, куда они включают три стабильно повторяющихся в большинстве работ аспекта: сильная мотивация, неблагоприятная рабочая обстановка и использование человеком неадекватных копинговых стратегий.

Сильная мотивация. Кокс и Гриффитс отмечают, что в большинстве подходов к объяснению синдрома выгорания обращается внимание на решающую роль первоначально сильной мотивации, дале­ко идущих планов, ожиданий, стремлений, а также идеализма и включенности в работу. По словам А. М. Пайнс, для того чтобы «сгореть, необходимо гореть» [44, с. 41].

Неблагоприятная рабочая обстановка. По словам Кокс и Гриффитс, многие исследователи предполагают, что выгорание, скорее всего, возникнет тогда, когда есть столкновение сильной мотивации профессионала и условий конкретной профессиональной среды, в которой ему приходится работать. То, что выгорание было обнаружено и чаще всего встречается в «помогающих» профессиях, авторы объясняют тем, что именно в них происходит столкновение идеалистических установок и высокой мотивации с реальными условиями профессиональной среды. В связи с тем что эти профессии привлекают так называемый «чувствующий тип» людей, которые хотят «всех вылечить, всем помочь», а реальные условия работы очень тяжелы и насыщены стрессом, это неизбежно приводит к выгоранию.

Неадекватные способы борьбы (копинговые стратегии). Выгорание, как правило, возникает при использовании человеком неадекватных способов борьбы со стрессом и проявляется на индивидном (проблемы со здоровьем, депрессия, низкая самооценка) и организационном (абсентеизм, плохое исполнение обязанностей) уровнях.

Динамика процесса выгорания, согласно Маслак, протекает следующим образом.

  1. Идеализм и чрезмерные требования
  2. Эмоциональное и психическое истощение
  3. Дегуманизация как средство противодействия
  4. Конечная стадия: синдром отвращения (против себя — против других — против всего) и, наконец, крах — увольнение, болезнь [41; 43].

Проблема выгорания исследуется в отечественной науке начиная с 1980­х гг. Равноправно при этом используются такие термины, как «профессиональное выгорание», «эмоциональное выгорание» и «психическое выгорание». Первоначально в отечественной психологии появился термин «эмоциональное сгорание», введенный Форманюк [32]. Использование термина «эмоциональное выгорание» закономерно потому, что симптом эмоционального истощения является самым первым и основным в данном синдроме и запускает остальные симптомы. Используя термин «профессиональное выгорание», исследователи подчеркивают, что данный синдром проявляется в профессиональной сфере и связан с отношением человека к работе. Наиболее распространенный в данное время термин «психическое выгорание» [21; 22; 19] акцентирует внимание на том, что выгорание происходит в сфере психического и затрагивает все сферы личности. Хотя использование термина «психическое выгорание» является на данный момент наиболее популярным, мы считаем термин «эмоциональное выгорание» более удачным.

В отечественной психологии синдром выгорания в большей степени является проблемой психологии труда. В последнее время больше всего книжных публикаций по данной теме выпускают исследователи из Санкт-Петербурга [2; 19]. Обзору проблемы выгорания посвящена книга «Синдром выгорания: диагностика и профилактика» [2]. Нужно отметить, что этот обзор во многом базируется на представлениях о выгорании, существующих в зарубежной психологии, синдром выгорания на протяжении всей книги употребляется в качестве синонима профессионального стресса. Но, как было указано выше, такой подход не совсем правомерен, и синдром выгорания является самостоятельным понятием, обозначающим отличающуюся от стресса реальность.

Типичным для отечественной психологии является рассмотрение синдрома «выгорания» в контексте профессионализации, особенно в исследованиях выгорания учителей. Например, Н. В. Мальцева дает следующее определение: «Синдром психического выгорания представляет собой сложное структурно-динамическое образование, которое формируется в процессе педагогической деятельности и является негативным эффектом профессионализации» [19].

Исследователь ссылается на положение В. В. Бойко, который «понимает под синдромом психического выгорания выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на избыточное психотравмирующее воздействие» [19]. Таким образом, мы наблюдаем замкнутый круг, выход из которого предлагается другим исследователем выгорания школьных учителей — О. Н. Гнездиловой. [3]. Она рассматривает инновационную психологическую деятельность как фактор предупреждения эмоционального выгорания учителя. Инновационная педагогическая деятельность, по мнению автора, активизирует творческий потенциал учителя и служит эффективным средством его личностного развития [3].

Автор докторской диссертации «Структурно-функциональная организация и генезис психического выгорания» [21] и книги «Синдром психического выгорания учителей» [22] В. Е. Орел считает, что в «общеметодологическом плане отсутствует определение места выгорания среди таких традиционных для психологии понятий, как «деятельность», «личность», «психические свойства», «психические процессы» [21, с. 12]. По мнению автора, «упоминание о том, что выгорание представляет собой профессиональный феномен, абсолютно не означает четкого определения его статуса, а порождает новые проблемы, связанные с дифференциацией феномена выгорания от таких понятий, как “профессиональный кризис” и “профессиональная деформация” [21, с. 14]. Справедливо отмечается также, что нет единой объясняющей концепции. В результате проведения теоретических и эмпирических исследований В. Е. Орел считает: «Влияние выгорания на личность профессионала заключается в проявлении ряда функциональных закономерностей. Эти закономерности носят как общий “сквозной” характер, проявляющийся на всех уровнях организации личности, так и могут быть специфическими для определенных ее сфер» [там же].

Нам представляется очень интересным тезис В. Е. Орла о сквозном характере влияния выгорания на личность, когнитивную, мотивационную сферу и т. д. Используя методологию психических состоя­ний и свойств, автор выдвигает «положение о выгорании как о дезадаптационном феномене, характеризующемся комплексом соответствующих функций». .. «Психическое выгорание характеризуется рядом функций в процессе профессионального становления личности, противоположных по направлению традиционным функциям любого психического явления: антимотивационной, антикогнитивной и дерегулятивной. Антимотивационная функция выгорания заключается в дестимулировании субъекта на выполнение своей профессиональной деятельности и снижение уровня достижений в реализации профессиональных и социальных целей. Антикогнитивная функция выгорания проявляется в упрощении когнитивных структур личности, направленных на познание социальных объектов, сужении сферы профессионального опыта субъекта и формирование отрицательных оценочных суждений относительно его профессиональной компетентности и эффективности выполнения трудовых функций, а также относительно социального окружения. Дерегуляторная функция выгорания проявляется в разрушении системы профессиональной деятельности, что находит свое выражение в снижении профессиональной эффективности и низкой степени удовлетворения жизнью» [21, с. 498].

Таким образом, определяя выгорание через «антисистему», основной функцией которой является «дерегуляция профессиональной деятельности» и «различных подсистем личности», автор, на наш взгляд, семантически придает «выгоранию» автономный статус, что иллюстрируется также его тезисом о необходимости определения статуса выгорания в общеметодологическом плане наряду с такими понятиями, как «деятельность», «психическое свойство», «психический процесс» [21]. Мы, в свою очередь, считаем, что в методологическом плане не совсем верно определять выгорание через «антисистему», не говоря о том, что является системой. Возможно, автор противопоставляет выгорание системе личности и системе профессиональной деятельности, в таком случае определение методологического статуса выгорания через «антисистему» представляется нам тупиковым. Тем не менее вывод В. Е. Орла, что выгорание проявляется в разных сферах личности (когнитивной, мотивационной, сфере отношения человека к работе), и существует связь между выгоранием и снижением и уплощением во всех этих сферах, представляется нам важным.

Подытожив все рассмотренные нами подходы, можем сделать вывод, что несмотря на изученность синдрома выгорания в иностранной литературе и на представленность данной проблематики в отечественной психологии, вопрос о причинах выгорания и психологических механизмах, лежащих в основе данного синдрома, остается открытым. Специфичность и уникальность синдрома выгорания заключается в связанности симптомов эмоционального истощения, деперсонализации (цинизма) и редукции личных достижений. Также к выгоранию относят целый ряд симптомов, проявляющихся в когнитивной, мотивационной сферах личности, в поведении и физическом состоянии; общим для этих симптомов является их дезадаптивность.

Нам представляется справедливым тезис В. Е. Орла о системном характере выгорания, что также подтверждается взглядами других русских исследователей. Но нецелесообразно определять выгорание как «антисистему», функциями которой, согласно В. Е. Орлу, являются дерегулятивная, демотивационная и декогнитивная. Определение «от противного» — выгорание как «антисистема» — ставит вопрос, что в данном случае является системой.

В иностранных исследованиях красной нитью проходит идея возникновения выгорания в результате несовпадения идеалистических установок личности или установок личности с реалиями действительности. Следовательно, идеалистические установки становятся причиной физического и эмоционального истощения, циничного отношения к людям и низкой оценки себя как профессионала. Таким образом, при сведении выгорания к стрессу, когда встает вопрос о причинах возникновения, без погружения и обращения к ценностно-смысловой сфере личности не обойтись. Ведь даже исследователи, которые объясняют выгорание через теорию стресса, рано или поздно упираются в ее ограничения и начинают использовать объяснительный аппарат, выходящий за пределы теории стресса.

А если вспомнить, кроме триады основных симптомов (эмоционального истощения, деперсонализации, редукции личных достижений), все многочисленные соматические симптомы, которые также связывают исследователи с выгоранием, то перед нами встает задача, сравнимая по сложности с построением единой общей психологии. В данном случае мы сравниваем построение теории для объяснения синдрома выгорания с построением общей психологии не случайно. Именно при попытках объяснения этого сложного феномена, где физиологические (или соматические, по В. Франклу) симптомы связаны в одном синдроме с психическими (нарушения восприятия, эмоциональной сферы, мышления) и духовными, возникают вопросы, до сих пор не решенные общей психологией. Таким образом, необходимо собрать из отдельных частей, которые могут быть объяснены с помощью разных психологических теорий, общую стройную систему координат изучения синдрома выгорания, а также определить методологический статус этого синдрома. Можно сказать, что мы используем в наших построениях димензионный метод В. Франкла, суть которого заключается в том, что объемная фигура, например цилиндр, дает различные проекции на разные плоскости, и для того чтобы увидеть эту фигуру объемно, необходимо построить общее пространство. То же самое справедливо и для научных теорий: чтобы увидеть многомерный объект, например смысл, необходимо построить общее пространство. В данном случае мы начнем с проблемы связи физиологического и духовного.

Как уже было отмечено, синдром выгорания представляет собой целый симптомокомплекс, в котором физиологические симптомы необъяснимо связаны с «эрозией души».

Выгорание — это своеобразное состояние упадка, дезорганизации на всех уровнях функционирования человека. Анализируя этот симптомокомплекс, хочется сказать: «В здоровом теле — здоровый дух!». А в случае выгорания вернее сказать: « В здоровом духе — здоровое тело». В любом случае при объяснении причин механизмов выгорания нерешенность в современной психологии старой, но нетривиальной психофизиологической проблемы встает особенно остро. Между тем в трудах выдающегося русского физиолога А. А. Ухтомского есть идеи, которые поз­воляют довольно близко подойти к пониманию механизмов выгорания, связи в одном комплексе физиологического и духовного.

Идеи А. А. Ухтомского об энергийном человеке, функциональном органе и, если идти вслед за В. П. Зинченко, — о духовном организме, кажутся нам весьма актуальными. Ухтомским были намечены пути понимания одухотворенного тела и «овнешненного, объективированного духа» [8, с. 19].

«С именем “органа” мы привыкли связывать представление о морфологически сложившемся, статически постоянном образовании. Это совершенно не обязательно. Органом может быть всякое временное сочетание сил, способное осуществить определенное достижение» [8, с. 20]. Как полагает В. П. Зинченко, функциональные органы, по Ухтомскому, обладают биодинамической, чувственной и эмоциональной тканью и рассматриваются как материал, из которого можно конструировать духовный организм как единицы анализа анатомии и физиологии духа. Природа функциональных органов, по утверждению Ухтомского, энергийна. Таким образом, В. П. Зинченко отмечает, что мы практически получаем «энергийную проекцию человека», которая мо­жет быть не менее интересна, чем «мозговой человечек» Пенфилда [8, с. 19].

Ухтомский, будучи физиологом, подходит к проблеме духовного организма, к высшим уровням функционирования человека. Мы же, увидев в данной работе теоретические предпосылки объяснения связи физиологического и духовного, далее рассмотрим ценностно-смысловую сферу личности и проекцию синдрома выгорания на данную плоскость.

Проблеме построения концепции смысла посвящена монография Д. А. Леонтьева «Психология смысла» [15], которая стала результатом его двадцатилетней работы над данной темой. Смысл, по мнению Д. А. Леонтьева, является перспективным понятием для построения единой общей психологии, психологии будущего. В своей монографии Д. А. Леонтьев собирает из кусочков мозаики общую картину смысловой реальности и приходит к выводу, что «за понятием смысла скрывается не конкретная психологическая структура, допускающая однозначную дефиницию, а сложная и многогранная смысловая реальность, принимающая различные формы и проявляющаяся в различных психологических эффектах» [15]. В. П. Зинченко для дефиниции этой сложной и многогранной системы считает наиболее подходящим язык метафор и говорит, вслед за Шпетом, о «кровеносной системе смысла» [9].

В теоретических построениях Д. А. Леонтьева мы находим очень важные предпосылки для объяснения механизмов выгорания и его специфики. Д. А. Леонтьев выстраивает концепцию смысла в парадигме деятельностного подхода, начиная с описания разновидностей смысловых структур: личностный смысл, смысловая установка, мотив, смысловая диспозиция, смысловой конструкт и личностные ценности, и рассматривая их в системе функционирования смысловой регуляции жизнедеятельности.

Эти шесть структур Д. А. Леонтьев относит к трем уровням организации: уровню непосредственно включенных в регуляцию процессов жизнедеятельности и психического отражения (личностный смысл и смысловая установка), уровню смыслообразующих структур, участие которых в регуляторных процессах опосредовано порождаемыми ими структурами первого уровня (мотив, смысловая диспозиция и смысловой конструкт), и, наконец, высшему уровню, к которому относится одна из разновидностей смысловых структур — личностные ценности, являющиеся неизменным и устойчивым в масштабе жизни субъекта источником смыслообразования, автономными по отношению к конкретным ситуациям взаимодействия субъекта с миром [15, с. 233]. Автор говорит, что выделение структурных составляющих — это лишь промежуточный этап, так как «характеристика системы в целом требует иных понятий, чем характеристика отдельных иерархических уровней» и обращается к понятию «динамической смысловой системы», которое было впервые использовано Л. С. Выготским. К нему же обращается А. Г. Асмолов в поисках адекватного пути анализа личности, критикуя убеждение, что «в каком­либо одном динамическом образовании личности, будь то влечение, диспозиция, установка, отношение, потребность или мотив, как в фокусе сконцентрированы свойства личности как целого» [1, с. 60].

Д. А. Леонтьев определяет динамическую смысловую систему как «относительно устойчивую и автономную иерархически организованную систему, включающую в себя ряд разноуровневых смысловых структур и функционирующую как единое целое» [15, с. 235]. Автор различает два вида динамических смысловых систем: ДСС личности и ДСС деятельности.

Далее Д. А. Леонтьев вводит понятие смысла жизни, которое «представляет собой концентрированную описательную характеристику наиболее стержневой и обобщенной динамической смысловой системы, ответственной за общую направленность жизни субъекта как целого» [15, с. 250]. Д. А. Леонтьев говорит о смысле жизни как о высшем смысле, противопоставляя его низкоуровневым смысловым механизмам, которые регулируют человеческую деятельность. Он выделяет три аспекта смысла жизни: субъективный образ цели, объективная направленность и эмоциональное переживание включенности и осмысленности. Выделяя данные аспекты смысла, Д. А. Леонтьев обращается к работам В. Франкла, которого он цитирует на протяжении всей книги, и отмечает, что хотя кажется, что смысл с точки зрения деятельностного подхода и теории Франкла — это совершенно разные понятия, это не так. Используя все тот же димензионный метод Франкла, Д. А. Леонтьев выстраивает общее пространство, в котором соединяет теоретические взгляды В. Франкла и подход деятельностной психологии.

Теоретические взгляды Д. А. Леонтьева представляются нам важными для анализа такого сложного феномена, как синдром выгорания. Повторим тезис В. Е. Орла: «Психическое выгорание представляет собой своеобразную “антисистему”, включенную в разные системы функционирования личности и оказывающую отрицательное влияние на параметры профессионального развития и жизнедеятельности личности». Как уже было отмечено выше, автор не проясняет, что он имеет в виду под «антисистемой». На наш взгляд, в идеях В. Е. Орла, которые являются результатом его исследований, в том числе и эмпирических, проявляется как раз идея «динамической смысловой системы» Д. А. Леонтьева. Функцией динамической смысловой системы личности является регуляция как конкретной деятельности, так и всей жизнедеятельности субъекта. Главным для нас в понятии «динамическая смысловая система» является то, что она относится к разным уровням деятельности человека, а также к «жизненному миру» личности.

Согласно теоретическим взглядам В. Е. Орла, функциями выгорания являются «демотивационная», «декогнитивная», «дерегуляторная». Это функции, противоположные смысловой системе. Итак, можно предположить, что это отражение динамического принципа регуляции смысловой сферы. Но если смысловая система, которая характерна для личности, приводит к таким последствиям, неизбежно встает вывод о характере самой смысловой системы личности. Согласно многим зарубежным авторам выгорание возникает при столкновении неадекватных и идеалистических установок с реалиями действительности. Таким образом, смысловая система, которая есть у личности, «загоняет» человека в синдром выгорания, потому что данная смысловая система неадекватна реалиям действительности. Повторим еще раз, что, согласно определению Д. А. Леонтьева, «смысловая сфера личности — это особым образом организованная совокупность смысловых образований (структур) и связей между ними, обеспечивающая смысловую организацию целостной жизнедеятельности субъекта во всех ее сферах» [15, с. 154].

Венчающим и центральным в концепции смысла Д. А. Леонтьева является понятие смысла жизни, который Д. А. Леонтьев определяет как «концентрированную описательную характеристику наиболее стрежневой и обобщенной динамической смысловой системы, ответственной за общую направленность жизни субъекта как целого…» [15, с. 250].

Смыслообразующую функцию, по Д. А. Леонтьеву, на высшем уровне выполняют личностные ценности. В отличие от потребностей, ценности — это «стабильное, вечное, не зависящее от внешних обстоятельств, абсолютное» [там же, с. 226]. Д. А. Леонтьев также ссылается на тезис В. Франкла о том, что потребности толкают нас, а ценности притягивают, утверждая, что «ценности переживаются как идеалы — конечные ориентиры желательного состояния дел» [там же].

На наш взгляд, понимание ценностей Д. А. Леонтьевым и В. Франклом не равнозначно, хотя у обоих ценности имеют непосредственное отношение к смыслу. В теоретических представлениях Д. А. Леонтьева ценности выполняют смыслообразующую функцию. Согласно теории В. Франкла, через переживание ценностей личность реализует смыслы, они представляют собой «смысловые универсалии, кристаллизовавшиеся в результате обобщения типичных ситуаций, с которыми обществу или человечеству пришлось сталкиваться». Ценности представляют собой возможные пути, посредством которых человек может сделать свою жизнь осмысленной. Д. А. Леонтьев делает акцент на направляющем аспекте смысла, ценности в его теоретических представлениях — «конечные ориентиры желательного состояния дел» [там же], в то время как В. Франкл говорит о смысле каждой конкретной ситуации. Смысл априори содержится в каждой ситуации жизни, даже самой безвыходной, он единственный и истинный, человек должен его найти. В теории Д. А. Леонтьева истинность смысла жизни не выводится из теоретичес­ких построений его концепции. Смысл жизни, представляющий собой интегральную динамическую смысловую систему личности, которая отвечает за общую направленность жизни человека, может быть как истинным, так и ложным. Но в чем же тогда критерий истинности смысла жизни человека?

Как уже было сказано выше, личностные ценности в концепции Д. А. Леонтьева являются смысло-образующими. Личностные же ценности, в свою очередь, представляют собой интериоризованные социальные. Для Франкла это не так. Его учение о ценностях — это аксиология немецкого философа, ученика Э. Гуссерля, Макса Шеллера [10]. По Шеллеру, ценности объективно присутствуют в мире, и человек рождается со способностью их воспринимать в здоровой (т. е. правильной с точки зрения его экзистенции) иерархии. Нарушение этой иерархии (по Шеллеру — «ordo amoris» — порядок любовей) есть результат травм и нездорового влияния со стороны социума. Таким образом, адекватное восприятие иерархии ценностей — внесоциально, оно не имеет межкультурных различий. Различаются лишь содержания, наполняющие высшие (внутренние) и инструментальные (практические) ценности [10]. Таким образом, согласно этой аксиологии, можно говорить об истинном смысле жизни человека, если он соответствует здоровым, правильным ценностям. Вопрос о том, какой смысл считать истинным и правильным для человека, является актуальным для нас и требует рассмотрения в более широком контексте, так как он напрямую связан с темой синдрома выгорания. Как было указано выше, синдром выгорания часто связывают с нереалистичностью жизненных установок, идеализмом и завышенными требованиями.

Мы рассмотрели смысл жизни как обобщенную динамическую смысловую систему, отвечающую за направленность жизни человека, и поставили вопрос о критериях истинного смысла, который напрямую не выводится из теоретической концепции Д. А. Леонтьева. Возможно, использование слова «истинный» не совсем удачно в данном контексте. В нашем исследовании «истинный» жизненный смысл мы противопоставляем идеалистическим и приводящим к выгоранию установкам. Мы не претендуем на его определение в широком контексте. Истинный жизненный смысл для человека — это прежде всего тот смысл, который не «загоняет» его в синдром выгорания, не приводит к «эрозии души», по Маслак.

В 1920­е гг. европейская философия и психология личности этим вопросом активно занимались, очевидно, не без влияния экзистенциальной философии. Введение в ту пору в обиход науки понятия «экзистенция» — хорошая жизнь — предполагало и критерии этой настоящей, полноценной жизни, и вслед за этим — критерии отклонений от нее. Тем более плодотворно было последнее направле­ние, чем больше в нем принимали участие психиатры и психотерапевты, т. е. ученые, занимающиеся патологическими феноменами личности, устойчивыми заблуждениями людей в отношении «правильного» и «хорошего» для своей собственной жизни. Вопросы истинных и ложных установок в отношении жизни были просто необходимы теориям личности того времени (З. Фрейд, А. Адлер и их ученики).

А. Адлер, например, стремился создать теорию, которую можно было бы использовать в психотерапии. В учение А. Адлера входит концепция «фикционного финализма», представляющая интерес в контексте нашей проблематики. К данной концепции Адлер пришел, испытав на себе влияние выдающегося европейского философа Ханса Вайнингера. В своей книге «Философия возможного» Вайнингер развил идею, что на людей сильнее влияют их ожидания в отношении будущего, чем реальные и прошлые переживания. Он утверждал, что многие люди на протяжении всей жизни действуют так, как если бы идеи, которыми они руководствуются, были объек­тивно верными. В понимании Вайнингера, людей побуждает к определенному поведению не только то, что истинно, но и то, что является таковым по их мнению. Книга Вайнингера произвела на Адлера такое сильное впечатление, что он включил некоторые его концепции в свою теорию [36].

А. Адлер делает вывод, что основные цели, определяющие направление нашей жизни, представляют собой фиктивные цели, так как их невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть путем соотнесения с реальностью. Некоторые люди, например, могут выстраивать свою жизнь, исходя из представления, что напряженная работа и чуть-чуть удачи помогают достичь почти всего. С точки зрения Адлера, это утверждение — просто фикция, потому что многие, кто напряженно работает, не получают ничего из того, что заслуживают. Когда фиктивная цель индивидуума известна, все последующие действия наполняются смыслом, и его «история жизни» приобретает дополнительное объяснение [36]. Адлер настаивал на том, что если подобные цели не выполняют функции ориентира в повседневной жизни, их следует или изменить, или отбросить. Фиктивные цели по Адлеру могут быть как полезными, так и опасными для лич­ности и для окружения. Теория Адлера имеет непосредственное отношение к психотерапевтической практике. В ходе психотерапии, согласно Адлеру, задачей психотерапевта является выяснение фиктивной цели человека, которая определяет направленность его жизни. И если эта цель невротическая и не приводит ни к чему хорошему, от нее необходимо отказаться.

Таким образом, при анализе теории Адлера мы видим очень интересную и важную для нашего исследования и теоретических построений идею, которая заключается в том, что не каждый смысл является правильным.

Данная идея была подхвачена и развита в работах Карен Хорни, ученицы Адлера. Центральной для теории Карен Хорни является тема невротического конфликта, в основе которого лежит базальная тревожность, корнями уходящая в детство. Согласно Хорни — для невротика характерна подмена своего настоящего реального Я идеализированным образом Я. Невротик как бы держит перед своим взором свой образ совершенства и бессознательно говорит себе: «Забудь о том, каким презренным созданием ты в действительности являешься, вот каким ты должен быть, и важно только то, что помогает тебе быть этим идеализированным Я». Невротик считает, что он «должен все вытерпеть, все понять, любить всех, всегда быть продуктивным». «Он должен быть олицетворением честности, великодушия, внимательности, справедливости, достоинства, храбрости, бескорыстия. Он должен быть совершенным любовником, мужем, учителем. Он должен знать, понимать и предвидеть все. Он должен быть всегда в состоянии моментально решить любую проблему, собственную или чужую» [33, с. 61]. «Любая малейшая неудача может повергнуть его в депрессию, так как она доказывает его ничтожность в целом, даже если причины неудачи ему не подвластны» [33, с. 232]. Таким образом, мы видим перед собой то, что Адлер назвал «фиктивными установками».

Как уже было сказано выше, в случае невротика очень ярко виден разрыв между реальным Я и идеальным. По Хорни, реальное Я — это «изначальная сила, действующая в направлении индивидуального роста и самореализации». А так как у невротика наблюдается отчуждение от реального Я, доступ к этой силе закрыт. И работа с невротиком должна быть направлена как раз на то, чтобы открыть для него доступ к этой силе реального Я через разрушение его иллюзий. Неразрешенные внутренние конфликты приводят невротика к чувству безнадежности. «Безнадежность представляет собой конечный результат нерешенных конфликтов, и ее самым глубоким корнем является отчаяние когда-либо достичь внутренней цельности» [33, с. 36]. Безнадежные попытки «дотянуться» до соответствия своему идеализированному образу приводят к духовной смерти человека, отчуждению от себя.

В своей работе «Невроз и развитие личности» К. Хорни пишет, что невротику необходимо личное возвеличивание, он не может не заключить, что что-то неправильно в окружающем его мире, и он заключает, что мир должен быть другим. Вместо того чтобы попытаться преодолеть свои иллюзии, человек предъявляет претензии к внешнему миру [34, с. 35].

Таким образом, можно заметить, что описания невротика совпадают во многом с описаниями человека, который находится в группе риска выгорания. Те же завышенные требования к самому себе, та же чувствительность к малейшим неудачам, та же зависимость от одобрения окружающих людей. Картина синдрома выгорания с присущими ему эмоциональным истощением, деперсонализацией и редукцией личных достижений может быть интуитивно названа безнадежностью. К чувству безнадежности невротик приходит вследствие неразрешенных внутренних конфликтов. То есть мы видим, что нереалистичность жизненных установок и отчуждение от себя реального неминуемо приводит к безнадежности и «духовной смерти».

В теории Юнга нахождение и реализация смысла жизни выступает как специфическая потребность и задача. Юнг также предостерегал от опасности отчуждения личности (self), утраты ее реальности, которая происходит, если человек ориентируется на навязанные извне социальные роли либо на выдуманный, внушенный себе смысл.

В экзистенциальном анализе Альфрида Лэнгле, как и в теории Виктора Франкла, существует различение экзистенциального и «кажущегося» смыслов. Для экзистенциального смысла характерно то, что ведет к внутреннему исполнению. «Кажущийся смысл» уводит человека в пустоту. Экзистенциальный смысл реализуется через переживание ценного. Ценности, по Франклу, — это ценности творчества, переживания и отношения [31]. Жизнь, в которой реализуется экзистенциальный смысл, характеризуется экзистенциальной исполненностью. Экзистенция — это основное понятие экзистенциального анализа, которое обозначает «настоящую жизнь, полную глубоких чувств, реализованных начинаний, собственных решений, пусть даже ошибочных, в общем, трудную, конечно, но хорошую жизнь» [40]. Экзистенциальная исполненность понимается как возможность «(духовно и эмоционально) свободно и полно проживать свою жизнь, выйти на аутентичные установки и актуализировать личную ответственность по отношению к собственной жизни и миру» [41, с. 5].

Под синдромом выгорания А. Лэнгле понимает затяжное состояние истощения, возникающее в деятельности. Истощение в данном случае — первый симптом, оно вначале касается только самочувствия, затем начинает влиять на переживания, а потом и на решения, позиции, установки и действия человека, т. е. отражается во всех трех измерениях человеческого бытия согласно димензиональной антропополической модели Франкла [32].

Выгорание возникает, согласно Лэнгле, из-за недостатка истинного экзистенциального смысла выполняемой человеком деятельности. Для экзистенциального смысла характерно, что он ведет к переживанию чувства экзистенциальной исполненности. Это чувство может возникнуть и на фоне усталости (оно переживается, возможно, как «усталый, но довольный»). В противоположность осмысленной и исполненной жизни, жизнь, которая следует только кажущемуся смыслу (например, сосредоточенность на собственной карьере или ожидание социального признания и т. п.), в аспекте переживания уводит человека в пустоту. Такая жизнь лишает сил и способствует возникновению стресса. Вместо радости по поводу того, что было создано, в лучшем случае человек ощущает гордость по поводу самого факта его достижения, но гордость не может согреть. Даже отдых и расслабление не заменяют пустоты, в которую человек каждый день вновь и вновь себя загоняет [40].

Реализуя истинный смысл, человек чувствует исполненность, даже если устает. В случае «кажущегося» смысла человек чувствует опустошение даже в состоянии расслабленности и отдыха. Поэтому синдром выгорания можно назвать расстройством актуального состояния, которое возникает из-за дефицита исполненности. Исполненность — это результат воплощения в жизнь ценностей, которые человек ощущает как его собственные (ценности Person, или «персональные ценности» как противоположность общим и прагматическим ценностям). Отдавая всего себя таким ценностям, человек тратит время и силы своей жизни, но не истощается, поскольку получает взамен нечто очень важное, что переживается им как равное тому, что вложено, или даже превосходящее это — он получает чувство исполненности [40].

В случае синдрома выгорания человек не переживает персональных ценностей в своей деятельности, так как он, согласно Лэнгле, мотивирован не самим делом, которому служит, а побочными целями, такими, например, как карьерные устремления, зарплата или социальное принятие. При этом объекты осуществляемой им деятельности по-настоящему его не затрагивают. А. Лэнгле говорит, что даже готовность помочь людям, в том числе мотивированная религиозными или гуманитарными идеями, также может, по сути, закончиться кажущимся обращением. Если человек оказывает помощь не ради тех, кому он помогает, или если он не видит ценности задачи, которую решает, тогда люди и задачи для него, в принципе, могут быть заменяемыми.

Выгорание связано с неправильной установкой человека, непониманием условий удающейся экзистенции. И, таким образом, неэкзистенциальный жизненный проект приводит к дефициту во всех трех измерениях: духовном, психическом и телесном. Выгорание начинается с отчуждения в работе. Преобладает ориентация на цель, а не на ценность. Готовность так много вкладывать в достижение цели выражает жизненную установку — от чего, как человек думает, что-то зависит в его жизни. При этом он, конечно, хочет, чтобы его жизнь стала ценной, достойной того, чтобы её проживать. Однако его жизненная установка не ориентируется на реальные данности мира и на действительные потребности исполняющей себя экзистенции, она как бы проходит мимо жизни. Она не ведет к переживанию содержаний, а лишь к достижению поставленных целей, которые, однако, из-за отсутствия внутренних отношений лишены жизни. Таким образом, собственная жизнь утрачивает жизненную ценность [40].

Говоря о методах терапии синдрома выгорания, Лэнгле считает, что они должны начинаться с ситуативной разгрузки, и следует подумать о том, как помочь человеку, работающему в конкретных условиях конкретной организации или учреждения. К этому, в первую очередь, относятся меры, ориентированные на изменение поведения, целью которого будет делегирование и разделение ответственности, постановка реалистичных целей, исключение попадания в ситуацию цейтнота. Но экзистенциальный терапевт также будет работать с фундаментальными экзистенциальными мотивациями. Для того чтобы предотвратить выгорание, человеку необходимо задавать себе следующие вопросы: «Для чего я это делаю? Нравится ли мне то, что я делаю? Нравится ли мне только результат или также и процесс? Хочу ли я посвятить этому жизнь — то ли это, ради чего я живу? [40].

В данной статье мы сделали попытку рассмотреть синдром выгорания, который в отечественной психологии изучается преимущественно психологией труда в контексте проблематики психологии личности. Рассматривая синдром выгорания как проблему психологии личности, мы получаем более глубокое понимание его причин и механизмов. Также мы строим общую систему координат, через которую смотрим на данный синдром во всей его сложности, динамике, связи психических, духовных и физиологических симптомов в рамках одного синдрома. Разделяя идеи Д. А. Леонтьева о динамической смысловой системе, мы убеждены в необходимости использования именно смысловой системы личности в качестве адекватной системы координат.

Используя димензионный метод Франкла, мы рассмотрели синдром выгорания как нарушение ценностно-смысловой сферы с точки зрения различных теорией и научных парадигм: теоретических представлений о смысловой сфере личности Д. А. Леонтьева, являющихся развитием деятельностного подхода, методологии логотерапии Франкла и экзистенциального анализа А. Лэнгле, а также теоретических представлений о духовном организме А. А. Ухтомского. Мы, таким образом, увидели ту объемную фигуру, тот цилиндр, который приводит в пример Виктор Франкл: данные парадигмы не противоречат друг другу, а скорее обогащают в контексте понимания синдрома выгорания. В результате анализа мы приходим к выводу, что именно разрушение смыслов более высокого порядка (восходящих к «переживанию-проживанию» ценностей в соответствии с концепцией Франкла) ведет к разрушению практических смыслов инструментального уровня, т. е. разрушает профессиональную деятельность человека — то, что в отечественных исследованиях описывается как «выгорание-антисистема»[21]. Этот вывод обогащает многочисленные выводы зарубежных исследователей феномена выгорания, которые не делают такого заключения, сводя причины выгорания лишь к индивидуально-психологическим особенностям личности, социально-психологическим особенностям деятельности в рамках профессии и организационно-психологическим ошибкам в управлении той или иной органи­зационной структурой. Именно через анализ смысловой сферы личности мы смогли выйти на тему истинных (экзистенциальных) и ложных смыслов, найдя параллели в исследованиях данной тематики в теории А. Адлера (на основании «фикционного финализма» Х. Вайнингера), К. Хорни и К. Г. Юнга. Обратившись к критериям истинных (экзистен­циальных) смыслов, мы вновь возвратились к разработкам по данной тематике, которые сделаны в рамках экзистенциального анализа (Франкл, Лэнгле) и выделили, вслед за авторами, условия экзистенциально адекватных установок, приведя для этого концепцию экзистенциальных мотиваций А. Лэнгле. Данные предпосылки позволяют нам обозначить синдром эмоционального выгорания как проблему психологии личности и рассматривать его как нарушение ценностно-смысловой сферы личности.

Рассмотрев разные точки зрения в отношении синдрома эмоционального выгорания, отметив его схожесть с проявлениями стресса, депрессии, но в то же время и его специфичность, можно задать себе вопрос, не является ли синдром, как говорят американцы, «старым вином в новой бутылке»? А может, выгорание — это просто красивая метафора? Именно эта метафора не только широко используется исследователями, но и прочно вошла в лексикон людей, в популярную психологию, является темой дискуссий в блогах профессионалов. Возможно, метафорический язык является самым подходящим для описания психических явлений. Этот характерный для нашего времени недуг, когда изначальное «горение» на работе переходит в тихое тление, кажется, невозможно описать точнее. В данном случае хочется согласиться с В. П. Зинченко, что «путь к живому понятию, понимаемому как своего рода интеллектуальная материя, лежит через живую метафору».

Профессиональное выгорание на работе, как распознать и что делать?

Синдром выгорания представляет собой процесс постепенной утраты энергии, проявляющийся в состоянии истощения, физического утомления, личностной отстраненности и снижения удовлетворения исполнением работы. Он рассматривается как результат стресса на рабочем месте (1).

Впервые термин «выгорание» был использован в далеком 1974 году психиатором X. Фреденбергером. Он исследовал тогда состояние психически здоровых людей, которые по роду своей деятельности оказывали психологические услуги.

С тех пор выгорание на работе было исследовано и диагностировано у представителей разных профессий и разных возрастов, тем самым подтвердив тот факт, что «выгоранию» подвержен любой человек независимо от пола, возраста и рода деятельности.

Наличие или отсутствие признаков синдрома профессионального выгорания вы можете проверить у себя самостоятельно. Если вы обнаружили хотя бы один признак из ниже перечисленных, то можно говорить о начале формирования синдрома «выгорания». Если же у вас обнаруживается сочетание нескольких признаков, в таком случае, это говорит об уже сформировавшемся синдроме «выгорания» и это серьезный повод для того, чтобы уделить этому внимание, разобраться в причинах и устранить их для предотвращения последствий.

Выделяют три ключевых признака синдрома эмоционального выгорания:

  1. «Эмоциональное и/или физическое истощение»
  2. Эмоциональное истощение проявляется в ощущениях перена­пряжения и в чувстве опустошенности, исчерпанности своих эмоциональных ресурсов, чувстве усталости, которое не проходит после ночного сна. После периода отдыха (выходные, отпуск) данные проявления уменьшаются, однако по возвращении в прежнюю рабочую ситуацию возобновляются.

  3. «Личностная отстраненность»
  4. Этот симптом выражается в том, что человек начинает свои мысли, чувства и даже действия воспринимать отчужденно без внутренней вовлеченности. Рабочий процесс становится обезличенным, формальным. Иногда мы называем это состояние «действовать на автомате». Человек отгораживается невидимым экраном от каких-либо переживаний, включая защитный механизм экономии и так истощенных запасов сил и энергии.

  5. «Неудовлетворенность собой» в связи с работой

О наличие этого признака можно говорить, если успехи в работе перестали вас вдохновлять. Если вам кажется, что результаты работы не стоят затраченных вами усилий. Может возникнуть ощущение «загнанности в клетку», когда вы чувствуете, что занимаете не свое место, не видите перспектив развития, снижается удовлетворение работой. Сменить работу или сферу деятельности вам кажется невозможным в существующих обстоятельствах вашей жизни. Но если бы представилась возможность сменить работу, то вы бы ей воспользовались.

Рис. 1. Признаки синдрома профессионального выгорания

Как теперь вы можете убедиться, хроническая усталость, неудовлетворенность своей работой, кажущееся отсутствие перспектив на вашем нынешнем рабочем месте могут быть признаками формирования синдрома профессионального выгорания, которому может быть подвержен каждый. Поэтому попытки найти причины своего внутреннего состояния в якобы «плохой» работе не приведут к успеху. Даже сменив место работы, сферу деятельности или уйдя во фриланс, через какое-то время вас настигнет тоже состояние, дополнив картину новыми симптомами.

Поэтому обязанностью каждого сотрудника вне зависимости от сферы деятельности, должна быть способность находить и устранять причины своего профессионального выгорания.

Итак, профессиональное выгорание является результатом стресса на работе. Рассмотрим несколько источников стресса в работе разработчика ПО.

1. Монотонность в работе

Однообразные и простые операции, которые необходимо выполнять в процессе деятельности, быстро приводят к скуке и апатии. А если это будет продолжаться долго, то к состоянию психического пресыщения (отвращения к работе). Монотонность можно обнаружить в любой трудовой деятельности. Однако, особое внимание способам преодоления монотонности в работе стоит уделить специалистам-проектировщикам, чья деятельность связана с оперированием ГОСТами и СНИПами, где новым идеям сложно пробиться. Также ощущение монотонности может возникнуть при больших объемах работы, когда человек понимает, как много всего ему предстоит сделать.

Способы справиться с монотонностью в работе

Монотонность деятельности вызывает в нервной системе нехватку возбуждения нервных процессов, особенно при наличии большого объема работы. Соответственно, необходимо свою привычную деятельность периодически менять, создавать для себя новые условия, к которым нужно по-новому привыкать. И как только почувствуете, что привыкли, снова менять. Это касается даже мелочей. Это может быть смена привычного места обеда, смена привычного маршрута до работы и до дома, смена последовательности действий «включил компьютер-пошел за кофе». Сделайте наоборот, нелогично, «налил кофе-включил компьютер». Вот тут и начинаются «чудеса», мозг начнет шевелиться и думать: «А что же теперь в свободное время делать, пока компьютер загружается?» Это тот самый момент, когда рождаются идеи и новые способы поведения и т.д. И не беспокойтесь о том, что это может показаться нелогичным и неэкономным. Эти две минуты не так много экономят на самом деле, но могут стать для вашей нервной системы профилактикой против монотонности и защитой от «выгорания» на работе. Разве заботиться о себе это не логично?

Если же монотонность возникает от осознания большого объема работы, то способ справиться – это использовать непривычные для вас методы планирования и структурирования. Людям со структурным типом планирования подойдет способ спонтанного планирования на основе эмоционального выбора. Людям, планирующим хаотично, наоборот, можно попробовать планирование по времени с будильником. Главное, чтобы для вас это было непривычно.

Самое приятное в этом, что вы ограничены только вашей фантазией. Изменение привычных способов выполнения автоматических действий является отличной профилактикой стресса и хронической усталости.

2. Недостаток социальной поддержки

Роль похвалы, поощрения и порицания в трудовой деятельности изучалась многими исследователями. На мой взгляд, в этих исследованиях можно выделить три главных принципа:

Первый принцип

Обратная связь от руководителя, начальника или коллег необходима для профилактики «выгорания». Имеет значение, как отрицательная оценка, так и положительная. Отсутствие какой-либо оценки трудовой деятельности, т.е. безэмоциональное, ровное отношение отражается самым худшим образом на результатах работы. «Незамечаемые», т. е. никак не оцениваемые люди начинают работать все хуже и хуже вследствие снижения силы мотива к выполняемой работе, так как считали, что она никому не нужна.

Второй принцип

Необходимо избегать оценок всей личности в целом  как положительных, так и отрицательных («Ты молодец», «Ты ничего не понимаешь»).   И соответственно, оценивать только конкретные действия или деятельность в связи с конкретным заданием. При положительной оценке действий человек осознает, что еще не все сделано и успех не является основанием для прозябания; при отрицательной оценке действий он не теряет уверенности в себе, не снижается мотивационный потенциал, понимает, что неудачу можно преодолеть, т.к. он имеет для этого достаточно возможностей.

Третий принцип

Материальное поощрение эффективно и стабильно мотивирует в случае, если результаты труда можно измерить количественно. Умственный труд крайне сложно оценивать в цифрах и показателях, поэтому материальное поощрение работников умственного труда может восприниматься как выражение личного отношения руководителя. Это, собственно, тоже неплохо, пока это отношение воспринимается как положительное, т.е. до первых материальных вычетов.

Способ справиться с недостатком социальной поддержки

Запрашивать у руководителя, начальника и коллег обратную связь о результатах своей деятельности. Следить, чтобы оценки касалась только деятельности и действий, а не личности в целом, конкретизировать обобщенные претензии и обобщенную похвалу. С похвалой, конечно, сложнее всего, её и так не хватает. С отсутствием социальной поддержки сталкиваются многие фрилансеры. У них могут проявиться признаки «выгорания», если они не научаться приемам самоподдержки и самомотивирования.

3. Работа в условиях «open space»

Влияние на эффективность деятельности присутствия других людей отмечал академик В.М. Бехтерев, выделяя три типа людей: социально возбудимые, социально тормозимые и социально индифферентные. Подобное отношение к присутствию других людей отмечено К. Юнгом в типологии личностей интроверт/экстраверт. Напомню, что интроверсия/экстраверсия К.Юнгом рассматривалась только с точки зрения способа пополнить запасы энергии и способности сосредотачивать внимание. Т.е. интроверты отдыхают и восполняют запасы энергии, находясь в одиночестве. Экстраверты отдыхают в присутствии других людей, в общении и взаимодействии.

Специфика программистской работы обуславливает общность психологических черт профессиональных разработчиков ПО. Опыт С. Макконнелла и С. Архипенкова – экспертов в области управления разработкой ПО, а также мой личный опыт подтверждает, что большинство профессиональных разработчиков ПО относятся к интровертам согласно типологии К. Юнга. Т.е. восполняют запасы энергии, находясь в одиночестве, а присутствие других людей для них является стрессовым фактором, уменьшающим запасы энергии, соответственно. При этом сам человек не всегда может осознавать, что теряет энергию, если вынужден работать среди других людей, т.к. расход энергии происходит постепенно в течение дня. Однако, свою принадлежность к интровертам или экстравертам можно выяснить самостоятельно, проанализировав разные ситуации из своего прошлого опыта.

Способ справиться с работой в условиях «open space»

По возможности организовать свое рабочее пространство таким образом, чтобы в поле вашего внимания не попадали другие люди. Если у вас есть выбор, то рабочее место стоит выбрать в тихом уголке, непроходное, желательно у окна, чтобы иметь возможность разгружать глаза от компьютера. Если возможности организовать свое рабочее место у вас нет, в таком случае ваш отдых дома должен быть максимально изолирован от присутствия других людей хотя бы на несколько часов.

Организация своей жизнедеятельности под свои типологические особенности позволит вам вовремя восполнять запас растраченной энергии, избежать хронической усталости и эмоционального истощения, тем самым оберегая себя от «выгорания».

Рис. 2. Причины возникновения синдрома профессионального выгорания

Вышеизложенный материал охватывает лишь часть основных признаков синдрома профессионального выгорания, а также некоторые из возможных причин стресса в работе разработчика ПО. Безусловно, анализ того, как влияет рабочий процесс на наше психологическое состояние, в т.ч. на профессиональное выгорание, невозможен без учета индивидуальных особенностей и жизненной ситуации человека. Сильные эмоциональные переживания в личной жизни могут способствовать быстрому развитию синдрома выгорания, даже если на работе отсутствовал стресс. Поэтому высококвалифицированный специалист должен знать способы справляться со стрессом не только на работе, но и знать, как быстро избавиться от подавляющих эмоциональных переживаний в личной жизни.

  1. Макаров В.В., Макарова Г.А. Транзактный анализ – восточная версия. – М., 2002.
  2. Стив Макконнелл – Совершенный код. Мастер класс / Пер. с англ. — М.: Издательство «Русская редакция», 2010.
  3. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы – СПб.: Питер, 2000

15 признаков синдрома выгорания

Синдромом страдают в основном подчиненные работники.

Фото: Валентин ДРУЖИНИН

Начало рабочей недели – самое лучшее время, чтобы пройти тест и понять: это у вас временная усталость от работы или самый настоящий синдром профессионального выгорания? Для этого нужно просто честно сравнить свое состояние с ниже перечисленными пятнадцатью признаками.

«Обычно синдром профессионального выгорания возникает при достаточно длительном воздействии перегрузок — от месяца до года, — говорит психолог Екатерина Трофимова. — И хотя в меньшей степени он затрагивает людей, способных быстро адаптироваться в зависимости от сложившейся ситуации. В большинстве случаев без специальной целенаправленной работы преодолеть последствия синдрома профессионального выгорания трудно».

По сути, это опасность, которая грозит, в первую очередь, трудоголикам (не путайте: если вы просто не любите свою работу и занимаетесь не своим делом – то это совсем другой случай).

Выгорание не наступает резко. Невозможно проснуться однажды утром и понять, что вас «накрыло», синдром выгорания подкрадывается постепенно, вот почему долгое время его бывает трудно распознать. И тем не менее, наше тело и разум подают сигналы, которые нельзя игнорировать.

Все признаки синдрома выгорания можно разделить на три группы и соотнести их с вышеупомянутыми состояниями: физическим и моральным истощением, невесть откуда появившимся цинизмом и отрешенностью, комплексом неполноценности и неуспешности. Признаки усугубляются по мере накопления стресса.

Если некоторые из этих признаков свойственны для вас, стоит проанализировать ситуацию и сойти с этой кривой дорожки, пока еще не слишком поздно. Синдром выгорания – не простуда, сам по себе не пройдет.

Чем раньше вы распознаете опасность, тем проще вам будет справиться с этим состоянием.

.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Итак, главные признаки физического и морального истощения:

ПОСТОЯННАЯ УСТАЛОСТЬ

На начальных стадиях синдрома человек может ощущать недостаток энергии и постояно чувствовать себя уставшим. Последняя фаза характеризуется полным физическим и моральным истощением, сопровождаемым чувством страха за будущее – продлят контракт или нет, хватит зарплаты покрыть кредит или нет, и так далее.

ПРОБЛЕМЫ СО СНОМ

Начинается все с того, что время от времени вам бывает трудно уснуть, или вы просыпаетесь среди ночи пару раз в неделю. Со временем бессонница усиливается.

Со временем бессонница усиливается.

Фото: Евгения ГУСЕВА

ПРОБЛЕМЫ С АППЕТИТОМ

На начальной стадии синдрома выгорания человек перестает ощущать голод, начинает меньше есть, пропускает обед или ужин. В дальнейшем аппетит может пропасть совсем.

Однако бывает и обратная сторона проблемы – перестав получать удовольствие и радость от работы, человек старается получить их от чего-то другого, например, от еды. Вот откуда появляются чипсы с колой перед телевизором во время просмотра многосерийных сериалов и длительные ланчи с переменой блюд.

ЧУВСТВО ТРЕВОГИ

В начале может ощущаться легкое напряжение, опасения по какому-либо поводу. С развитием синдрома выгорания тревожность может возрасти настолько, что вы будете неспособны продуктивно работать. Это способно отразиться и на вашей личной жизни.

Потеря аппетита — один из признаков «выгорания»

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

ЗАБЫВЧИВОСТЬ, СНИЖЕНИЕ КОНЦЕНТРАЦИИ И ВНИМАНИЯ

Снижение внимания и забывчивость – это лишь первые признаки, тем не менее, даже они становя причиной накапливающихся проблем на работе: человек не может справиться с работой, появляется ощущение, что все разваливается на части.

ПРОБЛЕМЫ СО ЗДОРОВЬЕМ

К таким признакам может относиться боль в груди, учащенное сердцебиение, отдышка, боли в эпигастральной области, головокружение, обмороки, головные боли.

Физическое истощение приводит к ослаблению иммунной системы, что становится причиной частых простудных заболеваний, гриппа и других инфекций.

ДЕПРЕССИЯ

На начальных стадиях вы можете ощущать грусть, безнадежность, чувство вины. Все это может привести к развитию серьезной депресси, сопровождаемой мыслями о том, что без вас мир был бы лучше. В этом случае без помощи специалиста уже не обойтись.

ПОВЫШЕННАЯ РАЗДРАЖИТЕЛЬНОСТЬ

Источником раздражительности могут быть неуспехи в работе или личной жизни, ощущение собственной ненужности и понимание того, что вы уже не так хороши как прежде. Такой настрой может разрушить уже не только карьеру, но и личную жизнь.

Занятия на свежем воздухе помогут снять напряжение

Фото: Тимур ШАРИПКУЛОВ

ЗЛОСТЬ

Все начинается с напряжения в общении с некоторыми людьми и раздражительности, перерастающей во вспышки гнева и серьезные ссоры, конфликты в семье и на работе.

ПОТЕРЯ РАДОСТИ

Сначала это проявляется не очень выраженно. К примеру, вам не хочется идти на работу. Но постепенно потеря чувства радости распространяется на все сферы жизни, в том числе семейную. Перестает радовать не только работа, но и общение с друзьями.

ПЕССИМИЗМ

Все начинается с потери мотивации. Затем возникает недоверие к коллегам и родственникам. Появляется ощущение, что в этом мире ни на кого нельзя положиться.

Появляется раздражительностьи злость

Фото: Евгения ГУСЕВА

ИЗОЛИРОВАННОСТЬ

Поначалу вам просто не хочется выходить из дома, учавствовать в каком-то мероприятии. Иногда хочется закрыться в комнате и никого не пускать. В дальнейшем вас начинает раздражать даже то, что с вами кто-то просто заговорил. Вы стараетесь избегать любого общества.

ОТЕРЕШЕННОСТЬ

Отрешенность может иметь форму изолированного поведения, описанного выше. Попытки оградить себя от общества могут проявляться в том, что вы перестаете отвечать на звонки и письма, часто берете больничный или намеренно опаздываете.

Снижение внимания и забывчивость – это лишь первые признаки

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

ЧУВСТВО АПАТИИ И БЕЗНАДЕЖНОСТИ

Эти признаки схожи с вышеописанными депрессией и пессимизмом. Вам кажется, что все не так, или ничто не имеет значения. Итогом становится утрата смысла жизни.

НЕДОСТАТОЧНАЯ ПРОДУКТИВНОСТЬ И РАБОТОСПОСОБНОСТЬ

Хронический стресс мешает вам быть продуктивными как прежде. Это ведет к накапливанию незаконченной работы, срыву сроков. Иногда вам кажется, что вы стараетесь изо всех сил, но ничего не получается.

Витаминками такую проблему уже не решить

Фото: EAST NEWS

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ:

Больше всего работа выматывает секретарей и продавцов

Погружаться с головой в работу, старательно выполнять задачи одну за другой — да, усердия у нас не отнимешь! Ради денег и карьерных высот многие работники прямо-таки «горят» — напряжение все накапливается, и так просто не разрядишься. Это так называемый «синдром профессионального выгорания». Насколько охвачены этим синдромом жители областного центра и как они с ним справляются, выяснили на днях сотрудники рекрутинговой компании Headhunter. Опросили через Интернет около 400 горожан и узнали: с состоянием «выгорания» знакомы почти 70%! (дальше)

факты, мифы и цифры об эмоциональном выгорании


Стадия 1. «Супермен набирает обязательства»
Когда мы начинаем любое новое дело или, допустим, новый рабочий год, все мы проходим через несколько общих стадий. Первая – очень приятная — стадия мобилизации. Мы в восторге, на подъеме, мы полны сил, мы находимся в хорошем физическом состоянии. Мы можем мало спать, вообще не есть и совершенно от этого не страдать. Мы живем ощущением, что нам море по колено. Планов у нас громадье. Однако у этой прекрасной стадии есть и минусы: длится она недолго, и в это время мы набираем слишком много обязательств. Мы чувствуем себя суперменами – можем сделать что угодно, поехать хоть на Дальний Восток… У нас сдвигается точка нормы – кажется, что так мы можем всегда… В это время мы можем работать 7 дней в неделю 25 часов в сутки, а еще написать книгу, усыновить ребенка… Но период этот, увы, заканчивается, потому что нервная система не железная.

Стадия 2. «Супермен устал, но терпит»
Дальше начинает накапливаться усталость, появляются какие-то сбои, неудачи, уходит былой восторг. Тот идеальный план, который у нас был в начале, начинает накладываться на реальность: кто-то подводит, что-то пробуксовывает, что-то не получается. Так наступает стеническая стадия выдерживания – восторга уже нет, но жить можно – это реальная жизнь с трудностями и недостатками. Работаем, работаем, устали, отдохнули. В идеале хорошо всегда быть на этой стенической стадии. И большинство людей на ней и находятся с некоторыми периодами большей усталости или большего воодушевления. Состояние здоровья в этот момент среднее, привычное.

А потом начинают соединяться какие-то вещи. Например, вы работаете на нескольких направлениях (что очень истощает само по себе) и что-то не рассчитали. Или у вас очень тяжелая тематика и клиенты.

Например, вы работаете с тяжело травмированными детьми, и на каком-то ребенке вы просто больше не смогли, сломались. Или если вы, например, заболеваете гриппом. После этого еще месяца два нужно работать на пониженных оборотах. А жизнь не дает такой возможности. Как только спала температура – бегом на работу. За время болезни накопилось много работы, плюс семья – родители болеют, с детьми неприятности, что-то еще. И в момент, когда соединяется несколько подобных факторов, очень высок риск вылететь со стенической стадии на стадию невыдерживания, то есть астеническую стадию, когда начинается нервное истощение.

Стадия 3. «У супермена больше нет сил»
Раньше это состояние называли неврастенией. Нервная система ведь тоже орган. Если она подвергается постоянному дистрессу, то истощается. Можно сказать, получает ожог, как кожа после долгого времени на солнце. Один из первых признаков — физические недомогания. Это может быть чувство тяжести в теле, когда тяжело лишний раз сбегать в другой конец коридора, зайти за какой-то бумажкой. Люди начинают выбирать простейшие алгоритмы действия. Если раньше вы старались выбрать интересное, оптимальное решение задачи, то сейчас идете по кратчайшему пути, чтобы сэкономить силы. На этом этапе люди начинают терять ключи, стирать файлы, забывать зарядить телефон. Потому что перегруженная многозадачностью нервная система начинает сбрасывать информацию.
Естественно, дальше начинаются проблемы: как только появляются «косяки», нагрузка увеличивается. Потому что если вы стерли файл, значит, потом придется три часа его восстанавливать. Если забыли зарядить телефон, то 20 минут не можете начать важный разговор и бегаете в поисках зарядки.То есть каждая ошибка одновременно порождает новые проблемы, которые приходится решать. И если к этому времени у человека уже довольно сильное истощение, то это выбивает из колеи.

И начинаются обобщения: «я ни на что не способен», «все плохо», «весь мир против меня и никогда ничего хорошего не будет». Падает самооценка, появляется чувство вины, депрессия.

Естественно, очень падают когнитивные функции. Человек может поймать себя на том, что раньше очень легко все запоминал и никогда не пользовался записной книжкой. А тут оказывается, что сложно сосредоточиться, забываешь простейшие вещи – имена людей, например. О том, чтобы быть креативным, речи вообще нет. Организм перешел в режим сохранения энергии.

В это время люди начинают подстегивать себя стимуляторами — пить больше кофе, чая, есть больше сладкого, кто курит, то начинает чаще курить. И это, конечно, ухудшает ситуацию, потому что нервная система еще больше истощается.

При этом состоянии нарушаются механизмы возбуждения и торможения, что приводит к парадоксальному суточному ритму. На предыдущей стенической стадии можно уставать, падать вечером без сил, но если вы поспали, а в выходные хорошо отдохнули, то снова все хорошо. А при нервном истощении график переворачивается, поскольку нарушаются процессы возбуждения и торможения. Утром, даже если вы долго спали, встаете с чувством, будто всю ночь грузили вагоны. Весь день проходит в таком состоянии, к вечеру становится чуть полегче, пора ложиться спать, но перевозбуждение не дает уснуть: в голове крутятся мысли про то, что не сделана работа. Вот такой перевернутый суточный ритм — это очень частый признак нервного истощения. Что происходит потом? Если в этот момент не сделать выводы и не начать о себе заботиться, то начинается уже четвертая стадия.

Стадия 4, стадия деформации. «Супермен становится злодеем»
Это стадия, когда происходит личностная деформация. Очевидно, что на предыдущей стадии, когда мы включаем щадящий режим, мы начинаем очень болезненно относиться к любым неожиданностям и к любым новым вызовам. Нам бы дотерпеть, дойти до конца задачи. И тут вдруг что-то поменялось. В обычном состоянии это у нас вызовет легкое раздражение, досаду, мы чертыхнемся и исправим план. Но если у нас нет ни малейшего лишнего ресурса (а его уже нет), то реакция может быть самой разной в зависимости от темперамента и от состояния – отчаяние со словами «все бесполезно, ничего невозможно сделать», ярость на людей и обвинения в стиле «все уроды».

Появляется злость на клиентов, пациентов, на коллег, на партнеров, — на всех, кто доставляет какие-то проблемы.

И если когда-то человек хотел помогать людям, то теперь он начинает думать примерно так: «Да они сами виноваты в своих проблемах. Почему они не могут сами их решать? Им просто нравится, да они просто пользуются мною, они просто паразиты» и так далее.
То есть страдает уже пласт ценностей и целей человека. Не просто «мне плохо, я больше не могу», а «они все уроды». Это очень опасные процессы.

На четвертой стадии происходит диссоциативное отщепление, то есть человек отсоединяется от своего страдания. На третьей стадии ему очень плохо, и поэтому он хоть как-то пытается искать помощи, что-то изменить. А на четвертой стадии психика включает мощные защиты, проблемы проецируются вовне, на других, и субъективно становится легче. Когда разговариваешь с таким человеком, появляется специфическое ощущение, что никакого контакта нет. Он как будто не общается с тобой, а говорит стереотипные фразы. Наверное, каждый встречал таких врачей, учителей, чиновников. Ваш собеседник может даже улыбаться и говорить какие-то правильные тексты, но ты понимаешь, что он просто включил шарманку, и она у него играет, его нет в этом контакте, человека не присутствует.

Из четвертой стадии люди редко реабилитируются просто потому, что они не считают, что с ними что-то не так, что им что-то нужно. Им-то самим уже не больно. Плохо тем, кто имеет дело с ними.

Есть люди, которые умеют разделять очень четко, и они могут быть вполне нормальными с близкими, но «холодными» на работе. Но обычно четвертая стадия касается даже близкого круга.

Ведь диссоциированный человек — он уже не целый, он как бы немножко мертвый. Когда вы отсоединяете от себя какую-то эмоциональную часть, то невозможно одно чувство выключить, а все остальные оставить. Если начинается диссоциация, то она постепенно захватывает всю эмоциональную сферу. И естественно все это чувствуется супругами, детьми, друзьями.

Синдром эмоционального выгорания: симптомы, профилактика, лечение

Эмоциональное выгорание хуже депрессии не потому, что серьезнее и разрушительнее (это ведь не грипп, а болезни относительные, о тяжести которых судить просто так нельзя). Просто большинство россиян вовсе не верит в существование странной болезни с нелепым названием. Когда человек говорит, что, кажется, страдает от подобного выгорания, его издевательски спрашивают: «Это у тебя типа эмоции закончились?»

Вопрос звучит саркастично, хотя не лишен доли истины. Эмоции, как правило, связывают с характером, воспитанием, полом, национальностью и чем угодно еще, забывая, что это в первую очередь реакция психики, связанная различными системами – и пищеварительной, и дыхательной, и нервной, и эндокринной. Чрезмерно сильные эмоции становятся стрессорами, которые утомляют, истощают и угнетают организм. Представьте, что вы слишком много съели и ваша пищеварительная система не справляется. Организму тяжело обрабатывать столько еды разом. В случае с эмоциями примерно такая же история – вы испытываете их так сильно, что нервная система начинает давать сбои. Вот только контролировать количество пищи, которое вы потребляете, намного легче, чем эмпатию, ответственность и желание сопереживать. Результатом эмоциональной мясорубки, в которой вы пребываете долгое время, становится эмоциональное выгорание.

Что это такое?

Человек, который ежедневно много общается с людьми (этот процесс, как правило, вызывает эмоции), часто находится в стрессовых ситуациях и берет на себя большую ответственность, сталкивается рано или поздно с эмоциональным истощением. Он начинает испытывать безразличие к своей работе, близким и к жизни в целом. В буквальном смысле это действительно значит, что у человека закончились эмоции. Он использовал все ресурсы, полностью опустошив резервуар. Синдром эмоционального выгорания не все врачи считают болезнью. А многие ошибочно диагностируют вместо него депрессию или фазу биполярного расстройства.

Какие симптомы?

Причина врачебных ошибок в том, что симптомы эмоционального выгорания схожи с теми, что бывают у больных депрессией и биполярным расстройством (во время депрессивной фазы). Человек, столкнувшийся с этой проблемой, с трудом открывает глаза и встает по утрам, даже если выспался. У него нет сил изначально, а не потому, что он устал. Больному не хочется ни есть, ни спать, ему тяжело совершать любые бытовые действия. Никакое дело, даже то, что нравилось раньше (это касается и работы, и хобби, и встреч с друзьями), не вызывает положительных эмоций. Любому досугу человек предпочтет лежать в кровати и смотреть в потолок. На работе он не чувствует никакой ответственности, не боится разочаровать начальство и получить штраф за невыполнение задания. Ему просто наплевать на то, что происходит в его жизни, – его не радуют позитивные моменты и не разочаровывают негативные. Параллельно он начинается сомневаться в своих возможностях, перспективах и желаниях. Больному кажется, что он не способен ни на что путное и обречен на провал.

Из-за чего появляется синдром?

Считается, что синдром эмоционального выгорания – недуг людей, связанных с медициной, благотворительностью, помощью и спасением других. Они несут ответственность за жизнь, здоровье и благополучие тех, кто оказался в трудном положении. Из-за этого испытывают сильные негативные эмоции и находятся в стрессе. По этой же причине многие хирурги и сотрудники силовых структур страдают от алкоголизма. Но на самом деле столкнуться с выгоранием может каждый человек. Обычно это настигает тех, кто изначально влюблен в свою профессию, готов работать очень много и на первое место в жизни ставит карьеру. Такие люди постоянно живут в режиме цейтнота – стремятся выполнить все задачи (а это просто невозможно, потому что каждая выполненная задача порождает новую), работают сверхурочно, очень эмоционально реагируют на неудачи и провалы и принимают любую критику близко к сердцу. В конце концов организм так устает переживать и нервничать, что просто забивает на все. Представьте, что вы очень долго бежали на пределе возможностей и вот силы закончились. И даже если вы очень хотите и дальше стремительно лететь вперед, просто не можете. Нет сил даже на ногах стоять. Логично, что другого выхода, кроме как лечь и бездействовать, организм вам не оставит. Эмоциональное выгорание – это долгий процесс, вы не в одночасье, не вдруг теряете интерес к жизни. Но распознать синдром на ранних стадиях – когда вам вроде бы уже не хочется идти на работу и все порядком достало, но тем не менее запал что-то делать присутствует и удовольствие вы еще получаете – крайне сложно. В большинстве случаев вам поможет отпуск – если, вернувшись после отдыха на работу, вы чувствуете, что снова полны энергии и желания свергать горы, то с вами все в порядке. Вы просто действительно устали.

Кто в зоне риска?

Скорее всего, если вы безразличный лодырь, который расслабленно и легко относится в жизни ко всему, эмоциональное выгорание вам не грозит. А вот если вы стремитесь всем помочь, справиться с работой на отлично, успеть сделать все и даже больше и никого не подвести, то можете выгореть. Большему риску подвержены те, чья карьера связана с постоянной необходимостью общаться с людьми (все мы немного энергетические вампиры, которые высасывают силы и положительные эмоции из других) и со спасением жизни. Это самая большая ответственность, которая может оказаться на чьих-то плечах. И когда человек понимает, что из-за его действий кто-то может умереть, его организм и психика работают на пределе возможностей, а истощение наступает быстрее.

Нужно ли идти к врачу?

Да, нужно, чтобы убедиться, что у вас именно синдром эмоционального выгорания. Например, во время депрессии человеку тоже очень тяжело встать с кровати и заставить себя что-то делать. Он тоже начинает сомневаться в себе и цинично и негативно относиться ко всему в жизни. Примерно такие же чувства испытывает больной биполярным расстройством во время депрессивной фазы (во время мании все ровно наоборот). Психотерапевт поможет разобраться, с каким именно недугом вы столкнулись. Учтите, что за один сеанс поставить точный диагноз невозможно. Придется посетить врача несколько раз и максимально честно и открыто рассказать ему о своих чувствах и ощущениях.

Как с этим бороться?

Именно с выгоранием справиться можно самостоятельно. Задача больного – восполнить ресурсы, а для этого, что логично, первым дело нужно выйти из эмоциональной мясорубки. Чаще всего основным катализатором синдрома становится работа. Реже к истощению могут привести очень сложные взаимоотношения с семьей или партнером, которые тоже повергают в постоянный стресс и вынуждают перманентно испытывать неприятные эмоции. В любом случае нужно выйти из эмоционального ада – уволиться, переехать (в другую квартиру, город, страну), расстаться, прервать общение. Затем важно вспомнить, что раньше приносило положительные эмоции. Какие были хобби? Что радовало? Чем любили заниматься? Нужно осознать, что помимо работы и ответственности за других у вас еще есть вы. Со своими нуждами и желаниями. Ешьте вкусную еду, занимайтесь спортом или работайте над собой как-то иначе (учите языки, рисуйте, пойте, идите на курсы актерского мастерства). Отправьтесь в путешествие, смотрите комедии и дурацкие ситкомы. Вам официально разрешается тратить время впустую и предаваться гедонизму, чтобы вспомнить вкус к жизни. Не пытайтесь справиться с выгоранием за счет других людей. Если они даже по воле случая вас разочаруют, вы вернетесь в исходное положение. Когда вы поймете, что у вас снова есть желание чем-либо заниматься, начинайте искать работу, которая будет приносить вам не только доход, но и удовольствие. И помните: если раз вы испытали эмоциональное выгорание, оно может настигнуть вас снова. Так что относитесь к жизни проще.

Вероятно, вам также будет интересно:

«Мы, парни, часто все держим в себе»: Дуэйн Джонсон рассказал о своей борьбе с депрессией

8 главных мужских испытаний в мире

Как бороться с приступами агрессии?

Фото: Getty Images

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Выгорание на работе: как распознать и принять меры

Выгорание на работе: как его распознать и принять меры

Чувство выгорания на работе? Узнайте, что вы можете делать, если работа влияет на ваше здоровье.

Персонал клиники Мэйо

Профессиональное выгорание — это особый тип стресса, связанного с работой — состояние физического или эмоционального истощения, которое также включает в себя чувство неуверенности и потери личности.

«Выгорание» — это не медицинский диагноз.Некоторые эксперты считают, что выгорание вызвано другими состояниями, такими как депрессия. Исследователи отмечают, что индивидуальные факторы, такие как черты характера и семейная жизнь, влияют на то, кто испытывает выгорание на работе.

Какой бы ни была причина, выгорание на работе может повлиять на ваше физическое и психическое здоровье. Подумайте, как узнать, есть ли у вас выгорание на работе, и что вы можете с этим поделать.

Симптомы профессионального выгорания

Спросите себя:

  • Вы стали циничным или критичным на работе?
  • Вы тащитесь на работу и не можете приступить к работе?
  • Вы стали раздражительными или нетерпеливыми по отношению к коллегам, клиентам или клиентам?
  • Вам не хватает энергии для постоянной продуктивности?
  • Вам трудно сконцентрироваться?
  • Вам не хватает удовлетворения от ваших достижений?
  • Вы разочарованы своей работой?
  • Вы употребляете еду, наркотики или алкоголь, чтобы почувствовать себя лучше или просто не чувствовать себя?
  • Изменились ли твои привычки сна?
  • Беспокоят ли вас необъяснимые головные боли, проблемы с желудком или кишечником или другие физические жалобы?

Если вы ответили утвердительно на любой из этих вопросов, возможно, вы испытываете выгорание на работе.Поговорите с врачом или специалистом по психическому здоровью, потому что эти симптомы также могут быть связаны с состояниями здоровья, такими как депрессия.

Возможные причины профессионального выгорания

Выгорание на работе может быть вызвано различными факторами, в том числе:

  • Отсутствие контроля. Неспособность повлиять на решения, которые влияют на вашу работу — например, на график, задания или рабочую нагрузку — может привести к выгоранию на работе. Так может не хватать ресурсов, необходимых для работы.
  • Неясные ожидания работы. Если вам неясно, какие у вас полномочия или чего ожидают от вас ваш начальник или другие лица, вы вряд ли будете чувствовать себя комфортно на работе.
  • Неисправная динамика рабочего места. Возможно, вы работаете с офисным хулиганом, или чувствуете, что коллеги подрывают вас, или ваш начальник контролирует вашу работу на микроуровне. Это может способствовать стрессу на работе.
  • Экстремальная активность. Когда работа монотонна или хаотична, вам нужна постоянная энергия, чтобы оставаться сосредоточенным, что может привести к усталости и выгоранию на работе.
  • Отсутствие социальной поддержки. Если вы чувствуете себя изолированным на работе и в личной жизни, вы можете испытывать больший стресс.
  • Нарушение баланса между работой и личной жизнью. Если ваша работа отнимает у вас так много времени и усилий, что у вас нет сил проводить время с семьей и друзьями, вы можете быстро сгореть.

Факторы риска профессионального выгорания

Следующие факторы могут способствовать выгоранию на работе:

  • У вас большая нагрузка и вы работаете сверхурочно
  • Вы боретесь с балансом между работой и личной жизнью
  • Вы работаете в сфере оказания помощи, например, в сфере здравоохранения
  • Вам кажется, что вы мало или совсем не контролируете свою работу

Последствия профессионального выгорания

Выгорание из-за игнорирования или отсутствия внимания на работе может иметь серьезные последствия, в том числе:

  • Чрезмерное напряжение
  • Усталость
  • Бессонница
  • Печаль, гнев или раздражительность
  • Злоупотребление алкоголем или психоактивными веществами
  • Болезнь сердца
  • Высокое кровяное давление
  • Сахарный диабет 2 типа
  • Уязвимость к болезням

Работа с выгоранием на рабочем месте

Попытайтесь принять меры.Для начала:

  • Оцените свои варианты. Обсудите конкретные проблемы со своим руководителем. Возможно, вы сможете работать вместе, чтобы изменить ожидания или прийти к компромиссам или решениям. Постарайтесь установить цели в отношении того, что нужно сделать, а что можно подождать.
  • Обратитесь за поддержкой. Независимо от того, обращаетесь ли вы к коллегам, друзьям или близким, поддержка и сотрудничество могут помочь вам справиться. Если у вас есть доступ к программе помощи сотрудникам, воспользуйтесь соответствующими услугами.
  • Попробуйте расслабиться. Изучите программы, которые могут помочь со стрессом, такие как йога, медитация или тай-чи.
  • Сделайте упражнение. Регулярная физическая активность может помочь вам лучше справиться со стрессом. Это также может отвлечь вас от работы.
  • Поспи. Сон восстанавливает хорошее самочувствие и помогает защитить ваше здоровье.
  • Внимательность. Внимательность — это акт сосредоточения на потоке дыхания и глубокого осознания того, что вы ощущаете и чувствуете в каждый момент, без интерпретации или осуждения.На рабочем месте такая практика подразумевает открытость и терпение в ситуациях, не осуждающих их.

Будьте непредвзяты при рассмотрении вариантов. Старайтесь не позволять тяжелой или неблагодарной работе подорвать ваше здоровье.

05 июня 2021 г. Показать ссылки
  1. Депрессия: что такое выгорание? Информированное здоровье в Интернете. https://www.informedhealth.org/what-is-burnout.html. По состоянию на 13 мая 2021 г.
  2. West CP, et al. Вмешательства для предотвращения и уменьшения выгорания врачей: систематический обзор и метаанализ.Ланцет. 2016; DOI: 10.1016 / S0140-6736 (16) 31279-X.
  3. Bianchi R, et al. Не пора ли считать «синдром выгорания» отдельной болезнью? Границы общественного здравоохранения. 2015; DOI: 10.3389 / fpubh.2015.00158.
  4. Bianchi R, et al. Выгорание и депрессия: причинная атрибуция и конструкция перекрываются. Журнал психологии здоровья. 2018; DOI: 10,1177 / 135

    17740415.
  5. 5 фактов о стрессе, которые следует знать. Национальный институт психического здоровья. https: //www.nimh.nih.правительство / здоровье / публикации / стресс /. По состоянию на 13 мая 2021 г.
  6. Kryger MH, et al., Eds. Сон, профессиональный стресс и выгорание. В: Принципы и практика медицины сна. 6-е изд. Эльзевьер Сондерс; 2017. https://www.clincalkey.com. По состоянию на 13 мая 2021 г.
  7. Быстрицкий А. Дополнительные и альтернативные методы лечения тревожных симптомов и расстройств: физические, когнитивные и духовные вмешательства. https://www.uptodate.com/contents/search. По состоянию на 13 мая 2021 г.
  8. Gilmartin H, et al.Краткие практики внимательности для медицинских работников: систематический обзор литературы. Американский журнал медицины. 2017; DOI: 10.1016 / j.amjmed.2017.05.041.
  9. Свенсон С., Шанафельт Т. Мэйо. Стратегии клиники по сокращению выгорания: 12 действий по созданию идеального рабочего места. Издательство Оксфордского университета; 2020.
  10. Bianchi R, et al. Связано ли выгорание в первую очередь с рабочими факторами? Аналитическое исследование относительного веса. Границы психологии. 2021; DOI: 10.3389 / fpsyg.2020.623912.
Узнать больше Подробно

.

Работа с синдромом выгорания: признаки, симптомы и стратегии

Трудно вспомнить, когда мы начали постоянно быть «занятыми». Тем не менее, хотя мы берем на себя больше работы и обязанностей, работаем дольше и справляемся с более высокими уровнями стресса, наш разум и тело расплачиваются за это. Выгорание — это крайнее последствие нашей напряженной жизни.

Синдром выгорания не только в повседневной работе, но и имеет серьезные последствия как для физического, так и для психического здоровья.Когда мы чувствуем себя выжженными, мы истощаемся и теряем всю радость, которую когда-то получали от работы.

И это становится все более распространенным явлением. Исследования показывают, что где-то от 23–54% рабочих ранее или сейчас имеют дело с выгоранием , это проблема, которую мы все должны понять более глубоко.

Хотя не существует универсального ответа на вопрос, как справиться с выгоранием, есть четкие триггеры, на которые следует обратить внимание, и проверенные методы, которые помогут вам избежать, облегчить и вылечиться от симптомов выгорания.

Избавьтесь от эмоционального выгорания, взяв под контроль свое время и энергию. RescueTime держит вас подотчетным в достижении баланса между работой и личной жизнью благодаря подробному анализу того, как вы проводите свое время, умной блокировке отвлекающих факторов, ежедневным целям и предупреждениям в реальном времени, чтобы вы не сбились с пути и не перегружались.

Попробуйте RescueTime бесплатно сегодня!

1. Что такое синдром выгорания?

2. Признаки эмоционального выгорания (и способы определения его причины)

3.Возвращение после выгорания: лучшие стратегии и советы по выздоровлению

Прежде чем мы погрузимся в… Выгорание — это глубоко личная и сложная проблема. Хотя это руководство призвано помочь вам понять и самостоятельно диагностировать признаки и симптомы выгорания, специалист по психическому здоровью — ваш лучший ресурс для индивидуальной помощи.

1. Что такое синдром выгорания?

Есть разница между усталостью от долгого рабочего дня и постоянной усталостью от выгорания.

Как объясняет д-р Кристина Маслах, создательница Опросника выгорания Маслах, выгорание — это «психологический синдром, возникающий как длительная реакция на хронические межличностные стрессы на работе.

Больше, чем просто повышенный стресс, выгорание вызывает подавляющее истощение , чувство цинизма и отстраненности от работы, а также чувство неэффективности и недостатка достижений.

Или, как сказал д-р.Шармила Диссанаике, говорит:

«Стресс — это тот человек, который выглядит немного сумасшедшим, когда в конце недели приходит на вечеринку после работы, нервный и измученный; обгоревший человек — это тот, кто даже не потрудился появиться ».

Выгорание — это полная потеря мотивации и энергии без признаков облегчения. И хотя когда-то он использовался только для обозначения крайностей, с которыми сталкиваются медицинские работники, полицейские, пожарные и те, кто занимается травмами и социальными службами, сегодня выгорание на рабочем месте влияет на всех .

«Стресс — это человек, который в конце недели выглядит немного сумасшедшим. Обгоревший — это тот, кто даже не потрудился появиться». Нажмите, чтобы твитнуть

Фактически, последняя Международная классификация болезней Всемирной организации здравоохранения даже называет выгорание официальным «профессиональным явлением».

Однако до сих пор существует клеймо эмоционального выгорания, из-за которого многие люди его игнорируют. Так как же узнать, перешли ли вы из состояния стресса в состояние полного истощения?

Три типа эмоционального выгорания (и как определить, с каким из них вы имеете дело)

Давайте начнем с понимания того, откуда происходит выгорание.

Очевидный виновник — наши будни. И в большинстве случаев, когда люди говорят о выгорании, они имеют в виду профессиональное выгорание. Однако есть и другие факторы, которые следует учитывать, если вы чувствуете симптомы выгорания.

В своей статье Будущее выгорания доктор Маслах определила три отдельных типа выгорания:

  • Индивидуальное выгорание вызвано чрезмерным негативным разговором с самим собой, неврозом и перфекционизмом. Другими словами, когда вы ставите перед собой чрезвычайно высокие стандарты или считаете, что ничего из того, что вы делаете, недостаточно.
  • Межличностное выгорание вызвано сложными отношениями с другими людьми на работе или дома. Например, агрессивный или неприветливый начальник или коллега может усугубить стресс, который вы уже испытываете на работе, до точки выгорания.
  • Организационное выгорание вызвано плохой организацией, чрезмерными требованиями и нереалистичными сроками, из-за которых вы чувствуете, что не попали в цель и ваша работа находится в опасности.

Первым шагом в борьбе с выгоранием является понимание факторов, которые способствуют этому: людей, процессов и личностных качеств, которые могут подтолкнуть вас к краю.Без учета каждого из этих факторов вы всегда будете рисковать выгореть.

Однако также важно помнить, что выгорание редко бывает полностью вашей ошибкой . В отношении синдрома выгорания существует клеймо, из-за которого люди думают, что он вызван исключительно вашей рабочей нагрузкой или неспособностью справиться со стрессом. Но во многих случаях факторы находятся вне вашего контроля.

Как соредакторы электронного журнала Burnout Research спрашивают:

«Рабочие места с высоким уровнем стресса часто плохо спроектированы, социально токсичны и требуют эксплуатации.Почему нужно разрешать такие рабочие места бесплатно, если они являются источником стресса, а их обитателям говорят, что выгорание — это их личная проблема и ответственность? »

Грубые и невнимательные товарищи по команде или менеджеры, несправедливые процессы или ошибочные суждения (или похвала!) — все это может усилить ваше чувство выгорания. Не думайте, что вам нужно нести всю вину и нести ответственность за все решения самостоятельно.

2. Признаки эмоционального выгорания (и способы определения его причины)

Как и в случае любой серьезной проблемы со здоровьем, чем раньше вы сможете распознать признаки синдрома выгорания, тем больше у вас шансов вылечиться или даже полностью избежать его.

Хотя мы рассмотрели три основных признака выгорания, описанные выше — истощение, отстраненность и неэффективность, — их не всегда легко диагностировать самостоятельно.

Если вы не уверены, переживаете ли вы период стресса или находитесь на грани выгорания, вот признаки и симптомы, на которые следует обратить внимание.

Основные признаки и симптомы выгорания

Стресс неизбежен на современном рабочем месте. Но чем больше вы игнорируете факторы стресса в своей жизни, тем больше вероятность того, что вы перегоритесь.

«Честно говоря, в Америке мы прославляем стресс», — сказал доктор Маслах в недавней статье New York Times . «Это заставляет людей молчать и не рассказывать о некоторых стрессовых факторах, с которыми они сталкиваются, потому что они не хотят, чтобы их считали неработающими наилучшим образом».

Никто не может вечно работать на пустом месте. Вместо того, чтобы игнорировать факторы стресса, которые высасывают страсть и мотивацию из вашего рабочего дня, обратите пристальное внимание на следующие чувства:

1. Хроническая усталость, физическое и эмоциональное истощение

Первое, что вы можете заметить, когда перегорели, — это постоянная усталость.Таким образом, выгорание и депрессия имеют много общих симптомов. Фактически, если его не остановить, выгорание может быстро перерасти в хроническую депрессию и начать проникать во все аспекты вашей жизни.

В то время как все мы устаем, постоянная усталость, связанная с синдромом выгорания, — это совсем другое дело. Если вы не уверены, чувствуете ли вы усталость, связанную с выгоранием, задайте себе несколько вопросов:

  • Вы просыпаетесь уставшим, даже если ложитесь спать рано?
  • Вы двигаетесь медленнее, чем обычно, и вам нужно больше времени, чтобы собраться утром?
  • Кажется ли, что даже небольшие задачи требуют больше энергии, чем вы можете себе позволить?
  • Вы боитесь того, что вас ждет впереди сегодня и завтра?

Этот вид умственного истощения может проявляться физически, с повышенной уязвимостью к простуде и гриппу, тошноте и головным болям.Так что слушайте свое тело. Когда дело доходит до того, как вы себя чувствуете, он зачастую честнее, чем ваш мозг.

Вы чувствуете себя перегруженными и перегруженными каждый день? RescueTime поможет вам понять, на что вы тратите свое время, и оптимизировать его, чтобы вы могли делать больше (не работая больше). Зарегистрируйтесь сегодня бесплатно!

2. Цинизм и отстраненность

Честная правда в том, что вы не будете любить свою работу каждый божий день.

Но вы можете страдать от эмоционального выгорания, если чувство отстраненности и цинизма не исчезнет, ​​или если вы постоянно озабочены мыслями о том, как избежать работы и проектов (даже когда вы находитесь вне работы или с друзьями и семьей. ).

Опять же, этот признак выгорания может проявляться другими способами, такими как повышенный пессимизм, меньшее доверие к коллегам, друзьям и семье, а также чувство изоляции и разобщенности с другими людьми и своим окружением.

Если вы начинаете так себя чувствовать, задайте несколько вопросов, чтобы увидеть, не является ли это чем-то большим, чем просто периодом несчастья:

  • Вы быстрее злитесь или проявляете меньше терпения к тем, с кем работаете, чем обычно?
  • Вы звоните по болезни или ищете оправдания, чтобы регулярно уходить с работы?
  • Вы бросаете вечеринки или мероприятия, которых когда-то с нетерпением ждали?
  • Ощущаете ли вы чувство неэффективности и недостатка достижений?

3.Недостаток достижений и чувство неэффективности на работе

Когда ваше выгорание достигнет определенного уровня, это обязательно отразится на вашей работе и на вашем восприятии собственной ценности. Вы можете начать чувствовать апатию, неэффективность и постоянно спрашивать себя «В чем смысл?»

Если вы поймали себя на том, что сдаетесь еще до того, как приступите к задаче или проекту, задайте несколько вопросов:

  • Вы чувствуете, что ничто из того, что вы делаете на работе, не имеет значения?
  • Сложнее связать повседневные задачи со значимой целью или более масштабным видением?
  • Кажется, что работы больше, чем вы реально можете делать каждый день?
  • Вы перегружены обязанностями до такой степени, что не хотите ничего делать?

Один из главных факторов мотивации на рабочем месте — прогресс в осмысленной работе.

Однако, когда вы перегорели, часто кажется, что неважно, что вы делаете, ничего не меняет. Это может вызвать разочарование и гнев из-за недостаточной продуктивности, но также может вызвать чувство безнадежности, от которого трудно избавиться.

Тревожные признаки выгорания: общие риски, связанные с чувством сгорания

Вы не начинаете чувствовать себя измученным, циничным и неэффективным в одночасье. Выгорание — это следствие усугубления проблем, пока вы не достигнете критической точки.Но что заставляет вас перегибать палку?

Все мы сталкиваемся со стрессом в жизни. И работа с высоким уровнем стресса не всегда приводит к выгоранию. Напротив, это сочетание факторов, о которых мы упоминали ранее, — людей, процессов и личности, — которые в конечном итоге приводят к выгоранию.

Давайте рассмотрим несколько распространенных рисков, особенно на рабочем месте, которые связаны с выгоранием.

  • Неоправданное давление времени. Есть ли у вас достаточно времени, чтобы выполнить ожидаемую от вас работу? К сожалению, для многих нехватка времени — главный источник выгорания.Согласно некоторым исследованиям, которые показывают, что сотрудники проводят до 80% своего дня на собраниях, разговаривают по телефону и отвечают на электронные письма, у нас уже есть ограниченное время для выполнения важной работы, которую мы выполняем самостоятельно. Неоправданная цейтнота — усугубляющая проблема. Когда вы пропускаете один нереальный дедлайн, это создает эффект снежного кома стресса для всех.
  • Отсутствие связи и поддержки со стороны менеджеров. Получаете ли вы поддержку, необходимую вам каждый день, чтобы завершить работу и почувствовать себя выполненным? Согласно отчету Gallup за 2018 год, работники, которые чувствуют сильную поддержку со стороны своих менеджеров, на 70% реже испытывают выгорание.С другой стороны, нерешительный, небрежный или агрессивный менеджер может заставить вас чувствовать себя отключенным, разочарованным и циничным.
  • Неясные обязанности и ожидания. Четко ли вы знаете свои приоритеты и обязанности? Когда каждый день кажется, что вы преследуете движущуюся цель, легко устать и расстроиться. К сожалению, только 60% работников заявляют, что четко знают, чего от них ждут каждый день.
  • Неуправляемые рабочие нагрузки. Ваша тарелка полная или переполнена? Даже лучшие сотрудники пострадают, когда им будет брошено слишком много работы.И часто наиболее способных сотрудников — это те, кому дается слишком много работы . Будь то ваш босс или ваша гордость, слишком плотный список дел заставит самых оптимистичных сотрудников почувствовать себя безнадежными.
  • Слабые принципы тайм-менеджмента. Вы умеете правильно распоряжаться своим временем? Наше рабочее место находится в состоянии войны с нашим вниманием и способностью сосредоточиться. Однако исследования показывают, что многозадачность и переключение контекста могут съедать 20–80% вашей ежедневной продуктивности. Когда вы не можете управлять своим собственным днем, вы становитесь более уязвимыми для переутомления, стресса и истощения.
  • Чрезмерное сотрудничество. Вы постоянно ждете других людей? Сотрудничество — необходимая часть любой рабочей среды. Однако когда кажется, что ваша способность выполнять свою работу выходит из-под вашего контроля, это может привести к выгоранию.
  • Отсутствие границ вокруг работы. Можете ли вы отключиться в конце дня? Наша постоянная культура затрудняет отделение вашей работы от всего остального. И все же именно эта неспособность отключиться заставляет ежедневные стрессовые факторы усугубляться и вызывать выгорание.С другой стороны, психологическое отключение от работы было связано с меньшей утомляемостью, меньшим уровнем выгорания и большим удовлетворением от работы и жизни.

Эти красные флажки выгорания могут произойти где угодно и из множества источников. Но опять же, важно помнить, что вы не можете контролировать их всех.

Грубые и невнимательные товарищи по команде или руководители могут привести к усилению цинизма и пессимизма в отношении вашего рабочего места. В то время как несправедливое обращение, например наблюдение за тем, кто не заслуживает публичного вознаграждения, может вызвать отстраненность и апатию.

Сосредоточьтесь на том, что вы можете сделать , но помните, что токсичная рабочая среда, плохое руководство или несправедливое обращение с такой же вероятностью могут вызвать выгорание.

3. Восстановление после эмоционального выгорания: лучшие стратегии и советы по выздоровлению

Выгорание может быть невероятной разрушительной силой в нашей жизни, вызывая умственную и физическую усталость, цинизм и симптомы депрессии. И есть множество общих источников и красных флажков, которые заставляют нас выгорать.

Итак, что мы можем сделать, чтобы облегчить, остановить, обратить вспять или даже вернуться после выгорания?

9 стратегий и инструментов, которые помогут вам избежать выгорания еще до того, как вы выгорели

Профессиональный стресс и синдром выгорания были горячими темами исследований в течение последних нескольких десятилетий, и было разработано множество стратегий и методов, которые помогут защитить вас от их смертельного воздействия.

Давайте рассмотрим несколько самых простых стратегий и инструментов, которые вы можете использовать, чтобы избежать выгорания еще до того, как вы выгорели.

1. Обращайте пристальное внимание на факторы стресса в своей жизни (и уменьшайте ненужные)

Синдром выгорания возникает из-за длительной реакции на хронические стрессоры. Чем с большим количеством стрессоров вы сталкиваетесь ежедневно, тем выше риск выгорания.

Как объясняет Эмма Сеппала, научный директор Стэнфордского центра исследований и образования сострадания и альтруизма:

«С биологической точки зрения мы не должны постоянно находиться в таком режиме высокого стресса.Мы заблудились в этой идее, что единственный способ быть продуктивным — это постоянно быть в движении ».

Нам нравится называть это парадоксом занятости: мы ошибочно принимаем занятость с подтверждением того, что мы делаем правильные вещи. Но быть «занятым», проверяя электронную почту весь день или бегая на собрания, так же легко, как тратить время на значимую работу и наблюдать за реальным прогрессом.

Когда вы чувствуете, что вас втягивает в это чувство занятости, сделайте шаг назад и попытайтесь определить первопричины.Вот несколько идей:

  • Нереалистичные сроки
  • Частые конфликты или перебои в расписании
  • Непредсказуемые графики, которые не позволяют вам спланировать надлежащий отдых
  • «Техностресс» (т.е. работа с новым программным обеспечением, инструментами или процессами)
  • Расширение объема работ по проектам
  • Межличностные требования, такие как работа с трудными клиентами или коллегами

Хотя каждое из этих требований может быть «просто частью вашей работы», они также могут вести к выгоранию.Обратите особое внимание на то, какие из них влияют на ваше эмоциональное состояние, и постарайтесь найти решения, чтобы их смягчить.

Например, если вы столкнулись с нереалистичными сроками, вам нужно честно поговорить со своим руководителем. Объясните вашу текущую рабочую нагрузку и то, как, чтобы уложиться в эти сроки, что-то нужно будет делегировать, отложить или отбросить.

Эта прозрачность создает то, что автор Бриджит Шульте называет «положительным трением»:

«Поскольку приоритетная работа стала более прозрачной, созыв собрания не будет рассматриваться как бесплатный, а будет ценным компромиссом: что все не делают, потому что они на этом собрании? И разве встреча — лучшее использование времени для всех? »

(И если они не хотят вносить изменения, это признак того, что ваша рабочая среда может быть виновата в вашем выгорании!)

Если вы имеете дело с постоянными перебоями, попробуйте создать график с ограничением по времени, выделив время, чтобы сосредоточиться на самой важной работе каждый день.

Интеграция RescueTime для вашего календаря позволяет вам планировать сеансы FocusTime, чтобы вас не отвлекали социальные сети, новости или что-либо еще, когда вы пытаетесь сосредоточиться.

Даже часа или двух по-настоящему сосредоточенного времени может быть достаточно, чтобы добиться прогресса и снова почувствовать контроль и привязанность к своей работе.

2. Поймите, где ваше время

на самом деле тратится каждый день с помощью аудита времени

Помимо стрессоров, нехватка времени — еще один ключевой источник выгорания.

Когда вы проводите большую часть дня в перерывах между письмами, звонками и встречами, у вас мало времени, чтобы сосредоточиться на важной работе. Эта проблема усугубляется только тогда, когда у вас нереальные сроки, нехватка времени или менеджеры со слабыми навыками управления временем.

Вместо , чтобы избежать выгорания, вам нужно вернуть контроль над своим временем . Один из лучших способов сделать это — провести аудит времени.

Аудит времени — это трехэтапный процесс, который помогает вам понять, на что на самом деле уходит ваше время, и привести ваши намерения (как вы, , хотите, чтобы проводил ваше время) и действия (как вы на самом деле его тратили) снова согласованы:

Шаг 1. Запишите свои намерения. Вот как вы хотите, чтобы проводил ваше время. Например, я могу сказать, что в идеальный день я трачу минимум 50% своего времени на написание (потому что это моя основная работа).

Шаг 2. Соберите данные, чтобы узнать, на что на самом деле уходит ваше время. Для этого мне нравится использовать RescueTime, поскольку он автоматически наблюдает за тем, как я провожу свое время, и представляет его в доступной для понимания форме.

В моем примере я вижу, что в ноябре я тратил 47% своего времени на написание.(Было бы неплохо проделать то же самое упражнение для 3–5 основных ваших намерений).

Вы также можете использовать это как возможность найти , что отнимает у вас время и усиливает чувство выгорания. Например, я вижу, что я трачу 11% своего рабочего дня на социальные сети и еще 12% на общение и планирование. Оба эти вида деятельности я хочу выполнить на минус .

Шаг 3. Составьте план действий. Теперь пора найти способ вернуть этих двоих в соответствие.Опять же, мне нравится использовать здесь RescueTime и установить цель на 3 часа письма в день. Таким образом, я могу отслеживать свой прогресс и в режиме реального времени получать информацию о том, как я провожу свое время.

Я также могу установить цель и оповещение для своего времени в социальных сетях, чтобы сократить его в течение рабочего дня.

Осведомленность о своем времени — один из самых мощных инструментов против выгорания. Узнайте больше о том, как RescueTime может помочь вам повысить продуктивность и найти баланс между работой и личной жизнью.

3. Регулярно пересматривайте свои приоритеты, чтобы убедиться, что они реалистичны, актуальны и связаны с более крупными целями.

Сказать всему «да» и заполнить свой календарь — это скользкая дорожка к синдрому выгорания. Довольно скоро вы будете забиты делами, пытаясь сбалансировать свою постоянную доступность.

Вместо этого вам нужно более осознанно подходить к тому, что вы делаете. Это означает, что нужно регулярно пересматривать свои приоритеты и проверять их соответствие:

  • Реалистичный: Вы действительно можете это сделать? Вы установили реалистичный крайний срок, учитывающий любые зависимости и ресурсы, которые могут вам понадобиться?
  • Еще в силе: Это правильная задача, над которой нужно работать? Как сказал Питер Друкер, «нет ничего хуже, чем хорошо делать неправильные вещи.”
  • Связано с вашими более крупными целями: Приведет ли выполнение этой задачи к заметному прогрессу в достижении ваших долгосрочных целей?

Если вы чувствуете, что обязанности перегружены, сделайте шаг назад и сосредоточьтесь только на одной вещи, которая заслуживает вашего внимания. Копирайтер ДжиДжи Гриффис называет это «Единственное, что вам нужно сделать сегодня»:

«Раньше я вел, казалось бы, бесконечный список дел. Несколько страниц в моей записной книжке. Постоянно обновляется.Было много дней, когда я просто не мог перестать отмечать что-то из списка. Тот факт, что список существовал, означал, что мне приходилось продолжать тикать, тикать и тикать, пока я не упал от истощения.

«Теперь моя система преследует простые цели. Список из одного пункта на каждый день. Единственное, что мне нужно сделать в этот день ».

Конечно, вы все равно можете делать больше одного дела в день. Но отделение того, что нужно сделать, от остальной части того, что нужно сделать (если можете), помогает вам чувствовать смысл и достижение каждый божий день.

4. Сделайте свой день более структурированным

Еще правила и структура могут показаться удушающими и вызывающими выгорание, но обычно бывает наоборот. Структурированный ежедневный график избавляет от усталости от решений, FOMO и ощущения перегруженности. Если вы сделаете это правильно, то есть.

Есть разница между днем, состоящим из бесконечных встреч и электронных писем, и вашим идеальным днем.

Пример расписания с ограничением по времени от дизайнера и автора Брэда Фроста.Источник.

Во время временного аудита вы записали свои главные намерения. Другими словами, вы ответили на вопрос «как мне кажется идеальный рабочий день?»

Подобный график защищает вас от некоторых из самых серьезных рисков выгорания, таких как нехватка времени, нечеткие приоритеты и слишком много общения и сотрудничества. Но единственный способ сохранить это — беречь свое время.

Вот несколько способов сделать это:

  • Выделяйте непрерывное время на самую важную работу каждый божий день. Даже всего 1-2 часа четко сконцентрированного времени обеспечат вам прогресс в чем-то важном и почувствуете себя выполненным (независимо от того, что происходит в остальную часть дня).
  • Используйте FocusTime, чтобы не отвлекаться. Выгорание — это эмоциональная проблема, которая может вызвать у нас спираль отвлечения. Такой инструмент, как FocusTime, который автоматически блокирует социальные сети, новости и другие отвлекающие факторы, поможет вам сосредоточиться в течение дня.
FocusTime можно запускать вручную или запускать автоматически в зависимости от ваших собственных целей и предупреждений.
  • Определите ожидания относительно времени отклика . Ваши коллеги не всегда знают, что вы тонете на работе. И если вы всегда отвечаете на электронные письма мгновенно, они этого ждут. Вместо этого установите определенные «рабочие часы» в течение дня, когда вы будете отвечать на электронные письма и будете доступны для общения в чате.
  • Не забывайте делать перерывы. Преимущества таких перерывов хорошо известны, и они даже более важны, когда вы чувствуете себя измотанным. Выделяйте хотя бы 5–10 минут каждые 90 минут, чтобы потянуться, прогуляться и поговорить с другими.По возможности выйдите на улицу, так как это снимет умственную усталость и даже поможет вам больше спать по ночам.

Даже всего лишь несколько из этих изменений могут сделать ваш график более удобным для выгорания. Но если вы хотите пойти ва-банк, ознакомьтесь с нашим Руководством по блокировке времени .

5. Создайте ритуал сворачивания, чтобы отделить работу от нерабочего времени

Защита от выгорания — это не только то, что вы делаете в течение рабочего дня (хотя — это значительная часть ).При утомляемости почти на уровне депрессии, которая сопровождает синдром выгорания, нам нужно как можно больше спать и отдыхать, чтобы восстановиться.

Это начинается с ритуала сворачивания.

Ритуал сворачивания — это ваш способ показать, что вы уходите с работы на работу. Это помогает вам расслабиться, восстановиться и восстановиться после рабочего дня, а также предотвращает усугубление стрессовых факторов.

Для правильного отключения и прекращения работы необходимо выполнить несколько шагов:

  1. Отключитесь от рабочего дня, отключив рабочие устройства и заменив экранное время чем-нибудь более полезным.
  2. Расслабьтесь, проведя немного времени в одиночестве, чтобы оправиться от социальных проблем на работе и дома.
  3. Уделите время хобби или другому «мастерскому» навыку — это те вещи, которые бросают вам вызов, но которые вам нравятся.
  4. Создайте чувство контроля, следуя ритуалу закрытия дня, включая составление списка дел, закрытие открытых вкладок браузера и размышления о своем дне.

Это должен быть ваш ежедневный ритуал. Однако вам может понадобиться что-то большее, если вы чувствуете себя особенно подавленным и истощенным.Доктор Шерри Бур Картер предлагает начать с спокойных выходных без стресса:

«Вы не можете работать. Вы не можете принимать звонки по работе или отвечать на электронные письма или текстовые сообщения, связанные с работой. Если ваша семья является источником стресса, постарайтесь отдохнуть от нее на выходных. По сути, ваша задача — удалить из своей жизни как можно больше источников стресса и добавить в свою жизнь как можно больше элементов, снижающих стресс (в основном в форме отдыха), на два с половиной дня.

«Постарайтесь поспать в оба дня. Питайся правильно. Занимайте время расслабляющими делами, которыми вы редко позволяете себе получать удовольствие. Если любишь читать, читай. Если любишь готовить, готовь. И если вам не нравится ничего делать, ничего не делайте. Только не подвергайте себя никакому стрессу два с половиной дня ».

Если в понедельник утром вы все еще чувствуете беспокойство и боязнь выгорания, возможно, вам придется продлить этот период отдыха за счет отпускных дней или подумать о более радикальных изменениях в своем образе жизни.

6. Сосредоточьтесь на прогрессе, а не только на конечной цели

Производительность и выгорание — сложные отношения. Чем больше работы вы делаете, тем больше вы выгораете и тем больше работы, которую вы чувствуете, как будто вам нужно сделать.

Чтобы разорвать этот цикл, нам нужно изменить способ измерения нашей ценности. Вместо того, чтобы сосредотачиваться исключительно на пометке пунктов в списке, посмотрите на прогресс, которого вы делаете каждый день.

Фактически, когда профессор Гарварда Тереза ​​Амабиле изучила дневники сотен работников умственного труда, она обнаружила, что:

«Из всего, что может повысить эмоции, мотивацию и восприятие в течение рабочего дня, наиболее важным является достижение прогресса в осмысленной работе.”

Отличный способ сосредоточиться на прогрессе — использовать RescueTime Goals and Alerts. Вместо того, чтобы ставить перед собой огромную цель, например «написать сообщение в блоге», начните с чего-нибудь небольшого и управляемого, например «напишите в течение 30 минут утром».

Цели и предупреждения полностью настраиваются в зависимости от вашей роли и потребностей.

С помощью RescueTime вы можете отслеживать прогресс в достижении цели в течение дня и даже получать в реальном времени обратную связь о том, достигли вы ее или пропустили. Подобные простые изменения снижают часто ненужное давление и стресс, вызывающий выгорание, которые мы испытываем.

7. Развивайте самосознание своего эмоционального выгорания с помощью регулярных обзоров

Самая сложная часть предотвращения синдрома выгорания заключается в том, что мы часто не замечаем его появления, пока не станет слишком поздно. Вот почему так важно развивать наше самосознание путем размышлений и регулярных обзоров своей жизни и работы.

Исследователи обнаружили, что практика размышлений помогает закрепить то, что мы узнали, в нашем сознании, а также улучшает нашу работу. Это также увеличивает нашу самоэффективность (нашу веру в свои способности), что может быть мощным лекарством от беспомощности, связанной с выгоранием.

Попробуйте запланировать еженедельные, ежемесячные и даже ежегодные обзоры, чтобы оценить проделанную работу, свое самочувствие и то, как вы видите свою работу и свою жизнь.

Мы даже составили удобный контрольный список того, что включать в каждый отзыв здесь.

8. Найдите время для ухода за собой: сон, размышления и хобби

Восстановление после эмоционального выгорания начинается, когда вы ставите во главу угла себя и свое здоровье, а не работу и отношения, которые выжигают вас. И хотя перерыв для отдыха и расслабления всегда будет идеальным решением, есть несколько приемов, которые вы можете попробовать в течение рабочей недели:

  • Используйте техники сфокусированного дыхания. Это поможет вам успокоиться и задействует вашу парасимпатическую нервную систему, чтобы уменьшить стресс или справиться с ним.
  • Делайте короткие частые перерывы в работе. Желательно 5-минутные перерывы на каждые 20 минут, проведенных за вашим столом или для выполнения одного задания. Используйте перерывы, чтобы подзарядиться, отключиться от работы и сделать упражнения, чтобы защитить себя от физического истощения.
  • Займитесь чем-нибудь или уделите больше времени хобби вне работы. Они позволяют расслабиться, снять стресс и отключиться от работы и могут быть чем угодно, но будут особенно полезны, если будут связаны с какой-либо формой упражнений.

Формирование этих здоровых привычек — непростая задача. Однако важно выделять время для себя — хотя бы несколько минут в день. Как сказала писательница Энн Ламотт:

«Ежедневные ритуалы, особенно прогулки, даже принудительные марши по окрестностям, и графики, будь то работа или прием пищи с не ужасными людьми, могут быть узлами, за которые вы держитесь, когда у вас закончилась веревка».

9. Найдите сеть поддержки людей, которым вы доверяете

Наконец, для длительного выздоровления Dr.Маслах обнаружил, что человеческие связи необходимы для предотвращения выгорания:

«Мы обнаружили, что здоровье, благополучие и все в жизни людей становятся лучше, если вы связаны с другими людьми.

«Эта социальная сеть, в которой каждый из вас поддерживает друг друга, что они рядом с вами, а вы с ними, это как деньги в банке. Это ценный, ценный ресурс ».

Хотя в эту сеть, безусловно, могут входить ваши близкие друзья и семья, ищите людей, которые могут быть более знакомы с конкретной ситуацией, в которой вы находитесь.Это могут быть тренеры, наставники или коллеги — все, кто может помочь вам получить представление и бороться с цинизмом и пессимизмом эмоционального выгорания.

Также неплохо создать значимые отношения, которые полностью отделены от вашей работы, присоединившись к группе или работая над хобби.

Как вернуться после эмоционального выгорания? Как восстановить свои творческие способности, энтузиазм и организаторские способности

Выгорание может полностью изменить ваше отношение к жизни и превратить ваше предыдущее существование в сон.Но это не безнадежная ситуация. Как только вы распознаете в себе эти симптомы выгорания, пора снова взять дело в свои руки и вернуться к более здоровому и счастливому образу жизни.

Хотя нет простого, всеобъемлющего ответа, когда дело доходит до выздоровления от выгорания, существуют методы, которые, как было доказано, помогают нам восстановить контроль над своими чувствами и начать находить радость и смысл в работе, которую мы делаем.

Если вы находитесь на пути к выздоровлению и сталкиваетесь с определенными проблемами, мы написали подробные руководства по адресу:

  • Творчество: В этом руководстве рассказывается, как подзарядить свои творческие способности и заставить идеи снова течь после выгорания.
  • Страсть: Выгорание лишило вас радости, которую вы когда-то испытывали от работы? Это руководство покажет вам, как начать восстанавливать позитивную рабочую среду.
  • Focus: Выгорание оставило вас в лучшем случае нечетким? Вот пошаговый процесс восстановления вашего внимания и обретения ясности ума после перегорания.
  • Организация: Выгорание может вызвать у вас чувство подавленности. Это руководство научит вас, как разорвать круговорот и составить твердый план на каждый день.
  • Для менеджеров: Если вы возглавляете команду, вы можете вызвать выгорание, даже не осознавая этого. Эта трехэтапная программа поможет вам побороть командное выгорание до того, как это произойдет.

Выгорание не обязательно должно быть пожизненным заключением

Как пишет дизайнер Фрэнк Чимеро:

«Тело утомляется, а душу истощает выгорание».

Синдром выгорания может казаться непреодолимым. Но это признак того, что нужно что-то исправить, а не пожизненного заключения.

Поняв, что вызывает синдром выгорания, как он проявляется в нашей повседневной жизни и как вы можете предотвратить, противодействовать ему и вылечиться от него, вы сможете вести более счастливую и здоровую жизнь на работе и дома.

Найдите настоящий баланс между работой и личной жизнью с RescueTime. Миллионы людей используют RescueTime, чтобы быть более продуктивными, выработать лучшие привычки и бороться с выгоранием.

Попробуйте RescueTime бесплатно сегодня!

Новое определение синдрома выгорания на основе предложения Фарбера | Журнал медицины труда и токсикологии

a) Типы выгорания

В таблице 1 мы описываем свойства, которые характеризуют клинические свойства синдрома выгорания, на основе нашего исследования и в соответствии с содержанием проанализированных описаний.

Таблица 1 Свойства трех типов выгорания

1. Неистовый тип

Неистовый тип можно рассматривать как категорию субъектов, которые высоко ценятся и преданы своей работе, и которые в значительной степени характеризуются вложением огромного количества времени и усилий в его или ее преданность делу. работай. Это субъекты, чье чувство неудовлетворенности заставляет их увеличивать свой вклад, и они описаны автором как

. «Те, кто в ответ на разочарование работают все больше и больше» .

(Фарбер, 1990, стр. 35)

1.1. Вовлеченность в работу

Часто описываемым свойством этого профиля является возрастающее усилие, которое субъект прилагает, когда сталкивается со своими трудностями на работе, в попытке повысить вероятность получения ожидаемых результатов. Эта характеристика была концептуализирована как вовлеченность и отражена в корпусе Фарбера, таким образом,

«Те, кто в ответ на разочарование трудятся еще усерднее, пытаясь добиться ожидаемых результатов» .

(Фарбер, 1990, с. 40)

Автор приводит пример неистового человека (Паула, 26 лет, учитель начальных классов, опыт работы два года), который оставил свою карьеру с чувством не может отдать себя больше, вероятно, потому что

«По большей части она отреагировала на нагрузку на работе, удвоив свои усилия …»

(Фарбер, 1991b, стр. 119)

Неистовый тип — это профиль упорных и энергичных людей, которые справляются с невзгодами со значительным энтузиазмом и интересом, делая все, что в их силах, и отдавая все, что могут.Когда они понимают, что полученные результаты не соответствуют затраченным усилиям, они работают с большей решимостью, чтобы достичь поставленных изначально целей. Фарбер объясняет, что

«Перед лицом невзгод и ожидаемых неудач эти учителя часто наращивают свои усилия и делают все возможное, чтобы добиться успеха в классе».

(Фарбер, 2000b, стр. 682)

Эти субъекты, похоже, верят, что их усилия приведут их к успеху.Они чувствуют, что способны самостоятельно преодолеть все препятствия, и, следовательно, им нужно только достичь точки, в которой их вложения принесут результаты. Как сообщает Фарбер,

«Когда на входе не удается достичь желаемого результата (…) (они) работают все усерднее и усерднее, веря, что будет достигнута точка, в которой их усилия, наконец, увенчаются успехом».

(Фарбер, 2000б, стр. 682)

1.2. Амбиции и потребность в достижениях

Еще одно свойство, характеризующее неистовый тип, — это амбиции в смысле значительной потребности в достижениях и внешнем одобрении в результате блестящих операций.Это свойство сопровождается большими ожиданиями в отношении производительности, за которыми, как мы можем предположить, стоит сильное желание почувствовать себя особенным и заслужить восхищение. Таким образом, этот профиль пытается превзойти других, пытаясь быть лучшим в своей работе. Это выразила одна из пациенток Фарбера (Сьюзен, тридцать лет, учительница средней школы, трехлетний опыт работы),

«Почему я всегда должен доказывать, что я лучше всех вокруг?»

(Фарбер, 2000б, стр.684)

Неистовые рабочие начинают свою карьеру с амбициозных, иногда нереалистичных устремлений, основанных на идеалистическом взгляде на мир. Они стремятся к хорошим результатам, не осознавая отрицательных аспектов своего образа действий , и фантазируют с идеей достижения важных целей, подвергая себя растущему давлению, вызванному их чрезмерной потребностью в получении похвалы и признания. Как мы можем наблюдать во время сеанса психотерапии со Сьюзен:

  • «(…) Мне нравится думать о себе, ну, может быть, немного смелее или невозмутимее, чем большинство людей .

  • Невозмутимый?

  • Что я не сдамся, даже когда другие сделают это. Что я отдаю больше, чем кто-либо другой, и забочусь больше, чем кто-либо другой .

  • Это делает вас особенным, и я думаю, это приятно .

  • Да, .

  • Думаю, нам нужно поговорить о том, почему так важно чувствовать себя особенным таким образом (…) »

(Фарбер, 2000б, стр.684)

Соблазненные идеями морального превосходства, эти субъекты любят думать, что только они умеют правильно решать вопросы, связанные с их работой, и испытывают удовлетворение от ожидания, что другие смогут открыть для себя их навыки и жертвовать. Они приходят, чтобы оправдать свои действия альтруистическими аргументами (они даже чувствуют себя виноватыми, если не достигают поставленных перед собой целей) и критикуют людей, которые не разделяют или не понимают их приверженность и перфекционистскую одержимость.Автор рассмотрел эти идеи во время сеанса психотерапии со Сьюзен,

. «… (мы) начали исследовать корни ее потребности быть совершенной, лучше других и / или чрезмерно восхищаться другими за ее очевидное самоотверженность».

(Фарбер, 2000б, стр. 683)

1.3. Неспособность признать неудачу и сложные ситуации

Неистовые субъекты неспособны принять неудачу или различить трудные для решения ситуации.Они не терпят ограничений, установленных реальностью, из-за их твердой убежденности в том, что результаты их работы отражают личную ценность и волю. По словам Фарбера,

«(…) признание своей неудачи почти невозможно, поскольку это отражается на их личной ценности как человеческих существ».

(Фарбер, 1990, стр. 40)

Поражение немыслимо для субъектов этого профиля, поскольку они понимают работу как продолжение самих себя, что должно быть успешно доказано.Напротив, результаты могут подорвать их самооценку, поскольку она основана на достигнутых достижениях и оправданных ожиданиях. Отчаявшись доказать, что они способны достичь поставленных целей, эти субъекты бесконечно стремятся сохранить свою личную ценность. Следовательно,

«(…) чувствуя себя настолько энергичными и оптимистичными (или настолько отчаянными, чтобы проявить себя и восстановить некоторую самооценку), что они вкладывают в свою работу больше, чем когда-либо, и больше, чем нужно для здоровья (…) «

(Фарбер, 1991a, стр. 97)

Хотя эти результаты порой обусловлены самой природой проблемы, неистовые субъекты дерзко и отчаянно борются со всеми возможными препятствиями и отказываются изменить свое мировоззрение, чтобы не идти на компромисс. целостность их системы ценностей. По словам автора,

«Люди, попадающие в эту категорию, верят в максимальные усилия до достижения успеха, без недопустимых перерывов; неудача никогда не объясняется природой проблемы, но всегда кажется неудачей воли.«

(Фарбер, 1991a, стр. 90)

1.4. Пренебрежение собственными потребностями

Неистовые люди настолько сосредоточены на достижении результатов, что могут даже пренебречь своими собственными потребностями, что означает рисковать своим здоровьем и личной жизнью, когда они напряженно работают, не останавливаясь в течение длительных периодов времени. Они подвергаются сильному давлению,

«Эти люди рискуют своим физическим здоровьем и пренебрегают личной жизнью, чтобы максимизировать вероятность профессионального успеха.«

(Фарбер, 1990, стр. 40)

Они страдают от постоянного вторжения своей работы в их частную жизнь и чувствуют, что не смогли сохранить перспективу своей работы, учитывая, что они не достигли баланса между личным и профессиональным. потребности. По словам Сьюзан,

«У меня даже нет времени на встречи с друзьями. Я слишком устал или занят планированием».

(Фарбер, 2000b, стр. 684)

Это чрезмерно увлеченные предметы с интенсивным и непрерывным режимом работы, который определяет образец контрпродуктивных усилий.Они верят, что могут постоянно поддерживать свой уровень нагрузки, пока они не перестанут справляться и не истощатся или даже не заболеют, становясь эмоционально и физически истощенными.

«Они могут казаться измученными или измотанными; тем не менее, они продолжают работать и пытаются решать проблемы почти безостановочно. Люди редко могут поддерживать эту энергию бесконечно долго (хотя те, кто страдает классическим выгоранием, обычно считают, что могут). Обычно они поддаются эмоциональному и / или физическому истощению.«

(Фарбер, 2000b, стр. 682)

Описывая состояние Паулы до ухода из профессии, Фарбер говорит:

«Она чувствовала, что просто не может идти в ногу со своими усилиями и устала …»

(Фарбер, 1991b, стр. 120)

1.5. Тревога и раздражительность

Непрерывная настойчивость в этих условиях в попытке удовлетворить свои потребности в достижениях за счет чрезмерного участия и пренебрежения собственным здоровьем, не осознавая своих собственных ограничений, только увеличивает стресс, испытываемый субъектами этого типа.Сьюзан так описывает свою ситуацию:

«Я действительно чувствую, что нахожусь на грани …»

(Фарбер, 2000b, стр. 683)

Эта ситуация приводит к истощению внутренних ресурсов и может привести к развитию клинических симптомов тревоги из-за чрезмерного беспокойства по поводу требований работы. Субъекты, достигшие этой стадии, испытывают ощущение изменения, изменения и подавленности, и пытаются обратиться за помощью, жалуясь на

. «… тревога, гнев, замешательство, слезливость и проблемы со сном … «

(Фарбер, 2000b, стр. 681)

Стресс, возникающий в результате чрезмерной нагрузки, вызывает трудности с отдыхом или даже сном. Это приводит к тому, что субъекты впадают в состояние тревоги и раздражительности, которое вызывает постоянный гнев и вспышки ярости, направленные на окружающих их людей. Что касается Сьюзан, Фарбер говорит, что

«Она также сильно злилась на своего парня за то, что он» не понимал «важности ее работы для нее.«

(Фарбер, 2000b, стр. 682)

2. Тип с недостаточным сопротивлением

Тип с недостаточным сопротивлением состоит из субъектов, которые потеряли интерес к своей профессии и выполняют свои рабочие задачи поверхностно. Это группа испытуемых, которые справляются с проблемами на работе без особого участия, видя, что по пути они потеряли мотивацию. Короче говоря, в них нет проблем, мотивации или желания участвовать.

«Те, кто выполняет свою работу небрежно, потеряв интерес к работе, они теперь находят ее несложной»

(Фарбер, 1990, стр.35)

2.1. Безразличие и поверхностность в задачах

Важным свойством этого клинического профиля является безразличие, с которым испытуемые справляются с задачами. Это считается способом для них выполнять задачи поверхностно и отстраненно, хотя и не доходя до того, что они полностью пренебрегают своими профессиональными обязанностями. Работа недостаточно привлекательна, чтобы оправдать большие затраты на самоотверженность, и субъект частично потерял интерес к своим обязательствам.По словам Фарбера, отношение, выраженное в разговоре с пострадавшими, таково:

«… есть работа, и я сделаю ее достаточно хорошо, но я не буду изо всех сил делать ее особенно хорошо, потому что эта работа недостаточно увлекательна или интересна».

(Фарбер, 1990, стр. 41)

Эти отстраненные субъекты справляются с препятствиями в своей работе, уменьшая свою энергию и энтузиазм. Они работают небрежно, хотя и не пренебрегают своими обязанностями.Это разочарованные люди, которые сокращают свое участие и работают без всякого энтузиазма, потому что не находят смысла или удовольствия в выполняемых ими задачах.

«Недооцененный учитель продолжает выполнять профессиональную работу, не особо обижается на эту работу, но и не особенно рассчитывает на нее. Обучение потеряло свой смысл …»

(Фарбер, 1991a, стр. 95)

2.2. Недостаток личностного развития

Субъекты с недостаточным уровнем развития чувствуют неудовлетворенность, думая, что они не развиваются как личности благодаря своей работе.Это связано с тем, что они не видят признания своих талантов в выполнении задач, которые не ставят перед ними новых задач. Фарбер ссылается на эту характеристику, когда говорит о

. «Лица, чей диапазон талантов недостаточно признан или реализован в их профессиональной среде» .

(Фарбер, 1990, стр. 42)

Субъекты этого типа сосредоточены на получении некоторого вознаграждения, которое, кажется, не достигается при выполнении их задач. Они думают, что их способности и талант превышают то, что от них требуется по работе, и что они недостаточно используют свои навыки, чтобы идентифицировать себя с ней.По словам одного пациента (Джоан, 26 лет, учитель начальных классов, стаж четыре года):

«Я чувствую, что перерос свою работу … Я знаю, это звучит тщеславно, но я чувствую себя умнее своей работы …»

(Фарбер, 1991a, стр. 96)

Похоже, они одержимы очень требовательными ожиданиями в отношении использования своих способностей, что заставляет их думать, что их текущая работа только затрудняет их личное развитие. не ставить перед ними достаточных задач.Фарбер так описывает Джоан:

«Она пришла на терапию, чувствуя, что, учитывая ее способности, она может или должна делать что-то более сложное, и задавалась вопросом, почему это не так».

(Фарбер, 2000b, стр. 687)

Эти испытуемые сформировали узко определенное представление о своей работе и поэтому считают, что это совершенно неинтересно. Они также потеряли чувство меры при рассмотрении своих успехов на работе и в других сферах своей жизни.Они не доходят до того, что их самооценка будет подорвана. Несмотря на то, что, возможно, это произойдет в будущем, их недовольство заставляет их усомниться в том, действительно ли это направление работы им подходит.

«Они не нанесли ущерба своей самооценке … вместо этого они начали реалистично ощущать, что их самооценка вполне может быть подорвана, если они продолжат работу, которую они считают невыполнимой и недостаточно требовательной к своим навыкам и способностям.«

(Фарбер, 1991a, стр. 94)

2.3. Обдумывание другой работы

Неудовлетворенность, которую испытывают эти субъекты, заставляет их размышлять о других видах работы и ставить под сомнение пригодность их текущей работы до такой степени, что они взвешивают возможность или желают других вариантов трудоустройства. Люди в этой группе, кажется, справляются с разочарованием в своей работе, фантазируя о возможности найти другую, более приятную работу.Субъекты с таким профилем охвачены чувством сомнения, беспокойства и двойственности по отношению к своей работе и предлагают новые горизонты для себя, чтобы разрешить их.

«… со временем недостаточно оспариваемый учитель начинает выполнять работу более поверхностно, начинает больше сомневаться, правильная ли это область, начинает терять энергию и энтузиазм».

(Фарбер, 1991a, стр. 94-95)

На эти идеи отказа от профессии может повлиять появление чувства вины, которое частично ослабляет желание перемен.Эта вина может возникнуть из-за того, что они потеряли объективное представление о своем естественном праве преследовать свои собственные потребности. Тем не менее, эти люди будут находить оправдания и доводы для объяснения своей ситуации либо в случае, когда они примут решение остаться на своей работе, либо когда они в конечном итоге уйдут с нее на другую работу. Комментируя случай с Джилл (тридцать восемь лет, учитель начальных классов, семилетний стаж), Фарбер говорит:

«Она чувствовала себя несколько виноватой, бросив преподавание (чтобы заняться связями с общественностью), но оправдала это, напомнив себе, что она потратила четыре хороших года на преподавание и что она, безусловно, выполнила« свою долю »государственной службы.«

(Фарбер, 1991a, стр. 97)

2.4. Монотонность и скука

Преобладающая отстраненность и отсутствие личностного развития в этом профиле сопровождается типом дистресса, вызванным скукой и отсутствием стимулов, источником которых может быть субъект, выполняющий задания поверхностно. Фарбер считает, что

«Это группа, которая чувствует себя застрявшей, делая одно и то же каждый год, и которая в результате чувствует себя умирающей, несвежей, брошенной.«

(Фарбер, 1991b, стр. 122)

Повторяющееся и разрозненное выполнение функций, как если бы на конвейере, повторение одного и того же снова и снова, день за днем ​​и год за годом, вызовет утомительную работу. атмосфера, вызванная рутиной и однообразием. В этих условиях субъект, которому не уделяется достаточного внимания, кажется, чувствует себя пойманным в ловушку своей работы. Джоан выразила это так:

«Я делаю одно и то же снова и снова… Мне просто не хочется больше этим заниматься … »

(Фарбер, 1991а, стр. 96)

2.5. Отсутствие стресса, вызванного перегрузкой

Субъекты с недостаточной нагрузкой, похоже, не должны справляться с большим объемом работы и, следовательно, не испытывают чрезмерного утомления или страданий в результате этого. По словам Фарбера,

подтип выгорания «… недостаточно выраженный», при котором человек не сталкивается с чрезмерной степенью стресса как такового (т.е. рабочая перегрузка) … »

(Фарбер, 2000b, стр. 677)

Они также не ощущают многих трудностей при правильном выполнении своих задач, поэтому считается, что они свободны от этого типа беспокойства и могут выполнять свои задачи с относительной легкостью. Они чувствуют, что проблемы на работе у них относительно хорошо контролируются, и не чувствуют себя утомленными нежелательными препятствиями; при этом они не становятся подавленными или сердитыми из-за них. Как указывает Фарбер,

«(Этот) тип обгоревшего человека не воспламеняется нежелательными препятствиями, не подавляется и не подавляется ими.«

(Фарбер, 1990, стр. 40)

Безразличное отношение к работе, не требующей больших требований, дает возможность выполнять задачи без чрезмерного стресса. Здесь Фарбер обращается к Джилл; даже после увольнения с работы,

«Она чувствовала себя так, как будто она относительно хорошо справлялась с нагрузками на работе, и была довольна проделанной работой».

(Фарбер, 1991b, стр. 121)

3.Изношенный тип

Изношенный профиль состоит из бесстрастных субъектов, которые снизили свою вовлеченность до такой степени, что пренебрегают своими обязанностями. Это работники с определенной долей пессимизма, из-за которой они потеряли всякий энтузиазм по отношению к своей работе и решили отказаться от любых усилий перед лицом пережитых неудач. В этом отношении их

«Те, кто в ответ на разочарование полностью сдаются»

(Фарбер, 1990, стр.35).

3.1. Пренебрежение обязанностями

Самая важная характеристика изношенного типа — пренебрежение. Это можно понимать как отсутствие личного участия в задачах до тех пор, пока они не ответят на любую трудность отказом. Эта идея присутствует в корпусе через сегменты, такие как тот, который используется для представления этого профиля, или в следующем,

«Эти измученные люди просто не так лично вкладываются в свою работу»

(Фарбер, 1990, стр.40)

Измученные рабочие настолько осознают трудности, что сводят свое чувство цели до такой степени, что им удается отключиться от своей работы. Они преуменьшают важность задач и преуменьшают свои цели, чувствуя, что больше не могут отдавать себя. По словам пациента Джима (сорок один, учитель средней школы, десятилетний опыт),

«Я знаю, что получаю меньше, отдавая меньше, но я просто не могу больше отдавать. Мне просто наплевать.«

(Фарбер, 2000b, стр. 679)

Несмотря на получение меньшего личного удовлетворения (достижение не очень лестных результатов на не очень хорошо выполненной работе), эти субъекты снижают уровень своего участия до крайности пренебрежения. как способ уравновесить усилия и вознаграждение. В этом смысле Фарбер говорит, что

«Изношенные учителя реагируют на стресс не тем, что работают больше, а, наоборот, работают менее усердно; они пытаются сбалансировать несоответствие между вводом и выводом, уменьшая вклад.«

(Фарбер, 1991a, стр. 87)

Они принимают пренебрежение своими обязанностями как способ справиться с трудностями, стрессом и разочарованием в последней попытке, прежде чем почувствуют себя затронутыми своей работой.

«измученные рабочие уволились до того, как полностью погрузились в свою работу».

(Фарбер, 1991a, стр. 87)

3.2. Отсутствие контроля над результатами

Эти субъекты измучены накоплением разочарования, вызванным необходимостью справляться с ситуациями, на которые, по их мнению, они не могут повлиять.По словам автора,

«Они были измотаны кумулятивными эффектами работы с ситуациями, которые они воспринимают как неподконтрольные …»

(Фарбер, 1991a, стр. 87)

Состояние, которое может способствовать появлению и развитию ощущения отсутствия контроля, — это когда рабочий постоянно сталкивается с трудными для решения проблемами, особенно если у него есть не придумать адекватную стратегию выживания.В этих обстоятельствах измученные субъекты могут даже думать, что они погружены в контекст безнадежных ситуаций, отрицая, что их действия могут иметь какое-либо влияние на достижение лучших результатов.

«… он чувствует, что некоторые ситуации« вышли из-под контроля »и что ничто из того, что он делает, не может изменить ситуацию …»

(Фарбер, 2000b, стр. 678)

Согласно теории выученной беспомощности, субъекты этого типа могут испытывать ухудшение в том, как они справляются с ситуациями из-за отсутствия уверенности.В рамках этой теории мы можем понять снижение мотивации у этих субъектов как следствие ущерба, нанесенного их ожиданиям контроля. По словам Джима,

«Меня больше не волнует … Я не верю, что то, что я делаю или не делаю, имеет большое значение».

(Фарбер, 2000b, стр. 678)

Измученные испытуемые убеждены, что результаты будут разочаровывающими, независимо от того, что они делают, и что ничто из того, что они попытаются сделать, не сможет изменить их ситуацию.Постоянное переживание сложных ситуаций вместе с внутренним чувством отсутствия контроля над исходом повредило их восприятию их эффективности и, в конечном итоге, их готовности противостоять им. Фарбер ссылается на Хэла (пятьдесят шесть лет, учитель средней школы, опыт работы тридцать лет), пациента, который не вмешивался, потому что думал, что

«Не стоит …» .

(Фарбер, 2000b, стр. 678)

Джим выражает свою ситуацию следующим образом:

«Даже когда я старался изо всех сил, успехи были не столь впечатляющими, и Бог знает, что я никогда не оценил их по достоинству.«

(Фарбер, 1991a, стр. 88)

3.3. Проблемы с организацией и системой вознаграждения

Характеристика пренебрежительного отношения к этому профилю также может быть объяснена предшествующим обучением в организации, управляемой бюрократическими правилами и требованиями, с организационной системой, которая не признает усилия и самоотверженность, в условиях низкой автономия.

«… чаще всего проявляется среди более опытных людей, работающих в учреждениях с особенно деспотической бюрократической структурой.Эти люди были измотаны организационной политикой, кажущимися мелкими правилами и требованиями, низкой заработной платой и низкой автономией … «

(Фарбер, 1990, стр. 42)

Согласно этой точке зрения, работники с наибольшим риском выгорания этого типа — это те, кто работает в крупных организациях, которые выполняют задачи, исходя из субъективного впечатления о малой поддержке и, возможно, руководствуясь нереалистичными ожиданиями в отношении возможности выражения благодарности и признательности за их работу.По словам автора,

«в настройках, предлагающих мало возможностей для продвижения или признания» .

(Фарбер, 1990, стр. 42)

3.4. Трудности при выполнении заданий

Измученные субъекты воспринимают препятствия, мешающие им выполнять эффективную работу, как угнетающие, и они чувствуют разочарование и разочарование, когда сталкиваются с трудностями, которые не позволяют им выполнять свои задачи должным образом.

«Препятствия на пути к эффективной работе, таким образом, рассматриваются этими людьми как угнетающие и имеют тенденцию ослаблять (а не повышать) их мотивацию.«

(Фарбер, 1990, стр. 40)

Они чувствуют себя подавленными структурой, которая налагает чрезмерно узкое определение того, что можно ожидать от их работы, основанное на общих и бинарных оценках (все неверно), а не на конкретных и гибкие (в этом деле достигнут разумный прогресс). Субъекты этого типа сосредотачиваются на негативных аспектах и ​​разочаровываются в условиях своей работы, как из-за нехватки ресурсов (личных и / или материальных), так и из-за чрезмерной нагрузки.Поэтому они готовы признать ситуации, которые создают определенные трудности, как неудачи. Фарбер говорит, что:

«… суть в их готовности признать тот факт, что они не могут достичь целей, которые когда-то ставили перед собой …»

(Фарбер, 1991a, стр. 89)

Они ищут более удобное положение и перестают беспокоиться о вещах. Они аргументируют свои неудачи и придумывают жалобы, в которых они могут возложить вину на внешние факторы.Они считают, что никто не понимает, насколько сложно хорошо выполнять свою работу, и что никто не понимает, с чем им приходится мириться. Они окружают себя людьми, которые разделяют те же взгляды на вещи. Автор цитирует Шанкера, говоря, что,

«… их спор с системой и обстоятельствами, которые постоянно препятствуют реализации их целей» .

(Фарбер, 1991b, стр. 123)

3.5. Депрессивная симптоматика

Субъекты этого типа страдают от эмоционального истощения до такой степени, что, по словам Фарбера, у них может развиться выгорание вместе с депрессивными симптомами.

«У измученного учителя проявляются симптомы, сходные с симптомами депрессии, включая кажущуюся потерю самооценки, и часто требуется когнитивный подход, направленный на то, чтобы сбалансировать его или ее восприятие».

(Фарбер, 2000b, стр. 677)

Как и у пациентов, страдающих депрессией, измученные рабочие повредили самооценку. Более того, пессимизм, которым они проникнуты, заставляет их делать ошибки в суждениях при интерпретации текущих событий и восприятии будущего.

«… стремятся минимизировать успехи, максимизировать неудачи и воспринимать будущее так же неизбежно, как настоящее» .

(Фарбер, 2000b, стр. 680)

Они справляются с повседневными проблемами и трудностями, испытывая апатию и недостаток энергии, и чувствуют себя утомленными и утомленными, что снижает их вовлеченность в свою работу без учета качества их услуг. .

«Те, кто измучены, нанесли ущерб своему чувству собственного достоинства — они больше не вкладываются лично в то, чтобы хорошо выполнять свою работу.«

(Фарбер, 1991a, стр. 89)

Работники этого типа испытывают чувство беспомощности, отчаяния, уныния, раздражительности и вины. Хэл, лечившийся у автора и окончательно отказавшийся от профессии, высказал следующее мнение:

«Иногда я чувствую себя виноватым из-за хороших детей, которых учу не так хорошо, как следовало бы …»

(Фарбер, 1991b, стр. 123)

b) Концептуальная характеристика модели

В этом разделе мы даем сводку свойств различных типов с целью обеспечить экономное представление предложения, пока мы не остаются с единственной категорией, которая придает смысл дифференциации, установленной в профилях.

1. Неистовый тип

Профиль неистового типа можно вкратце охарактеризовать следующими свойствами: «вовлеченность» как все большее усилие противостоять трудностям работы в попытке повысить вероятность получения ожидаемых результатов; «амбиции» в смысле значительной потребности в достижениях и внешнем одобрении в результате блестящих операций; «отказ от неудач» как отсутствие признания неудач или собственных ограничений в убеждении, что результаты отражают личную ценность; «перегрузка», то есть рисковать своим здоровьем и личной жизнью ради работы, вкладывая интенсивные и непрерывные усилия; и «беспокойство и раздражительность» при чрезмерном беспокойстве по поводу работы, до тех пор, пока человек не почувствует себя перегруженным и не начнет испытывать трудности с расслаблением или сном.

Похоже, что свойства «амбиции» и «неприятия неудач» тесно связаны. Значительная потребность в достижениях и внешнем одобрении может определять отсутствие признания неудач и собственных ограничений. Поэтому теперь мы будем называть их одним термином «грандиозность». С другой стороны, свойство «тревожность и раздражительность» создает впечатление слишком близкого сходства симптомов тревожных расстройств, поэтому мы решили его исключить. Таким образом, у нас есть три подкатегории для описания неистового типа: «вовлечение» как все большее усилие противостоять трудностям работы; «грандиозность» в смысле значительной потребности в достижениях вместе с отказом от неудач или ограничений; и «перегрузка», которая относится к риску для здоровья и личной жизни ради работы.

2. Тип с недостаточным сопротивлением

Тип с недостаточным противодействием представляет: «безразличие» как способ выполнения работы поверхностным и отстраненным образом, хотя и без пренебрежения всеми обязанностями; «неразвитость», определяемая как неудовлетворенность тем, что не видят признания своих талантов при выполнении задач, которые не создают новых проблем; «обдумывание другой работы» в том смысле, что ставит под сомнение пригодность своей текущей работы и взвешивает другие варианты трудоустройства; «скука», которая может рассматриваться как ощущение рутинной и монотонной работы из-за поверхностного выполнения задач; и «отсутствие стресса, вызванного перегрузкой», что соответствует способу выполнения задач без излишнего стресса, поскольку нет необходимости справляться с серьезными требованиями.

Свойства «отсутствие развития» и «намеревается другая работа» можно считать тесно связанными. Тот факт, что человек не развивается на работе, может иметь большое значение, когда речь идет о желании других вариантов трудоустройства. Поэтому мы будем называть оба свойства одновременно «недостатком развития», понимая, что это определяющее свойство. «Отсутствие стресса, вызванного перегрузкой» может быть связано со «скукой», учитывая, что и то, и другое относится к монотонной среде, вызванной отсутствием стимула.Поэтому мы дадим название «скука» собственности, сочетающей обе характеристики. Таким образом, у нас есть три подкатегории для характеристики этого профиля: «безразличие» как способ выполнения задач поверхностным и отстраненным образом; «неразвитость» из-за неудовлетворенности тем, что не признают свои таланты до тех пор, пока не будут рассмотрены другие варианты трудоустройства; и «скука» в смысле монотонности из-за поверхностного выполнения задач без стресса или серьезных требований.

3. Изношенный вид

Изношенные рабочие присутствуют: «пренебрежение», как отсутствие личного участия в рабочих задачах, заставляющее сдаться в ответ на любую трудность; «неконтролируемость», как наличие чувства отчаяния, вызванного отсутствием контроля над результатами; «отсутствие признания», когда человек чувствует, что организация, в которой он или она работает, не признает усилий и преданности делу; «трудности», как чувство подавленности из-за нехватки ресурсов и трудностей, мешающих выполнять эффективную работу; и «депрессия», как наличие депрессивной симптоматики.

Тот факт, что человек чувствует сильное угнетение, вызванное «трудностями», с которыми он сталкивается при выполнении заданий, учитывая, что они мешают их удовлетворительному выполнению, может быть связан с чувством отчаяния, вызванным «отсутствием контроля». Поэтому мы решили сгруппировать оба свойства в одно, что мы теперь называем «отсутствие контроля». Мы также устранили депрессивную симптоматику, поскольку она более характерна для других типов эмоциональных расстройств. Вкратце, мы можем охарактеризовать изношенный тип с помощью следующих подкатегорий: «пренебрежение», как невнимание к рабочим задачам, вплоть до отказа от любых трудностей; «непризнание», как чувство того, что не видят признания своих усилий и преданности делу; и «неконтролируемость», как отчаяние, вызванное отсутствием контроля над результатами при возникновении трудностей при выполнении заданий.

4. Основная категория: степень преданности делу

Рисунок 1 позволяет оценить свойства, определяющие каждый из клинических профилей. Мы выделили характеристики вовлеченности, безразличия и пренебрежения как ценности, составляющие основную категорию классификации, категорию, способную объединить всю классификацию вместе. Эта категория основана на степени «преданности делу» в работе. Ценности вовлеченности и пренебрежения, соответствующие неистовым и измученным типам, соответственно, кажутся противоположными, поэтому они помещены на противоположные стороны в новом измерении.С другой стороны, не совсем ясно, какое место занимает значение безразличия недооцененного профиля.

Рисунок 1

Графическое изображение концептуальной характеристики модели .

Однако еще раз взглянув на корпус, мы можем увидеть, что однажды автор классификации описал этот тип как

«… те, кто относительно невосприимчив к разочарованию — которые не работают больше и не сдаются, а вместо этого выполняют свою работу поверхностно, потеряв интерес к работе, которую они теперь находят несложной и не стимулирующей» .

(Фарбер, 1990, стр. 40)

Это описание недостаточно оспариваемого типа как отрицание основных свойств, характеризующих два других, дает ключ к пониманию того, как подойти к вопросу формального установления критерия классификации. Этот аспект рассматривается в следующем разделе.

c) Структурное определение критерия классификации

Полный набор свойств в предложении, кажется, организован вокруг основной категории «преданность делу», конечными ценностями которой являются участие в работе, с одной стороны, и пренебрежение задач, с другой.Это две основные стратегии для преодоления трудностей — стратегия вовлечения, как все более активные усилия при столкновении с разочарованием, и стратегия пренебрежения, в смысле достижения точки отказа при столкновении с любой трудностью. В связи с этим мы переходим к подтверждению того, может ли основная категория на самом деле логически сгруппировать все свои ценности (вовлеченность, безразличие и пренебрежение) посредством единственного измерения. С этой целью мы разделили два конечных члена и отрицали каждый из них, чтобы получить четыре члена, которые придали бы смысл семиотическому квадрату.На рисунке 2 показана сеть отношений, в которой семантическая микровселенная устроена, представленная этой категорией, с распознаванием позиций виртуального значения, определяемого сетью, посредством отношений противоречия (AB; A’-B ‘), противоречия (A- B ‘; B-A’) и способность быть дополнительными (A’-A; B’-B).

Рисунок 2

Типология качественного выгорания по классификации «посвящения» .

Согласно более ранним элементарным отношениям значения, логически возможными значениями полной систематической типологии [26] будут: 1 — рабочие, которые становятся вовлеченными в свою работу (A), т.е.е. кто прилагает больше усилий, когда сталкивается с трудностями; 2- те, кто не пренебрегает своими усилиями (А ‘), которые не сдаются, столкнувшись с какими-либо препятствиями; 3- те, кто не участвует (B ‘) или не прилагает больших усилий, когда сталкивается с разочарованием; и 4- те, кто пренебрегает (B), в смысле сдачи при столкновении с какой-либо проблемой.

С логической точки зрения, это возможности, создаваемые результатами семиотического квадрата над конечными элементами примитивной основной категории.Однако, чтобы адаптировать его к исходным профилям предварительного предложения, четыре возможных решения должны быть упрощены до трех. Поэтому мы принимаем частичное соответствие между второстепенными противоположными терминами (A’-B ‘) и сокращаем термины «не участие» и «не пренебрегать» до единицы, соответствующей значению «безразличие». Это означает, что безразличие определяется как отсутствие участия и отсутствие пренебрежения одновременно (Рисунок 2), то есть не прилагать больших усилий, но не пренебрегать задачами, что согласуется с описанием, приведенным автором в предыдущем разделе.

При использовании пересечения отрицаний примитивных конечных терминов в качестве промежуточной позиции для определения характеристики безразличия семантическая ось «посвящения» появляется как измерение, которое позволяет формально артикулировать все ценности основной категории, который затем становится новым классификационным критерием для типологии, которая теперь систематизируется через систему отношений.

Посредством проведенного ранее семантического анализа мы можем оценить теоретическое ядро, лежащее в основе классификации предварительной типологии, на которой строятся наборы значений, разработанные автором.Это открытие позволит нам предложить очень краткие определения изначально предложенных клинических профилей. Эти определения будут основаны на отношении испытуемых по сравнению с чувством незначительности, которое вызывает эмоциональное выгорание, в зависимости от степени «преданности делу» как способа справиться с проблемами и разочарованиями, связанными с работой.

Итоговые определения всего этого процесса: а) неистовый тип, справляется с рабочими трудностями с большей вовлеченностью в задачи и вкладывает все больше усилий; б) слабовыраженный тип, поверхностно справляется с работой через безразличие и отстраненность, без излишней вовлеченности, хотя и без пренебрежения; в) изношенный тип, справляется с рабочими трудностями, пренебрегая обязанностями, в смысле невостребованности в работе, вплоть до того, что бросает работу, когда сталкивается с какими-либо трудностями.

Синдром выгорания: профессиональное явление, вызванное чрезмерным и продолжительным стрессом.

Выгорание на рабочем месте, состояние эмоционального, умственного и физического истощения, вызванное чрезмерным и длительным стрессом, в последнее время стало такой серьезной проблемой профессионального здоровья. В настоящее время Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) реклассифицирует это заболевание не как заболевание, а как профессиональное явление. Выгорание — это синдром, возникший в результате хронического стресса на рабочем месте, с которым не удалось успешно справиться.Выгорание конкретно относится к явлениям в профессиональном контексте и не должно применяться для описания опыта в других сферах жизни. Поскольку хронический стресс на рабочем месте в значительной степени снижает качество жизни, медицинская помощь должна быть обеспечена надлежащим образом. Важное значение имеет понимание предупреждающих знаков, позволяющее оперативно назначить лечение.

Познакомьтесь с «синдромом выгорания»

Выгорание на рабочем месте описывается как состояние эмоционального, умственного и физического истощения, вызванное хроническим стрессом на рабочем месте, с которым не удалось успешно справиться.По мере того как стресс продолжается, интерес к работе или мотивация истощаются. Выгорание на рабочем месте стало такой серьезной профессиональной проблемой в наше время. Он характеризуется тремя размерами:

  1. Чувство истощения или истощения энергии.
  2. Чувство негативизма или цинизма в связи с работой и снижение уверенности в себе.
  3. Снижение профессиональной эффективности и увеличение мысленной дистанции от коллег и клиентов.

Предупреждающие признаки синдрома выгорания

Признаки, указывающие на состояние перегорания, подразделяются на 3 категории:

1) Эмоциональное расстройство

  • Уныние
  • Чувство депрессии
  • Легко злиться или раздражаться
  • Нестабильность настроения
  • Чувство неудовлетворенности назначенной работой

2) Мышление

  • Пессимистично
  • Винить других
  • Чувствую себя сомнительно или подозрительно
  • Безответственность и ненадежность
  • Отсутствие уверенности в себе

3) Поведенческие изменения

  • Откладывать дела на потом
  • Отсутствие энтузиазма
  • Импульсивность
  • Неспособность управлять временем
  • Отсутствие мотивации просыпаться и идти на работу
  • Постоянное опоздание на работу
  • Отсутствие фокуса или концентрации
  • Чувство недовольства во время работы

Ведение при синдроме выгорания

Чтобы справиться с чрезмерным или хроническим стрессом на рабочем месте, прежде чем опоздать, рекомендуются следующие рекомендации:

  • Повышение гибкости в рабочих условиях
  • Понимать и принимать различия между людьми
  • Избегайте раннего суждения без четких доказательств
  • Открытость и выслушивание других
  • Поговорите с тем, кто умеет слушать и давать предложения
  • Сотрудничество с компанией / организацией
  • Избегайте чрезмерной нагрузки
  • Не работайте дома
  • Оставьте проблемы на рабочем месте и никогда не забирайте их домой
  • Максимально снизить давление на работе
  • Осторожно попросите дополнительную помощь, если это необходимо, или вежливо откажитесь от некоторых запросов
  • Достаточно отдохнуть
  • В случае появления определенных признаков настоятельно рекомендуется консультация врача со специалистами.

Последствия синдрома выгорания

Негативные последствия синдрома выгорания распространяются на все сферы жизни, в том числе:

1) Физические воздействия

  • Хроническая усталость
  • Головная боль
  • Боли в теле

2) Психологические воздействия

  • Чувствуя безнадежность
  • Отсутствие энтузиазма
  • Нарушение сна

3) Производительность

  • Частое отсутствие на работе
  • Опоздание на работу
  • Снижение производительности работы
  • Намерение уйти в отставку

Определенные работы, потенциально ведущие к синдрому выгорания
  • Чрезмерные и перегрузочные работы
  • Сложная работа или работа в сжатые сроки
  • Работа с несправедливым вознаграждением
  • Работа, которая не ценится, или работа, не вызывающая гордости
  • Работа с недостатком справедливости, честности, доверия или принятия
  • Работа без реальных полномочий
  • Работа по неорганизованной системе / структуре или работа без определенных целей и направлений

Синдром выгорания часто принимают за депрессию.Фактически, выгорание — это группа нескольких симптомов, описываемых как состояние эмоционального, умственного и физического истощения, которое отличается от депрессии, которая является медицинским заболеванием. Если присутствуют какие-либо аномальные признаки и симптомы, настоятельно рекомендуется проконсультироваться с психиатрами и психиатрами, чтобы правильно решить проблему с помощью соответствующих и своевременных планов лечения.

Психофизиологические характеристики синдрома выгорания: анализ ЭЭГ в состоянии покоя

Введение .Последствия хронического стресса, связанного с работой, связаны с различными эмоциональными, когнитивными и поведенческими симптомами. Профессиональное выгорание как комплексный синдром характеризуется истощением, цинизмом и низкой профессиональной эффективностью. Более того, растущее количество исследований нейронных коррелятов выгорания расширяет существующие знания о механизмах, лежащих в основе этого синдрома. Цель исследования . Цель исследования — изучить возможные различия в активности мозга у истощенных и не выгорающих сотрудников.Представлен частотно-зависимый анализ мощности ЭЭГ в состоянии покоя у субъектов с эмоциональным выгоранием и контрольной группы. Материалы и методы . Сотрудники Burnout (N = 46; 19 мужчин) были сопоставлены с контрольной группой (N = 49; 19 мужчин; средний возраст: 36,14 года, SD = 7,89). Для измерения симптомов выгорания и условий работы использовались шкалы Maslach Burnout Inventory — General Survey (MBI-GS) и Area of ​​Worklife Survey (AWS) соответственно. 256-канальная ЭЭГ (система EGI 300) использовалась для сбора психофизиологических данных.ANOVA с повторными измерениями выполняли с факторами состояния (открытые или закрытые глаза) и области (6 уровней: извлеченные области скальпа); выгорание (2 уровня: выгорание или отсутствие выгорания) было группирующим фактором. Результатов . Существенная разница наблюдалась только в альфа-диапазоне частот: группа выгорания показала значительно более низкую альфа-мощность в состоянии открытых глаз по сравнению с контролем (p <0,05). Корреляционный анализ показал, что пол может существенно изменить характер взаимосвязи спектральных характеристик ЭЭГ и симптомов выгорания. Выводы . Снижение альфа-силы у людей с выгоранием предполагает гиперактивность коры головного мозга и может быть связано с большими умственными усилиями и возможным развитием компенсаторных механизмов у людей с выгоранием.

1. Введение

Синдром выгорания определяется как процесс психологической реакции на длительный производственный стресс [1], на который влияют индивидуальные и контекстные факторы [2]. Согласно последней Международной классификации болезней (МКБ-11), выгорание включено в «Факторы, влияющие на состояние здоровья или обращение в службы здравоохранения» в разделе «Проблемы, связанные с работой или безработицей» (код: QD85) и относится к стрессу на рабочем месте. этим не удалось эффективно управлять [3].В МКБ-11 выгорание концептуализировано как профессиональное явление, которое конкретно связано с опытом работы в профессиональном контексте и не классифицируется как медицинское состояние. Всемирная организация здравоохранения характеризует выгорание по трем параметрам: «(1) чувство истощения или истощения энергии; (2) увеличенная ментальная дистанцированность от работы или чувство негативизма или цинизма в отношении работы; и (3) снижение профессиональной эффективности »[3]. Это прямо соответствует Маслаху, Джексону и Лейтеру [4], которые описали выгорание как состояние истощения, деперсонализации или цинизма, а также низкой профессиональной эффективности.Однако некоторые исследователи подчеркивают, что основными компонентами синдрома выгорания являются психофизическое истощение и психологическое дистанцирование от работы [5].

Исследования выгорания в последние годы значительно расширились и распространились на различные области. Первые исследования выгорания были связаны с психологией труда и организационной психологией [1, 6–8], но дальнейшие исследования синдрома выгорания также актуальны для клинической психологии [9–14], нейропсихологии [15, 16], нейрофизиологии [17–19]. ] и нейробиологии [20–27].Похоже, что синдром выгорания стал популярной областью исследований по трем причинам: (1) его распространенность в общей популяции сотрудников; (2) значительные индивидуальные и организационные последствия; и (3) важный научный спор о его этиологии и симптоматических характеристиках, которые отличают его от других заболеваний, особенно от депрессии [9, 28]. Что касается методологии исследований эмоционального выгорания, объективные методы и результаты исследований особенно необходимы, чтобы ответить на вопрос, может ли синдром тяжелого выгорания быть отдельным субъектом, или это форма депрессии или тревожно-депрессивного расстройства, вызванного длительными трудовыми отношениями. стресс.

Нейровизуализационное исследование показало, что выгорание или длительный профессиональный стресс коррелируют со специфическими анатомическими и функциональными характеристиками мозга [22, 23, 25, 26]. Например, Йованович и др. [23] показали, что у субъектов с хроническим стрессом, связанным с работой, выявлено функциональное разъединение между миндалевидным телом и медиальной префронтальной корой (mPFC), включая переднюю поясную извилину (ACC). Более того, они наблюдали, что рецепторы, которые участвуют в регуляции HPA (рецепторы 5-HT1A), были снижены в ACC, коре островка и в гиппокампе.Эти результаты указывают на значительные структурные и функциональные изменения мозга и могут указывать на нарушение регуляции стресса сверху вниз у субъектов с длительным стрессом, связанным с работой [23]. Точно так же Blix, Perski, Berglund и Savic [26], анализируя образец с хроническим профессиональным стрессом, наблюдали уменьшение объемов серого вещества ACC и дорсолатеральной префронтальной коры (dPFC), а также уменьшение объемов хвостатого ядра и скорлупы. Savic [25] наблюдал, что пациенты с выгоранием демонстрировали значительно более тонкую мезиальную лобную кору и избирательные изменения подкорковых объемов: их объемы миндалины увеличивались с двух сторон, а объемы хвостатого тела уменьшались.Голкар и др. [22] наблюдали более слабую активацию функциональной сети между правой миндалиной и передней поясной поясной корой у субъектов с выгоранием, что может объяснить трудности в контроле и преодолении негативных эмоций. Эти исследования дают прочную основу для дальнейшего изучения нейронных коррелятов выгорания и поиска его нейрофизиологических индикаторов.

В предыдущих психофизиологических исследованиях с использованием электроэнцефалографии (ЭЭГ) наблюдались когнитивные нарушения у субъектов с эмоциональным выгоранием, сопровождаемые измененным паттерном выбранных связанных с событиями потенциалов (ERP) [29–33].В нашем более раннем исследовании мы наблюдали измененный паттерн ERP обработки эмоциональных стимулов у субъектов с выгоранием, что может объяснить один из основных компонентов выгорания: деперсонализацию / цинизм [15]. Кроме того, Luijtelaar и его коллеги [29] проанализировали частотно-зависимую мощность ЭЭГ и обнаружили, что у субъектов с выгоранием наблюдались более низкая пиковая частота альфа-излучения и пониженная мощность бета-излучения. Частотно-зависимый анализ мощности ЭЭГ может быть интересной перспективой при изучении выгорания и может дать дополнительную информацию о характеристиках синдрома выгорания.Эти исследования в связи с выгоранием могут быть особенно интересны с точки зрения таких характеристик выгорания, как умственная усталость, истощение энергии и состояние истощения [1, 7, 34–38]. Некоторые исследования ясно показали, что субъекты с выгоранием демонстрируют определенные паттерны возбуждения, такие как более низкий уровень энергии и более высокий уровень напряжения [39, 40]. В этом контексте особый интерес могут представлять индексы уровней возбуждения и реактивности. Согласно Fonseca, Tedrus, Bianchini и Silva [41], в условиях покоя различия в альфа-активности ЭЭГ между состояниями с закрытыми и открытыми глазами можно использовать как меру возбуждения в состоянии покоя.Уровень возбуждения может относиться к снижению абсолютной мощности в состоянии открытых глаз (EO) по сравнению с состоянием закрытых глаз (EC). Другой индекс возбуждения, уровень реактивности, который можно оценить по индексу альфа-реактивности, рассчитываемому как отношение абсолютной альфа-мощности в ЭО к абсолютной альфа-мощности в ЕС (больший индекс альфа-реактивности относится к более низкой реактивности) [41].

Что касается перекрывающихся эффектов с депрессией [10, 28–30, 42], особенно интересно проанализировать фронтальную альфа-асимметрию (FAA) при выгорании.При депрессии асимметрия фронтального альфа (8–13 Гц) с гипоактивностью в лобной доле отмечалась во многих исследованиях [43–45], поэтому FAA может также наблюдаться в группах с выгоранием. Однако некоторые исследования показывают, что большая активность правого альфа при депрессии связана с малой и средней величиной эффекта [46] и что эта тенденция не очевидна [47]. Один из последних метаанализов FAA при депрессии [48] подтверждает эту двусмысленность, указывая на ограниченную диагностическую ценность FAA при больших депрессивных расстройствах.Более того, предыдущее исследование спектрального анализа ЭЭГ в группе выгорания не выявило FAA [29]. В свете этих результатов трудно сделать вывод о том, типична ли альфа-асимметрия для субъектов с выгоранием.

В этом исследовании мы стремимся проанализировать спектральные характеристики ЭЭГ в состоянии покоя и сравнить их между субъектами с выгоранием и контрольной группой. Ссылаясь на предыдущее исследование спектрального анализа мощности при эмоциональном выгорании [29], мы ожидаем найти значительные различия между субъектами с выгоранием и контрольной группой в α (8.5–13,0 Гц) и частоты β (13,5–30 Гц). По сравнению с контрольной группой наши гипотезы следующие: (h2) в группе с выгоранием будет наблюдаться значительно меньшая частота альфа-пиков; (h3) значительно меньшая бета-мощность будет наблюдаться в группе выгорания; (h4) группа выгорания не будет отличаться фронтальной альфа-асимметрией. Ссылаясь на исследование van Luijtelaar et al. [29], мы сравним ЭЭГ покоя в условиях открытых и закрытых глаз. Кроме того, со ссылкой на Tement et al.В исследовании [49] мы ожидаем увидеть различия в мощности альфа в ЭЭГ покоя; однако никаких конкретных гипотез не было сформулировано из-за различий в выборке и методологии исследования (студенты; только состояние с закрытыми глазами; регрессионные модели).

2. Материалы и методы
2.1. Участники

Испытуемые были набраны из 272 добровольцев, которые откликнулись на приглашение с описанием цели проекта и кратким описанием исследования. Приглашение было размещено в деловых социальных сетях и разослано по электронной почте в государственные и частные организации.Критерии включения в исследование были следующими: статус сотрудника (активные работники с высшим образованием и опытом работы не менее 1,5 лет, работающие в дневную смену), праворукость, правильное или исправленное до нормального зрения, зависимость. бесплатно, без неврологических или психических заболеваний в анамнезе, не беременна. Исходная выборка состояла из 100 участников (40 человек). Из-за плохого качества спектральных данных ЭЭГ и неоднозначных характеристик выгорания 5 участников были исключены. Выборка исследования (N = 95) состояла из группы выгорания (N = 46; 19 мужчин), которая по половозрастным характеристикам соответствовала контрольной группе (N = 49; 19 мужчин) (средний возраст: 36 лет).14 лет, SD = 7,89).

Протокол исследования был одобрен Комиссией по биоэтике Ягеллонского университета и проводился в соответствии с рекомендациями Кодекса этики APA. Участникам была выплачена оплата за их вклад в проект. Каждый субъект дал письменное информированное согласие.

Группа выгорания состояла из участников, которые имели высокие баллы по показателю эмоционального выгорания и сообщали, что их рабочий контекст вызывает стресс. Выгорание и условия работы оценивались с использованием польской версии Опроса выгорания в Маслахе — общего обзора (MBI-GS) [3] и шкалы исследования областей трудовой жизни (AWS) [50].

MBI-GS состоит из 16 пунктов, оцениваемых по 7-балльной шкале от 0 «никогда» до 6 «каждый день». Инструмент измеряет три измерения выгорания: истощение (5 пунктов), цинизм (5 пунктов) и профессиональная эффективность (6 пунктов). Коэффициенты Кронбаха α на основе выборки равны, и.

AWS состоит из 29 пунктов, которые относятся к условиям работы и оценивают предполагаемое соответствие сотрудников между их рабочей средой и индивидуальными предпочтениями. Анализируются шесть сфер трудовой жизни: рабочая нагрузка (6 элементов), контроль (3 элемента), вознаграждение (4 элемента), сообщество (5 элементов), справедливость (6 элементов) и ценности (5 элементов).Они оцениваются по пятибалльной шкале от 1 «категорически не согласен» до 5 «полностью согласен». Коэффициенты α Кронбаха были,,,, и.

В группу выгорания входят участники, получившие высокие (> 3) баллы по двум параметрам выгорания — истощение и цинизм и низкие баллы (<3) по крайней мере по трем шкалам AWS; это указывало на более выраженные симптомы выгорания и более напряженный рабочий контекст, что оценивалось по более низкой степени соответствия между рабочим местом и предпочтениями человека.

2.2. Процедура эксперимента

Данные ЭЭГ записывали в течение 3 минут для состояния с открытыми глазами и 3 минут для состояния с закрытыми глазами. Испытуемых просили сесть и сосредоточиться на точке фиксации; когда их глаза были закрыты, их просили сесть с закрытыми глазами.

2.3. Анализ ЭЭГ

Непрерывные данные ЭЭГ с плотным массивом (HydroCel Geodesic Sensor Net, EGI System 300; Electrical Geodesic Inc., OR, США) собирали из 256-канальной ЭЭГ с частотой дискретизации 250 Гц (полосовая фильтрация при 0.01–100 Гц с вершинным электродом в качестве эталона) и записали с помощью программного обеспечения NetStation (версия 4.5.1, Electrical Geodesic Inc., OR, США). Импеданс всех электродов поддерживался ниже 50 кОм. Автономный анализ данных проводился с помощью инструментария EEGLAB с открытым исходным кодом [51]. Перед этапами предварительной обработки лицевые электроды были удалены; Таким образом, дальнейший анализ проводился на 224 каналах. Данные подвергались цифровой фильтрации для удаления частот ниже 0,5 Гц и выше 35 Гц. Среднее эталонное значение было пересчитано, и плохие каналы были автоматически удалены с помощью измерений эксцесса с пороговым значением 5 стандартных отклонений.Затем непрерывные данные визуально проверялись, чтобы вручную удалить каналы или временные эпохи, содержащие высокоамплитудный, высокочастотный мышечный шум и другие нерегулярные артефакты.

Для удаления артефактов из данных использовался независимый компонентный анализ. Из-за большого количества каналов разложению данных ЭЭГ с помощью алгоритма Infomax предшествовал анализ основных компонентов. Для каждого испытуемого были извлечены и визуально исследованы пятьдесят независимых компонентов. На основе пространственно-временного паттерна [52, 53] компоненты, распознаваемые как мигание, частота сердечных сокращений, саккады, мышечные артефакты или плохие каналы, были удалены.Недостающие каналы были интерполированы, и веса ICA были пересчитаны. Данные были разделены на условия с открытыми глазами (EO) и с закрытыми глазами (EC). Спектральное разложение выполнялось с использованием окна Велча с последующим быстрым преобразованием Фурье (БПФ). Средние спектры мощности для альфа (8–13 Гц), бета (14–35 Гц), дельты (1-3 Гц) и тета (4–7 Гц) были извлечены для каждого участника из кластеров электродов, локализованных слева. и правая передняя, ​​левая и правая центральная, а также левая и правая задние участки скальпа.

3. Результаты и обсуждение

Статистический анализ проводился отдельно для каждой полосы частот. Значительного эффекта между группами для бета-, дельта- и тета-диапазонов не наблюдалось; таким образом, статистический анализ будет представлен только для альфа-диапазона частот.

Повторные измерения ANOVA выполняли с факторами условий (EO vs. EC) и регионов (6 уровней: выделенные области скальпа); выгорание (2 уровня: выгорание или отсутствие выгорания) было группирующим фактором.Как и ожидалось, основное влияние оказало состояние (F (1,93) = 341,82«), а альфа-сила была значительно выше для закрытых глаз. Кроме того, наблюдался эффект взаимодействия группы и условия (F (1,93) = 5,43,,). Апостериорный анализ выявил значительную разницу в состоянии OE ( p <0,05) с более низкой альфа-мощностью для выгорания по сравнению с группой без выгорания (см. Рисунок 1). Наконец, существенное влияние оказала область кожи головы (F (5,465) = 82.04«) и эффект взаимодействия состояния и области кожи головы (F (5,465) = 52,51«). Однако эти эффекты не модулировались возникновением выгорания; таким образом, мы не исследовали и не интерпретировали эти эффекты. Существенных различий в частоте индивидуальных пиков альфа между исследуемыми группами не наблюдалось.

Таким образом, мы наблюдали значительно более низкую альфа-мощность в группе выгорания при открытых глазах. Наши результаты не подтверждают гипотезу 1, которая относится к более низкой частоте альфа-пика, или гипотезу 2, которая относится к более низкой мощности бета-излучения у субъектов с выгоранием.Не наблюдалось значительного группового эффекта или эффекта взаимодействия. Наши результаты подтверждают гипотезу 3, то есть фронтальная альфа-асимметрия не наблюдается у лиц с выгоранием. Это согласуется с наблюдениями Луйтелаара и др. [29].

Хотя, насколько известно авторам, более высокая альфа-сила не наблюдалась ни в одной группе с выгоранием, эту тенденцию можно было ожидать, поскольку выгорание обнаруживает некоторые симптоматологические сходства с усталостью и депрессией, для которых сообщалось о повышенной альфа-мощности [29, 49].Таким образом, представленные результаты демонстрируют новую характеристику у субъектов с выгоранием, указывающую на гиперактивность коры головного мозга, а не на гипоактивность, которая типична для депрессии и утомляемости.

При дальнейшем анализе корреляции в условиях открытых (таблица 1) и закрытых (таблица 2) глаз мы наблюдали значительную связь между альфа-силой и двумя симптомами выгорания: истощением и цинизмом. Для истощения выявлена ​​значимая отрицательная корреляция в состоянии открытых глаз для передней, центральной и задней областей.Это наблюдалось как глобальный эффект для каждого региона и для всех левых и правых областей. В состоянии с закрытыми глазами значимая корреляция наблюдалась только для передней (глобально и полушарной), центральной левой и задней глобальной и левой областей. В состоянии с закрытыми глазами коэффициенты корреляции были слабее по сравнению с состоянием с открытыми глазами. Что касается цинизма, значимые отрицательные корреляции наблюдались в состоянии открытых глаз для глобальных передних и задних областей, а также для левой и правой сторон.Более слабые корреляции наблюдались для центральных глобальных и центральных левых регионов.

16 16 23 1616916916

16

4 4 4 9 916 0.003

Состояние Район Участок MBI-GS: MBI-GS: 9167-GSha 916-GSha 916-GSha 916-GS-916-GS-916 Цинизм Эффективность

Открытые глаза Передние Глобальные -0.2952 -0,2761 0,1425
p = 0,004 p = 0,007 p = 0,168
0,1380
p = 0,005 p = 0,005 p = 0,182
R -0,216824 -037.2586 0,1424
p = 0,004 p = 0,011 p = 0,169
Центральная
p = 0,011 p = 0,043 p = 0,235
L -0,27537 -0,2265 9 .161384
p = 0,007 p = 0,027 p = 0,181
R -0,2163716 p = 0,021 p = 0,075 p = 0,308
Задний Общий -0,3050 -0,2722 16 p = 0,008 p = 0,127
L -0,3186 -0,2818 0,1768
p = 0,087
R -0,2899 -0,2583 0,1402
0 = 0,001624 011 p = 0,175

916 916 916 916 916 916 916 916 916 916 916 916 916 916 916 2130 23 1624 23 16

MBI-GS: MBI-GS:
Истощение Цинизм Эффективность

Глаза с закрытыми глазами Передняя часть -0,1282 0,1248
p = 0,038 p = 0,216 p = 0,228
6916 6 6 916 9164 0,1316
p = 0,034 p = 0,163 p = 0,204
R -016,2044 -037.1214 0,1189
p = 0,047 p = 0,241 p = 0,251
6
p = 0,061 p = 0,370 p = 0,375
L -0,21837 -0,122412 0 .161186
p = 0,033 p = 0,242 p = 0,252
R -0,1627 916 p = 0,115 p = 0,551 p = 0,536
Задний Общий -0,2139 -0,1336 16162491691691691662 9162 0.037 p = 0,197 p = 0,224
L -0,2250 -0,1390 0,1324
9167 0,124 9167 916 0,12 916 p = 0,201
R -0,1967 -0,1151 0,1149
01624 9 p = 0,016267 p = 0,267

Дальнейший анализ альфа-мощности принял во внимание гендер как важную характеристику, которая может изменить модель отношений между альфа-силой и симптомами выгорания [49]. В соответствии с выводами Темента и др. [49], мы наблюдали, что альфа-сила достоверно коррелировала с выгоранием только у мужчин (N = 38). У женщин (N = 57), хотя тенденция к отрицательной корреляции сохраняется, отношения между альфа-силой и симптомами выгорания в большинстве областей не достигли значимости.Единственная значимая отрицательная корреляция между истощением и альфа-мощностью наблюдалась в передней правой части при открытых глазах (r = 0,32, p = 0,049). У мужчин наблюдалась значительная отрицательная корреляция между альфа-силой и цинизмом для всех областей в состоянии открытых глаз. Эти отношения наблюдались при глобальном анализе для передней (r = -0,37, p = 0,021), центральной (r = -0,37, p = 0,023) и задней (r = -0,35, p = 0,032) областей, а также для полушарный анализ (передний левый: r = -0.41, р = 0,011; справа: r = -0,34, p = 0,036; в центре слева: r = -0,37, p = 0,021; справа: r = -0,35, p = 0,029; задний левый: r = -0,35, p = 0,033; справа: r = -0,35, p = 0,033). Интересно, что для мужчин были обнаружены дополнительные значимые корреляции между альфа-мощностью и эффективностью; все эти корреляции были положительными и наблюдались только в состоянии открытых глаз (передний левый: r = 0,33, p = 0,042; центральный глобальный: r = 0,39, p = 0,016, левый: r = 0,42, p = 0,009 и правый : r = 0,36, p = 0,028; апостериорный глобальный: r = 0.32, p = 0,048, слева: r = 0,34, p = 0,035). Эти анализы показывают, что пол может существенно изменить характер отношений между спектральными характеристиками ЭЭГ и симптомами выгорания, что подтверждает выводы и выводы Tement et al. [49].

Дальнейший анализ основан на индексе альфа-мощности в состоянии с открытыми глазами, относящемся к состоянию покоя с закрытыми глазами, который определяется как уменьшение / увеличение мощности, связанное с задачей (TRPD / TRPI). Этот индекс рассчитывается как TRPD / TRPI% = (EO-EC) / EC x 100 [54–56] и описывается как ценная мера реактивности коры.Снижение мощности, связанное с задачей (TRPD) альфа-ритмов ЭЭГ примерно на 8–12 Гц, отражает активацию коры, в то время как увеличение мощности, связанное с задачей, отражает корковую деактивацию [54]. Наш анализ индекса TRPD выявил достоверные различия между исследуемыми группами в центральной правой (F (1,93) = 6,78, p <0,05, = 0,068) и задней области (F (1,93). ) = 5,86, p <0,05,), что указывает на более высокий индекс TRPD у лиц с эмоциональным выгоранием. Мы также заметили значительную положительную корреляцию между TRPD в центральной правой области и цинизмом (r = 0.27, р = 0,009). Это может указывать на то, что выгорание коррелирует с индексом TRPD, показывая, что больший цинизм связан с более высоким индексом TRPD, который отражает более низкую корковую активацию в правых центральных областях мозга. Кроме того, мы обнаружили более слабую, но значимую положительную корреляцию между индексом TRPD в левой передней области и эффективностью (r = 0,24, p = 0,017), что может свидетельствовать о том, что большая эффективность связана с более низкой корковой активностью в передней левой области мозга. (проиндексировано более высоким TRPD).

В большинство исследований структурных и функциональных изменений мозга при эмоциональном выгорании участвовали субъекты, у которых были тяжелые и продолжительные симптомы, и иногда им требовался отпуск по болезни не менее 50% из-за симптомов, связанных со стрессом, в течение как минимум 6 месяцев до исследования [23] . В представленном исследовании, несмотря на то, что оно проводилось на выборке доклинического выгорания, результаты подтверждают различные характеристики мозга у субъектов с выгоранием. Мы наблюдали значительно более низкую альфа-мощность в группе выгорания при открытых глазах, о чем не сообщалось в предыдущих ЭЭГ-исследованиях выгорания [29, 49].Это может быть связано с характеристиками выборки, поскольку Luijtelaar et al. [29] тестировали испытуемых с более тяжелыми симптомами выгорания, которые привели к сокращению их рабочего времени на 50% по крайней мере на 3 месяца. Похоже, что последствия стресса на работе и / или других проблем со здоровьем в их выборке исследования были больше, чем в нашей выборке здоровых и работающих полный рабочий день работников. Таким образом, похоже, что степень выраженности выгорания может проявляться в различиях в спектре мощности ЭЭГ; однако для того, чтобы сделать четкие выводы, необходим дальнейший сравнительный анализ, проведенный среди людей с разным уровнем эмоционального выгорания.Ссылаясь на исследование Темента и др. [49], их выборка включала студентов в возрасте от 19 до 29 лет без отчетливых результатов выгорания, а их анализ был основан только на состоянии закрытых глаз. Таким образом, характеристики выборки во всех ранее представленных результатах значительно различаются, что может привести к разным результатам исследования и привести к неубедительным выводам.

4. Выводы

Спектр мощности ЭЭГ, регулируемый анатомически сложными гомеостатическими системами в различных частотных диапазонах, обычно стабилен у здоровых людей, но может быть ненормальным при некоторых психических расстройствах из-за дисфункции этой регуляции [57].Представленный анализ мощности показал, что в состоянии с открытыми глазами альфа-мощность была ниже в группе с выгоранием, чем в контрольной, что позволяет предположить, что плотность мощности может даже быть чувствительной к различиям между образцами здорового и доклинического выгорания.

С точки зрения функционального значения сниженная альфа-сила у людей с выгоранием предполагает гиперактивность коры и может быть связана с большими умственными усилиями и возможными компенсаторными механизмами, развиваемыми у людей с выгоранием, как мы указывали в наших предыдущих выводах [30].Пониженная альфа-сила является новой характеристикой синдрома выгорания и может указывать на другие механизмы по сравнению с депрессией и усталостью. Однако необходимы дальнейшие исследования для подтверждения этих результатов на других выборках доклинического и клинического выгорания.

Наконец, наши результаты показывают, что пол может изменить характер отношений между спектральными характеристиками ЭЭГ и симптомами выгорания; поэтому в будущих исследованиях эмоционального выгорания гендерный фактор следует рассматривать как важный сдерживающий фактор.

Доступность данных

Данные, использованные для подтверждения выводов этого исследования, можно получить у соответствующего автора по запросу.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации этой статьи.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить Катаржину Попель за ее ценный вклад в сбор данных. Подготовка данной статьи была поддержана грантом Национального научного центра [Исследовательский проект No.2013/10 / E / HS6 / 00163].

По данным ВОЗ, «выгорание» стало законным синдромом. Вот симптомы

Выгорание на рабочем месте стало такой серьезной проблемой для здоровья в современную эпоху, что теперь Всемирная организация здравоохранения реклассифицировала его.

В широко используемом руководстве агентства, известном как Международная классификация болезней (МКБ), выгорание будет официально указано: не как медицинское состояние (как ошибочно указывается в некоторых первоначальных отчетах), а как « профессиональное заболевание ». синдром’.

Изменения по сравнению с последней редакцией относительно небольшие, но эксперты надеются, что обновления добавят легитимности возникающей и неправильно понятой проблеме.

Впервые включенное в десятое издание МКБ, выгорание первоначально объяснялось как «состояние жизненного истощения». Новое определение международного агентства немного более конкретное.

Опираясь на растущее количество исследований, в одиннадцатом издании теперь утверждается, что этот синдром вызван исключительно «хроническим стрессом на рабочем месте» и «не должен применяться для описания опыта в других сферах жизни.

Современный недуг подразделяется на несколько других «проблем, связанных с работой», которые технически не считаются болезнями, но, тем не менее, могут иметь серьезные медицинские последствия.

Вот как ВОЗ характеризует выгорание: «чувство истощения или истощения энергии. ; увеличенная ментальная дистанцированность от работы или чувство негативизма или цинизма в отношении работы; и снижение профессиональной эффективности ».

Параметры выгорания отчаянно нуждаются в ясности, и эти новые международные стандарты могут значительно улучшить диагностику и лечение.В настоящее время не существует аккуратного или универсального способа отделить симптомы выгорания от симптомов других психических расстройств, таких как депрессия.

В глобальном масштабе врачам крайне сложно распознать синдром, не говоря уже о его лечении, а в некоторых профессиях он вызывает эпидемию.

Опрос, проведенный в Великобритании, например, показал, что почти 30% директоров по персоналу считали, что выгорание в их организациях широко распространено; в то время как недавний отчет из Гарварда объявил выгорание врачей в США кризисом общественного здравоохранения, который потенциально может стоить экономике 4 доллара США.6 миллиардов в год.

В некоторых профессиях, ориентированных на людей, нормой является самоотверженность и работа для других, но вскоре требования альтруизма возьмут свое. Собственное исследование ВОЗ не только не оправдывает лень, но и предполагает, что выгорание происходит тогда, когда потребности в работе намного перевешивают вознаграждение, признание и время расслабления.

В результате выгоревшие работники часто чувствуют, что их амбиции, идеализм и чувство собственного достоинства постепенно задыхаются.Убытки от этого синдрома не просто финансовые, и они могут иметь большое влияние на здоровье населения.

Некоторые исследования показали, что глубокое эмоциональное истощение и негатив, вызванные выгоранием, на самом деле могут изменить мозг работника, усложняя ему борьбу со стрессом в будущем. Исследования с помощью нейровизуализации даже обнаружили сходство между мозгом тех, кто страдает травмой в раннем возрасте, и тех, кто имеет дело с клиническим выгоранием во взрослом возрасте.

Хотя эти изменения не всегда постоянны, они негативно сказываются на здоровье работника в долгосрочной перспективе.Крупное исследование почти 9000 работающих взрослых показало, что выгорание на рабочем месте является значительным фактором риска ишемической болезни сердца.

Между тем, другие исследования выявили аналогичные закономерности для высокого уровня холестерина, диабета 2 типа, госпитализации из-за сердечно-сосудистых заболеваний, скелетно-мышечной боли, длительной усталости, головных болей, желудочно-кишечных проблем, респираторных заболеваний, тяжелых травм и даже смертности в возрасте до 45 лет.

И это только физические эффекты. Психологические последствия выгорания включают такие неприятности, как бессонница, депрессия, прием психотропных и антидепрессантов, госпитализация по поводу психических расстройств и психологических симптомов плохого здоровья.

Одиннадцатое издание МКБ вступит в силу только в январе 2022 года, но, надеюсь, с этим новым объявлением выгорание будет признано серьезной проблемой для здоровья задолго до этого.

выгорание: современное недуг или состояние человека?

Обычно считается, что выгорание относится к 1973 году; по крайней мере, именно тогда она и получила свое название. К восьмидесятым годам все выгорели. В 1990 году, когда ученый из Принстона Роберт Фэглз опубликовал новый английский перевод Илиады, он попросил Ахилла сказать Агамемнону, что он не хочет, чтобы люди думали, что он «никчемный, выжженный трус».Само собой разумеется, что это выражение не было в оригинальном греческом языке Гомера. Тем не менее, представление о том, что люди, которые участвовали в Троянской войне в XII или XIII веках до н.э., страдали от эмоционального выгорания, является хорошим показателем универсальности этого расстройства: люди, которые пишут о эмоциональном выгорании, склонны утверждать, что оно существует повсюду и существовало. навсегда, даже если так или иначе становится все хуже. Один швейцарский психотерапевт в своей истории выгорания, опубликованной в 2013 году, которая начинается с обычного призыва к немедленной чрезвычайной ситуации: «Выгорание становится все более серьезным и вызывает всеобщее беспокойство», — утверждает, что нашел его в Ветхом Завете.Моисей сгорел в Числах 11:14, когда он пожаловался Богу: «Я не могу вынести весь этот народ один, потому что он слишком тяжел для меня». И таким же был Илия в 3 Царств 19, когда он «пошел в однодневную поездку в пустыню, и пришел, и сел под можжевельником, и попросил себя умереть; и сказал: достаточно ».

Сгореть — значит разрядиться, как батарея настолько разряжена, что ее нельзя перезарядить. У людей, в отличие от батареек, он вызывает определяющие симптомы «синдрома выгорания»: истощение, цинизм и потерю эффективности.Во всем мире трое из пяти рабочих говорят, что они выгорели. Согласно исследованию, проведенному в США в 2020 году, эта цифра составляет три из четырех. В недавней книге утверждается, что выгорание поражает целое поколение. В статье «Даже не могу: как миллениалы стали выгоревшим поколением» бывшая репортер BuzzFeed News Энн Хелен Петерсен называет себя «грудой тлеющих углей». Сама земля страдает выгоранием. «Выгоревшие люди будут продолжать сжигать планету», — предупредила Арианна Хаффингтон весной этого года. Согласно широко распространенным сообщениям, эмоциональное выгорание во время пандемии усилилось, согласно ярким историям, появившимся на телевидении и радио, в Интернете и в большинстве крупных газет и журналов, включая Forbes , Guardian , Nature и New Scientist .Газета New York Times запросила отзывы читателей. «Раньше я мог отправлять отличные электронные письма за минуту или меньше», — написал один из них. «Теперь мне нужны дни, чтобы получить мотивацию подумать об ответе». Когда в моем почтовом ящике появилось задание написать это эссе, я подумал: «О, Боже, я не могу этого сделать, у меня ничего не осталось», и тогда я сказал себе встать. Литература о эмоциональном выгорании скажет вам, что это тоже — вина, самоубийство — это черта эмоционального выгорания. Если вы думаете, что выгорели, вы выгорели, а если вы не думаете, что выгорели, вы выгорели.Все сидят в тени можжевельника, плачут и шепчут: «Хватит».

А что такое выгорание? Всемирная организация здравоохранения признала синдром выгорания в 2019 году в одиннадцатой редакции Международной классификации болезней, но только как профессиональное явление, а не как заболевание. В Швеции можно уйти в отпуск по болезни из-за эмоционального выгорания. Это, вероятно, труднее сделать в Соединенных Штатах, потому что выгорание не признается психическим расстройством в DSM-5 , опубликованном в 2013 году, и хотя есть шанс, что однажды его можно будет добавить, многие психологи возражают, ссылаясь на расплывчатость этой идеи. .Ряд исследований показывают, что выгорание нельзя отличить от депрессии, что не делает его менее ужасным, но делает его, как клинический термин, неточным, избыточным и ненужным.

Ставить под сомнение выгорание — это не отрицать масштабы страданий или многочисленные разрушительные последствия пандемии: отчаяние, горечь, усталость, скуку, одиночество, отчуждение и горе — особенно горе. Ставить под сомнение выгорание — значит задаться вопросом, какой смысл может содержать такая мешковатая идея и действительно ли она может помочь кому-нибудь перенести трудности.Выгорание — это метафора, замаскированная под диагноз. Он страдает двумя путаницами: частным с общим и клиническим с разговорным языком. Если выгорание универсально и вечно, оно бессмысленно. Если все выгорели, а так было всегда, выгорание будет справедливым. . . ад жизни. Но если выгорание — проблема совсем недавнего урожая — если оно началось, когда было названо, в начале семидесятых, — тогда возникает исторический вопрос. С чего это началось?

Герберт Дж. Фройденбергер, человек, назвавший выгорание, родился во Франкфурте в 1926 году.Когда ему исполнилось двенадцать, нацисты подожгли синагогу, к которой принадлежала его семья. По паспорту отца Фройденбергер бежал из Германии. В конце концов, он добрался до Нью-Йорка; Некоторое время, в подростковом возрасте, он жил на улице. Он поступил в Бруклинский колледж, затем получил образование психоаналитика и защитил докторскую диссертацию по психологии в Нью-Йоркском университете. В конце шестидесятых он увлекся движением «бесплатные клиники». Первая бесплатная клиника в стране была основана в Хейт-Эшбери в 1967 году.«Движение« Свобода »для бесплатных клиник представляет собой философское понятие, а не экономический термин, — писал один из его основателей, — и общинные клиники обслуживали« отчужденное население в Соединенных Штатах, включая хиппи, жителей коммуны, наркоманов и т. Д. мировые меньшинства и другие «аутсайдеры», отвергнутые более доминирующей культурой ». Бесплатные клиники свободны от суждений и для пациентов не подвергаются риску судебного преследования. В основном укомплектованные добровольцами клиники специализируются на лечении от наркозависимости, вмешательстве в наркокризис и так называемой «детоксикации».В то время люди в Хейт-Эшбери говорили о том, что они «выгорели» из-за наркомании: истощены, опустошены, истощены, и не осталось ничего, кроме отчаяния и отчаяния. Фройденбергер посетил клинику Хейт-Эшбери в 1967 и 1968 годах. В 1970 году он открыл бесплатную клинику на площади Святого Марка в Нью-Йорке. Он был открыт вечером с шести до десяти. Фройденбергер весь день работал терапевтом в своей практике от десяти до двенадцати часов, а затем отправился в клинику, где проработал до полуночи. «Вы начинаете свою -секундную работу , когда большинство людей уходят домой, — писал он в 1973 году, — и вы много вкладываете в эту работу.. . . Вы чувствуете полную приверженность. . . пока вы, наконец, не окажетесь, как и я, в состоянии истощения «.

Выгорание, как указал бразильский психолог Флавио Фонтес, началось как самодиагностика, когда Фройденбергер заимствовал метафору, которую наркоманы изобрели для описания своих страданий, чтобы описать свое собственное. В 1974 году Фройденбергер отредактировал специальный выпуск журнала Journal of Social Issues , посвященный движению за бесплатные клиники, и опубликовал эссе о «выгорании персонала» (которое, как отметил Фонтес, содержит три сноски, все к написанным эссе). Фройденбергера).Фройденбергер описывает нечто вроде эмоционального выгорания, которое испытывали наркоманы в процессе лечения:

Испытав это чувство выгорания, я начал задавать себе ряд вопросов. Прежде всего, что такое выгорание? Каковы его признаки, какие личности более подвержены его натиску, чем другие? Почему это такое обычное явление среди бесплатных клиник?

Первой жертвой выгорания персонала, объяснил он, часто был харизматичный руководитель клиники, который, как и некоторые наркоманы, быстро впадал в гнев, легко плакал и становился подозрительным, а затем параноиком.«Выгоревший человек может теперь поверить, что, поскольку он прошел через все это в клинике, — писал Фройденбергер, — он может рисковать, чего не могут другие». Человек демонстрирует склонность к риску, «иногда граничащую с сумасшедшим». Он тоже употребляет наркотики. «Он может прибегнуть к чрезмерному употреблению транквилизаторов и барбитуратов. Или залезть в травку и довольно сильно взбить. Он делает это с «самоуверенностью», что ему нужен отдых, и он делает это, чтобы расслабиться ».

Уличный термин распространения. Любой, кто ходил в среднюю школу в те годы, помнит, что в семидесятые годы выгорело, значило быть из тех парней, которые прогуливали уроки, чтобы покурить травку за парковкой.Тем временем Фройденбергер распространил понятие «выгорание персонала» на все виды персонала. Его документы в Университете Акрона включают папку, каждая из которых выжигает среди адвокатов, воспитателей детей, дантистов, библиотекарей, медицинских работников, министров, женщин из среднего класса, медсестер, родителей, фармацевтов, полиции и военных, секретарей и т. Д. социальные работники, спортсмены, учителя, ветеринары. Куда бы он ни посмотрел, Фройденбергер обнаруживал выгорание. «Лучше сгореть, чем угаснуть», — пел Нил Янг в 1978 году, когда Фройденбергер популяризировал эту идею в интервью и готовил первую из своих соавторских книг по саморазвитию.В 1980 году в «Выгорании: высокая цена высоких достижений» он распространил эту метафору на все Соединенные Штаты. « ПОЧЕМУ МЫ КАК НАЦИОНАЛЬНОСТЬ, КАК СОБСТВЕННО И ИНДИВИДУАЛЬНО, НАХОДИМСЯ НА ПУТИ БЫСТРОРАСПРОСТРАНЯЮЩИХСЯ ЯВЛЕНИЙ — ВЫГОРАНИЯ?

Каким-то образом внезапно сгорание перестало быть тем, что происходило с вами, когда у вас ничего не было, низко согнувшись на скользящем ряду; это было то, что случилось с тобой, когда ты хотел всего. Это сделало это американской проблемой, проблемой яппи, знаком успеха.Пресса восторженно отзывалась об этой истории, заполняя страницы газет и журналов каждой новой категорией обгоревших рабочих («Раньше было так, что почти каждый раз, когда мы слышали или читали слово« выгорание », ему предшествовало« учитель, ‘»Прочитал рассказ 1981 года, в котором предупреждалось о« выгорании домохозяек »), анекдоты (« Пэт переворачивается, нажимает кнопку сна на своем будильнике и игнорирует тот факт, что сейчас утро … Пэт страдает «выгоранием» ») , списки симптомов («чем дальше по списку, тем ближе вы к выгоранию!»), правила («Перестань заботиться») и викторины:

Страдаете ли вы от эмоционального выгорания? .. . Оглядываясь назад на последние шесть месяцев своей жизни в офисе, дома и в социальных ситуациях. . . .
1. Кажется, вы работаете усерднее и достигаете меньших результатов?
2. Вы быстрее устаете?
3. Часто ли вы впадаете в хандру без видимой причины?
4. Вы забываете встречи, сроки, личные вещи?
5. Вы стали более раздражительными?
6. Разочаровались ли вы в людях вокруг вас?
7. Вы реже встречаетесь с близкими друзьями и членами семьи?
8.Вы страдаете от таких физических симптомов, как боли, головные боли и продолжительные простуды?
9. Сложно ли вам смеяться, когда шутка идет над вами?
10. Вам мало что сказать другим?
11. Секс кажется больше проблемой, чем он того стоит?

Вы можете отметить вопросы знаком «X», вырезать тест и наклеить его на холодильник или на стену своей кабинки «Дилберт». Видеть? Видеть? Это говорит, что мне нужен перерыв, черт возьми.

«Если бы одно ухо было вывернуто наизнанку, вы бы хотели, чтобы кто-нибудь вам сказал?» Карикатура Элизабет Макнейр

Конечно, были скептики.«Новый IN — это« выгорание », — написал обозреватель Times-Picayune . «И если ты не сдашься, возможно, ты бездельник». Даже Фройденбергер сказал, что выгорел из-за эмоционального выгорания. Тем не менее, в 1985 году он опубликовал новую книгу «Женское выгорание: как его распознать, как обратить вспять и как предотвратить». В эпоху антифеминистской реакции, о которой рассказала Сьюзан Фалуди, пресса любила цитировать Фройденбергер такие вещи, как «У вас не может быть всего».

Фройденбергер умер в 1999 году в возрасте семидесяти трех лет.В его некрологе в Times отмечалось: «Он работал по 14 или 15 часов в день, шесть дней в неделю, вплоть до трех недель до своей смерти». Он сбился с пути.

«Каждая эпоха имеет свои характерные недуги», — пишет родившийся в Корее и проживающий в Берлине философ Бьюнг-Чул Хан в «Обществе выгорания», впервые опубликованном на немецком языке в 2010 году. Для Хана выгорание — это депрессия и истощение ». болезнь общества, страдающего от чрезмерного позитива »,« общества достижений », мира« да-мы-можем », в котором нет ничего невозможного, мира, который требует от людей стремления к самоуничтожению.«Это отражает человечество, ведущее войну против самого себя».

В туманной истории выгорания теряется правда о пациентах, лечившихся в бесплатных клиниках в начале семидесятых: многие из них были ветеранами войны во Вьетнаме, употреблявшими героин. Клинике Хейт-Эшбери удалось остаться открытой отчасти потому, что она лечила так много ветеранов, что получила финансирование от федерального правительства. Те ветераны сгорели на героине. Но они также страдали от того, что на протяжении десятилетий называлось «боевой усталостью» или «боевой усталостью».В 1980 году, когда Фройденбергер впервые привлек широкую аудиторию со своими утверждениями о «синдроме выгорания», усталость ветеранов войны во Вьетнаме была признана в DSM-III посттравматическим стрессовым расстройством. Тем временем некоторые группы, особенно феминистки и другие защитники женщин, подвергшихся насилию, и детей, подвергшихся сексуальному насилию, распространяли это понимание на людей, которые никогда не видели боевых действий.

Burnout, как и P.T.S.D., перешел из военной жизни в гражданскую, как если бы все внезапно страдали от боевой усталости.С конца 1970-х годов эмпирическим исследованием выгорания руководила Кристина Маслах, социальный психолог из Калифорнийского университета в Беркли. В 1981 году она разработала основной диагностический инструмент в этой области, Maslach Burnout Inventory, а в следующем году опубликовала «Burnout: The Cost of Careing», которая принесла ее исследование широкому кругу читателей. «Выгорание — это синдром эмоционального истощения, деперсонализации и снижения личных достижений, который может возникнуть у людей, которые выполняют какую-то« работу с людьми »», — писал тогда Маслах.Она подчеркнула выгорание в «профессиях помощи»: преподавательской, медсестринской и социальной работе — профессиях, в которых преобладают женщины, которые почти всегда очень плохо оплачиваются (люди, которые, расширяя военную метафору, в последнее время классифицируются как работники на передовой, наряду с полицией, пожарными и т.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *