Содержание

Психологическая защита личности

В каждодневной жизни человека часто встречаются ситуации, когда имеющаяся потребность по каким-либо причинам не может быть удовлетворена, т.е. отсутствует возможность ее удовлетворения. В таких случаях поведение регулируется с помощью механизмов психологической защиты. Психологическая защита определяется как нормальный механизм, направленный на предупреждение расстройств поведения. Такого рода психическая деятельность реализуется в форме специфических приемов переработки информации, которые позволяют сохранять достаточный уровень самоуважения в условиях эмоционального конфликта.

Механизм психологической защиты связан с реорганизацией системы внутренних ценностей личности, изменением ее иерархии, направленной на снижение уровня субъективной значимости соответствующего переживания с тем, чтобы свести к минимуму психологически травмирующие моменты. Р.М. Грановская считает, что функции психологической защиты по своей сути противоречивы: с одной стороны, они способствуют адаптации человека к собственному внутреннему миру, но при этом, с другой, — могут ухудшить приспособленность к внешней социальной среде.

В психологии давно известен эффект так называемого незавершенного действия. Он заключается в том, что всякое препятствие ведет к прерыванию действия до тех пор, пока препятствие не будет преодолено или человек не откажется от его преодоления. В работах многих исследователей показано, что незаконченные действия формируют тенденцию к их завершению, при этом, если прямое завершение невозможно, человек начинает совершать замещающие действия. Можно допустить, что механизмы психологической защиты — это и есть некоторые специализированные формы замещающих действий.

Защитные механизмы начинают свое действие, когда достижение цели нормальным способом невозможно или когда человек полагает, что оно невозможно. К механизмам психологической защиты обычно относят отрицание, вытеснение, проекцию, идентификацию, рационализацию, замещение, отчуждение и некоторые другие. Остановимся на характеристике каждого из названных механизмов так, как их описывает Р.М.Грановская в уже упомянутой книге.

Отрицание сводится к тому, что информация, которая тревожит и может привести к конфликту, не воспринимается. Имеется в виду конфликт, возникающий при появлении мотивов, противоречащих основным установкам личности, или информации, которая угрожает самосохранению, престижу, самооценке. Этот способ защиты характеризуется заметным искажением восприятия действительности. Отрицание формируется еще в детском возрасте и зачастую не позволяет человеку адекватно оценивать происходящее вокруг, что в свою очередь вызывает затруднения в поведении.

Вытеснение — наиболее универсальный способ избавления от внутреннего конфликта путем активного выключения из сознания неприемлемого мотива или неприятной информации.

Ущемленное самолюбие, задетая гордость и обида могут порождать декларирование ложных мотивов своих поступков, чтобы скрыть истинные не только от других, но и от себя. Истинные, но неприятные мотивы вытесняются с тем, чтобы их заместили другие, приемлемые с точки зрения социального окружения и потому не вызывающие стыда и угрызений совести. Ложный мотив в этом случае может быть опасен тем, что позволяет прикрывать общественно приемлемой аргументацией личные эгоистические устремления. Интересно, что быстрее всего вытесняется и забывается человеком не то плохое, что ему сделали люди, а то плохое, что он причинил себе или другим. Неблагодарность связана с вытеснением, все разновидности зависти и бесчисленные компоненты комплексов собственной неполноценности вытесняются с огромной силой. Важно, что человек не делает вид, а действительно забывает нежелательную, травмирующую его информацию, она полностью вытесняется из его памяти.

Проекция

—- бессознательный перенос на другое лицо, приписывание собственных чувств, желаний и влечений, в которых человек не хочет себе сознаться, понимая их социальную неприемлемость. Например, когда человек по отношению к кому-то проявил агрессию, у него нередко возникает тенденция понизить привлекательные качества пострадавшего.

Идентификация — бессознательный перенос на себя чувств и качеств, присущих другому человеку и недоступных, но желательных для себя. У детей — это простейший механизм усвоения норм социального поведения и этических ценностей. Так, мальчик бессознательно старается походить на отца и тем самым заслужить его любовь и уважение. В широком смысле идентификация — это неосознаваемое следование образцам, идеалам, позволяющее преодолеть собственную слабость и чувство неполноценности.

Рационализация — псевдоразумное объяснение человеком своих желаний, поступков, в действительности вызванных причинами, признание которых грозило бы потерей самоуважения. В частности, рационализация связана с попыткой снизить ценность недоступного. Так, переживая психическую травму, человек защищает себя от ее разрушительного воздействия тем, что переоценивает значимость травмирующего фактора в сторону ее понижения: не получив страстно желаемого, убеждает себя, что «не очень-то и хотелось». Рационализация используется человеком в тех особых случаях, когда он, страшась осознать ситуацию, пытается скрыть от себя тот факт, что его действия побуждаются мотивами, находящимися в конфликте с его собственными нравственными стандартами.

Замещение — перенос действия, направленного на недоступный объект, на действие с доступным объектом. Замещение разряжает напряжение, созданное недоступной потребностью, но не приводит к желаемой цели. Когда человеку не удается выполнить действие, необходимое для достижения поставленной перед ним цели, он иногда совершает первое попавшееся бессмысленное движение, дающее какую-то разрядку внутреннему напряжению. Замещающая деятельность может отличаться от исходной переводом активности в иной план, например, из практического осуществления в мир фантазии.

Изоляция, или отчуждение —- обособление внутри сознания травмирующих человека факторов. При этом неприятные эмоции блокируются сознанием, так что связь между каким-то событием и его эмоциональной окраской в нем не отражается. Этот вид защиты напоминает синдром отчуждения, для которого характерно чувство утраты эмоциональной связи с другими людьми, ранее значимыми событиями или собственными переживаниями, хотя их реальность и осознается.

В целом важно знать, что воздействие психологической защиты может способствовать сохранению внутреннего комфорта человека, даже при нарушении им социальных норм и запретов, поскольку, снижая действенность социального контроля, она создает почву для самооправдания. Если человек, относясь к себе в целом положительно, допускает в сознание представление о своем несовершенстве, о недостатках, проявляющихся в конкретных действиях, то он становится на путь их преодоления. Он может изменить свои поступки, а новые поступки преобразуют его сознание и тем самым всю его последующую жизнь. Если же информация о несоответствии желаемого поведения, поддерживающего самоуважение, и реальных поступков в сознание не допускается, то сигналы конфликта включают механизмы психологической защиты и конфликт не преодолевается, т.е. человек не может встать на путь самоусовершенствования.

Защитные механизмы личности

Впервые термин «защитный механизм» ввел Зигмунд Фрейд.

Функциональное значение психологических защит состоит в ослаблении тревоги, напряжения, беспокойства, фрустрации, обусловленных противоречием между импульсами бессознательного и требованиями внешней среды, возникающими в результате взаимодействия с  окружающим. Психологическая защита выполняет функцию регуляции поведения человека, делая его более адаптивным, повышает приспособляемость, стабилизирует психику и нормализует состояние личности.

К основным защитным механизмам относятся: вытеснение, проекция, замещение, рационализация, реактивное образование, регрессия, сублимация, отрицание.

  1. Вытеснение.

Одним из главных и первичных механизмов является вытеснение, которое заключается в отбрасывании неприятных для нас событий, мыслей, переживаний. В результате человек перестает осознавать внутренние конфликты, а также не помнит травматических событий прошлого. Вытесненные импульсы не теряют своей активности в бессознательной сфере и предстают в виде сновидений, шуток, оговорок и т.п.

Вытеснение можно сравнить с плотиной, которую может прорвать — всегда есть риск, что воспоминания о неприятных событиях вырвутся наружу. Психика затрачивает огромное количество энергии на их подавление.

  1. Проекция.

По своей значимости следующим механизмом является проекция – приписывание собственных социально нежелательных чувств, желаний, стремлений другим. Этот механизм психологической защиты дает возможность снять с себя ответственность за собственные черты характера и желания, которые кажутся неприемлемыми.

Например, необоснованная ревность может быть результатом работы механизма проекции. Защищаясь от собственного желания неверности, человек подозревает в измене своего партнера.

  1. Замещение.

В этом защитном механизме проявление инстинктивного импульса переадресовывается от более угрожающего объекта или личности к менее угрожающему. Например, чересчур требовательный работодатель критикует сотрудницу, и она реагирует вспышками ярости на незначительные провокации со стороны мужа и детей. Она не осознает, что, оказавшись объектами ее раздражения, они просто замещают начальника. В этом примере истинный объект враждебности замещается гораздо менее угрожающим для субъекта.

  1. Рационализация.

Рационализация как защитный процесс заключается в том, что человек бессознательно изобретает логичные суждения и умозаключения для объяснения своих неудач. Подобное необходимо для сохранения собственного положительного представления о себе. Одним из наиболее часто употребляемых видов такой защиты является рационализация по типу «зелен виноград». Это название берет начало из басни Эзопа о лисе, которая не могла дотянуться до виноградной кисти и поэтому решила, что ягоды еще не созрели.

  1. Реактивное образование.

Реактивное образование становится механизмом психологической защиты, когда человек демонстрирует действия, противоположные его подлинным переживаниям. В случае данной защитной реакции человек бессознательно проводит трансформацию одного психического состояния в другое (например, ненависть — в любовь, и наоборот).

 Подобный факт имеет важное значение в оценке личности того или иного человека, ибо свидетельствует о том, что реальные действия человека могут являться лишь следствием завуалированного искажения его истинных желаний.

Например, чрезмерный гнев в иных случаях есть лишь бессознательная попытка завуалировать интерес и добродушие, а показная ненависть — является следствием любви, которая испугала человека, бессознательно решившего скрыть ее за попыткой открытого выплескивания негатива.

  1. Регрессия.

При регрессии человек возвращается к более ранним формам поведения. Регрессия позволяет приспособиться к травмирующей ситуации за счет неосознанного возвращения к привычным с детства формам поведения: плачу, капризам, эмоциональным просьбам и др. Мы на бессознательном уровне усвоили, что такие формы поведения гарантируют поддержку и безопасность.

Данный вид защиты особенно часто проявляется в ситуации болезни, когда взрослый человек начинает вести себя как ребенок. Регрессия дает возможность сбросить с себя бремя ответственности за происходящее: ведь в детстве за многое отвечали родители.

Злоупотребление регрессией приводит к отсутствию успешной жизненной стратегии, сложностям в отношениях с окружающими людьми и появлению психосоматических заболеваний.

  1. Сублимация.

Сублимация это бессознательное переключение отрицательной психической энергии на занятия социально-полезным трудом. Сублимация выражается в том, что человек, испытывающий какой-либо невротический конфликт, находит замещение внутренней тревожности переключением на другое занятие (творчество, рубка дров, уборка квартиры и проч.).

Этот механизм рассматривают как единственную конструктивную стратегию поведения в ситуации психологического дискомфорта.

Сублимация — это продуктивный защитный механизм, давший миру огромное количество произведений искусства.

  1. Отрицание

Этот защитный механизм позволяет игнорировать (отрицать) очевидные факты, защищая психику от травм. Это полный отказ от неприятной информации. Отрицание часто становится первой реакцией на боль потери или на наличие опасного заболевания.

Когда человек отказывается признавать, что произошло неприятное событие, это значит, что он включает такой защитный механизм, как отрицание.

Отрицание реальности имеет место там и тогда, когда люди говорят или настаивают: «Этого со мной просто не может случиться», несмотря на очевидные доказательства обратного (так бывает, когда врач сообщает пациенту, что у него смертельное заболевание).

Рассматривая механизмы психологической защиты личности, необходимо помнить следующее:

1) защитные механизмы проявляются на бессознательном уровне, т.е. человек не осознает, что использует механизмы защиты;

2) защитные механизмы не проявляются изолированно, т.е. личностью обычно используется 1-2 механизма защиты;

3) защитные механизмы охраняют человека от захлестывающей его тревоги, напряженности, предотвращают дезорганизацию поведения и помогают сохранить целостность личности.

4) осведомленность человека о существовании у него психологических защит помогает ему лучше понимать и принимать себя.

Если у Вас возникли вопросы, есть интерес к изучению своей личности, психологи медико-психологического отделения будут рады помочь Вам.

 

Список использованной литературы:

  1. Мельник С.Н., Психология личности
  2. С. А. Зелинский Защитные механизмы психики. Характеристики основных защит
  3. Чумакова Елена Викторовна «Психологическая защита личности в системе детско-родительского взаимодействия»
  4. Белов В.Г., Бирюкова Г.М., Федоренко В.В. Психологическая защита и ее роль в процессе формирования адаптационной системы человека.
  5. С.Л. Богомаз Психологическая защита личности: методология, механизмы, инструментарий.

 

Материал подготовила психолог Черных И.Д.,

медико-психологическое отделение.

 

9 видов психологической защиты, которые важно вовремя осознать

Защитные механизмы человеческой психики направлены на уменьшение отрицательных и травматичных переживаний и проявляются на бессознательном уровне. Этот термин был введен Зигмундом Фрейдом, а затем более глубоко разработан его учениками и последователями, в первую очередь Анной Фрейд. Попробуем разобраться, когда эти механизмы полезны, а в каких случаях они тормозят наше развитие и лучше реагировать и действовать осознанно.

AdMe.ru расскажет о 9 основных видах психологической защиты, которые важно вовремя осознать. Именно этим и занимается большую часть времени в своем кабинете психотерапевт — помогает клиенту осмыслить защитные механизмы, которые ограничивают его свободу, спонтанность реагирования, искажают взаимодействие с окружающими людьми.

1. Вытеснение

Вытеснение — это устранение из сознания неприятных переживаний. Оно проявляется в забывании того, что причиняет психологический дискомфорт. Вытеснение можно сравнить с плотиной, которую может прорвать — всегда есть риск, что воспоминания о неприятных событиях вырвутся наружу. И психика затрачивает огромное количество энергии на их подавление.

2. Проекция

Проекция проявляется в том, что человек неосознанно приписывает свои чувства, мысли, желания и потребности окружающим людям. Этот механизм психологической защиты дает возможность снять с себя ответственность за собственные черты характера и желания, которые кажутся неприемлемыми.

Например, необоснованная ревность может быть результатом работы механизма проекции. Защищаясь от собственного желания неверности, человек подозревает в измене своего партнера.

3. Интроекция

Это склонность неразборчиво присваивать чужие нормы, установки, правила поведения, мнения и ценности без попытки разобраться в них и критически переосмыслить. Интроекция похожа на заглатывание огромных кусков пищи без попытки ее разжевать.

Все образование и воспитание построено на механизме интроекции. Родители говорят: «Не суй пальцы в розетку, не выходи на мороз без шапки», — и эти правила способствуют выживанию детей. Если же человек во взрослом возрасте «заглатывает» чужие правила и нормы без попытки понять, насколько они подходят лично ему, он становится не способен различить, что действительно чувствует и чего хочет сам и чего хотят другие.

4. Слияние

В слиянии отсутствует граница между «я и «не-я». Есть только одно тотальное «мы». Наиболее четко механизм слияния выражен в первый год жизни ребенка. Мать и дитя находятся в слиянии, что способствует выживанию маленького человека, потому что мама очень тонко чувствует потребности своего ребенка и реагирует на них. В данном случае речь идет о здоровом проявлении этого защитного механизма.

А вот в отношениях мужчины и женщины слияние тормозит развитие пары и развитие партнеров. В них сложно проявлять свою индивидуальность. Партнеры растворяются друг в друге, и из отношений рано или поздно уходит страсть.

5. Рационализация

Рационализация — это попытка подобрать разумные и приемлемые причины возникновения неприятной ситуации, ситуации провала. Целью этого защитного механизма являются сохранение высокого уровня самооценки и убеждение себя в том, что мы не виноваты, что проблема не в нас. Понятно, что более полезным для личностного роста и развития будет взять ответственность за произошедшее на себя и извлечь уроки из жизненного опыта.

Рационализация может проявляться как обесценивание. Классический пример рационализации — басня Эзопа «Лиса и виноград». Лисица никак не может получить виноград и отступает, объясняя это тем, что виноград «зеленый».

6. Отрицание

Этот защитный механизм позволяет игнорировать (отрицать) очевидные факты, защищая психику от травм. Это полный отказ от неприятной информации. Отрицание часто становится первой реакцией на боль потери.

7. Регрессия

Регрессия позволяет приспособиться к травмирующей ситуации за счет неосознанного возвращения к привычным с детства формам поведения: плачу, капризам, эмоциональным просьбам и др. Мы на бессознательном уровне усвоили, что такие формы поведения гарантируют поддержку, безопасность.

Регрессия дает возможность сбросить с себя бремя ответственности за происходящее: ведь в детстве за многое отвечали родители. Злоупотребление регрессией приводит к отсутствию успешной жизненной стратегии, сложностям в отношениях с окружающими людьми и появлению психосоматических заболеваний.

8. Сублимация

Сублимация проявляется в том, что в попытке забыть о травмирующем событии мы переключаемся на деятельность, приемлемую для нас и окружающих: начинаем заниматься творчеством или спортом. Сублимация — это продуктивный защитный механизм, давший миру огромное количество произведений искусства.

Гораздо полезнее и для себя, и для общества написать стихи, нарисовать картину или просто нарубить дров, нежели напиться или отлупить более удачливого соперника.

9. Реактивное образование

В случае с реактивным образованием наше сознание защищается от запретных импульсов, выражая в поведении и мыслях противоположные побуждения. Этот защитный процесс осуществляется двухступенчато: сначала неприемлемый импульс подавляется, а затем на уровне сознания проявляется совершенно противоположный, при этом достаточно гипертрофированно и негибко.

Иллюстратор Sergey Raskovalov специально для AdMe.ru

Психологическая защита и особенности личности в юношеском возрасте: автоматизация обработки данных исследования и их статистический анализ

Алиева М. Тренинг развития жизненных целей. СПб.: Речь, 2003. 216 с.

Анцыферова Л. И. Личность в трудных жизненных условиях: осмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал. 1994. Т. 15, № 1. С. 3– 19.

Бассин Ф. В. Проблема бессознательного (О неосознаваемых возможностях высшей нервной деятельности). М.: Медицина, 1968. 468 с.

Бассин Ф. В. Сознание, «бессознательное» и болезнь // Вопросы философии. 1971. № 9. С. 90–102.

Грановская Р. М., Крижанская Ю. С. Творчество и преодоление стереотипов. СПб.: OMS, 1994. 180 с.

Грановская Р. М. Элементы практической психологии. СПб.: Речь, 2003. 688 с.

Грановская Р. М. Актуальность исследования психологической защиты // Вестник Балтийской академии. 1998. Вып. 18. С. 47–51.

Грачева Л. В. Эмоциональный тренинг: искусство властвовать собой. СПб.: Речь, 2003. 120 с.

Доценко Е. Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. М.: Речь, 2004. 304 с.

Карвасарский Б. Д. (общая редакция) Психотерапевтическая энциклопедия. СПб: Питер Ком, 1998. 752 с.

Киршбаум Э. И., Еремеева А. И. Психологическая защита. М.: Смысл, 2000. 181 с.

Клубова Е. Б. Методы медицинской психологии в диагностике психологических защитных механизмов // Теория и практика медицинской психологии и психотерапии. СПб., 1994. С. 77–82.

Коржова Е. Ю. Жизненные ситуации и стратегии поведения // Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. Крылова А. А., Коростылевой Л. А. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1997. С. 75–88.

Коул М. Культурно-историческая психология: наука будущего. М.: Когито-Центр; ИП РАН, 1997. 432 с.

Кулаков С. А. Психопрофилактика и психотерапия в средней школе. СПб.: Стройлеспечать, 1996. 63 с.

Психология. Словарь / Под ред. Петровского А. В., Ярошевского М. Г. М.: Политиздат, 1990. 494 с.

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. М.: АН СССР, 1957. 328 с.

Сиерральта З. Х. Б. Особенности психических ресурсов личности в раннем юношеском возрасте (копинг-стратегии, защитные механизмы, социальный и общий интеллект): Автореф. … канд. психол. наук. СПб.: СПбГУ, 2000. 18 с.

Троицкая К. К. Особенности психологии старшего подростка и юноши. Реф. обзор. Л., 1973. 26 с

Тулупьева Т. В. Психологическая защита и особенности личности в период ранней юности. СПб.: СПбГУ, 2000. 92 с.

Тулупьев А. Л. Алгебраические байесовские сети / Логико-вероятностный подход к моделированию баз знаний с неопределенностью. СПб.: СПИИРАН; Анатолия, 2000. 292 с.

Izard C. E. Editor’s introduction // Emotions in Personality and Psychopatology / Izard C. E. (ed.) New York, 1979. P. 225–228.

Plutchik R., Kellerman H., Conte H. R. Ego Defenses: Theory and Measurement / Ed. H. P. Conte and R. Plutchik. New York, 1994.

Психология защитных механизмов личности | Статья в журнале «Молодой ученый»

Библиографическое описание:

Заикина, А. И. Психология защитных механизмов личности / А. И. Заикина, А. Ю. Красникова, Ж. Н. Мустафинова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 11 (249). — С. 219-220. — URL: https://moluch.ru/archive/249/57307/ (дата обращения: 08.04.2021).



Целью данной статьи является выявление феноменологии психологических защит личности. Актуальность рассматриваемой проблемы связана с низкой осведомленностью современного человека о наличии у каждого из нас защитных механизмов личности, которые, в свою очередь, помогают человеку свести к минимуму его негативные эмоции и переживания, повышают адаптационные способности людей, играют важную роль в регулировке различных поведенческих аспектов, поддерживают нервно-психическую устойчивость. В этой статье приведены примеры таких защит, исторический аспект и их влияние на социальную и психологическую составляющую человека.

Ключевые слова: защитный механизм, эксквизитные ситуации, адаптация, негативные эмоции, феномен, Я-концепция.

На данном этапе развития науки понятие «психологическая защита» определяется как неосознанный психический процесс, который помогает человеку минимизировать негативные составляющие его эмоциональной сферы.

Психологическая защита, с точки зрения Э. Киршбаума: «не нормальный, а особый, необычный способ разрешения ситуации и психологической регуляции поведения в ситуациях затруднения, в ситуациях некой невозможности. Психологическая защита инициируется такими исключительными, эксквизитными ситуациями» [1, с. 182].

Впервые этот термин ввёл в 1894 году немецкий психоаналитик З. Фрейд в своем труде «Нейропсихология защиты», а в дальнейшем рассматривал данный феномен в работе «Толкование сновидений». З.Фрейд считал, что единственным наиболее положительным и рациональным защитным механизмом является сублимация.

С. Будасси также рассматривал проблематику защитных механизмов. Он полагал, что данные механизмы в основном выполняют функцию, предохраняющую осознание человеком огромного спектра таких эмоциональных переживаний, которые могут повлиять на его общее состояние [2, с. 39].

Исходя из рассуждений В. Штроо в области психологических защит следует, что данный феномен обладает и отрицательными свойствами, например, созданием помех относительно понимания своего «Я», зачастую не осознание своих реальных чувств, а их вытеснение или подавление. Но при этом В. Штроо делает акцент на позитивных влияниях защит личности: «с помощью защитных механизмов личность бессознательно оберегает свою психику от травм, которые могут причинить ей реальные жизненные ситуации, грозящие разрушить Я-концепцию личности» [3, с.54].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что большое количество авторов рассматривали проблематику психологических защит, так и не придя к общему мнению касательно их «полезности» или «вредности».

При анализе данного феномена необходимо хорошо оперировать понятиями, входящими в его специфику. Это и есть сами механизмы. Всего, таких «внутренних щитов» выделяется около 50 видов. Основными и наиболее часто появляющимися защитными механизмами личности являются:

– вытеснение;

– регрессия;

– уход в болезнь;

– уход в фантазии;

– подавление;

– соматизация;

– отрицание;

– проекция;

– реализация в действии;

– компенсация;

– гиперкомпенсация;

– рационализация;

– замещение.

Все эти механизмы можно условно поделить на следующие группы (Б. Карвасарский, 2000 г.):

1 группа. Сюда можно отнести такие защиты, которые не занимаются переработкой информации. Это вытеснение — переход травмирующего переживания из сознательного в бессознательное; подавление — избегание травмирующих состояний и отрицание — игнорирование неприятной, травмирующей для человека ситуации.

2 группа. Функция защитных механизмов второй группы: искажение хода и содержания мыслей, поведения человека и его чувств. Это рационализация и интеллектуализация. Часто эти механизмы как бы объединяют в один, из-за их близкого механизма. Человек, склонный к рационализации, — старателен, ответствен, склонен к анализу и самоанализу, проявляет стремление к индивидуализму. Также сюда относят реактивное образование — это замена отрицательных чувств или переживаний человека на противоположные. И проекция — это склонность выделять в других людях такие свойства личности, которые человек не может признать в себе, и даже отвергает [4, с. 5].

3 группа. Это группа механизмов, способствующих значительному ослаблению эмоционального напряжения. Сюда относят соматизацию тревоги, когда происходит трансформация неосознаваемых проблем человека в какие-либо соматические заболевания; сублимацию, при которой осуществляется снятие внутреннего напряжение путем перенаправления энергии в позитивное русло, и реализацию в действии, где происходит активация экспрессивного поведения.

4 группа. Механизмы манипулятивного типа. Регрессия, уход в болезнь, уход в фантазии. При регрессии психика прибегает к возврату в детское состояние, если ей угрожает опасность. Уход в болезнь характеризуется тем, что человек игнорирует все, что не связано с заболеванием, ставит болезнь в центр своих интересов. А если человек не может чего-то достичь, то происходит уход в фантазии, где несбывшиеся желания полностью удовлетворяются.

Резюмируя, механизмы защиты — это способ, с помощью которого мы защищаем себя от внутренних и внешних напряжений. Они формируются первоначально в межличностном отношении, затем становятся нашими внутренними характеристиками, то есть теми или иными защитными формами поведения. Следует заметить, что человек часто применяет не одну защитную стратегию для разрешения конфликта или ослабления тревоги, а несколько. Но несмотря на различия между конкретными видами защит их функции сходны: они состоят в обеспечении устойчивости и неизменности представлений личности о себе, окружающем мире и происходящих в нем явлений.

Литература:

1. Киршбаум Э. И. Психологическая защита. — М.: Смысл, 2000. — 182 с.

2. Будасси С. А. Защитные механизмы личности. Программа спецкурса. М., 1998. — 39 с.

3. Штроо В. А. Защитные механизмы: от личности к группе // Вопр. психологии. 1998. № 4. — С. 54 с.

4. Кружкова О. В., Шахматова О. Н. «Психологические защиты личности: учебное пособие». — Екатеринбург: Издательство Рос. гос. проф.- пед-унта, 2006–5 с.

Основные термины (генерируются автоматически): группа, защитный механизм личности, механизм, психологическая защита, уход.

Отрицание и всемогущий контроль: как работают методы психологической защиты

Что такое психологическая защита и зачем она нужна в повседневной жизни? Варвара Негрий, преподаватель психологии и эксперт с 10-летним опытом консультаций, на вебинаре 11 июня рассказала о разных видах и формах психологической защиты и о том, как работают защитные механизмы личности. После теоретической части эксперт предложила слушателям десять практических кейсов психологической защиты.

Наталья Мазунина, специалист отдела лидерства РООИ «Перспектива»:
«Вебинар получился не только очень информативным, но и имел практическую направленность: участники имели возможность буквально сразу же применить полученные знания на предложенных экспертом кейсах. Спасибо эксперту за интересную подачу и комплексный подход!»

Участники вебинара активно включились в процесс решения представленных экспертом задач и, используя полученные знания, успешно «сдали экзамен».

Варвара Негрий, руководитель отдела повышения квалификации МГУ им. М.В.Ломоносова:
«Мне понравилось, как был организован вебинар. Техподдержка оперативно реагировала, отвечая на запросы участников. Отдельная благодарность судропереводчику и ведущему. Они превосходно справились. Аудитория вебинара была очень отзывчива, она быстро усваивала информацию и тут же применила новые знания на примерах. Было очень приятно видеть благодарные отклики. Спасибо всем за активное участие!»

Кратко об эксперте и программе вебинара:
см. анонс «Как работают механизмы психологической защиты?»

Общее количество слушателей вебинара 11 июня 2020:
378 человек (316 электронных адресов) из 122 городов, посёлков, сёл и хутора (56 регионов России; Казахстан, Киргизстан, Молдова и Приднестровье, Украина, Израиль, Испания и Швеция).

Из отзывов слушателей вебинара «Психологическая защита личности»:

Юлия Горелова, г. Энгельс (Саратовская обл.): «Спасибо! Очень понятно! Шикарные примеры! Спасибо за Ваш труд! Отдельная благодарность за возможность использования материала!»

Надежда Трушанова, г. Московский (Москва): «Мне очень понравился вебинар! Спасибо!»

Светлана Желяскова, г. Кишинёв (Молдова): «Спасибо большое! Вебинар был очень интересным. На канал в youtube уже подписана. Жду с нетерпением новых вебинаров. Вы не представляете, насколько важную и нужную работу делаете!»

Ольга Катрич, с. Спасское (г. Спасск-Дальний, Приморский край): «Очень интересно».

Анна Новикова, г. Сергиев Посад (Московская обл.): «Спасибо огромное! Варвара, Вы замечательный профессионал. Спасибо организаторам!!»

Видеозапись вебинара 11.06.2020
(синхронный перевод на русский жестовый язык – Наталья Белова):

Ксения Полушина, г. Екатеринбург: «Спасибо, очень познавательно и интересно!»

Анастасия Лазарева, г. Лобня (Московская обл.): «Спасибо! Все очень наглядно и доступно».

Елена Мурзенко, с. Новая Усмань (Воронежская обл.): «Спасибо большое за полезную информацию».

Александра Ахмедова, г. Тамбов: «Спасибо! Очень информативно!»

Анастасия Снегирева, г. Москва: «Спасибо большое! Очень доступно и понятно».

Вебинар проводится в рамках проекта РООИ «Перспектива» «Расширение прав и возможностей молодежи с ограниченными возможностями здоровья посредством лидерства, изменений в обществе и деятельности по профессиональной ориентации»

см. все вебинары Web-школы РООИ «Перспектива» – Лидерство

Механизмы психологической защиты | Диплом по психологии

Содержание

Введение

1. Понятие и функции психологической защиты

2. Основные механизмы психологической защиты

2.1. Вытеснение

2.2. Сублимация

2.3. Проекция

2.4. Регрессия

2.5. Рационализация

2.6. Реактивное образование

2.7. Отрицание

2.8. Замещение

2.9. Идентификация

2.10. Изоляция

Заключение

Список литературы

Введение

Одним из наиболее интересных свойств живого мира является его способность к адаптации: организмы гибко приспосабливаются к внешней и внутренней среде, в которой они существуют. Эта врожденная способность каждой здоровой особи живого мира обусловливает сохранение данного биологического вида и выживание конкретного его представителя.

В современной психологии существуют теории, предполагающие, что многие свойства человеческой психики сформировались на основе биологических свойств организма. Так, инстинкты в процессе социализации личности превращаются в человеческие чувства. Например, гнев является проявлением агрессии, в основе которой лежит инстинкт самосохранения; страх – другая форма инстинкта самосохранения, берущая начало в стремлении к бегству от более сильного противника. Инстинкт размножения преобразуется в чувство любви к человеку противоположного пола или ребенку (родительский инстинкт).

Подобная трансформация биологического в психологическое может происходить не только в сфере инстинктов. Возможно,  способность адаптироваться к физической среде преобразовывается в способность приспосабливаться к психологической. Тогда методами приспособления становятся механизмы психологической защиты, о которых пойдет речь в данной работе.

1. Понятие и функции психологической защиты

Понятие «психологическая защита» было введено в науку в 1894 г. австрийским психиатром Зигмундом Фрейдом в рамках разработанной и основанной им психоаналитической теории.

В психоанализе личность человека рассматривалась как состоящая из трех подструктур: Ид (Оно), Эго (Я) и Супер-Эго (Сверх-Я):

  • Ид – биологическая подструктура, совокупность врожденных инстинктов и влечений, руководствующаяся принципом удовольствия.
  • Эго – сознание, подструктура личности, опирающаяся на принцип реальности и ориентированная на «разумный контакт с внешним миром» [3, с.86].
  • Супер-Эго – социальная подструктура, формирующаяся в процессе воспитания личности в обществе (преимущественно в период раннего детства) и включающая социальные нормы, принятые в данном обществе и усвоенные данным субъектом.

Согласно психоаналитической теории, с точки зрения Супер-эго, многие инстинкты и влечения, входящие в структуру Ид (особенно агрессивные и сексуальные), являются иррациональными, недопустимыми к проявлению в условиях жизни в обществе, и поэтому часто Супер-эго не позволяет Ид выражать свои импульсы. Ид, в свою очередь, стремится свои тенденции удовлетворить. Таким образом, между Ид и Супер-Эго возникает конфликт, устранить который, не ущемив интересов того или другого, практически невозможно.

Такой конфликт между подструктурами личности вызывает у человека внутренний дискомфорт, от которого личность стремится избавиться, но полностью разрешить этот конфликт не удается, т.к. он изначально является неразрешимым. Именно тогда и начинают действовать механизмы психологической защиты, призванные устранить психологический дискомфорт, вызванный таким неразрешимым внутренним конфликтом: «от напряжения, под которым оказывается Я из-за давления на него, с одной стороны, слепых влечений, с другой – моральных запретов, человека спасают защитные механизмы» [5, с.158-159].

Психологическая защита построена таким образом, что имеет возможность оказывать воздействие на содержимое Ид двумя путями:

  1. Блокированием выражения импульсов в сознательном поведении;
  2. Искажением их до такой степени, чтобы изначальная их интенсивность заметно снижается или отклоняется в сторону.

Защитные механизмы, таким образом, «являются средствами самообмана» и «искажают, отрицают или фальсифицируют восприятие реальности, чтобы сделать тревогу менее угрожающей для индивидуума» [10, с.129].

В современной психологии понимание основной функции психологической защиты остается неизменным: психологическая защита призвана избавлять личность от психологического дискомфорта, которого другими способами избежать невозможно. Однако сущность психологической защиты в настоящее время понимается более широко.

Психологическая защита в современном понимании – это способ бессознательного ограждения человеком своего внутреннего мира от травмирующих переживаний, «система регуляторных механизмов, которые направлены на устранение или сведение к минимуму негативных, травмирующих личность переживаний, сопряженных с внутренними или внешними конфликтами, состояниями тревоги и дискомфорта. … субъективная угроза может порождаться конфликтом противоречивых тенденций внутри личности или несоответствием поступающей информации сложившемуся у личности образу мира и образу Я» [6, с. 409].

Понятие «психологическая защита», главным образом, связано с понятием «мотивация». Человеческое поведение начинается с мотива, мотив – с потребности, а потребность – с недостатка чего-либо, что в данный момент человеку необходимо. Возникновение (актуализация) потребности сопровождается одновременно ощущением нехватки чего-либо и чувством напряжения, в котором отражается тот факт, что организм человека подготовил энергию для осуществления человеком тех или иных действий для удовлетворения данной потребности. Поведенческий акт направлен на получение недостающего и удовлетворение потребности [1].

Если поведенческий акт не достигает своей цели, то потребность остается неудовлетворенной, человек продолжает испытывать ощущение дефицита, сохраняется напряжение, нацеленное на удовлетворение потребности, и возникают отрицательные эмоции или эмоциональные состояния, приводящие к общему психологическому дискомфорту [1].

Механизмы психологической защиты позволяют создать иллюзию отсутствия либо удовлетворения потребности, избавить тем самым человека от чувства дефицита, вызывающего психологический дискомфорт, и снять потребностное напряжение. Поэтому в определенных ситуациях (например, когда существуют объективные непреодолимые препятствия для удовлетворения потребности) психологическая защита играет положительную, конструктивную роль в регуляции психологического состояния и поведения человека.

Однако в других случаях психологическая защита оказывает крайне неблагоприятное воздействие на функционирование психики человека: непрерывно действующая психологическая защита порождает формирование и укрепление искаженных, неадекватных представлений человека о самом себе и об окружающем мире и тем самым нарушает процесс психологической адаптации человека, для эффективности реализации которого наиболее целеесообразной, как правило, является объективность.

Психологическая защита может играть отрицательную роль не только для психики, но даже и для организма человека. Основатель психосоматической медицины Франц Александер, изучая причины психосоматических заболеваний, особую роль отводил непрерывно действующим сверхинтенсивным защитам, таким как вытеснение и отрицание [4]. Другой известный ученый, представитель психоаналитического направления Эрик Берн придерживался такой же точки зрения: «Иногда мы испытываем гнев или страх, не имея возможности что-нибудь сделать по этому поводу, и тогда мы не в состоянии использовать излишнюю энергию. Эта энергия должна куда-то деться, и, раз нормальный путь ее применения блокирован, она воздействует на сердечные мышцы или другие внутренние органы, вызывая сердцебиение и другие неприятные ощущения. Во всяком случае, излишняя энергия не может просто исчезнуть. Кроме того, она припасается до того момента, когда сможет проявиться в прямой или косвенной форме. Если у человека долго не удовлетворяется некоторое напряжение осознанное или неосознанное, оно может частично облегчиться посылкой импульсов по желудочным нервам, пока он не получит язву желудка» [Э.Берн; цит. по: 4, с.12].

Таким образом, психологическая защита является, с одной стороны, позитивным потенциалом человеческой психики, способствующим разрешению внутренних конфликтов и снятию психологического дискомфорта, а с другой стороны, негативной силой, порождающей возникновение ложных представлений о себе и об элементах окружающей среды, нарушающей процесс психологической адаптации и приводящей к развитию психосоматических заболеваний.

2. Основные механизмы психологической защиты

2.1. Вытеснение

Базовым механизмом психологической защиты, на основе которого формируются все остальные защитные механизмы, является вытеснение. Вытеснение – это своеобразное целенаправленное («мотивированное») забывание травмирующей информации, происходящее неосознанно. З.Фрейд рассматривал вытеснение как первичную защиту не только по той причине, что оно является основой для формирования более сложных защитных механизмов, но и потому, что оно обеспечивает наиболее прямой путь ухода от тревоги [10].

Однако такое забывание является неполным. Вытеснение «представляет собой процесс устранения из сознания и перевода в сферу бессознательного неприемлемых для индивида мыслей, воспоминаний, переживаний, которые все равно продолжают оказывать влияние на его поведение, переживаясь в форме тревоги, страха и т.п.» [1, с.316]. З.Фрейд считал, что вытесненные импульсы и мысли не теряют своей активности в бессознательном, и для предотвращения их прорыва в сознание требуется постоянная трата психической энергии. Эта непрерывная трата энергетических ресурсов может серьезно ограничивать использование энергии для более адаптивного поведения.

Однако постоянное стремление вытесненного материала к открытому выражению может получать кратковременное удовлетворение в сновидениях, шутках, оговорках и т.п.

Вытеснение часто является источником телесных заболеваний психогенной природы (головные боли, артриты, язва, астма, сердечные болез­ни, гипертония и т. п.). Психическая энергия подавленных желаний присутствует в теле человека независимо от его сознания, находит свое болезненное телесное выражение.

В процессе вытеснения может забываться не только реальный стимул, но также и все объекты, факты и обстоятельства, ассоциативно связанные с ним, а потому могущие напомнить о нем и вызвать соответствующие переживания. Нередко вытеснение является причиной провалов в памяти, невозможности вспомнить что-либо.

Вытеснение в чистом виде встречается достаточно редко, преимущественно у детей и взрослых, страдающих истерическим неврозом [8]. В норме вытеснение позволяет забыть болезненные воспоминания, оставляя при этом память о самом событии. Классический пример такого частичного вытеснения – «женщина забывает боль, сопровождающую роды, и вновь готова ощутить радость рождения ребенка» [14, с.79].

По отношению к другим защитным механизмом вытеснение является первичным, т.к. обеспечивает прямой уход от травмирующей информации и дает возможность на своей основе формироваться более сложным механизмам. Элементы вытеснения присутствуют в структуре всех более сложных защитных механизмов.

2.2. Сублимация

Сублимация является защитным механизмом, дающим человеку возможность в целях адаптации изменить свои внутренние иррациональные импульсы таким образом, чтобы их можно было выражать посредством социально приемлемых мыслей или действий. Сублимация заключается в перенаправлении энергии потребностей, которые по каким-либо причинам человек не может удовлетворить, в социально приемлемое русло: созидательную творческую деятельность, спортивную деятельность и т.п.

Каждое произведение искусства отражает в своей сути конфликт между мотивами, который дает жизнь этому произведению, а также в большей степени определяет его форму и содержание. Художественное произведение предоставляет возможность придать нашим фантазиям символическую форму, в результате чего мы можем в некоторой мере освободиться от них.

Хотя все механизмы психологической защиты помогают человеку свести до минимума чувство тревоги, сублимация является наиболее продуктивной, так как она приводит к социально одобряемым результатам. Сублимация рассматривается как единственно здоровая, конструктивная стратегия обуздания нежелательных импульсов, т.к. она позволяет изменить цель или объект импульса без сдерживания самого проявления этого импульса [10].

С точки зрения З. Фрейда, понимавшего сублимацию как выход энергию либидо через другие каналы, значение сублимации в развитии цивилизации является  первостепенным: наука и культура человечества были созданы людьми, находящимися под воздействием данного механизма [9].

Классический пример сублимации – реализация агрессивных импульсов в силовых видах спорта (бокс, борьба и т.п.)

2.3. Проекция

Проекция является одним из наиболее распространенных механизмов психологической защиты и предполагает приписывание окружающим различных негативных качеств, присущих в действительности самому себе. При этом наличие этих качеств у себя не осознается.

Сущность проекции заключается в возможности с ее помощью возлагать вину за что-либо на других, освобождая себя от мучительного чувства вины. Поэтому человек склонен искать виновников или причины своих проблем в окружающем мире.

Многие из нас совершенно не критичны к своим недостаткам и с легкостью замечают их только у других. Когда что-то осуждается в других, именно это не принимает человек в себе, но не может признать это, не хочет понять, что эти же качества присущи и ему. Проекция лежит в основе негативно окрашенных стереотипов и предрассудков, паранойяльности.

Классический пример проекции – ситуация, когда «студент, не подготовившийся как следует к экзамену, приписывает свою низкую оценку нечестно проведенному тестированию, мошенничеству других студентов, или возлагает вину на профессора за то, что тот не объяснил эту тему на лекции» [10, с.130]. Т.е. студент избавляется от мучительного чувства вины за то, что приложил недостаточно усилий к подготовке к экзамену, путем отрицания собственной вины и приписывания ее окружающим.

Действие защитного механизма проекции, как правило, связано с действием механизма рационализации (п.2.5).

2.4. Регрессия

Механизм регрессии состоит в использовании человеком в ситуации неудовлетворения потребности способов, которые содействовали ее удовлетворению на более ранних этапах онтогенеза, а возможно и филогенеза. При помощи регрессии человек переходит на какой-либо из предшествующих уровней психического развития и актуализирует успешные в прошлом способы реагирования.

Кроме того, при регрессии устранению тревоги способствует возврат к раннему периоду жизни, более безопасному и приятному.

Различают два вида регрессии [4]:

  1. Ретрорегрессивное поведение (онтогенетическое) – возврат к переживаниям и способам поведения, имевшим место в прошлом в ходе индивидуального развития (онтогенеза) человека;
  2. Филогенетическая регрессия – возврат к формам поведения, которые были свойственны далеким предкам человека (например, воспитанный, выдержанный и бесконфликтный человек в результате стресса вступает в драку).

Регрессия может быть частичной, полной или символической. Большинство эмоциональных проблем имеют регрессивные черты. В норме регрессия проявляется в играх, в реакциях на неприятные события, в ситуациях повышенной ответственности, при заболеваниях. В патологических формах регрессия проявляется при психических болезнях, особенно при шизофрении.

Классической формой регрессии взрослого человека является плач, свойственный в норме преимущественно детям: у новорожденного ребенка, не научившегося говорить, нет иного способа дать матери сигнал о том, что одна из его потребностей не удовлетворена, так же он не может удовлетворить свои потребности самостоятельно. Поэтому плач является естественным поведенческим проявлением для ребенка. В свою очередь, плач взрослого – это проявление защитного механизма регрессии.

2.5. Рационализация

Рационализация – это защитный механизм, действующий, главным образом, после совершения человеком какого-либо поступка, неприемлемого с его точки зрения. Рационализация состоит в ложной аргументации этого поступка и представляет собой самооправдание. С помощью рационализации субъект стремится дать логически связанное и морально приемлемое объяснение той или иной установки, чувства, поведения. В ходе рационализации человек выдает мнимое рациональное и уважительное объяснение своих поступков, истинной причины которых он не осознает.

Другими словами, рационализация – это способ справиться с тревогой и другими неблагоприятными эмоциями путем искажения восприятия реальности и достижения тем самым защиты собственной самооценки.

Бессознательный механизм рационализации не следует смешивать с преднамеренными ложью, обманом или притворством. Рационализация помогает сохранять самоуважение, избежать ответственности и вины. В любой рационализации имеется хотя бы минимальное количество правды, однако в ней больше самообмана, поэтому она и опасна.

Механизм рационализации выступает в двух основных формах, которые принято называть «кислый виноград» и «сладкий лимон» [8]:

  • «Кислый виноград» – это форма рационализации, включающаяся в ходе неудачи на пути достижения цели и заключающаяся в обесценивании объекта цели («не очень-то и хотелось»).
  • «Сладкий лимон» – это противоположная форма рационализации, при которой, наоборот, повышается ценность достигнутого результата или совершенного поступка, хотя с изначальной точки зрения этот результат или поступок воспринимается как отрицательный.

Кроме того, выделяют такие формы рационализации, как преувеличение роли обстоятельств («обстоятельства помешали достичь цели»), отрицание возможного выбора («у меня не было возможности действовать иначе»), самодискредитация («я не в силах достичь этой цели») и т.п. [4].

Примеры рационализации: «мужчина, которому женщина ответила унизительным отказом, когда он пригласил ее на свидание, утешает себя тем, что она совершенно непривлекательна. Сходным образом, студентка, которой не удалось поступить на стоматологическое отделение медицинского института, может убеждать себя в том, что она на самом деле не хочет быть стоматологом» [10, с.130-131]. Очевидно, что в обоих приведенных примерах действует психологический механизм рационализации в форме «кислый виноград».

Рационализация может быть рассмотрена как механизм психологической защиты, связанный с использованием в мышлении только части воспринимаемой информации, благодаря которому собственное поведение предстает человеку как хорошо контролируемое и не противоречащее объективным обстоятельствам [Грановская Р.М., 4].

2.6. Реактивное образование

Реактивное образование (формирование обратной реакции) – это онтогенетически более поздний защитный механизм, развивающийся с усвоением индивидом высших социальных ценностей. Этот механизм «базируется на амбивалентности, двойственности влечений, благодаря которой неприемлемая для сознания бессознательная тенденция может заменяться на противоположную» [2, с.143]. Он заключается в преобразовании иррациональных тенденций в свою противоположность: в поведении и мыслях человека возникают не те побуждения, которые он в действительности испытывает, а обратные. То есть под влиянием этого механизма происходит подмена действия, мысли, чувств, отвечающих подлинному желанию, диа­метрально противоположными поведением, мыслями, чув­ствами. Таким образом происходит предупреждение выражения неприемлемых потребностей путем развития и подчеркивания противоположного отношения и поведения.

Реактивное образование носит двуступенчатый характер. Сначала вытесняется неприемлемое желание, а затем усиливается его антитеза. Например, преувеличенная опека может маскировать чувство отвержения, преувеличенное слащавое и вежливое поведение может скрывать враждебность и т.п.

Характерными особенностями проявлений этого механизма являются их явная преувеличенность и негибкость, иногда – демонстративное безраз­личие к данной сфере реальности.

Примеры реактивных образований: «женщина, испытывающая тревогу в связи с собственным выраженным сексуальным влечением, может стать в своем кругу непреклонным борцом с порнографическими фильмами. Она может даже активно пикетировать киностудии или писать письма протеста в кинокомпании, выражая в них сильную озабоченность деградацией современного киноискусства. Фрейд писал, что многие мужчины, высмеивающие гомосексуалистов, на самом деле защищаются от собственных гомосексуальных побуждений» [10, с.131].

2.7. Отрицание

Психологическая защита отрицание – это «избирательная невнимательность» [11], которая заключается в игнорировании, отказе признавать существование болезненной или потенциально тревожной информации, а также информации, несовместимой со сложившимися представлениями о самом себе. Механизм отрицания не трансформирует сведения, а производит их селекцию на этапе восприятия, как бы фильтруя поступающую информацию. Человек, находящийся под воздействием такой защиты, думает, чувствует и ведет себя так, будто травмирующей информации не существует. Он проявляет яркое без­различие к логике, не замечает противоречий в своих суж­дениях.

В качестве примера можно привести «ребенка, отрицающего смерть любимой кошки и упорно продолжающего верить, что она все еще жива. Отрицание реальности имеет место и тогда, когда люди говорят или настаивают: «Этого со мной просто не может случиться», несмотря на очевидные доказательства обратного (так бывает, когда врач сообщает пациенту, что у него смертельное заболевание)» [10, с. 132].

Если отрицание приводит к возникновению пробелов в картине мира, то нередко эти пробелы заполняются воображением [8]. Некоторые авторы [11] выделяют фантазию или фантазирование как отдельный защитный механизм.

Отрицание – один из главных механизмов профилактики чувства страха, поскольку отрицание позволяет игнорировать существование опасности [4].

Механизм отрицания является примитивным, одним из онтогенетически ранних и наиболее характерен для детей.

2.8. Замещение

Механизм замещения (вымещения, смещения) распространяется на объекты потребностей следующим образом: проявление побуждения переадресовывается с менее доступного объекта на более доступный, с более угрожающего на менее угрожающий объект. Замещающий объект может быть одушевленным и неодушевленным, а также замещение может осуществиться путем переноса побуждений на самого себя. Эта защита включается тогда, когда человек стремится совершить модели поведения, которые он, однако, не может осуществить, исходя из личных принципов, социально одобряемых норм или других требований ситуации. Тогда человек заменяет запрещенную или невозможную форму поведения доступной.

Замещение позволяет разрядить напряжение, созданное неудовлетворенной потребностью. Но обычно исходная потребность продолжает существовать, и напряжение, разряженное вследствие замещения, спустя некоторое время образуется снова.

Наиболее ярким примером проявления замещения являются связанные с агрессивным поведением преобразования: агрессия может быть направлена не только на фрустратор, но и на других людей, предметы и даже на самого себя. «Механизм вымещения отражен в одной из картин Х.Бидструпа – босс пришел в плохом настроении в контору и вследствие этого «сорвал» его, отругав заместителя, заместитель – клерка, клерк – рассыльного, рассыльный, выходя из офиса, пнул собаку, собака укусила выходящего в то время из офиса босса» [4, с.109].

Замещение также проявляется в повышенной чувствительности человека к малейшим раздражающим моментам. «Например, чересчур требовательный работодатель критикует сотрудницу, и она реагирует вспышками ярости на незначительные провокации со стороны мужа и детей. Она не осознает, что, оказавшись объектами ее раздражения, они просто замещают начальника» [10, с.130].

Менее распространена форма замещения, при котором замещающим объектом становится сам субъект, т.е., например, враждебные импульсы, адресованные другим, переадресуются самому себе, что вызывает самоосуждение, самообвинения и т.п. вплоть до суицида.

Замещение имеет две формы: замещение объекта и замещение потребности [4]. Обычно под замещением подразумевают замещение объекта, но в некоторых случаях невозможность удовлетворить одну потребность приводит к повышенной актуализации другой потребности (как правило, замещающей является потребность более низкого уровня). Например, замещение потребности может стать основой булимии – нарушения пищевого поведения, заключающегося в неумеренном повышении аппетита.

2.9. Идентификация

Идентификация осуществляется на основе эмоциональной связи с другим лицом, группой, образом и представляет собой отождествление себя с этим объектом. Человек наделяет себя качествами этого объекта и представляет их присущими самому себе.

Идентификация – это символическая интернализация (включение в себя) человека или объекта. Действие механизма противоположно проекции. В основе идентификации лежат те же процессы, на которых базируется проекция, только в этом случае происходит перенос не своих качеств вовне, а, наоборот, качеств внешнего объекта на себя.

Идентификация может выступать как защита от объекта, вызывающего отрицательные эмоции (главным образом, такого, который представляет собой то, к чему стремится сам субъект), путем уподобления ему, заимствования его соответствующих качеств. Путем идентификации достигается избавление от отрицательных эмоций, например, путем идентификации с агрессором – избавление от страха перед ним.

Идентификация с объектом, вызывающим положительные эмоции, позволяет избавиться от чувства неполноценности. Как правило, в таких случаях осуществляется идентификация с объектом, обладающим положительными качествами, которые отсутствуют у самого субъекта, но субъект хотел бы обладать этими качествами. Так, мальчики-подростки, желая быть сильными и смелыми, идентифицируются с киногероями из боевиков; дети младшего возраста, воспринимая родителей как всемогущих, а себя – слабыми и беспомощными, идентифицируются с родителями [4].

Благодаря идентификации достигается также символическое владение недоступным объектом.

Идентификация выполняет очень важную роль в раннем развитии личности, поскольку на ее основе усваиваются родительские ценности и идеалы.

2.10. Изоляция

Изоляция – это механизм психологической защиты, вытесняющий связь между какой-либо травмирующей информацией и вызываемыми ею чувствами, ее эмоциональной окраской. Это «блокирование отрицательных эмоций, вытеснение из сознания связей между эмоциональными переживаниями и их источником» [6, с.137]. Реальность события при этом осознается, событие в памяти сохраняется, однако не вызывает соответствующих эмоций, т.к. они при этом вытесняются.

Изоляция как отделение угрожающей части ситуации от остальной психической сферы может при­водить к разделенности, раздвоенности личности, к не­полному «Я». Механизм изоляции так же характерен при неврозах и посттравматических стрессовых расстройствах [4].

Таким образом, механизмы психологической защиты носят иррациональный, преимущественно неосознаваемый характер. Под влиянием механизмов психологической защиты происходит искажение восприятия реальности и, соответственно, адекватности поведения субъекта.

В качестве альтернативы психологической защиты выступают так называемые копинг-стратегии – способы совладания со стрессом и отрицательными эмоциями, реализующиеся в гибком и целенаправленном адаптивном поведении, ориентированном на объективную реальность без искажения ее восприятия.

Рассмотрение сущности психологической защиты и основных ее механизмов позволяет заключить, что человек наделен широким ассортиментом многообразных способов, позволяющих избавляться от психологического дискомфорта, вызванного отрицательными эмоциями, которые, в свою очередь, возникают по причине блокирования каких-либо потребностей. Механизмы психологической защиты универсальны, как и механизмы функционирования потребностей, а потому позволяют сохранять психическое равновесие практически в любой ситуации, спасая человека от нервного срыва. В этом состоит конструктивный аспект психологической защиты.

С другой стороны, каждый из перечисленных механизмов каким-либо образом приводит к ошибочной интерпретации реальности, содействует искажению восприятия окружающей действительности и самого себя, а следовательно, способствует неадекватности мышления и поведения. В этом деструктивный аспект психологической защиты.

В известных пределах психологическая защита играет позитивную роль, регулируя эмоциональное содержание душевной жизни личности. Однако за счет психологической защиты не получают разрешения те проблемы, которые ее вызвали. Оградив себя от конфликтных переживаний, человек не устраняет причины их возникновения. Таким образом, посредством психологической защиты невозможно достижение полной душевной гармонии. Более того, бессознательно избрав для себя тот или иной защитный механизм, человек уклоняется от решения реальной проблемы, значимость которой со временем может смягчиться, а может и усугубиться. Становление зрелой личности состоит в обретении способности конструктивно решать возникающие проблемы, а не самоустраняться от них.

Таким образом, психологическая защита носит двойственный характер: играет как положительную, так и отрицательную роль в жизни человека.

  1. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. – СПб.: Питер, 2000. – 512 с.
  2. Кон И.С. Открытие Я. – М.: Наука, 1986. – 258 с.
  3. Крайг Г. Психология развития. – СПб.: Питер, 2001. – 992 с.
  4. Маликова Т.В., Михайлов Л.А., Соломин В.П., Шатровой О.В. Психологическая защита: направления и методы: Учебное пособие. – СПб.: Речь, 2008. – 231 с.
  5. Петровский А.В. Ярошевский М.Г. История и теория психологии. – В 2-х томах. – Ростов н/Д.: Феникс, 1996.
  6. Психологический словарь / под ред. В.П. Зинченко. – М.: АСТ-пресс, 1999. – 688 с.
  7. Самыгин С.И., Столяренко Л.Д. Психология управления: Учебное пособие. – Ростов н/Д.: Феникс, 1997. – 512 с.
  8. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. – М.: Изд-во МГУ, 1992. – 246 с.
  9. Фрейд З. Я и Оно: Сочинения. – М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 1999. – 1040 с.
  10. Хьелл Л. Зиглер Д. Теории личности. – 3-е изд. – СПб.: Питер, 2005. – 607 с.
  11. Шибутани Т. Социальная психология. – Ростов н/Д.: Феникс, 1999. – 544 с.

20 распространенных защитных механизмов, которые люди используют для устранения беспокойства

У всех нас есть мысли, чувства, импульсы и воспоминания, с которыми бывает трудно справиться. В некоторых случаях люди справляются с трудными чувствами, используя так называемые защитные механизмы. Эти защитные механизмы представляют собой бессознательные психологические реакции, которые защищают людей от чувства тревоги, угроз самооценке и вещей, о которых они не хотят думать или иметь дело.

Термин появился в психоаналитической терапии, но постепенно проник в повседневный язык.Вспомните, когда вы в последний раз называли кого-то «отрицающим» или обвиняли кого-то в «рационализации». Оба этих примера относятся к типу защитного механизма.

Веривелл / JR Bee

Что такое защитный механизм?

Защитный механизм, наиболее часто используемый Зигмундом Фрейдом в его психоаналитической теории, — это тактика, разработанная эго для защиты от тревоги.

Считается, что защитные механизмы защищают разум от чувств и мыслей, с которыми сознательному уму слишком сложно справиться.

В некоторых случаях считается, что защитные механизмы удерживают неуместные или нежелательные мысли и импульсы от проникновения в сознание.

Как работают защитные механизмы?

В модели личности Зигмунда Фрейда эго — это аспект личности, имеющий дело с реальностью. Делая это, эго также должно справляться с конфликтующими требованиями ид и суперэго.

  • Идентификатор : Часть личности, которая стремится удовлетворить все желания, потребности и импульсы.Ид — это самая основная, основная часть нашей личности, и она не принимает во внимание такие вещи, как социальная целесообразность, мораль или даже реальность удовлетворения наших желаний и потребностей.
  • Суперэго : Часть личности, которая пытается заставить эго действовать идеалистически и морально. Суперэго состоит из всей внутренней морали и ценностей, которые мы получаем от наших родителей, других членов семьи, религиозных влияний и общества.

Чтобы справиться с тревогой, Фрейд считал, что защитные механизмы помогают защитить эго от конфликтов, создаваемых ид, суперэго и реальностью.Так что же происходит, когда эго не может справиться с требованиями наших желаний, ограничениями реальности и нашими собственными моральными стандартами?

Согласно Фрейду, тревога — это неприятное внутреннее состояние, которого люди стремятся избежать. Беспокойство действует как сигнал эго, что все идет не так, как должно. В результате эго использует какой-то защитный механизм, чтобы помочь уменьшить это чувство тревоги.

Типы тревоги

Не все типы беспокойства одинаковы.Причем эти опасения не происходят из одних и тех же источников. Фрейд выделил три типа тревоги:

  • Моральное беспокойство : Страх нарушения наших собственных моральных принципов
  • Невротическая тревога : Бессознательное беспокойство о том, что мы потеряем контроль над побуждениями Ид, что приведет к наказанию за ненадлежащее поведение
  • Беспокойство о реальности : Страх реальных событий. Причину этого беспокойства обычно легко определить. Например, человек может бояться укуса собаки, находясь рядом с опасной собакой.Самый распространенный способ уменьшить это беспокойство — избегать угрожающего объекта.

Хотя мы можем сознательно использовать эти механизмы, во многих случаях эти защиты работают бессознательно, искажая реальность.

Например, если вы столкнулись с особенно неприятной задачей, ваш разум может решить забыть о вашей ответственности, чтобы избежать страшного задания. Помимо забывания, к другим защитным механизмам относятся рационализация, отрицание, вытеснение, проекция, отторжение и формирование реакции.

Хотя все защитные механизмы могут быть нездоровыми, они также могут быть адаптивными и позволяют нам нормально функционировать.

Наибольшие проблемы возникают, когда защитные механизмы используются чрезмерно, чтобы избежать проблем. В психоаналитической терапии цель может состоять в том, чтобы помочь клиенту раскрыть эти бессознательные защитные механизмы и найти лучшие и более здоровые способы справиться с тревогой и стрессом.

10 ключевых защитных механизмов

Дочь Зигмунда Фрейда, Анна Фрейд, описала 10 различных защитных механизмов, используемых эго.Другие исследователи также описали множество дополнительных защитных механизмов.

Этические принципы психологов и кодекс поведения

8.01 Институциональное одобрение
Когда требуется одобрение учреждения, психологи предоставляют точную информацию о своих предложениях по исследованию и получают одобрение до проведения исследования. Они проводят исследования в соответствии с утвержденным протоколом исследования.

8.02 Информированное согласие на исследования
(a) При получении информированного согласия в соответствии с требованиями Стандарта 3.10, Информированное согласие, психологи информируют участников о (1) цели исследования, ожидаемой продолжительности и процедурах; (2) их право отказаться от участия и выйти из исследования после начала участия; (3) предсказуемые последствия отказа или отказа; (4) разумно предсказуемые факторы, которые, как можно ожидать, повлияют на их готовность к участию, такие как потенциальные риски, дискомфорт или побочные эффекты; (5) любые предполагаемые выгоды от исследований; (6) пределы конфиденциальности; (7) стимулы для участия; и (8) к кому обращаться по вопросам, касающимся исследования и прав участников исследования. Они дают возможность потенциальным участникам задавать вопросы и получать ответы. (См. Также Стандарты 8.03, Информированное согласие на запись голосов и изображений в исследованиях; 8.05, Отказ от информированного согласия на исследования; и 8.07, Обман в исследованиях.)

(b) Психологи, проводящие интервенционные исследования с использованием экспериментальных методов лечения, разъясняют участникам в начале исследования (1) экспериментальный характер лечения; (2) услуги, которые будут или не будут доступны контрольной группе (группам), если это необходимо; (3) способы, с помощью которых будет производиться отнесение к экспериментальным и контрольным группам; (4) доступные альтернативы лечения, если человек не желает участвовать в исследовании или желает прекратить его после начала исследования; и (5) компенсация или денежные затраты на участие, включая, при необходимости, компенсацию от участника или от стороннего плательщика.(См. Также Стандарт 8.02a, Осознанное согласие на исследование.)

8.03 Информированное согласие на запись голосов и изображений в исследованиях
Психологи получают информированное согласие участников исследования перед записью их голосов или изображений для сбора данных, кроме случаев, когда (1) исследование состоит исключительно из натуралистических наблюдений в общественных местах, и не ожидается, что запись будет использоваться таким образом, который может вызвать личная идентификация или причинение вреда, или (2) план исследования включает обман, и согласие на использование записи получено во время разбора полетов.(См. Также Стандарт 8.07, Обман в исследованиях.)

8.04 Клиент / пациент, студент и подчиненные участники исследования
(a) Когда психологи проводят исследование с клиентами / пациентами, студентами или подчиненными в качестве участников, психологи принимают меры для защиты потенциальных участников от неблагоприятных последствий отказа или отказа от участия.

(b) Когда участие в исследовании является обязательным требованием курса или возможностью получения дополнительных баллов, потенциальному участнику предоставляется выбор из альтернативных видов деятельности на справедливой основе.

8.05 Отказ от информированного согласия на исследования
Психологи могут отказаться от информированного согласия только (1) в тех случаях, когда исследования не могут быть обоснованно причинены стрессом или вредом и включают (а) изучение обычных образовательных практик, учебных программ или методов управления классом, проводимых в образовательных учреждениях; (b) только анонимные анкеты, натуралистические наблюдения или архивные исследования, раскрытие ответов на которые не поставит участников под угрозу уголовной или гражданской ответственности или нанесет ущерб их финансовому положению, возможностям трудоустройства или репутации, а конфиденциальность защищена; или (c) изучение факторов, связанных с эффективностью работы или организации, проведенное в организационных условиях, для которых нет риска для трудоустройства участников и конфиденциальность защищена, или (2) если иное разрешено законом или федеральными или институциональными постановлениями.

8.06 Предложение стимулов для участия в исследованиях
(a) Психологи прилагают разумные усилия, чтобы избежать чрезмерных или несоответствующих финансовых или иных стимулов для участия в исследовании, когда такие стимулы могут побудить к участию.

(b) Предлагая профессиональные услуги в качестве стимула для участия в исследовании, психологи разъясняют природу услуг, а также риски, обязательства и ограничения. (См. Также Стандарт 6.05, Бартер с клиентами / пациентами.)

8.07 Обман в исследованиях
(a) Психологи не проводят исследования, связанные с обманом, если они не определили, что использование методов обмана оправдано значительной перспективной научной, образовательной или прикладной ценностью исследования и что эффективные не вводящие в заблуждение альтернативные процедуры невозможны.

(b) Психологи не вводят потенциальных участников в заблуждение относительно исследования, которое, как разумно ожидается, вызовет физическую боль или серьезное эмоциональное расстройство.

(c) Психологи объясняют участникам любой обман, который является неотъемлемой частью разработки и проведения эксперимента, как можно раньше, желательно в конце их участия, но не позднее, чем в конце сбора данных, и разрешить участникам отзывать свои данные. (См. Также Стандарт 8.08, Разбор Полетов.)

8.08 Разбор полетов
(a) Психологи предоставляют участникам оперативную возможность получить соответствующую информацию о характере, результатах и ​​выводах исследования, и они принимают разумные меры для исправления любых неправильных представлений, которые могут возникнуть у участников и о которых известно психологам.

(b) Если научные или гуманные ценности оправдывают задержку или утаивание этой информации, психологи принимают разумные меры для снижения риска причинения вреда.

(c) Когда психологи узнают, что исследовательские процедуры причинили вред участнику, они принимают разумные меры, чтобы минимизировать вред.

8.09 Гуманный уход и использование животных в исследованиях
(a) Психологи приобретают, ухаживают, используют и утилизируют животных в соответствии с действующими федеральными, государственными и местными законами и постановлениями, а также профессиональными стандартами.

(b) Психологи, обученные методам исследования и имеющие опыт ухода за лабораторными животными, наблюдают за всеми процедурами, связанными с животными, и несут ответственность за обеспечение надлежащего учета их комфорта, здоровья и гуманного обращения.

(c) Психологи следят за тем, чтобы все находящиеся под их наблюдением лица, использующие животных, получили инструкции по методам исследования, а также по уходу, содержанию и обращению с используемыми видами в той мере, в какой это соответствует их роли.(См. Также Стандарт 2.05, Делегирование работы другим.)

(d) Психологи прилагают разумные усилия, чтобы минимизировать дискомфорт, инфекции, болезни и боль животных.

(e) Психологи используют процедуру, подвергающую животных боли, стрессу или лишению, только тогда, когда альтернативная процедура недоступна и цель оправдана ее предполагаемой научной, образовательной или прикладной ценностью.

(f) Психологи проводят хирургические процедуры под соответствующей анестезией и следуют методам, позволяющим избежать заражения и минимизировать боль во время и после операции.

(g) Когда уместно прекратить жизнь животного, психологи действуют быстро, стремясь минимизировать боль и в соответствии с принятыми процедурами.

8.10 Отчетность о результатах исследования
(a) Психологи не фальсифицируют данные. (См. Также Стандарт 5.01a, Избегание ложных или вводящих в заблуждение заявлений.)

(b) Если психологи обнаруживают существенные ошибки в своих опубликованных данных, они принимают разумные меры для исправления таких ошибок с помощью исправления, опровержения, исправления или других подходящих средств публикации.

8.11 Плагиат
Психологи не представляют части чужой работы или данных как свои собственные, даже если другая работа или источник данных цитируются время от времени.

8.12 Кредит публикации
(a) Психологи берут на себя ответственность и признают, в том числе и авторство, только за ту работу, которую они действительно выполнили или в которую они внесли существенный вклад. (См. Также Стандарт 8.12b, Право публикации.)

(b) Основное авторство и другие ссылки на публикации точно отражают относительный научный или профессиональный вклад вовлеченных лиц, независимо от их относительного статуса.Простое обладание институциональной должностью, такой как заведующий отделом, не оправдывает признание авторства. Незначительный вклад в исследование или написание публикаций отмечается соответствующим образом, например, в сносках или во вступительном заявлении.

(c) За исключением исключительных обстоятельств, студент указывается в качестве основного автора любой статьи с несколькими авторами, которая в основном основана на докторской диссертации студента. Консультанты факультета обсуждают со студентами кредит публикации как можно раньше и на протяжении всего процесса исследования и публикации, если это необходимо. (См. Также Стандарт 8.12b, Право публикации.)

8.13 Дублирующая публикация данных
Психологи не публикуют в качестве исходных данных ранее опубликованные данные. Это не препятствует повторной публикации данных, если они сопровождаются надлежащим подтверждением.

8.14 Совместное использование исследовательских данных для проверки
(a) После публикации результатов исследования психологи не утаивают данные, на которых основаны их выводы, от других компетентных специалистов, которые стремятся проверить существенные утверждения посредством повторного анализа и которые намереваются использовать такие данные только для этой цели, при условии, что конфиденциальность участников может быть защищена, и если законные права на конфиденциальные данные не препятствуют их разглашению.Это не препятствует психологам требовать, чтобы такие люди или группы несли ответственность за расходы, связанные с предоставлением такой информации.

(b) Психологи, запрашивающие данные у других психологов для проверки существенных утверждений посредством повторного анализа, могут использовать совместно используемые данные только для заявленной цели. Запрашивающие психологи получают предварительное письменное согласие на любое другое использование данных.

8.15 Рецензенты
Психологи, просматривающие материалы, представленные для презентации, публикации, гранта или исследовательского предложения, уважают конфиденциальность и права собственности на такую ​​информацию тех, кто ее предоставил.

Понимание психологической реакции

Аннотация

Аннотация. С тех пор, как Брем впервые предложил теорию реактивного сопротивления в 1966 году, многие исследования исследовали замечательный психологический феномен реактивного сопротивления, которые Мирон и Брем рассмотрели в 2006 году. Мы представляем обзор исследований, было сделано с тех пор. Разнообразные исследования предоставили интересные новые понимание теории, добавление к тому, что известно о феномене реактивное сопротивление и процессы, активируемые, когда люди сталкиваются с угрозами их свобода. Тем не менее многие вопросы, которые не были прояснены, остаются нерешенными. быть исследованным. Поэтому мы завершаем предложение некоторыми предложениями на будущее. исследовать.

Ключевые слова: (замещающее) реактивное сопротивление, культура, убеждение, мотивация, двойной процесс

«Почему ребенок иногда делает противоположное тому, чем он является? сказал? Почему человеку иногда не нравится получать одолжение? Почему пропаганда часто неэффективна для убеждения людей? И почему трава на соседнем пастбище когда-нибудь казалась зеленее? » (Брем, 1966, стр.v).

Прошло почти 60 лет с тех пор, как Брем представил теорию психологического реактивного сопротивления. как ответ на эти вопросы. Реактивность — мотивация восстановить свобода после того, как она была потеряна или поставлена ​​под угрозу — заставляет людей сопротивляться социальное влияние других. Со времени первой публикации Брема об реактивном сопротивлении в 1966 г., это явление привлекло внимание как фундаментальных, так и прикладных исследований в такие области, как здравоохранение, маркетинг, политика и образование, а также большое количество реактивных сопротивлений опубликованы исследования.Спустя сорок лет после первой публикации Брема Мирон и Брем (2006) рассмотрели те области, которые они сочли особенно актуальными, и указали на несколько пробелов в исследование. Вдохновленные их обзорной статьей, мы приступили к исследованию устранение этих пробелов. Примерно через 50 лет после того, как теория была впервые предложена, она гораздо яснее, что такое реактивное сопротивление и какую роль оно играет, когда свобода оказывается под угрозой. Тем не менее, есть все еще без ответа, но важные вопросы для психологии. уточнить.

Теория реактивности

В целом люди убеждены, что обладают определенной свободой действий. так называемое свободное поведение.Но бывают случаи, когда они не могут или, по крайней мере, чувствуют что они не могут сделать это. Уговоры купить конкретный продукт в продуктовый магазин, вынужденный платить за обучение, запрещается использовать мобильный телефон в школе и инструктаж по работе для босса. все примеры угроз свободе действовать по своему желанию, и вот где в игру вступает реактивное сопротивление. Реактивность — это неприятное мотивационное возбуждение, которое возникает, когда люди сталкиваются с угрозой или утратой своего свободного поведения.Это служит мотиватором к восстановлению свободы. Величина реактивного сопротивления зависит от важности свободы, которой угрожает опасность, и предполагаемой величины угрозы. Внутренние угрозы — это навязываемые самому себе угрозы, возникающие в результате выбора конкретные альтернативы и отказ от других. Внешние угрозы возникают либо из безличные ситуативные факторы, которые случайно создают барьер для свобода человека или от попыток социального влияния, направленных на конкретный человек (Брем, 1966; Брем и Брем, 1981; Кли и Виклунд, 1980).Неприятное мотивационное состояние реактивного сопротивления приводит к поведенческим и когнитивным усилиям по восстановлению свободы, сопровождается переживанием эмоций. Люди, которым угрожают, обычно чувствуют неудобно, враждебно, агрессивно и сердито (Berkowitz, 1973; Brehm, 1966; Brehm & Брем, 1981; Диллард И Шен, 2005; Дожди, 2013). С точки зрения поведения люди, которым угрожают, могут демонстрировать ограниченное поведение (прямое восстановление) или может наблюдать, как другие выполняют связанное поведение (непрямое восстановление).Они могут агрессивно заставить угрожающему человеку, чтобы устранить угрозу, или он может вести себя враждебно и агрессивный способ просто выпустить пар (агрессия). С познавательной стороны люди может умалить источник угрозы, повысить ограниченную свободу или понизить навязанный вариант (изменение привлекательности; например, Bijvank, Konijn, Bushman, & Roelofsma, 2009; Брем, 1966; Брем и Брем, 1981; Бушман и Стэк, 1996; Диллард и Шен, 2005; Хейлман и Тоффлер, 1976; Быстро & Стивенсон, 2007; Дожди, 2013; Рейнс и Тернер, 2007). Однако, несмотря на хорошо изученные последствия реактивного сопротивления, Реактивное сопротивление как состояние само по себе было мало исследовано. Реактивность приводит к поведенческим, аффективным и когнитивным эффектам, но что именно вызывает эти эффекты?

С вопросами Мирон и Брем (2006) спросили, и исследования, которые они рассмотрели в качестве отправной точки, мы намеревались рассмотреть более свежие достижения. Здесь мы представляем наш обзор исследования по измерению реактивного сопротивления, роли культуры и личности, косвенное реактивное сопротивление, детерминанты реактивного сопротивления в контексте убеждения и решающая роль мотивации в реактивных процессах.Мы рассматриваем исследования указывает на различные процессы реактивного сопротивления — некоторые из них показывают, что конкретные угрозы свободе вызывают смешанное состояние аффекта и познания а некоторые из них показывают, что конкретные угрозы свободе вызывают немедленное, эмоциональная реакция, в то время как другие вызывают когнитивные и отложенные эмоциональные реакция. В заключение мы обсудим оставшиеся вопросы и будущие исследования. направления.

Можно ли измерить реактивное сопротивление?

В своей обзорной статье Мирон и Брем (2006) уже дал некоторые ответы и предложения по вопрос как измерить реактивное сопротивление.Для измерения реактивного сопротивления как характеристики они определяют измерения, такие как шкала психологической реакции Хонга. (HPRS; например, Hong, 1992) который до сих пор остается наиболее часто используемым инструментом. Он был переведен на много языков и используется в странах по всему миру (De las Cuevas, Peñate, Betancort, & de Ривера, 2014). Тем не менее, исследования до сих пор не согласны с фактом. состав. В то время как Джонасон, Брайан и Эррера (2010) сократил исходную шкалу из 18 пунктов до однофакторной мера, состоящая из 10 предметов, De las Cuevas et al.(2014) предложили двухфакторную структуру, включающую аффективный и когнитивный аспекты.

Измерения реактивного сопротивления случаются редко, возможно, из-за того, что Брем концептуализированное реактивное сопротивление как «вмешивающееся, гипотетическое переменная », которую нельзя измерить напрямую (Brehm & Brehm, 1981, стр. 37; см. также Brehm, 1966). Однако в 2006 г. Мирон и Брем предположили, что «реактивное сопротивление можно непосредственно оценить. путем измерения субъективного опыта (чувства), сопровождающего стремление восстановить свободу »(Miron & Brehm, 2006).Авторы предположили, что будущие исследования следует изучить, что люди чувствуют, когда сталкиваются с угрозой своей свободе. За последние 10 лет вопрос о том, как измерить опыт реактивное сопротивление привлекает все большее внимание.

Исследуя убедительные сообщения, Диллард и Шен (2005) разработали четыре пункта для оценки воспринимаемая людьми угроза свободе в связи с этим посланием. 1 Они продемонстрировали что сообщение, которое воспринимается как серьезная угроза свободе человека вызывает реактивное сопротивление, которое они концептуализировали как скрытое перемешивание переменных аффект гнева и негативное познание.Чтобы измерить аффект гнева, Диллард и Шен попросили своих участников указать, насколько они раздражены, рассержены, раздражены и они были возмущены посланием, угрожающим свободе. Далее они проинструктировал участников записывать все, что приходит в голову после прочтения сообщение. Независимые оценщики закодировали эти мысли как поддерживающие, нейтральные или отрицательный. Они обнаружили, что гнев и негативные мысли в форме контраргументы опосредовали отношения между угрожающими свободе сообщение и отношение людей к сообщению.Это отношение руководствовалось поведенческие намерения людей следовать или не следовать советам сообщение. Но действительно ли аффект и познание имели отдельные или комбинированные эффекты на ответы людей на сообщение? Чтобы проверить это, авторы сравнили четыре модели структурных уравнений: когнитивная модель одного процесса, однопроцессная аффективная модель, двухпроцессная модель, в которой аффективные и когнитивные реакции оказали уникальное влияние на реакцию людей на убедительное сообщение и взаимосвязанная модель, в которой аффект и познание считался сплавом, который нельзя было распутать.В двух исследованиях они обнаружили как нельзя лучше подходят для переплетенных моделей. В метааналитическом обзоре 20 исследований Дождь (2013) подтверждено что переплетенная модель превосходит альтернативные модели.

В рамках исследования межкультурного реактивного сопротивления (см. Также раздел Reactance, Culture и Self), Йонас и его коллеги использовали другой подход к измерению опыта реактивного сопротивления. Они объединили пункты оценки восприятие людьми угрозы своей свободе с помощью предметов, оценивающих эмоциональный опыт людей. 2 Было показано, что эта мера опосредует эффект угрозы свободе на поведенческие намерения (например, намерение помочь, Jonas et al., 2009, исследование 4). С тех пор он использовался в нескольких исследованиях реактивного сопротивления в контексте ситуаций изменения (например, личные перемены или политические реформы), замещающие угрозы и культура, и было показано, что он опосредует когнитивные и поведенческие переменные результата, такие как отношение, намеренное и реальное поведение сопротивления и перформанс (Ниеста Кайзер, Граупманн, Фрайер и Фрей, 2015; Ситтенталер и Йонас, 2012 г .; Ситтенталер, Траут-Маттауш и Йонас, 2015; Траут-Маттауш, Гутер, Занна, Джонас и Фрей, 2011 г .; Траут-Маттауш, Йонас, Фёрг, Фрей и Хайнеманн, 2008).Sittenthaler, Traut-Mattausch, Steindl, and Jonas (2015) подтверждены эти пункты вместе с пунктами, оценивающими агрессивные поведенческие намерения как а также отрицательные оценки и предложить новую меру реактивного сопротивления состояния, так называемая шкала реактивного сопротивления Зальцбургера.

Мирон и Брем (2006) также предположил, что другим способом прямой оценки реактивного сопротивления было бы использование физиологические меры. Прошлое (Баум, Fleming, & Reddy, 1986) и нынешние (Sittenthaler, Jonas, & Traut-Mattausch, 2015; Ситтенталер, Steindl, & Jonas, 2015) исследование продемонстрировало, что свобода угрозы влияют на физиологическое возбуждение людей.Тогда как в предыдущем исследование (Baum et al., 1986) уровень возбуждения повышается, когда люди сталкиваются с неконтролируемым событие, такое как угроза их свободе, в более поздних исследованиях (Sittenthaler, Jonas, et al., 2015; Ситтенталер, Steindl, et al., 2015), просто представляя, что вас ограничивают посещения квартиры, которую они, возможно, хотели бы снять, было достаточно для увеличения пульс людей. Интересно, что была разница между учащение пульса после незаконного ограничения (неожиданного и неуместное) и законное ограничение (неожиданное, но уместное, т.е.е., когда людям объясняли причины запрета на посещение квартиры). Когда столкнувшись с незаконным ограничением, частота сердечных сокращений увеличился сразу. Частота сердечных сокращений также увеличилась после законного ограничение, но только с задержкой по времени. Это открытие привело нас к предположению, что могут быть задействованы разные процессы, когда люди сталкиваются с разными виды угроз их свободе. В то время как некоторые угрозы (например, незаконные угрозы), кажется, следуют более эмоциональному процессу, ведущему к немедленному возбуждению, другие могут побудить людей задуматься над ситуацией, прежде чем состояние возбуждения (Ситтенталер, Steindl, et al., 2015; см. также аналогичные процессы в Sittenthaler, Jonas, et al., 2015. когда мы сталкиваемся с реактивным сопротивлением, испытанным на собственном опыте, и косвенным, подробнее ниже). Эти данные свидетельствуют о том, что двойственные процессы в форма более автоматических, импульсивных ориентированных на аффекты по сравнению с более когнитивными преобладает рефлексивная обработка информации (например, Strack & Deutsch, 2004; для обзора, см. Гавронски и Крейтон, 2013) кажутся важными при рассмотрении процессов реактивного сопротивления. после различного рода угроз.Кажется, что аффект и мотивационное возбуждение участвуют в обоих типах реакций реактивного сопротивления, но возникают немного позже для более рефлексивные, когнитивно ориентированные ответы. Эти данные позволяют нам Свяжите это направление исследований с переплетенной моделью Дилларда и Шена (2005), которая концептуализирует реактивное сопротивление как скрытую переменную, смешивающую аффект и познание (см. также Rains, 2013). Выравнивать если люди сначала задумаются об ограничении своей свободы (познания), переживание реактивного сопротивления, по-видимому, также характеризуется аффектом.

Различные направления исследований предполагают, что один важный компонент реактивного сопротивления это переживание гнева. Гнев обычно понимается как отрицательная эмоция. но также связано с мотивацией, а именно с мотивацией подхода (Harmon-Jones, 2003, 2004; Harmon-Jones & Allen, 1998; Harmon-Jones, Harmon-Jones, Abramson, И Петерсон, 2009). Мотивация подхода — мотивация к движение к чему-то — это сила, определяющая поведение человека и аффект (Gray, 1982, 1990). Это контрастирует с мотивация избегания, которая побуждает людей уходить (Harmon-Jones, Harmon-Jones & Price, 2013).В теоретическом обзоре реактивного сопротивления Chadee (2011) даже предположил, что мотивация подхода — это необходимое условие для возникновения реактивного сопротивления. Чувство способности разрешить угрожающее событие (то есть, чтобы справиться с ситуацией), как было показано, вызывает мотивация подхода (Хармон-Джонс, Люк, Фирн и Хармон-Джонс, 2006; Хармон-Джонс, Сигельман, Болиг и Хармон-Джонс, 2003). Потому что люди, испытывающие реактивное сопротивление, стремясь восстановить свою свободу (т.е. они кажутся способными справиться с угроза), реактивность должна быть связана с мотивацией подхода.Штейндл, Йонас, Клакл и Sittenthaler (2015) применил электроэнцефалографию (ЭЭГ) и обнаружил, что реактивное сопротивление было связано с повышенной левой фронтальной альфа-асимметрией, которая считается показателем мотивации подхода (Harmon-Jones, 2003; Harmon-Jones & Allen, 1998).

Таким образом, недавние исследования показывают, что реактивное сопротивление действительно можно измерить. это можно оценить опыт людей в угрожающей ситуации, когнитивные и аффективные процессы, которые он активирует, и физиологическое возбуждение и активность мозга, сопровождающие попытку восстановить свободу.Однако степень, в которой люди подвержены угрозам их свобода и связанная с этим мотивация к решительному восстановлению своей свободы зависят от участия человека в процессе реактивного сопротивления.

Реактивность, культура и самость

Мирон и Брем (2006) предположил, что разные культуры, такие как индивидуалистическая и коллективистская, реагировать на разные угрозы и по-разному восстановить свою свободу. Они предположил, что может иметь решающее значение, исходит ли угроза от отдельных лиц внутри или вне своей группы.Они процитировали исследования, показывающие, что индивидуалисты и коллективисты различаются в своих ожиданиях контроля и выбор и, следовательно, в их самооценке, что делает их более или менее чувствительными к угрозы (Айенгар и Леппер, 1999). Оценка восприятия людьми реактивного сопротивления путем измерения воспринимаемая угроза и эмоциональный опыт, Jonas et al. (2009) показали, что индивидуалисты или люди с независимой самооценкой больше подвержены угрозам их индивидуальная, личная свобода (например, оказать другому человеку услугу, одолжив его / ее бизнес-машина), в отличие от коллективистов или людей с взаимозависимые самореплексы, которые больше подвержены угрозам своим коллективная свобода, то есть угрозы, затрагивающие не только себя, но и их группа (например,g., оказывая услугу другому филиалу, одалживая им пул бизнес автомобили). Такие же результаты были получены при сравнении независимых и взаимозависимые значения были обозначены описанием различий по сравнению с сходства между собой и своими близкими (см. Trafimov, Triandis, & Goto, 1991). Это говорит о том, что человеческий опыт реактивного сопротивления сильно зависит от целей и ценностей, наиболее доступных при возникновении угрозы. В этих культурных исследованиях определяли, были ли ценности групповыми или индивидуальными. ключевой фактор, вызывающий различия в реактивном сопротивлении.Таким образом, опыт реактивное сопротивление как смесь воспринимаемой угрозы и эмоций кажется мотивационным в природа. Только если затронуты ценности людей, они кажутся полными энергии стремиться к восстановлению своей свободы.

Граупманн, Йонас, Мейер, Хавелка, и Aichhorn (2012) обнаружили, что угроза свободе выбора грядет. от своей внутренней группы вызывал больше реактивности у индивидуалистов, чем у коллективистские люди. Индивидуалисты указали на более высокий рост привлекательность исключенного варианта, когда угроза возникла в внутренняя группа против чужой.Напротив, коллективисты указали на более высокую повышение привлекательности исключенного варианта при возникновении угрозы в чужой группе по сравнению с внутренней. Это опять-таки похоже на то, что индивидуалисты высоко ценят свою индивидуальную свободу и отличие от своей группы (Маркус и Китайма, 1991). Таким образом, им сильно угрожают решения, исходящие от в группе. Коллективисты, напротив, высоко ценят связь со своими ingroup (Маркус и Китайма, 1991) и, таким образом, не чувствуют угрозы решений, исходящих от в группе.

Дополнительные доказательства, иллюстрирующие мотивационный характер реактивного сопротивления, получены из Лорин, Кей и Фитцсаймонс (2012). Они объяснили противоречивый эффект того, что некоторые люди могут одобряют решение, даже если они не поддерживают его. Два фактора определение реакции на ограничения — абсолютность ограничения и релевантность. Если угроза абсолютная, то есть обязательно придет в эффект, люди рационализируют его. Если он неабсолютный, то есть может и не наступить На самом деле люди реагируют реактивным сопротивлением.Оба эффекта, рационализация и реактивное сопротивление, были самыми сильными, если ограничение было самодостаточным.

Различия в процессах реактивного сопротивления, обусловленные самостью участвующие в угрозе поднимают вопрос о косвенном реактивном сопротивлении, при котором человек испытывает реакцию на угрозу другому человеку или группе, даже если угроза не имеет никаких последствий для личной свободы человека выбор (Мирон и Брем, 2006 г.). Возможно ли испытать реактивное сопротивление от имени другого человек? Что происходит, когда люди наблюдают за ограничением другого человека?

Сопутствующее реактивное сопротивление

Существуют два различных взгляда на вспомогательное реактивное сопротивление: (a) Оно возникает как следствие людей, когнитивно берущих на себя роль ограниченного человека и спрашивающих сами то, что может испытать ограниченный человек (см. Брем, 1972; Мирон, 2002; Уорчел, Инско, Андреоли и Drachman, 1974), и (б) люди испытывают реактивное сопротивление. сами наблюдая при этом угрозу другому свобода человека (Андреоли, Worchel, & Folger, 1974).Андреоли и др. (1974) тестировали участниц, которые наблюдал, как актера исключают из процесса принятия решений, и обнаружил, что сами участники показали замещающее реактивное сопротивление, оценив привлекательность дискуссионных тем выше, когда актера ограничивали по сравнению с неограниченным. Авторы пришли к выводу, что «реактивное сопротивление может быть вызванные простым наблюдением за угрозой чужой свободе, без восприятие собственной свободы потенциально напрямую под угрозой »(стр. 767).

В то время как Andreoli et al. (1974) измеренное реактивное сопротивление только в виде когнитивных изменений привлекательности варианта, Sittenthaler и его коллеги (Sittenthaler & Jonas, 2012; Sittenthaler, Jonas, et al., 2015; Sittenthaler, Traut-Mattausch, et al., 2015) оценили субъективный опыт заместительного реактивного сопротивления. Они обнаружили, что люди испытывают сильное реактивное сопротивление как сочетание предполагаемой угрозы и эмоций, если они заметили или прочитали о свободе угроза другому человеку. Однако эти косвенные реакции на угрозы свободе были модерированы самосознанием людей.Люди с большим взаимозависимое самоконструирование или коллективистский культурный фон (например, из Боснии или Хорватии) испытали более косвенное реактивное сопротивление (особенно для члена группы) по сравнению с людьми с более независимым самоконструируемый или индивидуалистический культурный фон (например, происходящий из Германия или Австрия). Кроме того, люди с более независимой самооценкой или индивидуалистическая культура указывает на более сильное реактивное сопротивление, когда ограничивали себя, а не косвенно ограничивали (Sittenthaler, Traut-Mattausch, et al., 2015). Другие кросс-культурные исследования викариозного реактивного сопротивления среди коллективисты из Филиппин (Steindl & Jonas, 2012) и стран Восточной Европы (например, Чехия, Румыния, Россия; Sittenthaler & Jonas, 2012) повторили эти выводы.

Люди реагируют на оба вида ограничений свободы (самостоятельно и косвенно). опыт), но Ситтенталер и его коллеги представили доказательства того, что процесс, лежащий в основе косвенных угроз, отличается от процесса угрозы на собственном опыте.Прежде чем испытать состояние мотивационного возбуждения реактивное сопротивление, люди, наблюдающие ограничение, сначала, кажется, должны подумать о ограничение другого человека. Это было продемонстрировано, глядя на угрожаемые сердечно-сосудистые реакции людей (Sittenthaler, Jonas, et al., 2015, исследование 2): пока есть было немедленное увеличение физиологического возбуждения (например, частоты сердечных сокращений) после самоограничения, увеличение после заместительных ограничений было отложено. Дальнейшие данные показали, что косвенное реактивное сопротивление связано с более рефлексивный, познавательный процесс и реактивность на собственном опыте с более импульсивный, эмоциональный процесс (Sittenthaler, Jonas, et al., 2015, Исследования 3 и 4). Это было показано с помощью задания на когнитивную нагрузку (запоминание 7-значного числа), которое уменьшило опыт людей с косвенным реактивным сопротивлением и эмоционально отвлекающая задача (подумайте о самом хорошем дне прошлого лета), которая только уменьшенное реактивное сопротивление на собственном опыте.

Короче говоря, исследования в культурном контексте показали, что реактивное сопротивление заявляют, что (а) находится под влиянием культурного самоконструирования людей и (б) также можно испытать опосредованно. Только если угроза свободе затрагивает аспекты люди проявляют реактивное сопротивление.Это свидетельствует о том, что реактивное сопротивление носит мотивационный характер. Мотивационная природа реактивного сопротивления также становится очевидным в различных процессах реактивного сопротивления, которые мы описали ранее. — реакция людей на возникшие на собственном опыте и незаконные угрозы кажутся более импульсивными, тогда как ответы на заместительные и законные угрозы кажутся более рефлексивными. Подобные различные процессы также могут быть найдено в контексте убеждения.

Убеждение и сопротивление изменению

Если убеждение представляет угрозу свободному поведению человека, реакция форма негативного познания, такая как аффект контраргумента и гнева, приводит к к более негативному отношению к сообщению и, как следствие, к меньшему намерению вести себя согласно сообщению.Противодействие и гнев как переплетенные Было показано, что процесс реактивного сопротивления опосредует эффект воспринимаемой свободы угроза для эффектов реактивного сопротивления, таких как несогласие с сообщением (Dillard & Shen, 2005; Kim, Levine, & Allen, 2013; Дождь, 2013).

Убедительные сообщения вызывают реактивное сопротивление, особенно при использовании силы и контроля. язык, такой как термины «должно», «должно», «должно» и «нужно». На этом языке есть было показано, что они воспринимаются как более опасные и вызывающие большее реактивное сопротивление. чем неконтролирующий язык, такой как считают термины, может, мог и может (Миллер, Лейн, Дитрик, Янг, И Поттс, 2007; Быстро И Стивенсон, 2008).Например, в исследовании по убеждению члены фитнес-клуба для участия в специальных упражнениях, люди, которые получил убедительное послание, такое как «ты должен это сделать», сравнил на необоснованное сообщение, такое как «примите во внимание», испытали больше угроза, которая вызвала большую реактивность (негативные когниции и гнев), и следовательно, люди были менее убеждены (Quick & Considine, 2008). Кроме того, как опасно воспринимаются управляющие сообщения в зависимости от уровня социальной активности.Социальная активность — это степень, в которой социальный агент «воспринимается как способность к социальному поведению, напоминающему взаимодействие человека и человека » (Рубрукс, Хэм и Мидден, 2011, стр. 157). Roubroeks et al. показали своим участникам низкую или строгий совет по энергосбережению только в виде текста, текста с изображением робота-агента или текстом с коротким фильмом с агентом (Roubroeks et al., 2011; Рубрукс, Мидден и Хэм, 2009 г.). Оба исследования подтвердили, что чем сильнее социальная активность убедительные сообщения, предполагаемая угроза высшими людьми и, следовательно, более высокая их реактивность (негативное восприятие и гнев).

Что касается процесса реактивного сопротивления в контексте убеждения, исследования Сильвия (2006) показала, что угрозы свободе через убедительные сообщения могут вызвать разногласия через разные пути и что эти пути имеют разные последствия. Если бы свобода была угрожали в конце убедительного сообщения, люди прямо не соглашались с сообщение. Если свобода оказалась под угрозой в начале убедительного сообщение, негативные познания, такие как опровержение и восприятие источника как низкий уровень доверия опосредовал влияние на несогласие людей с сообщение.В то время как разногласия, которые возникли непосредственно из угрозы в конце сообщения уменьшилось с течением времени, разногласия, которые возникли в отрицательных познания были стабильными с течением времени. Таким образом, отражающий процесс реактивного сопротивления, в котором познания влияют на последующие реакции, это более стабильный реактивный процесс. Исследования Циглера, Шлетта и Айдынлы (2013), кроме того, предполагает, что в этом состоянии люди также кажется, очень чутко реагирует на слабость аргументов, когда сталкивается с очень опасное сообщение.Однако, когда они находятся в состоянии положительного или отрицательное настроение, сила аргументов играет менее важную роль в прогнозирование их реакции на угрозу свободе. Интересно, что в другое направление исследований только люди с достаточными когнитивными ресурсами проявили реактивность в виде отрицательного отношения к ограничению; без достаточных ресурсов они даже оправдали ограничение (Лорин, Кей, Праудфут и Фитцсаймонс, 2013).

До сих пор аффект и познание кажутся центральными элементами, если мы хотим понять природа реактивных процессов.Наиболее ярко это выражено в взаимосвязанная модель реактивного сопротивления (Dillard & Shen, 2005; Rains, 2013), но, похоже, также поддерживается другими направления исследований. Однако даже если реактивное сопротивление можно представить как скрытое переменное смешение аффекта гнева и негативного познания, мы можем различить дальше между импульсивными процессами, более управляемыми аффектами, и более ориентированными на познание отражающие реактивные процессы. В некоторых ситуациях эти разные процессы может управляться как познанием, так и аффектом смешанным образом.Однако в других ситуациях они могут отличаться друг от друга. В последнее становится очевидным, если мы посмотрим на более короткие убедительные сообщения, где есть меньше возможностей для контраргументов.

Для коротких сообщений было обнаружено, что формирование сообщения как потеря (например, «Если вы не пользуетесь защитой от солнца, вы оплачиваете расходы»). привели к значительно более сильному восприятию угрозы, чем рамка усиления (например, «Когда вы используете защиту от солнца, вы получите выгоду».) И что воспринимаемая угроза положительно коррелировала с гневом, но не с отрицательной познания (Cho & Sands, 2011).Авторы предположили, что «разные типы сообщения создают различия в процессе реактивного сопротивления »(Cho & Sands, 2011, стр. 315).

Влияние различных типов угроз, основанных на простых сигналах, также были исследованы в контексте политических реформ. Реакция граждан находятся под влиянием того, как политики сообщают о реформах. Сфокусироваться на ограничения, которые возникнут в результате изменения, вызывают больше опыт реактивного сопротивления (с использованием Джонаса et al., 2009, комбинированная мера восприятия воспринимаемого угроза и негативное влияние) и, следовательно, более негативное отношение к реформе чем сосредоточение внимания на возможных улучшениях (Traut-Mattausch et al., 2008). Кроме того, исследование Ферга, Йонаса, Траут-Маттауш, Хайнеманн и Фрей (2007) продемонстрировали, что эксперты информирование граждан о реформе вызвало больше опыта реактивного сопротивления и следовательно, более негативное отношение к реформе, чем когда миряне доставил сообщение. Аналогичным образом, в контексте сообщения об изменениях, Niesta Kayser et al. (2015) использовали то же измерение (Jonas et al. al., 2009) и обнаружил, что представление сообщения об изменении в подход (сосредоточение внимания на возможных положительных результатах) по сравнению с избеганием (избегание возможных негативных результатов) привели к различиям в испытанное реактивное сопротивление.Изменения представлены как избежание негативных результатов вызвало больше опыта реактивного сопротивления, которое опосредовало эффект избегания на люди меньше согласны с изменением. Избегание привело к большему контраргументы и менее позитивное восприятие коммуникатора и изменений сообщение.

Подводя итог, можно сказать, что в контексте убеждения большинство недавних исследований проводится в традициях переплетенной модели Дилларда и Шена (2005), согласно люди, получающие убедительные сообщения, воспринимают их как угрозу для своих свободы, что в дальнейшем вызывает ощущение реактивного сопротивления в виде действуют контраргументы, которые сопровождаются гневом.Когда делаются попытки убедить людей с помощью убедительного сообщения, это сообщение мотивирует людей представить аргументы против попытки убедить (контраргумент). Это когнитивно-рефлексивный процесс, приводящий к негативному отношению к сообщению и, наконец, приводит к снижению поведенческого намерения следовать цели сообщение. Исследования, которые косвенно манипулировали угрозой через фрейминг, показали: реактивное сопротивление — это комбинация воспринимаемой угрозы и негативного аффекта (Förg et al., 2007; Jonas et al., 2009; Ниеста Кайзер и др., 2015; Траут-Маттауш и др., 2008 г.). В этих исследованиях кажется, что определенные сигналы вызывают аффективно-импульсивный процесс, который в дальнейшем приводит к негативным познаниям и поведенческое намерение восстановить свою свободу. Это может быть сопоставимо к моделям двойного процесса и их различию между более импульсивными и более рефлексивные процессы социального поведения (например, Strack & Deutsch, 2004; обзор см. в Gawronski & Creighton, 2013). С одной стороны, Диллард и Шен (2005) и Рейнс (2013) протестировали модель двойного процесса и отвергли ее.Однако, с другой стороны, как описано ранее, Ситтенталер и его коллеги показаны в двух контекстах, которые в зависимости от угрозы (законная или незаконная угрозы; угрозы на собственном опыте или косвенные угрозы), люди либо реагируют сразу или после временной задержки с повышенным физиологическим возбуждением, которое можно рассматривать как индикатор мотивации (Baum et al., 1986; Wright, 2008; Zanna & Cooper, 1974). Результаты, показывающие, что реактивное сопротивление может возникнуть автоматически также исходят из исследований неявной активации реактивное сопротивление.

Заполняющее реактивное сопротивление

Как упоминалось Мироном и Бремом (2006) люди не реагируют только на очевидные прямые угрозы. Реактивность также может быть вызвана тонкими способами и даже вне сознательного осведомленность. В исследовании Wellman и Geers (2009) участники были заправлены модифицированными предметами Шкала терапевтической реактивности (Дауд, Milne, & Wise, 1991). Дополнительно им дали таблетку и сказал, что это либо улучшило, либо не улучшило выполнение задач на точность. Результаты показали, что участники с реактивным сопротивлением и учитывая явное ожидание, что они должны быть хороши в поставленной задаче, большинство ошибок, вопреки ожиданиям экспериментатора.

Чартранд, Далтон и Фитцсаймонс (2007) показали, что даже подсознательные простые числа могут вызывать реактивное сопротивление. Они подсознательно вводит участникам имя контролирующего значимого другой человек, который хотел, чтобы они усердно работали против значимого друга, который хотел им весело. Результаты показали, что участники ознакомились с имя контролирующего человека противоречило его желанию, отвечая меньше анаграмм правильно, чем участники, подготовленные неконтролирующими имя человека. 3 Таким образом, можно вызвать реактивность раздражителями. не воспринимаются сознательно, и относительно автоматические процессы могут производить немедленные эффекты реактивного сопротивления.

Однако это не всегда так. Крей, Реб, Галински и Томпсон (2004) обнаружили в исследовании стереотип угроз и переговоров, что только явное ожидание поведения привело к прямо противоположному поведению. Хотя неявная активация стереотип о том, что мужчины лучше умеют вести переговоры, привел к снижению успеваемости у женщин, явная активация привела к более высокой производительности у женщин.

Реактивность как мотивация

Теория реактивности, следуя традиции теории диссонанса, является теорией мотивация .Используя описание реактивного сопротивления Брема, это «мотивационное состояние, и поэтому предполагается, что оно дает энергию и свойства, управляющие поведением »(Brehm & Brehm, 1981, стр. 98). Следовательно, реагент у людей есть сильное побуждение что-то делать (Brehm & Brehm, 1981). Это контрастирует с концепция выученной беспомощности, которая представляет собой состояние пассивного переноса угроза или даже отказ от нее (Селигман, 1975). Беспомощные люди обычно не чувствуют себя способными изменение неприятной ситуации.Реагирующие люди, напротив, чувствуют способный изменить текущую ситуацию, то есть угрозу свободе (Mikulincer, 1988; Pittman & Pittman, 1979; Вортман и Брем, 1975). В соответствии с этим анализом, в исследовании Kray et al. (2004) «Стереотипное реактивное сопротивление», такое реактивное сопротивление возникало только в том случае, если женщины имели достаточной мощности для действия, что подтверждает идею о том, что реактивное сопротивление развивается только в том случае, если люди чувствуют себя способными восстановить свою свободу. Таким образом, реактивное сопротивление имеет возбуждающие и направляющие поведение свойства, когда что-то восстанавливает свобода возможна (ср.Брем и Брем, 1981).

Хотя взаимосвязанная модель обращается к гневу, который является мотивационным состоянием, она относится к гневу только как к аффекту. Однако, как показали исследования ЭЭГ, гнев является мотивационным подходом (например, Harmon-Jones, 2003, 2004; Harmon-Jones & Аллен, 1998 г.). Текущие исследования ЭЭГ также подтвердили это предположение. (Стейндл, Йонас и др., 2015). Таким образом, реактивное сопротивление — это состояние, обладающее огромным мотивационная сила, которая вызывает нежелательные последствия, такие как несогласие или девальвация.Интересно, что большинство представленных исследований рассматривали реактивное сопротивление в первую очередь как нежелательный фактор, который необходимо устранить или хотя бы уменьшенный. Несколько методов для уменьшения или предотвращения реактивного сопротивления уже были проверено. Например, чтобы сообщение воспринималось как менее опасное, восстановление постскриптум, говорящий участникам, что они сами решают, что хорошо для них может помочь (Бессарабова, Финк, Тернер, 2013; Миллер и др., 2007). Более того, если лицо, которому угрожают, принимает точку зрения угрожающего человека (Steindl & Jonas, 2012) или если эмпатия состояния вызвана убедительным сообщением, реактивность ниже (Shen, 2010).Другой метод — прививка, предупреждающая людей о потенциальной угрозе. Эта стратегия снижает испытанная угроза и, следовательно, эффекты реактивного сопротивления (Richards & Banas, 2015).

Однако в других случаях можно было бы даже использовать мотивационную силу реактивное сопротивление. Например, парадоксальные вмешательства используют реактивное сопротивление для успешного уменьшить симптомы, такие как прокрастинация (обзор см. Miron & Brehm, 2006). Кроме того, реактивное сопротивление может приводить как к нежелательным, так и к желаемым результатам.Это было обнаружено, например, что опыт реактивного сопротивления может выявить повышенная мотивация достижения (Steindl & Jonas, 2014). Недавние исследования также показали, что переживание реактивного сопротивления может быть связано не только с негативными чувствами, такими как гнев, но также и с активизацией положительного аффекта, такого как чувство определено (Steindl, Jonas, et al., 2015). Мы приглашаем дальнейшие исследования для изучения желаемых мотивационная сторона реактивного сопротивления, чтобы использовать его возбуждающее вероятности.

Выводы и предложения для будущих исследований

Около 50 лет исследований дали много ответов относительно детерминант реактивного сопротивления, субъективное восприятие реактивного сопротивления, вовлеченные процессы, и его последствия. Хотя Брем и Брем (1981) заявил, что реактивное сопротивление нельзя измерить напрямую, исследования нашли способ сделать это. Исследования продолжили исследования Мирона и Брема. (2006) идея оценки аффективных, когнитивных и физиологических аспекты восприятия реактивного сопротивления (например,г., Jonas et al., 2009; Дожди, 2013; Ситтенталер, Йонас и др., 2015; Sittenthaler, Steindl, et al., 2015). Нейробиология исследования с использованием ЭЭГ и функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ) имеют способствовали еще большему пониманию явления реактивного сопротивления (Steindl, Jonas, et al., 2015; Штейндл, Клакл и Йонас, 2015).

Эти исследования показали нам, что реактивное сопротивление — это состояние, состоящее из аффективных, когнитивные и мотивационные компоненты. Один как эмоциональный, так и мотивационный грань переживания — гнев.Поскольку гнев обычно понимается как отрицательный эмоции, возникающие, когда люди не могут достичь желаемой цели (для обзор см. Berkowitz & Harmon-Jones, 2004), можно задаться вопросом, совпадает ли реактивное сопротивление с злость. Хотя гнев является важным компонентом реактивного сопротивления и был обнаружен чтобы также вызвать мотивацию подхода (Harmon-Jones et al., 2013), исследования показали, что реактивное сопротивление также содержит негативные когниции (например, Rains, 2013). Чтобы изучить природу реактивного сопротивления и как оно отличается от гнева, Steindl, Klackl, и другие.(2015) использовали методы фМРТ для сравнения условий, в которых участники читают о возбуждении реактивного сопротивления, возбуждении гнева или нейтральности ситуации. Во время возбуждения реактивного сопротивления по сравнению с ситуациями, вызывающими гнев, активны средняя височная доля, височные полюсы и прямая извилина. Было показано, что эти области участвуют в процессах ментализации, в которых люди делают выводы о психическом состоянии других (Frith & Frith, 2003, 2006). Это предполагает одну основу для того, чтобы отличить реактивные процессы от более чистых процессов гнева, проблема это следует более тщательно изучить в будущих исследованиях.

Еще один интересный вопрос для будущих исследований: будет ли реактивное сопротивление мотивация всегда приведет к усилиям по восстановлению свободы. В соответствии с теория мотивационной интенсивности (Брем & Self, 1989; Брем, Райт, Соломон, Силка и Гринберг, 1983; Райт, 2008; Райт, Агтарап и Млынски, 2015; Wright & Brehm, 1989), новые усилия расходы людей на восстановление свободы зависят от сложности требуемых поведение. Чем сложнее поведение, тем больше усилий прилагается, вплоть до точка, где кажется невозможным восстановить свободу.Что происходит с реактивное возбуждение и стремление, если нельзя восстановить устраненную свободу (см. Мирон и Брем, 2006 г.) это открытый вопрос. Как пишет Райт и al. (2015), необходимы дополнительные исследования, чтобы лучше понять роль воспринимаемой трудности восстановления свободы в реактивном сопротивлении стремление.

В контексте убеждения переплетенная модель, описывающая реактивное сопротивление как сочетание гнева и негативного познания, которое еще больше влияет на людей отношения (Диллард и Шен, 2005; Kim et al., 2013; Дожди, 2013) представляется важной моделью для понимания реактивного сопротивления. процесс. Однако неясно, распространяется ли эта модель на все реактивное сопротивление. ситуаций, то есть также для тех, кто находится вне контекста убеждения. Исследования с использованием создание, косвенные или законные угрозы свободе для выявления реактивного сопротивления указывают на два процесса реактивного сопротивления, более импульсивный эмоциональный и более рефлексивный познавательный процесс. Кажется, что люди либо реагируют на угрозу сразу или после временной задержки с промежуточными познаниями (например,г., Jonas et al., 2009; Ситтенталер, Йонас и др., 2015; Ситтенталер, Steindl, et al., 2015). Исследование Бессарабовой с коллегами (2015), изучающее процесс реактивность, вызванная апелляциями вины, обнаружила, что в контексте вины аффективный и когнитивный компоненты реактивного сопротивления не коррелировали, что в отличие от переплетенной модели. Однако в соответствии с переплетенными модели, обе переменные повлияли на реакцию людей на воспринимаемое угроза свободе. Но делали они это разными путями.В то время как вина непосредственно влияет на аффективную составляющую реактивного сопротивления (гнев), только косвенно повлиял на когнитивный компонент реактивного сопротивления (негативные когниции) осведомленность людей о том, что сообщение было призывом к виновности (Бессарабова, Тернер, Финк и Бери Blustein, 2015). Вопрос, когда и как различается реактивное сопротивление применение моделей (двухпроцессных и переплетенных), кажется, в последнее время вызывает интерес к исследования реактивного сопротивления и должны быть изучены в будущих исследованиях.

Подобно расследованию вины, тоже было бы интересно на будущее исследование, чтобы более внимательно изучить взаимосвязь между реактивным сопротивлением и другими отрицательные (и положительные) эмоции, такие как страх (или юмор).Шен и его коллеги (2015) рассмотрели реактивное сопротивление процессы, возникающие в результате апелляции страха с точки зрения субъектов и интересно обнаружил, что представление юмористической информации может смягчить реактивное сопротивление и, следовательно, повысить убедительность сообщения (см. Shen & Coles, 2015). Де Лемус, Буковски, Спирс и Телга (2015) предоставляют больше доказательств того, что угроза реактивного сопротивления также может от предполагаемых угроз своим группам и социальной идентичности. В частности, они показывают, что примеры стереотипных женщин вызывают некоторую реактивность. реакция женщин-феминисток и примеры противоположных стереотипов женщин вызывают реактивное сопротивление у более традиционных женщин.Вмешательства в контексте здоровья поведение также может вызывать реактивное сопротивление, которое может способствовать часто отсутствующему эффекты в долгосрочной перспективе (Унгар, Sieverding, Schweizer, & Stadnitskia, 2015).

Кроме того, как познание и аффект сочетаются в разных типах свободы? угрозы? Есть ли разница между ограничением свободы и навязыванием альтернатива, и если да, то как эта разница влияет на эмоциональные переживания, познание, мотивация и физиологическое возбуждение? Хотя это сложно исследовать эти процессы в реальных явлениях, было бы чрезвычайно обогащение для исследования реактивного сопротивления.

Поскольку людям часто угрожают другие люди, реактивное сопротивление играет решающую роль в процессы взаимодействия. При любом социальном взаимодействии реакция одного человека влияет на опыт, поведение и познание другого человека, что в свою очередь влияет на первого человека и так далее (Steindl & Jonas, в печати). Угрозы свободе вероятно, часто встречается во многих социальных взаимодействиях. Клиенты могут чувствовать себя ограниченными продавцы. Поставщики услуг могут чувствовать себя контролируемыми теми, кого они обслуживают. Пациенты могут чувствовать себя скованными врачами и терапевтами.Супружеские партнеры могут воспринимать угрозы их свободам со стороны супругов. В будущих исследованиях можно было бы рассмотреть динамика этих реактивных процессов в широком диапазоне социальных контекстов, чтобы понять, как люди реагируют на угрозы свободе взаимно влияют друг на друга. Надеемся, что статьи в настоящем томе ответят на эти новые вопросы и послужат стимулом для дальнейших усилий по выполнению так.

COVID-19: защита людей и общества

Ожидаемое влияние на жизнь и благополучие людей

Новый коронавирус, вызывающий COVID-19, а также социальные, экономические и политические последствия пандемии затронут все аспекты жизней людей.Уязвимые и обездоленные группы пострадают сильнее и, следовательно, потребуют особого внимания в ответных мерах политики. Например, домашнее обучение будет иметь различные долгосрочные последствия для детей и молодежи в зависимости от их социально-экономического положения и поддержки, которую могут оказать сообщества и лица, принимающие решения.

Уязвимые группы не ограничиваются лицами с плохим физическим здоровьем: лица с нестандартной занятостью или финансовыми условиями, люди, живущие в некачественном жилье, социально изолированные и те, кто уже борется с низким субъективным благополучием или психическими расстройствами, подвергаются особому риску .Временные меры, принятые для ограничения и замедления темпов заражения COVID-19 посредством заключения и социального дистанцирования, могут — помимо их непосредственного воздействия на здоровье — иметь другие непредвиденные последствия; некоторые из них являются положительными — например, уменьшение загрязнения воздуха, большее время, проводимое с ближайшими родственниками, и (возможно) большая социальная солидарность; другие, из которых нет — например, потеря работы и дохода. Экономические последствия нового коронавируса могут быть долгосрочными, поскольку они влияют на устоявшиеся уязвимости системы.Это, в свою очередь, создаст еще один набор косвенных рисков для здоровья и благополучия людей, которые будут проявляться в течение более длительного периода времени и будут иметь широкомасштабные последствия для всего населения, как уже было отмечено во время Великой рецессии (OECD, 2013 [6]). ; OECD, 2015 [7]; OECD, 2017 [8]).

Немедленные краткосрочные меры правительства необходимы для спасения жизней и средств к существованию сегодня. Тем не менее, кризис может дать полезные уроки для долгосрочных изменений, направленных на повышение устойчивости систем, поддерживающих благополучие с течением времени.Это включает построение социальных связей и социального капитала; открытие новых способов работы и жизни; и укрепление способности государственных служб и сетей социальной защиты реагировать во время кризиса. Это также является аргументом в пользу удвоения усилий по сокращению или смягчению источников уязвимости, связанных с отсутствием гарантий занятости, некачественным жильем, плохим качеством окружающей среды, проблемами психического и другого здоровья и социальной изоляцией.

В этой записке дополнительно рассматриваются различные аспекты, на которые и будут оказывать влияние кризис COVID-19 и его последствия, с использованием Концепции благополучия ОЭСР (рис. 1).В частности, в нем исследуется влияние COVID-19 на доходы и благосостояние, работу и качество работы, жилье, субъективное благополучие, социальные связи, баланс между работой и личной жизнью, качество окружающей среды и безопасность.

Доходы и богатство: финансовая незащищенность была широко распространена даже до нынешнего кризиса

Коронавирус угрожает распространить финансовую инфекцию в мировой экономике, которая все еще заживала шрамы Великой рецессии. Хотя с 2010 года средний скорректированный располагаемый доход домашних хозяйств на душу населения увеличился на 6% в совокупности по всей территории ОЭСР, он все еще был ниже уровней 2010 года в Испании и Италии, две из этих стран больше всего пострадали от вспышки вируса (OECD, 2020 [ 9]).Переход от более низкого ВВП к более низким доходам домохозяйств может быть более быстрым в нынешних условиях, чем это было в 2008 году, поскольку целые сектора экономики останавливаются, а значительная часть населения не выходит из дома.

Пока правительства принимают меры по укреплению сетей социальной защиты (OECD, 2020 [3]), потребуется время для реализации дополнительных политик социального обеспечения, направленных на нестандартных работников и работников, не охваченных сетями социальной защиты. Это происходит в контексте увеличения числа нестандартных рабочих мест во многих странах ОЭСР.Между тем, большое количество домохозяйств сталкивается с перспективой оказаться за чертой бедности из-за падения их доходов, связанного с кризисом в области здравоохранения, и ограниченными финансовыми буферами. В ОЭСР более одного из трех человек испытывают финансовую незащищенность, т. Е., Хотя они не являются бедными, исходя из обычных пороговых значений дохода, у них нет достаточных финансовых средств, чтобы держать свою семью выше черты бедности более 3 месяцев, если они доход внезапно прекратится. Этот риск особенно высок для молодых людей, людей с образованием ниже высшего, а также для пар с детьми (рис. 2), которые также относятся к тем, кому приходится иметь дело с закрытием школ и новыми обязанностями по уходу.Семьи с одним родителем (особенно те, которые возглавляются женщинами) также могут столкнуться с комплексными проблемами, связанными с потерей дохода, трудностями с уходом за детьми и отсутствием поддержки со стороны семьи.

В то время как те, у кого есть достаточные финансовые ресурсы, будут использовать их для поддержки своего потребления в случае шока доходов, другим придется сократить свои расходы домохозяйств. Расходы, которые необходимы для повседневной жизни, такие как потребление продуктов питания на дому, или те, которые реализуются в рамках контрактов, которые трудно пересмотреть в краткосрочной перспективе — e.грамм. арендная плата, коммунальные услуги и т. д. — составляют в среднем почти 75% располагаемого дохода беднейших 20% домохозяйств (OECD-Eurostat, 2020 [10]). Домохозяйства со средним доходом также будут изо всех сил сводить концы с концами, поскольку каждое пятое домохозяйство со средним доходом тратит больше, чем зарабатывает в странах ОЭСР. В большинстве стран ОЭСР чрезмерная задолженность более распространена среди домохозяйств со средним доходом, чем среди домохозяйств с низким и высоким доходом, и в среднем затрагивает около 11% домохозяйств со средним доходом (OECD, 2019 [11]).В результате у ряда домохозяйств с разным уровнем дохода остается очень мало ресурсов, чтобы справиться с потрясениями. В этих условиях любая потеря дохода или увеличение расходов может поставить эти домохозяйства в тяжелое финансовое положение. Меры, принятые рядом стран, такие как отсрочка арендной платы или замораживание налоговых платежей, являются долгожданными шагами для смягчения внезапной потери дохода.

Диаграмма 2. Молодые люди, пары с детьми и люди с уровнем образования ниже высшего подвержены большему риску оказаться в бедности после трехмесячной потери дохода Доля финансово незащищенных людей по группам населения, последний год, за который имеются данные, в среднем по ОЭСР

Примечание. Финансово незащищенные люди — это люди, которые не бедны по доходам, но не имеют достаточного ликвидного финансового состояния, чтобы поддерживать их на уровне черты бедности по доходам более трех месяцев.Ликвидное финансовое богатство определяется как денежные средства, котируемые акции, паевые инвестиционные фонды и облигации за вычетом обязательств собственных некорпоративных предприятий. Среднее значение по ОЭСР не включает Колумбию, Чешскую Республику, Исландию, Израиль, Литву, Мексику, Швецию, Швейцарию и Турцию, поскольку сопоставимые данные недоступны. Данные для конкретной страны доступны по запросу.

Источник: (Balestra and Tonkin, 2018 [12]), «Неравенство в благосостоянии домохозяйств в странах ОЭСР: данные из базы данных о распределении богатства ОЭСР», Статистические рабочие документы ОЭСР , No.2018/01, Издательство ОЭСР, Париж, http://dx.doi.org/10.1787/7e1bf673-en.

Работа и качество рабочих мест: кризис сильно ударит по низкооплачиваемым и небезопасным рабочим местам, но средний класс также может серьезно пострадать.

Меры, принятые для смягчения кризиса в области здравоохранения, такие как социальное дистанцирование и закрытие магазинов, магазинов, ресторанов и т. Д. гостиницы и другие сферы услуг особенно сильно пострадают от низкооплачиваемых и незащищенных работников. Низкооплачиваемые работники (работники, занятые полный рабочий день, зарабатывающие менее двух третей от среднего национального показателя), составляют в среднем около 15% всех сотрудников, работающих полный рабочий день, в странах ОЭСР.Этот показатель колеблется от 25% в Латвии и США до менее 5% в Бельгии и Турции (OECD, 2020 [9]). В некоторых странах ОЭСР годовая валовая прибыль еще не восстановилась после Великой рецессии. В период с 2010 по 2018 год средний реальный заработок упал на 15% в Греции, на 6% в Испании и Португалии и на 3% в Италии (OECD, 2020 [9]). У низкооплачиваемых работников, вероятно, будет меньше сбережений, на которые они могут рассчитывать в случае потери дохода (смотрите выше).

Удаленная работа может снизить некоторые непосредственные экономические последствия мер социального дистанцирования, но на практике она ограничивается небольшой долей работников, некоторые из которых будут выполнять дополнительные обязанности по уходу в случае закрытия школ, а также потребности для поддержки уязвимых или самоизоляционных друзей и членов семьи как внутри, так и за пределами семьи.Данные по Великобритании показывают, что до кризиса COVID-19 удаленная работа была в основном ограничена высокооплачиваемыми работниками (Рисунок 3). Даже среди этой группы в 2014–2018 годах только около одной трети менеджеров, специалистов, служащих государственного управления и тех, кто работал в сфере финансов, страхования и бизнеса, могли при необходимости работать из дома (Resolution Foundation, 2020 [13]). Аналогичная картина наблюдалась и в Европейском исследовании условий труда 2015 г. (OECD, 2016 [14]). В нынешних обстоятельствах фактические цифры могут быть ниже, поскольку полное закрытие рабочих мест (от заводов до судов) ограничит объем работы, которую могут выполнять даже менеджеры и профессионалы, работая удаленно.В то же время кризис COVID-19 побуждает работодателей расширять возможности удаленной работы, где это возможно, что приводит к увеличению инвестиций в инфраструктуры удаленной работы, которые могут принести некоторые долгосрочные выгоды (см. Раздел «Баланс между работой и личной жизнью» ниже). Тем не менее, это мало утешит тех, кто не может работать удаленно, либо потому, что они работают на передовой и подвержены заражению, либо потому, что их рабочие места закрылись и их работа может оказаться под угрозой.

Рисунок 3. Низкооплачиваемые работники с меньшей вероятностью смогут работать из дома Доля сотрудников, которые могут работать из дома при необходимости, в зависимости от еженедельной заработной платы брутто, отрасли и рода занятий: Великобритания, 2014-2018/2019 гг. 2020 [13]), Делать то, что нужно: защита компаний и семей от экономического воздействия коронавируса, https: // www.Resolutionfoundation.org/publications/doing-what-it-takes/.

Жилье: Плохие условия подвергают людей большему риску

В среднем почти 12% домохозяйств ОЭСР живут в условиях тесноты (Рисунок 4). Это, вероятно, усугубит психосоциальное напряжение, связанное с ограничением свободы и меры социального дистанцирования, а также очень затруднит изоляцию лиц с симптомами от других членов семьи. Доступ к основным средствам санитарии (то есть к туалету со смывом в помещении для единственного использования в домашнем хозяйстве) по-прежнему является проблемой для более бедных домохозяйств в некоторых странах ОЭСР и будет иметь важное значение для ограничения распространения вируса между домохозяйствами, живущими в непосредственной близости.В 2017 году 6,8% бедных домохозяйств не имели элементарных санитарных условий в странах ОЭСР в среднем, а в Мексике, Литве и Латвии этот показатель вырос до более чем 25% (OECD, 2020 [9]).

Рисунок 4. Более 25% домохозяйств в Мексике, Латвии, Польше, Венгрии и Словацкой Республике живут в условиях перенаселенности Доля домохозяйств, живущих в условиях перенаселенности, в процентах

Примечание: дом считается перенаселенным, если в нем имеется менее одной комнаты. каждое домашнее хозяйство: для каждой пары в домашнем хозяйстве; на каждого человека в возрасте 18 лет и старше; для каждой пары людей одного пола от 12 до 17 лет; за каждого человека в возрасте от 12 до 17 лет, не включенного в предыдущую категорию; и для каждой пары детей в возрасте до 12 лет (Евростат, 2019 [2]).Последний год, по которому имеются данные, — 2016 год для Исландии, Японии, Мексики, Швейцарии, Великобритании и США, 2014 год для Германии и 2013 год для Чили. Самый ранний год, по которому имеются данные, — 2011 год для Чили и Эстонии. Среднее значение по ОЭСР не включает Австралию, Канаду, Колумбию, Израиль, Новую Зеландию и Турцию из-за отсутствия данных

Источник: (OECD, 2020 [9]), How’s Life? 2020: Измерение благополучия , Издательство ОЭСР, Париж, https://dx.doi.org/10.1787/9870c393-en.

До четверти домашних хозяйств в десяти странах ОЭСР не имеют персонального компьютера; в Турции и Мексике менее половины домохозяйств имеют доступ к домашнему компьютеру (OECD, 2020 [3]).Надежный высокоскоростной доступ в Интернет дома также важен для крупномасштабной удаленной работы и домашнего обучения. Он представляет собой важный источник общественной информации и играет важную роль в обеспечении связи людей, которые социально изолированы или уязвимы или могут нуждаться в удаленной медицинской помощи или поддержке сообщества (например, доставка продуктов и лекарств). В 2018 году 85% домохозяйств в 29 странах ОЭСР имели доступ к услугам широкополосного доступа в Интернет. Тем не менее, охват ниже 60% в Мексике, ниже 70% в Японии и ниже 80% в Новой Зеландии, Греции, Португалии, Австралии, США, Литве, Латвии, Словацкой Республике и Польше (OECD, 2020 [9]) .

Бездомные представляют собой еще одну изолированную и уязвимую группу. У них нет средств самоизоляции, а там, где у них есть доступное убежище, это обычно в общежитиях с ограниченными средствами изоляции или защиты для лиц из групп риска (например, тех, у кого есть проблемы со здоровьем). Хотя сравнение стран затруднено из-за различных определений и методов сбора данных, по оценкам, около 1,9 миллиона человек в странах ОЭСР являются бездомными (OECD, 2020 [15]).

Правительства могут оказать немедленную поддержку в случае потери работы и дохода, продлить пособие по болезни исключенным работникам и предоставить немедленный приют бездомным (OECD, 2020 [3]). Тем не менее, гораздо труднее решить проблему перенаселенности домашних хозяйств, доступа к основным средствам санитарии и цифровой изоляции на краткосрочной основе. В этом смысле плохие жилищные условия представляют собой системный риск последствий кризисов в области здравоохранения, требуя от правительства более долгосрочных ответных мер для повышения устойчивости.В краткосрочной перспективе людям, живущим в переполненных и / или антисанитарных условиях, может потребоваться приоритетная госпитализация или другие формы внебольничного ухода, чтобы защитить других уязвимых членов домохозяйства. Точно так же те, кто живет один в очень изолированных условиях, вероятно, будут нуждаться в дополнительных формах поддержки и ухода со стороны сообщества в периоды, когда рекомендуется оставаться дома.

Субъективное благополучие: тревога, стресс и риски для психического здоровья

Пандемия COVID-19 немедленно сказывается на беспокойстве и стрессе людей.Ранний опрос Gallup Social Series (проведенный 2-13 марта 2020 г.) показал, что 60% американцев были «очень» (26%) или «в некоторой степени» (34%) обеспокоены тем, что они или кто-то из членов их семьи познакомится с романом. коронавирус (рост с 36% с 3 по 16 февраля) (McCarthy, 2020 [16]). Уровень страха выше среди небелых по сравнению с белыми и среди групп с более низким доходом по сравнению с группами с более высоким доходом. Опасения распространяются и на состояние экономики: тот же опрос показал, что 86% американцев считают, что вирус окажет «очень» или «несколько» негативное влияние на мировую экономику (по сравнению с 65% в февральском опросе).Другие опросы, проведенные Центром исследований Pew в начале марта (рис. 5), также указали на широко распространенные опасения (Pew Research Center, 2020 [17]), и это было до того, как число подтвержденных случаев коронавируса в Соединенных Штатах начало резко возрастать. Опасения по поводу здоровья и личных финансов среди латиноамериканцев значительно выше, чем среди населения США в целом (Pew Research Center, 2020 [18]). 3

Психологические последствия краткосрочных мер социального дистанцирования и карантина будут формироваться другими домохозяйствами и индивидуальные обстоятельства, изложенные в этой заметке (e.грамм. перспективы потери работы и дохода; качество жилья; наличие существующих заболеваний и уязвимых лиц в семье; личная безопасность; разлучение семей и болезнь или потеря близких, степень социальной изоляции и т. д.). Исследования предыдущих эпидемий и вспышек инфекционных заболеваний, как правило, были сосредоточены на лицах, помещенных в обязательный карантин, часто в государственных учреждениях, во время вспышек с более высоким уровнем смертности, чем COVID-19 (Brooks et al., 2020 [19]).Тем не менее, некоторые более широкие уроки для политиков, принимающих меры в связи с кризисом COVID-19, можно извлечь, как подробно описано во вставке 1.

Исследования предыдущих эпидемий также указали на некоторые долгосрочные психологические последствия для заболевших. Например, когортное исследование выживших после SARS, получающих стационарное лечение в Гонконге, показало, что совокупная частота психических расстройств составила 59%. Через 30 месяцев после атипичной пневмонии одна треть когорты страдала психическим расстройством. У четверти было посттравматическое стрессовое расстройство, а у 16% — симптомы депрессии (Mak et al., 2009 [20]). Во время вспышки атипичной пневмонии в 2003 г. сообщалось о ряде психических заболеваний, включая стойкую депрессию, тревогу, панические атаки, психомоторное возбуждение, психотические симптомы, бред и даже суицидальность. Медицинские работники были среди пострадавших, например, страдающих депрессией, тревогой, страхом и разочарованием, а также посттравматическим стрессовым расстройством (Xiang et al., 2020 [21]). Однако доступ к цифровым коммуникационным технологиям, особенно к видео технологиям, с 2003 года значительно расширился, и это может помочь уменьшить некоторые негативные последствия заключения или социальной изоляции как для населения в целом (поддержание связи с друзьями и семьей). и для тех, кто обращается к некоторым службам психического здоровья (например,грамм. онлайн-психологическая терапия).

В более широком смысле, состояние здоровья, социальные связи, доверие к другим, занятость и доход являются важными факторами субъективного благополучия — и все они потенциально подвержены риску в текущем кризисе. В 2018 году около 7% людей страдали от очень низкой удовлетворенности жизнью4 в среднем в странах ОЭСР, и каждый восьмой человек в обычный день испытывал скорее отрицательные, чем положительные чувства (OECD, 2020 [9]).

Вставка 1. Возможные психологические последствия политики социального дистанцирования и заключения

В отсутствие вакцины или лекарства от COVID-19 немедицинские вмешательства, такие как социальное дистанцирование и изоляция, играют важную роль в замедлении распространения болезни и таким образом, сокращается перегрузка медицинских услуг, что приводит к предотвратимой гибели людей (OECD, 2020 [1]; OECD, 2020 [2]).По данным мониторинга ЮНЕСКО (по состоянию на 27 марта 2020 г.), более 160 стран в настоящее время закрыли школы по всей стране, что затронуло более 87% учащихся в мире (ЮНЕСКО, 2020 [22]). Некоторые страны или регионы ОЭСР (например, Чешская Республика, Италия, Франция, Испания и Бавария [Германия]) ввели строго ограничительную политику изоляции, которая предусматривает принудительное заключение дома для всего населения, за исключением важных поездок, таких как покупка продуктов питания. , или для ключевых работников, таких как медицинский персонал (OECD, 2020 [2]).

Социальное дистанцирование или принудительное заключение могут иметь психосоциальные, а также физические и психические последствия для здоровья, хотя их будет очень трудно оценить в краткосрочной перспективе. Неспокойное время беспокойства, паники и страха в сочетании с нарушением положительных привычек в отношении здоровья и других повседневных дел, угрозой потери работы и доходов, а также возросшим давлением на системы здравоохранения, затрудняющим доступ к поддержке, может способствовать увеличению риска (ОЭСР). , 2020 [2]). Эти риски также распространяются на детей: даже если они не ходят в школу по гораздо более благоприятным причинам (например, по выходным и летним каникулам), данные свидетельствуют о том, что дети менее физически активны, проводят гораздо больше времени у экрана, имеют более нерегулярный режим сна и следят за ними. менее здоровые диеты (Wang et al., 2020 [23]). Заключение в закрытом помещении без возможности встретиться с друзьями может усугубить эти проблемы как для детей, так и для взрослых.

(Brooks et al., 2020 [19]) обзор исследований предыдущих эпидемий и вспышек заразных заболеваний предполагает, что для ограничения психологического воздействия карантина властям следует:

  • Сохранять период карантина как можно короче

  • Предоставьте людям как можно больше информации

  • Обеспечьте адекватные запасы медицинских материалов

  • Уделите особое внимание медицинским работникам

  • По возможности полагайтесь на альтруизм, а не на принуждение

Европейский центр профилактики и контроля заболеваний (2020 [24]) также подчеркивает ряд соображений для правительств, реализующих меры социального дистанцирования или изоляции, в том числе:

  • Социальные и политические факторы

  • Права человека и пропорциональность ответных мер

  • Информирование о рисках

  • 900 02 Противодействие стигме

  • Поддержка людей и сообществ, подвергающихся социальному дистанцированию

  • Специальная поддержка уязвимых групп

  • Содействие солидарности и взаимной поддержке сообщества

  • Финансовая компенсация за потерянный доход и занятость

  • Обеспечение непрерывности бизнеса

  • Оценка процессов и воздействия

    Положительное психическое здоровье также может поддерживаться правительствами различными способами как во время, так и после пика пандемии (OECD, 2020 [2]).К ним относятся: предоставление онлайн-ресурсов; советы врачам общей практики и другим работникам, оказывающим медицинскую помощь, по выявлению лиц, подверженных риску психических расстройств или одиночества, а также варианты лечения и направления к специалистам; разрешение фармацевтам продлевать рецепты там, где это необходимо; предложение телемедицинских консультаций и обеспечение непрерывности психологического и психиатрического лечения там, где это возможно; и увеличение ресурсов для служб охраны психического здоровья после пандемии.

1. т. Е. Советование или юридическое принуждение населения оставаться дома, за исключением ограниченного числа основных видов деятельности (например, покупка продуктов питания, медицинское обслуживание, уход за уязвимыми людьми, ограниченные физические упражнения для людей и собак и посещение работать на людей, занимающих ключевые должности в сфере обслуживания и ухода).

Источник: (Brooks et al., 2020 [19]; ​​Европейский центр профилактики и контроля заболеваний, 2020 [24]).

Социальные связи: жизненно важный путь

Как добровольное социальное дистанцирование, так и политика принудительного заключения имеют очевидные последствия для способности людей поддерживать социальные отношения за пределами непосредственных членов семьи — будь то инструментальная или эмоциональная поддержка или просто дружеское общение.Около 31% людей в странах ОЭСР живут одни (OECD, 2016 [25]) и, таким образом, скорее всего, будут ограничиваться в одиночестве, что несет дополнительный набор рисков в случае болезни, в том числе для тех, кто рано выписывается из больницы, чтобы успокоиться. способ для пациентов с COVID-19. В среднем по странам ОЭСР каждый одиннадцатый человек сообщает, что не на кого рассчитывать в случае необходимости, а чувство социальной поддержки, как правило, ниже среди пожилых людей (диаграмма 6) (OECD, 2020 [9]). Таким образом, пожилые люди не только физически более уязвимы к воздействию COVID-19, но и более уязвимы в социальном плане (см. Ниже), в том числе в том, что касается доступа к продуктам питания и другим продуктам и услугам.

Рисунок 6. У пожилых людей меньше социальной поддержки Доля людей, сообщающих о том, что у них есть родственники или друзья, на которых они могут рассчитывать, чтобы помочь им в трудную минуту, по возрасту, проценту, объединенные данные за 2010-18 годы

Примечание: страны расположены в порядке возрастания порядок социальной поддержки лиц в возрасте 50 лет и старше.

Источник: (OECD, 2020 [9]), How’s Life? 2020: Измерение благополучия, Публикация ОЭСР , Париж, https://dx.doi.org/10.1787/9870c393-en.

В среднем люди в странах ОЭСР обычно тратят всего 6 часов в неделю на общение с друзьями и семьей.5 Хотя данных о тенденциях в этой области немного, исследования, проведенные в 7 странах ОЭСР, указывают на вызывающее тревогу сокращение в среднем почти на 30 минут за последнее десятилетие или около того (OECD, 2020 [9]). При ограничении свободы или социальном дистанцировании время для личного общения с членами домохозяйства, вероятно, значительно увеличится, что может принести положительную пользу для семейных связей. Однако, поскольку это происходит не только по выбору, это также может усугубить любую внутреннюю напряженность в домохозяйстве, особенно если она продлится в течение длительного периода времени, если средства к существованию находятся под угрозой или если удаленная работа сочетается с необходимостью домашнего обучения и ухода. для маленьких детей или старших членов семьи.

В то же время личное общение с друзьями и семьей за пределами домохозяйства сократится почти до нуля, если меры социального дистанцирования окажутся эффективными. Это может вызвать серьезные затруднения у тех, кто не может навещать пожилых и уязвимых родственников и друзей вне дома в течение периода, который может длиться несколько месяцев6 — и это также социальные группы, которые с наименьшей вероятностью смогут использовать технологические решения для удаленного подключения. Преодоление такого цифрового разрыва будет иметь решающее значение для уменьшения изоляции и одиночества, от которых уже страдают многие люди из уязвимых групп, и которые могут серьезно усугубиться COVID-19.Риски социальной изоляции и одиночества как для физического, так и для психического здоровья значительны (Klinenberg E., 2016 [26]; Pantell et al., 2013 [27]; House, Landis and Umberson, 1988 [28]; Holt-Lunstad, Smith and Layton, 2010 [29]) и требует принятия мер политики, например, посредством регулярных проверок со стороны социальных служб, гражданского общества и волонтеров7.

Неофициальные отчеты показывают, что пандемия может побудить к более широким актам солидарности (Всемирный экономический форум, 2020 [30]).Увеличение социальной поддержки было также зарегистрировано в случайной выборке населения Гонконга в целом после вспышки атипичной пневмонии в 2003 г. (Lau et al., 2006 [31]). В обширной психологической литературе задокументированы важные прямые и буферные роли, которые социальная поддержка играет во время стресса (Cohen and Wills, 1985 [32]; Bowen, Uchino and Birmingham, 2014 [33]; Cohen, 2005 [34]; Cohen et al. др., 2014 [35]). Перед лицом расширенных мер социального дистанцирования будет важно поддерживать социальную взаимосвязь и солидарность, выходящую за рамки первоначальной новизны застревания дома, особенно перед лицом длительных и строгих мер лишения свободы.

Баланс между работой и личной жизнью: давление на передовую; массовый эксперимент по удаленной работе для немногих счастливчиков

Ключевые работники (например, в сфере здравоохранения, ухода на дому и в домах престарелых) подвергаются особому риску стресса и выгорания перед лицом пандемии. Даже в условиях «обычного ведения дел» связанные с работой стресс, депрессия или беспокойство более распространены в общественных службах, таких как здравоохранение и социальная помощь (Health and Safety Executive, 2019 [36]; Европейское агентство по безопасности и гигиене труда на рабочем месте). , 2009 [37]).В условиях нынешнего кризиса прямое воздействие повышенного риска заражения, продолжительный рабочий день, нехватка оборудования, кроватей и информации, а также высокий уровень смертности среди пациентов (которые не могут навещать их друзья или родственники) ложатся тяжелым бременем на передовую. сотрудников, некоторые из которых будут сталкиваться с повседневными решениями «жизнь или смерть». Те же самые передовые сотрудники могут также столкнуться с дополнительным давлением дома в результате выполнения обязанностей по уходу, необходимости учить детей дома, чьи школы закрыты, или необходимости физически дистанцироваться от уязвимых людей, живущих в своих домашних хозяйствах.Данные из Соединенного Королевства показывают, что у 42% ключевых работников есть хотя бы один ребенок в возрасте 16 лет младше, что у 28% ключевых работников с детьми-иждивенцами есть партнер, который также является ключевым сотрудником, и что еще 16% ключевых работников работники с детьми до 16 лет — родители-одиночки (по сравнению с 11% среди других работников) (Институт финансовых исследований, 2020 [38]). Это подчеркивает конфликты между работой и личной жизнью, с которыми, вероятно, столкнутся люди, выполняющие жизненно важные функции, от которых сейчас зависит все население больше, чем когда-либо.

В странах ОЭСР реализуются меры по организации ухода за детьми для ключевых работников и повышению потенциала медицинского персонала, и это долгожданный шаг (OECD, 2020 [1]). Страны с низким числом врачей и медсестер на душу населения (например, Турция, Мексика, Чили, Польша, Израиль, Латвия, Словацкая Республика, Эстония, Венгрия, Корея и Соединенное Королевство) могут столкнуться с особыми проблемами при решении пандемия (рисунок 6). Нехватка оборудования, такого как защитная одежда, кровати и, в первую очередь, аппараты ИВЛ, значительно увеличивает нагрузку, которую испытывают медицинские работники.

Рисунок 7. Страны с меньшим количеством врачей и медсестер на душу населения будут еще более напряженными перед лицом дополнительного спроса со стороны COVID-19 Количество врачей и медсестер в странах ОЭСР, 2017 (или ближайший год)

Примечание: в Португалии и Греции данные относятся ко всем врачам, имеющим лицензию на практику, что приводит к значительному завышению количества практикующих врачей (например, около 30% в Португалии). В Австрии и Греции количество медсестер недооценивается, так как оно включает только тех, кто работает в больнице.Источник: (ОЭСР, 2020 [1]), «За пределами сдерживания: меры системы здравоохранения в ответ на COVID-19 в странах ОЭСР», ОЭСР представляет краткую информацию о политических ответах на кризис COVID-19, ОЭСР, Париж, https: // oecd. dam-broadcast.com/pm_7379_119_119689-ud5comtf84.pdf.

Многие работники, особенно низкооплачиваемые, самозанятые и другие работники с нестандартной занятостью (например, рабочие-гиганты), могут оказаться без работы (или даже без работы) в ближайшие месяцы, хотя нынешний беспрецедентный характер Сложившаяся ситуация затрудняет прогнозирование степени воздействия на различные категории работников.Между тем для относительно небольшой доли профессионалов и менеджеров, работающих в основном в офисах, удаленная работа стала новой нормой в условиях закрытия рабочих мест. Это происходит наряду с широкомасштабными ограничениями на международные поездки и более широким использованием цифровых инструментов для видео- и телефонных конференций. Маловероятно, что такой сдвиг произойдет в условиях «обычного ведения дел», и он может заложить основу для более устойчивых изменений в способах работы. Это могло бы предложить сотрудникам большую гибкость для улучшения баланса между работой и личной жизнью, уменьшить влияние деловых поездок на климат и сделать доступ к высококачественному образованию возможным для более широкого круга людей, в то же время усложняя задачу для тех, кто лишен доступа к цифровым технологиям. .Несколько факторов могут помешать успеху большого эксперимента по дистанционной работе, проводимого в настоящее время, например, реализация мер в чрезвычайно короткие сроки; потребность многих работников совмещать работу и обязанности по уходу; и отсутствие связи для многих домашних хозяйств. Между тем онлайн-обучение требует значительных инвестиций в педагогические навыки и работу, связанную с содержанием, чтобы сделать его эффективным. Как минимум, текущие обстоятельства заставят как работодателей, так и сотрудников, а также школьников и студентов университетов больше узнать о важнейших факторах успеха массовой удаленной работы, что позволит в будущем встраивать в системы большую устойчивость.

Качество окружающей среды: рука помощи от снижения уровня загрязнения и доступа к зеленым насаждениям

Почти две трети населения ОЭСР подвержены загрязнению воздуха мелкими твердыми частицами, которое ставит под угрозу здоровье (OECD, 2020 [9]) . В 2010 году загрязнение атмосферного воздуха стало причиной преждевременной смерти более 3 миллионов человек, в наибольшей степени пострадали пожилые люди и дети. Прогнозы ОЭСР предполагают удвоение или даже утроение преждевременных смертей от грязного воздуха к 2060 году (OECD, 2016 [39]).Действия, предпринятые для борьбы с эпидемией COVID-19 в Китае, привели к уменьшению количества мелких твердых частиц в феврале 2020 года по сравнению с предыдущими тремя годами, причем на большей части территории Китая оно сократилось примерно на 20-30% (Европейское космическое агентство, 2020 [ 40]). После того как страна была заблокирована 9 марта, уровни диоксида азота в Милане и других частях северной Италии также упали (Европейское космическое агентство, 2020 [41]). Такое сокращение загрязнения воздуха окажется полезным для людей с респираторными заболеваниями или астмой, которые считаются более восприимчивыми к COVID-19, а также уменьшат негативные побочные эффекты загрязнения, такие как усиление воспаления и снижение иммунитета (Glencross et al., 2020 [42]).

В условиях замкнутого пространства движение может быть ограничено, а общественные места и парки могут быть закрыты (например, на момент написания во Франции каждому человеку разрешен только один период ежедневных прогулок на свежем воздухе в пределах 1 км от его дома) . Многие городские семьи живут в небольших квартирах. Доступ к зеленым насаждениям обеспечивает многочисленные преимущества для здоровья и благополучия, включая психологическое расслабление, снижение стресса, повышение физической активности, уменьшение воздействия загрязнения воздуха, чрезмерной жары и шума, улучшение социального капитала и проэкологическое поведение (Региональное бюро ВОЗ для Europe, 2016 [43]; Engemann et al., 2019 [44]). В среднем в европейских городских районах 93% людей имеют доступ к общественным паркам, лесам или другим зеленым зонам отдыха в пределах 10 минут ходьбы от своего дома. Однако менее 90% поступают в Исландию, Португалию, Италию и Данию (OECD, 2020 [9]) (и сопоставимые данные недоступны для неевропейских стран OECD). Людям, живущим в условиях лишения свободы, нужны способы безопасного доступа к зеленым насаждениям при соблюдении требований социального дистанцирования.

Безопасность: угрозы издалека и близко

Обязательное заключение создает особые проблемы для людей, подвергающихся риску домашнего насилия, поскольку группы поддержки уже бьют тревогу о возможности увеличения числа случаев насилия во время пандемии (Mahdawi, 2020 [45]; Сельваратнам, 2020 [46]).Насилие со стороны интимного партнера (IPV) — распространенная форма жестокого обращения: каждая третья женщина в течение своей жизни подвергалась физическому и / или сексуальному насилию со стороны интимного партнера или сексуальному насилию со стороны стороннего партнера (OECD, 2019 [47]; ВОЗ, 2013 [48]) ). Сексуальные партнеры-мужчины совершают большую часть этого насилия: во всем мире 30% всех женщин, состоявших в отношениях, подвергались физическому и / или сексуальному насилию со стороны своего интимного партнера, а интимные партнеры совершают 38% всех убийств женщин (ВОЗ, 2013 г.) [48]). По оценкам Европейского регионального бюро ВОЗ, в Европейском регионе ВОЗ распространенность сексуального насилия в детстве в течение жизни составляет почти 10% (5.7% мальчиков, 13,4% девочек), физическое насилие почти 23% и эмоциональное насилие 30%. Кроме того, почти 15% детей становятся свидетелями насилия со стороны интимного партнера дома (Sethi et al., 2013 [49]; OECD, 2019 [50]).

Киберпреступность также представляет повышенный риск в нынешних обстоятельствах8. Ввиду закрытия многих магазинов, служб и офисов и изоляции значительного числа людей все большее число людей будет полагаться на товары и услуги, приобретаемые в Интернете. Проблемы кибербезопасности имеют первостепенное значение для многих предприятий, которые полагаются на Интернет для продолжения работы во время пандемии, в том числе с работниками, подключающимися через домашние сети с меньшим количеством функций безопасности.Инциденты, связанные с кибербезопасностью, уже широко известны в странах ОЭСР (Рисунок 8). В 2017 году примерно каждый пятый человек в странах ОЭСР сообщил о происшествиях, связанных с кибербезопасностью, при этом больше таких случаев во Франции, Люксембурге и Венгрии. Эта доля в среднем снизилась с 2010 года, но изменения в использовании Интернета и поведении во время пандемии могут привести к дополнительным рискам (см. Готовящийся к выпуску краткий отчет ОЭСР по политике цифровой безопасности).

Паника и отчаяние также делают людей уязвимыми для онлайн-мошенничества и мошенничества на пороге, поскольку они пытаются найти предметы первой необходимости, которых сейчас не хватает.Национальный центр сообщений о мошенничестве и киберпреступлениях Соединенного Королевства, Action Fraud, зафиксировал мошенничество на сумму около 970 000 фунтов стерлингов, связанное с мошенничеством с коронавирусом в период с 1 февраля по середину марта, в основном связанное с заказом онлайн-товаров (маски для лица, дезинфицирующее средство для рук), которые никогда не прибыл (Action Fraud, 2020 [51]). Также были отмечены поддельные мошенничества с наборами для тестирования дома (Action Fraud, 2020 [52]), а также противозаконные действия, нацеленные на уязвимых людей, нуждающихся в помощи при покупке продуктов и сборе лекарств при самоизоляции.Группы потребителей также сообщают о поддельных лекарствах и лекарствах, предлагаемых в Интернете (Studman, 2020 [53]), и о спекуляциях со стороны компаний, поставляющих дефицитные товары (дезинфицирующие средства для рук, термометры, детское питание и тампоны) по завышенным ценам (Walsh, 2020 [54]) ).

Рисунок 8. В 2017 году примерно каждый пятый человек в странах ОЭСР сообщил о недавнем инциденте, связанном с кибербезопасностью. Доля лиц, сообщивших о происшествиях в области сетевой безопасности за последние 3 месяца, 2017 год

Примечание: последние доступные данные для всех страны, кроме Кореи и Мексики, где последние данные за 2017 год; и Чили и Швейцария, по которым последние данные относятся к 2014 году.Для Кореи результаты включают как частные, так и коммерческие цели, а базисный период составляет 12 месяцев. Для Мексики в 2017 году рассматриваются следующие категории: «вирусное заражение», «избыток нежелательной информации», «мошенничество с информацией (финансовой, личной и т. Д.)» И «нарушение конфиденциальности». Для Швейцарии базисный период составляет 12 месяцев. Имеются данные по Канаде и Новой Зеландии за 2012 год, но методологически они слишком различаются, чтобы их можно было здесь включить. Среднее значение по ОЭСР взвешено по численности населения.

Источник: (OECD, 2019 [55]), Как жизнь в цифровую эпоху?: Возможности и риски цифровой трансформации для благосостояния людей , OECD Publishing, Париж, https: // dx.doi.org/10.1787/9789264311800-en.

Социальный капитал: доверие важнее, чем когда-либо, но начиная с хрупкого положения

До вспышки коронавируса доверие общества уже находилось в неустойчивом положении. Когда людей спрашивают, доверяют ли они другим людям (0 означает отсутствие доверия и 10 означает полное доверие), средний балл в странах ОЭСР составляет 6,1. После общего ухудшения ситуации после финансового кризиса 2007-08 гг., Доверие к государственным учреждениям повысилось на 3 процентных пункта в странах ОЭСР в период с 2010 по 2018 гг., Хотя по-прежнему менее половины населения (43%) доверяет правительству своей страны.Кроме того, доверие к правительству упало в некоторых странах, где оно уже было низким. Это может сказаться на способности стран принимать коллективные меры для решения стоящих впереди проблем.

Более свежие данные свидетельствуют о том, что доверие к правительству в настоящее время может быть особенно нестабильным. Недавний опрос Gallup Social Series в США (проведенный 2-13 марта 2020 г.) показал, что уверенность людей в способности правительства справиться со вспышкой снизилась на 16 процентных пунктов по сравнению с опросом, проведенным месяцем ранее (с более чем 75%). в феврале до 61% в марте) (McCarthy, 2020 [16]).

Рисунок 9. Доверие к правительству было нестабильным после мирового финансового кризиса Доля населения, ответившего «да» на вопрос о доверии к национальному правительству, в процентах

Источник: (OECD, 2020 [9]), How’s Life? 2020: Измерение благополучия , Издательство ОЭСР, Париж, https://dx.doi.org/10.1787/9870c393-en.

Сосредоточьтесь на уязвимых группах и местах

Пожилые

Вспышка COVID-19 создает серьезные проблемы для пожилых людей.Во-первых, пожилые люди (и мужчины в частности) имеют более высокий риск развития серьезных осложнений в случае заражения. Во-вторых, развитие болезни в пожилом возрасте может значительно ухудшить их функционирование и состояние здоровья. В-третьих, более строгие меры лишения свободы направлены на пожилых людей, существенно меняя их повседневную жизнь и ограничивая их независимость. Эти проблемы усугубятся для людей с плохим здоровьем, одиноких или находящихся на длительном уходе или ухаживающих за членом семьи.Чтобы представить это в контексте, доля населения в возрасте 65 лет и старше в странах ОЭСР почти удвоилась за последние десятилетия, увеличившись с менее чем 9% в 1960 году до более чем 17% в 2017 году.

COVID-19 будет иметь значительное влияние. влияет на социальные связи пожилых людей. Ограничение подверженности COVID-19 требует от пожилых людей самоизоляции и использования сетей поддержки, а также местных служб здравоохранения и социальных услуг для удовлетворения потребностей, таких как покупка продуктов и приготовленная еда. Последнее издание журнала How’s Life? (OECD, 2020 [9]) подчеркивает проблему социальной изоляции пожилых людей; в случае необходимости пожилые люди в три раза чаще, чем молодые люди, сообщают, что у них нет члена семьи или друга, на которого они могут положиться (среднее число в популяции — один из 11 человек).Кроме того, многие пожилые люди живут одни, особенно женщины. Например, во многих странах G20 примерно каждый третий взрослый в возрасте 65 лет и старше живет один; доля женщин в этой ситуации почти вдвое больше, чем мужчин. Образование также является важным фактором, поскольку в восьми странах G20 пожилые люди с более низким уровнем образования более чем на 40% чаще живут одни, чем люди с высоким уровнем образования.

Забота о пожилых, которые заболели, ляжет на многих пожилых людей, которые ухаживают за супругами или другими членами семьи.Исследования ОЭСР показывают, что семья и друзья являются наиболее важным источником помощи для людей, нуждающихся в долгосрочном уходе, в странах ОЭСР. В европейских странах около 13% людей в возрасте от 50 лет и старше сообщают, что предоставляют неформальный уход хотя бы раз в неделю для родителей или супругов. Вероятность ухода за супругом увеличивается с возрастом до стабилизации в более старшем возрасте (OECD, 2019 [56]). Это особенно проблематично, учитывая риски передачи COVID-19. Более того, COVID-19 нарушает повседневную медицинскую помощь многим пожилым людям с хроническими заболеваниями, хотя во многих странах уход за престарелыми и больными родственниками по-прежнему разрешен в условиях заключения.

COVID-19 представляет особый риск для пожилых людей, проживающих в учреждениях длительного ухода, с точки зрения повышенной смертности и низкого субъективного благополучия. Значительная часть пожилых людей в странах ОЭСР получает долгосрочный уход, в среднем 10,8% людей в возрасте 65 лет в 2017 году (OECD, 2019 [56]).

Коммунальная среда проживания в учреждениях длительного ухода и уязвимость жителей способствуют быстрому распространению вируса гриппа и других респираторных патогенов (Lansbury, Brown and Nguyen-Van-Tam, 2017 [57]; OECD, 2019 [ 56]).Чтобы защитить жителей, некоторые учреждения длительного ухода были закрыты для посетителей. Однако отсутствие контакта с членами семьи отрицательно сказывается на психологическом благополучии, особенно в случае затяжной вспышки. COVID-19 вызвал сильное падение цен на акции, что может значительно снизить материальное благосостояние и финансовую безопасность пожилых людей. В настоящее время неясно, является ли падение фондового рынка единовременной коррекцией или началом более длительного нисходящего падения.В последнем случае существует прямое негативное влияние на благосостояние владельцев активов, что, в частности, может повлиять на программы накопительной пенсии. Дальнейшее смягчение денежно-кредитной политики центральными банками (особенно ЕЦБ, где ставки по депозитам уже отрицательные) может усилить отрицательный эффект дохода для пенсионеров и / или подтолкнуть вкладчиков к инвестициям с более высоким риском. Финансовый эффект будет меньше в странах, где пенсии меньше зависят от частных средств.

Женщины

ОЭСР опубликовала аналитическую записку под названием Женщины в центре борьбы с COVID-19 , в которой содержится более подробный анализ воздействия COVID-19 на женщин.9 Таким образом, женщины потенциально более подвержены материальным лишениям, связанным с экономическими последствиями COVID-19. В краткосрочной перспективе вполне вероятно, что одни секторы экономики пострадают больше, чем другие. В первую очередь, отрасли, которые полагаются на поездки и физическое взаимодействие с клиентами, неизбежно пострадают. Сюда входят авиаперелеты, туризм, услуги по размещению (например, гостиницы), услуги по предоставлению продуктов питания и напитков (например, кафе, рестораны и общественное питание), а также розничную торговлю, где женщины чрезмерно представлены (OECD, 2020 [58]).В целом женщины, вероятно, будут более уязвимы, чем мужчины, по отношению к любой потере дохода в результате кризиса, поскольку уровень доходов женщин в среднем ниже, чем у мужчин, а уровень их бедности выше. Также они часто имеют меньшее богатство, чем мужчины, по разным причинам. Женщинам может быть труднее найти альтернативную работу и источники дохода (например, частичную работу) после увольнения из-за большего количества обязанностей по уходу.

Родители-одиночки, многие из которых — женщины, могут оказаться в уязвимом положении.Опора на единый доход означает, что потеря работы может иметь критическое значение для семей с одним родителем, особенно там, где государственная поддержка доходов является слабой или медленно реагирует. Данные финансового кризиса 2008 года показывают, что во многих странах дети из неполных семей пострадали от рецессии намного сильнее, чем дети из неполных семей, не только с точки зрения дохода и бедности, но и с точки зрения доступа к основные материальные блага и занятия, такие как полноценное питание и достаточно теплый дом (Chzhen, 2014 [59]).COVID-19 увеличит уровень неоплачиваемого труда женщин; а также может увеличить продолжительность оплачиваемой работы. Во-первых, данные из некоторых стран ОЭСР показывают, что медицинские и социальные работники, скорее всего, будут ухаживать за детьми-иждивенцами, и в некоторых случаях в большей степени, чем работники в других секторах (Cauchmez, 2019 [60]). По оценкам, женщины составляют две трети работников здравоохранения. В частности, женщины составляют около 85% медсестер и акушерок в 104 странах, по которым имеются данные (Boniol, 2019 [61]).Кроме того, 90% сотрудников по долгосрочному уходу (LTC) в странах ОЭСР составляют женщины. Во-вторых, большую часть неоплачиваемого рабочего времени женщины тратят на уход за детьми. Закрытие школ и домашний арест, вероятно, увеличат неоплачиваемое рабочее время (OECD, 2020 [58]).

COVID-19 повлияет на личную безопасность женщин, поскольку может обострить проблему насилия в отношении женщин. Свидетельства прошлых кризисов и стихийных бедствий свидетельствуют о том, что меры лишения свободы часто приводят к росту насилия в отношении женщин и детей.Действительно, ранние отчеты поставщиков социальных услуг в Китае и некоторых странах ОЭСР показали рост домашнего насилия (DV) в отношении женщин во время пандемии, поскольку многие женщины и дети оказались в ловушке дома со своими обидчиками (OECD, 2020 [58]) .

Кризис COVID-19 подвергает женщин и детей еще большему риску насилия, поскольку ограничивает способность женщин применять свои обычные стратегии безопасности; например, невозможность остаться с родственниками или отправить детей поиграть, когда уровень жестокого обращения растет.COVID-19 также нарушает работу официальных механизмов поддержки, таких как приюты и медицинские услуги, и доступ к средствам правовой защиты, таким как судебные приказы о безопасности. Потенциальные последующие последствия COVID-19, включая более высокий уровень безработицы (для женщин и мужчин), потерю заработной платы и отсутствие гарантий занятости, особенно опасны для женщин, вступающих в жестокие отношения, поскольку экономический контроль является ключевым инструментом нарушителей. Отсутствие финансовой безопасности может вынудить жертв оставаться со своими обидчиками.

Дети

Вспышка COVID-19 может оказать значительное влияние на благополучие детей, причем последствия вряд ли будут равномерно распределены.Вспышка болезни усугубляет повседневный стресс, связанный с уходом за детьми, и усугубляет долгосрочные опасения родителей по поводу обеспечения качественного ухода и семейной жизни для детей. Для детей в некоторых семьях возрастут уже существующие факторы стресса, такие как бедность, жилищная нестабильность, социальная изоляция и ограниченный доступ к качественному медицинскому обслуживанию. Высокий уровень семейного стресса увеличивает вероятность насилия со стороны интимного партнера и проблем со здоровьем родителей, включая злоупотребление психоактивными веществами и нелеченные проблемы психического здоровья (Shonkoff, 2020 [62]).Некоторые из воздействий на благополучие, вероятно, будут более интенсивными во время фраз о подавлении или сдерживании, в то время как другие будут следовать за детьми в долгосрочной перспективе.

Данные свидетельствуют о том, что заключение в домашних условиях во время пандемий здоровья оказывает стойкое влияние на психологическое благополучие детей и подростков (Wang et al., 2020 [23]). Исследование (Sprang and Silman, 2013 [63]) показало, что средний балл посттравматического стрессового расстройства был в четыре раза выше для детей, помещенных в карантин во время пандемий здоровья, по сравнению с теми, кто этого не делал.Поскольку родители являются ближайшим и наиболее важным источником поддержки для детей во время кризиса COVID-19, уровень стресса, в котором они находятся, и их способность справляться с ситуацией имеют первостепенное значение для благополучия детей. Стрессовые факторы во время родов включают страх заражения и длительного заключения, скуку и разочарование, отсутствие личного пространства, потерю контактов со сверстниками и другими взрослыми, а также финансовые проблемы. Бремя таких факторов стресса будет тяжелее сказаться на некоторых семьях, например, на тех, кто живет в переполненных или бездомных жилищах, а также на семьях с низкими доходами и семьями с одним родителем.В среднем в странах ОЭСР почти каждый третий ребенок в семьях с низким доходом живет в переполненных жилищах, как и среди детей из неполных семей. Кроме того, заключение будет иметь неблагоприятный эффект на поведение детей в отношении здоровья, например, снижение физической активности, увеличение времени просмотра экрана и нерегулярный режим сна, что приведет к увеличению веса и потере кардиореспираторной пригодности (Wang et al., 2020 [23]).

Успех промежуточных образовательных мер, реализуемых во время закрытия школ, например дистанционного обучения, зависит от качества домашней учебной среды детей.К важным факторам относятся домашние образовательные ресурсы, наличие места, уровень образования родителей, свободное владение родителями языком школьного обучения и цифровые навыки родителей, а также взаимодействие родителей со школой. В целом, дети из семей с низким социально-экономическим положением находятся в невыгодном положении для продолжения учебы и обучения дома (http://www.oecd.org/social/family/child-well-being/).

Данные ОЭСР подчеркивают различия в условиях домашнего обучения детей, некоторые из которых во время закрытия школ будут иметь еще более заметное влияние на успеваемость детей.Во-первых, данные PISA 2015 показывают, что примерно каждый четвертый 15-летний подросток из малообеспеченных семей не имеет тихого места для учебы дома, а каждый пятый не имеет доступа к компьютеру для работы в школе или подключения к Интернету. PISA 2018 подчеркивает большой разрыв между странами по этим направлениям; примерно каждый четвертый ребенок в Мексике не имеет доступа к тихому месту для учебы, тогда как только каждый двадцать ребенок в Австрии, Финляндии, Германии, Нидерландах и Португалии сталкивается с этой проблемой.Во-вторых, уровень владения родителями языком школьного обучения будет влиять на помощь, доступную детям при дистанционном обучении. Это особенно актуально для детей из иммигрантского происхождения. Данные PISA 2015 показывают, что чем больше лингвистическая дистанция между языком, на котором говорят дома, и языком обучения, тем меньше вероятность того, что учащийся достигнет базового уровня академических знаний в тестах PISA (OECD, 2018 [64]). В-третьих, данные Программы международной оценки компетенций взрослых (PIACC) ОЭСР демонстрируют тесную взаимосвязь между социально-экономическим положением и цифровыми навыками взрослых; в странах ОЭСР значительная часть людей с низким уровнем образования не владеет базовыми знаниями в области ИКТ, в то время как базовые навыки в области ИКТ почти универсальны среди взрослых с высшим образованием (OECD, 2019 [65]).В-четвертых, данные PISA 2018 показывают, что родители в социально-экономически благополучных школах с большей вероятностью будут инициировать обсуждение с учителями успехов детей, в то время как в школах с низким социально-экономическим положением учителя с большей вероятностью возьмут на себя инициативу (OECD, 2018 [66]).

Продолжительное закрытие школ окажет большее влияние на благополучие уязвимых детей. Исследования убедительно подчеркивают, что разрыв в успеваемости детей в зависимости от их происхождения увеличивается во время школьных каникул и может составлять две трети разрыва в успеваемости к 14 годам (Alexander, Entwisle and Olson, 2007 [67]).Неравный доступ к образовательной и развивающей деятельности является факторами, объясняющими такие пробелы (Stewart, Watson and Campbell, 2018 [68]). Более чем вероятно, что дети, которые получают ограниченную родительскую поддержку при выполнении домашних заданий, получат ограниченную родительскую поддержку для дистанционного обучения.

Уязвимые дети полагаются на школы для получения другой необходимой поддержки, такой как горячее питание и доступ к развлекательным мероприятиям. Продовольственная бедность — настоящая проблема для некоторых детей; Каждый пятый ребенок из малообеспеченных семей в европейских странах OCED не имеет доступа к свежим фруктам и овощам и / или к одному приему пищи, включая мясо, курицу, рыбу или вегетарианский эквивалент, по крайней мере, один раз в день (OECD, 2019 [50]).Школы также предоставляют возможность уязвимым детям поддерживать постоянный контакт со взрослыми, которые поддерживают их, которые могут следить за их благополучием и быстро реагировать на проблемы. Закрытие школ также может означать увеличение времени, затрачиваемого уязвимыми детьми на уход за собой (т. Е. Времени, проведенного без присмотра), если родители не могут организовать альтернативный уход за детьми или работать из дома.

Вспышка COVID-19 серьезно подрывает эффективность систем защиты детей и мер безопасности для уязвимых детей в период возрастающего риска.Во-первых, меньшее количество поддерживающих взрослых будет регулярно контактировать с уязвимыми детьми, чтобы следить за их благополучием и сообщать о проблемах. Во-вторых, службы защиты детей, как и другие государственные службы, принимают меры по снижению риска заражения населения, и они могут включать сокращение посещений на дому и определение приоритетности наиболее серьезных случаев только для вмешательства. В-третьих, будет нарушен доступ уязвимых детей к таким защитным факторам, как наставничество и терапевтические вмешательства.В частности, система альтернативного ухода будет испытывать огромную нагрузку по обеспечению и содержанию мест для ухода. Стрессоры включают более высокий средний возраст приемных родителей по отношению к биологическим родителям, особенно родственников, осуществляющих уход (McDermid et al., 2012 [69]); повышенный уровень беспокойства и стресса в окружении заботы, а также рост поведенческих проблем среди детей; и сбои в размещении в школе и контактах с семьей.

Вспышка COVID-19 создает особые проблемы для благополучия детей с ограниченными возможностями, в частности, в сферах образования, здравоохранения, социальной и семейной жизни.Это привело к значительному стрессу и нарушению жизни детей, которые в нормальных обстоятельствах привыкли и нуждаются в структуре и распорядке. Во время закрытия школ дети с ограниченными возможностями чаще пропускают учебу. Например, пригодность дистанционного обучения зависит от индивидуальных потребностей детей и способности школ обеспечивать индивидуальное обучение. Они также сталкиваются с серьезными перебоями в оказании терапевтических услуг, которые имеют решающее значение для поддержки развития коммуникативных и социально-эмоциональных навыков, а также для того, чтобы помочь детям лучше справляться в школе и дома.В частности, для детей с более высокими потребностями перебои в школьном обучении и временные учреждения по уходу могут подтолкнуть некоторые семьи к кризису. Более того, присутствие в доме брата или сестры с ограниченными возможностями ставит под угрозу способность родителей удовлетворять новые требования домашнего обучения других детей и справляться с повышенным уровнем семейного стресса.

Молодежь

COVID-19 подвергает уязвимую молодежь более высокому риску выхода из системы образования и обучения и может увеличить их общее число, не получающее образование, занятость или профессиональную подготовку (NEET).Хотя причины ухода из школы сложны и развиваются с течением времени (Aarkrog et al., 2018 [70]), COVID-19 может действовать как мощный мультипликатор по ряду причин. К ним относятся снижение производительности и потеря мотивации из-за перерыва в обучении или обучении; потеря связи с поддерживающими взрослыми и позитивное взаимодействие со сверстниками: а также рост бедности и стресса в семье. Кроме того, более широкие практические или производственные компоненты профессионального образования и обучения по сравнению с другими формами обучения делают его менее адаптируемым к дистанционному обучению.

Молодые люди NEET — давняя проблема для стран ОЭСР; Данные за 2018 год показывают, что в среднем 1 из 10 молодых людей в возрасте 15-24 лет относится к NEET (OECD, 2020 [9]). До 40% всей молодежи испытывают период бездействия или безработицы в течение четырехлетнего периода, но для половины из них этот период длится год или более и может привести к разочарованию и изоляции. Большое количество NEET также представляет собой серьезные экономические затраты, оцениваемые в размере от 360 до 605 миллиардов долларов США, что эквивалентно 0.9% и 1,5% ВВП ОЭСР. В целом NEET выше среди молодых женщин, в основном из-за обязанностей по уходу (OECD, 2019 [71]).

COVID-19 может оказать долгосрочное воздействие на безработицу среди молодежи, основанную на предыдущих крупных экономических потрясениях. Во время Великой рецессии почти 1 из 10 рабочих мест, занятых работниками моложе 30 лет, была уничтожена. В странах, наиболее пострадавших от кризиса, например, в Испании, Греции и Ирландии, количество занятой молодежи сократилось вдвое в период с 2007 по 2014 год. До сих пор, несмотря на восстановление, уровень занятости молодежи в странах ОЭСР с 2010 года оставался неизменным и все еще остается на прежнем уровне. ниже докризисного уровня.Молодые люди с низким уровнем образования (ниже среднего) были наиболее уязвимыми во время экономического кризиса и продолжали оставаться таковыми во время медленного восстановления. (ОЭСР, 2019 [71]). Также было показано, что периоды бездействия и безработицы в раннем взрослом возрасте оказывают длительное негативное влияние на перспективы трудоустройства и заработки в будущем (OECD, 2015 [72]).

Места и сообщества, оставленные позади

В сегодняшнем мире, который становится все более урбанизированным, более половины мирового населения живет в городах.Города могут быть лучше оснащены, чем остальная часть страны, для реагирования на кризис COVID-19 благодаря хорошо развитым медицинским учреждениям. Однако непосредственная близость, транспортные коридоры и проблемы с внедрением социального дистанцирования также увеличивают риск распространения вируса через усиление контактов с людьми (OECD, 2020 [73]).

Города с высоким уровнем неравенства и высокой концентрацией городской бедноты потенциально более уязвимы, чем города с лучшими ресурсами, менее многолюдными и более равноправными.Всемирный экономический форум (ВЭФ) недавно сообщил, что пандемии часто возникают на окраинах городов. Вирусные вспышки часто инкубируются и передаются через пригородные сообщества и транспортные коридоры на окраинах городов, прежде чем они распространятся в центре города. Уровни загрязнения, которые выше в городах, также вызывают повреждения легких и сердца, которые являются причиной не менее 7 миллионов случаев преждевременной смерти в год. Жители с существующими респираторными заболеваниями, такими как астма или хронический бронхит, могут быть более восприимчивыми к COVID-19 (OECD, 2020 [73]).10

Серьезные проявления COVID-19 могут быть более распространены в более бедных районах, поскольку социально-экономический статус района отрицательно коррелирует с госпитализацией в связи с гриппом среди всех возрастных групп. Данные из США показывают, что количество госпитализаций в связи с гриппом выше в районах с высоким уровнем бедности. Например, одно исследование в США показало, что средняя частота госпитализаций среди детей в три раза выше в районах с высокой бедностью и густонаселенностью, чем в соседних с низким уровнем бедности и малонаселенных соседях.Факторы здоровья, такие как более высокая распространенность сопутствующих заболеваний и более низкая вакцинация против гриппа, объясняют лишь некоторые из этих корреляций (Yousey-Hindes and Hadler, 2011 [74]). Аналогичные выводы сделаны для других возрастных групп, включая людей старше 65 лет. Это важно, поскольку на людей старше 65 лет приходится подавляющее большинство госпитализаций по поводу гриппа (Hadler et al., 2016 [75]).

В сельских регионах быстрое старение населения в некоторых регионах за последнее десятилетие и в других регионах затруднит предоставление услуг во время вспышки COVID-19.В среднем с 2000 по 2017 год уровень иждивенцев пожилого возраста в странах ОЭСР увеличился на 6 процентных пунктов. Самый высокий рост наблюдается в преимущественно сельских регионах (7 процентных пунктов), а самый низкий — в преимущественно городских регионах (5 процентных пунктов) (OECD, 2018 [76]). Однако сельская местность обеспечивает некоторую защиту от распространения COVID-19, например удаленность и большее социальное дистанцирование. В условиях нарастающего бедствия сельская местность может вселять в жителей некоторую уверенность.

Предоставление высокоскоростной широкополосной связи может быть ключевым фактором в предоставлении медицинских и социальных услуг в отдаленных районах.Это также облегчает удаленную работу. В целом, страны с более низким уровнем дохода часто имеют большие региональные различия в доступе к широкополосной связи. Региональные различия в процентной доле домохозяйств с широкополосным доступом сильно выражены как в странах с высоким уровнем проникновения ИКТ, таких как Франция, Израиль, США и Новая Зеландия, так и в странах с низким средним уровнем доступа к ИКТ, таких как Мексика или Турция. В этих двух последних странах широкополосный доступ в регионе с самой высокой долей домохозяйств с широкополосным подключением более чем в три раза выше, чем в регионе с самым низким доступом (OECD, 2018 [76]).

Ссылки

[70] Aarkrog, V. et al. (2018), Процессы принятия решений среди потенциальных отказов в профессиональном образовании и обучении и обучении взрослых , Европейская исследовательская сеть в профессиональном образовании и обучении (VETNET), Европейская ассоциация исследований в области образования, http://dx.doi.org/10.13152 /IJRVET.5.2.2.

[51] Action Fraud (2020), Количество сообщений о мошенничестве, связанном с коронавирусом, увеличилось на 400% в марте , https://www.actionfraud.police.uk/alert/coronavirus-related-fraud-reports-increase-by -400-in-march (по состоянию на 25 марта 2020 г.).

[52] Action Fraud (2020), CTSI выдает предупреждение о мошенничестве с домашним тестированием COVID-19 , https://www.actionfraud.police.uk/news/ctsi-issues-warning-over-covid -19-home-testing-scams (по состоянию на 25 марта 2020 г.).

[67] Александер К., Д. Энтвисл и Л. Олсон (2007), «Длительные последствия разрыва в обучении летом», American Sociological Review , Vol. 72/2, стр. 167-180, http://dx.doi.org/10.1177/000312240707200202.

[12] Балестра, К. и Р. Тонкин (2018), «Неравенство в благосостоянии домохозяйств в странах ОЭСР: данные из базы данных о распределении богатства ОЭСР» , Рабочие документы ОЭСР по статистике , №2018/01, Издательство ОЭСР, Париж, http://dx.doi.org/10.1787/7e1bf673-en.

[79] Boarini, R. et al. (2020), «Благополучие во время Великой рецессии: новые свидетельства измерения многомерного уровня жизни», Scandinavian Journal of Economics , Vol. предстоящий.

[61] Boniol (2019), Гендерное равенство в кадрах здравоохранения: анализ 104 стран , Всемирная организация здравоохранения, http://apps.who.int/bookorders.

[33] Боуэн, К., Б. Учино и В.Бирмингем (2014), «Эффект смягчения стресса функциональной социальной поддержки на амбулаторное кровяное давление», Психология здоровья , Vol. 33/11, https://doi.org/10.1037/hea0000005.

[19] Brooks, S. et al. (2020), «Психологическое воздействие карантина и способы его снижения: быстрый обзор доказательств», Lancet (Лондон, Англия) , Vol. 395/10227, стр. 912-920, http://dx.doi.org/10.1016/S0140-6736(20)30460-8.

[60] Cauchmez (2019), «Закрытие школ во время пандемии гриппа», Lancet Journal of Infectious Diseases , Vol.9 (8).

[59] Чжен (2014), Детская бедность и материальные лишения в Европейском Союзе во время Великой рецессии , Рабочий документ Innocenti Unicef.

[34] Коэн, С. (2005), «Питтсбургские исследования простуды: психосоциальные предикторы восприимчивости к респираторным инфекционным заболеваниям», International Journal of Behavioral Medicine , Vol. 12/3, https://link.springer.com/article/10.1207/s15327558ijbm1203_1#citeas.

[35] Cohen, S. et al.(2014), «Обеспечивают ли объятия смягчающую стресс социальную поддержку?» Исследование предрасположенности к инфекциям и заболеваниям верхних дыхательных путей », Psychological Science , Vol. 26/2, стр. 135-147, https://journals.sagepub.com/doi/epub/10.1177/0956797614559284.

[32] Коэн, С. и Т. Уиллс (1985), «Стресс, социальная поддержка и гипотеза буферизации», Psychological Bulletin , Vol. 98/2, стр. 310-357, https://doi.org/10.1037/0033-2909.98.2.310.

[80] Эйхенбаум, М., С. Ребело и М. Трабандт (2020), Макроэкономика эпидемий , Национальное бюро экономических исследований, Кембридж, Массачусетс, http://dx.doi.org/10.3386/w26882.

[44] Engemann, K. et al. (2019), «Жилые зеленые насаждения в детстве связаны с более низким риском психических расстройств от подросткового до взрослого возраста», Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America , Vol. 116/11, стр. 5188-5193, http://dx.doi.org/10.1073/pnas.1807504116.

[37] Европейское агентство по безопасности и гигиене труда (2009 г.), БГТ в цифрах: стресс на работе — факты и цифры , Отчет Европейской обсерватории рисков, Люксембург, https://osha.europa.eu/en/ публикации / ош-цифры-стресс-работа-факты-и-цифры.

[24] Европейский центр профилактики и контроля заболеваний (2020), Соображения, касающиеся мер социального дистанцирования в ответ на COVID-19 — второе обновление , 23 марта 2020 г., https://www.ecdc.europa.eu/ сайты / по умолчанию / файлы / документы / covid-19-social-distancing-measureg-guide-second-update.pdf.

[41] Европейское космическое агентство (2020), Коронавирус: падение выбросов диоксида азота над Италией , Sentinel 5P: мониторинг качества воздуха.

[40] Европейское космическое агентство (2020), COVID-19: диоксид азота над Китаем , Sentinel 5P: мониторинг качества воздуха, https://www.esa.int/Applications/Observing_the_Earth/Copernicus/Sentinel-5P/ COVID-19_nitrogen_dioxide_over_China (по состоянию на 22 марта 2020 г.).

[85] Экстон, К. и Л. Флейшеры (2020), «Будущее панели мониторинга благополучия ОЭСР» , Статистические рабочие документы ОЭСР , №готовится к печати, Издательство ОЭСР, Париж.

[86] Флейшер, Л., Смит. К. и К. Виак (2016), «Обзор общих социальных обследований» , Статистические рабочие документы ОЭСР , № 2016/09, Публикация ОЭСР, Париж, https://doi.org/10.1787/bb54d16f-en .

[77] Флёрбэй, М. и Д. Бланше (2013), Помимо ВВП: измерение благосостояния и оценка устойчивости, , http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199767199.001.0001.

[42] Glencross, D. et al. (2020), «Загрязнение воздуха и его влияние на иммунную систему», Free Radical Biology and Medicine , http: // dx.doi.org/10.1016/J.FREERADBIOMED.2020.01.179.

[75] Hadler, J. et al. (2016), «Госпитализации в связи с гриппом и уровни бедности — США, 2010–2012 гг.», MMWR. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности , Vol. 65/05, стр. 101-105, http://dx.doi.org/10.15585/mmwr.mm6505a1.

[36] Health and Safety Executive (2019), Статистика рабочего стресса, тревожности или депрессии в Великобритании, 2019 , Health and Safety Executive, https://www.hse.gov.uk/statistics/causdis / стресс.pdf.

[29] Холт-Лунстад, Дж., Т. Смит и Дж. Лейтон (2010), «Социальные отношения и риск смертности: метааналитический обзор», PLOS Medicine , Vol. 7/7, https://doi.org/10.1371/journal.pmed.1000316.

[28] Хаус, Дж., К. Лэндис и Д. Амберсон (1988), «Социальные отношения и здоровье», Science , Vol. 241/4865, стр. 540-545, http://dx.doi.org/10.1126/science.3399889.

[88] МОТ (2018), Женщины и мужчины в неформальной экономике: статистическая картина (третье издание) , Женева.

[38] Институт финансовых исследований (2020), Ключевые сотрудники: ключевые факты и вопросы , https://www.ifs.org.uk/publications/14763.

[26] Клиненберг Э. (2016), «Социальная изоляция, одиночество и одиночество: определение рисков для общественного здравоохранения», Американский журнал общественного здравоохранения , Vol. 106/5, стр. 786-787, https://doi.org/10.2105/AJPH.2016.303166.

[57] Лэнсбери, Л., К. Браун и Дж. Нгуен-Ван-Там (2017), «Грипп в учреждениях длительного ухода», Грипп и другие респираторные вирусы , Vol.11/5, стр. 356-366, http://dx.doi.org/10.1111/irv.12464.

[31] Lau, J. et al. (2006), «Положительные воздействия эпидемии атипичной пневмонии на психическое здоровье населения в Гонконге и их ассоциации с другими негативными воздействиями», Journal of Infection , Vol. 53/2, стр. 114-124, http://dx.doi.org/10.1016/J.JINF.2005.10.019.

[81] Lorenzoni, L. et al. (2018), Какие меры политики повышают эффективность затрат в здравоохранении? , http://dx.doi.org/10.1787/a46c5b1f-en.

[45] Махдави, А. (2020), «Для некоторых людей социальное дистанцирование означает попадание в ловушку дома с обидчиком», The Guardian , https://www.theguardian.com/commentisfree/2020/mar/ 21 / коронавирус-домашнее-насилие-неделя-патриархат.

[20] Mak, I. et al. (2009), «Длительные психиатрические заболевания среди переживших SARS», Психиатрия больницы общего профиля , Vol. 31/4, стр. 318-326, http://dx.doi.org/10.1016/J.GENHOSPPSYCH.2009.03.001.

[16] Маккарти, Дж.(2020), Всплеск опасений по поводу коронавируса в США, Слайды государственного доверия , Gallup, https://news.gallup.com/poll/295505/coronavirus-worries-surge.aspx (по состоянию на 23 марта 2020 г.).

[69] McDermid, S. et al. (2012), Демографические характеристики приемных родителей в Великобритании: Мотивации, препятствия и сообщения для приема на работу и удержания , Исследовательский центр благополучия детей.

[89] Миланович Б. (2020 г.), «Настоящая опасность пандемии — это социальный коллапс — поскольку глобальная экономика распадается, общества тоже могут.Иностранные дела », Иностранные дела .

[78] Murtin, F. et al. (2017), «Помимо ВВП: существует ли закон одной теневой цены?», European Economic Review , http://dx.doi.org/10.1016/j.euroecorev.2017.09.001.

[1] ОЭСР (2020), «Вне сдерживания: меры системы здравоохранения в ответ на COVID-19 в странах ОЭСР» , краткие сведения ОЭСР о политическом ответе на кризис COVID-19 , ОЭСР, Париж, https: // oecd .dam-broadcast.com / pm_7379_119_119689-ud5comtf84.pdf.

[4] ОЭСР (2020), «Образовательные меры по борьбе с covid-19: охват цифрового обучения и онлайн-сотрудничества», Издательство ОЭСР, Париж, https: // oecd.dam-broadcast.com/pm_7379_120_120544-8ksud7oaj2.pdf.

[2] ОЭСР (2020), Сглаживание пика COVID-19: сдерживание и смягчение последствий , Публикация ОЭСР, Париж, https://read.oecd-ilibrary.org/view/?ref=124_124999-yt5ggxirhc&Title=Flattening % 20the% 20COVID-19% 20peak: .Удержание% 20и% 20 смягчение% 20 политики.

[5] OECD (2020), Предстоящая аналитическая записка ОЭСР: женщины в центре борьбы с COVID-19 , OECD Publishing, Париж, http://www.oecd.org/coronavirus/en/.

[82] OECD (2020), От сдерживания к восстановлению: реакция окружающей среды на пандемию COVID-19 .

[15] OECD (2020), HC3.1 Бездомное население , База данных доступного жилья — http://oe.cd/ahd, https://www.oecd.org/els/family/HC3-1- Homeless-Population.pdf (по состоянию на 24 марта 2020 г.).

[90] ОЭСР (2020), «Как жизнь в Греции?», В Как жизнь? 2020: Измерение благополучия , Издательство ОЭСР, Париж, https://dx.doi.org/10.1787/3ce9d51d-en.

[9] OECD (2020), Как жизнь? 2020: Измерение благополучия , Издательство ОЭСР, Париж, https://dx.doi.org/10.1787/9870c393-en.

[73] OECD (2020), Аналитическая записка по мерам реагирования в городах и регионах на кризис COVID-19 .

[3] ОЭСР (2020), «Поддержка людей и компаний в борьбе с вирусом Covid-19: варианты немедленного принятия мер в области занятости и социальной политики» , ОЭСР кратко рассказывает о политических ответах на COVID-19 crsis , ОЭСР, Париж, https: // oecd.dam-broadcast.com/pm_7379_119_119686-962r78x4do.pdf.

[58] ОЭСР (2020), Женщины в центре борьбы с COVID-19 .

[50] ОЭСР (2019), Изменение шансов для уязвимых детей: создание возможностей и устойчивость , Издательство ОЭСР, Париж, https://dx.doi.org/10.1787/a2e8796c-en.

[56] OECD (2019), Health at a Glance 2019: OECD Indicators , OECD Publishing, Paris, https://dx.doi.org/10.1787/4dd50c09-en.

[55] ОЭСР (2019), Как жизнь в цифровую эпоху?: Возможности и риски цифровой трансформации для благосостояния людей , Издательство ОЭСР, Париж, https: // dx.doi.org/10.1787/9789264311800-en.

[47] OECD (2019), Глобальный отчет SIGI 2019: преобразование вызовов в возможности , Social Institutions and Gender Index, OECD Publishing, Paris, https://dx.doi.org/10.1787/bc56d212-en.

[65] OECD (2019), Skills Matter: Additional Results from Survey of Adult Skills Studies, OECD Skills Studies , OECD Publishing, Paris, https://dx.doi.org/10.1787/1f029d8f-en.

[71] ОЭСР (2019), Обзор общества 2019: Социальные показатели ОЭСР , Публикация ОЭСР, Париж, https: // dx.doi.org/10.1787/soc_glance-2019-en.

[11] ОЭСР (2019), Под давлением: сжатый средний класс , Издательство ОЭСР, Париж, https://doi.org/10.1787/689afed1-en.

[76] OECD (2018), OECD Regions and Cities at a Glance 2018 , OECD Publishing, Paris, https://doi.org/10.1787/reg_cit_glance-2018-en.

[66] ОЭСР (2018), Результаты PISA 2018 (Том III): Что школьная жизнь означает для жизни учащихся , Издательство ОЭСР, Париж, https: //dx.doi.org / 10.1787 / acd78851-ru.

[64] ОЭСР (2018), Устойчивость студентов из иммигрантского происхождения: факторы, формирующие благополучие , Обзоры ОЭСР по образованию мигрантов, Издательство ОЭСР, Париж, https://dx.doi.org/10.1787 / 9789264292093-ru.

[8] OECD (2017), Как жизнь? 2017: Измерение благополучия , Издательство ОЭСР, Париж, https://dx.doi.org/10.1787/how_life-2017-en.

[14] OECD (2016), Будьте гибкими! Краткая справка о том, как гибкость рабочего места может помочь европейским сотрудникам найти баланс между работой и семьей , OECD Publishing, Париж, https: // www.oecd.org/els/family/Be-F flexible-Backgrounder-Workplace-Flexibility.pdf.

[25] OECD (2016), SF1.1 Размер и состав семьи , База данных семей OECD, http://www.oecd.org/els/family/SF_1_1_Family_size_and_composition.pdf (по состоянию на 24 марта 2020 г.).

[39] ОЭСР (2016), Экономические последствия загрязнения наружного воздуха, , Издательство ОЭСР, Париж, https://dx.doi.org/10.1787/9789264257474-en.

[7] OECD (2015), Как жизнь? 2015: Измерение благополучия , Издательство ОЭСР, Париж, https: // dx.doi.org/10.1787/how_life-2015-en.

[72] OECD (2015), OECD Employment Outlook 2015 , OECD Publishing, Paris, https://dx.doi.org/10.1787/empl_outlook-2015-en.

[6] OECD (2013), Как жизнь? 2013: Измерение благополучия , Издательство ОЭСР, Париж, https://dx.doi.org/10.1787/9789264201392-en.

[10] ОЭСР-Евростат (2020), Измерение совместного распределения доходов, потребления и благосостояния домашних хозяйств на микроуровне: методологические вопросы и результаты экспериментов , готовится к публикации, Публикация ОЭСР.

[27] Pantell, M. et al. (2013), «Социальная изоляция: показатель смертности, сопоставимый с традиционными клиническими факторами риска», Am J Public Health , Vol. 103/11, стр. 2056-2062, https://ajph.aphapublications.org/doi/10.2105/AJPH.2013.301261.

[18] Pew Research Center (2020), латиноамериканцев с большей вероятностью, чем американцы в целом, будут рассматривать коронавирус как серьезную угрозу для здоровья и финансов , https://www.pewresearch.org/fact-tank/2020/03/ 24 / латиноамериканцы-чаще, чем-американцы-в целом-видят-коронавирус-как-большую угрозу-здоровью-и-финансам / (по состоянию на 26 марта 2020 г.).

[17] Pew Research Center (2020), Общественность США видит многочисленные угрозы со стороны коронавируса — и опасения растут , 18 марта 2020 г., https://www.people-press.org/2020/03/18/ us-public-видит-множественные-угрозы-от-коронавируса-и-обеспокоенности-растут / pp_2020-03-18_coronavirus_0-01 / (по состоянию на 18 марта 2020 г.).

[83] Пикард Дж. (2020), «Великобритания призывает уязвимых людей оставаться дома в течение 12 недель», Financial Times , https://www.ft.com/content/e2ddd346-6baa-11ea- 9bca-bf503995cd6f.

[13] Resolution Foundation (2020), Делаем то, что нужно: защита компаний и семей от экономического воздействия коронавируса , https://www.resolutionfoundation.org/publications/doing-what-it-takes/.

[46] Селваратнам, Т. (2020), «Куда могут обратиться жертвы домашнего насилия во время Covid-19?», The New York Times , https://www.nytimes.com/2020/03/23/ мнение / covid-home-abuse.html? smid = tw-nytopinion & smtyp = cur.

[49] Sethi, D. et al.(2013), Европейский доклад о предотвращении жестокого обращения с детьми , Европейское региональное бюро ВОЗ, Копенгаген, http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0019/217018/European-Report-on-Preventing -Child-Maltreatment.pdf.

[62] Шонкофф, Дж. (2020), «Стресс, устойчивость и роль науки: ответ на пандемию коронавируса», Центр развития ребенка при Гарвардском университете , https: //developingchild.harvard. edu / stress-resilience-and-the-role-of-science-response-to-the-coronavirus-pandemic / (по состоянию на 24 марта 2020 г.).

[63] Спранг, Г. и М. Силман (2013), «Посттравматическое стрессовое расстройство у родителей и молодежи после стихийных бедствий, связанных со здоровьем», Медицина катастроф и готовность общественного здравоохранения , Vol. 7/1, стр. 105-110, http://dx.doi.org/10.1017/dmp.2013.22.

[68] Стюарт, Х., Н. Уотсон и М. Кэмпбелл (2018), «Стоимость школьных каникул для детей из малообеспеченных семей», Детство , Vol. 25/4, стр. 516-529, http://dx.doi.org/10.1177/0

8218779130.

[53] Studman, A.(2020), Остерегайтесь хитрых советов по поводу здоровья от коронавируса и поддельных «лекарств» , Что ?, https://www.which.co.uk/news/2020/03/beware-dodgy-coronavirus-health-advice-and- поддельные лекарства / -Какой? (доступ 5 марта 2020 г.).

[87] Управление национальной статистики Великобритании (2018), Национальное измерение одиночества: 2018 , ONS, https://www.ons.gov.uk/peoplepopulationandcommunity/wellbeing/compendium/nationalmeasurementofloneliness/2018.

[22] ЮНЕСКО (2020), COVID-19: нарушение образования и меры реагирования , https: // en.unesco.org/themes/education-emergencies/coronavirus-school-closures (по состоянию на 27 марта 2020 г.).

[54] Уолш, Х. (2020), eBay и Amazon не смогли предотвратить спекуляцию продавцов во время кризиса с коронавирусом , Какой ?, https://www.which.co.uk/news/2020/03/online- marketplaces-coronavirus-update-ebay-and-amazon / (по состоянию на 5 марта 2020 г.).

[23] Wang, G. et al. (2020), «Снижение воздействия домашнего заключения на детей во время вспышки COVID-19», Lancet (Лондон, Англия) , Vol.395/10228, стр. 945-947, http://dx.doi.org/10.1016/S0140-6736(20)30547-X.

[48] ВОЗ (2013), Глобальные и региональные оценки насилия в отношении женщин: распространенность и последствия для здоровья насилия со стороны интимного партнера и сексуального насилия со стороны непартнера , https://www.who.int/reproductivehealth/publications/ насилие / 9789241564625 / ru /.

[43] Европейское региональное бюро ВОЗ (2016 г.), Городские зеленые зоны и здоровье , http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0005/321971/Urban-green-spaces- и-здоровье-обзор-доказательства.pdf? ua = 1 (по состоянию на 18 июля 2019 г.).

[30] Всемирный экономический форум (2020), Пандемия солидарности? Вот как люди поддерживают друг друга, поскольку коронавирус распространяется , https://www.weforum.org/agenda/2020/03/covid-19-coronavirus-solidarity-help-pandemic/ (по состоянию на 26 марта 2020 г.).

[21] Xiang, Y. et al. (2020), «Срочно необходима своевременная психиатрическая помощь в связи со вспышкой коронавируса нового типа в 2019 году», The lancet. Психиатрия , Vol. 7/3, стр. 228-229, http: // dx.doi.org/10.1016/S2215-0366(20)30046-8.

[74] Юси-Хиндес, К. и Дж. Хэдлер (2011), «Социально-экономический статус района и госпитализации детей из-за гриппа: округ Нью-Хейвен, Коннектикут, 2003-2010», Американский журнал общественного здравоохранения , Vol. 101/9, стр. 1785-1789, http://dx.doi.org/10.2105/AJPH.2011.300224.

[84] Застроу М. (2020), «Южная Корея сообщает подробные сведения о случаях COVID-19: помогло ли это?», Nature , http://dx.doi.org/10.1038 / d41586-020-00740-у.

Защитные механизмы — обзор

Влияние DM на течение болезни

DM, по-видимому, не просто корреляты болезни, но также могут играть роль в отношении течения болезни и прогноза. Таким образом, у женщин с мигренью самоувеличение было связано с частотой головной боли и снижением временного кровотока (Passchier et al., 1988). У пациентов с синдромом хронической усталости улучшение было связано с навязчивыми и здоровыми уровнями невротической защиты, как оценивалось по шкале рейтингов защитных механизмов (Salzstein et al., 1998).

У лиц (16-62 лет), перенесших операцию по поводу грыжи поясничного диска, наблюдение в течение 6 месяцев после операции показало, что пациенты с плохим операционным исходом использовали DM регрессии, рационализации, абстиненции и пассивной отставки (Fulde, Junge , & Аренс, 1995).

Было замечено, что использование конкретных DM влияет на эффективность терапии. Таким образом, у пациентов с артериальной гипертензией эффективность антигипертензивной терапии была ограничена у пациентов с синдромом отказа-рационализации болезни, которые отрицают свою гипертензию и необходимость в терапии (Podell, Kent & Keller, 1976).У пациентов с хронической болью, прошедших 4-недельную программу лечения боли, репрессоры выздоравливали хуже, чем другие, по оценке депрессии и тяжести боли. Это открытие указывает на то, что подавление может помешать выздоровлению пациентов (Burns, 2000a).

У пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями отрицание в краткосрочной перспективе может не повлиять на прогноз отрицательно, если пациент следует рекомендациям по лечению. Фактически, было обнаружено, что невозможность использовать отказ в отделении коронарной терапии связана с ранней смертью (Froese et al., 1974; Hackett et al., 1968). Однако в долгосрочной перспективе отрицание может иметь пагубные последствия. Было показано, что стойкое отрицание связано с плохими результатами, поскольку пациенты могут игнорировать симптомы надвигающегося сердечного приступа или не искать и не соблюдать рекомендации по лечению и реабилитации (Froese et al., 1974). Соответственно, отрицание может способствовать смертности от ишемической болезни сердца. Чтобы свести к минимуму опасность сердечной смерти этих пациентов, семейным врачам настоятельно рекомендуется проверять тех, кто склонен к неуместному отрицанию, и использовать безопасные диагностические и медицинские подходы в попытке уменьшить их тревогу (Fields, 1989).

Сходные дезадаптивные эффекты отрицания исходов болезни наблюдались у пациентов с диабетом и гемодиализа (Farberow, 1980; Goldstein, 1980).

В последние годы интерес был сосредоточен на влиянии отрицания на прогноз у онкологических больных. Обзор соответствующих методологически приемлемых исследований (n = 24) показал, что в 50% случаев отрицание было связано с отрицательным течением заболевания, в 16,7% — с положительным течением, в 4,2% — с смешанными результатами, а в 29,2% — с отрицательным результатом. не связаны с течением болезни (Kreitler, 1999).

Отчасти отрицательное влияние отрицания на течение болезни может быть связано с тем, что отрицание может привести к тому, что пациент откладывает обращение к врачу и, таким образом, вовремя получает соответствующее лечение (Katz et al., 1970; Kreitler, 1999 ).

Есть лишь несколько исследований, посвященных влиянию других DM на прогноз рака. Что касается рака груди, мечтания и утешительные фантазии были связаны с плохим прогнозом (Jensen, 1987), тогда как DM против агрессивных импульсов были связаны с лучшим прогнозом (Lilja et al., 1998).

Концепции благополучия | HRQOL | CDC

Благополучие — это положительный результат, который имеет значение для людей и многих секторов общества, потому что он говорит нам о том, что люди считают, что их жизнь идет хорошо. Хорошие условия жизни (например, жилье, занятость) имеют основополагающее значение для благополучия. Отслеживание этих условий важно для государственной политики. Однако многие индикаторы, которые измеряют условия жизни, не позволяют измерить, что люди думают и чувствуют о своей жизни, например качество их отношений, их положительные эмоции и устойчивость, реализация своего потенциала или их общая удовлетворенность жизнью — i.е., их «благополучие». 1, 2 Благополучие обычно включает глобальные оценки удовлетворенности жизнью и чувств, от депрессии до радости. 3, 4

  • Почему благополучие полезно для здоровья населения?
  • Как благополучие соотносится с укреплением здоровья?
  • Как определяется благополучие?
  • Как измеряется благополучие?
  • Каковы некоторые результаты этих исследований?
  • Каковы корреляты и детерминанты благополучия на индивидуальном уровне?
  • Каковы некоторые корреляты благополучия на национальном уровне?
  • В чем разница между качеством жизни, связанным со здоровьем, благополучием, процветанием, положительным психическим здоровьем, оптимальным здоровьем, счастьем, субъективным благополучием, психологическим благополучием, удовлетворенностью жизнью, гедонистическим благополучием и другими терминами, которые есть в литературе?
  • Что делает CDC для изучения и повышения благополучия?

Почему благополучие полезно для здоровья населения?

  • Благополучие объединяет психическое (разум) и физическое (тело) здоровье, что приводит к более целостным подходам к профилактике заболеваний и укреплению здоровья. 6
  • Благополучие — это действительный показатель результатов для населения, помимо заболеваемости, смертности и экономического статуса, который говорит нам, как люди воспринимают свою жизнь с их собственной точки зрения. 1, 2, 4, 5
  • Благополучие — это результат, значимый для общества.
  • Достижения в области психологии, нейробиологии и теории измерений показывают, что благополучие можно измерить с некоторой степенью точности. 2, 7
  • Результаты поперечных, продольных и экспериментальных исследований показывают, что благополучие связано с 1, 8 :
    • Самооценка здоровья.
    • Долголетие.
    • Здоровое поведение.
    • Психическое и физическое заболевание.
    • Социальная связанность.
    • Производительность.
    • Факторы физического и социального окружения.
  • Благополучие может предоставить общую метрику, которая может помочь разработчикам политики определять и сравнивать эффекты различных политик (например, потеря зеленых насаждений может повлиять на благополучие в большей степени, чем коммерческое развитие территории). 4, 5
  • Измерение, отслеживание и повышение благополучия могут быть полезны для множества заинтересованных сторон, участвующих в профилактике заболеваний и укреплении здоровья.

Благополучие связано с многочисленными преимуществами, связанными со здоровьем, работой, семьей и экономикой. 8 Например, более высокий уровень благополучия связан со снижением риска заболеваний, болезней и травм; лучшее функционирование иммунной системы; более быстрое выздоровление; и повышенная долговечность. 9-13 Люди с высоким уровнем благосостояния более продуктивны на работе и с большей вероятностью вносят свой вклад в жизнь своих сообществ. 4, 14

Предыдущие исследования подтверждают мнение о том, что отрицательный аффективный компонент благополучия тесно связан с невротизмом и что положительный аффективный компонент имеет аналогичную связь с экстраверсией. 15, 16 Это исследование также поддерживает точку зрения о том, что положительные эмоции — центральные компоненты благополучия — не просто противоположны отрицательным эмоциям, но представляют собой независимые измерения психического здоровья, которые можно и нужно развивать. 17, 25 Хотя значительную часть различий в уровне благополучия можно отнести к наследственным факторам, 26, 27 факторы окружающей среды играют не менее, если не более важную роль. 4, 5, 28

Начало страницы

Как благополучие связано с укреплением здоровья?

Здоровье — это больше, чем отсутствие болезней; это ресурс, который позволяет людям реализовать свои стремления, удовлетворить свои потребности и справиться с окружающей средой, чтобы жить долгой, продуктивной и плодотворной жизнью. 25, 29-31 В этом смысле здоровье способствует социальному, экономическому и личному развитию, фундаментальному для благополучия. 25, 30, 31 Укрепление здоровья — это процесс, позволяющий людям усилить контроль над своим здоровьем и улучшить его. 25, 30, 32 Экологические и социальные ресурсы для здоровья могут включать: мир, экономическую безопасность, стабильную экосистему и безопасное жилье. 30 Индивидуальные ресурсы для здоровья могут включать: физическую активность, здоровое питание, социальные связи, устойчивость, положительные эмоции и автономию.Мероприятия по укреплению здоровья, направленные на укрепление таких индивидуальных, экологических и социальных ресурсов, могут в конечном итоге улучшить благосостояние. 24, 25

Начало страницы

Как определяется благополучие?

Нет единого мнения относительно единого определения благополучия, но есть общее согласие с тем, что как минимум благополучие включает в себя наличие положительных эмоций и настроений (например, удовлетворенность, счастье), отсутствие отрицательных эмоций (например,д., депрессия, тревога), удовлетворенность жизнью, удовлетворенность и позитивное функционирование. 4, 33-35 Проще говоря, благополучие можно описать как положительное отношение к жизни и хорошее самочувствие. 36, 37 В целях общественного здравоохранения физическое благополучие (например, ощущение очень здорового и полного энергии) также считается критически важным для общего благополучия. Исследователи из разных дисциплин изучили различные аспекты благополучия, включая следующие 4, 34, 38, 39, 41-46 :

  • Физическое благополучие.
  • Экономическое благополучие.
  • Социальное благополучие.
  • Развитие и деятельность.
  • Эмоциональное благополучие.
  • Психологическое благополучие.
  • Удовлетворение жизнью.
  • Удовлетворение специфики предметной области.
  • Занимательная деятельность и работа.

Начало страницы

Как измеряется благополучие?

Поскольку благополучие субъективно, оно обычно измеряется с помощью самоотчетов. 40 Использование показателей самооценки коренным образом отличается от использования объективных показателей (например,g., доход домохозяйства, уровень безработицы, преступность в районе), часто используемый для оценки благосостояния. Использование как объективных, так и субъективных показателей, когда они доступны, желательно для целей государственной политики. 5

Существует множество доступных инструментов для измерения благополучия, которые измеряют самооценку благополучия по-разному, в зависимости от того, измеряется ли благополучие как клинический результат, исход здоровья населения, для исследований экономической эффективности или для других целей. Например, показатели благополучия могут быть основаны на психометрии или на полезности.Психометрические показатели основаны на соотношении и силе между несколькими элементами, которые предназначены для измерения одной или нескольких областей благополучия. Меры, основанные на полезности, основаны на предпочтениях отдельного человека или группы в отношении определенного состояния и обычно привязаны к диапазону от 0 (смерть) до 1 (оптимальное здоровье). Некоторые исследования поддерживают использование отдельных показателей (например, глобальной удовлетворенности жизнью) для экономного измерения благополучия. Отчеты коллег, методы наблюдения, физиологические методы, методы выборки опыта, мгновенная экологическая оценка и другие методы используются психологами для измерения различных аспектов благополучия. 42

На протяжении многих лет для целей наблюдения за общественным здоровьем CDC измерял благополучие с помощью различных инструментов, включая те, которые основаны на психометрических показателях, на основе полезности или с помощью отдельных показателей:

Надзор за общественным здоровьем
Исследование Анкеты / вопросы
Национальное обследование здоровья и питания (NHANES)
  • График общего благополучия (1971–1975). 43,44
Национальное собеседование по вопросам здоровья (NHIS)
  • Шкала качества благополучия. 45
  • Глобальное удовлетворение жизнью.
  • Удовлетворение эмоциональной и социальной поддержкой.
  • Чувствовал себя счастливым за последние 30 дней.
Система надзора за поведенческими факторами риска (BRFSS)
  • Удовлетворенность жизнью во всем мире.
  • Удовлетворение эмоциональной и социальной поддержкой. 47, 48
Исследование стиля здоровья Porter Novelli
  • Весы удовлетворенности жизнью. 49
  • Смысл в жизни. 50
  • Автономия, компетентность и родство. 51
  • Удовлетворенность жизнью в целом и в конкретной области.
  • Общее счастье.
  • Шкала положительных и отрицательных влияний. 52

Начало страницы

Каковы некоторые результаты этих исследований?

  • Данные NHANES I (1971–1975) показали, что работающие женщины обладают более высоким чувством благополучия и используют меньше профессиональных услуг для решения проблем личного и психического здоровья, чем их неработающие коллеги. 53
  • Данные NHIS 2001 г. и шкалы качества благополучия, основанной на предпочтениях шкалы, оценивающей благополучие от 0 до 1, показали, что мужчины и женщины в возрасте от 20 до 39 лет имели значительно лучшее благополучие (баллы ≥ 0,82 ) по сравнению с мужчинами или женщинами в возрасте 40 лет и старше (баллы> 0,79). 54
  • Данные Системы наблюдения за поведенческими факторами риска 2005 г. показали, что 5,6% взрослого населения США (около 12 миллионов) сообщили, что они недовольны / очень недовольны своей жизнью. 48
  • Данные BRFSS 2005 года показали, что около 8,6% взрослых сообщили, что они редко / никогда не получали социальной и эмоциональной поддержки; варьируется от 4,2% в Миннесоте до 12,4% на Виргинских островах США. 47
  • На основе данных Porter Novelli HealthStyles 2008 г. 55
    • 11% взрослых постоянно чувствовали себя бодрыми в течение последних 30 дней.
    • 15% взрослых чувствовали себя спокойными и умиротворенными все время в течение последних 30 дней.
    • 13% взрослых постоянно чувствовали себя полными жизни в течение последних 30 дней.
    • 9,8% взрослых полностью согласны с тем, что их жизнь близка к их идеалу.
    • 19% взрослых полностью согласны с тем, что они довольны своей жизнью.
    • 21% взрослых полностью согласны с тем, что в их жизни есть четкая цель.
    • 30% взрослых полностью согласны с тем, что в большинстве случаев они испытывают чувство выполненного долга от того, что они делают.

Начало страницы

Каковы корреляты и детерминанты благополучия на индивидуальном уровне?

Не существует единственной детерминанты индивидуального благополучия, но в целом благополучие зависит от хорошего здоровья, позитивных социальных отношений, а также наличия и доступа к основным ресурсам (например,г., жилье, доход).

Многочисленные исследования изучали связи между детерминантами индивидуального и национального уровней благополучия. Во многих из этих исследований использовались разные показатели благополучия (например, удовлетворенность жизнью, положительный аффект, психологическое благополучие) и разные методологии, приводящие к случайным несогласованным выводам, связанным с благополучием и его предикторами. 37, 56 В целом удовлетворенность жизнью в большей степени зависит от наличия удовлетворяемых базовых потребностей (еда, жилье, доход), а также доступа к современным удобствам (например,г., электричество). Приятные эмоции более тесно связаны с поддерживающими отношениями. 5

Ниже приведены некоторые общие выводы о связи между благополучием и его связью с другими факторами:

Гены и личность

На индивидуальном уровне генетические факторы, личностные и демографические факторы связаны с благополучием. Например, положительные эмоции в какой-то степени передаются по наследству (оценки наследуемости варьируются от 0.36–0,81), предполагая, что может существовать генетически определенная уставка для таких эмоций, как счастье и печаль. 26,27,57,58,59 Однако на проявление генетических эффектов часто влияют факторы окружающей среды, подразумевающие, что обстоятельства и социальные условия имеют значение и требуют действий с точки зрения государственной политики. Продольные исследования показали, что благополучие зависит от жизненных событий (например, безработицы, брака). 60, 61 Кроме того, одни только генетические факторы не могут объяснить различия в благосостоянии между странами или тенденции внутри наций.

Некоторые личностные факторы, тесно связанные с благополучием, включают оптимизм, экстраверсию и чувство собственного достоинства. 20, 62 Генетические факторы и факторы личности тесно связаны и могут взаимодействовать, влияя на индивидуальное благополучие.

Хотя генетические факторы и личностные факторы являются важными детерминантами благополучия, они выходят за рамки целей государственной политики.

Возраст и пол

В зависимости от того, какие типы мер используются (например,g., удовлетворенность жизнью или положительный аффект), возраст и пол также связаны с благополучием. В целом, мужчины и женщины имеют одинаковый уровень благополучия, но эта закономерность меняется с возрастом, 63 и менялась с течением времени. 64 Существует U-образное распределение благополучия по возрасту: молодые и пожилые люди, как правило, имеют большее благополучие по сравнению со взрослыми среднего возраста. 65

Доходы и работа

Взаимосвязь между доходом и благосостоянием сложна. 4, 39, 65 В зависимости от того, какие типы показателей используются и какие сравнения производятся, доход лишь незначительно коррелирует с благосостоянием. В целом связи между доходом и благополучием (обычно измеряемым с точки зрения удовлетворенности жизнью) сильнее у людей с более низким экономическим уровнем, но исследования также обнаружили эффекты для людей с более высоким уровнем дохода. 66 Оплачиваемая занятость имеет решающее значение для благосостояния людей, поскольку дает прямой доступ к ресурсам, а также способствует удовлетворению, значимости и цели для некоторых. 67 Безработица отрицательно влияет на благосостояние как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. 61, 65, 67

Отношения

Поддерживающие отношения — один из самых сильных предикторов благополучия, имеющий особенно положительный эффект. 68, 69

Начало страницы

Каковы некоторые корреляты благополучия на национальном уровне?

Страны существенно различаются по уровню благосостояния. 4, 70 Общества с более высоким уровнем благосостояния — это общества, которые более развиты в экономическом отношении, имеют эффективное правительство с низким уровнем коррупции, имеют высокий уровень доверия и могут удовлетворить основные потребности граждан в продуктах питания и здоровье. 4, 5 Культурные факторы (например, индивидуальность против коллективизма, социальные нормы) также играют роль в национальных оценках благополучия. 70

В чем разница между качеством жизни, связанным со здоровьем, благополучием, процветанием, положительным психическим здоровьем, оптимальным здоровьем, счастьем, субъективным благополучием, психологическим благополучием, удовлетворенностью жизнью, гедонистическим благополучием и другими терминами, которые есть в литературе?

71

Некоторые исследователи предполагают, что многие термины являются синонимами, в то время как другие отмечают, что существуют серьезные различия в зависимости от того, какие измерения являются независимыми и больше всего способствуют благополучию. 37, 71 Это развивающаяся наука, в которой участвуют многие дисциплины. Традиционно качество жизни, связанное со здоровьем, было связано с результатами лечения пациентов и, как правило, сосредоточено на дефиците функций (например, боли, негативном влиянии). Напротив, благополучие сосредоточено на активах в функционировании, включая положительные эмоции и психологические ресурсы (например, положительный аффект, автономию, мастерство) в качестве ключевых компонентов. Некоторые исследователи использовали обе точки зрения для измерения физического и психического благополучия в клинических и экономических исследованиях.Субъективное благополучие обычно относится к самоотчетам, противопоставляемым объективным показателям благополучия. Термин «позитивное психическое здоровье» привлекает внимание к психологическим компонентам, составляющим благополучие, с точки зрения людей, заинтересованных в первую очередь в области психического здоровья. С этой точки зрения позитивное психическое здоровье — это ресурс, в широком смысле включающий психологические активы и навыки, необходимые для благополучия. 24, 25 Но последнее обычно исключает физический компонент благополучия.«Гедоническое» благополучие фокусируется на «чувственном» компоненте благополучия (например, счастье) в отличие от «эвдонического» благополучия, которое фокусируется на «мыслящем» компоненте благополучия (например, удовлетворении). 35 Людей с высоким уровнем положительных эмоций и тех, кто хорошо функционирует психологически и социально, некоторые описывают как имеющих полное психическое здоровье или как «процветающих». 46

Таким образом, позитивное психическое здоровье, благополучие и процветание относятся к наличию высоких уровней позитивного функционирования — в первую очередь в области психического здоровья (включая социальное здоровье).Однако в самом широком смысле благополучие охватывает физическую, умственную и социальную сферы.

Причины, по которым следует измерять благополучие и связанные с ним конструкции, и оценка того, как эти области могут быть изменены, должны помочь проинформировать, какие области (например, удовлетворенность жизнью, положительный аффект, автономия, значение, жизнеспособность, боль) следует измерять и какие инструменты и методы использования. 71

Начало страницы

Что делает CDC для изучения и повышения благополучия?

Программа

CDC по обеспечению качества жизни, связанного со здоровьем, с 2007 года ведет работу по изучению того, как благополучие можно интегрировать в укрепление здоровья и как его можно измерить в системах наблюдения за общественным здоровьем. 55 В ряде исследований изучалась возможность использования существующих шкал для эпиднадзора, включая применение теории «элемент-ответ» для определения кратких, психометрически обоснованных кратких форм, которые могут использоваться в системах эпиднадзора за общественным здравоохранением. 72,73 CDC и три штата (OR, WA, NH) собирали данные с использованием шкалы удовлетворенности жизнью и других показателей благополучия в Системе наблюдения за поведенческими факторами риска 2010 года. 74 CDC также руководил разработкой всеобъемлющих целей, касающихся качества жизни и благополучия, для инициативы Healthy People 2020External.

Начало страницы

ресурсов

Начало страницы

  1. Динер Э., Селигман МЭ. Помимо денег. К экономии благосостояния. Психологическая наука в интересах общества 2004; 5 (1): 1–31.
  2. Динер Э. Оценка благополучия: собрание сочинений Эда Динера. Нью-Йорк: Спрингер; 2009.
  3. Diener E, Scollon CN, Lucas RE. Эволюционирующая концепция субъективного благополучия: многогранная природа счастья.В: E Diener (ed.) Оценка благополучия: собрание сочинений Эда Динера . Нью-Йорк: Спрингер; 2009: 67–100.
  4. Фрей Б.С., Штутцер А. Счастье и экономика. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета; 2002.
  5. Динер Э., Лукас Р., Шиммак У. и Хелливелл Дж. Благополучие для государственной политики. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2009.
  6. Dunn HL. Велнес на высоком уровне. R.W. Beatty, Ltd: Арлингтон; 1973.
  7. Канеман Д. Объективное счастье. В: Д. Канеман, Э. Динер и Н. Шварц (ред.) Благополучие: основы гедонической психологии . Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа; 1999: 3–25.
  8. Любомирский С., Кинг Л., Динер Э. Преимущества частого положительного аффекта: ведет ли счастье к успеху? Psychol Bull 2005; 131 (6): 803–855.
  9. Прессман С.Д., Коэн С. Влияет ли положительное влияние на здоровье? Psychol Bull 2005; 131: 925–971.
  10. Ostir GV, Markides KS, Black SA. и другие. Эмоциональное благополучие предсказывает последующую функциональную независимость и выживание. J Am Geriatr Soc 2000; 48: 473–478.
  11. Ostir GV, Markides KS, Peek MK, et al. Связь между эмоциональным благополучием и частотой инсульта у пожилых людей. Psychosom Med 2001; 63: 210–215.
  12. Динер Э., Бисвас-Динер Р. Счастье: раскрытие тайн психологического богатства. Мальден, Массачусетс: издательство Blackwell Publishing; 2008.
  13. Фредериксон BL, Левенсон RW. Положительные эмоции ускоряют восстановление после сердечно-сосудистых последствий отрицательных эмоций. Познание и эмоции 1998; 12: 191–220.
  14. Тов В., Динер Э. Благополучие наций: объединение доверия, сотрудничества и демократии. В: Б.А. Салливан, М. Снайдер, Дж. Л. Салливан (ред.) Сотрудничество: психология эффективного человеческого взаимодействия . Мальден, M.A .: Blackwell Publishing; 2008: 323–342.
  15. Динер Э., Лукас РЭ. Личность и субъективное благополучие. В: Д. Канеман, Э. Динер и Н. Шварц (ред.). Благополучие: основы гедонической психологии.Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа; 2003: 213–229.
  16. Steel P, Schmidt J, Schultz, J. Уточнение взаимосвязи между личностью и субъективным благополучием. Психологический бюллетень 2008; 134 (1): 138–161.
  17. Брэдберн НМ. Структура психологического благополучия. Чикаго: Алдин; 1969.
  18. Динер Э., Эммонс РА. Независимость положительного и отрицательного влияния. Журнал личности и социальной психологии 1984; 47: 1105–1117.
  19. Ryff CD, Love GD, Urry LH и др.Психологическое благополучие и плохое самочувствие: есть ли у них различные или зеркальные биологические корреляты? Psychother Psychosom 2006; 75: 85–95.
  20. Costa PT, McCrae RR. Влияние экстраверсии и невротизма на субъективное благополучие: счастливые и несчастные люди. Журнал личности и социальной психологии 1980; 38: 668–678.
  21. Шиммак У. Структура субъективного благополучия. В: M Eid, RJ Larsen (ред.). Наука о субъективном благополучии . Нью-Йорк: Guilford Press; 2008 г.
  22. Селигман М.Е. Настоящее счастье. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса; 2002.
  23. Фредериксон, Б.Л. Позитивность. Нью-Йорк: Crown Publishing; 2009.
  24. Tellegen A, Lykken DT, Bouchard TJ, Wilcox KJ, Segal NL, Stephen R. Личностное сходство у близнецов, воспитываемых отдельно и вместе. J Pers Soc Psychol 1988; 54 (6): 1031–1039.
  25. Херрман Х.С., Саксена С., Муди Р. Содействие психическому здоровью: концепции, новые данные, практика. Отчет ВОЗ в сотрудничестве с Фондом укрепления здоровья Виктории и Мельбурнским университетом.Женева: Всемирная организация здравоохранения; 2005. http://www.who.int/mental_health/evidence/MH_Promotion_Book.pdf Cdc-pdf [PDF — 1,98 МБ] Внешний. По состоянию на 1 октября 2010 г.
  26. Барри М.М., Дженкинс Р. Осуществление укрепления психического здоровья . Оксфорд: Черчилль Ливингстон, Эльзевир. 2007
  27. Lykken D, Tellegen A. Счастье — явление стохастическое. Psychol Sci 1996; 7: 186–189.
  28. Diener E, Lucas RE, Scollon CN. Помимо гедонистической беговой дорожки: пересмотр теории адаптации благополучия. Американский психолог 2006; 61 (4): 305–314.
  29. Всемирная организация здравоохранения. 1949 г. Устав ВОЗ. Получено 12 февраля 2008 г. с сайта http://www.who.int/about/en/External.
  30. Оттавская хартия укрепления здоровья, Первая международная конференция по укреплению здоровья, Оттава, 21 ноября 1986 г. — WHO / HPR / HEP / 95.1. Доступно по адресу: http://www.who.int/healthpromotion/conferences/previous/ottawa/en/External
  31. Бреслоу, Л. Измерение здоровья в третью эру общественного здравоохранения. Американский журнал общественного здравоохранения 2006 г. 96: 17–19.
  32. Грин Л., Кройтер М. «Укрепление здоровья как стратегия общественного здравоохранения на 1990-е годы». Annual Review of Public Health 1990; 11: 313–334).
  33. Эндрюс FM, Уити SB. Социальные показатели благополучия. Нью-Йорк: Plenum Press; 1976: 63–106.
  34. Динер Э. Субъективное благополучие: наука о счастье и предложение для национального индекса. Американский психолог 2000; 55 (1): 34–43.
  35. Ryff CD, Keyes CLM.Пересмотр структуры психологического благополучия. Журнал личности и социальной психологии 1995; 69 (4): 719–727.
  36. Динер Э., Сух Э., Оиши С. Последние данные о субъективном благополучии. Индийский журнал клинической психологии 1997 ; 24: 25–41.
  37. Винховен Р. Социологические теории субъективного благополучия. В: M Eid, RJ Larsen (ред.). Наука о субъективном благополучии . Нью-Йорк: Guilford Press; 2008: 44–61.
  38. Чиксентмихайи М.Поток: психология оптимального опыта. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Многолетний Харпер; 1991.
  39. Динер Э., Сух Э.М., Лукас Р., Смит Х. Субъективное благополучие: три десятилетия прогресса. Психологический бюллетень 1999; 125: 276–302.
  40. Ларсен Р.Дж., Ид М. Эд Динер и наука о субъективном благополучии. В: RJ Larsen and M Eid, (Eds.) Наука о субъективном благополучии . Нью-Йорк: Guildford Press, 2008: 1–12.
  41. Канеман Д., Крюгер А.Б., Шкаде Д.А., Шварц Н., Стоун А.А.Метод исследования для характеристики повседневной жизни: метод реконструкции дня. Наука 2004; 306: 1776–1780.
  42. Ид М. Измерение неизмеримого: Психометрическое моделирование данных субъективного благополучия. В: Eid M, Larsen RJ (eds.) Наука о субъективном благополучии . Нью-Йорк: Guilford Press; 2008: 141–167.
  43. Dupuy HJ (1978). Самовосприятие общего психологического благополучия взрослых американцев. Документ, представленный на заседании Американской ассоциации общественного здравоохранения, Лос-Анджелес, октябрь 1978 г.
  44. Фацио, А.Ф. (1977). Параллельное валидационное исследование Общего расписания благополучия NCHS. Хяттсвилл, Мэриленд: Министерство здравоохранения, образования и социального обеспечения США, Национальный центр статистики здравоохранения, 1977 г. Серия естественных и медицинских статистических данных 2, № 73. Публикация DHEW № (HRA) 78-1347.
  45. Каплан RM, Андерсон JP. Шкала качества благополучия: обоснование единого индекса качества жизни. В: С. Р. Уокер, Р. Россер (ред.) Качество жизни: оценка и применение .Лондон: MTP Press; 1988: 51–77.
  46. Keyes CLM. Континуум психического здоровья: от томления к процветанию в жизни. J Health Soc Res 2002; 43 (6): 207-222.
  47. Strine TW, Chapman DP, Balluz LS, Mokdad AH. Связанное со здоровьем качество жизни и поведение в отношении здоровья посредством социальной и эмоциональной поддержки: их значение для психиатрии и медицины. Социальная психиатрия и психиатрическая эпидемиология 2008; 43 (2): 151–159.
  48. Strine TW, Chapman DP, Balluz LS, Moriarty DG, Mokdad AH.Связь между удовлетворенностью жизнью и качеством жизни, связанным со здоровьем, хроническими заболеваниями и поведением в отношении здоровья среди взрослых жителей США, проживающих в сообществах. Журнал общественного здравоохранения 2008; 33 (1): 40–50.
  49. Динер Э., Эммонс Р., Ларсен Дж., Гриффин С. Шкала удовлетворенности жизнью. J Оценка личности 1985; 49: 71–75.
  50. Стегер М.Ф., Фрейзер П., Оиши С., Калер М. Опросник «Смысл жизни»: оценка наличия и поиск смысла жизни. J Консультативной психологии 2006; 53 (1): 80–93.
  51. Deci EL, Райан RM. «Что» и «почему» достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психологический опрос 2000; 11: 227–268.
  52. Уотсон Д., Кларк Л.А., Теллеген А. Разработка и проверка краткой меры положительного и отрицательного воздействия: шкалы PANAS. Дж. Личности и социальной психологии 1988; 54 (6): 1063–70.
  53. Уиллер и др., Занятость, чувство благополучия и использование профессиональных услуг среди женщин. Am J Public Health 1983; 73: 908–911.
  54. Hanmer, et al. Отчет о национальных репрезентативных значениях для неинституционализированного взрослого населения США для 7 показателей качества жизни, связанных со здоровьем. Создание решений в медицине 2006; 26: 391–400.
  55. Kobau R, Sniezek J, Zack MM, Lucas RE, Burns A. Оценка благополучия: оценка шкал благополучия для общественного здравоохранения и оценки населения благополучия среди взрослых США. Прикладная психология: здоровье и благополучие 2010;
  56. Канеман Д., Дитон А.Высокий доход улучшает оценку жизни, но не улучшает эмоциональное состояние. Слушания Национальной академии наук, DOI / 10.1073 / pnas.1011492107.
  57. King LA. Вмешательства для улучшения субъективного благополучия: можем ли мы сделать людей счастливее и должны ли мы? В: M Eid, RJ Larsen, (ред.) Наука о субъективном благополучии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2008: 431–448.
  58. Nes RB, Roysamb E, Tambs K, Harris JR, Reichborn-Kjennerud T. Субъективное благополучие: генетический и экологический вклад в стабильность и изменения. Psychol Med 2006; 36: 1033–1042.
  59. Шнитткер Дж. Счастье и успех: гены, семьи и психологические эффекты социально-экономического положения и социальной поддержки. Am J Sociol 2008; 114: S233 – S259.
  60. Лукас Р.Э., Кларк А.Э., Джорджеллис Ю., Динер Э. Безработица меняет точку отсчета для удовлетворения жизни. Психологическая наука 2004; 15: 8–13.
  61. Лукас Р.Э., Кларк А.Э., Джорджеллис Ю., Динер Э. Пересмотр адаптации и заданной модели счастья: реакции на изменения в семейном положении. Журнал личности и социальной психологии 2003; 84: 527–539.
  62. Динер Э., Оиши С. и Лукас РЭ. Личность, культура и субъективное благополучие: эмоциональные и когнитивные оценки жизни. Ежегодный обзор психологии 2003; 54: 403–425.
  63. Инглхарт Р. Пол, старение и субъективное благополучие. Intl J Comp Sociol 2002; 43 (3-5): 391-408.
  64. Стивенсон Б. и Вольферс Дж. Парадокс снижения женского счастья. Национальное бюро экономических исследований.Рабочий документ 14969; 2009 г. (http://www.nber.org/papers/w14969External
  65. Аргайл, М. Причины и корреляты счастья. В: D Kahneman, E Diener, N Schwarz (Eds.) Благополучие: основы гедонической психологии . Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа; 1999: 307–322: 353–373.
  66. Biswas-Diener RM. Материальное благополучие и субъективное благополучие. В: M Eid, RJ Larsen (ред.). Наука о субъективном благополучии . Нью-Йорк: Guilford Press; 2008: 307–322.
  67. Варр П.Благополучие на рабочем месте. В: Д. Канеман, Э. Динер, Н. Шварц (ред.) Благополучие: основы гедонической психологии . Нью-Йорк: публикации Фонда Рассела Сейджа; 2003: 392–412.
  68. Myers DG. Близкие отношения и качество жизни. В: D Kahneman, E Diener, N Schwarz. (ред.) Благополучие: основы гедонической психологии . Нью-Йорк: публикации Фонда Рассела Сейджа; 2003: 374–391.
  69. Diener E, Suh EM. Национальные различия в субъективном благополучии.В: D Kahneman, E Diener, N Schwarz. (ред.) Благополучие: основы гедонической психологии . Нью-Йорк: публикации Фонда Рассела Сейджа; 2003: 434–450.
  70. Helliwell JF, Хуанг Х. Как ваше правительство? Международные доказательства связи хорошего правительства и благополучия. Британский журнал политических наук 2008; 38: 595–619.
  71. Хирд С. Что такое благополучие? Краткий обзор современной литературы и концепций. NHS Scotland; 2003.
  72. Банн, К.М., Кобау, Р., Льюис, M.A., Зак, M.M., Luncheon, C., and Thompson, W.W. Разработка и психометрическая оценка шкалы благополучия населения. Качество жизни . 2012; 21 (6), 1031-1043.
  73. Барил Дж. П., Рив Б., Смит А. В., Зак М. М., Митчелл С. А., Кобау Р., Селла Д., Ланчен С. и Томпсон В. Мониторинг здоровья населения для здоровых людей 2020: оценка инструментов NIH PROMIS® Global Health, CDC Healthy Days и Satisfaction with Life. Качество жизни .2013; 22: 1201-1211.
  74. Кобау Р., Банн С., Льюис М., Зак М.М., Бордман А.М., Бойд Р., Лим К.С., Холдер Т, Хофф АКЛ, Ланчен С., Томпсон В., Хорнер-Джонсон В., Лукас Р.Э. Психическое, социальное и физическое благополучие в Нью-Гэмпшире, Орегоне и Вашингтоне: последствия для исследований и практики общественного здравоохранения, Система наблюдения за поведенческими факторами риска 2010 г. Метр здоровья населения 2013; 11 (1): 19.

Начало страницы

Кто такие школьные психологи

Школьные психологи — это уникально квалифицированные члены школьных команд, которые поддерживают способность учащихся учиться и учителей к обучению.Они применяют опыт в области психического здоровья, обучения и поведения, чтобы помочь детям и молодежи добиться успеха в учебе, обществе, поведении и эмоциональном плане. Школьные психологи сотрудничают с семьями, учителями, школьными администраторами и другими специалистами, чтобы создать безопасную, здоровую и благоприятную среду обучения, которая укрепляет связи между домом, школой и обществом.

Какую подготовку проходят школьные психологи? Школьные психологи проходят специализированную подготовку к выпускникам, которая включает в себя курсовую работу и практический опыт, относящийся как к психологии, так и к образованию.Школьные психологи обычно заканчивают либо программу на получение степени специалиста (не менее 60 семестровых часов для выпускников), либо докторскую степень (не менее 90 семестровых часов для выпускников), обе из которых включают годичную 1200-часовую стажировку под наблюдением (см. Обзор различий) Среди дипломов по школьной психологии (PDF)). Подготовка к выпускнику развивает знания и навыки в:

  • Сбор и анализ данных
  • Оценка
  • Мониторинг прогресса
  • Общешкольные методы содействия обучению
  • Устойчивость и факторы риска
  • Консультации и сотрудничество
  • Академические / учебные мероприятия
  • Психиатрические вмешательства
  • Поведенческие вмешательства
  • Учебная поддержка
  • Услуги по профилактике и вмешательству
  • Услуги специального образования
  • Готовность к кризисным ситуациям, реагирование и восстановление
  • Сотрудничество семьи, школы и сообщества
  • Разнообразие в развитии и обучении
  • Исследования и оценка программ
  • Профессиональная этика, школьное право и системы

Школьные психологи должны быть аттестованы государством, в котором они работают.Они также могут быть сертифицированы Национальным советом по сертификации школьной психологии (NSPCB). Национальная ассоциация школьных психологов (NASP) устанавливает стандарты подготовки выпускников, аттестации, профессиональной практики и этики. Практическая модель NASP (2010) описывает комплексные услуги, которые школьные психологи поощряют предоставлять.

Где работают школьные психологи? Подавляющее большинство школьных психологов работают в государственных школах K-12.Они также предоставляют услуги в различных других сферах, в том числе:

  • Частные школы
  • Дошкольные учреждения
  • Администрация школьного района
  • Университеты
  • Школьные центры здоровья и психического здоровья
  • Дневные стационары или поликлиники и больницы по месту жительства
  • Программы ювенальной юстиции
  • Независимая частная практика

Чем занимаются школьные психологи? Школьные психологи оказывают прямую поддержку и вмешательство учащимся, консультируются с учителями, семьями и другими работающими в школе специалистами в области психического здоровья (т.д., школьные консультанты, школьные социальные работники), чтобы улучшить стратегии поддержки, работать со школьной администрацией над улучшением общешкольной практики и политики, а также сотрудничать с поставщиками услуг в сообществе для координации необходимых услуг. Успешно помогают школам:

Повышение успеваемости

  • Содействовать мотивации и вовлечению студентов
  • Проведение психологической и академической оценки
  • Индивидуальные инструкции и вмешательства
  • Управление поведением учащихся и класса
  • Наблюдать за успеваемостью учеников
  • Сбор и интерпретация данных об учениках и классе
  • Уменьшите количество ненадлежащих направлений для получения специального образования.

Содействие позитивному поведению и психическому здоровью

  • Улучшение коммуникативных и социальных навыков учащихся
  • Оценить эмоциональные и поведенческие потребности учащихся
  • Предоставляем индивидуальные и групповые консультации
  • Содействовать решению проблем, управлению гневом и разрешению конфликтов
  • Укрепление позитивных навыков преодоления трудностей и устойчивости
  • Содействовать позитивным отношениям со сверстниками и решению социальных проблем
  • Направляйте и помогайте координировать общественные услуги, предоставляемые в школах

Поддержка разных учащихся

  • Оценить разнообразные потребности в обучении
  • Предоставлять услуги с учетом культурных традиций студентам и семьям из разных слоев общества
  • Планировать соответствующие индивидуальные образовательные программы для учащихся с ограниченными возможностями
  • Изменить и адаптировать учебные программы и инструкции
  • Настроить учебные заведения и распорядок дня для повышения вовлеченности учащихся и улучшения их обучения
  • Отслеживать и эффективно общаться с родителями об успеваемости учеников

Создание безопасного и позитивного школьного климата

  • Предотвратить издевательства и другие формы насилия
  • Поддержка социально-эмоционального обучения
  • Оценить школьный климат и улучшить школьную взаимосвязь
  • Внедрение и поощрение позитивной дисциплины и восстановительного правосудия
  • Обеспечить общешкольную позитивную поведенческую поддержку
  • Выявление учащихся из групп риска и уязвимых мест школы
  • Предоставление услуг по предотвращению кризисов и вмешательству

Укрепление партнерских отношений между семьей и школой

  • Помогите семьям понять потребности своего ребенка в обучении и психическом здоровье
  • Помощь в ориентировании в процессах специального образования
  • При необходимости соединяйте семьи с поставщиками общественных услуг
  • Помогите эффективно взаимодействовать семьям с учителями и другим школьным персоналом
  • Повышение уровня понимания и восприятия персоналом различных культур и традиций
  • Помогать учащимся переходить от школьной среды к общественному обучению, например, в программах лечения в интернатах или ювенальной юстиции.

Улучшение общешкольной оценки и подотчетности Отслеживание индивидуальных успехов учащихся в учебе и поведении

  • Создание и интерпретация полезных данных об успеваемости учащихся и школ
  • Сбор и анализ данных о факторах риска и защитных факторах, связанных с успеваемостью учащихся
  • Планирование услуг на районном, строительном, аудиторском и индивидуальном уровнях

Зачем детям школьные психологи? Все дети и молодежь время от времени могут сталкиваться с проблемами, связанными с обучением; социальные отношения; принятие сложных решений; или управление эмоциями, такими как чувство депрессии, беспокойства, беспокойства или изоляции.Школьные психологи помогают учащимся, семьям, педагогам и членам общества понять и решить как долгосрочные, хронические проблемы, так и краткосрочные проблемы, с которыми могут столкнуться учащиеся. Они являются высококвалифицированным и готовым ресурсом в усилиях по обеспечению благополучия всех детей и молодежи в школе, дома и в жизни.

Как мне связаться со школьным психологом? Каждая школа имеет доступ к услугам школьного психолога, хотя некоторые школьные психологи обслуживают две или более школ, поэтому они могут не посещать определенную школу каждый день.Чаще всего со школьными психологами можно связаться, обратившись непосредственно в школу, в центральный офис округа или указав контактную информацию на веб-сайте школы или округа.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *