Содержание

Любовь с точки зрения психологии

Теория страстной и сострадательной любви Элейн Хэтфилд
По мнению психолога Элейн Хэтфилд, существует две формы любви: страстная и сострадательная.
Страстная любовь — чувство сильного сексуального влечения, притяжения; острое желание быть с другим человеком. Страстная любовь, как правило, кратковременна и длится от шести месяцев до трех лет, однако она может перерасти и в сострадательную любовь.
Сострадательная любовь включает чувство привязанности, уважения, доверия, расположения, и длится это чувство намного дольше.
Хэтфилд также проводит различие между любовью взаимной, которая ведет к чувству эйфории и удовлетворенности, и неразделенной, ведущей к фрустрации и отчаянию. По мнению психолога, для возникновения взаимной и неразделенной любви необходимо наличие ряда факторов, в частности:
Нужное время — готовность влюбиться.
Сходство.Как правило, люди влюбляются в похожих на них людей.
Стиль привязанности на раннем этапе. Долгосрочные, прочные взаимоотношения обычно возникают между уравновешенными людьми, которые сильно и искренне привязываются друг к другу. Импульсивный, беспокойный человек, который быстро влюбляется и быстро остывает, чаще всего не способен на длительную связь.
Шесть стилей любви по Джону Ли
Канадский психолог Джон Ли сравнил разные стили любви с «цветовым кругом». По его мнению, так же, как в цветовом спектре есть три первичных цвета, в любви существует три основных стиля:
Эрос — любовь к идеальному образу, как физическому, так и эмоциональному; чаще всего основана на физическом влечении.
Людус — разновидность любви, в которую играют, словно в игру, либо будто участвуют в каком-то конкурсе (что нередко приводит к одновременному наличию нескольких партнеров).
Сторге — любовь, часто возникающая на почве дружбы и перерастающая в глубокую привязанность.
Подобно трем первичным цветам цветового спектра, смешением которых создаются дополнительные цвета, комбинации трех основных стилей любви дают новые варианты, например:
Мания — комбинация любви-эрос и любви-людус, или наваждение. Она предполагает мощные эмоциональные всплески и спады, сильную ревность и ярко выраженные собственнические инстинкты.
Прагма сочетает людус и сторге; это любовь практичная, рассудочная. Каждый партнер в такой паре желает достичь определенной цели. Ожидания от этих взаимоотношений тщательно продуманы, взвешены и реалистичны.
Агапе — комбинация любви-эрос и любви-сторге. Это всепоглощающее и бескорыстное чувство.
Трехкомпонентная теория любви Роберта Стернберга
В 2004 году психолог Роберт Стернберг предложил теорию любви, согласно которой это чувство состоит из трех компонентов: интимности, страсти и обязательств.
Интимность — это близость, взаимная поддержка, желание всем делиться друг с другом, ощущение взаимности.
Страсть — чувство сексуального влечения, а также симпатии и эйфории.
Обязательства — желание и готовность хранить верность другому человеку и состоять с ним в длительных отношениях.
Различные сочетания этих трех компонентов составляют семь разновидностей любви.
Эту теорию можно представить в виде таблицы.
ВИД ЛЮБВИ ИНТИМНОСТЬ СТРАСТЬ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
Отсутствие любви
Дружба (или просто симпатия) +
Страстное увлечение (одержимость) +
Пустая любовь +
Романтическая любовь + +
Товарищеская любовь + +
Бессмысленная любовь + +
Идеальная любовь + + +

Для дружбы (или просто симпатии) характерна духовная близость и привязанность, но без страсти и преданности.
Страстное увлечение (одержимость) представляет собой то, что называют любовью с первого взгляда. Поскольку интимности и преданности в этих отношениях нет, то чувство, как правило, недолговечно.
В пустой любви нет интимности и страсти, но сохраняются преданность и взаимные обязательства.
Для романтической любви характерна интимность и страсть, что подразумевает сексуальное влечение и эмоциональную связь, но без преданности.
В товарищеской любви уже нет (или никогда не было) страсти, но есть преданность, взаимные обязательства, а также привязанность и симпатия друг к другу. Такое чувство связывает родственников, близких друзей, а иногда и супругов.
Бессмысленная любовь предполагает только наличие страсти и преданности, но без глубокой интимности. Такое чувство может привести к короткому импульсивному браку.
Идеальная любовь. В этом чувстве есть все: и интимность, и страсть, и преданность. Стернберг утверждает, что даже если такая любовь вспыхивает, ее трудно поддерживать и она почти никогда не бывает долгой.
Ведь если из нее уйдет, скажем, страсть, она сразу превратится в товарищескую любовь или что- нибудь иное.
По мнению Стернберга, за время существования взаимоотношений между людьми соотношение интимности, страсти и обязательств в них постоянно меняется. Зная о трех компонентах любви и ее разновидностях, пары могут определить, на что им следует обратить особое внимание на том или ином этапе взаимоотношений, а чего нужно избегать. Возможно, благодаря этим знаниям они даже смогут понять, что настало время прекратить отношения.

Тэги: Концепции любви, Пол Клейман, Манн, Иванов и Фербер

Феномен любви в контексте психологической науки



Про любовь писали и до сих пор пишут многие отечественные и зарубежные ученые. Где-то их взгляды расходятся, а где-то заметно совпадают. Эти сходства и различия и необходимо проследить в данной работе. В контексте научной психологии анализ различных источников и подходов представляет интерес, так как тема любви и ее содержания актуальна по сей день.

Ключевые слова: феномен любви, гуманистическая психология, общая психология.

О любви и её структуре так или иначе говорили практически все научные деятели философии и психологии.

Современный отечественный историк философии И. А. Болдырев, занимаясь интерпретацией взглядов Гегеля, описывает его систему понятий. В эту систему помимо любви входят так же стыд, бескорыстие и собственность. Так, изначально понятие «любовь» считалось частью христианской культуры, однако сам же Гегель переосмыслил это понятие. Любовь для него — это преодоление системы различий, которые не могут быть едины [10]. С целью проведения межвременной параллели стоит обратиться к представителю гуманистического направления Карлу Роджерсу. В книге «Психология супружеских отношений» он подробно описывает сложности развития отношений одной из клиентских пар, рассказывая, через какие проблемы в понимании друг друга им пришлось пройти. Так, молодой человек ценил в своей избраннице ее автономность, самостоятельность как личности, наличие собственного мнения, чего он не видел в другой потенциальной девушке.

Всё это делало выбранную им девушку желанной для него несмотря на внутриличностный конфликт, когда всё то, что нравилось ему в ней, могло одновременно раздражать. Роджерс назвал это составной частью взросления независимо от возраста его наступления [4]. То есть молодые люди переходили всё больше к зрелому чувству.

О. Ф. Кернберг писал, что зрелая любовь в сексуальном ее аспекте представляет собой сложный эмоциональный синтез, состоящий из таких компонентов, как возбуждение, которое переходит в эротическое желание к человеку; нежность как неотъемлемый компонент, в которой происходит преобладание любви над агрессией и раскрывается толерантность к «нормальной амбивалентности», под которой понимаются человеческие отношения; зрелая форма идеализации и осознание обязательств по отношению к партнеру и к отношениям в целом [3]. О зрелости в своей книге писал и Роджерс. Так, он приводил в пример словесную форму выражения чувств, в которой тоже может быть заложено умение человека принимать на себя ответственность.

Говорить, о взаимной симпатии и приятном чувстве по отношении друг к другу, а когда надо — о том, что не нравится, — безопаснее, чем сразу признаваться партнёру в любви и произносить это заветное слово, пока оба не изучили друг друга и не отладили межличностную коммуникацию, которая по мнению Роджерса является одной из основ устойчивых отношений. Умение проявлять нежность и заботу являются частью зрелости. Р. Mэй говорил о важности заботы в качестве неотъемлемого условия развития любви как зрелой единицы. Забота представляет собой состояние, элементами которого являются признание партнера с таким же базовым набором чувств и ощущений, которые есть у тебя, то есть идентификация своего «Я» с радостью или болью партнера; чувство жалости, вины и осознание зависимости от «общечеловеческих принципов» [3]. На устойчивость отношений влияют также такие факторы, как неспособность обсуждать какие-либо аспекты совместной жизни и интроективные представления о ролевых позициях, то есть когда человек «заимствует ценности, модели или социальные роли» у других людей, не апробировав их исходя из своего опыта.
Последнее довольно ярко проиллюстрировал Эрих Фромм. Он называет интроективные модели внешними цепями, которые переместились внутрь человека. Желания и мысли, навязанные обществом, заковывают человека. Согласно Фромму, так происходит, потому что о внешних цепях человек знает, но он не знает о том, что у него внутри, считая себя свободным, тогда как внутренние цепи могут сковывать его куда сильнее. Таким образом, происходит смещение акцента с внутреннего — того, что важно, не познано и первостепенно — на внешнее. Без изучения себя настоящего [8].

О неспособности коммуницировать Роджерс пишет более подробно в книге «О становлении личностью». Там межличностная коммуникация и проблема экзистенциального выбора рассматривается им с точки зрения системы отношений «терапевт-клиент». Он пишет, что экзистенциальный выбор представляет собой дилемму: рискнуть ли человеку и сообщить о своих мыслях и переживаниях, показать ли себя в общении таким, каков он есть, или нет. Острота дилеммы заключается в том, что зачастую человек предвидит возможность быть непонятым, отверженным, подверженным оценке и критике.

Полностью открыться несет за собой риск. Из-за этого риска возникают такие последствия, как защитные реакции, неискренность, преувеличения. Роджерс считает, что от того, идут ли на этот риск или нет, зависит дальнейшая взаимотерапевтичность или разобщенность отношений. Поэтому и эти защитные барьеры быстро исчезают тогда, когда человек осознает, что единственное намерение противоположной стороны — не обесценить или раскритиковать, а выслушать и искренне понять [5].

С точки зрения даже научной психологии любовь также представляет собой некий терапевтический синтез, потому как все выше названное применяется в контексте выстраивания межличностной коммуникации и между партнёрами. Так, Б. Уайнхолд и Д. Уайнхолд пишут, что люди в основном определяют близость как «нечто теплое», включающее в себя не только физический компонент, но и личностный рост, когда оба человека стремятся освободиться от старых моделей, когда партнёры находится рядом, поддерживая и принимая друг друга вместе с такими чувствами каждого из них, как ранимость, уныние, злость или боль. Такая сторона интимности помогает залечить психологические травмы. После этого людям удается открыть самих же себя заново, понять, кем они являются и каким действительно, а не в их искаженных образах является объект любви. Это является важным волнующим переживанием, которое открывает глубину человеческой любви и близости [6].

Также хочется отметить, что в описании любовных отношений люди зачастую применяют слово «инстинкты», что не является верным, во-первых, ввиду выше сказанного, а во-вторых, потому, что Фрейд различал инстинкты и влечения. Под влечениями понимались психологические мотивы поведения, которые являются больше постоянными, чем прерывистыми. Инстинкты же для него были биологическими, наследуемыми и прерывистыми в аспекте приведения их в действие посредством психологических факторов или факторов среды. Иными словами, всем известное либидо — это влечение, имеющее социальную структуру, а, например, голод — инстинкт, имеющий биологическую структуру [3].

Для подтверждения этих слов хочется вновь обратиться к идеям Гегеля. Болдырев пишет, что любовь по Гегелю является чувством живого в ответ на живое. Два живых не только в физическом аспекте, но и в чувственном, объекта чувствуют это тепло и тянутся друг к другу. Размываются границы предельности, формируется некая модель бесконечности, преодолевается внутренняя противоположность, и единственное, что разделят этот цикл — смерть [10].

Все рассмотренные особенности проявления феномена любви суммировал в своих идеях Эрих Фромм, говоря о социальных типах характера. Социальные типы он описывал как «взаимодействие экзистенциальных потребностей и социального контекста» и делил их на продуктивные и продуктивные типы. В непродуктивных типах внутренняя ответственность переводилась с себя на внешние объекты, в них же искался источник счастья и удовлетворения, а также отмечалась тенденция любой ценой достичь желаемого вне зависимости от способа, отметиться наличием материальных благ. Продуктивный характер является основной целью развития для человека по Фромму. Люди продуктивного типа являются честными, независимыми, спокойными, любящими, творческими, социально полезными. Фромм считает, что все эти качества в людях способствуют подтверждению возможности быть уникальным без потери единения с другими людьми. Достижение такого результата требует большого труда [8,9]. Как говорил Роджерс, человека «ожидают внутренняя борьба и труд, в результате которых он строит нормальные взаимоотношения» [4]. В процессе этой борьбы, любви и труда постигается вид свободы, которую Фромм назвал «позитивной свободой», требующей активности человека.

Как видно, Гегелевская концепция любви актуальна и находит себя в трудах многих авторов. Последнее, о чем хотелось бы поговорить в рамках данной модели — стыд. Изначально понятие «стыд» связывали с грехопадением, с индивидуальным чувством. Гегель говорит об этом иначе. Он считает стыд чувством индивидуальности. Эта индивидуальность еще не успела стать частью единства в понимании любви. То есть человек ощущает собственную отдельность от целого, стыд того, что он пока что не соединился с другим человеком и печется о собственной единичности. Проблема стыда заключается в том, что человек как бы лишается себя самого, объединяясь в целое. И решается она следующим образом. Как уже было сказано, живое чувствует и тянется к живому. Это связывается с такими понятиями, как «признание» и «признавание». То есть фактором устойчивости любви должно быть взаимное признание партнеров. Любящий достоин чувства любви и наоборот, а соединение основывается на добровольности и автономности, не лишает и не ограничивает свободу, а наоборот строит ее [10].

Стыд также связан с чувством необходимости выйти за пределы дозволенного, преодолеть запреты, которые присутствуют в сексуальных контактах. Это чувство с течением времени приобретает разнообразные формы вплоть до универсальных нарушений традиций и социальных ограничений, которые накладывает общество на представлении об открытости, интимности и сексуальности. Мораль, заложенная культурой и обществом, способна подавлять и регулировать такие аспекты, которые связаны с сексуальными целями, выходящими за рамки социальных цепей. [3].

О проблеме принятия писал в своих работах психолог Роберт Джонсон. Так, он считает, что любовь — это сила, которая живет внутри нас и подтверждает ценность другого человека, принимает его таким, какой он есть. Любовь основывается на принятии личности, которая существует здесь и сейчас, а не на идеале, который мы представляем, не на проекции нашего воображения. Любовь помогает людям открыть глаза на «красоту, ценность и содержательность другого человека», ценить партнера как индивидуальность. Это означает, что принятие распространяется как на негативную, так и на позитивную сторону личности, на ее достоинства и несовершенства вместе взятые. В этом и заключается полное принятие.

При этом Джонсон считает, что романтизм еще не есть любовь, а является формой эгоизма, так как он направлен не на другого человека, а на страсть, на ожидания и фантазии, проекции и ожидания. И это является любовью к себе, а не любовью к другому человеку [2]. В какой-то степени это не вполне оправдано, так как любые формы фантазий, ожиданий и страсть — это часть общего процесса постижения любви. И лишь единение страсти, духовности и когнитивных особенностей определяет структуру зрелости взаимоотношений.

Виктор Франкл пишет, что любовь — это «переживание другого человека в его полной уникальности и неповторимости». В глазах любящего мир предстает во всей полноте своих ценностей. Франкл сравнивает это ощущение со вселенной, которая раскрывается любящему человеку. «Ты» становится космосом, который раскрывается глубже и сияет в этих самых ценностях. И всё это видно лишь двоим. Франкл считает, что это чувство не ослепляет, а наоборот делает человека «ценностно-зрячим» [7].

Виктор Франкл вошёл в психологию также благодаря своей трехуровневой концепции «тело, душа и дух». Эту концепцию он рассматривал и в феномене любви, когда партнеры постигают друг друга от уровня к уровню. Так, телесный уровень — сексуальный — является самым простым. На этом уровне возникает физическое влечение. На уровне души возникает влюбленность, привязанность, сексуальной удовлетворенности здесь уже недостаточно. Таким образом, физические данные вызывают влечение, а душевные — чувства — более крепкое образование. Однако полного слияния партнеры добиваются лишь на третьей — духовной — ступени, как говорит Франкл, «проникают до самого ядра». Исходя из этого Франкл называет любовь высочайшей формой эротики, связанной с «глубоким проникновением в личную структуру партнера. Эта связь является одной из сильных. Партнеры реагируют друг на друга не только со стороны физического влечения, но и «отзываясь на духовную суть», на компоненты личностного ядра, на всё то, что делает их уникальными и такими, какими они предстали друг перед другом без проекций и образов [7].

Конечно, в позиции Франкла есть и доля иррационального смысла. Так, он считает, что любовь способна существовать вне зависимости от «бытия-в-мире», то есть до и после смерти, то есть даже после утраты любимого человека. То, что любили друг в друге партнеры, принадлежит «области бессмертия», и смерть не отменяет вечности данного чувства. Конечно, бывают случаи, когда кто-то всю жизнь любит только одного человека. Однако нельзя отменять того факта, что тем самым человек обрекает себя на потерю с миром и застревание на фазе бытия в прошедшем времени.

Современный психолог Ф. Е. Василюк посвятил большую часть своего профессионального пути проблеме переживания. Так, в монографии «Пережить горе» он описывает пять фаз переживания: шок и оцепенение, поиск, острое горе — самая длительная и важная фаза, на которой определяется продуктивность или деструктивность переживания утраты, — фаза остаточных толчков и реорганизации и фаза завершения. Смерть близкого делит жизнь переживающего на «до» и «после», разрушая связь со временем, которую в дальнейшем предстоит восстановить. Этот шок оставляет человека в прошедшем времени, там, где умерший еще был жив, и таким образом человек отрицает не смерть, а присутствие себя в реальном мире, пытаясь психически «ухватится» за прошлое. Нарушается хронологический баланс, горюющий злится на то, что он здесь, а не там, с объектом переживания. Единственное, что может сделать человек в данной ситуации с течением и полным прохождением всех стадий — это оставить образ о человеке, память о нем, которая в конечном счете поможет вернуться в настоящее время [1].

Таким образом, можно сказать, что в целом взгляды на представления о любви у многих авторов похожи. Они базируются на принципах взаимопринятия и целостного глубокого восприятия друг друга, основанного не на образах, а на действительности — на том, какой человек на самом деле. Конечно, можно заметить и расхождения, однако нельзя говорить легко о том, что представляет из себя феномен любви, потому что индивидуальное наполнение этого слова у всех разное, в зависимости от ценностей, опыта и желаний.

Литература:

  1. Василюк, Ф. Е. Пережить горе / Ф. Е. Василюк. — Москва // О человеческом в человеке: сборник / ред. И. Т. Фролов. — Москва: Политиздат, 1991. — С. 230–247.
  2. Джонсон Р. Мы. Глубинные аспекты романтической любви. Пер. с англ. В. К. Мершавка. — Когито-Центр, 2009. — 230 с.
  3. Кернберг О. Ф. Отношения любви: норма и патология/Пер. с англ. М. Н. Георгиевой. — М.: Независимая фирма “Класс”, 2000. — 256 с.
  4. Роджерс К.Психология супружеских отношений. Возможные альтернативы / Пер. с англ. В. Гаврилова. — М.: Изд-во Эксмо, 2002. — 288 с.
  5. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: «Прогресс», 1994
  6. Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской — М.: Независимая фирма “Класс”, 2002. — 224 с.
  7. Франкл В. Доктор и душа: Логотерапия и экзистенциальный анализ / Виктор Франкл; Пер. с нем. — М.: Альпина нон-фикшн, 2017. — 338 с.
  8. Фромм Э. Искусство быть / Пер. Р. В. Семаш. — АСТ, 2012. — 224 с.
  9. Фромм Э. Искусство любить / Пер. А. В. Александрова. — АСТ, 2014. — 221 с.
  10. Гегель о любви и стыде. Иван Болдырев. [Электронный ресурс] URL: https://postnauka.ru/video/89078 (дата обращения 2.2. 2019).

Основные термины (генерируются автоматически): любовь, друг друга, друг, межличностная коммуникация, образ, феномен любви, научная психология, прошедшее время, физическое влечение, экзистенциальный выбор.

Социальный смысл любви

Любовь, несомненно, относится к числу экзистенциальных категорий человеческого бытия, то есть к числу таких проявлений человеческой жизни, без которых она принципиально не полна: вне любви человек лишается ощущения радости жизни, ее эмоциональной наполненности, стимула к конструктивной деятельности. В конечном итоге в отсутствие любви человек может утратить само желание жить, окажется не в состоянии мобилизовать свою волю для того, чтобы придать жизни определенную направленность и осмысленность.

Вместе с тем приходится отметить, что в реальности любовь – явление достаточно редкое. Во всяком случае, можно с определенностью констатировать, что в действительной истории общества любовь встречается значительно реже, чем можно судить по тому, сколь часто она встречается в произведениях искусства, поэзии или даже в повседневном словоупотреблении. Употребляя слово «любовь» «всуе», люди вкладывают в него самый разный смысл, часто весьма произвольный.

Нередко понятие «любовь» трактуется в качестве некоего подобия вещи, которую следует приобрести, а партнеры по «любви» рассматривают друг друга, исходя из принципа «обладать» или «иметь». Явное, а чаще неявное, понимание любви с позиций обладания, с позиций собственности весьма распространено.

По поводу такого понимания любви Э. Фромм писал: «Дело в том, что такой “вещи”, как любовь, не существует. “Любовь” – это абстракция; может быть, это какое-то неземное существо или богиня, хотя никому еще не удавалось увидеть эту богиню воочию. В действительности же существует лишь акт любви. Любить – это форма продуктивной деятельности. Она предполагает проявление интереса и заботы, познание, душевный отклик, изъявление чувств, наслаждение и может быть направлена на человека, дерево, картину, идею. Она возбуждает и усиливает ощущение полноты жизни. Это процесс самообновления и самообогащения»[1].

Если же «человек испытывает любовь по принципу обладания, то это значит, что он стремится лишить объект своей “любви” свободы и держать его под контролем. Такая любовь не дарует жизнь, а подавляет, губит, душит, убивает ее. Когда люди говорят о любви, они обычно злоупотребляют этим словом, чтобы скрыть, что в действительности они любви не испытывают. Многие ли родители любят своих детей? Этот вопрос все еще остается открытым… История западного мира двух последних тысячелетий свидетельствует о таких ужасных проявлениях жестокости родителей по отношению к собственным детям – начиная от физических истязаний и кончая издевательствами над их психикой, – о таком безразличном, откровенно собственническом и садистском отношении к ним, что приходится признать, что любящие родители – это скорее исключение, чем правило»[2].

Следует согласиться с Фроммом, что то же можно сказать и о браке: действительно любящие друг друга муж и жена – явление достаточно редкое. Часто за любовь принимается то, что таковой не является. Обычай «вступать в брак», общие экономические интересы, обоюдная привязанность к детям, взаимная зависимость – все это осознается как «любовь», пока один или оба партнера не признаются, что они не любят и никогда не любили друг друга.

Особое «коварство» собственнической установки по отношению к любви заключается в том, что эта установка может обнаружиться не сразу, поэтому на первых этапах сближения люди могут не ощущать и не обнаруживать ни своих собственнических устремлений, ни аналогичных со стороны партнера. Для первого этапа развития отношений характерно, как правило, желание продемонстрировать свои лучшие качества, свое внимание к партнеру, интерес к его личности, уважение к ней. Однако все может измениться едва ли не на следующий день после заключения брака. Цель достигнута, желанный «объект» стал моей собственностью, следовательно, он поступил в мое полное распоряжение. Таким образом, доминирование установки на обладание часто ведет к развитию отношений по линии: сначала любовь, затем «мирное совместное владение собственностью, некая корпорация» (Э. Фромм), ошибочно именуемая семьей. Наконец, выход нередко видят в поиске нового партнера или партнеров, полагая, что они способны удовлетворить потребность в любви. Но и новая любовь неизбежно терпит крах, если она основана на том же стремлении «иметь», то есть подчинить себе партнера, владеть любовью, подобно тому, как владеют некой вещью, имуществом. Любовь принципиально не может быть основана на стремлении подчинить своим интересам и партнера, и саму любовь. Поэтому вполне правомерно утверждение, что «любовь – дитя свободы».

Но если любовь не может быть построена на эгоистически-собственнической установке, то не менее важным для любви является умение партнеров избежать и противоположной опасности – чрезмерного альтруизма. Такой альтруизм выражается в желании угодить партнеру во всех случаях, в готовности всегда и всюду удовлетворять все его капризы. Возражая против понимания любви как абсолютного альтруизма, С. Франк писал: «Любовь не есть холодная и пустая, эгоистическая жажда наслаждения, но любовь и не есть рабское служение, уничтожение себя для другого. Любовь есть такое преодоление нашей корыстной личной жизни, которое и дарует нам блаженную полноту подлинной жизни и тем осмысляет нашу жизнь»[3]. Любящий не может и не должен раствориться в любимом. Он не может и не должен потерять свое лицо, свою личность, поскольку в этом случае он рискует погасить интерес к себе не только со стороны посторонних людей, но и со стороны любимого. Забота о сохранении и развитии творческого потенциала собственной личности каждого из партнеров является необходимым условием любви. При этом условии общение в любви становится взаимным духовным обогащением, совместным творчеством друг друга и свободным творчеством совместной жизни. Любовь есть свободная взаимосвязь и творческое взаимодействие участников любви.

Особо следует сказать о половой любви. Для этого вида любви, конечно, важна страстная, «дионисийская» природа любви. Под влиянием страсти партнеры по любви способны, конечно, и на безрассудные поступки. Тем не менее это безрассудство имеет свои пределы. Например, Рогожин в романе «Идиот», будучи по натуре человеком безудержно страстным, любит Настасью Филипповну со всей силой безоглядной страсти. Он бросает на ее глазах в огонь стопки ассигнаций, решительно и бесцеремонно расправляется с противниками, сокрушает все препятствия, чтобы завладеть душой и телом Настасьи Филипповны. Но, однако, все же трудно вообразить, чтобы ему пришла в голову мысль посадить ее на цепь, как это происходит сегодня в некоторых современных сюжетах. Теми, кто лишает женщину свободы, заключает ее в темницу, заковывает в цепи и насилует вопреки ее воле, движет отнюдь не любовь. Это безудержная похоть, распущенность, при которой сладострастие стало полновластным хозяином души и теперь диктует агрессивные устремления, в том числе и по отношению к тому человеку, который стал объектом вожделения.

На сегодняшний день следует отметить весьма тревожную ситуацию, которая, в частности, делает философское осмысление любви исключительно актуальным. С достаточной степенью уверенности можно сделать вывод о том, что в современном мире торжествует культ секса. Секс наряду с насилием доминирует в массовой культуре начала xxi столетия. Очевидно, что чем больше современный мир ориентируется на секс, тем больше он уходит от любви: происходит извращение понятия половой любви, и в целом имеет место искажение всего комплекса отношений между мужчиной и женщиной.

Теоретическое оправдание гипертрофированного культа секса находим в книге Э. Гидденса[4].

Центральным для концепции Гидденса является понятие «конфлюентная любовь». Согласно автору, в эпоху «после сексуальной революции», то есть в современную эпоху глобализации, любовные чувства и отношения меняются. На смену романтической любви приходит то, что автор называет конфлюентной любовью. Конфлюентной любви присущи следующие характеристики. «Первое, сексуальность становится непременным и основным компонентом любовных отношений. Второе, ценным в любви оказывается не объект любви, который не воспринимается более в качестве неповторимого, единственного и в идеале обретенного навсегда, а сами отношения как факт здесь-и-сейчас осуществляющейся жизни. Третье, это – текучая, преходящая любовь»[5].

Представляется, что нет необходимости в обстоятельном анализе книги, тщательном рассмотрении тонкостей дефиниций, сложных логических построений и аргументации. В современном мире ситуация такова, что ни титулы, ни ученые звания не дают гарантии качественности идей и концепций. Перед нами тот случай, к которому вполне применима поговорка: «чтобы убедиться, что щи прокисли, не обязательно есть всю кастрюлю». Поэтому достаточно обратить внимание лишь на некоторые моменты предложенной концепции.

Автор, профессор социологии, директор всемирно известной Лондонской высшей школы экономики открывает читателям «громовую истину» (которая выражена в приведенной выше цитате). Представляется, что «ценным в любви оказывается не объект любви, который не воспринимается более в качестве неповторимого, единственного, а сами отношения как факт здесь-и-сейчас осуществляющейся жизни». Но если объект любви, то есть другой человек, не является ценностью, а ценностью является то, что я хочу от него получить (в данном случае сексуальное удовольствие), то о какой любви вообще может идти речь? «Другой» вообще не существует для меня как человек, как личность. Такого рода отношения можно называть как угодно, но только не любовью.

Скорее всего, это то самое холодно-отстраненное отношение к человеку «как к средству только, но не как к цели», против которого, формулируя категорический императив, резко выступал Кант, а вслед за ним и последующая философия и европейская культура в целом. Утилитарное отношение к человеку сопровождает, к сожалению, всю историю человечества. Поэтому в нем нет ничего нового. Но культура и философия всегда сопротивлялись превращению человека в «штифтик», в «разменную монету», в «средство», утверждая и возвышая достоинство личности.

«Характерно, – отмечает Р. Г. Апресян, – что З. Бауман, другой известный английский социолог, пишущий на темы, близкие тем, что развивает Гидденс, говорит о liquid love, прибегая к лексеме, семантически близкой лексеме “confluent”»[6]. Тем не менее «liquid love» – буквально «жидкая любовь» – в русском языке имеет богатую и неоднозначную семантику. Так, если о ком-то говорят: «жидкий человек», то, конечно, не имеют в виду его «текучесть», гибкость. Смысл в данном случае совсем иной, вполне понятный. Для более ясного и точного выражения идей Гидденса как раз и следовало бы перевести его «confluent» как «жидкий». Тогда «жидкая любовь» полностью встраивается в контекст «жидкий человек», «жидкое общество», «жидкая жизнь» и т. д. Вот эту «жидкую жизнь» и предлагает нам английский автор, заменяя возвышенное понимание любви на «отношения здесь-и-сейчас».

Расплавленность, разжиженность, растекание, размазанность – все это синонимы утраты способности к самоорганизации, разрушения структурности, утраты функциональности и замирания жизни, это синонимы «бледной немочи», то есть смерти. Смерть ведь не есть пустота, абсолютное ничто. Она есть бледное подобие жизни. С приходом смерти человек превращается в труп, который весьма похож на живого человека, но из него исчезло то, что делало его живым: самоорганизованность всех телесно-душевных проявлений. Тело лишается структурной и функциональной организации, что и влечет за собой разжижение покровов и тканей, их растекание и расплывание, «размазывание» по окружающей среде. Впрочем, о том, что уничтожение любви (хотя бы и теоретическое) равнозначно покушению на саму жизнь, скажем ниже. Пока обратим внимание на следующее обстоятельство.

Не знаю, как авторы и читатели с берегов туманного Альбиона, но мы в России (в Советском Союзе) все, что отстаивает Гидденс, уже «проходили» в начале другой, «новой, небывало светлой эры», наступившей задолго до светлой эры глобализации. Поэтому не составляет особого труда сделать вывод: концепция британского автора есть не более чем переодетая в наукообразную форму хорошо известная в СССР 20-х гг. ушедшего столетия так называемая «теория стакана воды».

Эта «теория» получила широкое распространение на волне революционного энтузиазма и активно обсуждалась молодежью 20-х гг. В несколько смягченном и теоретически проработанном виде ее выразила видная деятельница большевизма А. Коллонтай в статье «Дорогу крылатому эросу!» Но с предельной откровенностью она сформулирована в высказываниях молодого человека по имени Исайка Чужак, героя повести С. Малашкина «Луна с правой стороны». Повесть Малашкина, посвященная новой, «пролетарски-революционной» трактовке сексуальных отношений, широко обсуждалась на тысячах диспутов по всему Советскому Союзу. Речи героев повести по поводу революционного, то есть наиболее «современного» и «правильного», понимания половых отношений в то время воспринимались читателями, разумеется, с полной серьезностью. Сегодня же они не могут не вызывать улыбки. Пламенные выступления персонажей повести – некоторое карикатурное подобие концепции Гидденса, позволяющее, как и всякая хорошая карикатура, в более ярком свете увидеть характерные черты изображаемого предмета.

Главный герой, уже упомянутый Исайка Чужак, выразил новое кредо в речи перед участниками групповых сексуальных игр. «Стоя на столе перед несколькими парами юношей и девушек (последние были одеты в газовые прозрачные платья), он, как заправский оратор, вещал: любовь красива и свободна только до тех пор, пока есть необходимость в другом. Ведь марксизм говорит: сознание необходимости это и есть свобода. В любви люди дополняют друг друга… Поэтому нарушение гармонии, появление диссонирующих ноток должно приводить к разрыву связи. Следует ли страшиться разрыва? – задается риторическим вопросом студент. И отвечает в категорической форме – нет. Ибо это вполне закономерно. И затем Исайка уточняет: живя в “иных” условиях, он встречает женщину – товарища по делу и взглядам, у них зарождаются общие интересы, они стали дополнять друг друга и тем самым устанавливается новая связь, а предыдущая с полным сознанием необходимости расторгается»[7].

Как видим, стремление к получению сексуального удовольствия «здесь-и-сейчас» можно оправдать не только свободой (как у Гидденса), но при желании и необходимостью: дескать, я вовсе этого и не хочу, это необходимо, поэтому следует «осознать» необходимость и подчиниться ей. Так даже будет более убедительно, чем некие туманные рассуждения о свободе.

«Как же так? С первым встречным… – говорит в пьесе М. Булгакова «Собачье сердце» профессор Преображенский молоденькой домработнице, со слезами признавшейся ему в последствиях случайной сексуальной связи, – ну разве можно?..» Вообще говоря, конечно, можно. Но зачем называть это любовью?

Сексуальная революция, вопреки британскому автору, о книге которого идет речь, отнюдь не явление последнего десятилетия, то есть периода глобализации. «Сексуальная революция произошла в Америке приблизительно во время Первой мировой войны, – пишет американский автор, – и с тех пор каждое последующее поколение женщин исходило из новых представлений о сексуальной свободе, развивая их дальше»[8]. В те же самые сроки сексуальная революция происходила и в Европе. Упомянутое выше широкое обсуждение повести Малашкина, статья Коллонтай и другие факты говорят о том, что сексуальная революция в своеобразной форме происходила и в России в 20-е гг. XX столетия. Она была задавлена партийно-государственной идеологией в середине 30-х гг. Тем не менее российская сексуальная революция не прошла даром, и ее результаты имели значение для последующего развития советского общества. Поэтому заявление о том, что «в СССР секса нет», прозвучавшее в одном из ток-шоу начала перестройки, не соответствовало действительности. На самом деле в области секса мы были если и не «впереди планеты всей», то, во всяком случае, не последними[9].

Сексуальная революция конца второго десятилетия XX в. учредила три свободы: «свободу нарушать формальные кодексы; свободу избирать формы сексуального поведения, отличные от общепринятых; свободу полного самовыражения в интимной сфере как необходимое условие счастья»[10]. Эти достижения сексуальной революции остаются значимыми и для сегодняшнего дня. Именно с их позиций большинство населения Европы, России и США и рассматривает роль сексуальных отношений в рамках половой любви, в рамках брачных отношений между супругами. Вопреки Гидденсу, никаких существенных изменений в последние десятилетия, то есть в эпоху глобализации, не произошло. Тот факт, что молодежь воспринимает давно открытое как новое, вполне понятен. Но факт, что маститый профессор, не зная истории вопроса, взялся за пропаганду примитивной «теории стакана воды», облекая ее в наукообразную оболочку и выдавая за последнее слово социологии, не может не вызывать опасений.

Не имеет ли место сегодня на Западе то же самое, что наблюдалось в России непосредственно после 1917 г. и что А. Платонов характеризовал как «ювенильное море» (от лат. juvenile – молодой, юный)? Ювенильное море – это отрыв от истории, от культуры, это «изобретение велосипеда», «открытие Америки», за что неизбежно берется молодежь, если происходит разрыв времен, если старшие утрачивают авторитет и, конечно, если старшее поколение в лице профессоров философии и социологии добровольно отказывается от своей миссии передавать исторический опыт культуры в будущее.

Похоже, что дело обстоит именно так: английский профессор либо сознательно превращает в ювенильное море своих читателей, либо сам впал в историческое беспамятство.

Ведь только и остается, что удивляться: из страны, где консерватизм, что называется, «в крови», раздается призыв, один в один повторяющий то, что в 20-е гг. громко звучало в леворадикальной коммунистической России: «сбросим классиков с корабля современности!» Согласно Гидденсу, романтическая любовь безвозвратно ушла в прошлое, она есть анахронизм, ей место на «свалке истории». Следовательно, и для художественных произведений, в которых она воспета, не найти уже места попристойней. А мы-то по наивности полагали, что Запад создал великие образцы, значение которых всемирно и непреходяще. «Русская литература не знает таких прекрасных образов любви, как литература Западной Европы, – писал Н. Бердяев. – У нас нет ничего подобного любви трубадуров, любви Тристана и Изольды, Данте и Беатриче, Ромео и Джульетты. Любовь мужчины и женщины, любовный культ женщины – прекрасный цветок христианской культуры Европы… У нас не было настоящего романтизма в любви. Романтизм – явление Западной Европы»[11]. Если Европа решила раздавить «прекрасный цветок», – что ж, это ее выбор.

Подводя итог краткого анализа нашумевшей публикации английского автора, отмечу, что во всей несуразице, которая присуща рассуждениям профессора, имеется, пожалуй, один вопрос, заслуживающий серьезного внимания. Этот вопрос состоит в следующем: имеются ли в жизни человека прочные константы вневременного характера, без которых эта жизнь невозможна? Или же все целиком и полностью зависит от времени, эпохи, социальных условий?

Очевидно, что такие константы существуют. Как в космосе существуют константы постоянства скорости света, гравитационная постоянная, постоянная Планка и др., так и в человеческой жизни есть константы, на которых она основана и без которых превращается лишь в подобие жизни, в действительности трансформируясь в небытие. Константы человеческой жизни связаны с понятием свободы («человек обречен быть свободным»), с ответственным выбором («тревога» – К. Ясперс, «забота» – М. Хайдеггер, «тяжесть» – Н. Бердяев), с творчеством и, разумеется, с любовью. Конечно же, любовь – это не получение удовольствия «здесь-и-сейчас», а сложный культурно-духовный феномен, который может быть понят только в широком контексте всей истории человеческой культуры, в контексте понимания любви как особой формы человеческого бытия в мире.

В рамках любви в ее экзистенциальном понимании, то есть как особой формы человеческого бытия в мире, создаются наиболее благоприятные условия для саморазвития личности. Вместе с тем и сама любовь есть не что иное, как творчество, поскольку предполагает свободные усилия ее участников по созиданию любви. Таким образом, не будет преувеличением утверждать, что именно любовь есть глубинный источник творчества, его движущая сила, и одновременно она есть само творчество, одухотворенная творческая мощь жизни.

Вл. Соловьев был убежден, что за раздорами, разладами, борьбой, легко обнаруживаемыми на поверхности всякой реальности, в глубине скрывается сила взаимного притяжения, сила любви. Именно поэтому мир не раскалывается на изолированные, несвязанные части, а представляет собой единое упорядоченное целое. Красноречивы известные стихотворные строки Вл. Соловьева:

Смерть и Время царят на земле, –

Ты владыками их не зови;

Все, кружась, исчезает во мгле,

Неподвижно лишь солнце любви[12].

В мире человеческих взаимоотношений любовь выступает в разнообразных проявлениях. Бытие человека включает половую любовь, братскую любовь к ближним, любовь к природе, любовь к знаниям, к любимому делу, наконец, любовь к Богу.

Любовь во всех случаях выступает способом преодоления духовной самоизоляции, экзистенциального одиночества. Любовь соединяет, в то время как равнодушие или ненависть отгораживают, отстраняют человека от мира и других людей. Любовь предполагает рассмотрение другого как части меня самого. Поэтому она открывает человека навстречу другому. Любовь создает возможности для более глубокого познания окружающего мира.

Смотрящий на мир добрыми глазами больше увидит, отмечал Т. Манн. Мысль Т. Манна созвучна идее Достоевского, с которой мы начали изложение, – о «познающей любви» и «любящем познании». В связи со сказанным, думается, есть все основания говорить о познавательной продуктивности любви. Идея о познавательном значении любви характерна для целого ряда русских мыслителей, таких как А. С. Хомяков, представителей философии всеединства В. С. Соловьева, С. Н. Булгакова, С. Л. Франка и др. Ее разделяли основатель русского интуитивизма Н. О. Лосский и создатель философии экзистенциального персонализма Н. А. Бердяев.

Познавательная продуктивность свойственна не только родительской, но и всем другим видам любви.

Когнитивный аспект любви, определяющий ее познавательную продуктивность, связан в первую очередь с тем, что познание реализуется не одним только разумом, а всей совокупностью душевных сил. Разум, изолированный от целостного существа человека, превращается в холодный и отстраненный рассудок, в то, что Достоевский метафорически характеризовал как «эвклидов ум». Такой ум способен только лишь к построению абстрактных схем, но не способен понять изучаемый предмет в его целостности, объемности, многообразии. Полноценное познание предполагает деятельность не одного только разума, но и участия в нем всего существа человека: воли, эмоций, интуиции, органов чувств, сердца как метафизического центра человеческой личности. Наконец, и тело есть не только внешняя оболочка человека – тело в совокупности всех его характеристик следует рассматривать в том числе и как «инструмент» духа, как инструмент и составную часть процесса познания.

Знаменитый девиз Б. Спинозы: «не плакать, не смеяться, а понимать» – выражает установку научного познания на достижение такой истины, которая не допускала бы субъективизма, максимально исключала искажения, обусловленные теми или иными пристрастиями субъекта. В этом смысле изречение Спинозы справедливо для всякого познания, претендующего на истинность и общезначимость. Но трактовка познания, основанная на приведенном изречении, тем не менее страдает узостью и односторонностью. Такая трактовка характерна для философской классики, то есть для периода развития европейской философии (XVII в. – рубеж XIX–XX вв.), когда за эталонную модель познания принималась наука, основанная на принципах Ньютона – Галилея. С переходом к неклассической и постнеклассической науке изменялась и философская модель познавательного процесса.

Следует признать, что субъект философской классики, наделенный разумом, но лишенный собственно человеческих характеристик, есть абстракция, не способная объяснить процесс познания. Даже введение в классическую трактовку процесса познания категории практики не меняет эту трактовку по существу.

Следует учесть, что никакие практические потребности не сдвинут познание с мертвой точки, не запустят механизм познания и не обеспечат его функционирование, если у субъекта отсутствует эмоциональное отношение, эмоциональный мотив, стимулирующий познавательный процесс, питающий его энергией, без которой никакая деятельность, в том числе и познавательная, невозможна. Подчеркнуто нейтральное, равнодушное, то есть безэмоциональное, отношение к миру не способно породить импульс к познанию. Познание реализуется только при условии заинтересованности субъекта, при наличии в том числе и положительно-эмоционального отношения к проблеме, – эту идею, развитую в рамках рациональной реконструкции истории науки в первую очередь такими авторами, как К. Поппер и П. Фейерабенд, следует считать одной из важнейших для современного подхода к познанию.

Из сказанного следует, что познание осуществимо лишь при условии эмоционально позитивного отношения человека к самому себе и к миру. Наибольшей мерой позитивности и является любовь. Ее значение для познания, таким образом, определяется тем, что любовь, формируя интерес к предмету, выступает в роли энергетического источника для функционирования сложного механизма познания, в котором человек выступает не как сугубо умственное, а как целостное существо. В едином акте познания задействуются ум, воля, эмоции, интуиция, органы чувств, сердце как метафизический центр человеческой личности, наконец, и тело, поскольку оно не есть только внешняя оболочка человека. Именно любовь и является тем фактором, который соединяет воедино различные стороны и способности человека, способствует их взаимной согласованности и общей направленности на решение определенной задачи.

Разумеется, неравнодушное отношение к миру, в частности к предмету познания, может возникнуть не только на основе любви, но и на основе ненависти. Ненависть, действительно, становится порой мощным стимулом к познавательной активности. Но ненависть не обладает собственным энергетическим источником, она может питаться только за счет любви. «Истощающее отрицание не оставляет места для положительного творчества», – отмечал Н. Бердяев[13]. Ненависть истощает человека в духовном, а очень часто и в самом непосредственном, физическом смысле.

«От любви до ненависти один шаг», – гласит известное изречение. Как в свете сказанного может быть истолкован его смысл? Очевидно, превращение любви в свою коренную противоположность означает, что сила, присущая любви, передается тому, что называется ненавистью. Запасы эмоциональной энергии любви приобретают противоположный знак. Ненависть жива, пока эти запасы не истощены, не израсходованы. В самом деле, бывшие любовники часто не могут даже спокойно видеть друг друга, лелеют мечту о мести, заняты «перемыванием косточек» и т. д. именно тогда, когда разрыв произошел резко и чувство еще не остыло. Любовь в действительности еще не ушла, ее эмоциональные запасы не истощены. Но если они не получают подпитки, то со временем уходит и ненависть, люди становятся равнодушными друг к другу. Не исключено, правда, что эмоциональная энергия любви может проявляться вновь и вновь, на протяжении всей жизни человека, возрождая либо ненависть, либо любовь.

Таким образом, познавательное значение любви выявляется в нескольких аспектах. Во-первых, любовно-заинтересованное отношение человека к миру является стимулом познания, рождает и питает эмоциональную энергетику познавательной деятельности. Во-вторых, посредством любви в познании задействуется целостный человек, в единстве всех сторон его существа, то есть познание уже не может быть изолированной активностью ума, а выступает в качестве совокупной деятельности ума, воли, эмоций, интуиции, органов чувств, сердца как метафизического центра человеческой личности. В-третьих, любовь выступает фактором повышения продуктивности познания в связи с тем, что позволяет увидеть изучаемый предмет не только в его непосредственной данности, а в бесконечной перспективе его потенциальных возможностей.

Познавательное значение любви следует, разумеется, рассматривать в контексте ее жизненного значения: значение любви для познания есть один из многих аспектов ее значения для жизни, для человеческого бытия в мире. Несомненно, одним из важнейших видов любви, имеющих особое значение для жизни человека, является половая любовь.

Следует в первую очередь подчеркнуть, что тема половой любви не терпит ханжества и лицемерия. Конечно, желательно, чтобы взаимная любовь мужчины и женщины была прочной и долговременной, и, в самом лучшем варианте, была бы единственной, стала бы любовью на всю жизнь. Но в силу разных обстоятельств такое бывает не всегда. Как уже отмечалось, подлинная любовь – явление редкое. Впрочем, ничто действительно ценное никогда не встречается «на каждом шагу»: драгоценный металл всегда составляет очень небольшой процент, в то время как пустая порода количественно превалирует.

Отрицать права партнеров самостоятельно, по обоюдному согласию выбирать формы сексуального поведения, выступать против открытости партнеров новым формам сексуального поведения означало бы впадать в ханжество и лицемерие. Однако половая любовь, разумеется, не сводится только лишь к отношениям сексуального характера.

Половая любовь многообразна. В истории философской и религиозной мысли, в произведениях литературы и искусства выявлены, раскрыты и красочно описаны различные аспекты любви. Только в своем единстве они составляют то, что можно назвать полноценной связью между мужчиной и женщиной, основанной на согласии сердец, а не только лишь на отношениях сексуального характера. Сложный комплекс отношений, включающий в свой состав ряд аспектов любви, только и можно назвать половой любовью в подлинном или собственном смысле. Есть любовь эротическая. Это восхищение красотой, силой, совершенством. Есть любовь агапэ.Это любовь одаряющая, милосердная и сострадательная. Есть любовь каритативная (каритас). Это любовь как нежность. Есть любовь страстная. Это вожделение, стремление обладать. Эти виды любви могут существовать совместно, в составе конкретного проявления любви.

Полноценная половая любовь и есть именно то, что включает в себя все отмеченные виды любви, но не сводится только к одному, взятому изолированно от других. Конечно, она немыслима без страсти, а также без эроса. Но в ней также присутствует и момент нежности (каритас), и моменты милосердия и сострадания (агапэ). Только единство и целостность во всей совокупности названных аспектов превращают отношения между мужчиной и женщиной в то, что характеризуется как любовь. Богатство проявлений половой любви делает ее роль абсолютно незаменимой для ощущения полноты и радости жизни.

Если половая любовь сводится только к страсти, то есть к сексуальным отношениям, то единение с Другим возможно лишь на короткий момент. Партнеры по сексу часто остаются абсолютно чуждыми друг другу. Чувство одиночества может при этом даже возрасти. Если же половая любовь помимо страсти включает в себя эрос, агапэ и каритас, то в этом случае отношения любящих будут несравненно богаче и полнее. Полноценная половая любовь, включающая взаимную нежность, милосердное и сострадательное участие любящих, меняет ощущение жизни, придает ей радость цветущей полноты.

Сладострастие в своем обнаженном виде неизбежно переходит в разврат. Последний разрушает человеческую личность, губит человека. В образе Свидригайлова Достоевским показано перерождение, гибель личности от безудержного сладострастия, перешедшего в безудержный разврат. В основе абсолютизации сладострастия лежит представление о половом акте как унизительном для человека, греховном состоянии. Именно представление о неустранимой греховности, животности и, следовательно, запретности половых отношений составляет движущую силу сладострастия. Но такой же глубоко ложный взгляд на половые отношения может лежать и в основе строгого морализма, категорически отрицающего всякое положительное значение полового акта для межличностных отношений. При таком взгляде оправданность полового акта усматривается исключительно в деторождении. Стремление же к половому акту самому по себе, в составе комплекса отношений, с этой точки зрения есть якобы не что иное, как низменное желание удовлетворения похоти. Глубоко ошибочный взгляд на половой акт как на унизительное для человека животное состояние далеко не преодолен. Наиболее ярко этот взгляд представлен в воззрениях Л. Н. Толстого.

Согласно Толстому, половая любовь вообще не имеет ничего общего с любовью как таковой, с любовью подлинной. Он писал: «Называют одним и тем же словом любовь духовную – любовь к Богу и ближнему, и любовь плотскую мужчины к женщине или женщины к мужчине. Это большая ошибка. Нет ничего общего между этими двумя чувствами. Первое – духовная любовь к богу и ближнему – есть голос Бога, второе – половая любовь между мужчиной и женщиной – голос животного»[14]. Согласно Толстому, сладострастие есть грех и грязь, проявление животности. Предаваться сладострастию возможно лишь так, как предаются тайному пороку.

Говоря об особенностях половой любви в свете присутствия в ней элемента сладострастия, следует особо обратить внимание на такие ее качества, как интимность и душевность. Что касается интимности, то она связана с общей высокой оценкой значения интимности в жизни человека. Согласно такой оценке ценность важнейших сторон человеческой жизни определяется их интимностью и может быть утрачена при выставлении напоказ. Полноценная половая любовь связана со взглядом на физические проявления любви как на то, что не предназначено для посторонних глаз. Не следует, разумеется, выставлять напоказ столь интимную сторону жизни, как сфера сексуальных отношений. Она есть прерогатива только двоих и не терпит посторонних.

Другая особенность, которая уже была упомянута, – душевность. Именно душевность отношений партнеров служит нравственным оправданием сексуальной связи. Под душевностью понимаются сопереживательность и сердечность партнеров, независимость от соображений расчета и выгоды, самостоятельность и свобода выбора, совершаемого по велению сердца. Тот, кто стремится обрести любовь, ждет от нее духовной просветленности, того, что способно одухотворить и осветить жизнь, придать ей смысл, возвышающийся над обыденностью и над практическими нуждами и потребностями. Вместе с тем полностью не исключаются и прагматические, рациональные соображения такого типа: удовлетворение сексуальной потребности необходимо во имя здоровья, продолжения рода, стабильности брака и т. п. Однако, как правило, не им отводится роль основных мотивов и двигательных пружин любовных отношений.

Таким образом, половая любовь – один из видов любви наряду с любовью братской, материнской, отцовской и т. д. Как и все виды любви, она связана со способностью к самопожертвованию, с душевностью, с готовностью помочь любимому человеку, выручить его в трудную минуту и т. д. Но наряду с этим в ней присутствует взаимная симпатия, основанная на взаимном притяжении мужчины и женщины. Это притяжение находит наиболее полное проявление в сексуальных отношениях. Секс является только лишь одним из элементов сложного комплекса отношений, является его необходимым, но недостаточным элементом.

В составе этого комплекса, который и есть половая любовь, секс перестает быть лишь проявлением животной природы человека. Он одухотворяется, становясь духовно-телесной близостью двух людей. Наличие чувственного, то есть непосредственного, взаимодействия с Другим дает половой любви известные преимущества перед такими видами любви, как, например, братская любовь или любовь к ближнему. Наличие чувственного контакта является условием не абстрактного понимания Другого, а восприятия его на чувственно-конкретном уровне. Поэтому по степени своей чувственной конкретности, осязательности половая любовь сопоставима с материнской любовью.

Очевидно, что особая сила материнской любви во многом связана с тем, что ребенок изначально является частью самого материнского тела, а затем длительное время находится в непосредственном чувственном, естественном, природном контакте с ним. Поэтому мать изначально в принципе, разумеется, не может воспринимать свое дитя как нечто чуждое, абстрактное. Если мать кормит ребенка грудью, держит его на руках, прижимая к своему сердцу, то между ней и ребенком устанавливается чувственно осязаемая душевно-телесная связь, два существа объединяются пронизывающими их токами теплоты и нежности. Когда ребенок становится старше, то и тогда нежное материнское прикосновение дает ему больше, чем огромное множество слов.

Как это ни покажется странным на первый взгляд, половая любовь если и не сродни материнской по характеру, то сродни ей по степени чувственной конкретности: посредством такой любви Другой открывается мне не только в мысли, не только через образ зрительный, но и через образ реально осязаемый. Осязательность живого тела через любовное к нему отношение благотворно влияет на всю личность человека. Только через такую осязательность можно реально преодолеть чувство одиночества, чувство оставленности. Наше желание прикоснуться к телу близкого существа есть проявление потребности в контакте с живым, чувственно воспринимаемым как близкое, живое. Никакие мертвые предметы, никакие слова, ни чтение романов, ни просмотр фильмов – ничто не обладает такой эффективностью для избавления от неприятного ощущения холода в душе, от чувства одиночества, как осязательное присутствие живого тела, воспринимаемого как родное и близкое.

Таким образом, можно сделать принципиальный вывод: человеческая культура создала особый духовный феномен, получивший название половой любви. Человеческий гений поистине чудесным образом превратил отношения животного происхождения, служащие в животном мире исключительно целям детопроизводства, в многогранный культурный феномен, в явление подлинно человеческой культуры. Роль половой любви в жизни человека огромна и незаменима. Это связано с ее интимностью, духовно-телесной близостью двух людей, с постоянным общением с таким же, как «Я», но «Другим», по-другому устроенным человеком, с пониманием другого взгляда на мир, обусловленного иной половой психологией. Роль половой любви незаменима в преодолении одиночества, чувства оставленности. Половая любовь крайне важна в качестве источника творчества, мощного стимула к познанию и творчеству. Само ее существование основано на творческом сотрудничестве людей, поэтому она есть творческое выстраивание отношений с иным человеком при отчетливой, осязательной данности его инаковости. В силу всех своих особенностей половая любовь принадлежит к тем важнейшим и немногим факторам, которые рождают и поддерживают в нас само желание жить, саму волю к жизни.

«Не бойся, если вдруг тебя разлюбят, / Куда страшней, когда разлюбишь ты…» Это слова одной из песен, популярных в советский период. В них ярко подчеркивается важность любовного отношения к миру, к жизни, причем важность такого отношения для самого человека: тепло любви согревает не только того, кого любят, но в первую очередь – того, кто любит. Поэтому для полноценного бытия важно присутствие любви в самом существе человека, его способность любить.

Не будет преувеличением утверждать, что для отдельного человека утрата способности к любви равнозначна утрате способности жить. В общественном смысле исчезновение любви (если люди изгонят любовь из своих сердец по легкомыслию или под воздействием идей модного теоретика) приведет к физическому исчезновению данного общества, к его физическому вымиранию. Таким образом, значение любви для человеческого бытия выявляется в полном объеме только в том случае, если это бытие понято как жизнь. Речь идет о том понимании жизни, основы которого были разработаны «философией жизни», а затем развиты целым рядом направлений философии XX в.

Главная особенность философского понятия жизни состоит в том, что в нем заключено многомерное единство биологической, культурно-исторической и идеально-духовной реальности. Жизнь – это непредсказуемость, порыв, стихийный поток, внутренняя свобода, творчество, цветущая полнота жизни. Жизнь как особая реальность неоднозначна, поэтому часто находит свое выражение не столько в понятийной, сколько в художественной, символической или метафорической форме. Вместе с тем жизнь – отнюдь не хаос, напротив, жизнь противопоставлена хаосу, поскольку она есть способность к самоорганизации, есть самоорганизованная целостность, богатство многообразия в его единстве.

Жизнь есть нечто свободное, живое, а не функционирующее по законам и формулам, она не является чем-то оцепеневшим, мертвым. Всякая же формула, всякий научный закон построены на искусственном омертвении жизни, на условном исключении из нее непредсказуемости и свободы. Жизнь противостоит всему надуманному, искусственному, «вымученному», механическому. Ее тщетно пытаться загнать в рамки искусственных схем и определений. Но именно это и пыталась сделать ориентированная на науку рационалистическая западная философия классического периода. Поэтому выдвижение на передний план понятия жизни есть сознательный вызов ориентированной главным образом на классическую науку западноевропейской философии XVII–XIX вв., точнее, присущей ей абсолютизации рациональности классического типа.

Вопреки приведенному выше изречению Спинозы реальный человек непременно «плачет и смеется», а главное – любит, познает, созидает, а значит, живет. Живет не только и даже не столько жизнью биологической, а жизнью во всей полноте и многообразии ее проявлений, которое и фиксируется в философском понятии жизни. В отсутствие любви бытие человека и социально-историческая реальность в целом прекратят свое существование в качестве формы жизни. Общественные отношения, начисто лишенные любви, элементов межличностной симпатии, выродятся либо в лишенный всякого порядка хаос, либо в нечто механическое и бездушное, в котором человеку будет отведено лишь место безликого винтика общественного целого.

Очевидно, что отношение к человеческой жизни как к ценности высшего порядка вообще представляет собой один из краеугольных камней, лежащих в основе общественной жизни. Утрата отношения к жизни человека как к ценности чревата самыми серьезными последствиями. Такая утрата есть явление, названное Э. Фроммом «некрофилией» – патологическим стремлением к разрушению жизни[15].

Однако рассмотрение общества в качестве формы жизни предполагает также ценностное отношение и к тем общественным связям и отношениям, которые определяют целостность, самоорганизацию и развитие общественной жизни.

Чтобы «произвести» ребенка, достаточно отношений сексуального характера. Но выходить его, защищать и оберегать, воспитывать – без любви невозможно. Поэтому рискну утверждать, что любовь составляет самую сердцевину жизни – жизни общества и человека как биологического и социально-культурного существа. Отсутствие любви равнозначно прекращению жизни, прекращению человеческой истории как социально-культурной преемственности поколений. Возвышая человека над животным царством, любовь вместе с тем соединяет человека со всем живым, с тем, чье существование есть жизнь.

[1] Фромм, Э. Иметь или быть? – М., 1990. – С. 52–53.

[2] Там же. – с. 53.

[3] Франк, С. Л. Смысл жизни // Вопросы философии. – 1990. – № 6. – С. 40.

[4] См.: Гидденс, Э. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах / пер. с англ. В. Анурина. – СПб.: Питер, 2004.

[5] Апресян, Р. Г. Идеал романтической любви в «постромантическую эпоху» // Этическая мысль. – Вып. 4. – М.: ИФ РАН, 2003. – С. 51.

[6] Апресян, Р. Г. Указ. соч. – С. 49.

[7] Цит. по: Голод, С. И. XX век и тенденции сексуальных отношений в России. – СПб., 1996. – С. 22–23.

8 Лернер, М. Развитие цивилизации в Америке: в 2 т. – М., 1992. – Т. 2. – С. 175.

9 Шаповалов, В. Ф. Любить по-русски. Особенности российской сексуальной культуры // Общественные науки и современность. – 2007. – № 2. – С. 163–172.

[10] Лернер, М. Указ. соч. – с. 181.

[11] Бердяев, Н. О Достоевском // Эрос. Страсти человеческие / сост. П. С. Гуревич. – М., 1998. – С. 86–87.

[12] Цит. по: Гулыга, А. В. Философия любви / В. С. Соловьев // Соч.: в 2 т. – М.: Мысль, 1990. – Т. 1. – С. 34.

[13] Бердяев, Н. А. Смысл истории. – М., 1990. – С. 134.

[14] Толстой, Л. Н. Путь жизни. – М., 1993. – С. 96.

[15] Fromm, E. The аnatomy of human destructiveness. – N.-Y., 1973. – P. 120–124.

Почему любовные отношения становятся всё более рациональными, с чем связана тревожность в обществе и из-за чего все хотят быть особенными? Рассказывает социолог

Как эмоциональный капитализм делает нас более рациональными в любви, почему в современном мире люди не хотят ничего выбирать и строить отношения и откуда в обществе нетолерантность к плохим эмоциям?

«Бумага» публикует лекцию социолога Полины Аронсон «У любви у нашей села батарейка: как капитализм меняет наши представления об эмоциях».

У группы Pet Shop Boys есть песня «Love is a bourgeois construct» («Любовь — это буржуазное понятие»). В ней лирический герой поет о том, что любовь — привилегия аристократии. Несмотря на всю иронию произведения, Pet Shop Boys уловили одну очень важную вещь — мы живем при эмоциональном режиме, который социологи называют эмоциональным капитализмом. Он характеризуется тем, что чувства и переживания воспринимаются как управляемые, классифицированные и их можно посчитать и измерить.

Субъект эмоционального капитализма во всем стремится к эффективности и верит в то, что его чувствами можно управлять. В конце 1950-х годов американский социолог Филипп Рифф в своей книге «Фрейд: Ум моралиста» назвал этот тип субъекта «психологическим человеком» и описывает его так: «антигероический, расчетливый, тщательно ведущий счет тому, чем он доволен, а чем — нет, рассматривающий отношения, не приносящие выгоды, как грехи, которых надо избегать».

Психологический человек — это технократ, который верит, что применение правильных средств в правильное время может расправить спутанную природу наших эмоций. В отличие от влюбленных прошлого, которые теряли над собой контроль и вели себя как потерявшиеся дети, субъект эмоционального капитализма подходит к своим эмоциям методически и рационально. Он посещает психоаналитика, читает книги по самосовершенствованию и участвует в терапии для пар. Более того, он может выучить «языки любви», пользоваться нейролингвистическим программированием или дать оценку своим чувствам.

Приятельница мне недавно рассказывала, как познакомилась с молодым человеком в Tinder, и после встречи он спросил, может ли она оценить удовлетворенность свиданием по шкале от нуля до десяти. Такую ситуацию многие из нас оценили бы как абсурдную. Но она воплощает вот эту рациональность «психологического человека».

Важнейшим инструментом формирования этого рационального субъекта является психология — в особенности, в ее массовом, популярном изводе. Энтони Гидденс назвал self help — основной жанр поп-психологии — «фундаментальными текстами нашего времени». Именно эти тексты становятся сегодня инструментами создания рефлексивной личности, постоянно оценивающей себя и адаптирующей себя к меняющейся социальной реальности.

Эмоциональный капитализм, как и капитализм в целом, имеет разные формы и разные этапы. Вторую половину ХХ века можно охарактеризовать как «производительный эмоциональный капитализм». Его императивом была совместная работа партнеров над общим проектом — длительными интимными отношениями. Это во многом связано с тем, что счастливое осуществление этого проекта оказалось напрямую связано с социальной мобильностью: в раннем модерне происходит слияние логики эмоционального и институционального.

Если до эпохи романтизма любовь существовала отдельно от института брака, то с конца XIX века интимный (любовный) проект можно завершить институциональным — браком. Об этом социологи — Ульрих Бек, Никлас Луман, Энтони Гидденс — писали еще в 1990-е: на интимные отношения в ХХ веке возлагается очень большая задача по социализации личности. Соответственно, возникают риски и тревога из-за того, что эта задача социализации не осуществится.

via GIPHY

Для многих людей брак до сих пор — социальный лифт и способ доступа к разным социальным благам. Недавно я брала интервью у американского социолога Лори Эссиг, и она рассказала мне, что такое брак в США с точки зрения социального статуса. Для американца брак — это проект, от успеха которого зависит практически всё: доступ к медицинской страховке, образованию, налоговый статус и так далее. Поэтому в Америке так сильна рационализация романтического — если этот проект даст слабину, вам грозит нисходящая социальная мобильность, вы можете просто оказаться в другой социальной страте.

В странах Скандинавии, Германии и других государствах с развитой социальной политикой дела обстоят несколько иначе, но и там брак продолжает осуществлять эту функцию социализации. Поэтому над отношениями надо работать — это и есть этот производительный императив.

Логика производительного «эмоционального капитализма» повсеместно внедряется и становится ведущей в понимании того, как устроены отношения и что с ними делать. В основе этой логики, по моему представлению, четыре основных принципа:

Автономность — прежде, чем вы начнете работать над отношениями, нужно для начала хорошенько поработать над собой. В этой работе вы обнаруживаете свои подлинные эмоции, раскапываете ваше истинное «Я». И только после этого можете каким-то образом осуществлять успешное социальное взаимодействие с другими людьми, в том числе интимного характера.

Договор — субъекты вырабатывают уникальный кодекс поведения, призванный удовлетворять психологические потребности и учитывать особенности обоих партнеров.

Выбор — субъекты находятся в поисках партнера, с которым можно наиболее оптимально заключить такого рода договор. То есть ищут человека, который наилучшим образом понимает эти потребности и особенности и будет готов в течение долгого времени с ними сосуществовать.

Отношения — слово, которое описывает эту форму взаимодействия. На самом деле это достаточно новый концепт. Если вы почитаете классические русские романы, там герои не говорят об отношениях: у Вронского и Анны не отношения, а любовь — это разные категории. Отношения — категория, описывающая рационализированное, основанное на самопознании и познании другого человека социальное взаимодействие.

Критики эмоционального капитализма противопоставляют понятие «отношения» понятию «любовь». Американский философ Алан Блум отмечал еще 25 лет назад: «„Отношения“ — это бледное, псевдонаучное слово, сама невнятность которого делает крепкие привязанности невозможными. Этот способ описания связей между людьми опирается на идею ненадежности наших привязанностей, на предположение о том, что мы представляем из себя отдельные атомы, сбивающиеся в кластеры лишь по прихоти, а не по необходимости — ситуация, которая делает возможными, в лучшем случае, лишь контрактные отношения. <…> Нужно быть совершенно бесчувственным бревном, чтобы говорить о своей самой великой любви как об „отношениях“. Можно ли сказать, что у Ромео и Джульетты были „отношения“?»

Сегодня мы наблюдаем переход от капитализма производительного к капитализму событийному: как в сфере рыночной, так и в сфере эмоциональной. Популярная платформа Fiverr, приложение для фрилансера и его заказчика, построена на том же принципе, что и Tinder — мэтчинг. Оба этих приложения имеют философию постоянной сборки, постоянного переформатирования вашего социального поля, стройки, на которой вы ищете новые компоненты.

Эти приложения наглядно показывают, как живет сейчас большая часть городского образованного населения: с 9 до 18 мы сидим в коворкинге и пишем диссертации, коды, пресс-релизы, статьи. Потом закрываем свои рабочие мессенджеры и отправляемся на свидание при помощи Tinder. Для той части общества, которая оказалась вовлеченной в экономику события, и рабочее, и свободное время подчинено одной и той же логике — нужно быть в нужное время в нужном месте и с нужным продуктом. И кто не успел — тот опоздал.

В сериале «Секс в большом городе» Керри Бредшоу и ее подруги всё время работают над отношениями. Они ходят на свидания с разными людьми, но мечтают о том, что когда-то найдется Mr. Right, с ним можно будет вступить в контрактные производительные отношения, наконец довести дело до успешного проекта — брака — и зажить долго и счастливо. Их можно условно называть «эмоциональным пролетариатом»: они вовлечены в бесконечный, постоянный эмоциональный труд, традиционно считающийся «женским делом».

Если же вы посмотрите сериалы, которые вышли за последние лет пять («Дрянь», «Мастер на все руки», «Любовь»), то субъект интимных отношений, выступающий там как идеальный тип, это скорее «эмоциональный прекариат»: никакой линейности прогресса там нет, но есть крайне неустойчивый успех. Это касается и женщин, и мужчин.

Одно из главных переживаний субъекта событийного эмоционального капитализма — это тревожность. Она связана с тем, что четыре основных принципа [социальных интимных взаимодействий] меняются. Автономия, выбор, договор и отношения — категории, прежде успешно рационализировавшие чувственный мир — устаревают. Мы с вами уже прибыли в следующий пункт назначения — в мир «сингулярности» вместо автономности, «недоговора» вместо договора, «невыбора» и «неотношений».

Сингулярность подразумевает императив к самореализации, но [в отличие от автономности] далеко не обязательно подразумевает императив взаимодействия с другими людьми. Сегодня не только каждый индивид, но и многие группы претендуют на статус «особенных», стремятся определить себя через ту или иную уникальную идентичность. При этом, пишет социолог Андреас Реквиц, как для отдельных людей, так и для целых сообществ стремление к оригинальности и неповторимости является не просто субъективно желанным, но и социально ожидаемым. Как это ни парадоксально, но быть «уникальным» — это и значит соответствовать требованиям сегодняшнего образованного городского среднего класса.

Смена парадигмы с автономии на сингулярность связана с тем, что индивиды всё меньше могут предсказывать последствия своих действий и видеть будущее в целом. В экономике событий, в которой рушится рынок труда, рушится социальное государство и традиционные политические партии, мы всё время находимся в ситуации непредсказуемости, а делать выбор становится всё труднее.

Поэтому мы приходим к тому, чтобы делать «невыбор». Это не отсутствие альтернатив — наоборот, это привилегия не отдавать предпочтение ни одной из имеющихся. Выбор — это поэма Маяковского «Кем быть?», это устремления ради понятного результата. Станешь плотником — получишь рубанок. Летчиком — самолет. Доктором обычным — градусник. Доктором философии — кафедру марксизма-ленинизма. Альтернативы могут быть и не очень хороши, но они ясно очерчены, прописаны, и их стабильность гарантирована теми или иными институтами.

Сегодня же на всех придорожных камнях написано «пойди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что». Ульрих Бек называл это состояние «обществом риска», Иллуз называет его «обществом неопределенности», Зигмунд Бауман говорит о «текучем обществе». От овладения профессией мы движемся к овладению набором скиллов. От стремления приобрести тот или иной социальный статус — к присвоению той или иной идентичности и связанных с ней привилегий и санкций.

Если выбор — это сознательное ограничение возможностей, то «невыбор» — это самая выгодная позиция в обществе, в которой неограниченные возможности являются самым абсолютным благом.

via GIPHY

Из «невыбора» следует «недоговор». Контрактность человеческих отношений сходит на нет, нам очень трудно в гиперконнективном мире понимать даже основные понятия интимного договора. Социолог эмоций Ева Иллуз замечает в этой связи, что «понимание смысла, рамок и целей сексуального или эмоционального договора постоянно дебатируется и переосмысляется, в результате чего договор становится практически невозможным. Начиная отношения по общеизвестной схеме или сценарию, участники взаимодействия очень быстро перестают понимать, как им определять „отношения“, оценивать их или вести их дальше». Поэтому более надежным кажется не договариваться, оставаться в рамках своей сингулярности — уходить в «безопасные пространства».

Отсюда вытекают «неоотношения»: какие могут быть отношения между субъектами, осуществляющими «невыбор» и «недоговор»? Могут быть только случайные — пусть и интенсивные — связи. Они могут длиться годами, но всегда готовы распасться. Сегодня строить отношения — это как пытаться снять квартиру на Airbnb на 10 лет: долго, муторно и просто абсурдно.

В начале ХХ века разные мыслители рассматривали неспособность к производительным длительным commitment-based (основанным на обязательствах — прим. «Бумаги») отношениям как нечто патологическое. Дюркгейм назвал это явление «аномией», Фрейд считал его дисфункцией психики. Это представление характеризует ранний тип эмоционального капитализма с его фокусом на производительности.

Сегодня, когда мы переходим к императиву событийности, такая форма отношений становится новой нормой социального взаимодействия. Это отражается появлением в языке большого числа новых терминов, которые описывают отношения без обязательств: one night stand, fuck buddy, friends with benefits, casual dating, hook-up и пр. В современном мире зрелость индивида определяется не способностью привязываться, а способностью управлять рисками, — то есть быстро уходить из ситуаций, не приносящих прибыль, в том числе эмоциональную.

Казалось бы, «неотношения» преследуют императив достижения личного счастья: если вам плохо — уходите, если не можете договориться — уходите. Но почему это личное счастье никак не наступает? Где оно? Разве мы чувствуем себя постоянно счастливыми? Чтобы ответить на этот вопрос я предлагаю принять во внимание как минимум два соображения.

Первое: личное счастье становится моральной категорией, лежащей в основе эмоциональной стратификации.

Главный обман новой модели эмоционального капитализма в том, что она обещает обязательное счастье. Нам постоянно говорят, что если мы будем быстро бегать, вовремя оказываться там, где что-то дают, и сами будем иметь возможность что-то предложить, то получим счастье. Но на деле получается не так. Специфика эмоциональной боли, которую мы испытываем сегодня, заключается в том, что этот идеальный тип, в который мы очень хотим верить, не очень воплощается в жизнь.

Этот идеальный тип существует в социальном вакууме. Он верит в то, что личное счастье (как в любви, так и во всем остальном) возможно вне любых рамок социально-экономического взаимодействия: неважно, живете вы в трущобах или в лофте на Пятой авеню, главное, чтобы у вас внутри был мир и покой, вы можете быть счастливыми вне зависимости от обстоятельств. Казалось бы, отличная мысль. Но она превращается в диктат и мораль.

В своей книге Manufacturing Happy Citizens Ева Иллуз и Эдгар Кабанас отмечают, что позитивная психология закрепляет следующую формулу: «плохие эмоции — это плохо в целом и плохо для отдельной личности, хорошие эмоции — это хорошо в целом и хорошо для отдельной личности». Из этой простой формулы вытекает очень немудреный вывод, имеющий моральную силу и широко внедряемый сегодня как принцип управления в самых разных сферах: «Те, кто испытывает плохие эмоции, — это плохие, некачественные люди, они заслуживают всего плохого. А те, кто испытывают хорошие эмоции, — это хорошие люди и они заслуживают всего хорошего».

Управляемые, хорошие, качественные граждане — это позитивно мыслящие вне зависимости от социально-экономического положения граждане-потребители. Им некогда страдать от несчастной любви, им надо всё перерабатывать в позитивный опыт и искать счастливую любовь.

Мне в этом смысле кажется очень интересным фильм «Джокер». Главный протест героя — протест в адрес эмоциональной иерархии, где для того чтобы считаться полноценным гражданином, требуется не столько производить что-то полезное, сколько постоянно смеяться, улыбаться и быть позитивным. Демонстративный отказ сделать из травмы «полезный» опыт является самым радикальным актом восстания против торжествующей идеологии. Джокер показывает нам, во что этот отказ может превратиться.

Отсюда вытекает второе: страдания и боль делегитимируются. Муки любви больше не рассматриваются как нечто, присущее человеческой жизни и, более того, делающее ее человечной. Напротив — страдания являются лишь свидетельством того, что личность не сумела себя «грамотно» сформировать. Боль интимная, личная усиливается, таким образом, болью социального непризнания.

Страдания и боль, не переработанные личностью как «жизненный опыт» и как «урок», необходимый для «роста», видятся как «неправильные», «неправомерные». Иллуз и Кабанас пишут о том, что даже посттравматический синдром отец позитивной психологии Мартин Зелигман предлагает превращать в «синдром посттравматического роста». Солдаты, насмотревшиеся на куски человеческого мяса, должны переработать свои негативные переживания в полезный опыт и вернуться в строй с улыбкой на устах, — чтобы лучше убивать. Точно так же и уволенные по сокращению работники корпораций, перебивающиеся на гонорарах фрилансеры, матери-одиночки, разносчики пиццы и прочий прекариат — им не на что надеяться, кроме как на аутотренинг и утренние мантры.

Тревога в сердце возникает не только потому, что мы боимся быть отвергнутыми одним, самым важным для нас человеком, но и потому, что сам факт того, что мы эту тревогу испытываем, дискредитирует нас в наших собственных глазах.

Какие можно увидеть выходы из этой ситуации? Думаю, что нам нужно снова работать над социально-демократической критикой либерализма в целом, и над критикой событийного эмоционального капитализма в частности. Зарядить батарейку личного счастья можно только работой над общим благом. В противном случае мы не сможем создавать договор о фундаментальных понятиях и будем вынуждены в одиночестве — или в своих safe space — «работать над травмой», не вступая в диалог с теми, чье мнение отличается от нашего.

Свое личное счастье необходимо мыслить в рамках социальных структур. Как пишут Ева Иллуз и Эдгар Кабанас, «нам нужна надежда, но она нужна нам без того парализующего, тиранического, конформистского и почти религиозного оптимизма, который сопровождает идею личного счастья. Нам нужно счастье, основанное на критическом анализе, социальной справедливости и коллективном действии, а не патерналистское, придуманное для нас экспертами, решающими, что будет лучше для нас. Нам нужна не та надежда, которая изолирует нас от худшего, а та, которая нам поможет с ним бороться — не по отдельности, а сообща, как общество».

Любовь в четырёх разговорах

Ю. С.: Точно так же, как всё хотя бы отдалённо эротическое в русской литературе написано с мужской точки зрения, так и культ дружбы — это всегда культ мужской дружбы. От Дениски и Мишки до Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича. А как речь заходит о женском общении, так сразу — дама приятная и дама приятная во всех отношениях. То есть какие-то заведомо недостойные серьёзного внимания финтифлюшки с присущим им непостоянством и коварством. Принижающие стереотипы, свойственные мужскому взгляду.

П. Р.: И отсюда вырос стереотип о том, что женщина не умеет дружить.

Л. О.: Уже упомянутый Варей роман Байтова «Любовь Муры», конечно, тоже многое может нам про это рассказать. Мы в нём находим и сторге, и эрос, и филию в разных пропорциях. Но вот, Юра, вы говорите про Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича, а это замечательнейший антипример того, что мы сегодня обсуждаем. Вроде бы их «сам чёрт связал верёвочкой — куда один, туда и другой плетётся», не было двух других таких приятелей во всём Миргороде. Но как только возникает пустяшный пробный камень, как часто у Гоголя, сущий анекдот, эта дружба сменяется полной своей противоположностью. Они ненавидят друг друга с той же страстью, с которой дружили, просто меняется модуль чувства, которое им было необходимо, чтобы поддерживать своё существование. Это не любовь и не дружба.

В. Б.: Это модель любой школьной и подростковой дружбы, мне кажется. Она переходит от любви к ненависти и обратно довольно быстро.

Л. О.: Ну возможно, но они не были школьниками. Мне вообще кажется, что современное понимание детской дружбы очень многим обязано «Гарри Поттеру». Всё это, безусловно, ещё и бесконечный материал для фанфикшна. Может быть, весь фанфикшн с его идеей шипперинга Желание фанатов, чтобы те или иные герои произведений или поп-звёзды вступили в романтические отношения. Часто присутствует в фанфикшне и фан-арте. ⁠ , того, кто с кем наконец начнёт встречаться и любить друг друга, произрастает именно из этого обилия филии, разлитой в оригинальных текстах.

В. Б.: Если говорить про советскую подростковую или юношескую любовь, то там, действительно, мотив товарищества был важен. Если уж из взрослой советской литературы секс был изгнан, то что говорить о подростковой? Можно вспомнить образцовую советскую книгу о первой любви — «Дикая собака динго»: там присутствует любовный треугольник, тем не менее все чувства, объединяющие героев, — в первую очередь именно товарищеские: они приходят друг другу на выручку, они объединены какими-то общими устремлениями. Если взять американскую подростковую литературу, мы увидим совершенно другую картину, хотя бы у Сэлинджера: там девочки с Венеры, а мальчики — с Марса, их объединяет только эротическое чувство, которое уж потом может перерасти в дружеское.

Л. О.: А у Харпер Ли, например, нет. Я последний человек, который стал бы цитировать Сергея Михалкова, да, но вот стихотворение:

Мальчик с девочкой дружил,
Мальчик дружбой дорожил,
Как товарищ, как знакомый,
Как приятель он не раз
Провожал её до дома
До калитки в поздний час.

Очень часто с нею вместе
Он ходил на стадион,

И о ней как о невесте
Никогда не думал он.

Но родители-мещане
Говорили так про них:
«Поглядите! К нашей Тане
Стал захаживать жених!»

Дальше продолжаются шуточки про тили-тили-тесто. А кончается тем, что дружба умерла, «умерла от плоских шуток, / злых смешков и шепотков, / от мещанских прибауток, / дураков и пошляков». 

П. Р.: И у кого такого не было? У всех такое было.

Л. О.: В Советском Союзе этот момент следовало ценить совершенно отдельно. Никаких сообщающихся сосудов от дружбы к любви тут не могло быть, в противном случае это эксцесс, как в фильме «А если это любовь?».

Мне хочется сразу три советских текста вспомнить. Первый — «Как закалялась сталь» Островского, где Павел Корчагин, путешествуя с Ритой Устинович, испытывает к ней безусловное влечение. «Для него Рита была неприкосновенна, это был его друг и товарищ по цели, его политрук, и всё же она была женщиной. Он это впервые ощутил у моста, и вот почему его так волнуют её объятия». Он подавляет в себе это нетоварищеское чувство, они разъезжаются, она даже некоторое время думает, что он погиб, потом они встречаются снова, и между ними происходит примечательный разговор, полный экивоков, намёков и, наконец, прямых вопросов: 

— Остаётся пожалеть, Павел, что этот разговор происходит через три года после того, как он должен был произойти, — сказала Рита, улыбаясь в каком-то раздумье. 
— Не потому ли жаль, Рита, что я никогда не стал бы для тебя больше, чем товарищем?
— Нет, Павел, мог стать и больше.
— Это можно исправить.
— Немного поздно, товарищ Овод. — Рита улыбнулась своей шутке и объяснила её:
— У меня крошечная дочурка, у неё есть отец, большой мой приятель. Мы все втроём дружим, и трио это пока неразрывно.

Тут каждое слово значимо: и «пока», и «дружим», и «большой приятель». Это на самом деле аналог любовного объяснения в куртуазном обществе с помощью «флирта цветов» Игра, в которой участники обмениваются карточками с названиями цветов и короткими репликами, намекающими на романтические отношения. Получила распространение в России во второй половине XIX века. ⁠ . При этом Павел Корчагин здесь говорит, что ему очень больно это слышать, но он приобрёл больше, чем потерял. Он приобрёл человека, про которого знал, что между ними могло что-то быть, и он искренне рад новой встрече. В общем, это всё переводится в позитивное созидательное русло.

психология отношений. Чем опасна страсть. Какая любовь должна быть между мужчиной и женщиной

Если на небесах разговоры только о море, как утверждают герои фильма «Достучаться до небес», то на земле разговоры только о любви. Наверное, нужно быть очень оригинальным, чтобы не написать про это в канун праздника влюбленных. А давайте поговорим о любви и страсти!
Для многих людей эти два понятия тождественны, их периодически путают, но с точки зрения психологического здоровья и здоровых отношений, это чревато проблемами. Эта бесконечная путаница происходит по причине того, что часто эти два чувства происходят параллельно.

Если сейчас попытаться дать определение «любви», то придется выпустить многотомник с сотнями тысяч слов текста, и прибавить терабайты видео- и аудиоматериалов. Поэтому давайте сконцентрируем внимание на различиях между любовью и страстью, и будем опираться лишь на некоторые тезисы.

Словарь “Ожегова” любовь определяет, как сильное чувство глубокого расположения, самоотверженной и искренней привязанности. А страсть, как пылкое желание.

Эти два противоречивых определения помогут нам различить эти чувства. Любовь основывается на близости, в то время как страсть исключительно на желании.

Страсть – вожделение человека, не поддающееся контролю и оказывающее значительное воздействие на его мышление и поведение.

Э.Фромм утверждал, что инстинкты, или естественные влечения, коренятся в физиологических потребностях человека, в то время как человеческие страсти – в его характере. Другими словами: инстинкты – это ответ на физиологические потребности человека, то страсти – ответ на его экзистенциальные потребности.

 

Если вам понравилась эта статья, то вы можете послушать эпизод нашего подкаста “Разговорчики по Фрейду” про любовь. Кликните по картинке и не забудьте подписаться (мы есть на всех площадках: Яндекс-музыка, Apple podcasts, Google podcasts, Castbox и другие)

 

Э. Фромм различал рациональные страсти (например, любовь) и иррациональные страсти (жадность, тщеславие и др.). Рациональные страсти являются жизнеспособными. Они ведут к самоутверждению человека, усиливают его ощущение радости, способствуют проявлению его целостности и придают смысл его жизни. Иррациональные страсти, напротив, мешают жизнедеятельности человека, подрывают его силы, ведут к раздвоенности и утрате смысла жизни. Человеком владеют такие страсти, как потребность в любви, нежности, солидарности, свободе, правде, с одной стороны, и жажда власти, подчинения, разрушения – с другой. Все эти и многие другие страсти ведут его по жизни, становятся причиной волнений и тревог, являются источником, питающим сновидения, мифы, легенды, религии, искусство, литературу.

Что лежит в основе отношений?

В контексте разговора об отношениях и любви, мы конечно же рассматриваем в первую очередь любовную страсть. Причина возникновения такой страсти лежит в области биохимии организма. Первое, что замечаем в объекте нашего влечения, это телесная симпатия, здесь срабатывают наши бессознательные идеалы красоты. Второе – запах, вырабатываемый феромоном, распознаваемый органом на стенке носовых пазух. Поэтому один запах человека для нас выглядит как «мой, привлекает», другой же наоборот «не мое».

Страсть – это чувство, вызывающее очень сильные эмоции из-за мощного выброса в кровь адреналина, нейротрофинов, которые действую как наркотик. Поэтому нам так нравится испытывать влечение.

Для человека это чувство как долгожданный, свежий глоток, дающий невероятное количество сил, бурю эмоций, невероятного подъема мотивации.

Вы уже впечатлились этой гремучей смесью биохимии и психических процессов? Но в отличие от животных, мы принимаем решения, пользуясь разумом и логикой. Страсти можно поддаться (такова природа человека), но придаваться ли страстям, это этический и психологический вопрос для каждого.

Отношения, основанные на страсти

В отношениях, основанных на страсти, удовлетворение своих желаний стоит на первом месте. В таком состоянии мы хотим испытывать яркие любовные эмоции, быть с другим, но не хотим привязываться. Эти две противоположные силы создают напряжение, барьер, который не позволяет увидеть и принять другого. Если страсть заполняет все пространство отношений, это погубит их, и в конечном счете приведет к одиночеству. В погоне за страстями, мы не в состоянии принять тепло и заботу другого. Часто независимые люди являются жертвами своей страсти: отношения принесли боль и разочарование, и теперь не пережитая страсть и страх мешают испытать настоящую любовь.

Поэтому можно сказать, что сама по себе страсть – это прекрасно, но когда она занимает лишь часть отношений и является рациональной. Тем более, что выработка гормонов, отвечающих за привязанность и положительное подкрепление сексуального поведения длится не более двух-трех лет. Болезненная страсть, как безумие, лишает человека личности. Мы стремимся поглотить другого, отказываясь от себя. Такие отношения сродни шантажу, где все время звучит вопрос «ты любишь меня?», хотя на самом деле человек приказывает «люби меня!».

В любви может присутствовать страсть, но в страсти нет месту любви.

Отношения на любви

А что же можно сказать о любви? Первое – это, несомненно, более продолжительное чувство, чем страсть. В здоровых отношениях есть «Я» и есть «ТЫ», есть четкие границы, есть свобода и доверие, есть забота и тепло, и при этом есть удивительное чувство близости. Я не зря выделил «здоровые отношения», потому что существуют нездоровые формы подобных отношений, которые склонны выдавать за любовь. К таким, например, относят зависимые отношения (зависимую любовь). Когда нет границ между «Я» и «ТЫ», а существует единственная форма – «МЫ». Такие отношения могут продолжаться годами и приносить массу страданий в обмен на мгновения счастья.

В любовных отношениях высоко ценятся счастье и желания другого, уважаются чувства другого. Такие отношения всегда длительны, и как любые отношения они неизбежно встречаются с кризисами. Однако, в случае взаимной любви, действия выбираются и рассматриваются с осторожностью, с желанием договориться и найти общее решение.

К сожалению, далеко не все люди имели опыт безусловной любви от своей матери, в своей родительской семье, не знали опыта открытых, безопасных и доверительных отношений. Поэтому во взрослой жизни могут демонстрировать некий суррогат, который им кажется любовью.

Исправить ситуацию может только чудо, если они встретят по-настоящему любящего другого человека и будут достаточно открыты, чтобы научиться любить. Во всех остальных случаях – это исключительно работа над собой. В житейской психологии принято считать, что люди не умеют выражать негативные чувства и эмоции, и от этого у них проблемы. Но я чаще сталкиваюсь с другим явлением, когда люди не умеют выражать чувства любви, а еще страшнее – они попросту не имеют опыта этой любви.

Учитесь отделять страсть от любви, учитесь любить! Пускай вас накрывает не только страсть, но в вашей жизни будет любовь!

читать другие статьи на этом сайте:
мужчина и женщина
отношения с бывшими
психология материнства
лишние отношения

Существует ли любовь? Что нейробиологи, лингвисты, социологи, философы и психологи думают о романтической близости

С одной стороны, из материальных и письменных источников ученым известно о существовании различных ритуалов, мифов и философских концепций любви. Они позволяют судить о том, как люди в древности проявляли свои чувства и какие практики характеризуют любовь в современном смысле этого слова.

С другой, среди ученых до сих пор нет единого определения любви. Кто-то считает, что это лишь физиологическая реакция организма.

Такая концепция носит универсалистский характер — то есть позволяет ученым сделать выводы о том, что современная любовь (если она существует) ничем не отличается от любви, скажем, в Античности или в Средние века. Научной опорой для таких выводов служат биология и другие естественные науки.

Другие ученые считают, что любовь — это коллективная иллюзия, включающая набор различных культурных мифов, социальных практик и их последующих интерпретаций. Они анализируют различные культурные артефакты: литературные и философские тексты или произведения искусства от древнегреческой вазописи до американской рекламной продукции. Для них любовь — не универсальное чувство: у каждого общества есть свои особенности и ограничения, есть и такие, в которых вообще отсутствует эквивалент понятия «любовь».

Любовь в философии теории познания

Одним из самых известных произведений о любви (на русский язык переведены только несколько отрывков) остается эссе «Любовь и Запад» (L’Amour et L’Occident, 1939), написанное накануне Второй мировой войны. Автор ее — швейцарский философ-антифашист Дени де Ружмон — интересуется причинами духовного и социального кризиса в межвоенный период. По его мнению, любовь существует, и западная цивилизация несколько столетий выстраивалась вокруг этой идеи.

Поначалу это была христианская любовь к Богу и ее воплощение в признанном Церковью браке. В дальнейшем — благодаря распространению придворной культуры и рыцарской поэзии в XII веке — появляется куртуазная любовь-страсть, не имеющая ничего общего с христианскими представлениями о браке.

В центре мира теперь страсть двух возлюбленных, а не постижение любви к Богу через стабильное сосуществование в браке.

Любовь-страсть (поэтическое изобретение XII века) всегда трагична в отличие от христианской, которая предлагает через любовь воссоединиться с Богом. Де Ружмон разбирает одну из самых распространенных в европейской культуре любовных историй: повествование о Тристане и Изольде, в котором герои обречены на страдания и смерть.

Рыцарь Тристан отправился на поиски невесты для своего короля и нашел прекрасную Изольду. По пути обратно они по ошибке выпивают любовный напиток, приготовленный ее матерью для того, чтобы любовь ее дочери и короля была прочной — вместо этого любовь вспыхивает между Тристаном и Изольдой.

Тем не менее король и Изольда женятся, а любовники довольствуются лишь редкими тайными свиданиями. Через некоторое время их разоблачают. Они бегут из королевства. Их находят, Изольду возвращают мужу, а Тристан вынужден покинуть владения короля. В далеких землях Тристана заставляют жениться на другой королевишне.

Однажды Тристан оказался смертельно ранен и попросил своего пажа разыскать и привезти свою возлюбленную. В последний момент ревнивая жена говорит умирающему мужу, что из соседнего королевства пришел корабль под черным парусом. Тристан умирает. Изольда же, сойдя на берег, ложится рядом с любимым и умирает от горя. На могилах двух возлюбленных с тех пор растет переплетающийся цветущий терновник.

Миф о Тристане и Изольде распространился по югу Франции через поэзию трубадуров и менестрелей (так называемая куртуазная, или придворная, поэзия XII–XIII веков). Южная Франция считалась неблагополучным регионом, главными угрозами для правителей ближайших земель были постоянные войны, а для Римско-католической церкви — распространение ереси катаров.

Катары видели в страсти воплощение божественной силы. Куртуазная любовь к Прекрасной Даме, которую воспевали провансальские рыцари и поэты, была отмечена «печатью интеллектуального и трагического напряжения», в котором влюбленный так и не мог воссоединиться со своей возлюбленной навсегда.

Катарская ересь была жестоко подавлена и забыта, тем не менее позднесредневековые поэты сформировали почву для ренессансных любовных сюжетов, а затем трагический любовный мотив стал неотъемлемой частью культуры Нового времени.

Таким образом, романтическая (или «романическая») страстная любовь со временем становится олицетворением меланхоличной и обреченной европейской цивилизации.

С идеей романтической любви-страсти у де Ружмона оказывается связана другая важная тема — тема войны. Любовные и военные тактики тесно связаны между собой. Если в Средние века целью войны становится постепенное завоевание территории (аналог в любви — завоевание и капитуляция возлюбленной), то современная война ставит своей целью окончательное «уничтожение» противника.

Современная любовь лишается страсти, происходит десексуализация объекта любви. Новое время с его изобретением публичности выводит любовь из сферы индивидуальной жизни и устанавливает контроль над чувствами.

Идеи де Ружмона здесь перекликаются с мыслями его известных современников: психоаналитической концепцией тяги к смерти, предложенной З. Фрейдом, и развитием идеи о связи эроса и смерти в работах Ж. Батая.


Что еще почитать о любви с точки зрения философии:
  • Платон. «Пир»
  • Нуссбаум М. «Политические эмоции: почему для справедливости важна любовь» (Political emotions: why love matters for justice)
  • Батай Ж. «История эротизма»

Любовь в психологии и психоанализе

«Искусство любить. Исследование природы любви» (1956) немецкого психоаналитика и философа Эриха Фромма известна многим. Егоинтересует социальная и духовная сущность любви.

Фромму принадлежит попытка классификации любовных взаимодействий, которую до сих пор используют психоаналитики и социальные психологи. Он выделяет две формы любовного взаимодействия: любовь-бытие и любовь-обладание.

Любовь по принципу бытия (любовь как акт проявления творческого интереса, плодотворная любовь) способствует развитию и творческому созиданию жизни обоих партнеров. Мировые религии говорят о такой любви как о недостижимом, но важном идеале. Для Фромма такая форма любви является исключением.

А вот большинство мужчин и женщин, по мнению мыслителя, пребывают в иллюзии «любви-обладания». Ее целью становится приобретение партнера с высокой социальной ценностью.

Вначале влюбленные стараются очаровать друг друга, прикладывают усилия для завоевания возлюбленного. Финалом становится брак. Брачные отношения, основанные на контрактности и формализме, способствуют постепенному охлаждению чувств партнеров. В браке никто уже не прикладывает усилия, потому что завоевывать некого. Партнеры начинают задаваться вопросами о правильности своего выбора, признавая в конечном итоге ошибочность своих иллюзий и обвиняя другую сторону в происходящих переменах.

Со временем такое чувство может перейти в любовь к общим благам, будто то наследство, совместный дом или дети. Любовь и семья превращаются в маленькую корпорацию по взращиванию эгоистической иллюзии семейных чувств. Неудивительно, что супруги в таких парах ищут новых ощущений на стороне.

Такая любовь обречена на неудачу: человеку не под силу избежать своей «собственнической природы» и корыстных устремлений общества в целом. Даже такие относительно новые формы отношений, как групповой брак или бесконечная смена партнеров, не могут преодолеть оковы обладания.

Для Фромма любовь — это способ взаимодействия с окружающим миром, варианты которого он описывает через оппозицию жизни и смерти. Любовь по принципу бытия — это «любовь к жизни», рассмотрение объекта любви как индивидуальности, как партнера для совместного жизненного творчества. Любовь по принципу обладания — это «любовь к смерти», в таких отношениях происходит наделение своего партнера «мертвым статусом», и — как следствие — развивается отношение к партнеру как к вещи, обладающей конвертируемой социальной стоимостью. Эти формы взаимодействия для Фромма оказываются несовместимы друг с другом.


Что еще почитать о любви с точки зрения психологии и психоанализа:
  • Фрейд З. «Три очерка по теории сексуальности»
  • Фуко М. «История сексуальности»

Любовь в лингвистике и литературоведении

Одной из самых интересных работ в сфере исследований языка и литературы можно назвать книгу «Фрагменты речи влюбленного» (1977) французского лингвиста и литературоведа Ролана Барта.

Состояние влюбленности и до него часто описывалось в художественной и научной литературе. Однако самого Барта интересует не столько чувства влюбленного человека, сколько романтическое мышление и то, как оно устроено: влюбленность, по мнению Барта, тесно связана со способностью к воображению.

Чтобы изучить эмоциональное мышление влюбленного человека, он вводит в свое произведение одинокого лирического героя (влюбленный, по мнению Барта, всегда одинок), который проходит через все стадии — от зарождения чувства до глубокого переживания любви. Автора интересует, какие из бесчисленных фантазий и культурных наслоений эстетизируют и мифолигизируют наше чувство влюбленности. Лирический герой Барта постоянно размышляет о любви, его мысли смешаны с фрагментами из классических философских и литературных произведений вроде цитат из великих классиков Ницше и Платона, ключевое произведение для Барта в этой книге — роман в письмах Гёте «Страдания юного Вертера».

Среди большого количества культурных наслоений Барт выделяет «фрагменты» или «фигуры», как он их сам называет. «Фигуры» — это своего рода общие места, позволяющие проследить топологию любовной темы.

Любовь для Барта — это целый языковой организм, важными элементами которого становятся ритуалы, сцены признания, письма, любовные расставания, визуализация и драматические описания этих сцен и т. п.

Каждая литературная цитата или мысль героя служат как бы подтверждением, точной иллюстрацией «фигуры», всплывающей в сознании читателя.

Любовь и влюбленность, по мнению Барта, — определенный способ мышления, тесно связанный с культурным наследием. Любовь конструируется через постоянный поиск языка, на котором о ней можно говорить. Так она становится речевой практикой, сотканной из литературного воображения (попыток говорения о любви в разных произведениях культуры), собственных размышлений (говорения о любви здесь и сейчас) и эмоциональной памяти (говорения с утраченным).


Что еще почитать о любви с точки зрения лингвистики и литературоведения:
  • Стендаль Ф. «О любви»
  • Бальзак де О. «Физиология брака, или Эклектические размышления о радостях и горестях супружеской жизни» и «Мелкие неприятности супружеской жизни»

Любовь в социологии и культурологии

В связи с развитием социальной теории, гендерных и культурных исследований в XX веке, социологическая наука оказалась очень восприимчивой к теме любви. Одной из самых ярких работ на эту тему оказалась монография израильского социолога культуры Евы Иллуз «Потребляя романтическую утопию: любовь и культурные противоречия капитализма» (1997), а также ее продолжение «Почему любовь ранит: социологическое объяснение» (2012) .

Для Иллуз тема любви находится на пересечении исследований эмоций, культурных паттернов и способов коммуникации.

В своей первой книге она настаивает на том, что современное восприятие романтической любви тесным образом связано с развитием капитализма с тех пор, когда он начинает ориентироваться на эмоциональную работу с потребителем. Любовь начинает коммодифицироваться (commodification of romance, термин Иллуз), то есть превращаться в товар.

В то же время эмоциями наполняются и сами товары, превращаясь в неотъемлемые элементы развития любовной истории (emotionalization of commodities). Иллуз изучает рекламу, кино и женские журналы, в которых представление романтических товаров задает вектор определенного эмоционального настроения: аксессуары и парфюмерные ароматы, позволяющие возлюбленным привлекать партнера, романтические круизы для двоих. Она проводит серию биографических интервью и предлагает участникам проанализировать изображения — например, семейный фотопортрет эпохи Великой депрессии и фотографию романтического ужина в ресторане из какого-нибудь гламурного журнала, определив, какая из них наиболее полно «отражает романтическую любовь». Иллуз интересует тот факт, что «товары» всегда сопровождают представления респондентов о «романтической любви».

Ее исследования выявили важную связь любви и индустрии досуга и впечатлений, особую роль здесь играет развитие культуры свиданий — когда участники буквально «сбегают» из дома в поисках счастья и попадают в ловушку культурной индустрии, предлагающей немыслимое количество активностей для подогревания любовного чувства: романтические кафе, кинотеатры, парки развлечений, туристические достопримечательности.

Иллуз называет их «романтическими активностями». Серия интервью позволила ей выделить следующие категории «активностей»: гастрономические (например, совместная готовка еды или поход в ресторан), культурные (выходы в оперу, кино или посещение спортивных мероприятий) и туристические (поездки за город или в совместный отпуск за рубеж).

В дальнейшем Иллуз делит респондентов по их отношению к потреблению. Например, в зоне «явного потребления» вся романтика выстраивается вокруг покупки или приобретения «эмоционально заряженных» товаров. Сюда попадают, например, поход в дорогой французский ресторан, выпивка в баре, покупка билетов в оперу, поход в кинотеатр, круиз или поездка на Лазурный Берег.

Напротив, в зоне «косвенного потребления» участники интервью делали акцент на совместном времяпрепровождении, которое лишь отчасти связано с потреблением. Сюда попадает совместная готовка или романтический ужин при свечах в домашней обстановке, просмотр кинофильмов или прослушивание музыки, а также поездки за город на рыбалку или пикник (для их организации необходимо, например, взять напрокат фильм или купить продукты, но это не главное).

Наконец, в «слепую» зону попали активности, на первый взгляд не связанные с потреблением. Сюда входят совместные разговоры друг с другом или бесцельные прогулки по городу, а также сексуальная жизнь пары. Тем не менее, как говорит Иллуз, эти практики «осуществления любви» через проживание романтического момента не являются автономными, в культуре они, скорее, сосуществуют друг с другом.

В своей следующей книге «Почему любовь ранит» она возвращается к теме любви. На этот раз в центре не мифология романтической любви, а культурное значение выбора, вокруг которого выстраивается современный любовный дискурс.

По ее мнению, мы сталкиваемся с процессом выбора ежедневно, и в него наряду с экономикой и политикой оказывается втянутой любовь. Иллуз говорит об «архитектуре» или «экологии» выбора. Агенты, которые хотят сделать выбор (будь то выборы продуктов или выбор партнера), тут же оказываются вовлеченными в ситуацию, в которой партнеров много, однако наш выбор будет заранее обусловлен экономическим, культурным и социальным капиталами.

Здесь Иллуз следует логике французского социолога П. Бурдье, который понимает под капиталом те преимущества и ресурсы (доходы, образование, социальный статус, репутация и т. п.), которые организуют наши действия, и — как следствие — эти капиталы каждый раз воспроизводят неравенство наших возможностей.

Иллуз также спорит с экономистами и психологами, которые настаивают на том, что выбор является естественным следствием нашей рациональности. На ее взгляд, на романтический выбор влияют, прежде всего, порожденное разными капиталами социальное неравенство, а также сложность выстраивания эмоциональных связей в обществе повсеместного капитализма, когда логика менеджмента и самооптимизации проникает в область наших чувств.

Любовь причиняет нам боль, потому что влюбленные в условиях «эмоционального капитализма» сталкиваются лишь с иллюзией выбора, который для них, по мнению Иллуз, уже предопределен.


Что еще почитать о любви с точки зрения социологии и культурологии:
  • Луман Н. «Любовь как страсть»
  • Бауман З. «Жидкая любовь»
  • Гидденс Э. «Трансформация интимности: сексуальность, любовь и эротизм в современном обществе»

Любовь в когнитивных науках и антропологии

Можно ли исследовать любовь с помощью МРТ? В своей книге «Почему мы любим: природа и химия романтической любви» (2004) антрополог и исследователь человеческого поведения Хелена Фишер пытается найти ответ на этот вопрос.

Психолог и биолог по образованию, Фишер ищет доказательства того, что любовь — универсальное чувство, которое объединяет всех (мужчин и женщин, гетеросексуалов и гомосексуалов, людей и животных) и не зависит от культурного, социального или иного опыта.

Уже в первых главах она заявляет: «Любовное влечение — это универсальное человеческое переживание». По ее мнению, романтическая любовь — одна из трех базовых установок, позволяющих отрегулировать репродуктивное поведение человека. Романтическая привязанность заставляет человека концентрироваться на одном конкретном объекте любви и не тратить время на заранее проигрышные варианты (те, которые не приведут к совместной жизни и размножению).

В Нью-Йоркском университете Стоуни-Брукс вместе с аспирантами психологического факультета Фишер запустила многосторонний проект, посвященный изучению влюбленности. Фишер интересовали механизмы, которые вызывают в нас те чувства, что писатели и художники, композиторы и философы в разные эпохи называли «божественным безумием».

Другими словами, ее интересовало, как устроенная романтическая страсть. Чтобы ответить на этот вопрос, Фишер решила прибегнуть к технологии функциональной магнитно-резонансной томографии и получить изображение человеческого мозга в состоянии сильной влюбленности.

Помимо МРТ она использовала статистический анализ (ее ассистенты обрабатывали данные анкет респондентов опросника «Что такое любовь?», состоящего из 55 вопросов), а также интервьюировала людей, как они переживают сильную влюбленность. В течение шести лет Фишер и ее помощники просканировали мозг 40 влюбленных, из которых половина респондентов были безумно влюблены, а вторые отвергнуты или недавно расстались со своими возлюбленными.

В первых главах Фишер анализирует произведения мировой культуры от Античности до конца XX века, в которых основной темой является любовь (стихотворения, проза, пьесы и т. п.). В этих произведениях она ищет переменные, которые ей нужны для последующего анализа: выделяет «страсть» или «пыл», которыми охвачен влюбленный человек; «стремление к эмоциональному единству»; «резкие перемены настроения от радости до отчаяния»; «эмоциональную зависимость»; «эмпатию»; «сексуальную верность» и т. п.

В следующей главе антрополог пытается разобраться с феноменом «животного влечения». Оказалось, что в мире животных тоже существует подобие «любви с первого взгляда».

В нем мгновенная симпатия позволяет самцам и самкам приступить к размножению в рамках того времени, которое отведено каждому виду для этого занятия.

По мнению Фишер, «животный магнетизм» роднит людей и животных и по многим другим параметрам. Например, собственнический инстинкт и охрана партнера свойственны многим живым существам. Фишер приводит примеры животных, которые, подобно человеку, могут выражать свое обладание партнером через невербальные жесты (например, самец медведя гризли часто кладет лапу на плечо самке в период размножения, демонстрируя «свою территорию»).

Подобное поведение животных в совокупности с повышенной энергичностью, эйфорией, страстной устремленностью позволило Фишер связать романтические чувства человека и животных с выработкой общих химических веществ в мозге — дофамина и норадреналина.

«Романтическая страсть — универсальное человеческое чувство, возбуждаемое некоторыми химическими веществами и цепочками в мозге», — считает она.

Повышенная концентрация дофамина в мозгу объясняет, почему влюбленные испытывают радостное возбуждение при виде партнера. Избыточный выброс этого нейротрансмиттера заставляет человека испытывать повышенную возбудимость в случае, если отношения находятся под угрозой.

Рост концентрации дофамина приводит также к выработке тестостерона, гормона сексуального желания. Как правило, норадреналин сопровождает действие дофамина.

Повышение норадреналина объясняет способность влюбленного человека запоминать мельчайшие детали и аспекты поведения объекта страсти. Когда уровень дофамина и норадреналина повышается, уровень серотонина снижается. Влюбленные начинают впадать в возбудимое полубезумное состояние, предаются навязчивым фантазиям, размышлениям, мечтательности, теряют аппетит и сон.

Однако Фишер не спешит с выводами: напротив, она говорит, что эта теория о влиянии химических веществ осложняется наличием множества факторов — прежде всего, неравномерным распределением этих веществ в мозге. Кроме того, они взаимодействуют со многими другими веществами, участвуют в сложных химических реакциях и их влияние может быть другим.

Далее антрополог приступает к сканированию мозга влюбленных. В ходе эксперимента участниками показывали снимки их возлюбленных, а затем снимки совершенно посторонних людей. Кроме того, участники могли сами оценить уровень своей страсти по «шкале любви», которую изобрели Фишер и ее команда. Фишер обнаружила зоны возбуждения в зоне хвостатого ядра, которая, по мнению ученых, всегда отвечала за управление движениями тела. Однако при просмотре фотоснимков у влюбленных проявлялась повышенная активность в этой зоне. У тех, кто набрал высокие результаты по «шкале любви», сильнее возбуждалась как раз эта зона при просмотре фотоснимков возлюбленных.

Фишер исследовала мозг не только счастливо влюбленных, но и тех, кто пережил разрыв с любимыми или невзаимную любовь.

Выводы, к которым она пришла в ходе второй части исследования, подтверждают ее гипотезу о влиянии химических веществ: повышение дофамина и норадреналина ведет к постепенному снижению серотонина, отчего многие влюбленные испытывают депрессию, потерю интереса и воли к жизни. Критическое снижение серотонина способно спровоцировать самоубийство на почве несчастной любви.

Фишер пытается предостеречь читателей от неконтролируемой страсти. По ее мнению, такие крайности, как неразделенная любовь, способны толкать влюбленного на ревность и многочисленные преступления. Она предлагает систему «12 шагов: рецепт долгой любви», основанную на избавлении от любовной зависимости или от навязчивых воспоминаний.

Часто влюбленные лечатся от зависимости при помощи антидепрессантов. Фишер считает, что они негативно влияют на нашу способность влюбляться снова (однако лучше следовать предписаниям своего врача).

В любом случае, чтобы влюбиться, лучше заняться чем-то новым, отправиться в совместное путешествие в новое место или найти нового сексуального партнера. Любая совместная активность способна разбудить романтическую страсть.

Фишер также считает, что мы живем в эпоху «триумфа любви», когда возрождается интерес к любви и ее универсальным паттернам. Романтическая любовь способна пережить войны и революции, движет культуру, уходит корнями в доисторическую эпоху и имеет крепкие основания в человеческом мозге.

Треугольная теория Штернберга и 7 типов любви

Любовь необходима для нашего благополучия. Хотя большинство из них испытали это в своей жизни, дать определение любви непросто. Немногие исследователи выдвинули жизнеспособную теорию любви. Единственное исключение — треугольная теория любви, разработанная в конце 1980-х годов психологом Робертом Штернбергом. Эта теория предполагает, что люди могут иметь разную степень близости, страсти и приверженности в любой момент времени.

Три составляющих любви

В Dr.Согласно теории Штернберга, концепция любви — это треугольник, состоящий из трех компонентов:

  • Близость , которая включает в себя чувство близости, связанности и привязанности
  • Страсть , которая включает чувства и желания, которые приводят к физическому влечению, романтике и сексуальному завершению
  • Решение / обязательство , которое включает чувства, которые побуждают человека оставаться с кем-то и двигаться к общим целям

Очень важно найти баланс между физиологической потребностью в сексе и потребностью в любви, а полное отсутствие всех трех компонентов классифицируется как нелюбовь .

Типы любви

Три компонента любви системно взаимодействуют. Наличие компонента любви или комбинации двух или более компонентов создает семь видов любовных переживаний. Эти типы любви также могут меняться в зависимости от отношений.

Дружба

Этот тип любви — это когда присутствует компонент близости или симпатии, но отсутствуют чувства страсти или приверженности в романтическом смысле. Дружба-любовь может быть корнем других форм любви.

увлечение

Влечение характеризуется чувством вожделения и физической страсти без привязанности и обязательств. Не хватило времени для развития более глубокого чувства близости, романтической любви или непревзойденной любви. В конечном итоге они могут возникнуть после фазы увлечения. Первоначальное увлечение часто бывает очень сильным.

Пустая любовь

Пустая любовь характеризуется приверженностью без страсти или близости. Иногда сильная любовь превращается в пустую.Может произойти и обратное. Например, договорный брак может начаться пустым, но со временем перерастет в другую форму любви.

Романтическая любовь

Романтическая любовь связывает людей эмоционально через близость и физическую страсть. Партнеры в этом типе отношений ведут глубокие разговоры, которые помогают им узнать интимные подробности друг о друге. Им нравится сексуальная страсть и привязанность. Эти пары могут оказаться в точке, где долгосрочные обязательства или планы на будущее все еще не определены.

Товарищеская любовь

Товарищеская любовь — это интимная, но не страстная любовь. Он включает в себя компонент близости или симпатии и компонент приверженности треугольника. Это сильнее дружбы, потому что есть долгосрочные обязательства, но сексуальное желание минимально или отсутствует.

Этот тип любви часто встречается в браках, где страсть умерла, но пара по-прежнему испытывает глубокую привязанность или крепкую связь. Это также можно рассматривать как любовь между очень близкими друзьями и членами семьи.

Смертельная любовь

В этом типе любви присутствуют приверженность и страсть, в то время как близость или симпатия отсутствуют. Роковая любовь типична для ураганных ухаживаний, в которых страсть мотивирует приверженность без стабилизирующего влияния близости. Часто, видя это, окружающие не понимают, как пара могла быть такой импульсивной. К сожалению, такие браки часто не складываются. Когда они это сделают, многие списывают успех на удачу.

Непревзойденная любовь

Совершенная любовь состоит из всех трех компонентов и является общей формой любви.Это идеальные отношения. Пары, которые испытывают такую ​​любовь, отлично занимаются сексом через несколько лет отношений. Они не могут представить себя ни с кем другим. Они также не могут видеть себя по-настоящему счастливыми без своих партнеров. Им удается вместе преодолевать различия и преодолевать стрессовые факторы.

Любовь — это глагол

Согласно доктору Штернбергу, непревзойденную любовь труднее поддерживать, чем достичь, поскольку компоненты любви должны быть задействованы.Без поведения и самовыражения страсть теряется, и любовь может вернуться к товарищескому типу.

Ваши отношения уникальны

По словам доктора Штернберга, важность каждого компонента любви может различаться от человека к человеку и от пары к паре. Все три компонента необходимы для идеальных романтических отношений, но количество каждого необходимого компонента будет отличаться от одних отношений к другим или даже со временем в рамках отношений. Знание того, как взаимодействуют компоненты, может помочь выделить области, которые могут нуждаться в улучшении.

Психологические концепции любви — Бесстрашная психология

Психологические концепции любви

, автор — Араш Эмамзаде

Введение

Любовь — обычная тема для обсуждения в терапии, учитывая ее центральную роль в интимных человеческих отношениях. Однако как часто любовь четко определяется тем клиентом, который чувствует ее недостаток, или отчетливо концептуализируется терапевтом, предлагающим помочь клиенту обрести любовь?

Ясное представление о любви может помочь облегчить общение и понимание между клиентами и терапевтами.Но давайте начнем с нескольких исторических определений.

Исторические определения

Фрейд (1922) считал каждый вид любви по сути «сексуальной любовью» и считал, что целью любви всегда является «половой союз».

Уотсон (1924), с другой стороны, больше интересовался поведенческими механизмами, порождающими любовь, и связывал «наблюдаемые любовные реакции» только с «поглаживанием или манипулированием какой-либо эрогенной зоной».”

Любовь, согласно Фромму (1956), лучше всего рассматривать как своего рода «союз», сохраняющий «целостность» и «индивидуальность» человека. И, наконец, любовь, как сказал Ролло Мэй (1953), — это «наслаждение в присутствии другого человека и подтверждение его ценности и развития в такой же мере, как и своего собственного».

Современные виды

Каким бы интересным ни было рассмотрение того, как психологи исторически определяли любовь, эти короткие определения не эквивалентны более полным концептуальным представлениям о любви, как того требует теория любви.Поэтому теперь я перехожу к некоторым довольно современным формулировкам любви.

Коммунальное реагирование

Один из способов концептуализировать любовь — это рассматривать ее как коллективную отзывчивость. Коммунальная отзывчивость относится к особому способу реагирования на выражение желаний и потребностей партнера: не путем использования его или ее уязвимостей, а путем бескорыстного и безоговорочного содействия благополучию партнера; такая отзывчивость часто приводит к чувству безопасности и комфорта в отношениях (Clark & ​​Monin, 2006).

Общую реакцию можно выразить по-разному (Clark & ​​Monin, 2006): через оказание помощи, например облегчение боли; поддержка партнера в его стремлении к достижению своих целей, например, похудению; присоединиться к нему в создании чего-то полезного или приятного, например, в игре; осторожное реагирование на проступки со стороны партнера, например, прощение проступков; и, наконец, символическими средствами, такими как объятия.

Треугольная теория любви

В отличие от вышеупомянутой единственной концепции любви, многие современные взгляды предполагают, что существует разновидностей любви.

Виды любви

Обязательство

интим

Страсть

Нелюбовь

Пустая любовь

Нравится

Безумная любовь

Товарищеская любовь

Смертельная любовь

Романтическая любовь

Непревзойденная любовь

Таблица 1.Виды любви. По материалам Sternberg (1986).

Примечание: ⁂ указывает на наличие элемента.

Штернберг (1986), например, предполагает, что три компонента близости, страсти и приверженности порождают восемь разновидностей любви (см. Таблицу 1): близость сама по себе порождает дружбу, страсть к безумной любви или «любовь». с первого взгляда »и приверженность пустой любви (например, брак по расчету без любви).

Близость и страсть вместе порождают романтическую любовь; близость и преданность порождают товарищескую любовь, часто все, что остается в браке, когда страсть уходит; страсть и приверженность порождают бессмысленную любовь, также известную как любовь в голливудском стиле «влюбиться и выйти замуж на следующей неделе»; и, наконец, наличие всех трех компонентов приводит к идеальной или непревзойденной любви (Sternberg, 1986).

Поведенческие системы романтической любви

Некоторые из этих разновидностей любви также определены индивидуально. Например, давайте кратко рассмотрим формулировки романтической любви Шейвером и Микулинсером (2006), которые предполагают, что романтическая любовь состоит из трех систем поведения: привязанности, заботы и секса.

Согласно первой системе, основанной на теории привязанности Боулби (1982), первая функция любви — регулировать близость к поддерживающим фигурам.Например, помогает, когда маленькие дети любят своих родителей, потому что тогда они остаются с ними рядом.

Эта функция продолжает присутствовать у взрослых, которые, например, могут найти общее чувство безопасности в стабильной связи со своим романтическим партнером (Shaver & Mikulincer, 2006).

Также основанная на Bowlby (1982), вторая система, система заботы, возлагает на любовь функцию поддержки других в трудные времена, уменьшения их страданий и стимулирования их роста посредством оказания «чувствительной и эмоциональной» помощи (Shaver & Mikulincer , 2006).

Эта вторая система почти противоположна первой и может объяснить, как родительская любовь полезна для мотивации родителей обеспечивать безопасность своих детей, уменьшать их страдания и заботиться об их нуждах.

Третья система основана на эволюционной роли любви (Buss, 1988) в повышении вероятности передачи генов следующему поколению. В частности, Басс (2006) высказал предположение, что любовь эволюционировала, чтобы решить «проблему приверженности»:

Учитывая, что мы часто выбираем партнеров, обладающих такими качествами, как молодость, красота, богатство и т. Д., Ничто не мешает нам бросить наших партнеров, когда они теряют эти качества или когда мы находим кого-то, кто обладает такими же качествами, если мы не должны быть « ослепленные неконтролируемой любовью, с которой нельзя помочь и которую нельзя выбрать, «любовь» только к нашему партнеру (Buss, 2000).

Короче говоря, романтическая любовь состоит из трех компонентов, которые связаны с заботой, заботой о других и поведением, связанным с сексом (Shaver & Mikulincer, 2006).

Lay Views

Чем эти академические взгляды отличаются от того, как миряне представляют любовь? Мы рассмотрим два подхода. Согласно одному подходу, люди связывают какое-то поведение с любовью на основании сходства указанного поведения с прототипом или идеальным примером любви (Fehr & Russell, 1991).

Например, по сравнению с сексуальной или страстной любовью люди часто считают родительскую и дружескую любовь более прототипом; Точно так же люди часто считают такие атрибуты, как доверие или заботу (но не сексуальную страсть), более характерными для любви (Fehr & Russell, 1991).

Однако, согласно эссенциалистской точке зрения, виды поведения, которые люди ассоциируют с любовью, содержат основные черты любви (Hegi & Bergner, 2010). Например, основной чертой — общей для родительской, романтической, товарищеской и альтруистической любви — является инвестирование в «благополучие другого ради него или нее» (Hegi & Bergner, 2010).

Гендерные и культурные различия в любви

Исследования показывают, что мужчины более романтичны, а женщины более прагматичны (Fehr, 2015): мужчины с большей вероятностью верят, что «настоящая любовь длится вечно; когда вы встретите нужного человека, вы просто поймете это; и можно влюбиться с первого взгляда ».

Хотя женщины более склонны полагать, что «удовлетворительные отношения могут быть установлены с рядом потенциальных партнеров, при выборе партнера следует учитывать социально-экономические ресурсы, и следует выбирать партнера с аналогичным происхождением» (Fehr, 2015).

Не было обнаружено устойчивых различий между мужчинами и женщинами в том, что касается сострадательной любви; Что касается дружеской любви, которая возникает из-за знакомства, сходства и близости, некоторые исследования показывают, что женщины ценят ее более высоко, хотя единого мнения нет (Fehr, 2015).

Что касается культуры, то Дион и Дион (1993a) предположили, что романтическая любовь имеет меньшее значение для людей в коллективистских культурах, где ожидается, что каждый принимает во внимание желания родителей, а также обязанности и обязательства перед семьей, а не страсть и романтику. чувства.

Люди из коллективистских обществ также высоко ценят товарищескую любовь (Dion & Dion, 1993b). Например, они могут полагать, что, хотя страстная любовь может «быстрее угаснуть», «товарищеская любовь может продолжаться… и в конечном итоге принести пользу парам» (Kim & Hatfield, 2004).

Заключение

Как мы видели, любовь в той или иной форме ассоциировалась с сексом, наслаждением в присутствии других и подтверждением их ценностей, таким союзом, который сохраняет целостность обоих партнеров, бескорыстную отзывчивость, страсть, приверженность и т. Д. близость, забота или забота, дружба и т. д., и на нее влияют многие факторы, включая пол и культуру.

«Самая мощная терапия — это человеческая любовь», — говорят Перри и Салавиц (2006). Предполагая на данный момент истинность этого утверждения, давайте признаем сложность концептуализации любви и ценность выяснения значения любви в разговоре с психологами или клиентами.

В самом деле, хотя любовь сильна, она может означать разные вещи для разных людей и, возможно, в разное время. Возможно, не самый романтичный вывод, но почему бы просто не спросить, что имеет в виду кто-то, когда произносит слово «любовь».

Список литературы

Боулби, Дж. (1982). Приложение (Том 1, 2-е изд., Приложение и утрата). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. (Оригинальная работа опубликована в 1969 г.)

Бусс, Д. М. (2000). Опасная страсть: Почему ревность так же необходима, как любовь и секс. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

Бусс, Д. М. (1988). Действия любви: эволюционная биология любви. В Р. Дж. Штернберг и М. Барнс (ред.), Психология любви (стр.100–118). Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Бусс, Д. М. (2006). Эволюция любви. В R. J. Sternberg & K. Weis (Eds.), Новая психология любви (стр. 65–86). Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Кларк, М. С., и Монин, Дж. К. (2006). Отдавать и получать коллективную реакцию как любовь. В R. J. Sternberg & K. Weis (Eds.), Новая психология любви (стр. 200–221). Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Дион, К.К. и Дион К. Л. (1993a). Индивидуалистические и коллективистские взгляды на гендер и культурный контекст любви и близости. Journal of Social Issues, 49, 53-69.

Дион, К. Л., и Дион, К. К. (1993b). Гендерные и этнокультурные сравнения в стилях любви. Psychology of Women Quarterly, 17, 463–473.

Фер Б. и Рассел Дж. А. (1991). Концепция любви с точки зрения прототипа. Журнал личности и социальной психологии, 60, 425-438.

Фер, Б. (2015). Любовь: концептуализация и опыт. В M. Mikulincer & P.R. Shaver (Eds.), Справочник APA по личности и социальной психологии, Vol. 3 : Межличностные отношения (стр. 495-522). Вашингтон, компакт-диск: Американская психологическая ассоциация.

Фрейд, С. (1922). Групповая психология и анализ эго . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Бони и Ливерит.

Э. Фромм (1956). Искусство любить . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Хеги, К.Э. и Бергнер Р. М. (2010). Что такое любовь? Эссенциалистский подход, основанный на эмпирическом опыте. Журнал социальных и личных отношений, 27 (5), 620–636.

Ким Дж. И Хэтфилд Э. (2004). Типы любви и субъективное благополучие: кросс-культурное исследование. Социальное поведение и личность, 32, 173–182.

Мэй, Р. (1953). Человек ищет себя. Нью-Йорк: Нортон.

Перри Б. Д. и Салавиц М. (2006). Мальчик, которого воспитывали собакой, и другие истории из записной книжки детского психиатра: Что травмированные дети могут научить нас об утрате, любви и исцелении. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Шейвер П. Р. и Микулинсер М. (2006). Системный подход к романтическим любовным отношениям: привязанность, забота и секс. В R. J. Sternberg & K. Weis (Eds.), Новая психология любви (стр. 35–64). Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Штернберг, Р. Дж. (1986). Треугольная теория любви. Психологическое обозрение, 93, 119-135.

Уотсон, Дж. Б. (1924). Психология с точки зрения бихевиориста (2-е изд.). Филадельфия: Дж. Б. Липпинкотт.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Понимание психологии любви

Автор: Майкл Арангуа

Обновлено 8 февраля 2021 г.

Медицинское освидетельствование: Тоня Кассадей

Источник: rawpixel.com

На протяжении тысячелетий бесчисленные великие умы пытались изучить и понять феномен, которым является психология любви. Любовь связана со многими сложностями; однако есть также конкретные и научные факты, которые многие люди сочли интересными.

Когда большинство людей слышит слово «любовь», они обычно думают о романтической любви. Однако, хотя романтическая любовь довольно распространена и получает значительное внимание средств массовой информации, существуют и другие формы любви, которые не менее важны.Любовь может быть между друзьями, братьями и сестрами, родителями и детьми, бабушками и дедушками, внуками и так далее. Будем надеяться, что анализ некоторых психологических корней любви будет ценен для пытливых умов, питающих любопытство по этому поводу.

Романтическая любовь состоит из трех частей

Практически у каждого есть свои мысли и мнения относительно романтической любви, того, что к ней ведет, что заставляет ее длиться или угасать и тому подобное. В разных исследованиях есть разные результаты.Тем не менее, многие люди склонны использовать свой личный опыт в романтических отношениях для вынесения суждений о любви, а не прислушиваться к результатам различных источников и исследований.

Одна из теорий романтической любви гласит, что она содержит три конкретных элемента: привязанность, заботу и близость. Считается, что каждая из вышеперечисленных частей влияет на глубину, качество и часто на продолжительность любви и различных романтических отношений. Следовательно, если один или несколько элементов не сбалансированы с другим, дисбаланс может создать основу для проблем в отношениях.

Приложение

Источник: maxpixel.net

В любых отношениях, особенно в романтических, следует ожидать здоровой степени привязанности. Многие люди, влюбленные друг в друга, наслаждаются обществом друг друга. Они хотят делиться друг с другом своей жизнью, расти вместе и создавать воспоминания. Привязанность в любовных романтических отношениях также можно рассматривать как чувство, которое подпитывает ощущение того, что вы скучаете по кому-то или жаждете их компании.

Конечно, как и все остальные вещи, когда они доведены до крайности, привязанность может стать темной и потенциально опасной. Хотя следует ожидать здоровой степени привязанности, человек не должен быть чрезмерно привязан или иным образом зависеть от своего партнера. Поскольку обе стороны должны наслаждаться обществом друг друга, у обоих должны быть свои интересы, увлечения и занятия за пределами отношений. Хобби, не связанные с отношениями, обеспечивают здоровый баланс.

Уход

По сути, забота о ком-то означает принятие во внимание его мыслей, чувств и желаний. Большинство людей испытывают врожденное желание делать то, что им нравится; однако в заботливых и здоровых романтических отношениях обе стороны должны уважать другого человека. Это означает отказ от определенных действий или поведения, которые могут нанести вред лично или отношениям.

Источник: rawpixel.com

В большинстве случаев, когда два человека находятся в отношениях и заботятся друг о друге, забота проявляется в их обращении с другим человеком.Они могут планировать свидания, проводить время вместе, проявлять привязанность, обнимаясь, целовавшись и т. Д. Также важно подчеркнуть, что человек, который действительно заботится о ком-то, никогда не сделает ничего, что могло бы навредить ему или навредить. Забота о ком-то в значительной степени предполагает уважение к нему как к человеку. Иногда забота может проявляться в форме самопожертвования или компромисса. В отношениях один человек не может и не должен рассчитывать на всю власть или контроль. На самом деле, огромный дисбаланс сил в отношениях часто может привести к жестокому обращению, что является полной противоположностью заботе.

Интим

Часто, когда люди думают о близости, они обычно напоминают о сексе или половых актах. Хотя это, безусловно, относится к категории близости, существуют другие глубины и уровни привязанности и обнажения души своему партнеру. По сути, близость заключается в том, чтобы делиться и общаться с другим человеком в отношениях. Связь по таким вопросам, как мечты, чувства, желания и сокровенные мысли, является воплощением близости. Многие люди спорят о том, является ли физическая близость такой же сильной, как эмоциональная близость.

Привязанность, забота и близость — все они играют определенную роль в феномене любви. В идеале отношения, которые включают в себя все три вышеупомянутых элемента, являются лучшими и, скорее всего, выдержат испытание временем.

Здоровые способы выразить любовь

Независимо от того, является ли любовь романтической, семейной или дружеской, есть здоровые и нездоровые манеры, которыми следует выражать любовь. Один из лучших способов здорового выражения любви — сдерживать гнев.

Контроль гнева

Многие люди борются с самоконтролем во время гнева. Желание или искушение словесно наброситься на кого-то может быть очень сильным, когда кто-то недоволен или недоволен. Тем не менее это может быть довольно опасно. Как только что-то сказано, это уже невозможно вернуть, и в большинстве случаев не могут быть ни последствия, ни последствия. Вот почему способность управлять собой, особенно в гневе, так важна. Всегда следует избегать разрушения или разрушения отношений в припадке гнева.

Многие люди используют определенные методы совладания, когда злятся. Это делается для того, чтобы контролировать свои эмоции и не делать того, о чем впоследствии можно пожалеть. Некоторые из наиболее распространенных способов управления гневом — это временно изолировать себя от других, заниматься спортом, молча считать до десяти или иным образом делать что-то, чтобы успокоиться. Людям также рекомендуется не принимать важных решений, когда они злы.

Источник: pixabay.com

Выразите признательность и благодарность

Практически каждый по ошибке принимал кого-то как должное, если не осознавал этого в то время.Однако, как и в случае с контролем гнева, еще один эффективный способ проявить любовь — это проявить признательность и благодарность близким. Хотя величественные жесты хороши и часто ценятся, проявить благодарность можно так же просто, как сказать «спасибо» или просто сказать кому-то, что они значимы и важны.

Многие люди могут подумать, что их близкие уже знают, что их ценят. Однако не все об этом знают. Иногда могут возникнуть сомнения. Более того, проявление признательности и благодарности — это всегда прекрасное чувство, даже если человек уже знает, что о нем заботятся.Никогда не недооценивайте силу признательности и благодарности.

Проявить прощение

Все лажают, и никто не идеален. Поэтому неизбежно наступит момент, когда любимый человек совершит ошибку или ошибется. Когда это происходит, лучше всего проявлять прощение. Дело в том, что каждый иногда ошибается. Большинство людей осознают свои ошибки и стараются не повторять их в будущем.

Любовь по своей природе терпелива, добра и прощает.Это означает отпустить прошлые проступки и двигаться вперед. Находясь в любовных отношениях, человек не сдерживает гнев и не использует чьи-то прошлые ошибки в качестве рычага против них. Это действия манипуляторов, а не тех, кто ценит и любит другого человека.

Хотя прощение важно в любых здоровых, любящих отношениях, оно не должно быть неограниченным. Если кто-то постоянно совершает одни и те же ошибки или игнорирует ошибки своего собственного пути, он, по сути, пользуется преимуществами отношений.Многие обидчики видят в способности человека прощать слабость, которую нужно эксплуатировать. Поэтому лучше всего простить кого-то, оставаясь при этом внимательным и бдительным.

Заключительное слово

Любовь по своей сути сложна, потому что сложны люди. У каждого человека есть свой жизненный опыт, мысли и чувства, составляющие его сущность. Некоторые люди совместимы с другими. Некоторые любовные отношения продлятся один сезон, а другие — всю жизнь.У каждого человека, встретившегося на его пути, есть урок, который нужно преподать. Способность быть открытым и восприимчивым к уроку важна и будет способствовать личному росту, осознанию и развитию.

Из-за запутанности и сложности любви и отношений многим людям иногда трудно принимать определенные решения. Многие люди, вещи и партнерства меняются и меняются с течением времени. В зависимости от характера отношений и других вовлеченных факторов определенные изменения может быть трудно преодолеть.Нет единой формулы. То, как люди справляются с событиями, варьируется от человека к человеку.

Источник: pixabay.com

Иногда лучшим вариантом будет сесть и поговорить с лицензированным профессионалом, особенно когда речь идет о любовных делах. Получение второго или третьего мнения от кого-то, кто специализируется на помощи другим, может иметь колоссальное влияние на жизнь человека. Несмотря на стигматизацию, связанную с обращением за профессиональной помощью, способность и решение обратиться за помощью при необходимости свидетельствует о силе, а не о слабости.Здесь, в BetterHelp, мы гордимся тем, что обеспечиваем высочайшее качество ухода, помощи и помощи тем, кто обращается к нам.

В конечном счете, выбор за вами, но если вы чувствуете желание связаться с BetterHelp по какой-либо причине, вы можете сделать это, нажав здесь.

Перед принятием решения вам может быть интересна дополнительная информация. Может возникнуть соблазн думать, что терапия предназначена только для людей с психическими заболеваниями. Это неправда. Терапия может помочь вам приобрести многие навыки в повседневной жизни и отношениях.Healthline перечисляет лучшие коммуникативные навыки, лучшие навыки решения проблем и большее доверие друг к другу как некоторые из преимуществ, которые терапия может принести в любые отношения. И 75 процентов людей, которые принимали участие в разговорной терапии, сообщают, что они испытали некоторую пользу. Если вам интересно, насколько эффективна онлайн-терапия, есть исследования и для этого: большинство исследований показывают, что наиболее распространенные виды разговорной терапии, когда вы не решаете очень серьезную проблему, работают так же хорошо, как онлайн, так и при личной встрече.

Есть и другие способы получить пользу от онлайн-терапии. Онлайн-терапия, как правило, более доступна, чем традиционная терапия, что может быть особенно привлекательно, если у вас есть несколько членов вашей семьи, которые хотят попробовать терапию. Также нет необходимости бежать в офис; вы можете связаться со своим консультантом из любого места, где у вас есть безопасная и надежная связь.

Все еще заинтересованы? Вот несколько недавних отзывов пользователей BetterHelp о своих консультантах:

«У меня было всего несколько сеансов с Перри, и я уже потрясен тем, что он помог мне раскрыть и реализовать.Откровенно говоря, я чувствовал себя в беспорядке, и мне не к кому было обратиться. Перри уже помог мне спасти мою работу, и в настоящее время мы работаем над многими целями самосовершенствования, которые я хочу достичь. Мы работаем над улучшением определенных аспектов моих отношений с мужем, и мой муж так счастлив, что я сделала этот шаг. Я очень рад тому, что должно произойти, и, наконец, получить помощь и поддержку, в которых я нуждался уже долгое время. У меня есть над чем поработать, и с помощью Перри я уверен, что смогу изменить свою жизнь к лучшему.»Подробнее о

«Джозеф очень помог мне в это время. От помощи мне в работе, устанавливая границы, чтобы поддерживать здоровые отношения с семьей, до разрешения некоторых конфликтов с моим партнером. Я чувствую, что мне было очень полезно поговорить с Джозефом в это трудное время ». Подробнее о

Психология любви, отношений, влечения и романтики

Отношения играют решающую роль в нашей жизни.Некоторые из них могут быть кратковременными и незначительными, например, взаимодействие с продавцом или администратором, в то время как некоторые могут быть длительными и эффективными. «Птицы стая падают вместе», это правда! Ваши друзья, романтические партнеры и семья вносят свой вклад в то, кем вы являетесь. В этой статье будет изучена психология отношений, влечения и любви — разнообразие отношений, которые мы развиваем, в кого мы влюбляемся, что нам нравится в партнерах, типы любви и привязанности, как формируются отношения и, что наиболее важно, , как мы поддерживаем эти отношения.

5 основ любви, дружбы и влечения

1. Принадлежность: Чувствуете ли вы связь?

Люди — социальные животные, и они стремятся иметь долгосрочные, стабильные и прочные межличностные связи. Мы стремимся принадлежать. Исследования показывают, что принадлежность сильно влияет на эмоциональные модели и когнитивные процессы человека. С другой стороны, отсутствие таких отношений приводит к плохим последствиям для здоровья, адаптации и благополучия. Недавнее исследование показало, что переселенцы с меньшей вероятностью будут скучать по дому, когда их принимает сообщество.Это создает здоровую возможность для новых отношений.

2. Близость: Насколько вы близки к кому-то?

Как вы думаете, если бы вы не жили рядом с соседом последние столько лет, вы все равно остались бы друзьями? Или, может быть, если бы ваш лучший друг не сидел рядом с вами в классе, вы бы никогда не встретились и не начали дружбу? Чем чаще люди сталкиваются с конкретным человеком, вещью или даже идеей, тем выше вероятность, что они разовьют к нему / им благоприятное отношение.Обычно знакомство вызывает симпатию. Зайонц назвал это простым эффектом воздействия. Эксперимент показал это, когда четыре женщины с похожей внешностью посещали занятия в колледже, не общаясь со студентами. В конце семестра студенты обнаружили, что женщины похожи и привлекательны.

3. Наблюдаемые характеристики: Что вы видите в других?

Мы все слышали фразу «Не судите книгу по обложке»; однако лицевые сигналы часто определяют ваше первое впечатление о человеке.Внешний вид человека влияет на многие важные социальные результаты, такие как решения об отношениях — выбор романтических партнеров, решение о приеме на работу и даже светская беседа. Эффект «что красиво, то хорошо» (стереотип красоты) имеет эволюционную основу, где предполагается, что привлекательные люди обладают восходящей экономической мобильностью, положительными личностными качествами и способностью обеспечивать большее удовлетворение отношениями. Исследования показывают, что физически привлекательные люди могут положительно влиять на решения о приеме на работу и влиять на суждения по серьезным уголовным обвинениям.

4. Сходство: Насколько вы похожи?

Неявный эгоизм подразумевает, что люди подсознательно предпочитают то, что они ассоциируют с собой. Исследования показывают, что люди, которые разделяют общие мнения или схожие взгляды, особенно политические или религиозные идеологии, с большей вероятностью будут иметь удовлетворительные отношения. Но разве мы не всегда говорили, что противоположности притягиваются? Исследования показывают, что люди, находящиеся в удовлетворительных межличностных отношениях, считают своих партнеров похожими на них.Неявный эгоизм подразумевает, что люди подсознательно предпочитают то, что они ассоциируют с собой.

5. Взаимность: есть ли взаимные уступки?

Взаимность — взаимопонимание — также тесно связано с межличностной привлекательностью. Обычно это эффективно в большинстве типов отношений. Люди желают взаимного уважения и любви. Но есть и другой аспект взаимности. В одном исследовании взаимность оценок физической привлекательности зависела от оценки другого.Так что вы можете найти кого-то более привлекательным просто потому, что знаете, что вы ему нравитесь. Эта взаимность может породить еще не сформировавшиеся отношения, просто зная, что о вас думает потенциальный партнер. Скажите другим, что они вам нравятся.

Согласно исследованиям, в основе любви и дружбы обычно лежат близость, принадлежность, сходство, наблюдаемая личность + поведение, взгляды и взаимные уступки. Нажмите, чтобы твитнуть

Источники лайков на основе социального взаимодействия

Некоторые люди обладают лучшими социальными навыками, которые помогают им эффективно общаться и общаться.Эти навыки обычно побуждают других принимать их более свободно. Как тот друг-экстраверт, который может поговорить с кем угодно, сказать правильные вещи и в итоге понравится всем. Вот некоторые ценные социальные навыки (с политико-социальной динамикой):

  1. Социальная проницательность (социальное восприятие) — это способность человека воспринимать и понимать других, начиная с их личных качеств и заканчивая чувствами и намерениями. Социально проницательные люди умеют строить прочные и позитивные межличностные отношения.
  2. Межличностное влияние — Это относится к способности человека изменять убеждения или идеи другого человека с помощью таких методов, как убеждение.
  3. Социальная адаптивность — Как следует из этого термина, он относится к способности человека адаптироваться к различным социальным ситуациям и эффективно взаимодействовать с другими.
  4. Выразительность — Это способность выражать эмоции так, чтобы другие могли легко их прочитать.

Распространенная тактика первого свидания — запутать / запутать вашего партнера между волнующим возбуждением и симпатией / сексуальным влечением .Люди делают это, посещая концерты, фильмы ужасов, приключенческие виды спорта и т. Д. Здесь люди могут подумать, что источником возбуждения является влечение, хотя на самом деле это действие, подобное просмотру фильма ужасов. Это называется неправильной атрибуцией возбуждения. Социальные взаимодействия, которые включают несексуальные возбуждающие эмоции, такие как страх, трепет, ужас, выброс адреналина и беспокойство, могут способствовать возникновению чувства симпатии или сексуального возбуждения.

Как личность влияет на отношения?

Модель личности OCEAN включает пять черт личности, экстраверсия (склонность к общению, энергичность и общительность) и уступчивость (склонность к доверию и альтруизму) связаны с высоким уровнем удовлетворенности отношениями и близости.Добросовестность, склонность к организованности и эффективности связаны с большей близостью. Люди с нарциссизмом — чертой личности, при которой люди имеют завышенное представление о себе, — сообщали о меньшей приверженности своим отношениям из-за альтернатив для партнеров по свиданиям.

Исследование, в котором изучались устойчивых элементов (может контролировать мотивацию, импульсы и приспосабливаться к окружающей среде), подконтроллеров (низкий контроль импульсов и мотивации, плохая адаптация) и сверхконтроллеров (высокий импульс и контроль мотивации, плохая адаптация) увидели, что у устойчивых подростков хорошие дружеские и романтические отношения.Основными темами межличностной химии являются взаимная откровенность (честная открытость), взаимное удовольствие, влечение, сходство, представительность (положительное впечатление, приветливость), любовь, мгновенная связь и неописуемые факторы. Сходства обычно более характерны для дружбы, чем для романтической химии.

Теория романтических отношений и любви

Хотя любовный треугольник — проблема, на самом деле это решение для понимания любви.

Треугольная модель любви Штернберга: Треугольная теория любви Роберта Штернберга гласит, что любовь состоит из трех компонентов — близости, страсти и решения / приверженности.Близость относится к степени близости между двумя людьми и сформированной связи. Страсть основана на сексуальности, физическом влечении и романтике. Обязательство — это набор мыслительных процессов, таких как принятие решения о взаимоотношениях с человеком и размышления о последствиях долгосрочных отношений. Из этих трех страсть кажется менее стабильной и не гарантированной, в то время как близость и приверженность в некоторой степени необходимы для установления близких отношений. В этой треугольной теории комбинации трех элементов допускают семь различных типов отношений.

Источник: треугольная модель любви Штернберга
  1. Нравится — Приязнь включает только один элемент из трех — близость, которая позволяет дружить без какой-либо страсти или долгосрочных обязательств.
  2. Товарищеская любовь — включает в себя сочетание близости и преданности делу. Это близкая, долговременная дружба, олицетворяющая здоровый брак, в котором угасла страсть.
  3. Пустая любовь — Сюда входит только обязательство, и, как говорится, оно пустое, без близости или страсти.
  4. Fatuous Love — Приверженность формируется на основе страсти без какой-либо близости, несколько поверхностных отношений.
  5. Влечение — это страстное и одержимое занятие, напоминающее любовь с первого взгляда и являющееся чистой страстью.
  6. Романтическая любовь. Здесь люди испытывают физическое и эмоциональное влечение друг к другу, но не поддерживают отношения.
  7. Непревзойденная любовь — сочетание всех трех элементов. Это идеальная совершенная любовь, которую трудно достичь и поддерживать.

Есть и другой взгляд на любовь — это продукт «эмоционального комплекса», нейробиологической абстракции вожделения и опыта. Вы можете проверить это здесь.

Что мы ищем в отношениях и что нам нравится?

Мы не можем точно обобщить наши потребности в отношениях, физические и психологические предпочтения и тенденции в рамках одной парадигмы, поэтому давайте рассмотрим, что обнаружили отдельные исследования.

  1. Надежность и готовность к сотрудничеству, как и следовало ожидать, чрезвычайно важны при выборе партнера.
  2. Теория сексуальной экономики утверждает, что гетеросексуальный секс — это рыночная сделка, в которой женщина является продавцом, а мужчина — покупателем. Цена оплачивается несексуальными ресурсами. Женщины соревнуются в сексуальной привлекательности и обещают верность. Они намерены заполучить человека, который предоставит ресурсы. С другой стороны, мужчины соревнуются, чтобы накопить указанные ресурсы, чтобы получить сексуального партнера. Доброжелательность, экстраверсия и добросовестность также могут помочь завязать отношения.
  3. В исследовании женщины хотели более активного эмоционального и товарищеского поведения, инструментальной поддержки и участия родителей в своих партнерах, в то время как мужчины хотели большего увеличения сексуальной активности.
  4. Даже в случайных отношениях (друзья с пособиями) женщины рассматривали отношения как более сложные и эмоциональные, в то время как мужчины, как правило, считали их более случайными с упором на сексуальные преимущества.
  5. Женщины также предпочитают более высоких партнеров, при этом женщины сообщают, что больше всего удовлетворены, когда их партнер примерно на 21 см выше их. Было замечено, что мужчины были более довольны, когда были примерно на 8 см выше своих партнеров.
  6. С эволюционной точки зрения исследование показало, что женщины предпочитают мужчин с хорошими генетическими показателями, такими как их мужественность, сексуальность, хорошими инвестиционными показателями, такими как их потенциальный доход, хорошими родительскими показателями, такими как желание иметь дом и детей, и хорошими показателями партнера, такими как быть любящим и надежным партнером.
  7. Большие глаза, выступающие скулы, большой подбородок, широкая улыбка и статусная одежда считаются привлекательными в мужчине.
  8. Данные свидетельствуют о том, что физическая привлекательность женщины играет большую роль в предпочтениях мужчин в отношении партнера, чем внешность мужчины при выборе партнером женщины. Однако, поскольку исследование старое, весьма вероятны культурные сдвиги в предпочтениях.
  9. Исследование американских женщин показывает, что женщины могут пойти на компромисс в отношении физической привлекательности своего партнера в пользу ресурсов и других качеств, которые они привносят в отношения.
  10. Исследования также показывают, что те, кто считает себя будущей замужней домохозяйкой, ищут партнера, который может обеспечить домашнее хозяйство. Предполагаемые роли могут повлиять на выбор партнера.
  11. На основании исследования гетеросексуальных женщин, те, кто считает себя очень привлекательными (даже если другие могут не согласиться), могут отдавать предпочтение мужчинам с более мужественными чертами лица. Исследование поддерживает идею о том, что самооценка женщины к привлекательности играет роль в предпочтениях мужественности.

Психологические эффекты семейных отношений

Семейные отношения — самые важные отношения. По мере роста наши отношения с членами семьи меняются; тем не менее, это все еще постоянная основа нашего социального бытия.

Отношения между родителями и детьми

Хорошее взаимодействие между родителями и детьми и воспитание детей в целом жизненно важны для социальной адаптации. Боулби разработал концепцию стилей привязанности, которые относятся к тому, насколько безопасно человек чувствует себя в межличностных связях или отношениях.Два основных отношения, которые определяют стиль привязанности, — это самооценка, , которая основана на социальных сигналах того, насколько они ценятся или принимаются, и межличностное доверие (социальные ожидания и убеждения друг в друге), которое является воспринимаемым. надежность и надежность человека, осуществляющего уход. Исходя из двух вышеуказанных размеров, мы получаем четыре типа стилей крепления —

  1. Стиль безопасной привязанности (высокая самооценка и высокое доверие) — надежные люди имеют длительные, удовлетворительные и преданные отношения и ведут хорошо приспособленный образ жизни.Стиль надежной привязанности возникает из хорошего воспитания, когда родители не испытывают неуверенности в своих детях, и ребенок не во всем полностью зависит от родителей.
  2. Боязнь-избегающий стиль привязанности (низкая самооценка и низкое доверие) — Эти люди склонны иметь несчастливые отношения или не могут создавать близких. Это результат отдаленного или отсутствующего воспитания.
  3. Озабоченный стиль привязанности (низкая самооценка и высокое доверие) — Такие люди жаждут близости и с готовностью вступают в отношения, их тоже считают навязчивыми.Поскольку у них низкая самооценка, они ожидают, что их отвергнут, и считают себя недостойными.
  4. Отказ от стиля привязанности (высокая самооценка и низкое доверие) — этот стиль заставляет людей думать, что они заслуживают хороших отношений; однако они не доверяют другим.

Стили прикрепления не высечены из камня и могут быть изменены.

Целостные семейные отношения

Семейные отношения возникают не по отдельности, а в целостном смысле с другими членами семьи, помимо ваших родителей, такими как братья и сестры, а также ваши бабушка и дедушка.Братья и сестры помогают психосоциальному и когнитивному развитию человека. Это также наблюдается в домах с высоким уровнем конфликтов, где люди, которые получали поддержку со стороны братьев и сестер, были более позитивно приспособлены, чем те, у кого была низкая поддержка со стороны братьев и сестер и только дети. Когда обязательства братьев и сестер остаются неизменными на протяжении всей их жизни, их общение, а также основанная на любви эмоциональная поддержка также остаются неизменными.

Было замечено, что сплоченные отношения с бабушкой и дедушкой уменьшают депрессивные симптомы у ребенка, особенно в семьях с одним родителем.Что касается взрослых, исследования показали, что уход за бабушками и дедушками может уменьшить неудовлетворенность, вызванную одиночеством (одиночество), а также улучшить их физическое и психическое здоровье.

Дружба и благополучие

Все мы устанавливаем близкие отношения со сверстниками и одноклассниками еще в детстве. Некоторые из них длятся десятилетиями, а некоторые кратковременны. Эти отношения возникли, возможно, потому, что вы оба учились в одной школе или в одном районе. Дружба уменьшает чувство одиночества, которое может нанести вред здоровью.В эксперименте использовалась онлайн-программа по обогащению дружбы, чтобы уменьшить одиночество, и это оказалось эффективным. Одиночество и социальная разобщенность среди взрослых также связаны с опытом дружбы в детстве, особенно когда другие стрессовые факторы и препятствия угрожают благополучию. Например, исследования показывают, что подростки-иммигранты, у которых были друзья из одного поколения, имели меньшие негативные последствия для здоровья. Это не только благополучие, детские отношения также могут влиять на когнитивные функции и статус.

Как поддерживаются отношения?

Давайте посмотрим на инвестиционную модель романтических ассоциаций Кэрил Русбулт.

Эта теория утверждает, что приверженность человеку зависит от уровня удовлетворенности, качества альтернатив и размера инвестиций. Модель утверждает, что у людей больше удовлетворения от отношений, если они получают больше вознаграждения, чем затрат. Они также более удовлетворены, когда нет лучших альтернатив, то есть альтернативный партнер не обеспечивает большего вознаграждения, чем текущий партнер.Инвестиции в отношения включают как материальные, так и нематериальные ресурсы. Rusbult также определил механизмы поддержки, необходимые для поддержания отношений —

  • Приспособление: использование поведения и действий, способствующих развитию отношений, без учета затрат и вознаграждений. Это готовность действовать конструктивно.
  • Готовность жертвовать — ставить интересы партнера выше своих.
  • Прощение — умение прощать ошибки и недостатки.
  • Позитивные иллюзии — видеть положительные стороны своего партнера.
  • Высмеивание альтернатив — сокращение потенциальных вариантов, рассматривая их в негативном смысле или умаляя их.

На отношения также влияет ваш стиль мышления. Люди думают о своих партнерах двумя способами.

  1. Улучшение отношений: В этом стиле атрибуции или мышления человек приписывает положительные ситуации личности или качествам партнера, а отрицательные — внешней причине или временному состоянию партнера.Например, если ваш партнер удивил вас ожерельем, это потому, что он любит вас и задумчив. С другой стороны, если он опаздывает на ваш вечер кино, это потому, что он застрял в пробке.
  2. Поддержание дистресса: Этот стиль прямо противоположен, когда человек приписывает положительные и отрицательные ситуации отрицательным аспектам своего партнера; как их личные качества или убеждения, как будто они намеревались причинить боль или показать пренебрежение (что часто приводит к гневу). Например, он купил вам ожерелье, потому что он в чем-то виноват, или он опоздал на ваш вечер кино, потому что забыл об этом или не позаботился об этом.

Кара — студентка-психолог и музыкант, чьи интересы варьируются от мемов до кофе! У нее большой интерес к социальной и когнитивной психологии.

Пять разоблачающих книг по психологии сердца — Сборы мозгов

Часто говорят, что каждая когда-либо созданная песня, каждое стихотворение, каждый роман, каждая картина в некотором роде «о» любви. На самом деле это означает, что любовь — центральная тема, основная забота величайших произведений человечества.Но что именно — это любовь? Как его механизм стимулирование такой поэтичности, и как это подать себя в наших умах, сердцах и душах настолько, так упорно, как и пронизывать каждый аспект человеческого воображения? Сегодня мы обратимся к 5 важным книгам, которые «о» любви по-другому — они обращают любознательный взгляд на это грандиозное явление и пытаются понять, откуда оно взялось, как оно работает и что это значит для состояния человека.

1. В ЛЮБВИ

Никакая превосходная степень не является преувеличением скромного блеска Алена де Боттона , охватывающего все, от философии до архитектуры. О любви ( публичная библиотека, ) — это именно тот вдумчивый, поэтический, очень умный фолиант, которым прославился Де Боттон. Отчасти роман, отчасти философское исследование происхождения и механизма романтической любви, книга следует за историей любовного романа, прослеживая каждую стадию — от первоначальной тоски, вызванной дофамином, до отчаяния, связанного с кончиной любви, — с помощью прекрасного сочетания интеллектуального анализа. и глубоко человеческие эмоции. В классическом стиле сетевого знания Де Боттона повествование усыпано ссылками и цитатами из основных западных философов, но в равной степени отражает его фирменный стиль увлекательного, легко читаемого повествования.

Каждая влюбленность предполагает [адаптировать Оскара Уайльда] триумф надежды над самопознанием. Мы влюбляемся, надеясь, что не найдем в другом то, что, как мы знаем, есть в себе — всю трусость, слабость, лень, нечестность, компромисс и грубую глупость. Мы бросаем кордон любви вокруг избранного и решаем, что все, что в нем находится, каким-то образом будет лишено наших недостатков и, следовательно, достойно любви. Мы обнаруживаем внутри другого совершенство, которое ускользает от нас внутри нас самих, и через союз с возлюбленным надеемся каким-то образом сохранить [вопреки всем свидетельствам самопознания] шаткую веру в этот вид.”

2. ПОЧЕМУ МЫ ЛЮБИМ

Вы можете вспомнить работу биологического антрополога Хелен Фишер из этого увлекательного обсуждения того, как антидепрессанты влияют на переживание романтической любви. Это лишь одна из бесчисленных не менее увлекательных граней любви, которые Фишер анализирует в книге «Почему мы любим: природа и химия романтической любви» ( публичная библиотека, ) — путешествие в мысленную смесь нейрохимии и повествования, гормонов и нейротрансмиттеры, которые заставляют нас испытывать определенные эмоции, и истории, которые мы рассказываем сами себе об этих эмоциях.Фишер выделяет три ключевых компонента любви, каждый из которых включает разные, но связанные системы мозга: вожделение, управляемое андрогенами и эстрогенами, тяга к сексуальному удовлетворению; влечение, характеризующееся высоким уровнем дофамина и норадреналина и низким уровнем серотонина, эйфория, когда дела идут хорошо, и ужасные перепады настроения, когда это не так, сосредоточенное внимание, навязчивое мышление и сильная тяга к человеку; и привязанность, управляемая гормонами окситоцином и вазопрессином и связанная с чувством спокойствия, умиротворения и стабильности, которое вы испытываете с постоянным партнером, — и позволяет исследователю взглянуть на фундаментальные вопросы о страсти и одержимости, радости и ревности, моногамии и расторжение брака.

Пример ее работы из этого фантастического выступления на TED о влюбленном мозге:

3. ПСИХОЛОГИЯ ЛЮБВИ

Первоначально написано в 1988 г., Психология любви ( публичная библиотека, ) представляет собой антологию из 16 академических, но хорошо читаемых статей, анализирующих различные аспекты любви. Сборник разделен на пять частей, каждая из которых посвящена определенному аспекту понимания любви, от глобальных теорий, объясняющих это явление, до психологии поддержания отношений и критического обзора области исследования любви.

Для многих людей любовь — самое главное в жизни. Без этого они чувствуют себя неполноценными. Но что это такое? Этим вопросом занимались поэты, романисты, философы, теологи и, конечно же, психологи и другие. В этой книге представлены попытки современных психологов, специализирующихся на изучении любви и близких отношений, понять, что такое любовь.

Книгу лучше всего читать вместе с The New Psychology of Love , продолжением оригинального названия 2008 года — бесценная параллель, которая показывает, как научные и технологические инновации улучшились и, в некоторых случаях, изменили наше понимание психологическая изнанка любви и, что, возможно, более важно, любопытный факт, что почти 25 лет спустя у нас все еще нет краткого и единственного определения «любви».”

4. ВЛЮБЛЕНИЕ

Встречались ли вы когда-нибудь с парой с непропорционально неравным уровнем влечения, только чтобы обнаружить, что вы думаете, что менее привлекательный человек «должен быть действительно забавным» или «вероятно, какой-то гений», или какое-то другое рациональное объяснение, казалось бы, несовпадающих пар? В книге «Влюбленность: почему мы выбираем тех, кого мы выбираем» ( публичная библиотека, ), социальный психолог и исследователь Айала Малах Пайнс решает эту и многие другие загадки психологии выбора партнера посредством мастерски сотканной сетки социальные и клинические подходы к пониманию романтики.Книга извлекает свои ключевые идеи из трех тематических исследований: исследование 100 романтических отношений на основе интервью, кросс-культурное сопоставление на основе данных американских и израильских рассказов о влюбленности и еще одна серия интервью из 100 пар, исследующих их причины. за то, что влюбился в суматохе позже в отношениях.

Неужели любовь слепа? Большой объем теории и исследований, а также мои собственные исследования и многолетняя клиническая работа убедили меня в том, что ответ на этот вопрос — твердое «нет»!

От того, является ли близость скрытым собеседником истинного романа до того, как осознанный выбор увеличивает вероятность обретения «настоящей любви», Влюбленность глубоко увлекательна, но написана с теплотой, лишена пустого кольца академического понтификации без компромисса строгость исследования или глубина его выводов.

5. ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ЛЮБВИ

Помимо обложки, воплощающей способность дизайна передавать мощные концепции с блестящей визуальной простотой, Общая теория любви ( публичная библиотека, ) психологов Томас Льюис , Фари Амини и Ричард Ланнон — это также первый в своем роде синтез исследований и поэтики, позволяющий взглянуть на общественные науки на естественную историю величайших эмоций.

С момента зарождения нашего вида люди в любом месте и времени боролись с неуправляемым эмоциональным ядром, которое ведет себя непредсказуемо и сбивает с толку. Наука не смогла им помочь. Первый врач западного мира Гиппократ предложил в 450 г. до н. Э. что эмоции исходят из мозга. Он был прав — но в течение следующих двадцати пяти сотен лет медицина не могла ничего больше рассказать о деталях эмоциональной жизни. Душевные дела касались только искусства — литературы, песни, поэзии, живописи, скульптуры, танца.До настоящего времени.

Красноречивый и открывающий глаза, Общая теория любви освещает «точные научные» открытия, касающиеся функций мозга и нейрохимии, через гуманистическую призму, которая предлагает более богатое и глубокое понимание воли сердца.

Объяснение треугольной теории любви Штернберга

Наше понимание того, что такое любовь, прошло долгий путь с тех пор, как первый пещерный человек почувствовал первый случай с бабочками. Достижения в области нейробиологии помогли нам визуализировать наши физические реакции на чувство, которое мы называем любовью, в то время как философы и психологи помогли нам понять, что мы имеем в виду эмоционально, когда говорим, что любим.

Но означает ли это, что мы нашли только одно определенное понятие, которое можно назвать любовью? Психолог Роберт Штернберг так не думает. Фактически, как показывает его «Треугольная теория любви», на самом деле существует , семь, типов любви.

Что такое треугольная теория любви?

Известный психолог Роберт Стернберг впервые выдвинул свою треугольную теорию любви в 1985 году. Эта теория, основанная на его психологических исследованиях в Йельском университете, пытается определить различные элементы межличностных отношений и проиллюстрировать, как они могут сочетаться, чтобы сформировать семь типов отношений. то, что мы называем любовью.

Теория проста. Он начинается с трех основных компонентов, которые, по словам Штернберга, лежат в основе большинства человеческих отношений: страсть, приверженность и близость. Взятые по отдельности, эти компоненты образуют три простейшие формы любви: одна лишь страсть вызывает увлечение, одна только близость равняется симпатии, а само обязательство означает пустую любовь.

Треугольная часть теории исходит из того факта, что вы можете комбинировать любые два из этих компонентов, чтобы сформировать более сложные типы любви — каждая комбинация образует разные стороны треугольника.Например, когда у вас есть отношения, сочетающие в себе страсть и близость, вы получаете романтическую любовь. Близость плюс приверженность дает вам товарищескую любовь, в то время как бессмысленная любовь рождается, когда приверженность встречается со страстью.

И еще есть непревзойденная любовь, которая представляет собой комбинацию всех трех компонентов. Это часто рассматривается как идеальная форма любви, поскольку, смешивая огонь страсти, комфорт близости и надежность обязательств, вы можете сформировать здоровые, счастливые и длительные романтические отношения.Важно отметить, что этот треугольник не обязательно должен иметь равностороннюю форму (действительно, три компонента редко присутствуют в равных количествах) — важно только то, что отношения имеют некоторые уровни всех трех компонентов. 1

Объяснение семи типов любви

Итак, Треугольная Теория Любви гласит, что любовь может принимать множество форм, каждая из которых состоит из одного или нескольких компонентов любви. Но что на самом деле означают такие термины, как «романтическая любовь», «товарищеская любовь» и «непревзойденная любовь»? Какие семь типов любви?

Влечение (страсть)

Страсть — это компонент любви, с которым многие из нас знакомы.Это ответственно за бешено бьющееся сердце, шлепки в животе, это чувство любви с первого взгляда. Конечно, когда это просто страсть, нет ни истинного знания, которое приходит с близостью, ни стойкости обязательств, поэтому то, что у вас получается, менее тонкое, чем некоторые другие виды любви. Таким образом, лучшее описание страсти само по себе — это увлечение. 2

Нравится (Близость)

Следующее — близость. В отличие от страсти, близость может быть исключительно платоническим чувством — это чувство близости и дружбы, которое приходит, когда вы встречаетесь с кем-то, с кем вы действительно ладите, с кем-то, с кем вы можете быть своим истинным я.Это, безусловно, отличный компонент романтических отношений, но сам по себе, без страсти или обязательств, он с большей вероятностью приведет к дружбе — или, как выражается треугольная теория любви, к симпатии. 3

Пустая любовь (обязательство)

В-третьих, у нас есть обязательства, активные шаги, предпринятые для сохранения отношений. Это неотъемлемая часть любой длительной любви, но, когда она лишена близости и страсти, она может казаться скорее долгом, чем романтическим выбором.Часто долгосрочные отношения, которые потеряли всякую страсть и близость, будут зависеть на этой стадии « пустой любви », прежде чем закончиться, но, как указывает Штернберг, любовь может начаться и здесь: например, в браке по договоренности часто возникает обязательство. первый. 4

Поскольку страсть, близость и преданность являются простейшими компонентами треугольной теории любви, отношения, в которых есть только одна из этих трех точек, также имеют тенденцию быть более базовыми. Однако когда вы комбинируете компоненты, все становится сложнее (и интереснее!):

Неистовая любовь (Обязательство + страсть)

Когда вы объединяете огонь страстной увлеченности и узы приверженности, но не как , кто этот другой человек, вы получаете безумную любовь.Вихревые браки знаменитостей и банальная свадьба в Вегасе часто можно охарактеризовать как бессмысленную любовь, как и любую пылкую, преданную связь, построенную без особого содержания. Отсутствие близости означает, что, когда страсть смягчается, такие отношения часто трудно поддерживать (а также, в зависимости от уровня вовлеченности, сложно растворить!) 5

Романтическая любовь (страсть + близость)

В романтической любви компонент близости приводит к встрече мыслей, в то время как компонент страсти означает также и физическое влечение.Каким бы великолепным ни было это сочетание, отсутствие обязательств означает, что романтическая любовь в большей степени сосредоточена на сейчас, , а не на будущем. Это означает, что это часто наблюдается в головокружительной, ранней фазе романа; в то время, когда вы узнаете друг о друге все и любите то, что открываете, но до того, как ваша жизнь и ваши привязанности полностью сольются. С добавлением приверженности это может превратиться в непревзойденную любовь — без нее, скорее всего, это будет материал бурных любовных романов. 6

Товарищеская любовь (близость + преданность)

На другом конце драматической шкалы романтической любви находится товарищеская любовь. В сочетании преданность и близость создают сильные эмоциональные связи, а это означает, что товарищеская связь сильнее простой дружбы. Однако отсутствие страсти означает, что это часто довольно целомудренная, удобная договоренность — то, что может случиться после многих лет знакомства. По словам Штернберга, это не похоронный звон любви — на самом деле, эта мягкая фаза — обычная часть развития отношений. 7

Шесть типов любви, указанных выше, можно увидеть в основе многих различных типов отношений, от платонической дружбы до бурных любовных приключений. Конечно, в любой из этих схем нет ничего плохого. Фактически, со временем многие отношения проходят через одну или несколько из этих стадий, и на одной из этих стадий можно быть очень счастливыми.

Однако Треугольная Теория Любви утверждает, что есть одна вещь, которой эти типы не могут быть, — это идеальная, настоящая любовь.Это потому, что идеальная любовь требует наличия всех трех компонентов.

Непревзойденная любовь (страсть + близость + преданность)

Когда присутствуют страсть, близость и приверженность, результатом является непревзойденная любовь. Конечно, эти три компонента не обязательно должны присутствовать в равной мере, но эта идеальная форма любви должна иметь хотя бы один из них. Волнение страсти, комфорт близости и командный дух преданности делу — все это необходимо для достижения этого идеала.

Так как же узнать, что вы в безупречной любви? Если прошли годы, и вы не видите себя более счастливыми с другими партнерами, если вы все еще наслаждаетесь сексом или физической любовью друг с другом, и если вы оба все еще тратите время на общение и приверженность друг другу, тогда скорее всего, вы достигли непревзойденной стадии. 8

Это не может длиться вечно — одно из предостережений Треугольной теории любви состоит в том, что отношения могут со временем переходить из одной точки в другую, но это то, над чем можно работать или над чем можно работать, чтобы выздороветь.И это стоит работы — непревзойденная любовь — это особый вид блаженства; такая связь, при которой пары продолжают обожать друг друга на протяжении долгого времени. А кто бы этого не хотел?

Редакционная статья EliteSingles, апрель 2017 г.

Если у вас есть вопросы по психологическим теориям любви, свяжитесь с нами! Вы можете оставить комментарий ниже или написать нам по адресу [адрес электронной почты]

Источники:

1 Роберт Дж. Стернберг, Йельский университет. Треугольная теория любви.Из «Психологического обозрения», 1986, том 93, № 2119–135. Найдено на http://pzacad.pitzer.edu/~dmoore/psych299/1986_sternberg_trianglelove.pdf

2 Study.com: Треугольная теория любви Штернберга: определение, примеры и предсказания. Найдено по адресу http://study.com/academy/lesson/sternbergs-triangular-theory-of-love-definition-examples-predictions.html

.

3 Джулиана Брейнс, доктор философии, пишет для журнала «Психология сегодня», 2012. Любовь, расшифрованная. Найдено по адресу https: // www.психологияtoday.com/blog/in-love-and-war/201208/love-decoded

4 Кайл Хилл, пишет для Science Based Life, 2012. Треугольная теория любви. Найдено на https://sciencebasedlife.wordpress.com/2012/05/18/the-triangular-theory-of-love/

5 Риша Мэй Ордас, пишет для Psych3Go, 2014. Согласно теории любви Штернберга, есть три компонента любви: преданность, страсть и близость. Найдено на https://www.psych3go.net/according-sternbergs-love-theory-three-components-love-commitment-passion-intimacy/

6 Психолог Уилл Мик, Ph.Д. Романтика против преданной любви. Найдено на http://www.willmeekphd.com/romantic-vs-committed-love/

7 Сьюзан Краусс Уитборн, доктор философии, пишет для Psychology Today, 2013. Какой из 7 типов любовных отношений подходит вам? Найдено на https://www.psychologytoday.com/blog/fulfillment-any-age/201308/which-the-7-types-love-relationships-fits-yours

8 Риша Мэй Ордас, пишет для Psych3Go, 2014. Согласно теории любви Штернберга, есть три компонента любви: преданность, страсть и близость.Найдено на https://www.psych3go.net/according-sternbergs-love-theory-three-components-love-commitment-passion-intimacy/

Разница между любовью и любовью к кому-то

В какой-то момент большинство из нас узнает это чувство: ваше сердце трепещет, когда вы видите, как ваш партнер входит в комнату, и кажется, что время, которое вы проводите вместе, ставит вас на вершину мира. Влюбленность — это часть жизни, которую многие люди стремятся испытать (и может показаться, что каждый персонаж в фильмах, книгах и других историях, которые нам нравятся, так или иначе сосредоточен вокруг нее).

Есть много разных видов любви. Некоторые люди чувствуют бабочек, когда они увлечены кем-то особенным; счастливые пары, состоящие в браке годами, глубоко привязаны друг к другу; и любовь родителей к своим детям часто рассматривается как самая сильная любовь, которую можно испытать. Но когда дело доходит до романтики, чувства любви и влюбленности разделены и зависят от стадии ваших отношений.

Если вам интересно, что значит быть влюбленным vs.любя другого человека, читайте дальше, чтобы узнать, что эксперты говорят об этих двух эмоциях.

Психология любви

Возможно, вы использовали фразы «быть влюбленным» и «любить кого-то» как синонимы, но есть несколько различий между ними и тем, как мы обрабатываем чувства в отношениях.

Определение, действительно ли вы влюблены в кого-то, может помочь вам решить, следует ли вам быть с ним эксклюзивно, оставаться в отношениях или взять на себя обязательство, ведущее к более глубокой любви.

«Искру, которая определяет опыт любви с первого взгляда, лучше описать как сильное влечение, сопровождаемое открытостью для будущих отношений», — говорит социальный психолог Тереза ​​Э. ДиДонато, доктор философии. «Романтическая любовь более сложна и включает в себя эмоциональные, когнитивные и поведенческие компоненты. Это также не то, что обычно происходит мгновенно, скорее, это обычно имеет тенденцию проявляться со временем».

ДиДонато предлагает подумать о том, как исследователи определяют романтическую любовь, чтобы более четко увидеть различия.Она отмечает, что, хотя многие ученые рассматривают любовь как эмоциональную привязанность, основанную на качестве отношений, другие измеряют любовь страстью, близостью и приверженностью.

Любить против кого-то любить

Прежде чем узнать, какой тип любви существует в ваших текущих отношениях, полезно понять признаки искренней влюбленности (и как определить, когда эта химия реальна). Если вы пытаетесь интерпретировать сильные эмоции, которые испытываете к любимому человеку, вот как определить, влюблены ли вы или просто чувствуете любовь к нему:

Влюбленность в кого-то эмоционально заряжена. Если вам интересно, что значит быть влюбленным, одно ключевое различие связано с вашими эмоциями. В частности, когда вы любите кого-то, вы испытываете сильное, почти необъяснимое желание этого человека. «Волнение и чудо ранней любви, взаимных открытий, наслаждения фантазиями и предвкушения многого в предстоящие годы — это незабываемый этап совместной жизни пары», — говорит терапевт по вопросам брака и семьи Кэти Маккой, доктор философии. На самом деле, «влюбленность» часто означает тоску по кому-то: вы постоянно думаете о нем и жаждете проводить с ним время, когда вы в разлуке.

Волнение и чудо ранней любви, взаимных открытий, наслаждения фантазиями и предвкушения многого в предстоящие годы — это незабываемый этап в совместной жизни пары.

Любовь к кому-то основана не на вихре эмоций. Зрелая любовь вырастает из развивающейся привязанности. Независимо от того, является ли человек, которого вы любите, партнером, другом, родителем или ребенком, ваши сильные чувства происходят из глубоко укоренившейся привязанности, а не из-за повышенной страсти или увлечения.«После того, как фантазии и иллюзии начнут исчезать, вполне возможно, что в центре внимания окажется что-то гораздо лучшее: реалистичная, устойчивая любовь», — говорит Маккой.

«Влюбленность» со временем может исчезнуть. Когда вы влюблены, глубокие чувства могут быть мимолетными. Сильное обожание со временем может стать безразличным, и новизна вашего партнера исчезнет. Быть влюбленным в кого-то сегодня — не гарантия того, что вы будете чувствовать то же самое навсегда: «Как обычно бывает в фазах, [ранняя любовь] проходит как работа, счета, дети, конфликты, стареющие родители и другие реалии долгого времени. — «Любовь на долгие годы» начинает отбрасывать эти фантазии », — говорит Маккой.«Трудно со временем скрывать гламурные иллюзии крупным планом».

Любить кого-то навсегда. Любить кого-то длится долго. Даже если человек, которого вы любите, раздражает или разочаровывает вас (или ваши отношения становятся далекими), вы продолжите заботиться о нем на каком-то уровне. Это одна из причин того, что вы все еще можете любить своего бывшего еще долгое время после разрыва — любовь к другому человеку глубоко укоренилась. «Если вы научитесь любить настоящего человека и принять то, кем он является, со своими сильными и слабыми сторонами, это может здорово изменить ваши отношения», — говорит Маккой.«[Это помогает] ему стать постоянным источником комфорта, эмоциональной безопасности и удивительно устойчивой радости. Когда вы реалистично видите друг друга и хорошо узнаете друг друга, у вас меньше шансов разочаровать друг друга».

Любовь к настоящему человеку и принятие того, кто он есть, со своими сильными и слабыми сторонами, может здорово изменить ваши отношения.

Влюбленность легко поколебать. Когда вы любите кого-то, ваша связь может быть недостаточно сильной, чтобы спокойно справиться с трудностями.Например, вы можете быть без ума от своего партнера, но как только возникают настоящие проблемы, вы начинаете чувствовать себя отстраненным от него или сомневаться в его способности пережить тяжелые времена. Когда вы чувствуете более глубокую любовь к своему давнему партнеру, страсть может продолжать прожигать жизненные проблемы, не угасая и не угасая. Вначале вы можете любить друг друга, но не знаете друг друга достаточно хорошо, чтобы вместе преодолевать препятствия. «По мере того, как вы расслабляетесь в отношениях и принимаете друг друга реалистично, увеличивается вероятность того, что те моменты, когда вы не так остроумны, когда вы немного капризны или когда вы не согласны, не будут нарушением сделки», — Маккой говорит.«Когда вы влюблены, вы, как правило, ведете себя наилучшим образом и ожидаете того же от любимого человека».

Любящий кого-то может пережить жизненные взлеты и падения. Когда вы кого-то любите, ваши отношения достаточно сильны, чтобы преодолевать жизненные трудности. Это потому, что ваша связь друг с другом настолько врожденная, что проблемы действительно могут сблизить вас. «В отношениях, которые несут в себе потенциал настоящей любви, люди почти сразу чувствуют желание признаться и поделиться всем о себе, будь то отрицательное или положительное», — говорит психолог Рэнди Гюнтер, доктор философии.D. «Они сразу же чувствуют себя смелыми, желая знать и быть известными, независимо от результата». В конце концов, любовь основана на доверии, уважении и честности, которые развиваются со временем.

Влюбленность открывает дверь к долгой любви

Когда вы влюблены в своего партнера, вы можете со временем развить более глубокое чувство любви, поскольку вы оба привержены отношениям — и многие пары все еще чувствуют трепет любви после многих лет совместной жизни. Так что, если вы все еще находитесь на ранних этапах, будущее может быть прочным, если вы будете здоровым образом преодолевать жизненные трудности.

Влюбленность в кого-то на самом деле создает основу для создания длительной любви. Каждый партнер приносит соответствующие жертвы, чтобы удовлетворить потребности другого, и они будут наслаждаться теми аспектами друг друга, которые раскрывают их лучшие версии. Когда партнерам нравится проводить время вместе, у них больше мотивации расти вместе, рисковать и делать жизнь друг друга лучше. «Отказ от старых фантазий оставляет место для чудесных сюрпризов», — говорит Маккой. «Когда вы перестанете пытаться изменить супруга — или себя — в соответствии с фантазиями друг друга и просто полюбите друг друга, поощряя других расти по-своему, вас ждут чудесные сюрпризы.»

Хотя страсть важна, взаимное уважение и сострадание между партнерами создают эмоциональную основу между ними: поэтому, если вы думаете, что нашли «единственного», ваши отношения могут просто превратиться в захватывающее обязательство на всю жизнь.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *