Содержание

Виктимность и виктимизация на современном этапе

 



КРИМИНАЛИСТИКА
Абдулмуслимова Л.Г.

Статья посвящена некоторым актуальным вопросам виктимности и виктимизации, причинах, факторах влияющих на состояние на современном уровне.

Состояние виктимности является отражением состояния законности и она понимается как предрасположенность от­дельных людей стать жертвой преступления, а также неспо­собность общества и государства защитить своих граждан. В современной России виктимность стала одной из наиболее болезненных социальных проблем.

Одним из первых сформулировал понятие виктимно­сти Л.В. Франк. По его мнению, «под виктимностью следует понимать повышенную способность человека в силу ряда его духовных и физических качеств при определенных объектив­ных обстоятельствах становиться «мишенью» для преступных посягательств». Д.В. Ривман определяет виктимность как объ­ективно присущую человеку «предрасположенность» стать при определенных обстоятельствах жертвой преступления либо неспособность противостоять преступнику, определяе­мую совокупностью факторов, делающих эту неспособность объективной (независящей от жертвы) или оставляющих ее на уровне субъективного «нежелания или неумения».

Если с понятием «виктимность» связывают повышенную способность («предрасподложенность») лица оказаться при определенных обстоятельствах жертвой преступления, то тер­мином «виктимизация» пользуются для обозначения процес­са такого превращения, конечного и совокупного результата такого процесса, причем как на единичном, так и на массовом уровне. Несколько иначе трактует виктимизацию З.А. Астемиров, который пишет, что «виктимизация — это процесс ста­новления отдельных лиц и людских сообществ жертвами пре­ступлений, вернее, приобретения ими виктимных качеств».

Виктимизация выступает как составная часть преступно­сти, имеющая свои специфические параметры и качественные характеристики, в силу которых эти категории не являются совпадающими.

Виктимизация отличается от преступности тем, что представляет собой совокупность процессов становле­ния жертвами. Фаргиев И.А. отмечает, что «в первую очередь в предмет исследования криминологической виктимологии входят: морально-психологические и социальные характери­стики потерпевших; отношения, связывающие преступника и потерпевшего; ситуации, которые предшествуют преступлению, ситуации в процессе совершения преступления и ситу­ации после совершения преступления».

В ее предмет входит и массовая уязвимость, уязвимость отдельных социальных, профессиональных и других групп. Для того, что решать научные, а главное, практические задачи, необходимо знать: каков удельный вес потерпевших в общей массе населения; удельный вес отдельных групп населения в массе потерпевших; от каких преступлений и в каких отноше­ниях оказываются потерпевшими различные категории физи­ческих и юридических лиц.

Значение виктимологии исключительно велико, она по­зволяет ответить на совокупность вопросов, которые имеет важное практическое значение. К числу этих вопросов отно­сятся: роль потерпевшего в механизме преступления; крими­нологическое значение отношения между жертвой и преступ­ником; зависимость общественной опасности преступника от степени уязвимости жертвы (потерпевшего), свойства лично­сти, способствующие формированию жертвы преступления.

Понятие виктимизации в криминологической литерату­ре чаще всего связывают с размахом преступности и ее послед­ствиями, причем с основным акцентом на количественную сторону этого явления.

В своей статье «Типологии жертв преступлений» Будя- кова Т.П. полагает, что «в виктимологии уже давно созрели все предпосылки для создания концепций среднетипичной и особенной жертвы. Эти концепции не должны основываться на статических признаках, а базироваться на содержательном анализе личностей жертв преступлений и в качестве исходно­го ориентира иметь стандарт «среднего человека».

На наш взгляд, следует исходить из того, что виктими­зация и криминализация являются парными, в социальном плане тесно связанными криминологическими категориями, означающими разные уровни и перспективы десоциализации — превращения лица в преступника или, наоборот, в жертву преступления. При этом виктимизация является составной частью, хотя и специфической частью процесса криминали­зации общества.

В качестве результатов преступлений, совершенных на определенной территории, в виктимологии анализируются данные о видах преступлений, о лицах, которым был причинен вред, месте, времени, способе преступлений и других ха­рактеристиках процесса виктимизации.

Для виктимологического анализа, например, убийства и причинения тяжкого вреда здоровью человека и их соотноше­нием с иными отклоняющегося поведения представляет инте­рес понятие первичной виктимизации.

Для более полного представления о виктимизации от убийства и причинения вреда здоровью человека необходимо решить вопрос о создании системы учета и статистики жертв преступлений в государственной отчетности правоохрани­тельных органов.

Виктимизация у разных категорий потерпевших прояв­ляется по разному, но всегда связана с личностью, с ее свой­ствами и условиями формирования.

Виктимизация чаще всего проявляется у женщин и не­совершеннолетних, когда лицо уже однажды (быть может дважды, несколько раз) находилось на грани того, что могло быть убито, причем в силу именно своего неправильного пове­дения, вновь ведет себя виктимно.

Чаще всего это бывает при азартных играх, делении краденного, невозвращении долга и т.п. Такая виктимизация относительно редка, что касается убийств, то она проявляется не более чем в 15% случаев. Хо­телось бы указать также: при многократной виктимизации риск стать жертвой преступления от случая к случаю посто­янно возрастает, а виктимное поведение приобретает особую устойчивость.

Повышенная виктимизация, как нами установлено, это уже стиль поведения, образ жизни, когда для «потенциальных потерпевших» от убийств характерны постоянные конфлик­ты, придирчивость, искажение, межличностные отношения, грубость и т.д. Такой виктимизации обладают повышенной притягательностью для лиц, совершающих убийства, прости­тутки, картежники, пьяницы, наркоманы, лица с сексуальны­ми патологиями, иными нервно-психическими заболевани­ями (в рамках вменяемости), бродяги, воры, хулиганы и т.д. Они уязвимы для преступников еще и потому, что втягивают­ся в острые виктимные ситуации, для них же характерна про­должительная близость к преступному лицу.

Относительно убийств повышенная виктимизация проявляется примерно в 55% случаев. Виктимизация, которая тесно связана с отноше­ниями «убийца-жертва», проявляет себя крайне слабо или не обнаруживается вовсе, составляет всего 20%. Эти формы вик­тимизации особенно тесно связаны с убийствами. По данным статистики около 70% убийств совершается в результате агрес- сивно-провоцирующей виктимизации.

Среди факторов, формирующих виктимность от убий­ства и причинения вреда здоровью, особенно следует выделить характер взаимоотношений между жертвой и преступником. Взаимоотношения между будущим преступником и буду­щим потерпевшим по своему характеру могут быть самыми различными: от хороших либо безразличных, нейтральных до неприязненных, откровенно враждебных.

Само предположение о возможности стать жертвой пре­ступности, приводят к страху перед ней, который возрастает при осознании своей уязвимости от насильственного престу­пления. В нагнетании страха перед преступностью играют свою роль средства массовой информации. Действительно, в последние годы СМИ освещают проблемы преступности и социально-отклоняющего поведения далеко не всегда объек­тивно. В своих стремлениях первыми обнаружить сенсацию масс-медиа представляют вниманию населения информацию полную ужаса и зачастую далекую от реальной действитель­ности. На этом фоне не удивительно, что в обществе растет страх перед преступностью.

Итак, сравнение полученных данных о виктимизации за последние годы позволяют сделать следующие выводы:

1. Атмосфера страха является существенным элементом анализа криминологической ситуации на разных уровнях, а также связанной с совершением конкретного преступления, его последствиями, поэтому рассматривалась как категория не только психилогическая, но и виктимологическая, имею­щая важное значение для организации виктимологической профилактики.

2. В обществе обозначается тенденция роста страха стать жертвой преступления. В определенной мере ответственность за это лежит на средствах массовой информации.

3. Проблема безопасности защиты от преступных посяга­тельств волнует людей не меньше чем инфляция, безработица безработица и рост цен.

4. Страх перед преступностью также следует рассматри­вать на фоне общего уровня жизни людей, который харак­теризуется опасением и чувством неуверенности по поводу потери (отсутствия) работы, ситуации в семье, финансовой безопасности, напряжением международной обстановки.


КРИМИНАЛИСТИКА

Виктимное поведение подростков: причины, профилактика

Loading…

Виктимное поведение представляет собой совокупность приобретенных человеком физических, психических и социальных черт и признаков, повышающих вероятность превращения его в жертву преступления или деструктивных действий. А.В. Мудрик привел определение понятию виктимности: «Виктимность – субъективная предрасположенность человека стать жертвой тех или иных обстоятельств» и указал, что «повышенная виктимность несовершеннолетних определяется не только их психофизическими качествами, но и их социальными ролями, местом в системе социальных отношений, положением, которое они занимают в семье» [4, с.

23]. Люди, рискующие оказаться в положении жертвы,  демонстрируют разные виды виктимного поведения: агрессивным поведением вызывающе провоцируют преступника; пассивно подчиняются насилию; проявляют невнимательность или  абсолютное непонимание хитростей преступника [6, с.88]. Главный признак виктимного поведения – это осуществление определенных действий или бездействий, которые способствуют тому, что человек или ребенок оказывается в роли потерпевшего (жертвы).

Самый уязвимый возраст, когда дети попадают в различные трудные жизненные ситуации – подростковый. Это тот возраст, когда при отсутствии значительного жизненного опыта подросток должен решать самые различные задачи: освобождение от опеки взрослых, взаимоотношения с лицами другого пола, сверстниками, к определённому времени возникает проблема выбора профессии. Именно в этот период наиболее активно формируется личность.

Важнейшим аспектом повышенной виктимности подростков является негативное воздействие взрослых на их психику, телевидения, групп сверстников, формирующих у них антиобщественную установку личности. Результаты такого негативного воздействия нередко приводят подростка к совершению асоциальных поступков, а также могут поставить его в положение жертвы.

Психофизические особенности детского и подросткового возраста – любопытство, жажда приключений, доверчивость, внушаемость, неумение приспособиться к условиям, в которых возникает необходимость находиться, беспомощность в конфликтных жизненных ситуациях, а в ряде случаев и просто физическая слабость, обуславливают повышенную виктимность этой возрастной группы. В связи с этим у подростков возникает множество проблем, с которыми самостоятельно справиться «на входе» в самостоятельную жизнь многие молодые люди не могут [5, с.96].

Установлено, что жертвами преступлений чаще становятся люди молодые, не обладающие опытом жизни, некомпетентные в вопросах причин и условий совершения преступлений, пренебрегающие предупреждениями, плохо разбирающиеся в людях, неосторожные, неосмотрительные, рискованные, азартные и др.

 Фактором виктимизации человека любого возраста, может стать семья. Склонность к асоциальному образу жизни, противоправному или саморазрушительному поведению может передаваться по наследств. На личностном уровне предрасположенность к тому, чтобы стать жертвой неблагоприятных условий социализации, зависит от личностных характеристик, которые могут способствовать или препятствовать виктимизации человека. К таковым характеристикам, в частности, можно отнести степень устойчивости и меру гибкости человека, развитость у него рефлексии,  саморегуляции, его ценностные ориентации и т.д. [6, с.55] Таким образом, можно выделить характерные особенности подросткового возраста: эмоциональная незрелость, недостаточное умение контролировать собственное поведение, соразмерять желания и возможности в удовлетворении своих потребностей, повышенная внушаемость, желание самоутвердиться и стать взрослым. Все это в подростковом возрасте повышает риск стать жертвой неблагоприятных условий социализации. Для того чтобы приостановить рост жертв неблагоприятных условий социализации необходима виктимологическая профилактика населения, в особенности подростков.  

Основные составляющие виктимности подростков:   

1. Возрастные особенности психического и психосексуального развития подросткового возраста в виде становления платонического, эротического или сексуального либидо в сочетании с излишней доверчивостью, недостаточной критичностью.

2. Такие индивидуально-психологические особенности личности, как неадекватная самооценка, высокие показатели по уровню тревожности, эмоциональная неустойчивость, высокая степень нервно-психической напряженности.

3. В структуре личности: социальная робость, низкая способность к интеграции поведения и высокая степень конформности.

4. В ситуации конфликта тенденция «ухода в себя» с целью смягчения эмоционального дискомфорта.

5. Низкий уровень сексуальной просвещенности.

6. Нервно-психические расстройства (олигофрения, расстройства личности – психопатии, последствия органического поражения головного мозга и пр. ).

7. Безнадзорность, заброшенность и эмоциональное отвержение, недостаточный уход и недостаток эмоционального тепла, а также отставание в психофизическом развитии, легкая внушаемость, неспособность оценить степень опасности и сопротивляться насилию.

8. Условия жестокого обращения в семье, враждебное восприятие мира, готовность быть жертвами насилия со стороны сильных и самим проявлять его в отношении слабых.

Профилактика виктимного поведения детей и подростков:

  1. Выявление деструктивных семей и работа с ними.
  2. Диагностика индивидуально-психологических черт личности подростков с целью выявления «группы риска», подверженности виктимизации.
  3. Профилактика употребления спиртных напитков и ПАВ у несовершенннолетних.
  4. Правильное и своевременное полоролевое воспитание. Формирование у детей знаний в области взаимоотношения полов, морально-нравственных принципов.
  5. Формирование коммуникативных навыков, приемлемых форм и стереотипов безопасного поведения в различных ситуациях.
  6. Просвещение обучающихся и родителей о наиболее распространенных преступлениях, связанных с посягательством на жизнь и достоинство граждан, обстоятельствах возникновения криминальных ситуаций, эффективных способах выхода из них, особенностях поведения преступников (с привлечением сотрудников ПДН).
  7. Разъяснительные беседы и психологические тренинги, направленные на обучение способам предупреждения противоправных действий и выработку стратегий поведения в угрожающих жизни ситуациях.
  8. Организация досуга детей и подростков во внеурочное время.
  9. Самое главное в профилактике виктимного поведения детей и подростков — это грамотное воспитание и благоприятная психологическая среда развития ребенка в семье. Ведь семья — это не только первый институт социализации будущей взрослой личности, но и микромир, «среда обитания» ребенка. И при правильной ее организации риски виктимизации будет сведен к минимуму.

Педагог-психолог Бигун Е.С.

 

ПРОБЛЕМЫ ВИКТИМИЗАЦИИ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ

Аннотация:

Статья посвящена проблемам виктимизации осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях, и прежде всего, оценке состояния и уровня их виктимизации, установлению картины виктимизации по ее структурному содержанию. С целью обоснования направлений дальнейшего совершенствования предупреждения виктимизации данной группы осужденных в исследовании выявлены факторы, обуславливающие накопление у них виктимогенного потенциала, что чаще всего и приводит к совершению в отношении них преступления. Цель: анализ и оценка уровня виктимизации осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях, выработка виктимологического инструментария по предупреждению виктимизации осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях Исследование проведено с помощью следующих методов: анализ и обобщение имеющихся по данной проблеме исследований, анализ практики исправительных учреждений по обеспечению безопасности осужденных, отбывающих наказание, методики социологического блока (опросы осужденных, беседы с сотрудниками исправительных учреждений). Область применения результатов. Результаты работы могут применять в деятельности исправительных учреждений по противодействию пенитенциарной преступности, обеспечению безопасности осужденных, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, охраны их прав и свобод. Также данное исследование может применяться в учебном процессе на юридических факультетах образовательных учреждений.

Образец цитирования:

Гаджиева А.А., Даххаев М.М., (2016), ПРОБЛЕМЫ ВИКТИМИЗАЦИИ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ. Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал, 5: 84-86.

Список литературы:

Гаджиева А.А. Проблемы общей теории виктимологии. — Махачкала, 2012
Кулакова А. А. Виктимологический аспект пенитенциарной преступности и ее предупреждения : В отношении сотрудников уголовно-исполнительной системы: Автореф. Дисс. …к.ю.н. — Нижний Новгород,2007.
Сердюченко И. Н.Пенитенциарная виктимизация осужденных и ее предупреждение: Автореф. Дисс. …к.ю.н. — Рязань,2011.
Сердюченко И.Н. Факторы пенитенциарной виктимизации осужденных: проблемы классификации //Российский следователь. -2010. — № 11
Франк Л.В. Потерпевшие от преступлений и проблемы советской виктимологии. — Душанбе, 1977.

Ключевые слова:

пенитенциарная виктимология, виктимность осужденных, процесс виктимизации, пенитенциарная виктимизация.

ВИКТИМНОСТЬ — это… Что такое ВИКТИМНОСТЬ?

  • Виктимность — (от лат. victima  жертва)  склонность субъекта к поведению, повышающему шансы на совершение преступления в отношении него. Виктимность изучает межотраслевая дисциплина виктимология. Различают также «общественную… …   Википедия

  • виктимность — и, ж. victime m. юр., един. Гнида была виктиманиусом и виктиматором. Она доводила до животного состояния виктимность ребенка. Ю. Мориц Гнида и Маленький. // Октябрь 1998 5 16 …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • виктимность — сущ., кол во синонимов: 1 • провокационность (1) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • Виктимность — (лат. victima жертва) особенности личности и поведения индивида, навлекающие на него агрессию со стороны других людей, такие, как покорность, внушаемость, неумение постоять за себя, неосторожность, доверчивость, легкомыслие, недифференцированная… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • виктимность — ж. Подверженность комплексу жертвы. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • виктимность — повышенная способность человека в силу некоторых качеств (духовных, физических и профессиональных) становиться при определенных обстоятельствах объектом преступления …   Большой юридический словарь

  • Виктимность — «предрасположенность» человека выступать в определенных обстоятельствах в качестве жертвы, неспособность избежать опасности там, где она объективно могла быть предотвращена (см. виктимология) …   Современный образовательный процесс: основные понятия и термины

  • Виктимность — (лат. victima жертва) свойство личности, заключающееся в предрасположенности быть жертвой обстоятельств или воздействия других людей. При этом отсутствует желание отстаивать свою позицию и брать на себя ответственность за свои поступки, что… …   Психологический лексикон

  • Виктимность (значения) — Виктимность склонность субъекта к поведению, повышающему шансы на совершение преступления в отношении его …   Википедия

  • Виктимность профессиональная сотрудника ПОО — Психологически отрицательное профессионально–личностное образование , создающее реальную угрозу несчастных случаев, ранений или гибели сотрудника при действиях в криминально опасных и иных критических ситуациях. Структурно профессиональная… …   Энциклопедия современной юридической психологии

  • Виктимизация. Понятие и виды виктимизации

    Во все времена существовали преступник и его жертва. Но лишь в ХХ веке закономерность оформилась в единое понятие, послужившее началом такого предмета исследования, как виктимология. Основа теории состоит в том, что любая жертва обладает неким набором характеристик, которые заставляют ее стать объектом совершенного преступления. Однако обо всем подробнее.

    Области изучения

    Прежде чем говорить о таком социальном явлении, как виктимизация, а также выявлять причины ее развития и влияния на остальные процессы развития социума, необходимо уточнить основные понятия этого термина. Надо сказать, что данной проблемой занимаются такие сферы научного знания, как психология, социология, педагогика, юриспруденция и т. д., что возводит эту тему в ряды актуальнейших.

    Общее понятие

    Виктимизация — это социальный процесс, при котором лицо превращается в жертву преступления. Проще говоря, это результатом действий преступника по отношению к жертве. Здесь же стоит определить понятие виктимности. Под ней понимается склонность к тому, чтобы стать жертвой. Таким образом, виктимизация и виктимность являются неразрывными понятиями, при которых первое является характеристикой второго. Она при этом может быть измерена количеством случаев нанесения вреда и совокупностью характеристик жертв преступления.

    Виктимизация: понятие и виды

    Основателем такого предмета, как виктимология стал Л. В. Франк. Собственно, без его влияния и не сложилось бы понятие виктимизации. Так, Франк вводит свое определение термина. По его словам, виктимизация – это процесс превращения в жертву, а также его результат, независимо от того, единичной этой случай или массовый.

    Однако сразу после этого, на Франка обрушивается шквал критики. Другие исследователи отмечают, что понятия процесса и его результата должны отличаться друг от друга, а не быть единым целым.

    Например, Ривман утверждает, что виктимизация — это действие, при котором преступление, произведенное по отношению к лицу, оказывает влияние на развитие его склонности. А в случае если из потенциальной жертвы человек превращается в реальную, то данный процесс именуется «виктимность-результат».

    Связь процессов

    В доказательство сказанному стоит отметить, что эти два явления неразрывно связаны между собой. Любое действие, направленное на достижение состояния жертвы, имеет свое логическое завершение.

    Это значит, что в тот момент, когда на человека было совершено нападение, независимо от того, каков был исход события, он уже автоматически приобретает статус жертвы. В данном случае само нападение — это виктимизация в понятии процесса. А лицо, в отношении которого было совершено преступление, являет собой результат.

    Именно поэтому виктимизация – это процесс влияния одного события на другое. Чем больше происходит преступлений, тем выше риск стать их жертвой.

    Исследование случаев виктимизации

    Для того чтобы понять, при каких обстоятельствах обычный человек превращается в жертву преступления, необходимо провести ряд исследований.

    Виктимизация и ее степень определяются при наличии суммарных данных о количестве всех потерпевших. Это никак не зависит от тяжести преступления, его исхода и наличия прочих факторов, спровоцировавших данное происшествие.

    Проще говоря, виктимизация – это совокупность всех случаев, когда объекту наносился моральный или физический урон.

    Ко всему прочему, благодаря исследованию степени предрасположенности к становлению жертвой, можно говорить о таком понятии, как преступность. Если провести параллели между причиной и следствием этих явлений, вывод напрашивается сам по себе. Чем больше жертв, тем выше уровень преступности, а значит, активно развивается человеческая деструктивность как элемент социальной жизни общества.

    Виды виктимизации

    Как и любое другое явление, процесс становления жертвой подразделяется на виды. Так, по своему характеру он может быть индивидуальным или массовым.

    В первом случае подразумевается, что вред нанесен одному конкретному человеку.

    Во втором случае речь идет о социальном явлении – совокупности как жертв преступления, так и самих актов нанесения вреда при условии определенности места и времени, а также наличия качественных и количественных характеристик. Еще такое массовое явление определяется термином «преступность».

    Также в зависимости от степени социального согласования как самой преступности, так и предрасположенности субъекта к ней, выделяются следующие виды данного процесса:

    1) Первичная. Под ней подразумевается причинение вреда конкретному человеку в момент самого преступления. При этом неважно, был ли это моральный, материальный или физический урон.

    2) Вторичная виктимизация – это косвенное причинение вреда. Он может быть связан, к примеру, с ближайшим окружением, когда от кражи имущества у одного человека страдает все члены его семьи. существуют и другие способы косвенного нанесения вреда. Он выражается в навешивании ярлыков, обвинении в провоцировании противоправных действий, отчуждении, унижении чести и достоинства и других действиях, направленных на десоциализацию жертвы.

    3) Третичная. Под ней понимается воздействие на жертву с помощью правоохранительных органов или СМИ в своих собственных целях.

    Иногда выделяют также и четвертичную, понимая под ней такое явление, как геноцид.

    Виды виктимности

    Поскольку понятия процесса и результата неотделимы друг от друга, следует также уточнить виды последнего.

    Виктимность бывает:

    1) Индивидуальная. Состоит из совокупности личностных качеств и влияния ситуации. Под ней понимается предрасположенность или уже реализованная способность становиться жертвой в условиях, когда объективно ситуация позволяла избежать этого.

    2) Массовая. Под ней подразумевается совокупность людей, обладающих рядом качеств, определяющих их степень уязвимости перед преступными деяниями. При этом каждый отдельно взятый человек выступает в качестве элемента этой системы.

    При этом массовая виктимность имеет свои подвиды, в числе которых групповая, объектно-видовая и субъектно-видовая.

    Психологические теории виктимизации

    Как говорилось выше, понятием виктимизации озадачены многие дисциплины. В том числе и психология. Многие ученые выдвигали свои теории объяснения, почему человек превращается в жертву. Рассмотрим наиболее популярные из них.

    По мнению Фромма, Эриксона, Рождерса и др., виктимизация — это (в психологии) особое явление, присущее каждому человеку ввиду наличия деструктивных черт. При этом разрушительная направленность идет не только вовне, но и на себя.

    Фрейд также придерживался данной концепции, однако, пояснял, что без конфликта не может быть развития. Сюда же подходит понятие противоборства двух инстинктов: самосохранения и саморазрушения.

    Адлер при этом говорит, что каждому человеку присуще агрессивное влечение. А типичное поведение является отражением неполноценности. При этом неважно, реальная она или мнимая.

    Интересно также рассуждение Штекеля. По его мнению, в снах человек проявляет свою ненависть, действительное отношение к окружающей реальности и склонность к проявлению влечения к смерти.

    А вот Хорни скорее относит свои рассуждения к педагогической деятельности. Он говорит о том, что личность формируется с детства. Многие факторы могут оказать влияние на проявление неврозов и, как следствие, затрудненность социального функционирования.

    Виктимизация это… в педагогике

    Кстати, согласно педагогическим теориям, выделяется несколько возрастных этапов, на которых риск развития виктимности повышен. Всего их 6:

    1) Период внутриутробного развития, когда влияние оказывается через родителей и их неправильный образ жизни.

    2) Дошкольный период. Игнорирование родителям потребности в любви, непонимание сверстников.

    3) Младший школьный период. Чрезмерная опека или, наоборот, ее отсутствие со стороны родителей, развитие различных дефектов, отвержение учителями или сверстниками.

    4) Подростковый период. Пьянство, курение, наркотическая зависимость, растление, влияние преступных групп.

    5) Ранняя юность. Нежелательная беременность, приписывание несуществующих дефектов, алкоголизм, неудачи в отношениях, издевательства со стороны сверстников.

    6) Юность. Нищета, алкоголизм, безработица, неудачи в отношениях, неспособность к дальнейшему обучению.

    Заключение

    Таким образом, мы определили, что такое виктимность и виктимизация, понятие и виды этого явления. Наличие определенных черт личности дают основание отнести ее к группе риска при столкновении с различными противоправными действиями. Единственным выходом из данной ситуации является помощь специалистов, направленная как на профилактику данного явления, так и на устранение его последствий.

    Факторы виктимного поведения подростков как социальная проблема психологической науки

    В последние годы проблема виктимности подвергается глубокому междисциплинарному анализу, связанному с исследованием культуры насилия,  выявлением социальных, культурных, психологических и биологических факторов данного социального феномена, в этом контексте становится необходимым рассмотрение второй стороны процесса, а именно, виктимного поведения жертвы.

    Несмотря на то, что изначально поведение жертвы в достаточной степени описано в криминальной виктимологии, остро стоит проблема смещения акцентов изучения данного явления в область общей и возрастной психологии. Важным является рассмотрение природы виктимного поведения детей и подростков, выявление факторов его детерминирующих, причин и возрастных особенностей виктимизации и виктимного поведения в подростковом возрасте как наиболее уязвимом.

    В российской психологии крайне мало экспериментальных исследований по теме виктимного поведения личности, имеются лишь единичные работы, изучающие психологические особенности детей и подростков на судебно-психиатрическом материале (Бурелов Э. А., Морозова И. Г., Кузнецов И. В., Догадина М. А., Пережогин Л. О; Кудрявцев И. А., Васильев В. Л., Мамайчук И. И.). Однако необходимость в таких исследованиях все более возрастает в практическом отношении. До настоящего времени малоизученными оказались проблемы генезиса виктимного поведения, системы факторов, детерминирующих его возникновение, особенности проявления этих закономерностей поведения у подростков, не ставших жертвой криминальной ситуации. Практически нет  удовлетворительного диагностического материала, позволяющего выявлять потенциальную виктимность подростка. Также мало разработана система предупреждающих мероприятий, направленных на предотвращение виктимного поведения.

    В современной психологической науке при анализе агрессогенных конфликтов  и  ситуаций  выделяются два основных подхода. Один из них акцентирует внимание на характеристиках ситуаций и внешних объективных обстоятельствах, другой — на внутренних качествах личности. Объединяя эти подходы, следует отметить, что на фоне конкретных ситуативных обстоятельств, при наличии определенных виктимогенных особенностей личности ребенка и особого психоэмоционального состояния происходит становление виктимного поведения, следствием актуализации которого становится процесс виктимизации, то есть ребенок оказывается в качестве жертвы. При этом, виктимное поведение  может иметь как провоцирующий характер, так и способствующий.

    Наше исследование, раскрывающее факторы виктимного поведения подростков (Матанцева Т.Н., Чашкина К.С., 2014) показало, что  в механизме виктимизации  принимают участие как минимум четыре компонента:

    — ситуативные факторы виктимного характера – например, конфликт;

    — виктимные индивидуально-психологические особенности – такие как агрессивность, конфликтность, тревожность, неуверенность;

    — специфическое психоэмоциональное состояние  – в первую очередь эмоциональная неустойчивость;

    —  виктимогенное поведение – например, провоцирование конфликтов, драк или наоборот, демонстрация нерешительности, неуверенности.

    Отметим, что именно ситуативные факторы играют главную роль в становлении виктимного поведения подростков, они провоцируют возникновение виктимных ситуаций и их развитие. От особенности ситуации зависит будет ли решающим психоэмоциональное состояние или виктимогенные качества подростка. При этом может иметь место сложное сочетание всех обозначенных компонентов, что определит наибольшую интенсивность процесса виктимизации поведения.

    Помимо ситуативных виктимогенных факторов существует немало первичных и вторичных виктимогенных признаков личности и поведения подростка, которые обусловливают его виктимизацию. Большое значение в процессе виктимизации имеют, как мы уже отмечали, индивидуально-психологические особенности, особенности поведения и психоэмоциональные состояния подростков как потенциальной жертвы, без выяснения которых не могут быть раскрыты полностью ни конкретные обстоятельства, ни причины и условия подростковой виктимизации. Если подросток позволяет себе обзывать, дразнить своего сверстника, то закономерным следствием этого  становится конфликт; в котором подросток может оказаться жертвой, это является лишь следствием его  собственного виктимного (в данном случае — провоцирующего) поведения. В процессе обучения также следствием виктимного поведения  в форме неуважения к педагогу могут стать неудовлетворительные оценки, приглашение в школу родителей с последующим конфликтом с родителями. Таким образом, можно констатировать: и в первом и во втором случае подросток проявляет признаки виктимного поведения, что становится причиной его же собственных психологических проблем.

    Но не всегда подростки виктимологически уязвимы  вследствие собственных активных действий виктимогенного характера. Существуют определенные категории детей, которые не провоцируют относительно себя ни конфликты, ни проявления агрессии, и все же часто становятся жертвами, страдают от ущемляющих действий  окружающих. В данном случае причиной является виктимность ребенка, которая лежит в основе его виктимного поведения.

    Под виктимностью, как особенностью личности подростка, следует понимать совокупность качеств, явлений, психологических особенностей, характеристик личности ребенка, способствующих его виктимизации. Виктимность или виктимогенность — это приобретенные ребенком физические, психические и социальные черты и признаки, которые могут сделать его склонным к превращению в жертву [1].

    Ряд исследователей выделяют ситуативную, личностную и ролевую виктимность. Эта классификация видов виктимности в русле анализа проблемы подростковой виктимизации представляется нам наиболее целесообразной и обоснованной, хотя не может считаться достаточно полной и исчерпывающей.

    Наше исследование показало, что ситуативная виктимность детей подросткового возраста проявляется очень часто. Подростки  становятся соучастниками конфликтов, агрессивных ситуаций, совершаемых отдельными личностями в отношении сверстников или педагогов, становясь жертвой наказания ввиду наличия признаков ситуативной виктимности. Примером проявления ситуативной (и возрастной) виктимности детей являются также террористические акты, во время которых детей не редко захватывают и удерживают в качестве заложников.

    Наиболее сложной является проблема наличия у многих подростков признаков личностной виктимности. Речь идет конкретно о индивидуально-психологических и внешних характеристиках, которые в определенных условиях могут независимо от местонахождения, действий или желаний ребенка провоцировать агрессивность окружающих против него.

    В первую очередь речь идет о некоторых индивидуально-психологических характеристиках подростка, которые прямо способствуют его виктимизации. Это  могут быть:

    1. негативные, осуждаемые окружающими качества: агрессивность, конфликтность, надменность, демонстративность, наглость, дерзость;

    2. «нейтральные» или  социально одобряемые качества: скромность, уравновешенность, спокойность;

    3. признаки имеющихся комплексов: нерешительность, неуверенность, тревожность, боязливость.

    По мнению Р.Бэрона и Д.Ричардсон существует определенная категория людей, которая сама притягивает к себе несчастья и агрессию; возможно к такой категории можно отнести подростков с обозначенными выше качествами.

    Нужно отметить, что нередко внешние признаки виктимного характера подростки могут создавать сами. Например, девочки-старшеклассницы,  отдающие предпочтение коротким юбкам, глубоким декольте и коротким «топам» чаще всего не осознают, что их внешний имидж имеет виктимогенные признаки. Можно  выделить имиджевую виктимность подростков, которая может быть связана со специфическими особенностями одежды (слишком богатый или, напротив, убогий вид; распущенный, «приглашающий»), наличием дорогих вещей, украшений и других аксессуаров. Имидж ребенка составляет также его стиль поведения и высказываний, особенности пола, пантомимики. Все это может быть неадекватно понято и субъективно проинтерпретировано окружающими, в силу чего ребенок может пострадать.

    Подростки, полярно осваивающие программу школьного обучения, а также относящиеся к различным социальным слоям не всегда находят общий язык в реальной сфере общения со своими одноклассниками, поэтому не всегда имеют высокий статус в коллективе сверстников. Наоборот, чаще они принадлежат к социометрическим категориям «изолированных», «пренебрегаемых». В результате происходит рост уровня статусной виктимности подростков.

    Помимо роли подростка, в классном коллективе сверстников и школьных микрогруппах  ученик  играет определенные роли в сфере межличностного общения: «заводила», «весельчак»,  «козел отпущения» [2]. Ролевая виктимность также может иметь место во время некоторых игр детей; а её уровень  может зависеть от правил игры, особенностей конкретной роли, которую исполняет ребенок. В этом случае ролевая виктимность подростка может сочетаться с ситуативной.

    Следует также указать на наличие у подростков возрастной виктимности, которая обусловливает виктимизацию ребенка в так называемом вертикальном направлении: ребенок страдает от действий людей, которые старше его — педагогов, родителей и каких-либо других взрослых (террористов). Это обусловлено отсутствием у подростков достаточного социального и жизненного опыта, определенного объема социальных знаний и достаточного уровня сформированности навыков социального взаимодействия. Принадлежность к определенному возрастному периоду развития создает предпосылки для возможного нахождения ребенка в качестве жертвы мошенничества и грабежа (из-за отсутствия необходимого социального и жизненного опыта, недостаточного развития интеллектуальной сферы, низкого уровня развития критичности мышления и бдительности, доверчивости), хулиганства и разбоев (чаще из-за недостатка физического развития). Негативными последствиями использования подростками неадекватных поведенческих форм самоутверждения могут стать демонстративность, дерзость, наглость, самоуверенность, гиперкоммуникативность, склонность к риску, беспечность, конфликтность, или же конформизм, неуверенность, чуткость, обидчивость, тревожность, замкнутость, пассивность, заторможенность, слабоволие [3].

    Наше исследование показало наличие семейной виктимности. Так, в некоторых семьях родители отличаются непомерной авторитарностью, склонностью к наказаниям, следствием которых становятся унижение, подавление чувства собственного достоинства у подростка.

    В целом необходимо отметить, что отдельные виды виктимности подростков «в чистом виде» практически не встречаются. Часто встречается сложное «наслоение» нескольких видов, что значительно осложняет прогноз виктимного поведения в каждом конкретном случае. Приведём в качестве примера девушку – подростка, демонстрирующую как минимум шесть видов виктимности: физическую, личностную, имиджевую, возрастную, ролевую и ситуативную, а именно внешне невзрачная, неуверенная, тихая, с тревожным взглядом и тихой речью.

    Таким образом, становление виктимного поведения подростков происходит на фоне конкретных ситуационных обстоятельств  при наличии четырех составляющих механизма виктимизации: ситуативные факторы, виктимогенные индивидуально-психологические особенности личности (виктимность), специфическое психоэмоциональное состояние, виктимное (виктимогенное) поведение. В зависимости от набора возрастных и индивидуальных виктимогенных свойств у подростков формируются определенные виды виктимности, детерминирующие разные виды их виктимного поведения.

    Факторы виктимизации – это совокупность обстоятельств в жизни людей и общества, которые детерминируют процесс превращения данной личности в жертву преступления либо тем или иным образом способствуют содействию реализации этого процесса.  Условиями виктимизации являются разнообразные явления объективного и субъективного характера, которые наращивают степень виктимности, существенно облегчают возможность возникновения конфликтов, нагнетают эскалацию виктимогенной ситуации [4].

    Исследователями выделяются следующие внутренние, психологические факторы, которые способствуют быть жертвой преступлений:

    — потребность в престиже, в самоуважении;

    — потребность в риске;

    — эмоциональная неустойчивость;

    — агрессивность;

    — наличие акцентуации характера;

    — отклонения в психическом развитии;

    — низкое самоуважение;

    — неадекватная самооценка [5].

    К основным причинам и факторам возникновения виктимного поведения относят:

    — Индивидуально-психологические особенности несовершеннолетних, способствующие формированию девиаций поведения: нарушения в эмоционально-волевой сфере. Такие особенности чаще всего, если они не являются патологическими, формируются в результате неудовлетворительного, ошибочного воспитания в семье, в результате различного рода нарушений родительско-детских отношений.

    — Акцентуации (чрезмерно выраженные отдельные черты) характера подростка как крайний вариант нормы, при которой отдельные черты характера подростка чрезмерно усилены, при этом существует избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим. При определенном стечении обстоятельств такие подростки неожиданно иначе, чем другие, реагируют на явления окружающей жизни, неадекватно поступают, казалось бы, в стандартной ситуации.

    — Бурно протекающий подростковый кризис, стремление к взрослости, на фоне противоречий физиологического и психического развития (отсюда и неадекватность реакций во взаимоотношениях с окружающими и противоречивость в действиях и поступках). Часто неадекватное, вызывающее поведение несовершеннолетних в подростковом возрасте (что, собственно является нормой в этом возрасте) в результате неправильного, неграмотного реагирования родителей, учителей и других взрослых закрепляется и укореняется.

    — Негативное влияние стихийно-группового общения в формировании личности подростков. Основным видом деятельность подростков является общение, хотя они в своем большинстве и не умеют это делать грамотно и конструктивно. Примечательно также, что грамотно и конструктивно общаться подростков специально никто и не учит, поэтому основными источниками научения являются семейные и «киношные» образцы общения. При этом очень велико влияние референтной группы подростков, т.к. процесс освоения общественных норм и ценностей у подростков происходит через неформальную группу. Отверженность в семье, изоляция в классном коллективе вынуждают подростков искать среду обитания вне больших, организованных коллективов, в кругу себе подобных, в сфере стихийно-группового общения. Последнее же является важным фактором социализации несовершеннолетних, здесь подростки находят условия и возможности для собственной самореализации и самоутверждения.

    — Школьная дезадаптация также является одной из причин появления виктимности поведения, как правило, агрессивной и социально-пассивной направленности. Педагогические ошибки, особенно на ранних этапах обучения, порождают психосоциальные проблемы личности дезадаптирующего характера, которые не будучи разрешенными в младшем школьном возрасте, становятся основой для всевозможных отклонений психосоциального развития несовершеннолетних и в подростковом возрасте резко изменяют поведение несовершеннолетних в негативную сторону: агрессия, склонность к употреблению психоактивных веществ и уходу в виртуальный мир (компьютерная и интернет-зависимости), самовольные уходы из дома и школы на длительное время, отказ от обучения и т.д.

    Анализ субъективных факторов виктимизации показал, что игровая роль жертвы становится «излюбленным» способом адаптации. Подобная адаптация носит несколько консервативный и регрессивный характер, происходит стагнация личностных ресурсов, блокируется стремление к более высокому уровню и качеству жизни. Постепенно четче вырисовываются черты виктимности (безразличие к происходящему; боязнь рисковать; избегание, уход от проблем и трудностей; нежелание действовать, проявлять активность и инициативу; неудовлетворенность своей самореализацией и продуктивностью своей жизни; стремление к комфорту и т.п.). Активизируются рентные установки, выражающиеся в утилитарном подходе к своему бедственному положению; в ощущении себя особенно пострадавшими и беспомощными; в фокусировании психической активности на страданиях; в беспомощности, пассивности и безразличии [6].

    Важным фактором виктимизации могут считаться специфические биогенетические особенности, влияющие на изменения поведения и психики подростка.

    Пубертатный возраст, с точки зрения биологических изменений, физического и полового созревания является периодом значительных изменений, происходящих на всех иерархических уровнях личности субъекта.

    В предложенной российским психологом Е. В. Руденским культурогенетической концепции феномен «социально-педагогическая виктимизация личности» обосновывается с позиции интеграции ряда факторов риска его возникновения. Этим обусловлено то, что в качестве факторов риска социально-педагогической виктимизации  подростка им рассматриваются:

    — субъектные, интрасубъектные и интерсубъектные факторы развивающейся личности подростка.

    — Субъектные, интрасубъектные и интерсубъектные факторы личности учителя.

    — Системные факторы педагогического общения, отраженные в системе взаимодействия учителя (родителя) и развивающейся личности подростка.

    — Психосоциальные факторы (макрофакторы) социально-педагогической ситуации развития личности подростка.

    —  Индивидуально-психологические факторы (микрофакторы), обусловленные спецификой возрастной индивидуальности и психологической типологией личности подростка  [7].

    Таким образом, автор в процессе психологического и социально-педагогического исследования анализирует не только механизм социально-педагогической виктимизации личности подростка с девиантным поведением, но и вовлеченные в него действия подростков, учителей, родителей, педагогические технологии общения и стиль взаимодействия, а также опосредующую этот механизм психосоциальную ситуацию развития личности. В этом позиции автора во многом созвучны с идеями, высказанными ранее известными социологами. Так, например, французский социолог и философ Э. Дюркгейм, характеризуя процесс воспитания и социализации подрастающего поколения, трактовал его как ежеминутно испытываемое ребенком давление социальной среды, стремящейся сформировать его по своему образцу и имеющей своими представителями и посредниками родителей и учителей [8]. Суть позиции Э. Дюркгейма – в признании за обществом его приоритета над личностью.

    В этом отношении особое внимание психологи, социологи и педагоги уделяют такому фактору, как влияние личности учителя.

    Если следовать позиции Ч. Тойча, то деформированная личность учителя в процессе взаимодействия с развивающейся личностью подростка посредством не только вербальных, но и невербальных средств оказывает репрессивное влияние на личность последнего. Подросток становится экспрессором – жертвой травматической проекции учителя, а педагогическое общение – механизмом компенсирующей проекции опыта травматического развития личности учителя. Компенсирующая проекция социальной травмы или травматического опыта развития определяет не только стиль принуждения в отношении учителя к ученику, но и характеризует обращение к репрессивным социально-педагогическим психотехникам. Вырабатывается и закрепляется своего рода позиция принуждения, характеризующая деформированную личность учителя [8].

    Вот какими признаками определяет позицию принуждения ученика учителем, реализуемую в психотехниках социально-педагогического воздействия, А. Ситаров:

    — раздражительность, обидчивость, эмоциональная неустойчивость,

    — неуверенность в себе,

    — негативная открытость (принятие, но с ориентацией на отрицательное),

    — эгоцентричность, наличие комплекса психологических защит,

    — нетерпимость к чужому мнению, другим людям (детям, учащимся),

    — ограничение субъективной свободы,

    — приоритет дисциплинарных воздействий над организационными,

    — низкий уровень способности подключать детей к собственным целям и подключаться к целям школьников,

    — повышение у учащихся напряженности, приоритет негативных форм оценивания над позитивными.

    Эти признаки позволяют рассматривать социально-педагогическое воздействие на развивающуюся личность в системе образования как виктимогенное педагогическое влияние, приводящее к виктимизации учащегося, что говорит о необходимости коррекции межличностного взаимодействия субъектов в образовательной системе.

    Анализ типичных случаев подростковой виктимизации позволяет определить её конкретные причины: при каких обстоятельствах ребенок может пострадать из-за неблагоприятного стечения обстоятельств; когда главную роль играют особенности обстоятельств, а когда главную роль играет способствующее или провоцирующее виктимное  поведение самого подростка.

    Выделение конкретных случаев социальной виктимности детей и подростков представляется очень важным для осуществления дифференциального подхода, который ведет к выявлению путей предупреждения виктимизации школьников. 

    Криминальная виктимология и виктимологическая профилактика — «Научно-практический центр Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь»

     

     

    От составителей

    Криминологическая обстановка в Республике Беларусь в период перехода к рыночной экономике, как и на всем постсоветском пространстве, характеризуется значительным ростом преступности и органически связанной с ней активной криминальной виктимизацией населения. Риск стать жертвой преступлений, особенно тяжких насильственных и корыстно-насильственных, непрерывно растет. В связи с этим все более актуальной становится проблема противодействия виктимизации населения от преступных проявлений, внедрения в практику деятельности правоохранительных органов научных знаний не только в части традиционного упреждающего воздействия на лиц, от которых можно ожидать совершения преступлений, но и на потенциальных криминальных жертв с целью уменьшения риска стать объектом преступного деликта . Достижения криминальной виктимологии используются в деятельности правоохранительных органов недостаточно, а научная разработка этой проблематики в Республике Беларусь стала развертываться только в последние десятилетия. В других же странах мира, в том числе и входивших в бывший СССР, вопросы криминальной виктимологии исследуются уже в течение более длительного периода (с конца 40-х годов ХХ столетия). В этих странах издано большое число монографий, пособий, статей и других публикаций по данной тематике. Немало научных работ, изданных в зарубежных странах, переведены на русский язык, но некоторые известны лишь на языке оригинала. Все эти научные труды в библиографическом отношении должным образом не систематизировались, не реферировались и не обобщались, что, естественно, не способствовало глубокой проработке вопросов криминальной виктимологии, виктимологической профилактики и защиты прав потерпевших от преступлений. Определенной попыткой восполнить этот пробел является настоящее библиографическое издание, подготовленное ведущим научным сотрудником отдела криминологии кандидатом юридических наук, доцентом Романовым В.В. и зав. отделом научно-технической информации Силивончик И.А.

    В библиографический указатель включены наиболее важные научные работы, изданные во второй половине текущего столетия в иностранных государствах и странах СНГ, которые освещают историю возникновения и развития криминальной виктимологии как отрасли криминологических знаний, ее основные понятия, классификацию жертв преступлений, формы и методы виктимологической профилактики, правовое положение потерпевших в уголовном процессе, порядок реституции и компенсации за причиненный им вред. Материалы международных конференций , обзоры по проблемам виктимизации за последние годы, проведенные Национальным институтом юстиции США, ФБР, HEUNI, UNICRI и др. представляют несомненный интерес. Все издания и упоминаемые литературные источники названных учреждений из раздела IV имеются в фонде института и зарегистрированы под соответствующими регистрационными номерами. .

    В указателе принята тематическая группировка материалов, для чего он разбит на 3 раздела, которые отражают наиболее актуальные направления теории криминальной виктимологии и противодействия виктимизации населения от преступных посягательств.

    Внутри I и II разделов материалы располагаются в алфавитном порядке, а в III разделе сначала приводятся международные правовые документы, затем – законодательные и другие нормативно-правовые акты Республики Беларусь в порядке их юридической значимости, после чего следуют научные работы в алфавитном порядке.

    Справочный аппарат включает в себя вступительную статью, именной указатель и содержание разделов.

    Предлагаемый указатель не претендует на исчерпывающую полноту, так как не содержит сведений о ведомственных литературных источниках, имеющих ограничительные грифы. Данное издание предназначено для профессорско-преподавательского состава, аспирантов и студентов высших юридических учебных заведений, научных сотрудников научно-исследовательских учреждений юридического профиля.

    Замечания и предложения просим направлять по адресу: 220035 Отдел научно-технической информации НИИПККиСЭ, г.Минск, ул.Гвардейская,7.


     

    Раздел I.
    Общетеоретические основы криминальной виктимологии: история вопроса, основные понятия, классификация жертв

    Антипина О.В. О работе проблемной виктимологической группы при кафедре уголовного процесса и криминалистики Иркутского Университета. //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск, 1982. – С. 99-100.

    Антонов-Романовский Г.В., Лютов А.А. Виктимность и нравственность //Вопросы борьбы с преступностью.- 1980.- Вып.33.- С.40-46.

    Аргунова Ю. Виктимологический аспект преступности в Японии // Социалистическая законность, 1987. — №3. – С.58-60.

    Беньковска Э. Основные проблемы современной виктимологии //Изв. АН ГССР. Серия экономики права. – Тбилиси, 1985. — № 3 — С.96.

    Блюм Р. Алкоголь и преступность.- США, 1967.

    Бородин С.В. Уголовный закон и усиление охраны жизни, здоровья, свободы и достоинства личности //Советское государство и право.- 1987.- №9.- С.87-97.

    Вандышев В.В. Виктимология: что это такое? – Л.: Знание, 1978. – 19с. Место хранения: НБ ауд 564934; Мд 30316

    Вандышев В.В. Новые книги по проблемам виктимологии.- Виктимологические проблемы борьбы с преступностью.- Иркутск, 1982.- С.114-119.

    Виктимологические проблемы борьбы с преступностью: Сб. науч. тр. – Иркутск: ИГУ, 1988. – 136с. Место хранения: НБ 325005.

    Виктимологические проблемы борьбы с преступностью: Сб. ст. – Иркутск: ГУ, 1982. – 134 с. Место хранения: НБ М226226.

    Гентиг Г. Преступник и его жертва.- Нью-Йорк, 1948.

    Гентиг Г. Заметки о взаимодействии преступника и жертвы //Журнал уголовного права и виктимологии.- США.- 1940.- Т.31.- С.303-309.

    Гилинский Я.И. Социология девиантного поведения как специальная социологическая теория //Социологические исследования.- 1991.- №4.- С.72-78.

    Гилинский Я.И. Девиантное поведение в зеркале социологии (По материалам СССР) //Актуальные проблемы социологии девиантного поведения и социального контроля.- М., 1992.- С.5-31.

    Грудинская И. С позиции виктимологии: Наука о жертве //Российский адвокат.- 1997.- №6.- С.20-21. Место хранения: НБ 30к 7051

    Дагель П.С. “Вина потерпевшего” в уголовном праве //Советская юстиция.- 1967.- №6.

    Дагель П.С. Виктимологические аспекты криминологических и уголовно-правовых исследований //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск., 1982 – С.6-15.

    Демографический профиль жертв преступлений //Борьба с преступностью за рубежом. – 1994. — №4. – С.4.

    Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность.- М., 1982.

    За что нас убивают //Аргументы и факты.- 1993.- №5.- С.7.

    Звирбуль В.К., Шляпочников А.А. О состоянии и перспективах развития советской виктимологии //Социалистическая законность.- 1976.- №8.

    Карпец И.И. Проблема преступности.- М., 1969.

    Карпец И.И. Пути развития наук криминального цикла.- М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1968.

    Карпец И.И. Современные проблемы уголовного права и криминологии.- М., 1976.

    Квашис В. Жертвы преступлений: кто им поможет //Советская юстиция.- 1993.- №7.- С.8.

    Клеандров М.И. Хозяйственно-правовая виктимология: концепция, методология исследований //Советское государство и право.- 1989.- №3.- С.87-92.

    Коновалов В.П. Перспективы развития виктимологии //Теория и практика борьбы с правонарушениями. – Душанбе, 1982. — № 1. – С. 107.

    Коновалов В.П., Болдырева И.А. Личностная виктимность и виктимное поведение несовершеннолетних потерпевших от изнасилования. – Душанбе, 1987. – С.6.

    Криминалистическая виктимология. Вопросы теории и практики: Сб.науч. тр: — Иркутск : ИГУ ,1980. — 160с. Место хранения : Ая 449322

    Криминология: Учебник для юридических ВУЗов /Под ред. Коробейникова Б.В., Кузнецовой Н.Ф., Миньковского Г.М.- М.: Юридическая литература, 1988.- Гл.6.- §4.

    Криминология: Учебник для юридических ВУЗов /Под общ. ред.Долговой Н.И.- М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997.- Раздел 1V .- Гл.6; Раздел V.- §4.

    Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии.- М., 1968.

    Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений.- М., 1976.

    Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации.- М.: МГУ,1984.

    Лупарев Г.П. Преступление и его жертва . — Алма – Ата : Знание , 1998 – 39 с. Место хранения : НБ 249664

    Маркелов А.В. Возможна ли виктимология как отрасль науки //Изв. АН КазССР: Серия общих наук. – 1985. — №6. – С. 67-72. Место хранения: НБ 30К71.

    Миндагулов А.Х. Виктимология и профилактика правонарушений //Проблемы профилактики правонарушений в советской литературе.- №4.- М.: Академия МВД СССР, 1976.

    Минская В.С. Отрицательное поведение потерпевшего – одна из категорий виктимологии //Советское государство и право, 1980. — № 7. – С. 136-139.

    Мухамедзянов Н. Международный форум виктимологов //Государство и право.- 1997.- №12.-С.114-115.

    Нуртаев Р.Т. О виктимологических аспектах неосторожной преступности //Современные проблемы уголовного права и криминологии.- Владивосток, 1991.- С.140-143.

    Опрос жертв преступлений для оценки уровня преступности в США //Проблемы преступности в капиталистических странах /ВИНИТИ.- 1984.- № 6.- С.39-47.

    Остроумов С.С., Франк Л.В. О виктимологии и виктимности //Советское государство и право, 1976.- Вып.4.

    Полубинский В.И. Криминальная виктимология. Что это такое? – М.: Знание, 1977. – 64 с. Место хранения: НБ Анд 966973.

    Полубинский В.И. Правовые основы учения о жертве преступления: Учеб. пособие. – Горький: Горьк.ВШ МВД СССР, 1979. – 84с. Место хранения: НБ Мд 86196; ауд. 585584.

    Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии: Сборник статей.- Душанбе, 1977.

    Ривман Д.В. О некоторых понятиях криминальной виктимологии// Виктимологические проблемы борьбы с преступностью.- Иркутск, 1982. – С.15-24.

    Ривман Д.В. О содержании понятия “виктимность” //Вопросы теории и практики борьбы с преступностью.- Л., 1974.

    Романов В.В. Виктимологический аспект профилактики преступлений //Профилактика преступлений: Учеб. пособие для юрид. ВУЗов.- Гл.13.- Мн.: Университетское, 1986.

    Романов В.В. Основы криминальной виктимологии.- Мн.:ВШ МВД, 1980.

    Современные проблемы развития виктимологии //Борьба с преступностью за рубежом.- 1996.- №9. – С.33.

    Тартаковский А.Д. Виктимологическая классификация потерпевших от преступлений, совершаемых в сфере семейно-брачных отношений //Уч. записки Тарт. ун-та. – 1987. – Вып. 756. – С. 54-60. Место хранения: НБ 05.

    Угрехелидзе М.Г. Диалектика объективного и субъективного в виктимогенной ситуации //Вопросы социалистического государства и права. – Тбилиси, 1984. – С.81-91.

    Фаттах А. Виктимология: что это такое и каково ее будущее? //Международное криминологическое обозрение.- Т.21.- №2.- Париж, 1967.

    Фаттах А. Жертва — соучастник преступления.- Канада, Монреаль, 1968.

    Франк Л.В. Виктимология - одно из направлений в советской криминологии //Вопросы изучения преступности и борьбы с ней.- М.. 1975.

    Франк Л.В. Виктимология и виктимность. Об одном новом направлении в теории и практике борьбы с преступностью: Учеб. пособие. – Душанбе, 1972. – 113с. Место хранения: НБ анд 788413; ауд 460566.

    Франк Л.В. Некоторые теоретические вопросы сопоставления советской виктимологии //Потерпевший от преступления. – Владивосток, 1974. – С. 5-16.

    Франк Л.В. О виктимологических исследованиях //Вопросы уголовного права, прокурорского надзора, криминалистики и криминологии . — Душанбе, 1971.

    Франк Л.В. О классификации потерпевших в целях виктимологических исследований //Вопросы уголовного права, прокурорского надзора, криминалистики и криминологии.- Душанбе, 1968.

    Франк Л.В. Понятие о криминальной виктимологии и виктимности и некоторые ее аспекты в преступлениях против жизни и здоровья. //Вопросы криминалистики, криминологии и судебной экспертизы.- Баку, 1972.

    Франк Л.В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии. – Душанбе: Ирфон, 1977. – 237с. Место хранения: НБ ан 992209; ау 555511.

    Холыст Б. Роль жертвы в расследовании убийства.- Общество и право.- №11.- Варшава, 1964.

    Холыст Б. Факторы, формирующие виктимность //Вопросы борьбы с преступностью.- М., 1984. — №41 – С.73-77.

    Чмоляк Л.И. Некоторые теоретические вопросы советской виктимологии: нравственный аспект виктимности //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск,1982.– С.100-108

    Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: теоретические аспекты, практическое применение.- Гл.III.- §5.- С.209-217.

    Экснер Ф. Криминология.- Берлин, 1949. (На нем. языке).

     

    Раздел II.
    Основные направления преодоления криминальной виктимизации населения. Виктимологическая профилактика

    Алексеев А.И., Васильев Ю.В., Смирнов Г.Г. Как защитить себя от преступника.- М., 1990.

    Алимов С.Б. и др. Предкриминальные конфликты – единое поле уголовно-правового и криминологического регулирования //Методологические проблемы уголовно-правового регулирования общественных отношений.- М., 1992.- С.63-69.

    Афанасьев В.С. Девиантное поведение несовершеннолетних: социологическая характеристика состояния и механизма детерминации //Актуальные проблемы социологии девиантного поведения и социального контроля.- М., 1992.- С.59-101.

    Безлепкин Б.Т. и др. Защита прав и законных интересов потерпевших от преступлений: УII Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Милан, август-сентябрь 1985г.). – М.: Акад. МВД СССР, 1985. – 54 с. Место хранения: НБ 82567.

    Блок Ричард. Определение уровня виктимизации: влияние методики, выборки и региона //Материалы конференции «Понимание преступности: опыт преступности и борьбы с ней».- Рим:ЮНИКРИ, 1992.

    Брусницын Л. Обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей //Законность.- 1997.- №1.- С.36-39. Место хранения: НБ 30к 795

    Вавилова Л.В. Организационно-правовые проблемы защиты жертв преступлений:. Автореф.дис… канд.юрид.наук.- М.: НИИ МВД РФ, 1995.- 23с. Место хранения: НБ 2 Ад 9373.

    Вандышев В.В. Виктимологический аспект предупреждения преступлений, совершенных при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии аффекта //Вестник Ленинградского Государственного университета.- М., 1977.- №5.

    Ведерникова О. Фонд для жертв преступлений //Социалистическая законность, 1990. – № 11 – С.25-28.

    Веммерс И.М., Зеилстра М. Служба по оказанию помощи жертвам преступлений в Нидерландах //Голландское уголовное право и политика.- 1993.- Вып.3.

    Виктимология и профилактика правонарушений: Сб. науч. тр. – Иркутск: ИГУ, 1979. – 190с. Место хранения: НБ Ая 473946.

    Волков В.М. Как ты поступишь, если … //Как уберечься от преступления.- М.1990.

    Готлиб Е.М., Романова Л.И. Виктимологические аспекты профилактики преступлений против личности //Виктимология и профилактика правонарушений.- Иркутск, 1979.- С.64-66.

    Гришин В., Мельниченко О. Виктимологические аспекты правового воспитания несовершеннолетних //Советская.юстиция, 1988. — №9 – С.8-10.

    Звекич У. Обзоры виктимизации: международная перспектива.- М.: ЮНИКРИ, МВД РФ, 1993.

    Звекич У. Сравнение с обзорами в странах Восточной и Центральной Европы.- М.: ЮНИКРИ, МВД РФ, 1993.

    Звекич У., А.Альвацци дель Фрате. Обзор виктимизации в развивающихся странах. Предварительные ключевые результаты Международного обзора виктимизации 1992 года //Материалы конференции «Понимание преступности: опыт преступности и борьба с ней».- Рим: ЮНИКРИ. 1992.

    Зубкова В.И. Виктимологические меры предупреждения преступлений //Вестник МГУ.- Серия 11.- 1990.- №3.- С.53-60.

    Казанцев В.И. Виктимологические аспекты управления //Государство и право.- 1992.- №1.- С.35-42.

    Кокорев Л.Д. Некоторые вопросы виктимологии, ее влияние на признание лица потерпевшим и его участие в расследовании и профилактике преступлений //Виктимология и профилактика правонарушений: Сборник науч. тр.- Иркутск: Иркутский гос. ун-т, 1979.- С.55-61.

    Коновалов В., Петрова Н.О. О классификации закономерностей виктимизации от преступности //Укрепл. соц. законности и совершенствование законодательства.- Душанбе, 1984. – С. 40-46.

    Коновалов В.П. Виктимность и ее профилактика //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск, 1982 – С.25-31.

    Коновалов В.П. О виктимологическом аспекте профилактики преступлений //Повышение эффективности законодательства в свете реш. 26 съезда КПСС. – Душанбе, 1984. – С.79-84.

    Коновалов В.П., Норов В.С.. Франк Л.В. Снижение виктимности граждан — важная задача профилактической работы //Передовой опыт.- №13.- М.: МВД СССР, 1977.

    Коновалов В.П., Петрова Н.М. Виктимизация и виктимность пешеходов //Укрепление законности и правопорядка,.совершенствование советского законодательства и социалистической государственности.- Душанбе, 1978.- №2.

    Коновалов В.П., Франк Л.В. Об организации виктимологического направления профилактики преступности в Таджикской ССР.- Душанбе, 1976.

    Коробеев А.И. Виктимологические аспекты предупреждения неосторожных преступлений в сфере взаимодействия и техники //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск,1982. – С.78-84.

    Кошнир Л. Жертвы преступлений нуждаются в защите //Закон и жизнь.- Кишинев, 1991.- №9.- С.26.

    Кривич М., Ольгин О. Чикатило и его жертвы. – М.: Изограф, 1996. – 158 с. Место хранения: НБ 10К 98249; 10К 98250.

    Кури Гельмут. Международное сравнительное исследование виктимизации населения.- М.: ЮНИКРИ, МВД РФ, 1993.

    Кури Гельмут. Обзор виктимизации в Германии: Материалы конференции «Понимание преступности: опыт преступности и борьба с ней».- Рим: ЮНИКРИ, 1992.

    Мартаковский А. Факторы, влияющие на повышенную виктимность потерпевших от истязаний //Укрепление социалистической законности и совершенствование законодательства. – Душанбе, 1984. – С. 36-40

    Мельникова Э. .Виктимизация несовершеннолетних: Международный обзор уголовной политики.- Нью-Йорк: ООН, 1990.

    Мошак Г. Предупреждение убийств в быту //Социалистическая законность, 1988.- №3.- С.51.

    Опрос жертв преступлений (в особенности, половых,) по телефону как новый метод в работе полицейских криминалистов //Monatsschr.fur Kriminologia и Stratrechtsreform. 1991 – Jg. 7, 4, 11, 3 – С.159-173.

    Полубинский В.И. Виктимологические аспекты профилактики преступлений: Учеб. пособие. – М.: Академия МВД СССР, 1980. – 77 с. Место хранения: НБ Мд 103585.

    Ривман Д.В. Виктимологическая профилактика. Ее особенности и место в системе криминологического предупреждения преступности //Вопросы профилактики преступлений.- Л.:Высшее политическое училище МВД, 1987.- С.52-62.

    Ривман Д.В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений.- Л., 1975.

    Ривман Д.В. Виктимологический аспект аналитической работы в органах внутренних дел.- Л., 1977.- 70 с.

    Ривман Д.В. Использование данных виктимологии в организации борьбы с преступностью //Уголовная политика Советского государства в свете решений 26 съезда КПСС.- М., 1982. – С.54-58.

    Романов В.В. Криминальная виктимизация населения в Республике Беларусь: состояние, тенденции, перспективы преодоления //Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы.- №12.- Мн.: НИИПККиСЭ, 1997.

    Романов В.В. Преступность и виктимизация населения Республики Беларусь //Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы.- Вып.11.- Мн.:НИИПККиСЭ, 1996.

    Романов В.В. Преступность и виктимизация: Материалы научной конференции Научно-исследовательского института проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы МЮ РБ, 1993 г. — Мн.: НИИПККиСЭ, 1994.- С.27-30.

    Романов В.В. Современная виктимологическая обстановка в Республике Беларусь: характеристика, прогноз, пути стабилизации //Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы.- №13.- Мн.:НИИПККиСЭ, 1997.

    Рыбальская В.Я. Виктимологические исследования в системе криминологической разработки проблем профилактики преступлений несовершеннолетних //Вопросы борьбы с преступностью.- 1980.- Вып.33.- С.32-40.

    Рыбальская В.Я. Виктимологические исследования преступности несовершеннолетних //Актуальные вопросы укрепления законности и правопорядка в районах интенсивного экономического развития Урала, Сибири и Дальнего Востока.- М..1975.

    Рыбальская В.Я. Методика изучения личности потерпевшего. — Иркутск, 1975.

    Рыбальская В.Я. О виктимологическом анализе преступности несовершеннолетних: Общий взгляд на проблему //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск, 1982. – С. 32-42.

    Рыбальская В.Я. О виктимологическом направлении профилактики преступности несовершеннолетних. //Виктимология и профилактика правонарушений .- Иркутск, 1979.- С.66-71.

    Семашко А. Уровни виктимизации в Восточной Европе. Сравнивать или не сравнивать? //Материалы конференции «Понимание преступности: опыт преступности и борьба с ней».- Рим: ЮНИКРИ, 1992.

    Сперанский К.К. Проблемы уголовно-правовой борьбы с преступлениями несовершеннолетних. Автореф. дис… доктора юрид. наук.- М.: МГУ, 1992.- 38с. Место хранения: НБ 189889 92.

    Сорокотягина Д.А. Виктимологические аспекты изучения личности потерпевшего //Виктимология и профилактика преступлений: Сборник науч. тр.- Иркутск: Иркутский гос. ун-т, 1979.- С.88-92.

    Статистика жертв преступлений в США //Борьба с преступностью за рубежом.- 1994. — №5. – С.4.

    Страх виктимизации и симптомы психопатологии у заключенных //Борьба с преступностью за рубежом.- 1994. — №7. – С.32.

    Твердая И.Н. Поведение потерпевшего и предупреждение преступлений //Потерпевший от преступления.- Владивосток, 1974.

    Турчин Д.А. Виктимологические задачи в криминалистике //Потерпевший от преступления.- Владивосток, 1974.

    Фактор страха и проблемы профилактики преступности //Проблемы преступности в капиталистических странах .-1983.- №1.- С.31-34.

    Факторы, влияющие на объем мер защиты населения от преступников //Проблемы преступности в капиталистических странах. — 1986. - №12.

    Франк Л.В. Виктимологический аспект социального контроля и профилактики правонарушений //Профилактика правонарушений.- Вып.5.- М.: Академия МВД СССР, 1977.

    Франк Л.В. Роль виктимологических исследований в разработке криминалистической тактики //Актуальные вопросы государственного строительства и укрепления социалистической законности в Таджикской ССР.- Душанбе, 1973.

    Чечель Г.И. Виктимологические аспекты профилактики умышленных убийств //Актуальные вопросы государства и права на современном этапе. – Томск, 1983. – С.168-170.

    Чечель Г.И. Поведение потерпевших и его значение в предупреждении преступлений //Пути повышения эффективности борьбы с преступностью. – Барнаул, 1983. – С.110-121.

    Чечель Г.И. Понятие жертвы преступления: соотношение с уголовно-процессуальным понятием //Актуальные вопросы борьбы с преступностью. – Томск, 1984. – С.107-113.

     

    Раздел III.
    Правовой статус жертв преступлений: законодательные и иные нормативно-правовые акты, меры постделиктной помощи, компенсация и реституция

    Всеобщая декларация прав человека : Принята Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 10 декабря 1948 г.

    Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью: принята Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 29 ноября 1985 г.	

    Конституция Республики Беларусь. Принята на республиканском референдуме 24 ноября 1996 года.- Мн.:Беларусь, 1997.- 92 с.

    Уголовный кодекс Республики Беларусь.- Мн.:Амалфея, 1998.- 208 с.

    Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь.- Мн.:Репринт, 1996.- 304 с.

    Гражданский кодекс Республики Беларусь.- Мн.: Амалфея, 1996.- 271 с. (ст.ст. 7, 456,457).

    Закон Республики Беларусь “О социальной защите инвалидов в РБ”:11.11.91 //Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь.- 1991.- №34.- Ст.611; 1994.- №8.- Ст.115; 1996.- №21.- Ст.380, №21.- Ст.392.

    Закон Республики Беларусь “О защите прав потребителей”:19.12.93 //Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь.- 1993.- №35.- Ст.447.

    Закон Республики Беларусь “Об обращениях граждан”:6.06.1996 //Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь.- 1996.- №21.- Ст.376.

    Закон Республики Беларусь “О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь”:17.05.1997 //На страже. — 1997.- 7 июня.

    Закон Республики Беларусь “О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный и Исправительно-трудовой кодексы Республики Беларусь”:31.12.1997 //На страже.- 1998.- 3 февраля.

    Правила возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина: [Утверждены постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь, 9.11.1994, №172] (С изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Кабинета Министров РБ от 8 ноября 1995 года, №619) //СУ РБ.- 1994.- №10.- Ст.264

    Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве [Постановление, 04.09.1992, №11] //Судовы веснiк.- 1992.- №4.

    Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О практике применения судами ст. 7 ГК РБ о защите чести и достоинства граждан и организаций [Постановление, 18.12.1992, №14] //Судовы веснiк.- 1993.- №1.

    Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О практике применения законодательства и возмещении ущерба, причиненного преступлением [Постановление, 23.03.1995, №1] //Судовы веснiк.- 1995.- №2.

    Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина [Постановление, 14.09.1995, №10] //Судовы веснiк.- 1995.- №4.

    Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О применении законодательства, регулирующего материальное возмещение морального вреда [Постановление, 20.09.1996, №10] //Судовы веснiк.- 1996.- №4.

    Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 сентября 1996 г. “О применении законодательства, регулирующего материальное возмещение морального вреда” [Постановление, 12.12.1996, №16] //Судовы веснiк.- 1997.- №1.

    Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О внесении изменений в постановление №1 Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 23 марта 1995 года “О практике применения законодательства о возмещении вреда, причиненного преступлением“ [Постановление, 12.12.1996, №17] // Судовы веснiк.- 1997.- №1.

    Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии.- М.. 1987.- С.8-15.

    Батищева Л.В. О соотношении права и обязанности потерпевшего дать показания. //Вопросы совершенствования предварительного следствия.- М., 1983. – С. 58-66.

    Беньковска Э. Стандарты Европейского Совета в отношении жертв преступлений и предстоящая реформа материалов уголовного права в Польше //Общество и право.- Варшава, 1990.- №45.- С.93-100.

    Блант У. Жертвы и судопроизводство в Америке //Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы.- Вып.11.- Мн.:НИИПККиСЭ, 1996.- С.96.

    Блиндер Б.А. Поведение потерпевшего и уголовная ответственность. //Проблемы государства и права.- Ташкент, 1980.

    Блиндер Б.А. Объект преступления и потерпевший в преступлениях против личности //Проблемы советского государства и права.- Ташкент, 1970.

    Божкова Н.Р. Установление виктимологической стороны поведения при допросе потерпевших //Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. – Саратов, 1987. — № 6 – С. 37-40.

    Божьев В.П. К вопросу о понятии потерпевшего в советском уголовном процессе: Ученые записки ВИЮН.- М., 1962.- Вып.14.

    Божьев В.П. Процессуальное положение потерпевшего //Советская юстиция.- 1975.- №8.

    Булатецкий А.И. Опыт изучения личности потерпевших при расследовании убийств //Вопросы изучения личности на предварительном следствии.- М., 1969.

    Бурданова В.С. Изучение личности потерпевшего при расследовании дел о доведении до самоубийств //Виктимология и профилактика правонарушений.- Иркутск, 1979.

    Бурданова В.С., Быков В.М. Виктимологические аспекты криминалистики: Учеб. пособие. – Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1981. – 79 с. Место хранения: НБ М 182347

    Вандышев В.В. Виктимологический аспект предупреждения преступлений, совершенных при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии аффекта. //Вестник Ленинградского Государственного Университета.- М., 1977.- №5.

    Вандышев В.В. Правовые и этические проблемы использования данных виктимологии в советском уголовном судопроизводстве: Автореф.дис.. канд.юрид.наук.- Л.: ЛГУ, 1977.- 25с. Место хранения: НБ Ая 328639.

    Вандышев В.В. Процессуальные гарантии лица, виктимного в связи с собственным антиобщественным поведением //Гарантии прав личности в советском уголовном праве и процессе.- Ярославль, 1977.

    Виды помощи лицам, пострадавшим от преступлений //Проблемы преступности в капиталистических странах. – 1983. - № 11. – С.64.

    Викулин А.Ю. Понятие ущерба в УК РФ: применительно к гл.22 //Государство и право.- 1994.- №4.- С.99-103.

    Винкель Ф.В. Полиция, потерпевшие и предупреждение преступности. Некоторые рекомендации по работе с потерпевшими на основании исследований //Британский журнал криминологии, 1991.- Вып.31.

    Воронцов С. Обеспечение процессуальной безопасности потерпевшего и свидетеля: О необходимости принятия закона “О защите свидетелей, потерпевших и других лиц, содействующих их уголовному судопроизводству //Российская юстиция.- 1996.- №11.- С.25. Место хранения: НБ 30к 2212

    Галкин Б., Ружек А. Потерпевший как субъект уголовно-процессуальной деятельности (Теория и практика СССР и ЧССР) //Вестник МГУ. Серия 11: Право.- 1987.- №2.- С.26-35. Место хранения: НБ 30к 1376

    Глинский И., Иванов Л. Виктимизация в СССР: теоретический подход и эмпирические исследования //Жертвы и уголовное правосудие.- Германия: Фрайбург, 1991.

    Горбачева Е.В. Виктимологические аспекты в уголовном судопроизводстве по делам несовершеннолетних: Авт.дис. … канд.юр.наук / ЛГУ – Л, 1981. – 24.

    Горбачева Е.В. Виктимологические аспекты уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних //Правоведение, 1981. — №3 – С. 92-95. (Л.)

    Горбачева Е.В. Некоторые особенности потерпевшего в уголовном судопроизводстве по делам несовершеннолетних //Вестник ЛГУ.- 1981.- №17: Экономика, философия, право.- Вып.3.- С.113-116. Место хранения: НБ 05

    Дагель П.С. Имеет ли “согласие потерпевшего” уголовно-правовое значение? //Советская юстиция.- 1972.- №3.

    Дагель П.С. Потерпевший в советском уголовном праве //Потерпевший от преступления.- Владивосток, 1974.

    Дорохов В. Основание признания лица потерпевшим //Советская юстиция, 1976. — № 14. – С.8-9.

    Доспулов Г.Г., Мажитов Ш.М. Психология показаний свидетелей и потерпевших. – Алма-Ата: Наука, 1975. – 192 с.

    Дубривный В.А. Кто является потерпевшим от преступления? //Социалистическая законность.- 1965.- №4.

    Журавель В.А. Допрос потерпевшего: оценка восприятия и интерпретации //Проблемы социалистической законности. – 1986. – С.129-132. Место хранения: НБ 30К 5146.

    Законопроект по защите жертв маниакального преследования в Великобритании //Борьба с преступностью за рубежом.- 1997. — №7. – С.37.

    Защита прав потерпевшего в уголовном процессе: Сравнительные исследования /Отв. ред. А.М.Ларин.- М.: Наука, 1993.- 245с. Место хранения: 10к 100798

    Звечаровский И.Э. Уголовно-правовые нормы, поощряющие посткриминальное поведение личности.- Иркутск, 1991.

    Иванов Ю. Представитель потерпевшего //Социалистическая законность, 1985. – № 8. – С.57-59.

    Ильина Л.В. Уголовно-процессуальное значение виктимологии //Правоведение.- 1975.- №3.

    Ильина Л.В. Участие потерпевшего и его представителя в доказывании по уголовному делу: Авт.дис…канд.юрид.наук. – Л., 1975. – 25с.

    Кайзер Г. Общественное мнение об уголовном законе, виновности, наказаниях, преступниках и жертвах //Материалы IV советско- западногерманского симпозиума по криминологии, уголовному праву и процессу (Киев, 8-10 окт. 1987 г.) – Киев, 1990. – С.35-55.

    Кайзер Г., Кури Г., Альбрехт Г.И. Жертвы и уголовное правосудие.- Германия: Фрайбург, 1991.

    Калашникова Н.Я. Расширение прав потерпевших //Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве СССР.- М., 1959.

    Кальман А.С. Выявление и оценка виктимологических факторов по делам об изнасиловании – Харьков: ХЮИ, 1986. — С.11.

    Касымов А.А. Показания потерпевшего как источник доказательства: Сб.науч.тр. /ТашГУ.- 1980.- №636.- С.129-136.

    Кивель В. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве //Судовы веснiк.- 1997.-№4.- С.48-49.

    Клеандров М.И. О хозяйственно-виктимологических научно-правовых исследованиях //Изв.АН Тадж.ССР. Серия: Философия, экономика, правоведение.- 1987.- №2.- С.63-69. Место хранения: НБ 30к 134

    Клеандров М.И. Хозяйственно-правовая виктимология: концепция, методология исследований //Советское государство и право. – М., 1989.- №3. – С. 87-92.

    Клейменов М.П. Виктимность при совершении групповых преступлений //Проблемы групповой и рецидивной преступности. – Омск, 1981. – С. 92-99.

    Клюканова Т.М. Потерпевший в насильственных преступлениях: Уголовно-правовые и криминалистические вопросы //Вестник ЛГУ, 1983. - № 5.- Вып. 1. – С. 106-108

    Кокорев Л.Д. Некоторые вопросы виктимологии, ее влияние на признание лица потерпевшим и его участие в расследовании в профилактике преступлений //Виктимология и профилактика правонарушений .- Иркутск, 1979.- С.55-61.

    Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе.- Воронеж: Воронеж.ГУ, 1964.- 138с. Место хранения: НБ Ау 173392, Ан 438668

    Комиссаров В. Свидетель и потерпевший в уголовном судопроизводстве //Российская юстиция.- 1994.- №8.- С.50-51. Место хранения: НБ 30к 2212

    Красиков А.Н. Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве. – Саратов: СарГУ, 1976. – 121с. Место хранения: НБ ан 936098.

    Криминалистическое и уголовно-правовое значение поведения потерпевшего при расследовании умышленных убийств //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск, 1982. – С.71-77.

    Кузнецова И.Н. Уголовное значение “вины потерпевшего” //Советская юстиция.- 1967.- №4.

    Лазарева В. Защита прав и интересов несовершеннолетних потерпевших в уголовном процессе //Социалистическая законность.- 1980.- №3.- С.49-50.

    Лазарева В.А. Гарантии прав потерпевшего при окончании предварительного следствия //Уголовная ответственность и ее реализация. – Куйбышев, 1985. – С. 114-120.

    Лашук Г.К. Сексуальные посягательства взрослых и их несовершеннолетние жертвы: Автореф. дис… канд.юрид.наук (12.00.08).- Казань, 1991.- 16с. Место хранения: НБ 158685 91.

    Левертова Л.А. Уголовно-правовое и криминологическое значение поведения потерпевшего в бытовых преступлениях //Проблемы групповой и рецидивной преступности.- Омск, 1981.- С.64-74.

    Леви А., Бицадзе Б. О расширении прав потерпевшего и его представителя в уголовном процессе //Советская юстиция.- 1989.- №10.- С.6-7. Место хранения: НБ 30к 2212

    Любичева С.Ф. Некоторые проблемы защиты прав потерпевших //Прокурорская и следственная практика.- 1997.- №3.- С.79-87. Место хранения: НБ 30к 7361

    Лютов А.А., Антонов-Романовский Г.В. Виктимность и нравственность //Вопросы борьбы с преступностью.- М., 1980.- Вып.33.

    Макарова З.В., Шимановский В.В. Охрана прав и законных интересов потерпевшего - важная задача уголовного судопроизводства //Проблемы укрепления социалистической законности и правопорядка.- 1979.- С.88-99.

    Маликов М.Ф. Виктимологические аспекты эффективности судебного приговора //Проблемы совершенствования законодательства и повышения эффективности деятельности правоохранительных органов в свете новых конституций.- Уфа, 1979. – С. 140-150.

    Махова Т.М. Обеспечение прав потерпевшего в судебной практике // Комментарий судебной практики за 1986 г. – М.; 1988. – С. 126-144.

    Методы опознания жертв несчастных случаев //Проблемы преступности в кап. странах. – 1989. — №12. – С.46.

    Минская В.С. Изучение личности потерпевшего //Социалистическая законность.- 1970.- №8.

    Минская В.С. Криминологическое и уголовно-правовое поведение потерпевших //Вопросы борьбы с преступностью.- М., 1972.- Вып.16.

    Минская В.С. Личность потерпевшего и ее криминологическое значение //Потерпевший от преступления. – Владивосток, 1974. – С. 81-97

    Минская В.С. Некоторые особенности личности потерпевшего и преступника в связи с проблемой ответственности и профилактики: По материалам уголовных дел о преступлениях, спровоцированных отрицательным поведением потерпевшего //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью.- Иркутск, 1982. – С.43-49.

    Минская В.С. Опыт виктимологического изучения изнасилования //Вопросы борьбы с преступностью.- 1972.- 317.

    Минская В.С. Ответственность потерпевшего за поведение, способствующее совершению преступления //Советская юстиция, 1969.-№4.

    Минская В.С., Чечель Г.И. Виктимологические факторы и механизм преступного поведения.- Иркутск: ИГУ, 1988.- 149с. Место хранения: НБ 310192

    Мысливый В.А. Виктимологические проблемы дорожно-транспортных происшествий //Проблемы дальнейшего укрепления соц. законности в деятельности органов внутренних дел. – Киев. 1986. – С. 68.

    Мытник П. Уголовно-процессуальные гарантии интересов потерпевшего //Судовы веснiк.- 1997.- №1.- С.61-62. Место хранения: НБ 30к 2356

    Нагимов М. К истории разработки проблемы психологии допроса потерпевших в советском уголовном процессе //Общественная наука в Узбекистане. – 1986. — № 1. – С. 42-48. Место хранения: НБ 30К 1574.

    Нагимов М.Н. Некоторые процессуально-психологические вопросы изучения личности потерпевшего //Проблемы совершенствования мер борьбы с преступностью. – Ташкент, 1986. – С. 93-97.

    Новая методика опроса свидетелей и жертв преступления // Проблемы преступности в кап. странах. – 1968. — №7. – С.43.

    Номоконов В.А. Потерпевший как элемент ситуации совершения преступления //Потерпевший от преступления и проблемы советской виктимологии.- Душанбе, 1977.

    Падва Г. Этика и тактика допроса потерпевшего защитником обвиняемого //Советская юстиция.- 1987.- №7.- С.26. Место хранения: НБ 30к 2212

    Петрова Н.М. Виктимологическая характеристика умышленных тяжких телесных повреждений. – Душанбе, 1984. – С.4. Депонир. рук. АН ИНИОН № 16101 26.03.84.

    Плешаков А., Щерба С. Правовая оценка беспомощного состояния потерпевшего по уголовному делу //Советская юстиция, 1982. — №17. – С.11-12.

    Подрезова Л., Изражь Е. Проблема виктимологии в судебно-психиатрической практике //Социалистическая законность. – М., 1987. - №11. – С.56-57.

    Попруга В.И., Молдоваян В.В. Некоторые аспекты допроса в суде несовершеннолетних потерпевших //Криминалистика и судебная экспертиза.- 1980.- Вып.20.- С.19-24.

    Потапенко С.В. Признание гражданина потерпевшим — важная гарантия конституционного права на судебную защиту от преступных посягательств //Проблемы совершенствования советского законодательства /ВНИИ советского законодательства.- 1985.- №31.- С.189-194. Место хранения: НБ 05

    Потерпевший от преступления: Сб. статей /Отв. ред. П.С.Дагель – Владивосток: ДВГУ, 1974. – 216с. Место хранения: НБ ан 878560.

    Потерпевший от преступления: Уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, криминологические и психологические аспекты: Труды по правоведению //Ученые записки Тарт.гос.ун-та.- Тарту: ТГУ, 1987.- Вып.756.- 84с. Место хранения: НБ 05

    Потяркин Д.Е. О защите обвиняемого и “защите от обвиняемого” //Государство и право.- 1998.- №4.-0 С.94-98.

    Похмелкин В.В. Учет поведения потерпевшего как критерий справедливости при назначении уголовного наказания //Актуальные проблемы общественных, естественных и технических наук. – Пермь, 1983. – С. 79-80.

    Проблемы изучения личности участников уголовного судопроизводства: Межвуз. сб. науч.тр. – Свердловск: УрГУ, 1980. – 149с. Место хранения: НБ ау 602306.

    Протченко П.А. Потерпевший как субъект уголовных правоотношений //Советское государство и право. – 1989. — № 11. – С. 78-83. Место хранения: НБ 30К 664.

    Ратников Н. Потерпевший: защита его прав //Советская юстиция.- 1983.- №17.- С.10-12. Место хранения: НБ 30к 2212

    Рахунов Р.Д. Расширение прав потерпевшего //Социалистическая законность.- 1960.- №4.

    Резниченко И.Н. Защита в суде интересов потерпевшего //Потерпевший от преступления и проблемы советской виктимологии.- Душанбе, 1977.

    Резниченко И.Н. Защита в суде интересов потерпевшего //Потерпевший от преступления и проблемы советской виктимологии.- Душанбе, 1977.

    Ривз Х. Великобритания: Забота о пострадавших //Преступление и наказание.- 1993.- №4-5.- С.46-48. Место хранения: НБ 30к 458

    Ривман Д.В. Виктимологические аспекты общей профилактики преступлений //Уголовно-правовые и криминологические меры предупреждения преступности. – Омск, 1986. – С.22-32.

    Ривман Д.В. Некоторые вопросы изучения личности и поведения потерпевшего от преступления //Преступность и ее предупреждение.- Л., 1971.

    Ривман Д.В. Потерпевший от преступления: личность, поведение, оценка.- Л.. 1973.

    Рогачевский Л. Виктимологический аспект преступлений, совершенных в состоянии аффекта //Советская юстиция, 1983. — № 17. – С. 12-14.

    Роднов А.М. О роли поведения потерпевшего в оценке общественной опасности субъекта преступления. //Труды Карагандинской ВШ МВД СССР.- Караганда, 1972.

    Рудзитис О.В. Уголовно-правовое значение поведения потерпевшего по делам о мошенничестве //Вопросы борьбы с преступностью.- Рига, 1975.- Вып.2.

    Рыбальская В.Я. Уголовно-правовое, уголовно-процессуальное и виктимологическое понятие потерпевшего //Правоведение.- 1976.- №3.

    Сабитов Р.А Совершенствование уголовно-правового регулирования посткриминального поведения //Современные проблемы уголовного права и криминологии.- Владивосток, 1991.- С.140-143.

    Савинов В.Н. О влиянии «вины потерпевшего» на его процессуальное положение //Гарантии прав личности в социалистическом уголовном процессе.- Ярославль, 1977.- №2.

    Савинов В.Н. Потерпевший в уголовном процессе: Сравнительно-правовое исследование: Авт. дис. …канд.юрид.наук.- Харьков: ХЮИ, 1978.- 17с.

    Савицкий В.М. Если человек пострадал от преступления.- М.: Знание, 1967.- 80с. Место хранения: НБ Анд 548835

    Савицкий В.М. Потерпевший от преступления: расширение прав, усиление процессуальных гарантий //Советское государство и право. – М., 1986. — № 5. – С. 74-81

    Савицкий В.М., Патеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе.- М.: Госюриздат, 1963.- 171с. Место хранения: Ау 152444, Ан 416390

    Саркисянц Г.П. Процессуально-психологические особенности допроса несовершеннолетних потерпевших //Общественные науки в Узбекистане. – 1985. — № 11. – С.44-51. Место хранения: НБ 30К 1574

    Скрипченко Б.В. Виктимологические аспекты в советском уголовном процессе: Автореф. дис… канд. юрид. наук.- Л.: ЛГУ, 1977.- 20с. Место хранения: НБ Ая 320518.

    Соболева С.Б. Виктимологический аспект конфликтных ситуаций в семье //Вопросы борьбы с преступностью, 1976.- Вып.25.

    Соглашение о возмещении убытков жертвам преступлений //Проблемы преступности в капиталистических странах //ВИНИТИ. — №10. – 1984. – С.36.

    Соотак Я. Некоторые вопросы виктимности супруга //Таллин: Сов. право, 1980. — №5.- С.3 57-362.

    Соотак Я.Я. Потерпевший от преступления, совершенного на почве конфликтов между супругами //Уч. записки Тарт. Ун-та, — 1987. – Вып. 756. – С. 35-42. Место хранения: НБ 05.

    Сорокотягина Д.А. Некоторые процессуальные возможности получения следователем данных о психологических особенностях личности несовершеннолетнего потерпевшего // Борьба с преступностью несовершеннолетних в условиях научно-технического прогресса. – Свердловск, 1982. – С.64-69.

    Сорокотягина Д.А. Некоторые социально-криминологические аспекты изучения личности потерпевшего //Социальное управление и право.- Свердловск, 1976.- Вып.19.- С.115-119.

    Сорокотягина Д.А. Виктимологические аспекты изучения личности потерпевшего //Виктимология и профилактика правонарушений.- Иркутск, 1979.

    Стручков Н.А. Объект преступного посягательства и система особенной части УК //Советское государство и право. – 1987. - №12. – С. 88-93. Место хранения: НБ 30К664.

    Тартаковский А. Факторы, влияющие на повышенную виктимность потерпевших от истязаний //Укрепление социалистической законности и совершенствование законодательства.- Душанбе, 1984.- С.36-40.

    Тартаковский А.Д. К характеристике личности потерпевших по делам об истязании //Укрепление законности и правопорядка, совершенствование советского законодательства и социалистической государственности.- Душанбе, 1977.- Вып.1.- С.126-134.

    Тартаковский А.Д. Некоторые криминологические и виктмологические вопросы истязания несовершеннолетних членов семьи. //Укрепление законности и правопорядка в период развития социализма .- Душанбе. 1976 .

    Технологические особенности допросов жертв преступлений //Борьба с преступностью за рубежом.- 1995. — №8. – С.26.

    Топильская Е.В. О правовом понятии беспомощного состояния потерпевшего //Вестник ЛГУ.- Серия 6: История КПСС, научный коммунизм, философия, право.- 1989.- Вып.4.- С.84-88. Место хранения: НБ 30к 1142

    Филановский С.И. Влияние поведения потерпевшего на ответственность субъекта преступления //Советская юстиция.- 1972.- №14.

    Франк Л.В. Виктимологическая характеристика личности преступника //Теоретические проблемы учения о личности преступника.- М., 1979.

    Франк Л.В. Виктимография как метод описания отдельного преступления //Укрепление законности и правопорядка, совершенствов&agнбе, 1966.

    Франк Л.В., Коновалов В.П. Виктимологические аспекты хулиганства //Актуальные вопросы теории и истории права и применения советского законодательства. – Душанбе, 1975. – с. 233-249.

    Франк Л.В., Коновалов В.П., Петрова Н.М. Об одном опыте изучения личности потерпевшего от преступления //Проблемы теории и истории социалистического государства, права и советского строительства.- Душанбе, 1973.- №2.

    Франк Л.В., Петрова Н.М. Виктимологическая информация при обобщении судебной практики //Укрепление законности и правопорядка, совершенствование советского законодательства и социалистической государственности.- 1977.- Вып.1.- С.119-126.

    Франк Л.В., Соболева С.Б. Некоторые направления виктимологических исследований семейно-бытовых отношений при изучении преступности //Актуальные вопросы теории и истории права и применения советского законодательства. – Душанбе, 1975. – С.266-274.

    Франк Л.В., Тартаковский Л.Д. Опыт виктимологического исследования истязания //Актуальные вопросы теории и истории права и применения советского законодательства.- – Душанбе, 1975. – С. 233-249

    Халиков А. Ответственность за половые преступления против несовершеннолетних: Автореф.дис… канд.юрид.наук.- Ташкент, 1975.- 26с. Место хранения: НБ Ая 283699

    Центров Е.Е. Виктимологические аспекты криминалистики //Криминалистическая виктимология.- Иркутск, 1980.

    Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. – М.: МГУ, 1988. – С.160.

    Центров Е.Е. Специфика взаимоотношений преступника и потерпевших по делам о половых преступлениях //Вопросы личности преступника.- М.. 1971.

    Чепульченко А.М. Понятие потерпевшего по советскому уголовному процессу //Труды Киевской высшей школы МВД СССР. – 1974. — № 8. – С. 176-191.

    Шейфер С.А., Лазарева В.А. Процессуальная функция законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего на предварительном следствии //Проблемы укрепления социалистической законности и правопорядка.- 1979.- С.100-107.

    Шешуков М.П. О моральном вреде как основании признания потерпевшим // Правоведение.- 1974.- №2.

    Шнейдер Х. Жертва преступления как главное лицо в развитии процесса надзора за уголовной преступностью. //Universitat. – Stuttgart, 1990. — № 45. Ч.7 – С.627-636.

    Шостак М.А. Вопросы виктимологии умышленных телесных повреждений. //Повышение эффективности деятельности органов прокуратуры, суда, юстиции по борьбе с преступностью в свете решений 25 съезда КПСС.- М., 1977.

    Шостак М.А. Вопросы виктимологии умышленных телесных повреждений. //Повышение эффективности деятельности органов прокуратуры, судов, юстиции по борьбе с преступностью в свете решений 25 съезда КПСС.- М., 1977.

    Шутов А.В. Обеспечение явки свидетелей и потерпевших в суд как один из организационных аспектов его деятельности //Актуальные проблемы законодательства и правоприменительской практики. – М., 1988. – С.223-228. Рук.депонир. в ИНИОН АНСССР № 37457.

    Щерба С. Психологические особенности допроса раненых и больных потерпевших //Социалистическая законность.- 1978. - № 10. – С.55. Место хранения: НБ 30К 795.

    Эрделевский Н.М. Проблемы компенсации морального вреда в зарубежном и российском законодательстве и судебной практике //Государство и право.- 1998.- №10.- С.22-32.

    Юнчик Л. Даже жертвам преступлений на Западе живется лучше. Почему?: О защите прав и интересов потерпевших, жертв преступлений в Великобритании, США //Рэспублiка. – 1992. – 26 лiст. – С.5.

    Юрченко В.Е. Гарантии прав потерпевшего в судебном разбирательстве.- Томск: Томск.ГУ, 1977.- 139с. Место хранения: НБ М 10656, Ау 557261

    Юрченко В.Е. О правах и законных интересах потерпевшего при приостановлении производства по уголовному делу //Правовые вопросы борьбы с преступностью. – Томск, 1988. – С.139-148.

    Юрченко В.Е. Потерпевший от преступления.- Барнаул: Алт.кн. изд-во, 1979.- 56с. Место хранения: НБ Мд 55133

    Яни П. Законодательное определение потерпевшего от преступления //Российская юстиция.- 1995.- №4.- С.40-41. Место хранения: НБ 30к 2212

    Яни П. О признании потерпевшим по уголовному делу //Советская юстиция. – 1992. — № 9-10. – С.19. Место хранения: НБ 30К 2212.

    Раздел IV
    Зарубежные издания по проблемам виктимологии, имеющиеся в справочно-информационном фонде института

    Альвацци дель Фрате. Уголовная виктимизация в мировом развитии /UNICRI.- 1998.- 160 с. (Рег.№12.14).

    Аромаа К., Ахвен Ф. Виктимизация населения в Эстонии. 1995. // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С. 233-241.

    Валкова Ж. Виктимизация населения в Чешской Республике. 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.179-199.

    Виктимизация молодежи: борьба с преступностью несовершеннолетних. Национальный план действий.- 1996.- С.65-76. (Рег.№ 8.2).

    Виктимизация населения в Белграде.1997 //Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.547-561.

    Виктимизация населения в Бишкеке (Киргызстан). 1997 //Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.269-313.

    Виктимизация населения в Бухаресте (Румыния). 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.447-459.

    Виктимизация населения в Литве. 1997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.339-375.

    Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований.- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- 561 с.

    Виктимология. Гл.II //Criminal justice 90/91. (Рег.№ 32.1).

    Вилкс А. Виктимизация населения в Латвии. 1997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.313-339.

    Встреча экспертов по осуществлению Декларации ООН об основных принципах правосудия для жертв преступлений. Гаага. Нидерланды, 1997, март.//HEUNI newsletter.- 1997.- С.20. (Рег.№14.1).

    Гулло Давид. Преступления в отношении детей: интервьюирование возможных жертв //Law enforcement.- 1994.- (Рег. №15.15).

    Дунаев В. Виктимизация населения в Минске. 1997. Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.43-83.

    Жертвы групповых преступлений: новое в оказании помощи жертвам /Национальный институт юстиции США // NCJRS catalog.- 1997. №33.- С.13. (Рег. № 9.3).

    Звекич У., Станков Б. Жертвы преступлений Балканского региона /UNICR.- 1998. (Рег.№12.6).

    Кантрелл Бетси. Уменьшение виктимизации пожилых людей //Law enforcement.- 1994.-№2 (Рег.№15.16).

    Кертеч И. Виктимизация населения в Будапеште. 1996. // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.241-269.

    Костенко Н. Виктимизация населения в Киеве. 1997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.509-547.

    Лейкок Глория. Ревиктимизация /Национальный институт юстиции США .- 1996.-5с. (Рег.№3.4).

    Молодые чернокожие мужчины как жертвы преступлений //Compendium of Federal Justice Statistics, 1996. (Рег.№24.1).

    Павлович З. Виктимизация населения в Люблине (Словения). 1997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.493-509.

    Пахулиа М. Виктимизация населения в Георгии. 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.233-241.

    Поверс Джеймс. Пособие по расследованию изнасилований: процедура расследования, забота о жертвах, рассмотрение дел. //NCJRS catalog.- 1997.- С.13. (Рег.№9.4).

    Помощь жертвам преступлений в системе правосудияв отношении несовершеннолетних: Справочник /Национальный институт юстиции США.- 1996.

    Преступления в отношении женщин: оценка по национальному обзору жертв преступлений /Национальный институт юстиции США //Compendium of Federal Justice Statistics, 1996. (Рег.№24.1).

    Программа помощи жертвам свидетелям преступлений. Предотвращение запугивания свидетелей групповых преступленийи преступлений, связанных с распространением нарктотиков. //Preventing Gang-and Drug-Related Witness Intimidation /Национальный институт юстиции США.- С.19-21. (Рег.№2.1)

    Робертс Альберт. Программа помощи жертвам/свидетелям преступлений //Law enforcement.- 1992.- №12. (Рег.№15.2).

    Сарнофф Сюзан Кисс. Плата за преступления: политика и возможности возмещения ущерба жертвам преступлений /Национальный институт юстиции США // NCJRS catalog.- 1997.- №33.- С.13. (Рег. № 9.3 )

    Семашко А. Виктимизация населения в Польше. 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.419-447.

    Сепарович З., Туркович К. Виктимизация населения в Загребе (Хорватия)1997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.123-179.

    Станков Б. Виктимизация населения в Софии Болгария) 21997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.83-123.

    Тимошенко С. Виктимизация населения в Москве. 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.459-479.

    Уголовная виктимизация 1996 //NCJRS catalog.- 1997.- С.10. (Рег.№9.6).

    Уголовная виктимизация в США. 1993 /Национальный институт юстиции США //Compendium of Federal Justice Statistics, 1996. (Рег.№24.1).

    Уголовная виктимизация США. в 1994. /Национальный институт юстиции США //Compendium of Federal Justice Statistics, 1996. (Рег.№24.1).

    Уголовная виктимизация США. в 1995. /Национальный институт юстиции США //Compendium of Federal Justice Statistics, 1996. (Рег.№24.1).

    Уголовная виктимизация: всемирный обзор, Материалы международной конференции 19-21 ХI 1998 Рим. /UNICRI.- 34 c. ( Рег.№12.13).

    Хьюси В. Виктимизация населения в Албании.1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.1-43.

    Цацева В. Виктимизация населения в Скопле (Македония) 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.375-395.

    Что Вы можете сделать, если Вы оказались жертвой преступления /Национальный институт юстиции США //NCJRS catalog.- 1997.- С.13. (Рег. № 9.3).

    Шалка Р. Виктимизация населения в Словакии. 1997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.479-493.

    Экономические затраты на жертв преступлений, 1996. /Национальный институт юстиции США // NCJRS catalog.- 1997.- С.13. (Рег. № 9.3).

    Эрденебауэр П. Виктимизация населения в Улан-Баторе (Монголия). 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.395-419.

    Методология NCVS

    Методология

    Виктимизация — основная единица анализа, используемая на протяжении всего этого орудие труда. Под виктимизацией понимается отдельная жертва или домохозяйство, которое совершил преступление. Преступления отличаются от виктимизации в это одно преступление может иметь несколько жертв.

    За тяжкие преступления (изнасилование или сексуальное насилие, грабеж при отягчающих обстоятельствах). нападение и простое нападение) и за личное воровство, количество виктимизации — это количество лиц, пострадавших от преступления.За преступления против домашнего хозяйства (кража со взломом, кража и автотранспорт) кража), каждое домашнее хозяйство, пострадавшее от преступления, считается одним виктимизация.

    Для насильственных виктимизации, жертва, домохозяйство и происшествие характеристики, включенные в этот инструмент анализа:

    • Пол жертвы
    • Возраст жертвы
    • гонка жертвы
    • Испанское происхождение жертвы
    • Раса жертвы / латиноамериканское происхождение
    • Семейное положение потерпевшего
    • доход домохозяйства
    • Отношения потерпевшего и правонарушителя
    • Наличие оружия
    • разряд оружия
    • в полицию
    • регион
    • Численность населения
    • травма
    • лечение телесных повреждений
    • услуги жертвам
    • Место происшествия
    • место жительства
    • семейное положение
    • вид преступления
    • по совокупности преступлений
    • тяжкое преступление, за исключением простого нападения.

    Для имущественных виктимизации характеристики домохозяйства включены в инструмент анализа:

    • пол главы домохозяйства
    • Возраст главы домохозяйства
    • раса главы семьи
    • Расса главы семьи / латиноамериканского происхождения
    • доход домохозяйства
    • Хозяйственный размер
    • в полицию
    • регион
    • Численность населения
    • услуги жертвам
    • Место происшествия
    • место жительства
    • по совокупности преступлений
    • вид преступления.

    Оценки этого инструмента могут отличаться от оценок в предыдущих публикациях BJS, в которых используются данные NCVS. Это связано с тем, что несколько виктимизаций, называемых серийными виктимизациями, включены в инструмент анализа с использованием другой стратегии подсчета. Частые повторные виктимизации или серии виктимизации — это шесть или более похожих, но отдельных виктимизаций, которые происходят с такой частотой, что жертва не может вспомнить каждое отдельное событие или подробно описать каждое событие.BJS подсчитывает серии виктимизации, используя оценку жертвы количества раз виктимизации за предыдущие 6 месяцев, ограничивая количество в каждой серии максимум 10 виктимизациями. Включение серийных виктимизаций в национальные оценки может существенно увеличить количество и уровень насильственной виктимизации. Однако тенденции насильственных преступлений в целом одинаковы, независимо от того, включены ли серийные виктимизации. Дополнительная информация о нумерации серий подробно изложена в отчете. Методы подсчета повторных виктимизации с высокой частотой в Национальном обследовании виктимизации от преступлений.

    Сбор данных

    NCVS — это ежегодный сбор данных, проводимый Бюро переписи населения США для BJS. NCVS собирает информацию о несмертельных виктимизациях, о которых сообщалось и не сообщалось в полицию, в отношении лиц в возрасте 12 лет и старше из национальной репрезентативной выборки домохозяйств США.

    Оценки, представленные в инструменте, основаны на собранных данных. от жителей, проживающих на всей территории США, в том числе лиц проживание в групповых помещениях, таких как общежития, ночлежки и жилища религиозных групп.Военнослужащие, проживающие в вооруженных силах бараки и учреждения, такие как исправительное учреждение заключенные, не включены в объем данного исследования.

    Каждая единица жилья, выбранная для NCVS, остается в выборке в течение 3 лет, при этом каждое из 7 интервью проводится с интервалом в 6 месяцев. Первое интервью полевого представителя NCVS с домохозяйством, выбранным для обследования, проводится лично. Большинство последующих интервью проводится по телефону.

    Сбор и представление данных о расе и этнической принадлежности

    В 1997 году Управление управления и бюджета (OMB) ввело новые инструкции по сбору и представлению данных о расовой и этнической принадлежности в государственных обследованиях. BJS осуществил эти методологические изменения для всех демографических обследований 1 января 2003 года. В предыдущие годы респондентов просили выбрать одну основную расу. BJS теперь позволяет людям выбирать более одной расовой категории.BJS спрашивает людей, принадлежат ли они к латиноамериканской национальности, прежде чем спрашивать об их расе, и прямо спрашивает людей, являются ли они испанцами, латиноамериканцами или латиноамериканцами.

    Точность оценок

    Точность оценки — это мера ее общей ошибки, то есть суммы всех ошибок, влияющих на оценку. Это включает ошибку выборки и ошибку отсутствия выборки.

    BJS выбирает выборку из всей генеральной совокупности для использования в NCVS.BJS мог бы выбрать из большого количества других возможных образцы равного размера, которые можно было бы получить с помощью одного и того же дизайн выборки и процедуры отбора. Оценки, полученные из любых один из этих образцов будет отличаться друг от друга из-за отбора образцов изменчивость или ошибка выборки. Ошибка выборки часто определяется количественно со стандартной ошибкой, как описано ниже.

    Помимо ошибки выборки, оценки в этом инструменте анализа подвержены ошибке, не связанной с выборкой.Источники ошибок, не связанных с выборкой, включают ошибку отсутствия ответа, ошибку отзыва респондента, плохо сформулированные вопросы, влияние интервьюера и режима на ответ и ошибку ввода данных. Несмотря на то, что NCVS уделяет значительное внимание сокращению источников ошибок, не связанных с выборкой, на всех этапах обследования с помощью программы обеспечения качества, контроля качества, оперативного контроля и процедур исправления ошибок, остается неизмеримое количество ошибок, не связанных с выборкой. Эти ошибки, не связанные с выборкой, трудно измерить.

    Десятилетний редизайн образца

    В 2006 и 2016 годах выборка NCVS была переработана, чтобы отразить изменения в населении на основе последней десятилетней переписи населения. Редизайн повлиял на сопоставимость оценок за 2006 и 2016 годы с данными за предыдущие годы. Будьте осторожны при сравнении оценок за 2006 и 2016 годы с другими годами. См. Criminal Victimation, 2006 Technical Notes (BJS Web, NCJ 219413, декабрь 2007), Criminal Victimation, 2007 (BJS Web, NCJ 224390, декабрь 2008) и Criminal Victimation, 2016 (BJS Web, NCJ 250652, Ноябрь 2017 г.) для получения дополнительной информации.

    Доступные наборы данных и кодовые книги

    Анализируя повторную виктимизацию | Центр проблемно-ориентированной полицейской деятельности ASU

    Модели повторной виктимизации

    Это руководство начинается с описания концепции повторной виктимизации (RV) и ее взаимосвязи с другими шаблонами проблем общественной безопасности, такими как горячие точки и рецидивисты. Затем в руководстве описываются источники информации и способы определения количества и характеристик повторной виктимизации в вашей юрисдикции.Наконец, в руководстве рассматриваются ответы на повторные виктимизации, полученные в результате оценочных исследований и полицейской практики.

    Это руководство предназначено для помощи полиции в выявлении и понимании моделей повторной виктимизации в связи с рядом проблем, связанных с преступностью и беспорядками. В руководстве основное внимание уделяется методам определения количества жилых автофургонов для конкретных проблем общественной безопасности, а также тому, как анализ RV в целом может быть использован для разработки более эффективных ответных мер. Эта публикация не является руководством по конкретным проблемам, таким как кража со взломом, насилие в семье или угон автомобиля.Рекомендуем вам обратиться к другим руководствам для более глубокого понимания этих проблем.

    На протяжении десятилетий полиция и граждане прилагали много усилий для предотвращения преступности, таких как маркировка собственности, создание службы соседства, проведение исследований по предупреждению преступности, укрепление целей, усиление освещения и установка электронных систем безопасности.

    Несмотря на то, что многочисленные меры по предупреждению преступности эффективны, многие из них принимаются отдельными лицами, домашними хозяйствами и учреждениями по крайней мере , подверженных риску стать жертвой.Стратегии предупреждения преступности наиболее эффективны, когда они направлены против тех , которые с наибольшей вероятностью могут стать жертвами .

    Связывание стратегий предупреждения преступности с вероятными жертвами является сложной задачей из-за сложности прогнозирования наиболее вероятных жертв преступлений. Было бы легче предпринять шаги по предотвращению нарушения , если бы только полиция знала…

    • Какие магазины будут ограблены?
    • Чьи дома будут ограблены?
    • Какие студенты колледжа будут подвергаться сексуальному насилию?

    Часто до боли очевидно, что некоторые люди, домохозяйства или предприятия особенно уязвимы для преступлений.Такая уязвимость может быть связана с такими факторами, как злоупотребление алкоголем, неспособность обеспечить безопасность собственности, физическая изоляция, рискованное поведение или нахождение в непосредственной близости от групп вероятных преступников.

    В то время как большинство людей и мест не становятся жертвами преступлений, те, кто становятся жертвами преступлений, постоянно подвергаются самому высокому риску стать жертвой снова. Предыдущая виктимизация — единственный лучший предиктор виктимизации. Это лучший показатель будущей виктимизации, чем любая другая характеристика преступности.†

    Не только предсказуема повторная виктимизация, но и можно рассчитать период вероятной повторной виктимизации, поскольку последующие правонарушения неизменно характеризуются их быстротой. Часто повторная виктимизация происходит в течение недели после первоначального правонарушения, а некоторые повторные виктимизации даже происходят в течение 24 часов. Среди всех видов преступлений наибольший риск повторной виктимизации возникает сразу после первоначального правонарушения, и этот период повышенного риска неуклонно снижается в последующие недели и месяцы.

    Предсказуемость повторной виктимизации и короткий период повышенного риска после первой виктимизации предоставляют полиции особую возможность оперативно вмешаться и предотвратить последующие правонарушения. Стратегии уменьшения повторной виктимизации могут существенно повысить эффективность полиции. Сокращение повторной виктимизации может привести к снижению преступности, повышению эффективности ресурсов по предупреждению преступности и задержанию правонарушителей. Это также может сберечь как патрульные, так и следственные ресурсы.

    Определение повторной виктимизации

    Говоря простым языком, повторная виктимизация — это тип преступного поведения. Существует несколько типов хорошо известных схем преступности, включая горячие точки, серии преступлений и рецидивистов. Хотя повторная виктимизация — это отдельная форма преступления, некоторые преступления характеризуются множеством типов преступлений; эти шаблоны обсуждаются позже в этом руководстве.

    Согласно большинству определений, повторная виктимизация или повторная виктимизация происходит, когда тот же тип преступления переживает такая же — или практически такая же — жертва или цель в течение определенного периода времени, например год.Повторная виктимизация относится к общему количеству правонарушений, которым подверглась жертва или объект, включая первоначальные и последующие правонарушения. Дом человека может быть ограблен дважды в год или 10 раз, и оба примера считаются повторными.

    Количество повторной виктимизации обычно указывается как процент жертв (лиц или адресов), которые стали жертвами более одного раза в течение определенного периода времени за определенный вид преступления, например кражу со взломом или грабеж. Повторная виктимизация также рассчитывается как доля правонарушений, от которых пострадали повторные жертвы; эту цифру обычно называют повторными правонарушениями.Хотя обе цифры важны, они не являются взаимозаменяемыми, и при чтении таких чисел следует проявлять осторожность. В этом руководстве мы сообщаем как долю повторных жертв, так и повторных правонарушений, если данные доступны.

    Например, первая строка в Таблице 1 будет указана как:

    • 46% всех сексуальных посягательств испытали лица, подвергшиеся двум или более виктимизации в течение периода данных

    Аналогичным образом вторая строка в Таблице 2 будет читать:

    • 11% жертв нападений пострадали 25% всех нападений за 25-летний период

    И первая строка в Таблице 3 будет гласить:

    • 40% всех краж со взломом были совершены 19% жертвы, которые подвергались виктимизации дважды или более за отчетный период

    Термин «виктимизация» обычно относится к людям, например, к человеку, ставшему жертвой домашнего насилия.Но повторную виктимизацию лучше всего понимать как повторяющихся целей , поскольку жертвой может быть физическое лицо, жилая единица, компания по определенному адресу или даже бизнес-цепочка с несколькими местоположениями. Даже автомобили могут стать повторными жертвами. Позже в этом руководстве мы обсудим, как отличить повторных жертв в полицейских данных по адресу, имени жертвы и другим идентификаторам.

    Масштабы повторной виктимизации

    Повторная виктимизация значительна и составляет значительную часть всех преступлений.Хотя повторная виктимизация имеет место практически для всех проблем преступности, точное количество преступлений, связанных с повторной виктимизацией, варьируется в зависимости от проблемы преступности, с течением времени и в разных местах. † Эти различия отражают местный характер преступности и важные различия в типе и количестве данных, используемых для вычисление повторной виктимизации. Три основных источника информации демонстрируют, что повторная виктимизация широко распространена во всем мире: опросы жертв, интервью с правонарушителями и отчеты о преступлениях.Хотя каждый из этих источников имеет ограничения, распространенность повторной виктимизации в этих различных источниках одинакова.

    Таблица 1: Оценки повторной виктимизации — Международное обследование виктимизации1
    Нападение

    Преступления

    Повторные правонарушения

    9023

    41%

    Ограбление

    27%

    Вандализм на транспортном средстве

    25%

    Угон транспортного средства

    20%

    Кража со взломом

    17%

    Сопоставление данных о повторной виктимизации свидетельствует о том, что международные опросы о повторной виктимизации более распространены. как нападения и грабитель y, чем преступления против собственности (см. Таблицу 1).Жертвы нападений обычно имеют высокий уровень повторной виктимизации (см. Таблицу 2), а домашнее насилие является одним из наиболее предсказуемых преступлений, которые могут повториться.

    Таблица 2: Оценки повторных жертв нападений
    902 Период Жертвы

    902

    Опросы потерпевших, Лос-Анджелес3, опыт взрослых 9, Анхелес

    03 3

    % 59%.

    Таблица 3: Оценки повторных жертв преступлений против собственности — Британское исследование преступности

    Преступления

    Повторные правонарушения

    Повторные Жертвы

    Нападение

    25%

    11.4%

    Отчеты отделения неотложной помощи, 25 лет, Нидерланды2

    Сексуальное насилие

    85%

    67%

    Насилие в семье

    н / д

    44%

    Обследование виктимизации, один год, Великобритания4

    Преступление

    Повторные преступления

    4 Повторные преступления

    4 Жертвы Повторные

    Кража со взломом в жилом доме6

    40%

    19%

    Преступления, связанные с транспортными средствами (кражи из / из) 7

    46% 9023

    9023

    9023

    Вандализм8

    н / д

    30%

    Хотя многие исследования повторной виктимизации основаны на опросах жертв, полицейские записи также показывают убедительные доказательства различных проблем, от ограблений банков до домашнее насилие и кражи со взломом (см. Таблицу 4).Как и в случае обследований виктимизации, отчеты о преступлениях показывают наибольшее количество повторных виктимизаций за насилие в семье.

    Таблица 4: Оценки повторных жертв — отчеты о преступлениях
    Англия

    Коммерческое ограбление

    9023%

    Преступление

    Повторные правонарушения

    Повторные жертвы

    4

    4 Местоположение

    4

    4

    Насилие в семье

    62%

    28%

    Мерсисайд, Англия9

    42%

    31% 35

    31% 35

    65%

    32%

    Индианаполис, Индиана11

    Ограбление заправочной станции

    626

    Ограбление банка 900 05

    58%

    36%

    Англия13

    Кража со взломом в жилом доме

    32%

    15% 902hams

    14% 9%

    Энсхеде, Нидерланды17

    Кража со взломом в коммерческих целях

    66%

    36%

    Остин, Техас 18

    Мерсисайд, Англия 19

    Рез. идентификационная и коммерческая кража со взломом

    39%

    18%

    Шарлотта, Северная Каролина20

    В то время как многие повторные жертвы подвергаются двум жертвам в течение отчетного периода, некоторые повторные преступления связаны с хроническими преступлениями которые чаще становятся жертвами, переживают три или более правонарушения в течение определенного периода времени.Британский обзор преступности показывает, что 7 процентов жертв краж со взломом и транспортных преступлений становятся жертвами трех и более раз в течение года (см. Таблицу 5), в то время как 23 процента жертв домашнего насилия страдают от такой концентрации повторной виктимизации.

    Более многочисленные правонарушения, о которых сообщают эти хронические жертвы, непропорционально способствуют общей виктимизации. Например, 7 процентов жертв краж со взломом составляют 21 процент от всех краж (см. Таблицу 6).

    Таблица 5: Концентрация повторных среди жертв21

    Тип жертвы

    Вклад репатриантов в помощь 6 жертвам вторжений

    Кража со взломом

    Транспортное преступление

    Насилие в семье

    Одно правонарушение

    81%

    76%

    56%

    9023

    9023

    9023

    21%

    Три или более

    7%

    7%

    23%

    Правонарушение

    Жертвы 900 05

    Доля правонарушений

    Одна кража со взломом

    81%

    60%

    130002

    Три или более краж со взломом

    7%

    21%

    Несмотря на убедительные доказательства повторной виктимизации, практически все оценки повторной виктимизации консервативны из-за ограниченности данных.Опросы по виктимизации показывают наиболее частую виктимизацию, поскольку они фиксируют правонарушения, о которых не сообщается в полицию. Но лонгитюдные опросы со временем теряют респондентов, поскольку жертвы могут переехать, а панельные опросы зависят от воспоминаний жертвы о нескольких событиях. Интервью с правонарушителями поддерживают повторную виктимизацию, но такие исследования были ограничены, и правдивость правонарушителей сомнительна. Незарегистрированное преступление снижает оценки полиции повторной виктимизации, и свидетельства даже предполагают, что повторные жертвы с меньшей вероятностью снова вызовут полицию.23 Полицейские оценки повторений могут дополнительно исключать повторную виктимизацию одного и того же человека в разных местах, например, о преступлениях, о которых сообщалось из больниц или в полицейских участках, в то время как границы юрисдикции, практика регистрации серийных преступлений, использование краткосрочных периодов, таких как один год, и небольшое количество правонарушений также может маскироваться повторами, которые могут быть идентифицированы полицией.

    Когда происходит повторная виктимизация

    Важной и неизменной особенностью повторной виктимизации является то, что повторные правонарушения происходят быстро — многие повторения происходят в течение недели после первоначального правонарушения, а некоторые даже происходят в течение 24 часов.Раннее исследование RV показало, что самый высокий риск повторного кражи со взломом был в течение первой недели после первоначального кражи со взломом.24

    После начального периода повышенного риска риск повторного преступления быстро снижается до тех пор, пока жертва снова не будет такой же риск виктимизации, как и у лиц или собственности, которые никогда не подвергались виктимизации. Эта общая картина показана на Рисунке 1 и показывает, что 60 процентов повторных краж со взломом произошли в течение одного месяца после первоначального нарушения; около 10 процентов пришлись на второй месяц.После второго месяца вероятность повторного правонарушения довольно низка.

    RV постоянно демонстрирует предсказуемую закономерность, известную как временной ход: за относительно коротким периодом высокого риска следует быстрое снижение, а затем выравнивание риска. Продолжительность периода повышенного риска виктимизации варьируется в зависимости от местных проблем преступности. Определение периода повышенного риска имеет решающее значение, потому что в период повышенного риска должны быть предприняты любые превентивные действия, чтобы предотвратить последующие нарушения.Для правонарушений с коротким течением времени с высокой степенью риска профилактические меры должны быть приняты очень быстро. Задержка на два дня или неделю может упустить возможность предотвратить повторение.

    Некоторые исследования показывают, что предсказуемый временной ход повторной виктимизации может прерываться «скачком» — небольшим возрождением доли повторной виктимизации, происходящей после того, как риск, по-видимому, неуклонно снижается (см. Рис. 2). Скачок во времени может быть связан с заменой имущества страховыми деньгами.Представляется вероятным, что некоторые рецидивисты могут использовать период «охлаждения», воспринимая жертву как состояние повышенной готовности сразу после нарушения, но ослабляя их бдительность в течение нескольких месяцев.

    Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что период времени между первоначальным и последующим правонарушением зависит от типа преступления. Временной ход домашнего насилия кажется коротким (см. Таблицу 7): 15% повторных правонарушений происходят в течение дня. Временной ход RV может быть рассчитан по часам, дням, неделям, месяцам или даже годам между правонарушениями, в зависимости от временного распределения данных.

    В дополнение к вариациям по типу преступления, вполне вероятно, что временной ход также может варьироваться в зависимости от места проведения исследования. Например, исследование во Флориде показало, что 25% повторных краж со взломом произошли в течение недели, в то время как исследование в Мерсисайде показало, что 11% повторных краж произошли в течение аналогичного периода времени.

    Хотя период времени для сообщения о повторной виктимизации варьируется, формулировка таких выводов проста. Например, первая строка в Таблице 7 будет указана как:

    • Из повторных случаев домашнего насилия 15% произошли в течение 24 часов после первоначального инцидента, а 35% повторных инцидентов произошли в течение пяти недель.
    Таблица 7: Динамика повторной виктимизации по типу правонарушения — отчеты о преступлении
    Мерсисайд England30

    Преступление

    Доля повторов по периоду времени

    Где / Исследование 94

    Насилие в семье

    15% в течение 24 часов

    35% в течение пяти недель

    Мерсисайд, Англия25

    Ограбление банка

    33% в течение трех месяцев

    Кража со взломом в жилом доме

    25% в течение недели

    51% в течение месяца

    Таллахасси, Флорида27

    11% 94 в течение одной недели

    Мерсисайд, Англия 28

    Не-r кража со взломом жилого помещения

    17% в течение одной недели

    43% в течение одного месяца

    Мерсисайд, Англия29

    Преступления против собственности в школах

    70% в течение месяца 3

    Почему происходит повторная виктимизация

    Есть две основные причины повторной виктимизации: одна, известная как объяснение «подталкивания», относится к роли рецидивистов; другое, известное как объяснение «флага», касается уязвимости или привлекательности определенных жертв.

    В пояснении к флагу некоторые цели необычно привлекательны для преступников или особенно уязвимы для преступников, и эти характеристики, как правило, остаются неизменными с течением времени. В таких случаях жертва неоднократно становится жертвой различных преступников.

    • В некоторых местах, например в угловых, может быть более высокая степень виктимизации, поскольку преступники могут легко определить, никого нет дома. Точно так же квартиры с раздвижными стеклянными дверями особенно уязвимы для взлома.
    • Некоторые предприятия, например магазины, легко доступны и открыты сверхурочно, что увеличивает вероятность преступности.
    • Некоторые рабочие места, такие как вождение такси или доставка пиццы, обычно подвергают сотрудников более высокому риску, чем другие работы. Люди, которые регулярно проводят время в опасных местах, например в барах, подвергаются большему риску стать жертвой.
    • Горячие товары, такие как автомобили, которыми можно покататься, подвергаются более высокому риску быть украденными.

    В объяснении надбавки повторная виктимизация отражает успешный исход первоначального правонарушения.Конкретные правонарушители получают важные знания о жертве из своего опыта и используют эту информацию для повторного совершения преступления.

    Эти знания могут включать легкий доступ к собственности, время, в течение которого цель не охраняется, или методы преодоления безопасности. Например, преступники, угоняющие автомобили определенных марок, могут знать способы взлома своих электронных систем безопасности или запорных механизмов. Даже мошенническая виктимизация демонстрирует эту тенденцию к росту, поскольку страховое мошенничество может объяснить некоторые случаи повторной виктимизации.

    • Во время первоначального нарушения правонарушители могут обнаружить, но унести все желаемое имущество. Эти правонарушители могут вернуться за оставленным имуществом; или правонарушители могут рассказывать другим об имуществе, в результате чего разные правонарушители повторно виктимизируют одно и то же имущество. Поскольку многие жертвы в конечном итоге заменят украденное имущество, такое как электроника, первоначальные правонарушители также могут вернуться через некоторое время, чтобы украсть замененное имущество — предположительно совершенно новое.31
    • Некоторые жертвы могут оказаться не в состоянии защитить себя от дальнейшей виктимизации.Неотремонтированное окно или дверь может повысить уязвимость и сделать повторную виктимизацию даже проще, чем первоначальное преступление. Например, жертва домашнего насилия, став жертвой насилия, сталкивается с высокой вероятностью повторной виктимизации, если не будут приняты меры защиты для предотвращения последующих правонарушений.
    • Интервью с правонарушителями показывают, что частая повторная виктимизация может быть связана с усилением объяснений — опытные правонарушители могут надежно рассчитать как риски, так и выгоды от совершения правонарушения. От половины до двух третей правонарушителей сообщают о кражах или грабеже определенного имущества дважды или более.32 Среди правонарушителей, совершивших насилие в семье, две трети инцидентов совершаются рецидивистами.33

    Объяснения, связанные с повышением и флагом, могут совпадать и различаться в зависимости от типа правонарушения. Например, ограбление банков, скорее всего, повторится, если первоначальное ограбление принесло крупную прибыль; когда денежные потери были небольшими, вероятность повторного ограбления банков была меньше34. Исследования повторной виктимизации — для банков и других объектов — предполагают, что большинство преступлений в значительной степени сконцентрировано на небольшом количестве жертв, в то время как большинство целей вообще никогда не становятся жертвами .

    Как повторная виктимизация соотносится с другими типами преступности

    Исследования выявили несколько типов повторной виктимизации:

    • Истинные повторные жертвы — это те же самые жертвы, которые изначально подвергались преследованиям, например, тот же дом и те же жильцы, которые были ограблены трижды в течение года.
    • Ближайшие жертвы — это жертвы или цели, которые физически близки к исходной жертве и могут быть похожи во многих отношениях.Квартиры, расположенные рядом с домом, подвергшимся ограблению, как правило, содержат аналогичные товары, имеют аналогичные физические уязвимости и общую планировку.
    • Виртуальные повторы — это повторяющиеся жертвы, которые практически идентичны исходной жертве во многих отношениях. Сеть круглосуточных магазинов или ресторанов быстрого питания может иметь идентичную планировку магазинов и методы управления, такие как наличие одного дежурного клерка или неформальные процедуры обработки наличных денег. Новые обитатели жилища, которое ранее было ограблено, — это еще один тип виртуального повторения.
    • Хронические жертвы — это повторные жертвы, которые с течением времени страдают от различных типов виктимизации, таких как кража со взломом, домашнее насилие, ограбление и . Это явление также известно как множественная виктимизация.

    В отношении некоторых преступлений повторная виктимизация связана с другими распространенными типами преступлений:

    • Горячие точки — это географические районы, в которых сконцентрирована преступность. Горячие точки могут быть горячими из-за частоты совершения одного и того же типа преступлений, таких как кражи со взломом, или горячие точки могут включать в себя различные типы преступлений.В отношении многих преступлений повторная виктимизация способствует возникновению горячих точек.
    • Горячие товары — это товары, которые часто крадут, и их желательность может лежать в основе повторной виктимизации. Магазины, в которых продаются компакт-диски, пиво или бензин, могут стать жертвами повторных преследований. Некоторые продукты, в том числе автомобили, становятся популярными из-за уязвимости продукта — например, автомобили с легко взломанными замками.
    • Рецидивисты — это лица, совершившие несколько преступлений.Некоторые преступники специализируются на одном виде преступления, в то время как другие совершают дополнительные преступления, такие как проникновение в дом и угон автомобиля для перевозки товаров или кража номерного знака для использования при совершении другого преступления, такого как коммерческое ограбление. .
    • Серия преступлений — это преступления одного типа, которые, по всей видимости, являются делом рук одного и того же преступника. Преступления могут быть сгруппированы в пространстве или времени или отражать характерный способ действий , , например, серийный насильник, нацеленный на студентов колледжа.Обычные сериалы связаны с преступлениями против собственности, совершенными с аналогичными целями, такими как ограбления магазинов.
    • Опасные объекты — это такие места, как колледжи или торговые районы, которые обычно привлекают или порождают непропорционально большое количество преступлений. Например, участки, на которых обычно паркуются студенты, могут привести к большему количеству хищений от транспортных средств, потому что автомобили студентов обычно могут содержать желаемое электронное оборудование.

    Эти схемы преступности не исключают друг друга и могут пересекаться или накладываться друг на друга; Однако обнаружение повторной виктимизации обычно дает важные подсказки о причинах повторения и позволяет полиции сосредоточить внимание на способах предотвращения.

    Где происходит повторная виктимизация

    Для многих проблем с преступностью повторная виктимизация наиболее распространена в районах с высоким уровнем преступности. † Лица и места в районах с высоким уровнем преступности сталкиваются с более высоким риском первоначальной виктимизации за многие преступления, и у них может не хватать средств для блокирования последующее правонарушение за счет улучшения мер безопасности и быстрого выполнения этого.35

    † Преступления, такие как насилие в семье и сексуальные посягательства, обычно не имеют пространственной концентрации, в то время как другие объекты повторной виктимизации, такие как круглосуточные магазины, бюджетные мотели и банки, могут быть географически рассредоточенными.

    В регионах с высоким уровнем преступности преступность настолько сконцентрирована среди повторных жертв, что повторяющиеся правонарушения могут создавать горячие точки — относительно небольшие географические области, в которых группируются преступления. В результате эксперты придумали термин «горячие точки», потому что на картах инцидентов могут преобладать символы, масштабированные для представления количества правонарушений по конкретным адресам36. (См. Рисунок 3.)

    Рисунок 3: Повторяющиеся коммерческие ограбления37

    Инцидент карты часто используются для определения «горячих точек» и могут использоваться для выявления повторной виктимизации.На картах следует использовать значки или символы, размер которых масштабирован для отражения количества происшествий, в противном случае точки, которые перекрывают друг друга, могут быть не видны, маскируя RV. Решения о данных также могут исказить количество повторных виктимизаций, которые можно обнаружить на картах. Короткие периоды времени — например, неделя, месяц или даже квартал — могут маскировать повторную виктимизацию; Неточная адресная информация, такая как единый адрес для инцидентов, происходящих в большом многоквартирном комплексе, также маскирует определенные местоположения жилых автофургонов.

    Карты происшествий могут маскировать RV в густонаселенных районах, поскольку большинство карт демонстрируют частоту и пространственное распределение правонарушений и не учитывают концентрацию преступлений.В густонаселенных районах, например, с многоквартирными домами, на большинстве карт не проводится различие между многоквартирными домами и многоквартирными домами, которые могут включать в себя большие многоквартирные комплексы.

    Преступность не всегда имеет географическую структуру, и это также верно в отношении повторной виктимизации. Например, маловероятно, что жертвы домашнего насилия будут сконцентрированы географически. Даже повторные случаи домашнего насилия могут происходить не по одному адресу; одно преступление может иметь место по месту жительства, а повторное нарушение может иметь место на рабочем месте жертвы.

    Некоторые преступления, такие как кража со взломом, сгруппированы по географическому принципу; повторные кражи со взломом сгруппированы еще более предсказуемо38. Таким образом, общегородские данные о кражах со взломом могут скрыть долю повторных краж, происходящих в небольших географических районах. Это указывает на необходимость использования различных географических уровней анализа для исследования RV. В отличие от кражи со взломом, такие правонарушения, как ограбление банков и насилие в семье, могут потребовать использования данных из всей юрисдикции.

    Игнорирование повторной виктимизации

    Хотя феномен повторной виктимизации хорошо известен, легко упустить из виду важность повторной виктимизации при анализе характера преступлений, поскольку большинство людей и собственности в пределах юрисдикции не становятся жертвами преступлений, особенно в течение определенного периода времени. одного или нескольких лет.

    Рассмотрим исследование, в котором в 1990 году в полицию было заявлено о 10 828 кражах со взломом: 39

    • 97 процентов из 300 000 адресов города не были взломаны
    • 3 процента адресов юрисдикции (8 116) были ограблены

    Сначала повторная виктимизация кажется минимальной:

    • 82 процента жертв (6616 адресов) пострадали только от одного кражи со взломом в течение года
    • 18 процентов жертв (1500 адресов) пострадали от двух или более краж со взломом

    Анализ проливает дополнительный свет на повторную виктимизацию:

    • 61 процент всех краж со взломом (6616) произошел по адресам только с одним правонарушением
    • 39 процентов всех краж (4212) произошли по адресам с двумя или более правонарушениями

    Хотя повторная виктимизация все еще может казаться минимальной, диаграмма 4 демонстрирует графически что повторная виктимизация составляет непропорционально большую долю всех краж со взломом: 18 процентов жертвы составили 39 процентов краж со взломом.Если бы правонарушения, совершенные после первоначального правонарушения, были предотвращены, в юрисдикции было бы зафиксировано на 2 712 краж со взломом меньше, что на 25% меньше.

    Рисунок 4: Распределение краж со взломом по адресам и частоте

    Помимо потенциала снижения преступности, анализ повторной виктимизации является важным инструментом анализа и управления для полицейских организаций, служа следующим целям:

    • Обеспечьте надежный показатель эффективности для оценки организационной эффективности (как используется полицией в Великобритании).
    • Служат катализатором для разработки более эффективных мер реагирования на проблемы, которые создают большую часть рабочей нагрузки для полиции.
    • Выявить ограничения существующих данных и методов полиции, а также продвигать улучшения качества данных и услуг для потерпевших. (См. Приложение A для получения информации о способах простого повышения качества данных.)
    • Обеспечьте понимание закономерностей, лежащих в основе повторяющихся проблем преступности.
    • Сделать приоритетным развитие и предоставление услуг по предупреждению преступности и потерпевшим.

    Хотя определение повторной виктимизации является важным шагом, точное определение того, что делать с повторной виктимизацией, потребует дополнительных усилий со стороны полиции.

    Особые опасения по поводу повторной виктимизации

    После того, как агентство проведет анализ повторной виктимизации и определит распространенность и динамику повторных виктимизации по типу правонарушений, модель преступления может быть использована в качестве инструмента для разработки ответных мер по снижению повторной виктимизации. Сосредоточение внимания на жертвах вызывает ряд особых проблем, которые следует учитывать полиции:

    • Обвинение жертвы. Жертвы могут быть уязвимы, потому что они не могут или не смогли защитить свою собственность, или оказались в условиях повышенного риска.Поведение людей — например, неверное суждение под воздействием наркотиков или алкоголя — может способствовать виктимизации. В большинстве случаев полиция должна информировать жертву о повышенном риске виктимизации, но должна быть осторожна с обвинениями.
    • Повышение страха. В случае правонарушений, таких как кража со взломом, раскрытие которых маловероятно, основная роль полиции часто заключается в утешении жертв. Предупреждение жертв о вероятности повторной виктимизации может напугать жертв.
    • Нарушение неприкосновенности частной жизни потерпевших. Хотя виктимизация увеличивает риск повторной виктимизации для первоначальной жертвы, она также увеличивает риски для лиц и собственности, которые либо находятся поблизости, либо практически идентичны первоначальной жертве. Хотя полиция может быть обеспокоена нарушением конфиденциальности первоначальной жертвы, предупреждая других, эта информация может предотвратить преследование других уязвимых лиц или мест.
    • Вытеснение преступности. Часто считается, что предотвращение одного нарушения приведет к тому, что мотивированный преступник просто выберет другую цель.Если нет виртуальных жертв, вероятность перемещения низка40. Например, предотвращение повторного домашнего насилия вряд ли приведет к перемещению насилия на другую жертву. Если есть виртуальные жертвы, такие как близлежащие близлежащие дома для ограбления или аналогичные необеспеченные парковки для угона транспортных средств, полиция должна рассматривать их как кандидатов для применения аналогичных стратегий предотвращения преступности. Усилия по предупреждению преступности, сосредоточенные на жертвах, вместо того, чтобы вызывать перемещение, с той же вероятностью дадут дополнительный эффект.Например, уменьшение вероятности кражи транспортных средств может также снизить количество краж транспортных средств.
    • Непредвиденные последствия. Сосредоточение внимания на повторной виктимизации для уменьшения количества правонарушений может иметь непредвиденные последствия. В ходе исследования, проведенного в Нью-Йорке, исследователи обнаружили, что последующие визиты и образовательные услуги для жертв домашнего насилия привели к увеличению количества обращений в полицию, обращений в полицию, 41 и обязательному аресту , примерно преступников, совершивших насилие в семье увеличили повторной виктимизации .

    Уровень виктимизации в школе и за ее пределами

    Дошкольное, начальное и среднее образование

    Уровень виктимизации в школе и за ее пределами

    (Последнее обновление: май 2021 г.)

    Этот показатель также отображается в строке Преступность и безопасность в школах.

    Для учащихся в возрасте 12–18 лет уровень виктимизации в школе (виктимизация происходит, когда учащиеся находились на территории школы или по пути в школу или из школы), о котором сообщалось в 2019 году (30 виктимизации на 1000 учащихся), был выше, чем уровень виктимизации за пределами школы. связь со школой (20 виктимизации на 1000 учащихся).

    Данные Национального исследования по виктимизации от преступлений (NCVS) 1 за 2019 год показали, что учащиеся в возрасте от 12 до 18 лет испытали в общей сложности 764 600 виктимизации (т.е. кражи 2 и несмертельные насильственные виктимизации 3 ) по дороге в школу или из школы. и 509 300 жертв всего не в связи со школой. 4 Общий уровень виктимизации составил 30 виктимизации на 1000 учащихся в школе, по дороге в школу или из школы, по сравнению с 20 виктимизациями на 1000 учащихся, не связанных со школой.(Для облегчения общения виктимизации, происходящие в здании школы, на территории школы или по дороге в школу или из школы, в дальнейшем будут называться «в школе», а виктимизации, происходящие в другом месте, будут называться «вдали от дома». из школы.»)

    NCVS — это самооценка опроса, который проводится ежегодно с 1 января по 31 декабря. Годовые оценки NCVS основаны на количестве и характеристиках преступлений, с которыми респонденты столкнулись в течение предыдущих 6 месяцев, не включая месяц, в котором они были опрошены.Таким образом, опрос 2019 года охватывает преступления, совершенные с 1 июля 2018 года по 30 ноября 2019 года; середина отчетного периода — 15 марта 2019 г. Преступления классифицируются по году проведения исследования, а не по году совершения преступления.

    Выберите подгруппу:
    Показать все доступные результаты

    Выберите характеристику подгруппы из раскрывающегося меню ниже, чтобы просмотреть соответствующий текст и рисунки.

    Фигура 1.Уровень несмертельной виктимизации учащихся в возрасте 12–18 лет на 1000 учащихся, в зависимости от типа виктимизации и местоположения: с 1992 по 2019 год

    С 1992 по 2019 год общий уровень виктимизации и количество конкретных преступлений — краж и насильственных виктимизации — снизились для учащихся в возрасте 12–18 лет как в школе, так и вне школы. 5 Общий уровень виктимизации в школе снизился со 181 виктимизации на 1000 учащихся в 1992 году до 30 виктимизации на 1000 учащихся в 2019 году, то есть снижение более чем на 80 процентов.Общий уровень виктимизации вне школы снизился со 173 виктимизации на 1000 учащихся в 1992 году до 20 виктимизации на тысячу учащихся в 2019 году, то есть снижение более чем на 85 процентов. Общий уровень виктимизации, зарегистрированный в 2019 году, был выше в школе, чем вне школы.

    Если рассматривать только воровство, то в период с 1992 по 2019 год уровень виктимизации в школе среди учащихся в возрасте 12–18 лет был выше или не отличался статистически от показателя вне школы.Согласно опросу 2019 года, уровень краж был выше среди учеников в школе (9 на 1000 учеников), чем среди учеников вне школы (6 на 1000 учеников).

    В период с 1992 по 2000 год уровень насильственной виктимизации в школе среди учащихся в возрасте 12–18 лет был либо ниже, либо статистически не отличался от показателя вне школы. Однако с 2001 по 2019 год уровень насильственной виктимизации в школе был выше или не отличался статистически от уровня вне школы.Согласно опросу 2019 года, уровень насильственной виктимизации в школе (21 виктимизация на 1000 учащихся) был выше, чем уровень насильственной виктимизации за пределами школы (14 виктимизации на 1000 учащихся). Эта разница была вызвана в первую очередь тем, что количество простых нападений в школе (16 жертв на 1000 учащихся) было выше, чем количество нападений вне школы (8 виктимизации на 1000 учащихся). 6

    Среди учащихся в возрасте от 12 до 18 лет уровень насильственной виктимизации, исключая простое нападение 7 , был ниже в школе, чем вне школы в большинстве лет в период с 1992 по 2008 год.Между 2009 и 2019 годами не было статистически значимой разницы между показателями насильственной виктимизации, за исключением простого нападения в школе и вне школы. В 2019 году уровень насильственной виктимизации, исключая простое нападение, составил 5 виктимизации на 1000 учащихся как в школе, так и за ее пределами.

    Рисунок 2. Уровень несмертельной виктимизации учащихся в возрасте от 12 до 18 лет на 1000 учащихся, в разбивке по месту жительства, типу виктимизации и полу: 2019 г.

    Согласно опросу 2019 года, общий уровень виктимизации в школе среди учащихся в возрасте 12–18 лет был выше среди учащихся мужского пола (40 виктимизаций на 1000 учащихся), чем среди учащихся женского пола (20 виктимизаций на 1000 учащихся).Это различие было вызвано, прежде всего, тем, что уровень насильственной виктимизации в школе в отношении учеников мужского пола (29 виктимизации на 1000 учеников) был выше, чем показатель в отношении учениц (12 виктимизации на 1000 учеников). Вне школы, напротив, уровень насильственной виктимизации был выше для студенток (19 виктимизации на 1000 учащихся), чем у учащихся-мужчин (8 виктимизации на 1000 учащихся), но не было статистически значимой разницы в общем числе виктимизаций.Что касается краж, не было статистически значимых различий в уровне виктимизации между учащимися мужского и женского пола ни в школе, ни за ее пределами.

    Рисунок 3. Уровень несмертельной виктимизации учащихся в возрасте 12–18 лет на 1000 учащихся, в разбивке по месту жительства, типу виктимизации и возрасту: 2019 г.

    Согласно опросу 2019 года, общий уровень виктимизации в школе не отличался существенно для учащихся в возрасте 12–14 лет по сравнению с учащимися в возрасте 15–18 лет.Однако учащиеся в возрасте 12–14 лет чаще подвергались простому нападению в школе, чем учащиеся в возрасте 15–18 лет (24 против 8 случаев виктимизации на 1000 учащихся), а учащиеся в возрасте 15–18 лет чаще подвергались насильственной виктимизации исключая простое нападение в школе, чем учащиеся в возрасте 12–14 лет (7 жертв против 3 на 1000 учащихся). Вдали от школы общий уровень виктимизации был ниже для учащихся в возрасте 12–14 лет (12 виктимизации на 1000 учащихся), чем для учащихся в возрасте 15–18 лет (28 виктимизации на 1000 учащихся).В первую очередь это было обусловлено тем, что уровень насильственной виктимизации вне школы для учащихся в возрасте 15–18 лет (20 виктимизации на 1000 учащихся) был выше, чем у учащихся в возрасте 12–14 лет (7 виктимизации на 1000 учащихся). Статистически значимых различий в уровне краж между возрастными группами в школе и вне школы не было.

    В школе общий уровень виктимизации, зарегистрированный в 2019 году, существенно не отличался между расовыми / этническими группами. 8 То же относится и к воровству и насильственной виктимизации по отдельности. Вне школы общий уровень виктимизации был выше для белых студентов (25 виктимизации на 1000 учеников), чем у латиноамериканских студентов (11 виктимизаций на 1000 учеников), что было обусловлено в первую очередь более высоким уровнем насильственных виктимизаций у белых учеников, чем у латиноамериканских учеников ( 19 против 5 виктимизации на 1000 студентов). Показатели краж вне школы существенно не различались между расовыми / этническими группами.

    Как и в случае с расовой / этнической принадлежностью, в 2019 году не было статистически значимых различий в показателях общей виктимизации или насильственной виктимизации в школе по уровню дохода домохозяйства. Однако вне школы общий уровень виктимизации был ниже среди учащихся, проживающих в домохозяйствах с доходом 50 000–99 999 долларов в год (12 виктимизации на 1000 учащихся), чем для студентов, проживающих в семьях с доходом менее 25 000 долларов (31 виктимизация на 1000 учащихся).Также наблюдались различия в уровне краж в зависимости от доходов домохозяйств как в школе, так и вне школы, хотя эти различия не были постоянными. В школе кражи были выше среди учащихся, проживающих в семьях с доходом 100 000 долларов и более в год (11 виктимизации на 1 000 учеников), чем среди учеников, проживающих в семьях с доходами от 25 000 до 49 999 долларов (5 виктимизации на 1 000 учеников). Напротив, вдали от школы уровень краж был самым высоким среди учащихся, проживающих в семьях с доходом менее 25 000 долларов (15 жертв на 1000 учащихся).

    В отличие от расы / этнической принадлежности и доходов домохозяйства, общий уровень виктимизации в школе для учащихся в возрасте 12–18 лет действительно варьировался в зависимости от урбанизации 9 в 2019 году. Общий уровень виктимизации в школе был выше для учащихся в городских районах (41 виктимизация на 1000 учащихся), чем для студентов из пригорода (23 виктимизации на 1000 студентов). Учащиеся в городских районах также испытали более высокий уровень виктимизации (13 виктимизации на 1000 учащихся) и насилия (28 виктимизации на 1000 учащихся) в школе, чем учащиеся в пригородных районах (7 и 16 виктимизации на 1000 учащихся, соответственно).Уровень краж вне школы также был ниже для учащихся в пригородных районах (3 виктимизации на 1000 учащихся), чем для учащихся в городских районах (10 виктимизации на 1000 учащихся) и сельской местности (12 виктимизации на 1 000 учащихся). Напротив, уровень насильственных преступлений вне школы был выше среди учащихся в пригородных районах (16 виктимизации на 1000 учащихся), чем среди учащихся в городских районах (9 виктимизации на 1000 учащихся). Взятые вместе, эти расходящиеся модели воровства и насильственной виктимизации означают, что не было статистически значимых различий по городскому возрасту для общего уровня виктимизации вне школы.


    Часто задаваемые вопросы о несовершеннолетних как жертвах

    Связанные часто задаваемые вопросы

    Часто задаваемые вопросы (FAQ) содержат последние ответы на часто задаваемые вопросы о виктимизация несовершеннолетних. Здесь вы найдете информацию о жестоком обращении с детьми и пренебрежении, совершаемых преступлениях. в школе, убийства и сексуальные посягательства на несовершеннолетних.Вы также найдете тенденции в уровне насильственных преступлений. против несовершеннолетних и сравнения несовершеннолетних и взрослых жертв.

    Жестокое обращение с детьми

    • Какие бывают типы жестокого обращения с детьми? [Отвечать]
    • Каковы характеристики жертв жестокого обращения с детьми? [Отвечать]
    • Как изменилось количество детей, получивших ответ от служб защиты детей? [Отвечать]
    • Какова тенденция в отношении уровня виктимизации детей в результате жестокого обращения? [Отвечать]
    • Каков возрастной состав жертв жестокого обращения с детьми? [Отвечать]
    • Отличаются ли показатели виктимизации от жестокого обращения с детьми в зависимости от расы / этнической принадлежности жертвы? [Отвечать]
    • Какая форма жестокого обращения с детьми является наиболее распространенной? [Отвечать]
    • Каковы характеристики жертв жестокого обращения со смертельным исходом? [Отвечать]
    • Отличается ли уровень виктимизации детей от жестокого обращения в зависимости от штата? [Отвечать]
    • Кто виновны в жестоком обращении с детьми? [Отвечать]

    Жертвы преступлений в школе

    • Насколько безопаснее учащиеся в школе или вне школы? [Отвечать]
    • Какое школьное преступление является наиболее распространенным? [Отвечать]
    • Чем отличается виктимизация несовершеннолетних от насильственных преступлений между школьными и внешкольными днями? [Отвечать]
    • Сколько молодых людей убивают в школе? [Отвечать]

    Жертвы тяжких преступлений

    Убийство

    • Сколько несовершеннолетних жертв убийств в США? [Отвечать]
    • Где в США совершаются убийства несовершеннолетних? [Отвечать]
    • Отличается ли виктимизация несовершеннолетних от убийств в зависимости от возраста? [Отвечать]
    • Различается ли виктимизация несовершеннолетних в зависимости от пола? [Отвечать]
    • Различается ли виктимизация несовершеннолетних в зависимости от пола и возраста? [Отвечать]
    • Отличается ли виктимизация несовершеннолетних от убийств в зависимости от расы? [Отвечать]
    • Изменилось ли количество несовершеннолетних, убитых из огнестрельного оружия с 1980 года? [Отвечать]
    • Отличается ли использование огнестрельного оружия при преследовании несовершеннолетних за убийства в зависимости от возраста? [Отвечать]
    • Какая часть несовершеннолетних погибает из огнестрельного оружия? [Отвечать]
    • Отличается ли использование огнестрельного оружия при преследовании несовершеннолетних за убийства в зависимости от расы? [Отвечать]
    • Как вид оружия зависит от возраста жертвы в делах об убийствах? [Отвечать]
    • Как отношения между жертвой и правонарушителем зависят от возраста жертвы в делах об убийствах? [Отвечать]

    Самоубийство

    Сексуальное насилие

    • Зависит ли виктимизация от насилия на свиданиях, о которой сообщают старшеклассники, в зависимости от демографии? [Отвечать]
    • О каких тенденциях виктимизации от насилия во время свиданий сообщают старшеклассники? [Отвечать]
    • Как возраст преступника зависит от возраста жертвы сексуального посягательства? [Отвечать]
    • Как виктимизация сексуального насилия зависит от времени суток? [Отвечать]
    • Меняется ли возрастной профиль жертв сексуального насилия в зависимости от возраста преступника? [Отвечать]
    • Меняются ли отношения между жертвой и правонарушителем в зависимости от возраста жертвы или возраста правонарушителя при виктимизации несовершеннолетних в результате сексуального посягательства? [Отвечать]

    Время суток

    • Различается ли время суток для оценки риска виктимизации несовершеннолетних в школьные и внешкольные дни? [Отвечать]
    • Меняется ли время суток для риска виктимизации несовершеннолетних в зависимости от отношения жертвы к правонарушителю? [Отвечать]
    • Различается ли время суток для виктимизации взрослых и несовершеннолетних в связи с насильственными преступлениями в зависимости от типа совершенного правонарушения? [Отвечать]
    • Меняется ли время суток для жертв семейного насилия в зависимости от возраста жертвы? [Отвечать]

    Тенденции виктимизации насильственных преступлений

    • Каковы тенденции виктимизации молодежи в связи с серьезными насильственными преступлениями? [Отвечать]
    • Каковы характеристики насильственных преступлений против несовершеннолетних? [Отвечать]
    • Как тенденции виктимизации молодежи в связи с серьезными насильственными преступлениями различаются в зависимости от правонарушения? [Отвечать]

    Сравнение взрослых и несовершеннолетних жертв

    • Являются ли подростки более или менее вероятными, чем взрослые, жертвами серьезных насильственных преступлений? [Отвечать]
    • Когда наиболее вероятна виктимизация взрослых и несовершеннолетних в связи с насильственными преступлениями? [Отвечать]
    • Существуют ли возрастные различия между жертвами насилия со стороны несовершеннолетних без смертельного исхода и жертвами насилия со стороны взрослых без смертельного исхода? [Отвечать]
    • Отличается ли возрастной профиль жертв ограбления от возраста преступника? [Отвечать]
    • Меняется ли возрастной профиль жертв нападения при отягчающих обстоятельствах в зависимости от возраста правонарушителя? [Отвечать]
    • Меняется ли возрастной профиль простых жертв нападения в зависимости от возраста преступника? [Отвечать]
    • Являются ли несовершеннолетние преступниками большинства жертв любого возраста? [Отвечать]
    • Есть ли среди жертв жестоких несовершеннолетних правонарушителей наибольшая вероятность столкнуться с несколькими правонарушителями в какой-либо возрастной группе? [Отвечать]
    • Среди жертв насильственных преступлений среди несовершеннолетних какая-либо возрастная группа с большей вероятностью, чем другие, станет жертвой вооруженных преступников? [Отвечать]
    • Являются ли несовершеннолетние правонарушители более склонными к преследованию незнакомцев или людей, которых они знают? [Отвечать]

    США.gov | Конфиденциальность | Политика и отказ от ответственности | FOIA | Карта сайта | Задайте вопрос | OJJDP Home
    Компонент программ Управления юстиции Министерства юстиции США

    Как избежать виктимизации | Аутизм говорит

    Каждый должен принимать меры предосторожности, чтобы не стать жертвой преступной деятельности. К сожалению, людям с аутизмом часто требуются дополнительные меры предосторожности. Общественное образование и обучение людей с навыками безопасности при аутизме являются важными частями решения.

    Советы по обеспечению безопасности :

    • Чтобы избежать виктимизации от уличных преступлений или жестокого обращения, избегайте незнакомых вам мест.
    • Подумайте о сотовом телефоне.
    • По возможности путешествуйте группами или гуляйте в толпе.
    • Не медлите и не показывайтесь в толпе в спешке.
    • Припаркуйтесь на охраняемой территории.
    • Держать двери машины запертыми.
    • Осмотрите парковку, прежде чем отпирать двери и выходить из автомобиля.
    • Приходите с толпой на работу, в школу и на другие мероприятия.
    • Избегайте пялиться.
    • Не поддерживайте зрительный контакт.
    • Сообщите кому-нибудь о своих планах на поездку.
    • Не носите с собой большие суммы наличных денег.
    • Одевайтесь по размеру.
    • Оставайтесь в хорошо освещенных местах.
    • Не сходите с популярных пешеходных и автомобильных дорог

    Какие еще действия я могу предпринять?

    Свяжитесь с местными поставщиками услуг по лечению аутизма и предложите им помочь вам наладить партнерские отношения с полицией для проведения текущих тренингов для сотрудников правоохранительных органов.

    Предоставлять образовательные раздаточные материалы для правоохранительных органов. Обратитесь за помощью, чтобы раздать раздаточный материал правоохранительным органам.

    Поощряйте местных поставщиков услуг по лечению аутизма создавать возможности, позволяющие вам и другим людям с аутизмом взаимодействовать с правоохранительными органами в безопасной, структурированной, безопасной и спокойной обстановке. Затем вы сможете узнать друг у друга, как лучше всего взаимодействовать. Эти образовательные возможности необходимо будет обсудить, спланировать и реализовать. Группы по защите интересов следует поощрять к тому, чтобы они принимали эти вопросы и помогали вам налаживать партнерские отношения с правоохранительными органами.Взаимное обучение и обмен информацией всегда будут ключом к успешному разрешению контактов, связанных с аутизмом. ( Debbaudt, 2003 )

    Автор Деннис Деббауд — родитель молодого человека с аутизмом, автор, тренер правоохранительных органов и продюсер видеороликов и учебных программ для правоохранительных органов, связанных с аутизмом. Его материалы используются правоохранительными органами США, Канады и Великобритании. С Денисом можно связаться через его веб-сайт www.autismriskmanagement.com, по электронной почте [email protected] или по телефону 772-398-9756 .

    Вторичная жертва изнасилования

    Вторичная жертва изнасилования Жертвы: мнения специалистов в области психического здоровья, которые лечат выживших насилия

    Проверено
    Присцилла Шульц, LCSW

    из статьи с тем же названием:

    Ребекка Кэмпбелл и Шила Раджа, Университет Иллинойс в Чикаго

    Опубликован:
    Насилие и жертвы, В.14 (3), 1999

    Каков объем данного исследования?
    Это исследование исследует штат Иллинойс специалистов в области психического здоровья, чтобы узнать их мнение о степени и последствия вторичной виктимизации жертв изнасилования, которые обращаются за помощью к социальным поставщики услуг после штурма. В исследовании также рассматриваются фоны респондентов, чтобы увидеть, как различия в обучении психическому здоровью, ориентация и опыт влияют на восприятие респондентами вторичных виктимизация.Исследователи предположили, что обучение и опыт обслуживания пережившие изнасилование, а также опыт обращения с меньшинствами и бедными женщинами сильно повлияет на восприятие и мнение врачей о вторичных виктимизация.

    Что такое вторичная виктимизация?
    Вторичная виктимизация относится к поведению и отношению поставщиков социальных услуг, которые «обвиняющие жертву» и нечувствительные, травмирующие жертв насилия которые обслуживаются этими агентствами.Институциональные практики и ценности которые ставят потребности организации выше потребностей клиентов или пациенты вовлечены в проблему. Когда поставщики подчиняют потребности и психологические границы жертв изнасилования с потребностями агентств, жертв чувствовать себя оскорбленным.

    Игнорирование потребностей жертв со стороны провайдеры могут так точно имитировать опыт жертв от рук их нападавших, что вторичная виктимизация иногда называется «второй изнасилование »или« второе нападение ».»Личные убеждения и поведение социальных работники сферы услуг также являются источниками вторичной виктимизации:

    • Вера в мифы об изнасиловании, которые обвиняют жертва нападения, в результате чего поставщики выражают сомнение в достоверность рассказов потерпевших
    • Пренебрежение предложением или прямо отказ в предоставлении важных услуг, таких как тестирование на беременность, информирование об изнасиловании выжившие о ВИЧ-СПИДе и других заболеваниях, передающихся половым путем, и судебное преследование за сексуальное насилие
    • Выполнение услуг в способы, которые заставляют жертв чувствовать себя «изнасилованными и повторно изнасилованными» или иным образом нанести вред психологическому благополучию жертв.

    Как проводилось исследование?
    Целостность отбора проб методы в этом исследовании были важны, чтобы исключить предвзятость среди участников исследования. Исследователи запросили участие в исследовании из репрезентативной выборки. лицензированных специалистов в области психического здоровья штата Иллинойс (т. е. клинических / консультационных психологов, клинических социальных работников, социальных работников и профессиональных консультантов) и отправили им по почте анкету, специально разработанную для для учебы.Анкета, состоящая из 15 вопросов и 4 подшкал. оценил восприятие участниками исследования проблемы вторичной виктимизации с использованием принудительного выбора, 5 пунктов Likert масштаб. Он задавал такие вопросы, как то, что сделали провайдеры, что вызвало вторичные виктимизации и как контакт с поставщиками социальных услуг повлиял на положительное или отрицательное психологическое благополучие жертв изнасилования. Помимо заполнения анкеты участников исследования попросили: предоставить соответствующую личную и профессиональную информацию о своих терапевтических ориентация, обучение, опыт и характеристика их нагрузки по полу, расе и уровню дохода.

    Сорок четыре процента врачей Опрошенные вернули заполненные анкеты. Только отзывы клиницистов с опытом лечения переживших изнасилование могли быть включены в исследования, другие ответы были отброшены. Приемлемые ответы были тогда составлены и статистически оценены вместе с характеристиками респондент и практика его психического здоровья.

    Каковы были результаты исследования?

    Есть вторичная виктимизация проблема?

    1) Только 48% участников исследования считал, что контакт с системой социального обслуживания в целом (т.е., юридические, медицинские и психиатрические услуги, рассматриваемые вместе) могут принести пользу психологически переживших изнасилование, и что поставщики услуг делают хорошая работа по оказанию помощи этой группе клиентов.

    2) Большинство психических заболеваний опрошенные специалисты (84%) согласились с тем, что контакт с поставщиками социальных услуг повторно травмирует жертв изнасилования.

    а) Восемьдесят один процент участников исследования считали, что правовая система обращение с жертвами изнасилования пагубно с психологической точки зрения.

    б) Восемьдесят девять процентов исследования участники согласились с тем, что медицинский осмотр после изнасилования был травмирующим для переживших изнасилование.

    c) Пятьдесят восемь процентов исследования участники привлекли специалистов в области психического здоровья к участию вторичной виктимизации переживших изнасилование посредством вредных обычаев.

    Сделал базовая подготовка и опыт врачей влияют на их восприятие проблемы вторичной виктимизации?

    да.Клиницисты с особыми тренинг по сексуальному насилию, который одобрил феминистскую ориентацию в лечении и те, кто имел опыт лечения переживших изнасилование, были значительно больше согласны с тем, что контакт с поставщиками социальных услуг вызвал вторичный виктимизация переживших изнасилование.

    Как повлияли ли расовая принадлежность и уровень доходов жертв изнасилования на восприятие врачей проблемы вторичной виктимизации?

    1. Врачи, работавшие в основном с жертвы изнасилования из числа меньшинств и / или с низким доходом в своей практике были значительно чаще выражают мнение, что поставщики социальных услуг лечили жертвы изнасилования с нанесением вреда и повторного травмирования.
    2. клиницистов, чьи практики состояли в основном из обеспеченных, белые женщины (доход выше 50 000 долларов) были более скорее всего, сообщит, что контакт с агентствами социальных услуг был полезным для жертв изнасилования.

    Что последствия исследования?

    1. Все поставщики психиатрических услуг должны быть осведомленными о проблемах насилия в отношении женщин, в том числе вторичных виктимизация.
    2. Персонал социальных служб (юр., Мед. и психическое здоровье) все должны быть обучены тому, как работать с жертвами насилия для предотвращения вторичной виктимизации. Обучающее видео Восстановление достоинства: линия фронта Ответ на изнасилование (1998) госпиталя колледжа Лонг-Айленда и Рекомендуется юниорская лига Бруклина.
    3. Специалисты в области психического здоровья могут играть важную роль в предотвращении вторичной виктимизации путем пропаганды для изменения систем социальных услуг, которые обслуживают переживших изнасилование.


    Отзыв Присциллы Шульц, январь 2000

    Виктимизация насильственных преступлений — Детские тенденции

    Фон

    Определение

    Расценки и оценки основаны на самооценке данных интервью, проведенных в рамках Национального исследования по виктимизации преступников. В большинстве случаев о преступлениях сообщали сами подростки. Если подростку было 12 или 13 лет, за подростка мог ответить знающий взрослый член семьи.

    По этому показателю насильственные преступления включают грабеж, простое нападение, нападение при отягчающих обстоятельствах и изнасилование / сексуальное насилие. Простое нападение определяется как нападение без оружия, в результате которого либо нет травм, либо незначительные травмы, либо травмы неопределенного происхождения, требующие менее двух дней госпитализации. Нападение при отягчающих обстоятельствах определяется как нападение или попытка нападения с применением оружия, независимо от того, было ли нанесено ранение, и нападение без оружия, когда оно приводит к серьезным травмам.

    Эти оценки не включают жертв убийств.

    Цитирование

    Детские тенденции. (2018). Жертвы насильственных преступлений. Получено с https://www.childtrends.org/indicators/violent-crime-victimization.

    Примечания

    1. Хотя эти статистические данные основаны на самоотчетах жертв, важно отметить, что большинство детей и подростков, ставших жертвами преступлений, «скрыты». То есть они не известны полиции, школе или медицинским властям. По одной из оценок, только 13 процентов детей, пострадавших в прошлом году, были известны полиции, а 46 процентов были известны школам, полиции или медицинским властям.Среди серьезных случаев виктимизации, о которых властям ничего не известно, были насилие на свидании, а также завершенное изнасилование или попытка изнасилования. Некоторые группы жертв — мальчики, выходцы из Латинской Америки и молодежь с более высоким социально-экономическим статусом — были особенно менее известны властям.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *