Содержание

Великие психологические эксперименты: «Маленький Альберт»

Алексей Паевский, Снежана Шабанова
«Троицкий вариант» №9(103), 8 мая 2012 года

Продолжая серию рассказов о «классических», или «знаменитых», психологических экспериментах, нужно заметить, что многие из них не могли бы быть поставлены в наше время. Современные этические правила, требующие безусловного предотвращения как физической, так и психической травмы у испытуемого, не позволили бы провести ни эксперимент Стэнли Миллграма (ТрВ-Наука, №86), ни Стэнфордский тюремный эксперимент Филиппа Зимбардо (ТрВ-Наука, №102).

Поведение — наше всё

Эксперимент, поставленный основателем бихевиоризма Джоном Бродесом Уотсоном (John Broadus Watson) и вошедший в историю психологии под названием «маленький Альберт», тоже можно поставить в один ряд с этими опытами.

Полный тезка биографа Шерлока Холмса родился в 1878 году. В 1913 году он заявил о создании нового направления в психологии — бихевиоризма. Согласно этой теории, предметом психологии является поведение, а не психика человека. Поведение же, согласно этой теории, зависит от внешних стимулов и внешней среды, а не от внутренних психических процессов.

Бихевиоризм быстро набрал силу, и в 1916 году, на один год, Уотсон был избран президентом Американской психологической ассоциации (86 лет спустя на этой должности побывал и автор Стэнфордского тюремного эксперимента).

Маленький Альберт

В самом конце 1919 года Уотсон и его ассистентка и любовница Розали Рейнер ставят эксперимент, который призван показать правоту бихевиористической теории. Их задача — вызвать посредством внешних стимулов сложную психическую эмоцию там, где ее раньше не было.

Уотсон и Рейнер выбрали для экспериментов 11-месячного младенца «Альберта Б.». Он был нормально развитым ребенком, флегматичным, а главное — доступным для исследований: его мать работала нянькой в местном приюте для детей-инвалидов.

Сначала экспериментаторы проверили реакции Альберта, показывая ему белую крысу, разнообразные маски, горящую газету и хлопковую пряжу. Ни один из этих предметов не выявил страха у малыша.

Затем Уотсон с ассистенткой приступили к формированию реакции страха. Одновременно с тем, как ребенку давали поиграть с белой крысой, экспериментатор сильно бил молотком по стальной метровой полосе так, чтобы малыш не видел молотка и полосы. Громкий звук пугал Альберта. Разумеется, достаточно быстро ребенок стал пугаться и самой крысы — без удара. Первая фаза эксперимента закончилась — условный рефлекс страха на крысу действительно закрепился у малыша.

Потом была взята пауза на пять дней. Альберт снова оказался у экспериментаторов. Они проверили его реакцию: обычные игрушки не вызывали негативной реакции. Крыса же всё еще пугала малыша. Теперь нужно было проверить — случился ли перенос реакции страха на других животных и похожие предметы. Выяснилось — ребенок действительно боится кролика (сильно), собаки (слабо), мехового пальто, хлопковой пряжи (минимально), шевелюры исследователя, маски Санта-Клауса.

Дальше Уотсон и Рейнер (по их словам) планировали продемонстрировать и возможность снять (переопределить) вызванные реакции страха, но не смогли, поскольку ребенка забрали из больницы, где проводились исследования. Впрочем, в самой первой статье об эксперименте говорится, что психологи прекрасно знали, когда заберут малыша, и лишь указывается, как они хотели бы снять страх [1]. Только в последующих публикациях и интервью они говорили, что ребенка забрали «внезапно».

Впрочем, сейчас за подобные методы «лечения страха» психолог в США мог бы получить очень длинный тюремный срок за изнасилование и педофилию — ведь эти методы включали не только конфету, предлагаемую малышу одновременно с крысой, но и стимулирование половых органов ребенка.

Интересно, что в статье Уотсон не только писал о правоте своей теории, но еще и не преминул пнуть теорию Зигмунда Фрейда.

«Через двадцать лет фрейдисты, если их гипотезы не изменятся, анализируя страх Альберта перед пальто из меха морского котика (при условии, что он придет к ним на сеанс), возможно, будут упрашивать его пересказать им содержание его сна и скажут, что Альберт в возрасте трех лет пытался играть с волосяным покровом на лобке своей матери и получил за это взбучку. (Мы никоим образом не отрицаем, что это могло бы вызвать условную реакцию в любом другом случае.) Если бы психоаналитик в достаточной степени подготовил бы Альберта к признанию такого сна в качестве объяснения его избегательных тенденций и если бы психоаналитик обладал властью и личным авторитетом для того, чтобы добиться своей цели, то Альберт, возможно, был бы полностью убежден в том, что его сон действительно раскрыл все факторы, приведшие к возникновению этого страха».

Начало конца

Уотсон торжествовал, но, как ни странно, эксперимент оказался началом конца бихевиоризма.

Во-первых, последующие «подгонки» и «приглаживания» результатов эксперимента показали, что методологически у эксперимента не всё хорошо. Оказалось, Уотсон время от времени «подкреплял» реакции страха на втором этапе и мешал ребенку включать компенсаторные механизмы (Альберт сосал палец и успокаивался, Уотсон вытаскивал палец изо рта).

Во-вторых, дальнейшая судьба Альберта осталась неизвестной — как и долгосрочный эффект «закрепления» страха.

В-третьих, впоследствии повторить эксперимент не удалось никому. В том числе и самому Уотсону: через шесть месяцев после публикации ему пришлось покинуть университет Джона Хопкинса в связи с этическим скандалом. Правда, никого не волновала судьба малыша — роман женатого Уотсона с аспиранткой возмутил общество гораздо сильнее. Психологу пришлось уйти в рекламу.

Этим экспериментом Уотсон пытался доказать свой тезис, сейчас раздерганный на цитаты в учебниках: «Дайте мне дюжину здоровых, нормально развитых младенцев и мой собственный особый мир, в котором я буду их растить, и я гарантирую, что, выбрав наугад ребенка, смогу сделать его по собственному усмотрению специалистом любого профиля — врачом, адвокатом, торговцем и даже попрошайкой или вором — вне зависимости от его талантов, наклонностей, профессиональных способностей и расовой принадлежности его предков».

Правда, мало кто цитирует продолжение: «Я делаю выводы, недостаточно подкрепленные фактами, и я признаю это, но то же самое делают и защитники противоположной точки зрения, причем они занимались этим в течение тысячелетий».

Watson J. В., Rayner R. Conditioned emotional reactions // J. exp. Psychol. 1920. №3(1). P. 1–14.

Джон Уотсон | PSYERA

Джон Бродес xcdzxc Уотсон (1878-1958 гг.) родился на ферме недалеко от Гринвилла, штат Южная Каролина. Начальное образование он получил в сельской школе, где все классы располагались в одной комнате. Его мать была глубоко религиозным человеком, зато отец, напротив был неверующим, пил, был подвержен проявлениям буйного нрава и имел внебрачные связи. Семья жила на грани нищеты. Соседи относились к этой семье с жалостью и презрением. Когда Уотсону было тринадцать лет, его отец сбежал из семьи с другой женщиной, чтобы больше никогда не вернуться, и для Уотсона это была травма на всю жизнь. Много лет спустя, когда Уотсон стал богатым и известным человеком, его отец приехал в Нью-Йорк, чтобы увидеться с ним, но Уотсон отказался от встречи.

В возрасте шестнадцати лет он поступил в баптистский университет Фурмана в Гринвилле, намереваясь стать священником, как когда-то обещал своей матери. Молодой Уотсон изучал философию, математику, латынь и греческий язык и собирался следующей осенью, в 1899 г., закончить университет и поступить в Принстонскую теологическую семинарию.

Джон Уотсон получил степень магистра в 1900 г., но в этом году скончалась его мать, освободив его от обета стать священником. Вместо того чтобы поступать в Принстонскую теологическую семинарию, Уотсон направился в Чикагский университет. В то время будучи честолюбивым юношей, он был озабочен своим социальным статусом и стремился оставить свой след в науке.

Джон Уотсон выбрал Чикаго для написания своей диссертации по философии вместе с Джоном Дьюи, но через некоторое время его увлечение философией угасло. Ознакомившись с работами Энджелла в области функциональной психологии, Уотсон увлекся психологией.

В 1903 г. Уотсон получил степень доктора философии и стал самым молодым доктором Чикагского университета. В том же году Уотсон женился на своей студентке, девятнадцатилетней Мэри Икес.

До 1908 г. Уотсон оставался в Чикагском университете в должности преподавателя. Он опубликовал диссертацию, посвященную физиологическому и неврологическому созреванию белой крысы, тем самым продемонстрировав свою приверженность к исследованиям на животных. В 1908 г. Уотсону предложили должность профессора в университете Джонса Хопкинса в Балтиморе. Уотсон провел в университете Джонса Хопкинса 12 лет, и эти годы стали для него самыми плодотворными.

В возрасте 30 лет Уотсон стал заведующим кафедрой психологии и занял место редактора влиятельного журнала «Психологическое обозрение».

С 1903 г. он начал серьезно размышлять о более объективном подходе к психологии, а впервые публично высказал эти идеи в 1908 г. в Балтиморе, во время ежегодной конференции Южного общества психологии и философии. В 1912 г. по приглашению Кеттела Уотсон выступил с циклом лекций в Колумбийском университете.

В 1914 г. появилась книга «Поведение: введение в сравнительную психологию», в которой Уотсон выступает за признание зоопсихологии.

В возрасте 37 лет Джон Уотсон был избран президентом Американской психологической ассоциации.

Профессиональная деятельность Уотсона была прервана начавшейся первой мировой войной, он стал майором авиационной службы. После войны, в 1918 г, он начал проводить исследования на детях, что стало одной из самых первых попыток проведения экспериментальной работы с детьми.

В 1919 г. была опубликована его следующая книга «Психология сточки зрения бихевиориста».

Тем временем семейная жизнь Джона Уотсона постепенно шла к крушению. Его неверность огорчала жену. Он влюбился в свою аспирантку и ассистентку Розалию Рейнер — девушку вдвое моложе его по возрасту, из богатой балтиморской семьи. Любовные письма попали в руки его жены и были опубликованы в известной газете. Это положило конец многообещающей академической карьере Уотсона. Его вынудили подать в отставку и покинуть университет Джонса Хопкинса. Несмотря на то, что Уотсон женился на Розалии Рейнер, он так никогда и не смог получить академической должности.

Безработный, обязанный выплачивать алименты бывшей жене и детям в размере двух третей заработка, Уотсон начал вторую профессиональную карьеру-прикладного психолога в области рекламы. В 1921 г. он поступил в рекламное агентство Дж. Уолтера Томпсона. В течение трех лет стал вице-президентом фирмы. В 1936 г. он перешел в другое агентство, где и работал до ухода в отставку в 1945 г.

После 1920 г. Уотсон уделял много времени популяризации идей бихевиоризма с помощью различных средств массовой информации. Единственным официальным контактом Уотсона с академической психологией явилась серия лекций, прочитанная им в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорк Сити. Эти лекции послужили основой его будущей книги «Бихевиоризм».

В 1928 г. он опубликовал книгу о воспитании детей «Психологическое воспитание ребенка», которая содержала множество рекомендаций по воспитанию в духе бихевиоризма. Эта книга преобразила принятую в Америке практику воспитания детей. Поколения детей, включая его собственных, были воспитаны в соответствии с установленными предписаниями. Сын Уотсона Джеймс, предприниматель из Калифорнии, вспоминал в 1987 г., что отец не мог позволить себе проявлений нежности по отношению к детям, никогда не целовал их и не прикасался к ним.

Розалия Рейнер Уотсон опубликовала статью в журнале для родителей, озаглавленную «Я — мать сыновей бихевиориста», в которой она высказывает некоторое несогласие с методами воспитания, практикуемыми ее мужем.

Жизнь Уотсона изменилась в 1935 г., когда умерла его жена Розалия. Он стал затворником, изолировал себя от всяких общественных контактов и полностью погрузился в работу. Он продал свое имение и перебрался в деревянный фермерский домик, который напоминал дом его детства.

В 1957 г., когда Уотсону исполнилось 79 лет, Американская психологическая ассоциация внесла его имя в почетный список.

Он умер в следующем году. Но прежде сжег все свои письма, рукописи и заметки, бросая их в огонь одно за другим, — он ничего не оставил историкам.

Статья Джона Уотсона «Психология с точки зрения бихевиориста» оценивается как манифест нового направления. В его книгах «Поведение: введение в сравнительную психологию» (1914), «Бихевиоризм» (1925) впервые в истории психологии был решительно опровергнут постулат о том, что предметом этой науки является сознание.

Находясь под влиянием философии позитивизма, Джон Уотсон доказывал, будто реально лишь то, что можно непосредственно наблюдать. Поведение следует объяснять из отношений между непосредственно наблюдаемыми воздействиями физических раздражителей на организм и его также непосредственно наблюдаемых ответов (реакций). Отсюда и главная формула Уотсона, воспринятая бихевиоризмом: «стимул-реакция» (S-R). Из этого вытекало, что процессы между стимулом и реакцией-будь то физиологические (нервные) или психические-психология должна устранить из своих гипотез и объяснений. Поскольку единственно реальными в поведении признавались различные формы телесных реакций, Уотсон заменил все традиционные представления о психических явлениях их двигательными эквивалентами.

Связь психических функций и двигательной активности была в те годы точно установлена экспериментальной психологией. Эксперименты Уотсона, направленные на исследование речи и мышления, доказывали правильность понимания интеллектуальных операций как интериоризованных действий, сформированных путем проб и ошибок, о которых писал Торндайк.

С точки зрения Уотсона, было доказано, что речь и мышление имеют одинаковую природу и мышление — это та же речевая реакция, сопровождаемая точно такими же мышечными сокращениями, но только меньшей интенсивности.

Джон Уотсон изучал этапы формирования внутренней речи, которая, по его мнению, развивалась из внешней путем редукции (снижения)мышечного напряжения: — внешняя речь — шепот — внутренняя речь (мышление). Данные Уотсона впоследствии были пересмотрены в работах Пиаже, Выготского, Блонского, выявивших другую, более точную динамику формирования внутренней речи.

Методологи бихевиоризма исходили из положения о прижизненности формирования основных психических процессов. Доказательства этого были даны Уотсоном в его экспериментах по формированию эмоций. Он экспериментально продемонстрировал, что можно сформировать реакцию страха на нейтральный стимул (опыт с кроликом).

Уотсон доказал, что эмоции являются результатом привычек и могут кардинально изменяться в зависимости от обстоятельств. Он стремился доказать, что у людей на основе условных рефлексов можно формировать по заданной программе стойкие аффективные комплексы; считал, что открытые им факты доказывают возможность формирования определенной, строго заданной модели поведения у всех людей.

Принцип управления поведением получил в американской психологии после работ Уотсона широкую популярность. Его заслугой является и то, что он расширил сферу психического, включив в нее телесные действия животных и человека. Но этого новшества он добился дорогой ценой, отвергнув как предмет науки огромные богатства психики, не сводимые к внешне наблюдаемому поведению.

Дж. Уотсон — Бихевиоризм

Дж. Уотсон

Биография

Уотсон (Watson) Джон Броадус (1878-1958) — американский психолог, основатель бихевиоризма. Образование получил в Чикагском университете. Ученик Дж. Энджелла и Дж. Дьюи. В 1903 г. защитил докторскую диссертацию о связи между уровнем развития центральной нервной системы и сложностью поведения белых крыс. С 1908 по 1920 г. — профессор и заведующий психологической лабораторией Университета Джона Хопкинса, вел там курсы сравнительной и экспериментальной психологии. Президент Американской психологической ассоциации (1915). В 1920 г. перешел на работу в рекламное агентство. В период между 1920 и 1930 гг. вел курс бихевиоризма в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке.

Исследования.

Видео YouTube


Автор программной статьи нового направления «Психология с точки зрения бихевиориста» (1913). В противовес интроспективной психологии, которую критиковал за субъективизм и практическую бесполезность, предложил опираться исключительно на объективные методы, требования к которым были разработаны в естественных науках. Этот тезис был основан на философии позитивизма и прагматизма. В качестве предмета психологии понимал поведение человека от рождения до смерти, трактуя его очень широко (включая выделения желез в ответ на реакцию). Все поведенческие реакции являются приобретенными или наследственными, а также внутренними или внешними. При этом считал, что число врожденных реакций невелико, и практически все поведение является результатом обучения. Поэтому основная задача усматривалась им в том, чтобы изучить процесс научения, или формирования в течение жизни новых реакций, предсказывать поведение и контролировать его. Разрабатывал гипотезу, в соответствии с которой формирование навыков происходит на основе принципа обусловливания, причем осуществляется этот процесс методом проб и ошибок, и поэтому он неуправляем. Терапия. На основе своей теории психического развивал методы поведенческой психотерапии. Классическими являются его эксперименты на основе метода выработки условного рефлекса, проведенные совместно с Р. Рейнер, по формированию, генерализации и угашению фобии у шестимесячного Альберта. Этот ребенок начал бояться белых лабораторных крыс только после того, как их показ стал сопровождаться резким звуком. Затем его условный рефлекс страха распространился на все предметы, имеющие белый мех (в частности, на кроликов). В дальнейших исследованиях, проведенных М. К. Джойс, было показано, что подобные страхи детей могут быть угашены на основе положительного подкрепления.

подробнее:https://psy.wikireading.ru/4269

Бихевиоризм 💡 Дж. Уотсон, Э. Торндайк, Б. Скиннер, Э. Толмен

Бихевиоризм — это направление в психологии ХХ века, основателем которого является Дж. Уотсон, рассматривающее поведение человека как реакцию на воздействие различных факторов внешней среды.
Основные представители бихевиоризма: Дж. Уотсон, Э. Торндайк, Б. Скиннер, Э. Толмен.
Методами исследования в бихевиоризме считаются наблюдение и поведенческий эксперимент.



Содержание


Бихевиоризм в психологии

Датой рождения бихевиоризма (от англ. behavior — поведение) считают публикацию в 1913 г. статьи Дж.Уотсона «Психология с точки зрения бихевиориста» в научном психологическом журнале «Психологическое обозрение».

До того момента, как бихевиоризм стал популярным направлением в психологии, активно использовался метод интроспекции, суть которого заключалась в наблюдении субъекта за процессами в своем сознании. Но данный метод перестал быть востребованным. Бихевиористы в своем учении отвергали представление о сознании, а так же полагали,  что любые психологические структуры и процессы, не наблюдаемые объективными методами, либо не существуют (так как нельзя доказать их существование), либо недоступны для научного исследования. Поэтому критики этой парадигмы часто называют бихевиоризм теорией «пустого организма». Естественно, что при таком представлении интроспекция не считалась действенным и достоверным методом. 

Представители бихевиористического направления в психологии считали, что поведение каждого человека определяется не какими-то внутренними процессами, а механическими воздействиями окружающей среды. Причем, данный процесс происходит по принципу «стимул-реакция»(S →R) .

Под реакциями (R) бихевиористы понимают движения человека (мышечная, сосудистая, железистая реакция и др.), совершаемые при выполнении того или иного действия. Под стимулами (S) — доступные внешнему наблюдению раздражения внешнего мира, вызывающие у человека те или иные реакции.

Рассмотрим данный принцип на примере.
Допустим, гуляю по городу, мы находим бродячую собаку. Чтобы скрасить ее участь, мы отдаем ей лежащий у нас кусочек печенья. Собака сразу же завиляла хвостом, почувствовав запах пищи. И у нее началось слюноотделение.
В данном случае, печенье, которое мы дали собаке, является стимулом (S), а слюноотделение является реакцией на стимул (R). Получается, что поведение собаки (слюноотделение) было вызвано воздействием внешней среды (печеньем), а не внутренними процессами. Значит, реакция собаки является следствием воздействия из внешней среды (S →R).

Изучая данное явление, бихевиористы пришли и к другому выводу. Если между стимулом и реакцией есть взаимосвязь, значит, зная причины этой связи и изучив, какие стимулы вызывают те или иные реакции, можно добиваться определенного поведения от человека или животного, воздействуя на них определенным образом (т.е. должен быть определенный стимул, который даст соответствующую реакцию). В таком случае, нет необходимости обращать внимание на внутреннее психическое состояние людей.

Предмет психологии, с точки зрения бихевиоризма, — поведение, понимаемое как совокупность наблюдаемых мышечных, сосудистых, железистых реакций (R) на внешние стимулы (S).
Задача психологии состоит в том, чтобы выявить закономерности связей между стимулами и реакциями (S →R), а цель — предсказание поведения субъекта и управление им.

Данное направление исследует только внешне наблюдаемое поведение, а все психические явления сводит к реакциям организма. Бихевиористы рассматривают поведение человека и животного как сходного, считая, что в них нет различий.

Несмотря на все достижения психологов-бихевиористов, данное направление подвергалось критике. Под сомнения ставились моменты, касательно отказа от внутреннего мира человека, т.е. сознания, чувственных и душевных переживаний; трактовки поведения как совокупности ответных реакций на раздражители, которые опускали человека до уровня робота; неспособности объяснить яркие творческие достижения в науке и искусстве и др.


Классический бихевиоризм Дж. Уотсона

Джон Уотсон — американский психолог, основатель бихевиоризма. Он пытался сделать психологию естественной наукой, которая пользовалась бы объективными методами.

Уотсон уделял огромное внимание классическому научению, при котором организм ассоциирует разные стимулы (звук колокольчика — условный раздражитель, а слюноотделение у собаки в ответ на звук этого колокольчика — условный рефлекс). Такой вид научения ориентирован на непроизвольные, автоматические действия.

Организм как человека, так и животного приспосабливается к своему окружению посредством врождённого и приобретённого набора актов, т.е. поведения. Всю психическую деятельность Уотсон трактовал как поведение. Он рассматривал его как совокупность реакций организма на стимулы, т.е. поведение по принципу «стимул-реакция» (S →R). Дж. Уотсон считал, что подобрав верный стимул, можно формировать нужные навыки и качества в человеке или животном.

На работы Уотсона и основные идеи бихевиоризма сильно повлияло открытие русским физиологом И.П. Павловым классических условных рефлексов. Во многом под влиянием работ Павлова, хотя сам Павлов полагал, что они поняли его неверно, Уотсон заявил, что наблюдение над поведением может быть описано в форме стимулов (S) и реакций (R).

В доказательство правоты бихевиористической теории, Джон Уотсон и Розали Рейнер ставят эксперимент, который стал известен под названием «маленький Альберт».

Уотсон и Рейнер выбрали для экспериментов 11-месячного младенца «Альберта Б.», который был вполне нормально развитым ребенком. Сначала экспериментаторы проверили реакции маленького Альберта, показывая ему белую крысу, маски, горящую газету и хлопковую пряжу. Ничего из этого не выявило страха у мальчика.

Затем они приступили к формированию реакции страха. Одновременно с тем, как Альберту давали поиграть с белой крысой, экспериментатор бил молотком по стальной полосе так, чтобы малыш не видел молотка и полосы. Громкий звук пугал Альберта. Таким образом, ребенок стал пугаться и самой крысы (без удара). На данном этапе условный рефлекс страха на крысу закрепился у маленького Альберта.

Через пять дней Альберт снова оказался у экспериментаторов. Они проверили его реакцию: обычные игрушки не вызывали негативной реакции. Крыса же всё еще пугала малыша. Экспериментаторы проверили, не случился ли перенос реакции страха на других животных и похожие предметы. Выяснилось, что ребенок действительно боится некоторых животных и предметов, не связанных с крысой (например, кролика (сильно), собаки (слабо), мехового пальто и др.).


Исследования Э. Торндайка в рамках бихевиоризма

Эдвард Торндайк  – выдающийся американский психолог, основатель теории научения, автор таких трудов как «Интеллект животных», «Основы обучения», «Педагогическая психология» и др.
Торндайк не считал себя бихевиористом, хотя его законы и исследования часто характеризует его как сторонника этого направления.

Еще в Гарвардском университете, под присмотром своего наставника У. Джеймса, Э. Торндайк занялся опытами над животными. Он стал обучать цыплят навыкам прохождения лабиринта, причем это происходило в подвале дома Джеймса, т.к. в университете не было место для лаборатории. Фактически это была первая в мире экспериментальная лаборатория по зоопсихологии.

В своих экспериментах в Колумбии он изучал закономерности адаптации организма к необычным условиям, с которыми он не может справиться, когда располагает только набором программ поведения. Для исследования он изобрел специальные «проблемные ящики», которые представляют собой экспериментальные устройства различной степени сложности. Животное, помещенное в такой ящик, должно было, преодолевая различные препятствия, самостоятельно найти выход и решить проблему.

Опыты ставились в основном над кошками, но имелись также ящики для собак и обезьян. Помещенное в ящик животное могло выйти из него и получить угощение, лишь приведя в действие специальное устройство — нажав на пружину, потянув за петлю и т. п. Результаты исследований отображались на графиках, которые он назвал «кривые научения». Таким образом, целью его исследования было изучение двигательных реакций животных.

В результате эксперимента выяснилось, что поведение животных было однотипным. Они совершали множество беспорядочных движений — бросались в разные стороны, царапали ящик кусали его и т.д., пока одно из движений случайно не оказывалось удачным. При последующих пробах число бесполезных движений уменьшалось, животному требовалось все меньше времени чтобы найти выход, пока оно не начинало действовать безошибочно. Данный вид обучения стал называться обучением по принципу  «проб и ошибок».

Далее Торндайк сосредоточился на изучении зависимости связей, которые лежат в основе научения, от таких факторов, как поощрение и наказание. На основе полученных материалов он вывел основные законы научения.

1. Закон повторяемости (упражнения) — чем чаще повторяется связь между стимулом и реакцией, тем быстрее она закрепляется и тем она прочнее.
2. Закон эффекта — из нескольких реакций на одну и ту же ситуацию, при прочих равных условиях, более прочно связываются с ситуацией те из них, которые вызывают чувство удовлетворения. (Связи в сознании устанавливаются более успешно, если реакция на стимул сопровождается поощрением).
3. Закон готовности — образование новых связей зависит от состояния субъекта.
4. Закон ассоциативного сдвига — если при одновременном появлении двух раздражителей один из них вызывает позитивную реакцию, то и другой приобретает способность вызывать ту же самую реакцию. То есть нейтральный стимул, связанный по ассоциации со значимым, тоже начинает вызывать нужное поведение.

Торндайк сформулировал концепцию «распространения эффекта». Эта концепция подразумевает готовность усвоить сведения из областей, смежных с теми областями, которые уже знакомы. Он также заметил, что научение одному виду деятельности может даже препятствовать овладению другим («проактивное торможение»), а вновь освоенный материал способен иногда разрушать что-то уже выученное («ретроактивное торможение»).

Эти два вида торможения связаны с феноменом памяти. Забывание какого-то материала связано не только с течением времени, но и с влиянием иных видов деятельности.


Исследования Б. Скиннера в рамках бихевиоризма

Беррес Скиннер — американский психолог, писатель, продолжатель идей Дж. Уотсона, который разработал теорию оперантного научения.

Он считал, что человеческий организм — это «черный ящик». Все, что наполняет этот ящик (эмоции, мотивы, влечения),  нельзя объективно измерить, поэтому их следует исключить из сферы эмпирического наблюдения. А вот поведение можно объективно измерить, собственно, этим Скиннер и занимался.

Он не принял идею о личности, которая направляет или стимулирует поведение. Скиннер считал, что поведение порождается не силами, которые находятся внутри человека (например, чертами, потребностями, мыслями, чувствами), а силами, которые лежат вне человека. Это значит, что поведение человека регулируется не изнутри, а снаружи (окружающей средой). Изучение личности по Скиннеру — это нахождение своеобразного характера взаимоотношений между поведением организма и результатами этого поведения, которые и подкрепляют его в последствии. Этот подход фокусируется на прогнозировании и контроле наблюдаемого поведения.

Б. Скиннер, также как и Дж. Уотсон, интересовался таким явлением как научение. Он даже разработал концепцию оперантного научения, которая базировалась на законе эффекта, который был открыт Э. Торндайком.

Оперантное научение — это метод обучения, который включает в себя систему поощрений и наказаний с целью усилить или прекратить определенный тип поведения. При этом организм ассоциирует свое поведение с последующим результатом. Такое научение направлено ​​на подкрепление контролируемого индивидом поведения.

Например, человек пытается научить собаку выполнять команду. Когда собака успешно справляется (т.е. выполняет команду), она получает поощрение (похвалу, лакомство). Когда собака не справляется с заданием, она не получает поощрение. В итоге, у собаки устанавливается связь между определенным поведением и возможностью получить награду.
Подобным образом, можно и отучить собаку, например, делать «свои дела» на ковер. Только использовать придется систему наказаний (например, отругать пса). Получается своеобразный метод «кнута и пряника».
По этому поводу советую прочитать интереснейшую книгу Карен Прайор, которая называется «Не рычите на собаку! Книга о дрессировке людей, животных и самого себя «.

Скиннер проводил эксперименты над голодными животными (крысы, голуби), которых помещал в ящик, который получил название «ящик Скиннера». Ящик был пуст, внутри находился лишь выступающий рычаг, под которым стояла тарелка для еды. Оставленная одна в ящике, крыса передвигается и исследует его. В какой-то момент, крыса обнаруживает рычаг и нажимает на него.
После установления фонового уровня (частота, с которой крыса вначале нажимает на рычаг) экспериментатор запускает в действие кассету с пищей, расположенную снаружи ящика. Когда крыса нажимает на рычаг, небольшой шарик пищи выпадает в тарелку. Крыса съедает его и вскоре снова нажимает на рычаг.
Пища подкрепляет нажатие на рычаг, и частота нажатий растет. Если кассету с пищей отсоединить, так что при нажатии на рычаг пища больше не подается, частота нажатий будет уменьшаться. 

Таким образом, Скиннер заметил, что оперантно обусловленная реакция при неподкреплении угасает точно так же, как и классически обусловленная реакция. Исследователь может установить критерий дифференцировки, подавая пищу только тогда, когда крыса нажимает на рычаг при горящей лампочке, и тем самым вырабатывая условную реакцию у крысы путем избирательного подкрепления. Свет тут служит стимулом, который контролирует реакцию.

Скиннер также добавляет положения о двух видах поведения: респондентное и оперантное поведение.
Респондентное поведение — это  характерная реакция, вызываемая известным стимулом; стимул, при этом, всегда предшествует реакции. В качестве примера можно привести сужение или расширение зрачка в ответ на световую стимуляцию, подергивание колена при ударе молоточком по коленному сухожилию и дрожь при холоде.
Оперантное поведение — это произвольные приобретенные реакции, для которых не существует стимула, поддающегося распознаванию. Вызванное оперантным научением такое поведение определяется событиями, которые следуют за реакцией. Т.е. за поведением идет следствие, и природа этого следствия изменяет тенденцию организма повторять данное поведение в будущем.
Например, катание на роликах, игра на гитаре, написание собственного имени – это образцы оперантной реакции (или операнты), контролируемые результатами, следующими за соответствующим поведением.

Когнитивный бихевиоризм Э. Толмена

Эдвард Толмен — американский психолог, представитель необихевиоризма, автор концепции «когнитивных карт» и создатель когнитивного бихевиоризма.

Он отвергал закон эффекта Э. Торндайка, считая, что вознаграждение (поощрение) оказывает слабое воздействие на научение. Вместо этого Э. Толмен предложил когнитивную теорию научения, предполагая, что повторяющееся выполнение одного и того же задания усиливает создаваемые связи между факторами окружающей среды и ожиданиями организма.

Толмен предположил, что поведение является функцией пяти основных независимых переменных: стимулы окружающей среды, психологические побуждения, наследственность, предшествующее обучение и возраст.

Онсчитал, что бихевиористская модель S-R должна быть дополнена. По его мнению, формула поведения должна состоять не из двух, а из трех членов, и поэтому выглядеть следующим образом: стимул (независимая переменная) — промежуточные переменные (организм) — зависимая переменная (реакция), т.е. S-O-R.

Промежуточными переменными является все, что связано с организмом (О), и формирует данную поведенческую реакцию на данное раздражение. Таким образом, средним звеном являются недоступные прямому наблюдению психические моменты (например, ожидания, установки, знания и др.). Примером промежуточной переменной может являться голод, который невозможно увидеть у подопытного (животного или человека). И тем не менее голод можно объективно и точно связать с экспериментальными переменными, например с длительностью того отрезка времени, на протяжении которого организм не получал пищу.

Толмен ставил опыты над крысами, ищущими выход из лабиринта. Главный вывод из этих опытов свелся к тому, что, опираясь на строго контролируемое экспериментатором и объективно им наблюдаемое поведение животных, можно достоверно установить, что этим поведением управляют не те стимулы, которые действуют на них в данный момент, а особые внутренние регуляторы.

Поведение предваряют своего рода ожидания, гипотезы, познавательные (когнитивные) «карты».
Когнитивная карта — это субъективная картина, имеющая пространственные координаты, в которой локализованы отдельные воспринимаемые объекты.
Эти «карты» животное строит само. Они и ориентируют его в лабиринте. По ним животное, запущенное в лабиринт, узнает, куда и как ему нужно добраться.

Положение о том, что психические образы служат регулятором действия, было обосновано гештальттеорией. Учтя ее, Толмен разработал собственную теорию, названную когнитивным бихевиоризмом.

Тема 3 ПСД 2017 | coglab

Темы 3. Становление психологии как науки. Классическая психология сознания, бихевиоризм.

Вильгельм Вундт и использование эксперимента в изучении сознания. Начало научной психологии.

Метод экспериментальной интроспекции. Возможности и ограничения.

Описание конкретных экспериментов

Предмет психологии.  Задачи психологии по Вундту.

Химия как модель для психологии как новой науки. Перечень элементов сознания и возможности их структурного сочетания.

 

Развитие экспериментальной психологии в работах Эдварда Титчинера. Его метод структурной интроспекции.

Раз­но­вид­но­сти ме­то­да ин­трос­пек­ции. Роль субъ­ек­тив­ного от­чета в психологических ис­сле­до­ва­ни­ях.

 

Уильям Джеймс. Приложение идей Дарвина к пониманию природы психики как инструмента адаптации. Значение вопроса о функции психики для развития психологии. Основа психики – тело, физиология.

 

Предпосылки возникновения бихевиоризма в экспериментах Э. Торндайка. Применение эксперимента по отношению к поведению (животных).

 

Создание бихевиоризма как школы психологии.

Ос­нов­ные по­ня­тия и ме­то­ды клас­си­че­ско­го би­хе­вио­риз­ма (Дж. Уотсон). Предмет психологии. Единица анализа. Цель психологии. Эксперимент с мальчиком Альбертом.

 

Не­оби­хе­вио­ризм: по­ня­тие про­межуточ­ной пе­ре­мен­ной, ак­тив­ность и це­ло­ст­ность по­ве­де­ния (Э. Толмен). Молярный подход в психологии.

Вопросы для обсуждения

  1. Вклад Вундта в создание научной психологии. Применение эксперимента к изучению сознания.  За счет чего стало это возможно?

  2. Понятие перцепции и апперцепции. Экспериментальное исследование сознания.

  3. Ме­тод ин­трос­пек­ции и про­бле­ма са­мо­на­блю­де­ния.

  4. Возможности и недостатки ме­то­да ин­трос­пек­ции.

  5. Предмет и цели интроспекционизма Вундта.

  6. Представление о функции психике в работах У. Джеймса.

  7. Эксперимент в изучении поведения в работах Э. Торндайка.

  8. Ос­нов­ные по­ня­тия и ме­то­ды клас­си­че­ско­го би­хе­вио­риз­ма (Дж. Уотсон).

  9. Цель психологии по мнению Уотсона. Анализ процесса формирования реакции у мальчика Альберта.

  10. Э. Толмен. Молярный метод в психологии. По­ня­тие про­межуточ­ной пе­ре­мен­ной, целенаправленность и це­ло­ст­ность по­ве­де­ния (Э. Толмен).

 

Список литературы

Обзорные материалы:

Шульц Д., Шульц С. История психологии.   

Лихи Т. История психологии. Гл.  4. С. 94.

Лихи Т. История психологии. Целевой бихевиоризм Толмена. 

Гип­пен­рей­тер Ю.Б. Вве­де­ние в об­щую пси­хо­ло­гию. М., 2000. С. 22-27 (1,2), 28-50 (3,4), 51-66 (5, 6), 67-98 (8), 99-134 (9, 10).

Литература по авторам:

  1. Вундт Очерк психологии: Московское книгоиздательство, 1912.  § 3 Методы психологии

  2. Вундт Задачи психологии. http://www.psychology-online.net/articles/doc-649.html

  3. Шульц Д., Шульц С. История психологии. С. 129 – 137 – Первоисточники по истории структурализма: из «Учебника психологии» Э.Б. Титчинера.

  4. Титчинер Э. Очерки психологии.– метод исследования ощущений С. 25 – 24, эксперимент — С.. 27- 34  http://www.psychology.ru/library/00057.shtml

  5. Шульц Д., Шульц С. История психологии. СПб., 1998. Гл. 7. Уильям Джеймс. Принципы психологии

  6. Джемс У. Пси­хо­ло­гия. М., 1991. Гл. 1. Введение. (в приложенных текстах)

  7. Ис­то­рия пси­хо­ло­гии. Тек­сты / под ред. П.Я. Галь­пе­ри­на, А.Н. Ждан. Изд. 2. М., 1992. Уотсон. Психология с точки зрения бихевиориста. С. 96-107

  8. Теплов Б.М. Об интроспекции и самонаблюдении // Хрестоматия по курсу Введение в психологию / под ред. Е.Е. Соколовой. М., 1999. с. 126-132.  http://www.psychology-online.net/articles/doc-29.html

  9. Уотсон Дж. Условные эмоциональные реакции (про мальчика Альберта). // ДЖОН Б. Уотсон. Психология как наука о поведении. М., 1998. с. 475 — 479

  10. Тол­мен Э. Поведение как молярный феномен // Хре­сто­ма­тия по исто­рии пси­хо­ло­гии. / под ред. Гальперина П.Я., Ждан А.Н. М., 1980. с. 46-82 ИЛИ Толмен Э. Поведение как молярный феномен // Хрестоматия по курсу Введение в психологию / под ред. Е.Е. Соколовой. М., 1999. с. 200-204. (6)

97. 02. 008. Крилан П. Уотсон как миротворец: старые корни уотсоновского бихевиоризма. Creelan P. Watson as mythmaker: the millenarian sources of Watsonian behaviorism //J. for the sci. Study of religion.

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ НАУЧНОЙ ИНФОРМАЦИИ ПО ОБЩЕСТВЕННЫМ НАУКАМ

СОЦИАЛЬНЫЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ

НАУКИ

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ И ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА

РЕФЕРАТИВНЫЙ ЖУРНАЛ СЕРИЯ 8

НАУКОВЕДЕНИЕ

2

издается с 1973 г.

выходит 4 раза в год

индекс РЖ 2

индекс серии 2,8

рефераты 97.02.001-97.02.031

МОСКВА 1997

оптимизм уже то, что прагматическая ментальность, понятая в качестве исторического, ценностного и ненасильственного сознания, все же относительно недавняя традиция в человеческой истории, вполне способная поэтому некогда стать господствующей.

А.А.Али-заде

97.02.008. КРИЛАН П. УОТСОН КАК МИРОТВОРЕЦ: СТАРЫЕ КОРНИ УОТСОНОВСКОГО БИХЕВИОРИЗМА. С REE LAN P. Watson as mythmaker: The miiienarian sources of Watsonian behaviorism //J. for the sei. study of religion. — Storrs;: 1995. -Vol.23, N 2. -P.194-216.

Социолог из Северо-Восточного университета (Бостон, Массачусетс) рассматривает влияние среды, в которой вырос основоположник бихевиоризма Дж.Уотсон, на формулировку им основных принципов этого исследовательского направления в психологии.

В последнее время, пишет автор, заметно активизировались исследования нравственных оснований научной деятельности. Эти основания игнорировались при господстве позитивистской трактовки науки. И в дальнейшем было показано, что та нравственная позиция, которой придерживался ученый, и, в частности заложенные в его детстве «мифически-символические структуры», оказывали существенное влияние на его деятельность и отражались в научных понятиях. Продолжение этой линии анализа — изучение внерационапьных оснований научного знания — привели Т.Куна к формулировке понятия «парадигма» как основной структуры, реализующей влияние социологических и психологических факторов на научную деятельность. Вот автор и подчеркивает, что в своем исследовании он продолжает данную линию анализа, демонстрируя влияние морально-этических взглядов, оформившихся у Уотсона под влиянием воспитавшей его среды, на его дальнейшую жзнь идеятельность по разработке фундаментальных идей бихевиоризма.

Дж.Уотсон родился в 1878 г. в маленькой деревне в Южной Каролине и рос под опекой матери, строго придерживавшейся баптистских взглядов. Это было время кризиса релирии под влиянием успехов науки, быстрого развития промышленности, утверждения в культуре научного взгляда на веши, секуляризации религиозного

сознания. Его отец был «беспутным » человеком, фактически оставившим семью, мать — религиозной женщиной, скрупулезно соблюдавшей все тонкости баптистского культа и принимавшей активное участие в женском религиозном движении. Свое имя Джон Уотсон получил в честь одного из лидеров баптистского движения -Джона Альберта Броадуса, и сделано это было по инициативе матери будущего ученого.

Одна из основных заповедей баптизма состояла в требовании беспрекословного повиновеня родителям. В этом и причина большого влияния родителей Уотсона на формирование его личности. Причем влияние отца и матери было в некоторой степени альтернативным. «Хотя реформаторский пыл матери передался сыну в то время, когда ее муж покинул дом, юный Уотсон был в достаточной степен привязан к отцу, чтобы принять на себя часть бунтарских настроений против религиозного давления матери» (с. 198). Влияние отца выразилось в том, что Уотсон превратился в юношу, часто нарушавшего принятые нормы поведения: он даже бывал арестован полицией. В дальнейшем попытки Уотсона разрешить конфликты с матерью путем примирения своего во многом «бунтарского», унаследованного от отца характера, с ее набожностью встречали серьезные трудности.

Уотсон поступил в университет Фурмана, расположенный неподалеку от Гринвилла — города, рядом с которым прошли его детство и юность, — поступил для того, чтобы избежать существовавших в Гринвилле «культурных ограничений» (с. 198). Однако от пребывания в университете он также не испытал особого удовольствия и писал в своей биографии, что университетская жизнь его не интересовала. При всем активно декларировавшимся Уотсоном желании быть независимым, ему было нелегко совсем покинуть Гринвилл. Положение осложнялось тем, что его мать в это время серьезно заболела. В результате противоречия интенций «подчинения» и «бунта», сосуществование которых было одной из основных характеристик всей жизни Уотсона, он провалился на экзамене и не получил университетский диплом.Но даже добившись диплома через год, Уотсон не смог покинуть мать и еще год работал учителем в местной школе и при этом, идя навстречу желанию матери, исправно посещал баптистскую церковь. И только когда она в 1899 г. умерла, Уотсон смог продолжить обучение, реализовать свой

план углубленного изучения философии, в чем собственно и проявились, с одной стороны, тенденция к приобретению статуса преподавателя церковной школы, чего хотела мать Уотсона, а с другой — тенденциия к сопротивлению ее влиянию.

Первоначально Уотсон предполагал учиться в Принстоне, который считался основным центром ортодоксальной теологии на юге Соединенных Штатов. Однако узнав, что в Принстоне потребуется чтение текстов на греческом и латинском языках, будущий ученый решил продолжить свое образование в Чикагском университете.

Переезд Уотсона из Гринвилла в Чикаго трактуется рядом комментаторов в качестве решающего фактора формирования его бихевиористских взглядов. Уотсон и сам отмечал, что именно в течение этого периода он начал формулировать основные идеи бихевиоризма. Попадание Уотсона из патриархальной религиозной среды в условия урбанизации и интенсивного развития промышленности есть соблазн рассматривать как причину выработки у него установки к обьективному изучению человека в качестве деперсонализированного обьекта. Ведь основная цель бихевиоризма — предсказание и контроль поведения, а не изучение желаний человека и его поведенческих мотивов, что свойственно, например, психоанализу. Однако скорее всего игнорирование такой сферы психологии человека, как желания и удовольствия, в бихевиористской исследовательской программе отражает «презрение к мерзкой плоти», заложенное в Уотсона его пуританским воспитанием.

Уотсон, по всей видимости, не воспользовался той моральной свободой, которую открывал перед ним урбанизированный Чикаго. Первые три года своей студенческой жизни в этом городе он по вечерам в воскресные дни работал в лаборатории, не позволяя себе никаких развлечений. В последний год своей студенческой жизни Уотсон, наконец, завел роман с одной из студенток, которая, однако, окавшись женщиной довольно легкого поведения, разочаровала Уотсона до такой степени, что у него развился невроз, и именно в это время он воспринял существен нуйэ часть идей Фрейда. В итоге Уотсон был вынужден поистине бежать из города, чтобы снова обрести душевный покой — закономерный итог его пуританского воспитания,

вошедшего в противоречие с образом жизни и нравственной атмосферой Чикаго.

Докторская диссертация Уотсона представляла собой описание серии экспериментов с животными. И в этой работе нельзя не увидеть проявления полученных ученым в детстве религиозных представлений, в данном случае представления о «мистическом Вавилоне». Диссертация называлась «Научение у животных» и была написана в 1903 г. В ней делалась попытка определить возраст, в котором детеныши крысы приобретают способность самостоятельно преодолевать препятствия и добираться до матери или до пиши. Суть экспериментов сводилась к тому, что пиша или крыса-мать помешались в ящик, куда детеныши могли попасть, только преодолев лабиринт препятствий. «Наблюдения Уотсона за путешествиями крыс через эту забавную систему инструментов занимали его дни и ночи в течение большей части времени, проведенного им в Чикаго» (с.201). И в основных конструктивных особенностях этих экспериментов проявились корневые моменты «мифа о Вавилоне» как элемента религиозного воспитания Уотсона. «Религиозное воспитание оставило в его характере заметный след, удерживая на значительной дистанции от свободного выражения чувств, которое предлагал город» (с. 204). С другой же стороны, идея объективного наблюдения -следствие выработанной у Уотсона пуританской средой склонности к игнорированию любого зла, без вмешательства в ход событий. В итоге он предложил бихевиористский инструментарий «как средство предсказания и контролирования внешнего мира, а не симпатии и сочувствия ему» (с. 203). Таким образом, в методическом принципе изолированности наблюдателя от обьекта наблюдения проявилась реализация в исследовательской деятельности Уотсона пуританской нравственности.

Впоследствии Уотсон осуществил серию исследований, в которых он лишал крыс зрения и затем изучал управление животными своим поведением на основе кинетических и органических ощущений. И в организации этих экспериментов проявилась вненаучная символика. В представлении Уотсона крысам в экспериментальных условиях приходилось «бороться» за пищевое подкрепление, и не случайно в описании своих исследований Уотсон употреблял большое количество военных аналогий.

7-2891

Закончив эксперименты с крысами, Уотсон едет на удаленные острова в районе Флориды, где изучает гнездование колонии птиц, каждый год прилетающих на эти острова для выведения потомства. И тут, по мнению автора, сказались нравственные установки, выработанные у Уотсона в детстве.

Между тем все эти ранние исследования имели лишь косвенное отношение к его дальнейшей бихевиористской программе и «в большой степени были побуждаемы логикой религиозной установки детства» (с. 204).

Однако и потом, когда Уотсон начал атаку на интроспекционистскую психологию и выступил с изложением своей бихевиористской программу, его понятия, риторика и методический инструментарий в значительной степени отражали нравственные идеи, сформировавшиеся в детстве. Уотсон обвинял интроспекционистскую психологию в скрытой приверженности религиозной доктрине существования души. При этом он выступал с критикой ортодоксальной религии и коррупции среди ее наиболее известных представителей. И в этом могла проявляться нетерпимость к злоупотреблениям среди церковнослужителей, распространенная в той среде, где Уотсон воспитывался, и вообще свойственная баптизму.

Центральный момент критики Уотсон интроспекционистской психологии заключается в негативной оценке ее «сфокусированности на лингвистической идиосинкразии и авторитарном элитизме, превалировавшими в каждой из интроспекционистских школ» (с.204), в результате чего, несмотря на пятидесятилетний срок развития этой исследовательской области, взаимопонимание между исследователями отсутствует и нет никакой гарантии, что под идентичными терминами понимаются одинаковые сущности. Заслуживает критики и то, согласно Уотсону, что в интроспекционистской психологии существует столько же различных вариантов анализа, сколько и исследователей, а ее терминология, опирающаяся на такие субьективные термины, как»ощущение», «восприятие», «образ», «желание», «цель» и другие, не создают никаких возможностей контроля над изучаемой реальностью. Уотсон испытывл неприязнь к ритуализированным языковым стктруктурам, свойсвенным интроспекционизму, к трактовке мысли как внутренней речи — как соответствующих движений. И эта

неприязнь была отражением внушавшегося ему с детства представления о том, что надо » больше делать и меньше пустословить», бывшего одним из основных элементов воспитавшей его культуры. И Уотсон предложил новую и универсальную схему коммуникации, предполагающую чисто объективное описание поведения и основанную на идее о том, что «произнесение слов есть действие, т.е. поведение» (с. 205). Акцент на поведении, описание которого может быть единственной и достаточной психологической данностью, сосуществовал с надеждой Уотсона на разработку универсального теологического языка, направленного против традиционной религии. Критика ее Уотсоном была и косвенной — в виде критики интроспекционистской психологии, на традиционной религии основывавшейся, и прямо — в виде обоснования необходимости преодолеть недостатки традиционной религии, в частности множественность ее течений и нечеткость терминологии.

Отношение Уотсона к традиционной религии как к иерархической культовой организации отразилось на его отношении к психоаналитическому течению, которое было аналогично структуировано. Это подтверждают слова Уотсона о том, что фрейдизм превратился в разновидность культа, когда сторонникам этого направления позволяется только одно — поклоняться ему. Негативно Уотсон высказывался и о понятии бессознательного, которое представлялось ему вредной для психологии категорией. Таким образом, интроспекционистская психология во всех ее проявлениях оказывалась для Уотсона «опасно перемешанной с философией, связанной с религией» ( с. 206). Излагая свою программу бихевиористского изучения психики, он подчеркивал, что нужно категорически отвергнуть всю традиционную психологию, поскольку новое содержание не приемлет старых форм.

Уотсон ожидал больших социальных перемен в связи с появлением бихевиоризма и, в частности, распространения «бихевиористической свободы», гарантируемой возможностью человека управлять своим поведением с помощью использования стимулов и знания их связи с соответствующими реакциями. Однако несмотря на направленность концепции Уотсона на радикальные социальные преобразования, его инструментарий был сфокусирован лишь на отдельных индивидах, а не на социальных структурах. В то же время его идеи о специфическом направлении индивидуальных 7*

изменений были слишком неопределенны, чтобы реалиизовать с их помощью те грандиозные социальные цели, которые ставились. Неопределенными были и его представления о том, к каким собственно целям ведет использование бихевиористского инструментария. Среди социальных последствий распространения бихевиоризма Уотсон одно из первых мест отводил «удару по религии». В частности, в своих выступлениях он провозгласил лозунг «бихевиоризм, либо назад к религии». Однако уже многие современники упрекали его в том, что его психологическая система более близка к религии, чем традиционная психология.

Энергия и упорство, с которыми Уотсон отстаивал свои взгляды, свидетельствуют о том, что его поведение вдохновлялось бессознательными интенциями, в которых он сам себе не отдавал отчета, поскольку, по иронии ситуации, пренебрегал интроспективным анализом. Как он сам отмечает, интроспективный метод всегда вызывал у него большие трудности и дискомфорт, и в результате углубленному самоанализу он всегда предпочитал обьективную регистрацию поведения, в том числе речевого. «Нелюбовь Уотсона к интроспекции, видимо, имела основанием его амбивалентность по отношению к репрессивно-аскетической религиозной ориентации его матери, к которой он никогда не испытывал большой эмоциональной привязанности» (с. 207).

Таким образом, речь идет о бессознательной детерминации отношения Уотсона к интроспекционистской психологии. Согласно этой логике, отношение к матери, а к ней Уотсон относился сдержано, определило его отношение к религии, которую мать символизировала в его восприятии; отношение к религии в свою очередь детерминировало оценку интроспекционистской психологии, близкой, с его точки зрения, к религии. Разработка Уотсоном категориального аппарата бихевиоризма также обьясняется его бессознательными импульсами. В частности, в стремлении к созданию универсального и строгого аппарата категорий проявляется, по-видимому, бессознательное стремление Уотсона к своей собственной психологической целостности и последовательности, которыми он никогда не обладал, поскольку влияние матери в нем всегда конфликтовало с влиянием отца.

Уотсон использовал модель выработки условных рефлексов,разработанную И.П.Павловым, в качестве теоретической

основы своих исследований. Однако в эту модель он внес немало модификаций, большая часть которых имела не научное, а нравственное основание. Так, если Павлов работал с «минутными» реакциями типа слюноотделения’ то Уотсон распространил этот подход на более длительные и «целостные» ситуации. Уотсон развил также представление Павлова о «врожденных» рефлексах, выделив конкретные виды таких рефлексов, например, рефлексы «страха» и «любви», описал их наиболее существенные характеристики. Причем рефлексу»страха» он придавал, в отличие от Фрейда, столь же существенную роль в стимуляции поведения, как и рефлексу «любви» ( у Фрейда — «сексуального влечения»). Несколько расширил Уотсон и содержание павловских понятий «поощерение» и «наказание». Эти изменения, внесенные в теоретическую модель и понятийный аппарат И.П.Павлова, и дали основание Уотсону говорить о бихевиоризме как о «чисто американском продукте».

И все эти изменения, полагает автор, последовательно проявляют те нравственные позиции, которые сформировались у Уотсона под влиянием воспитания в протестанской среде. Вместе с тем существовали элементы и обратного влияния. В частности, саму религию Уотсон рассматривал сквозь призму бихевиористских представлений, понимая под «религиозным человеком» того, кто осуществляет соответствующее поведение — ходит в церковь, совершает в ней определенные действия и т.д. Накопление «религиозных действий» как элемента религиозности, сводившегося к’религиозному поведению», расценивалось Уотсоном в терминах «поощрения» и «наказания» — центральных категорий бихевиоризма.

Красноречив в этом смысле один из наиболее известных экспериментов Уотсона, в проведении которого Уотсону ассистировала студентка университета Джона Хопкинса -Розалин Рейнор и который получил название «эксперимент маленького Альберта». В классическом варианте этого эксперимента участвовал одинадцатилетней мальчик. Он играл с белой крысой, не испытывая страха. Уотсон подходил к мальчику сзади и трижды ударял молотком по металлическому бруску, издавая громкий и неожиданный звук и пугая таким образом мальчика . Так с помощью звука у «маленького Альберта» вырабатывался рефлекс страха на белую крысу, которой он прежде не боялся. Смысл эксперимента с «маленьким Альбертом» заключался в демонстрации того, что никакие из предьявлявшихся

детям животных, включая рептилий, сами по себе страха у них не вызывают, а начинают вызывать лишь в соединении с таким сильным и неприятным стимулом, каким является резкий звук. И этим доказывалось, что так называемые «врожденные» рефлексы на самом деле имеют условнорефлекторную природу.

Этот эксперимент, основанный на павловской методике выработки условных рефлексов, отмечает автор, стал одним из классических в американской психологии и вошел в учебники. Во всех деталях этого эксперимента видно проявление религиозной символики и особенностей воспитания Уотсона в детстве. В частности, то, что дети — участники исследований ( на использование которых в экспериментах, между прочим, Уотсон и Розалин Рейнрр получили специальное разрешение) условно обозначались как «маленькие Альберты», несомненно отражает, считает автор, тот факт, что сам Уотсон был назван в честь священника Джона Альберта Броадуса. Примечательно, что и отца Розалин Рейнор также звали Альбертом. И даже такую деталь эксперимента, как удары молотком о металлический брусок, автор склонен обьявить отражающей религиозную символику.

В дальнешем, продолжает автор, Уотсон был вынужден покинуть университет Джона Хопкинса из-за будто бы компрометирующих его отношений с Розалин Рейнор. Но как бы то ни было, на основе своих исследований они разработали рекомендации по воспитанию детей, которые были такими же «суровыми» по отношению к детям, как и условия эксперимента. Цель этих рекомендаций сводилась к разрушению эмоционального контакта детей с матерями, в чем, опять-таки, видна приверженность Уотсона и Рейнор к традиционной пуританской морали. И в этой связи было бы интересно обьяснить сочетание основанных на традиционной пуританской морали рекомендаций Уотсона и Рейнор по воспитанию детей с «бунтом» против этой же морали, проявлявшимся в их собственных отношениях. По-видимому, такая «непоследовательность» отражает вообще свойственное Уотсону сочетание приятия и одновременного неприятия пуританской морали, являющееся одной из основных характеристик личности этого ученого. Здесь есть аналогия с тем, что «бихевиоризм и его противоречия превратились в моральнорелигиозную идеологию элиты, которая потеряла веру в свою собственную систему

убеждений, однако при этом находит уместным налагать свои моральные ограничения на тех, кого считает находящимися под ее контролем» (с. 215).

Бихевиоризм Уотсона, пишет автор в заключение, как атака на использование субъективных ощущений в качестве обьекта научной психологии сам был стимулирован и определен в своих основных чертах субъективными мотивами. Во всех основных компонентах его деятельности нашла выражение нравственная позиция, выработанная у него в детстве баптистской средой, и в первую очередь соответствующая религиозная мифология. Поэтому следует признать, что Уотсон, провозгласив научность и позитивный характер своей системы, на деле оказался создателем мифов, чьи постулаты научного бихевиоризма во многом основывались на религиозной символике. В то же время Уотсон — и выразитель интересов элиты, которая, протестуя против традиционной морали, оставляла эту мораль для других.

А.А.Али-заде

97.02.009. ГРАЦИАНО Л. РАЗВИТИЕ И

ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКИ В ИТАЛИИ.

GRAZIANO L. The development and institutionalization of political science in Itali// Interh. polit. science rev = Rev. intern, de science polit. -Beverly Hills ; L„ 1995. — Vol.8, № 1 — P. 41-57.

Автор, директор Центра политических наук в Милане (Италия),рассматривает основные факторы, повлиявшие на становление политической науки в своей стране.

За последние десятилетия, пишет он, итальянская политическая наука сделала значиительный шаг вперед. Это проявилось, во-первых, в ее прочном внедрении в университетскую систему преподования, во-вторых, в создании в 1981 г. Национальной ассоциации политической науки, в-третьих, в существенном количествнном и качественном росте научной продукции, в-четвертых, в широком общественном признании политической науки, утверждении в культуре представления о том, что любое политическое решение должно приниматься с опорой на нее. И при всем том, оптимизм здесь должен иметь границы: Ребенок выглядит

Значение, Определение, Предложения . Что такое бихевиоризм

К ним относятся бихевиоризм, конструктивизм, социальное обучение и когнитивизм.
Традиционный бихевиоризм диктует, что все человеческое поведение объясняется классической обусловленностью и оперантной обусловленностью.
Бихевиоризм рассматривал человека как животное, подлежащее подкреплению, и предлагал рассматривать психологию как экспериментальную науку, подобную химии или биологии.
Существует несколько разновидностей бихевиоризма, но только радикальный бихевиоризм Скиннера предложил перестроить общество.
Два Уолден был подвергнут критике в Джон Staddon новый бихевиоризм.
Куо Цзин-Ян, получивший степень доктора философии в Калифорнийском университете в Беркли, стал президентом Чжэцзянского университета и популяризировал бихевиоризм.
Таким образом, бихевиоризм использует, но не строго поддерживает психологический гедонизм по сравнению с другими пониманиями предельного побуждения человеческого поведения.
Это противоречит общепринятой точке зрения, согласно которой Харрис, как и Блумфилд, отвергал ментализм и поддерживал бихевиоризм.
Многие психологи использовали эти результаты для разработки теорий человеческого обучения, но современные педагоги обычно рассматривают бихевиоризм как один из аспектов целостного синтеза.
Бихевиоризм развился в 1920-х годах, а модификация поведения как терапия стала популярной в 1950-х и 1960-х годах.
Поскольку бихевиоризм состоит из представления о том, как научить людей делать что-то с помощью наград и наказаний, он связан с обучением людей.
Хомский утверждал, что попытка Скиннера использовать бихевиоризм для объяснения человеческого языка была не более чем игрой слов.
Некоторые исследователи ввели термин бихевиоризм для описания последнего класса биометрии.
Бихевиоризм предлагал уделять особое внимание изучению явного поведения, поскольку оно может быть количественно оценено и легко измерено.
Вопреки распространенному мнению, его главной целью был не бихевиоризм, поскольку он еще не был силой в психологии.
Бихевиоризм доминировал в философии сознания на протяжении большей части XX века, особенно в первой половине.
Бихевиоризм доминировал в философии сознания на протяжении большей части XX века, особенно в первой половине.
Бихевиоризм возник в начале XX века благодаря работе таких психологов, как Джеймс Уотсон и Б. Ф. Скиннер.
Бихевиоризм утверждает, что все поведение людей происходит из-за стимула и подкрепления.
С 1920-х по 1950-е годы основным подходом к психологии был бихевиоризм.
Другие результаты
Он хорошо известен своими классическими экспериментами по кондиционированию с участием собак, которые привели его к открытию основ бихевиоризма.
Скиннер был известным и влиятельным исследователем, сформулировавшим многие теоретические построения подкрепления и бихевиоризма.
Пси был задуман как приложение теорий обучения Скиннера, основанных на оперантных стратегиях обусловливания бихевиоризма.
Современная наука считает Скиннера пионером современного бихевиоризма, наряду с Джоном Б. Уотсоном и Иваном Павловым.
Нет нужды так много говорить об истории бихевиоризма.
Встреча с бихевиоризмом Джона Уотсона привела его к получению диплома по психологии и к разработке собственной версии бихевиоризма.
Это способствовало формированию бихевиоризма Джоном Б. Уотсоном, который был популяризирован Б. Ф. Скиннером.
Поведенческая терапия опирается на принципы бихевиоризма, такие как использование классического и оперантного обусловливания.
В РСТ они рассматриваются как центральная проблема психологии; в радикальном бихевиоризме они вообще не являются научными доказательствами, поскольку их нельзя непосредственно наблюдать.
В психологии исторически сложилось так, что в бихевиоризме предпочтение отдавалось позитивистскому подходу.

Биография психолога Джона Б. Уотсона

Джон Б. Уотсон был психологом-пионером, сыгравшим важную роль в развитии бихевиоризма. Уотсон считал, что психология должна быть в первую очередь научным наблюдаемым поведением. Его помнят за его исследования процесса кондиционирования.

Уотсон также известен экспериментом Маленького Альберта, в котором он продемонстрировал, что ребенка можно заставить бояться ранее нейтрального стимула. Его исследование также показало, что этот страх может быть распространен на другие подобные объекты.

Ранняя жизнь

Джон Б. Уотсон родился 9 января 1878 года и вырос в Южной Каролине. Он поступил в Университет Фурмана в возрасте 16 лет. После того, как пять лет спустя он получил степень магистра, он начал изучать психологию в Чикагском университете, получив докторскую степень. в психологии в 1903 г.

Карьера

Уотсон начал преподавать психологию в Университете Джона Хопкинса в 1908 году. В 1913 году он прочитал основополагающую лекцию в Колумбийском университете под названием «Психология как бихевиористские взгляды на это», в которой подробно излагалась позиция бихевиориста.Согласно Ватсону, психология должна быть наукой о наблюдаемом поведении.

«Психология, с точки зрения бихевиористов, представляет собой чисто объективную экспериментальную отрасль естествознания. Ее теоретическая цель — предсказание и контроль поведения. Самоанализ не является существенной частью ее методов, и научная ценность ее данных не зависит от готовности которые они поддаются интерпретации в терминах сознания «.

Эксперимент «Маленький Альберт»

В своем самом известном и противоречивом эксперименте, известном сегодня как эксперимент «Маленький Альберт», Джон Уотсон и его ассистент Розали Рейнер заставили маленького ребенка бояться белой крысы.Они достигли этого, многократно спаривая белую крысу с громким, пугающим лязгом.

Они также смогли продемонстрировать, что этот страх может распространяться не на белую крысу, а на белые, пушистые объекты. Этичность эксперимента сегодня часто критикуют, особенно потому, что страх ребенка никогда не ослаблялся.

В 2009 году исследователи предположили, что Маленький Альберт был мальчиком по имени Дуглас Мерритт. Вопрос о том, что случилось с ребенком, интересовал многих на протяжении десятилетий.К сожалению, исследователи обнаружили, что ребенок умер в возрасте шести лет от гидроцефалии — заболевания, при котором внутри черепа скапливается жидкость.

В 2012 году исследователи предположили, что Мерритт страдал от неврологических нарушений во время эксперимента с Маленьким Альбертом и что Ватсон, возможно, сознательно исказил мальчика как «здорового» и «нормального» ребенка. Однако в 2014 году исследователи предположили, что другой ребенок, Альберт Баргер, соответствует характеристикам Маленького Альберта лучше, чем Дуглас Мерритт.Взаимодействие с другими людьми

Выход из Академии

Уотсон оставался в Университете Джона Хопкинса до 1920 года. У него был роман с Рейнером, он развелся со своей первой женой, а затем университет попросил его уйти с должности. Позже Уотсон женился на Рейнер, и они оставались вместе до ее смерти в 1935 году. Оставив академическую должность, Уотсон начал работать в рекламном агентстве, где оставался до выхода на пенсию в 1945 году.

Во второй половине жизни и без того плохие отношения Уотсона с детьми становились все хуже.Последние годы жизни он вел затворническую жизнь на ферме в Коннектикуте. Незадолго до своей смерти 25 сентября 1958 года он сжег многие из своих неопубликованных личных бумаг и писем.

Вклад в психологию

Уотсон подготовил почву для бихевиоризма, который вскоре стал доминировать в психологии. Хотя бихевиоризм начал терять свое влияние после 1950 года, многие концепции и принципы широко используются и сегодня. Кондиционирование и модификация поведения по-прежнему широко используются в терапии и поведенческом обучении, чтобы помочь клиентам изменить проблемное поведение и развить новые навыки.

Достижения и награды

Прижизненные достижения, публикации и награды Watson включают:

  • 1915 — служил президентом Американской психологической ассоциации (APA)
  • .
  • 1919 — опубликовано Психология с точки зрения бихевиориста
  • 1925 — опубликовано Бихевиоризм
  • 1928 — опубликовано Психологическая помощь младенцам и детям
  • 1957 — получил награду APA за выдающийся научный вклад

Избранные публикации

Вот некоторые работы Уотсона для дальнейшего чтения:

Знаменитая цитата

«Дайте мне дюжину здоровых младенцев, хорошо сложенных, и мой собственный заданный мир, чтобы вырастить их, и я гарантирую, что возьму любого наугад и обучу его, чтобы он стал любым специалистом, которого я выберу — врачом, юристом, художником. , главный купец и, да, даже нищий и вор, независимо от его талантов, склонностей, склонностей, способностей, призвания и расы его предков.Я выхожу за рамки своих фактов и признаю это, как и сторонники противоположного, и они делали это на протяжении многих тысяч лет ». — Джон Б. Уотсон, Бихевиоризм, 1925

Джон Ватсон и бихевиоризм: теория и эксперимент — видео и стенограмма урока

Корни бихевиоризма

К тому времени, когда Ватсон начал преподавать в Университете Джонса Хопкинса, официальной дисциплине психологии едва исполнилось 30 лет, она началась в Европе в 1879 году. Уотсон был одним из первых американских психологов, сломивших фрейдистские представления о том, что наши бессознательный разум стоял за большей частью нашего поведения.Эти идеи быстро получили признание психологов в Европе, а затем и в Соединенных Штатах. Уотсон сделал свое самое запоминающееся заявление против теории Фрейда на лекции, которую он прочитал в 1913 году в Колумбийском университете, под названием «Психология с точки зрения бихевиористов». Эта лекция сделала Уотсона пионером новой школы мысли, которая позже стала известна как бихевиоризм.

Бихевиоризм , согласно Уотсону, был наукой о наблюдаемом поведении. Только поведение, которое можно было наблюдать, регистрировать и измерять, имело реальную ценность для изучения людей или животных.На мышление Уотсона значительно повлияли ранние классические эксперименты с обусловливанием русского психолога Ивана Павлова и его ныне печально известных собак.

Бихевиоризм Уотсона отвергал концепцию бессознательного и внутреннего психического состояния человека, поскольку оно не наблюдалось и подлежало субъективной интерпретации психологом. Например, Фрейд просил своих пациентов рассказывать ему свои сны. Затем он интерпретировал сны и анализировал, на что эти сны указывали в жизни человека.Уотсон обнаружил, что акцент на самоанализ и субъективную интерпретацию является очень ненаучным и бесполезным для понимания поведения.

Суть работы Ватсона

Уотсон наиболее известен тем, что взял свою теорию бихевиоризма и применил ее к развитию ребенка . Он твердо верил, что окружающая среда ребенка является фактором, определяющим поведение, в зависимости от его генетической структуры или природного темперамента. Уотсон известен тем, что сказал, что может забрать «дюжину здоровых младенцев»…. и обучить любого из них стать специалистом любого типа, которого он выберет — врачом, юристом, художником, вождем купца и, да, даже нищим и вором ». Другими словами, он считал, что вы можете подвергнуть ребенка воздействию определенных факторов окружающей среды и со временем сделать из него человека любого типа, которого вы хотите. Как вы можете себе представить, это было радикальное мышление и тип поведенческого контроля, который многим людям в то время не нравился.

Маленький эксперимент Альберта

В своем самом известном и противоречивом эксперименте Уотсон проверил свою теорию кондиционирования.Эксперимент стал известен как эксперимент «Маленький Альберт». В нем участвовал 11-месячный мальчик, которому разрешалось играть с различными животными, такими как крысы и кролики, которых он изначально не боялся. Но после многократного воздействия Ватсон и его помощница и жена Розали Рейнер начали сопоставлять контакт животного с громким лязгающим звуком. Когда он прикоснулся к животному, раздался пугающий звук. Со временем они научили Маленького Альберта бояться животных. Уотсон считал, что это доказывает, что эмоции могут превращаться в условные реакции.

К сожалению, Ватсон не устранил обусловленность, которую он привил «Маленькому Альберту», ​​и многие задавались вопросом, как эксперимент повлиял на мальчика, когда он рос. Много лет спустя было обнаружено, что «Маленький Альберт» умер в возрасте шести лет от гидроцефалии — состояния, при котором внутри черепа скапливается жидкость. Оглядываясь назад, психологи сегодня считают эксперимент Уотсона неэтичным из-за страха, который он внушал ребенку при проведении эксперимента, и из-за отсутствия у него усилий, чтобы избавиться от обусловленного страха.Действующие сегодня этические принципы никогда не позволят провести такой эксперимент.

Влияние работы Ватсона

В конце концов Уотсон оставил психологию, чтобы заняться рекламой, но он произвел глубокое впечатление на многих, кто читал его труды. Молодой психолог Б.Ф. Скиннер — самый известный бихевиорист, который пошел по стопам Уотсона. Скиннер развил некоторые идеи Уотсона и стал самым известным психологом второй половины 20 века.

Если вы посмотрите вокруг, вы увидите множество примеров бихевиоризма в повседневной жизни. Например, нас как водителей приучили соблюдать правила дорожного движения. Наша физическая подготовка с помощью курсов обучения водителей, выдачи билетов и рекламных объявлений заставляет нас четко осознавать возможные последствия нарушения нами правил дорожного движения. Итак, чтобы избежать негативных последствий, мы соблюдаем правила дорожного движения.

Другой пример бихевиоризма — когда сотрудники получают премию за выполнение своей квоты продаж.Бонус усиливает хорошую работу сотрудника, повышая вероятность того, что продавец продолжит попытки добиться хороших результатов, чтобы заработать еще один бонус. Это мотивационная техника, используемая многими компаниями для получения максимальной отдачи от своих сотрудников.

Наконец, дрессировщики животных почти исключительно используют поведенческие техники для обучения собак и других животных необычным трюкам. Они делают это, обучая определенному действию, например, переворачиваться, а затем сразу же угощают их угощением, чтобы вознаградить или усилить поведение.Каждый раз, когда они следуют трюку с угощением, поведение с большей вероятностью будет повторяться.

Краткое содержание урока

Джон Уотсон был американским психологом, который считается отцом психологической школы бихевиоризма . Согласно Уотсону, бихевиоризм — это наука о наблюдаемом поведении. В молодой области психологии это была новая идея, которая противоречила Фрейду и популярным теориям о подсознании, которые Уотсон считал слишком субъективными.В рамках бихевиоризма Уотсон специализировался на развитии ребенка , утверждая, что окружающая среда ребенка является фактором, который формирует поведение в зависимости от его генетической структуры или природного темперамента. Его работа оказала большое влияние на таких психологов, как Б.Ф. Скиннер, и вы можете увидеть множество примеров бихевиоризма в повседневной жизни. Если вы их ищете, вы увидите их практически везде.

Результаты обучения

Когда вы закончите это видео, вы сможете:

  • Расскажите, кем был Джон Бродус Ватсон и почему его считают отцом бихевиоризма
  • Опишите бихевиоризм и его историю
  • Подумайте, как бихевиоризм связан с развитием ребенка
  • Обсудить эксперимент Маленького Альберта
  • Проанализировать влияние, которое работа Джона Ватсона оказала на психологию

Биография Джона Ватсона

Джон Б.Уотсон был психологом начала 20 века, основавшим психологическое поле бихевиоризма.

Профессиональная жизнь

Джон Б. Уотсон родился 9 января 1878 года в Южной Каролине. Его мать, Эмма, была искренне религиозной и назвала его в честь баптистского священника в надежде, что он присоединится к духовенству. Она отреклась от курения, пьянства и других пороков, но Уотсон выросла во взрослого человека, который открыто выступал против религии. У него был трудный отрочество, дважды арестовывали за драки и хулиганство, и он плохо учился.

Благодаря профессиональным связям матери Уотсон был принят в Университет Фурмана в Южной Каролине. Его академическая жизнь резко изменилась, и к 21 году он получил степень магистра. Затем он поступил в аспирантуру Чикагского университета, где изучал психологию и начал разрабатывать свои бихевиористские теории. Уотсон находился под сильным влиянием Владимира Бехтерева и Ивана Павлова, и он использовал принципы экспериментальной физиологии для изучения всех аспектов поведения.В 1903 году Уотсон защитил диссертацию в Чикагском университете и остался там в качестве профессора-исследователя, сосредоточив внимание на обучении и сенсорной информации у животных.

В 1908 году Уотсон принял должность преподавателя в Университете Джона Хопкинса. В это время Уотсон завязал роман с одной из своих аспирантов Розали Рейнер, будучи женатым на своей первой жене Мэри Икес Уотсон. Ватсона попросили оставить свою должность в Университете Джона Хопкинса в 1920 году, а Ватсон и Рейнер поженились в 1921 году.Пара оставалась вместе 15 лет, пока Райнер не умер в возрасте 36 лет. После ухода из профессии учителя Уотсон занялся рекламой, заняв руководящую должность всего за два года. Он возглавил множество чрезвычайно успешных рекламных кампаний, в том числе рекламу Ponds Cold Cream и Maxwell House Coffee.

Уотсон был дедушкой актрисы Мариетт Хартли, которая утверждала, что у нее возникли психологические проблемы в результате воспитания в соответствии с принципами бихевиоризма.Перед смертью Уотсон сжег большую часть своих писем и личных бумаг. Уотсон был президентом Американской психологической ассоциации (APA) в 1915 году и получил Золотую медаль за свой вклад в свою область от APA незадолго до своей смерти в 1958 году.

Вклад в психологию

Уотсон опубликовал свою новаторскую статью о бихевиоризме в 1913 году «Психология с точки зрения бихевиористов», которую часто называют «манифестом бихевиористов». Поскольку в его теории было мало свидетельств конкретного механизма поведения, многие коллеги Уотсона не принимали его убеждения как научно обоснованные.Его текст 1919 года « Психология с точки зрения бихевиориста » был принят с большей готовностью, хотя бихевиористские теории Уотсона не были полностью приняты академическими кругами и господствующей психологией в течение следующего десятилетия.

Бихевиористская теория Уотсона сосредоточена не на внутренних эмоциональных и психологических состояниях людей, а, скорее, на их внешнем и внешнем поведении. Он считал, что физические реакции человека дают единственное представление о внутренних действиях. Он провел большую часть своей карьеры, применяя свои теории к изучению развития ребенка и раннего обучения.

Уотсон провел несколько экспериментов по изучению эмоционального обучения детей. Одним из его самых известных экспериментов был эксперимент Маленького Альберта, в котором изучались классические условные рефлексы с использованием девятимесячного мальчика. В эксперименте Уотсон продемонстрировал, что Маленький Альберт может быть приучен бояться чего-то, например белой крысы, хотя изначально такого страха не было. Уотсон объединил громкий шум с появлением крысы, чтобы вызвать у ребенка страх. Эксперимент был весьма спорным и, вероятно, был бы сочтен неэтичным по сегодняшним стандартам исследования.

В 1928 году Уотсон опубликовал «Психологическая помощь младенцам и детям », в котором предостерегал от чрезмерной привязанности к детям и вместо этого одобрил практику обращения с детьми как с миниатюрными взрослыми. Он считал, что чрезмерные ранние привязанности могут способствовать развитию зависимой, нуждающейся личности во взрослом возрасте, подчеркивая, что люди не получают чрезмерного комфорта во взрослом возрасте и, следовательно, не должны получать его в детстве. Он особенно выступал против сосания большого пальца, няньки и чрезмерной сентиментальности, и он подчеркивал, что родители должны быть открытыми и честными с детьми в вопросах сексуальности.Несмотря на то, что книга хорошо продавалась в первый год своего существования, некоторых смущали несентиментальные советы Ватсона. Через два года после публикации книги жена Уотсона опубликовала статью под названием «Я мать сыновей-бихевиористов» в журнале « Parents », в которой поощряла проявления любви, на которые ее муж предостерегал.

Бихевиоризм Уотсона оказал долгосрочное влияние на дебаты о природе и воспитании, и его работа пролила свет на важную роль, которую ранний опыт играет в формировании личности.Уотсон проложил путь для последующих бихевиористов, таких как Б.Ф.Скиннер, и бихевиоризм остается популярным подходом к дрессировке животных. Некоторые специалисты в области психического здоровья используют принципы бихевиоризма, чтобы избавиться от фобий и страхов. Кроме того, рекламодатели часто используют бихевиористское воспитание, чтобы побудить потребителей покупать товары.

Артикул:

  1. Джон Ватсон. (нет данных). PBS: научная одиссея . Получено с http://www.pbs.org/wgbh/aso/databank/entries/bhwats.HTML
  2. Плюккер, Джонатан А. (2003). Джон Бродус Ватсон. Энциклопедия образования . Получено с http://www.gale.cengage.com/InContext/bio.htm
  3. Риллинг, М. (2000). Как проблема объяснения обучения повлияла на происхождение и развитие бихевиоризма Джона Б. Уотсона. Американский журнал психологии , 113 (2), 275-301. Получено с http://search.proquest.com/docview/224842367?accountid=1229

Сделал ли Джон Б.Уотсон действительно «нашел» бихевиоризм?

Abstract

События, достигшие высшей точки в девятнадцатом веке, наряду с предсказуемым крахом интроспективной психологии, означали, что подъем поведенческой психологии был неизбежен. В 1913 году Джон Б. Уотсон был признанным ученым с безупречной квалификацией, который действовал как сильный и воинственный пропагандист естественнонаучного подхода к психологии, когда требовался именно такой защитник. Он никогда не утверждал, что основал «психологию поведения», и, несмотря на признание и критику, сопровождавшие его изображение как оригинального бихевиориста, он был скорее образцом движения, чем основателем.Многие влиятельные писатели уже охарактеризовали психологию, включая так называемую умственную деятельность, как поведение, предложили множество приложений и отвергли метафизический дуализм. Среди прочих, Уильям Карпентер, Александр Бейн и (ранний) Зигмунд Фрейд придерживались взглядов, совместимых с бихевиоризмом двадцатого века. Таким образом, хотя Уотсон был первым, кто выступил в защиту психологии как естествознания, бихевиоризм как в теории, так и на практике имел явные корни задолго до 1913 года. влияние и продвижение объективной психологии, но он не был настоящим бихевиористом по нескольким важным причинам.Уотсон заслуживает полученной славы, поскольку он впервые убедительно обосновал естественнонаучный (бихевиористский) подход и, что немаловажно, заставил людей обратить на него внимание.

Ключевые слова: Джон Б. Уотсон, бихевиоризм, история, Уильям Б. Карпентер, Александр Бейн, Зигмунд С. Фрейд, Эдвард Л. Торндайк

Вклад Джона Б. Уотсона: действительно ли бихевиоризм «основан»?

Происхождение бихевиоризма долгое время связывали с Джоном Б. Уотсоном, о котором много писали и читали доклады, особенно в 2013 году, в год столетней годовщины его известной лекции в Колумбийском университете «Психология с точки зрения бихевиористов.«Я хочу отметить это событие и утверждать, что Уотсон послужил важным стимулом для бихевиоризма, но многие другие подготовили его. Отчет Тодда (1994) предполагает, что недавние презентации учебников заставили читателя предположить, что Ватсон действительно создал бихевиоризм, и можно было бы сделать вывод, что его отсутствие означало бы, что психология в остальной части двадцатого века была бы совсем другой. На самом деле Ватсон вполне мог пойти по другому жизненному пути. Например, он мог бы заняться медициной и посвятить всю свою энергию изучению эндокринологии или оториноларингологии.Что, если бы Watson отправил в медицинскую школу после получения степени магистра в Университете Фурмана в возрасте 21 года? В 1916 году он намекнул, что это была возможность, о которой позже, возможно, сожалел, когда он привел пример «оговорки по Фрейду» в статье, восхваляющей открытия и терапию Фрейда:

Всего минуту назад мне было необходимо позвонить мужчина разговаривает по телефону. Я сказал: «Это доктор Джон Б. Уотсон из больницы Джонса Хопкинса» вместо Университета Джонса Хопкинса.Специалист в области анализа мог бы легко прочитать в этой небольшой опечатке желание, чтобы я занялся медициной, а не психологией (хотя даже этот анализ был бы далеко не полным). (стр. 479)

Много десятилетий спустя его сын Джеймс засвидетельствовал, что его отец был смущен из-за того, что у него не было медицинского образования (Hannush 1987, p. 146), в то время как сам Уотсон писал: «Я думаю, что единственная муха в мазь была моей неспособностью по финансовым причинам завершить свое медицинское образование »(1936, с.275). Он писал, как если бы он продолжил поведенческий курс, который он прошел, и что медицинская степень позволила бы ему работать с медиками и избегать некоторых из «дерзостей некоторых молодых и низших представителей этой профессии» ( 1936, с. 275). Скиннер (1959) также предположил, что Ватсон в любом случае стал бы психологом. Но в цитате 1916 года Уотсон написал «медицина вместо психологии», предполагая, что он, возможно, коренным образом изменил ход своей жизни и своей работы.Это могло означать не эпохальную лекцию 1913 года и другое будущее психологии. Или отсутствие Джона Б. Уотсона в психологии двадцатого века действительно имело бы значение? Действительно ли он «нашел» бихевиоризм, или же история по существу разыгралась бы так же?

Почему Джон Б. Уотсон считается основателем бихевиоризма?

Учитывая многочисленные прошлые и настоящие дань уважения Джону Б. Уотсону, мы можем справедливо спросить, почему его так уважают как отца анализа поведения.Он был удостоен такой чести на конференции Международной ассоциации поведенческого анализа в 2013 году, но почему? Почему, например, Эдвард Торндайк не был лауреатом премии? Настоящая академическая карьера Уотсона в качестве психолога, занимающегося человеческими поведениями, длилась всего 12 лет, с 1908 по 1920 год, что совпало с его временем в Университете Джонса Хопкинса. После этого он выступал с докладами и писал популярные книги и статьи, но его автобиография в 1936 году в значительной степени положила конец его научной карьере, хотя он продолжал вносить свой вклад в текущие методы ведения бизнеса: маркетинг, менеджмент и (возможно) рекламу (Coon 1994; DiClemente и Хантула 2000, 2003).Но он явно рассматривал это как бизнес, и Уотсон сказал, что бизнес сильно отличается от академической работы (Buckley 1989, p. 177).

Что касается поведенческих исследований на людях, хотя он опубликовал немногое, кроме исследования «Маленький Альберт», которое, как утверждает Тодд (1994, стр. 102), превратилось в «эксперимент по запугиванию ребенка», который служит в основном вводным учебником. Мы могли бы также посчитать некоторые данные о «ручности», неофициально включенные в Behaviorism (Watson 1930, стр.131–133), а также аналогичные краткие презентации данных по другим темам, появляющиеся здесь и там в других его отчетах (например, его работа 1920 года с Карлом Лэшли по просвещению по венерическим болезням). Мэри Ковер Джонс (1924) опубликовала результаты своей работы, выполненной под его руководством, но, как и данные «Альберта», они также касались приобретенных страхов у детей, на этот раз их устранения. В целом, это кажется не впечатляющим отчетом об исследованиях с участием людей и, безусловно, одной из причин того, что журнал Journal of Applied Behavior Analysis почти не содержит ссылок на Watson! Мы можем снова спросить: «Почему Ватсон прославляется как основатель бихевиоризма?»

Ответ может быть простым.Уотсон был привлекательным, сильным, образованным и убедительным оратором и увлекательным писателем в то время, когда любой, кого можно было назвать прото-бихевиористом, очень хотел ладить с несколькими другими психологами в мире. Таким образом, такие люди, как Найт Данлэп (например, 1912), казались слабыми, нерешительными, мучнистыми и неэффективными. С другой стороны, Уотсон был красноречивым и воинственным, настоящим борцом, который публично отверг накопленную психологию своего времени как чушь. И он был профессором Университета Джонса Хопкинса в возрасте 29 лет, редактором журнала Psychological Review и объектом всеобщего научного уважения, если не обожания (т. Е.г., Ястров, 1929). 1 Кроме того, у Ватсона было сообщение, которое казалось легким для понимания и требовало действия , а не тихого обсуждения и вежливого обсуждения.

Немногие обратили внимание в 1913 году и в течение нескольких лет после него (Samelson 1994), но по мере приближения 1920 года бихевиоризм возобладал, отчасти потому, что такие авторитетные люди, как будущий лауреат Нобелевской премии Бертран Рассел 2 и философ-неореалист из Гарварда Ральф Бартон Перри, в целом поддерживали Программа Ватсона.Другие, например Уолтер Хантер из Брауна, приветствовали революцию Ватсона и пытались объяснить бихевиоризм многим непонимающим читателям (Hunter 1922). Несколько лет спустя Вудворт упомянул «всплеск бихевиоризма в 1912–1914 годах» (1931, стр. 45) и назвал его «молодежным движением» (стр. 59). Но он процитировал мнение New York Times о том, что Behaviorism «знаменует собой эпоху в интеллектуальной истории человека», а также Tribune , который провозгласил его «самой важной из когда-либо написанных книг» (1931, п.92).

Учитель Уотсон вдохновил одного будущего президента АПА, который никогда не посещал традиционные курсы психологии. Карл Лэшли, которого многие считают величайшим нейропсихологом нашего времени, посетил семинар с Уотсоном и стал его постоянным корреспондентом и союзником. Как сказал Лэшли в 1958 году: «Любой, кто знает американскую психологию сегодня, знает, что ее ценность проистекает из биологии и Уотсона» (Beach 1961, стр. 171). Карьера Уотсона обсуждалась много раз, и здесь нет необходимости повторяться.Но что, если история его продвижения бихевиоризма была всего лишь мечтой — что, если Watson выбрал другую карьеру? Неужели бы никогда не возник бихевиоризм?

Имело ли отсутствие Ватсона реальное значение?

Если бы он учился в медицинской школе и пошел по пути, не имеющему прямого отношения к психологии, не было бы поведенческого «манифеста» 1913 года. Из этого следует, что тогда не было бы отчета Бертрана Рассела (1921) о бихевиоризме Ватсона, чтобы Скиннер прочитал 3 и, следовательно, Поведение организмов могло никогда не быть написано? Возможно, не существовало бы прикладного анализа поведения, и терапия была бы полностью основана на «позитивной психологии» или «самоактуализации».«Хуже того, могла ли рекламная индустрия сжаться до такой степени, что нас просто информируют о достоинствах продуктов, а не убеждают в том, что они нам нужны? 4 Если этот сценарий кажется нам правдоподобным, то мы действительно верим, что Уотсон действительно обладал «сверхчеловеческой» силой, которую Джозеф Джастроу (1929, стр. 457) обвинил его в том, что он так думал. Но почти наверняка такого сценария не могло бы быть, и что бихевиоризм возник бы примерно так же, как и появился. Это потому, что Ватсон, вероятно, не очень сильно изменил историю.Он сделал то, что, по его словам, делает нервная система: она просто «ускоряет» сообщение, но сообщение все равно проходит без него (1930, с. 50).

Уотсон был образцом, а не основателем

Моррис (2014) интересным и подробным образом задокументировал вклад Уотсона в современный прикладной анализ поведения. Он опирался на статью Бэра, Вольфа и Рисли, опубликованную в 1968 году, в первый год публикации The Journal of Applied Behavior Analysis , под названием «Некоторые современные аспекты прикладного анализа поведения».Этими измерениями были «приложение», «поведенческая основа», «анализ» и несколько других, 5 , каждое из которых, как показал Моррис, совместимо с бихевиоризмом Ватсона, как он представил его в 1913 году и как он развил его позже. Нельзя сказать, что Уотсон напрямую повлиял на прикладной анализ поведения, но его фундаментальный аргумент в пользу естественнонаучного подхода повлиял на последующие необихевиоризмы, в том числе на Халла и Скиннера, которые в конечном итоге привели к прикладному анализу поведения.Но голос Уотсона был не единственным, кто отстаивал примененный поведенческий подход.

Его работа предвосхитила как фундаментальные поведенческие исследования, так и прикладной анализ поведения, во многом потому, что его собственные взгляды отражали взгляды его предшественников, некоторые из которых существовали задолго до его рождения. Это правда, что Уотсон был самым решительным и наиболее активным сторонником прикладных поведенческих методов и что он писал, что «никогда не было более неправильного названия», чем «практическая» или «прикладная» психология, поскольку это единственный вид психологии (1914, п.12). И это несмотря на то, что фактические примера человеческого применения отсутствовали в Behavior (1914) и довольно скудны в остальных его трудах, если не считать анекдотических иллюстраций. Неважно, поскольку Уотсон был не одинок и получил вклад других, особенно в конце девятнадцатого века, он был незаменим, выступая не в качестве создателя, а в качестве «кристаллизатора» — ярлыка, который он использовал, чтобы описать себя (Burnham 1968, с. 150; Watson 1919, с. vii).

Что значит быть «предшественником» бихевиоризма?

«Бихевиоризм» давно потерял то простое и конкретное определение, которое у него было.Уотсон ввел термин в обращение в 1913 году, назвал его «психологией поведения» в 1919 году (стр. Viii) и назвал свою популярную книгу 1924 года «Бихевиоризм» . С тех пор было добавлено много прилагательных: от «примененный» к «когнитивному», «метафизический» и «нео» — и это лишь некоторые из них, так что «поведенческий» — почти такой же расплывчатый дескриптор, как и «когнитивный». Эти классификационные схемы здесь неуместны, поэтому я оставляю «поведенческий» операционально определенным во многом так, как его использовал Ватсон. 6

Под бихевиоризмом я имею в виду общую философию и практику, отстаиваемые Уотсоном после 1924 года, принятые Скиннером (1945) и часто классифицируемые как «радикальный» бихевиоризм (Malone 2009; Moore 2008; Morris et al.2013). Как философия, радикальный бихевиоризм не зависит от какой-либо конкретной теории обучения, поэтому привычка, оперант, респондент, подкрепление и другие термины, характерные для конкретных теорий обучения, не имеют значения. Какие характеристики определяют такого бихевиориста? Во-первых, такие бихевиористы не объясняют поведение с помощью (обычно пустых) лежащих в основе биологических механизмов, например: «ФМРТ показывает, что контроль импульсов зависит от супраорбитальной лобной коры, подавляющей лимбическую кору». 7 Такие бихевиористы также не объясняют с помощью имен черт, например: «Способность вспоминать длинные последовательности чисел обусловлена ​​исключительной памятью.Такие промежуточные переменные и гипотетические конструкции неприемлемы, потому что они просто называют действия, которые необходимо объяснить. Реальные объяснения зависят от демонстрации отношений между прошлым и настоящим окружением и поведением. Часто полезны математические приложения, а описательный словарь может включать такие слова, как «привычка», а также ментальные термины, если они распознаются как глаголы, например «видеть», что означает поведение. Учитывая эти простые критерии, которые сводятся к единственному критерию соблюдения отношений между окружающей средой и поведением, нам нужно только добавить условие, что объяснение может быть полезно применить, хотя бы в принципе.Например, закон соответствия Геррнштейна (1958) имеет множество применений, но прошли десятилетия после его введения, прежде чем он получил широкое признание.

Учитывая эти критерии, множество исторических деятелей предлагали то, что является четкими приложениями для анализа поведения, хотя мы должны простить им их неспособность использовать современный жаргон. В качестве единственного древнего примера, Аристотелевская Никомахова этика дает конкретные советы о том, как жить своей жизнью и воспитывать детей, — красивую поведенческую доктрину, которую недавно отстаивали такие разные писатели, как Дж.Р. Кантор (например, 1963), Айн Рэнд (1982) и Говард Рахлин (например, 1994). Например, Аристотель подчеркивал важность формирования у детей привычек и что это требует принуждения, поскольку ребенок изначально не подвержен последствиям добродетельных действий (т.е. естественным последствиям). Изменение привычки всегда требует действий, а не только словесных обязательств, а интеллект, честность, амбиции и другие названия качеств имеют значение только как шаблоны действий, расширяющиеся с течением времени. Многие читатели будут удивлены тем, насколько поведенческими могут быть сочинения Аристотеля, особенно это видно в Nicomachean Ethics (e.г., в Loomis, 1943). Уотсон вполне мог прочитать его, учитывая годы, которые он изучал греческий язык в Фурмане.

Можно упомянуть многие другие прототипы аналитических фигур поведения, но я прокомментирую четыре, которые являются заметными и относительно недавними. Это Уильям Карпентер, Александр Бейн, Зигмунд Фрейд (что, возможно, удивительно), и особенно, неумолимый враг ментализма, Эдвард Торндайк. Они и слишком многие другие, чтобы включить их, дали более чем достаточный поведенческий импульс, чтобы вдохновить Скиннера, а через него и последовавших за ним поведенческих аналитиков, независимо от того, сыграл ли Ватсон свою роль или нет.Рассмотрим пример этих относительно недавних прародителей бихевиоризма и их особый вклад. Во-первых, рассмотрим труды Уильяма Карпентера и Александра Бейна, которые появлялись во многих изданиях, были известны самым образованным людям и имели большое влияние.

Ожидания анализа поведения в девятнадцатом веке

Психологическая физиология Уильяма Карпентера

Карпентер, английский врач, написал популярный текст по физиологии человека с заключительной главой, посвященной психологии.Из-за всеобщего признания эта глава была расширена до 737-страничной книги Принципы психической физиологии , впервые опубликованной в 1874 году. Уильям Джеймс часто цитировал Карпентера, например, в своей классической книге Принципы психологии (1890). особенно в главе IV, где Иаков включил очень длинные отрывки. Вот образец того, чему учил Карпентер, с моими выделенными курсивом комментариями, заключенными в скобки. Каждый из этих пунктов был подробно проработан и проиллюстрирован, поэтому следующее — не просто перечисление отдельных афоризмов (из издания 1875 года):

  • Привычки имеют первостепенное значение, и привычки растут с упражнениями — мы «узлы» привычек (гл.VIII). [ Обучение как формирование привычки является основным .] «Настоящее — это результат прошлого, поэтому все, что мы узнаем, думаем или делаем в юности, вернется в более позднюю жизнь в виде Немезиды или посещения Ангела. (Стр. 351) [ Эффекты обучения в детстве являются или могут быть продолжительными .]

  • Карпентер советовал, что «даже младенца нельзя поднимать с постели просто потому, что он плачет», и он рекомендовал то, что столетие спустя было бы названо «гашением» плача у младенца, который требует, чтобы его держали перед сном (стр.354) [ Плач младенца чувствителен к последствиям .]

  • Вслед за Аристотелем Карпентер учил, что дисциплину нужно устанавливать в младенчестве, чтобы впоследствии могла развиться самодисциплина. Первоначальное внешнее принуждение приводит к формированию личной привычки к долгу или обязательству (с. 356). [ Внешний контроль используется для подготовки к развитию самоконтроля .]

  • Моделирование старшими братьями и сестрами очень важно, потому что родители настолько отличаются от ребенка, что их невозможно подражать (стр.357–358).

  • Карпентер начал главу IX словами «Я, я должен, я могу, я буду», но затем объяснил, что сила воли на самом деле является поведением (привычкой) и ее можно явно развить (стр. 376–377). [ Даже самые возвышенные «умственные способности» можно тренировать .]

Александр Бейн

Бейн был шотландец-самоучкой, родился в бедности и имел множество достижений, в том числе написал огромные работы по психологии, опубликованные в многие издания, начиная с 1855 г.Он также основал журнал Mind . Одной из его основных работ была работа The Senses and the Intellect , опубликованная в четырех изданиях в период с 1855 по 1879 год. Легко увидеть предзнаменование основ бихевиоризма двадцатого века в этом образце принципов Бейна, каждый из которых был разработан. по длинне. Примеры взяты из третьего и четвертого (1868, 1879) изданий:

  • Активность является фундаментальной, и организмы обычно активны, а не пассивны. Это проявляется в мышечном тонусе, пробуждении от сна и движениях младенцев, когда их согревают и кормят (1868, стр.57–100). [ Поведение было четко признано предметом психологии еще в 1868 году. .]

  • Согласно «Закону диффузии» Бейна, стимуляция всегда воздействует на все тело, так как струны арфы резонируют с окружающими вибрациями (1868 г.) , с. 258). Джеймс (1890, гл. 21) привел множество примеров, включая реакцию радужной оболочки и анального сфинктера при оценке красоты. [ Уотсон должен был прочитать резюме Бэйна или, по крайней мере, Джеймса ( 1890 ). Закон диффузии , без названия , — тема, которая проходит через все работы Уотсона.]

  • Бейн предположил, что реакции тела участвуют в «воспоминании как подавленная артикуляция» (1879, стр. 338–339), что ребенок действует во время описания и что наши глаза двигаются, когда мы мечтаем. [ Также согласно с Уотсоном — память и воображение тесно связаны с мышечной деятельностью. ]

  • Закон эффекта появился в 1859 году как «обучение методом проб и ошибок». Бэйн обнаружил, что человеческие младенцы удаляют иглы, которые их колют, и ягненок учится лучше находить сосок овцы (Boakes 1984, p.9). В 1868 году Бейн привел пример ребенка, который чувствует «озноб» и двигается, пока не коснется теплой няни (стр. 304–305). Это приводит к обучению как к «процессу усвоения». Однако эта версия закона, разработанная вместе с Гербертом Спенсером, опиралась на удовольствия и старания, чтобы способствовать обучению. [ Закон следствия, как указал Торндайк, не был новым, когда он продвигал его в аргументах, написанных после его новаторской работы, опубликованной в 1898 году, но гедонистическая интерпретация, которую он кратко придерживался, не выдерживает критики и вскоре перестала поддерживаться ни им, ни кем-либо еще. бихевиорист, хотя критики часто предполагали, что это так.]

  • «Печально», что медсестра имитирует ребенка, а не наоборот. Бейн считал, что подражание всех видов является обычным явлением, но полностью является продуктом обучения (1868, с. 416). [ Потребовалось много времени, чтобы принять эту точку зрения. Но Уотсон (, например, , Watson 1924 , стр. 40) считал, что подражание важно и ни в коем случае не инстинктивно. ]

  • Изменение привычек было главной заботой Bain, и он давал советы, которые не принимали во внимание еще несколько десятилетий назад.Джеймс описал метод Бейна как как способ изменить поведение — от времени, когда вы встаете утром, до избавления от неприятной «опиумной привычки». Вам следует (а) съесть остывшую индейку, если вы можете это выдержать — не сужайтесь; (б) создавать обстоятельства, чтобы усилить желаемые действия и избегать обстоятельств, которые им противостоят; (c) взять на себя публичный залог; (d) никогда не допускать возникновения исключения; и (д) воспользоваться первой возможностью действовать, потому что действие абсолютно необходимо (Джеймс 1890, т.1. С. 122–125). [ Это приблизительно соответствует хорошему поведенческому совету, и резюме Джеймса предшествует манифесту Уотсона ( 1913 ) более чем на 20 лет .]

Бихевиоризм был неизбежен с учетом развития девятнадцатого века

Представьте себе психологию, которая возникает в результате применения принципы, продвигаемые Карпентером и Бэйном. Например, предположим, что вы встретили кого-то в незнакомом университетском городке и спросили ее основные предположения о том, как мы работаем.Далее предположим, что она ответила, что мы постоянно активны и что то, что мы делаем, зависит от привычек, сформированных повторением и / или последствий действий. Объяснения, основанные на метафизических допущениях дуализма разума и тела, она отвергла как бесполезные. Она также считала, что переживания в детстве могут иметь длительные последствия и что у детей следует обучать формировать полезные привычки, включая самоконтроль. Она утверждала, что даже младенцы чувствительны к последствиям своих действий, и им нельзя позволять контролировать нас своим криком.Моделирование со стороны сверстников важно для развития всех детей, равно как и принуждение, которое мы должны применять изначально, поскольку внешний контроль является предпосылкой самоконтроля. Она интерпретировала мышление, запоминание и воображение также как деятельность, часто отражающуюся в мышечном действии и изменяемую опытом. Она посоветовала нам изменить свои привычки сразу же и создать условия, подкрепляющие наши действия. Мы должны «сделать это сейчас и не позволять себе отступать».

Если бы это было все, что мы знали о ее взглядах на психологию, мы бы предположили, что она была бихевиористкой.Тем не менее, это резюме просто перекликается с доктринами множества писателей в Англии, Шотландии, Германии и Америке за много десятилетий до манифеста Ватсона 1913 года. Учитывая этот фон и предсказуемую стерильность интроспективной психологии Эдварда Титченера и его структурализма, бихевиоризм должен был появиться, если не победить, в ближайшее время. Но вскоре появились и другие влияния, связанные с заявлением Уотсона в 1913 году и после него, и это еще больше обеспечило появление бихевиоризма. Зигмунд Фрейд и психоанализ были одними из самых важных из них.

Фрейд также подготовил почву для бихевиоризма

Фрейд и психоанализ

Мы должны отбросить общепринятые предубеждения против Фрейда и то, что Уотсон после 1920 года и многие другие критики считали менталистским бредом и «интрапсихическими силами», и рассмотреть, что на самом деле составляет основы вклада Фрейда. Помните, что Фрейд появился в Америке в 1909 году (см. Ниже), когда американская психология была одержима изучением сознания. Выводы Фрейда казались фатальными для этой точки зрения, и Ватсон согласился.

Если верить последователям фрейдистской школы психологов — а есть много причин для того, чтобы верить им… мы ежедневно выявляем наличие невыполненных желаний. Многие из этих желаний носят такой характер, что мы сами не можем выразить их словами. В самом деле, если бы они были изложены для нас словами, мы бы сразу же отрицали, что такое желание есть или когда-либо вынашивалось нами в моменты бодрствования. Но промежуток времени, обозначенный «моментами бодрствования», составляет лишь небольшую часть суток.Даже в то время, когда мы не спим, мы часто отвлечены, мечтаем о дневных сновидениях, позволяя моментам проходить в задумчивости. (Watson 1916, p. 479)

В знаменитом (и неоднозначном) обзоре вклада Ватсона Густав Бергманн похвалил его за мужественную поддержку работы Фрейда: «Первым, кто построил сложную структуру на этой основе, был Фрейд. Насколько мне известно, первым психологом-экспериментатором, который понял его и имел смелость высказаться за него, был Уотсон ». (1956, с. 274). Это не должно вызывать удивления, потому что Фрейд действительно сыграл важную роль в подготовке Ватсона и бихевиоризма в целом.В конце концов, в чем заключалась основная критика бихевиоризма Ватсона? Это было отрицание вымышленных сущностей, таких как «разум» и «сознание». В чем заключался главный вклад Фрейда? Это была демонстрация того, что важные детерминанты поведения не осознаются! Сознание — не более чем пена на океанской волне, и для Фрейда до 1923 года причины нашего нынешнего психологического здоровья или патологии зависят от факторов в далеком прошлом.

Ранний Фрейд на самом деле не был «фрейдистом»

То, что обычно принято считать «фрейдистской психологией», является версией, которую он неохотно создал в 1923 году, со знаменитым трехчленным «интрапсихическим» аппаратом, который не был похож на его теорию, предшествующую его теории. то время.Его состояние здоровья в 1920-е годы — рак ротовой полости — было почти невыносимым, и он уступил давлению некоторых из своих последователей и отказался от своей прежней должности в пользу более подходящей для народных вкусов (см. Его автобиографию в Gay 1989, особенно стр. 33). , 37). Более ранний Фрейд, работа которого была известна Ватсону, показал, что текущее поведение может зависеть от событий, произошедших десятилетия назад, так что детская травма проявляется во взрослой жизни как невротическое поведение. В нынешнем конфликте между гомункулами не было необходимости, но «вытеснение» всегда было частью теории Фрейда.Воспоминания о детской травме подавлялись, потому что было слишком неприятно переносить ее. Это имеет хороший поведенческий смысл, и вот как Уотсон (1916) описал этот процесс:

Эти мрачные призраки настоящего и прошлого не могут прорваться сквозь барьеры наших уравновешенных и трезвых моментов бодрствования, поэтому они проявляют себя: по крайней мере, для посвященных, в призрачной форме в задумчивости и в более существенной форме в оговорках, которые мы делаем в разговоре и письме, и в вещах, над которыми мы смеемся; но яснее всего во сне.(стр. 480)

Ни Ватсон, ни Фрейд не верили в бессознательное как «место»; Уотсон (1916) писал, что

Многие из нас не верят в мир бессознательного… Мы считаем, что одна группа привычек может «подавить» другую группу привычек — или инстинктов. В этом случае наша обычная система привычек — те, которые мы называем выражением нашего «настоящего я», подавляет или подавляет (сохраняет неактивность или частично неактивна) те привычки и инстинктивные тенденции, которые в значительной степени принадлежат прошлому.(стр. 483)

Фрейд и Ватсон договорились: бессознательное означает невербализацию

В 1915 году Фрейд пришел к выводу, что он обнаружил бессознательное и что оно состоит из конгломерата эффектов нашего прошлого, которые мы не описали словами: « Теперь мы также можем точно сказать, что подавление отрицает отвергнутую идею … а именно, перевод идеи в слова, которые должны оставаться привязанными к объекту »(Freud 1915, pp. 201–202). ; Gay 1989, стр. 562–568).Уотсон (1930) пришел к такому же выводу в своей поведенческой оценке бессознательного: «У нас нет имен, нет слов, чтобы описать эти реакции. Они остаются невербализованными … Теория невербализованного человеческого поведения дает нам естественнонаучный способ объяснения многих вещей, которые фрейдисты теперь называют «бессознательными комплексами», «подавленными желаниями» и т.п. »(стр. 166).

Работа Фрейда не была широко известна в Америке до его визита по случаю двадцатой годовщины основания Университета Кларка в 1909 году.Его гонорар был современным эквивалентом 20 000 долларов США за пять лекций на немецком языке, знакомом психологической элите того времени (Jacoby 2009). При подготовке пути к Ватсону и анализу поведения справедливо сказать, что (ранний) Фрейд внес следующее:

  • Фрейд, которого мы знали в Америке, показал исключительный акцент на приложении . Фрейд, как и Ватсон, был биологическим исследователем, но как только его усилия переместились в сторону понимания психопатологии, его работа была полностью применена. 8 Психология в Америке, по крайней мере при Титченере, не имела отношения к применению и была категорически против. ( Фрейд, таким образом, способствовал проложению пути для прикладной психологии в целом. )

  • Главный вклад Фрейда заключался в демонстрации того, что сознательное осознание не очень важно в психологии; история нашего вида и история предыдущих жизней оказывают на нас влияние, недоступное сознанию. По мере роста популярности Фрейда авторитет интроспективной психологии того времени уменьшался, а ее актуальность подвергалась сомнению.(Призыв Ватсона исключить разум и сознание из нашего словаря был бы гораздо менее убедительным, если бы Фрейд не подготовил путь. )

  • Фрейд считал, что терапия (перевоспитание) может быть эффективной, но на это могут потребоваться годы. Уотсон согласился, указав, что вы не изучаете химию или игру на скрипке за несколько дней, и вашу личность нельзя изменить в одночасье (например, 1930, с. 301). ( Тот факт, что личность может изменяться в зависимости от терапии / обучения в течение длительного периода времени, является основным принципом Уотсона и последующих поведенческих методов лечения.)

После того, как он ушел из академических кругов в 1920 году, Ватсон, казалось, был озабочен исключительно продвижением своего особого взгляда на психологию, так что в изданиях Behaviorism 1924 и 1930 годов он выступал против всех других взглядов, включая взгляды Фрейда. Невероятно, но он смешал психоанализ с интроспекционизмом и обвинил его как в религии, так и в «вудуизме» (1924, стр. 18). Внимательный читатель отмечает, что, несмотря на эту неискреннюю полемику, Ватсон выражал свое уважение к открытиям и терапии Фрейда во всех этих более поздних работах.

Настоящий отец анализа поведения?

Это эссе касается определения подходящего основателя бихевиоризма, как философии, так и практики с момента его зарождения в начале двадцатого века. Если мы предположим, что бихевиоризм был «основан», то виновным, несомненно, является Джон Б. Уотсон. Я предварительно поставил под сомнение это задание и показал несколько примеров тенденций, которые сделали неизбежным возникновение бихевиоризма с Ватсоном или без него. Учитывая это, другой пионер, возможно, более заслуживает этой чести.Эдвард Торндайк был энергичным пропагандистом естественнонаучного подхода к психологии и к моменту объявления Уотсона (1913) имел внушительный список достижений. Следует ли его считать основателем бихевиоризма? Несомненно, Ватсон так не считал. 9 Но, возможно, Торндайку удастся убедить, чьи достижения были впечатляющими.

Эдвард Л. Торндайк: первый, кто борется с ментализмом?

Торндайк резко контрастировал с красивой, гладкой, сильной и красноречивой личностью Ватсона.Уотсон был очаровательным человеком, который предпочитал рубашки и обувь ручной работы и, по словам Бернхэма (1994) и Джеймса Уотсона (Ханнуш, 1987), вполне мог быть одним из величайших любовников в истории. Торндайк был гораздо более обычным и скромным человеком. Его личные характеристики и карьера подробно описаны в биографии Йонцича (1968).

Поработав под руководством Уильяма Джеймса в Гарварде, Торндайк получил докторскую степень в возрасте 24 лет в Колумбийском университете, благодаря своим известным наблюдениям за кошками и собаками, которые учатся сбегать из «ящиков с проблемами», а цыплята изучают лабиринты.Это привело к доказательству того, что старый и общепринятый закон эффекта — «метод проб и ошибок» Бейна, который Торндайк в 1901 году назвал «пробой и успехом» — может объяснить обучение лучше, чем объяснения менталистов. Он должен получить за это признание, и он его получил. Совсем недавно Латтал (1998) опубликовал очень отзывчивый обзор его диссертации (1898 г.), в результате чего в следующем году в журнале Journal of the Experimental Analysis of Behavior была опубликована серия из шести статей, в которых обсуждались вклады Торндайка в бихевиоризм.Поскольку основополагающая работа Торндайка была опубликована за 15 лет до лекции Уотсона 1913 года, может ли быть так, что он более достоин называться «основателем»?

Бихевиоризм в значительной степени является альтернативой ментализму, доктрине, согласно которой наше наблюдаемое поведение зависит от ментальных причин. Это было распространенным верованием в психологии в 1898 году, когда Торндайк впервые опубликовал книгу, и сегодня это точка зрения народной психологии. Психическая грусть заставляет нас плакать, умственный гнев заставляет нас атаковать, а мысленные мысли заставляют нас двигаться.Торндайк показал, что умственная деятельность сама по себе является поведением и, как и явное поведение, ее можно тренировать. Это было показано в его блестящем исследовании 1898 Animal Intelligence и в бесчисленном множестве других статей из его более чем 500 публикаций.

К тому времени, когда Уотсон начал свою кампанию 1913 года, Торндайку было 39 лет, и он опубликовал 61 статью, в том числе 8 книг и множество статей в ведущих журналах, почти всегда как единственный автор. Он служил главой отдела сравнительной психологии в лаборатории морской биологии Вудс-Холла с 1900 по 1902 год, возглавлял Армейскую комиссию по классификации персонала с 1917 по 1918 год, а в 1912 году был президентом Американской психологической ассоциации.Всю оставшуюся часть своей долгой карьеры он имел дело с применением в основном поведенческих методов, обычно в образовании, но распространяющихся на все области психологии. Его имя навсегда связано с законом эффекта, краеугольным камнем поведенческих приложений. Учитывая это, а также ограниченность эмпирического вклада Уотсона в исследования человека, почему Торндайк не был провозглашен отцом бихевиоризма и особенно анализа поведения? Есть две действительно веские причины. Первое заставляет задуматься, но второе бросается в глаза.

Торндайк был дуалистом разума и тела

Если он не был дуалистом, то он определенно писал как один. Уотсон и Скиннер, позже определившие бихевиоризм, решительно и последовательно выступали против дуализма разума и тела. Наиболее ясные аргументы появляются на первых страницах обоих изданий книги Уотсона Behaviorism (например, 1924, стр. 3–10), и Скиннер (1945) привел наиболее убедительные доводы. Ни один настоящий бихевиорист не может поверить в «неестественный» ум или писать так, чтобы произвести такое впечатление, но сочинения Торндайка «пронизаны», как сказал бы Уотсон, такими отсылками.Несмотря на его аргументы против ментальных причин, он по-прежнему был дуалистом разума и тела; Скиннер (1959) называл его «менталистом». Первое предложение Торндайка Notes on Child Study (1901a), опубликованного, когда ему было 27 лет и он был главой отдела сравнительной психологии в Вудс-Хоул, гласит: «Ребенок, как и взрослый человек, является одновременно телом и разум, а изучение детей включает изучение их тела и ума »(стр. 1). На странице 86 он написал: «Ментальный материал, задействованный в человеческом мышлении, — это не только восприятия и образы.

Торндайк также всю жизнь верил в необходимость обращения к лежащим в основе квазибиологическим процессам. Как указали Мэлоун (1990) и Катания (1999), Торндайк также был ассоциативным специалистом 10 , для которого обучение зависело от образования «связей» между стимулом и ответом, истолкованных как связи между нейронами в головном мозге. Он предположил, что эти связи были сохранены и что «Память включает в себя сохранение и повторение идей» (стр. 78). Это доктрина, которую ни Ватсон, ни Скиннер никогда не поддержали бы.Частые ссылки Торндайка на ассоциации, лежащие в основе гипотетические механизмы мозга и воспоминания о сохраненных «идеях» — все это дисквалифицирует звание «основоположник бихевиоризма». Но еще важнее другой дисквалифицирующий.

Акцент Торндайка на наследственности и евгенике

Понимание Скиннера (1959) важности наследственности ясно видно из его заявления о том, что в истории изучения поведения есть три важных имени: Дарвин, Ллойд-Морган и Ватсон. Для Уотсона и Скиннера эволюция обеспечивает «формирование» врожденного поведения (см. Watson 1914; Skinner 1966). 11 Но никто не продвигал евгенику и не выступал за наследование таких черт, как интеллект, мораль или артистические способности, как Торндайк.

Мне не нужно приводить длинные аргументы, подтверждающие широко известную крайнюю предвзятость Торндайка к наследственности, я просто указываю, что его первая книга, The Human Nature Club (1901b), была посвящена последнему наследнику и фальсификатору этого слова. «Евгеника», сэр Фрэнсис Гальтон (например, 1876 г.). Несколько цитат из произведений Торндайка, как в начале, так и в конце его карьеры, достаточны, чтобы понять остальную часть дела:

Гимназия, средняя школа и колледж — все они устраняют определенные типы умов, и мы можем быть уверены заранее, что средние студенты колледжа таковы, что средние школьники никогда не становятся; то, каков средний показатель учеников средней школы, никогда не представляет собой будущее средних мальчиков и девочек средней школы.(1901a, стр. 96)

Уотсон, возможно, преувеличил свою точку зрения, когда он, как известно, утверждал, что может превратить младенца во взрослого любого типа, если он будет полностью контролировать среду растущего ребенка, но Торндайк всегда считал, будущее новорожденного уже было предопределено наследственностью. Рассмотрим цитату из последних лет его карьеры: «Единственная надежная услуга для способных и хороших — это зачать и вырастить потомство. Одна верная услуга (почти единственная), которую могут выполнить низшие и порочные, — это помешать выживанию своих генов »(1940, с.957).

Торндайк верил в инстинкт, определяемый как личностные характеристики, и предложил в своем 1910 году «Психология образования » 1910 года, который был длиннее знаменитого длинного списка Уильяма Джеймса в 1890 году. Ранее Торндайк показал, как инстинкт легко «объясняет» многие вещи. : «Мальчик, рожденный с очень сильным инстинктом драчливости, с большей вероятностью будет скандалистом… Ребенок, которому не хватает общей умственной активности… с большей вероятностью станет нарушителем закона» (1901a, стр. 119).

В то время, как приближался последний год пребывания Уотсона в Университете Джонса Хопкинса, Торндайк (1919) выражал свое мнение о природе, воспитании и обществе.Например, демократия хороша тем, что дает возможность управлять более способным, добрым и умным людям:

Но в конечном итоге она заплатила «массам» за то, чтобы ими управлял разум … Что верно в науке и Правительство, кажется, в целом подходит для производства, торговли, искусства, права, образования и религии. Кажется совершенно безопасным предсказать, что к миру будут относиться лучше, если он доверит свои состояния своему 95- или 99-процентильному разуму, чем сам по себе.Аргумент в пользу демократии состоит не в том, что она дает власть всем людям без различия, а в том, что она дает большую свободу для способностей и характера для достижения власти. (стр. 235)

Нам не нужно удивляться, как такая крайняя нативистская точка зрения применима к образованию, особенно это важно, поскольку Торндайк подготовил армию учителей и школьных администраторов во время своей карьеры в педагогическом колледже Колумбийского университета. Критическая оценка Томлинсона (1997) подытожила его отношение и стратегию:

Торндайк, объединив сильно наследственную поведенческую психологию с недавно разработанными методами статистического анализа, показал, как школьное обучение может быть построено вокруг методов промышленного управления … Торндайк … подчеркнули унаследованные способности и необходимость соответствовать поведению в соответствии с установленными стандартами… социальное зло сдерживается доброжелательным руководством биологически избранных.(стр. 365–367)

Обычно мы не представляем себе «сильно наследственных бихевиористов», поэтому Торндайк никогда не был бихевиористом. Насколько отличается от обычного учебников, включая Malone (1990, стр. 50), который лишь вкратце касается веры Торндайка в подавляющее влияние наследственности на интеллект и личность. Дело в том, что последнее предложение его главы 17 «Общее умственное развитие» в его Notes on Child Study (1901a, стр. 139) отсылает его читателей к статье Фрэнсиса Гальтона (1901) «История близнецов. »Только что опубликовано в отчете Педагогического колледжа .Фактически это была перепечатка статьи 1876 года, в которой Гальтон цитировал анкетные данные, чтобы показать, что природа решающим образом влияет на физическое, моральное и умственное развитие детей. Кроме того, внешне идентичное воспитание может привести к большим различиям в поведении, так что один близнец может казаться дополнением другого. Но, согласно Гальтону, это только показывает, что доминируют «врожденные склонности», независимо от того, похоже ли поведение близнецов или сильно различается. Никакие открытия не могли поколебать убеждения Гальтона, и сегодня никто не стал бы принимать его данные или серьезно относиться к его аргументам.Но Торндайк принял как данные Гальтона, так и его аргументы.

Должны ли мы, тем не менее, поддерживать Торндайка как основателя бихевиоризма? Его большим вкладом была битва, которую он вел против ментализма, то есть веры в то, что «причины в разуме» определяют наше поведение. Показав, что психическая жизнь — это тоже поведение, а не причина явного поведения, он помог подготовить аудиторию к Ватсону. Но дуализм разума и тела, который проявляется в его работах, нельзя простить просто потому, что он писал для учителей.Его постоянные и случайные ссылки на гипотетические связи между нейронами, создающие связи S – R, также несовместимы с радикальным бихевиоризмом, как это было истолковано Уотсоном и Скиннером. Наконец, хотя мы все допускаем, что история вида играет роль в поведенческом учете, настойчивое утверждение Торндайка о том, что наследственность имеет решающее значение и что следует оказывать уважение «биологической элите», ставит его в союз с Фрэнсисом Гальтоном и евгениками. Рассмотрение этих аспектов работ Торндайка — его дуализма разума и тела, квазибиологического ассоциативизма и его крайнего наследственности — приводит к выводу, что он на самом деле не был бихевиористом, не говоря уже о его основателе.

Очень тщательное изучение полномочий других возможных «основателей», включая Дженнингса, Данлэпа, Лоеба и многих других, показывает, что Уотсон лучше всего заслуживает похвалы как основатель (Burnham 1968), если, опять же, можно считать, что бихевиоризм был принят. «Основан». Основатель или нет, Уотсон был, по крайней мере, агентом, возвещавшим о появлении истинного естественнонаучного подхода к психологии, который был скрыт на протяжении веков. Другой вопрос, станет ли это когда-нибудь доминирующим подходом к психологии.

Сноски

1 Джастроу был ярым критиком, который, тем не менее, писал, что «положение Уотсона неоспоримо, его способности исключительны, его вклад заметен». (1929, стр. 456)

2 Рассел специально попросил Уотсона в качестве одного из двух рецензентов его (1921) Анализ разума. Обзор Watson появился в 1922 году.

3 Bjork 1993, p. 60

4 Конечно, вклад Уотсона, похоже, заключался не столько в рекламе, сколько в управлении и обучении (Coon 1994; DiClemente and Hantula 2000, 2003).

5 Остальные были технологической базой, концептуально систематической, эффективной и общей. Само собой разумеется, что каждая из этих семи этикеток может быть интерпретирована по-разному и поэтому служит лишь приблизительным ориентиром. Но объяснения, основанные на основных механизмах, когнитивных или иных, исключаются.

6 Или, по крайней мере, так, как он использовал это в 1920-х годах. В 1919 г. vii, он имел в виду естественнонаучную психологию, когда писал, что «какое название ей будет дано, не имеет большого значения.”

7 Это не ставит под сомнение тот факт, что мы являемся биологическими существами; см., например, Скиннер (1966).

8 И весьма поведенческий, по крайней мере, в начале до 1923 года, когда он неохотно ввел трехчастную совокупность интрапсихических сил. Однако предполагалось, что они действуют бессознательно, так что сознательное осознание все еще не имело значения.

9 Например, 1914, гл. VII, особенно стр. 262, где Уотсон (возможно, несправедливо) раскритиковал «удовлетворяющих» Торндайка.

10 Он называл себя «коннекционистом», как показано в сборнике своих работ (1949).

11 На самом деле Уотсон неоднократно употреблял слово «формирование» в главах VI и VII; например, стр. 185–187, 251.

Джон Б. Уотсон (1878–1958) — Популяризация бихевиоризма, Исследование Маленького Альберта, «Дюжина здоровых младенцев», Жизнь после университета — Психология, обучение, бихевиорист и Ответ

Джон Б. Уотсон внес важный вклад в классический бихевиоризм, который проложил путь Б.Радикальный или оперантный бихевиоризм Ф. Скиннера, оказавший большое влияние на американские образовательные системы.

Профессор психологии Университета Джона Хопкинса (1908–1920), Уотсон часто упоминается как один из самых влиятельных психологов двадцатого века; его работа является стандартным материалом для большинства вводных текстов по психологии и педагогической психологии. Тем не менее, его академическая карьера была недолгой, всего четырнадцать лет, а его наследие было предметом горячих споров на протяжении почти столетия.Уотсон помог определить изучение поведения, предвосхитил акцент Скиннера на оперантной обусловленности и подчеркнул важность обучения и влияния окружающей среды на человеческое развитие. Часто резкая критика Уотсоном Зигмунда Фрейда была признана за помощь в распространении принципов фрейдистского психоанализа. Уотсон широко известен своим исследованием Маленького Альберта и своей цитатой «дюжина здоровых младенцев».

Популяризация бихевиоризма

Джон Б. Уотсон получил признание за создание и популяризацию термина бихевиоризм после публикации его основополагающей статьи 1913 года «Психология с точки зрения бихевиористов.В статье Уотсон утверждал, что психология потерпела неудачу в своем стремлении стать естественной наукой, в основном из-за сосредоточения внимания на сознании и других невидимых явлениях. Вместо того, чтобы изучать эти непроверяемые идеи, Уотсон призвал к тщательному научному изучению наблюдаемого поведения. Взгляд на бихевиоризм был реакцией на самоанализ, когда каждый исследователь служил его или ее собственным объектом исследования, а также на изучение сознания Фрейдом и другими, которое Ватсон считал в высшей степени субъективным и ненаучным.

В ответ на самоанализ Уотсон и другие ранние бихевиористы считали, что контролируемые лабораторные исследования являются наиболее эффективным способом изучения обучения. При таком подходе манипулирование средой учащегося было ключом к стимулированию развития. Этот подход отличается от техник, в которых основное внимание уделяется обучению в сознании учащегося. Статью 1913 года часто приписывают основанию бихевиоризма, но после публикации она оказала незначительное влияние.Его популярный текст по психологии 1919 года, вероятно, более ответственен за представление принципов бихевиоризма поколению будущих ученых. Таким образом, Уотсон подготовил психологов и педагогов к очень влиятельной работе Скиннера и других радикальных бихевиористов в последующие десятилетия.

Маленький кабинет Альберта

В 1920 году Уотсон и его помощница Розали Рейнер опубликовали одно из самых известных исследований прошлого века. Уотсон попытался вызвать тяжелую эмоциональную реакцию у Маленького Альберта, девятимесячного ребенка.Уотсон определил, что белые пушистые предметы, такие как крыса, кролик и хлопок, не вызывают у ребенка какой-либо отрицательной реакции. Но, объединив нейтральный стимул (белые, пушистые животные и предметы) с безусловным стимулом (очень громкий шум), который вызывал безусловную реакцию (страх), Уотсон смог создать новую связь между стимулом и реакцией: когда Альберт увидел белое , пушистые предметы, этот условный раздражитель вызывал условную реакцию страха. Это исследование обычно представляется как основополагающая работа, которая предоставила доказательства того, что даже сложным формам поведения, таким как эмоции, можно научиться, манипулируя окружающей средой.Таким образом, он стал стандартом бихевиористских подходов к обучению и до сих пор широко цитируется в начале двадцать первого века.

«Дюжина здоровых младенцев»

Для бихевиориста манипулирование окружающей средой — важнейший механизм обучения (например, исследование Маленького Альберта). Чтобы проиллюстрировать этот момент, Уотсон написал в 1930 году: «Дайте мне дюжину здоровых младенцев, хорошо сложенных, и мой собственный заданный мир, чтобы вырастить их, и я гарантирую, что возьму любого наугад и научу его становиться любым типом». специалиста, которого я мог бы выбрать — врача, юриста, художника — независимо от его талантов, склонностей, склонностей, способностей, призвания и расы его предков »(стр.104). Эта цитата обычно появляется во вводных текстах по образованию и психологии и используется для иллюстрации радикальных экологических взглядов бихевиористов.

Но это предложение — только первая часть цитаты. В том же заявлении Уотсон впоследствии написал: «Я выхожу за рамки своих фактов и признаю это, но также и сторонники обратного, и они делают это на протяжении многих тысяч лет» (стр. 104). Это второе предложение редко цитируется с первым предложением. Вырвав эту цитату из контекста, авторы представили Уотсона и классический бихевиоризм как крайнюю точку зрения на важность окружающей среды.Однако Ватсон отреагировал на работу других психологов и педагогов, которые считали, что наследственность несет исключительную ответственность за человеческое развитие и обучение. Ранние бихевиористы подчеркивали роль окружающей среды, но их взгляды, вероятно, не были такими радикальными и крайними, как их часто представляют.

Жизнь после университета

После личного скандала в 1920 году Уотсон оставил свой пост в Johns Hopkins и занялся рекламой, где добился определенного успеха.Он также опубликовал популярные отчеты о бихевиоризме после того, как оставил университетскую должность. Его книга «« Психологическая помощь младенцу и ребенку »(1928) была очень популярна, она пропагандировала довольно отстраненный подход к воспитанию детей с небольшими проявлениями привязанности, такими как поцелуи и объятия детей. Учитывая относительно короткую академическую карьеру Уотсона, его постоянный вклад в области обучения, психологических методов и бихевиоризма впечатляет.

БИБЛИОГРАФИЯ

C OHEN , D AVID .1979. Дж. Б. Уотсон, основатель бихевиоризма: биография. Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

T ODD , J AMES T. и M ORRIS , E DWARD K., ред. 1994. Современные взгляды на Джона Б. Уотсона и классический бихевиоризм. Вестпорт, Коннектикут: Гринвуд.

W ATSON , J OHN B. 1913. «Психология с точки зрения бихевиористов». Психологический обзор 20: 158–177.

W ATSON , J OHN B.1919. Психология с точки зрения бихевиориста. Филадельфия: Липпинкотт.

W ATSON , J OHN B. 1930. Behaviorism, пересмотренное издание. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

W ATSON , J OHN B. и R AYNER , R OSALIE . 1920. «Обусловленные эмоциональные реакции». Журнал экспериментальной психологии 3: 1–14.

Бихевиоризм — Бихевиоризм (1910–1930) — Уотсон, психология, бихевиорист и разум

Эксперименты Павлова по классической обусловленности были знакомы западным психологам с 1906 года и составили основу бихевиористского метода.В 1913 году Джон Б. Уотсон (1878–1958) систематически и провокационно изложил принципы бихевиоризма в манифесте под названием «Психология с точки зрения бихевиористов». Уотсон был сравнительным психологом, заинтересованным в превращении психологии в настоящую науку, определяя ее как изучение внешне наблюдаемого поведения, а не мысли, образов, сознания или разума. Тем самым он намеревался разорвать связь психологии с философией. Как сравнительный психолог, интересующийся также психологией развития — изучением того, как психика развивается в детстве, а также в ходе эволюции, — Уотсон знал, что традиционный психологический метод интроспекции неприменим к предметам его науки.Детей и животных нельзя было просить заниматься самоанализом, разглашать содержимое своего разума и гадать, о чем они думали, что Ватсон считал ненаучным. Поэтому сосредоточение внимания на поведении, а не на сознании было единственным способом продолжить. У Ватсона также была практическая мотивация для своего бихевиоризма — он хотел сделать его наукой о том, как люди действуют.

Уотсон родился в Гринвилле, Южная Каролина. Он учился в колледже Университета Фурмана и в аспирантуре факультета философии Чикагского университета, где обучался сравнительной психологии у невролога Генри Герберта Дональдсона и психолога Джеймса Роуленда Энджелла.Уотсона интересовали работы Жака Леба (1859–1924), получившего образование в Германии физиолога-материалиста из Чикаго, изучавшего тропизмы или движения растений и животных, которые он интерпретировал исключительно в физико-химических терминах. Однако Дональдсон и Энджелл отговорили Ватсона от работы с радикальным Лебом, и вместо этого Уотсон написал диссертацию о взаимосвязи между ростом мозга и способностью к обучению у крыс.

В 1908 году Уотсон стал профессором психологии в Университете Джона Хопкинса, но как сравнительный психолог чувствовал себя маргинализированным на факультете.В своем манифесте 1913 года он разработал способ вывести сравнительную психологию на центральное место. Он писал, что по-настоящему научная психология откажется от разговоров о ментальных состояниях или сознательном содержании разума и вместо этого сосредоточится на предсказании и контроле поведения. Сосредоточившись на объективно наблюдаемом поведении, уйдя от разума, сознания и самоанализа и вместо этого исследуя физические переменные, психология станет законной наукой. Как и Павлов, Ватсон верил в наблюдение и тренировку физических реакций на стимулы, не обращая внимания на разум и, таким образом, рассматривая поведение животных и человека на одном уровне.В своей книге 1919 года « Психология с точки зрения бихевиориста» Уотсон полностью отверг концепцию разума, интерпретируя даже образы, мысли и язык в терминах поведения, доступных объективному наблюдателю.

В Johns Hopkins Ватсон был связан с психиатром Адольфом Мейером, главой клиники Фиппса, где Уотсон применял к детям методы психологической обработки. В известной серии экспериментов, проведенных с его выпускником Помощница Розали Рейнер, Ватсон научила ребенка по имени Маленький Альберт (в возрасте 9–13 месяцев) бояться крысы — реакцию, которую ребенок затем вызывал в ответ на вид любого пушистого существа.Очевидный успех Уотсона в обучении даже такой глубоко укоренившейся реакции, как страх, заставил его поверить в то, что все поведение человека можно изменить, любую привычку можно сформировать или сломать с помощью создания стимулов, то есть с помощью контроля над ним. ближайшее окружение человека. В своей книге « Бихевиоризм » 1924 года Уотсон выразил эту экологическую точку зрения в самых крайних выражениях. Но к тому времени Уотсон был вынужден оставить свой пост в Hopkins из-за его участия во внебрачной любовной связи с Рейнером.Он и Рейнер переехали в Нью-Йорк, где Уотсон присоединился к рекламному агентству Джона Уолтера Томпсона и где и Уотсон, и Рейнер стали популярными авторитетами в области воспитания детей в соответствии с принципами бихевиоризма. Их Психологическая помощь младенцам и детям появилось в 1928 году.

Уотсон был не единственным психологом 1910-х годов, выступавшим за бихевиоризм. В педагогическом колледже Колумбийского университета Эдвард Л. Торндайк (1874–1949), экспериментируя с кошками, обучающимися обходу головоломок, аналогичным образом утверждал, что изучение объективно наблюдаемых изменений в поведении и их корреляции с изменениями стимулов формирует сердце. законно научной психологии.Торндайк сформулировал закон эффекта, согласно которому удовольствие или награда будет усиливать определенное поведение, а боль подавляет его: таким образом, опыт животного имеет важные последствия для его поведения.

Джон Б. Уотсон — Энциклопедия Нового Света


Джон Бродус Уотсон (9 января 1878 — 25 сентября 1958) был американским психологом, основавшим психологическую школу бихевиоризма. Он провел обширное исследование поведения животных, но, пожалуй, наиболее известен тем, что утверждал, что может взять любых 12 здоровых младенцев и, применяя поведенческие методы, создать любого человека, которого пожелает.Уотсон также провел скандальный эксперимент «Маленький Альберт», и его личная жизнь вызвала скандал. Тем не менее его работа имела большое значение для области психологии, приведя к развитию методов исследования и новому пониманию, несмотря на свои ограничения.

Жизнь

Ранняя жизнь

Джон Бродус Уотсон родился в 1878 году в Гринвилле, Южная Каролина, в семье Эммы и Пикенса Уотсон. Его семья была бедной, и его отец оставил их в 1891 году. Не по годам развитый, но проблемный студент, он поступил в Фурманский университет в 1894 году и окончил его со степенью магистра в возрасте 21 года.

Проведя год в начальной школе, он поступил в Чикагский университет, чтобы изучать философию у Джона Дьюи. Однако после обучения у Дьюи Уотсон утверждал, что не понимает его учения, и вскоре он выбрал другой академический путь. Он собирался работать над физиологией мозга собаки с радикальным биологом Жаком Лёбом, но позже выбрал в качестве своих советников психолога Джеймса Роуленда Энджелла и физиолога Генри Дональдсона. Его учителя оказали большое влияние на его развитие бихевиоризма, описательного, объективного подхода к анализу поведения.

В 1901 году Ватсон женился на Мэри Икес, с которой познакомился в Чикагском университете. У них было двое детей, Мэри и Джон. Уотсон получил диплом в 1903 году со степенью доктора философии. по психологии, но оставался в Чикагском университете в течение нескольких лет, занимаясь исследованиями взаимосвязи между сенсорным входом, обучением и поведением птиц. В 1907 году, когда ему было 29 лет, его репутация ведущего исследователя поведения животных позволила ему занять должность профессора психологии в Университете Джонса Хопкинса.

Дело Розали Рейнер

В октябре 1920 года Уотсона попросили оставить должность преподавателя в Университете Джона Хопкинса из-за романа с его главным научным сотрудником, аспиранткой по имени Розали Рейнер.И Рейнер, и жена Ватсона, сестра будущего министра внутренних дел Гарольда Л. Икеса, были членами известных политических семей Балтимора. В декабрьских новостях о разводе Уотсонов на первых полосах газет было не только опубликовано, но и в газетах Балтимора были опубликованы отрывки из некоторых любовных писем Ватсона Рейнеру. Президент Джона Хопкинса Фрэнк Гуднау, как сообщается, дал Ватсону выбор: его отношения с Рейнером или сохранение работы в Hopkins. Близость Уотсона к его научному сотруднику, женщине вдвое моложе, была настолько сильной, что он ушел из Джонса Хопкинса и женился на Рейнер в декабре 1920 года.У них также было двое детей, Джеймс и Уильям.

Ватсон основывал многие свои бихевиористские исследования на своих детях, которые обостряли отношения в семье. Из-за своего романа с Рейнером он вызвал скандал с Джонсом Хопкинсом, который был настолько велик, что его репутация среди академической элиты США была испорчена. Следовательно, Ватсону пришлось начать новую карьеру в возрасте 42 лет.

Дальнейшая жизнь

Уотсон перестал писать для популярной аудитории в 1936 году и ушел из рекламы несколько лет спустя.После смерти Розали Рейнер в 1935 году он жил на ферме в Коннектикуте. Ходили слухи, что он много пил, но на самом деле он отказался от алкоголя по совету врача и сохранял хорошее здоровье до самой старости. Он умер в 1958 году в возрасте 80 лет, вскоре после того, как Американская психологическая ассоциация цитировала его за свой вклад в психологию. Историк Джон Бернхэм взял интервью у Уотсона в конце его жизни и сообщил, что он по-прежнему остается человеком твердого мнения и некоторой горечью по отношению к своим хулителям.За исключением набора репринтов своих академических работ, Ватсон сжег свою очень большую коллекцию писем и личных бумаг, тем самым лишив историков ценных ресурсов для понимания ранней истории бихевиоризма и самого Ватсона.

Работа

Исследования поведения животных

Его диссертация в Чикагском университете «Воспитание животных: экспериментальное исследование психического развития белой крысы, связанного с ростом ее нервной системы» была первой современной научной работой. книга по поведению крыс.Историк психологии Дональд Дьюсбери назвал ее «классикой психобиологии развития». «Воспитание животных» описывает взаимосвязь между миелинизацией мозга и способностью к обучению у крыс разного возраста. Уотсон показал, что степень миелинизации в значительной степени не связана со способностью к обучению.

Главной работой, которую он проделал в годы учебы в Чикагском университете после его окончания, была серия этологических исследований морских птиц, проведенных на островах Драй Тортугас во Флориде.Он изучал все аспекты поведения птиц: запечатывание, возвращение в исходное положение, спаривание, привычки гнездования, кормление и выращивание птенцов. Эти обширные исследования, проводившиеся в течение четырех лет, были одними из самых ранних примеров того, что позже будет называться «этологией», а его исчерпывающие записи поведения птиц были одними из самых ранних примеров «этограммы»: исчерпывающий отчет естественного поведения организма.

Бихевиоризм

В 1913 году Уотсон опубликовал то, что многие считают своей самой важной работой, статью «Психология с точки зрения бихевиористов», иногда называемая «Манифестом бихевиористов».В этой статье Уотсон обрисовал основные черты своей новой философии психологии, названной «бихевиоризмом». В первом абзаце статьи кратко описывается общая позиция Уотсона:

Психология, с точки зрения бихевиориста, является чисто объективной экспериментальной ветвью психологии. естествознание. Его теоретическая цель — предсказание и контроль поведения. Самоанализ не является существенной частью его методов, и научная ценность его данных не зависит от готовности, с которой они поддаются интерпретации в терминах сознания.Бихевиорист, пытаясь получить единую схему реакции животных, не видит различия между человеком и животным. Поведение человека со всей его утонченностью и сложностью составляет лишь часть общей схемы исследования бихевиориста.

Философия науки Уотсона сформировалась на основе многих источников. Важное влияние оказала история экспериментальной физиологии, которой его учил Леб, в особенности исследования рефлексов Ивана М. Сеченова и Владимира Бехтерева.Работа Ивана Павлова, особенно его исследования условных рефлексов, оказали большое влияние на Ватсона, и в конечном итоге он включил в свои популярные работы сильно упрощенную версию принципов Павлова. В 1916 году Ватсон даже сделал формулировку Павлова темой своего президентского обращения к Американской психологической ассоциации.

Бихевиористский «манифест» Ватсона примечателен отсутствием ссылки на конкретные принципы поведения. Это побудило многих коллег Уотсона отвергнуть «Психологию как бихевиористские взгляды» как философскую спекуляцию без особых оснований.Статья стала широко известна психологам только после того, как в 1950-х годах ее начали широко цитировать во вводных учебниках психологии. Статья примечательна своей решительной защитой объективного научного статуса прикладной психологии, которая в то время считалась намного уступающей установившейся структуралистской экспериментальной психологии.

Развивая бихевиоризм, Уотсон делал упор на внешнем поведении людей и их реакциях в данных ситуациях, а не на их внутреннем психическом состоянии.По его мнению, анализ поведения и реакций был единственным объективным методом проникновения в суть человеческих действий. Бихевиоризм повлиял на многих важных ученых, особенно на Б.Ф.Скиннера, который продолжил проверять теории Ватсона и разработал свою собственную теорию оперантного обусловливания.

Маленький эксперимент Альберта

В Университете Джона Хопкинса в 1920 году Уотсон и Райнер провели один из самых противоречивых экспериментов в истории психологии. Он был увековечен во вводных учебниках психологии как «эксперимент Маленького Альберта».«Цель эксперимента состояла в том, чтобы предоставить эмпирические доказательства классической обусловленности путем развития страха Маленького Альберта перед белой крысой.

По мере того, как история Маленького Альберта стала широко известной, стали появляться неточности, несоответствия и слухи (см. Harris 1979 для анализ). Альберту было 11 месяцев и три дня на момент проведения первого теста. Из-за его юного возраста эксперимент позже был признан неэтичным. После этого эксперимента Американская психологическая ассоциация опубликовала гораздо более строгие этические принципы, в которых неповторимый.Споры вокруг этого эксперимента развились гораздо позже. Казалось, что во времена Ватсона это мало волновало. Дьюсбери (1990) сообщил, что первые группы по защите прав животных критиковали Уотсона за некоторые из его экспериментов с крысами, в частности за исследование 1907 года «Кинестетические и органические ощущения: их роль в реакции белой крысы на лабиринт».

Методология

Перед началом эксперимента, когда Альберту было 9 месяцев, Уотсон и Рейнер провели с ним серию эмоциональных тестов.Младенец столкнулся с множеством новых предметов и животных и никогда не проявлял никакого страха. Когда начался настоящий эксперимент, Уотсон услышал громкий звук у Альберта прямо за его головой, а также подарил ему белую крысу. Получив от Альберта требуемую реакцию дискомфорта и плача, когда он одновременно подвергался воздействию звука и крысы, Уотсон и Рейнер подарили ему только крысу. Неделю спустя, после серии тестов, Альберт смог плакать, потому что ему приходилось контактировать только с крысой.Пять дней спустя Альберт продемонстрировал обобщение, отреагировав на собаку, шубу, волосы Ватсона, вату и другие предметы. Таким образом, Уотсон показал, как можно обусловить реакцию страха на ребенка. К сожалению, Альберта забрали из больницы в день проведения последних анализов. Таким образом, была отвергнута возможность разработки экспериментальной методики снятия условной эмоциональной реакции.

Взгляды на воспитание детей

Хотя он много писал о воспитании детей во многих популярных журналах и в книге «Психологическая помощь младенцам и детям» (1928), он позже сожалел о том, что писал в этой области.Его цитировали, что он «недостаточно знал» о предмете, чтобы говорить авторитетно.

Совет Уотсона относиться к детям с уважением, но с относительной эмоциональной отстраненностью, подвергся резкой критике. Эта точка зрения также была связана с мыслителями психоанализа, которые беспокоились, что слишком сильная эмоциональная привязанность в детстве приведет к чрезмерной зависимости взрослых. Это совпадение идей Ватсона о воспитании детей с Зигмундом Фрейдом и другими ранними психоаналитиками остается неизученным аспектом его бихевиоризма.

Современные критики также редко упоминают тот факт, что Уотсон категорически предостерег от использования шлепков и других телесных наказаний и советовал родителям, что мастурбация не опасна с психологической точки зрения. 1920-е и 1930-е годы были эпохой, когда в некоторых книгах по воспитанию детей все еще содержалось указание родителям заколачивать рукава своих младенцев, чтобы предотвратить якобы опасную «инфантильную мастурбацию», а описания методов порки, которые оставляли мало следов или не оставляли никаких следов, были обычным явлением.

Реклама

После ухода из Университета Джона Хопкинса Уотсон начал работать в американском рекламном агентстве J.Уолтер Томпсон. Он изучил многие аспекты рекламного бизнеса на начальном уровне, даже работая продавцом обуви в престижном универмаге. Несмотря на это скромное начало, менее чем за два года Уотсон поднялся до вице-президента компании Thompson. Уотсон возглавлял ряд громких рекламных кампаний, например, для различных товаров личной гигиены.

Ему широко, но ошибочно приписывают повторное введение «рекомендательной» рекламы. Этот метод потерял популярность из-за того, что он ассоциировался с неэффективными и опасными патентованными лекарствами, но рекламные объявления все еще использовались в течение многих лет, прежде чем Watson вошел в эту область.Уотсон заявил, что он не делал оригинальных вкладов, а просто делал то, что было обычной практикой в ​​рекламе.

Наследие

Цитата из «двенадцати младенцев»

В конце концов склонность Уотсона к сильной риторике затмила его научный вклад. Он известен тем, что хвастается, что может забрать любых 12 человеческих младенцев, и, применяя поведенческие техники, создать любого человека, которого пожелает. Естественно, он признал, что это утверждение выходит далеко за рамки его возможностей и данных, подчеркнув, что другие делали такие же экстравагантные заявления о власти наследственности над опытом на протяжении тысяч лет.Цитата, вероятно, самая известная, по которой Уотсон, гласит:

Дайте мне дюжину здоровых младенцев, хорошо сложенных, и мой собственный заданный мир, чтобы вырастить их, и я гарантирую, что возьму любого наугад и обучу. он мог стать любым специалистом, которого я выберу — врачом, юристом, художником, торговцем и, да, даже нищим и вором, независимо от его талантов, склонностей, склонностей, способностей, призвания и расы его предков. Я выхожу за рамки своих фактов и признаю это, как и сторонники противоположного, и они делали это на протяжении многих тысяч лет (1930).

Последнее предложение обычно опускается, что делает позицию Уотсона более радикальной, чем она была на самом деле. Тем не менее, Ватсон твердо стоял на стороне воспитания в дискуссии «природа против воспитания».

Достижения

Несмотря на дурную славу и споры вокруг Джона Б. Уотсона и его работ, в течение своей жизни он внес важный вклад в научное сообщество. Опубликовав первую современную научную книгу о поведении крыс и некоторые из самых ранних примеров этологии и этограмм, он стал катализатором многих важных достижений в области исследований на животных.И хотя его работы о воспитании детей подвергались резкой критике, он по-прежнему был важным голосом в национальных дебатах о том, как следует обращаться с детьми. Он также оказал большое влияние на американскую культуру благодаря своей работе в рекламе. И, наконец, что, возможно, является его самым продолжительным вкладом, он основал психологическую школу бихевиоризма, которая изменила облик психологического ландшафта в двадцатом веке и оказала влияние на многих важных исследователей в области социальных наук и за его пределами.

Major Works

  • Уотсон, Джон Б. 1907. «Кинестетические и органические ощущения: их роль в реакциях белой крысы на лабиринт». Приложение к психологическому обзору к монографии 8 (33): 1–100.
  • Уотсон, Джон Б. 1908 г. «Поведение нодди и черных крачек». Публикация Института Карнеги 103: 197–255.
  • Уотсон, Джон Б. 1913. «Психология с точки зрения бихевиористов». Психологический обзор 20: 158–177.
  • Уотсон, Джон Б.1914. Поведение: Введение в сравнительную психологию. Генри Холт.
  • Уотсон, Джон Б. 1915. «Недавние эксперименты с самонаводящимися птицами». Журнал Харпера 131: 457–464.
  • Уотсон, Джон Б. 1919. Психология с точки зрения бихевиориста.
  • Уотсон, Джон Б. и Розали Рейнер. 1920. «Обусловленные эмоциональные реакции». Журнал экспериментальной психологии 3 (1): 1–14.
  • Уотсон, Джон Б. 1928. Психологическая помощь младенцам и детям.
  • Уотсон, Джон Б. 1930. Бихевиоризм. Издательство Чикагского университета.
  • Уотсон, Джон Б. 1936. «Джон Бродус Ватсон [Автобиография]». История психологии в автобиографии 3: 271–281. Издательство Университета Кларка.

Ссылки

Дополнительная литература

  • Бакли, Керри В. 1989. Механический человек: Джон Бродус Уотсон и истоки бихевиоризма. Guilford Press. ISBN 0898627443
  • Бакли, Керри В.1994. «Плохое поведение: Дело об увольнении Джона Б. Уотсона из Университета Джона Хопкинса». Современные взгляды на Джона Б. Уотсона и классического бихевиоризма. Greenwood Press.
  • Бернхэм, Джон С. 1994. «Джон Б. Уотсон: интервьюируемый, профессиональный деятель, символ». Современные взгляды на Джона Б. Уотсона и классического бихевиоризма. Greenwood Press.
  • Кун, Дебора Дж. 1994. «Не создание разума»: предполагаемое влияние ватсоновского бихевиоризма на рекламу в 1920-х годах.« Современные взгляды на Джона Б. Уотсона и классический бихевиоризм. Greenwood Press.
  • Curtis, HS 1899.« Автоматические движения гортани ». Американский журнал психологии 11: 237–239.
  • Dewsbury, Donald A 1990. «Ранние взаимодействия между психологами-животными и активистами по защите животных и основание комитета APA по мерам предосторожности при проведении экспериментов на животных». Американский психолог 45: 315–327.
  • Хартли, Мариетт и Энн Коммир.1990. Нарушая тишину. Нью-Йорк: G.P. Сыновья Патнэма. ISBN 0399135839
  • Самельсон, Ф. 1981. «Борьба за научный авторитет: восприятие поведения Ватсона, 1913–1920». Журнал истории поведенческих наук 17: 399–425.
  • Тодд, Джеймс Т. и Эдвард К. Моррис. 1986. «Ранние исследования Джона Б. Уотсона: до поведенческой революции». Поведенческий аналитик 9: 71–88.
  • Тодд, Джеймс Т. 1994. «Что психология говорит о Джоне Б.Уотсон: классический бихевиоризм в учебниках психологии, 1920–1989. » Современные взгляды на Джона Б. Уотсона и классический бихевиоризм. Greenwood Press.
  • Тодд, Джеймс Т. и Эдвард К. Моррис. 1994. Современные взгляды на Джона Б. Уотсон и классический бихевиоризм. Greenwood Press.
  • Wyczoikowska, A. 1913. «Теоретические и экспериментальные исследования механизма речи». Psychological Review 20: 448–458.

Внешние ссылки

Все ссылки получено 14 мая 2018 года.

Кредиты

Энциклопедия Нового Света писателей и редакторов переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.