Содержание

Психология суицидального поведения

1. Причины и типология суицидального поведения.

Суицид – акт самоубийства, совершаемый человеком в состоянии сильного душевного расстройства либо под влиянием психического заболевания.

Необходимость борьбы с суицидальными происшествиями вытекает, прежде всего, из абсолютной ценности человеческой жизни, трагической бессмысленности гибели людей. В возрастной динамике резкий рост суицидов наблюдается после 13 лет. У подростков значительно чаще, чем среди взрослых, наблюдается так называемый «эффект Вертера» – самоубийство под влиянием чьего-либо примера.

Серьезность проблемы, с одной стороны, и длительное ее замалчивание официальными кругами, с другой стороны, породили в обществе различные «мифы», предубеждения. Так, у неспециалистов существует упрощенное отношение к фактам самоубийств, стремление объяснить их исключительно влиянием психических расстройств.

Между тем, изучение обстоятельств суицидальных случаев показывает, что подавляющая часть людей из числа лишивших себя жизни – это практически здоровые лица, попавшие в острые психотравмирующие ситуации. Это и подобные ему предубеждения относительно причин суицидального поведения представлены в таблице.

Феномен суицида часто связывается с представлением о психологическом кризисе личности, под которым понимается острое эмоциональное состояние, вызванное какими-то особыми, личностно значимыми психотравмирующими событиями. Причем, это кризис такого масштаба, такой интенсивности, что весь предыдущий жизненный опыт человека, решившегося на суицид, не может подсказать ему иного выхода из ситуации, которую он считает невыносимой.

Такой психологический кризис может возникнуть внезапно (под влиянием сильного аффекта). Но чаше внутренняя душевная напряженность накапливается постепенно, сочетая в себе разнородные негативные эмоции. Они накладываются одна на другую, озабоченность переходит в тревогу, тревога сменяется безнадежностью. Человек теряет веру в себя, в способность преодолеть неблагоприятные обстоятельства, возникает внутренний конфликт «неприятия самого себя», «самоотрицание», появляется ощущение «потери смысла жизни».

В основе суицидального поведения (независимо от его типологического своеобразия) лежит конфликт.

Конфликтная ситуация приобретает характер суицидоопасной, когда человек осознает ее как высоко значимую, предельно сложную, а свои возможности – как недостаточные, переживая при этом острую фрустрацию ведущих потребностей и выбирая суицидальные действия как единственно возможный для себя выход.

К характерным личностным особенностям суицидентов можно отнести:

– низкий или заниженный уровень самооценки, неуверенность в себе;
– высокая потребность в самореализации;
– симбиотичность, высокая значимость эмоциональных связей, наличия эмпатии, понимания и поддержки со стороны окружающих;

– трудности при принятии решений;
– высокий уровень тревожности, снижение уровня оптимизма и активности в ситуации затруднений;
– тенденция к самообвинению, преувеличение своей вины;
– низкая самостоятельность;
– недостаточная социализация, инфантильность и незрелость личности.

Знание характера конфликтной ситуации, которая создала предпосылки для возникновения психологического кризиса, а также личностных характеристик человека, дают психологу некоторые основания для определения суицидального потенциала личности.

Суицидальное поведение может быть истинным, аффективным и демонстративно-шантажным.

Истинный суицид – осознанные действия, целью которых является совершение акта самоубийства, желание лишить себя жизни. Серьезность и устойчивость намерения подтверждаются выбором места, времени и способа суицидального действия, активной предварительной подготовкой, а в ряде случаев – наличием предсмертных записок. При истинных суицидальных действиях период, предшествующий самоубийству, отличается большей длительностью (от нескольких суток до месяца и более).

Аффективный суицид – суицидальные действия, обусловленные необычайно сильным аффектом, возникшим в результате внезапного острого психотравмирующего события или под влиянием обострения хронических психотравм. Суициденты не реагируют на обращения окружающих, не принимают в расчет никакие аргументы. Охваченность суицидальным побуждением обусловливает отсутствие страха смерти и боли.

Демонстративно-шантажное суицидальное поведение – сознательная манипуляция жизнеопасными действиями при сохранении для индивидуума высокой ценности собственной жизни с целью изменения конфликтной ситуации в благоприятную для него сторону. Личностный смысл демонстративно-шантажных попыток суицида состоит в оказании психологического давления на окружающих и значимых лиц с целью изменения конфликтной ситуации в благоприятную для себя сторону, при этом действия не должны повлечь за собой смерть и для этого предпринимаются меры предосторожности.

2. Структура и динамика суицидального поведения.

Структура суицидального поведения.

Важно подчеркнуть, что суицидальное поведение имеет как внутренние, так и внешние формы своего проявления.

Внутреннее суицидальное поведение

– внутренняя форма проявления суицидального поведения, включающая в себя пассивные суицидальные мысли, замыслы и намерения, а также соответствующий эмоциональный фон – суицидальные переживания.

Пассивные суицидальные мысли характеризуются представлениями, фантазиями на тему своей смерти без активной проработки планов действий, связанных с исполнением самоубийства.

Суицидальные замыслы – это активная тенденция к самоубийству, глубина которой нарастает параллельно степени разработки плана ее реализации, т.е. человеком продумывается способ суицида, время и место его совершения.

Суицидальные намерения

– непосредственное побуждение к суицидальным действиям и принятие решения о самоубийстве. Суицидальные намерения предполагают присоединение к замыслу решения и волевого компонента, побуждающего к непосредственному переходу к внешнему проявлению.

Структура суицидальных переживаний основывается на отношении к двум полярно противоположным ценностям: собственной жизни и смерти. Отношение к жизни выражается в четырех основных формах:

  1. в ощущении безразличия;

  2. в чувстве сожаления о своем существовании;

  3. в переживании его тягостности, невыносимости;

  4. в отвращении к жизни.

Отношение к смерти выступает в формах:

  1. страх смерти, хотя и сниженный в своей интенсивности;

  2. ощущение безразличия;

  3. чувство внутреннего согласия на смерть, желание смерти.

В структуре суицидальных переживаний выделенные формы встречаются в различных сочетаниях, создавая множество индивидуальных вариантов. Однако для диагностики суицидального переживания как такового психологу необходимо установить одновременно наличие любой пары элементов из двух перечисленных рядов.

Внешнее суицидальное поведение – внешняя форма суицидального поведения, проявляющаяся в форме суицидальных высказываний или же практических суицидальных действий различных типов. Такие действия, связанные с использованием тех или иных средств и способов, отражают психологию индивида, приводя к завершенному суициду или к его попытки.

Динамика суицидального поведения. Рассмотрев основные компоненты структуры суицидального поведения, проследим их развитие в динамике. Вне зависимости от того, идет ли речь о законченном суициде или о незавершенной попытке, основной практический и теоретический интерес представляет период жизни человека, предшествующий суицидальному акту. Этот период времени –

предсуицид – характеризуется особым психическим состоянием личности, которое обусловливает повышенную вероятность суицидального действия.

Предсуицид – отрезок времени от возникновения первых суицидальных мыслей и переживаний до их реализации.

В предсуициде выделяются” две фазы: предиспозиционная и суицидальная.

Предиспозиционная фаза отличается исключительной эмоциональной напряженностью для человека. В этом периоде у людей отмечается фиксация внимания на непреодолимых трудностях, на мыслях об отсутствии потенциальных возможностей решения возникших проблем.

Характерной особенностью этого периода является потребность к установлению неформального, эмпатического контакта, потребность в сопереживании, эмоциональной поддержке (“поиск опоры”). Появляется ощущение внутренней пустоты и бессмысленности существования. Утеря смысла жизни является центральным звеном в суицидальном поведении.

Мысли о смерти, как правило, при этом носят налет теоретизирования, особенно свойственного молодым людям, без какого-либо желания умереть. Размышления на тему смерти могут приобретать форму художественных образов – в записных книжках, в тетрадях изображаются рисунки, иллюстрирующие депрессивное состояние человека (гробы, кресты, виселицы и т. д.).

На фоне подобного рода состояний появляются суицидальные мысли, а позднее – и обдумывание способа суицида, т.е. “примеривание” к нему. Суицидальный период, начало которого связано с появлением суицидальных замыслов, длится вплоть до покушения на свою жизнь.

Переход в суицидальную фазу предсуицида обычно способствует дополнительная ситуативная психотравирующая ситуация, которая еще более углубляет дезадаптацию и убеждает человека в неизбежности катастрофы.

Характерными особенностями поведения людей в этой фазе являются: аутичность, замкнутость, стремление к уединению, доходящей иногда до полной изоляции, утрата интереса к окружающему. Человек как бы отделен психологическим барьером от других людей, полностью поглощен своим собственным «Я», своими мучительными переживаниями.

Суицидальные тенденции в этой фазе в одних случаях развиваются стремительно, а в других медленно, с периодами усиления и ослабления.

Психическое состояние накануне суицидальной попытки, а также как и завершенного суицида, бывает неоднородным.

Суицидальный период заканчивается суицидальным актом, отличающимся полной аффективной схваченностью, суженностью сознания индивида.

В случае неудавшейся попытки в постсуицидальном периоде некоторое время может наблюдаться сохранение суицидальных мыслей и намерений.

Таким образом, острота и актуальность проблемы суицидального поведения требует от практических психологов и всех должностных лиц понимания сущности этого явления, владения основными методами его диагностики и организации профилактической работы.

Суицид как деструктивный способ выхода из внутриличностного конфликта

Суицидальное поведение имеет внешний и внутренний планы, которые в единстве образуют относительно устойчивую, целостную и типологически своеобразную структуру, отражающую индивидуальность суицидента и тип его личностного кризиса. Психологическая структура суицидального поведения представляет собой взаимосвязь мотивационных, аффективных (эмоциональных), ориентировочных и исполнительных компонентов деятельности и общения личности в кризисных условиях.

1. Мотивационный компонент. Выделяют пять типов ведущих мотивов (или суицидального поведения):

  • протест;
  • призыв к состраданию;
  • избегание душевных или физических страданий;
  • самонаказание;
  • отказ от жизни как капитуляция.

Тип суицидального поведения зависит от возраста, типа личности суицидента, а также от ситуации, спровоцировавшей суицид. В молодом возрасте (от 18 до 30 лет) преобладают протестные
и призывные формы суицидального поведения. В более пожилом (после 45 лет) преобладают суициды типа избегания страдания, самонаказания и отказа. Протестное и призывное суицидальное поведение часто встречается у лиц с инфантильным складом, которым присущи эгоцентризм, негативизм, эмоциональная неустойчивость.

2. Аффективный компонент включает относительно устойчивые суицидальные эмоциональные переживания, отражающие уровень значимости кризисной ситуации. К ним относятся:

  • устойчивые депрессии;
  • фрустрации (крах надежд) большой интенсивности;
  • переживания непереносимости тягостного ожидания негативных последствий совершенного проступка, тревоги перед потерей статуса и т. п.

3. Ориентировочный компонент представляет собой блок познавательной деятельности по анализу кризисной ситуации, принятию решения о самоубийстве и совершению соответствующих действий.

4. Исполнительный компонент. Проявляется в форме суицидальных высказываний или же суицидальных действий. Они приводят либо к суициду, либо к попытке его совершить.

Динамика суицидального выхода из внутриличностного конфликта включает предпозиционный и суицидальный этапы. Предпозиционный этап определяется крайне высокой психической напряженностью суицидента, его повышенной активностью по выходу из сложившегося внутриличностного конфликта. По мере того как исчерпываются варианты разрешения конфликта, порождается мысль о его абсолютной
неразрешимости. Истощение психологической защиты снижает порог чувствительности к раздражителям. Самоубийцы ощущают невыносимость существования в сложившихся условиях; у них появляется отсутствие желания жить, но мысли о самоубийстве еще блокируются механизмом защиты. Базовые жизненные потребности еще сохраняются.

Суицидальный этап. Переходу к нему способствует дополнительная психотравматизация. На этом фоне возникают мысли о самоубийстве, а позднее — и обдумывание способа суицида. Суицидальный период длится вплоть до покушения на свою жизнь. Существует демонстративно-шантажное суицидальное поведение. Его смысл состоит в оказании психологического давления на окружающих с целью изменения трудной ситуации в благоприятную для себя сторону. Человек понимает, что его действия не должны повлечь за собой смерть, и предпринимает для этого меры предосторожности.

Поэтому демонстративно-шантажное суицидальное поведение отличается особой структурой и динамикой.
Мотивационная сфера. Сохраняются мотивы сохранения жизни, сильны мотивы избежания трудностей. Отсутствует поиск конструктивных форм социального поведения. Сильна мотивация наказания
обидчика любой ценой, привлечения внимания окружающих к своим трудностям.

Аффективная сфера. Инфантильное чувство жалости к себе, переживание обиды и ненависти к фрустрировавшим обстоятельствам, негативное отношение к необходимости принять самостоятельное решение. Ориентировочная сфера. Оценка своих возможностей как недостаточных приводит к выводу о необходимости привлечь внимание окружающих к решению своих проблем путем суицида. Время, условия и средства суицидальной попытки оцениваются с позиции ее безусловной безопасности. Определяется круг потенциальных «спасителей». Исполнительная сфера. Демонстративный характер проявляется в высказываниях угрожающего суицидального плана. Воздействие на окружающих оказывается жестикуляцией, мимикой и позой. Суицидальная попытка носит организованный характер, отвечающий
разработанному с точки зрения безопасности плану.

Суицидальное поведение осужденных — презентация онлайн

1. Тема № 6: Суицидальное поведение осужденных

Вопросы
1.Понятие
суицида и причины его возникновения у
осужденных
2.Теории
3.Виды
суицидов
суицидов осужденных
4.Психологический
5.Профилактика
портрет осужденного-суицидента
суицидального поведения осужденных

2. Под суицидальным поведением следует понимать осознанные действия личности, конечной целью которых является покушение на самоубийство ил

Под суицидальным поведением следует понимать
осознанные действия личности, конечной целью которых
является покушение на самоубийство или акт
самоубийства.
Структура суицидального поведения
Суицид
Суицидальные
попытки
Суицидальные
проявления
Суицидент – человек, совершивший самоубийство или
покушение на самоубийство.

3. Факторы суицидальной активности осужденных

предрасположенность личности к аутоагрессивным проявлениям, т. е.
наличие определенных индивидуально-психологических особенностей,
склонность к употреблению алкоголя или наркотических веществ,
семейный анамнез и т.д.;
критическая ситуация, аутоагрессивные проявления – внутренний или
внешний конфликт;
наличие условий в ИУ, способствующих совершению аутодеструктивных
действий (изоляция от близких, тюремная субкультура со своими
законами и правилами, окружение, состоящее из лиц с криминальным
опытом и т.д.).

4. Виды критических ситуаций, приводящих к суициду осужденных

Осознание
вины за совершение преступления
Межличностные
конфликты (издевательства и
унижения человеческого достоинства)
Лично-семейные
конфликты (измена, развод,
смерть близких)
Смертельная
болезнь или инвалидность

5. Факторы, увеличивающие риск суицида у осужденных

наличие
психической патологии
злоупотребление
алкоголем и наркотиками
Дополнительные факторы
возникновения суицидов
Время
Пол
Супружеский статус

6.

Теории суицидов Социологический подход: суицидальное поведение обусловлено
социальными условиями.
Психопатологический подход: суицид — проявление острых или хронических
психических расстройств.
Социально-психологический подход:
суицидальное поведение — следствие социально-психологической
дезадаптации личности в условиях микросоциального конфликта. Суицид
представляет собой один из крайних вариантов поведения человека в
критической ситуации.

7. Виды суицидов

истинный
демонстративный
аффективный
скрытый

8. Демонстративно-шантажное поведение осужденных

Демонстративно-шантажное поведение осужденных – это
осознанные преднамеренные попытки лишить себя
здоровья или жизни с целью получения каких-либо
выгод.
Формы:
голодовка
членовредительство
симуляции
суицид

9. Цели демонстративно-шантажного поведения осужденных

Добиться помещения в больницу
Добиться улучшения условий отбытия наказания
Протест против действий администрации
Нежелание выполнять требования администрации и др.
Причина демонстративно-шантажного поведения –
отсутствие возможности решить проблему законными
способами.

10. Черты личности, склонной к суициду

тревожность
межличностная сензитивность
склонность к самообвинению
болезненное самолюбие в сочетании с комплексом
неполноценности
слабость механизмов психологической защиты
эгоцентризм
высокая потребность в любви
инфантильность и незрелость личности

11. Характеристики психического состояния человека в пресуицидальный период

невыносимость страдания,
нестерпимая боль,
переживание безнадежности и собственной беспомощности,
самообвинения,
искаженное восприятие реальности,
зацикленность на проблеме,
«туннельное зрение»,
состояние экзистенциального вакуума.

12. Признаки приближающегося суицида

замкнутость;
внезапные перепады настроения;
отказ от пищи;
дарение любимых, значимых вещей;
депрессия, безнадежность;
рассуждения о смысле жизни, о смерти;
образы смерти в творчестве;
прямые угрозы совершить самоубийство и др.

13. Этапы беседы с осужденным суицидентом

1. Установление эмоционального контакта с осужденным.
2. Выстраивание последовательности событий, в
результате которых сложилась кризисная ситуация.
Дается четкая формулировка проблемы.
3. Оказание активной психологической поддержки.

14. Необходимо убедить осужденного в следующем:

тяжелое эмоциональное состояние, переживаемое им в настоящий
момент, является временным, что другие люди в аналогичных ситуациях
чувствовали себя также тяжело, но со временем все нормализовалось;
его жизнь нужна не только ему самому, но и его родным, близким и его
уход из жизни станет для них тяжелой травмой;
что он, безусловно, имеет право распоряжаться своей жизнью, но
решение этого вопроса в силу его крайней важности лучше отложить на
некоторое время, спокойно его обдумать.
СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ!

краткое описание, причины и профилактика

Почему люди заканчивают жизнь самоубийством? Что их толкает на этот страшный шаг? Согласитесь, жуткая цифра 400–500 тыс. людей ежегодно в мире уходит из жизни добровольно (по данным Всемирной организации здравоохранения). Особенно трудно говорить о детской смертности по этой причине. Рассмотрим виды суицидального поведения, причины, поговорим о профилактике и многом другом.

Что такое суицид?

Это добровольный, осознанный уход из жизни. Итак, рассмотрим виды суицида, причины и профилактику. Структура суицидального поведения следующая:

  • мысли о смерти;
  • приготовления к ней;
  • попытки;
  • намерения;
  • акт суицида.

Мужчины в соотношении с женщинами уходят добровольно из жизни 4:1. Около 700 тыс. людей предпринимают попытки к самоубийству. На одну трагедию приходится 25 суицидальных попыток. Примерно 20–30 % людей в течение года пытаются вновь свести счеты с жизнью. Каждый шестой самоубийца оставляет предсмертную записку, в которой эксперты часто выявляют причину летального исхода.

Суицид является формой девиантного поведения

Рассмотрим суицидальное поведение как вид девиантного поведения. Последнее словосочетание в переводе с латыни – «отклонение от дороги». Таким образом, девиантное поведение – это конкретные действия индивида, к примеру, Иванов распространяет наркотики, а в глобальном смысле относительно устойчивое явление: бандитизм, наркомания, проституция и так далее. В узком понимании термин означает отклонение от нормы отдельного человека или группы людей.

Суицидальное поведение является разрушительным, к нему можно отнести и такие формы девиантного поведения, как алкоголизм, наркомания, категоричное нежелание лечиться, осознанное подвергание себя опасности. Сюда относят вождение в нетрезвом виде, умышленное провоцирование драк и участие в них, а также в войнах и прочее.

Рассмотрим виды

Суицидальное является формой уклоняющегося поведения и свидетельствует о наличии у человека нездорового образа мышления, которое включает мысли о самоубийстве, обдумывание, подготовку к совершению акта. Итак, различают следующие виды суицидального поведения:

  1. Демонстративное. Не предполагает настоящего намерения. Попытка самоубийства изображается, как правило, с расчетом на то, что успеют спасти, с целью привлечения к себе утраченного внимания, чтобы разжалобить, вызвать сочувствие, любовь и заботу, избежать наказания за проделанный проступок. Чаще такое поведение может быть характерно для детей и подростков. О причинах будем говорить ниже. Самое страшное то, что известны случаи, когда демонстративный метод заканчивался реальной трагедией. В основном изображают порезы вен, прием безвредных лекарственных препаратов, реже повешение.
  2. Аффективное. Попытки суицида совершаются в момент аффекта, который длится около минуты или растягивается на часы и сутки. Может выступать в тандеме с первым методом. Для этого суицидального поведения характерны повешение и отравления.
  3. Скрытый суицид. Человек понимает, это не самое достойное решение проблемы, но, не видя другого выхода, сознательно готов умереть. Будет заниматься экстремальными видами спорта, гонять на автомобиле, путешествовать по горячим точкам и так далее. Скрытые суициденты не боятся смерти, они жаждут ее прихода.
  4. Истинное. Это обдуманное, выношенное, четко спланированное решение о добровольном уходе из жизни. Человек сделает все, чтобы попытка оказалась эффективной, и не помешали.

Мы рассмотрели классификацию видов суицидального поведения, перейдем к возможным причинам.

Что толкает людей на этот шаг?

Вот еще одно определение суицидальному поведению. Это способ, который характеризуется желанием осознанно покончить с жизнью. Целью является смерть, а в качестве мотива выступает разрешение проблемы. Итак, к причинам. Их поистине очень много. Приведем их классификацию, различают:

  1. Внешние факторы. Подразделяются на макросоциальные (условия взаимодействия личности с окружающим миром) и микросоциальные (отношения с близкими людьми). К первым можно отнести ситуацию безработицы в стране, снижение жизненного уровня населения, переезд в мегаполис и др. Ко вторым относятся межличностные отношения суицидента с близким для него окружением. На их основе причины суицидального поведения можно классифицировать следующим образом: семейные конфликты, неразделенная любовь, смертельное заболевание, смерть близкого человека и другие.
  2. Биологические причины. Снижение активности серотонина определяет предрасположенность к суициду.
  3. Генетические. Наследственность.
  4. Психологические. Суицид лежит в основе затяжной неизлечимой депрессии, биполярного расстройства, шизофрении и тревожных расстройств. Этому также способствует низкая стрессоустойчивость, максимализм, эгоцентризм, зависимость от мнения других людей, эмоциональная лабильность и другие.

Теперь мы знаем о видах суицидального поведения. Причины – понятие глубинное и сложное, корни которых уходят в социально-психиатрический анализ проблемы. К ним относится все то, что обуславливает суицид, а повод – это событие, служащее двигательной силой для действия причины. А теперь поговорим о специфике суицидального поведения подростков.

Детский суицид

Психология детей и подростков еще неустойчива. Проявляет себя переменчивым настроением, капризами, приступами гнева. Возраст от 13–17 лет самый трудный. Поговорим о суицидальном поведении, причинах и профилактике.

У детей и подростков не бывает настоящего желания умереть. Их представление о смерти крайне нечеткое, инфантильное. Попытка к суициду – это крик о помощи. Виды суицидального поведения у подростков как и взрослых условно делят:

  • на истинный;
  • демонстративный;
  • и аффективный.

Самым опасным периодом считается возрастной промежуток 14–16 лет. Но и детки младшего возраста прибегают к попыткам суицида. Как правило, их толкает на это нездоровая психологически атмосфера в семье, непонимание и нелюбовь со стороны родителей. Вдумайтесь, какая страшная цифра – 80 %, это число детских суицидов, совершенных по причине конфликтов с родственниками, мамой и папой, в частности.

Как предостеречь ребенка от беды

Важно вовремя разгадать помыслы чада. Хотя, распознать суицидальные наклонности крайне сложно. Но все же есть особенности, которые помогут их вычислить. Итак, мы рассмотрели виды суицидального поведения. Признаки следующие:

  1. Замкнутость. Порой родители спокойны и довольны, что ребенок сидит дома вроде бы под присмотром, просиживает часами за компьютером. Но именно это должно настораживать.
  2. Беспричинная раздраженность, нервозность, гневность и даже озлобленность.
  3. Излишняя разговорчивость. Порой ребенок много говорит, чтобы завуалировать проблему.
  4. Депрессивное состояние, которое проявляется в плаксивости, неуверенности в себе. Со стороны выглядит, будто ребенок обижен на весь белый свет.

Должны насторожить и шантажные слова, например, не купите велосипед, повешусь. Родители не придают значения фразе будучи уверенными в том, что это шутка. Нельзя пускать эту ситуацию на самотек, ребенку необходимо объяснить, что с такими вещами не шутят.

Перейдем к причинам

Большинство юных парней и девушек рассматривают суицид как решение проблемы, а не завершение собственной жизни. Ребенок в силу своего возраста уязвим для стрессовых ситуаций из-за неустойчивой психики, слабой воли, отсутствия жизненного опыта и знаний. Попробуем классифицировать причины:

  1. Внутренний конфликт. Этим термином мы обобщим множество причин, таких как непонимание сверстников, плохие отношения с учителями, безответная любовь, низкая самооценка. Это проблемы, с которыми ребенок, к сожалению, самостоятельно справиться не может.
  2. Игнорирование родителями. Как уже говорилось выше, является основной причиной суицидов.

Таким образом, семья выступает главным фактором, влияющим на формирование у подростков суицидального поведения.

Но в чем кроются истинные причины?

Специалисты полагают, что суицидальное поведение у подростков формируется в тесной взаимосвязи с проблемой социальной адаптации. Порой, возникающие трудности в учебном коллективе со сверстниками, приобретают вселенские масштабы, которые и толкают детей на суицид. Рассмотрим несколько условных типов личности, которые имеют суицидальные наклонности. Итак:

  1. Эгоист. Преследует лишь собственную выгоду.
  2. Фаталист. Верит в то, что все предначертано судьбой.
  3. Имитатор. Использует самоубийство как средство шантажа для устрашения, чтобы получить желаемое.
  4. Альтруист. Поддерживает во всем окружающих, что может привести к летальному исходу «за компанию».
  5. И аномичный тип поведения. Отказ в принятии общепринятых норм и правил.

Чтобы избежать трагедии, нужно быть другом ребенку. Только в этом случае он доверит свои проблемы, не будет бояться говорить о них, устрашаться последствий.

А вы знаете, чем занимается ребенок в социальных сетях?

Это, пожалуй, на сегодняшний день очень серьезная проблема. Мир погряз в интернете. И уже не представляется возможным существование без него. К сожалению, мы черпаем оттуда не только полезную информацию, СМИ могут оказывать и негативное влияние. Просматривайте онлайн-странички в социальных сетях ваших детей. Существует масса сообществ, превозносящих культ смерти. Там даются подробные инструкции, каким способом можно уйти из жизни, выкладываются страшные, имитирующие кончину, фотографии. Вы только подумайте, какое влияние весь этот ужас может оказать на неокрепшую, неустоявшуюся детскую психику.

Как уберечь ребенка от страшных мыслей?

Мы рассмотрели виды суицидального поведения, разобрались в причинах, поговорим о профилактике. Она должна проводиться во всех сферах жизни ребенка, начиная, конечно же, с семьи. Изложим несколько рекомендаций:

  • будьте другом малышу;
  • не кричите и не принижайте его достоинство;
  • не оскорбляйте, не используйте нецензурную брань;
  • не пугайте;
  • не применяйте физическое насилие;
  • не шантажируйте;
  • не надругайтесь над его чувствами.

Научите ребенка преодолевать трудности, объясняйте, что любые проблемы можно решить, особенно когда рядом есть родные и близкие. Развивайте таланты ребенка, только тогда у него будет заинтересованность в достижении цели, познании нового, никогда не возникнет подобных мыслей.

О задачах профилактики

Мы уже знаем, что такое суицидальное поведение у подростков, профилактика же необходима для устранения факторов риска. Поэтому важен комплексный подход. Если вы не справляетесь с ребенком, обратитесь к помощи психолога, педагога, который занимается его обучением.

Главной задачей профилактики суицидального поведения у подростков является выделение группы риска. Рассмотрим классификацию контингента детей, склонных к суициду. Это дети и подростки:

  • перенесшие в детстве травмы черепа;
  • с разными формами дисгармоничного развития;
  • асоциальные личности с признаками девиантного поведения;
  • идеализирующие чувства любви и сексуальные отношения.

Важно пристально следить за развитием своего ребенка, принимать не поддельное, а истинное участие в его жизни. Где-то придется пожертвовать личным временем и даже карьерой, чтобы уделить больше заботы, любви и ласки ребенку. Помогайте в самореализации, чаще обнимайте и целуйте, говорите добрые, искренние слова.

Профилактика суицидального поведения |

КЛАССИФИКАЦИЯ СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Суицидальное поведение (далее СП) – поведение, проявляющееся в виде фантазий, мыслей или действий, направленных на самоповреждение или самоуничтожение.
К внутренним формам СП относят размышления об отсутствии ценности жизни, фантазии на тему своей смерти, разработка плана суицида и принятие решения к его выполнению (суицидальные тенденции).
К внешним формам СП относят:
Самоубийство или суицид – намеренное, осознанное и быстрое лишение себя жизни.
Суицидальная попытка или парасуицид – не закончившееся смертью намеренное самоповреждение или самоотравление.
Цели и мотивы суицидов и парасуицидов весьма разнообразны. Обычно, они связаны как с попыткой повлиять на социальное окружение (родственники, партнёры, педагогические и медицинские работники и т.д.), так и с идеями смерти или избавления от страдания, страха и других тяжёлых переживаний. В большинстве случаев трудно однозначно определить, является ли данный парасуицид «манипуляцией» или «истинным» стремлением к смерти. Поэтому необходимо внимательно относиться к любым суицидальным высказываниям и попыткам суицида. Чаще других встречаются следующие мотивы СП:
«Крик о помощи», призыв (как правило, это суицидальная попытка) – обратить внимание окружающих на своё состояние и найти помощь.
Протест, месть – провоцируется чувством «обиды», «несправедливости». Суицидальные действия (попытка или суицид) вызывают чувство вины у близкого человека в ситуации конфликта.
Избегание страдания – провоцируется неприемлемым для человека изменением жизненной ситуации (развод, долги, уголовное наказание и пр.). С разной степенью осознанности суицидальный акт может использоваться как средство манипуляции другими. При этом степень его опасности для человека может оставаться весьма высокой.
Наказание себя – провоцируется физическими или психологическими страданиями. Смерть или самоповреждение представляется способом их прервать. Провоцируется чрезмерным чувством вины.
Воссоединение – мотив, исходящий из фантазии о воссоединении с любимым человеком после смерти. Такие представления могут становиться актуальными при переживании тяжёлой утраты.
Причины СП многообразны. Их невозможно свести только к психическому расстройству или кризисной ситуации, которую переживает человек. Существуют факторы риска, присутствие которых увеличивает вероятность СП.

ПРИЗНАКИ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА

I. Наличие суицидальных намерений:
Фантазии и мысли о смерти, самоповреждении, самоубийстве.
Признаки «прощания»: раздача долгов, подарков, написание завещания, «прощальных» писем.
Суицидальные угрозы. Нередко высказывания носят прямой характер («Я покончу с собой»), но чаще суицидальные тенденции проявляются в косвенных угрозах.
Фразы-ключи:
«Не хочу быть больше обузой…»,
«Лучше не жить, чем так страдать…»,
«Теперь я больше никого не побеспокою…»,
«Я вам больше не помешаю…»,
«Вы меня больше не увидите…»,
«Нет мочи больше терпеть все это…»,
«Я неудачник и являюсь для всех обузой…»,
«Всем будет только лучше без меня…» и др.
Суицидальные попытки ранее. Чем больше количество и выше тяжесть парасуицидов, тем выше вероятность дальнейшего СП.
Планирование суицида. Чем чётче человек представляет время, место и способ суицидальных действий, тем выше вероятность реализации суицида.
Наличие средств суицида. Наличие повреждающих предметов, медикаментов в больших количествах, ядохимикатов, огнестрельного оружия и пр. Риск увеличивается при наличии прямого доступа к этим средствам.
II. Наличие депрессии, тревоги и других психопатологических симптомов
Симптомы депрессии:
— Сниженное настроение: «потухший» взгляд, тяжелые вздохи, задержка дыхания, необщительность, молчаливость, высказывания об отсутствии надежды, перспектив, смысла жизни.
— Снижение интереса к обычным для данного человека занятиям, контактам и развлечениям. Он много времени проводит в постели, ничем не интересуется, избегает общения, просмотра телепередач, чтения и др.
— Снижение, работоспособности, повышение утомляемости. Человек обвиняет себя за «слабость воли», считает себя «никому не ненужным», «никчёмным».
— Снижение самооценки и потеря уверенности в себе. Своё прошлое, настоящее и будущее человек воспринимает как череду прошедших и предстоящих неудач, в которых винит только себя.
— Чрезмерное чувство вины, беспричинное порицание себя, обвинение в реальных и надуманных неудачах. Человек берёт вину за события в жизни близких, а иногда и незнакомых людей.
— Повторяющиеся высказывания о смерти, самоубийстве, а также, агрессивное и импульсивное поведение и высказывания часто являются предшественниками суицидальных действий.
— Нарушение концентрации внимания, чувство интеллектуальной неполноценности, снижение памяти. У человека может появиться ощущение, что его умственные способности необратимо снижаются и он болен каким-либо тяжёлым органическим заболеванием мозга. С купированием симптоматики депрессии эти симптомы проходят.
— Нерешительность, чрезмерные колебания в выборе даже незначительного решения.
— Заторможенность, снижение двигательной активности. Реже – тревожное возбуждение, повышение двигательной активности.
— Нарушение сна. Затруднения в засыпании, пробуждения по ночам, раннее окончательное пробуждение, отсутствие удовлетворённости ночным сном, чувство постоянной мыслительной работы по ночам. Бессонница в ранние утренние часы может сопровождаться тягостными тревожными переживаниями с суицидальными мыслями.
— Расстройство аппетита. Понижение аппетита с потерей веса на 5% и более от обычной массы тела также говорит о тяжести состояния. В некоторых случаях повышение аппетита и увеличение веса может служить бессознательной компенсацией отсутствия удовлетворения в других жизненных сферах.
— Учащение употребления алкоголя.
Тревога – часто сопровождает депрессию, но может быть проявлением и других психических расстройств. Проявляется жалобами на волнение по любым, даже самым мелким поводам, двигательным беспокойством, учащением дыхания, нарушениями сна, озабоченностью состоянием здоровья. Одной из форм избегания тревоги и страха может стать суицид.
III. Наличие стрессовой ситуации
Примеры стрессовых ситуаций, которые нужно принимать во внимание как возможные поводы СП:
— смерть близкого человека;
— разлука/разрыв с партнером;
— постановка диагноза тяжёлого заболевания;
— семейные конфликты;
— утрата ценностей;
— необоснованные обвинения человека в чём-либо;
— изменения рода деятельности или материальной обеспеченности;
— ожидание хирургической операции и др.
IV. Качество социальной поддержки
Наличие поддержки со стороны ближайшего окружения (родных, друзей, сослуживцев, социальных служб) может способствовать предотвращению самоубийства. Отсутствие поддержки (проживание в одиночестве, замкнутый образ жизни или наличие враждебного, осуждающего окружения) значительно усиливает риск суицида.
V. Желание принимать помощь
Сотрудничество человека с теми, кто оказывает ему помощь, значительно увеличивает шансы на благоприятный исход критической ситуации. Эмоциональная недоступность, сокрытие суицидальных намерений, нежелание принимать помощь, сожаления о том, что ему «мешают» осуществить суицидальный замысел являются признаками неблагоприятного прогноза.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЧЕЛОВЕКА В СОСТОЯНИИ КРИЗИСА

Ограниченное восприятие ситуации – события воспринимаются в «чёрно-белых» тонах, по принципу «всё или ничего». Человек не способен увидеть дополнительные возможности выхода из критической ситуации, кроме суицидального. Присутствие в речи высказываний: «Я не могу без него/неё жить», «Лучше смерть, чем позор», «Меня никогда не простят», «Без этой должности я никому не нужен» и т.п.
Безнадёжность и беспомощность – человек воспринимает своё состояние и ситуацию, как жизненный тупик. Он не видит перспектив выхода из кризиса, не способен представить своё будущее. Считает страдания бесконечными. Отрицает возможность улучшения состояния и уверен, что «никто не хочет или не в состоянии» ему помочь.
Импульсивность – эта черта может прослеживаться в поведении человека и в докризисный период. В кризисе человек может действовать, не обдумывая последствия. Часто может прибегать к актам самоповреждения.
Двойственное отношение к суициду – большинство людей не воспринимают суицидальное действие однозначно как «уход из жизни». Людям свойственно сомневаться, они часто испытывают колебания «за» и «против» определённых поступков. Человек колеблется между желанием «остаться живым и изменить ситуацию» и «желанием умереть или причинить себе боль». Эти колебания обычно проявляются в поведении и могут быть использованы окружающими, как усиление тенденции к жизни.
Воздействие на других и стремление к смерти – СП изначально имеет двойственную природу: с одной стороны оно имеет отношение к идее смерти или саморазрушения, с другой стороны, бессознательно направлено на привлечение внимания и изменение поведения окружающих. В большинстве суицидальных актов есть оба элемента. Такое поведение вызывает у окружающих страх и раздражение, они склонны изменить своё поведение, чтобы предотвратить суицид. Но сам способ манипуляции другими с помощью самоповреждения является признаком психологического неблагополучия. Суицид сильно влияет на окружающих, вызывая противоречивые чувства: гнев, страх, вину, стыд.

КАК РЕАГИРОВАТЬ, ЕСЛИ ВЫ УСЛЫШАЛИ О НАМЕРЕНИЯХ САМОУБИЙСТВА

Если Вы подозреваете у собеседника наличие психического расстройства, если он упоминает о суицидальных намерениях, то у Вас возможно возникновение специфических чувств и защитных реакций, которые являются нормальными в подобной ситуации. Однако эти чувства могут препятствовать правильной оценке риска:
– тревога и страх связаны с возможностью реализации собеседником суицидальных идей. Часто мы избегаем спрашивать напрямую о намерениях, что может препятствовать своевременному выявлению суицидальной попытки;
– раздражение и гнев связаны с ощущением нами манипулятивного давления, «суицидального шантажа». Здесь мы часто испытываем недоверие к собеседнику и даже стремимся его «наказать» (например, сделать вид, что не слышим или настроить других против него). При этом недопустимо провоцировать совершать «более серьёзные» суицидальные действия: «Если Вы хотели покончить с собой, почему же только руку порезали?». Чувствуя недоверие собеседник может попытаться доказать серьёзность своих намерений и совершить повторную попытку СП;
– презрение и обесценивание связаны с традиционным «стигматизирующим» отношением к людям с психическим неравновесием и с восприятием суицида как греха, нравственной слабости, неполноценности. Попытки «морализировать», «наставлять на путь истинный» обычно усиливают у собеседника чувство вины и стыда, усиливают душевную боль и страдание, препятствуют открытому диалогу.
– чрезмерное чувство вины связано с ощущением собственной причастности к суицидальным высказываниям или действиям другого. Следует помнить, что любой специалист отвечает только за правильность и своевременное исполнение своих прямых служебных обязанностей и не может нести всю ответственность за суицидальные действия другого. Полный контроль над кем-то невозможен. В конечном итоге, большая часть ответственности лежит на том, кто совершает суицид.
Отслеживая своё поведение и осознание своих чувств, мы избегаем конфликтов и провокаций, способствуем принятию собеседника таким, какой он есть без моральной оценки и личной обиды.
Беседа с человеком, склонным к СП, является как способом оценки суицидального риска, так и началом экстренных мероприятий. Хорошо проведенная беседа может (по крайней мере, временно) значительно снизить риск суицида. Рекомендуется проводить беседу, руководствуясь следующими принципами:

ПРИНЦИПЫ БЕССЕДЫ

• Неотложность. Указание на суицидальный риск говорит о том, что беседа с таким человеком не может быть «отложена».
• Беседу следует проводить изолировано т.к. в присутствии других собеседник может не раскрыть своих переживаний.
• Спокойное, «принимающее» отношение. Важно показать (словами, мимикой, жестами), что Вы принимаете любые жалобы собеседника, проявляете уважение к его мнениям и ценностям, понимаете его чувства.
• Активное слушание. Важно дать человеку возможность выразить чувства о своих переживаниях. В начале беседы достаточно простых вопросов о самочувствии, жалобах. Необходимо быть терпеливым и не торопить собеседника, адаптироваться к его темпу ведения беседы.
• Избегание моральных оценок. Необходимо избегать морального осуждения и обвинений. В противном случае контакт не будет продуктивным.
• Нейтральность к психопатологии. Каким бы ни было состояние собеседника, рекомендуется помнить, что любые симптомы являются лишь частью переживаний и особенностей человека. Не стигмируйте его как «психически больного».
• Искренность и избегание невыполнимых обещаний. Рекомендуется избегать обмана или двусмысленных замечаний, которые могут быть неверно истолкованы. Собеседника нужно проинформировать, что сведения о суицидальных намерениях будут переданы врачу или другим специалистам. Необходимо определить границы своих возможностей, то, что Вы можете и что не можете сделать для него.
• Неоднократное прояснение информации и проработка суицидальных мыслей. По ходу беседы некоторые темы требуют неоднократного прояснения, прежде всего, тема суицидальных мыслей и намерений. Вопросы об этом должны задаваться несколько раз по ходу беседы в разных формулировках. Чем больше человек говорит в беседе о своих чувствах и суицидальных намерениях, тем больше вероятность того, что они снизят свою «остроту», и он станет способным рассуждать более позитивно.
• Предложить собеседнику план помощи. Нужно проинформировать о дальнейших действиях специалистов (медиков, психологов), объяснить, что эффективная помощь не может быть оказана только путём однократной беседы. Стоит объяснить необходимость врачебного осмотра, консультаций других специалистов. Очень важно это делать так, чтобы у человека не создалось впечатления, что от него хотят «отделаться», что его боятся и пр.
Следование данным принципам общения способствует формированию доверительного контакта и даёт возможность говорить о негативных чувствах. Следует обязательно задать вопросы, касающиеся суицидальных намерений.

ЧЕГО СЛЕДУЕТ ИЗБЕГАТЬ В БЕСЕДЕ:

• Прерывать рассказ собеседника.
• Показывать, что Вы «шокированы», проявлять слишком сильные эмоции.
• Демонстрировать, что вы заняты и у вас нет времени.
• Проявлять покровительственное отношение (разговаривать с позиции «старшего» или все знающего человека).
• Допускать неясность в высказываниях.
• Провоцировать на более «серьёзные» суицидальные действия.
• Давать обещания о том, что Вы сохраните «в тайне» суицидальные замыслы.

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОМОЩИ ПРИ ВЫЯВЛЕНИИ РИСКА СУИЦИДА

При обнаружении у человека признаков суицидального риска необходимо:
1. Обеспечить немедленное наблюдение за ним.
2. Продолжать беседу с ним.
3. Сообщить специалистам (медики, психологи) о возможном СП.
4. Немедленно сообщить руководителю своего подразделения о возможном риске суицидальных действий.
5. Постараться изъять средства, которые могут быть применены с целью самоповреждения (медикаменты, острые предметы, верёвки и пр.).
6. Обеспечить контроль над доступностью средств суицида (открытые окна, острые предметы, медикаменты и др.).
7. Наладить контакт с родственниками и/или другими эмоционально значимыми лицами, предварительно взяв согласие на это у собеседника.
Для справки:
Как правило, психиатрическое освидетельствование проводится по просьбе или с согласия гражданина. В случае отказа гражданина от психиатрического освидетельствования, оно может быть проведено без его согласия в случаях, когда есть основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает его непосредственную опасность для себя и/или для окружающих.
Порядок оказания психиатрической помощи регулируется Законом Республики Беларусь «Об оказании психиатрической помощи».

Не бойтесь обращаться за помощью к специалистам, ведь только совместными усилиями психологов, социальных работников и медиков можно достичь положительного результата в профилактике суицидального поведения.

Профилактика суицидального поведения несовершеннолетних

В настоящее время особое внимание уделяется проблеме суицидального поведения детей и подростков.

Суицид – умышленное самоповреждение со смертельным исходом (лишение себя жизни).

Суицидальная активность – любая внешняя или внутренняя активность, направленная на лишение себя жизни.

Суицидальное поведение – это проявление суицидной активности. Включает в себя суицидальные покушения, попытки и проявления.

Наиболее распространенными признаками суицидального поведения являются:

— Капризность, привередливость;

— Депрессия;

— Агрессивность;

— Нарушение аппетита;

— Раздача подарков окружающим;

— Психологическая травма;

— Перемены в поведении и другие.

Вас должны насторожить высказывания ребенка:

— Прямые или косвенные сообщения о суицидальных намерениях: «Хочу умереть!», «Ты меня больше не увидишь!», «Я этого не вынесу!», «Скоро все это закончится!».

— Шутки, иронические высказывания о желании умереть, о бессмысленности жизни («Никто из жизни еще живым не уходил!»).

— Уверения в своей беспомощности и зависимости от других («Если с ней что-то случится, то я не выживу, а пойду вслед за ней!», «Если он меня разлюбит, я перестану существовать!» и т.п.).

— Прощания.

— Самообвинения («Я ничтожество! Ничего из себя не представляю», «Я гениальное ничтожество. Если, как говорит один хороший человек, самоубийство — это естественный отбор, то почему же я не убьюсь наконец?» и т.п.).

— Сообщение о конкретном плане суицида («Я принял решение. Это будет сегодня, когда предки уедут на свою дачу. Алкоголь и таблетки я уже нашел» и т.п.).

Что могут сделать родители, чтобы не допустить попыток суицида.

— Сохраняйте контакт со своим ребенком. Для этого расспрашивайте и говорите с ребенком о его жизни, уважительно относитесь к тому, что кажется ему важным и значимым.

— Говорите о перспективах в жизни и будущем. Сделайте все, чтобы ребенок понял: сама по себе жизнь – эта та ценность, ради которой стоит жить. Важно научить ребенка получать удовольствие от простых и доступных вещей в жизни: природы, общения с людьми, познания мира, движения.

— Дайте понять ребенку, что опыт поражения также важен, как и опыт в достижении успеха.

— Проявите любовь и заботу, разберитесь, что стоит за внешней грубостью ребенка.

 — Найдите баланс между свободой и несвободой ребенка. Современные родители стараются раньше и быстрее отпускать своих детей «на волю», передавая им ответственность за их жизнь и здоровье. Этот процесс не должен быть одномоментным и резким. Предоставляя свободу, важно понимать, что подросток еще не умеет с ней обходиться и что свобода может им пониматься как вседозволенность. Родителю важно распознавать ситуации, в которых ребенку уже можно предоставить самостоятельность, а в которых он еще нуждается в  помощи и руководстве.

— Вовремя обратитесь к специалисту, если поймете, что вам по каким-то причинам не удалось сохранить контакт с ребенком. В индивидуальной или семейной работе с психологом вы освоите необходимые навыки, которые помогут вам вернуть тепло, доверие и мир в отношениях с ребенком.

Необходимо отметить, что помимо поддержки родителей подростки испытывают эмоциональную потребность в общении со сверстниками-друзьями, у которых были бы схожие взгляды и интересы. Иногда подростки часто обращаются к Интернету в поисках «родственной души».

Однако Интернет таит в себе множество опасностей. Дети могут столкнуться с сайтами, пропагандирующими насилие, порнографию, межнациональную и религиозною рознь, употребление наркотиков и алкоголя.

Родителям необходимо знать, какую информацию ребенок ищет в Сети, на какие сайты заходит со своего телефона или планшета. В целях обеспечения безопасности ребенка в Интернете, родителям (законным представителям) стоит отслеживать, как ребенок использует сеть: устанавливать фильтры веб-содержимого, управлять контактами электронной почты или ограничить общение ребенка через Интернет.

Особенно важно выделить такую опасность в Сети, как «смертельные игры», например «Синий кит»,  «Киты плывут вверх», «Разбуди меня в 4.20″, f57, f58, «Тихий дом», «Рина «, «Н я пока», «Море китов», «50 дней до моего…». В социальных сетях, в частности в «В Контакте» распространяются группы (сообщества), призывающие несовершеннолетних к совершению самоубийств, а также культивирующие идеи суицида. В таких «группах смерти» детям даются задания, которые включают в себя самоповреждение (порезы, причинение вреда здоровью), отсутствие ночного сна, просмотр видео и прослушивание музыки, отправленной детям из таких сообществ. Последним заданием «смертельной игры» — будет задание совершить самоубийство.

Родителям так же необходимо обратить внимание на следующее:

— Открыт ли доступ к странице ребенка. Если в  переписке с друзьями (на личной стене) есть фразы «разбуди меня в 4.20″, «я в игре», родителям необходимо срочно вмешаться.

— Важно знать, спит ли ребенок ночью, особенно около 4-5 утра.

— Обратить внимание на одежду, особенно если ребенок не носит «открытую одежду», закрывает руки и ноги, возможно он прячет порезы.

— Обратить внимание на вещи в комнате (наличие лезвия или «тайников», которых раньше не было).

— Обратить внимание на беспричинные изменения поведения ребенка.

Воениздат., 2010. 340 с. Библиотека



Скачать 2,95 Mb.Pdf просмотр
страница1/223
Дата09.02.2021
Размер2,95 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   …   223
    Навигация по данной странице:
  • § 1.3. Методология военно-психологического исследования . § 1.4. Социально-психологические проблемы военной психологии……
  • § 1.7. Военная психология и психотерапия … Литература …… Раздел 2. Военная психология, как отрасль психологической науки
  • § 2.3. Основные направления развития зарубежной военной психологии …..


1







2

— М. Издательство: Воениздат., 2010. – 340 с. (Библиотека
Гумер — психология)

Корчемный П.А., и др.
Военная психология:
методология, теория, практика
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение

Раздел 1. Методологические проблемы военной психологии.
§ 1.1. Методологические основы военной психологии ……
§ 1.2. Зачем военному психологу знания истории психологии .
§ 1.3. Методология военно-психологического исследования .
§ 1.4. Социально-психологические проблемы военной
психологии……
§ 1.5. Возрастная психология, как составляющая
методологических основ военной психологии
§ 1.6. Педагогическая психология и военная психология ..
§ 1.7. Военная психология и психотерапия …

Литература ……
Раздел 2. Военная психология, как отрасль психологической
науки
§ 2.1. Развитие военной психологии в России до 1917г. ….
§ 2.2. Основные направления военно-психологических
исследований в России после 1917г. ..
§ 2.3. Основные направления развития зарубежной военной
психологии …..

Каталог: static
static -> Информация о дате, месте и времени проведения Форума
static -> Для преподавателей, аспирантов и студентов языковедов, психоло­гов, психолингвистов, логопедов, а также для самого широкого круга чита­телей
static -> Отчёт о результатах самообследования
static -> Русский язык и культура речи
static -> Цель экзамена

Поделитесь с Вашими друзьями:

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   …   223

База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации
    Главная страница
АвторефератАнализАнкетаБизнес-планБиографияБюллетеньВикторинаВыпускная работаГлаваДипломДипломная работа

Пересмотр скрытой структуры суицидальных мыслей с помощью таксометрического анализа: значение для проверки теоретических моделей суицидальных мыслей и поведения от идей к действию

Центральный вопрос психологической науки состоит в том, следует ли лучше всего рассматривать психологические конструкции как размерные или состоят из одной или нескольких категорий. В настоящем исследовании используются современные таксометрические процедуры для изучения скрытой структуры суицидальных мыслей, с учетом того, как суицидальные мысли и поведение (СУБ) должны концептуализироваться, оцениваться, измеряться и контролироваться.Три неизбыточных таксометрических процедуры (MAMBAC, MAXEIG и L-Mode) были выполнены для различных наборов индикаторов, и анализ был воспроизведен на двух больших выборках, которые включали большое количество лиц, сообщивших о текущих и недавних STB. Результаты предоставляют дополнительные доказательства того, что скрытую структуру суицидальных мыслей лучше всего понимать как размерную. Однако противоречивые результаты исследований и относительно небольшое количество таксометрических исследований, проведенных на сегодняшний день, позволяют предположить, что преждевременно делать четкие или окончательные выводы о размерной или категориальной латентной структуре STB на основе таксометрических данных.Мы сообщаем метаанализ текущей литературы, который свидетельствует об этой двусмысленности. Мы предоставляем подробное критическое обсуждение таксометрической литературы STB и обрисовываем ключевые направления будущих таксометрических исследований в этой области, в частности, как таксометрический анализ соотносится с проверкой теоретических моделей «от идеи к действию», которые предполагают, что развитие суицидальных мыслей и прогрессирование от суицидального желания до попытки самоубийства — это разные процессы с разными объяснениями / механизмами.Вполне возможно, что качественно различные типы STB (например, представляющие идею или действие) или популяции имеют разные скрытые структуры, указывающие на разные уровни риска. (Запись в базе данных PsycInfo (c) 2021 APA, все права защищены).

Визуализация суицидных мыслей и поведения: всесторонний обзор нейровизуализационных исследований за 2 десятилетия

  • 1.

    Всемирная организация здравоохранения. Действия общественного здравоохранения по предупреждению самоубийств: основы.Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения; 2012.

  • 2.

    Управление служб психического здоровья и наркозависимости. Результаты Национального исследования употребления наркотиков и здоровья 2013 года: выводы о психическом здоровье, серия NSDUH H-49, публикация HHS № (SMA) 14-4887. Роквилл, Мэриленд: Управление служб психического здоровья и злоупотребления психоактивными веществами; 2014.

  • 3.

    Итон Д., Канн Л., Кинчен С., Шанклин С., Флинт К., Хокинс Дж. И др. Наблюдение за рискованным поведением среди молодежи — США, 2011 г.Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности. Сводки наблюдений. Surveill Summ. 2012; 61: 1–162.

    Google ученый

  • 4.

    Куртин С.К., Уорнер М., Хедегаард Х. Краткий обзор данных NCHS № 241: рост самоубийств в США, 1999–2014 гг., Основные выводы. 2016. http://www.cdc.gov/nchs/products/databriefs/db241.htm.

  • 5.

    Франклин Дж. К., Рибейро Дж. Д., Фокс К. Р., Бентли К. Х., Клейман Е. М., Хуанг X и др. Факторы риска суицидальных мыслей и поведения: метаанализ 50-летних исследований.Psychol Bull. 2017; 143: 187–232.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 6.

    Балчиоглу Ю.Х., Козе С. Нейронные субстраты суицида и суицидального поведения: с точки зрения нейровизуализации. Psychiatry Clin Psychopharmacol. 2018; 28: 314–28.

    Артикул CAS Google ученый

  • 7.

    Бани-Фатеми А., Тасмим С., Графф-Герреро А., Герретсен П., Штраус Дж., Колла Н. и др.Структурные и функциональные изменения суицидного мозга: обновленный обзор исследований нейровизуализации. Psychiatry Res — Neuroimaging. 2018; 278: 77–91.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 8.

    Domínguez-Baleón C, Gutiérrez-Mondragón LF, Campos-González AI, Rentería ME. Нейровизуализационные исследования суицидного поведения и несуицидных членовредительства у психиатрических пациентов: систематический обзор. Фронт психиатрии. 2018; 9.https://doi.org/10.3389/fpsyt.2018.00500.

  • 9.

    Jollant F, Lawrence NL, Olié E, Guillaume S, Courtet P. Суицидальный разум и мозг: обзор нейропсихологических и нейровизуализационных исследований. World J Biol Psychiatry. 2011; 12: 319–39.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 10.

    van Heeringen K, Bijttebier S, Desmyter S, Vervaet M, Baeken C. Существует ли нейроанатомическая основа уязвимости к суицидальному поведению? Координатный мета-анализ структурных и функциональных МРТ-исследований.Front Hum Neurosci. 2014; 8: 1–8.

    Google ученый

  • 11.

    Хамза К.А., Стюарт С.Л., Уиллоуби Т. Изучение связи между несуицидными самоповреждениями и суицидальным поведением: обзор литературы и интегрированная модель. Clin Psychol Rev.2012; 32: 482–95.

    Артикул Google ученый

  • 12.

    Чесни Э., Гудвин Г.М., Фазель С. Риски общей смертности и суицидальной смертности при психических расстройствах: метаобзор.Мировая психиатрия. 2014; 13: 153–60.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Турецкий Г., Брент Д.А. Суицид и суицидальное поведение. Ланцет. 2016; 387: 1227–39.

    Артикул Google ученый

  • 14.

    Хоутон К., ван Херинген К. Самоубийство. Ланцет. 2009; 373: 1372–81.

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Домбровский А.Ю., Халльквист М.Н. Перспектива нейробиологии принятия решений о суицидальном поведении: доказательства и гипотезы. Curr Opin Psychiatry. 2017; 30: 7–14.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 16.

    Диксон М.Л., Тируксельвам Р., Тодд Р., Кристофф К. Эмоции и префронтальная кора головного мозга: интегративный обзор. Psychol Bull. 2017; 143: 1033–81.

    Артикул Google ученый

  • 17.

    Mitchell DGV. Связь между принятием решений и регулированием эмоций: обзор конвергентных нейрокогнитивных субстратов. Behav Brain Res. 2011; 217: 215–31.

    Артикул Google ученый

  • 18.

    Мюррей Р.Дж., Шер М., Деббане М. Степени разделения: количественный метаанализ нейровизуализации, исследующий самоспецифичность и общую нейронную активацию между саморефлексией и рефлексией других. Neurosci Biobehav Rev.2012; 36: 1043–59.

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Bechara A, Damasio AR. Гипотеза соматического маркера: нейронная теория экономического решения. Игры Econ Behav. 2005. 52: 336–72.

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Д’Аргембо А., Ван дер Линден М. Предсказание феноменологии эпизодических мыслей о будущем. Сознательное познание. 2012; 21: 1198–206.

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Леви DJ, Глимчер П.В. Корень всех ценностей: общая нейронная валюта по выбору. Curr Opin Neurobiol. 2012; 22: 1027–38.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 22.

    Urry HL, Reekum CM, van, Johnstone T., Kalin NH, Thurow ME, Schaefer HS, et al. Миндалевидное тело и вентромедиальная префронтальная кора обратно пропорционально связаны во время регуляции негативного аффекта и предсказывают суточный характер секреции кортизола у пожилых людей.J Neurosci. 2006; 26: 4415–25.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 23.

    Mitchell JP, Banaji MR, Macrae CN. Связь между социальным познанием и референциальным мышлением в медиальной префронтальной коре. J Cogn Neurosci. 2005; 17: 1306–15.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 24.

    Древец WC. Нейровизуализация и невропатологические исследования депрессии: значение для когнитивно-эмоциональных особенностей расстройств настроения.Curr Opin Neurobiol. 2001; 11: 240–9.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 25.

    Братман Г. Н., Гамильтон Дж. П., Хан К. С., Дейли ГК, Гросс Дж. Дж. Опыт природы снижает активность пережевывания и субгенуальной префронтальной коры. Proc Natl Acad Sci USA. 2015; 112: 8567–72.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 26.

    Бертосси Э., Чарамелли Э. Вентромедиальное префронтальное повреждение уменьшает блуждание разума и смещает его временную фокусировку. Soc Cogn Affect Neurosci. 2016; 11: 1783–91.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 27.

    Burke TA, Connolly SL, Hamilton JL, Stange JP, Lyn Y, Alloy LB. Когнитивный риск и защитные факторы суицидных мыслей: двухлетнее продольное исследование в подростковом возрасте. J Abnorm Child Psychol. 2016; 44: 1145–60.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 28.

    Ducasse D, Loas G, Dassa D, Gramaglia C, Zeppegno P, Guillaume S, et al. Ангедония связана с суицидальными мыслями независимо от депрессии: метаанализ. Подавить тревогу. 2018; 35: 382–92.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 29.

    Miranda R, Valderrama J, Tsypes A, Gadol E, Gallagher M.Когнитивная негибкость и суицидальные мысли: посредническая роль задумчивости и безнадежности. Psychiatry Res. 2013; 210: 174–81.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 30.

    Smith JM, Alloy LB, Abramson LY. Когнитивная уязвимость к депрессии, размышлениям, безнадежности и суицидальным идеям: множество путей к самоповреждающему мышлению. Поведение, угрожающее жизни суицидом. 2006; 36: 443–54.

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Дин И, Лоуренс Н., Олие Э, Сиприен Ф., Ле Барс Э, Бонафе А. и др. Маркеры префронтальной коры суицидальной уязвимости при расстройствах настроения: модельное структурное нейровизуализационное исследование с трансляционной перспективой. Перевод Психиатрия. 2015; 5: e516.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 32.

    Госнелл С.Н., Веласкес К.М., Молфезе Д.Л., Молфезе П.Дж., Мадан А., Фаулер Дж.С. и др. Префронтальная кора, височная кора и объем гиппокампа страдают у суицидальных психиатрических пациентов.Psychiatry Res — Neuroimaging. 2016; 256: 50–56.

    Артикул Google ученый

  • 33.

    Wagner G, Koch K, Schachtzabel C, Schultz CC, Sauer H, Schlösser RG. Структурные изменения головного мозга у пациентов с большим депрессивным расстройством и высоким риском самоубийства: доказательства для отдельной нейробиологической сущности? Нейроизображение. 2011; 54: 1607–14.

    Артикул Google ученый

  • 34.

    Бенедетти Ф., Радаэлли Д., Полетти С., Локателли С., Фалини А., Коломбо С. и др. Противоположные эффекты суицидальности и лития на объемы серого вещества при биполярной депрессии. J влияет на Disord. 2011; 135: 139–47.

    Артикул CAS Google ученый

  • 35.

    Джонстон Джей, Ван Ф., Лю Дж. Дж., Блонд Б. Н., Уоллес А., Лю Дж. Дж. И др. Мультимодальная нейровизуализация фронтолимбической структуры и функций, связанных с попытками суицида у подростков и молодых людей с биполярным расстройством.Am J Psychiatry. 2017; 174: 667–75.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 36.

    Джакуматос К.И., Мэтью ИТ. Связаны ли структурные аномалии мозга с суицидальным поведением у пациентов с психотическим расстройством? J Psychiatr Res. 2014; 47: 1389–95.

  • 37.

    Тейлор В.Д., Бойд Б., Маккуойд Д.Р., Кудра К., Салех А., Макфолл-младший. Широко распространенное белое вещество, но очаговые изменения серого вещества у депрессивных людей с мыслями о смерти.Prog Neuro-Psychopharmacol Biol Psychiatry. 2015; 62: 22–28.

    Артикул Google ученый

  • 38.

    Аранго В., Андервуд, доктор медицины, Манн Дж. Дж. Серотониновые мозговые цепи, участвующие в большой депрессии и самоубийстве. Prog Brain Res. 2002; 136: 443–53.

    Артикул CAS Google ученый

  • 39.

    Leyton M, Paquette V, Gravel P, Rosa-Neto P, Weston F, Diksic M, et al. Захват α- [11C] метил-L-триптофана в орбитальной и вентральной медиальной префронтальной коре головного мозга у пытающихся самоубийства.Eur Neuropsychopharmacol. 2006; 16: 220–3.

    Артикул CAS Google ученый

  • 40.

    Салливан Г.М., Окендо М.А., Милак М., Миллер Дж. М., Берк А., Огден Р. Т. и др. Количественная оценка связывания рецептора серотонина 1A у лиц, пытающихся совершить самоубийство с большим депрессивным расстройством, с помощью позитронно-эмиссионной томографии. JAMA Psychiatry. 2015; 72: 169–78.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 41.

    Окендо М.А., Галфалви Х., Салливан Г.М., Миллер Дж.М., Милак М.М., Элизабет Саблетт М. и др. Позитронно-эмиссионная томография серотонинергической системы и прогнозирование риска и летальности суицидного поведения в будущем. JAMA Psychiatry. 2016; 73: 1048–55.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 42.

    Парси Р.В., Окендо Массачусетс, Огден РТ, Ольвет Д.М., Симпсон Н., Хуанг Й. и другие. Изменение связывания серотонина 1A при большой депрессии: исследование позитронно-эмиссионной томографии [карбонил-C-11] WAY100635.Биол Психиатрия. 2006. 59: 106–113.

    Артикул CAS Google ученый

  • 43.

    Миллер Дж. М., Эверетт Б. А., Окендо М. А., Огден Р. Т., Манн Дж. Дж., Парси Р. В.. Количественная оценка связывания переносчика серотонина с помощью позитронно-эмиссионной томографии при биполярном расстройстве без лекарств. Синапс. 2016; 70: 24–32.

    Артикул CAS Google ученый

  • 44.

    Mann JJ, Metts AV, Ogden RT, Mathis CA, Rubin-Falcone H, Gong Z, et al.Количественная оценка связывания рецепторов 5-HT1A и 5-HT2A у подавленных и не пытающихся покончить жизнь самоубийством. Arch Suicide Res. 2018; 1118: 1–12.

    Google ученый

  • 45.

    Cannon DM, Ichise M, Fromm SJ, Nugent AC, Rollis D, Gandhi SK, et al. Связывание переносчика серотонина при биполярном расстройстве оценивали с помощью [11C] DASB и позитронно-эмиссионной томографии. Биол Психиатрия. 2006; 60: 207–17.

    Артикул CAS Google ученый

  • 46.

    Олие Э, Динг И, Ле Барс Э, де Шампфлер Н.М., Мура Т., Бонафе А. и др. Обработка принятия решений и социальной угрозы у пациентов с историей суицидальной попытки: исследование репликации нейровизуализации. Psychiatry Res — Neuroimaging. 2015; 234: 369–77.

    Артикул Google ученый

  • 47.

    Jollant F, Lawrence NS, Giampietro V, Brammer MJ, Fullana MA, Drapier D, et al. Реакция орбитофронтальной коры на сердитые лица у мужчин с историей попыток самоубийства.Am J Psychiatry. 2008; 165: 740–8.

    Артикул Google ученый

  • 48.

    Ванюков PM, Szanto K, Siegle GJ, Hallquist MN, Reynolds CF, Aizenstein HJ, et al. Импульсивные черты характера и незапланированные попытки самоубийства предсказывают преувеличенную префронтальную реакцию на сердитые лица у пожилых людей. Am J Geriatr Psychiatry. 2015; 23: 829–39.

    Артикул Google ученый

  • 49.

    Силверс Дж. А., Хаббард А. Д., Чаудхури С., Биггс Э., Шу Дж., Грюнебаум М. Ф. и др.У лиц, пытающихся покончить жизнь самоубийством с пограничным расстройством личности, при размышлении над отталкивающими воспоминаниями проявляется дифференциальная орбитофронтальная и теменная рекрутация. J Psychiatr Res. 2016; 81: 71–78.

  • 50.

    Чжан Р., Гэн Х, Ли ТМС. Крупномасштабные функциональные нейронные сети коррелятов ингибирования ответа: метаанализ фМРТ. Функция структуры мозга. 2017; 222: 3973–90.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 51.

    Минзенберг MJ, Lesh TA, Niendam TA, Yoon JH, Cheng Y, Rhoades RN и др. Связанная с контролем лобно-полосатая функция связана с суицидными мыслями и поведением в прошлом у пациентов с недавно начавшимися серьезными психотическими расстройствами. J влияет на Disord. 2015; 188: 202–9.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 52.

    Matthews S, Spadoni A, Knox K, Strigo I, Simmons A. Ветераны войны, подверженные риску самоубийства, демонстрируют гиперактивацию префронтальной коры и передней поясной извилины во время обработки ошибок.Psychosom Med. 2012; 74: 471–5.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 53.

    Минзенберг MJ, Lesh TA, Niendam TA, Yoon JH, Rhoades RN, Carter CS. Дисфункция контроля лобной коры головного мозга, связанная с долгосрочным риском суицида при недавно развившейся шизофрении. Schizophr Res. 2014; 157: 19–25.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 54.

    Fradkin Y, Khadka S, Bessette KL, Stevens MC.Взаимосвязь импульсивности и толщины коркового слоя у депрессивных и не депрессивных подростков. Поведение при визуализации мозга. 2017; 11: 1515–25.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 55.

    Винклер А.М., Кочунов П., Бланжеро Дж., Алмаси Л., Зиллес К., Фокс П.Т. и др. Толщина коры или объем серого вещества? Важность выбора фенотипа для визуализации генетических исследований. Нейроизображение. 2010; 53: 1135–46.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 56.

    Ракич П. Маленький шаг для клетки, гигантский скачок для человечества: гипотеза расширения неокортекса в процессе эволюции. Trends Neurosci. 1995; 18: 383–8.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 57.

    Wagner G, Schultz CC, Koch K, Schachtzabel C, Sauer H, Schlösser RG. Толщина префронтальной коры у пациентов с депрессией и высоким риском суицидального поведения. J Psychiatr Res. 2012; 46: 1449–55.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 58.

    Ракич П. Спецификация областей коры головного мозга. Наука. 1988. 241: 170–6.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 59.

    Just MA, Pan L, Cherkassky VL, Mcmakin D, Cha C, Nock MK, et al. Машинное обучение нейронных представлений о самоубийстве и концепциях эмоций выявляет суицидальную молодежь. Nat Hum Behav. 2017; 1: 911–9.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 60.

    Стипендиаты Л.К., Фарах М.Дж. Различные основные нарушения в принятии решений после повреждения вентромедиальной и дорсолатеральной лобной доли у людей. Cereb Cortex. 2005; 15: 58–63.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 61.

    Ричард-Девантой С., Берлим М.Т., Джоллант Ф. Метаанализ нейропсихологических маркеров предрасположенности к суицидному поведению при расстройствах настроения. Psychol Med. 2014; 44: 1663–73.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 62.

    Эндрюс-Ханна Дж. Р., Смоллвуд Дж., Спренг РН. Сеть по умолчанию и самогенерируемая мысль: составляющие процессы, динамический контроль и клиническая значимость. Ann N Y Acad Sci. 2014; 1316: 29–52.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 63.

    Вагнер Д.Д., СП Хэксби, Хизертон Т.Ф. Представление знаний о себе и личности в медиальной префронтальной коре. Wiley Interdiscip Rev Cogn Sci. 2012; 3: 451–70.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 64.

    Миллер EK, Cohen JD. Интегративная теория функции префронтальной коры. Annu Rev Neurosci. 2001; 24: 167–202.

    Артикул CAS Google ученый

  • 65.

    Рив М.М., Ван Ройен Дж., Велтман Д.Д., Мэри М.Л., Шене А.Х., Руэ Х.Г. Нейронные корреляты дисфункциональной регуляции эмоций при большом депрессивном расстройстве. Систематический обзор исследований нейровизуализации. Neurosci Biobehav Rev.2013; 37: 2529–53.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 66.

    Петридес М. Боковая префронтальная кора: архитектоническая и функциональная организация. Philos Trans R Soc B Biol Sci. 2005; 360: 781–95.

    Артикул Google ученый

  • 67.

    Бэрд Б., Смоллвуд Дж., Горголевски К.Дж., Маргулис Д.С. Медиальные и боковые сети в передней префронтальной коре поддерживают метакогнитивные способности памяти и восприятия. J Neurosci. 2013; 33: 16657–65.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 68.

    De Martino B, Fleming SM, Garrett N, Dolan RJ. Уверенность в выборе, основанном на ценностях. Nat Neurosci. 2013; 16: 105–10.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 69.

    Hwang JP, Lee TW, Tsai SJ, Chen TJ, Yang CH, Lirng JF и др. Корковые и подкорковые аномалии при депрессии с поздним началом с историей попыток суицида, исследованных с помощью МРТ и морфометрии на основе вокселей. J Geriatr Psychiatry Neurol. 2010; 23: 171–84.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 70.

    Besteher B, Wagner G, Koch K, Schachtzabel C, Reichenbach JR, Schlösser R, et al. Выраженное префронто-височное истончение коры при шизофрении: нейроанатомический коррелят суицидального поведения? Schizophr Res. 2016; 176: 151–7.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 71.

    Райш Т., Зайфриц Э., Эспозито Ф., Уист Р., Валах Л., Мишель К.ФМРТ-исследование душевной боли и суицидального поведения. J влияет на Disord. 2010; 126: 321–5.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 72.

    Миллер А.Б., Маклафлин К.А., Буссо Д.С., Брюк С., Певерилл М., Шеридан М.А. Нейронные корреляты регуляции эмоций и суицидальных мыслей подростков. Биологическая психиатрия Cogn Neurosci Neuroimaging. 2018; 3: 125–32.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 73.

    Pan LA, Hassel S, Segreti AM, Nau SA, Brent DA, Phillips ML. Дифференциальные паттерны активности и функциональной связи нейронных цепей обработки эмоций с сердитыми и счастливыми лицами у подростков с попыткой самоубийства и без нее. Psychol Med. 2013; 43: 2129–42.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 74.

    Каган ЧР, Столяр Т.Е. Косвенное влияние воспринимаемой критики на суицидальные мысли и попытки.Arch Suicide Res. 2017; 21: 438–54.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 75.

    Хамес Дж. Л., Роджерс М. Л., Сильва К., Рибейро Дж. Д., Тил NE, Столяр Т. Е.. Манипуляция социальной изоляцией взаимодействует с приобретенной способностью к самоубийству, чтобы предсказывать самоагрессивное поведение. Arch Suicide Res. 2018; 22: 32–45.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 76.

    Цуцуи К.И., Грабенхорст Ф., Кобаяши С., Шульц В.Динамический код для оценки экономических объектов в нейронах префронтальной коры. Nat Commun. 2016; 7. https://doi.org/10.1038/ncomms12554.

  • 77.

    Ванюков PM, Szanto K, Hallquist MN, Siegle GJ, Reynolds CF, Forman SD, et al. Паралимбическое и латеральное префронтальное кодирование ценности вознаграждения во время интертемпорального выбора при попытке самоубийства. Psychol Med. 2016; 46: 381–91.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 78.

    Домбровски А.Ю., Сзанто К., Зигл Дж. Дж., Уоллес М.Л., Форман С.Д., Саакян Б. и др. Смертельная предусмотрительность: отсроченное дисконтирование вознаграждения различает попытки суицида с высокой и низкой летальностью в пожилом возрасте. Биол Психиатрия. 2011; 70: 138–44.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 79.

    Минзенберг MJ, Lesh T., Niendam T., Yoon JH, Cheng Y, Rhoades RN, et al. Активность лобной моторной коры во время реактивного контроля связана с суицидным поведением в прошлом при недавно начавшейся шизофрении.Кризис. 2015; 36: 363–70.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 80.

    Ли К. Х., Плак Дж., Лекка Н., Хортон А., Уилкинсон И. Д., Вудрафф PWR. Самоповреждение при шизофрении связано с дорсолатеральной префронтальной и задней поясной поясной активностью. Prog Neuro-Psychopharmacol Biol Psychiatry. 2015; 61: 18–23.

    Артикул Google ученый

  • 81.

    Виллумье К., Тейлор Д.В., Амен Д.Г.Снижение церебрального кровотока в лимбической и префронтальной коре при использовании ОФЭКТ в когорте совершенных самоубийств. Перевод Психиатрия. 2011; 1: e28–8.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 82.

    Sublette ME, Milak MS, Galfalvy HC, Oquendo MA, Malone KM, Mann JJ. Региональное потребление глюкозы мозгом отличает людей, пытающихся покончить жизнь самоубийством, от тех, кто не пытается справиться с большой депрессией. Arch Suicide Res. 2013; 17: 434–47.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 83.

    Окендо М.А., Пласиди GPA, Мэлоун К.М., Кэмпбелл С., Кейлп Дж., Бродский Б. и др. Позитронно-эмиссионная томография региональных метаболических ответов мозга на серотонинергический вызов и летальность суицидальных попыток при большой депрессии. Arch Gen Psychiatry. 2003; 60: 14–22.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 84.

    van Heeringen K, Wu GR, Vervaet M, Vanderhasselt MA, Baeken C.Снижение метаболической активности в состоянии покоя в лобно-полярных и теменных областях мозга связано с планами самоубийства у людей с депрессией. J Psychiatr Res. 2017; 84: 243–8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 85.

    Окендо Массачусетс. Импульсивные попытки суицида в сравнении с запланированными: разные фенотипы? J Clin Psychiatry. 2015; 76: 293–4.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 86.

    Гудман М., Хазлетт Э.А., Аведон Дж. Б., Сивер Д. Р., Чу К.В., Нью А.С. Уменьшение объема передней поясной извилины у подростков с пограничным расстройством личности и сопутствующей большой депрессией. J Psychiatr Res. 2011; 45: 803–7.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 87.

    Soloff P, White R, Diwadkar VA. Импульсивность, агрессия и структура мозга у лиц, совершающих попытки самоубийства с высокой и низкой летальностью, с пограничным расстройством личности. Psychiatry Res — Neuroimaging.2014; 222: 131–9.

    Артикул Google ученый

  • 88.

    Колла, Нью-Джерси, Чуккариелло Л., Уилсон А.А., Хоул С., Линкс П., Бэгби Р.М. и др. Повышенный объем распределения моноаминоксидазы-А при пограничном расстройстве личности связан с выраженностью симптомов настроения, суицидальности и когнитивных способностей. Биол Психиатрия. 2016; 79: 117–26.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 89.

    Holmes SE, Hinz R, Conen S, Gregory CJ, Matthews JC, Anton-Rodriguez JM, et al. Повышенный уровень белка транслокатора в передней части поясной извилины при большой депрессии и роль воспаления в суицидальном мышлении: исследование с помощью позитронно-эмиссионной томографии. Биол Психиатрия. 2018; 83: 61–69.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 90.

    Prescot A, Sheth C, Legarreta M, Renshaw PF, McGlade E, Yurgelun-Todd D.Измененная кортикальная гамма-аминомасляная кислота у женщин-ветеранов с суицидальным поведением: половые различия и клинические корреляты. Хронический стресс. 2018; 2. https://doi.org/10.1177/2470547018768771.

  • 91.

    Baek K, Kwon J, Chae JH, Chung YA, Kralik JD, Min JA, et al. Повышенное отвращение к риску и потерям у пациентов с депрессией с историей попыток самоубийства. Научный доклад 2017; 7: 11228.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 92.

    Домбровски А.Ю., Сзанто К., Кларк Л., Рейнольдс К.Ф., Зигл Г.Дж. Сигналы вознаграждения, попытки самоубийства и импульсивность в поздней депрессии. JAMA Psychiatry. 2013; 70: 1020–30.

    Артикул Google ученый

  • 93.

    Uddin LQ, Kinnison J, Pessoa K, Anderson ML. За пределами трехсторонней модели «познание-эмоция-интероцепция» островковой коры головного мозга человека. J Cogn Neurosci. 2014; 26: 16–27.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 94.

    Craig AD. Интероцепция: ощущение физиологического состояния тела. Curr Opin Neurobiol. 2003; 13: 500–5.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 95.

    Сингер Т., Сеймур Б., Доэрти Дж.ПО, Стефан К.Э., Долан Р.Дж., Фрит CD. Эмпатические нейронные реакции модулируются воспринимаемой справедливостью других. Природа. 2006; 439: 466–69.

  • 96.

    Сингер Т., Сеймур Б., О’Догерти Дж., Каубе Х., Долан Р.Дж., Фрит С.Д.Сочувствие к боли включает аффективные, но не сенсорные компоненты боли. Наука. 2004. 303: 1157–62.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 97.

    Форрест Л.Н., Смит А.Р., Уайт Р.Д., Столяр Т.Е. (Dis) connected: Исследование интероцепции у лиц с суицидальностью. J Abnorm Psychol. 2015; 124: 754–63.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 98.

    Brausch AM, Woods SE. Дефицит регуляции эмоций и несуицидальные самоповреждения перспективно предсказывают суицидальные мысли у подростков. Поведение, угрожающее жизни суицидом. 2018. https://doi.org/10.1111/sltb.12478.

  • 99.

    Soloff PH, Pruitt P, Sharma M, Radwan J, White R, Diwadkar VA. Структурные аномалии мозга и суицидальное поведение при пограничном расстройстве личности. J Psychiatr Res. 2012; 46: 516–25.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 100.

    Duarte DGG, Neves M, de CL, Albuquerque MR, Turecki G, Ding Y, de Souza-Duran FL, et al. Структурные аномалии головного мозга у пациентов с биполярным расстройством I типа и суицидальным поведением. Psychiatry Res — Neuroimaging. 2017; 265: 9–17.

    Артикул Google ученый

  • 101.

    Амен Д.Г., Прунелла Дж. Р., Фэллон Дж. Х., Амен Б., Хэнкс С. Сравнительный анализ совершенного самоубийства с использованием спектральной визуализации мозга с высоким разрешением. J Neuropsychiatry Clin Neurosci.2009; 21: 430–9.

    Артикул Google ученый

  • 102.

    Олие Э., Джоллант Ф., Девердун Дж., Де Шампфлер Н.М., Сиприен Ф., Ле Барс Э. и др. Опыт социальной изоляции женщин с суицидными актами в анамнезе: нейровизуализационное исследование. Научный доклад 2017; 7: 1–8.

    Артикул CAS Google ученый

  • 103.

    Savitz J, Harrison NA. Интероцепция и воспаление при психических расстройствах.Биологическая психиатрия Cogn Neurosci Neuroimaging. 2018; 3: 514–24.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 104.

    Canteras NS, Swanson LW. Проекции вентрального субикулума на миндалину, перегородку и гипоталамус: исследование антероградного отслеживания тракта PHAL на крысах. J Comp Neurol. 1992. 324: 180–94.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 105.

    Зола-Морган С. Влияние поражений периринальной коры или парагиппокампа на память у обезьян. Soc Neurosci Abstr. 1994; 9: 4355–70.

    Google ученый

  • 106.

    Патель Д., Анилкумар С., Чаттарджи С., Бувальда Б. Повторяющийся социальный стресс приводит к контрастным паттернам структурной пластичности миндалины и гиппокампа. Behav Brain Res. 2018; 347: 314–24.

    Артикул CAS Google ученый

  • 107.

    Доре Б.П., Родрик О., Бокканьо С., Хаббард А., Вебер Дж., Стэнли Б. и др. Отрицательная автобиографическая память при депрессии отражает повышенную реактивность миндалины и гиппокампа и регуляцию эмоций, связанную с гиппокампом. Биологическая психиатрия Cogn Neurosci Neuroimaging. 2018; 3: 358–66.

    Артикул Google ученый

  • 108.

    Монкул Э.С., Хэтч Дж. П., Николетти М.А., Спенс С., Брамбилла П., Ласерда ALT и др. Фронто-лимбические структуры мозга у суицидных и не суицидальных пациенток с большим депрессивным расстройством.Мол Психиатрия. 2007; 12: 360–6.

    Артикул CAS Google ученый

  • 109.

    Spoletini I, Piras F, Fagioli S, Rubino IA, Martinotti G, Siracusano A, et al. Суицидальные попытки и увеличение объема правой миндалины при шизофрении. Schizophr Res. 2011; 125: 30–40.

    Артикул Google ученый

  • 110.

    Rentería ME, Schmaal L, Hibar DP, Couvy-Duchesne B, Strike LT, Mills NT, et al.Подкорковая структура мозга и суицидальное поведение при большом депрессивном расстройстве: метаанализ рабочей группы ENIGMA-MDD. Перевод Психиатрия. 2017; 7: e1116.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 111.

    Gifuni AJ, Ding Y, Olié E, Lawrence N, Cyprien F, Le Bars E, et al. Объем подкорковых ядер при суицидальном поведении: прилежащее ядро ​​может модулировать летальность действий. Поведение при визуализации мозга. 2016; 10: 96–104.

    Артикул Google ученый

  • 112.

    Lijffijt M, Rourke ED, Swann AC, Zunta-Soares GB, Soares JC. Течение болезни модулирует уменьшение префронтального серого вещества, связанное с суицидальностью, у женщин с биполярным расстройством. Acta Psychiatr Scand. 2014; 130: 374–87.

    Артикул CAS Google ученый

  • 113.

    Колле Р., Чупин М., Кьюри С., Вандендри С., Грессье Ф., Харди П. и др.У лиц, пытающихся совершить самоубийство в депрессии, гиппокамп меньше, чем у пациентов в депрессии без попыток самоубийства. J Psychiatr Res. 2015; 61: 13–18.

    Артикул Google ученый

  • 114.

    Пан Л.А., Рамос Л., Сегрети А.М., Брент Д.А., Филлипс М.Л. Объем правой верхней височной извилины у подростков с суицидальной попыткой в ​​анамнезе. Br J Psychiatry. 2015; 206: 339–40.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 115.

    Soloff PH, Price JC, Meltzer CC, Fabio A, Frank GK, Kaye WH. Связывание с рецептором 5HT2A повышается при пограничном расстройстве личности. Биол Психиатрия. 2007; 62: 580–7.

    Артикул CAS Google ученый

  • 116.

    Маршан В.Р., Ли Дж. Н., Гарн С., Тэтчер Дж., Гейл П., Крайчиц С. и др. Аберрантная эмоциональная обработка в задних кортикальных структурах средней линии при биполярной депрессии II типа. Prog Neuro-Psychopharmacol Biol Psychiatry.2011; 35: 1729–37.

    Артикул Google ученый

  • 117.

    Спренг Р.Н., Мар РА, Ким АСН. Общая нейронная основа автобиографической памяти, поиска, навигации, теории разума и режима по умолчанию: количественный метаанализ. J Cogn Neurosci. 2009; 21: 489–510.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 118.

    Schacter DL, Addis DR, Buckner RL.Вспоминая прошлое, чтобы представить себе будущее: предполагаемый мозг. Nat Rev Neurosci. 2007; 8: 657.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 119.

    Петерс Дж., Бюхель К. Нейронные механизмы межвременного принятия решений: понимание изменчивости. Trends Cogn Sci. 2011; 15: 227–39.

    Артикул Google ученый

  • 120.

    Петерс Дж., Бюхель К.Эпизодическое мышление в будущем снижает дисконтирование задержки вознаграждения за счет усиления префронтально-медиотранспортных взаимодействий. Нейрон. 2010; 66: 138–48.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 121.

    van Erp TGM, Hibar DP, Rasmussen JM, Glahn DC, Pearlson GD, Andreassen OA, et al. Нарушения подкоркового объема головного мозга у 2028 человек с шизофренией и 2540 здоровых людей из контрольной группы через консорциум ENIGMA.Мол Психиатрия. 2015; 21: 1–7.

  • 122.

    Schmaal L, Veltman DJ, Van Erp TGM, Smann PG, Frodl T, Jahanshad N, et al. Подкорковые изменения мозга при большом депрессивном расстройстве: результаты рабочей группы ENIGMA Major Depressive Disorder. Мол Психиатрия. 2016; 21: 806–12.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 123.

    Hibar DP, Westlye LT, Van Erp TGM, Rasmussen J, Leonardo CD, Faskowitz J, et al.Подкорковые объемные аномалии при биполярном расстройстве. Мол Психиатрия. 2016; 21: 1710–6.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 124.

    Cummings JL. Фронтально-подкорковые цепи и поведение человека. Arch Neurol. 1993; 50: 873–80.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 125.

    Брахт Т., Линден Д., Кидвелл П.Обзор изменений микроструктуры белого вещества путей цепи вознаграждения при депрессии. J влияет на Disord. 2015; 187: 45–53.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 126.

    Featherstone RE, McDonald RJ. Дорсальное полосатое тело и обучение реакции на стимулы: поражения дорсолатерального, но не дорсомедиального, полосатого тела препятствуют усвоению инструментальной задачи различения, основанной на стимуле-ответе, при сохранении условного обучения предпочтению места.Неврология. 2004. 124: 23–31.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 127.

    Alitto HJ, Usrey WM. Кортикоталамическая обратная связь и сенсорная обработка. Curr Opin Neurobiol. 2003; 13: 440–5.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 128.

    Домбровски А.Ю., Зигле Дж.Дж., Сзанто К., Кларк Л., Рейнольдс К.Ф., Айзенштейн Х.Искушение самоубийства: полосатое серое вещество, скидка на отложенное вознаграждение и попытки самоубийства в поздней депрессии. Psychol Med. 2012; 42: 1203–15.

    Артикул CAS Google ученый

  • 129.

    Vang FJ, Ryding E, Träskman-Bendz L, van Westen D, Lindström MB. Размер базальных ганглиев у самоубийц и его связь с темпераментом и плотностью переносчиков серотонина. Psychiatry Res — Neuroimaging. 2010; 183: 177–9.

    Артикул Google ученый

  • 130.

    Най Дж. А., Пурсель Д., Плиссон С., Фолл Р. Дж., Стехувер Дж. С., Вотоу Дж. Р. и др. Снижение потенциала связывания ствола мозга и скорлупы у лиц, пытающихся покончить жизнь самоубийством с депрессией, с использованием изображений домашних животных [11C] -zient. Подавить тревогу. 2013; 30: 902–7.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 131.

    Ryding E, Ahnlide JA, Lindström M, Rosén I, Träskman-Bendz L.Региональная способность к связыванию серотонина и переносчика дофамина в головном мозге у самоубийц связана с импульсивностью и умственной энергией. Psychiatry Res — Neuroimaging. 2006; 148: 195–203.

    Артикул CAS Google ученый

  • 132.

    Yeh YW, Ho PS, Chen CY, Kuo SC, Liang CS, Yen CH, et al. Суицидальные мысли модулируют снижение доступности транспортера серотонина у мужчин-призывников с большой депрессией: исследование 4- [18F] -ADAM PET.World J Biol Psychiatry. 2015; 16: 502–12.

    Артикул Google ученый

  • 133.

    Lopez-Larson M, King JB, McGlade E, Bueler E, Stoeckel A, Epstein DJ, et al. Увеличенные объемы таламуса и повышенная фракционная анизотропия таламического излучения у ветеранов с суицидальным поведением. Фронтальная психиатрия. 2013; 4: 1–13.

    Артикул Google ученый

  • 134.

    Маршан В.Р., Ли Дж. Н., Гарн С., Тэтчер Дж., Гейл П., Крайчиц С. и др.Активация полосатого тела и кортикальной средней линии и взаимосвязь, связанные с суицидальными идеями и депрессией при биполярном расстройстве II типа. J влияет на Disord. 2011; 133: 638–45.

    Артикул Google ученый

  • 135.

    Kim YJ, Park HJ, Jahng GH, Lee SM, Kang WS, Kim SK, et al. Пилотное исследование дифференциальной активации мозга суицидальными средствами и метилирования ДНК гена CACNA1C у пациентов с суицидальными попытками. Psychiatry Res. 2017; 255: 42–48.

    Артикул CAS Google ученый

  • 136.

    Ричард-Девантуа С., Олие Э., Гийом С., Курте П. Принятие решений при попытках однополярного или биполярного суицида. J влияет на Disord. 2016; 190: 128–36.

    Артикул Google ученый

  • 137.

    Маршанд В. Р., Ли Дж. Н., Джонсон С., Тэтчер Дж., Гейл П., Вуд Н. и др. Стриатальные и корковые срединные цепи при большой депрессии: последствия для суицида и выражения симптомов. Prog Neuro-Psychopharmacol Biol Psychiatry. 2012; 36: 290–9.

    Артикул Google ученый

  • 138.

    Стенд MCA, Rolls ET. Визуально-инвариантные представления знакомых объектов нейронами нижней височной зрительной коры. Cereb Cortex. 1998. 8: 510–23.

    Артикул CAS Google ученый

  • 139.

    Haxby JV, Hoffman EA, Gobbini MI. Распределенная нейронная система человека для восприятия лица. Trends Cogn Sci. 2000. 4: 223–233.

  • 140.

    Ховард Ма, Волков И.О., Мирский Р., Гарелл П.К., Но М.Д., Граннер М. и др.Слуховая кора на задней верхней височной извилине человека. J Comp Neurol. 2000; 416: 79–92.

    Артикул CAS Google ученый

  • 141.

    Агилар Э.Дж., Гарсия-Марти Дж., Марти-Бонмати Л., Лулл Дж. Дж., Мораталь Д., Эскарти М.Дж. и др. Структурные изменения левой орбитофронтальной и верхней височной извилин, связанные с суицидальным поведением у пациентов с шизофренией. Prog Neuro-Psychopharmacol Biol Psychiatry. 2008. 32: 1673–6.

    Артикул CAS Google ученый

  • 142.

    Audenaert K, Goethals I, Van laere K, Lahorte P, Brans B, Versijpt J, et al. Процедура нейропсихологической активации Spect с тестом на беглость речи у пациентов с попытками суицида. Nucl Med Commun. 2002; 23: 907–16.

    Артикул Google ученый

  • 143.

    Мотояма Х., Хиситани С. Механизм мозга, уменьшающий яркость негативных образов. Сознательное познание. 2016; 39: 59–69.

    Артикул Google ученый

  • 144.

    Фэн Ч., Ян X, Хуанг В., Хан С., Ма Й. Нейронные репрезентации многомерного Я в структурах кортикальной средней линии. Нейроизображение. 2018; 183: 291–9.

    Артикул Google ученый

  • 145.

    Peng H, Wu K, Li J, Qi H, Guo S, Chi M и др. Увеличение числа попыток суицида у молодых пациентов с депрессией с аномальным объемом серого вещества височно-теменно-лимбической области. J влияет на Disord. 2014; 165: 69–73.

    Артикул Google ученый

  • 146.

    Кеведо К., Нг Р., Скотт Х., Мартин Дж., Смида Дж., Кинер М. и др. Нейробиология распознавания лица у депрессивных подростков с низким или высоким уровнем суицидальности. J Abnorm Psychol. 2016; 125: 1185–1200.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 147.

    Адамашек М., Д’Агата Ф., Ферруччи Р., Хабас С., Кеулен С., Киркби К.С. и др. Консенсусный документ: мозжечок и эмоции. Мозжечок. 2017; 16: 552–76.

    Артикул CAS Google ученый

  • 148.

    Womer FY, Wang F, Chepenik LG, Kalmar JH, Spencer L, Edmiston E, et al. Половой диморфизм морфологии червя при биполярном расстройстве. Биполярное расстройство. 2009. 11: 753–8.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 149.

    Ли Й.Дж., Ким С., Гвак А.Р., Ким С.Дж., Кан С.Г., На К.С. и др. Уменьшение регионального объема серого вещества у лиц, пытающихся покончить жизнь самоубийством, по сравнению с теми, кто не пытается совершить самоубийство, с серьезными депрессивными расстройствами.Компр Психиатрия. 2016; 67: 59–65.

    Артикул Google ученый

  • 150.

    Ballard ED, Lally N, Nugent AC, Furey ML, Luckenbaugh DA, Zarate CA. Нейронные корреляты суицидных мыслей и их снижения при депрессии. Int J Neuropsychopharmacol. 2015; 18: 1–6.

    Google ученый

  • 151.

    Ордаз С.Дж., Гойер М.С., Хо Т.К., Сингх М.К., Готлиб И.Х. Сетевая основа суицидальных мыслей у депрессивных подростков.J влияет на Disord. 2018; 226: 92–99.

    Артикул Google ученый

  • 152.

    Du L, Zeng J, Liu H, Tang D, Meng H, Li Y, et al. Фронто-лимбическое разъединение у пациентов с депрессией и суицидными идеями: исследование функциональной связи в состоянии покоя. J влияет на Disord. 2017; 215: 213–7.

    Артикул Google ученый

  • 153.

    Чжан С., Чен Дж. М., Куанг Л., Цао Дж., Чжан Х., Ай М. и др.Связь между аномальной сетевой активностью по умолчанию и суицидальностью у подростков с депрессией. BMC Psychiatry. 2016; 16: 1–10.

    Артикул CAS Google ученый

  • 154.

    Болье К. Основы анизотропной диффузии воды в нервной системе — технический обзор. ЯМР Биомед. 2002; 15: 435–55.

    Артикул Google ученый

  • 155.

    Махон К., Бурдик К.Е., Ву Дж., Ардекани Б.А., Шешко П.Р.Связь между суицидальностью и импульсивностью при биполярном расстройстве I: исследование с визуализацией тензора диффузии. Биполярное расстройство. 2012; 14: 80–89.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 156.

    Cyprien F, de Champfleur NM, Deverdun J, Olié E, Le Bars E, Bonafé A, et al. На целостность мозолистого тела влияют расстройства настроения, а также история попыток самоубийства: исследование с помощью визуализации с помощью тензора диффузии. J влияет на Disord.2016; 206: 115–24.

    Артикул Google ученый

  • 157.

    Lischke A, Domin M, Freyberger HJ, Grabe HJ, Mentel R, Bernheim D, et al. Структурные изменения мозолистого тела связаны с суицидальным поведением у женщин с пограничным расстройством личности. Front Hum Neurosci. 2017; 11: 1–10.

    Артикул Google ученый

  • 158.

    Лэрд А.Р., Фокс П.М., Айкхофф С.Б., Тернер Дж.А., Рэй К.Л., Маккей ДР.Поведенческие интерпретации внутренних сетей связи. J Cogn Neurosci. 2011; 23: 4022–37.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 159.

    Кан С.Г., На К.С., Чой Дж. У., Ким Дж. Х., Сон Ю. Д., Ли Й. Дж. Функциональная связь миндалевидного тела в состоянии покоя у лиц, совершающих суицидальные попытки, с большим депрессивным расстройством. Prog Neuro-Psychopharmacol Biol Psychiatry. 2017; 77: 222–7.

    Артикул Google ученый

  • 160.

    Quevedo K, Ng R, Scott H, Kodavaganti S, Smyda G, Diwadkar V и др. Функциональная связь вентрального стриатума во время поощрений и потерь, а также симптоматика у пациентов с депрессией. Biol Psychol. 2017; 123: 62–73.

    Артикул Google ученый

  • 161.

    Kim K, Kim SW, Myung W, Han CE, Fava M, Mischoulon D, et al. Снижение орбитофронтально-таламической функциональной связи, связанное с суицидными мыслями у пациентов с большим депрессивным расстройством.Научный доклад 2017; 7: 15772.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 162.

    Myung W, Han CE, Fava M, Mischoulon D, Papakostas GI, Heo JY, et al. Снижение лобно-подкорковой связи белого вещества в сочетании с суицидальными идеями при большом депрессивном расстройстве. Перевод Психиатрия. 2016; 6: e835–8.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 163.

    Bijttebier S, Caeyenberghs K, van den Ameele H, Achten E, Rujescu D, Titeca K и др. Уязвимость к суицидальному поведению связана с пониженной силой связи. Front Hum Neurosci. 2015; 9. https://doi.org/10.3389/fnhum.2015.00632.

  • 164.

    Jia Z, Huang X-Q, Wu Q-Z, Zhang T-J, Lui S, Zhang J, et al. Высокопольная магнитно-резонансная томография суицидальности у пациентов с большим депрессивным расстройством. Am J Psychiatry. 2010. 167: 1381–90.

    Артикул Google ученый

  • 165.

    Цзя З, Ван Й, Хуанг Х, Куанг В., Ву Цзинь, Луи С. и др. Нарушение лобно-таламического контура у суицидных пациентов с депрессией, выявленное с помощью тензорной диффузной визуализации на 3,0 T.J Psychiatry Neurosci. 2014; 39: 170–7.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 166.

    Бресслер С.Л., Менон В. Крупномасштабные сети мозга в познании: новые методы и принципы. Trends Cogn Sci. 2010; 14: 277–90.

    Артикул Google ученый

  • 167.

    Цао Дж., Чен Х, Чен Дж., Ай М., Ган И, Ван В. и др. Функциональная МРТ в состоянии покоя аномальной исходной мозговой активности у молодых депрессивных пациентов с суицидным поведением и без него. J влияет на Disord. 2016; 205: 252–63.

    Артикул Google ученый

  • 168.

    Olvet DM, Peruzzo D, Thapa-Chhetry B, Sublette ME, Sullivan GM, Oquendo MA, et al. Исследование с помощью тензорной диффузионной визуализации покушающихся на самоубийство. J Psychiatr Res. 2014; 51: 60–67.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 169.

    Минзенберг М., Леш Т., Ниндам Т., Юн Дж., Ченг И., Роадс Р. и др. Связанная с конфликтом функциональная связность передней поясной извилины связана с прошлыми суицидными мыслями и поведением при недавно начавшейся шизофрении. J Psychiatr Res. 2015; 65: 95–101.

    Артикул Google ученый

  • 170.

    Минзенберг MJ, Lesh T., Niendam T, Yoon JH, Cheng Y, Rhoades R, et al.Связанная с конфликтом функциональная связь передней поясной извилины связана с прошлыми суицидными мыслями и поведением при недавно начавшихся серьезных психотических расстройствах. J Neuropsychiatry Clin Neurosci. 2016; 28: 95–101.

    Артикул Google ученый

  • 171.

    Джейн А.С., Фермер С., Пичатка А.Л., Фредерик Б.Д.Б., Лукас С.Е. Связь между островком и дорсальной передней поясной извилиной корой связана с повышенной реактивностью мозга на сигналы курения. Нейропсихофармакология.2015; 40: 1561–8.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 172.

    Giesecke T, Gracely RH, Williams DA, Geisser ME, Petzke FW, Clauw DJ. Взаимосвязь между депрессией, клинической болью и экспериментальной болью в когорте хронической боли. Rheum артрита. 2005. 52: 1577–84.

    Артикул Google ученый

  • 173.

    Стивенс Ф., Херли Р., Табер К.Передняя поясная кора: уникальная роль в познании и эмоциях. J Neuropsychiatry Clin Neurosci. 2011; 23: 121–5.

    Артикул Google ученый

  • 174.

    Gasquoine PG. Вклад островка в познание и эмоции. Neuropsychol Rev.2014; 24: 77–87.

    Артикул Google ученый

  • 175.

    Menon V, Uddin LQ. Важность, переключение, внимание и контроль: сетевая модель функции островка.Функция структуры мозга. 2010. 214: 655–67.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 176.

    Nieuwenhuys R. Островная кора. Обзор. 1-е изд. Elsevier B.V .; 2012. https://doi.org/10.1016/B978-0-444-53860-4.00007-6.

  • 177.

    Deshpande G, Baxi M, Witte T, Robinson JL. Нейронная основа приобретенной способности к самоубийству. Фронтальная психиатрия. 2016; 7: 1–19.

    Артикул CAS Google ученый

  • 178.

    Goulden N, Khusnulina A, Davis NJ, Bracewell RM, Bokde AL, McNulty JP, et al. Сеть значимости отвечает за переключение между сетью режима по умолчанию и центральной исполнительной сетью: репликация из DCM. Нейроизображение. 2014; 99: 180–90.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 179.

    Чжоу Й., Фристон К.Дж., Зейдман П., Чен Дж., Ли С., Рази А. Иерархическая организация сетей по умолчанию, дорсального внимания и значимости у подростков и молодых людей.Cereb Cortex. 2018; 28: 726–37.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 180.

    Шридхаран Д., Левитин Д., Менон В. Критическая роль правой лобно-островковой коры в переключении между центрально-исполнительной сетью и сетью по умолчанию. Proc Natl Acad Sci USA. 2008; 105: 12569–74.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 181.

    Cox Lippard ET, Johnston JAY, Spencer L, Quatrano S, Fan S, Sankar A, et al.Предварительное исследование структуры серого и белого вещества и продольных структурных изменений лобных систем, связанных с будущими попытками суицида у подростков и молодых людей с расстройствами настроения. J влияет на Disord. 2019; 245: 1139–48.

  • 182.

    Wilkinson ST, Sanacora G. Кетамин: потенциальный антисуицидный агент быстрого действия? Подавить тревогу. 2016; 33: 711–7.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 183.

    Cipriani A, Hawton K, Stockton S, Geddes JR. Литий в профилактике суицида при расстройствах настроения: обновленный систематический обзор и метаанализ. BMJ. 2013; 346: f3646.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 184.

    Аль-Джурди Р.К., Суонн А., Мэтью С.Дж. Психофармакологические агенты и снижение риска суицида: кетамин и другие подходы. Curr Psychiatry Rep. 2015; 17. https://doi.org/10.1007/s11920-015-0614-9.

  • 185.

    Kundu P, Benson BE, Rosen D, Frangou S, Leibenluft E, Luh W-M и др. Интеграция функциональной активности мозга от подросткового до взрослого возраста. J Neurosci. 2018; 38: 1864–17.

    Артикул Google ученый

  • 186.

    Кочунов П., Глан Д.К., Ланкастер Дж., Томпсон П.М., Кочунов В., Роджерс Б. и др. Фракционная анизотропия белого вещества головного мозга и толщина серого вещества коры на протяжении жизни. Нейроизображение. 2011; 58: 41–49.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 187.

    Фан С., Липпард Э., Санкар А., Уоллес А., Джонстон Дж., Ван Ф. и др. Различия в сером и белом веществе у подростков и молодых людей с предшествующими попытками самоубийства из-за биполярного и большого депрессивного расстройства. J влияет на Disord. 2019; 245: 1089–97.

  • 188.

    Fox KR, Millner AJ, Mukerji CE, Nock MK. Изучение роли секса в самоповреждающих мыслях и поведении.Clin Psychol Rev.2017; 66: 0–1.

    CAS Google ученый

  • 189.

    Олфсон М., Бланко С., Уолл М., Лю С.М., Саха Т.Д., Пикеринг Р.П. и др. Национальные тенденции суицидальных попыток среди взрослого населения США. JAMA Psychiatry. 2017; 74: 1095–103.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 190.

    Чой Н.Г., ДиНитто Д.М., Марти С.Н., Каплан М.С., Конвелл Ю.Средство самоубийства среди умерших в возрасте 50+ лет, 2005–2014 гг .: тенденции и связи с социально-демографическими и провоцирующими факторами. Am J Geriatr Psychiatry. 2017; 25: 1404–14.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 191.

    Каплан М.С., МакФарланд Б.Х., Хугет Н. Характеристики взрослых мужчин и женщин, совершивших самоубийство с применением огнестрельного оружия: данные Национальной системы сообщений о насильственной смерти. Inj Prev. 2009; 15: 322–7.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 192.

    Hedegaard H, Curtin S, Warner M. Самоубийственная смертность в США, 1999-2017 гг. Краткий обзор данных NCHS. 2018; 330: 1–8.

    Google ученый

  • 193.

    Нери-Фернандес Ф., Роча М.В., Яковски А., Ладейя Дж., Гимарайнш Дж. Л., Quarantini LC и др. Уменьшение площади заднего мозолистого тела у суицидальных и не суицидальных пациентов с биполярным расстройством. J влияет на Disord. 2012; 142: 150–5.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 194.

    Габбай V, Брэдли К.А., Мао X, Островер Р., Канг Г., Шунгу, округ Колумбия. Дефицит γ-аминомасляной кислоты в передней части поясной коры головного мозга у молодых людей с депрессией. Перевод Психиатрия. 2017; 7. https://doi.org/10.1038/tp.2017.187.

  • 195.

    Soloff PH, Meltzer CC, Becker C, Greer PJ, Kelly TM, Constantine D. Импульсивность и префронтальный гипометаболизм при пограничном расстройстве личности. Psychiatry Res. 2003. 123: 153–63.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 196.

    Soloff PH, Chiappetta L, Мейсон Н.С., Беккер К., Прайс Дж. Влияние связывания рецептора серотонина-2А и пола на личностные черты и суицидальное поведение при пограничном расстройстве личности. Psychiatry Res. 2014; 222: 140–8.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 197.

    Эрлих С., Ноам Г.Г., Лю И.К., Квон Б.Дж., Кларк М.А., Реншоу П.Ф. Гиперинтенсивность белого вещества и их связь с суицидальностью у детей и подростков, госпитализированных в психиатрическую больницу.J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2004; 43: 770–6.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 198.

    Чейз Х.В., Сегрети А.М., Келлер Т.А., Черкасский В.Л., Джаст М.А., Пан Л.А. и др. Изменения функциональной связи и внутренней активности в поясной коре головного мозга суицидальных идеаторов. J влияет на Disord. 2017; 212: 78–85.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 199.

    ди Джакомо Э., Краус М., Колменья Ф., Аспези Ф., Клеричи М. Оценка риска попытки самоубийства среди молодых сексуальных меньшинств: систематический обзор и метаанализ. JAMA Pediatr. 2018; 172: 1145–52.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 200.

    Мюллер С., Де Кайпере Дж., Т’Сйоэн Г. Трнасгендерные исследования в 21 веке: выборочный критический обзор с нейрокогнитивной точки зрения. Am J Psychiatry.2017; 174: 1155–62.

    Артикул Google ученый

  • 201.

    Woo CW, Chang LJ, Lindquist MA, Wager TD. Создание лучших биомаркеров: модели мозга в трансляционной нейровизуализации. Nat Neurosci. 2017; 20: 365–77.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 202.

    Duyn JH. Будущее сверхвысокопольной МРТ и фМРТ для изучения человеческого мозга.Нейроизображение. 2012; 62: 1241–8.

    Артикул Google ученый

  • 203.

    Courtet P, Giner L, Seneque M, Guillaume S, Olie E, Ducasse D. Нейровоспаление при самоубийстве: к всеобъемлющей модели. World J Biol Psychiatry. 2016; 17: 564–86.

    Артикул Google ученый

  • 204.

    Окендо М.А., Салливан Г.М., Судол К., Бака-Гарсия Э., Стэнли Б.Х., Сублетт М.Э. и др. К биоподпись за самоубийство.Am J Psychiatry. 2014; 171: 1259–77.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 205.

    Секейра А., Мамдани Ф., Эрнст К., Фоутер М.П., ​​Банни В.Е., Лебель В. и др. Глобальный анализ экспрессии генов мозга связывает глутаматергические и ГАМКергические изменения с суицидом и большой депрессией. PLoS ONE. 2009; 4: 21–23.

    Артикул CAS Google ученый

  • 206.

    Zhao J, Verwer RWH, Gao SF, Qi XR, Lucassen PJ, Kessels HW и др. Префронтальные изменения экспрессии ГАМКергических и глутаматергических генов в связи с депрессией и суицидом. J Psychiatr Res. 2018; 102: 261–74.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 207.

    Поултер МО. Измененная организация экспрессии мРНК рецептора GABAA в депрессивном мозге суицида. Front Mol Neurosci. 2010; 3: 1–10.

    Артикул CAS Google ученый

  • 208.

    Lebowitz E, Blumberg H, Silverman W. Отрицательные социальные взаимодействия сверстников и уровни окситоцина, связанные с суицидальными идеями у тревожной молодежи. J влияет на Disord. 2018; 245: 806–11. в прессе

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • 209.

    Миранда Р., Нолен-Хуксема С. Размышления и размышления: размышления предсказывают суицидальные мысли при последующем наблюдении в течение 1 года в выборке сообщества. Behav Res Ther. 2007; 45: 3088–95.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 210.

    Williams JMG, Van Der Does AJW, Barnhofer T, Crane C, Segal ZS. Когнитивная реактивность, суицидальные мысли и беглость речи в будущем: предварительное исследование дифференциальной теории активации безнадежности / суицидальности. Cogn Ther Res. 2008. 32: 83–104.

    Артикул Google ученый

  • 211.

    Ауэрбах Р.П., Миллнер А.Дж., Стюарт Дж.Г., Эспозито Э.С. Выявление различий между подростками, находящимися в депрессивном состоянии и пытающимися совершить самоубийство. J влияет на Disord.2015; 186: 127–33.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 212.

    Peyre H, Hoertel N, Stordeur C, Lebeau G, Blanco C, McMahon K, et al. Факторы, способствующие и результаты психического здоровья первой попытки суицида в детстве и подростковом возрасте. J Clin Psychiatry. 2015; 78: e622.

    Артикул Google ученый

  • 213.

    Björkenstam C, Kosidou K, Björkenstam E.Детские невзгоды и риск суицида: когортное исследование 548721 подростков и молодых людей в Швеции. BMJ. 2017; 357: j1334.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 214.

    van Harmelen A-L, van Tol M-J, van der Wee NJA, Veltman DJ, Aleman A, Spinhoven P, et al. Уменьшение объема медиальной префронтальной коры у взрослых, сообщающих о жестоком эмоциональном обращении в детстве. Биол Психиатрия. 2010; 68: 832–8.

    Артикул Google ученый

  • 215.

    Ван Хармелен А.Л., Хаубер К., Мур Б.Г., Спинховен П., Бун А.Е., Крон Е.А. и др. Тяжесть эмоционального жестокого обращения в детстве связана с реакцией дорсальной медиальной префронтальной коры головного мозга на социальную изоляцию у молодых людей. PLoS ONE. 2014; 9: e85107.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 216.

    Баттон К, Иоаннидис Дж., Мокрыш С., Носек Б., Флинт Дж., Робинсон Э. и др. Сбой питания: почему небольшой размер выборки подрывает надежность нейробиологии.Nat Rev Neurosci. 2013; 14: 365–75.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 217.

    Фишер Х. Ф., Роуз М. Снижение оценок по общей метрике: сравнение оценки EAP, вероятного вменения значений и полного байесовского моделирования IRT. Multivar Behav Res. 2018; 54: 85–99.

    Артикул Google ученый

  • Влияние суицидальных мыслей и построений теории запланированного поведения на суицидальные намерения у женщин: подход к моделированию структурного уравнения | BMC Psychiatry

    В настоящем исследовании более одной трети женщин имели ту или иную степень суицидальных мыслей.Результаты SEM показали, что суицидальные мысли, PBC и отношение к суициду оказали значительное влияние на суицидальные намерения, в то время как субъективные нормы не играли существенной роли.

    Как упоминалось ранее, в этом исследовании 37,4% женщин сообщили о некоторой степени суицидальных мыслей. Результаты межнационального исследования, проведенного в 17 странах из разных частей мира, показали, что распространенность суицидных мыслей в течение всей жизни составляла 9,2% [22]. В двух исследованиях, проведенных в центральной и южной частях Ирана, сообщалось о суицидальных мыслях у 12 человек.8 и 10% у женщин [23, 24]. Результат настоящего исследования по сравнению с другими исследованиями, проведенными в Иране и других частях мира, показывает, что распространенность суицидальных мыслей в нашей выборке значительна [3, 23, 25]. В целом, многие исследования показали, что суицидальные мысли у женщин выше, чем у мужчин. Например, обследование сообществ в 21 стране показало, что 12-месячная распространенность суицидальных мыслей была выше у женщин, чем у мужчин [26].

    В настоящем исследовании мы использовали TPB в качестве платформы и концептуальной основы исследования, в которое была добавлена ​​переменная суицидальных мыслей.Теория запланированного поведения предлагается для прогнозирования поведенческих намерений [27]. Фактически, эта теория не может напрямую предсказать, насколько человек склонен к самоубийству. TPB предполагает, что установки, субъективные нормы и предполагаемый поведенческий контроль могут предсказать поведенческие намерения [15]. В дополнение к этим переменным, мы также оценили роль суицидальных мыслей в суицидальных намерениях, согласно исследованию Джорджа [14]. Айзен предположил, что TPB можно использовать для понимания уровней суицидальных мыслей и намерений людей [27].Несколько исследований показали, что нам необходимо выйти за рамки клинических и демографических факторов и перейти к более глубокому пониманию суицида [28]. По предложению Джорджа, исследователи должны объединить подходы к оценке суицидальных намерений, такие как интеграция выявленных переменных в прошлых исследованиях с социальными и когнитивными влияниями [14]. Использование TPB может способствовать пониманию суицидальных мыслей и поведения в отношении отношения и убеждений в результате, связанных с суицидным поведением, давлением или влиянием других важных лиц, а также воспринимаемого контроля над способностью преодолевать суицидальные намерения.В этом исследовании, используя TPB, интегрированный с суицидальными идеями, мы попытались оценить влияние психологических и социальных факторов, ограниченных рамками TPB, на суицидальные намерения.

    Результаты показали, что суицидальные мысли сильно влияют на суицидальные намерения. Результаты исследования показали, что текущие суицидальные мысли составляют 56% дисперсии текущих суицидальных намерений [20]. Континуум суицидального поведения включает желание смерти, суицидальные мысли, суицидальные попытки и самоубийство [29].Также известно, что суицидальные мысли являются лучшим предиктором попытки, а последующая попытка является предиктором самоубийства [30]. Бек и Вейшаар определили суицидальные мысли и намерения как важные предикторы самоубийства [31]. Те, кто демонстрируют стойкие суицидальные мысли с высоким намерением умереть, имеют высокий риск повторной попытки самоубийства [32].

    Результаты показали, что КПБ и отношение после суицидальных мыслей оказали значительное влияние на суицидальные намерения, но субъективные нормы не оказали значительного влияния.Результаты исследования показали, что отношение к самоубийству, субъективным нормам и воспринимаемому поведенческому контролю составляет 49% дисперсии в текущих суицидных идеях, в то время как PBC составляет 43% дисперсии, отношение объясняет дополнительные 6% дисперсии, субъективные нормы суицида составили менее 1% дисперсии [14]. В одном исследовании расширенные переменные TPB объяснили почти 50% дисперсии, связанной с намерением умышленно причинить себе вред [16]. В упомянутом исследовании самоэффективность, отношение и моральные нормы были важными предикторами суицидального намерения, в то время как субъективные нормы и ожидаемый аффект не играли роли в прогнозировании суицидального намерения [16].Мэтисон обнаружил, что КПБ, отношение к самоубийству и субъективные нормы составляют 72% дисперсии, связанной с суицидальными намерениями. Хотя все три конструкции TPB были статистически значимыми, наибольшая доля приходилась на PBC, в то время как субъективные нормы играли очень небольшую роль в прогнозировании суицидального намерения [15]. ПБЦ в этом исследовании, согласующемся с другими исследованиями, оказал значительное влияние на суицидальные намерения [14,15,16], однако добавление суицидальных мыслей в качестве сильнейшего предиктора суицидных намерений к TPB уменьшило роль ПБЦ в прогнозировании суицидных намерений.Исследование показало, что отношение к снисходительности к попыткам самоубийства у женщин было значительно выше, чем у мужчин, согласно которому женщины примерно в три раза чаще, чем мужчины, проявляли снисходительное отношение [33]. В литературе упоминается феномен, называемый гендерным парадоксом при самоубийстве, согласно которому мужчины имеют более низкие уровни суицидальных мыслей, но используют более смертоносные методы самоубийства и убивают себя в три-четыре раза чаще, чем женщины, тогда как женщины демонстрируют более высокие уровни суицидальных мыслей и попыток самоубийства. [34].Факты показывают, что женщины, пытающиеся покончить жизнь самоубийством, с меньшей вероятностью умирают, поэтому они обычно выбирают методы с меньшей летальностью. Это зависит от отношения людей к самоубийству [35,36,37]. Согласно качественному исследованию, женщины пытаются покончить жизнь самоубийством по причинам, не связанным со смертью, и, с их точки зрения, самоубийство является средством избавления от проблем или удовлетворения скрытых желаний [8]. Есть также свидетельства того, что люди, которые более склонны к самоубийству, также демонстрируют более высокий уровень суицидальных мыслей [38]. Несмотря на это, очень мало исследований посвящено суицидальному поведению у женщин или попыткам изучить сложные взаимосвязи между полом и суицидным поведением [39].Одна из причин снижения суицидальных вложений в женщин, вероятно, заключается в том, что официальная статистика в большинстве стран сосредоточена на самоубийствах и игнорирует суицидальные мысли и намерения, которые более распространены среди женщин [40]. Таким образом, такие исследования, как настоящее исследование, в которых изучаются суицидальные намерения и связанные с ними факторы, такие как отношение к самоубийству у женщин, могут предоставить соответствующие знания о статусе суицидальных намерений у женщин.

    В настоящем исследовании субъективные нормы не играли существенной роли в прогнозировании суицидальных намерений.Чтобы изучить субъективную норму, участникам было предложено оценить влияние взглядов четырех групп — друзей, супругов, членов семьи и религиозных лидеров — на их суицидальные мысли. В случае самоубийства субъективная норма, основанная на нескольких исследованиях, проведенных с использованием TPB, сыграла небольшую роль в прогнозировании суицидальных намерений [14,15,16].

    Это исследование имело некоторые ограничения, которые необходимо учитывать при интерпретации результатов исследования. Это исследование проводилось только на женщинах, что делает невозможным обобщение результатов на мужчин.Еще одним ограничением исследования было то, что люди, которые, вероятно, имели намерение и решение умереть, но недооценили свое намерение сообщить об этом в настоящем исследовании. Кроме того, в настоящем исследовании мы оценивали только влияние суицидальных мыслей и построений теории запланированного поведения, включая отношение, субъективные нормы и воспринимаемый поведенческий контроль, на суицидальные намерения, а роль других контекстуальных, индивидуальных и социальных факторов не изучалась. Тем не менее, это исследование дало важные результаты относительно непосредственной роли суицидальных мыслей в суицидальных намерениях.Кроме того, применение суицидальных мыслей в концептуальной структуре TPB показало, что включение этой переменной в теорию еще больше увеличивает предсказательную силу суицидальных намерений. Однако у настоящего исследования есть и другие сильные стороны. Во-первых, мы использовали большой размер выборки, который может дать более точные оценки. Во-вторых, очень высокий процент ответов (89%) наряду со случайно выбранной выборкой снизил вероятность систематической ошибки отбора.

    Границы | Нейровизуализационные исследования суицидального поведения и несуицидных самотравм у психиатрических пациентов: систематический обзор

    Введение

    Преднамеренное самоповреждение бросает вызов внутреннему стремлению человека к самосохранению.Однако как суицидальное поведение (SB), так и несуицидальные самоповреждения (NSSI) удивительно распространены среди населения (1). Ежегодно более 800 000 человек во всем мире совершают самоубийства (2). Фактически, самоубийство является второй по значимости причиной смерти среди людей в возрасте от 15 до 29 лет (2), к тому же оно все чаще рассматривается как проблема общественного здравоохранения как в развитых, так и в развивающихся странах. Следовательно, срочно необходимы более совершенные стратегии прогнозирования, предотвращения и вмешательства.

    По оценкам, на каждое завершенное самоубийство приходится от 10 до 20 попыток (3).Распространенность СБ в течение жизни составляет 9,2% для суицидальных мыслей, 3,1% для суицидальных планов и 2,7% для попыток самоубийства (4). Примечательно, что распространенность NSSI в течение жизни оценивается от 4 до 6% (включая саморезы, укусы или ожоги) в выборках взрослого населения (5, 6), но она значительно выше у подростков (14–47%) (7–4). 9) и клинических образцов (21–61%) (5).

    Этиология SB и NSSI сложна, а знания об их основных нейробиологических механизмах ограничены (10). Несколько биологических путей вовлечены в развитие и прогрессирование NSSI и SB.В частности, эндогенный дефицит опиоидов и измененные уровни эндоканнабиноидов в мозге были связаны с депрессией, тревогой и расстройствами, связанными с суицидом (11, 12). Исторически сложилось так, что изучение NSSI и SB затруднялось из-за их поведенческой природы и распространенного предположения, что такое поведение является симптомами или следствием других основных психических расстройств (13). Следовательно, несмотря на их предотвратимый характер, трудно вовремя выявить суицидальные тенденции, чтобы предотвратить летальный исход, поскольку наиболее распространенный метод оценки риска состоит в том, чтобы спросить пациента, испытывал ли он или она какие-либо суицидальные мысли.Однако, учитывая, что эта тема считается «табуированной» и вызывает сильную стигму во многих обществах, люди нередко воздерживаются от раскрытия своих истинных намерений (14).

    SB и NSSI демонстрируют тесную связь с расстройствами психического здоровья (15). Фактически, самоубийство является наиболее частой причиной преждевременной смерти у пациентов с серьезными психотическими расстройствами и расстройствами настроения, и до 90% лиц, совершающих самоубийство, имеют по крайней мере одно (часто недиагностированное или нелеченное) основное психическое расстройство оси I (16–18). .Некоторые психические состояния, которые, как известно, имеют повышенный риск суицида, включают большое депрессивное расстройство (MDD), биполярное расстройство (BIP), шизофрению (SCZ), а также шизоаффективные расстройства и пограничное расстройство личности (BPD), среди прочего (15). В недавнем мета-обзоре сделан вывод, что эти состояния также связаны с повышенным риском общей смертности и членовредительства (15). Хотя NSSI и SB обычно оцениваются как второстепенные при некоторых психических расстройствах, существуют значительные различия в том, как проводится эта оценка.Например, шкала времени, степень тяжести и конкретные конструкции (например, представление, попытка или намерение) широко варьируются даже в пределах одного расстройства, такого как БДР (13).

    Хотя знания о механизмах, лежащих в основе SB и NSSI, остаются неуловимыми (19), признается, что индивидуальные генетические факторы в сочетании со стрессовыми факторами окружающей среды влияют на суицидальные исходы (20). Исследование близнецов показало, что генетические факторы объясняют значительную часть различий в NSSI (37% для мужчин и 59% для женщин) и SB (41 и 55% соответственно) (20).Кроме того, эти поведения сильно коррелированы ( r = 0,49-0,61), и эта корреляция в значительной степени объясняется общими генами (62 и 76% для мужчин и женщин, соответственно) (20). Примечательно, что до сих пор неизвестно, в какой степени генетические и нейронные механизмы, приводящие к суицидальной попытке, являются общими или разными для разных психических расстройств.

    Методы нейровизуализации, такие как магнитно-резонансная томография (МРТ), позволяют неинвазивно исследовать структуру и функции мозга. in vivo (21).Сравнивая группы пациентов и здоровых людей из контрольной группы и применяя статистические методы, которые контролируют возможные искажающие ковариаты, такие как возраст, пол, этническая принадлежность или лечение, можно исследовать нейронные корреляты суицидальной уязвимости с беспрецедентными подробностями. Тем не менее, как и в случае с любыми другими научными подходами, следует применять набор принципов дизайна исследования, чтобы избежать возможных смешивающих факторов и источников систематической ошибки, которые могут повлиять на результаты исследования.

    Здесь мы представляем систематический обзор литературы по нейровизуализационным исследованиям SB и NSSI у пациентов с психическими расстройствами.Помимо обобщения результатов опубликованных исследований, мы оценили потенциальные источники систематической ошибки в соответствии с рекомендациями PRISMA. Мы предположили, что нейроанатомические различия, связанные с SB и NSSI, будут постоянными в пределах расстройств. Кроме того, учитывая, что аффективные психические расстройства генетически коррелированы (22), мы также ожидали появления некоторых общих черт между расстройствами. В целом, мы надеемся, что сможем предоставить ценный сборник информации, который может сделать возможным более эффективный, лучше продуманный анализ SB и NSSI; также для более глубокого понимания этих состояний, что в конечном итоге может привести к более эффективным стратегиям профилактики и вмешательства.

    Материалы и методы

    Поиск литературы

    Два рецензента провели поиск в Google Scholar, PsycINFO, EMBASE и PubMed статей о нейровизуализации, посвященных исследованию SB (идеи, планирование или попытки) и NSSI у пациентов с психическими расстройствами. Мы определили три набора ключевых слов, включающих (i) термины самоповреждения и самоубийства, (ii) термины нейровизуализации и (iii) термины психиатрических расстройств (таблица 1 и дополнительные материалы). В каждый список мы включили синонимы или эквивалентные термины для каждого из терминов.Впоследствии мы использовали комбинации ключевых слов (по одному из каждой категории) для систематического запроса баз данных (рисунок 1).

    Таблица 1 . Ключевые слова, используемые для запроса к библиографическим базам данных.

    Рисунок 1 . Общий обзор методологии. Блок-схема, изображающая источники базы данных и шаги, выполняемые для этого систематического обзора.

    Критерии включения

    В этом обзоре мы сосредоточились только на исследованиях структурной МРТ, а не на тех, которые включают компьютерную томографию или функциональные методы МРТ.Мы включили только оригинальные статьи, написанные на английском языке. Таким образом, неопубликованные исследования, статьи, не прошедшие рецензирование, статьи, опубликованные не на английском языке, отчеты о случаях заболевания, тезисы конференций, метаанализы, обзорные статьи, редакционные статьи и статьи, не оценивающие фенотип нейровизуализации относительно суицидных симптомов, были исключены. Вопрос о включении или исключении статьи оценивался независимо тремя авторами, а в случае разногласий это обсуждалось в каждом конкретном случае до достижения согласия.

    Процесс сбора данных

    Все опубликованные статьи, посвященные суицидальности с нейроанатомическими фенотипами, были внимательно прочитаны как минимум тремя авторами. Информация о сравнении коркового или подкоркового фенотипа между пациентами с суицидными симптомами (по данным исследования) и здоровыми людьми из контрольной группы или пациентами, не склонными к суициду, была извлечена из таблиц, рисунков и основного текста раздела результатов каждой рассмотренной статьи. Каждый автор внес свой вклад в создание и подтверждение таблиц 2–7.Измерения были собраны как стандартизованные значения или статистические различия (баллы Z , d Коэна, F -баллы и т. Д.) В объемных измерениях, измерениях толщины или площади поверхности и сохранены как упрощенная переменная результата, оценивающая различия между суицидными случаями. по сравнению со случаями, не имеющими суицидального характера, и / или здоровой контрольной группой (Таблицы 2–7).

    Таблица 2 . Основные характеристики статей о большом депрессивном расстройстве и суициде.

    Таблица 3 .Основные характеристики статей о биполярном расстройстве и суициде.

    Таблица 4 . Основные характеристики статей о шизофрении и суициде.

    Таблица 5 . Основные характеристики статей о пограничном расстройстве личности и суициде.

    Таблица 6 . Основные характеристики статей о других аффективных расстройствах и суициде.

    Таблица 7 .Корковые фенотипы, связанные с SB при различных расстройствах.

    Оценка риска предвзятости

    Типичные инструменты оценки риска систематической ошибки (например, Кокрановские) предназначены для интервенционных исследований, таких как рандомизированные контролируемые исследования. Насколько нам известно, для исследований «случай-контроль», направленных на поиск нейробиологических ассоциаций, не существует золотого стандартного инструмента для оценки риска систематической ошибки. Тем не менее, мы признаем важность поиска возможных источников систематической ошибки в проанализированной литературе.Таким образом, мы разработали таблицу, включающую возможные источники искажения или систематической ошибки в исследованиях ассоциации структурной нейровизуализации, включая ключевой дизайн и статистические аспекты, такие как сопоставление подходящих элементов управления и случаев, оценка отсутствия психических расстройств в контрольной группе, оценка МРТ-сканирования на предмет артефактов и патологические данные и т. д. Три автора независимо заполнили эту таблицу, указав, было ли исследование низким, средним или высоким риском систематической ошибки для всех конструкций. Например, для конструкции «элементы управления, сопоставленные с субъектами», исследование, в котором демографические данные между элементами управления и случаями полностью совпадают, получит оценку низкого риска, в то время как исследование с лишь частично совпадающими элементами управления или несоответствующими элементами управления получит оценку в средний или высокий риск соответственно.Для получения подробной информации о каждой конструкции, их интерпретации и кодировке, пожалуйста, обратитесь к дополнительным материалам.

    Результаты

    После применения наших критериев контроля качества и исключения у нас осталось 33 статьи (рис. 2). Два исследования метаанализа (21, 55) и исследование, не оценивающее фенотипы визуализации с SB (56), были исключены. Из выбранных исследований большинство было связано с БДР (17 из 33) и в основном сосредоточено на сообщении о различиях в объеме серого вещества.Характеристики каждого отдельного исследования подробно описаны в таблицах 2–5. Не было найдено ни одной статьи, посвященной только NSSI. Ниже мы суммируем основные результаты, относящиеся к конкретным кортикальным и подкорковым областям мозга при БДР, BIP, SCZ или BPD.

    Рисунок 2 . Источник базы данных статей, включенных в этот систематический обзор. Диаграмма Венна, иллюстрирующая частичное совпадение исследований, полученных из разных баз данных.

    Большое депрессивное расстройство

    БДБ поражает почти 32 миллиона человек во всем мире (57).В 5-м издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5) это психическое расстройство описывается как депрессивное настроение и / или снижение интереса или удовольствия, вегетативные симптомы, такие как нарушение сна или аппетита и постоянные мысли о смерти, суицидальные мысли и т. Д. предыдущие попытки суицида (58). Фактически, до 50% всех завершенных самоубийств ежегодно происходит в рамках депрессивного эпизода, а вероятность самоубийства у пациентов с БДР в 20 раз выше, чем у здоровых людей (59).

    Семнадцать исследований были сосредоточены на выявлении областей мозга, связанных с SB, у пациентов с БДР (характеристики каждого исследования суммированы в таблице 2). Размер выборки в исследованиях варьировался от 34 до 246 человек в возрасте от 20 до 80 лет. В когорты вошли участники из США, Германии, Франции, Нидерландов и Китая. За исключением двух исследований, все включали как мужчин, так и женщин. Большинство из них сравнивали структурные фенотипы головного мозга при МРТ в контрольной группе с депрессивными суицидальными, несуицидными депрессивными и здоровыми состояниями.Кроме того, большинство диагнозов БДР было поставлено в соответствии с критериями DSM-IV. Представляющими интерес фенотипами были в основном региональные объемы серого и белого вещества, но пять исследований были сосредоточены на различиях гиперинтенсивности белого вещества. В этом разделе мы суммируем основные результаты, полученные из этих статей, с разделением на корковые и подкорковые фенотипы.

    Области коры

    Мы выявили четыре независимых исследования, предполагающих потенциальную связь между областью островковой коры и суицидными симптомами при БДР.Тейлор и др. (25) описали уменьшение толщины коры в левой островке у пациентов с БДР с мыслями о смерти по сравнению с пациентами с БДР без мыслей о смерти, но не обнаружили существенной разницы между здоровыми контрольными людьми и любой из групп с депрессией, как сообщалось в двух других исследованиях (26, 28). В другом исследовании Hwang et al. (31) обнаружили уменьшение объемов серого вещества в левой и правой островках у суицидальных пациентов с БДР по сравнению с пациентами с БДР, не склонными к суициду. Тейлор и др. (25) утверждают, что островок может иметь значение, потому что он является компонентом сети значимости и может усиливать нервную реакцию на негативные стимулы через свои связи с миндалевидным телом и поясной корой головного мозга.Более того, Hwang et al. (31) добавляют, что островок предпочтительно задействован во внутренне генерируемых эмоциях и функционирует как станция ретрансляции сигналов для поддержания гомеостаза.

    Лобная доля постоянно сообщалась как потенциально вовлеченная в SB при БДР. Тейлор и др. (25) обнаружили уменьшение толщины коры в левой лобной доле у ​​пациентов с БДР с мыслями о смерти по сравнению с пациентами с БДР, не склонными к суициду. Hwang et al. (31) и Gosnell et al. (23) сообщили о значительном уменьшении объемов в правой, левой и общей лобной доле , в обоих исследованиях были сделаны наблюдения при сравнении суицидальных и суицидальных действий.не суицидальные пациенты с БДР. Wagner et al. (30) наблюдали различия в региональной плотности серого вещества между пациентами с БДР с высоким риском самоубийства и здоровыми людьми в контрольной группе правой нижней лобной извилины . Как упоминалось Gosnell et al. (23), лобная доля может подавлять эмоциональную лимбическую систему, которая, вероятно, не регулируется у эмоционально нестабильных людей и, таким образом, может вызывать характерную импульсивность SB.

    Исследования также выявили различия в височной доле ; Тейлор и др.(25) обнаружили уменьшение толщины коры головного мозга у пациентов с БДР с мыслями о смерти по сравнению с пациентами с БДР без мыслей о смерти. Gosnell et al. (23) наблюдали значительно более низкие правые и общие объемы височных долей, а Hwang et al. (31) сообщили об уменьшении объемов серого вещества в височных областях при сравнении суицидных пациентов с БДР и несуицидных пациентов с БДР. Также Peng et al. (26) сообщили о меньших объемах серого вещества в правой средней височной извилине у суицидных пациентов с БДР по сравнению со здоровыми людьми.И Госнелл, и др. (23) и Hwang et al. (31) предполагают, что височная кора может быть вовлечена в эмоциональную дисрегуляцию у суицидальных людей.

    Три независимых исследования связали поясной извилины с SB при БДР. Wagner et al. (28) наблюдали уменьшение толщины коры в передней поясной извилине у пациентов с БДР с высоким риском суицида по сравнению с пациентами с невысоким риском. Более того, Peng et al. (26) обнаружили значительное уменьшение объема серого вещества в левой лимбической поясной извилине суицидальных пациентов с БДР по сравнению с группой не суицидальных депрессивных.Наконец, Wagner et al. (30) обнаружили различия в региональной плотности серого вещества между пациентами с БДР с высоким риском самоубийства и здоровыми людьми в ростральной и дорсальной части передней поясной коры , результат позже был воспроизведен той же группой в 2012 году (28). Поскольку поясная извилина является частью лимбической системы, участвующей в формировании и обработке эмоций, было предложено напрямую влиять на SB депрессивных пациентов (26).

    Также сообщалось о различиях в теменной доле .Тейлор и др. (25) описали уменьшение толщины коры в левой теменной доле у пациентов с БДР с мыслями о смерти по сравнению с пациентами с БДР без мыслей о смерти. Hwang et al. (31) обнаружили уменьшение объемов серого и белого вещества в теменных областях у суицидальных пациентов с БДР по сравнению с несуицидальными пациентами с БДР. С другой стороны, Peng et al. (26) наблюдали увеличение объема серого вещества в правой теменной доле у суицидальных пациентов с БДР по сравнению со здоровыми людьми.Peng et al. (26) утверждают, что теменная доля связана с другими теменными затылочно-височными областями, которые, как предполагается, также изменяются у пациентов с БДР с суицидными симптомами.

    Кроме того, отдельные исследования выявили других регионов с суицидными симптомами, но они не были воспроизведены в других исследованиях. Например, Монкул и др. (33) сообщили об уменьшении объема серого вещества в орбитофронтальной коре суицидных пациентов с БДР по сравнению с пациентами, не склонными к суициду, а Wagner et al.(28) обнаружили уменьшение толщины коры головного мозга в левой дорсолатеральной и вентролатеральной префронтальной коре при сравнении пациентов с высоким риском суицида и пациентов с невысоким риском.

    Подкорковые области

    Оба Gosnell et al. (23) и Colle et al. (24) обнаружили значительно меньшие объемы правого гиппокампа в группе суицидальных пациентов с БДР по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы и несуицидными пациентами с БДР. Эта ассоциация согласуется с ролью гиппокампа в регулировании эмоциональных реакций (60) и с данными об уменьшении объема гиппокампа как предикторах более медленного восстановления депрессии (61).

    Ahearn et al. (36) сообщили, что пациенты с БДР с историей попытки суицида имели значительно большую подкорковую гиперинтенсивность серого вещества по сравнению с пациентами без такой истории. Монкул и др. (33) наблюдали большие объемов правой миндалины у суицидных и не суицидальных пациентов с БДР, а Wagner et al. (30) сообщили о снижении региональной плотности серого вещества между депрессивными пациентами с высоким риском суицида и здоровыми людьми в контрольной группе в правой миндалине-гиппокампе .Также Wagner et al. (30) обнаружили различия в региональной плотности серого вещества между пациентами с депрессией с высоким риском самоубийства и здоровыми людьми из контрольной группы в хвостатом ядре . Hwang et al. (31) обнаружили уменьшение объемов серого вещества в лентиформном ядре при сравнении суицидных и несуицидных пациентов с БДР, а также уменьшение объемов серого вещества в мозжечке, наблюдение, позднее воспроизведенное Lee et al. (37). Снижение объема коры было зарегистрировано в отдельных исследованиях в областях мозолистого тела, (29) и скорлупы, (27).

    В крупнейшем на сегодняшний день исследовании суицидальности при БДР с помощью нейровизуализации Rentería et al. (21) провели серию метаанализов с участием 3097 человек, включая 1996 здоровых людей из контрольной группы, 451 пациента с БДР с суицидными симптомами и 650 пациентов с БДР без суицидных симптомов. Мета-анализ не воспроизвел каких-либо ранее сообщенных ассоциаций между подкорковым объемом и суицидными симптомами (идеями или планированием / попыткой) у пациентов с БДР. В исследовании сообщалось только о меньшем внутричерепном объеме у пациентов с БДР с суицидными симптомами по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы, а также о незначительной тенденции меньших подкорковых объемов и больших желудочковых объемов у суицидных пациентов по сравнению со здоровой контрольной группой.Важно отметить, что авторы отметили, что даже при таких размерах выборки исследование было недостаточно мощным, что поднимало вопрос о статистической мощности предыдущих исследований с существенно меньшими размерами выборки (см. Раздел «Обсуждение»).

    Гиперинтенсивность белого вещества

    В нескольких исследованиях сообщалось о гиперинтенсивности белого вещества (WMH) и перивентрикулярной гиперинтенсивности белого вещества (PVH) и их связи с прошлыми попытками суицида (32, 34, 35). Помпили и др. (32) обнаружили, что суицидальные мысли на протяжении всей жизни при наличии в анамнезе попытки самоубийства были положительно связаны с наличием ВМН, а позже (62) показали, что у лиц, пытающихся покончить жизнь самоубийством, с большей вероятностью будет более высокий уровень ЛЖВ, чем у тех, кто не пытается совершить самоубийство.В тех же исследованиях сообщалось, что суицидальные мысли без попытки самоубийства в анамнезе не были существенно связаны с какими-либо показателями WMH, PVH, гиперинтенсивности глубокого белого вещества (DWMH) или подкорковой гиперинтенсивности серого вещества (32, 34), и что DWMH не был значимо связанные с суицидальностью (35, 62). Эрлих и др. (34) предположили, что пациенты с БДР с ЛВГ могут иметь более высокий риск самоубийства из-за возможного нарушения нейроанатомических путей, поскольку они связаны с потерей эпендимы и различной степенью миелинизации.Хотя поражения белого вещества связаны со старением, было обнаружено, что они связаны с попытками самоубийства в более старшей когорте (38), что дополнительно подтверждает наблюдаемую корреляцию с SB.

    Биполярное расстройство

    Симптомы BIP включают изменения в настроении и уровне энергии, а также в способности человека выполнять повседневные задачи. Характерные эпизоды настроения переходят от маниакальных чрезвычайно энергичных периодов к печальным, безнадежным депрессивным эпизодам (63). Уровень самоубийств среди пациентов с BIP в 20 или более раз выше, чем в общей популяции (64).Наш поиск литературы выявил шесть научных статей, в которых изучались нейроанатомические различия у пациентов с BIP с суицидными симптомами. Основные характеристики исследований приведены в таблице 3. В целом размеры выборки варьировались от 47 до 113 человек; участниками 2 исследований были исключительно женщины, тогда как в 2 других исследованиях участвовали мужчины и женщины; национальным происхождением участников были США и Бразилия. В статьях в основном изучались региональные объемы мозга с помощью структурной МРТ и следовали критериям диагностики BIP в DSM-IV.

    Области коры

    Учитывая относительно немного исследований нейровизуализации, анализирующих суицидальность у пациентов с BIP, большинство предполагаемых областей мозга (то есть кортикальный и подкорковый) были задействованы только в одном исследовании. Johnston et al. (39) показали, что пациенты с BIP, которые пытались покончить жизнь самоубийством, имели более низкий объем серого вещества в орбитофронтальной коре , чем у тех, кто не пытался совершить самоубийство. Напротив, Duarte et al. недавно сообщили об увеличении GMV в этой области и в лимбических и островных долях (44).Кроме того, Lijffijt et al. (40) сообщили об изменениях в префронтальной коре при изучении BIP с учетом предыдущей госпитализации в психиатрическую больницу и без нее; они также обнаружили больший объем серого вещества у не госпитализированных пациентов, которые совершили попытку самоубийства, по сравнению с пациентами без истории болезни, но меньший объем серого вещества у пытающихся самоубийства BIP по сравнению с пациентами без попыток в ранее госпитализированной группе. Это последнее наблюдение может указывать на то, что тяжесть заболевания (которая коррелирует с данными о госпитализации) может объяснить различия в префронтальной коре головного мозга между людьми, пытающимися совершить самоубийство, и теми, кто не пытается его совершить.

    Подкорковые области

    Для мозжечка получены контрастные результаты. Johnston et al. (39) сообщили о значительно более низком двустороннем объеме серого вещества в мозжечке , распространяющемся на червь в группе попыток, по сравнению с неопытными. Напротив, Baldaçara et al. (42) ранее не сообщали об общих объемных различиях в левом мозжечке , правом мозжечке и черве между попытками самоубийства BIP и лицами, не совершавшими попытки самоубийства.Важно отметить, что эти наблюдения подчеркивают необходимость дополнительных исследований по этой теме, поскольку дополнительные доказательства помогут прояснить этот вопрос.

    Johnston et al. (39) сообщили о более низком объеме серого вещества в гиппокампе у лиц, пытающихся покончить жизнь самоубийством, по сравнению с лицами, не совершавшими попытки самоубийства, и здоровой контрольной группой. Наконец, Нери-Фернандес и др. (41) и Мацуо и др. (43) не обнаружили существенных различий в общих объемах головного мозга, , белом и сером веществе среди суицидных групп BIP и не суицидальных BIP.

    Шизофрения

    SCZ — хроническое тяжелое психическое расстройство, приводящее к инвалидности, которое характеризуется наличием галлюцинаций, бреда, дисфункционального образа мышления и возбужденных движений тела (65). До 40% преждевременной смертности, связанной с SCZ, можно отнести к самоубийствам (66). Были предприняты различные усилия для выявления факторов риска суицида в контексте этого состояния (67, 68), но лишь в некоторых из них были исследованы корреляты нейровизуализации. Мы нашли пять статей (сведены в Таблицу 4) с размерами выборок от 37 до 751 человека.Все, кроме одного, включали как мужчин, так и женщин. Психиатрические диагнозы были поставлены в соответствии с критериями DSM-IV, а сравнения между группами включали лиц, пытающихся покончить с собой шизофрению, лиц, не пытавшихся совершить самоубийство, и здоровых людей из контрольной группы.

    Области коры

    Четыре (из пяти) независимых исследований выявили различия в лобной доле между суицидальными пациентами с SCZ и лицами, не склонными к суициду, или здоровыми людьми из контрольной группы (HC). Besteher et al. (45) наблюдали выраженное истончение коры в правой DLPFC (дорсолатеральная префронтальная кора) суицидных пациентов с шизофренией по сравнению с не суицидальными пациентами.Истончение коры также наблюдалось в двусторонней каудальной средней лобной извилине , боковой орбитофронтальной и верхней лобной извилине , левой pars orbitalis , левой pars opercularis и triangularis при сравнении здоровых субъектов с суицидальной SCZ пациенты. Предыдущее исследование Giakoumatos et al. (46) обнаружили значительно меньший объем серого вещества в верхней лобной области и ростральной средней лобной области у подопытных по сравнению как с неопытными, так и со здоровыми контрольными, а также Aguilar et al.(48) сообщили о значительном снижении плотности серого вещества в левой орбитофронтальной коре у пациентов с попытками в анамнезе по сравнению с пациентами, не склонными к суициду. Более того, Rüsch et al. (49) обнаружили значительно увеличенные объемы белого вещества с обеих сторон около задней орбиты и нижней лобной извилины у пациентов с историей попытки суицида по сравнению с пациентами, не склонными к суициду. Кроме того, текущая аутоагрессия положительно коррелировала с объемом белого вещества в тех же регионах у больных шизофренией.Связь между лобной областью и SB больных шизофренией была одним из наиболее последовательных наблюдений в исследованиях SCZ. Авторы предполагают, что, поскольку эта область является частью корковой сети, которая, как известно, участвует в нейронной обработке, такие функции, как когнитивный контроль эмоций, контроль импульсов и ингибирование несоответствующих реакций, ее дисрегуляция может опосредовать SB (45, 46, 49).

    Различия в височной доле были описаны в трех разных статьях.Besteher et al. (45) сообщили, что пациенты с SCZ с SB показали выраженное истончение коры в правой верхней и средней височной коре по сравнению с пациентами, не склонными к суициду. Ранее Giakoumatos et al. (46) показали, что, по сравнению с теми, кто не предпринимает попыток, у пытающихся было значительно меньше объема серого вещества в двусторонних нижних височных и верхних височных кортиках , и что как пытающиеся, так и не пытающиеся, по сравнению с HC, имели значительно меньшие объемы серого вещества. снизились объемы в этих регионах.Кроме того, Aguilar et al. (48) обнаружили значительное снижение плотности серого вещества в левой верхней височной доле у пациентов, которые пытались покончить жизнь самоубийством, по сравнению с пациентами, не склонными к суициду. Эти области являются частью сложной нейронной сети, которая обеспечивает когнитивный контроль эмоций и импульсивности. Кроме того, как упоминалось Aguilar et al. (48) известно, что левая верхняя височная доля связана с наличием и серьезностью слуховых галлюцинаций, которые могут привести к эмоциональной дисфункции.

    Besteher et al. (45) сообщили о значительном истончении коры головного мозга правого верхнего и среднего островка коры головного мозга у суицидальных пациентов с СКЗ по сравнению с лицами, не склонными к суициду. Кроме того, Giakoumatos et al. (46) показали, что у лиц, пытающихся покончить жизнь самоубийством, шизофреника значительно ниже объем серого вещества в правой островке по сравнению как со здоровыми людьми из контрольной группы, так и со сторонами, не совершавшими попытки самоубийства. Besteher et al. (45) утверждают, что островок участвует в очерчивании границы между собственными и несамостимулами, которая нарушается у пациентов с шизофренией в связи с галлюцинациями, и что это может способствовать наличию суицидальных мыслей.Наконец, Besteher et al. (45) обнаружили значительно меньший объем серого вещества в левой верхней теменной доле у лиц, пытающихся покончить жизнь самоубийством, по сравнению с теми, кто не пытался совершить самоубийство. Аналогичным образом Giakoumatos et al. (46) также сообщили, что у пытающихся иметь значительно меньший объем серого вещества в супрамаргинальных областях , по сравнению с теми, кто не пытался.

    Кроме того, о ряде других областей мозга сообщалось только в одной статье. Besteher et al. (45) обнаружили значительное истончение коры в правой каудальной передней передней поясной коре при сравнении суицидных пациентов с шизофренией со здоровыми людьми и в височно-полярной коре по сравнению с пациентами, не склонными к суициду.Giakoumatos et al. (46) отметили, что в анамнезе попытки высокой летальности у пациентов с SCZ были связаны со значительно меньшими объемами правой клиновидной кости , левой язычной извилины , двусторонней перикалярины и правой боковой затылочной области , по сравнению с покушающимися с низкой летальностью.

    Подкорковые области

    Что касается связи с подкорковыми областями мозга, Spoletini et al. (47) сообщили об увеличении объема правой миндалины у пациентов с суицидальным поведением в анамнезе по сравнению с обоими пациентами без анамнеза и HC.Giakoumatos et al. (46) описали значительно более низкий объем серого вещества в таламусе пытающихся, по сравнению с теми, кто не пытался, особенно при сравнении пытающихся с низкой летальностью против не пытающихся и HC. Примечательно, что в пяти включенных исследованиях, связанных с SCZ, мы не идентифицировали последовательно ассоциированную с SB подкорковую область.

    Пограничное расстройство личности

    BPD — это психическое заболевание, характеризующееся неистовыми попытками избежать реального или воображаемого отказа, нестабильными личными отношениями, которые переходят от идеализации к девальвации и стойким суицидальным или самоповреждающим поведением.Распространенность этого состояния оценивается от 0,5 до 5,9% в общей популяции (69). Это заболевание, для которого было проведено несколько генетических исследований (70), и было проведено почти ничтожное количество исследований для определения областей мозга, участвующих в SB и NSSI при этом конкретном заболевании. Наша методология выявила три нейровизуализационных исследования, посвященных изучению структуры мозга и суицидальности у пациентов с ПРЛ (обобщенные в таблице 5). Размеры выборки составляли 26, 51 и 120 человек обоего пола в возрасте от 13 до 45 лет из США.Диагнозы ПРЛ устанавливались с помощью диагностического интервью для пограничных людей.

    Области коры

    Большинство фенотипов мозга, которые проявляли связь с суицидными симптомами, были описаны в двух исследованиях, проведенных Soloff et al. (50, 51), за исключением уменьшенных объемов серого вещества в передней части поясной извилины (ACC), что было связано с более высокой степенью летальности у пытающихся только в одном исследовании (51). Соответственно, Goodman et al. обнаружили уменьшение объема в области Бродмана 24 , которая расположена в ACC (52).Другие области мозга были фактически разделены между двумя исследованиями (50, 51). В 2012 году Soloff et al. (51) сообщили, что у лиц, пытающихся достичь БЛД с высокой летальностью, объем левой веретенообразной извилины был значительно ниже, чем у лиц, пытающихся достичь БЛД с низкой летальностью. Затем, в 2014 году, они повторили свои выводы. Веретенообразная извилина в первую очередь связана с распознаванием лиц, и предполагается, что дефицит этой функции может влиять на социальные взаимодействия (50).

    Soloff et al. (51) обнаружили изменения в островной коре , которая имела более низкий объем серого вещества в правом полушарии у пытающихся с высокой летальностью.В 2014 году они также описали уменьшенные объемы серого вещества в правой островке у лиц, совершивших покушение на более высокую летальность, по сравнению с теми, кто совершил покушение на низкую летальность (50). Изменения в коре островка могут привести к тому, что пациенты неверно оценят намерения других, и вызовут расторможенные реакции на воспринимаемое отторжение; поскольку эта область участвует в распознавании собственного внутреннего эмоционального состояния, воспринимаемых эмоций другими людьми и представления негативных эмоциональных состояний (50).

    Эти исследования также описали значительное уменьшение объема серого вещества в левой язычной извилине и правой средней верхней височной извилине у лиц, совершающих попытки с высокой летальностью, по сравнению с лицами с низкой летальностью (50, 51).Изменения в этих областях могут влиять на социальное взаимодействие из-за их роли в обработке лица, анализе намерений других и рефлексивных реакциях на визуальные социальные входы. Наконец, правая средняя нижняя орбитофронтальная извилина и кора головного мозга также показали уменьшение объема серого вещества у покушающихся с высокой летальностью по сравнению с теми, у кого была низкая летальность. Орбитофронтальная кора связана с исполнительными когнитивными функциями, такими как подавление реакции, избирательное внимание, разрешение конфликтов, а также мониторинг и регулирование лимбической системы.Следовательно, повреждение этой области может привести к растормаживанию, импульсивному и агрессивному поведению (50).

    Подкорковые области

    Наблюдалось значительно меньшее количество серого вещества в левом гиппокампе , и парагиппокампе, у лиц, пытающихся достичь высокой летальности при БЛД, по сравнению с группой с низкой летальностью (50, 51). Парагиппокампальная извилина играет роль в кодировании и извлечении памяти, особенно в знакомстве сцен памяти. Он также играет роль в выявлении сарказма при вербальном общении и участвует в сложной обработке лица.Аномалия в этой области мозга может нарушить социальное функционирование и объяснить SB (50, 51).

    Другие заболевания

    Наша методология идентифицировала два дополнительных исследования, оценивающих нейробиологические корреляты SB при других расстройствах. Их результаты (таблица 6) не включали существенных различий в объемах серого или белого вещества между суицидными и не суицидальными пациентами с паническим расстройством (53) и увеличенными объемами гипофиза у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) с историей суицидальных мыслей по сравнению со здоровыми. элементы управления (54).

    Оценка риска систематической ошибки

    Большинство инструментов для оценки риска систематической ошибки в систематических обзорах предназначены для использования в интервенционных исследованиях, а стандартный инструмент для оценки нейровизуализационных исследований «случай-контроль» еще предстоит разработать. Мы разработали таблицу оценки риска систематической ошибки, частично основанную на Кокрановском формате и контрольном списке STROBE, для оценки возможных конструктивных и статистических погрешностей (см. Дополнительные материалы и методологию). Наш инструмент состоял из 15 пунктов, оценивающих потенциальные источники систематической ошибки.Такой подход показал среднюю межэкспертную надежность ~ 68%. Примечательно, что мы не обнаружили непосредственной связи между риском систематической ошибки и межэкспертной надежностью (дополнительный рисунок 1). Риск систематической ошибки в исследованиях и построениях указан в дополнительных материалах.

    Единственная конструкция с высоким риском систематической ошибки во всех исследованиях была « анализ мощности выполнен » (рис. 3). Отсутствие включения такого рода анализов может иметь серьезные последствия при интерпретации несущественных результатов [см. E.g., (21)], поскольку отсутствие статистических данных никогда не означает принятие нулевой гипотезы. Другие конструкции с высоким риском систематической ошибки в большинстве исследований включали контроль медикаментозного лечения (например, антидепрессанты) и контроль типа лекарств (рисунок 3). Сообщалось о влиянии лекарств на корковые фенотипы (71, 72), поэтому контроль этой ковариаты является обязательным для снижения риска систематической ошибки. Конструкции со средним и высоким риском систематической ошибки в исследованиях включали ковариаты в статистический анализ, корректировку для множественных тестов и анализ проверки артефактов и патологий МРТ.Неясно, в какой степени выявленные возможные источники систематической ошибки влияют на каждое исследование. Удивительно, но около 25% рассмотренных исследований имели либо средний, либо высокий риск построения « Отсутствие психического расстройства в HC », что свидетельствует о том, что некоторые исследования не оценивали психическое здоровье в их когортах с HC или не указали его в явной форме. их публикации, что снижает доверие к ним. Наконец, мы определили, что около 60% рассмотренных исследований имели средний или высокий риск систематической ошибки публикации, представляя только сводные статистические данные и сравнения статистической значимости, но не включая все другие выполненные сравнения, что ограничивает нашу способность сравнивать результаты между исследованиями (рис. 3).

    Рисунок 3 . Риск предвзятости оценки. Столбцы с накоплением, представляющие процент литературных работ с высоким, средним, низким или неизвестным риском смещения для конкретных возможных источников смещения. AffD, аффективное расстройство; МРТ, магнитно-резонансная томография; HC, здоровый контроль.

    Обсуждение

    Здесь мы систематически рассмотрели академическую литературу по нейровизуализационным исследованиям, посвященным SB и NSSI у пациентов с психическими расстройствами.Мы нашли 17 статей, посвященных MDD, 6 — BIP, 5 — SCZ, 3 — BPD, а также отдельные исследования, посвященные паническому расстройству и посттравматическому стрессу. Принимая во внимание огромные социальные и экономические издержки, связанные с самоповреждающим поведением, а также тот факт, что пациенты психиатрических больниц подвергаются повышенному риску, очевидно, что в этой области необходимы дополнительные исследования. В частности, нам не удалось выявить какие-либо нейровизуализационные исследования NSSI у психиатрических пациентов. Ниже мы обсуждаем наиболее заметные совпадения и несоответствия внутри и между расстройствами.

    Большое депрессивное расстройство

    Четыре исследования (32, 34, 35, 62) показали, что гиперинтенсивность белого вещества в значительной степени связана с более высокой распространенностью прошлых попыток суицида. Сообщается, что такого рода поражения также связаны со старением и деменцией (73, 74), и неясно, предшествуют ли эти гиперинтенсивности суицидным попыткам или являются их следствием (75). Тот факт, что эти поражения присутствовали даже в образцах молодых людей, где они обычно имеют более низкую распространенность (74), предполагает, что эта связь действительно может быть значимой.Кроме того, учитывая, что ассоциации между WMH и SB наблюдались также у пациентов с другими психическими расстройствами, такими как BIP, в будущих исследованиях следует выяснить, является ли эта особенность общей у пациентов с суицидными симптомами при нескольких расстройствах, и присутствует ли повышенная интенсивность у конкретных области мозга, которые могут указывать на то, какие когнитивные процессы затронуты, при условии, что причинно-следственная связь еще не установлена.

    Gosnell et al. (23) и Colle et al.(24), обнаружили значительное уменьшение объема правого гиппокампа у пациентов с депрессией, склонных к суициду. Несмотря на частичное согласие, исследование 2016 года (23) не смогло воспроизвести общее уменьшение объема гиппокампа, о котором ранее сообщали Колле и его коллеги. Несмотря на то, что эти исследования сопоставимы по нескольким аспектам, для оценки суицидальности использовались разные инструменты, которые частично могли объяснить описанные различия. Недавний метаанализ ENIGMA-MDD с участием около 9000 образцов (1700 случаев и 7200 контрольных) обнаружил уменьшение объема гиппокампа у пациентов с БДР по сравнению со здоровым контролем (76).Из-за смешения с основным диагнозом в настоящее время невозможно установить, существуют ли различия в объеме гиппокампа между пациентами с суицидальностью и без нее (20).

    Три исследования (25, 26, 31) выявили уменьшение толщины коркового слоя в лобно-теменных областях и островке в левом полушарии. Согласованность между этими исследованиями удивительна, учитывая возрастные различия (около 30, 30 и 65 лет соответственно). Однако три других исследования (23, 28, 33) не смогли воспроизвести эти результаты.Хотя размеры выборки исследований варьировались от 34 до 160, количество людей с высоким риском самоубийства во всех исследованиях было относительно низким (от 7 до 27). Кроме того, исследование Taylor et al. (25) оценивали только суицидальные мысли или «мысли о смерти», тогда как Wagner et al. (28) сосредоточились на попытке самоубийства. Эти и другие методологические различия могут объяснить разногласия, но только анализ с согласованными критериями включения и хорошо обоснованными выборками может подтвердить или опровергнуть существование этих изменений.

    Биполярное расстройство

    Johnston et al. (39) показали, что по сравнению с теми, кто не пытался совершить самоубийство, у тех, кто пытался покончить жизнь самоубийством, был значительно меньший объем серого вещества с обеих сторон в мозжечке и черве. Однако Baldaçara et al. (42) ранее не обнаружили различий в объеме ни в одной из этих областей при сравнении пытающихся с не пытающимися. Хотя в обоих исследованиях измерялись разные переменные (т. Е. Только серое вещество по сравнению с общим объемом), эти результаты нелегко согласовать. В обоих исследованиях были сделаны разные выводы о связи между суицидными попытками и фенотипами мозжечка при расстройстве BIP.Всесторонние исследования, учитывающие оба типа объемных измерений и более крупные образцы, могут пролить свет на это текущее противоречие. Нейробиологические изменения могут быть использованы в качестве новых предикторов суицидного риска для пациентов с биполярным расстройством, но для этого потребуются исследования, которые можно воспроизвести. Мы не обнаружили структур, постоянно связанных с SB в случаях BIP в проанализированной литературе; это может быть связано с демографическими различиями, различиями в измерениях или диагнозе в разных исследованиях.

    Шизофрения

    Три из пяти исследований, посвященных SCZ, выявили связь между SB и уменьшением объема височной доли (45, 46, 48).Интересно, что два других исследования (47, 49) изучали итальянское население, использовали общие методологические подходы и проводились в одних и тех же группах. Следовательно, они, вероятно, поделятся методологическими различиями, объясняющими их несоответствие с другими рецензируемыми статьями. Связь между уменьшением височных долей и SB также была обычна при других расстройствах, что делало эту область интересным кандидатом. Примечательно, что височная доля в значительной степени связана с эпилепсией, которая также связана с самоубийством.Сообщалось об увеличении коэффициента суицидальной смертности у пациентов с эпилепсией после височной лобэктомии (77), что согласуется с вышеупомянутыми ассоциациями.

    Пограничное расстройство личности

    При анализе тех, кто пытался БЛД, Soloff et al. и в 2012 г. (50), и в 2014 г. (51) наблюдали связь между покушающимися с высокой летальностью и уменьшением объема серого вещества в нескольких регионах по сравнению с покушающимися с низкой летальностью. Тот факт, что в этих исследованиях была предпринята попытка дальнейшей стратификации групп SB на высокую и низкую летальность, является примером методологической вариативности, которую необходимо интерпретировать и согласовывать, чтобы быть сопоставимой с результатами других исследований.Поскольку в этих исследованиях использовалась одна и та же диагностика, визуализация и аналогичная статистическая методология, и они могли даже иметь частичное совпадение выборки (как набор в рамках амбулаторной программы Западного психиатрического института, так и клиники в Питтсбурге), согласованность их результатов не является достоверной. удивительно. Тем не менее, мы не можем исключить возможность того, что некоторые из этих последовательностей могут быть артефактами, вызванными общим предубеждением. В идеале для подтверждения этих наблюдений потребуются дополнительные доказательства от независимых когорт.

    Области перекрестного беспорядка

    Хотя SB часто встречается при нескольких психических расстройствах, было сделано несколько попыток сопоставить его общие нейронные корреляты между различными расстройствами. Мы предположили, что будут некоторые сходства, учитывая недавние сообщения о широко распространенном генетическом совпадении психических расстройств (22). Однако измерение нескольких типов корковых фенотипов (например, объема, поверхности, толщины и т. Д.) И конструкций суицидальности (например, идеи, попытки, серьезности) в литературе ограничивало нашу способность сравнивать исследования с различными методологическими подходами.Ниже мы обсуждаем области мозга, последовательно связанные с СБ при рассмотренных здесь психических расстройствах.

    Кортикальные фенотипы, связанные с суицидальностью, были преимущественно уменьшением объема или истончением коры (таблица 7). В частности, уменьшение толщины коры или уменьшение объема серого вещества в височной коре у суицидных пациентов было зарегистрировано в MDD, SCZ и BPD. Как обсуждалось выше, височная доля также связана с повышенным риском суицида у пациентов с эпилепсией (77).Другие области коры, демонстрирующие уменьшение при различных заболеваниях, — это лобная, лимбическая, орбитофронтальная и островковая доли. Тем не менее, только уменьшение как орбитофронтальной, так и височной коры постоянно сообщалось как связанное с суицидальностью по всем четырем рассмотренным расстройствам.

    Увеличение объема миндалины было связано с суицидальностью при БДР (33) и СКЗ (47), а уменьшение объема гиппокампа наблюдалось при БДР (23, 24), BIP (64) и БЛД (50). Как упоминалось ранее, уменьшение объема этой области наблюдалось у пациентов с БДР по сравнению с ГК (76).Более того, уменьшение количества синапсов, ветвления, дендритных шипов и количества глиальных клеток наблюдалось в гиппокампе пациентов с депрессией (78). Вопрос о том, являются ли эти изменения причиной разницы в объеме и являются ли эти изменения причиной или следствием БДР, а также его связь с суицидными симптомами, остается спорным. Наконец, уменьшение серого вещества мозжечка было неизменно связано с суицидными симптомами при БДР (31) и BIP (39), хотя третье исследование BIP не показало никакого эффекта (42) (см. Таблицу 8).Интересно, что мы не определили ни одной подкорковой области мозга, связанной с суицидальностью при всех четырех расстройствах, что указывает на то, что необходимы более мощные (с более крупными размерами выборки и более четко определенными группами) исследования для выявления ассоциаций с небольшим эффектом.

    Таблица 8 . Подкорковые фенотипы, связанные с SB при различных расстройствах.

    Ограничения

    Постоянное осложнение, с которым мы столкнулись во время разработки этого обзора, заключалось в том, чтобы установить, анализировались ли в конкретном исследовании фенотипы МРТ, отличные от тех, о которых сообщалось в их результатах.Фактически, при поиске незначительных или отрицательных результатов в ходе исследований мы обнаружили предвзятость публикации в пользу включения положительных результатов. Значительная часть исследований сообщала только статистически значимые результаты, не включая даже в качестве дополнительных материалов результаты для всех других регионов, включенных в исследование, и их результаты (см. Рисунок 3). Таким образом, наша способность сравнивать исследования и выявлять потенциальные соответствия и несоответствия была ограничена доступной информацией.Мы призываем исследовательское сообщество включать все результаты, полученные в результате их анализа, поскольку они могут быть полезны для информирования о дизайне новых исследований и для проведения метаанализов, которых в этой области мало (21, 55).

    Возможным источником систематической ошибки в настоящем систематическом обзоре является тот факт, что не использовался критерий исключения среднего возраста из выборки. Следовательно, возрастные эффекты могут повлиять на результаты. Мы не определили ни одного общего региона, который постоянно сообщается как связанный с суицидными симптомами в исследованиях со средним возрастом выборки 60 лет и старше.Таким образом, в настоящее время мы не можем заключить, что нейронные корреляты, связанные с суицидальностью, различаются в пожилых когортах. Подробный анализ возможного влияния возраста на SB был бы полезен, хотя и выходит за рамки этого обзора.

    Результаты нескольких рассмотренных здесь исследований следует сравнивать с осторожностью, поскольку некоторые из них проводились в разных популяциях, имели выборки с разным половым составом (например, некоторые включали только мужчин, а другие включали только женщин) и охватывали широкий диапазон возрастов. .Хотя это отчасти является ограничением, поскольку результаты могут быть специфичными для исследуемых выборок, это приведет к увеличению смещения в сторону нуля, что затруднит выявление общих черт в рассмотренных исследованиях. Несмотря на это, мы наблюдали некоторые общие черты в исследованиях, что согласуется с недавними наблюдениями высокой генетической корреляции между расстройствами психического здоровья (22). Кроме того, почти во всех исследованиях суицидальные симптомы или суицидальный риск оценивались как часть стандартного инструмента, используемого для оценки других психических расстройств.Конвергентная и дискриминантная валидность этих различных инструментов оценки самоубийств не ясна и затрудняет их сравнение. Этот ограничивающий фактор важен, особенно с учетом того, что ряд существующих инструментов был признан неадекватным для оценки риска SB (13).

    Наконец, отсутствие стандарта для оценки риска систематической ошибки, особенно для исследований методом случай-контроль с помощью нейровизуализации, побудило нас создать наши собственные. Мы попытались проследить структуру Кокрейна, охватив при этом общие источники систематической ошибки, которые могут быть у такого рода исследований; мы частично основывали наш анализ на контрольном списке STROBE (79).Это важный первый шаг к воспроизводимым исследованиям суицидальности с помощью нейровизуализации. Ключевым потенциальным источником систематической ошибки, который не был напрямую рассмотрен нашим инструментом, является статистическая мощность исследований с учетом размеров их выборки. Средний размер выборки для всех исследований составлял 66, включая случаи и контрольную группу, что намного превышает предполагаемый размер выборки в ~ 2000, который потребуется для выявления относительно низких размеров эффекта при значимости всего исследования мозга (21).Метаанализ всей отобранной литературы мог бы быть действенным подходом для получения достаточно мощной выборки и надежных результатов, но из-за систематической ошибки публикации, упомянутой выше, и методологических несоответствий в различных исследованиях, этот подход был невозможен.

    Выводы и перспективы

    В этом обзоре мы стремились сопоставить результаты различных структурных МРТ-исследований, касающихся конкретных кортикальных и подкорковых областей мозга, участвующих в SB и NSSI у пациентов с психическим расстройством.Для всех возможных комбинаций выбранных ключевых слов (см. Раздел «Методы») мы смогли найти только 50 статей, из которых только 6 были посвящены только NSSI или суицидальным идеям. К сожалению, после отбора документов, соответствующих минимальным стандартам качества, и выбора только тех, которые использовали структурную МРТ, у нас осталось 33 статьи, посвященных SB, и ни одного исследования, связанного с NSSI. Области, наиболее вероятно связанные с суицидальностью при психических заболеваниях, включают лобную и височную области коры головного мозга, поскольку о них постоянно сообщалось при рассмотренных расстройствах; а также гиппокамп, который был задействован в четырех исследованиях по трем расстройствам.

    Примечательно, что мы наблюдали, что только 11 из 33 исследований включали в общей сложности более 100 человек, и к настоящему времени опубликовано только два метаанализа (21, 55). Мета-анализ и мега-анализ — мощные способы увеличения размера выборки и достижения более эффективного анализа, и мы считаем, что применение этих подходов в данной области значительно выиграет. Большинство исследований, которые мы идентифицировали, были сосредоточены в основном на БДР, и меньшее количество исследований изучали BIP, SCZ и BPD.Удивительно, но мы не нашли исследований, посвященных SB с расстройствами пищевого поведения или тревожными расстройствами. Исследования множества психических заболеваний могут помочь прояснить вопрос о том, являются ли нейронные цепи, участвующие в суицидальности, общими или уникальными для разных психических расстройств. Наконец, очень важно стандартизировать технические и аналитические методологии, применяемые к нейровизуализационным исследованиям в этой области. Это привело бы к сопоставимым и воспроизводимым результатам исследований, которые имеют основополагающее значение для выяснения основных механизмов SB и NSSI при психических заболеваниях.В этом отношении большое значение имеет недавнее создание рабочей группы в рамках консорциума «Улучшение генетики нейровизуализации с помощью метаанализа (ENIGMA)» (80), поскольку это позволит проводить совместные нейровизуализационные анализы беспрецедентного масштаба.

    Авторские взносы

    CD-B, LG-M и MR разработали и спланировали исследование. CD-B, LG-M, AC-G и MR провели анализ, подготовили и рассмотрели рукопись. Все авторы предоставили критические отзывы и помогли сформировать исследование, анализ и рукопись.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    MR благодарит поддержку Австралийского национального совета по здравоохранению и медицинским исследованиям (NHMRC) и Австралийского исследовательского совета (ARC) через стипендию NHMRC-ARC по развитию исследований в области деменции (APP1102821) и через Центр передового опыта исследований в области предотвращения самоубийств NHMRC. (CRESP) [GNT1042580].AC-G поддерживается стипендией UQ для исследовательской подготовки от Университета Квинсленда (UQ).

    Дополнительные материалы

    Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyt.2018.00500/full#supplementary-material

    Список литературы

    1. Maciejewski DF, Renteria ME, Abdellaoui A, Medland SE, Few LR, Gordon SD, et al. Связь генетической предрасположенности к депрессивным симптомам с несуицидными и суицидальными самоповреждениями. Behav Gene. (2017) 47: 3–10. DOI: 10.1007 / s10519-016-9809-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    4. Нок М.К., Борхес Дж., Бромет Э.Дж., Алонсо Дж., Ангермейер М., Боутраис А. и др. Межнациональная распространенность и факторы риска суицидальных мыслей, планов и попыток. Br J Psychiatry (2008) 192: 98–105. DOI: 10.1192 / bjp.bp.107.040113

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    5. Бриере Дж., Гил Э.Самоповреждения в клинических и общих выборках населения: распространенность, корреляты и функции. Am J Orthopsychiatry (1998) 68: 609–20. DOI: 10,1037 / h0080369

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    6. Клонски Е. Несуицидальные самоповреждения у взрослых в США: распространенность, социодемография, топография и функции. Психол Мед . (2011) 41: 1981–6. DOI: 10.1017 / S00332002497

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    7.Ллойд-Ричардсон EE, Perrine N, Dierker L, Kelley ML. Характеристики и функции несуицидальных членовредительства в выборке подростков. Психол Мед . (2007) 37: 1183–92. DOI: 10.1017 / S00332

    00027X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    8. Plener PL, Libal G, Keller F, Fegert JM, Muehlenkamp JJ. Международное сравнение несуицидных членовредительства (NSSI) и попыток суицида среди подростков: Германия и США. Психол Мед .(2009) 39: 1549–58. DOI: 10.1017 / S00332

    005114

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    9. Росс С., Хит Н. Исследование частоты членовредительства в выборке подростков. J Молодежь и подростков . (2002) 31: 67–77. DOI: 10.1023 / A: 101408

    19

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    10. Zhang H, Chen Z, Jia Z, Gong Q. Дисфункция нейронных цепей у депрессивных пациентов с суицидным поведением: обзор структурных и функциональных исследований нейровизуализации. Prog Neuro-Psychopharmacol Biol Psychiatry (2014) 53: 61–6. DOI: 10.1016 / j.pnpbp.2014.03.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    11. Шер Л., Стэнли Б.Х. Роль эндогенных опиоидов в патофизиологии самоповреждения и суицидального поведения. Arch Suicide Res. (2008) 12: 299–308. DOI: 10.1080 / 13811110802324748

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    13. Харрис К.М., Сью Дж.Дж., Лелло О.Д., Чу Й.Е., Уиллкокс С.Н., Хо РХ.Азбука оценки суицидного риска: применение трехстороннего подхода к индивидуальной оценке. PLoS ONE (2015) 10: e0127442. DOI: 10.1371 / journal.pone.0127442

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    14. Чаппл А., Зибланд С., Хоутон К. Табу и разные смерти? Восприятие тех, кто погиб в результате самоубийства или другой травматической смерти. Sociol Health Illness (2015) 37: 610–25. DOI: 10.1111 / 1467-9566.12224

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    16.Бертолоте Дж. М., Флейшманн А. Суицид и психиатрический диагноз: мировая перспектива. Мировая психиатрия (2002) 1: 181.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    18. Рихмер З., Белсё Н., Кисс К. Стратегии предотвращения самоубийств. Curr Opin Psychiatry (2002) 15: 83–7. DOI: 10.1097 / 00001504-200201000-00014

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19. Ван Херинген К. Стресс-диатезная модель суицидного поведения. В редакторе Dwivedi Y. Нейробиологические основы самоубийства . Бока-Ратон: CRC Press (2012). п. 113–124.

    Google Scholar

    20. Maciejewski DF, Creemers HE, Lynskey MT, Madden PA, Heath AC, Statham DJ, et al. Перекрывающиеся генетические и средовые влияния на несуицидальные самоповреждения и суицидальные идеи: разные исходы, та же этиология? JAMA Psychiatry (2014) 71: 699–705. DOI: 10.1001 / jamapsychiatry.2014.89

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21.Рентерия М., Шмааль Л., Хибар Д.П., Куви-Дюшен Б., Страйк Л.Т., Миллс Н.Т. и др. Подкорковая структура мозга и суицидальное поведение при большом депрессивном расстройстве: метаанализ рабочей группы ENIGMA-MDD. Трансляционная психиатрия (2017) 7: e1116. DOI: 10.1038 / TP.2017.84

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    22. Анттила В., Булик-Салливан Б., Финукейн Х. К., Уолтерс Р. К., Брас Дж., Дункан Л. и др. Анализ общей наследственности при общих нарушениях головного мозга. Наука (2018) 360: eaap8757. DOI: 10.1126 / science.aap8757

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    23. Госнелл С.Н., Веласкес К.М., Молфезе Д.Л., Молфезе П.Дж., Мадан А., Фаулер Дж.С. и др. Префронтальная кора, височная кора и объем гиппокампа страдают у суицидальных психиатрических пациентов. Психиатрия Res . (2016) 256: 50–6. DOI: 10.1016 / j.pscychresns.2016.09.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    24.Колл Р., Чупин М., Кьюри С., Вандендри С., Грессье Ф., Харди П. и др. У лиц, пытающихся совершить самоубийство в депрессии, гиппокамп меньше, чем у пациентов в депрессии без попыток самоубийства. J Psychiatr Res . (2015) 61: 13–8. DOI: 10.1016 / j.jpsychires.2014.12.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    25. Тейлор В.Д., Бойд Б., Маккуойд Д.Р., Кудра К., Салех А., Макфолл-младший. Широко распространенное белое вещество, но очаговые изменения серого вещества у депрессивных людей с мыслями о смерти. Prog Neuro-Psychopharmacol Biol Psychiatry (2015) 62: 22–8. DOI: 10.1016 / j.pnpbp.2015.05.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26. Пэн Х, Ву К., Ли Дж, Ци Х, Го С., Чи М. и др. Увеличение числа попыток суицида у молодых пациентов с депрессией с аномальным объемом серого вещества височно-теменно-лимбической области. J Влияет на Disord . (2014) 165: 69–73. DOI: 10.1016 / j.jad.2014.04.046

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    27.Домбровски А.Ю., Зигл Г.Дж., Сзанто К., Кларк Л., Рейнольдс С., Айзенштейн Х. Искушение самоубийства: полосатое серое вещество, дисконтирование отложенных вознаграждений и попытки самоубийства в поздней депрессии. Психол Мед . (2012) 42: 1203–15. DOI: 10.1017 / S00332

    002133

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    28. Вагнер Г., Шульц С.С., Кох К., Шахтцабель С., Зауэр Н., Шлёссер Р.Г. Толщина префронтальной коры у пациентов с депрессией и высоким риском суицидального поведения. J Psychiatr Res . (2012) 46: 1449–55. DOI: 10.1016 / j.jpsychires.2012.07.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29. Сиприен Ф., Курте П., Малафосс А., Маллер Дж., Меслин С., Бонафе А. и др. Суицидальное поведение связано с уменьшением площади мозолистого тела. Биологическая психиатрия (2011) 70: 320–6. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2011.02.035

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    30. Вагнер Г., Кох К., Шахтцабель С., Шульц С.К., Зауэр Х., Шлёссер Р.Г.Структурные изменения головного мозга у пациентов с большим депрессивным расстройством и высоким риском самоубийства: доказательства наличия отдельной нейробиологической сущности? Нейроизображение (2011) 54: 1607–14. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2010.08.082

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31. Хван Дж. П., Ли Т. В., Цай С. Дж., Чен Т. Дж., Ян С. Х., Лирнг Дж. Ф. и др. Корковые и подкорковые аномалии при депрессии с поздним началом с историей попыток суицида, исследованных с помощью МРТ и морфометрии на основе вокселей. J Geriatr Psychiatry Neurol. (2010) 23: 171–84. DOI: 10.1177 / 08

    710363713

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    32. Помпили М., Эрлих С., Де Пиза Е., Манн Дж. Дж., Иннаморати М., Читтадини А. и др. Гиперинтенсивность белого вещества и их связь с суицидальностью у пациентов с серьезными аффективными расстройствами. Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci (2007) 257: 494–9. DOI: 10.1007 / s00406-007-0755-x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    33.Монкул Э., Хэтч Дж. П., Николетти М.А., Спенс С., Брамбилла П., Ласерда ALTd и др. Фронто-лимбические структуры мозга у суицидных и не суицидальных пациенток с большим депрессивным расстройством. Молекулярная психиатрия (2007) 12: 360. DOI: 10.1038 / sj.mp.4001919

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    34. Эрлих С., Бриз Дж. Л., Хесдорфер Д. К., Ноам Г. Г., Хонг Х, Албан Р. Л. и др. Гиперинтенсивность белого вещества и их связь с суицидальностью у молодых людей с депрессией. J Влияет на Disord . (2005) 86: 281–7. DOI: 10.1016 / j.jad.2005.01.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    35. Эрлих С., Ноам Г.Г., Лю И.К., Квон Б.Дж., Кларк М.А., Реншоу П.Ф. Гиперинтенсивность белого вещества и их связь с суицидальностью у детей и подростков, госпитализированных в психиатрическую больницу. J Am Acad Детская подростковая психиатрия (2004) 43: 770–6. DOI: 10.1097 / 01.chi.0000120020.48166.93

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    36.Ахерн Е.П., Джеймисон К.Р., Стеффенс Д.К., Кэссиди Ф., Провенцале Дж. М., Леман А. и др. МРТ коррелирует с историей попыток суицида при униполярной депрессии. Biol Psychiatry (2001) 50: 266–70. DOI: 10.1016 / S0006-3223 (01) 01098-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    37. Ли Й.Дж., Ким С., Гвак А.Р., Ким С.Дж., Кан С.Г., На К-С и др. Уменьшение регионального объема серого вещества у лиц, пытающихся покончить жизнь самоубийством, по сравнению с теми, кто не пытается совершить самоубийство, с серьезными депрессивными расстройствами. Comprehen Psychiatry (2016) 67: 59–65. DOI: 10.1016 / j.comppsych.2016.02.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    38. Сакс-Эрикссон Н., Хеймс Дж. Л., Джойнер Т. Е., Корсентино Е., Рашинг Н. С., Палмер Е. и др. Различия между попытками самоубийства и не пытающимися совершить самоубийство у пожилых пациентов с депрессией: тяжесть депрессии, поражения белого вещества и когнитивные функции. Am J Geriatr Psychiatry (2014) 22: 75–85. DOI: 10.1016 / j.jagp.2013.01.063

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    39.Джонстон Дж. А., Ван Ф., Лю Дж., Блонд Б. Н., Уоллес А., Лю Дж. И др. Мультимодальная нейровизуализация фронтолимбической структуры и функций, связанных с попытками суицида у подростков и молодых людей с биполярным расстройством. Am J Psychiatry (2017) 174: 667–75. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2016.15050652

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    40. Lijffijt M, Rourke E, Swann A, Zunta-Soares G, Soares J. Течение болезни модулирует сокращение префронтального серого вещества, связанное с суицидальностью, у женщин с биполярным расстройством. Acta Psychiatrica Scand. (2014) 130: 374–87. DOI: 10.1111 / acps.12314

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    41. Нери-Фернандес Ф., Роша М.В., Яковски А., Ладейа Дж., Гимарайнш Дж. Л., Карантини Л.С. и др. Уменьшение площади заднего мозолистого тела у суицидальных и не суицидальных пациентов с биполярным расстройством. J Влияет на Disord . (2012) 142: 150–5. DOI: 10.1016 / j.jad.2012.05.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    42.Baldaçara L, Nery-Fernandes F, Rocha M, Quarantini LdC, Rocha G, Guimarães J и др. Связан ли объем мозжечка с биполярным расстройством? J Влияет на разлад. (2011) 135: 305–9. DOI: 10.1016 / j.jad.2011.06.059

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    43. Мацуо К., Нильсен Н., Николетти М.А., Хэтч Дж. П., Монкул Е. С., Ватанабе Ю. и др. Переднее мозолистое тело и импульсивность у суицидальных пациентов с биполярным расстройством. Neurosci Lett . (2010) 469: 75–80.DOI: 10.1016 / j.neulet.2009.11.047

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    44. Дуарте Д.Г., Майла де Кастро Л.Н., Альбукерке М.Р., Турецки Г., Динг Й., де Соуза-Дюран Флорида и др. Структурные аномалии головного мозга у пациентов с биполярным расстройством I типа и суицидальным поведением. Психиатрия Res . (2017) 265: 9–17. DOI: 10.1016 / j.pscychresns.2017.04.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    45. Бестехер Б., Вагнер Г., Кох К., Шахтцабель С., Райхенбах Дж. Р., Шлёссер Р. и др.Выраженное префронто-височное истончение коры при шизофрении: нейроанатомический коррелят суицидального поведения? Schizophr Res. (2016) 176: 151–7. DOI: 10.1016 / j.schres.2016.08.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    46. Giakoumatos CI, Tandon N, Shah J, Mathew IT, Brady RO, Clementz BA, et al. Связаны ли структурные аномалии мозга с суицидальным поведением у пациентов с психотическими расстройствами? J Psychiatr Res. (2013) 47: 1389–95.DOI: 10.1016 / j.jpsychires.2013.06.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    47. Spoletini I, Piras F, Fagioli S, Rubino IA, Martinotti G, Siracusano A, et al. Суицидальные попытки и увеличение объема правой миндалины при шизофрении. Schizophr Res . (2011) 125: 30–40. DOI: 10.1016 / j.schres.2010.08.023

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    48. Агилар Э.Дж., Гарсия-Марти Дж., Марти-Бонмати Л., Лулл Дж., Мораталь Д., Эскарти М. и др.Структурные изменения левой орбитофронтальной и верхней височной извилин, связанные с суицидальным поведением у пациентов с шизофренией. Prog Neuro-Psychopharmacol Biol Psychiatry (2008) 32: 1673–6. DOI: 10.1016 / j.pnpbp.2008.06.016

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    49. Rüsch N, Spoletini I, Wilke M, Martinotti G, Bria P, Trequattrini A, et al. Нижний объем белого вещества лобной области и суицидальность при шизофрении. Психиатрия Res .(2008) 164: 206–14. DOI: 10.1016 / j.pscychresns.2007.12.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    50. Солофф П., Белый Р., Дивадкар В.А. Импульсивность, агрессия и структура мозга у лиц, совершающих попытки самоубийства с высокой и низкой летальностью, с пограничным расстройством личности. Психиатрия Res . (2014) 222: 131–9. DOI: 10.1016 / j.pscychresns.2014.02.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    51. Солофф PH, Прюитт П., Шарма М., Радван Дж., Уайт Р., Дивадкар В.А.Структурные аномалии мозга и суицидальное поведение при пограничном расстройстве личности. J Psychiatr Res . (2012) 46: 516–25. DOI: 10.1016 / j.jpsychires.2012.01.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    52. Гудман М., Хазлетт Э.А., Аведон Дж. Б., Сивер Д. Р., Чу К. В., Нью А.С. Уменьшение объема передней поясной извилины у подростков с пограничным расстройством личности и сопутствующей большой депрессией. J Psychiatr Res . (2011) 45: 803–7. DOI: 10.1016 / j.jpsychires.2010.11.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    53. Ким Б., О Дж, Ким М.К., Ли С., Тэ В.С., Ким С.М. и др. Изменения белого вещества связаны с попыткой самоубийства у пациентов с паническим расстройством. J Влияет на Disord . (2015) 175: 139–46. DOI: 10.1016 / j.jad.2015.01.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    54. Томас Л.А., Де Беллис, доктор медицины. Объемы гипофиза при посттравматическом стрессовом расстройстве, связанном с жестоким обращением у детей. Biol Psychiatry (2004) 55: 752–8. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2003.11.021

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    55. van Heeringen K, Bijttebier S, Desmyter S, Vervaet M, Baeken C. Существует ли нейроанатомическая основа уязвимости к суицидальному поведению? Координатный мета-анализ структурных и функциональных МРТ-исследований. Front Hum Neurosci. (2014) 8: 824. DOI: 10.3389 / fnhum.2014.00824

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    56.Нанда П., Тандон Н., Мэтью И. Т., Падманабхан Дж. Л., Клементц Б. А., Перлсон Г. Д. и др. Импульсивность во всем спектре психоза: корреляты объема коры головного мозга, суицидального анамнеза, социальной и глобальной функции. Schizophr Res. (2016) 170: 80–6. DOI: 10.1016 / j.schres.2015.11.030

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    57. Всемирная организация здравоохранения. Депрессия и другие распространенные психические расстройства: оценки состояния здоровья в мире (2017).

    58.Ассоциация AP. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-5 ® ) . Арлингтон, Вирджиния: Американская психиатрическая ассоциация (2013). DOI: 10.1176 / appi.books.97808

    596

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    61. Сориано-Мас С., Эрнандес-Рибас Р., Пухоль Дж., Урретавиская М., Деус Дж., Харрисон Б. Дж. И др. Поперечная и продольная оценка структурных изменений мозга при меланхолической депрессии. Биологическая психиатрия (2011) 69: 318–25.DOI: 10.1016 / j.biopsych.2010.07.029

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    62. Помпили М., Иннаморати М., Манн Дж. Дж., Окендо М. А., Лестер Д., Дель Казале А. и др. Гиперинтенсивность перивентрикулярного белого вещества как предикторы суицидальных попыток при биполярных расстройствах и униполярной депрессии. Prog Neuro-Psychopharmacol Biol Psychiatry (2008) 32: 1501–7. DOI: 10.1016 / j.pnpbp.2008.05.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    70.Bassirnia A, Eveleth MC, Gabbay JM, Hassan YJ, Zhang B, Perez-Rodriguez MM. Прошлое, настоящее и будущее генетических исследований пограничного расстройства личности. Curr Opin Psychol. (2018) 21: 60–8. DOI: 10.1016 / j.copsyc.2017.09.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    71. Джакуматос К., Нанда П., Мэтью И., Тандон Н., Шах Дж., Бишоп Дж. И др. Влияние лития на толщину коры и объемы подполей гиппокампа при психотическом биполярном расстройстве. J Psychiatr Res . (2015) 61: 180–7. DOI: 10.1016 / j.jpsychires.2014.12.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    72. Филлипс М.Л., Трэвис М.Дж., Фаджиолини А., Купфер Д.Дж. Эффекты лекарств в нейровизуализационных исследованиях биполярного расстройства. Am J Psychiatry (2008) 165: 313–20. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2007.07071066

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    73. Дебетт С., Маркус Х. Клиническое значение гиперинтенсивности белого вещества при магнитно-резонансной томографии головного мозга: систематический обзор и метаанализ. BMJ (2010) 341: c3666. DOI: 10.1136 / bmj.c3666

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    74. Вардлав Дж. М., Вальдес Эрнандес М. С., Муньос-Маньега С. Из чего состоит гиперинтенсивность белого вещества? Актуальность для сосудистых когнитивных нарушений. Дж. Эм Харт Ассорс . (2015) 4: e001140. DOI: 10.1161 / JAHA.114.001140

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    75. Мартин П.К., Циммер Т.Дж., Пан Л.А. Маркеры попытки суицида и суицидального риска у подростков с помощью магнитно-резонансной томографии. Спектры ЦНС (2015) 20: 355–8. DOI: 10.1017 / S10928520048

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    76. Schmaal L, Veltman DJ, van Erp TG, Sämann P, Frodl T., Jahanshad N, et al. Подкорковые изменения мозга при большом депрессивном расстройстве: результаты рабочей группы ENIGMA Major Depressive Disorder. Mol Psychiatry (2016) 21: 806. DOI: 10.1038 / mp.2015.69

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    77.Белл Г.С., Гайтацис А., Белл С.Л., Джонсон А.Л., Сандер Дж. У. Самоубийство у людей с эпилепсией: насколько велик риск? Эпилепсия (2009) 50: 1933–42. DOI: 10.1111 / j.1528-1167.2009.02106.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    78. Серафини Г., Хейли С., Помпили М., Двиведи И., Брахмачари Г., Жирарди П. и др. Нейрогенез гиппокампа, нейротрофические факторы и депрессия: возможные терапевтические цели? Цели препарата для лечения нервного расстройства ЦНС (2014) 13: 1708–21.DOI: 10.2174 / 1871527313666141130223723

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    80. Thompson PM, Stein JL, Medland SE, Hibar DP, Vasquez AA, Renteria ME, et al. Консорциум ENIGMA: крупномасштабный совместный анализ нейровизуализации и генетических данных. Поведение изображения мозга . (2014) 8: 153–82. DOI: 10.1007 / s11682-013-9269-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Структура шкалы оценки аффективной интенсивности (AIRS) и ее связь с суицидным поведением

    Аннотация

    Фон

    Самоубийство связано с сильным негативным воздействием.Однако мало что известно о диапазоне аффектов, испытываемых суицидными людьми, или о отдельных эффектах валентности и интенсивности аффекта. Мы исследуем новую шкалу самооценки, шкалу оценки аффективной интенсивности (AIRS) из 17 пунктов, и ее связь с суицидальностью в выборке с высоким риском.

    Методология / основные выводы

    Пациенты с суицидальными наклонностями были набраны из отделения неотложной помощи большой городской больницы и выполнили там ряд обследований.Структура AIRS оценивалась с использованием анализа факторов максимального правдоподобия с вращением Облимина. Конвергентная и дивергентная достоверность оценивалась путем регрессии субшкал AIRS по субшкалам Краткого перечня симптомов. Связь с суицидальностью оценивалась по регрессии статуса попытки самоубийства по шкале и подшкалам, а также по отдельным пунктам и двустороннему взаимодействию пунктов, а также по значимым клиническим и демографическим факторам. В анализ были включены 176 человек. В рамках измерения AIRS были выявлены три надежных подшкалы: положительных чувств к себе, отрицательных чувств к себе, и отрицательных чувств к другим. Только отдельные элементы AIRS, значимо связанные со статусом попытки самоубийства; сильные «чувства любви» положительно связаны с фактической попыткой самоубийства, в то время как «чувство спокойствия» и «положительные чувства по отношению к себе» — отрицательно. Анализ взаимодействия показывает, что «спокойствие» смягчает ассоциацию «любви» с попыткой самоубийства.

    Выводы / Значение

    Факторный анализ AIRS согласуется с описанной моделью аффекта. Аффективные измерения предсказывали не суицидальное поведение, а сильное чувство любви, особенно при отсутствии защитных чувств спокойствия или позитивного взгляда на себя, связанных с текущей попыткой.

    Образец цитирования: Ясин З.С., Фишер К., Моралес Э., Галинкер II (2012) Любовь и самоубийство: структура шкалы оценки аффективной интенсивности (AIRS) и ее связь с суицидальным поведением. PLoS ONE 7 (8): e44069. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0044069

    Редактор: Джеймс Койн, Пенсильванский университет, Соединенные Штаты Америки

    Поступила: 23.03.2012; Принято к печати: 30 июля 2012 г .; Опубликовано: 29 августа 2012 г.

    Авторские права: © Yaseen et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Финансирование: Это исследование было поддержано грантом AFSP 1-SRG-xxxx-00139 Американского фонда предотвращения самоубийств, предоставленным IIG. Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

    Введение

    Самоубийство является основной причиной смертности, поскольку в Соединенных Штатах ежегодно более 36 000 человек умирают в результате самоубийства, и почти в двадцать раз больше людей обращаются в отделения неотложной помощи с попытками самоубийства [1], [2]. Однако, хотя хронические факторы риска суицида становятся все более понятными, мы по-прежнему не можем предсказать острый риск суицида [3].

    Таким образом, недавние исследования начали сосредотачиваться на острых состояниях, которые могут быть маркерами «суицидного кризиса».[4] Самоубийство было связано с состояниями сильного негативного аффекта [5], и до самоубийственной смерти пациенты испытывали множественные сильные негативные аффекты, связанные с депрессией [6] . Такие аффекты, как безнадежность, гнев, вина, брошенность, одиночество, сильная тревога, унижение и ненависть к себе, показали, что они играют важную роль в суицидальности [4]. Аналогичным образом, предыдущие исследования показывают, что переход от суицидных мыслей (SI) к суицидной попытке (SA) может быть вызван состояниями высокоинтенсивного негативного аффекта [5], [7].

    Однако отчетливые ассоциации аффективной интенсивности и аффективной валентности с самоубийством не исследовались. Комплексные модели аффекта описывают аффекты с точки зрения независимых компонентов, таких как валентность и возбуждение [8], [9]. Хотя возбуждение можно понимать как степень, в которой данный аффект связан с мотивацией к деятельности, индивидуальные аффекты также могут различаться по интенсивности [10]. Хотя шкалы самооценки, такие как Шкала эмоциональной интенсивности (EIS) [11] и Affective Intensity Measure (AIM) [12] — [14], были разработаны для измерения аффективной интенсивности признака , на сегодняшний день ни одно исследование не изучено отчетливый вклад состояния аффективной интенсивности и валентности в суицидное поведение.

    Кроме того, еще одним важным аспектом аффективного опыта, который не оценивается в AIM или EIS, является направленность, то есть аффект, направленный на себя или других. [15] Действительно, направленность аффекта связана с мотивационными состояниями и влияет на выбор поведенческой реакции. [15] Поскольку самоубийство может рассматриваться как акт агрессии по отношению к себе и / или коммуникативный акт, выражающий гнев или отчаяние по отношению к другим, можно ожидать не только валентность пережитых аффектов, но также их самонаправленность или направленность других на себя. повлиять на суицидальное поведение.Действительно, Болтон и др. Обнаружили, что специфические депрессивные симптомы вины и никчемности — направленные на себя негативные чувства — больше, чем грусть, связанная с будущей попыткой самоубийства, в крупном популяционном исследовании. [16].

    Наконец, мало что известно о диапазоне и разнообразии аффектов, испытываемых суицидными людьми. Хотя предыдущие исследования предполагают значительную обратную связь между суицидными идеями и положительным аффектом [17], роли индивидуальных аффектов, таких как любовь, в суицидном поведении уделяется мало количественного внимания [18].Таким образом, остается открытым вопрос, являются ли общие секторы аффективного спектра (например, интенсивный, отрицательный, самонаправленный аффект) или конкретные индивидуальные аффекты или комбинации аффектов более тесно связанными с самоубийством.

    С одной стороны, можно было ожидать, что секторы аффективного спектра, такие как интенсивный, отрицательный, самонаправленный аффект (который может быть представлен подшкалой AIRS), должны отражать депрессивный процесс, ведущий к суицидальности. С другой стороны, хотя большинство попыток самоубийства совершается людьми, страдающими депрессией в то время [19] — [21], обратное утверждение неверно, и самоубийства, в абсолютном выражении, довольно редки среди депрессивных людей [20].Таким образом, можно ожидать, что самоубийство вызвано не общим депрессивным сектором аффективного спектра, а более конкретными индивидуальными аффектами или комбинациями аффектов.

    Чтобы начать отвечать на эти вопросы, мы исследовали структуру новой шкалы, шкалы оценки аффективной интенсивности (AIRS) из 17 пунктов, и ее связь с суицидальностью в условиях отделения неотложной психиатрической помощи. Эта шкала была разработана для оценки степени интенсивного переживания широкого и сбалансированного диапазона положительных и отрицательных аффектов в течение 72 часов до обращения к психиатру в отделении неотложной помощи.Кроме того, шкала включала четыре итоговых пункта, изучающих опыт субъектов в отношении направленности своих аффектов на себя или на других. (См. Полный масштаб в Приложении S1.) Мы предположили, что:

    1. Факторный анализ AIRS выявит субшкалы, согласующиеся с циркумплексной моделью аффекта, включающей оси валентности и направленности, таким образом создавая субшкалы «позитивное я», «негативное я», «позитивное другое» и «негативное другое».
    2. Более высокая аффективная интенсивность, измеренная по общему баллу AIRS, будет ассоциироваться с тем, что субъекты обращаются в отделение неотложной помощи с текущей попыткой, а не только с идеями.
    3. Самонаправленные негативные аффекты высокой интенсивности («негативное я») будут ассоциироваться с текущей попыткой, а не только с идеями.
    4. AIRS будет определять индивидуальные аффекты, связанные с текущей попыткой, а не только идеи.

    Методы

    Дизайн и процедуры

    Данные для этого исследования были собраны в Медицинском центре Бет Исраэль в Нью-Йорке в связи с валидационным исследованием по шкале триггеров суицида (Yaseen et al., 2010). Экспертный совет медицинского центра Бет Исраэль одобрил исследование. В этом целенаправленном дизайне маловероятной выборки участники были идентифицированы и направлены на исследование врачом отделения неотложной помощи, когда суицидальность была идентифицирована как часть истории их настоящего заболевания. Во время первоначальной оценки участники дали письменное информированное согласие. Все данные были проанализированы анонимно, и были приняты меры для защиты личности субъектов; данные о субъектах были введены в базу данных для анализа обезличенным способом.Подходящие субъекты, которые согласились на участие в исследовании, затем получили углубленную оценку суицидального поведения обученным научным сотрудником во время их пребывания в отделении неотложной помощи. Кроме того, субъекты, которым потребовалась значительная медицинская помощь из-за их попыток суицида, были осмотрены психиатрами отделения неотложной помощи, и после стабилизации состояния здоровья, если они соответствовали критериям и дали согласие, были опрошены в течение 24 часов после их стабилизации в больнице. Измерения проводились для всех участников в одном и том же порядке.Кроме того, оценки подтверждались сравнением с диаграммой отделения неотложной помощи для каждого субъекта. Участникам было возмещено 25 долларов.

    Участники

    Критериями включения были возраст от 21 до 65 лет, способность понимать форму согласия на английском языке и обращение с суицидальными идеями или попыткой обращения в отделение неотложной психиатрической помощи. Критериями исключения были умственная отсталость, когнитивные нарушения или лингвистические ограничения, препятствующие пониманию процесса согласия, возможный бред или серьезное неврологическое заболевание, а также предыдущий или текущий диагноз симуляции по оценке психиатра (ов) в отделении неотложной психиатрической помощи.

    Меры

    Демографические переменные.

    Демографическая анкета была создана для этого исследования, чтобы получить информацию о возрасте, поле, семейном положении, уровне образования и семейном доходе.

    Диагностика.

    Диагноз был поставлен психиатром во время клинического собеседования в отделении неотложной помощи. Психиатры — это опытные психиатры, имеющие лицензию на работу в отделениях неотложной психиатрической помощи, или пациенты-психиатры второго и четвертого курсов, находящиеся под непосредственным наблюдением первых.Затем эти данные были извлечены из обзора карт пациентов из отделения неотложной психиатрической помощи и были закодированы как 1) Нет диагноза оси I DSM, 2) Тревога или униполярное депрессивное расстройство без психоза, 3) Биполярное расстройство без психоза и 4) Психотическое расстройство. чтобы максимизировать диагностическую надежность [22] — [24], а также степени свободы, тем самым увеличивая статистическую мощность в последующих анализах.

    Использование психоактивных веществ.

    Употребление психоактивных веществ было оценено во время собеседования в отделении неотложной помощи психиатром.Затем эти данные были извлечены из обзора карт пациентов в отделении неотложной психиатрической помощи и закодированы как присутствующие, если сообщалось о злоупотреблении алкоголем или наркотиками или зависимости.

    Оценка аффективной интенсивности

    Шкала оценки аффективной интенсивности.

    Чтобы оценить и оценить наличие высокой интенсивности в широком диапазоне эмоциональных состояний в течение 3 дней, предшествующих суицидальному представлению в отделении неотложной психиатрической помощи, мы использовали новую меру из 17 пунктов, называемую шкалой оценки аффективной интенсивности (AIRS).AIRS — это показатель самооценки. Пациентов просили оценить, было ли их переживание каждого из нескольких состояний настроения в течение 72 дней до обращения в отделение неотложной помощи «необычно интенсивным или глубоким», используя трехбалльную шкалу Лайкерта (0 = совсем нет, 1 = немного, 2 = много) отзывов. Примеры заданий, оценивающих индивидуальные аффекты, представлены ниже:

    В течение последних 3 дней перед тем, как вы обратились в отделение неотложной помощи, испытывали ли вы какие-либо периоды, когда вы чувствовали себя следующим образом:

    Необычно сильное или глубокое чувство печали?

    0 = Вовсе нет.1 = Иногда. 2 = Много.

    Необычно сильное или глубокое чувство любви?

    0 = Вовсе нет. 1 = Иногда. 2 = Много.

    Пример итогового задания, используемого для оценки направленности положительных и отрицательных аффектов на себя и на других, представлен ниже:

    Какие-либо необычно сильные или глубокие негативные чувства по отношению к себе?

    0 = Вовсе нет. 1 = Иногда. 2 = Много.

    Симптоматическая оценка

    Симптоматическая оценка участников исследования проводилась с помощью Краткого перечня симптомов (BSI).BSI — это инструмент самоотчета из 53 пунктов с девятью подшкалами области симптомов и подшкалой глобальной степени тяжести. [25].

    Оценка суицидального поведения

    Колумбийская шкала суицидального риска.

    C-SSRS [26] — это полуструктурированное интервью, проводимое клиницистом для выявления и стандартизированной оценки суицидальных мыслей и поведения в любых условиях. Наличие суицидальных мыслей констатировали на пяти уровнях возрастающей степени тяжести мыслей.К ним относятся пассивное мышление (желание умереть или заснуть и не просыпаться) и четыре уровня активного мышления (мысли о самоубийстве, мысли о методе убийства, намерения убить себя и разработка планов совершения самоубийства) . Последние три уровня мышления оценивались только в том случае, если одобрялись активные мысли о самоубийстве [27]. Текущее и прошлое суицидальное поведение оценивалось с помощью C-SSRS и дополнялось картами пациентов.

    Суицидальные мысли.

    В целях проверки суицидальные мысли были определены как ответ «да» на вопрос: «Задумывались ли вы когда-нибудь о самоубийстве?» (Кесслер, Борхес и Уолтерс, 1999).Идея была подтверждена отчетом клинициста и количественно оценена с помощью C-SSRS.

    Попытка самоубийства.

    Попытка самоубийства определяется в C-SSRS как потенциально самоповреждающее действие, совершенное по крайней мере с некоторым желанием умереть в результате этого. В C-SSRS попытка самоубийства отличается от несуицидного самоповреждающего поведения с помощью вопросов, оценивающих намерение субъектов вызвать собственную смерть по сравнению с тем, чтобы «снять стресс, почувствовать себя лучше, вызвать сочувствие», et cetera . [26].

    Текущая попытка.

    Субъекты были оценены на предмет наличия реальной попытки самоубийства во время обращения в отделение неотложной психиатрической помощи путем согласования отчета субъекта в C-SSRS и истории их настоящего заболевания, записанной в их картах отделения неотложной помощи.

    Фактическая летальность попытки.

    Фактическая летальность при попытке самоубийства оценивается в C-SSRS по шкале от 0 до 5, от отсутствия или очень незначительных травм, не требующих ухода (0), до легких травм, таких как меры первой помощи (1), до умеренных. , требующие некоторой медицинской помощи (2), травмы средней и тяжелой степени, требующие госпитализации (3), тяжелые, требующие интенсивной терапии (4), вплоть до смерти (5).[26]. Фактический уровень летальности текущих попыток оценивался с помощью C-SSRS, дополненного картами пациентов.

    Основная текущая попытка.

    Субъекты с Текущая попытка с Фактическая летальность попытки ≥2 были определены как совершившие существенную текущую попытку.

    Статистический метод

    Надежность весов.

    Надежность шкалы оценивалась путем вычисления альфы Кронбаха, а отдельные элементы шкалы оценивались на предмет их влияния на альфа Кронбаха.

    Структура шкалы.

    Поскольку это новая шкала, был использован исследовательский факторный анализ. Однако, поскольку шкала была выдвинута гипотезой для отражения аффективного окружения, предсказывающего четыре скрытых фактора — «позитивное я», «негативное я», «позитивное другое» и «негативное другое», был использован факторно-аналитический подход с использованием извлечения максимального правдоподобия. проверить предполагаемую четырехфакторную структуру. Был проведен факторный анализ и сравнивались трех- и четырехфакторные модели, поскольку только четыре фактора имели собственные значения больше единицы.Кроме того, поскольку депрессия связана с негативными предубеждениями [28], следует ожидать корреляции факторов «негативное я» и «негативное другое». Таким образом, неортогональное вращение факторов Облимина с нормализацией Кайзера использовалось для получения оптимальной факторной структуры. [29] Затем факторы окончательной модели оценивались как субшкалы с использованием альфы Кронбаха для измерения надежности субшкалы. Субшкалы были созданы путем присвоения каждому элементу загрузки выше порогового уровня 0,3 [29] фактору, по которому он загружался наиболее сильно.Кроме того, поскольку альфа Кронбаха имеет тенденцию быть дефлятированной для шкал с менее чем семью элементами [30], среднее значение rho корреляции между элементами было вычислено для каждой шкалы и сравнено с эталонными диапазонами, предложенными Кларком и Ватсоном. [31].

    Конвергентная и расходящаяся действительность.

    Корреляции общих и субшкал AIRS с субшкалами BSI оценивались с использованием прямой условной регрессии субшкал BSI по каждой производной субшкале AIRS.

    Все анализы были выполнены в SPSS.

    Построить действительность и индивидуальный аффект отношения к попытке самоубийства.

    Был проведен отдельный бинарный логистический регрессионный анализ, индивидуально регрессирующий общий балл AIRS, баллы по подшкале AIRS и баллы отдельных пунктов AIRS по зависимой переменной «текущая попытка самоубийства». При вторичном анализе эти регрессии повторялись с использованием «существенной текущей попытки» (то есть попыток, требующих хотя бы некоторой медицинской помощи) в качестве зависимой переменной. Кроме того, была проведена пошаговая бинарная логистическая регрессия, чтобы установить отношения между фактической попыткой самоубийства (зависимая переменная) и демографическими и диагностическими факторами.Значимые демографические и диагностические факторы затем были добавлены по блокам к моделям, проверяющим связь оценок AIRS с текущей попыткой: пошаговая бинарная логистическая регрессия была выполнена для каждой из трех моделей, чтобы установить взаимосвязь между текущей попыткой самоубийства (зависимая переменная) и 1) AIRS. общий балл, 2) баллы по подшкале AIRS и 3) баллы по отдельным пунктам AIRS. Во вторичном анализе были изучены эффекты взаимодействия между значимыми элементами AIRS, и была сгенерирована составная субшкала, связанная с самоубийством, и ее свойства в качестве предиктора статуса попытки самоубийства были протестированы с использованием анализа характеристик приемника-оператора.

    Результаты

    Описание образца

    Демографические характеристики исследуемой выборки представлены в таблице 1. Наша выборка примерно на две трети состояла из мужчин и в подавляющем большинстве одиноких. Примерно две трети имели годовой доход <20 000 долларов США, были безработными или инвалидами и имели независимое жилье. Примерно половина из них больше не имела среднего образования.

    Клинические характеристики нашей выборки представлены в таблицах 2 и 3. Из всех субъектов 31 (17.6%) представили фактическую попытку суицида, а 145 (82,4%) сообщили только о суицидальных мыслях. Из 31 субъекта, имевшего фактическую попытку самоубийства, 11 (35%) имели уровень летальности C-SSRS 0 (отсутствие вреда), 9 (29%) имели уровень летальности 1 (незначительное повреждение), 7 (23%) имели уровень летальности 2 — умеренный вред (требующий некоторой медицинской помощи), 3 (10%) — уровень летальности 3 (требующий госпитализации) и 1 (3%) — уровень летальности 4 (требующий помощи в отделении интенсивной терапии). Примерно две трети участников, не пытавшихся предпринять попытку, были мужчинами, в то время как среди субъектов, представивших текущую попытку, большинство составляли женщины.Большинство, 99 (56,3%) сообщили о ранее совершавшемся самоубийстве. Большинство как реальных самоубийц, так и субъектов, в настоящее время имеющих только суицидальные мысли, сообщили о своих попытках на протяжении всей жизни. Однако значительная часть (12/31 = 38,7%) попыток самоубийства в прошлом не сообщала о попытках самоубийства. Из всей выборки 92 (52,3%) участника сообщили об употреблении алкоголя, наркотиков или и того, и другого. Более чем у половины (90, 51,1%) испытуемых была диагностирована униполярная депрессия и / или тревожное расстройство.

    Структура и характеристики меры AIRS

    Надежность.

    AIRS в целом продемонстрировал хорошую надежность с альфа Кронбаха 0,747 (n = 172). Никакие предметы не увеличивают альфу при удалении из шкалы.

    Факторная структура меры AIRS.

    Исследовательский факторный анализ выявил четыре фактора с собственными значениями больше 1, а изучение осыпи предложило трех- или четырехфакторное решение. Для сравнения трех- и четырехфакторных решений использовался факторный анализ с использованием экстракции факторов максимального правдоподобия с вращением Облимина.Только четырехфакторное решение обеспечило достоверное соответствие данным с хи-квадрат = 94,26 (df 74, p = 0,056), тогда как трехфакторное решение не дало (p-значение статистики хи-квадрат <0,01). Как и предполагалось, Фактор 1 (Отрицательное Другое) наиболее сильно коррелировал с Фактором 3 (Отрицательное Я) с r = 0,35. Остальные парные корреляции между факторами были скромными, от 0,03 до 0,13.

    Подшкалы, идентифицированные в рамках измерения AIRS.

    Каждому элементу, загруженному выше 0,35 по фактору, присваивался фактор, по которому он был загружен наиболее сильно, чтобы получить субшкалы, соответствующие каждому из четырех факторов.Это дало четыре субшкалы в рамках измерения AIRS: « Позитивное Я», «Негативное Я», «Негативное другое» и «Ревность» . Все пункты, кроме «положительных чувств по отношению к другим», были отнесены к субшкале. Альфа Кронбаха показала хорошую внутреннюю согласованность для первых трех субшкал в диапазоне 0,771–0,668, с инвариантным значением длины шкалы в диапазоне 0,29–0,36, что свидетельствует о хорошей надежности этих широких конструкций [31]. Подшкала ревности состоит из одного пункта и поэтому не может быть проанализирована на предмет надежности.Факторная и субшкальная структура и статистика надежности подробно представлены в Таблице 4.

    Конвергентная и дискриминантная действительность.

    Подшкалы AIRS продемонстрировали хорошую конвергентную и дискриминантную достоверность с подшкалами BSI. В прямой условной регрессии подшкала AIRS Positive Self однозначно ассоциировалась с психотическими и соматическими подшкалами BSI (стандартизованная бета = 0,391 (p = 0,001), 0,175 (p = 0,033, соответственно)) и продемонстрировала уникальную отрицательную связь с депрессией BSI (стандартизованная Бета -0.517, р <0,0005). Подшкала AIRS Negative Self продемонстрировала уникальные положительные ассоциации с депрессией BSI (стандартизованная бета 0,370, p <0,0005) и подшкалами межличностных проблем (стандартизованная бета 0,242, p = 0,001), в то время как подшкала AIRS Negative Other продемонстрировала уникальную положительную связь с враждебностью BSI (стандартизованная Бета 0,535, р <0,0005). Наконец, ревность продемонстрировала уникальную положительную связь с враждебностью BSI (стандартизированная бета 0,197, p <0,021).

    Конструировать валидность и отношение к суицидальности

    баллов AIRS.

    В этой выборке субъектов, обращающихся в отделение неотложной помощи с суицидальностью, общие баллы по шкале AIRS варьировались от 0 до 33 из возможных 34 баллов и в среднем составляли 16,9 балла, демонстрируя широкую вариабельность. Показатели были лишь слегка смещены в сторону более высоких баллов (асимметрия -0,10). Однако средний балл по Позитивному Я был низким (3,4, диапазон 0–12), и распределение было более существенно смещено в сторону более низких баллов (асимметрия = 0,64). Наивысшие баллы были у Отрицательного Я (среднее 7,6, диапазон 0–10), и их распределение демонстрировало сильную асимметрию в сторону более высоких баллов (-0.89). Оценки также были лишь несколько смещены в сторону более высоких баллов по подшкале «Отрицательное другое» (среднее 4,7, диапазон 0–8, асимметрия –0,22). Показатели ревности были низкими (среднее 0,56, диапазон 0–2) и сильно смещались в сторону низкого балла (асимметрия 0,96).

    Связь общих и дополнительных баллов AIRS со статусом попытки самоубийства.

    Были выявлены значимые клинические и демографические факторы для включения в модель, если будут обнаружены значимые двумерные отношения для общей шкалы, подшкалы и отдельных баллов по пунктам.Пол, возраст, семейное положение, годы образования, годовой доход и наличие или отсутствие злоупотребления психоактивными веществами были введены в пошаговую обратную логистическую регрессию в зависимости от статуса попытки. Из них только два значимо связаны со статусом попытки; наличие токсикомании (бета -1,49, p = 0,004) и мужской пол (бета -0,95, p = 0,036) имели значительную отрицательную связь с наличием фактической попытки самоубийства. Психотические расстройства как группа также были сильно отрицательно связаны с фактической СА (бета −2.19, р = 0,023).

    Регрессия статуса SA по отношению к общему баллу AIRS не выявила значимой связи, с контролем или без контроля пола, злоупотребления психоактивными веществами и диагностической категории. Регрессия статуса СА по показателям подшкалы AIRS также не выявила значимой связи, с контролем или без контроля пола, злоупотребления психоактивными веществами и диагноза. Эти результаты не изменились, когда анализ ограничился попытками суицида по существу.

    Индивидуальные аффективные отношения со статусом попытки самоубийства

    Единовременная логистическая регрессия отдельных элементов AIRS в зависимости от статуса попытки самоубийства в качестве зависимой переменной (без контроля других переменных) обнаружила, что только «Любовь» является значимым предиктором представления с фактической попыткой (бета 0.915, p <0,0005) «Положительные чувства к себе» приблизились к значимости как отрицательный предиктор (бета -0,570, p = 0,061). Для серьезных попыток самоубийства только «Любовь» оставалась значимым предиктором (бета 0,904, p = 0,03).

    Чтобы учесть ковариацию заданий, была использована пошаговая обратная условная логистическая регрессия статуса SA по отношению к отдельным пунктам AIRS, и были выявлены три пункта, которые в значительной степени связаны со статусом попытки: положительная ассоциация сильного чувства любви (бета = 1.462, p <0,0005), отрицательная ассоциация для чувства спокойствия (Beta = -1,144, p = 0,012) и отрицательная ассоциация для положительных чувств, направленных на себя (Beta = -0,984, p = 0,011) с попыткой самоубийства. Добавление демографических и диагностических факторов к регрессии не привело к значительному изменению этих результатов, и среди добавленных переменных значимой оставалась только отрицательная связь с наличием злоупотребления психоактивными веществами (бета = -5,91, p = 0,003). Таким образом, наличие любви и отсутствие спокойствия или положительных чувств по отношению к себе и злоупотребление психоактивными веществами были значимыми факторами для реальной попытки самоубийства.При повторении этого анализа с исходом, ограниченным существенными попытками, только «Любовь» (бета = 1,537, p = 0,003) и «спокойствие» (бета = -2,737, p = 0,049) оставались значимыми предикторами.

    Условная пошаговая регрессия в обратном направлении значимых элементов AIRS, демографических факторов (пол и употребление психоактивных веществ) и их попарного взаимодействия показала, что, хотя любовь AIRS оставалась положительным коррелятом текущей попытки, взаимодействие любви AIRS с AIRS Calm было защитным (бета = — 1.48, р = 0,01). Кроме того, анализ взаимодействия различных уровней аффектов показал, что одновременное переживание большого количества чувств любви без чувства спокойствия связано примерно с 13-кратным повышением вероятности фактической попытки самоубийства (бета = 2,58, p = 0,023). При повторении этого анализа с исходом, ограниченным существенными попытками, взаимодействие было аналогичным, но не статистически значимым.

    Во вторичном анализе составная переменная была создана путем вычитания баллов по пунктам «Спокойствие» и «Позитивное Я» из баллов по пункту «Любовь».Оценка по этой составной переменной значительно различалась между субъектами, которые представили фактическую попытку самоубийства, и теми, кто представил только мысли. Площадь под кривой для характеристической функции Receiver Operator составила 0,768 (95% доверительный интервал 0,673–0,864, p <0,0005). При оптимальной шкале отсечки ≥0 чувствительность составила 86,7%, а специфичность - 41,7%. Оценка 1 или выше была на 90% специфична для презентации с фактической попыткой самоубийства, но имела чувствительность только 47%. (См. Рисунок 1.) При повторении этого анализа с исходом, ограниченным существенными попытками, эффективность практически не изменилась с площадью под кривой 0,744 (p = 0,010) и оптимальной оценкой отсечения 0, что дает чувствительность 90% и специфичность 38,4%.

    Рис. 1. Кривая характеристик оператора-приемника для составной оценки риска самоубийства AIRS.

    Этот апостериорный анализ показывает характеристическую кривую оператора-получателя и ее координаты для составной оценки риска самоубийства AIRS, полученной путем вычитания баллов по отдельным пунктам «Позитивные чувства к себе» и «Спокойствие» из отдельного пункта «Любовь».

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0044069.g001

    Обсуждение

    В этом исследовании мы изучили структуру новой шкалы, шкалы оценки аффективной интенсивности (AIRS) из 17 пунктов, и ее связь с суицидальностью в условиях отделения неотложной психиатрической помощи. Хотя это, прежде всего, новое исследование по валидации, оно также служит первым исследованием, насколько нам известно, для систематического изучения аффективного опыта людей, обращающихся в психиатрическое отделение неотложной помощи с острым суицидальным поведением.Таким образом, мы предположили, что:

    1. AIRS будет функционировать как надежная мера с факторной структурой, совместимой с циркумплексной моделью аффекта, включающей компоненты валентности и направленности, создавая таким образом субшкалы «Позитивное Я», «Негативное Я», «Позитивное Другое» и «Негативное Другое». .
    2. Более высокая аффективная интенсивность, измеренная по общему баллу AIRS, будет ассоциироваться с обращением субъектов в реанимацию с текущей попыткой, а не только с идеями.
    3. Самонаправленные негативные аффекты высокой интенсивности («негативное я») будут ассоциироваться с текущей попыткой, а не только с идеями.
    4. AIRS будет определять индивидуальные аффекты, связанные с текущей попыткой, а не только идеи.

    Наша первая гипотеза была подтверждена выводом о том, что AIRS, несмотря на наличие разнообразного диапазона аффектов, функционирует как внутренне согласованная шкала с альфой Кронбаха 0,747 и всеми элементами, участвующими в измерении. Учитывая, что многие отдельные пункты номинально противопоставлялись (например, «любовь» и «ненависть»), этот результат предполагает, что общий балл по шкале является отражением общего фактора эмоциональной интенсивности.Наша первая гипотеза также была в значительной степени подтверждена обнаружением трех факторов, которые генерировали надежные субшкалы: «Позитивное Я», «Негативное Я» и «Негативное Другое». Однако, вопреки нашим ожиданиям, «положительные чувства по отношению к другим» не стали фактором, скорее, отдельный пункт «Ревность» возник как четвертый фактор, отдельный от «Негативного Другого». Вполне возможно, что позитивные чувства, направленные на других, были недостаточно представлены в AIRS. Наконец, ревность может просто не вписываться в предлагаемый аффективный кругозор, являясь, скорее, чем просто аффектом, направленным на себя или на других, сложным составом.[32].

    Кроме того, субшкалы AIRS продемонстрировали хорошую конвергентную и дискриминантную достоверность с субшкалами BSI. В регрессионном анализе подшкала BSI враждебности была единственной подшкалой, которая значимо ассоциировалась с AIRS Negative Other, в то время как подшкалы BSI Interpersonal затруднений и депрессии были единственными подшкалами, которые значимо ассоциировались с AIRS Negative Self. Самая сильная связь между субшкалами BSI и положительным самочувствием AIRS была интуитивно обратной связью с депрессией BSI.Менее интуитивно были обнаружены дополнительные ассоциации между AIRS Positive Self и BSI Psychotic и, в меньшей степени, BSI Somatic субшкалами. Одно из возможных объяснений этих скромных ассоциаций состоит в том, что дезорганизованный аффект у психотических субъектов объясняет связь между позитивными аффектами и психотическими симптомами или что непосредственное присутствие заботливого персонала и экспертов вызывает более позитивный аффект у субъектов с шизофренией [33], [34] .

    Наши вторая и третья гипотезы не были подтверждены в этом исследовании.Однако, как и следовало ожидать от выборки суицидных субъектов, распределение баллов смещено в сторону высоких оценок отрицательных аффектов и низких оценок положительных аффектов. Однако стоит отметить, что значительный процент субъектов, обращающихся в отделение неотложной психиатрической помощи с суицидальным поведением, также сообщают о недавнем опыте интенсивных положительных аффектов. Роль, которую этот опыт может сыграть в устойчивости таких пациентов, заслуживает дальнейшего изучения [35], [36].

    Наша последняя гипотеза о том, что индивидуальные аффекты и определенные комбинации аффектов могут быть связаны с попыткой самоубийства, подтвердилась.Этот вывод согласуется с представлением о том, что, учитывая абсолютную редкость самоубийств среди людей из группы риска [37], самоубийство должно быть вызвано не общим депрессивным сектором спектра аффектов, а конкретными индивидуальными аффектами или комбинациями аффектов, как предполагается. аналогично, например, в «теории побега» суицида [38]. Таким образом, возможно, наиболее поразительным открытием является сильная связь между субъектами, поддерживающими сильные чувства любви, с текущим статусом попытки. В самом деле, роль сильного чувства любви в суицидальной попытке можно понять в контексте привязанности, учитывая, что небезопасная привязанность связана с более высоким риском суицидной попытки [39], и было обнаружено, что она в значительной степени взаимодействует с депрессией на уровне мозговой активности [40], [41].

    Кроме того, мы обнаружили, что чувство спокойствия смягчает эту ассоциацию, так что сильное чувство спокойствия защищает, в то время как его отсутствие увеличивает риск совершения попытки самоубийства среди субъектов, сообщающих о сильных чувствах любви. Наконец, специфическая комбинация сильного чувства любви с низким чувством спокойствия и низким положительным чувством по отношению к себе отличала нынешних пытающихся покончить жизнь самоубийством от субъектов, которые проявляли исключительно суицидальные мысли. Хотя этот результат может показаться неожиданным, обзор предсмертных записок показал, что эмоции любви, благодарности и прощения выражались в большинстве [42] . Кроме того, в исследовании 100 последовательных попыток самоубийства с высокой летальностью Холл и др. [19] обнаружили, что после депрессивного настроения двумя наиболее частыми характеристиками были тяжелая тревога (92%) и / или панические атаки (80%), а также недавние потеря близких личных отношений (78%). Эти повторяющиеся открытия можно объяснить, с одной стороны, огромной способностью любви вызывать страдания, а с другой — представлением о том, что помимо наличия побуждающих к действию факторов риска, мотивирующих суицидальное поведение, это отсутствие действия — ингибирующие защитные факторы (например, например,g., успешное привлечение интернализованных представлений о безопасной привязанности и / или фактических фигур привязанности), что позволяет воздействовать на суицидный импульс. Поскольку дистресс является ключевым активатором системы привязанности [43], дистресс, вызванный потерей или отторжением объекта привязанности — любимого человека — может, особенно в контексте небезопасной привязанности, привести к положительной обратной связи, способствующей самоубийству [44]. между бедствием и активацией системы привязанности. Более того, поскольку Койн и его коллеги продемонстрировали такую ​​положительную обратную связь, я могу быть реифицируемым в депрессии, поскольку депрессивные субъекты часто вызывают не только депрессию, но и враждебность у других, в том числе у лиц, осуществляющих уход [45] — [47].Такая интерпретация согласуется с предыдущим исследованием Фишера и др. [48], в котором сделан вывод о том, что романтическое неприятие может вызвать чувство огромной потери и может привести к клинической депрессии и самоубийству. Лица, охваченные интенсивными аффективными состояниями с высокой реактивностью на дистресс, приводящими к потере эмоционального контроля, вероятно, будут действовать импульсивно [49], включая попытки самоубийства с низким планом [50]. Действительно, в соответствии с отличительной ролью отсутствия ингибирующих защитных факторов в различении лиц, пытающихся покончить жизнь самоубийством, от тех, кто не пытается покончить с собой, ключевым фактором в различении лиц, пытающихся совершить самоубийство, по-видимому, является реакция на индивидуальный дистресс и / или проявление более агрессивных / импульсивных тенденций [50], [51].

    Ограничения

    Это исследование имеет несколько важных ограничений.

    С точки зрения валидации шкалы выборка состояла только из англоговорящих пациентов психиатрического отделения неотложной помощи с острым суицидальным поведением, что может ограничивать возможность обобщения. Кроме того, еще предстоит продемонстрировать конвергентную валидность с другими показателями аффективной интенсивности.

    С точки зрения клинической значимости исследование ограничено тем, что выборка недостаточно мощна, чтобы определить, какие могут быть реальные, но небольшие эффекты во взаимосвязи между общими и субшкалами, а также статусом попытки самоубийства.Более того, это исследование охватывало только попытки самоубийства без смертельного исхода, в первую очередь с низкой летальностью, и потенциальные участники, которые совершили успешные попытки, не были включены по воле обстоятельств, а те, кто предпринял попытки со смертельным исходом, были замечены только после медицинской стабилизации и, возможно, были менее готовы к участию. В исследовании. Наконец, хотя поддержка сильного чувства любви в значительной степени ассоциируется с текущей попыткой самоубийства, как и с любым самоотчетом о дескрипторе, интерпретация дескриптора в конечном итоге принадлежит субъекту.Таким образом, тип любовного аффекта, испытываемый покушающимися, не оценивался, и самоотчет о сильных чувствах любви может указывать на романтическую любовь, филиальную любовь, романтическое неприятие, потерю любимого человека или какую-либо другую форму любви. Хотя это исследование не дает ответов на эти вопросы, наши убедительные результаты указывают на важность подробного исследования роли любви и других связанных с привязанностью аффектов в самоубийстве, а также изучения баланса между факторами риска, способствующими действию, и действиями. — ингибирующие защитные факторы при суицидальности.

    Выводы

    AIRS — это инструмент с тремя надежными субшкалами, различающими области положительного и отрицательного аффекта и направленность аффектов на себя и на иную, в соответствии с трехосной циркумплексной моделью аффекта, а также указание на ревность как независимый четвертый фактор. Хотя аффективная интенсивность как таковая , похоже, не предсказывает суицидальное поведение, сильное чувство любви, особенно при отсутствии защитных чувств спокойствия или позитивного взгляда на себя, в значительной степени ассоциированных с суицидальными действиями.Таким образом, хотя этот инструмент фокусируется на внутриличностной переменной аффективной интенсивности состояния, его основная клиническая функция, по-видимому, заключается в предложении взгляда на человека в межличностном контексте с использованием аффективных оценок для понимания сложных ситуаций в отношениях, ведущих к самоубийству. пытаться. Таким образом, наше исследование указывает на необходимость дальнейшего изучения аффективной интенсивности, любви и динамики отношений, связанных с привязанностью, в эволюции суицидальности.

    Вклад авторов

    Задумал и спроектировал эксперименты: ZSY IIG.Проведены эксперименты: КФ ЭМ. Проанализированы данные: ZSY KF EM. Написал статью: ZSY KF EM IIG. Автор AIRS: ZSY.

    Ссылки

    1. 1. Национальный центр профилактики и контроля травм CfDCaPA, (2008) GA: Центры контроля и профилактики заболеваний WISQARS со смертельным исходом: отчеты о смертности. В: Центры по контролю и профилактике заболеваний. Атланта Джи, редактор.
    2. 2. Национальный центр профилактики и контроля травм CfDCaPA (2008) GA: Центры контроля и профилактики заболеваний. Несмертельные травмы WISQARS: отчеты о нефатальных травмах.В: Prevention CfDCa, редактор. Атланта, Джорджия.
    3. 3. Саймон Р.И. (2006) Неминуемое самоубийство: иллюзия краткосрочного предсказания. Самоубийство и опасное для жизни поведение 36: 296–301.
    4. 4. Хендин Х, Мальцбергер Дж. Т., Сзанто К. (2007) Роль интенсивных аффективных состояний в сигнале суицидального кризиса. Журнал нервных и психических заболеваний 195: 363–368 310.1097 / NMD.1090b1013e318052264d.
    5. 5. Хендин Х., Аль-Джурди Р.К., Хоук П.Р., Хьюз С., Тернер Дж.Б. (2010) Роль интенсивных аффектов в прогнозировании краткосрочного риска суицидального поведения: перспективное исследование.Журнал нервных и психических заболеваний 198: 220–225 210.1097 / NMD.1090b1013e3181d1013d1014.
    6. 6. Hendin H, Maltsberger JT, Haas AP, Szanto K, Rabinowicz H (2004) Отчаяние и другие аффективные состояния у суицидных пациентов. Самоубийство и опасное для жизни поведение 34: 386–394.
    7. 7. Ясин З., Кац С., Джонсон М., Эйзенберг Д., Коэн Л. и др. (2010) Разработка конструкции: Шкала триггера самоубийства (STS-2), мера предполагаемого триггерного состояния самоубийства.BMC Psychiatry 10: 110.
    8. 8. Познер Дж., Рассел Дж. А., Петерсон Б. С. (2005) Окружная модель аффекта: интегративный подход к аффективной нейробиологии, когнитивному развитию и психопатологии. Развитие и психопатология 17: 715–734.
    9. 9. Рассел Дж. А. (1980) Замкнутая модель аффекта. Журнал личности и социальной психологии 39: 1161–1178.
    10. 10. Cacioppo JT, Petty RE, Losch ME, Kim HS (1986) Электромиографическая активность в областях лицевых мышц может различать валентность и интенсивность аффективных реакций.Журнал личности и социальной психологии 50: 260–268.
    11. 11. Бахоровский Дж.А., Браатен Е.Б. (1994) Эмоциональная интенсивность: измерение и теоретические последствия. Личность и индивидуальные различия 17: 191–199.
    12. 12. Ларсен Р.Дж., Динер Э. (1985) Многопрофильное и многомодовое исследование структуры аффекта: гедонистический уровень и эмоциональная интенсивность. Личность и индивидуальные различия 6: 631–636.
    13. 13. Ларсен Р.Дж., Динер Э. (1987) Интенсивность воздействия как индивидуальная характеристика различия: обзор.Журнал исследований личности 21: 1–39.
    14. 14. Флетт Г.Л., Хьюитт П.Л. (1995) Критерийная валидность и психометрические свойства меры интенсивности аффекта в психиатрической выборке. Личность и индивидуальные различия 19: 585–591.
    15. 15. Вайнер Б. (2000) Внутриличностные и межличностные теории мотивации с точки зрения атрибуции. Обзор педагогической психологии 12: 1–14.
    16. 16. Bolton JM, Pagura J, Enns MW, Grant B, Sareen J (2010) Популяционное продольное исследование факторов риска суицидных попыток при большом депрессивном расстройстве.Журнал психиатрических исследований 44: 817–826.
    17. 17. Hirsch JK, Duberstein PR, Chapman B, Lyness JM (2007) Положительный аффект и суицидальные мысли у пожилых пациентов первичной медико-санитарной помощи. Психология и старение 22: 6.
    18. 18. Канетто С.С., Лестер Д. (2002) Мотивы любви и достижения в суицидных записках женщин и мужчин. Журнал психологии 136: 573–576.
    19. 19. Hall RCW, Platt DE, Hall RCW (1999) Оценка суицидального риска: обзор факторов риска самоубийства у 100 пациентов, совершивших серьезные суицидальные попытки: оценка суицидного риска во время управляемой помощи.Психосоматика 40: 18–27.
    20. 20. Chen Y-W, Dilsaver SC (1996) Показатели суицидальных попыток в течение жизни среди субъектов с биполярными и униполярными расстройствами по сравнению с субъектами с другими расстройствами оси I. Биологическая психиатрия 39: 896–899.
    21. 21. Kessler RC, Borges G, Walters EE (1999) Распространенность и факторы риска попыток самоубийства в течение всей жизни в Национальном обследовании коморбидности. Arch Gen Psychiatry 56: 617–626.
    22. 22. Либерман ПБ, Бейкер Ф.М. (1985) Надежность психиатрического диагноза в отделении неотложной помощи.Больничная и общественная психиатрия 36: 291–293.
    23. 23. Warner MD, Peabody CA (1995) Надежность диагнозов, поставленных психиатрами в отделении неотложной помощи. Психиатрические службы 46: 1284–1286.
    24. 24. Cheniaux E, Landeira-Fernandez J, Versiani M (2009) Диагностика шизофрении, шизоаффективного расстройства, биполярного расстройства и униполярной депрессии: надежность и соответствие между DSM-IV и МКБ-10. Психопатология 42: 293–298.
    25. 25. Дерогатис Л. Р., Мелисаратос Н. (1983) Краткий перечень симптомов: вводный отчет. Психологическая медицина 13: 595–605.
    26. 26. Познер К., Браун Г.К., Стэнли Б., Брент Д.А., Ершова К.В. и др. (2011) Колумбийская шкала оценки степени серьезности самоубийств: первоначальная достоверность и результаты внутренней согласованности трех исследований с участием подростков и взрослых. Американский журнал психиатрии 168: 1266–1277.
    27. 27. Mundt JC, Greist JH, Gelenberg AJ, Katzelnick DJ, Jefferson JW и др.(2010) Возможность и валидация автоматизированной компьютерной шкалы оценки степени тяжести Columbia-Suicide с использованием технологии интерактивного голосового ответа. Журнал психиатрических исследований 44: 1224–1228.
    28. 28. Rude SS, Wenzlaff RM, Gibbs B, Vane J, Whitney T (2002) Отрицательные предубеждения в обработке данных предсказывают последующие депрессивные симптомы. Познание и эмоции 16: 423–440.
    29. 29. Floyd FJW, Keith F (1995) Факторный анализ в разработке и совершенствовании инструментов клинической оценки.Психологическая оценка 7: 286–299.
    30. 30. Spiliotopoulou G (2009) Пересмотр надежности: альфа-оценка Кронбаха и педиатрическая оценка трудотерапии. Aust Occup Ther J 56: 150–155.
    31. 31. Кларк Л.А., Уотсон Д. (1995) Построение валидности: основные вопросы в развитии объективного масштаба. Психологическая оценка 7: 309–319.
    32. 32. Buunk BP, Angleitner A, Oubaid V, Buss DM (1996) Половые различия в ревности в эволюционной и культурной перспективе: тесты из Нидерландов, Германии и США.Психологическая наука 7: 359–363.
    33. 33. Aleman A, Kahn RS (2005) Странные чувства: нарушают ли аномалии миндалевидного тела эмоциональный мозг при шизофрении? Прогресс в нейробиологии 77: 283–298.
    34. 34. Кринг AM, Моран EK (2008) Дефицит эмоциональной реакции при шизофрении: выводы из аффективной науки. Бюллетень по шизофрении 34: 819–834.
    35. 35. Сигел К., Мейер И.Х. (1999) Надежда и устойчивость в суицидальных идеях и поведении геев и бисексуалов после уведомления о ВИЧ-инфекции.Образование и профилактика СПИДа: междисциплинарный журнал: официальное издание Международного общества просвещения по СПИДу 11: 53–64.
    36. 36. Meadows LA, Kaslow NJ, Thompson MP, Jurkovic GJ (2005) Факторы защиты от риска попытки самоубийства среди афроамериканских женщин, испытывающих насилие со стороны интимного партнера. Американский журнал общественной психологии 36: 109–121.
    37. 37. Холма К.М., Мелартин Т.К., Хаукка Дж., Холма ИАК, Сокеро Т.П. и др. (2010) Частота и предикторы попыток самоубийства при большом депрессивном расстройстве по DSM – IV: пятилетнее перспективное исследование.Американский журнал психиатрии 167: 801–808.
    38. 38. Чатард А., Селимбегович Л. (2011) Когда в сознании мелькают саморазрушительные мысли: 39. Несоблюдение стандартов влияет на доступность мыслей, связанных с самоубийством. Журнал личности и социальной психологии 100: 587–605.
    39. 39. Lizardi D, Grunebaum MF, Burke A, Stanley B, Mann JJ и др. (2011) Влияние социальной адаптации и стиля привязанности на суицидальное поведение. Acta Psychiatr Scand 124: 295–300.
    40. 40. Галинкер, II, Ясин З.С., Кац С., Чжан Х, Дженнингс-Донован Г. и др. (2011) Отчетливые, но перекрывающиеся нейронные сети способствуют депрессии и небезопасной привязанности. Soc Cogn Affect Neurosci.
    41. 41. Zhang X, Yaseen ZS, Galynker, II, Hirsch J, Winston A (2011) Можно ли диагностировать депрессию по реакции на лицо матери? Индивидуальная парадигма привязанности для диагностической фМРТ. PLoS ONE 6: e27253.
    42. 42. Sanger S, Veach PM (2008) Межличностный характер самоубийства: качественное расследование предсмертных заметок.Arch Suicide Res 12: 352–365.
    43. 43. Mikulincer M, Gillath O, Shaver PR (2002) Активация системы привязанности во взрослом возрасте: простые числа, связанные с угрозой, увеличивают доступность ментальных представлений фигур привязанности. J Pers Soc Psychol 83: 881–895.
    44. 44. Katz C, Yaseen ZS, Mojtabai R, Cohen LJ, Galynker II (2011) Паника как независимый фактор риска попытки самоубийства при депрессивном заболевании: результаты Национального эпидемиологического исследования по алкоголю и связанным с ним состояниям (NESARC).J Clin Psychiatry 72: 1628–1635.
    45. 45. Койн Дж. К. (1976) Депрессия и реакция других. Журнал аномальной психологии 85: 186–193.
    46. 46. Strack S, Coyne JC (1983) Социальное подтверждение дисфории: общие и личные реакции на депрессию. J Pers Soc Psychol 44: 798–806.
    47. 47. Кан Дж., Койн Дж. К., Марголин Дж. (1985) Депрессия и супружеские разногласия: социальное строительство отчаяния. Журнал социальных и личных отношений 2: 447–461.
    48. 48. Фишер Х.Э., Браун Л.Л., Арон А., Стронг Дж., Машек Д. (2010) Системы вознаграждения, зависимости и регуляции эмоций, связанные с отказом в любви. Журнал нейрофизиологии 104: 51–60.
    49. 49. Mann JJ, Waternaux C, Haas GL, Malone KM (1999) К клинической модели суицидального поведения у психиатрических пациентов. Am J Psychiatry 156: 181–189.
    50. 50. Окендо М.А., Галфалви Х., Руссо С., Эллис С.П., Грюнебаум М.Ф. и др. (2004) Проспективное исследование клинических предикторов суицидных действий после большого депрессивного эпизода у пациентов с большим депрессивным расстройством или биполярным расстройством.Am J Psychiatry 161: 1433–1441.
    51. 51. Zouk H, Tousignant M, Seguin M, Lesage A, Turecki G (2006) Характеристика импульсивности у совершивших самоубийство: клинические, поведенческие и психосоциальные аспекты. Журнал аффективных расстройств 92: 195–204.

    Что нейробиология может рассказать нам о самоубийстве

    Когда Кес ван Херинген впервые встретил Валери, 16-летняя девочка только что прыгнула с моста. Это были 80-е годы, и ван Херинген работал стажером-психиатром в отделении физической реабилитации в больнице Гентского университета в Бельгии.Когда он познакомился с Валери, которая потеряла обе ноги в прыжке и провела несколько месяцев в больнице, он собрал воедино события, приведшие к тому моменту, когда подросток попыталась покончить с собой, включая стрессовые взаимодействия с окружающими ее людьми и устойчивое накопление симптомов депрессии.

    Ван Херинген, который позже описал этот опыт в своей книге The Neuroscience of Suicidal Behavior 2018 года, говорит, что история Валери произвела на него неизгладимое впечатление. «Мне было очень трудно понять», — говорит он The Scientist .Он вспоминает, что спрашивал себя, почему кто-то сделал «такую ​​ужасную вещь». «Это был первый стимул для меня начать изучать суицидальное поведение».

    Ученый

    В 1996 году ван Херинген основал Отделение исследований суицидов в Гентском университете. С тех пор он является ее директором, помогая проводить научные исследования по множеству вопросов, которые возникают у него и других о самоубийстве. Многие ответы остаются такими же неуловимыми, какими они казались в тот день в реабилитационном отделении. Уровень самоубийств в настоящее время растет в США и многих других странах, и сейчас самоубийства являются второй по значимости причиной смерти среди молодых людей во всем мире после дорожно-транспортных происшествий.Всемирная организация здравоохранения недавно подсчитала, что во всем мире один человек заканчивает свою жизнь каждые 40 секунд.

    Самоубийство настолько сложно, насколько и трагично. Суицидальное поведение бывает многих разновидностей, от суицидальных мыслей или мыслей до попытки самоубийства и завершения, все из которых могут быть связаны с различными уровнями насилия или намерений. Сами поведения различаются по распространенности среди полов, этнических групп и других демографических категорий и почти всегда возникают на фоне депрессии или какого-либо другого расстройства настроения, хотя лишь небольшая часть людей с расстройствами настроения становятся склонными к суициду.

    Ни одна область научных исследований не может в одиночку распутать такое сложное явление, как самоубийство. Но ван Херинген и многие другие ученые надеются пролить свет на проблему, углубившись в нейробиологические процессы, лежащие в основе мыслей о прекращении собственной жизни и пытаясь это сделать. Эта работа укрепляет идею о том, что самоубийство связано с конкретными биохимическими изменениями, которые можно измерить и нацелить независимо от психических расстройств, которые они часто сопровождают, и, возможно, параллельно с ними.Исследователи надеются, что результаты этой работы могут помочь выявить новые методы лечения и, возможно, даже возможности вовремя выявить людей, подвергающихся наибольшему риску, чтобы вмешаться.

    «Сегодняшние знания намного шире, чем двадцать лет назад», — говорит Густаво Турецки, психиатр из Университета Макгилла и директор группы МакГилла по изучению самоубийств в Исследовательском центре Дугласа в Монреале. «[Мы] добились огромных успехов. . . с точки зрения понимания сложности проблемы, понимания нейробиологии, понимания причин.”

    НЕЙРОБИОЛОГИЧЕСКИЕ ПУТИ, СВЯЗАННЫЕ С РИСКОМ САМОУБИЙСТВА


    Ученые определили несколько ключевых нейробиологических путей, связанных с суицидным поведением. Исследования в этой области затрагивают лишь малую часть сложности этой серьезной проблемы общественного здравоохранения, а литература по этой теме осложнена вариациями в дизайне исследований, но подсказки указывают на несколько взаимодействующих модераторов суицидного риска. Ниже представлены три из наиболее изученных систем самоубийства.

    ПРИМЕЧАНИЕ: Результаты, показанные на этих рисунках, получены в результате исследований, в которых использовались очень разные подходы к расследованию самоубийств. Некоторые исследования контролируют психические расстройства, другие — нет; разные исследования сосредоточены на разных областях мозга; и многие выводы являются предварительными.

    © LISA CLARK

    См. Полную инфографику: WEB | PDF

    Роль мозговых путей стресса в самоубийстве

    В рассказе Валери общие элементы с историями многих других людей, которые пытались покончить с собой.У нее были признаки депрессии и социального стресса, и, как позже обнаружил ван Херинген, у нее была семейная история самоубийств — известного фактора риска суицидального поведения, независимо от каких-либо психических расстройств.

    Ученые теперь рассматривают риск суицида с точки зрения моделей стресс-диатеза, которые рассматривают самоубийство как продукт как так называемых провоцирующих факторов, таких как повышенный стресс или расстройства настроения, так и предрасполагающих факторов — «диатеза» — таких как семейный анамнез, определенные генетические варианты или невзгоды в раннем возрасте, такие как жестокое обращение или пренебрежение.«Самоубийство — это больше, чем. . . очень подавлен », — объясняет Джон Манн из Колумбийского университета, психиатр и трансляционный нейробиолог, который вместе с нейробиологом из Колумбии Викторией Аранго помогал разработать концептуальную основу.

    Эта схема помогла сфокусировать исследования на биохимических путях, которые регулируют реакцию мозга на стресс, и на том, как эти пути могут быть изменены у людей, склонных к суициду. Мозг имеет множественные реакции на стресс, но наиболее изученной в отношении суицида является ось гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA), которая контролирует высвобождение гормона стресса кортизола и, как известно, активируется при клинической депрессии.

    Ранние ключи к разгадке связи между осью HPA и суицидом включают обнаружение более высоких концентраций кортикотропин-рилизинг-гормона (CRH), который запускает синтез кортизола и других глюкокортикоидов, участвующих в передаче сигналов стресса, в посмертных образцах мозга людей, умерших от самоубийства, чем в образцах от людей, умерших другими способами. Другое исследование показало, что у людей, умерших в результате самоубийства, увеличены надпочечники — участки выработки кортизола. Однако из-за высокой частоты депрессии и других расстройств настроения среди людей, заканчивающих свою жизнь, подобные исследования не пытались определить, были ли наблюдаемые эффекты специфичными для суицида или расстройств настроения в целом.

    Совсем недавно доводы в пользу центральной роли оси HPA в самоубийствах получили поддержку в работе под руководством Туреки и других, показывающих, что невзгоды в раннем возрасте, один из самых сильных факторов риска самоубийства, даже когда психические расстройства контролируются, может оказывать долгосрочное влияние на функцию оси HPA. В середине 2000-х Турецкий объединился с генетиком из Университета Макгилла Моше Шифом, который показал, что у крыс, которым пренебрегали их матери, проявляются измененные эпигеномы в гиппокампе — области мозга, участвующей в стрессе, обучении и памяти, — и дисфункциональные реакции HPA на стресс. .В гиппокампе людей, которые умерли в результате самоубийства и в прошлом подвергались жестокому обращению в детстве, Турецкий, Шиф и их коллеги обнаружили доказательства гиперметилирования и снижения экспрессии гена, кодирующего NR3C1, рецептор глюкокортикоидов, который помогает ослабить передачу сигналов кортизола, по сравнению с здоровые люди из контрольной группы или люди, которые покончили жизнь самоубийством, но не подверглись жестокому обращению.

    С тех пор исследования связывают суицидальное поведение с нарушениями метилирования в других генах, связанных с HPA. Одна из оценок 2018 года, в которой участвовало около 90 человек, пытавшихся покончить жизнь самоубийством, выявила снижение метилирования гена CRH в образцах крови некоторых участников исследования — в частности, тех, кто предпринимал попытки, которые были более жестокими или с большей вероятностью привели к смерти.И несколько исследований выявили гиперметилирование и снижение экспрессии SKA2 , который кодирует белок, который взаимодействует с NR3C1, у людей, которые умерли в результате самоубийства по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы, а также с пациентами, не склонными к суициду, с депрессией, шизофренией или другими психическими расстройствами.

    Связь между осью HPA и суицидальным поведением сложна. Например, в то время как некоторые исследования предполагают, что ось HPA чрезмерно реагирует на стресс у людей, которые умирают в результате самоубийства, другие показывают, что у людей, которые пытаются совершить самоубийство, более низкий исходный уровень кортизола и / или притупляется реактивность HPA на стресс по сравнению с контрольной группой.«Это запутанная литература», — говорит Надин Мельхем, психиатрический генетический эпидемиолог из Медицинской школы Университета Питтсбурга, которая несколько лет назад обнаружила, что среди примерно 200 человек, у родителей которых были расстройства настроения, у тех, кто пытался покончить жизнь самоубийством, в целом был более низкий HPA. деятельность. «Сообщается почти о каждом [возможном] открытии».

    Частично это несоответствие, вероятно, связано с небольшими выборками исследований и вариациями в дизайне экспериментов, отмечает Мелхем. Но изменчивость может также происходить из-за различий в драйверах суицидального поведения в разных группах людей.В прошлом году группа Манна сообщила, что из 35 человек, пытавшихся покончить жизнь самоубийством, только у тех, кто получил высокие баллы за импульсивную агрессию в личностных тестах, была значительно повышена реакция кортизола на стресс по сравнению с контрольной группой, не склонной к суициду. И один метаанализ, опубликованный несколько лет назад, обнаружил положительную корреляцию между уровнем кортизола и риском суицидальной попытки в исследованиях людей моложе 40 лет, но отрицательную корреляцию в исследованиях пожилых людей.

    До сих пор «в литературе нам не удавалось описать динамический характер этих путей в отношении риска самоубийства», — говорит Мелхем, добавляя, что она и ее коллеги начинают создавать лонгитюдные наборы данных для устранения этого пробела.«Это требует гораздо больше работы».

    ОТВЕТЫ НА СТРЕСС

    Многие исследования связывают суицидальное поведение с нарушением регуляции оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA) и другими медиаторами реакции организма на стресс.

    CRH

    Кортикотропин-рилизинг-гормон (CRH) был обнаружен в более высоких концентрациях в мозгу людей, умерших в результате самоубийства.

    Надпочечники

    У людей, умерших в результате самоубийства, и особенно у тех, кто умирает насильственным путем, могут увеличиться надпочечники.

    Кортизол

    Установлено, что у людей, пытавшихся совершить самоубийство, базальный уровень кортизола как выше, так и ниже нормы. Реакция кортизола на стресс также может быть нарушена у людей с суицидальным поведением.

    NR3C1

    NR3C1, также известный как рецептор глюкокортикоидов, может быть в меньшем количестве у людей, умерших в результате самоубийства, особенно тех, кто в детстве подвергался жестокому обращению.


    © LISA CLARK

    См. Полную инфографику: WEB | PDF

    Влияние серотонина и других нейротрансмиттеров

    Манн впервые заинтересовался нейробиологией самоубийства, когда изучал совсем другой аспект химии мозга. В течение 1980-х и 90-х годов он и другие обнаружили дефицит серотониновой (5-гидрокситриптамин, или 5-HT) передачи сигналов и основного метаболита нейротрансмиттера, 5-гидроксииндолеуксусной кислоты (5-HIAA), в мозгу людей, умерших от самоубийство, независимо от психиатрического диагноза, по сравнению с мозгом людей с психическими расстройствами или без них, умерших другими способами.По словам Манн, полученные данные были ключевыми в понимании того, что могут быть биохимические изменения, специфичные для самоубийства. С тех пор серотонинергическая система стала одной из нескольких нейромедиаторных систем, которые исследуются на предмет суицидальности.

    Подобно оси HPA, передача сигналов серотонина, по-видимому, модулируется неблагоприятными условиями жизни в раннем возрасте. Например, метилирование HTR2A , который кодирует рецептор серотонина, известный как 5-HT 2A , изменяется у детей, перенесших тяжелые испытания в раннем возрасте, хотя пока не ясно, как эти изменения метилирования влияют на экспрессию HTR2A .Исследование близнецов в Великобритании, проведенное в 2016 году, показало, что дети, над которыми издевались, имели гиперметилирование по SERT — гену, кодирующему белок, который помогает транспортировать серотонин из синапса обратно в пресинаптический нейрон — по сравнению с детьми, которые этого не делали. Дети, подвергшиеся издевательствам, также демонстрировали притупленную реакцию кортизола на стресс, что указывает на связь между серотонинергической системой и функционированием HPA.

    Как такие физиологические изменения могут повлиять на суицидальное поведение, еще предстоит увидеть, но такие группы, как группа Манна, работают над выяснением некоторых деталей.Например, он и его коллеги недавно опубликовали более конкретную связь между серотонином и активностью оси HPA: даже когда психиатрические диагнозы контролируются, уровни рецептора серотонина 5-HT 1A коррелируют с реактивностью кортизола на стресс. Команда также исследовала уровни рецепторов серотонина у депрессивных и недепрессивных людей, проявляющих суицидальное поведение, и обнаружила, что уровни 5-HT 1A в некоторых областях коры головного мозга выше у людей, которые пытаются или умирают от самоубийства, независимо от психиатрического диагноза. , чем в элементах управления.

    Несколько парадоксально, но более высокие уровни 5-HT 1A могут способствовать дефициту передачи сигналов серотонина, объясняет Манн, потому что рецептор является частью реакции нервной обратной связи, которая ингибирует дальнейшее высвобождение серотонина в синапсы. Соответственно, похоже, что у людей, склонных к суициду, «проблема заключается не в способности вырабатывать серотонин, а в… . . способность использовать этот серотонин », — говорит он. Эта роль 5-HT 1A также может помочь объяснить, почему селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) лучше справляются с подавлением суицидных мыслей и поведения, чем некоторые другие антидепрессанты, добавляет он: среди прочего, СИОЗС снижают количество и реакцию рецепторов 5-HT 1A и может тем самым успокоить петлю отрицательной обратной связи, которая подавляет передачу сигналов серотонина.

    См. «Утверждение антидепрессантов может предвещать новую эру психиатрических препаратов»

    Нейротрансмиттеры, помимо серотонина, включая глутамат, ГАМК и дофамин, также исследовались в контексте суицидного поведения, особенно после недавних открытий, что такие препараты, как кетамин и эскетамин , которые взаимодействуют с рецептором глутамата NMDAR, снижают риск суицида у пациентов с клинической депрессией. Однако литература об этих нейромедиаторах довольно противоречива, что побуждает исследователей продолжать поиск новых механизмов, объясняющих суицидальное поведение.

    НЕЙРОННАЯ ПЕРЕДАЧА

    Нейронная коммуникация через серотонин и другие нейротрансмиттеры, такие как глутамат, часто проявляют признаки нарушения регуляции у людей, умерших в результате самоубийства.

    © LISA CLARK

    Серотонин

    Нарушение передачи серотонина неоднократно обнаруживалось в мозгу людей, умерших в результате самоубийства.

    SERT

    Уровни переносчика серотонина SERT, который доставляет серотонин обратно в пресинаптический нейрон, могут быть ниже у людей, умерших в результате самоубийства.

    Рецепторы серотонина

    Уровни рецепторов серотонина 5-HT 1A и 5-HT 2A могут быть выше у людей, которые пытаются покончить жизнь самоубийством или умирают.

    См. Полную инфографику: WEB | PDF

    Потенциальная связь с нейровоспалением

    Пару лет назад исследователи из Дании сообщили о связи между самоубийством и инфекционным заболеванием. Проанализировав медицинские записи более чем 7 миллионов человек за три десятилетия, команда обнаружила, что госпитализация с инфекцией была связана с более чем 40-процентной вероятностью самоубийства.Проведение более трех месяцев в больнице привело к более чем удвоению числа самоубийств. Признавая, что такие данные наблюдений не могут продемонстрировать причинно-следственную связь, команда подсчитала, что статистический риск, связанный с госпитализацией по поводу инфекций, может составлять около 10 процентов самоубийств в Дании.

    Есть много возможных объяснений этого открытия, одно из которых состоит в том, что лечение инфекций антибиотиками или другими больничными препаратами влияет на психическое здоровье.Но ван Херинген и другие отмечают, что исследование связано с другой гипотезой о суицидальном поведении, предполагающей роль воспаления.

    Ранее сообщалось о повышенном риске суицида у людей с аутоиммунными расстройствами и черепно-мозговой травмой — состояниями, которые, как и инфекции, обычно связаны с воспалением. Дальнейшие подсказки получены из эпидемиологических исследований Toxoplasma gondii — паразита, вызывающего хроническое нейровоспаление низкой степени у людей. Исследование, проведенное в 2018 году с участием почти 300 человек в Корее, показало, что 14 процентов людей, пытавшихся покончить жизнь самоубийством, дали положительный результат на паразита, по сравнению с 6 процентами здоровых людей контрольной группы, что отражает корреляцию, обнаруженную в нескольких когортах США.В совокупности полученные данные рисуют убедительную картину того, что нейровоспаление «является частью истории», — говорит Мельхем.

    Хотя депрессию не считают воспалительным заболеванием, у людей, страдающих депрессией, неоднократно регистрировались признаки нейровоспаления в головном мозге, а ряд противовоспалительных препаратов проявляет антидепрессивный эффект. Мельхем добавляет, что микроглия, первичные иммунные клетки центральной нервной системы и медиаторы воспаления, как правило, демонстрируют повышенную активацию в мозге людей, которые умирают в результате самоубийства, а несколько исследований выявили повышенные концентрации воспалительных цитокинов, таких как интерлейкины IL-2, IL. -6 и IL-8 у людей со смертельным и нефатальным суицидным поведением.Например, один анализ в 2019 году почти 2000 американцев мексиканского происхождения показал, что уровень IL-8 в крови был повышен у депрессивных и не депрессивных женщин, которые пытались покончить жизнь самоубийством.

    Как именно нейровоспаление может способствовать суицидальному поведению, до сих пор неясно, а некоторые недавние эпидемиологические исследования вызвали сомнения в том, существует ли эта связь независимо от депрессии. Один из путей, который исследуют исследователи, — это взаимодействие нейровоспаления с серотонинергической системой.В процессе, который, как считается, опосредуется микроглией, нейровоспаление вызывает сдвиг в метаболизме молекулярного предшественника серотонина, триптофана, от производства серотонина к другим химическим путям, что потенциально снижает передачу сигналов серотонина и запускает другие связанные с самоубийством изменения в головном мозге. .

    Это всего лишь одна гипотеза, говорит Мельхем, который недавно вместе с Манном выиграл грант на исследование связи между самоубийством и воспалением. По словам Мелхема, эти пути «недостаточно исследованы».«Мы будем больше изучать это в будущей работе».

    ВОСПАЛЕНИЕ

    У людей, умерших в результате самоубийства, наблюдаются признаки усиленного воспаления в головном мозге, в то время как эпидемиологические данные показывают, что некоторые состояния здоровья, связанные с воспалением, связаны с более высоким риском суицида.

    © LISA CLARK

    Microglia

    В мозге людей, умерших в результате самоубийства, наблюдается более высокий уровень активации микроглии.

    Цитокины

    Уровни воспалительных цитокинов в крови, особенно некоторых типов интерлейкинов, были обнаружены на более высоких уровнях у людей, пытающихся покончить жизнь самоубийством.

    См. Полную инфографику: WEB | PDF

    Инструменты для прогнозирования и предотвращения самоубийств

    Один из решающих моментов в карьере психиатра Дэвида Брента произошел во время его ординатуры около 40 лет назад. Брент был назначен работать с молодыми людьми, поступившими с умышленной передозировкой наркотиков в Детскую больницу Медицинского центра Университета Питтсбурга.Он должен был определить, кого следует направить в психиатрическую больницу, а кого можно будет безопасно вернуться домой. «Я обнаружил, что на самом деле у меня не было хорошего способа принять это решение», — говорит Брент, ныне профессор Питта. Когда он узнал больше о том, как другие врачи принимали такие решения, «я понял, что нахожусь в хорошей компании — что на самом деле никто не знает, что они делают».

    Это все еще дилемма, с которой сталкивается любой, кто пытается оказать помощь людям, подверженным риску самоубийства. Современные клиницисты часто полагаются на то, что пациенты сообщают о своих намерениях, чтобы принять решение о соответствующих вмешательствах.Но у этого подхода есть ограничения. Один мета-анализ исследований суицидальных мыслей 2019 года показал, что около 60 процентов людей, покончивших жизнь, отрицали суицидальные мысли, когда их спрашивал клиницист или врач за несколько недель или месяцев до их смерти.

    Эта проблема побудила некоторых исследователей искать способы перевести результаты нейробиологии, пусть даже предварительные, в идентификацию биомаркеров для прогнозирования начала суицидального поведения. Учитывая его тесную связь с самоубийством, ось HPA долгое время находилась в центре внимания этой работы, и есть некоторые свидетельства того, что аномальный уровень кортизола — выше или ниже нормального — в крови или слюне может быть многообещающим биомаркером.Например, несколько месяцев назад Мелхем, Брент и его коллеги опубликовали результаты долгосрочного исследования подростков, в которых предполагалось, что исходный уровень кортизола человека может быть использован для прогнозирования суицидальных мыслей в будущем, при этом более высокий уровень кортизола связан с усилением мышления в ближайшем будущем. пару лет.

    Тесты на кортизол могут помочь в прогнозировании других показателей суицидальности, таких как анкеты о социальном и академическом стрессе. Один недавний анализ показал, что, хотя данные опроса были хорошими предикторами того, кто из 220 девочек-подростков с проблемами психического здоровья подумает о самоубийстве в течение следующих нескольких месяцев, они не могли предсказать, кто попытается совершить самоубийство в этот период.Но когда исследователи сосредоточились только на девушках, у которых в лабораторных тестах была выявлена ​​слабая реакция кортизола, данные анкеты намного лучше предсказывали попытки самоубийства.

    Помимо реакций на стресс, другие группы пытались определить биомаркеры, связанные с нейротрансмиссией. Несколько лет назад группа Манна использовала позитронно-эмиссионную томографию (ПЭТ) для оценки уровней серотониновых рецепторов 5-HT 1A в среднем мозге 100 пациентов с большим депрессивным расстройством. Ученые обнаружили, что более высокие уровни 5-HT 1A предсказывают усиление суицидальных мыслей и более смертоносное суицидальное поведение в течение следующих двух лет.Прошлым летом группа под руководством нейропсихолога Йельского университета Ирины Эстерлис сообщила, что уровни глутаматного рецептора mGluR5, измеренные с помощью ПЭТ, были связаны с текущими суицидальными идеями у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством, хотя результаты не подтвердились для пациентов с большое депрессивное расстройство.

    Мнения исследователей о потенциале таких биохимических сигнатур для оценки суицидного риска расходятся. Грег Ордуэй, фармаколог, изучающий депрессию в Государственном университете Восточного Теннесси, говорит, что, хотя биология может выявлять людей, предрасположенных к суицидальному поведению, она вряд ли даст один или несколько биомаркеров, которые надежно покажут, собирается ли человек закончить свою жизнь.«Самоубийство предсказать чрезвычайно сложно», — говорит он. «Люди всегда пытаются это сделать — люди вроде меня ищут маркеры. Но на самом деле я не думаю, что мы когда-нибудь это обнаружим ».

    Некоторые из наиболее многообещающих инструментов для оценки непосредственного риска могут быть получены из других областей нейробиологии, которые измеряют более сложные эмоциональные сигналы в мозгу, а не биохимические сигнатуры. В 2017 году Брент вместе с нейробиологом из Университета Карнеги-Меллона Марселем Джастом и другими коллегами использовали функциональную МРТ для изображения мозга 34 человек, когда они размышляли над такими словами, как «смерть», «проблемы» и «беззаботность».«Используя алгоритмы машинного обучения для обработки данных, команда смогла различить людей, которые думали о самоубийстве, как они сами сообщили во время исследования, и тех, кто не думал о самоубийстве с точностью 91%. Среди них команда определила людей, которые уже пытались покончить жизнь самоубийством с точностью 94%.

    Исследователи недавно получили 3,8 миллиона долларов от Национального института психического здоровья на расширение проекта и планируют долгосрочное наблюдение за людьми с различными типами расстройств настроения и без них.В рамках исследования исследователи надеются расширить свой инструмент для выявления людей, которые могут предпринять попытку самоубийства в будущем, а не только тех, кто думает об этом во время сканирования или кто пытался это сделать в прошлом. Просто сообщает The Scientist , что команда также планирует адаптировать этот метод к более дешевой, более удобной для клиники технологии, чем МРТ, такой как электроэнцефалография (ЭЭГ).

    Мелхем говорит, что она надеется, что комбинирование методов улучшит методы прогнозирования в ближайшие годы.В 2019 году она и ее коллеги опубликовали модель, которая повысила точность и производительность существующих моделей для прогнозирования попыток самоубийства на основе таких факторов, как тяжесть и изменчивость симптомов депрессии у человека с течением времени. По ее словам, объединение такого рода простых для сбора клинических данных с биологической информацией, полученной при сканировании мозга или других диагностических тестах, должно привести к более точным прогнозам.

    Поиск таких тестов имеет важные последствия для предотвращения самоубийств, даже превышающие их потенциал для оценки риска.«Когда мы вводим биологические маркеры, как и в любой другой области медицины, стигма снижается на уровне пациента», — говорит Мелхем. Пациенты часто удивляются, узнав, что исследователи изучают биологию, лежащую в основе самоубийства, «потому что они думали, что это поведенческий изъян в их характере, и чувствуют себя виноватыми по этому поводу. Это часть стигмы, которую мы хотим разрушить ».

    Предотвращение самоубийств

    Медицинские работники считают самоубийство предотвратимой проблемой общественного здравоохранения.В США такие агентства, как Центры по контролю и профилактике заболеваний и Управление служб по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психическим здоровьем, наблюдают за инициативами, призванными помочь в оценке и реагировании на риск суицида среди населения в целом, и особенно в сообществах, которые считаются подверженными высокому риску. в том числе среди людей с расстройствами настроения, злоупотреблением психоактивными веществами или самоубийствами в семейном анамнезе.

    Многие некоммерческие организации также работают над повышением осведомленности о проблеме, финансируют исследования по самоубийствам и предоставляют ресурсы людям, пострадавшим от самоубийства.Найдите информацию о знаках, предупреждающих о самоубийстве, лечении и других ресурсах на веб-сайте Американского фонда предотвращения самоубийств. Чтобы получить помощь, позвоните по конфиденциальной, бесплатной круглосуточной Национальной линии помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-8255.

    Кэтрин Оффорд — помощник редактора в The Scientist . Напишите ей по адресу [email protected] .

    Структурные изменения мозга, связанные с суицидальными мыслями и поведением у молодых людей: результаты 21 международного исследования, проведенного консорциумом ENIGMA Suicidal Wets and Behaviors. молодые люди имеют решающее значение для понимания своего развития и выработки эффективных подходов к раннему вмешательству и профилактике.Консорциум «Суицидальные мысли и поведение ENIGMA» (ENIGMA-STB) проанализировал данные нейровизуализации, согласованные на разных сайтах, для изучения морфологии мозга, связанной с STB у молодежи.

    Методы Сначала мы исследовали связи между региональной структурой мозга и STB, которые оценивались в шести выборках молодых людей с расстройствами настроения, используя Колумбийскую шкалу оценки степени тяжести суицида (C-SSRS; N = 577). Во-вторых, мы объединили эту выборку с большей выборкой (всего 21 сайт), в которой STB оценивались с использованием различных инструментов.Показатели МРТ сравнивались среди здоровых людей из контрольной группы без STB (HC; N = 688), клинических контролей без STB (CC; N = 648) и молодых людей с психиатрическими диагнозами и текущими суицидальными идеями ( N = 406) . В отдельных анализах показатели МРТ сравнивались между HC ( N = 335), CC ( N = 768) и попытками самоубийства ( N = 254).

    Результаты В однородной выборке C-SSRS площадь поверхности фронтального полюса была ниже у молодых людей с расстройствами настроения и фактическими попытками самоубийства в анамнезе ( N = 163), чем у тех, у кого не было ( N = 394; FDR- p <.001; Коэна d = 0,334). При изучении более клинически неоднородных образцов мы также обнаружили меньшую площадь передней поверхности у пациентов с попытками самоубийства (Cohen’s d = 0,22).

    Выводы Нижняя поверхность передней поверхности полюса может представлять уязвимость для попытки самоубийства; однако необходимы дополнительные исследования, чтобы понять природу его связи с риском самоубийства.

    Заявление о конкурирующих интересах

    IBH был первым уполномоченным в Национальной комиссии по психическому здоровью Австралии в Сиднее.BMC управляет молодежной службой раннего вмешательства в Кампердауне по контракту с Headspace. Он является главным научным советником и держателем 5% акций InnoWell Pty Ltd. по реализации финансируемого австралийским правительством проекта Synergy на сумму 30 млн долларов (2017-2020 гг., Трехлетняя программа дляInnoWell была сформирована Сиднейским университетом (45%). справедливости) и PwC (Австралия, равенство 45%) на преобразование служб психического здоровья) и возглавить преобразование служб психического здоровья на международном уровне за счет использования инновационных технологий.ETCL ранее получала зарплатную поддержку натурой в рамках спонсируемого компанией Janssen исследования в Техасском университете в Остине. JCS получила исследовательские гранты от компаний Compass, Alkermes и Allergan; и работал консультантом в компаниях Pfizer, Sunovion, Sanofi, Johnson & Johnson, Livanova и Boehringer Ingelheim. Нью-Джерси и PMT получили частичную грантовую поддержку от Biogen, Inc. для исследований, не связанных с этой рукописью. Все остальные авторы не имеют финансовых отношений с коммерческими интересами, о которых следует сообщать.

    Заявление о финансировании

    Эта работа была поддержана MQ Brighter Futures Award MQBFC / 2 (LS, LC, LV, MRD, LvV, ALvH, HB) и Национальным институтом психического здоровья США под номером R01Mh217601 (LS, LvV , Нью-Джерси). LvV получил финансирование через Национальный фонд исследований по предотвращению самоубийств, которым управляет Suicide Prevention Australia. LS поддерживается стипендией NHMRC по развитию карьеры (1140764). ALvH финансируется через программу социальной безопасности и устойчивости Лейденского университета.SA, NB, FP и GS подтверждают, что данные, собранные в IRCCS Santa Lucia Foundation, Рим, Италия, были профинансированы исследованием, финансируемым грантом Министерства здравоохранения Италии RC17-18-19-20-21 / A. ZB, KC, B KD подтверждают, что данные, собранные в Университете Миннесоты, были профинансированы Национальным институтом психического здоровья (K23MH0), Национальным альянсом по исследованиям шизофрении и депрессии, Высшей школой Университета Миннесоты, Медицинским фондом Миннесоты и Исследовательский центр биотехнологии (P41 RR008079 в Центр исследований магнитного резонанса), Университет Миннесоты, и Deborah E.Грант Центра Пауэлла по женскому здоровью, Университет Миннесоты. HB подтверждает, что данные, собранные в Йельской школе медицины, Нью-Хейвен, штат Коннектикут, США, были профинансированы: MQ Brighter Futures, R61Mh211929RC1MH088366, R01MH070902, R01MH069747, Американским фондом по предотвращению самоубийств, Международным биполярным фондом, Фондом исследований мозга и поведения, For the Фонд «Любовь к Трэвису» и исследования женского здоровья в Йельском университете. LC поддерживается Interdisziplinares Zentrum fur Klinische Forschung, UKJ.BCD финансировалась стипендией CJ Martin Fellowship (приложение NHMRC 1161356). Исследование BCD, приведшее к этим результатам, получило финансирование в рамках программы Investissements d avenir ANR-10-IAIHU-06. CGD и BJH подтверждают, что данные, собранные в Мельбурне, Австралия, были поддержаны грантами проекта 1064643 (главный исследователь, BJH) и 1024570 (главный исследователь, CGD) Австралийского национального совета Австралии по здравоохранению и медицинским исследованиям (NHMRC). BJH и CGD были поддержаны стипендиями NHMRC по развитию карьеры (1124472 и 1061757, соответственно).UD и TH подтверждают, что данные, собранные в FOR2107-Munster, были профинансированы Немецким исследовательским фондом (DFG, гранты FOR2107-DA1151 / 5-1 и DA1151 / 5-2 для UD, а также гранты DFG HA7070 / 2-2, HA7070 / 3. , HA7070 / 4 — TH). AJ и TK признают, что данные, собранные в FOR2107-Marburg, были профинансированы Немецким исследовательским фондом (DFG, грант FOR2107-JA 1890 / 7-1 и JA 1890 / 7-2 для AJ, и DFG, грант FOR2107-KI588 / 14- 1 и FOR2107-KI588 / 14-2 по TK). KD подтверждает, что данные, собранные для Мюнстерской когорты нейровизуализации, были профинансированы Медицинским факультетом Мюнстера, Innovative Medizinische Forschung (грант IMF KO 1218 06 для KD).JMF, PBM, BJO и GR подтверждают, что исследование Kids and Sibs Study было поддержано Австралийским национальным советом по исследованиям в области медицины и здравоохранения (грант на программу 1037196 и грант исследователя 1177991 для PBM, грант на проект 1066177 для JMF), Фонд Лансдауна, Good Talk и семейное завещание Кита Петтигрю (PM). JMF благодарит исследовательскую стипендию Джанетт Мэри Онил. IHG частично поддерживается R37Mh201495. Поддержка TAD осуществляется Национальным институтом психического здоровья (K01Mh206805).TH выражает признательность за поддержку TIGER, включая Фонд третьего поколения Клингенштейна, Национальный институт психического здоровья (K01Mh217442), Стэнфордский научно-исследовательский институт здоровья матери и ребенка и Стэнфордский центр когнитивной и нейробиологической визуализации. ТКП частично поддерживает Семейный фонд Рэя и Дагмар Долби. KAM, ABM, MAS подтверждают, что данные, собранные в Гарвардском университете, были профинансированы Национальным институтом психического здоровья (R01-Mh203291). IN поддерживается грантами Deutsche Forschungsgemeinschaft (гранты DFG NE2254 / 1-2, NE2254 / 3-1, NE2254 / 4-1).Это исследование было поддержано Национальным центром дополнительного и комплексного здоровья (NCCIH) R21AT009173 и R61AT009864 для TTY; Национальным центром развития трансляционных наук (CTSI), Национальными институтами здравоохранения, через UCSF-CTSI UL1TR001872 на TTY; Американским фондом предотвращения самоубийств (AFSP) SRG-1-141-18 для TTY; Комитетом по оценке и распределению исследований UCSF (REAC) и Фондом Дж. Якобсона для TTY; Национальным институтом психического здоровья (NIMH) R01MH085734 и Фондом исследований мозга и поведения (ранее NARSAD) в TTY.YC выражает признательность Фонду медицинских лидеров провинции Юньнань (L2019011) и проекту «Знаменитые врачи» плана провинции Юньнань (YNWR-MY-2018-041). DTG, BCF и RAA выражают благодарность всем пациентам PAFIP и членам их семей, которые участвовали в исследовании, а также исследовательской группе PAFIP и Instituto de Investigacion Marques de Valdecilla. Работа группы PAFIP финансировалась Instituto de Salud Carlos III в рамках проектов PI14 / 00639, PI14 / 00918 и PI17 / 01056 (софинансируется Европейским фондом регионального развития / Европейским социальным фондом, инвестирующим в ваше будущее) и Fundacion Instituto de Расследование Маркеса де Вальдесилья (NCT0235832 и NCT02534363).MER получил поддержку от Центра передовых исследований по предотвращению самоубийств (CRESP) Австралийского национального совета здравоохранения и медицинских исследований (NHMRC) [GNT1042580]. ETCL поддерживается грантами NIAAA (K01AA027573, R21AA027884) и Американского фонда предотвращения самоубийств. Все авторы благодарят участников за то, что они потратили свое время и поддержали наши исследования.

    Заявления авторов

    Я подтверждаю, что были соблюдены все соответствующие этические принципы и получены все необходимые разрешения IRB и / или комитета по этике.

    Да

    Подробная информация об IRB / надзорном органе, предоставившем разрешение или исключение для описанного исследования, приводится ниже:

    Комитет по этике исследований на людях Мельбурнского университета одобрил это исследование.

    Получено все необходимое согласие пациента / участника, а соответствующие институциональные формы заархивированы.

    Да

    Я понимаю, что все клинические испытания и любые другие проспективные интервенционные исследования должны быть зарегистрированы в одобренном ICMJE реестре, таком как ClinicalTrials.губ. Я подтверждаю, что любое такое исследование, указанное в рукописи, было зарегистрировано и предоставлен идентификатор регистрации исследования (примечание: при публикации проспективного исследования, зарегистрированного ретроспективно, просьба предоставить заявление в поле идентификатора исследования, объясняющее, почему исследование не было зарегистрировано заранее) .

    Да

    Я выполнил все соответствующие инструкции по составлению отчетов об исследованиях и загрузил соответствующие контрольные списки отчетов по исследованиям сети EQUATOR и другие соответствующие материалы в качестве дополнительных файлов, если применимо.

    Да

    Сноски

    • Раскрытие информации: IBH был первым комиссаром Австралийской национальной комиссии по психическому здоровью в Сиднее. BMC управляет молодежной службой раннего вмешательства в Кампердауне по контракту с Headspace. Он является главным научным советником и держателем 5% акций InnoWell Pty Ltd. по реализации финансируемого австралийским правительством проекта Synergy на сумму 30 млн долларов (2017-2020 гг .; трехлетняя программа дляInnoWell была сформирована Сиднейским университетом (45). % справедливости) и PwC (Австралия; 45% справедливости) к преобразованию служб психического здоровья) и возглавить преобразование служб психического здоровья на международном уровне за счет использования инновационных технологий.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.