определение, характеристика, критерии, показатели и этапы социального взросления

Социальная зрелость — это важный параметр, определяющий жизнедеятельность индивида в обществе, его взаимодействие с окружающими, убеждения и мировоззрение. Данная характеристика неоднородна у разных членов социума. На нее влияет возрастной, семейный, психологический и многие другие факторы.

Что это такое

Понятие социальной зрелости подразумевает состояние личности, которое характеризуется целостностью взглядов, предсказуемостью поведения, социальной направленностью жизнедеятельности. Иными словами, можно сказать, что это способность личности правильно воспринимать себя и окружающих. Также речь идет о самостоятельности, которая выражается в способности самостоятельно принимать жизненно важные решения без помощи и одобрения со стороны окружающих.

Тем не менее не стоит заблуждаться по поводу того, что социальная зрелость сопровождается отсутствием нужды в контактах с другими людьми. Более того, зрелый человек умеет сопоставлять свой опыт с опытом окружающих, а также трезво воспринимать оценки своей деятельности. Однако окружающие значимые люди могут быть лишь советчиками или критиками, а не вершителями помыслов и поступков. Можно сказать, что с момента наступления зрелости человек становится полноправным членом общества.

Некоторые исследователи склоняются к такому мнению, что социальная зрелость выражается в неких внутренних установках, которые заставляют личность концентрироваться только на тех ценностях, которые имеют позитивное влияние на развитие человека. В частности, формируется рациональное отношение к материальным средствам. Человек воспринимает деньги как средство удовлетворения потребностей, а не как предмет фетиша.

Структура термина

Социальная зрелость включает в себя такие ключевые виды зрелости:

  • Гражданская. Это осознание своего долга перед страной и обществом. Также сюда включают осознание необходимости труда, а также ответственности за его результаты. К данной категории можно отнести осознание запрещенных и разрешенных действий, а также ответственности, которая может наступить при выходе за пределы определенных государством и обществом рамок.
  • Идейно-политическая. Имеется в виду наличие сформированного представления о том, в каком направлении должно развиваться государство и общество. Также может идти речь об активном участии в гражданско-политических процессах, происходящих в обществе.
  • Моральная. Принятие норм морали и применение их в реальной жизни, наличие совести, способность сопереживать. Также сюда можно включить осознание смысла создания семьи.
  • Эстетическая. Способность чувствовать и воспринимать прекрасное в природе, искусстве и быту.

Показатели социальной зрелости человека

Стоит отметить, что признаки человека как зрелого члена общества достаточно размыты. Разные исследователи оценивают этот параметр по-разному. Тем не менее большинство специалистов соглашается с мнением Сухобской, которая выделяет такие показатели социальной зрелости человека:

  • Умение самостоятельно прогнозировать свое поведение в различных жизненных ситуациях, основываясь на способности добывать и анализировать информацию. Также речь идет о способности увязывать сделанные выводы с конкретной ситуацией и сферой деятельности.
  • Умение мобилизовать внутренние и физические ресурсы на воплощение собственного решения в жизнь. При этом важно иметь способность противостоять как внешним препятствиям, так и внутренним барьерам (лень, усталость, отсутствие мотивации).
  • Умение самостоятельно отслеживать и оценивать ход собственных действий, а также результаты на промежуточных этапах и по итогам работы.
  • Умение непредвзято и объективно оценивать собственные мысли и поступки.
  • Умение извлекать уроки как из собственных поступков, так и из опыта окружающих. Благодаря этому, должно улучшаться качество прогнозирования поведения и его результатов.
  • Умение адекватно реагировать на собственное поведение и окружающие ситуации.

Основные критерии

Исследователи выделяют такие основные критерии социальной зрелости личности:

  • Осознание ответственности. Человек должен осознавать свой выбор, а также брать на себя ответственность за последствия его реализации. То есть зрелый человек должен искать ответы на вопросы в себе, а причины в других людях и внешних обстоятельствах.
  • Независимость в разумных пределах. Человек должен иметь внутреннюю свободу выбора. Тем не менее индивид должен осознавать границы, когда проявление собственной свободы может причинить дискомфорт окружающим.
  • Умение отличать реальность от фантазий. Зрелый человек должен уметь трезво оценивать свои возможности, чтобы жить в состоянии «здесь и сейчас», а не фантазировать беспочвенно. Также индивид не должен давать окружающим несбыточных обещаний.
  • Чувство целостности личности и моральных устоев. Зрелый человек должен принимать себя целиком, не скрывая своих недостатков и слабых сторон. Также он должен воспринимать неудачи как урок, а не как трагедию. При этом нужно вести себя в соответствии с нравственными нормами. Это должно происходить по внутренним убеждениям, а не из страха наказания.
  • Способность адаптироваться. Человек должен уметь отказываться от тех убеждений и форм поведения, которые перестали быть актуальными. Старые устоявшиеся модели могут тормозить развитие, из-за чего могут возникать серьезные разногласия с социумом.
  • Толерантность. Зрелый человек должен понимать, что люди неодинаковы. Разница обусловлена половыми, возрастными, национальными, профессиональными и другими признаками. К этому нужно относиться с терпением и пониманием, не проявляя агрессивных эмоций. Толерантность должна касаться не только личностей, но также их точки зрения.
  • Самокритичность. Зрелый человек должен уметь видеть свои недостатки. Какие-то из них он принимает с юмором, а какие-то побуждают его к работе над собой и самосовершенствованию.
  • Духовность. Это необходимое условие развития человека, которое определяет гармоничное взаимодействие с миром, формирование собственного «Я».

Уровни социальной зрелости

Общество неоднородно. Его члены характеризуются разной направленностью мыслей и действий, а также разной степенью развитости. В связи с этим, справедливо выделяют такие уровни социальной зрелости:

  • Оптимальный. У человека сформированы ценностные ориентации (в общественной, профессиональной и семейной жизни), которые не вступают в противоречие. Присутствует ориентация на развитие интеллектуальных способностей и реализацию креативного потенциала. Как правило, имеются реалистичные представления о жизненных перспективах и направлениях деятельности. При этом имеется устойчивый интерес к познанию событий и явлений окружающего мира.
  • Допустимый. Ситуация социальной зрелости определяется мотивами благополучия и престижа, что выражается в выборе сферы деятельности, круга общения и мировоззренческих ориентаций. Для личности характерна неопределенность и противоречивость выбора, который сильно подвержен влиянию изменяющейся ситуации. В зависимости от того, как меняется настроение в обществе, происходит пересмотр планов и взглядов. Люди, как правило, не готовы к самостоятельной жизни и связывают достижение успеха с внешними обстоятельствами и действиями других людей.
  • Критический. Ситуация социальной зрелости определяется отсутствием мотивации к развитию. Главное жизненное стремление — это избегать неприятностей и дискомфортных ситуаций. Как правило, такие люди не проявляют интереса к событиям, происходящем в обществе и окружающем мире в целом. Они психологически не подготовлены к решению вопросов, касающихся социального становления и жизненного выбора.

Половая зрелость

При изучении социальной ситуации развития в зрелости пристальное внимание уделяется вопросам полового созревания. Было бы неправильно рассматривать данный аспект исключительно с биологической точки зрения. Помимо физиологических процессов, стоит также выделить изменения, происходящие в центральной нервной системе, что накладывает отпечаток на общественную жизнь. Вот о чем идет речь:

  • интенсивное формирование личности;
  • изменение отношения к представителям противоположного пола;
  • потребность в чутком отношении со стороны близкого окружения;
  • проявление инициативности и самостоятельности;
  • потребности в тактичности и уважении со стороны окружающих.

Что же касается социальной половой зрелости, то ее наступление, как правило, разнесено во времени со зрелостью биологической. Речь идет об ответственном отношении к половой жизни, в частности, к зачатию и рождению детей. Человек осознает необходимость создания благоприятных условий для реализации данной функции.

Зрелость детей

Под социальной зрелостью ребенка подразумевается адекватная возрасту способность к коммуникациям со сверстниками, а также людьми старшего возраста. Также речь идет о способности ребенка воспринимать нормы и правила, а также следовать им. Для того чтобы понять, насколько социальное развитие ребенка соответствует его возрасту, достаточно проявить немного наблюдательности. Как правило, самая лучшая возможность есть у воспитателей детских садов или школьных учителей.

Базовый признак зрелости ребенка — это способность ладить со сверстниками, взаимодействовать с ними в процессе игры и обучения, а также умение адекватно защитить себя в случае нападок и агрессии. Также ребенок должен быть способен к изменению стилей коммуникации. То есть поведение в обществе с детьми и взрослыми людьми, со знакомыми и с незнакомцами должно быть соответствующим. Ребенок должен понимать, где можно играть и шутить, а где нужно вести себя спокойно и серьезно.

Еще один критерий социального развития зрелости у ребенка — это способность воспринимать и соблюдать установленные правила и нормы. Большинство детей согласны с тем, что нельзя драться, брать чужие вещи и так далее. Тем не менее соглашаются с этими нормами и следуют им далеко не все. Вот это и есть один из ключевых показателей, по которому можно судить о зрелости.

Зрелость подростков

Подростковый возраст считается одним из самых сложных как в психологии, так и в социологии. Именно в этот период происходит активное формирование личности. Вот основные ценностные показатели социальной зрелости подростков:

  • Моральные нормы. Сдвиги в интеллекте человека, достигшего подросткового возраста, позволяют ему усваивать общепринятые моральные нормы, а также руководствоваться ими в своей деятельности и судить на их основе о поведении других людей. Кроме того, формируются собственные убеждения, которые составляют моральный облик.
  • Мировоззренческие установки. По мере умственного развития происходит расширение кругозора и формирование теоретических интересов. Подросток начинает осознавать себя как часть социума и постепенно подходит к выбору будущего места в нем. Этим определяются основные мотивы деятельности.
  • Коллективизм. Подростки, как правило, стремятся продемонстрировать и доказать свой вес и значимость во взрослом обществе. Тем самым они стремятся к коллективной жизни и деятельности. Формируются навыки сотрудничества с сохранением независимости суждений.
  • Социальная ответственность. Общаясь с окружающими, подростки часто попадают в ситуации, вынуждающие их к самостоятельному принятию решений. Этот процесс сопровождается рассмотрением альтернатив с выбором наилучшей. Причем за сделанный выбор подросток несет индивидуальную ответственность.
  • Самооценка. Для подростка важно объективно оценивать свои достижения в значимых для них видах деятельности. Таким образом происходит переориентация. Внутренняя оценка становится важнее внешней.
  • Смысл жизни. С наступлением подросткового возраста индивид начинает работать над раскрытием своего внутреннего мира. Именно в познании самого себя и поиске своего предназначения кроется смысл жизни индивида в юном возрасте.
  • Семья. С наступлением подросткового возраста отношения с членами семьи начинают выстраиваться по-новому. Как правило, стремление найти свое уникальное «Я» сопровождается осложнением взаимоотношений с родителями. Тем не менее семья продолжает играть определяющую роль в формировании личности.

Типология подростков

Учитывая сложность подросткового периода, неудивительно, что дети развиваются неоднородно и разнонаправленно. По степени социальной зрелости можно выделить такие типы подростков:

  • Ориентированные на взрослых людей и взрослую жизнь. Характер подростков полностью определяется нормами, которые задают и устанавливают старшие (родители, педагоги). Этот тип характеризуется низким уровнем зрелости.
  • Подростки, ориентированные на общество. Они характеризуются высоким уровнем зрелости. Для таких личностей характерен поиск своего места посредством присоединения к коллективу. Несмотря на то что это значительно облегчает их социальную жизнь, это тормозит культурное и интеллектуальное развитие.
  • Подростки, противопоставляющие себя. Они не хотят иметь общих черт и интересов с представителями своего поколения. Это проявляется в нестандартных увлечениях и антисоциальном поведении. Цель такого поведения — самоутверждение.
  • Ориентированные на внеинституциональные нормы. Подростки объединяются в группы, живущие «своей» жизнью, отличной от общепринятой (неформальные течения). Как правило, сообщества формируются по возрастному принципу.
  • Стремящиеся выйти за рамки группы. Такие подростки стремятся к активной деятельности и познанию нового.

Зрелость молодых людей

Становление социальной зрелости молодежи характеризуется такими ключевыми свойствами:

  • Необратимость. Процесс развития характеризуется постоянным накоплением и приумножением знаний и опыта. Количество знаний не уменьшается, но со временем некоторые из них могут утрачивать свою релевантность.
  • Направленность. Развитие молодого человека имеет определенную цель, которая выражается в желаемом состоянии будущего. Это, как правило, положение в обществе и семейное положение.
  • Закономерность. В процессе развития выявляются существенные закономерные связи между процессами и явлениями действительности.

Социальная зрелость молодежи проявляется сразу в нескольких сферах. А именно:

  • Гражданская. Речь идет о законодательных нормах, которые определяют правомочность человека в тех или иных вопросах. Так, гражданская дееспособность наступает в 21 год, а к 30 годам человек получает право на участие в выборах на исполнительные должности. В 35 лет человек уже может претендовать на самый высокий пост в государстве — Президента.
  • Экономическая. Вслед за профессиональным самоопределением идет получение определенного уровня квалификации с последующим трудоустройством. У разных профессионально-социальных групп уровень материального дохода неодинаков. Как правило, он самый низкий у представителей рабочих специальностей. Поэтому большинство молодых людей стремится к получению диплома специалиста высшей квалификации. Это открывает широкий круг возможностей карьерной самореализации и повышения уровня материального благосостояния.
  • Духовная. После завершения подросткового периода происходит завершение становления мировоззрения и жизненных принципов. Человек четко осознает, что хорошо, а что плохо, в своих поступках руководствуется не только выгодой, но и совестью. Тем не менее в возрасте примерно 27-28 лет происходит духовно-мировоззренческий кризис, в ходе которого происходит пересмотр системы ценностей.
  • Семейная. Как правило, основным показателем самостоятельности и ответственности молодых людей является создание семьи и рождение детей. Причем этот процесс должен происходить осознанно, с предварительной подготовкой материальной базы.

fb.ru

Социальная зрелость личности

Проблематикой социальной зрелости личности занимаются различные науки. Среди них педагогика, психология, социология, криминология и др. Может возникнуть вопрос: почему в этом ряду стоит криминология? Дело в том, что любое явление в действительности желательно изучать с обеих сторон: модель желаемого (идеала) и модель нежелаемого (антиидеала). Понятно в связи с этим, что криминология вносит свой неоценимый вклад в решение проблемы, изучая особенности и создавая модель социально незрелой личности.

Проблема социальной зрелости личности является центральной для такой относительно новой области человекознания, как акмеология. Собственно говоря, самим предметом акмеологии является феномен зрелости человека, или процесс и результат достижения человеком вершин как индивидом, личностью, субъектом деятельности (в том числе и профессиональной) и индивидуальностью. Правда, уже само определение объективных критериев зрелости человека представляет значительные трудности. Именно в связи с наличием таких трудностей, по мнению Б. Г. Ананьева, в психологической литературе происходит замена понятия «зрелость» понятием «взрослость». Эта замена, как предполагается, позволяет избежать многих осложнений, которые считаются подчас непреодолимыми. Однако в действительности такая замена скорее создает проблемы, чем их разрешает. По крайней мере ясно, что даже на индивидном уровне понятия «зрелость» и «взрослость» не полностью синонимичны, еще более они расходятся, когда речь идет о взрослости и субъектно-деятельностной (профессиональной) зрелости. И уж конечно, эти два понятия не являются тождественными и описывают разную реальность, когда имеется в виду личностный уровень рассмотрения человека. Становится ясно, что такая замена неравноценна. Но более в основном она неприемлема потому, что исключает из поля научных исследований, из круга проблем современного человекознания проблему «зрелости» как таковую.

В рамках одной парадигмы проблема зрелости может рассматриваться на уровнях индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности. В рамках другой системы понятий, говоря о зрелости человека, мы можем иметь в виду интеллектуальную, эмоциональную и личностную зрелость. И в той и в другой системе, как, собственно, и в любой иной парадигме, существует объективная реальность, очерчиваемая понятием «личностная зрелость». Можно с достаточным основанием полагать, что наиболее сложным и менее исследованным из всех аспектов зрелости как раз и является личностная зрелость. На сегодняшний день не представляется возможным дать исчерпывающе полную модель социальной зрелости личности. Однако остановимся на четырех компонентах личностной зрелости. Эти компоненты нельзя рассматривать как рядовые. То есть они не являются просто «четверкой» из возможного множества других компонентов. Можно полагать, что эти четыре компонента социальной зрелости личности являются базовыми, фундаментальными, вокруг которых определенным образом группируется множество других. Итак, такими компонентами являются, во-первых, «тройка»: ответственность, терпимость, саморазвитие. И во-вторых, это четвертый интегративный компонент, который охватывает все предыдущие и одновременно присутствует в каждом из них. Таким компонентом является позитивное мышление, позитивное отношение к миру, определяющее позитивный взгляд на мир. Остановимся на этих компонентах подробнее.

Ответственность — это то, что отличает социально незрелую личность от средней нормы (не говоря уже об образцах зрелости). В настоящее время в психологии личности достаточно распространена концепция о двух типах ответственности, которая пришла из психологии каузальной атрибуции (Дж. Роттер). Ответственность первого типа — это тот случай, когда личность считает ответственной за все происходящее с ней в жизни саму себя (интернальный локус контроля по Дж. Роттеру). «Я сам отвечаю за свои успехи и неудачи. От меня самого зависит моя жизнь и жизнь моей семьи. Я должен и могу это сделать» — вот жизненное кредо и постулаты такой личности. Ответственность второго типа связана с ситуацией, когда человек склонен считать ответственным за все происходящее с ним в жизни либо других людей, либо внешние обстоятельства, ситуацию (экстернальный локус контроля). В качестве других людей, на которых возлагается ответственность как за неудачи, так и за успехи личности, выступают родители, учителя. А в будущем — коллеги, начальство, знакомые. Легко заметить, что на обыденном языке, на языке житейских понятий второй тип ответственности обозначается не иначе как безответственность.

Ответственность есть необходимая составляющая, атрибут зрелого поступка. Но в конце концов вся жизнь слагается из поступков или даже «жизнь в целом может быть рассмотрена как некоторый сложный поступок» (М. М. Бахтин). Ближе всего, пожалуй, к излагаемым здесь представлениям о фундаментальном значении феномена ответственности в структуре личностной зрелости находятся идеи гуманистической (в широком смысле) и экзистенциальной психологии. Выдающийся ученый-гуманист XX в. Э. Фромм полагал, например, что забота, ответственность, уважение и знание — это совокупность качеств зрелого человека. Другой известный персонолог гуманистической ориентации В. Франкл также уделяет ответственности значительное место в своей концепции и утверждает, что духовность, свобода и ответственность — это три основы, три экзистенциала человеческого существования. При этом важно помнить, что нельзя признать человека свободным, не признав его в то же время и ответственным. Человеческая ответственность — это ответственность, происходящая из неповторимости и своеобразия существования каждого индивида. На ответственный поступок, как заметил М. Бахтин, способен лишь человек, который осознал эту свою единственность и неповторимость. И более того, именно в ответственности перед жизнью заключена сама сущность человеческого существования (В. Франкл). Очевидно, с ответственностью связана не только сущность бытия зрелой личности, но также успешность и способы ее самоактуализации.

Социальная зрелость и ее составляющая — ответственность — формируются лишь в адекватной деятельности. Формирование ответственности прямо связано с предоставлением личности свободы в принятии решений. Вопрос о мере свободы должен решаться с учетом возрастных и иных конкретных особенностей и обстоятельств. Но сам принцип остается незыблемым. При этом верный тезис о том, что нельзя признать человека свободным, не признавая его в то же время и ответственным, нуждается в следующем обязательном дополнении обратного характера: нельзя признать человека ответственным, не признавая его в то же время и свободным.

Формирование ответственности идет рука об руку с развитием автономности личности и обеспечением свободы принятия решений относительно самого себя. Когда мы хотим сформировать или, лучше сказать, развить в личности ответственность, но при этом блокируем развитие и проявление автономности, а также свободы принятия решений, что мы делаем? Мы хотим научить человека плавать, при этом опасаясь пустить его в воду. К сожалению, такая практика не просто имеет место, но является чрезвычайно распространенной. На вопрос: «Поощряем ли мы самостоятельность и автономность в процессе воспитания и обучения?» — скорее приходится ответить «нет», чем «да». В семье это выражается в гиперопеке. В школе та же гиперопека, причем не только в воспитании, но и в обучении. Поощрение инициативности, автономности в учебной деятельности, конечно, имеет место, но является скорее исключением, чем правилом. Такая поведенческая позиция взрослых, как показывают исследования (А. А. Реан), находит удобную и прочную опору в системе их социально-перцептивных стереотипов, в их представлениях об учащихся как о неспособных в большинстве своем к проявлению автономности, самостоятельности в деятельности. Эмпирические исследования показывают к тому же, что дисциплинированность учащихся  является для педагогов несравненно более ценимой добродетелью, чем самостоятельность личности.

Терпимость является следующей важнейшей составляющей социальной зрелости личности. Однако терпимость терпимости рознь. В структуре общего феномена терпимости можно выделить (А. А. Реан) два ее вида:

  1. сенсуальная терпимость личности,
  2. диспозиционная терпимость личности.

Сенсуальная терпимость связана с устойчивостью к воздействию социальной среды, с ослаблением реагирования на какой-либо неблагоприятный фактор за счет снижения чувствительности к его воздействию. Сенсуальная терпимость, таким образом, неотделима от классической (и даже психофизиологической) толерантности, повышения порога чувствительности к различным воздействиям социальной среды, в том числе воздействиям субъектов межличностного взаимодействия. Образно говоря, сенсуальная терпимость есть терпимость-черствость, терпимость-крепость, терпимость-стена. Говоря о терпимости как о составляющей социальной зрелости личности, мы имеем в виду, конечно, не эту терпимость, а диспозиционную. В основе диспозиционной терпимости лежит принципиально иной механизм, обеспечивающий терпимость личности при социальных взаимодействиях. В данном случае речь идет о предрасположенности, готовности к определенной (терпимой) реакции личности на среду. За диспозиционной терпимостью стоят определенные установки личности, ее система отношений к действительности: к другим людям, к их поведению, к себе, к воздействию других людей на себя, к жизни вообще. Примерами установок личности, обеспечивающих ее диспозиционную терпимость, являются, скажем, такие: «Все люди когда-нибудь ошибаются», «Каждый имеет право на свое мнение» (или ироничное: «Где двое ученых, там три мнения»), «Агрессия и раздражительность часто провоцируются особенной ситуацией, в которой оказался человек, а не являются его внутренней сущностью», «Человек имеет право на срыв», «Опаздывающий сам переживает еще больше, чем те, кто его ждут» и т. п. Принятие стратегии и позиции, известной под названием «альтруистический эгоизм», вероятнее всего, также приводит к существенному повышению терпимости личности. Несомненно, что и в данном случае надо говорить о диспозиционной, а не сенсуальной терпимости. Диспозиционная терпимость, образно говоря, есть терпимость-позиция, терпимость-установка, терпимость-мироощущение. Она совершенно не связана с психофизиологической толерантностью. При данном виде терпимости человек является терпимым, оставаясь чувствительным и эмпатийным, т. е. способным к сопереживанию и сочувствию. Носителем высокой диспозиционной терпимости, таким образом, вполне может быть высокосенситивная личность. В диспозиционной терпимости личности сильно проявляется интегральная образующая, о которой говорилось выше, — позитивное отношение к миру, определяющее положительный взгляд на мир, позитивное видение действительности.

Однако в реальности с развитием такого компонента, как терпимость, все обстоит не так благополучно, как хотелось бы. Вот некоторые данные проведенных исследований (А. А. Реан), где выборку составили школьники обоего пола в возрасте 15-17 лет. Как оказалось, высокие показатели по параметру спонтанная агрессия имеют 53% обследованных, а достоверно низкие — только 9%. У остальных показатели на уровне средней нормы. Итак, 53% с высокой спонтанной агрессией. Но что такое здесь спонтанная агрессия? Спонтанная агрессия — это подсознательная радость, испытываемая личностью при наблюдении трудностей и трудных ситуаций у других. Такому человеку доставляет удовольствие ткнуть носом других в их ошибки. Это спонтанно возникающее, немотивированное желание испортить кому-то настроение, досадить, разозлить. Такому человеку нравится поставить в тупик другого своим вопросом или ответом. Высокие показатели по другому параметру — реактивная агрессия — имеют 47% обследованных, а низкие — только 4%. Но реактивная агрессия — это как раз проявление агрессивности при взаимодействии, при общении в качестве типичной реакции. Таких людей отличает недоверчивость. Обид они просто так, как правило, не прощают и долго их помнят. Характерным является яркая агрессивность при отстаивании своих интересов и вообще конфликтность личности. Наконец, на все это накладываются высокие показатели по раздражительности: 56% высокие значения, только 4% — низкие. А раздражительность — это эмоциональная неустойчивость, вспыльчивость, быстрая потеря самообладания. При этом резкую реакцию часто вызывают даже мелочи. Кроме того, для таких личностей характерна поспешность в оценке людей. Приведенные данные исследований о высоком уровне и широком распространении агрессивности в подростково-молодежной среде интересно дополняются результатами других исследований, прослеживающих динамику роста агрессивности. Показано, что только за последние 3-4 года уровень агрессивных проявлений у несовершеннолетних (учащиеся обычных школ, образовательных учреждений начального профессионального образования, техникумов) в среднем повысился в 1,5 раза, а наиболее высокие показатели агрессии имеют двенадцати-тринадцатилетние подростки (Т. Н. Курбатова). Все это вместе взятое вряд ли позволяет говорить о сформированности социальной терпимости личности или хотя бы о благоприятных тенденциях ее формирования. Больное нетерпимостью общество заражает этой болезнью свое молодое поколение. Опасность состоит в том, что у нового поколения болезнь может стать врожденной и массовой. И, таким образом, способна превратиться из социальной патологии в социальную норму. Кстати, термин заражение мы используем здесь безо всяких кавычек намеренно, так как механизмы подражания и психологического заражения — это не метафоры, а объективно существующие психологические механизмы.

Саморазвитие. Потребность в саморазвитии, самоактуализации есть основополагающая составляющая зрелой личности. Идея саморазвития и самореализации является основной или по крайней мере чрезвычайно значимой для многих современных концепций о человеке (А. Маслоу, К. Роджерс, Э. Фромм, А. В. Брушлин-ский, В. П. Зинченко, К. А. Абульханова-Славская и др.). Скажем так, она занимает ведущее место в гуманистической психологии, которая является одним из наиболее мощных и интенсивно развивающихся направлений современной психологической науки и практики. Центральное место идее самости (самореализация, саморазвитие, самосовершенствование) принадлежит и в акмеологии. Стремление к саморазвитию не есть идея фикс о достижении абсолютного идеала. Идеальным быть трудно, да и вряд ли нужно. На уровне обыденного сознания можно согласиться с мыслью: трудно быть идеальным человеком, пожалуй, труднее только жить с идеальным человеком. Но постоянное стремление к саморазвитию — это нечто иное. Актуальная потребность в саморазвитии, стремление к самосовершенствованию и самореализации представляют огромную ценность сами по себе. Они являются показателем личностной зрелости и одновременно условием ее достижения. Кроме всего прочего, актуальная потребность в саморазвитии, самоактуализации есть источник долголетия человека. Причем долголетия активного, и не только физического, но и социального, личностного. С наличием выраженного стремления к саморазвитию связана и успешность человека как субъекта профессиональной деятельности, успешность достижения им профессионального «акме», а также и его профессиональное долголетие, что уже подтверждено экспериментальными данными.

Идея саморазвития и самоактуализации, несмотря на ее фундаментальное значение, взятая «сама по себе», «в чистом виде», вне связи с феноменом само-транценденции, является недостаточной для построения психологии личности. Концепция личностной зрелости должна базироваться на представлении о единстве самоактуализации и самотрансценденциии и о действии в отношении них принципа дополнительности.

Самотрансценденция означает: человек находится в отношении к чему-то, направлен на что-то иное, нежели он сам. В более категоричной форме эта мысль звучит так:

«Быть человеком — значит быть направленным не на себя, а на что-то иное» (В. Франкл).

Вместе с тем необходимо заметить, что категоричное противопоставление самотрансценденции и самоактуализации как двух альтернатив, очевидно, нецелесообразно. Сила гуманистического подхода и перспективы его развития состоят в органичном соединении этих двух идей. С этим же связаны перспективы разработки проблематики личностной зрелости.

psyera.ru

Социальная зрелость личности.


⇐ ПредыдущаяСтр 4 из 9Следующая ⇒

Определение.

«Социальная зрелость личности — понятие, фиксирующее одно из главных достижений процессов обучения и воспитания, осуществляемых семьей, школой, социальным окружением, социумом в целом. Социальная зрелость рассматривается как устойчивое состояние личности, характеризующееся целостностью, предсказуемостью, социальной направленностью поведения во всех сферах жизнедеятельности. Зрелая личность — это личность, которая активно владеет своим окружением, обладает устойчивым единством личностных черт и ценностных ориентации и способна правильно воспринимать людей и себя» (Кон И.С. Социальная психология. — М.: Воронеж. 1999. — С. 177.)

 

Критерии зрелой личности.

Проблематикой социальной зрелости личности занимаются различные науки. К ним относятся педагогика, психология, социология, криминология и др. Криминология изучает именно «минусы», антиидеал. И потому ее роль в исследовании социализации личности очень велика: вклад криминологии в данную проблематику состоит в том, что эта наука создает модель социально НЕзрелой личности, прогнозирует возможные ошибки воспитания и их последствия.

предмет акмеологии — феномен зрелости человека. В сфере внимания этой науки — процесс и результат достижения человеком вершин как индивидом, личностью, субъектом деятельности (в том числе и профессиональной) и индивидуальностью.

Единое определение не найдено до сих пор, ученые спорят над объективными критериями — как определить человеческую зрелость.

В рамках одной парадигмы проблема зрелости может рассматриваться на уровнях индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности. Применительно к другой системе понятий мы можем подразумевать интеллектуальную зрелость, эмоциональную зрелость и личностную зрелость. И в той и в другой системе, как, собственно, и в любой иной парадигме, существует объективная реальность, очерчиваемая понятием «личностная зрелость». Наиболее сложным и неисследованным из всех аспектов зрелости как раз и является личностная зрелость. На сегодняшний день, пожалуй, невозможно дать исчерпывающей полноты модель социальной зрелости личности.

В представлениях древних людей земля покоилась на трех китах или на трех слонах. У личностной зрелости четыре «кита», четыре основных, базовых составляющих, вокруг которых группируются множество других: 1) ответствен ность; 2) терпимость; 3) саморазвитие; 4) положительное мышление, положительное отношение к миру (этот компонент присутствует во всех предыдущих).

Рассмотрим эти компоненты более подробно.

 

1.Ответственность — это то, что отличает социально незрелую личность от обычного человека (не говоря уже об образцах зрелости). В настоящее время в психологии личности достаточно распространена концепция двух типов ответственности. Она возникла в русле направления, известного как психология каузальной атрибуции (Дж. Роттер).

Ответственность первого типа — это тот случай, когда личность считает ответственной за все происходящее с ней в жизни саму себя.

Ответственность второго типа связана с ситуацией, когда человек склонен считать ответственным за все происходящее с ним в жизни либо других людей, либо внешние обстоятельства, ситуацию (экстернальный локус контроля).

интернальность (или преобладающая тенденция личной ответственности) соотносится с социальной зрелостью и просоциальным поведением. Экстернальность же связана с недостаточной социальной зрелостью, а при определенных условиях она является фактором риска асоциального поведения. с ответственностью связана не только сущность бытия зрелой личности, но также успешность и способы ее самоактуализации.

2. Терпимость — следующая важнейшая составляющая социальной зрелости личности. Однако терпимость терпимости — рознь. В структуре общего феномена терпимости можно выделить (А.А. Реан) два ее вида:

1) сенсуальная терпимость личности и 2) диспозиционная терпимость личности.

Сенсуальная терпимость связана с устойчивостью к воздействию социальной среды, с ослаблением реагирования на какой-либо неблагоприятный фактор за счет снижения чувствительности к его воздействию. Сенсуальная терпимость, таким образом, связана с классической (и даже психофизиологической) толерантностью, с повышением порога чувствительности к различным воздействиям социальной среды, в том числе воздействиям субъектов межличностного взаимодействия. Образно говоря, сенсуальная терпимость есть терпимость- черствость, терпимость-крепость, терпимость-стена.

 

В основе диспозиционной терпимости лежит принципиально иной механизм, обеспечивающий терпимость личности при социальных взаимодействиях. В данном случае речь идет о предрасположенности, готовности к определенной «терпимой» реакции личности на среду. За диспозиционной терпимостью стоят определенные установки личности, ее система отношений к действительности: к другим людям, к их поведению, к себе, к воздействию других людей на себя, к жизни вообще. Примерами установок личности, обеспечивающих ее диспозиционную терпимость, являются, скажем, такие: «все люди когда-нибудь ошибаются», «каждый имеет право на свое мнение» (пли ироничное: «где есть двое ученых, там есть три мнения»), «агрессия и раздражительность часто провоцируются особенной ситуацией, в которой оказался человек, а не являются его внутренней сущностью», «человек имеет право на срыв», «опаздывающий сам переживает еще больше, чем те, кто его ждут» и т.п. Принятие стратегии и позиции, известной под названием «альтруистический эгоизм», вероятнее всего, также приводит к существенному повышению терпимости личности. Несомненно, что и в данном случае надо говорить о диспозиционной, а не сенсуальной терпимости. Диспозиционная терпимость, образно говоря, есть терпимость-позиция, терпимость-установка, терпимость-мироощущение.

3. Саморазвитие. Потребность в саморазвитии, самоактуализации — основополагающая составляющая зрелой личности. Идея саморазвития и самореализации является основной или, по крайней мере, чрезвычайно значимой для многих современных концепций о человеке (А. Маслоу, К. Роджерс, Э. Фромм, А.В. Брушлинский, В.П. Зинченко, К.А. Абульханова-Славская и др.). Актуальная потребность в саморазвитии, стремление к самосовершенствованию и самореализации представляют огромную ценность сами по себе. Они — показатель личностной зрелости и одновременно условие ее достижения

4.Позитивное отношение к миру.

 

 

Взрослость и зрелость

Взрослость и зрелость — до сих пор использование этих понятий нередко вызывает трудности у андрагога: можно ли и в каких ситуациях рассматривать их как синонимы или практически невозможно их контекстуальное применение и они всегда несут разные смысловые значения?

С нашей точки зрения, возможны ситуации их одинакового прочтения: если в тексте фиксируется мысль о взрослом человеке как носителе социального менталитета, гражданина, обладающего определенными правами и обязанностями, в этом случае речь идет практически о любом взрослом человеке.

Однако такого понимания зрелости недостаточно, когда речь идет о более конкретных проявлениях личности и индивидуальности взрослого человека, о его поведении в ситуациях принятия решений, выбора, самостоятельности в оценках и т.п. Но именно таким он и предстает в разнообразных сферах своей деятельности, включая образование.

Социальный инфантилизм.

Характерной их чертой является умаление роли авторитета и мудрости старших и исповедание во взрослой жизни подростково-юношеских ценностей. Название «тинэйджеры» («несовершеннолетние») и «бэби-бумас» очень четко подчеркивает их позицию в жизни. Претендуя на взрослость, они живут психологией «бесконечной юности», не отказываясь от ее прекрасных идеалов, которые, кстати, были хорошо подхвачены соответствующей «индустрией» (включая и средства массовой информации). Их рефлексия, естественно, поддерживает сознание социальной зрелой личности, а отнюдь не «взрослых подростков». Таким образом, социальная жизнь общества может породить своеобразные «аберрации сознания» и у психологически зрелой личности (так как трудно предположить такую незрелость у целого поколения).

Понятие малой группы.

«Под малой группой понимается немногочисленная по составу группа, члены которой объединены общей социальной деятельностью и находятся в непосредственном личном общении, что является основой для возникновения эмоциональных отношений, групповых норм и групповых процессов».

«Нижний» и «верхний» пределы, решение вопроса о границах.

В литературе довольно давно идет дискуссия о нижнем и верхнем пределах малой группы. В большинстве исследований число членов малой группы колебалось между 2 и 7 при модальном числе 2 (упомянуто в 71% случаев). Этот подсчет совпадает с представлением, имеющим широкое распространение, о том, что наименьшей малой группой является группа из двух человек — так называемая «диада».

Хотя на уровне здравого смысла представляется резонной мысль о том, что малая группа начинается с диады, с ней соперничает другая точка зрения относительно нижнего предела малой группы, полагающая, что наименьшее число членов малой группы не два, а три человека. И тогда, следовательно, в основе всех разновидностей малых групп лежат так называемые триады.

Спор о том, диада или триада есть наименьший вариант малой группы, может быть также бесконечным, если не привести в пользу какого-то из подходов веских аргументов. Есть попытки привести такие аргументы в пользу триады как наименьшей единицы малой группы (Социально-психологические проблемы руководства и управления коллективами, 1974). Опираясь на экспериментальный опыт исследования малых групп как субъектов и объектов управления, авторы приходят к следующим выводам. В диаде фиксируется лишь самая простейшая, генетически первичная форма общения — чисто эмоциональный контакт.

Однако диаду весьма трудно рассмотреть как подлинный субъект деятельности, поскольку в ней практически невозможно вычленить тот тип общения, который опосредован совместной деятельностью: в диаде в принципе неразрешим конфликт, возникший по поводу деятельности, так как он неизбежно приобретает характер чисто межличностного конфликта. Присутствие в группе третьего лица создает новую позицию — наблюдателя, что добавляет существенно новый момент к возникающей системе взаимоотношений: этот «третий» может добавить нечто к одной из позиций в конфликте, сам, будучи не включен в него и потому представляя именно не межличностное, а деятельное начало. Этим создается основа для разрешения конфликта и снимается его личностная природа, будучи заменена включением в конфликт деятельностных оснований. Эта точка зрения находит определенную поддержку, но нельзя сказать, что вопрос решен окончательно.

Практически все равно приходится считаться с тем фактом, что малая группа «начинается» либо с диады, либо с триады. В пользу диады высказывается до сих большое направление исследований, именуемое теорией «диадического взаимодействия». В нем выбор диады как модели малой группы имеет и более принципиальное значение. Применение аппарата математической теории игр позволяет на диаде проигрывать многочисленные ситуации взаимодействия.

И хотя сами по себе предложенные решения представляют интерес, их ограниченность состоит именно в том, что группа отождествляется с диадой, и допустимое в случае построения модели упрощение оказывается упрощением реальных процессов, происходящих в группе. Естественно, что такой методологический принцип, когда диада, причем лабораторная, объявлена единственным прообразом малой группы, нельзя считать корректным.

Поэтому в литературе иногда высказываются мнения о том, что диаду вообще нельзя считать малой группой. Так, в одном из европейских учебников по социальной психологии введена глава с названием «Диада или малая группа?», где авторы настаивают на том, что диада — это еще не группа. Таким образом, дискуссия по этому вопросу не окончена.

Не менее остро стоит вопрос и о «верхнем» пределе малой группы. Были предложены различные решения этого вопроса. Достаточно стойкими оказались представления, сформированные на основе открытия Дж. Миллером «магического числа» 7±2 при исследованиях объема оперативной памяти (оно означает количество предметов, одновременно удерживаемых в памяти). Для социальной психологии оказалась заманчивой определенность, вносимая введением «магического числа», и долгое время исследователи принимали число 7±2 за верхний предел малой группы. Однако впоследствии появились исследования, которые показали, что если число 7±2 справедливо при характеристике объема оперативной памяти (что тоже, впрочем, спорно), то оно является абсолютно произвольным при определении верхнего предела малой группы. Хотя выдвигались известные аргументы в пользу такого определения (поскольку группа контактна, необходимо, чтобы индивид одновременно удерживал в поле своих контактов всех членов группы, а это, по аналогии с памятью, может быть обеспечено в случае присутствия в группе 7±2 членов), они оказались не подтвержденными экспериментально.

Если обратиться к практике исследований, то там находим самые произвольные числа, определяющие этот верхней предел: 10, 15, 20 человек. В некоторых исследованиях Морено, автора социометрической методики, рассчитанной именно на применение в малых группах, упоминаются группы и по 30—40 человек, когда речь идет о школьных классах.

Представляется, что можно предложить решение на основе принятого нами принципа анализа групп. Если изучаемая малая группа должна быть, прежде всего, реально существующей группой и если она рассматривается как субъект деятельности, то логично не устанавливать какой-то жесткий «верхний» предел ее, а принимать за таковой реально существующий, данный размер исследуемой группы, продиктованный потребностью совместной групповой деятельности. Иными словами, если группа задана в системе общественных отношений в каком-то конкретном размере и если он достаточен для выполнения конкретной деятельности, то именно этот предел и можно принять в исследовании как «верхний»

Это специфическое решение проблемы, но оно не только допустимо, но и наиболее обосновано. Малой группой тогда оказывается такая группа, которая представляет собой некоторую единицу совместной деятельности, ее размер определяется эмпирически: при исследовании семьи как малой группы, например, на равных будут исследоваться и семьи, состоящие из трех человек, и семьи, состоящие из двенадцати человек; при анализе рабочих бригад в качестве малой группы может приниматься и бригада из пяти человек и бригада из сорока человек, если при этом именно она выступает единицей предписанной ей деятельности

 

 

Классификации.

Впервые деление малых групп на первичные и вторичные ввел американский социолог Ч. Кули (1864 — 1929). Он ввел в классификацию малых групп такой признак, как непосредственность контактов. Первичная группа состоит из небольшого числа людей, между которыми устанавливаются непосредственные взаимоотношения, в которых существенная роль принадлежит их индивидуальным особенностям. Вторичная образуется из людей, между которыми непосредственные эмоционально окрашенные связи относительно редки, а взаимодействие обусловлено стремлением к достижению общих целей . Во вторичной группе роли четко определены, но ее члены не редко мало знают друг о друге, между ними редко устанавливаются эмоциональные отношения, характерные для малых первичных групп. Так, в образовательном учреждении распространенные первичные группы — учебные группы студентов и коллективы кафедр, а общей вторичной группой выступает весь коллектив образовательного учреждения. Практического значения эта классификация в настоящее время не имеет.

 

Деление малых групп на формальные и неформальные впервые предложено американским исследователем Э. Мэйо (1880 — 1949) при проведении им знаменитых Хоторнских экспериментов. Согласно Мэйо, формальная группа отличаеися тем, что в ней четко заданы все позиции ее членов, они предписаны групповыми нормами. В соответствии с этим также строго в формальной группе распределены и роли всех членов группы, система подчинения руководству. Примером формальной группы является любая группа, созданная в условиях какой-то конкретной деятельности: рабочая бригада, школьный класс, спортивная команда и т.д.

Внутри формальных групп Э. Мэйо обнаружил еще и «неформальные» группы, которые складываются и возникают стихийно, где ни статусы, ни роли не предписаны, где заданной системы взаимоотношений по вертикали нет. Неформальная группа может создаваться внутри формальной, когда, например, в школьном классе возникают группировки, состоящие из близких друзей, объединенных каким-то общим интересом, таким образом, внутри формальной группы переплетаются две структуры отношений. Но неформальная группа может возникать и сама по себе, не внутри формальной группы, а вне ее: люди, случайно объединившиеся для игр в волейбол где-нибудь на пляже, или более тесная компания друзей, принадлежащих к совершенно различным формальным группам, являются примерами таких неформальных групп. Иногда в рамках такой группы (скажем, в группе туристов, отправившихся в поход на один день), несмотря на ее неформальный характер, возникает совместная деятельность, и тогда группа приобретает некоторые черты формальной группы: в ней выделяются определенные, хотя и кратковременные, позиции и роли. Практически было установлено, что в реальной действительности очень трудно вычленить строго формальные и строго неформальные группы, особенно в тех случаях, когда неформальные группы возникали в рамках формальных.

Третья классификация малых групп различает группы членства и референтные группы. Она была введена Г. Хайменом, которому принадлежит открытие самого феномена «референтной группы». В экспериментах Хаймена было показано, что часть членов определенных малых групп (в данном случае это были студенческие группы) разделяет нормы поведения, принятые отнюдь не в этой группе, а в какой-то иной, на которую они ориентируются. Такие группы, в которые индивиды не включены реально, но нормы которых они принимают, Хаймен назвал референтными группами. Еще более четко отличие этих групп от реальных групп членства было отмечено в работах М. Шерифа, где понятие референтной группы было связано с «системой отсчета», которую индивид употребляет для сравнения своего статуса со статусом других лиц. В дальнейшем Г. Келли, разрабатывая понятия референтных групп, выделил две их функции: сравнительную и нормативную. Сравнительная функция проявляется в том, что индивид сравнивает поведение с нормами референтной группы как с эталоном, а нормативная — оценивает его с позиции принятых в группе норм. В отечественной социальной психологии ( А.В. Петровский, р. 1924) референтная группа определяется как «значимый круг общения», т.е. как круг лиц, выбранных из всего состава реальной группы и особо значимых для индивида. При этом может возникнуть ситуация, когда нормы, принятые группой, становятся лично приемлемы для индивида лишь тогда, когда они приняты «значимым кругом общения», т.е. появляется еще как бы промежуточный ориентир, на который намерен равняться индивид. И такое толкование имеет определенное значение, но, по-видимому, в данном случае следует говорить не о «референтных группах», а о «референтности» как особом свойстве отношений в группе, когда кто-то из ее членов выбирает в качестве точки отсчета для своего поведения и деятельности определенный круг лиц (Щедрина, 1979).

Кроме рассмотренных, существуют и другие классификации малых групп. Так, А.В. Петровский различает группы по степени их развития, учитывая при этом характер межличностных отношений.

 

 

Параметры описания малой группы: композиция, структура, груп.отношения.

Композиция группы, или ее состав, – это совокупность характеристик членов группы, важных с точки зрения анализа группы как целого. Например, численность группы, ее возрастной или половой состав, национальность или социальное положение членов группы и так далее.

Таких характеристик множество, выбор наиболее значимых производится с учетом конкретных задач, которые ставятся исследователем. Так, если ставится цель проанализировать определенную студенческую группу как малую группу, среди особенностей композиции должны быть указаны: соотношение студентов различного пола, социальные различия между студентами, успешность обучения членов группы и т. д.

Структура группы рассматривается с точки зрения тех функций, которые выполняют отдельные члены группы, а также с точки зрения межличностных отношений в ней. Выделяют структуры предпочтений (социометрическая структура), власти и коммуникаций.

К групповым процессам относятся, прежде всего, такие показатели динамики группы, как процесс развития и сплочения группы, процесс группового давления, выработки решений.

 

 

Структуры малой группы.

Для понимания малой группы как целого важно прежде всего проанализировать структуры малой группы: социометрическую и коммуникативную, а также структуру власти.

1.Социометрическая структура – это совокупность соподчиненных позиций членов группы в системе внутригрупповых межличностных предпочтений. Иначе говоря, это система предпочтений и отвержений, эмоциональных симпатий и антипатий между членами группы.

Важнейшие характеристики, описывающие систему внутригрупповых предпочтений:

— это социометрические статусы членов группы (социометрические «звезды», высокостатусные, среднестатусные и низкостатусные, пренебрегаемые , отверженные («изгои») )

— это взаимность эмоциональных предпочтений членов группы.

— наличие устойчивых групп межличностного предпочтения.

— система отвержений в группе.

2.Коммуникативная структура группы — это совокупность позиций членов группы в системах информационных потоков, связывающих членов группы между собой и внешней средой, а также концентрация у них того или иного объема групповой информации. Владение информацией – важный показатель положения члена группы.

3.Структура социальной власти в малой группе – это система взаиморасположений членов группы в зависимости от их способности оказывать влияние в группе. может осуществляться в различных формах, среди которых наиболее изучены феномены лидерства и руководства.

Лидерство в группе – это процесс межличностного влияния. Лидера порождают не столько личные качества или их особое сочетание, сколько структура взаимоотношений в данной конкретной группе. Эта система межличностных связей формируется и определяется целями группы, ценностями и нормами, в ней сформировавшимися.

 

Виды лидерства. Различают групповые деятельности инструментального и экспрессивного вида. Инструментальные деятельности направлены на выполнение группой ее целевых функций, ради которых она и была создана. Экспрессивные деятельности направлены на поддержание группы как единого целого, ее дальнейшее развитие и сплочение.

Руководство — другая форма реализации социального управления в малой группе. Руководство можно определить как процесс управления группой, осуществляемый руководителем как посредником социального контроля и власти на основе правовых полномочий и норм более широкой, социальной, общности, в которую включена данная малая группа.

 

 

Статусы и роли.

Социальный статус – социальная позиция человека в рамках группы или общества, связанная с определенными его правами и обязанностями.

Типы статусов

1) генеральный (всеобщий, основной)– ключевой статус, определяющий социальное положение и значение человека, связанное с определенными правами и обязанностями. Это может быть статус человека («Человек – это звучит гордо»), члена данного общества, гражданина (гражданин России), статусная позиция личности. Для детей основным статусом является возраст; аналогичным образом во многих обществах основным статусом является пол. Основной статус образует каркас, внутри которого формируются наши цели, и проходит наше обучение.

2) предписанные (аскриптивные)– статусы, унаследованные от рождения, например, национальность, социальное происхождение, место рождения.

3) приобретенные (достигнутые)– статусы, приобретаемые индивидом в обществе, благодаря его собственным усилиям, например, профессор, врач, актер, студент, милиционер, карманный вор и т.п.

Статусы могут быть формализованные(например, директор завода) и неформализованные(лидер компании близких друзей), что зависит от того, в рамках формализованных или неформализованных социальных институтов выполняется та или иная функция.

Явный статус – это статусная позиция, активизированная в определенном социальном контексте, наиболее важная для действий и взаимодействий именно в данной области.

Скрытые статусы – все другие позиции, которые занимает субъект, но которые в данный момент не активизированы.

Именно через явную позицию другие идентифицируют субъекта, представляя его себе как партнера, устанавливая с ним взаимодействие. Более легкому и правильному «опознаванию» субъекта способствуют определенные внешние атрибуты, присущие такой явной позиции (например, ношение униформы).

Жизнь каждого человека складывается из многих социальных позиций, которые он занимает не одновременно, а поочередно (например, младенец – ребенок – подросток – зрелый человек – старик). Во всех подобных случаях мы говорим о последовательной смене статусов. Когда речь идет в профессиональном контексте, о службе, работе, такая последовательность называется карьерой.

Существует иерархия статусов. Выделение главного статуса самоопределяет человека социально. Мы должны уметь сориентироваться, разобраться, решить какие статусы для нас наиболее важные, какие – менее существенные.

Ранжирование статусов определяется социальным престижем. Престиж– это иерархия статусов, разделяемая обществом и закрепленная в культуре, общественным мнением.

В обществе необходимо равновесие статусов, иначе оно не может нормально функционировать.

Социальная роль – (по Р. Мертону) ожидание поведения, типичного для людей данного статуса в данном обществе.

Социальная роль – достаточно полная (но не всеохватывающая) поведенческая характеристика. Например, статус преподавателя вуза – это волне определенные права и обязанности, большинство из которых зафиксированы юридически. Социальная роль преподавателя включает в себя и то, как он должен вести себя со студентами, коллегами, уровень общей культуры и т. д., т. е. это ожидание нормы поведения личности определенного статуса.

К существенным характеристикам социальной роли относятся ее функциональная целесообразность, а также соответствие ролевых ожиданий определенной культуре, системе ценностей. Функциональная целесообразность порождает много общих черт, в частности, в социально-профессиональных ролевых образцах. Учителя, к примеру, повсеместно должны быть интеллигентными людьми, для них должен быть характерен определенный тип поведения, обеспечивающий эффективность воспитания и обучения. Но что касается социокультурного аспекта роли, то здесь часто возникают различия, и причем достаточно серьезные. Это связано с системой ценностей каждой культуры, а также с тем, насколько высок престиж того или иного статуса в данном обществе. Учитель, его статус в некоторых странах всегда стоял высоко, в других странах учитель может восприниматься как неудачник, интеллигент-чернорабочий.

Социальная роль как средство описания взаимосвязи личности и общества позволяет во многом по-новому осмыслить социальную жизнь, установить научно-логическими способами механизмы подключения личности к сложным социальным образованиям.

Типы ролей (по Дж. Морено)

1)«психосоматические» роли, когда поведение связано с основными биологическими потребностями, а проигрывание ролей объективно носить бессознательный характер;

2)«психодраматические» роли, когда поведение личности строится в соответствии с конкретными требованиями данного социального окружения;

3)«социальные» роли, когда личность ведет себя так, как этого ожидают от представителя той или иной социальной категории (матери, рабочего, христианина).

Роль уже статуса. Статус это набор ролей. Ролевой набор– (Р. Мертон) совокупность ролей, вытекающих из данного статуса. Ролевой набор включает формальные и неформальные роли. Многообразие ролей порождает внутренние конфликты личности, т. е. ролевые конфликты или ролевую напряженность.

 

 

Групповые нормы и ценности.

Реальное поведение индивида, выполнение своей роли в группе может соответствовать групповым ожиданиям, но может и противоречить им. Для того, чтобы такое рассогласование было очевидным, система групповых ожиданий должна быть как-то эксплицирована, как-то определена. Необходимую для этого оформленность групповые ожидания приобретают в двух чрезвычайно важных для функционирования группы образованиях: в групповых нормах и санкциях.

Нормы — исторически сложившиеся или установленные стандарты поведения и деятельности, соблюдение которых выступает для индивида и группы необходимым условием их включения в определенное социальное целое. Нормы регулируют отношения между людьми, позволяют индивиду оценивать свои и чужие поступки, ситуацию, партнеров по общению, соотносить оцениваемые явления с эталонами, отбирать, отсеивать, формировать, направлять и регулировать деятельность и общение.

В более узком смысле групповые нормы — это правила, которым должно подчиняться поведение ее членов, чтобы их совместная деятельность была возможна.

Любая группа, существующая достаточно продолжительное время, вырабатывает для себя определенную систему специфических норм.

Формы проявления групповых норм исключительно разнообразны и охватывают широкий диапазон возможных типов поведения: от внешних ритуалов до морального и эстетического выбора.

Толкование слова “ценность” связывают с синонимами: значимость, благо, достоинство, польза, стоимость и т.д. Но независимо от того, обозначает это слово вещь или явление, качество или количество, ценность есть нечто, что внушает людям уважение, подталкивает их к совершению определенных поступков, заставляет с огромным воодушевлением посвящать месяцы и годы жизни какой-нибудь идее и делать все возможное для ее материализации.

Психологи говорят о трех формах существования ценностей. Во-первых, ценности выступают как общественные идеалы, как выработанное общественным сознанием представление о должном и необходимом; во-вторых, ценности предстают в виде конкретных произведений материальной и духовной культуры, либо человеческих поступков, являющихся конкретным, предметным воплощением общественных ценностных идеалов; в-третьих, ценности входят в психологическую структуру личности и группы в форме личностных и групповых ценностей, являющихся одним из главных источников мотивации поведения.

Групповые санкции, сознание и ожидания.

групповые ожидания – ожидаемые образцы поведения, соответствующие каждой роли, статусу и позиции индивида как субъекта группы;

групповые санкции – групповые средства и механизмы управления поведением членов группы. Санкции бывают поощрительные и запретительные.

Сознание группы –это понимание группой социального окружения, своего места в нем, взаимоотношений с другими группами и обществом, целей, задач, функций осуществляемой деятельности и ее результатов.

 

 

Значение различных типов малых групп для детерминации поведения индивида.


Рекомендуемые страницы:

lektsia.com

Психологический возраст и социальная зрелость личности. Подходы к определению критериев социальной зрелости личности


Что имеется в виду под «социальной зрелостью человека»? Единое определение не найдено до сих пор, ученые спорят над объективными критериями — как определить человеческую зрелость. Б.Г. Ананьев считал, что именно эти разногласия и привели к тому, что в психологической литературе понятие «зрелость» постепенно заменяется понятием «взрослость». Однако эта замена, казалось бы, призванная прояснить ситуацию, в действительности создает еще большую терминологическую путаницу.

Совершенно очевидно, что даже на индивидном уровне понятия «зрелость» и «взрослость» — это не полные синонимы. И еще более они расходятся, когда речь идет о взрослости и профессиональной (субъектно-деятельностной) зрелости.

То же самое размежевание имеет место и на личностном уровне рассмотрения человека. Итак, эти термины обозначают разные понятия. Использование термина «взрослость» в значении «зрелость» недопустимо еще и потому, что такая подмена исключает из поля научных исследований проблему «зрелости» как таковую.

В рамках одной парадигмы проблема зрелости может рассматриваться на уровнях индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности. Применительно к другой системе понятий мы можем подразумевать интеллектуальную зрелость, эмоциональную зрелость и личностную зрелость. И в той и в другой системе, как, собственно, и в любой иной парадигме, существует объективная реальность, очерчиваемая понятием «личностная зрелость». Наиболее сложным и неисследованным из всех аспектов зрелости как раз и является личностная зрелость. На сегодняшний день, пожалуй, невозможно дать исчерпывающей полноты модель социальной зрелости личности.

В представлениях древних людей земля покоилась на трех китах или на трех слонах. У личностной зрелости четыре «кита», четыре основных, базовых составляющих, вокруг которых группируются множество других:

1) ответственность;

2) терпимость;

3) саморазвитие;

4) положительное мышление, положительное отношение к миру (этот компонент присутствует во всех предыдущих).

Возможно, целью человеческого существования является одновременно собственное совершенство и счастье окружающих. Формулирование же в качестве цели «личного счастья» ведет к эгоцентризму, а стремление к «совершенствованию других», как справедливо заметил И. Кант, не может принести ничего, кроме неудовлетворенности.

Понятие зрелости в психологии предполагает выделение двух основных аспектов: зрелость как этап жизни и зрелость как уровень развития. Отсюда одна из важных проблем: определение объективных критериев зрелости человека. Однако этому мешает отнесение понятия «зрелость» к разным ипостасям человека. В рамках одной парадигмы проблема зрелости может рассматриваться на уровнях индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности. Применительно к другой системе понятий мы можем подразумевать интеллектуальную зрелость, эмоциональную зрелость и личностную зрелость. И в той и в другой системе, как, собственно, и в любой иной парадигме, существует объективная реальность, очерчиваемая понятием «личностная зрелость». Наиболее сложным и неисследованным из всех аспектов зрелости как раз и является личностная зрелость. На сегодняшний день, пожалуй, невозможно описать модель социальной зрелости личности с исчерпывающей полнотой.

В качестве критериев психологической зрелости в психологической литературе выдвигаются различные характеристики и свойства личности. Это может быть и способность личности к рефлексии, и ее готовность аккуратно выполнять предписанные ей социальные роли, и способность личности достигать поставленной цели в соответствующем возрасте. В обществе каждому возрасту приписывается определенный уровень достижений, и если личность соответствует этим социальным ожиданиям, то она считается зрелой. В социальной психологии в качестве критерия психологической зрелости выдвигается понятие адаптации к социальной среде. Личность считается психологически зрелой, если она хорошо адаптирована к социальной среде, если она не конфликтна, если разделяет социальные нормы поведения и принимает социальные ценности. Психосоциальная зрелость личности может быть определена как способность осознавать существующие границы социальной реальности, прогнозировать последствия собственных действий и брать на себя ответственность за собственную жизнь, а также за жизнь окружающих близких людей.

Холл и Линдсей (1997), характеризуя зрелого человека, выделяют следующие его характеристики: широкие границы Я, способность к теплым социальным отношениям, наличие самопринятия, реалистичное восприятие опыта, способность к самопознанию, чувство юмора, наличие определенной жизненной философии. Б. Ливехуд (1994) рассматривает три основных свойства зрелого человека: мудрость; мягкость и снисходительность; самосознание.

Большинство перечисленных критериев отражают какие-то отдельные стороны этого понятия, поэтому каждый из них, являясь, по сути, верным, одновременно является односторонним.

Зрелость и ее критерии исследовались Б. Г. Ананьевым; он рассматривал зрелость на уровнях индивида, субъекта деятельности, личности и индивидуальности. А. А. Реан (2000) предлагает рассматривать зрелость интеллектуальную, эмоциональную и личностную. Он выделяет четыре компонента, или критерия, личностной зрелости, которые являются базовыми и вокруг которых формируется множество других. Такими компонентами являются ответственность, терпимость, саморазвитие и четвертый интегративный компонент, который охватывает все предыдущие и присутствует в каждом из них, – это позитивное мышление, позитивное отношение к миру, определяющее позитивный взгляд на мир. Таким образом, можно сказать, что критерием социальной зрелости является просоциальное поведение.

Итак, зрелую личность характеризуют :

Принятие на себя ответственности за свои чувства, мысли и поступки. Осознание своего выбора. Зрелый человек способен не сваливать вину (или проблему) на кого-то, не искать причин своего равнодушия или агрессии в ком-то другом.

Разумная независимость. Ощущение внутренней свободы («Я имею право сказать “нет” и не чувствовать себя виноватым»).

Способность отличать реальность от вымысла. Трезво оценивать свои возможности и ситуацию. Обещать то, что действительно в состоянии сделать. И жить именно в реальной жизни, «здесь и теперь», а не в области фантазий, как Бальзаминов в пьесе Островского.

Обоснованное чувство целостности собственной личности и наличие моральных норм. Принятие себя целиком. Человек, принимающий себя целиком, не скрывает свои слабые стороны. Он способен извлекать уроки из своих неудач. Несмотря на большую терпимость к себе и окружающим, зрелый человек имеет внутренний «стержень». Он ведет себя нравственно по своему внутреннему побуждению, а не потому, что боится наказания.

Гибкость и способность к адаптации. Это предполагает отказ от форм поведения, которые себя уже исчерпали. У каждого человека в определенный период времени формируется поведенческий стереотип, который помогает ему жить в сложившихся условиях. Но обстоятельства меняются, и старые паттерны поведения будут тормозить его развитие, мешать нормальному существованию. Следовательно, надо найти в себе силы вовремя от них отказаться.

Толерантность. Зрелый человек учитывает, что люди разные как вследствие возрастных особенностей и воспитания, так и природных особенностей (темперамента). Поэтому он терпимо (без отрицательных эмоций и агрессивного противодействия) относится к взглядам другого, особенностям его поведения. Толерантное отношение к иным точкам зрения не означает отказ от своей позиции без особых на то причин. Но такое отношение подразумевает понимание относительности своего мировоззрения, равно как и мировоззрения других людей, а также готовность к изменению своих знаний, своей картины мира.

Самокритичность. Зрелость человека характеризуется умением человека видеть не только свои достоинства, но и свои недостатки. Он способен посмеяться в первую очередь над собой либо над ситуацией, а не над другим человеком.

Духовность. И. Г. Малкина-Пых (2005) пишет о том, что одной из задач периода зрелости является постепенное накопление духовности как необходимого условия развития человека в зрелости, особенно во второй ее половине. Духовность предполагает, с одной стороны, гармоническое взаимодействие с миром, с другой – ориентацию человека на постижение смысла собственной жизни, выполнение жизненной задачи, без чего невозможно ощущение душевного спокойствия и личного счастья.

Духовность не может быть связана только с формированием своего Я или со способностью любить другого человека. Духовность проявляется в единстве способности создать самого себя (свое Я, мировоззрение, мироощущение, систему ценностей), расширить свой внутренний мир в диалоге и объединении с другим человеком и вырасти до осознания сопричастности к мировому пространству. Именно в таком понимании духовности ее можно считать необходимым условием развития человека в зрелости.

Понятие «возраст» весьма многопланово. В современной на­учной литературе выделяют по крайней мере четыре его подви­да: хронологический (паспортный), биологический (функцио­нальный), социальный (гражданский), психологический (психи­ческий). В каждой из этих возрастных категорий отражается соответствующее ей понимание времени жизни человека как физического объекта, как биологического организма, как члена общества, как неповторимой психологической индивидуально­сти. Категории «психологический возраст» и «психологическое время» теоретически и методически наименее разработаны. Вме­сте с тем именно они представляют для психологии наибольший интерес, поскольку личность живет не только в «психологиче­ском поле», но и в «психологическом времени» и вне индивиду­ального временного контекста не может быть исчерпывающе и адекватно понята. На общеметодологическом уровне анализа этот тезис сегодня уже не вызывает сомнения.

 

Следует отметить, что и проблема хронологического возрас­та имеет большое значение для психологии при исследовании жизненного пути личности, выделения его основных этапов, т. е. определения их последовательности и продолжительности во времени жизни. «Стремление выразить в хронологических датах онтогенетической эволюции человека вехи жизненного пути, — писал Б. Г. Ананьев, — оправданы, конечно, тем, что возраст человека всегда есть конвергенция биологического, ис­торического и психологического времени» (1980, с. 226). Вмес­те с тем в современной науке все большее распространение при­обретает полиизмерительный подход к изучению возраста как дифференцированной меры времени человеческой жизни. Та­кой подход предполагает отдельное измерение биологического, социального и психологического возрастов, поскольку хроноло­гический возраст является «скудным индексом каждого из этих трех измерений» (Neugarten В. L., Hagestad G. О., 1976). <..,>

 

^ Самооценка возраста. При постановке проблемы возрас­та, которая принята в психологии, практически неисследован­ным остается вопрос о субъективном отношении человека к собственному возрасту, о том, каким образом объективная хро­нологическая мера времени жизни трансформируется в само­оценку возраста, определяемую в сознании личности на основе обобщенного отражения особенностей жизненного пути в це­лом и его отдельных этапов. Чем, например, может объясняться тот факт, что пожилой человек чувствует себя молодым? «Я бы­ла молода в свои восемьдесят пять лет, — пишет М. Шагинян. — Я была так молода, что казалась сама себе моложе пре­жних двадцати лет» (1980, с. 692). Какой механизм лежит в ос­нове того, что хронологический возраст иногда полностью утрачивает значение во внутреннем мире человека, когда в 60 лет он чувствует себя 30-летним и, живя этим чувством сам, не находит внутренних различии в ощущении возраста между 60-и 30-летними. С другой стороны, мы говорим и о преждевремен­но психологически состарившихся людях, так называемых «мо­лодых стариках», которые и в 30 лет могут ощущать себя 60-летними.

 

Во внутреннем чувстве возраста есть много нюансов, кото­рые связаны с переживанием времени. Время может казаться безвозвратно утраченным, и тогда возникает ощущение, будто «жил меньше своего возраста». И часто мы оцениваем возраст человека, ориентируясь не на количество лет, которые он про­жил, а на собственное внутреннее ощущение, основанное на представлениях о его личностных качествах. Иллюстрацией та­кого рода оценок может служить следующий литературный при­мер: «Похвастал я старостью, а ты, оказывается, старее меня умом на десять лет» (А. П. Чехов).

 

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что наряду с известными измерениями возраста существует также и особый аспект, связанный с его субъективной оценкой, предполагаю­щей действие глубинных механизмов обобщения временных отношений. Можно предположить, что человек оценивает себя моложе или старше хронологического возраста, исходя из бо­лее серьезных оснований, чем просто произвольное желание видеть себя в том возрасте, который кажется ему наиболее привлекательным, хотя и этот фактор необходимо учитывать. Какие же механизмы лежат в основе субъективных оценок воз­раста?

 

Прежде чем ответить на этот вопрос, проведем следующий мысленный эксперимент. Представим себе ситуацию, в которой мы неожиданно для себя узнаем, что возраст, зафиксированный в паспорте, свидетельстве о рождении или каких-либо иных до­кументах, неверен, причем неизвестно, в какую сторону про­изошла ошибка — моложе мы в самом деле или старше. Пред­ставив себя в подобной ситуации, попытаемся (ориентируясь на внутреннее чувство своего возраста) ответить на простой воп­рос: «Сколько нам лет в действительности?» А теперь предста­вим, что, ответив на этот вопрос, мы узнаем истинный кален­дарный возраст. С уверенностью можно предположить, что этот «истинный возраст» далеко не всегда будет совпадать с оцен­кой, подсказанной внутренним чувством.

 

Для подтверждения данного предположения приведем ре­зультаты реального исследования, в котором приняли участие 83 человека (женщин — 40, мужчин — 43) с высшим образова­нием в возрасте от 21 до 44 лет. Все они должны были предста­вить, что не знают своего истинного календарного возраста, и определить его.

 

Результаты показали, что лишь у 24 % опрошенных субъек­тивная оценка возраста полностью совпала с возрастом, опре­деляемым по дате рождения, или отличалась от него с незначи­тельной разностью в ± 1 год. Большинство же опрошенных (55%) считали себя более молодыми, чем это было в действи­тельности; у 21 % опрошенных оценки возраста оказались за­вышенными, т. е. они чувствовали себя старше. Средняя абсо­лютная разность между субъективной оценкой и реальным воз­растом составила 4,2 года при разбросе от 21 года в сторону занижения своего возраста до завышения на 11 лет.

 

Есть определенная доля истины в способе омоложения, пред­ложенном писателем М. Жванецким: «Чтобы помолодеть, надо сделать следующее. Нужно не знать, сколько кому лет. А сде­лать это просто: часы и календари у населения отобрать, сло­жить все это в кучу… Так мы и без старости окажемся… Кто скажет: «Ей двадцать, ему сорок?» Кто считал?»

 

Это шутка. Что же касается серьезного, то в исследовании была обнаружена определенная тенденция, которая может быть обозначена как феномен «консервации возраста», состоящий в следующем. При адекватности самооценок отчетливо прояви­лись различия между испытуемыми, принадлежащими к разным возрастным группам. Во-первых, с возрастом значительно уве­личивается число лиц, оценивающих себя более молодыми, чем в действительности. Так, в группе до 30 лет таких оказалось 47%, а в группе 30 лет и более — 73 %. Во-вторых, степень за­нижения собственного возраста в самооценках также значи­тельно увеличивается: в группе до 30 лет средняя величина за­нижения возраста составила 3,6 года, а в группе свыше 30 лет — 8,3 года.

 

Можно предположить существование у человека некоего «счетчика» годовых циклов психофизиологической активности на основании показаний которого формируются оценки соб­ственного возраста. Идею подобного механизма можно проил­люстрировать таким примером. Если бы существовало дерево, обладающее самосознанием, то оно могло бы определить свой возраст по количеству зафиксированных в его стволе годовых колец. Заметим, однако, что подобная оценка могла бы быть аб­солютно точной только в том парадоксальном случае, когда де­рево уже спилено, но тем не менее еще способно к непосред­ственному подсчету числа колец на собственном срезе. Эта ал­легория позволяет понять, почему, даже в случае наличия у человека некоего биологического счетчика циклов годовой ак­тивности, показания этого счетчика не могли бы осознаваться с абсолютной точностью, ибо такое осознание предполагает при­нятие позиции внешнего наблюдателя по отношению к соб­ственным внутренним процессам — наблюдателя, абсолютно не зависимого от содержания этих процессов. Поскольку это не­возможно, то оценка показаний подобного биосчетчика всегда будет происходить с погрешностью, которая, возможно, и про­является в несовпадении самооценок возраста и его объектив­ной величины.

 

Второе возможное объяснение этого несовпадения может быть найдено в социальных факторах, обусловливающих оцен­ку личностью собственного возраста. Таким фактором может выступить существующая в обществе система возрастно-ролевых ожиданий, предъявляемых к достижению личностью опре­деленного статуса, соответствующего тому или иному возрас­ту1. С этой точки зрения самооценка возраста является резуль­татом сопоставления личностью своих наличных достижений в различных сферах жизнедеятельности с предъявляемыми к ней возрастно-ролевыми ожиданиями. В том случае, если достиже­ния человека опережают социальные ожидания по отношению к нему, он будет чувствовать себя старше истинного возраста; если же человек достиг меньшего, чем от него ждут в данном возрасте, то он будет чувствовать себя моложе.

shpargalum.ru

степени, возраст, периоды, виды (социальная, психологическая, личностная), как определить, особенности, показатели, факторы

Часто при упоминании слова «зрелость» в воображении возникает человек «бальзаковского возраста». В представлении людей возраст — это критерий приобретения качеств, символизирующих мудрость, то, что вызывает ассоциации зрелой личности. Определяет ли возраст “зрелость”?

Периоды

Выделяют период зрелости: 25 – 65 лет. Существует градация: ранняя, средняя и поздняя зрелость. Ранняя: 25 – 35 лет — это период вхождения индивида в сферы жизнедеятельности, приобретение навыков построения собственной жизни, вступление в профессиональную среду и начало творчества.

Средний период зрелости длится дольше: до 55 лет. Период становления профессионалом в выбранном деле. В данном отрезке времени присутствуют: устойчивость в личных отношениях (семья, дети), переоценка ценностей, поиск новых путей достижения целей и ответов на вопросы о сущности жизни.

Поздний период зрелости длится до 65 лет. Сложившиеся ценности помогают видеть в это время картину устройства мира в реалии, не в желаниях. Выделяется период уровнем самопознания, активностью в семейных, социальных отношениях. Человек приобретает терпимость, демонстрирует психологическую устойчивость.

В свете увеличения продолжительности жизни на планете, научно — социальные исследования выявили факт “созревания” личности до 75 лет и дали возможность перегруппировки периодов. Любопытный факт: те, кому сегодня 55-65 лет, насыщенно проживают плодотворный отрезок времени первыми в истории человечества. Когда есть здоровье, силы, а жизненный опыт уже приобретён. Раньше люди старели намного раньше, после 65 лет происходило угасание активности.

Тождественны ли понятия «взрослость» и «зрелость»? Многие сталкивались с людьми преклонного возраста, инфантильными в решениях, безответственными в словах и поступках. Бесспорно, «взрослеть» и «зреть» человек способен только с течением времени.  Но очевидно и то, что дело не только в годах. Джон Роберт Фаулз писал: «Зрелость — это не годы, а состояние познания самого себя». Вернее рассматривать качественное определение личностной, психологической, социальной зрелости. Дата рождения в паспорте при этом не важна.

Личностная зрелость

Личностная зрелость – это показатель уровня развития человека. Жизнь в соответствии с личными ценностями, принципами для самореализации.

Важно понимать то, что под определение «самореализация» не попадает работа по профессии принудительно, вопреки стремлениям и вызывающая внутреннее сопротивление. Речь об оценке ресурсов для достижения желаемых целей. При этом, за результат решения задач отвечает сам человек. Он не боится осваивать новое, расширять границы восприятия мира.

Проявления личностной зрелости:

  • поведение в трудных ситуациях: не пребывает в позиции жертвы, ищет конструктивное решение;
  • развитая эмпатия: умеет сопереживать эмоциональному состоянию других людей;
  • самодостаточность: принимает решения исходя из собственных принципов, делает выбор не в ущерб интересам окружающих, выражает уважение себя и других;
  • стремление к самопознанию: знает личные слабые и сильные стороны (недостатки и преимущества), живёт в согласии с собой;
  • желание саморазвития: стремится к дальнейшему росту, освоению нового, прикладывает усилия для познания окружающего мира;
  • искренность в общении: не прячется за ложью, отвечает за действия, придерживается принципа честности и открытости.

Зрелому человеку присуща свобода проявления чувств. Свобода исходит из понимания себя, психологических особенностей. Меняется мир вокруг, условия, потребности. Соответственно меняются и способы взаимодействия.

Психологическая зрелость

Психологическая зрелость личности заключается в естественности. Зрелый человек не будет скрывать слёзы, когда невыносимо грустно. Не будет усилием воли сдерживать улыбку, когда смешно. Полное принятие себя рождает свободу проявления эмоций.

Стереотипы поведения не влияют на таких людей. Они ориентируются на внутренние ощущения, личные потребности. Принятие себя в мире, где присутствуют страдания, несовершенство людей, приводит к жизни в гармонии с собой. Вместо попыток изменить окружающих, они живут рационально. Осваивают новое, расширяют границы осознанности.

Психологически зрелые личности часто выделяются в обществе экстравагантной внешностью. Поддержание общепринятых норм и тенденций не входит в их мировосприятие. Не жалуются на скуку, поскольку интересы разносторонние и основное стремление — вкладывать время в результат.

Признаки психологической зрелости личности.

  1. Открытое, свободное само предъявление. Выражение чувств, не травмируя психического состояния окружающих с соблюдением толерантности и этикета.
  2. Независимость в суждениях о мировых процессах. Отрешённость и юмор помогают без эмоций вовлекаться в социальные процессы. Отсутствие воздействия пропаганды и манипуляций.
  3. Отсутствие искусственных форм поведения. В отношениях нет меркантильных интересов. Принятие людей в естественном состоянии. Без попыток общения в удобном варианте.
  4. Плодотворная занятость. Постановка целей, задач и работа над воплощением планов.
  5. Постоянное самосовершенствование, движение, развитие. Присутствие правильной моральной концепции, идеалов.
  6. Долговременность, глубина личных отношений. Изучение внутреннего мира партнёра в совместном развитии.
  7. Адаптация к кризисным моментам в бытовых ситуациях, в профессии. Юмор и креативность естественным образом помогают находить неожиданный выход из трудной ситуации.

Психологическая зрелость личности проявляется в социальной среде. Уровень социализации расширяет круг контактов: с конкретного человека, группы людей до широких масс.

Зрелость социальная

Достигая очередного этапа в самосовершенствовании, человек много раз себя утверждает или отрицает. Непрерывно идёт борьба между достигнутым и еще непознанным, между балансом, творческим взлётом и кризисом. Это закон процесса социализации индивида.

Социализация человека проходит в условиях выбора модели поведения. Ожидания реакции при взаимодействии с обществом рассматривается как стимул для развития, улучшения контакта с социальной средой.

Относительно социальной зрелости рассматриваются политические, общественные, эстетические стороны жизнедеятельности человека. При этом показатель — это самореализация индивида.

Социальная зрелость включает зрелость:

  • нравственную — понимание, принятие норм морали, развитая совесть; согласие с существующими нормами отношений людей; применяемые моральные ценности в построении семьи и будущего;
  • гражданскую — осознание долга перед обществом, народом;
  • эстетическую — восприятие искусства, природы;
  • идейно-политическую.

Признаки социальной зрелости:

  • умение прогнозировать развитие социальной среды, способность понимать других людей;
  • способность отвечать за свои действия;
  • использование времени, навыков, знаний;
  • участие в жизни общества;
  • потребность заботиться о других;
  • самореализация через конструктивное решение жизненных ситуаций.

Социальная зрелость – это адекватное исполнение роли взрослого человека в социальной среде, в соответствии с собственными и общественными интересами.

Возможна ли зрелость социальная, психологическая, личностная без эмоциональной зрелости? Эмоциональная зрелость – это способность обрабатывать опыт, эмоции, знания и выражать соответствующим образом. Жизнь состоит из того, что происходит вокруг и что человек чувствует по этому поводу. Без умения управлять эмоциями:  интерпретировать, выражать и сдерживать их, люди ограничены в развитии. Не могут стать зрелыми ни в личностном плане, ни в социальном.

Человеку, не испытывающему страх перед выбором в жизненных ситуациях, присущи уверенность и способность справляться с трудностями, формировать созидательные отношения. Осознание происходящего вокруг, помогает заглянуть внутрь себя, принять то, что есть. Иначе говоря, эмоциональная зрелость учит принимать жизнь.

Личность, становясь зрелой, проходит путь от поиска опоры в окружающих до уверенности в себе.

belady.today

Социальная зрелость и ответственность — Студопедия.Нет

 

Социальная зрелость личности

 

Проблематикой социальной зрелости личности занимаются различные науки. Среди них педагогика, психология, социология, криминология и др. Может возникнуть вопрос: почему в этом ряду стоит криминология? Дело в том, что любое явление в действительности желательно изучать с обеих сторон: модель желаемого (идеала) и модель нежелаемого (антиидеала). Понятно в связи с этим, что криминология вносит свой неоценимый вклад в решение проблемы, изучая особенности и создавая модель социально не зрелой личности.

Проблема социальной зрелости личности является центральной для такой относительно новой области человекознания, как акмеология. Собственно говоря, самим предметом акмеологии является феномен зрелости человека, или процесс и результат достижения человеком вершин как индивидом, личностью, субъектом деятельности (в том числе и профессиональной) и индивидуальностью. Правда, уже само определение объективных критериев зрелости человека представляет значительные трудности. Именно в связи с наличием таких трудностей, по мнению Б. Г. Ананьева, в психологической литературе происходит замена понятия «зрелость» понятием «взрослость». Эта замена, как предполагается, позволяет избежать многих осложнений, которые считаются подчас непреодолимыми. Однако в действительности такая замена скорее создает проблемы, чем их разрешает. По крайней мере ясно, что даже на индивидном уровне понятия «зрелость» и «взрослость» не полностью синонимичны, еще более они расходятся, когда речь идет о взрослости и субъектно‑деятельностной (профессиональной) зрелости. И уж конечно, эти два понятия не являются тождественными и описывают разную реальность, когда имеется в виду личностный уровень рассмотрения человека. Становится ясно, что такая замена неравноценна. Но более в основном она неприемлема потому, что исключает из поля научных исследований, из круга проблем современного человекознания проблему «зрелости» как таковую.

В рамках одной парадигмы проблема зрелости может рассматриваться на уровнях индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности. В рамках другой системы понятий, говоря о зрелости человека, мы можем иметь в виду интеллектуальную, эмоциональную и личностную зрелость. И в той и в другой системе, как, собственно, и в любой иной парадигме, существует объективная реальность, очерчиваемая понятием «личностная зрелость». Можно с достаточным основанием полагать, что наиболее сложным и менее исследованным из всех аспектов зрелости как раз и является личностная зрелость. На сегодняшний день не представляется возможным дать исчерпывающе полную модель социальной зрелости личности. Однако остановимся на четырех компонентах личностной зрелости. Эти компоненты нельзя рассматривать как рядовые. То есть они не являются просто «четверкой» из возможного множества других компонентов. Можно полагать, что эти четыре компонента социальной зрелости личности являются базовыми, фундаментальными, вокруг которых определенным образом группируется множество других. Итак, такими компонентами являются, во‑первых, «тройка»: ответственность, терпимость, саморазвитие . И во‑вторых, это четвертый интегративный компонент, который охватывает все предыдущие и одновременно присутствует в каждом из них. Таким компонентом является позитивное мышление, позитивное отношение к миру, определяющее позитивный взгляд на мир. Остановимся на этих компонентах подробнее.

Ответственность – это то, что отличает социально незрелую личность от средней нормы (не говоря уже об образцах зрелости). В настоящее время в психологии личности достаточно распространена концепция о двух типах ответственности, которая пришла из психологии каузальной атрибуции (Дж. Роттер). Ответственность первого типа – это тот случай, когда личность считает ответственной за все происходящее с ней в жизни саму себя (интернальный локус контроля по Дж. Роттеру). «Я сам отвечаю за свои успехи и неудачи. От меня самого зависит моя жизнь и жизнь моей семьи. Я должен и могу это сделать» – вот жизненное кредо и постулаты такой личности. Ответственность второго типа связана с ситуацией, когда человек склонен считать ответственным за все происходящее с ним в жизни либо других людей, либо внешние обстоятельства, ситуацию (экстернальный локус контроля). В качестве других людей, на которых возлагается ответственность как за неудачи, так и за успехи личности, выступают родители, учителя. А в будущем – коллеги, начальство, знакомые. Легко заметить, что на обыденном языке, на языке житейских понятий второй тип ответственности обозначается не иначе как безответственность .

Ответственность есть необходимая составляющая, атрибут зрелого поступка. Но в конце концов вся жизнь слагается из поступков или даже «жизнь в целом может быть рассмотрена как некоторый сложный поступок» (М. М. Бахтин). Ближе всего, пожалуй, к излагаемым здесь представлениям о фундаментальном значении феномена ответственности в структуре личностной зрелости находятся идеи гуманистической (в широком смысле) и экзистенциальной психологии. Выдающийся ученый‑гуманист XX в. Э. Фромм полагал, например, что забота, ответственность , уважение и знание – это совокупность качеств зрелого человека. Другой известный персонолог гуманистической ориентации В. Франкл также уделяет ответственности значительное место в своей концепции и утверждает, что духовность, свобода и ответственность – это три основы, три экзистенциала человеческого существования. При этом важно помнить, что нельзя признать человека свободным, не признав его в то же время и ответственным. Человеческая ответственность – это ответственность, происходящая из неповторимости и своеобразия существования каждого индивида. На ответственный поступок, как заметил М. Бахтин, способен лишь человек, который осознал эту свою единственность и неповторимость. И более того, именно в ответственности перед жизнью заключена сама сущность человеческого существования (В. Франкл). Очевидно, с ответственностью связана не только сущность бытия зрелой личности, но также успешность и способы ее самоактуализации.

Социальная зрелость и ее составляющая – ответственность – формируются лишь в адекватной деятельности. Формирование ответственности прямо связано с предоставлением личности свободы в принятии решений. Вопрос о мере свободы должен решаться с учетом возрастных и иных конкретных особенностей и обстоятельств. Но сам принцип остается незыблемым. При этом верный тезис о том, что нельзя признать человека свободным, не признавая его в то же время и ответственным, нуждается в следующем обязательном дополнении обратного характера: нельзя признать человека ответственным , не признавая его в то же время и свободным .

Формирование ответственности идет рука об руку с развитием автономности личности и обеспечением свободы принятия решений относительно самого себя. Когда мы хотим сформировать или, лучше сказать, развить в личности ответственность, но при этом блокируем развитие и проявление автономности, а также свободы принятия решений, что мы делаем? Мы хотим научить человека плавать, при этом опасаясь пустить его в воду. К сожалению, такая практика не просто имеет место, но является чрезвычайно распространенной. На вопрос: «Поощряем ли мы самостоятельность и автономность в процессе воспитания и обучения?» – скорее приходится ответить «нет», чем «да». В семье это выражается в гиперопеке . В школе та же гиперопека, причем не только в воспитании, но и в обучении. Поощрение инициативности, автономности в учебной деятельности, конечно, имеет место, но является скорее исключением, чем правилом. Такая поведенческая позиция взрослых, как показывают исследования (А. А. Реан), находит удобную и прочную опору в системе их социально‑перцептивных стереотипов , в их представлениях об учащихся как о неспособных в большинстве своем к проявлению автономности, самостоятельности в деятельности. Эмпирические исследования показывают к тому же, что дисциплинированность учащихся является для педагогов несравненно более ценимой добродетелью, чем самостоятельность личности.

Терпимость является следующей важнейшей составляющей социальной зрелости личности. Однако терпимость терпимости рознь. В структуре общего феномена терпимости можно выделить (А. А. Реан) два ее вида: 1) сенсуальная терпимость личности и 2) диспозиционная терпимость личности. Сенсуальная терпимость связана с устойчивостью к воздействию социальной среды, с ослаблением реагирования на какой‑либо неблагоприятный фактор за счет снижения чувствительности к его воздействию. Сенсуальная терпимость, таким образом, неотделима от классической (и даже психофизиологической) толерантности, повышения порога чувствительности к различным воздействиям социальной среды, в том числе воздействиям субъектов межличностного взаимодействия. Образно говоря, сенсуальная терпимость есть терпимость‑черствость, терпимость‑крепость, терпимость‑стена. Говоря о терпимости как о составляющей социальной зрелости личности, мы имеем в виду, конечно, не эту терпимость, а диспозиционную. В основе диспозиционной терпимости лежит принципиально иной механизм, обеспечивающий терпимость личности при социальных взаимодействиях. В данном случае речь идет о предрасположенности, готовности к определенной (терпимой) реакции личности на среду. За диспозиционной терпимостью стоят определенные установки личности, ее система отношений к действительности: к другим людям, к их поведению, к себе, к воздействию других людей на себя, к жизни вообще. Примерами установок личности, обеспечивающих ее диспозиционную терпимость, являются, скажем, такие: «Все люди когда‑нибудь ошибаются», «Каждый имеет право на свое мнение» (или ироничное: «Где двое ученых, там три мнения»), «Агрессия и раздражительность часто провоцируются особенной ситуацией, в которой оказался человек, а не являются его внутренней сущностью», «Человек имеет право на срыв», «Опаздывающий сам переживает еще больше, чем те, кто его ждут» и т. п. Принятие стратегии и позиции, известной под названием «альтруистический эгоизм», вероятнее всего, также приводит к существенному повышению терпимости личности. Несомненно, что и в данном случае надо говорить о диспозиционной, а не сенсуальной терпимости. Диспозиционная терпимость, образно говоря, есть терпимость‑позиция, терпимость‑установка, терпимость‑мироощущение. Она совершенно не связана с психофизиологической толерантностью. При данном виде терпимости человек является терпимым, оставаясь чувствительным и эмпатийным, т. е. способным к сопереживанию и сочувствию. Носителем высокой диспозиционной терпимости, таким образом, вполне может быть высокосенситивная личность. В диспозиционной терпимости личности сильно проявляется интегральная образующая, о которой говорилось выше, – позитивное отношение к миру , определяющее положительный взгляд на мир, позитивное видение действительности.

Однако в реальности с развитием такого компонента, как терпимость, все обстоит не так благополучно, как хотелось бы. Вот некоторые данные проведенных исследований (А. А. Реан), где выборку составили школьники обоего пола в возрасте 15–17 лет. Как оказалось, высокие показатели по параметру спонтанная агрессия имеют 53 % обследованных, а достоверно низкие – только 9 %. У остальных показатели на уровне средней нормы. Итак, 53 % с высокой спонтанной агрессией. Но что такое здесь спонтанная агрессия? Спонтанная агрессия – это подсознательная радость, испытываемая личностью при наблюдении трудностей и трудных ситуаций у других. Такому человеку доставляет удовольствие ткнуть носом других в их ошибки. Это спонтанно возникающее, немотивированное желание испортить кому‑то настроение, досадить, разозлить. Такому человеку нравится поставить в тупик другого своим вопросом или ответом. Высокие показатели по другому параметру – реактивная агрессия – имеют 47 % обследованных, а низкие – только 4 %. Но реактивная агрессия – это как раз проявление агрессивности при взаимодействии, при общении в качестве типичной реакции. Таких людей отличает недоверчивость. Обид они просто так, как правило, не прощают и долго их помнят. Характерным является яркая агрессивность при отстаивании своих интересов и вообще конфликтность личности. Наконец, на все это накладываются высокие показатели по раздражительности : 56 % высокие значения, только 4 % – низкие. А раздражительность – это эмоциональная неустойчивость, вспыльчивость, быстрая потеря самообладания. При этом резкую реакцию часто вызывают даже мелочи. Кроме того, для таких личностей характерна поспешность в оценке людей. Приведенные данные исследований о высоком уровне и широком распространении агрессивности в подростково‑молодежной среде интересно дополняются результатами других исследований, прослеживающих динамику роста агрессивности. Показано, что только за последние 3–4 года уровень агрессивных проявлений у несовершеннолетних (учащиеся обычных школ, образовательных учреждений начального профессионального образования, техникумов) в среднем повысился в 1,5 раза, а наиболее высокие показатели агрессии имеют двенадцати‑тринадцатилетние подростки (Т. Н. Курбатова). Все это вместе взятое вряд ли позволяет говорить о сформированности социальной терпимости личности или хотя бы о благоприятных тенденциях ее формирования. Больное нетерпимостью общество заражает этой болезнью свое молодое поколение. Опасность состоит в том, что у нового поколения болезнь может стать врожденной и массовой. И, таким образом, способна превратиться из социальной патологии в социальную норму. Кстати, термин заражение мы используем здесь безо всяких кавычек намеренно, так как механизмы подражания и психологического заражения – это не метафоры, а объективно существующие психологические механизмы.

Саморазвитие . Потребность в саморазвитии, самоактуализации есть основополагающая составляющая зрелой личности. Идея саморазвития и самореализации является основной или по крайней мере чрезвычайно значимой для многих современных концепций о человеке (А. Маслоу, К. Роджерс, Э. Фромм, А. В. Брушлинский, В. П. Зинченко, К. А. Абульханова‑Славская и др.). Скажем так, она занимает ведущее место в гуманистической психологии, которая является одним из наиболее мощных и интенсивно развивающихся направлений современной психологической науки и практики. Центральное место идее самости (самореализация, саморазвитие, самосовершенствование) принадлежит и в акмеологии. Стремление к саморазвитию не есть идея фикс о достижении абсолютного идеала. Идеальным быть трудно, да и вряд ли нужно. На уровне обыденного сознания можно согласиться с мыслью: трудно быть идеальным человеком, пожалуй, труднее только жить с идеальным человеком. Но постоянное стремление к саморазвитию – это нечто иное. Актуальная потребность в саморазвитии, стремление к самосовершенствованию и самореализации представляют огромную ценность сами по себе . Они являются показателем личностной зрелости и одновременно условием ее достижения. Кроме всего прочего, актуальная потребность в саморазвитии, самоактуализации есть источник долголетия человека. Причем долголетия активного , и не только физического, но и социального , личностного . С наличием выраженного стремления к саморазвитию связана и успешность человека как субъекта профессиональной деятельности, успешность достижения им профессионального «акме», а также и его профессиональное долголетие, что уже подтверждено экспериментальными данными.

Идея саморазвития и самоактуализации, несмотря на ее фундаментальное значение, взятая «сама по себе», «в чистом виде», вне связи с феноменом самотранценденции, является недостаточной для построения психологии личности. Концепция личностной зрелости должна базироваться на представлении о единстве самоактуализации и самотрансценденциии и о действии в отношении них принципа дополнительности.

Самотрансценденция означает: человек находится в отношении к чему‑то, направлен на что‑то иное, нежели он сам. В более категоричной форме эта мысль звучит так: «Быть человеком – значит быть направленным не на себя, а на что‑то иное» (В. Франкл). Вместе с тем необходимо заметить, что категоричное противопоставление самотрансценденции и самоактуализации как двух альтернатив, очевидно, нецелесообразно. Сила гуманистического подхода и перспективы его развития состоят в органичном соединении этих двух идей. С этим же связаны перспективы разработки проблематики личностной зрелости.

 

studopedia.net

СОЦИАЛЬНАЯ ЗРЕЛОСТЬ ЛИЧНОСТИ


ТОП 10:

⇐ ПредыдущаяСтр 14 из 27Следующая ⇒

 

Все мы, разумеется, помним и бессмертного фонвизинского Митрофанушку, чье имя давно стало нарицательным, и пушкинского Гринева из «Капитанской дочки». Оба они — «недоросли», и, если в наши дни это слово звучит по меньшей мере уничижительно, то в XVIII-XIX веках это было всего лишь обозначением соци­ального статуса, частично обусловленного возрастом. Недорослем называли мо­лодого человека, еще не вышедшего из-под опеки родителей. Точно такое же поло­жение мог занимать и какой-нибудь юноша пещерного века, пока обряд инициации не переводил его в другую категорию — социально зрелых людей, охотников, «добытчиков». Для этого ему требовалось, например, лицом к лицу встретиться со злым духом или диким зверем. Во времена действия «Капитанской дочки» этот переход в иное качество тоже совершается быстро—Петруша Гринев резко меняется, столкнувшись с опасным пу­тешествием, любовью к Маше Мироновой, дуэлью, Пуга­чевским бунтом. А вот Митрофан, насколько мы можем предположить, так до старости и останется в мальчиках под крылом госпожи Простаковой — «в недорослях». Зна­чит, дело не в биологическом взрослении. А в чем же?

«Стать зрелым му­жем — это значит снова обрести ту серьезность, которою обладал в детстве, во время игр».

Ф. Ницше

Проблематикой социальной зрелости личности зани­маются различные науки. К ним относятся педагогика, психология, социология, криминология и др. Перечень этот кому-то может показаться странным — а почему же в этом ряду стоит и криминология? Ученые считают, что изучить любое явление полностью мы можем, лишь всесторонне рассмотрев его. То есть исследователь для полноты картины всегда обязан учитывать и модель желаемого (идеала), и модель нежелаемого (антиидеала). Точно так же в обыден­ной жизни, задумав какое-то ответственное дело, мы обычно заранее мысленно проигрываем и свою победу и свое поражение. Криминология изучает именно «ми­нусы», антиидеал. И потому ее роль в исследовании социализации личности очень велика: вклад криминологии в данную проблематику состоит в том, что эта наука создает модель социально НЕзрелой личности, прогнозирует возможные ошибки воспитания и их последствия.

Многие науки не обходят стороной социальную зрелость личности, а для та­кой относительно новой области человекознания, как акмеология (от греч. акме — расцвет), это стержневая проблема. Собственно говоря, сам предмет акмеологии — феномен зрелости человека. В сфере внимания этой науки — про­цесс и результат достижения человеком вершин как индивидом, личностью, субъектом деятельности (в том числе и профессиональной) и индивидуальностью.

Но что же имеется в виду под «зрелостью человека»? Единое определение не найдено до сих пор, ученые спорят над объективными критериями — как опреде­лить человеческую зрелость. Б. Г. Ананьев считал, что именно эти разногласия и привели к тому, что в психологической литературе понятие «зрелость» постепен­но заменяется понятием «взрослость». Однако эта замена, казалось бы, призван­ная прояснить ситуацию, в действительности создает еще большую терминологи­ческую путаницу.

Совершенно очевидно, что даже на индивидном уровне понятия «зрелость» и «взрослость» — это не полные синонимы. И еще более они расходятся, когда речь идет о взрослости и профессиональной (субъектно-деятельностной) зрелости.

То же самое размежевание имеет место и на личностном уровне рассмотрения человека. Итак, эти термины обозначают разные понятия. Использование тер­мина «взрослость» в значении «зрелость» недопустимо еще и потому, что такая подмена исключает из поля научных исследований проблему «зрелости» как та­ковую.

В рамках одной парадигмы проблема зрелости может рассматриваться на уров­нях индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности. Примени­тельно к другой системе понятий мы можем подразумевать интеллектуальную зрелость, эмоциональную зрелость и личностную зрелость. И в той и в другой си­стеме, как, собственно, и в любой иной парадигме, существует объективная ре­альность, очерчиваемая понятием «личностная зрелость». Наиболее сложным и неисследованным из всех аспектов зрелости как раз и является личностная зре­лость. На сегодняшний день, пожалуй, невозможно дать исчерпывающей полно­ты модель социальной зрелости личности.

В представлениях древних людей земля покоилась на трех китах или на трех слонах. У личностной зрелости четыре «кита», четыре основных, базовых состав­ляющих, вокруг которых группируются множество других: 1) ответственность; 2) терпимость; 3) саморазвитие; 4) положительное мышление, положительное от­ношение к миру (этот компонент присутствует во всех предыдущих).

Рассмотрим эти компоненты более подробно.

Ответственность — это то, что отличает социально незрелую личность от обычного человека (не говоря уже об образцах зрелости). В настоящее время в психологии личности достаточно распространена концепция двух типов ответ­ственности. Она возникла в русле направления, известного как психология кау­зальной атрибуции (Дж. Роттер).

Ответственность первого типа — это тот случай, когда личность считает ответственной за все происходящее с ней в жизни саму себя. (В терминологии Дж. Роттера интернальный локус контроля.) «Я сам отвечаю за свои успехи и неудачи.От меня самого зависит моя жизнь и жизнь моей семьи. Я должен и могу это сделать», — вот жизненное кредо и постулаты такой личности. Любопытно, что именно на таком девизе строятся и действия героев «американской мечты».

Вспомним национальную героиню Америки Скарлетт О’Хара из романа Митчелл «Уне­сенные ветром». Пройдя через ужасы войны и голод, она клянется, что никогда ни она, ни ее близкие не будут голодать. И надеется эта отважная женщина только на себя, ни от кого не ожидая помощи, в отличие от других хрупких и неприспособленных женщин-южа­нок, плывущих по течению и гибнущих, в то время как Скарлетт борется за жизнь и нахо­дит выход из любой ситуации.

Ответственность второго типа связана с ситуацией, когда человек скло­нен считать ответственным за все происходящее с ним в жизни либо других лю­дей, либо внешние обстоятельства, ситуацию (экстернальный локус контроля). Ответственность и за неудачи, и за успехи возлагается на родителей, учителей, в будущем — на коллег, начальство, знакомых. В детстве квинтэссенцией такой от­ветственности со знаком минус может служить фраза «а это он первый начал». Легко заметить, что на обыденном языке, на языке житейских понятий второй тип ответственности обозначается не иначе как безответственность. У людей взрослых, но социально незрелых и безответственных, кредо «виноват стрелоч­ник» может принимать самые причудливые формы. В чеховской «Дуэли» безвольный, безответственный Лаевский сваливает собственные неприятности на то, что он «типичный продукт нашего сурового века», искалеченный об­ломок эпохи, приравнивая себя к «лишним людям» русской литературы. Зоолог фон Корен презирает его именно за то, что Лаевскому и в голову не приходит винить во всем себя, свою лень и душевную вялость. Более карикатурный пример — король из «Обыкновенно­го чуда», списывающий все свои выходки на дурную наследственность: в нем просыпается то тетя с материнской стороны, то еще какой-нибудь сумасшедший родственник.

На сегодняшний день уже во многих исследованиях установлено, что интерна­лы (люди с первым типом ответственности личности) более уверены в себе, более спокойны и благожелательны, более социально популярны. Общее представление о более высокой благожелательности интерналов к другим подтверждают, напри­мер, следующие исследовательские данные. Ответственные подростки, с интернальным локусом контроля, более положительно относятся к учителям, а также к представителям правоохранительных органов. Результаты исследований (К. Муз-дыбаев) свидетельствуют о том, что существует соотношение между интернальностью и наличием смысла жизни. Чем больше субъект верит, что все в жизни зависит от его собственных усилий и способностей, тем в большей мере находит он в жизни смысл и цели. Но исследования также показывают, что экстерналы (люди с ответственностью второго типа, или «безответственностью»), напротив, отличаются повышенной тревожностью, обеспокоенностью, они менее терпимы к окружающим, повышенно агрессивны, конформны, менее популярны в обществе. По некоторым данным (А. А. Реан), среди делинквентных подростков (правонару­шителей) доля экстерналов составляет 84 %, в то время как к интерналам отно­сятся лишь 16%. Из этого явствует, что абсолютное большинство обследованных не способны брать ответственность на себя, но «взваливают» ее на других или на ситуацию, на «роковые обстоятельства».

А вот в другом исследовании (А. А. Реан, Д. Ю. Карандашев) объектом изуче­ния были молодые люди того же возраста, но уже с четкой просоциальной ориен­тацией, с положительной шкалой ценностей. В результате было обнаружено со­вершенно иное распределение по типам контроля. В группе молодых людей с про­социальной ориентацией, проявляющих высокий уровень социальной зрелости, интерналами оказались 72 %, а экстерналами лишь 4 %. Таким образом, обобще­ние данных различных экспериментальных исследований позволяет с увереннос­тью утверждать, что интернальность (или преобладающая тенденция личной от­ветственности) соотносится с социальной зрелостью и просоциальным поведени­ем. Экстернальность же связана с недостаточной социальной зрелостью, а при определенных условиях она является фактором риска асоциального поведения.

1. Ответственность — это необходимая составляющая, атрибут зрелого по­ступка. Но вся жизнь слагается из поступков, или даже «жизнь в целом может быть рассмотрена как некоторый сложный поступок» (М. М. Бахтин). Ближе все­го, пожалуй, к излагаемым здесь представлениям о фундаментальном значении феномена ответственности в структуре личностной зрелости находятся идеи гу­манистической (в широком смысле) и экзистенциальной психологии. Выдающий­ся ученый-гуманист двадцатого столетия Э. Фромм полагал, например, что забо­та, ответственность, уважение и знание — это совокупность качеств зрелого человека. Другой известный персонолог гуманистической ориентации В. Франкл также уделяет ответственности значительное место в своей концепции и утверж­дает, что духовность, свобода и ответственность — это три основы, три экзистенциала человеческого существования. Очень важно то, что нельзя признать чело­века свободным, не признавая его в то же время и ответственным. Человеческая ответственность — это ответственность, происходящая из неповторимости и своеобразия существования каждого индивида. На ответственный поступок, как заметил М. Бахтин, способен лишь человек, который осознал эту свою единствен­ность и неповторимость. И даже более того — именно в ответственности перед жизнью заключена сама сущность человеческого существования (В. Франкл). Очевидно, с ответственностью связана не только сущность бытия зрелой личнос­ти, но также успешность и способы ее самоактуализации.

Чтобы пояснить эту мысль, вернемся к пушкинскому герою — Петруше Гриневу. В са­мом начале романа он — незрелый и потому не вполне свободный человек. Его судьбой полностью распоряжается властный отец: выбирает место, где сын будет проходить воен­ную службу, учит, как себя вести в той или иной ситуации. Неудивительно, что 17-летний юноша яростно отстаивает свою свободу, однако, первые же порывы ставят его перед необ­ходимостью держать ответ за свои поступки: чтобы насладиться самостоятельностью, он пьет, играет в бильярд и проигрывает большую сумму денег, которую вынужден запла­тить. По мере развития сюжета он обретает все большую свободу, и во время столкнове­ния с Пугачевым это уже более зрелый человек, который сознательно берет ответствен­ность за любимую девушку и сам принимает решения, от которых зависит его жизнь и жизнь других людей. Однако и родители, и дядька Савельич еще долго видят в нем незре­лого мальчика. Если бы Гринев оставался дома, под крылом родителей, он еще нескоро обрел бы свободу, а значит, нескоро повзрослел. Служба, дуэль, путешествие, участие в военных действиях — вот обстоятельства, способствовавшие его росту как личности.

Дело в том, что социальная зрелость и ее составляющая — ответственность — формируется лишь в адекватной деятельности. Формирование ответственности прямо связано с предоставлением личности свободы в принятии решений. Вопрос о мере свободы должен решаться с учетом возрастных и иных конкретных особен­ностей и обстоятельств. Но сам принцип остается незыблемым. При этом верный тезис о том, что нельзя признать человека свободным, не признавая его в то же время и ответственным, нуждается в следующем обязательном дополнении об­ратного характера: нельзя признать человека ответственным, не признавая его в то же время и свободным.

Формирование ответственности идет рука об руку с развитием автономно­сти личности и обеспечением свободы принятия решений относительно самого себя. Когда мы хотим сформировать или развить в личности ответственность, но при этом блокируем развитие и проявление автономности, а также свободы при­нятия решений, это напоминает анекдотическую ситуацию в одной из черновых глав романа Набокова «Пнин», где главный герой учится вождению автомобиля по учебнику лежа в больничной постели с сильным радикулитом. Нельзя на­учить человека плавать, не пуская его в воду. К сожалению, такая практика не просто имеет место, но и чрезвычайно распространена. На вопрос: «Поощряем ли мы самостоятельность и автономность в процессе воспитания и обучения?» — скорее приходится ответить «нет», чем «да». В семье это выражается в таком типе воспитания, как сверхопека. В школе та же сверхопека, причем не только в воспитании, но и в обучении. Поощрение инициативности, автономности в учебной деятельности, конечно, имеют место. Но являются скорее исключением, чем пра­вилом. Такая поведенческая позиция взрослых, как показывают исследования (А. А. Реан), находит удобную и прочную опору в системе их социально-перцеп­тивных стереотипов, в их представлениях об учащихся как о неспособных, в большинстве своем, к проявлению автономности, самостоятельности в деятель­ности. Эмпирические исследования также показывают, что педагоги ценят дис­циплинированность учащихся гораздо больше, чем самостоятельность личности.

2. Терпимость — следующая важнейшая составляющая социальной зрелости личности. Однако терпимость терпимости — рознь. В структуре общего феноме­на терпимости можно выделить (А. А. Реан) два ее вида: 1) сенсуальная терпи­мость личности и 2) диспозиционная терпимость личности.

Сенсуальная терпимость связана с устойчивостью к воздействию социаль­ной среды, с ослаблением реагирования на какой-либо неблагоприятный фактор за счет снижения чувствительности к его воздействию. Сенсуальная терпимость, таким образом, связана с классической (и даже психофизиологической) толерант­ностью, с повышением порога чувствительности к различным воздействиям соци­альной среды, в том числе воздействиям субъектов межличностного взаимодей­ствия. Образно говоря, сенсуальная терпимость есть терпимость-черствость, тер­пимость-крепость, терпимость-стена.

В русской классической литературе много ярких тому примеров — это и пушкинский Скупой рыцарь из «Маленьких трагедий», до того очерствевший душой, что может спокой­но смотреть, как стоит на коленях под дождем, вымаливая у него деньги, бедная вдова, или знаменитый Плюшкин Гоголя. В этом же ряду особенно выделяется Иудушка Головлев Салтыкова-Щедрина — он как раз очень любит, как вы помните, производить впечатление человека кроткого и терпимого к окружающим, постоянно произносит слащаво-нравоучи­тельные речи, но на самом деле он черств и безжалостен к самым близким людям. Говоря о терпимости как составляющей социальной зрелости личности, мы имеем в виду, конечно, не эту терпимость, а диспозиционную.

В основе диспозиционной терпимости лежит принципиально иной механизм, обеспечивающий терпимость личности при социальных взаимодействиях. В дан­ном случае речь идет о предрасположенности, готовности к определенной «терпи­мой» реакции личности на среду. За диспозиционной терпимостью стоят опреде­ленные установки личности, ее система отношений к действительности: к другим людям, к их поведению, к себе, к воздействию других людей на себя, к жизни вооб­ще. Примерами установок личности, обеспечивающих ее диспозиционную терпи­мость, являются, скажем, такие: «все люди когда-нибудь ошибаются», «каждый имеет право на свое мнение» (или ироничное: «где есть двое ученых, там есть три мнения»), «агрессия и раздражительность часто провоцируются особенной ситуа­цией, в которой оказался человек, а не являются его внутренней сущностью», «че­ловек имеет право на срыв», «опаздывающий сам переживает еще больше, чем те, кто его ждут» и т. п. Принятие стратегии и позиции, известной под названием «аль­труистический эгоизм», вероятнее всего, также приводит к существенному повы­шению терпимости личности. Несомненно, что и в данном случае надо говорить о диспозиционной, а не сенсуальной терпимости. Диспозиционная терпимость, об­разно говоря, есть терпимость-позиция, терпимость-установка, терпимость-миро­ощущение.

Подлинным воплощением такой терпимости можно назвать князя Мышкина, который в черновиках Ф. М. Достоевского прямо назван «князь-Христос». Мышкин всю свою жизнь строит именно по принципу терпимости и всепрощения, ища оправдания любым проступ­кам и срывам окружающих его людей, — как мы хорошо помним, среди них есть и падшая женщина, и преступники.

Такая терпимость не связана с психофизиологической толерантностью. (Толерантность — повышение терпимости к каким-либо воздействиям среды за счет снижения чувствительности.) При данном виде терпимости человек сохра­няет чувствительность и эмпатийность, способность к сопереживанию и сочув­ствию. Сильной диспозиционной терпимостью, таким образом, может обладать и высокосензитивная личность. В диспозиционной терпимости в полной мере про­является позитивное отношение к миру, определяющее положительный взгляд на мир, позитивное видение действительности.

Однако в реальной жизни с развитием такого компонента, как терпимость все обстоит не столь благополучно, как хотелось бы. Вот некоторые данные исследо­ваний (А. А. Реан), проведенных среди школьников обоего пола в возрасте 15-17 лет. Как оказалось, высокие показатели по параметру спонтанная агрессия име­ют 53 % обследованных, а низкие — только 9 %. У остальных показатели на уров­не среднестатистической нормы. Итак, 53 % с высокой спонтанной агрессией. Но прежде всего следует пояснить, что имеется в виду под «спонтанной агрессией». Спонтанная агрессия — это подсознательная радость, которую испытывает лич­ность при наблюдении трудностей и трудных ситуаций у других. Такому человеку доставляет удовольствие «ткнуть носом» других в их ошибки. Это спонтанно воз­никающее, немотивированное желание испортить кому-то настроение, досадить, разозлить. Такому человеку нравится поставить в тупик другого своим вопросом или ответом.

Именно спонтанную агрессивность проявлял уже упоминавшийся выше Иудушка Головлев, изводя своими нудными проповедями родственников, с удовольствием напоминая им об ошибках и неудачах, наблюдая, как близкие люди попадаются в расставленные им капканы. А помните малолетнего ростовщика Слаенова, одну их самых ярких ролей в филь­ме, поставленном по книге «Республика Шкид»? Этот подросток, скупая у товарищей хлеб, с явным удовольствием следил, как они выкручиваются из долгов и страдают от голода.

Высокие показатели по другому параметру — реактивная агрессия — имеют 47 % обследованных, а низкие — только 4 %. Но реактивная агрессия — это как раз проявление агрессивности при взаимодействии, при общении в качестве ти­пичной реакции. Таких людей отличает недоверчивость. Обид они просто так, как правило, не прощают и долго их помнят. Характерным является яркая агрессив­ность при отстаивании своих интересов и вообще конфликтность личности. Наконец, на все это накладываются высокие показатели по раздражительно­сти — 56 % высокие значения, только 4 % — низкие. А раздражительность — это эмоциональная неустойчивость, вспыльчивость, быстрая потеря самообладания. Наверно, не стоит даже приводить примеры — к сожалению, с раздражитель­ностью мы то и дело сталкиваемся в повседневной жизни и прекрасно помним, что у раздражительных людей резкую реакцию часто вызывают даже мелочи. Для них характерна еще и поспешность в оценке окружающих. Приведенные данные исследований о высоком уровне и широкой распространенности агрессивности в подростково-молодежной среде интересно дополняются результатами других ис­следований, прослеживающих динамику роста агрессивности. Установлено, что только за последние 3-4 года уровень агрессивных проявлений у несовершенно­летних (учащиеся обычных школ, училищ, техникумов) в среднем повысился в 1,5 раза, а наиболее высокие показатели агрессии имеют 12-13-летние подростки (Т. Н. Курбатова). Все это, вместе взятое, врядли позволяет говорить о сформиро­ванности социальной терпимости личности или хотя бы о благоприятных тенден­циях ее формирования. Больное нетерпимостью общество заражает этой болез­нью свое молодое поколение. Опасность состоит в том, что у нового поколения болезнь может стать врожденной и массовой и таким образом может превратить­ся из социальной патологии в социальную норму, как это описано в антиутопии Э. Берждесса «Заводной апельсин», где агрессией заражены поголовно все подрост­ки, и это уже никого не удивляет. Кстати, термин заражение использован здесь безо всяких кавычек намеренно, так как механизмы подражания и психологичес­кого заражения — не метафоры, а объективно существующие психологические механизмы.

3. Саморазвитие. Потребность в саморазвитии, самоактуализации — осново­полагающая составляющая зрелой личности. Идея саморазвития и самореализа­ции является основной или, по крайней мере, чрезвычайно значимой для многих современных концепций о человеке (А. Маслоу, К. Роджерс, Э. Фромм, А. В. Бруш-линский, В. П. Зинченко, К. А. Абульханова-Славская и др.). Она занимает веду­щее место в гуманистической психологии, одном из наиболее мощных и интенсив­но развивающихся направлений современной психологической науки и практики. Центральное место идея «самости» (самореализация, саморазвитие, самосовер­шенствование) занимает и в акмеологии. Стремление к саморазвитию — это не идея-фикс о достижении абсолютного идеала. Идеальным быть трудно, да и вряд ли нужно. На уровне обыденного сознания можно согласиться с мыслью: трудно быть идеальным человеком, пожалуй, труднее только жить с идеальным чело­веком.

Но постоянное стремление к саморазвитию — это нечто иное. Актуальная по­требность в саморазвитии, стремление к самосовершенствованию и самореализа­ции представляют огромную ценность сами по себе. Они — показатель личност­ной зрелости и одновременно условие ее достижения. Кроме всего прочего, акту­альная потребность в саморазвитии, самоактуализации — это источник долголе­тия человека, причем долголетия активного, и не только физического, но и социального, личностного. С выраженным стремлением к саморазвитию связа­ны и профессиональные успехи, достижение профессионального «акме», а также и его профессиональное долголетие, что уже подтверждено экспериментальными данными.

Сама по себе, вне связи с феноменом самотрансценденции, идея саморазви­тия и самоактуализации, несмотря на свое фундаментальное значение, является недостаточной для построения акмеологии личности. Концепция личностной зрелости должна базироваться на представлении о единстве самоактуализации и самотрансценденции и о действии в отношении них принципа дополнительности.

Феномен самотрансценденции человеческого существования занимает важное место в науках о личности (педагогика, психология, философия), особенно там, где рассматриваются вопросы личностной зрелости. При этом самотрансценденцию связывают с выходом человека за пределы своего «Я», с его направленно­стью на других людей, на какое-то дело, в целом, на что-то вне самого чело­века. В более категоричной форме эта мысль звучит в утверждении: «быть челове­ком — значит быть направленным не на себя, а на что-то иное» (В. Франкл). Вместе с тем необходимо заметить, что категоричное противопоставление само­трансценденции и самоактуализации как двух альтернатив очевидно нецелесооб­разно. Сила гуманистического подхода и перспективы его развития состоят в орга­ничном соединении этих двух идей. С этим же связаны перспективы разработки проблемы личностной зрелости. К сожалению, этой проблеме целостного объеди­нения двух принципов пока уделяется явно недостаточно внимания. Однако пони­мание того, что такое единение все-таки возможно, пусть и не всегда четко, но уже проявлялось: самоактуализация может быть осуществлена лучше всего че­рез увлеченность значимой работой (А. Маслоу). По мнению В. Франкла, человек осуществляет сам себя в служении делу или в любви к другому. Э. Фромм видит в самоактуализации утверждение собственной жизни, счастья, развития, свободы. Самоактуализация человека коренится в его способности любить; причем любовь неделима между «объектами» (другими) и собственным «Я». Возможно, целью че­ловеческого существования является одновременно собственное совершенство и счастье окружающих. Формулирование же в качестве цели «личного счастья» ведет к эгоцентризму, а стремление к «совершенствованию других», как справед­ливо заметил И. Кант, не может принести ничего, кроме неудовлетворенности.

Резюме

 

Проблематикой социальной зрелости личности занимаются различные науки. К ним относятся такие науки, как педагогика, психология, социология, кримино­логия и др. Проблема социальной зрелости личности является центральной для такой относительно новой области человекознания, как акмеология. Предметом акмеологии является феномен зрелости человека, или процесс и результат до­стижения человеком вершин как индивидом, личностью, субъектом деятельности (в том числе и профессиональной) и индивидуальностью. На сегодняшний день невозможно дать исчерпывающей полноты модель социальной зрелости личнос­ти. Однако можно выделить четыре компонента личностной зрелости, которые нельзя рассматривать как «рядовые». То есть они не являются просто «четверкой» из возможного большого множества других компонентов. Эти четыре компонента социальной зрелости личности являются базовыми, фундаментальными, вокруг которых определенным образом и группируются множество других. Такими ком­понентами являются, во-первых, «тройка»: ответственность, терпимость, саморазвитие. И, во-вторых, это четвертый интегративный компонент, которыйохватывает все предыдущие и одновременно присутствует в каждом из них. Этим компонентом является позитивное мышление, позитивное отношение к миру, определяющее позитивный взгляд на мир. Ответственность есть необходимая со­ставляющая, атрибут зрелого поступка. Обобщение данных различных экспери­ментальных исследований позволяет констатировать, что интернальность (или доминирующая тенденция личной ответственности) коррелирует с социальной зрелостью и просоциальным поведением. Экстернальность же корреляционно свя­зана с недостаточной социальной зрелостью, а при определенных условиях явля­ется фактором риска асоциального поведения. Социальная зрелость и ее состав­ляющая — ответственность — формируется лишь в адекватной деятельности. Формирование ответственности прямо связано с предоставлением личности сво­боды в принятии решений. Формирование ответственности идет рука об руку с развитием автономности личности и обеспечением свободы принятия решений от­носительно самого себя. Однако зачастую развитию автономности уделяется не­достаточно внимания. В семье это выражается в таком типе воспитания, как гипер­опека. В школе та же гиперопека, причем не только в воспитании, но и в обучении. Потребность в саморазвитии, самоактуализации есть основополагающая состав­ляющая зрелой личности. Идея саморазвития и самореализации является основ­ной или, по крайней мере, чрезвычайно значимой для многих современных кон­цепций о человеке. В структуре общего феномена терпимости можно выделить два ее вида: сенсуальная терпимость личности и диспозиционная терпимость лич­ности. В диспозиционной терпимости личности сильно проявляется интегральная образующая — позитивное отношение к миру.

Вопросы и задания для самоконтроля

 

1. Какие науки занимаются феноменом социальной зрелости личности?

2. В чем состоит ответственность по интернальному и по экстернальному типу?

3. Каково место терпимости в структуре зрелого социального поведения?

4. Что такое автномность личности и в каких условиях она формируется?

 




infopedia.su

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о