Содержание

лексика — Кого сегодня мы называем снобами?

В моем понимании сноб — человек прежде всего действительно успешный в чем-то. В остальном я согласна с Виктором, что это еще и высокомерный, чванливый, страдающий гордыней тип. Вот этот нюанс меня интересует: можно называть снобом того, кто на самом деле в чем-то профессионал, но на всех смотрит свысока? Или же это мнимый спец, который думает, что профессионал, а по правде говоря грош ему цена?

Дополнение-ответ @behemothus
А разве 1-е и 2-е значения не отличаются друг от друга? 1-е: «О человеке, стремившемся строго следовать вкусам, манерам и т.п. высшего общества», то есть изначально неблагородного происхождения. «Популярная версия происхождения этого слова — сленговое название студентов Итонского университета в начале XIX века, где «нобы» (ученики благородного происхождения, вероятно от слова англ. noble — дворянин) противопоставлялись «снобам» (неблагородным). Но иногда утверждают, что слово происходит от сокращения «s. nob.» (от лат. sine nobilitate — неблагородного происхождения).» (Википедия) Снобы раньше (до 17-го года) обязательно противопоставлялись истинным аристократам.

Разве сегодня мы не можем назвать снобом какого-нибудь потомственного аристократа или топ-менеджера крупной компании, если он считает себя лучше остальных и все это замечают, хоть даже он и не кичится этим? Раньше аристократов так не называли вовсе. По-моему, 1-е определение сноба можно считать устаревшим. Но это не значит, что снобы исчезли. Просто 2-е определение гораздо шире, и его можно считать современным. Мне очень сложно представить себе сноба эпохи СССР, ведь социальная иерархия отсутствовала просто-напросто (были богатые, но они никак не выставляли себя напоказ; и примерно все одинаково бедные). Сейчас же это понятие снова приобретает актуальность, так как есть богатые, есть средний класс, бедные и нищета. Еще олигархи. Или же более или менее успешные в чем-то люди. Если человек грамотный не желает общаться с менее грамотным, разве нельзя его назвать снобом? По-моему, это прозвучит не очень обидно, так как никто не отрицает факта грамотности этого человека.
А если при этом подразумевать значение №1 (что человек на самом деле не такой грамотный, как он сам думает), это уже будет по-настоящему обидно. Не должны и не могут эти два значения (еще лучше их уточнить) быть актуальными сегодня, т. к. это порождает двусмысленность в общении. Понятие может быть вечным, но неактуальным на какой-то период, несовременным, каким и является сейчас, на мой взгляд, определение сноба №1.
Понравилась цитата на эту тему. Все-таки раньше снобизм был явно негативным явлением. Сегодня «сноб» звучит хоть и неодобрительно, но не всегда однозначно. Иногда даже с оттенком иронии или зависти. Или просто один хочет подчеркнуть какую-нибудь плохую черту характера другого, но не всегда понятно, какую именно.

5 признаков того, что вы — сноб

Никто не любит снобов и всезнаек. Задумайтесь: что, если такой человек в офисе – это именно вы? Или даже хуже того: вы играете эту роль в команде, сами того не осознавая. Вот пять привычек, которые лучше искоренить, чтобы сохранить отношения в команде.

5 признаков того, что вы — сноб

Алена Сомова

Вы не достаточно тщательно подбираете слова

Есть два слова-паразита, которые давно проникли в ваш лексикон и прочно там особновались. Что это за слова? «На самом деле/вообще» и «просто».

Подумайте, когда вы в последний раз произносили на работе что-то вроде «вообще-то, я думаю, это хорошая идея» или «тебе просто нужно это сделать».

Употребляя их в речи, вы сразу звучите снисходительно. «На самом деле» создает впечатление, что вы удивлены стоящим предложением своего коллеги. «Просто» подразумевает элементарность, как будто надо быть полным идиотом, чтобы не прийти к этому решению самостоятельно.

Вы всегда ставите себя на первое место

Вы отпросились у начальника на длительный обед и не спешите возвращаться в офис, хотя отлично знаете, что ваша команда усиленно пытается закончить работу над общим проектом. Однако вы уверены, что заслужили такое право, поэтому спокойно оставляете коллег наедине с завалом.

Да, иногда в карьере важно думать о себе. Тем не менее, есть тонкая грань между управлением вашими собственными потребностями и гармоничными отношениями с коллегами.

Никто не говорит, что вам нужно превратиться в офисного раба. Но нет ничего плохого в том, чтобы протянуть коллегам руку помощи в критической ситуации.

Вы мастерски делаете неоднозначные комплименты

Считаете, что вы с ног до головы осыпаете коллег похвалами? Не спешите с выводами. Возможно, это двусмысленные комплименты.

Как их распознать? Вот два классических примера:

«Эта презентация была намного лучше, чем предыдущая».

«Должно быть, у тебя было немного времени, но этот проект все равно выглядит неплохо».

Возможно, вы искренне хотите похвалить работу коллеги, но все делаете не так. Когда вы делаете комплимент, постарайтесь сфокусироваться на положительном, иначе можете сойти за сноба.

Вы всегда сравниваете любую проблему с вашим опытом

Когда коллега делится своими переживаниями или проблемой, вы считаете, что лучший способ поддержать его — это рассказать о своем собственном опыте.

Но в данной ситуации собеседник хочет этого меньше всего. Скорее всего, эта попытка будет расценена как очередное проявление снисхождения.

С другой стороны, фразы вроде «как я рад, что мне никогда не приходилось иметь с этим дело» или «это никогда не случалось со мной» тоже не спасут ситуацию.

Лучше внимательно выслушайте коллегу и помогите дельным советом.

У вас буквально не закрывается рот

Вы гордитесь своей способностью поддерживать оживленную дискуссию в офисе. Но спросите себя: это действительно полноценный диалог или театр одного актера? Вы даете своему коллеге что-то добавить?

Если в разговоре с вами окружающие не могут высказаться, вы становитесь похожим на человека, которому важно говорить любой ценой. Разумеется, это портит о вас впечатление. Так что в следующий раз, когда вы будете общаться с коллегой, приложите сознательные усилия для того, чтобы его выслушать.

Никто не хочет испытать на себе снисходительное отношение. Но, к сожалению, это может произойти, даже если вы не отдаете себе в этом отчет. Остерегайтесь этих пяти симптомов, и тогда члены вашей команды не будут безнадежно закатывать глаза, увидев вас в холле.

Источник.


Материалы по теме:

Хотите лучше писать? Вставайте и говорите

«Бесит, когда бренды обращаются ко мне на «ты»» – какое «тыканье» отпугивает клиентов

8 способов найти дополнительное время на неделе

Бывший рекрутер Tesla рассказал, как ответить на самый каверзный вопрос на собеседовании

Снобизм — что это такое и кто такой сноб простыми словами

Главная / ЧАстые ВОпросы

19 января 2021

  1. Понятие «сноб»: откуда оно появилось
  2. Как их распознать
  3. Что такое снобизм
  4. Есть ли в нем что-то хорошее

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. «Ну ты и сноб!» – с равной долей вероятности такая фраза может звучать как оскорбление и как выражение искреннего восторга.

Это слово у всех на слуху, но что оно означает – большинство людей ощущает лишь на подсознательном уровне. В общем, случай из серии «все понимаю, а сказать не могу». Будем формулировать!

Понятие «сноб»: что означает и откуда появилось

Хлесткое словечко «сноб» пришло к нам из Великобритании (от англ. snob). В английском языке оно распространилось как сокращенная версия латинского «sine nobilitas» – «без благородства». В 1775—1785 годах им пользовались англичане, говоря о сапожнике или подмастерье. Позже так стали обозначать любого простолюдина.

Распространение понятия «сноб» тесно связано с историческими событиями, происходившими в Великобритании. В результате преобразований в экономике и политике здесь сформировалась новая аристократия, незнатная по происхождению, но быстро обогатившаяся и потому стремившаяся поскорее обрести соответствующий статус.

Однако старая элита не желала сдавать позиции. В конце XVIII века пометку «s. nob» ставили в списках пассажиров кораблей напротив фамилий «неблагородных» пассажиров, недостойных присутствовать на обеде у капитана.

Похожие события развивались в стенах Оксфорда и Кембриджа. Аббревиатурой «s. nob» помечали в общих списках студентов недворянского происхождения. В Итонском университете (частной британской школе для мальчиков) сформировался специфичный сленг: «нобами» называли учеников благородного происхождения (от англ. noble – «дворянин»), ну а «сноб» звучало как антоним этого понятия.

Юные выходцы из семей новоиспеченной буржуазии и зажиточных землевладельцев зачастую были богаче однокашников-дворян. Они стремились не быть «белыми воронами», но не видели иных способов реализовать это желание кроме демонстрирования показной роскоши, граничащей с безвкусицей. Такое поведение стали называть словом «снобизм», а тех, кто так ведет себя – снобами.

Сноб – это человек, стремящийся скрупулезно подражать манерам и вкусам высшего общества, пренебрежительно относящийся ко всему, что «кроме». Так же называют того, кто слишком усердно претендует на авторитетность в какой-то области.

Кто такой сноб и как его распознать

Классическое понятие «сноб» заметно расширилось с легкой руки английского писателя Уильяма Теккерея, бичевателя людских слабостей и пороков. Он утверждал, что снобы встречаются на любой ступени общественной лестницы, а не только среди простолюдинов. В «Книге снобов, написанной одним из них» и «Ярмарке тщеславия» он изобразил снобизм и его носителей в ярких красках.

Чтобы распознать в окружении такового, читать Теккерея необязательно. Такие люди отчетливо проявляют себя, дополняя понятие «сноб», представленное в Википедии и словарях. Вот эта красочная палитра:

  1. Пренебрежительное отношение к тем, кто не соответствует нормам общества, почитаемого как высшее. Сноб делит всех на категории по эстетическим, интеллектуальным, профессиональным, материальным признакам.
  2. Ценность не самих предметов и явлений, а того, насколько их ценят представители круга, к которому сноб жаждет быть причастным.
  3. Отсутствие собственного мнения. У таких людей оно всегда заимствовано из вожделенного «высшего круга».
  4. Настойчивый поиск доказательств благородного происхождения. Среди предков обязательно выявляется знатная прабабушка-француженка или генерал царской армии, предъявляется на всеобщее обозрение фамильный герб. Рабоче-крестьянские предки внезапно «забываются».
  5. Вчерашняя Лариса или Саша внезапно может превратиться в Лору или Сандру: сноб стремится облагородиться любыми путями, хотя бы за счет звучного имени.
  6. Позиционирование себя как знатока в разных значимых сферах (в искусстве, литературе, моде, финансах, т. д.), обладателя утонченного вкуса.
  7. Постоянное подчеркивание факта своего пребывания в высшем обществе. Сноб выставляет фото из серии «это я с принцем Уэльским» дома на видных местах, в социальных сетях. В беседе он любит бросаться громкими именами, создавая видимость близкого знакомства с выдающимися личностями.

Основа психологии сноба – это желание казаться значительнее, чем он есть на самом деле. Такие люди переделали под себя известное кредо «Быть, а не казаться» в «Казаться, а не быть».

Снобу важнее изображать, чем полноценно жить и чувствовать.

Что такое снобизм в различных жизненных сферах

«Снобовед» Уильям Теккерей отмечал, что такое явление – в большей степени психологическая черта, а не социальная принадлежность.

Говоря простыми словами, снобизм — это образ мыслей и манера поведения, характерные для сноба. Он может проявляться в разных сферах, поступках, ситуациях.

Весьма распространенная штука – это снобизм по происхождению. Им «страдает» население крупных городов. Типичный пример – «понаехали тут», звучащее из уст якобы коренных москвичей.

Снобизм петербуржцев, сформировавшийся в том числе из-за многолетнего соперничества с Москвой, проявляется особым высокомерием с творческим и интеллектуальным уклоном – у них даже сформировался свой, уникальный диалект (греча, кура, шаверма — это типичные диалектизмы).

Устойчивым термином стал английский снобизм – наследие имперской психологии, сохранившееся со времен, когда под английским господством оказалось практически полмира. Даже после падения империи этот образ мышления и поведения частично сохранился.

Сегодня приходится часто сталкиваться с профессиональным снобизмом. Если здравомыслящие люди понимают, что быть мега-профессионалом во всех областях невозможно, то их коллеги – снобы придерживаются иного мнения.

Такие «профи» надменно, с налетом легкого презрения посматривают на новичков, глубокомысленно размышляют о своем трудовом пути. Профессиональный снобизм особенно ярко проявляется в ИТ-сфере: весельчаки-сисадмины обожают поглумиться над всеми, кто не обладает знаниями в этой области на уровне профи. Не отстают от них и работники автомастерских.

Профессионализм в своем деле – это похвально. Однако было бы интересно взглянуть на то, как сисадмин Игорь и автослесарь Николай сами себе начислят зарплату или попытаются залечить зубы, поменявшись местами с бухгалтером Мариной (неспособной переустановить операционную систему) и стоматологом Ириной (не отличающей серьезный ремонт от банальной замены масла).

Интеллектуальный снобизм свойственен людям, позиционирующим себя как личности, опережающие окружение в развитии. Если Вася перечитал всю Российскую государственную библиотеку (включая запасники), отличает Моне от Мане, а Штрауса от Шуберта, он считает вправе причислять себя к интеллектуальной элите. Вот здесь и начинается: «О чем с ним говорить, если он не читал Шопенгауэра?».

В отличие от интеллектуального сноба, у подлинного интеллектуала нет модели для подражания, сковывающей его. Он читает, смотрит, слушает и в целом живет так, как считает нужным, а не как принято в высшем обществе, более того – нормально общается с не интеллектуалами. Для сноба это просто невозможные вещи.

Есть ли в снобизме что-то хорошее

Времена и нравы с эпохи старика Теккерея, высмеивавшего и обличавшего снобизм, изменились. В какой-то степени быть снобом стало престижно.

Звучное и хлесткое слово, несмотря на «подпорченную репутацию», частенько фигурирует в названиях ресторанов, клубов, магазинов. Оно любимо в медиасфере и в литературных кругах: видимо, лавры Тиккерея и поныне многим не дают покоя.

«Snob» – это известный российский медиапроект, позиционирующий себя в качестве пространства для международного сообщества успешных профессионалов. Печатная его версия, журнал с одноименным названием, выходит 6 раз в год. В нем публикуются эссе, специальные расследования, рецензии, исповеди, интервью, литературные публикации.

Сноб в современном понимании часто предстает в образе интеллектуала, успешного человека с безупречным вкусом.

Так может есть в снобизме и положительные черты?

  1. Снобам свойственно стремление совершенствоваться, достигать больше, чем есть на данный момент. Их нельзя назвать инертными людьми, плывущими по течению.
  2. Такие люди стараются окружать себя красивыми вещами, качественной едой, успешными людьми.
  3. Снобы вынуждены развиваться интеллектуально: они читают книги, посещают театры, музеи, выставки.

Снобизм – это личностная особенность, толкающая к новым свершениям, которые призваны обеспечить место под солнцем.

Разве плохо стремиться к успешности, образованности, даже если перечень целей взят из модного журнала?

Все бы хорошо, но, даже стремясь к самосовершенствованию, снобы ценят не суть вещей, а их «этикетку».

Краткое резюме

Парадоксально: если слово «сноб» сегодня воспринимается не только в негативных тонах, то снобизм трактуется (иногда самими его последователями) как отрицательное явление.

Появилась даже особая разновидность снобов – антиснобы, указывающие остальным на их снобизм. Причудливая игра слов получается, знатоки русского языка презрительно скажут: тавтология (что это?). Интеллектуальные снобы!

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Использую для заработка

Пять заблуждений о снобизме | Будь Здорова

В понятие «снобизм» каждый вкладывает свое значение. Одно понятно: сноб – личность малоприятная и надменная. Однако «внутренний сноб» есть в каждом из нас.

В понятие «снобизм» каждый вкладывает свое значение. Одно понятно: сноб – личность малоприятная и надменная. Однако «внутренний сноб» есть в каждом из нас.

Заблуждение №1: сноб принадлежит к творческой элите

Мы привыкли к тому, что среди творческой интеллигенции немало людей, открыто называющих себя снобами и утверждающих, что работают для узкой прослойки понимающих людей. Действительно, существуют виды искусства, непонятные так называемому «простому человеку». Но знание формальной логики подсказывает, что из утверждения «творческие люди часто бывают снобами» нельзя делать вывод «все снобы являются творческими людьми».

Если показать умеренно пьющей соседке тете Вале «Черный квадрат» Малевича, она так приложит и автора и его бессмертное произведение, что мало не покажется. То есть, в данном конкретном случае творческий человек Малевич пострадает от снобизма тети Вали.

Заблуждение №2: сноб богат и принадлежит к социальной верхушке

Опять небольшая ошибка в расчетах. Сноба можно повстречать среди людей любого социального слоя. Не богатство украшает сноба. Снобизм работает только тогда, когда существует какая-нибудь иерархия: это позволит презирать тех, кого сноб счел рангом ниже себя.

Социальная иерархия подходит для начинающих снобов, обожающих повторять, что «тот, кто зарабатывает меньше двух тысяч долларов – неудачник, напрасно коптящий небо». По другую сторону баррикады находится нечесаный человек в дырявых носках, рассуждающий о том, какой он великий философ, а всех «офисных крыс» следует поставить к стенке.

В сущности, не нужно быть богатым, чтобы презирать чужих. И вообще, чтобы презирать, не нужно обладать никакими особыми качествами. Зато нужен…

Заблуждение № 3: сноб – одинокий и никем не понятый

…Зато нужен творческий коллектив, способный разделить воззрения сноба на жизнь. Сам по себе, без единомышленников, сноб становится банальным брюзгой. Зато вместе с группой избранных сноб становится представителем элитарной прослойки.

Причем совершенно неважно, какой именно признак или качество будут воздвигнуты в разряд элитарных. Это может быть национальность (мало ли на свете народов, считающих себя избранными), профессия (только программисты знают, как устроена жизнь на земле), а может даже и недостаток здоровья – так, например, люди, страдающие эпилепсией, считают, что отмечены богом. Технари против гуманитариев, автовладельцы – против пешеходов, остроконечники против тупоконечников.

Заблуждение №4: сноб выше житейской суеты

Сноб, конечно, возносит себя на некий пьедестал, но это совершенно не значит, что он, как сумасшедший профессор, не замечает ничего, что творится рядом с ним. Более того: снобам жизненно необходим материал для сравнений, поэтому они достаточно внимательны к жизни «иных». Вот вам тест на внутреннего сноба: проходя мимо бомжа, опустившегося бродяги что вы думаете помимо «Как же он воняет» и «Какая мерзость»? Внутренний сноб нашептывает вам: все-таки до чего хорошо, что я не такой, а гораздо лучше.

Но это еще полбеды: молчаливого снобизма не бывает. Снобизм надо кому-то демонстрировать. Вариантов несколько: снобизм можно предъявить тому, кто выше рангом – и получить удовольствие от причастности к миру высших. Снобизм можно продемонстрировать в кругу своих – этим вы очертите границы круга, подчеркнете собственную элитарность и поставите ментальную галочку в пунктике «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». И, наконец, собственный снобизм можно вытащить на обозрения низших по рангу и получить от этого удовольствие и компенсацию. Словом – куда ни глянь – снобу одно удовольствие от использования снобизма.

Заблуждение №5: снобы стремятся быть лучше всех

Снобу необязательно быть лучше всех – гораздо важнее оценивать себя как самого лучшего. Простой пример: сосед Вася (уточним: глупый, невежественный сосед Вася, с трудом окончивший среднюю школу) взял да и купил себе новенький «Форд». Тот, кто бросится брать кредит или влезать в долги, чтобы купить себе «такой же, только гораздо лучше» – ненастоящий сноб.

Настоящему достаточно только в двух словах в кругу знающих людей опустить «Фордик» за бюджетность и отвратительные ходовые качества, чтобы почувствовать себя на плаву. Из этого следует, что снобы могут отыскаться в любой социальной прослойке. То есть, смотри пункт 1.

Сноб — это… Что такое Сноб?

Сноб (англ. snob) — слово, в конце XVIII века обозначавшее сапожника или его подмастерье, а к середине XIX века характеризовавшее людей неблагородного происхождения (обычно термин употреблялся в аристократической среде), стремящихся «пролезть» в высшее общество. Snob — слово, вошедшее во многие языки мира.

«Они подозревали в нём сноба. И не без оснований. Конечно, он /Эллиот Темплтон/ был сноб и даже не стыдился этого. Он готов был претерпеть любой афронт, снести любую насмешку, проглотить любую грубость, лишь бы получить приглашение на раут, куда жаждал попасть, или быть представленным какой-нибудь сварливой старой аристократке. Он был неутомим».

Сомерсет Моэм. «Острие бритвы».

Сейчас так говорят о человеке, тщательно подражающем аристократическим манерам, изысканности, надменности, претендующем на изысканно-утончённый вкус, на исключительный круг занятий, интересов. Снобы особо тщательно следуют правилам высшего света и пренебрегают всем, что выходит за эти правила. Отсюда возникло понятие снобизм (с)»БОЛЬШОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ».

Народная этимология выдвигает несколько версий происхождения этого слова. Одна из них состоит в том, что «сноб» — сленговое название студентов Итонского университета в начале XIX века, где «нобы» (ученики благородного происхождения, вероятно от слова англ.  noble — дворянин) противопоставлялись «снобам» (неблагородным). Но иногда утверждают, что слово происходит от сокращения «s. nob.» (от лат. sine nobilitate — неблагородного происхождения).

Сноби́зм — поведенческая модель или стиль жизни, заключающийся в подражании аристократическим манерам, вкусам, поведению высшего общества; претензия человека на принадлежность к высшим социальным слоям. Также словом снобизм могут обозначать конкретный поступок или высказывание, характеризующееся подобным поведением. Человек, отличающийся снобизмом, называется снобом. Существует определение понятия «сноб» — «пустой ограниченный человек, увлекающийся внешним лоском»[1].

Снобизм — характерное поведение, образ мыслей, манеры индивида, претендующего на элитарность, заключающееся в восхищении всем первоклассным, начиная произведениями искусства, заканчивая одеждой, тем, что должно характеризовать интеллектуального и образованного видавшего виды человека — одного из немногих.

Снобизм заключается именно в том, что сноб ценит предметы и явления не за их качества, а только за то, что эти предметы и явления ценят представители элиты, к коим сноб хочет быть причастным. Снобизм отличается от лицемерия тем, что сноб, до конца не отдавая себе отчета, искренне считает себя интеллектуалом, в чем его убеждают манеры и вкусы сноба.

Литература о снобах

См. также

Примечания

  1. См. определение из Большого толкового словаря, http://www.gramota.ru/slovari/dic/?word=%F1%ED%EE%E1&all=x

Толерантные снобы – The Devochki

Гуглю слово «снобизм»‎. Википедия говорит, что это «претензия на высокую интеллектуальность, изысканный вкус или авторитетность в какой-то области, и при этом надменное отношение к тем, кто якобы лишен этих достоинств»‎. Среди моих друзей и знакомых определенно есть снобы.

Два года назад сидели с друзьями в душной кальянной, пили коктейли и коротали время до поезда. Среди ночи пришел чей-то знакомый, некий Арнольд (его имя и правда звучало похоже), привел студентку из соседнего клуба, заказал пиво Corona. Парень рассказывал о научных исследованиях, о путешествиях, о новой тойоте. Он показался довольно умным, но разговор о жизненных принципах перетек в бесконечное доказывание своей точки зрения. Я люблю подискутировать – когда мое мнение воспринимают адекватно, уважают и в общем ведут себя неагрессивно. Арнольд же осуждал общих знакомых, заваливал специфическими терминами в каждом предложении, оспаривал мои познания в биохимии и генетике. На фразе: «Люди – это биомусор»‎, меня словно отключили. Прекрасное свойство – завершать спор, когда слышишь откровенную чушь. Собеседник ликовал и считал, что я сдалась, а я считала, что дальнейший разговор бесполезен. Условный Арнольд – эталон снобизма среди когда-либо встречавшихся людей.

На четвертом курсе преподавательница рассказала теорию «золотого миллиарда»‎ – на Земле должен остаться ровно миллиард людей, чтобы ресурсов хватало на всех. Все они должны быть исключительно элитарными, умными, здоровыми психически и физически. Что делать с остальным населением, доцентка кафедры экономики не упомянула, кому вершить судьбы и устранять неугодных – тоже непонятно. Вероятно, Арнольд тоже был поклонником этой идеи.

У меня есть друзья из двух полярных лагерей. С одной категорией мы совпадаем во взглядах и интересах, читаем похожую литературу и слушаем хорошую музыку. Они катастрофически умны и современны – не сексисты, не расисты, не гомофобы, исповедуют атеизм и экоосознанность. С возрастом эти люди становятся отшельниками и критиканами – осуждают основное большинство. Я прощаю легкий снобизм: за блестящий ум, за интересные взгляды и радость интеллектуального общения.

Есть и другие. Они могут не поддерживать идеи равноправия полов (или попросту не понимать), не совпадать со мной в политических взглядах, верить в бога, тихонечко осуждать геев (ну, хотя бы удивляться) и лечиться гомеопатией. Не все сразу, конечно. Иногда и чаще всего наши споры бессмысленны. Но эти друзья ценны другим. Они поддерживают меня, заполняют внутренние пустоты, радуются, когда у меня все хорошо и искренне помогают, если нужно. Однажды мы совпали, где-то пересеклись, стали общаться, потом подружились. И с ними я чувствую себя дома.

Вспоминая знакомых и близких друзей, с которыми давно не общалась, я понимаю, что прощала многое. Категоричность суждений о моей работе, резкие взгляды на семейную жизнь, ценные указания в духе «я лучше знаю»‎, неуместные шутки, осуждение других за немодную одежду или неидеальную фигуру. Встречала крайне мало по-настоящему толерантных, принимающих и при этом – отстаивающих свою точку зрения людей.

Я долго думаю, прежде чем назвать человека тупым. И чаще не называю. В моем окружении умные и интересные люди. С кем-то можно обсудить сортировку мусора и современное искусство. Кто-то разбирается в истории архитектуры, в моде или поэзии. Кто-то увлекается дизайном интерьеров, знает все о цветовых схемах и реставрации мебели. Знакомые могут рассказать, как правильно растаможить авто из Европы, как подсчитать личный бюджет, бросить песни новых исполнителей или поделиться рецептом блинчиков. Каждый и каждая из них – профессионалы в своей сфере. Иногда наталкиваюсь на печальные вопросы вроде: «А точно ли нужно вакцинировать детей?»‎, на верования в гомеопатию или осуждение чайлдфри. Стараюсь обходить такие темы или объяснять, почему думаю иначе.

Не знаю, можно ли на основании своих знаний и опыта говорить, что кто-то живет неправильно. Можно ли обсуждать и осуждать человека или группу людей за верования и взгляды. Возмущенно фыркать, если чужие постулаты не совпадают с твоим мировоззрением.

Кажется, я научилась принимать и не осуждать. Это результат работы над собой, опыта, общения с разными людьми и проделанных ошибок. Принимать чужой образ жизни – не значит проглатывать оскорбления. Но значит – оценивать, примерять, подходит ли тебе.

Мы взрослели в разных условиях. Для кого-то нормально опаздывать на час или вовсе не приходить, а кто-то всегда пунктуален. Кто-то любит едко шутить (это я), а другой – постесняется попросить кофе в гостях. Никогда не знаешь, что привело человека к точке, в которой он находится. Но я решила, что вправе сказать открыто: «Послушай, я так не играю»‎. Не принимать передаренные подарки, не давать в долг малознакомым людям, не назначать повторную встречу, если человек нашел отмазку для предыдущей. Просить отложить телефон, выслушать меня или не видеться вовсе. Сообщать о своих взглядах, если потребуется, и молчать, если не к месту. Не считать человека тупым только из-за несовпадений. Объяснять, аргументировать, но не оправдываться. И уходить, если потребуется.

Кто такой «сноб»? — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

Сейчас «снобами», бывает, называют людей с изысканным, утончённым вкусом. Есть даже журнал «Сноб», подразумевается, что он создан для интеллектуалов.

Знаете ли вы что на самом деле обозначает это слово ?

В английском языке это слово распространилось как сокращенная версия латинского «sine nobilitas» — «без благородства». В 1775-1785 годах им пользовались англичане, говоря о сапожнике или подмастерье. Позже так стали обозначать любого простолюдина. В результате преобразований в экономике и политике здесь сформировалась новая аристократия, незнатная по происхождению, но быстро обогатившаяся и потому стремившаяся поскорее обрести соответствующий статус.

Однако старая элита не желала сдавать позиции. В конце XVIII века пометку «s. nob» ставили в списках пассажиров кораблей напротив фамилий «неблагородных» пассажиров, недостойных присутствовать на обеде у капитана. Так же поступали и в английских аристократических домах, составляя список гостей, поэтому слуга всегда знал, чье появление следует оглашать без титула.

Похожие события развивались в стенах Оксфорда и Кембриджа. Аббревиатурой «s. nob» помечали в общих списках студентов недворянского происхождения. В Итонском университете (частной британской школе для мальчиков) сформировался специфичный сленг: «нобами» называли учеников благородного происхождения (от англ. noble — «дворянин»), ну а «сноб» звучало как антоним этого понятия. Юные выходцы из семей новоиспеченной буржуазии и зажиточных землевладельцев зачастую были богаче однокашников-дворян. Они стремились не быть «белыми воронами», но не видели иных способов реализовать это желание кроме демонстрирования показной роскоши, граничащей с безвкусицей. Такое поведение стали называть словом «снобизм», а тех, кто так ведет себя — снобами.

Сноб — это человек, стремящийся скрупулезно подражать манерам и вкусам высшего общества, пренебрежительно относящийся ко всему, что «кроме». Так же называют того, кто слишком усердно претендует на авторитетность в какой-то области.  Основа психологии сноба — это желание казаться значительнее, чем он есть на самом деле. Такие люди переделали под себя известное кредо «Быть, а не казаться» в «Казаться, а не быть». Снобу важнее изображать, чем полноценно жить и чувствовать.   

Так что в те времена слово «сноб» носило явно уничижительный оттенок. А вот что писал Уильям Теккерей (1811–1864) в своей «Книге снобов, написанной одним из них»: «Никто из нас не может быть уверен, что мы не снобы. Эта самая уверенность отдает надменностью, а быть надменным — значит быть снобом».

Сегодня мне кажется «снобизм» приобрел наоборот какой-то положительный оттенок уже не в происхождении или манерах, а профессионализме. «Профи» в какой-либо сфере надменно, с налетом легкого презрения посматривают на новичков, глубокомысленно размышляют о своем трудовом пути. Профессиональный снобизм особенно ярко проявляется в ИТ-сфере: весельчаки-сисадмины обожают поглумиться над всеми, кто не обладает знаниями в этой области на уровне профи. Не отстают от них и работники автомастерских и так далее. Создается устойчивое мнение, что «профессионализм = снобизму» и это нормально.

Мне все таки кажется, что слово сноб, скорее, негативно, чем позитивно. А словом «снобизм» обозначается надменное отношение к людям, обоснованием которого служит якобы интеллектуальное превосходство (в понимании «превосходящего»). Впрочем, довольно сложно представить, чтобы в наслаждении превосходством было бы что-нибудь умного, а уж тем более, доброго.

В наши дни эту же тему поднял другой англичанин, знаток хороших манер, Джон Морган в своем «Новом руководстве по правилам этикета»: «Стараясь сойти за своих среди тех, в чье общество они стремятся, снобы обязательно совершают одну из двух роковых ошибок: они либо угодливы, либо ведут себя слишком развязно. И то, и другое, без сомнения, выдает сноба».

Так что, насколько «почетно» быть снобом, каждый решает для себя сам.

Как справиться со снобизмом — Школа жизни Статьи

Общительность: Статус и успех


]]>

Почему мы так беспокоимся о своей карьере? Почему мы так заботимся о своей репутации?

Отчасти, конечно, дело в деньгах, но есть и другой, более психологический аспект наших страхов.

Мы беспокоимся, потому что подозреваем — и не ошибочно — что мир полон устрашающих людей, готовых безжалостно и быстро судить нас: человека, которого мы можем назвать снобом.

Сноб — это любой, кто берет относительно небольшую часть нас и использует ее, чтобы прийти к твердому и неопровержимому выводу о том, сколько их внимания мы заслуживаем. В прошлом это могло означать, что сноба интересовало ваше происхождение и королевские связи. В настоящее время сноба заботит только одно: чем вы зарабатываете себе на жизнь.

Это объясняет, почему первый вопрос, который нам задают в любом новом социальном контексте, — это «Чем ты занимаешься?», И в зависимости от того, как мы ответим, снобы либо встретят нас широкими улыбками, либо быстро покинут нас в пух и прах.

Противоположность снобу — это ваша мать — не обязательно ваша мать в частности, — но идеальная мать, которая не так сильно заботится о том, чего мы достигли, а о том, кем мы являемся в широком смысле. Но большая часть мира не похожа на наших матерей — и именно поэтому нас зажигает такое отчаянное стремление достичь и произвести впечатление.

Иногда наше поведение ошибочно принимают за жадность и тщеславие, но это более остро, чем это. Наш интерес к модным машинам, работе и домам не имеет ничего общего с материализмом. Это связано с жаждой уважения и почтения, которые доступны в наших обществах только через приобретение материальных благ. Мы ищем не самих благ, а любовь, которую мы можем получить, обладая ими. В следующий раз, когда мы увидим кого-то за рулем Ferrari, мы не должны осуждать их за жадность, мы должны пожалеть их за острую потребность в любви со стороны мира.

В основе снобизма лежит недостаток воображения и неуверенности в том, как решить, кто в этом мире ценен. Сноб не ошибается в своем понимании того, что вокруг есть лучшие и худшие люди. Они просто жестоко заблуждаются и порабощают своих убеждений в том, как можно идентифицировать высших людей. Для снобов только уже признанные и уже успешные люди заслуживают уважения. В их робких, упорядоченных умах нет места, чтобы вообразить, что кто-то может быть умным, добрым или хорошим — и все же каким-то образом общество полностью упускает из виду, его качества скрываются под незнакомым обличьем и пока еще не нашли очевидного выхода.

Примечательно, что личные истоки снобизма обычно лежат в родителях, которые сами были снобами и никогда не наделяли своих отпрысков уверенностью, чтобы судить каждого нового человека на их собственных условиях, без привязки к социальному статусу, доходу и репутации.

Несмотря на свое стремление окружать себя людьми высокого статуса, по иронии судьбы, снобы постоянно не замечают, кого однажды можно будет чествовать и аплодировать. Их вводят в заблуждение неожиданные внешние формы, которые часто принимает блеск.Снобы не подписываются на Beatles, не вкладываются в стартап-версию Google или Apple, не уделяют времени суток таксисту, который однажды может стать президентом или старушкой в ​​шерстяном платье. шляпу написания великого романа 21 века.

Правильный ответ снобизму состоит не в том, чтобы сказать, что не существует такого понятия, как лучший или худший человек, а в том, чтобы настаивать на том, что лучшее или худшее существует в постоянно неожиданных местах и ​​не несет никаких внешних признаков различия.И поскольку мы такие плохие судьи о достоинстве других, наша главная обязанность — быть добрыми, хорошими, любопытными и изобретательными практически ко всем, кто когда-либо встречается на нашем пути, включая нас самих.

]]>

Наука снобизма: как нас обманывают, заставляя думать, что модные вещи лучше

Однако на прошлой неделе Priceonomics провела обзор исследования, которое ставит под сомнение нашу способность ценить великолепное исполнение классической музыки.

Как мы писали в недавнем посте, вино — это не фигня. Но причина того, что исследование на вид может предполагать, что наше удовольствие от вина, определенных продуктов и классической музыки — это чушь, может многое рассказать нам о снобизме и о том, как мы переживаем лучшие вещи в жизни, об ограничениях экспертного суждения в любой области, и почему маркетинг настолько силен.

Наблюдать, а не слышать

Чиа-Юнг Цай был чрезвычайно талантливым молодым пианистом. В 16 лет она выступала в Карнеги-холле, посещала престижные консерватории и участвовала в музыкальных конкурсах.Но ее успех казался непостоянным. Во время прослушивания она заметила, что у нее лучше получается, когда она выступает вживую или предоставляет видео, чем когда она отправляет аудиозапись.

Цай могла затаить мрачные подозрения в отношении судей всю оставшуюся жизнь. Но сегодня она также является талантливым психологом и доцентом кафедры управленческих наук и инноваций в Университетском колледже Лондона, поэтому она поставила эксперимент, чтобы изучить роль визуальных сигналов в оценке музыкального исполнения.

Цай взял фактические записи прослушивания трех лучших финалистов 10 престижных международных конкурсов классической музыки и попросил группу участников выбрать победителей. Одна группа смотрела видео-прослушивание, вторая группа слушала аудиозапись того же прослушивания, а последняя группа смотрела видео-прослушивание с выключенным звуком.

Поскольку участники ее исследования не были обучены классической музыке, Цай ожидала, что они смогут выбрать победителя не лучше, чем случайный выбор.Это подтвердилось для первых двух групп, которые выбирали победителя менее чем в 33% случаев. Но, ко всеобщему удивлению, любители показали намного больше, чем случайно, при просмотре только немого видео.

Источник: PNAS

Затем Цай повторил эксперимент с профессиональными музыкантами и получил те же результаты. Несмотря на свой опыт, музыканты также смогли выбрать победителя на основании аудио- или видеозаписей. Но когда они смотрели беззвучную видеозапись, они тоже работали намного лучше.

Источник: PNAS

Судьи-эксперты и любители утверждают, что судят классических музыкантов на основе звука. Но исследование Цая показывает, что первоначальные судьи, несмотря на их опыт и знания, оценивали соревнование (которое они слышали и смотрели вживую) на основе визуальной информации, как это делают любители.

Выглядит без дегустации

Ключ к пониманию вышеупомянутого исследования вина — без вывода о том, что вся винодельческая промышленность — это массовый заговор, основанный на снобизме с целью продажи идентичного сброженного виноградного сока — это то, что, как и в случае с классической музыкой, мы не делаем оценивать вино так, как мы ожидаем.

В продолжение нашей статьи о цене на вино Priceonomics пересмотрела это, казалось бы, изобличающее исследование: отсутствие корреляции между удовольствием от вина и ценой при слепой дегустации, студенты-энологи, обманутые красным пищевым красителем, описали белое вино как красный, распределение медалей на дегустациях эквивалентно тому, что можно было бы ожидать от чистой случайности, grand crus описывается как дешевые вина и наоборот, когда бутылки меняются.

Эти заявления «снобов с работы» не соответствуют доказательствам

«Рабочие снобы» снова на повестке дня.

В то время как некоторые в рядах правительства Австралии выступают за повышение размера пособия по безработице, высокопоставленные министры, похоже, усиливают риторику о том, что безработица является вопросом выбора для многих.

«Есть рабочие места для тех, кто в них нуждается», — заявила The Australian федеральный министр занятости Микалия Кэш.

Вчера принадлежащая Мердоку газета опубликовала ее комментарии на первой полосе, в которых говорилось, что исследования Департамента занятости показали, что почти половине всех работодателей было трудно нанимать работников из-за «отсутствия интереса» или из-за того, что у соискателей не было соответствующих квалификации.

В статье было неясно, какой вопрос является более серьезной проблемой, но в ней говорилось, что «соискатели активно пренебрегают возможностями трудоустройства».

Такая риторика не нова. С 1980-х годов правительства все чаще подчеркивают, что «лучшая форма благосостояния — это работа».

Требования, предъявляемые заявителями к активному поиску работы, стали более обременительными. Тем не менее, разговоры о снобах с работы и пособниках по безработице продолжаются.

Бывший федеральный сенатор от Либеральной партии Бронвин Бишоп говорит о пособниках по безработице.

Исследование, однако, предполагает, что эти представления в значительной степени являются мифом.

С 2015 по 2018 год мы были частью команды, изучающей благополучие, социальные сети и опыт поиска работы безработных австралийцев.

Наше исследование, финансируемое Австралийским исследовательским советом, включало анализ политики, опросы и глубинные интервью. Мы поговорили с поставщиками услуг по трудоустройству и 80 соискателями работы в региональных и городских районах Нового Южного Уэльса и Квинсленда.

Мы не нашли доказательств того, что соискатели предпочитают не работать.Фактически, на основании значительной «активности по поиску работы», необходимой от них для выполнения строгих условий «взаимных обязательств» Centrelink, было трудно не сделать вывод, что, какими бы ни были причины их безработицы, отсутствие желания работать не было одной из них. .


На этой диаграмме показаны результаты нашего опроса 759 безработных австралийцев о том, какие попытки они предприняли, чтобы устроиться на работу. Авторы, предоставленные автором (повторное использование запрещено)

Вакансии начального уровня

Официальный уровень безработицы в Австралии — 5.2% — относительно низкая цифра в историческом плане — структурные проблемы на рынке труда создают для некоторых серьезные препятствия.

Один для пожилых людей. Другой — для людей без опыта. Например, исследование Anglicare, проведенное в 2017 году, показало, что доля вакансий начального уровня за десятилетие снизилась с 22% до 15%. Это означает, что примерно на каждые пять соискателей начального уровня приходится всего одна работа начального уровня.


Читать далее: Молодым людям по-прежнему трудно найти работу, несмотря на то, что они используют ту же тактику, что и пожилые люди, ищущие работу.


Это помогает объяснить, почему работодатели, цитируемые в статье The Australian, больше говорили о «отсутствии готовности к работе» как о проблеме, а не об отсутствии интереса.

Для менеджера ресторана во внутреннем Сиднее, «просматривающего стопки резюме», проблема могла иметь какое-то отношение к тем, кто в Newstart вынужден подавать заявки на такое количество вакансий.

Переезд туда, где работают

Один из способов предположить, что есть «рабочие снобы», — это ссылка на вакансии в региональных и сельских районах.

В прошлом году федеральное правительство заявило, что соискателям работы будут сокращены или отменены выплаты по безработице, если они откажутся работать на фермах.По словам премьер-министра Скотта Моррисона, у тех, кто пользуется поддержкой налогоплательщиков, «нет оправдания, чтобы отказываться от возможностей».


Читать далее: Урезать пенсию, поднять Newstart. То, что говорит наш алгоритм, — лучший способ получить отдачу от наших благотворительных долларов.


Однако собрать вещи и переехать на работу не всегда так просто.

Подавляющее большинство соискателей в нашем исследовании выразили сильную общую готовность переехать в поисках работы, и многие переехали в прошлом.

Но двинутся ли они при какой-то конкретной возможности, зависит от ряда факторов, которые будут учитывать остальные из нас.

Они осторожно подходили к переходу на краткосрочные временные должности, учитывая, например, стоимость переезда. «Путь урожая» считался дорогим и рискованным делом. У некоторых людей не было свободных денег для переезда, даже если бы они захотели.


Читать далее: Большинство людей получают пособие по безработице Newstart в течение короткого или длительного времени?


Также важны были семейные соображения, такие как поддержание стабильности для детей в школе или уход за стареющими родителями.

Некоторые опасались, что им не удастся найти жилье по доступной цене. Многие молодые люди, все еще живущие со своими родителями, опасались отказываться от поддержки семьи, особенно если у них не было машины.

Многие из наших собеседников также выражали чувство депрессии, возможно, из-за скрытой экономической незащищенности и неопределенности. Длительная безработица и бедность связаны с плохим психическим здоровьем, что может повлиять на готовность кого-то покинуть круг поддержки семьи и друзей.

Переход ответственности

Наше исследование сложных причин, которые могут помешать соискателям использовать любую возможность трудоустройства, указывает на опасность карательных обобщений, таких как «есть рабочие места для тех, кто их хочет».

Такая риторика приукрашивает жизненные реалии безработицы. Он игнорирует условия жизни людей. Он затемняет структурные реалии конкурентных рынков труда. Ответственность за безработицу перекладывается на человека.

Для решения этой проблемы необходимо более глубокое понимание реалий безработицы и бедности, а также более широкая концепция благополучия.

ученых снобы | Природа

Ошибочно отвергать людей и проекты, исходящие от менее известных организаций, утверждает Кейт Уивер, — у них тоже есть сильные стороны.

Мы все это делаем.Находясь на собрании, вы можете только просмотреть представленные тезисы и сделать быстрые выводы о том, что вы собираетесь увидеть. В идеале эти суждения должны основываться исключительно на том, какой материал представляет для вас наибольший научный интерес. Вместо этого мы часто используем другие критерии, такие как имена исследователей или их учреждения. Я тоже делаю это, отбрасывая отрывки, которые больше подходят для моей работы, в пользу исследований из звездных университетов, таких как Стэнфорд в Калифорнии или Гарвард в Массачусетсе, потому что я считаю, что эти места производят «лучшую» науку.

Как человек, работающий в менее известном учреждении, Университете Южной Дакоты в Вермиллионе, я вижу, что другие ученые делают то же самое со мной и моими студентами. Во многих случаях это потеря: для моих студентов и их проектов, которые могли бы извлечь пользу из их вклада, и для исследователей, которые могли упустить информацию, которая могла бы быть полезной в их собственной работе.

Скачать PDF Предоставлено: ИСТОЧНИК: NIH

. Потенциально большее влияние имеет влияние этого научного снобизма на практику цитирования.Моя лаборатория была первой, кто описал систему на грамположительной бактерии, которая использует небольшую некодирующую РНК для блокирования экспрессии токсина в плазмидосодержащих клетках, обеспечивая выживание только этих клеток (KE Weaver RNA Biol. 9 , 1498–1503; 2012). Система обеспечивает сохранение плазмид, несущих гены устойчивости к антибиотикам, и указывает на новый механизм подавления этой устойчивости. Если мы сможем найти способ вмешаться в функцию регуляторной РНК, мы, вероятно, сможем побудить клетки к самоубийству.Последующая работа коллег из более крупных лабораторий продемонстрировала, что сотни связанных систем существуют на плазмидах, фагах и хромосомах у множества грамположительных бактерий, включая некоторые важные патогены.

Хотя эти коллеги старательно цитировали мою оригинальную работу, в недавних статьях, описывающих систему, аналогичную моей собственной, у другой бактерии, цитировалось только более недавнее исследование, проведенное крупной лабораторией Национального института здравоохранения США. Потеря этого и других достойных упоминаний может в конечном итоге повлиять на мою способность продвигаться по службе и получать гранты.

«Многие ученые выбирают учреждения меньшего размера из соображений качества жизни».

Такой снобизм возникает из-за предвзятого мнения, которое есть у многих ученых, — что люди попадают в небольшие учреждения, потому что их наука имеет меньшее влияние или имеет более низкое качество, чем наука из более крупных мест. Но многие ученые, как и я, выбирают учреждения меньшего размера из соображений качества жизни. Я переехал в Университет Южной Дакоты в 1989 году после создания семьи.Прожив во время обучения в нескольких крупных городах, меня привлекла атмосфера маленького городка Вермилион с его хорошими школами и безопасными улицами. Меньший размер класса медицинской школы и программы для выпускников также сделали среду обучения более индивидуальной. Хотя от меня ожидали публикации статей и получения грантов, было ясно, что мне не придется получать несколько грантов для выплаты большей части моей зарплаты, повышения по службе и получения постоянной должности.

К недостаткам я не слеп.Мне труднее привлечь аспирантов и постдоков в мою лабораторию из-за убеждения, что работа в более крупном отделе лучше для их карьеры. И даже если размер института не является проблемой, многие люди предпочитают жить в городе, а не проводить несколько лет в маленьком городке. В результате в моей лаборатории обычно работает всего несколько человек, и поэтому мне приходится отбирать более узкие исследовательские вопросы.

Такой подход дает преимущества. С меньшим количеством людей, которым нужно руководить, когда мой соавтор хочет, чтобы гель был готов, я делаю это сам.Это помогает мне понять реалии экспериментальной науки и означает, что мои навыки решения проблем и интерпретации останутся острыми. Это также является постоянным напоминанием о том, почему я вообще попал на эту работу.

Мои студенты разговаривают со мной почти каждый день, и им не нужно полагаться на мимолетные встречи со мной в университетском городке или на ежемесячных собраниях, как это имеет место во многих крупных факультетах. Я уверен в работе, которую они делают, и в качестве их данных, потому что я участвую на каждом этапе этого пути.Поэтому, хотя объем и объем работы, которую я выполняю, могут быть меньше, чем я мог бы выполнить в более крупном учреждении, мне нравится думать, что качество сопоставимо. Я считаю, что это обогащает опыт студентов — лучшие и способные студенты не всегда могут поступать в мою лабораторию, но у тех, кто действительно есть, есть больше шансов улучшить свое образование.

Маленькое место также менее бюрократизировано. Несколько лет назад наша медицинская школа отказалась от традиционной структуры факультетов и сформировала единое отделение фундаментальных биомедицинских наук.Эта реорганизация была бы намного сложнее на более крупном отделении с большим количеством преподавателей. Более тесное взаимодействие между дисциплинами принесло пользу как преподавателям, так и студентам. Групповые лабораторные собрания включают людей, работающих в других областях, таких как анатомия или эукариотическая биология, и привели к интересному сотрудничеству. Я также чувствую, что оказываю большее влияние на администраторов, чем в высшем учебном заведении — я хорошо знаю декана и могу зайти в его офис и высказать свое мнение.

К сожалению, эти традиционные академические ценности не всегда окупаются. Еще в 1965 году, когда биомедицинские исследования были куда менее беспощадным делом, одно исследование показало, что ученые получали большее признание благодаря именной табличке с упоминанием престижного учреждения, чем своей собственной высокопроизводительной работой (D. Crane Am. Sociol. Rev. 30 , 699–714; 1965). Карта финансирования Национальных институтов здравоохранения показывает, что многие штаты постоянно недофинансируются (см. «Промежуточная работа»).Неясно, является ли этот бледно-голубой разрыв в центре страны причиной или результатом предвзятого мнения об ученых из этих регионов. В этих пустотах тоже меньше исследователей, чем в Калифорнии или Массачусетсе, но я один из них.

На следующей конференции постарайтесь остановиться на интересующем вас плакате из небольшого учреждения. Гарантирую, что автор это оценит. Поговорите с учеными; посетите их лабораторию, чтобы лично убедиться в качестве их научных исследований.Рассмотрите возможность включения в ваше сотрудничество большего числа ученых из небольших мест. Иногда мы все снобы, но осознание — это первый шаг к изменению поведения.

Информация об авторе

Принадлежность

  1. Кейт Уивер — профессор микробиологии в Медицинской школе Сэнфорд, Университет Южной Дакоты, Вермиллион, Южная Дакота 57049, США.

    Кейт Уивер

Автор, ответственный за переписку

Переписка на Кит Уивер.

Об этой статье

Цитируйте эту статью

Weaver, K. Ученые — снобы. Nature 495, 167–168 (2013). https://doi.org/10.1038/495167a

Скачать цитату

Комментарии

Отправляя комментарий, вы соглашаетесь соблюдать наши Условия и принципы сообщества. Если вы обнаружите что-то оскорбительное или не соответствующее нашим условиям или правилам, отметьте это как неприемлемое.

В своем собственном классе: величайшие снобы в истории литературы | Художественная литература

Одна из самых забавных сцен во всей ранней викторианской литературе происходит в момент в романе Элизабет Гаскелл Cranford (1853), когда мисс Бетти Баркер садится, чтобы устроить чаепитие для полудюжины своих подруг.Почти сразу становится ясно, что критерии отбора ужасно искажены, и что гордой хозяйкой движет не ее личная симпатия к благородным дамам из среднего класса, которые уходят от ее взгляда, а вопрос об их социальном происхождении.

Как бывшая горничная превратилась в высококлассную модистку (в этой ситуации она запрещает женам фермеров посещать магазин и ограничивает свое внимание снисходительными джентльменами), мисс Баркер ястребиным глазом видит социальные различия. Оказывается, что за чаепитием должен покровительствовать местный властитель по имени достопочтенная миссис Джеймисон, что мгновенно возносит ее на седьмое небо снобизма.Мисс Дженкинс, как дочь священника, является непременным условием. Некая мисс Поул тоже вносит свой вклад, хотя по первому требованию мисс Дженкинс («дочь настоятеля, мадам») должна быть опрошена заранее.

Итак, мисс Баркер веет, легко отделяя аристократическую кукурузу от соломы. Есть место для овдовевшей миссис Форрестер на том основании, что «Хотя ее обстоятельства изменились, мадам, она родилась из Тиррелла, и мы никогда не сможем забыть ее союз с Биггесом из Бигелоу Холла. «Неизбежно где-то нужно провести черту, и она, наконец, царапается на песке перед двусмысленной фигурой миссис Фитц-Адам — ​​женщины, которую мисс Баркер испытывает наибольшее уважение, — объясняет она, прежде чем произносить фразу:« Я не могу думать. ее общество подходило для таких дам, как миссис Джеймисон и мисс Матильда Дженкинс. Преступление миссис Фитц-Адам — ​​быть дочерью фермера по имени Хоггинс.

Отличительной чертой усилий мисс Баркер по планированию вечеринок является то, как часто нечто очень похожее на это повторяется в романах и короткометражных художественных произведениях 1840-х и 1850-х годов, чьи гостиные буквально пульсируют под звуки людей, в отчаянии всерьез рассчитывающих, кого они будет и не сядет ужинать с.Иногда ситуация представляется в обратном порядке, то есть с точки зрения тех, кто стремится отказаться от развлечения, на которое их так сердечно приглашают. Не менее потрясающий момент есть, например, в развернутом рассказе Теккерея «Небольшой обед у Тимминса» (1848), бессмертном разоблачении социальных претензий среднего класса, который во многом обязан миру Vanity Fair .

Здесь восходящий молодой адвокат Фицрой Тимминс, вдохновленный неожиданной удачей и подстрекаемый своей амбициозной женой, решает устроить вечеринку в своей скромной лондонской гостиной с целью не доставить удовольствие своим друзьям, а повысить их социальный статус. .Местному депутату г-ну Топхэму Сойеру отправляется приглашение, на которое возмущенная г-жа Сойер сообщает своему мужу за столом для завтрака, что она «не знает, чем все закончится» и что «самые опасные и дерзкие революционные принципы находятся за границей. ». Г-н Сойер признает, что приглашение является «чертовой наглостью», но рекомендует принять его на том основании, что «они являются моими избирателями, и мы должны уйти».

Значение посланий Теккерея и Гаскелла — и в некоторой степени — Диккенса — сообщений с передовой линии нравов среднего класса заключается в том, насколько они коварно искажают стандартное понятие снобизма, которое традиционно воспринималось как нисходящее, но во многом в их руках. больше снизу вверх.Ранняя викторианская фантастика может похвастаться прекрасным старым грузом снобов из высшего сословия и торговцев статусом, чьи взгляды на жизнь в значительной степени состоят из презрения тех, кто ниже их по иерархии — подумайте о достопочтенной миссис Скьютон Диккенса, великом аристократическом драконе Домби года и Танец сына (1846 г.), или майора Теккерея Пенденниса, восхитил присутствия герцога Веллингтона во время его утренней прогулки.

Не менее многочисленны, однако, легионы персонажей среднего класса, стремящихся высечь себе место в мирах, по которым они движутся, преувеличивая свое незначительное превосходство над людьми, с которыми их вынуждает объединяться случайность или профессиональные обстоятельства.Охотница за клочьями миссис Тимминс, которая окрестила своего сына Банге де Брейси Гашли и предпочла бы, чтобы его имя можно было писать «Тимминс», возможно, никогда не удастся убедить герцогиню ступить в ее дом, но этого знания недостаточно, чтобы помешать ей попытаться произвести впечатление на жен других адвокатов.

Иллюстрация из Дневник никого , которая впервые появилась в Punch в 1892 году. Фотография: Culture Club / Getty Images

Сосредоточив свое внимание на гостиных среднего класса, социальных устремлениях и восходящей мобильности, картонных пригласительных билетах и ​​наемных дворецких, романисты раннего викторианского периода делали важное замечание о некоторых демографических реалиях своей эпохи.Поскольку это, как напоминают нам социальные историки, была эпоха среднего класса, когда политическая власть начала медленно мигрировать из страны. Будущее лежало в зарождающейся буржуазии, привязанной к таким многообещающим профессиям, как юриспруденция, журналистика и город, и символы этой трансформации можно было найти в среде, столь же отличной друг от друга, как Букингемский дворец и Флит-стрит.

В королеве Виктории, которая не одобряла аристократического излишества и в ее привычках и семейной жизни можно было увидеть преимущества кроткой домашней жизни, эта новая социальная группа имела моральный символ, и в еженедельном журнале Punch, основанном в 1841 г. они пользовались огромным успехом у читателей из среднего класса, у них было то, что можно было сравнить с домашним журналом.Punch мог бы высмеивать претензии среднего класса — одним из первых его хитов был рассказ романиста Альберта Смита о глубоко претенциозной семье Spangle-Lacquer — но в равной степени никто из его читателей не сомневался бы, что старый социальный порядок меняется и они сами были частью новой и более меритократической волны, сметавшей ее в сторону.

Традиция детально проработанных интерьеров среднего класса доминировала в британской литературе почти полтора века, и ее все еще можно увидеть в действии сегодня.Одной из его неизменных характеристик была способность колонизировать целые социальные ландшафты, которые ранее существовали несколько ниже его первоначальной цели. Большинство ранних произведений Герберта Уэллса о социализме можно рассматривать как исследования того, что можно назвать поиском идентичности низшего среднего класса. Они полны скромных персонажей, отчаянно стремящихся сохранить свое социальное положение и убедить себя в своем превосходстве над окружающими их людьми — борьба, которая почти всегда вовлекает их в сложный балансирующий акт пренебрежения к тем, кто находится на верхних ступенях социальной лестницы во время прицеливания. бесконечные залпы насмешек над теми, кто мог занять нижние эшелоны.

Киппс (1905), история Арта Киппса, ученика торговца тканями, который унаследовал состояние и пытается подняться в новый социальный мир, тратит бесчисленные параграфы, в которых излагаются некоторые практические последствия этого взгляда на жизнь для низших слоев населения. люди среднего класса действительно живут этим. Тетя и дядя осиротевшего героя, под присмотром которых он изначально проживает, — бывшие владельцы магазинов, о которых Уэллс многозначительно отмечает, что «они всегда очень подозрительно относились к своим соседям … и поэтому они «держались особняком» в соответствии с английским идеалом.

Жизни старших Киппсов, следовательно, основаны на ряде тонких социальных различий, настолько прекрасных, что иногда кажется, что потребуется антрополог, чтобы полностью разобраться в их значениях. Таким образом, когда их племянник возвращается из горького рабства торговца тканями на свой первый отпуск и спрашивает о судьбе семьи Порник, чью дочь Энн он тайно любит, следует сказать: «Она ушла, чтобы помочь Эшфорду». Но даже уход дочери соседа на домашнюю прислугу не может остаться незамеченным и не может не использоваться в качестве палки, чтобы победить то, что считается социальным притворством.»Помощь!» — старший Киппс пренебрежительно блестит. «Мы их называли рабами, но времена изменились. Интересно, они не сказали «леди-помощь», пока говорили об этом. Это будет похоже на них.

Социальный ученый недавно подсчитал, что, строго говоря, не существует такой вещи, как «средний класс»

Итак, исходя из этих резких намеков на социальное возмущение, снобический роман Теккерея — в основном комический, в других случаях оборачиваясь откровенной трагедией — плывет через Оруэлла (чье ухо к социальному положению столь же остро, как и следовало ожидать от человека, который считал себя рожденным из «низшего-высшего среднего класса»), Сомерсета Моэма, Дж. Б. Пристли и Анджела Тиркелл — Кингсли Эмису, Саймону Рэйвену и таким маловероятным современным наследникам, как Маргарет Дрэббл, чьи ранние работы почти всегда показывают хорошо образованных и либерально настроенных молодых женщин, которые проводят время, оплакивая преимущества, дарованные им своим превосходным воспитанием, в то время как подавать покровительственные замечания о людях, с которыми им посчастливилось сидеть рядом в залах ожидания больниц.

Естественно, именно эта ветвь отечественного романа никогда не испытывала недостатка в критике. Уолтер Бэджхот однажды пожаловался, что Теккерей потратил слишком много времени на поиски, чтобы продемонстрировать, как он выразился, «что люди девятого класса имеют десятый класс», точно так же, как почти столетие спустя Джон Апдайк критиковал романы Кингсли Эмиса. за их «суетливые социальные суждения». На что можно было бы ответить, что большая часть жизни состоит из социальных суждений, что каждый в большей или меньшей степени является снобом и что то, что мы думаем о нашем положении в мире, является важной частью нашего поиска личность. Мистер и миссис Тимминс, мисс Бетти Баркер и старшие Киппсы усердно полируют и совершенствуют самый важный из экзистенциальных аксессуаров: личный миф.

Если в начале 21 века будет написано гораздо меньше классных комедий, это можно объяснить разобщением демографических данных. Один социолог недавно подсчитал, что, строго говоря, не существует такой вещи, как «средний класс», а есть всего лишь дюжина или около того социально-экономических категорий, которые в некоторой степени близки к тому, что раньше считалось основными принципами буржуазной жизни. .Все это ставит тех романистов, которые стремятся забавно писать о классе, до почти непреодолимой трудности с установлением их терминов и — что, возможно, даже более проблематично — с убеждением читателей в точности их суждений. В конце концов, отличительной чертой г-на Путера братьев Гроссмит из книги « Дневник никого, » (1892) является то, что он принадлежит к «среднему классу» в то время, когда быть средним классом что-то значило. Он так же убежден в святости своей канцелярской работы и своего арендованного дома в Холлоуэе, как и в периодическом движении Земли вокруг Солнца.

Ни один современный вымышленный персонаж не может обладать уверенностью мистера Путера, его amour propre или, можно утверждать, его особенным комическим потенциалом. Жизнь слишком сложна для этого, слишком многослойна — и даже мистер Путер, на последнем отрезке «Дневника », оплакивает появление «новых людей» в обществе, которых нельзя должным образом разместить или учесть в соответствии с старые мерки.

Но отечественная художественная литература кое-что потеряла, когда старая буржуазная жизнь стала слишком сложной, чтобы ее можно было исследовать в круге, и критики (и читатели), которые иногда возражают, что проблема современных романов в том, что они на самом деле ни о чем не говорят, на самом деле отмечая только тот факт, что, прощаясь с суетливыми социальными различиями, английский роман также прощался с одним из своих главных героев.

Ди-джей Тейлор Новая книга снобов издается Констеблем.

снобы | Джулиан Феллоуз | Macmillan

«Как посещение английского поместья: свежо, красиво и очаровательно». — The New York Times Book Review

«Виноватое удовольствие от романа, [который] кажется подлинным вплоть до обоев и резиновых сапог. Весело… остро, интересно и неумолимо ». — Анна Куиндлен

« Снобы , Джулиан Феллоуз, это смешно снобистский роман о людях, вовлеченных в общественный скандал.Пена в лучшем виде. Его сочинение так же стильно, как и его рассказ. Мистер Феллоуз хорошо знает свою территорию ». — Доминик Данн

«Я не смог опустить снобов : кто мог устоять перед великой историей о красивой, амбициозной девушке, которая поднималась на вершину башни, прыгающей по замкам? Остроумен, как и умен, Джулиан Феллоуз — обладатель Оскара, Оскар Уайльд минуты. — Плам Сайкс

«Остроумное, мудрое описание Джулианом Феллоузом жизней и безумств английской жизни высшего класса — просто моя чашка чая…. »- Джейн Стэнтон Хичкок

« Snobs — это все, на что вы могли бы надеяться от писателя Gosford Park . Восхитительное чистокровное лакомство, виноватое угощение, которое учитывает все сводящие с ума и ужасающе привлекательные нюансы английской общественной жизни. Роман каким-то образом умудряется быть нравственным, не будучи проповедником и не теряя ни на минуту своего изящно-бессовестного восхищения благовоспитанными и их спутниками. Джулиан Феллоуз, своего рода Луи Окинклос для нашего времени, написал книгу, которой суждено украсить все прикроватные тумбочки всех лучших домов в стране.»- Стивен Фрай

« Вот такой… Подробнее…

«Как посещение английского поместья: свежо, красиво и очаровательно». — The New York Times Book Review

«Виноватое удовольствие от романа, [который] кажется подлинным вплоть до обоев и резиновых сапог. Весело… остро, интересно и неумолимо ». — Анна Куиндлен

« Снобы , Джулиан Феллоуз, это смешно снобистский роман о людях, вовлеченных в общественный скандал.Пена в лучшем виде. Его сочинение так же стильно, как и его рассказ. Мистер Феллоуз хорошо знает свою территорию ». — Доминик Данн

«Я не смог опустить снобов : кто мог устоять перед великой историей о красивой, амбициозной девушке, которая поднималась на вершину башни, прыгающей по замкам? Остроумен, как и умен, Джулиан Феллоуз — обладатель Оскара, Оскар Уайльд минуты. — Плам Сайкс

«Остроумное, мудрое описание Джулианом Феллоузом жизней и безумств английской жизни высшего класса — просто моя чашка чая…. »- Джейн Стэнтон Хичкок

« Snobs — это все, на что вы могли бы надеяться от писателя Gosford Park . Восхитительное чистокровное лакомство, виноватое угощение, которое учитывает все сводящие с ума и ужасающе привлекательные нюансы английской общественной жизни. Роман каким-то образом умудряется быть нравственным, не будучи проповедником и не теряя ни на минуту своего изящно-бессовестного восхищения благовоспитанными и их спутниками. Джулиан Феллоуз, своего рода Луи Окинклос для нашего времени, написал книгу, которой суждено украсить все прикроватные тумбочки всех лучших домов в стране.- Стивен Фрай

«Это такая книга, которую Эдит Уортон написала бы, будь она здесь сегодня». — Арнольд Скаази

« Снобы — проницательная, забавная сатира на английскую деревенскую жизнь высшего общества в традициях Митфорда или Во …. Лучшая книга сезона была написана мужчиной. ” — The Globe and Mail

«Искрящаяся шумная игра … Пока этот мир существует, Феллоуз является восхитительным проводником в его нелепостях.»- Sunday Times (Лондон)

« Проиллюстрировано некоторыми откровенно мерзкими сценами аристократического подсчета очков в стиле Госфорд-парка и гораздо более яркими, чем копия «Правильной формы» . .. одна из тех книг, которые можно себе представить. отправлено в Балморал … где он будет провозглашен божественно забавным и удивительно правдивым ». — The Guardian

«Вкусная острая сатира … Snobs — потрясающее развлечение, усугубленное печальной болью правды». — Literary Review

«В привлекательном, слегка циничном голосе Феллоуз есть оттенки Троллопа, Во и Митфорда.»- The Independent

« Восхитительная комедия манер о нюансах английской общественной жизни, вызывающая смех и иногда вздрагивающая от признания ». — Daily Mail

«Провокационно, возбуждающе и соблазнительно … Джулиан Феллоуз рассказывает эту анахроничную моральную историю с таким остроумием, воодушевлением, элегантностью и злорадством, что она никогда не теряет своей силы». — The Spectator

«Феллоуз не пытается скрыть свою любовь к забавному, запечатанному, надступенчатому миру герцогов, герцогинь, маркиз, служанок, травяных бордюров и закусок для завтрака под собственной серебряной крышкой. из которых и делает Snobs таким хорошим и свежим чтением.»- Телеграф

— Меньше…

Кто такой сноб? | Христианство сегодня

Класс снобов. Значение сноба. Школа снобов. Гостиницы снобов. Одежда снобов. Автомобили снобов. Снобское отношение. Снобское обращение. Снобская реклама. Снобские профессии. Отдых снобов. Клубы снобов. Снобские церкви. Снобы.

В словаре говорится, что снобы — это люди с преувеличенным уважением к социальному положению или богатству, те, кому стыдно иметь какие-либо связи с людьми, которых они считают социально неполноценными по сравнению с ними.

Легко закрыть словарь и почувствовать, что описание подходит определенному типу людей, «уж точно не мне». Воспоминания могут вызвать перед мысленным взором целый ряд типов людей, которые причинили нам боль различными пренебрежениями, резкими замечаниями и тоном, резким, как удары плетью. «Как я рада, что не являюсь снобом».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.