СМЫСЛ — это… Что такое СМЫСЛ?

    СМЫСЛ — внеположенная сущность феномена, оправдывающая его существование, связывая его с более широким пластом реальности. Определяя место феномена в некоторой целостности, смысл превращает его осуществление в необходимость, соответствующую онтологическому порядку вещей. Бессмысленный набор знаков может случайно возникнуть, но он не остается как факт культуры. Существование такого набора эфемерно. Осмысленный текст хранится и воспроизводится в культуре и стимулирует порождение новых текстов, комментирующих, развивающих и даже опровергающих исходный.     Категория смысла неявно появляется у Аристотеля как господствующая во всей его метафизике “мысль о целесообразности природы и всего мирового процесса” (Асмус В. Ф. Метафизика Аристотеля.— В кн.: Аристотель. Соч., т. l. M., 1976, с. 32). Телеология Аристотеля в значительной мере возникла на основе его учения о целесообразных функциях человеческой души и приобрела статуе универсального космологического принципа — единства цели мирового процесса. Аристотель считал, что мир не является дурно написанной трагедией, но гармоничной целостностью, исходная причина и конечная цель которого восходит к Богу.     Пантеистическое представление отождествляет Бога с логосом — законами, имманентно присущими материальному миру и управляющими всем происходящим. Цели бытия определены этими законами, а, значит, принадлежат той же реальности, что и любой феномен этого мира. Тем самым смысл как нечто внеположенное феномену редуцируется к посюсторонним целям, определяющим развитие этого феномена. Смысл феномена не может быть сведен к его конкретной цели, ибо такая цель есть желательное состояние этого феномена и, тем самым, не является внеположенной к нему сущностью. Такая цель нуждается в осмыслении через более высокую цель, последняя через следующую и т. д. В результате мы приходим или к дурной бесконечности, или к трансцендентной цели, укорененной в Боге. В мире, устроенном так, как его представляет пантеизм (или его непоследовательная версия — материализм), мыслима лишь дурная бесконечность целей. В нем есть только один способ справиться с бессмыслицей — стать нечувствительным к страданиям. Учение стоиков рекомендует стремиться к полной бесчувственности — достигнуть состояния апатии, доступного только мудрецам. Более умеренный Спиноза предлагает через осознание неотвратимости происходящего минимизировать неизбежные дурные аффекты. Монотеизм предлагает путь обретения смысла собственного существования через внутреннее преображение на пути единения с Богом. В монотеизме проводится сущностное различие между тварным миром и Творцом. Монотеистические религии усматривают смысл человеческой жизни в восстановлении утраченного в акте грехопадения единения с Богом — как обретение вечной жизни в Боге или как теозис — обожение человека. А. Ф Лосев указывает на мир платоновских идей как на смысловое пространство, в котором происходит соприкосновение Божественного и тварного миров. Смысл феномена может нести идея этого феномена, так же как смысл имени может составлять выражаемая им идея.     В семиотике принято различать смысл и значение знакового выражения или знака. Значение — это тот предмет или то положение дел, на которые указывает этот знак в конкретной знаковой ситуации. Один и тот же знак может указывать на самые разные вещи в зависимости от ситуации. Но знак не только указывает на нечто, он еще и высказывает кое-что об этом нечто. Вот это высказывание и есть смысл знака, который вводит указываемые предмет или обстоятельства в общий порядок вещей и событий. Тем самым обозначение чегото данным знаком из окказионального превращается в необходимое как вытекающее из смысла этого знака. Этот смысл внеположен знаковой ситуации. Он связывает акт обозначения с системой языковых смыслов -^ делает этот акт семантически правомочным. В лингвистической семантике смысл рассматривается как особая сущность, отличная от выражающего этот смысл текста, но определяющая допустимые референции текста — его способность указывать на те или иные реалии. Наоборот, текст, обозначающий общезначимую культурную реалию, получает способность выражать культурные смыслы. В герменевтике понимание текста — это реконструкция намерений создателя этого текста. С точки зрения герменевтики, смысл существует не в самом знаке, но составляет интенцию автора, внеположенную самому тексту, но воплотившуюся в нем и давшую этому тексту онтологические основания существовать как факт культуры. В логической семантике вводятся формальные экспликации категории смысла (интенсионал, десигнат и др.). Д. А. Бочвар разработал логическое исчисление, позволяющее строго различать осмысленные суждения от не обладающих смыслом. Логико-семиотические исследования помогают понять, почему знак, обладающий смыслом, можно использовать в акте обозначения не как случайную “наклейку”, но как “этикетку”, целесообразно соотносящую обозначаемое с общим порядком вещей. Подобно этому, смысл феномена связывает последний с целесообразной организацией мира, предусматривая для него естественное (т. е. необходимое) место в мироздании.     Пантеизм и материализм провозглашают, что смысл жизни в ней самой. Тогда сохранение жизни и рост жизненной активности оказываются высшими ценностями. Эволюционная этика Г. Спенсера и его идейных продолжателей исходит из того, что высшие духовные способности и стремления человека — это эволюционно возникшие приспособления в борьбе за существование, за овладение жизненными ресурсами. Смысл жизни сводится к ее сохранению, воспроизводству и освобождению от страданий. Монотеизм исходит из того, что, как сформулировал Фома Аквинский: “Бог по своей сущности является счастьем, которое не принадлежит ничему иному”. Каждый может быть счастлив только в той мере, в какой он приближается к Богу, т. е. к Тому, Кто является самим счастьем.     Поиск смысла жизни направлен на открытие онтологических оснований собственного бытия. Этот поиск оказывается необходимым, когда рушатся все опоры и человек повисает в метафизической пустоте. Недаром экзистенциальные вопросы с особой остротой встают перед лицом смерти. Бессмысленность проживаемой жизни подчеркивает неприемлемость смерти как торжествующей победы хаоса. Эту тему многократно и многообразно выразила классическая русская литература—от Пушкина и Лермонтова до Толстого и Достоевского, Чехова и Бунина. Тоталитарные режимы 20 в. дали примеры таких запредельных ситуаций, в которых человек исчерпывает последние силы и уже не воспринимает непрерывные издевательства над собой, смерти и мучения ближних как события, когда уже нет сил для обдумывания жизни и приобретения экзистенциального опыта. Бессмыслица здесь выступает не просто как хаос страстей, а как закономерность уничтожения всего человеческого. Восстановление смысла жизни следует искать в христианской заповеди любви. Евангельский призыв к любви — не утопическое мечтание, но единственный реалистический путь отстоять смысл человеческого существования.

    Ю.Шреидер

    СМЫСЛ В АРАБО-МУСУЛЬМАНСКОЙ ФИЛОСОФИИ. Понятие “смысл” (ма’нан) является одним из фундаментальных для классической арабо-мусульманской философии и теоретической мысли в целом. Понимание отношения смысла к вещи, соотношение понятия “смысл” с понятиями “означаемое” (мадлул) и “знак” (‘алам) существенно отличаются от выработанного в западной традиции. В качестве фундаментального понятия смысл практически не получает определения у арабо-мусульманских мыслителей, однако его содержание вытекает из универсально признаваемой теории указания на смысл, согласно которой на смысл указывают (далала): “выговоренность” (лафз), “письмо” (хатг), “жест” (ишара, в т ч. мимика), “положение пальцев” (‘акд, развитое среди дописьменных арабов сложное искусство счета на пальцах) и “положение вещей” (насба). Поскольку все отношения указания центрированы на смысл, он сам ни на что не указывает, но, напротив, служит последним основанием всякого разъяснения. “Слово” (калима) понимается как единая структура, в которой “выговоренность” связана со смыслом отношением указания. Эта связь понимается не как случайная, но как “истинная” (хакйка), и этим “выговоренность” отличается от, с одной стороны, “бессмысленного звука” (савт), который не передает смысл, ас другой, от “знака” (‘алам), который может быть произвольно установлен для указания на какие-то вещи, как имя собственное указывает на человека произвольно, не передавая никаких его существенных признаков. С пониманием связи между выговоренностью и смыслом как неслучайной и передающей существенные признаки связаны и характерные черты трактовки истины, особенно в ранней арабо-мусульманской философии (см. Истина).     Как в философии, так и в филологии смысл понимается как номинально отличный от выговоренности, благодаря чему дает приращение знания в сравнении с выговоренностью. Переход от выговоренности к смыслу называется “пониманием” (фахм), в связи с чем термин “понимаемое” (мафхум) употребляется как синонимичный “смыслу”. Понимание наступает автоматически у всех носителей языка и дает им “истину” (хакйка), т. е. смысл сказанного. Такому истинному пониманию смысла противопоставляется “иносказание” (маджаз), когда выговоренность намеренно ставится в соответствие не своему, а другому смыслу. Типология иносказания, разрабатывавшаяся в арабо-мусульманской поэтике и риторике, отличалась от аристотелевской. Пара “выговоренностьсмысл” описывается с помощью другой фундаментальной пары терминов, “явное-скрытое” (захир-батин, см. Явное), поэтому “понимание” оказывается “выявлением” (изхар), т. е. превращением скрытого смысла в явленное. Трактовка процедур получения знания в философии в значительной мере зависит от этого представления о выявлении смысла. Разные варианты сочетания смысла с выговоренностью, в зависимости от объема и содержания смысла, дают основание для определения понятий “словарный состав” (килам), “речь” (калам), “речение” (кавл), “суждение” (кадиййа) и т. п., которые как понятия отличаются от нуле — “способности к речи”, служащей признаком разумности. Как правило, считается, что смысл каждого уровня языковой Общности (слова, словосочетания, фразы) един, причем смысл более высокого уровня не сводится к сочетанию смыслов низшего уровня, поскольку несколько осмысленных слов, даже если они составляют грамматически правильную фразу, останутся для воспринимающего “бессмысленным звуком” (савт), не передающим смысл, если не выполняется ряд условий понимания, главным из которых является известность субъекта высказывания, составляющая “опору” (санад) целостного смысла. Вместе с тем номинально смысл, как правило, множествен, поэтому можно говорить о “части смысла” (джуз’ ал-ма’на) даже на уровне слова. Теория в основном утверждает взаимно-однозначное соответствие выговоренности и смысла, без чего было бы невозможно “истинное” указание на смысл. Вместе с тем в лексикографии и риторике признается возможность наличия разных смыслов у одной и той же выговореиности и возможность указания на один и тот же смысл с помощью разной выговоренности, хотя понятие “одинаковости” смысла в таком случае полагается интуитивно ясным и не определяется.     Расширение роли понятия “смысл” в философии связано с пониманием его отношения к вещи, которое схоже с соотношением смысла и выговоренности. С данной точки зрения смысл понимается в качестве стоящего за вещью как явленностью и составляющего ее скрытое, при этом отношение между явным и скрытым понимается как истинное (явленное точно соответствует скрытому и наоборот), В связи с этим используется сочетание “понимаемое вещи” (мафхум аш-шай’), обозначающее ее смысл. Так понятый смысл выступает как фундаментальное основание вещи и происходящих с ней изменений, которое может служить разъяснению других понятий, но само не разъясняется через них. К понятию смысла вещи могут сводиться ее акциденции и атрибуты (калам, немаилизм, суфизм) или универсалии, получающие воплощение в вещи (арабоязычный перипатетизм, суфизм). Отношение указания вещи на свой смысл является замкнутым бинарным отношением, параллельным указанию выговоренности на смысл, причем смысл в двух случаях может оказываться номинально идентичным. Редким примером исключения из этого общего для философии понимания отношения вещи, слова и смысла является позиция Насйр ад-Дйна am-Jycu, который в духе аристотелизма считает смысл наличествующим в уме и прямо связанным с вещью “естественным” образом, тогда как звук или письменный знак произвольно связываются с этим смыслом в уме.

    А. В. Смирнов

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

dic.academic.ru

Смысл — Википедия

Смысл — сущность феномена в более широком контексте реальности.

Смысл феномена оправдывает существование феномена, так как определяет его место в некоторой целостности, вводит отношения «часть-целое», делает его необходимым в качестве части этой целостности[1]. Смыслом также называют мнимое или реальное предназначение каких-либо вещей, слов, понятий или действий, заложенное конкретной личностью или общностью. Противоположностью смысла является бессмысленность, то есть отсутствие конкретного предназначения. Под смыслом может подразумеваться, например, целеполагание, а также результат какого-либо действия.

В других славянских языках «смысл» может означать ощущение (ср. чеш. Smysl).

Смысл — это понятие подразумеваемое и оно прямо зависит от знаний о предмете. Незнакомая вещь может показаться бессмысленной, если неизвестно, как ею пользоваться, то есть как можно извлечь из неё пользу. И, наоборот, по незнанию вещь может наделяться ложными полезными качествами и обладать, с этой точки зрения, значимым смыслом.

Ярким примером бессмысленных для одних и осмысленных для других вещей выступают суеверия, в особенности приметы: одни считают, что приметы помогают предсказывать будущее и потому видят в них большой смысл; другие же в них не верят и не видят никакого смысла. То же самое можно сказать о незнакомом языке: отдельные фразы на нём кажутся бессмысленными, в то время как естественные носители языка автоматически различают осмысленный или бессмысленный характер произнесенных слов и предложений.

Язык в этом плане уникален, так как он является осмысленным носителем мыслей, образов, информационных посылов. Для народа, использующего определенный язык, каждое слово имеет свой смысл, своё назначение. Осуществляется передача какой-либо информации, достигается понимание людьми друг друга. Они могут обмениваться полезными знаниями о разных явлениях, предметах и событиях. Если бы языка не было, то смысл многих событий, которые были засвидетельствованы лишь отдельными людьми, оставался бы скрыт от других людей. События не стали бы полезными, а в случае приближения опасности люди не узнали бы о ней заранее и не успели бы подготовиться. Потому-то слова, наделенные смыслом и сказанные в нужный момент, столь ценятся (даже простые восклицания, которые на первый взгляд кажутся бессмысленными, например, «Э-эх!», «Ага-а…», «Ур-р-ра!», «Угу» и т. д.). В этом отношении, а именно в ходе изучения правил и норм складывания осмысленных фраз, язык является предметом изучения лингвистики.

Изучением смысла занимается также онтология, теория познания и методология науки. В частности, в онтологии тематизируются смысловые координаты бытия, возможности разграничения сферы действительного (допустим, в рамках социума, в системах приказов). В теории познания проблема смысла входит в состав проблематики природы и источников знания, а именно границ его осмысленности и бессмысленности. В рамках методологии выявляются прикладные характеристики какого-либо конкретного научного метода, в особенности нацеленность метода на обеспечение инновационных вариантов решения отдельных старых проблем, а также раскрытие целых классов новых проблемных ситуаций. В противном случае считают, что введение нового метода лишено смысла.

В методологии ключевая роль отводится семантическому анализу и проектированию смысловой нагрузки используемых конструкций языка — футуродизайна.

Г. Фреге в своей статье «О смысле и значении» (1892) противопоставил смысл (нем. Sinn) и значение (нем. Bedeutung, денотат), хотя в немецком языке эти слова иногда использовались как синонимы[2]. Если значение (денотат) — это сам обозначаемый предмет, то смысл — это информация о предмете (сигнификат или десигнат). Например, выражения «Вечерняя звезда» и «Утренняя звезда» имеют одно и то же значение, но отнюдь не одинаковый смысл. Вместе с тем, смысл не есть представление, поскольку несет в себе не просто субъективный образ предмета, но некоторую общезначимую информацию[3]. Фреге придерживался точки зрения математико-логического платонизма: считал, что смысл не принадлежит ни внутреннему миру человеческих представлений, ни внешнему миру предметов. Как объективную сущность (на манер эйдоса) он образует «третий мир» (нем. Drittes Reich — третье царство). При этом имеющие смысл выражения могут не иметь значения[4]. Данное различение смысла (понятия), значения (предмета) и имени (слова) схематически выражается в виде треугольника Фреге[5] или семантического треугольника[6].

В философии Гуссерля значение (нем. Bedeutung) мыслится как «лингвистически оформленный» смысл (нем. Sinn), который сам по себе есть интенция (ноэма). Гуссерль сближает смысл и значение, но противопоставляет их референту[2]. Витгенштейн первым указал на определяющую роль контекста в выявлении смысла[7].

Помимо семантических определений смысла, существуют и прагматические, которые оценивают это явление с позиции человека как субъекта деятельности. В этом случае смысл становится ценностью, значимостью или характеристикой полезности предмета для пользователя. Смысл обретается в контексте жизненной ситуации, потребностей, самосохранения и проективной деятельности. Смысл содержит компонент как знания о предмете, так и отношения к нему[8]. В выражении «какой в этом смысл?» смысл отождествляется с пользой.

  • Бондарко А.В. Грамматическое значение и смысл. Л., 1978. — 175 с.
  • Васильев С. А. Синтез смысла при создании и понимании текста: Философские проблемы. — Киев: Наук. думка, 1988. — 240 с.
  • Делёз Ж. Логика смысла. — М.: Издательский центр «Академия», 1995. — 300 с. — ISBN 5-7695-0004-2
  • Клокоцкий С. С. Буквальный смысл // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Ланкин, В. Г. Явление смысла. Эстезис и логос. — Томск: Издательство Томского государственного педагогического университета, 2003. — 423 с. — ISBN 5-89428-137-7.
  • Леонтьев Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. — 3-е изд., доп. — М.: Смысл, 2007. — 511 с. — ISBN 978-5-89357-237-7.
  • Сулейменова, Э. Д. Понятие смысла в современной лингвистике. — Алма-Ата: Изд-во «Мектеп», 1989. — 160с. — ISBN 5-625-00512-5.
  • Шпет Г. Г. Явление и смысл, 1914.
  • Фреге Г. Смысл и денотат — В сборн.: Семиотика и информатика. — М., 1977. — Вып. 8.
  • Фреге, Г. Смысл и значение. — В кн.: Г. Фреге // Избранные работы — М.: Дом интеллектуальной книги, 1997. — 128 с.
  • Сергеев Д. В. Онтология культурного смысла. Новосибирск: Наука, 2009. — 167 с. — ISBN 978-5-02-032164-9.
  • Виктор Франкл. Воля к смыслу = Viktor E. Frankl. Will to Meaning: Foundations and Applications of Logotherapy. — Альпина Нон-фикшн, 2018. — 228 p. — ISBN 978-5-91671-848-5.

ru.wikipedia.org

что такое в Философской энциклопедии

    СМЫСЛ — внеположенная сущность феномена, оправдывающая его существование, связывая его с более широким пластом реальности. Определяя место феномена в некоторой целостности, смысл превращает его осуществление в необходимость, соответствующую онтологическому порядку вещей. Бессмысленный набор знаков может случайно возникнуть, но он не остается как факт культуры. Существование такого набора эфемерно. Осмысленный текст хранится и воспроизводится в культуре и стимулирует порождение новых текстов, комментирующих, развивающих и даже опровергающих исходный.

    Категория смысла неявно появляется у Аристотеля как господствующая во всей его метафизике “мысль о целесообразности природы и всего мирового процесса” (Асмус В. Ф. Метафизика Аристотеля.— В кн.: Аристотель. Соч., т. l. M., 1976, с. 32). Телеология Аристотеля в значительной мере возникла на основе его учения о целесообразных функциях человеческой души и приобрела статуе универсального космологического принципа — единства цели мирового процесса. Аристотель считал, что мир не является дурно написанной трагедией, но гармоничной целостностью, исходная причина и конечная цель которого восходит к Богу.

    Пантеистическое представление отождествляет Бога с логосом — законами, имманентно присущими материальному миру и управляющими всем происходящим. Цели бытия определены этими законами, а, значит, принадлежат той же реальности, что и любой феномен этого мира. Тем самым смысл как нечто внеположенное феномену редуцируется к посюсторонним целям, определяющим развитие этого феномена. Смысл феномена не может быть сведен к его конкретной цели, ибо такая цель есть желательное состояние этого феномена и, тем самым, не является внеположенной к нему сущностью. Такая цель нуждается в осмыслении через более высокую цель, последняя через следующую и т. д. В результате мы приходим или к дурной бесконечности, или к трансцендентной цели, укорененной в Боге. В мире, устроенном так, как его представляет пантеизм (или его непоследовательная версия — материализм), мыслима лишь дурная бесконечность целей. В нем есть только один способ справиться с бессмыслицей — стать нечувствительным к страданиям. Учение стоиков рекомендует стремиться к полной бесчувственности — достигнуть состояния апатии, доступного только мудрецам. Более умеренный Спиноза предлагает через осознание неотвратимости происходящего минимизировать неизбежные дурные аффекты. Монотеизм предлагает путь обретения смысла собственного существования через внутреннее преображение на пути единения с Богом. В монотеизме проводится сущностное различие между тварным миром и Творцом. Монотеистические религии усматривают смысл человеческой жизни в восстановлении утраченного в акте грехопадения единения с Богом — как обретение вечной жизни в Боге или как теозис — обожение человека. А. Ф Лосев указывает на мир платоновских идей как на смысловое пространство, в котором происходит соприкосновение Божественного и тварного миров. Смысл феномена может нести идея этого феномена, так же как смысл имени может составлять выражаемая им идея.

    В семиотике принято различать смысл и значение знакового выражения или знака. Значение — это тот предмет или то положение дел, на которые указывает этот знак в конкретной знаковой ситуации. Один и тот же знак может указывать на самые разные вещи в зависимости от ситуации. Но знак не только указывает на нечто, он еще и высказывает кое-что об этом нечто. Вот это высказывание и есть смысл знака, который вводит указываемые предмет или обстоятельства в общий порядок вещей и событий. Тем самым обозначение чегото данным знаком из окказионального превращается в необходимое как вытекающее из смысла этого знака. Этот смысл внеположен знаковой ситуации. Он связывает акт обозначения с системой языковых смыслов -^ делает этот акт семантически правомочным. В лингвистической семантике смысл рассматривается как особая сущность, отличная от выражающего этот смысл текста, но определяющая допустимые референции текста — его способность указывать на те или иные реалии. Наоборот, текст, обозначающий общезначимую культурную реалию, получает способность выражать культурные смыслы. В герменевтике понимание текста — это реконструкция намерений создателя этого текста. С точки зрения герменевтики, смысл существует не в самом знаке, но составляет интенцию автора, внеположенную самому тексту, но воплотившуюся в нем и давшую этому тексту онтологические основания существовать как факт культуры. В логической семантике вводятся формальные экспликации категории смысла (интенсионал, десигнат и др.). Д. А. Бочвар разработал логическое исчисление, позволяющее строго различать осмысленные суждения от не обладающих смыслом. Логико-семиотические исследования помогают понять, почему знак, обладающий смыслом, можно использовать в акте обозначения не как случайную “наклейку”, но как “этикетку”, целесообразно соотносящую обозначаемое с общим порядком вещей. Подобно этому, смысл феномена связывает последний с целесообразной организацией мира, предусматривая для него естественное (т. е. необходимое) место в мироздании.

    Пантеизм и материализм провозглашают, что смысл жизни в ней самой. Тогда сохранение жизни и рост жизненной активности оказываются высшими ценностями. Эволюционная этика Г. Спенсера и его идейных продолжателей исходит из того, что высшие духовные способности и стремления человека — это эволюционно возникшие приспособления в борьбе за существование, за овладение жизненными ресурсами. Смысл жизни сводится к ее сохранению, воспроизводству и освобождению от страданий. Монотеизм исходит из того, что, как сформулировал Фома Аквинский: “Бог по своей сущности является счастьем, которое не принадлежит ничему иному”. Каждый может быть счастлив только в той мере, в какой он приближается к Богу, т. е. к Тому, Кто является самим счастьем.

    Поиск смысла жизни направлен на открытие онтологических оснований собственного бытия. Этот поиск оказывается необходимым, когда рушатся все опоры и человек повисает в метафизической пустоте. Недаром экзистенциальные вопросы с особой остротой встают перед лицом смерти. Бессмысленность проживаемой жизни подчеркивает неприемлемость смерти как торжествующей победы хаоса. Эту тему многократно и многообразно выразила классическая русская литература—от Пушкина и Лермонтова до Толстого и Достоевского, Чехова и Бунина. Тоталитарные режимы 20 в. дали примеры таких запредельных ситуаций, в которых человек исчерпывает последние силы и уже не воспринимает непрерывные издевательства над собой, смерти и мучения ближних как события, когда уже нет сил для обдумывания жизни и приобретения экзистенциального опыта. Бессмыслица здесь выступает не просто как хаос страстей, а как закономерность уничтожения всего человеческого. Восстановление смысла жизни следует искать в христианской заповеди любви. Евангельский призыв к любви — не утопическое мечтание, но единственный реалистический путь отстоять смысл человеческого существования.

    Ю.Шреидер

    СМЫСЛ В АРАБО-МУСУЛЬМАНСКОЙ ФИЛОСОФИИ. Понятие “смысл” (ма’нан) является одним из фундаментальных для классической арабо-мусульманской философии и теоретической мысли в целом. Понимание отношения смысла к вещи, соотношение понятия “смысл” с понятиями “означаемое” (мадлул) и “знак” (‘алам) существенно отличаются от выработанного в западной традиции. В качестве фундаментального понятия смысл практически не получает определения у арабо-мусульманских мыслителей, однако его содержание вытекает из универсально признаваемой теории указания на смысл, согласно которой на смысл указывают (далала): “выговоренность” (лафз), “письмо” (хатг), “жест” (ишара, в т ч. мимика), “положение пальцев” (‘акд, развитое среди дописьменных арабов сложное искусство счета на пальцах) и “положение вещей” (насба). Поскольку все отношения указания центрированы на смысл, он сам ни на что не указывает, но, напротив, служит последним основанием всякого разъяснения. “Слово” (калима) понимается как единая структура, в которой “выговоренность” связана со смыслом отношением указания. Эта связь понимается не как случайная, но как “истинная” (хакйка), и этим “выговоренность” отличается от, с одной стороны, “бессмысленного звука” (савт), который не передает смысл, ас другой, от “знака” (‘алам), который может быть произвольно установлен для указания на какие-то вещи, как имя собственное указывает на человека произвольно, не передавая никаких его существенных признаков. С пониманием связи между выговоренностью и смыслом как неслучайной и передающей существенные признаки связаны и характерные черты трактовки истины, особенно в ранней арабо-мусульманской философии (см. Истина).

    Как в философии, так и в филологии смысл понимается как номинально отличный от выговоренности, благодаря чему дает приращение знания в сравнении с выговоренностью. Переход от выговоренности к смыслу называется “пониманием” (фахм), в связи с чем термин “понимаемое” (мафхум) употребляется как синонимичный “смыслу”. Понимание наступает автоматически у всех носителей языка и дает им “истину” (хакйка), т. е. смысл сказанного. Такому истинному пониманию смысла противопоставляется “иносказание” (маджаз), когда выговоренность намеренно ставится в соответствие не своему, а другому смыслу. Типология иносказания, разрабатывавшаяся в арабо-мусульманской поэтике и риторике, отличалась от аристотелевской. Пара “выговоренностьсмысл” описывается с помощью другой фундаментальной пары терминов, “явное-скрытое” (захир-батин, см. Явное), поэтому “понимание” оказывается “выявлением” (изхар), т. е. превращением скрытого смысла в явленное. Трактовка процедур получения знания в философии в значительной мере зависит от этого представления о выявлении смысла. Разные варианты сочетания смысла с выговоренностью, в зависимости от объема и содержания смысла, дают основание для определения понятий “словарный состав” (килам), “речь” (калам), “речение” (кавл), “суждение” (кадиййа) и т. п., которые как понятия отличаются от нуле — “способности к речи”, служащей признаком разумности. Как правило, считается, что смысл каждого уровня языковой Общности (слова, словосочетания, фразы) един, причем смысл более высокого уровня не сводится к сочетанию смыслов низшего уровня, поскольку несколько осмысленных слов, даже если они составляют грамматически правильную фразу, останутся для воспринимающего “бессмысленным звуком” (савт), не передающим смысл, если не выполняется ряд условий понимания, главным из которых является известность субъекта высказывания, составляющая “опору” (санад) целостного смысла. Вместе с тем номинально смысл, как правило, множествен, поэтому можно говорить о “части смысла” (джуз’ ал-ма’на) даже на уровне слова. Теория в основном утверждает взаимно-однозначное соответствие выговоренности и смысла, без чего было бы невозможно “истинное” указание на смысл. Вместе с тем в лексикографии и риторике признается возможность наличия разных смыслов у одной и той же выговореиности и возможность указания на один и тот же смысл с помощью разной выговоренности, хотя понятие “одинаковости” смысла в таком случае полагается интуитивно ясным и не определяется.

    Расширение роли понятия “смысл” в философии связано с пониманием его отношения к вещи, которое схоже с соотношением смысла и выговоренности. С данной точки зрения смысл понимается в качестве стоящего за вещью как явленностью и составляющего ее скрытое, при этом отношение между явным и скрытым понимается как истинное (явленное точно соответствует скрытому и наоборот), В связи с этим используется сочетание “понимаемое вещи” (мафхум аш-шай’), обозначающее ее смысл. Так понятый смысл выступает как фундаментальное основание вещи и происходящих с ней изменений, которое может служить разъяснению других понятий, но само не разъясняется через них. К понятию смысла вещи могут сводиться ее акциденции и атрибуты (калам, немаилизм, суфизм) или универсалии, получающие воплощение в вещи (арабоязычный перипатетизм, суфизм). Отношение указания вещи на свой смысл является замкнутым бинарным отношением, параллельным указанию выговоренности на смысл, причем смысл в двух случаях может оказываться номинально идентичным. Редким примером исключения из этого общего для философии понимания отношения вещи, слова и смысла является позиция Насйр ад-Дйна am-Jycu, который в духе аристотелизма считает смысл наличествующим в уме и прямо связанным с вещью “естественным” образом, тогда как звук или письменный знак произвольно связываются с этим смыслом в уме.

    А. В. Смирнов

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль.Под редакцией В. С. Стёпина.2001.

rus-philosophical-enc.slovaronline.com

СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ — это… Что такое СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ?


СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ

СМЫСЛ и ЗНАЧЕНИЕ
понятия, задающие разные формы осуществления основной языковой связи ‘знак — означаемое’ в процессах понимания и в системе языка. Содержание этих понятий в логике (логической семантике), лингвистике и семиотике различно. В логической семантике, в традиции, идущей от Фреге, 3. языкового выражения (предметным 3.) называют его денотат, т.е. тот предмет (или класс предметов), который обозначается этим выражением. С. же называют то мысленное содержание, которое выражается и усваивается при понимании языкового выражения. В классической формальной логике понятиям 3. и С. соответствуют понятия ‘объема’ и ‘содержания’. В лингвистике распространена другая различительная схема (т.наз. ‘треугольник Огдена-Ричардса’), где понятие 3. конкретизируется как лексическое 3. слова (языковое употребление), а С. — как субъективный образ, возникающий при понимании текста (речевое употребление). В различных философских подходах понятия С. и 3. также интерпретируются по-разному, а иногда и отождествляются. Так, в феноменологии акцент делается на интенциональной природе сознания, что обращает к феноменальности С. На феноменальном уровне С. и 3. естественно неразличимы и отождествляются с активностью самого сознания и формой его существования. В лингвистической философии (в традиции Витгенштейна) распространена трактовка 3. как ‘способа употребления’ знаков в коммуникативных контекстах ‘языковых игр’. В герменевтике С. и 3. рассматриваются в неразрывной связи с определенными историческими способами ‘истолкования’ и ‘интерпретации’. Особый подход к проблеме С. и 3. разрабатывался О.И.Генисаретским и Г.П.Щедровицким в рамках системо-мыследеятельностной (СМД) методологии. Предложенные ими понятийные схемы С. и 3. ориентированы, с одной стороны, на соссюровское различение речи и языка (синтагматики и парадигматики), а с другой стороны, на системодеятельностные представления и принципы. Идея деятельности рассматривалась Щедровицким как главный объяснительный принцип в отношении языковых и семиотических явлений, процессов коммуникации и понимания. В этом контексте проблема С. и 3. выступала как проблема объяснения знака как целостного образования в деятельности, и одновременно как популятивного объекта, имеющего множественные формы существования в процессах коммуникации и трансляции. В принятых в СМД-методологии системных различениях, С. — это структурное представление процессов понимания. С. есть структурный коррелят самого понимания, задающий, однако, согласно принципам системодеятельностного подхода, особую форму существования знаков, отличную от их существования в феноменальной процессуальности понимания. На уровне актов коммуникации эта форма существования реализуется неявно, через знание о С., т.е. через знание коммуницирующих людей о том, что С. — это общая соотнесенность и связь всех относящихся к понимаемой ситуации явлений. Это знание организует понимание таким образом, что человек может фиксировать функциональные характеристики элементов ситуации относительно друг друга и относительно ситуации в целом, и может устойчиво воспроизводить эти характеристики во вторичных текстах. Именно это обычно имеют в виду, когда говорят о том, что ‘понят смысл текста’ или ‘ситуация осмысленна’, т.е. речь идет о переводе структуры С. в набор функциональных характеристик текста и относящихся к ситуации предметов. Эта особенность С. осуществляться через знание о нем, открывает широкое поле для различных герменевтических стратегий, использующих разные наборы рамочных ‘знаний о С.’ для организации понимания в определенных культурно-исторических формах. Использование схем С. в коммуникации значительно изменяет организацию интеллектуальных процессов, что является основой для разработки различных коммуникативных и интеллектуальных технологий. Если С. задает форму существования знаков и языковых выражений в актуальной коммуникации, то 3. задает их форму существования в процессах трансляции, в системе культуры или, в терминах Соссюра, в системе языка. 3. — это искусственные знаковые конструкции, выступающие как дополнительные культурные средства организации понимания. 3. закрепляют нормативное содержание знаков и языковых выражений, фиксируемое в парадигматике. Возникая в системе трансляции культуры и языка, 3. получают одновременно и вторичную форму существования в ‘знаниях 3.’, фиксирующих различные способы их употребления, и в таком качестве присутствуют в актуальной коммуникации. В целом, между С. и 3. устанавливаются сложные отношения взаимного рефлексивного поглощения и имитации — 3. имитируют фрагменты и связки структур С., при этом сами конструкции 3. подлежат пониманию, порождая тем самым ‘вторичные’ и ‘оискусствленные’ С. С другой стороны, по отношению к 3., С. выступают как их ‘оестествление’ и реализация в ситуациях коммуникации. С., в отличие от 3., всегда ситуативны, связаны с феноменальным процессом понимания, поэтому помимо нормативного содержания 3., они определяются множеством иных факторов: ситуацией, с которой связано понимание, самоопределением человека, его установками, ценностями и целями, знаниями, структурами деятельности и многим другим. В рамках современной философии постмодерна проблема С. и 3. артикулируется в радикально ином ключе, что связано с базовой для постмодерна презумпцией ‘метафизики отсутствия’ по отношению к тексту, подлежащему реконструкции ‘трансцендентного означаемого’ (см. также ЗНАК, НАРРАТИВ, СМЕРТЬ СУБЪЕКТА, ПУСТОЙ ЗНАК, ОЗНАЧИВАНИЕ, ОЗНАЧАЕМОЕ, ОЗНАЧАЮЩЕЕ, ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЕ ОЗНАЧАЕМОЕ).

История Философии: Энциклопедия. — Минск: Книжный Дом. А. А. Грицанов, Т. Г. Румянцева, М. А. Можейко. 2002.

  • СМЕРТЬ СУБЪЕКТА
  • СМЫСЛ

Смотреть что такое «СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ» в других словарях:

  • СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ — понятия, задающие разные формы осуществления основной языковой связи «знак означаемое» в процессах понимания и в системе языка. Содержание этих понятий в логике (логической семантике), лингвистике и семиотике различно. В логической семантике, в… …   Новейший философский словарь

  • СМЫСЛ и ЗНАЧЕНИЕ — понятия, задающие разные формы осуществления основной языковой связи знак означаемое в процессах понимания и в системе языка. Содержание этих понятий в логике (логической семантике), лингвистике и семиотике различно. В логической семантике, в… …   История Философии: Энциклопедия

  • Рождество Богородицы: история, смысл и значение праздника — 21 сентября Православная Церковь празднует Рождество Пресвятой Богородицы, праздник торжества милости Божией, исполнения самых несбыточных надежд. Бездетный брак горе для любой семьи. Иногда не остается даже надежды вымолить долгожданное дитя. Не …   Энциклопедия ньюсмейкеров

  • СМЫСЛ — внутреннее содержание, значение ч. л., то, что может быть понято. В семантике логической общее значение языковых выражений расщепляют на две части: предметное значение и С. Предметным значением (объемом, денотатом, экстенсионалом) некоторого… …   Философская энциклопедия

  • Смысл — Смысл  сущность феномена в более широком контексте реальности. Смысл феномена оправдывает существование феномена, так как определяет его место в некоторой целостности, вводит отношения «часть целое», делает его необходимым в качестве части… …   Википедия

  • смысл — См. значение, ум добраться до смысла, извращение смысла, иметь смысл, проникнуть в смысл… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. смысл значение, содержание; суть, существо,… …   Словарь синонимов

  • Смысл —  Смысл  ♦ Sens    Значение (слова, предложения и т. д.). Иметь смысл – значит желать что то сказать или сделать. Это желание (воление) может быть явным или скрытым, сознательным или неосознанным, оно может даже казаться лишь видимостью желания,… …   Философский словарь Спонвиля

  • ЗНАЧЕНИЕ — СМЫСЛ и ЗНАЧЕНИЕ понятия, задающие разные формы осуществления основной языковой связи ‘знак означаемое’ в процессах понимания и в системе языка. Содержание этих понятий в логике (логической семантике), лингвистике и семиотике различно. В… …   История Философии: Энциклопедия

  • СМЫСЛ — и ЗНАЧЕНИЕ понятия, задающие разные формы осуществления основной языковой связи ‘знак означаемое’ в процессах понимания и в системе языка. Содержание этих понятий в логике (логической семантике), лингвистике и семиотике различно. В логической… …   История Философии: Энциклопедия

  • СМЫСЛ — СМЫСЛ. Фактическое значение высказывания (текста), обусловленное конкретным контекстом и речевой ситуацией. Одно и тоже высказывание в разных ситуациях может иметь различные значения …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)


dic.academic.ru

СМЫСЛ — это… Что такое СМЫСЛ?

— содержание того или иного выражения (знака, слова, предложения, текста). В философской традиции и в повседневности С. — то же, что значение. Синонимами С. также выступают такие термины, как «означаемое» (Ф. де Соссюр), «концепт» (А. Черч), «интенсионал» (Р. Карнап). Значимым в рассмотрении С. является обращение к тому, как раскрывалось его содержание понятием «лектон» античными стоиками. Теоретическая корректность их подхода заключалась в том, что они не сводили значение ни к объекту, ни к его субъективному представлению, но выделяли три элемента знакового отношения: обозначающее, обозначаемое и сам реальный предмет. Обозначающее есть слово.

Обозначаемое есть вещь, выявляемая словом и воспринимаемая как установившееся в разуме. «Из этих элементов два телесны, именно звуковое обозначение и предмет, одно же бестелесно, именно обозначаемая вещь и словесно выраженное, которое бывает истинным или ложным» (Секст Эмпирик). Существенным в рассмотрении С. в логике средних веков явилось разведение двух планов знакового отношения: класса обозначаемых словом предметов (значение), связанного с процессом именования, и совокупности мыслимых признаков называемого предмета (смысл), связанной с процессом означивания. Понятие коннотации (соозначения) также происходит из схоластической логики. Схоласты на примере прилагательного «белый» объясняли, что оно обозначает не только свойство, белый цвет, но также одновременно соозначает и его обладателя, причем не конкретный предмет, а нечто, характеризуемое цветом. В новое время  поучительным в отношении разницы между принципиальным и психологическим подходами в отношении С. явилась полемика между В. Лейбницем и Дж. Локком. Последний сводил вопрос о значении слов к вопросу о замещении общих представлений словом, т. е. единичным чувственным (звуковым) представлением: «Слова — чувственные знаки идей того человека, который ими пользуется». Согласно же Лейбницу, общность прямо открывается в сходстве единичных вещей, и поэтому значение слов никак нельзя рассматривать как представления и ставить их в зависимость от субъективности. Значение общих имен не суть вещи окружающей действительности, и не суть представления, но будучи сущностями, они суть не что иное, как возможность. Лейбниц подчеркивает объективность значений, ибо люди могут расходиться в именах, но это не меняет вещей и их сходства.

В структурной лингвистике Ф. де Соссюра в XIX в. С. определяется в отношении к языковому выражению. Понятие или представление именуется им означаемым, а его языковое выражение — означающим: вместе взятые они составляют знак. Поиски надежного основания в понимании значения приводят Д. С. Милля к отождествлению его с объектом. Принимая это положение Милля, Г. фреге в значительной степени его дополняет учением о С. Он отмечает, что естественный язык в устах носителя содержит мысли о реальности. Суждения человека являются либо истинными, либо ложными, поскольку их части обозначают, указывают на части этой действительности, которые являются значениями соответствующих выражений. Каждое имя, т. е. любое выражение, по Фреге, имеет значение и С. Под значением имени он понимает предмет реальности (денотат), носящий данное имя. С. же имени — это информация, содержащаяся в имени. «Собственное имя (слово, знак, сочетание знаков, выражение) выражает свой смысл и обозначает, или называет, свой денотат» (Фреге Г.). С. выражения играет существенную роль в процессе понимания, поскольку опосредует референтные (указательные) связи; благодаря ему, человек знает, что входит в обозначаемую термином область объектов, а в случае предложений — что определяет их истинное значение. Понятие С. Фреге нагружает познавательной функцией. Фреге отделяет С. от чувственного представления, наделяя его объективным значением и способностью передавать содержание из поколения в поколение.

Теорией дескрипций Б. Рассел попытался противостоять тому гипостазированию мира чистых значений, которое, в частности, возобладало в концепции Фреге. По Расселу, все акты правильного употребления знаков, несущие С., имеют привязку к реально существующим референтам. Логика, отмечал он, «не должна допускать в свои пределы единорогов точно так же, как их не допускает зоология. Существует только один мир — мир «реальности»: фантазии Шекспира являются составной частью этого мира, и те мысли, которые были у него, когда он сочинял «Гамлета», вполне реальны». Но такой подход связывает смысловое значение с денотативным за счет отождествления семантических средств языка с конкретными случаями их употребления. Проанализировав причины порождения бессмысленных выражений, Рассел пришел к выводу, что противоположность истинных и ложных предложений зависит от значительно более основательной дихотомии осмысленных и бессмысленных предложений. Развивая эту мысль, Л. Витгенштейн в «Логико-философском трактате» приходит к заключению, что устремления науки направлены на выявление таких предложений, которые являются истинными, в то время как задача философии — «логическое прояснение мыслей». Представляя язык как картину мира, Витгенштейн утверждал, что мир познаваем только потому, что язык своей логической структурой отражает структуру мира. Предложение несет в себе С., если оно осмысленно, т. е. является либо истинным, либо ложным. А таковым оно может быть в том случае, если его элементарные части будут соответствовать атомарным фактам мира. Следовательно, правильным методом философии являлся бы следующий: «не говорить ничего, кроме того, что может быть сказано, — следовательно, кроме предложений естествознания, т. е. того, что не имеет ничего общего с философией, — и затем всегда, когда кто-нибудь захочет сказать нечто метафизическое, показать ему, что он не дал никакого значения некоторым знакам в своих предложениях» (Витгенштейн). У позднего Витгенштейна периода «лингвистической философии» концепция языка как картины мира уступает концепции языка как средства, инструмента членения и осмысления мира. Человек, согласно Витгенштейну, в повседневной практике пользуется «языковыми играми», под которыми он понимал такие функции языка, как передача информации, описание фактов, оценки научных теорий, выражений чувств и т. д. И, как всякие игры, они имеют свои правила, согласно которым носитель языка употребляет те или иные языковые выражения. Т. о., употребление и определяет осмысленность языкового выражения. Узнав, в каких «играх» может участвовать термин, мы тем самым узнаем и то, в каких играх он не участвует. Поэтому каждое высказывание должно иметь свою антитезу («вперед» одновременно подразумевает «не иди назад»). Слова употребляются бессмысленно, если они употребляются без этого антитезиса, без контраста.

Развивая теорию С. Фреге, А. Черч утверждает, что денотат знака определяется С., выступающим по отношению к этому денотату в качестве его «концепта», в котором фиксированы только определенные свойства денотата. По Черчу, денотат «есть функция смысла имени… т. е. если дан смысл, то этим определяется существование и единственность денотата, хотя он и не обязательно должен быть известен каждому, знающему смысл». В этом же направлении движется мысль Р. Карнапа. Используя понятия «экстенсионал (значение) знака» и «интенсионал (смысл) знака», он утверждал, что последний единственным образом устанавливает первый, но не наоборот.

В отличие от Витгенштейна, идущего от лингвистики, Э. Гуссерль с феноменологической позиции подступается к коммуникативной модели С., порывая с субъектно-объектной методологией. В период написания «Логических исследований» Гуссерль еще склонялся к гипостазированию С. Развивая идею об интенциональности, он писал: «Мы направляем наше внимание на то, что связано с индивидуальным восприятием, сопровождающим представления нашего мышления в качестве некоей объективной основы… на возникающие в процессе актов на основе «прозрения» мыслительные объекты, т. е. предметы и ситуации, определенным образом мысленно постигаемые. И, конечно, эта «абстракция», с помощью которой мы не просто взираем на индивидуально воспринимаемое, но скорее постигаем мыслительно смыслообразное… мы живем при этом разумном осуществлении так или иначе формируемых актов». Однако эмпирическое «я» не может конституировать все многообразие С. и значений культурноисторического мира, которому оно принадлежит. Все это побудило позднего Гуссерля, преодолевая опасность солипсизма, перейти к учению об интерсубъективности. Поскольку «я» может лишь частично составить мир, оно принимает от других то, чего недостает в его собственном прямом опыте. Посредством акта интериоризации «мир-для-нас» начинает существовать для «я» как собственный мир. Т. о., мир индивидуальных убеждений, мнений и оценок конституируется как в акте прямой интуиции, так и благодаря актам коммуникации. В актах коммуникаций горизонт мира индивидуального сознания сливается с горизонтом мира целого сообщества и происходит конституирование единого идентичного мира. Интенциональная жизнь каждого отдельного сознания сливается с единым интерсубъективным потоком интенциональности, обладающим свойствами непрерывности и целостности. Этот интенциональный интерсубъективный поток имеет телеологическую организацию и общие для всех субъектов интенциональные значения.

Л. С. Выготский в «Мышлении и речи» показал социальную природу значения и что «общение необходимо предполагает обобщение и развитие словесного значения, т. е. обобщение становится возможным при развитии общения». Глубокое понимание коммуникативного характера языка позволило ?. ?. Бахтину вскрыть диалогичность С.: «Смысл всегда отвечает на какие-то вопросы. То, что ни на что не отвечает, представляется нам бессмысленным, изъятым из диалога… Смысл потенциально бесконечен, но актуализироваться он может лишь соприкоснувшись с другим (чужим) смыслом, хотя бы с вопросом во внутренней речи понимающего». Т. о, сущность С. открывается в его коммуникативной природе. Гарантом его «объективности» является не тот факт, что он адекватно отображает реальный мир, а то, что он является выражением коллективного опыта, передаваемого культурой и существующего в этом плане независимо от индивидуального сознания.

С. А. Азаренко

Современный философский словарь. — М.: Панпринт. В.Е. Кемеров. 1998.

encyclopedia_philosophy.academic.ru

Смысл — это… Что такое Смысл?

Смысл — сущность феномена в более широком контексте реальности. Смысл феномена оправдывает существование феномена, так как определяет его место в некоторой целостности, вводит отношения «часть-целое», делает его необходимым в качестве части этой целостности.[1] Смыслом также называют мнимое или реальное предназначение каких-либо вещей, слов, понятий или действий, заложенное конкретной личностью или общностью. Противоположностью смысла является бессмысленность, то есть отсутствие конкретного предназначения. Под смыслом может подразумеваться, например, целеполагание, а также результат какого-либо действия.

В других славянских языках «смысл» может означать ощущение (ср. чеш. Smysl).

В церковнославянском переводе Библии смыслом (лат. prūdentia) именует то, что в синодальном переводе обозначено разумом (Иез.28:4).

Общее понятие

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 10 апреля 2012.

Смысл — это понятие подразумеваемое и оно прямо зависит от знаний о предмете. Незнакомая вещь может показаться бессмысленной, если неизвестно, как ею пользоваться, то есть, как можно извлечь из неё пользу. И, наоборот, по незнанию вещь может наделяться ложными полезными качествами и обладать, с этой точки зрения, значимым смыслом.

Ярким примером бессмысленных для одних и осмысленных для других вещей выступают суеверия, в особенности приметы: одни считают, что приметы помогают предсказывать будущее и потому видят в них большой смысл; другие же в них не верят и не видят никакого смысла. То же самое можно сказать о незнакомом языке: отдельные фразы на нём кажутся бессмысленными, в то время как естественные носители языка автоматически различают осмысленный или бессмысленный характер произнесенных слов и предложений.

Язык в этом плане уникален, так как он является осмысленным носителем мыслей, образов, информационных посылов. Для народа, использующего определенный язык, каждое слово имеет свой смысл, свое назначение. Осуществляется передача какой-либо информации, достигается понимание людьми друг друга. Они могут обмениваться полезными знаниями о разных явлениях, предметах и событиях. Если бы языка не было, то смысл многих событий, которые были засвидетельствованы лишь отдельными людьми, оставался бы скрыт от других людей. События не стали бы полезными, а в случае приближения опасности люди не узнали бы о ней заранее и не успели бы подготовиться. Потому-то слова, наделенные смыслом и сказанные в нужный момент, столь ценятся (даже простые восклицания, которые на первый взгляд кажутся бессмысленными, например «Э-эх!», «Ага-а…», «Ур-р-ра!», «Угу» и т. д.). В этом отношении, а именно в ходе изучения правил и норм складывания осмысленных фраз, язык является предметом изучения лингвистики.

Изучением смысла занимается также онтология, теория познания и методология науки. В частности, в онтологии тематезируются смысловые координаты бытия, возможности разграничения сферы действительного (допустим, в рамках социума, в системах приказов). В теории познания проблема смысла входит в состав проблематики природы и источников знания, а именно границ его осмысленности и бессмысленности. В рамках методологии выявляются прикладные характеристики какого-либо конкретного научного метода, в особенности нацеленность метода на обеспечение инновационных вариантов решения отдельных старых проблем, а также раскрытие целых классов новых проблемных ситуаций. В противном случае считают, что введение нового метода лишено смысла.

В методологии ключевая роль отводится семантическому анализу и проектированию смысловой нагрузки используемых конструкций языка -футуродизайна.

Смысл и значение

Г. Фреге в своей статье «О смысле и значении» (1892) противопоставил смысл (нем. Sinn) и значение (нем. Bedeutung, денотат), хотя в немецком языке эти слова иногда использовались как синонимы[2]. Если значение (денотат) — это сам обозначаемый предмет, то смысл — это информация о предмете (сигнификат или десигнат). Например, выражения «Вечерняя звезда» и «Утренняя звезда» имеют одно и то же значение, но отнюдь не одинаковый смысл. Вместе с тем, смысл не есть представление, поскольку несет в себе не просто субъективный образ предмета, но некоторую общезначимую информацию[3]. Фреге придерживался точки зрения математико-логического платонизма: считал, что cмысл не принадлежит ни внутреннему миру человеческих представлений, ни внешнему миру предметов. Как объективную сущность (на манер эйдоса) он образует «третий мир» (нем. Dritter Reich — третье царство). При этом имеющие смысл выражения могут не иметь значения[4]. Данное различение смысла (понятия), значения (предмета) и имени (слова) схематически выражается в виде треугольника Фреге[5] или семантического треугольника[6].

В философии Гуссерля значение (нем. Bedeutung) мыслится как «лингвистически оформленный» смысл (нем. Sinn), который сам по себе есть интенция (ноэма). Гуссерль сближает смысл и значение, но противопоставляет их референту[2]. Витгенштейн первым указал на определяющую роль контекста в выявлении смысла[7].

Смысл и ценность

Помимо семантических определений смысла существуют и прагматические, которые оценивают это явление с позиции человека как субъекта деятельности. В этом случае смысл становится ценностью, значимостью или характеристикой полезности предмета для пользователя. Смысл обретается в контексте жизненной ситуации, потребностей, самосохранения и проективной деятельности. Смысл содержит компонент как знания о предмете, так и отношения к нему[8]. В выражении «какой в этом смысл?» смысл отождествляется с пользой.

См. также

Литература

  • Бондарко А.В. Грамматическое значение и смысл. Л., 1978. 175 с.
  • Васильев С.А. Синтез смысла при создании и понимании текста: Философские проблемы. – Киев: Наук. думка, 1988. – 240 с.
  • Делёз Ж. Логика смысла. — М.: Издательский центр «Академия», 1995. — 300 с. ISBN 5-7695-0004-2
  • Ланкин, В. Г. Явление смысла. Эстезис и логос. — Томск: Издательство Томского государственного педагогического университета, 2003. — 423 с. ISBN 5-89428-137-7
  • Леонтьев Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. — 3-е изд., доп. — М.: Смысл, 2007. — 511 с. — ISBN 978-5-89357-237-7
  • Сулейменова, Э.Д. Понятие смысла в современной лингвистике. —Алма-Ата: Изд-во «Мектеп», 1989. — 160с. ISBN 5-625-00512-5
  • Шпет Г.Г. Явление и смысл, 1914
  • Фреге Г. Смысл и денотат // Семиотика и информатика. — М., 1977.- Вып. 8.; Фреге, Г. Смысл и значение / Г. Фреге // Избранные работы – М.: Дом интеллектуальной книги, 1997. – 128 с.

Примечания

Ссылки

biograf.academic.ru

суть, основные аспекты и их смысл

Бытие представляет собой наиболее фундаментальную основу философии. Под этим термином понимается реальность, которая существует объективно. Она не зависит от человеческого сознания, эмоций или воли. Бытие изучает такая наука, как онтология. Она позволяет осознать его предметно дифференцированное многообразие, создавая поверхностное восприятие мира. Философский смысл проблемы бытия, его смысл, аспекты и их смысл будут рассмотрены далее.

Термин «бытие»

Рассмотреть философский смысл проблемы бытия кратко крайне тяжело. Это фундаментальная категория представленной науки.

Ее поверхностное изучение не позволит осознать всей картины представленного понятия. Существуют разные подходы к осознанию термина «бытие». Люди применяют его в своей речи, подразумевая одно из трех его основных значений:

  1. Это объективно существующая (вне зависимости от нашего сознания) реальность.
  2. Обобщенное высказывание, которое применяется для описания материальных условий жизни людей и социума в целом.
  3. Это синоним слова «существование».

В философской антропологии смысл человеческого бытия понимается многозначно. Как и в других науках, это понятие представляет собой глубокую мировоззренческую проблему. Человек может уяснить для себя эту категорию с разных позиций. В зависимости от выбора мировоззренческой позиции и происходит определение бытия. Человек может выбрать для формирования своего понятия об этой категории науку, веру, мистику, религию, фантазию или практическую жизнь.

Философский смысл категории бытия рассматривается этой наукой как основная проблема общего или конкретного мировоззрения. Это основная составляющая метафилософии.

В широком смысле этот термин нужно рассматривать как все, что есть, что существует или есть в наличии. Это предельно широкая, бесконечная и многообразная категория. Противостоит бытию небытие. Это то, чего нет или не может существовать вообще.

Если рассматривать термин более конкретно, то он обозначает весь материальный мир. Это объективная реальность, которая существует независимо от сознания человека. Чтобы доказать подобное качество материального мира, происходит обоснование при помощи эмпирических, экспериментальных способов. Так, например, доказывать существование красоты, космоса, природы или иных категорий нет необходимости независимо от сознания человека. Но вот обосновать автономность существования физического человека (организма) от сознания гораздо сложнее.

Исторические изыскания сути бытия

Чтобы описать философский смысл проблемы бытия, кратко потребуется рассмотреть исторические изыскания в этой области познания. Впервые представленный термин был употреблен Парменидом (философ 5-4 вв. до н. э.). Во времена существования этого мыслителя вера людей в богов Олимпа стала заметно снижаться. Мифы стали рассматриваться как вымысел, что рушило основные мировые нормы. Мир, Вселенная стали восприниматься как нечто бесформенное и ненадежное, будто у людей из-под ног выбили опору. Человек стал испытывать страх, тревогу, что сделало их жизнь ужасной.

Люди на подсознании отчаялись, начали сомневаться во всем, не могли найти выход из тупика. Им требовалось найти прочную, надежную опору, вера в новую силу. В лице Парменида философия смогла осознать сложившуюся проблему. На место сомнений в силе богов пришло осознание власти ума, мысли. Но это были не просто размышления. Это «чистая», абсолютная мысль, которая не связывалась с чувственным опытом. Парменид оповестил человечество о новой силе, открытой им. Она удерживает мир, не позволяя ему погрузиться в хаос. Такой подход позволил упорядочить глобальные процессы в понимании людей.

Новый философский смысл бытия рассматривался Парменидом, как провидение, Божество, вечное. Он утверждал, что все процессы происходят не просто так, а «по необходимости». Ход вещей не может измениться по воле случая. Солнце внезапно не погаснет, а люди не исчезнут в один день. За предметно-чувственным миром философ усматривал нечто, что выполняло бы роль гаранта для всего сущего. Парменид называл это Божеством, что означало для людей новую опору и поддержку.

Термин «бытие» философ позаимствовал в греческом языке. Но значение этого слова получило новое наполнение. Быть – это существовать в реальности, иметься в наличии. Эта категория стала объективным ответом на потребности той эпохи. Парменид наделял бытие следующими характеристиками:

  • Это то, что есть за чувственным миром, это мысль.
  • Оно едино, абсолютно и неизменно.
  • Отсутствует деление на объект и субъект.
  • Есть всей возможной общностью совершенств, главными из которых есть Добро, Истина, Благо.

Бытие – истинное существование, у которого нет начала и конца. Оно неделимо, неуничтожимо, нескончаемо. Бытие не нуждается ни в чем, лишено чувств. Поэтому его можно постичь лишь умом, мыслью. Парменид, чтобы описать философский смысл категории бытия кратко, представлял для людей его в виде сферы, у которой нет границ в пространстве. Такое описание вытекало из представления, что шар – прекраснейшая, совершенная форма.

Под мыслью, которой и есть бытие, по мнению философа, он подразумевал Логос. Это космический Разум, через который человек раскрывает для себя Истину бытия. Она открывается для людей непосредственно.

Сущность бытия

Нужно понимать сущность представленного термина, рассматривая понятие бытия. Философский смысл проблемы бытия реализуется через взаимодействие вещей. Между ними возникают определенные отношения. Вещи оказывают друг на друга воздействие, меняя друг друга.

Существование мира можно раскрыть в понятиях «время», «материя», «движение» и «пространство». Со временем люди меняются в общении. Они оказывают взаимное влияние друг на друга. Спрос влияет на предложение, а производство – на потребление. Подобные взаимные процессы приводят к тому, что объекты перестают быть такими, какими они были раньше. Бытие определенной формы переходит в небытие. Именно взаимодействие лежит в основе этих двух понятий. Оно обуславливает конечность бытия, а также фрагментарность материальной реальности.

Если один предмет перешел в небытие, другой стал существовать в действительности. Это обязательное условие. Небытие и бытие обуславливают существование друг друга. Это две противоположности, которые в единстве обретают бесконечность.

Ограниченность, конечность являются только фрагментом бытия. Жизненные корни и философский смысл проблемы бытия нужно рассматривать с этой позиции. Если соединить все фрагменты бытия, обе стороны, получается неограниченность. Это количественная и качественная бесконечность.

Такая особенность присуща бытию в общем понимании, но не миру в целом или конкретного объекта. При этом бессмертие для конкретного объекта невозможно в принципе, так как он взаимодействует только с ограниченным кругом других объектов. Они выявляют только ограниченное количество свойств.

Поэтому фундаментом бытия является взаимодействие. Без него существование не смогло бы себя проявить. Быть может только то, что взаимодействует. Для человека это проявляется особенно. Для нас не может существовать то, что не определяется органами чувств, сознанием. Это совсем не означает, что то, что нами не познано, не существует. Оно может вступать во взаимодействие с чем-то другим. Оно есть, но для нас не существует.

Сущность бытия человека

Философский смысл понятия бытия нужно рассматривать также с позиции человеческого социума. Также имеет значение сущность этого понятия для конкретного индивидуума. Человек является существом телесным, материальным. Он рассматривается в философии как вещь. Он вступает во взаимодействие с другими предметами, меняя их. Это, например, может быть процесс питания. Мы едим, перерабатывая пищу.

Но в противоположность всем другим вещам человек обладает способностью отражать действительность в сознании. Поэтому наше воздействие на предмет целенаправленное. Оно обусловлено сознанием. Этот способ взаимодействия является специфическим. Такая способность человека в корне меняет отношение одного индивида к другим людям, а также к собственной личности.

Отношения, в которые вступает индивид, обусловлены трудом. В этом случае это социальное взаимодействие, которое включает в себя и духовную основу.

Рассматривая жизненный и философский смысл проблемы бытия, стоит отметить, что представленные понятия выступают не только как телесное или предметное явление. Это существование также духовное. Так человек относится к социальной и природной действительности.

Предметное понимание бытия позволяет увидеть самоценность индивидуума целостного. Это позволяет сконцентрировать внимание на сохранении природной среды для человека. В этом случае он рассматривается как предметно-телесное существо. В этом случае его нельзя свести к информационному комплексу или совокупности взаимодействий.

Человек понимается как особый телесно-духовный микрокосм. Он преследует интересы развития собственной духовной сферы при сохранении предметно-телесной природы. Он нуждается в поддержании естественной среды для собственного существования. Это является основным условием сохранения человеческого бытия как такового. Поэтому одним из «краеугольных камней» в теоретической основе гуманизма лежит абстрактно-философское понимание вещей, их взаимодействия и свойств.

Формы

Существует два подхода к определению философского смысла проблемы бытия. Основные формы бытия по роду существования делят на две группы:

  • Материальное.
  • Идеальное.

В первом случае под этой формой подразумевается, например, Солнечная система. Идеальное бытие – это идея ее возникновения.

По характеру представленная категория может быть:

  • Существование объективное. Его характерным признаком является независимость от сознания человека.
  • Бытие субъективное. Оно является неотъемлемой частью сознания человека.

Чтобы понимать, о чем идет речь, нужно рассмотреть философский смысл и основные формы бытия. Так, материальными его формами могут быть:

  • Природно-органические субстанции, например, биологические виды.
  • Природно-неорганические объекты. К этой категории относятся планеты, звезды, моря, горы и т. д.
  • Социальные.
  • Индивидуальные.
  • Искусственные. Это механизмы, созданные человеком.

Идеальными видами существования являются:

  • Идеальное объективно (мышление, закон).
  • Идеальное субъективно (например, мечты).

Также стоит выделить следующие формы бытия:

  • Существование человека.
  • Бытие духовного. Это единство бессознательного и сознательного начала, знания, которое выражается через речь.
  • Существование социального. Это единство разновидностей деятельности человека. Подвидом этой категории считается индивидуализированное и общественное существование.
  • Бытие вещей, тел, процессов.

Есть разные виды бытия:

  • Состояния природы (например, стихийное бедствие).
  • Первичная природная среда, которая возникла раньше человека и его сознания. Она первична и объективна. Это подразумевает рождение человека и появление его духа после природы. Мы неразрывно связаны с окружающей средой.
  • Процессы, вещи, которые были созданы людьми. Это вторичная природа.

Проблемы философского понимания существования

Рассматривая, в чем заключается философский смысл категории «бытие», стоит сказать, что у этого понятия есть несколько основных проблем:

  • определение существования;
  • обоснование его форм и видов;
  • единство и единственность существования;
  • соотношение между бессмертием бытия и уничтожимостью его отдельных элементов;
  • сочетание единства этой категории с самостоятельностью и многообразием элементов его содержания;
  • независимость реальности от человека, но при этом его объективная вовлеченность в общий процесс.

Одной из самых важных проблем философии остается сопоставление между реальным и потенциальным бытием.

Еще одной вечной проблемой философской науки в представленном направлении является соотношение идеального и материального. Она была обозначена главной в философии марксизма. При этом сопоставлялись бытие и мышление, дух и природа. Под существованием в этом учении подразумевался исключительно материальный мир.

Такие соотношения рассматривались в разрезе двух основных категорий. Первая из них определяет первичность идеального или материального. Вторая категория аргументирует возможности человечества познать сущность существования.

В зависимости от того, какое из начал будет приоритетным, философские мировоззрения делятся на идеалистические и материалистические школы. Второе из направлений этого учения последовательно отстаивал Демокрит. Он сделал предположение, что основой всего бытия является неделимая частица – атом. Эта частица не развивается и является непроницаемой. Этот философ считал, что из разной комбинации атомов состоит все. Демокрит придерживался мнения, что душа и сознание являются вторичными по отношению к материальному. Этого утверждения придерживаются многие ученые, рассматривая философский смысл проблемы бытия. Категория бытия определяется как определенное сочетание материального и нематериального начала. Но эту комбинацию, последовательность все философы видят неодинаково.

Материя

Рассматривая категорию бытия, ее философский смысл и специфику, стоит обратить внимание на ее соотношение с материей и сознанием. Такое взаимодействие выступает конкретизацией существования. Его основными видами являются сознание и материя. Человек является в первую очередь материально-физической сущностью, которая устанавливает разные связи с окружающим миром.

Сферой и условием для жизни является материальный мир. Поэтому знания о таком окружении нужны каждому человеку. Свою жизнь люди строят сознательно, так как они ставят перед собой цели и задачи, осмысляют себя и других. Мы стремимся достичь идеалов, выбирая для этого целесообразные средства. На основе сознания мы творчески решаем возникающие проблемы.

Понимание материи объясняется научными методами. Для этого развиваются определенные науки, объясняются события действительности. В первую очередь концепции и развитию материального окружения посвящены изыскания в области естествознания. Практически во всех философских воззрениях древности присутствуют воззрения о материальном мире.

Разные понятия применяются для описания материального мира в процессе изучения философского смысла категории бытия . Это также может быть «природа», «материя», «космос» и т. д.

До середины 19 века преобладали механические концепции, описывающие материю. Ее неотъемлемыми атрибутами неизменно считались механическое движение, неделимость атома, инертность, независимость от свойств пространства и т. д. Только вещество считалось составляющей реальности материальной.

Так, например, Д. И. Менделеев считал, что материей является вещество, которое наполняет пространство и имеет вес, массу. Со временем в понимание материи были включены в определение также физические поля и их переменные элементы. Других ее видов пока найти не удалось.

Под материей нужно понимать совокупность вещей, физических полей, иных образований, которые имеют субстрат, из которого они состоят.

Сознание

Рассматривая, в чем заключается философский смысл бытия, стоит отметить, что одной из его категорий является сознание. Проблема его понимания является наиболее трудной не только в философии, но и иных науках. Многое о природе этой категории уже известно современной науке.

Знания не только о сознании, но и о мировоззрении, духовности помогают находить новые пути для самосовершенствования. Это одна из фундаментальных категорий философии. Наравне с «материей» «сознание» выступает предельной основой бытия. Более широких понятий, которые его характеризуют, нельзя найти.

Существует ли сознание вне человека, ответить можно только с некоторыми допущениями. Существование материального мира не вызывает сомнений. Мир и человек с его сознанием являются самодостаточными понятиями. Они являются основой материализма. Идеализм же трансцендентное существование с той целью, чтобы показать возникновение из бытия чувственного мира.

Категория бытия, ее философский смысл и специфика строятся на широких понятиях сознания и материи. Первая форма представляет собой психическое отражение окружающей действительности. Через сознание человек постигает себя. Это мотивирует людей к определенной деятельности, поведению. Сознание – это идеальное свойство мозга человека. Эту категорию нельзя осязать или взвесить, измерить. Любые подобные операции можно выполнить только по отношению к материальному миру.

Мозг человека является носителем сознания, так как он представляет собой высокоорганизованное образование, которое обладает многими свойствами. С его помощью происходит самоконтроль, осуществляется практическая деятельность, управление.

Основной трудностью при изучении сознания является косвенность исследований. Это можно сделать только через его проявления в процессах мышления, поведении и общении, прочей деятельности. Изучать идеальную категорию крайне сложно. Но точно известно, что именно при помощи сознания человек получил способность воспринимать, понимать информацию, использовать ее в своей деятельности.

Смысл бытия человека

Рассматривая философский смысл проблем бытия, можно отметить, что это вопрос «почему есть существование?». Но одним из интересных направлений является изучение вопроса «для чего оно существует?». Зачем появились такие категории, как материя и сознание, зачем есть бытие. На эти вопросы человечество стремится дать ответы уже множество столетий.

Чтобы осознать философский смысл бытия, нужно начинать с определения человека. Его дал Э. Кассирер. По его мнению, человек является в первую очередь животным символическим. Он живет в созданной им самим новой реальности. Это символический универсум, который складывается из несчетного количества многочисленных связей. На каждую такую нить опирается составляющий ее символ. Такие обозначения многозначны. Символы бездонны, бесконечны. Они представляют собой не столько концентрат знания, сколько обозначают конкретное направление. Это определенный план, программа жизни.

В поисках ответа при рассмотрении философского смысла проблем бытия, стоит отметить, что вопрос о цели существования человека возникает из сомнений о возможности такого смысла. Нам недоступна информация о собственном назначении. Сомнения же предполагают, что действительность, может быть, непоследовательна и разорвана, она абсурдна.

Существует три подхода к решению проблемы смысла бытия, которое может определяться:

  1. За пределами бытия.
  2. Присущ жизни в ее самых глубинных проявлениях.
  3. Созидается самим человеком.

Общее в подходах о смысле жизни

Философский смысл проблем бытия рассматривается с позиции представленных трех подходов. У них есть нечто общее. Это сложный состав, оценить который однозначно не представляется возможным.

С одной стороны, можно отметить, что найти ответ на вопрос о смысле бытия, обозначив тем самым конечный желаемый результат, для всех людей нельзя. Он не может быть един для всех. Смысл бытия, построенный по единому образцу, поработил бы человека. Общая идея не может быть применена для всех, так как она исходит извне.

Всем подходам, которые применяются к поиску смысла жизни, присущи солидарность и заинтересованность в проработке в человеке человеческого. Так, австрийский психолог А. Адлер утверждает, что сущность, цель бытия не может быть определена для отдельного индивидуума. Смысл жизни может определяться только во взаимодействии с окружающим миром. Это определенный вклад в общее дело.

fb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *