Содержание

что это такое простыми словами и кто такой ДЕСПОТ

Деспотизм – это стремление к неограниченной власти, которое достигается независимо от мнения и потребностей других, требованием постоянного и полного послушания.

 

 

Что такое ДЕСПОТИЗМ — определение, значение простыми словами.

 

Простыми словами Деспотизм – это осуществление абсолютной власти, особенно жестоким способом.

 

С точки зрения государственной системы, деспотизм определяется как режим, в котором правитель имеет абсолютную власть. Монархия, в которой абсолютная власть принадлежит королю, является примером деспотизма. Крайняя степень деспотизма – авторитаризм.

 

С точки зрения психологии, деспотизм – это черта человека, который стремится контролировать окружающих, при этом проявляя жестокость и агрессивность.

 

Синонимы слова «деспотизм»: автократия, тирания, авторитаризм, угнетение, притеснение.

 

Синонимы слова «деспот»: автократ, тиран, эксплуататор, угнетатель, притеснитель.

 

 

Этимология слов «деспотизм» и «деспот».

 

Слово «деспот» происходит от греческого despotes, что означает «господин или обладающий властью». Деспот имеет абсолютный контроль над людьми. Например, фараонов и византийских императоров называли «деспотами». Войдя в английский язык в 1562 году, слов «деспот» стало общим титулом для всех, кто облечен властью. Но к началу 18 века словоупотребление изменилось и стало означать «абсолютный правитель страны; любой правитель, который правит абсолютно или тиранически; любой человек, обладающий тиранической властью; тиран, угнетатель». Современное употребление слова приобрело известность в период Французской революции, когда использовалось революционерами для описания правительства Людовика XVI. А в 20 веке обсуждение проблемы деспотизма велось в связи с фашизмом и Холокостом.

 

 

Ранние источники деспотизма.

 

По мнению Монтескье, некоторые деспотические идеи Европы происходят из самых возвышенных источников, а именно из сочинений Платона, его ученика Аристотеля и учения церкви. Хотя считается, что эти источники прививают добродетели и, таким образом, пытаются сделать людей лучше, Монтескье говорит о неумеренности и даже жестокости идей, которые можно найти в этих старых и почитаемых книгах. Например, он подчеркивает вредные доктрины Платона о том, что рабы не имеют права на самооборону, магистраты должны быть абсолютными, а наказания должны быть частыми и суровыми. Точно так же учение Аристотеля способствует деспотическим практикам, слишком полагаясь на добродетель князей.

 

 

Деспот, диктатор, тиран, автократ, самодержец — кто это такие и в чем разница.

 

  • Диктатор изначально был просто тем, кто отдавал приказы. Во время кризиса в Римской империи «диктатором» был кто-то вроде главного магистрата, назначенный и получивший абсолютную власть, но только на время чрезвычайного положения.
    Позже главой государства стал «диктатор», опять же без всякой коннотации «железной руки». В более общем плане это слово предполагает деспотическое или тоталитарное правление и поэтому редко используется в нейтральном смысле. В режиме «диктатуры» власть сосредоточена в руках одного человека или небольшой группы людей.
  • Слово «тиран» впервые появилось в конце 13-го века со значением «король или правитель, который использует свою власть деспотичным, несправедливым или жестоким образом; деспот». Но с середины 14 века оно стало также обозначать «правителя, князя». Со временем слово приобрело значение «тот, кто захватывает верховную власть в государстве без законных прав; абсолютный правитель; узурпатор». «Тиран» отличается от других абсолютных правителей, которые приходят к власти в некоторой степени легитимно, а затем консолидируют эту власть до абсолютизма.
  • «Автократ» («самодержец») управляет «автократией», в которой единоличное лицо или политическая партия имеет полную власть. Автократия характеризуется концентрацией власти в одном центре, будь то отдельный диктатор или группа держателей власти, таких как комитет или партийное руководство. Этот центр полагается на силу, чтобы подавить оппозицию и ограничить социальное развитие, которое может привести к оппозиции. Власть центра не подлежит эффективному контролю и не ограничивается настоящими санкциями: это абсолютная власть.
    «Самодержец» – это
    первоначальное имя русских царей. «Самодержавство» – форма господства, установленная в середине 15 века Иваном Великим, который был всего лишь Иваном III, пока не изгнал монголов и не создал новую правовую систему и установил жесткий контроль над правительством. Екатерина Великая первая назвала себя «самодержцем» в 1762 году в своих манифестах.

Все эти названия используются также в неправительственном контексте для описания людей, поведение которых нам не нравится. Иногда приведенные определения пересекаются, а один термин часто используется для обозначения другого, однако даже как синонимы они несут немного разные коннотации.

 

 

Деспотический режим государства.

 

Деспотическая власть унаследована людьми от нашего животного прошлого и является самым опасным элементом в человеческой социальности. Часто безграничная власть деспота объяснялась его божественным происхождением, которое привело к его прижизненному обожествлению. Примеры включают древних египетских фараонов, японских императоров, правителей ацтеков и инков. Европейские монархи, в том числе российские императоры, хотя и не были напрямую обожествлены, все же считались «помазанниками Божьими», то есть людьми, имевшими исключительное божественное право на власть.

 

Современные историки выделяют несколько основных черт деспотизма в классическом понимании этого слова:

  1. Безграничная власть деспота. В государстве нет кодексов законов, конституций, органов представительной власти, ограничивающих власть правителя.
  2. Отсутствие права частной собственности в государстве. Все материальные блага, орудия производства, земля и сами люди, населяющие страну, считаются собственностью деспота.
  3. Передача власти по наследству. Потомственный правитель назначается на личное усмотрение деспота, без учета мнения народа и ближайшего окружения.
  4. Обоснование права деспота на власть его божественным происхождением или божественным происхождением его права управлять страной.
  5. Страна управляется бюрократической или аристократической иерархической системой.
  6. Деспотизм государства стремится подорвать установившийся глобальный порядок верховенства закона и демократии.

 

 

Неодеспотизм.

 

Сегодня «деспотизм» кажется маргинальным понятием, относящимся к архаической форме правления. Как это ни парадоксально, однако, в современном мире деспотизм процветает в тени. И при этом большинство добровольно следует за явно деспотическими лидерами. Современный деспотизм (или же неодеспотизм) воспринимается как политическое «искусство» и даже имеет тенденцию становиться нормальным (в качестве культа личности). Все современные деспотические режимы считают себя своего рода демократиями (например, китайская «народная демократия») и основывают свою власть на суверенитете своих граждан, при этом провозглашая свою версию демократии выше традиционной западной концепции.

Эти деспотические режимы используют инструменты, которые создают иллюзию демократии без передачи реальной политической власти гражданам. Это «призрачные демократии».

 

Основополагающей чертой неодеспотизма является то, что он может выступать в качестве своей противоположности, представляя себя сферой свобод. Неодеспотизм говорит на языке страха, безопасности, но не стремится узаконить деспотический порядок как таковой. Напротив, он обещает новый, демократический мир, свободный от деспотов и их террора.

Иными словами, неодеспотизм – это деспотизм, который убеждает нас, что он не является деспотизмом.

Таким образом, он является оксюмороном – антидеспотическим деспотизмом.

 

 

Признаки современного деспотического режима.

 

Профессор Кин выделил несколько основних черт, присущих новым деспотическим режимам:

  1. Деспотические режимы понимают, что согласие народа является источником их продолжающейся власти;
  2. Каждый деспотический режим строится на отношениях патрон-клиент, которые подрывают власть и закон;
  3. Все деспотические режимы являются плутократическими, используют государственный капитализм и порождают огромное социальное неравенство;
  4. Деспотические режимы контролируют все формы политического дискурса, часто представляя противоречивые позиции, чтобы как привлечь, так и изолировать свое население и предотвратить любые серьезные независимые движения против государства;
  5. Все деспотические режимы проводят выборы, хотя реальная власть не передана гражданам;
  6. Деспотические режимы используют широкие государственные средства массовой информации для пропаганды своей идеологии;
  7. Деспотические режимы маскируют насилие со стороны государства посредством страха и пыток;
  8. Все деспотические режимы претендуют на то, чтобы служить примером общества, основанного на верховенстве закона, хотя на самом деле это фасад, изобилующий коррупцией и несправедливостью.

 

 

Деспотизм в психологии.

 

Деспоты в психологии характеризуются как неэтичные и авторитарные люди, которые используют неэтичный кодекс поведения и мало заботятся об интересах других. Преследуя свои интересы, они могут быть

  • властными,
  • контролирующими,
  • мстительными,
  • эксплуатирующими.

Пагубные последствия деспотического лидерства в семье и на рабочем месте подчеркивают важность понимания влияния такого рода лидерства на жизнь членов семьи и подчиненных.

 

 

Деспотизм это мужская или женская черта?

 

Деспотизм проявляется как черта личности и у мужчин, и у женщин, имея лишь небольшие внешние различия в выборе методов. Поначалу может показаться, что деспотизм – сугубо мужская черта, так же как когда дело касается изнасилования, каждый сразу видит в женщине жертву. Тем не менее женщины также являются деспотичными во многих отношениях, просто это реже принимает форму физического насилия. Женщины способны уничтожить мужчину моральной ревностью, шантажом, постоянными истериками, угрозами самоубийства, упреками и унижением его достоинства.

Сравните тоталитарный и авторитарный режимы, укажите общие черты и различия

    Уже с возникновением первых государств можно проследить появление и развитие различных режимов правления. Так, в государствах, которые были образованы в долинах рек Тигра и Евфрата зачастую преобладал деспотический режим правления. В свою очередь, в Древней Греции из-за особенности своего положения преобладали города-государства — полисы, которые всячески боролись за демократический режим. 

Авторитаризм

   Противоположностью демократическому режиму выступает авторитаризм и тоталитаризм. Авторитаризм — один из видов политической организации, при котором правитель является лидером и может быть выбран или же придти к власти путём захвата. Однако, в отличие от монархического режима, при котором власть монарха не ограничена, авторитарное правление может иметь оппозицию. Авторитарный правитель становится неким лидером и примером для общества, поэтому авторитарный режим заканчивается с уходом или смертью правителя. Этому режиму характерны: 

  • лидер может придти к власти как путём выбора народа, так и самоличным захватом власти;
  • авторитарный режим длится до тех пор, пока у власти узурпатор;
  • власть опирается на силовые структуры.

Тоталитаризм

   Тоталитаризм — один из видов политического режима, при котором государство стремится контролировать все сферы человеческой жизни. При тоталитарном режиме правления власть пытается уничтожить любую оппозицию как политическую, так и идеологическую. Контроль над обществом происходит при помощи тайных государственных организаций. Этому режиму характерны:

  • наличие всепоглощающей идеологии;
  • отсутствие оппозиции;
  • насаждение бюрократическим аппаратом правил жизни.

   Таким образом, авторитаризм и тоталитаризм имеют следующие схожие черты:

  • ограничение власти небольшим кругом лиц;
  • три ветви власти носят формальный характер;
  • формальное соблюдение избирательности власти.

   Сущностные различия данных режимов:

  • в центре авторитарного режима — лидер, а в тоталитарном — правящая элита;
  • идеология при авторитарном режиме может быть формальной, а при тоталитарном — обязательна;
  • опорой авторитарного режима являются силовые структуры, тоталитарного — тайные государственные организации. 

Политические режимы — презентация онлайн

1. ТЕМА 5. ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ

1. Понятие политического режима, его типы
2. Авторитарный политический режим:
сущность и характерные черты
3. Тоталитарный режим: сущность и
характерные черты

2. 1.1 Понятие политического режима

• Политический режим – это способ
функционирования политической
системы, совокупность средств и
методов реализации государственной
власти, определяющих характер
политической жизни, политического
сознания и политической культуры
общества.

3. Основные параметры политического режима:

1. объём полномочий государственной
власти,
2. способы и методы её деятельности,
3. степень свободы граждан

4. Типология политических режимов по Аристотелю

Правильные формы
государства – ради
общего блага
Неправильные
формы
государства — ради
частного блага
Монархия
Тирания
Немногие
Аристократия
Олигархия
Многие
Полития
(Демократия)
Демократия
(Охлократия)
Кто
правит
Один

5. Характеристики демократического и деспотического форм правления по Г.Лассуэллу и А.Каплану

Характеристики
Демократические
режимы
Власть распределена по Расположение
«вертикали» и
власти
«горизонтали»
«Открытая» элита
Форма правящей
элиты
Личность
Приоритет
Ограниченное
Использование
По закону
насилия
Контроль за властью
Контроль
«снизу»
реальный
Деспотические
режимы
Власть
сконцентрирована в
одних руках
«Закрытая» элита
Государство
Широкое
Произвольное
Контроль за властью
«снизу»
минимизирован

6.

Типология политических режимов по Р.Далю Уровень
допустимой
политической
конкуренции
Полная
Нет
Конкурирующие
олигархии
Полиархии
Закрытые
гегемонии
Включающие
гегемонии
Небольшая
Большая
Часть населения, имеющая право
участвовать в системе публичной
политики

7. Типология по В.А.Мельнику

• авторитарный;
• тоталитарный;
• демократический.

8. Соотношение политических режимов

Тоталитаризм
Авторитаризм
Тотальная
демократия
Криминальная
демократия
Демократия

9. 2. Авторитарный политический режим: сущность и характерные черты

• Авторитаризм (фр. autoritarisme = лат. auctoritas власть,
влияние) – самовластие, государственный
строй, характеризующийся режимом
личной власти, диктаторскими методами
правления.

10. Характерные признаки авторитаризма:

монополия на политическую власть в стране;
культ лидера, вождя;
бесконтрольность исполнительной власти, представленной одним
харизматическим лидером или (как временное явление) –
небольшой группой лиц;
отсутствие политической конкуренции;
использование незаконных с точки зрения международного права
средств и методов борьбы с политической оппозицией;
существенное ограничение политических прав и свобод граждан;
бесконтрольное и нелегитимное применение силы в борьбе с
политическими оппонентами.

11. 3. Тоталитарный режим: сущность и характерные черты

• Термин тоталитарный содержит латинский
корень totalis, который переводится на
русский язык как весь, полный, целый,
всеохватывающий, всеобъемлющий.

12. Основные характеристики тоталитаризма:

интересы государства отождествляются с интересами общества и
постулируются как высшие интересы;
единственная государственная идеология, исключающая публичную
идеологическую конкуренцию;
единственная партия, иерархически организованная и руководимая одним
человеком – харизматическим лидером;
культ личности вождя;
государственная монополия на средства производства;
полный контроль государства над всеми без исключения сферами
жизнедеятельности общества и индивида;
широкое и эффективное применение всех форм насилия, в том числе и в
политических целях;
государственная монополия на все средства коммуникации, исключающая
неконтролируемую публичную конкуренцию мнений.

Становление конституционной монархии в Непале.

Бхишма Ачарья

В результате широкого народного движения, переросшего в вооруженное восстание, режим Рана был свергнут в 1951 г., а власть королевского института в лице Его Величества Трибхубана Бир Бикрам Шах Дева была полностью восстановлена.

Можно считать, что движение против деспотического режима Рана имело антифеодальный, буржуазно-демократический и, в определенной мере, национально-освободительный характер. Ведущую роль в этом движении сыграл Непальский конгресс (НК), руководящую роль в котором играла непальская интеллигенция, оказавшаяся в эмиграции и имевшая тесные связи с Индийским национальным конгрессом и Социалистической партией Индии. Коммунистическая партия Непала (КПН), образовавшаяся в 1949г., содействовала созданию таких организаций, как Непальский конгресс профсоюзов, Всенепальский совет мира, Всенепальский крестьянский союз, Непальский прогрессивный научный кружок, внесших свой вклад в общедемократическое, освободительное движение. Вместе с тем КПН выступала и с антимонархическими лозунгами, что было ошибкой, поскольку именно монархия позволяла объединить все антиранистские силы.

Окончание столетнего автократического правления Рана было юридически закреплено во Временной конституции 1951 г. Главной ее особенностью являлось то, что все права и привилегии от премьер-министра переходили к королю, который получал исключительные права распоряжаться доходами и расходами государства, приобретал право помилования и амнистии, а совет министров становился совещательным органом при короле. В этой Конституции говорилось, что «все исполнительные действия правительства осуществляются от имени короля» (статья 25), а «совет министров несет коллективную ответственность перед королем» (статья 24).

После кончины короля Трибхубана (умер 13 марта 1955 г.) трон наследовал его старший сын Махендра Бир Бикрам Шах Дева (годы правления: 1955  1972). Им была обнародована («дарована») новая Конституция Непала (12 февраля 1959 г.), предусматривавшая выборы в двухпалатный парламент. По сути дела, в Непале была введена «парламентарная монархия». Новая Конституция провозгласила основные политические свободы, инициировала и учреждала создание двухпалатного парламента: верховная палата (Maha Sabha  состоящая из 36 сенаторов, 18 из которых назначались королем) и нижняя палата (Pratinidhi Sabha  состоящая из 109 членов, избираемых путем прямых, тайных, всеобщих выборов). Тем самым было пересмотрено положение старой Конституции 1951 г., в котором было предусмотрено создание однопалатного парламента с суверенитетом, разделяемом подавляющим большинством политических партий страны.

Выборы в парламент, проходившие спустя неделю (с 18 февраля по 3 апреля 1959 г.) после обнародования новой Конституции, явились первым политическим экспериментом такого рода и такого масштаба в Непале. Партия Непальский конгресс (НК) одержала внушительную победу на всеобщих выборах, состоявшихся в соответствии с новой Конституцией и проходивших впервые в истории страны, а 27 мая 1959 г. премьер-министром страны был назначен Б. П. Коирала  лидер выигравшего выборы партии НК.

На 109 мест в парламенте свои кандидатуры выставили 786 человек от 20 партий, в том числе 268 независимых кандидатов. В выборах приняли участие 42% избирателей. При значительной неграмотности населения многих районов такой процент можно было считать удовлетворительным. Небольшое количество голосов (более чем по сто тысяч) получили кандидаты от четырех партий: Непальского конгресса, «Горкха паришад», Объединенной демократической и Коммунистической партии Непала.

В результате первых в истории Непала всеобщих выборов было сформировано конгрессистское правительство во главе с Б. П. Коиралой, со стороны которого были сделаны попытки по изменению коренных феодальных устоев и по ограничению королевской власти, что было для нее неприемлемо, так как король опирался в своей политике на традиционные элементы и институты, в которых большую роль играли землевладельцы феодалы.

В этих условиях в 1961 г. король произвел в стране военный переворот и упразднил властные структуры, созданные правительством, введя взамен их режим «прямого правления». В результате этой акции в стране произошел переход от традиционно-монархической системы к абсолютной монархии. Однако с целью прикрытия своей неограниченной власти король ввел новую форму правления страной, получившей название «панчаят», характерными признаками которой стали принципы «беспартийности» и «классового сотрудничества». Эта панчаятская система, по словам видного советского непаловеда И. Б. Редько, представляла собой «специфическую форму абсолютной монархии».

Так называемая беспартийная панчаятская форма правления во главе с единственным лидером  самим монархом  с самого начала была противоречивой, неспособной стимулировать развитие непальского общества. Весь 29-летний период существования этой беспринципной системы, с внесением в нее время от времени поправками, был периодом вначале скрытой, а затем открытой острой политической борьбы всех политических партий за ее ликвидацию. Институциональной основой учреждения подобной политической системы явилась введенная королевской прокламацией 15 декабря 1962 г. новая Конституция, провозгласившая установление «беспартийной панчаятской системы» и закрепившая королевскую власть.

В Конституции (ст. 20) говорилось, что «суверенитет Непала воплощен в Его Величестве, и вся власть  исполнительная, законодательная и судебная  исходит от него и осуществляется им через органы, предусмотренные конституцией или другими действующими в данное время законами».

Король Махендра, обосновывая «право» на изменение политической системы, отмечал в своей прокламации, что «из-за нехватки образовательного уровня и политического пробуждения народа в желательном масштабе, а также по желанию народа парламентская система оказалась неподходящей». Однако на протяжении всего периода панчаятской системы правления шла скрытая борьба против этого режима, поскольку все политические партии были объявлены вне закона и они действовали в подполье.

Чтобы сбить накал социально-политической борьбы и овладеть ситуацией, король пошел в конце концов на смелый и продуманный политический шаг  он объявил о проведении национального референдума, в ходе которого непальцам предлагалось ответить на вопрос «Сохранить ли панчаятскую систему в качестве основы управления государством, предусматривая при этом внесение в нее своевременных структурных реформ, или установить в стране вместо беспартийной панчаятской системы многопартийную систему правления?».

В результате референдума значительно оживилась политическая жизнь страны. Политические партии, выступавшие против беспартийной системы (Национальный конгресс, а также левые группировки, выступавшие как против многопартийной, так и против панчаятской системы), пришли к референдуму, не выработав какой-либо позитивной программы, кроме резкой критики панчаятской системы. Перед ними стояла задача  убедить всех, что их будущее будет полностью отличным от «проблематичной беспартийной панчаятской системы».

Национальный референдум, проведенный 2 мая 1980 г. с целью выяснения мнения населения Непала о желаемой системе правления, подтвердил незначительные предпочтения населения в пользу панчаятской модели политической системы. За панчаятскую систему было подано 54,79% голосов, за многопартийную систему  45,21%.

Результаты выборов были оглашены Избирательной комиссией через 12 дней. Ею было провозглашено, что в выборах приняло участие 66,92% зарегистрированных избирателей (4,8 млн. чел. из 7,2 млн. жителей, достигших избирательного возраста и официально зарегистрированных). За панчаятскую политическую систему высказалось 2,4 млн. чел., против  2 млн. Результат референдума, который совершенно отчетливо сложился в пользу панчаятской системы во многом благодаря завуалированной поддержке института монархии, придал беспартийной системе все признаки народного одобрения. Таким образом, система, введенная в 1962 г. под предлогом чрезвычайных обстоятельств, была полностью узаконена народным мандатом.

Одновременно стало ясно, что 45% населения, высказавшегося в пользу многопартийной системы, были явным сигналом о том, что страна разделена на два лагеря по данному вопросу и что точку зрения такого значительного меньшинства нельзя игнорировать при дальнейшем политическом развитии.

В середине 80-х годов в Непале официально отмечалось 25-летие беспартийной панчаятской системы. По этому поводу был издан юбилейный сборник «Панчаят смарика», в котором подводились итоги развития Непала в условиях панчаятской системы. Основная мысль, которая проводилась через весь сборник, заключалась в том, что Непал добился успешных результатов в своем развитии «на основе беспартийной системы», что годы ее существования доказали и оправдали необходимость «панчаятской системы». Однако факты опровергали многие официальные трактовки итогов деятельности панчаятской системы.

Политическая система Непала 1962  1989 гг. описывается обычно с помощью таких терминов, как «беспартийная панчаятская система» и «правительственная демократия», но на практике это была такая система, при которой король находился выше Конституции, а его власть и авторитет не могли быть никем оспорены.

За эти десятилетия корона стала центром, вокруг которого вращались интересы земельной и военной аристократии, религиозной элиты. Фактически вся власть короля в эти годы осуществлялась через секретариат Дворца, так как в Непале законодательные, административные и судебные органы власти полностью зависели от инициативы королевского дома. Вторым центром реальной власти являлся Центральный секретариат, ответственный за практическую реализацию правительственных решений.

В конце 80-х годов движение за восстановление многопартийной демократии вступило в решающую фазу своего развития, отражая насущные политико-экономические потребности развития Непала. Именно его развитие и привело в конечном счете к краху панчаятской системы и переходу страны к новой, конституционно-монархической, многопартийной политической системе общества.

В стране назревал очередной политический кризис. Все чаще лидеры политических партий стали призывать к объединению политических сил в борьбе за восстановление демократии. Такая координация давно назрела и поддерживалась массами, в политической культуре которых все более заметное место стали занимать либерально-монархические ориентации. Важным этапом на пути модернизации политической системы общества в Непале явились усилия левых сил и Национального конгресса по координации их совместной деятельности. Решающим шагом в оформлении организационного единства левых сил явилось создание в конце 1989 г. Объединенного левого фронта, объединившего большинство коммунистических групп. Предеедателем ОЛФ была избрана Сахана Прадхан, почетным председателем  Тулси Лал Аматья.

Политика Объединенного левого фронта была нацелена на объединение всех демократических и центристских сил. В Манифесте ОЛФ говорилось:
1. Фронт будет оказывать моральную поддержку Непальскому конгрессу в борьбе против ныне существующей панчаятской системы.
2. Фронт должен использовать все возможности для объединения с НК, с целью усиления удара по беспартийной панчаятской системе. Однако в случае неготовности НК к совместным действиям надо вести борьбу самостоятельно.
3. Фронт должен способствовать беспрепятственному развитию народного движения, основной опорой этого движения будет народ Непала. В достижении своих целей необходимо добиваться растущей поддержки в стране и на международной арене.
4. Исходя из своих возможностей Фронт должен вести борьбу до полного достижения поставленных целей. В ходе борьбы фронт обязан противодействовать половинчатым или отступническим тенденциям.

В этот период НК действовал правильно с левыми партиями и организациями. В конце 1989 г. в резиденции общепризнанного лидера Непальского конгресса Ганеша Мана Сингха состоялась трехдневная национальная конференция НК, в работе которой приняли участие и лидеры различных политических партий Индии. В начале 1990 г. лидеры ОЛФ и НК, решив начать организованное народное движение за восстановление демократии в стране, разработали и обнародовали текст «Совместного призыва к национальному народному движению», объявили о начале (с 14 февраля 1990 г.) народного движения против панчаятской системы с целью восстановления демократии в стране.

В первый же день кампании протеста в Катманду был арестован ряд демонстрантов. Вслед за Катманду многотысячная манифестация прокатилась по Бхактапуру, она была поддержана жителями Джанакпура, Читвана, Бхайрахави и других дистриктов. Полиция произвела аресты, использовала против демонстрантов дубинки и слезоточивый газ, а в некоторых местах против них было применено оружие, появились убитые и раненые. Ни репрессии, ни аресты, ни даже туманные обещания короля о поисках решения проблемы конституционным путем и реорганизации кабинета министров не могли остановить политическое движение за возврат многопартийной системы. Король, в конце концов, пригласил лидеров основных политических партий во дворец для проведения консультаций. В результате этой встречи было оглашено официальное решение о том, что «из Конституции Непала 2019 Б. С. (1962 г.) устраняется слово «беспартийный» и специальная комиссия по реформе конституции должна предоставить Его Величеству доклад, подготовленный после сбора информации и рекомендаций, отражающих различные точки зрения.

Вскоре правительство приняло решение приостановить все судебные иски политического характера, возбужденные в соответствии со статьей 9а Закона о государственной безопасности 1960 г. Затем король своей прокламацией объявил о прекращении полномочия Национального панчаята, Комитета инспекции и панчаятской политики, а также классовых общественных организаций при панчаятах, приостановив соответствующие статьи Конституции. Так победоносно завершилось 49-дневное народное движение за восстановление демократии в стране.

Всемирно известный американский политолог С. Р. Хантингтон в своей книге «Третья волна» (волна всемирного движения к демократии, начавшаяся с середины 70-х годов нашего века) отмечал, что «к 1990 году эхо демократии достигло Непала, чей опыт демократического правления был скромен или же совсем отсутствовал».

В апреле 1990 г. король Бирендра назначил премьер-министром Кришна Прасад Бхаттараи, поручив ему особую задачу  подготовку новой Конституции и проведение в ближайшем будущем всеобщих выборов. В ноябре король Бирендра по рекомендации совета министров обнародовал Конституцию Королевства Непал 2047 Б. С. (1990 г.). Конституция состоит из 23 частей, 133 статей и 3 дополнений. Она соответствует идее, выраженной в ходе народного движения: «право  народу, уважение  королю». Конституция, как указано в преамбуле, «была разработана с участием широких слоев непальского народа с целью реализации на практике понятия правового государства путем учреждения свободной и дееспособной судебной системы для того, чтобы реализовать и защитить основополагающие права человека для каждого непальского гражданина, сохранить братство и единство непальского народа на основе свободы и равенства, ввести всеобщее избирательное право, парламентскую систему управления, конституционную монархию и многопартийную демократию. В ней впервые в истории страны говорится о том, что «источником государственной власти независимого и суверенного Непала является сам народ».

Принятие Конституции заложило основы новой политической, конституционно-монархической системы общества, сделало возможным проведение демократических выборов. Согласно первой части Конституции, Непал является многопартийным, многоязычным и неделимым, обладающим полным суверенитетом, индуистским, конституционно-монархическим государством.

Согласно новой Конституции, выборы в непальский парламент были назначены на 12 мая 1991 г. В предвыборной кампании участвовало 44 партии, среди которых были не только те, которые давно участвовали в демократическом движении, но и вновь сформированные партии. Так, например, создали свои собственные «национально-демократические» партии бывшие премьер-министры панчаятского правительства Сурья Бахадур Тхапа и Локендра Бахадур Чанд.

Ведущую политическую силу представляла одна из старейших и авторитетных политических партий страны  Непальский конгресс. Конгрессисты, для того чтобы сформировать однопартийное правительство, рассчитывали завоевать не менее 65% мест в парламенте. В предвыборном манифесте Непальского конгресса говорилось: «Спустя 32 года после первых выборов 2015 Б. С. (1959 г.) вторично состоятся всеобщие выборы. По случаю этого великого момента НК от души приветствует всех братьев и сестер различных профессий и занятий, включая крестьян и рабочих, студентов и учителей, молодых людей и интеллектуалов, женщин и предпринимателей, торговцев и служащих, священнослужителей, воинов и полицейских. НК стремится создать равные возможности и равные политические, социальные, экономические и юридические права для людей, женщин и мужчин любой народности и касты, любой религии и секты, занятых на любой работе».

Существенным влиянием пользовалась и Коммунистическая партия Непала (Объединенная Марксистско-Ленинская), сплотившая к этому переломному политическому событию в своих рядах две крупнейшие коммунистические фракции.

На основе анализа программ основных политических партий Непала в начале 90-х годов можно сделать вывод о том, что народу предлагалось, в основном, четыре варианта политического, социально-экономического и идеологического развития.

Во-первых, «демократический социализм» как по западным, так и по индийским образцам, с учетом национальной специфики (Непальский конгресс).

Во-вторых, «некапиталистический путь развития с социалистической перспективой», с учетом своеобразных особенностей непальского общества (Коммунистическая партия Непала (Объединенная Марксистско-Ленинская).

В-третьих, «индустриальный социализм» (Коммунистическая партия Непала (демократическая).

В-четвертых, развитие по капиталистическому пути с возможным индийским вариантом (партия Благонамерения).

Свое участие в выборах в качестве претендентов на место в парламенте подтвердили представители 26 из 44 зарегистрированных политических партий. В самих выборах приняли участие кандидаты 20 политических партий, а также независимые кандидаты. В целом выборы прошли в относительно спокойной обстановке. Лишь в некоторых местах имели место столкновения между сторонниками противоборствующих сторон. В голосовании приняло участие 7291 084 граждан, или около 65% (из 11 191 777) зарегистрированных избирателей. В целом, по сравнению с последними выборами, проводившимися в Непале 18 лет назад, число зарегистрированных избирателей увеличилось на 700 тыс. человек. Среди них мужчин  52,7%, а женщин  47,3%.

Победу на выборах одержала партия Непальский конгресс, однако она не была подавляющей. НК получил 110 мандатов  чуть более половины от общего числа. За нее проголосовало 2,7 млн. избирателей. Однако председатель НК, исполнявший обязанности премьер-министра временного правительства, К. П. Бхаттараи проиграл на выборах. Вообще конгрессистам удалось завоевать лишь один из пяти мандатов в столичных округах  остальные выиграли коммунисты. На второй позиции по количеству завоеванных мест в парламенте оказалась КПН (ОМЛ)  она получила 69 мандатов, за нее проголосовало более 2 млн. избирателей.

Король Бирендра по предложению победившей партии  Непальского конгресса  назначил на пост премьер-министра генерального секретаря НК Гириджа Прасад Коирала 29 мая 1991 г. и поручил ему сформировать правительство. Однако правительство Г. П. Коиралы оказалось не способным решить назревшие социально-экономические проблемы в начале 90-х годов. Позиции правительства серьезно ослабли в результате глубоких противоречий внутри правящей партии. Тем временем усилилось и оппозиционное движение левых сил, организовавших ряд массовых акций.

Очередные парламентские выборы были назначены на 15 ноября 1994 г. В выборах приняли участие 24 партии. Наибольшего успеха по итогам выборов, с минимальным перевесом над Непальским конгрессом (5 мест), добилась Коммунистическая партия Непала (ОМЛ), получив 88 мандатов. Однако Национальный конгресс (83 места в парламенте) мог рассчитывать на поддержку третьей по количеству полученных мест в парламенте  Национально-демократической партии (20 мандатов) и партии Благонамерения («Непал садбхавана парти») (3), других депутатов.

Имея поддержку межпартийного блока из 103 членов парламента (НК+НДП+ПБ), лидер Национального Конгресса Шер Бахадур Деуба был назначен премьер-министром коалиционного правительства Непала. За его назначение проголосовало 107 депутатов, а против  86. Коммунистическая партия Непала (ОМЛ), используя положение крупнейшей фракции в парламенте, проводила независимую линию, предпринимая усилие для повыше-ния своей роли в политической жизни страны.

На основе анализа результата голосования третьих по счету всеобщих выборов, состоявших в 1999 г., можно сделать некоторые обобщающие выводы.

На предыдущих выборах ни одна партия не получила достаточное место в непальском парламенте (необходимо получить 103 места из 205) и не смогла формировать правительство большинства, хотя и Непальский конгресс, и Коммунистическая партия Непала (ОМЛ) формировали однопартийное правительство в разное время. И однопартийное правительство, и коалиционное правительство не могли работать успешно, поскольку в обществе не было политической стабильности. Правительства часто менялись, но проблемы оставались или даже усложнялись. Имея такой горький опыт политической неустойчивости, непальский народ на этот раз решил отдать свой мандат Непальскому конгрессу.

Многие факторы политической жизни страны способствовали победе конгрессистов на выборах. Главным фактором был, как считают непальские специалисты, раскол в среде коммунистов, которые в предыдущих выборах участвовали единым фронтом, а в выборах 1994 г. сумели получить большинство в парламенте (88 мест из 205), когда Непальский конгресс получил всего 83 места. На выборах 1999 г. Коммунистическая партия (ОМЛ) и Коммунистическая партия (МЛ) выдвигали свои кандидаты (число кандидатов: 195 и 197 соответственно) друг против друга почти в каждом избирательном округе. Этим воспользовались конгрессисты. Такой же раскол произошел на правом фланге: Национальная демократическая партия, расколотая на две фракции (Тхапа и Чанд), они также соперничали между собой и в результате только одна фракция (Тхапа) завоевала в парламенте 11 мест (число кандидатов  195), в 1994 г. этой партии принадлежало 20 мест. Примечателен и тот факт, что раскольники на обоих флангах не получили ни одного места в парламенте. Этим непальский народ, как нам представляется, выразил недоверие к раскольнической фракционной политике. Если бы не раскол в этих партиях, соотношение сил в нынешнем парламенте могло бы быть иным. Была большая вероятность формирования коммунистического правитель-ства в гималайском королевстве. Большинство голосов избирателей было отдано коммунистам.

Если Коммунистическая партия Непала (ОМЛ) получила 70 мест в парламенте, то Национальная демократическая партия (Тхапа)  11 мест, хотя обе эти партии выдвигали по 195 кандидатов на выборах. Непальский конгресс же получил большинство мест в законодательном органе (110 мест из 203, поскольку в двух избирательных округах, где был выставлен в качестве кандидата председатель Коммунистической партии Непала (ОМЛ) Мана Мохана Адхикари, выборы были перенесены на поздний срок из-за смерти коммунистического лидера, бывшего премьер-министра страны). Партия Непальский конгресс победила на выборах в нижнюю палату парламента, завоевав, таким образом, право формирования однопартийного правительства.

Результат последних всеобщих выборов обнаружил и другие любопытные наблюдения. Например, стало ясна, что в Непале остались по-прежнему три основные политические силы: левая (Коммунистическая партия Непала), правая (Национальная демократическая партия) и центристская (Непальский конгресс). Непальский народ не верит ни экстремистским силам (например, маоистам), ни коммуналистским или национальным проявлениям (например, «Непал садбхавана парти» и др.), ни борцам-одиночкам (например, многочисленные мелкие партии или независимые). Примечателен и тот факт, что на этот раз на выборах не победил ни один из 633 независимых кандидатов, хотя на выборах 1994 г. семеро из 385 независимых кандидатов одержали победу.

Бывший премьер-министр Г. П. Коирала обещал уступить К. П. Бхаттараю кресло премьер-министра на этот раз, если на выборах одержит победу его партия. Таким образом, внутрипартийные интриги были улажены и конгрессисты пошли на выборы сплоченными и воодушевленными.

На основе анализа результатов всеобщих выборов 1991, 1994 и 1999 годов и опросов, проведенных в разное время, можно сделать следующие обобщающие выводы.

По религиозным предпочтениям у НК по понятным историческим и политическим причинам несколько больший электорат среди индуистов и мусульман, но у «левых» значительное преимущество среди буддистов.

Есть основания полагать, что политический выбор по кастовому и этническому принципу дает определенные преимущества левым силам у неваров и ремесленных каст, конгрессистам  у жителей Тераев (южная равнинная часть страны на границе с Индией), горных племен, чхетри. У брахманов политические симпатии между «левыми» и НК делятся примерно поровну.

Значительное количество жителей Тераев симпатизируют партии Благонамерения («Непал садбхавана парти») в силу рассматривавшихся выше причин.

Важно, что существующий уровень политической культуры непальского общества делает возможным «перенос» политических противоречий в сферу парламентской борьбы и юридических процедур. Лишь подпольная организация маоистов, официально называющая себя Непальской коммунистической партией (Маоистская), выдвигала лозунг упразднения монархии в Непале. Она ведет в последние годы так называемую «народную войну» против существующего строя. Тем не менее большинство членов правоцентристских организаций верят и в необходимость монархии, и в то, что она воплощает в себе «дух» индуизма.

Любопытен следующий индикатор, составленный на основе опроса, проведенного во время последней предвыборной кампании. В нем в процентах отражены политическая ориентация непальцев и их позиция по отношению к республиканской или мо-нархической политической системе.


Отношение к республике и монархии
Политические партии Республика Конституционная
монархия
Усиление
власти короля
Король 
символ страны
КПН (ОМЛ) 52 36 6 6
НК 10 53 31 6
НДП 15 31 44 10
Садбхавана 21 40 30 9
Остальные 27 43 23 7

Анализ основных политических ориентации в обществе показывает, что среди левых сил и людей левых взглядов наиболее сильна тяга к республике, среди конгрессистов и их союзников  их меньшинство. Соответствующее отношение и к усилению власти короля.

В целом сформировавшаяся в Непале многопартийная система может быть охарактеризована как трехблоковая. Ведущую роль в ней играют «конгрессистский» и «левый» (коммунистический) блоки политических партий и организаций, выражающие соответствующие политические идеалы, стремления и ориентации граждан Непала.

В заключение можно констатировать, что в результате борьбы непальского народа за демократические идеалы в стране в конце концов установлена многопартийная демократия, а в процессе эволюции абсолютная монархия превратилась в конституционную монархию, что стало своего рода гарантией сохранения принципов демократии. Она также символизирует единство многонационального непальского народа.


© Государственный институт искусствоведения, 2001
© Институт востоковедения РАН, 2002

: require_once(../script/foot_menu2.php): failed to open stream: No such file or directory in

Fatal error: require_once(): Failed opening required ‘../script/foot_menu2.php’ (include_path=’.:/home/nepal/1.nepal.z8.ru/php’) in /home/nepal/1.nepal.z8.ru/docs/stati/art002.php on line 499

ТЕМА 5 ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ 1 Понятие политического режима

ТЕМА 5. ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ 1. Понятие политического режима, его типы 2. Авторитарный политический режим: сущность и характерные черты 3. Тоталитарный режим: сущность и характерные черты

1. 1 Понятие политического режима • Политический режим – это способ функционирования политической системы, совокупность средств и методов реализации государственной власти, определяющих характер политической жизни, политического сознания и политической культуры общества.

Основные параметры политического режима: 1. объём полномочий государственной власти, 2. способы и методы её деятельности, 3. степень свободы граждан

Типология политических режимов по Аристотелю Правильные формы государства – ради общего блага Неправильные формы государства — ради частного блага Монархия Тирания Немногие Аристократия Олигархия Многие Полития (Демократия) Демократия (Охлократия) Кто правит Один

Характеристики демократического и деспотического форм правления по Г. Лассуэллу и А. Каплану Характеристики Демократические режимы Власть распределена по Расположение «вертикали» и власти «горизонтали» «Открытая» элита Личность Ограниченное По закону Контроль за властью «снизу» реальный Форма правящей элиты Приоритет Использование насилия Контроль Деспотические режимы Власть сконцентрирована в одних руках «Закрытая» элита Государство Широкое Произвольное Контроль за властью «снизу» минимизирован

Типология политических режимов по Р. Далю Уровень допустимой политической конкуренции Полная Нет Конкурирующие олигархии Полиархии Закрытые гегемонии Включающие гегемонии Небольшая Большая Часть населения, имеющая право участвовать в системе публичной политики

Типология по В. А. Мельнику • авторитарный; • тоталитарный; • демократический.

Соотношение политических режимов Тоталитаризм Авторитаризм Тотальная демократия Криминальная демократия Демократия

2. Авторитарный политический режим: сущность и характерные черты • Авторитаризм (фр. autoritarisme = лат. auctoritas власть, влияние) – самовластие, государственный строй, характеризующийся режимом личной власти, диктаторскими методами правления.

Характерные признаки авторитаризма: Ø монополия на политическую власть в стране; Ø культ лидера, вождя; Ø бесконтрольность исполнительной власти, представленной одним харизматическим лидером или (как временное явление) – небольшой группой лиц; Ø отсутствие политической конкуренции; Ø использование незаконных с точки зрения международного права средств и методов борьбы с политической оппозицией; Ø существенное ограничение политических прав и свобод граждан; Ø бесконтрольное и нелегитимное применение силы в борьбе с политическими оппонентами.

3. Тоталитарный режим: сущность и характерные черты • Термин тоталитарный содержит латинский корень totalis, который переводится на русский язык как весь, полный, целый, всеохватывающий, всеобъемлющий.

Основные характеристики тоталитаризма: v интересы государства отождествляются с интересами общества и постулируются как высшие интересы; v единственная государственная идеология, исключающая публичную идеологическую конкуренцию; v единственная партия, иерархически организованная и руководимая одним человеком – харизматическим лидером; v культ личности вождя; v государственная монополия на средства производства; v полный контроль государства над всеми без исключения сферами жизнедеятельности общества и индивида; v широкое и эффективное применение всех форм насилия, в том числе и в политических целях; v государственная монополия на все средства коммуникации, исключающая неконтролируемую публичную конкуренцию мнений.

Новый глобальный беспорядок и рост деспотизма — Австралийский институт международных отношений

Во вторник, 14 мая, профессор Джон Кин из Сиднейского университета говорил с Институтом о подъеме новых политических режимов, угрожающих установившимся, разделяющим власть демократиям во всем мире. мир, лучше всего описанный старым термином, деспотизм. Растущие мировые державы, такие как Россия и Китай, и многие более мелкие страны, такие как Турция, Венгрия, Саудовская Аравия и Туркменистан, имеют общие черты, которые отличают их от более привычных ярлыков, таких как тоталитарный, авторитарный или диктаторский.

Он отметил, что эти деспотические режимы связаны не только финансово и политически, но и идеологически в стремлении подорвать установившийся глобальный порядок верховенства закона и демократии. Все эти деспотические режимы считают себя своего рода демократиями (российская «управляемая демократия» или китайская «народная демократия») и основывают свою власть на суверенитете своих граждан, при этом провозглашая свою версию демократии выше традиционной западной концепции.Эти деспотические режимы используют инструменты, которые создают иллюзию демократии без передачи реальной политической власти гражданам. Это «призрачные демократии»; как и фантомные беременности, люди, которые их переживают, думают, что они настоящие.

Профессор Кин выделил девять черт, присущих новым деспотическим режимам: (1) деспотические режимы понимают, что согласие народа является источником их продолжающейся власти; (2) каждый деспотический режим строится на отношениях патрон-клиент, которые подрывают верховенство закона (3) все деспотические режимы являются плутократическими, используют государственный капитализм и порождают огромное неравенство в богатстве (4) деспотические режимы контролируют все формы политического дискурса, часто представляя конфликтующие позиции, чтобы как привлечь, так и изолировать свое население и предотвратить любые серьезное независимое движение против государства (5) деспотические режимы имеют большой богатый средний класс (6) все деспотические режимы проводят выборы, хотя реальная власть не передана гражданам (7) деспотические режимы используют широкие государственные средства массовой информации для пропаганды своих идеологий ( 8) деспотические режимы маскируют насилие со стороны государства с помощью страха и пыток (9) все деспотические режимы претендуют на то, чтобы служить примером обществ, основанных на Все права защищены, хотя на самом деле это фасад, изобилующий коррупцией и несправедливостью.

Профессор Кин заметил, что, похоже, демократия «умирает незаметно». Меньшие и новые демократии становятся жертвами деспотизма по всему миру под влиянием растущих мировых держав. Между тем, даже такие давно установившиеся демократии, как Соединенные Штаты, Великобритания и многие европейские страны, теряют доверие перед этими деспотическими режимами. На вопрос о том, как противостоять приближающемуся натиску и опровергнуть аргументы против наших систем правления, он предложил демократическим странам очистить свои авгиевы конюшни от растущего неравенства и коррупции, например, с помощью эффективных наблюдателей за коррупцией и институционального признания прав коренных народов.Он признал, что национализация СМИ могла бы бороться с разрушительным воздействием богатых медиа-баронов с их собственными программами, но предположил, что это тема для другого дня.

В ответ на вопрос о механизмах внутри коммунистической партии Китая, позволяющих массовое участие членов партии в формировании политики, он сказал, что это не так уж много — они не были подлинно демократическими, а были просто частью фантомной демократии. Профессор Кин покинул аудиторию, чтобы подумать, как демократические общества, такие как Австралия, должны бороться с ростом деспотизма.Он призвал нас задуматься о существовании врожденной ценности демократических систем перед лицом критики со стороны деспотических режимов за то, что демократия исчерпала себя. Поступить иначе может означать конец демократии в том виде, в каком мы ее знаем.

Отчет Николаса Кономоса
AIIA NSW, стажер

Профессор Кин в беседе с аудиторией после своего выступления

Монтескье в поисках на JSTOR

Абстрактный

По мнению большинства ученых, Монтескье утверждает, что страх грозит потерей себя.Вне связи с разумом, страх — это эмоция, которая, как предполагается, не позволяет человеку действовать с помощью каких-либо моральных или рациональных средств. Страх также основан на ликвидации гражданского общества; промежуточные институты и множественные социальные структуры разрушаются, чтобы деспоты могли действовать с абсолютной властью и насилием. Я утверждаю, что эта точка зрения не отражает теорию Монтескье. Согласно моему альтернативному мнению, страх тесно связан с нашей способностью к разуму и нашим самоощущением.Он построен на сети элит, верховенстве закона, нравственном воспитании и традиционных институтах гражданского общества. Я прихожу к выводу, что социальная наука двадцатого века по-прежнему слишком обязана традиционным интерпретациям взглядов Монтескье, и современным теоретикам лучше подойдет альтернативный анализ, предложенный здесь.

Информация о журнале

Американский обзор политической науки (APSR) — самый продолжительный публикация Американской ассоциации политических наук (APSA).APSR, впервые опубликовано в ноябре 1906 г. и выходит ежеквартально. выдающийся политологический журнал в Соединенных Штатах и на международном уровне. APSR представляет исследования из всех областей политической науке и содержит обширный рецензионный раздел дисциплина. Раньше APSR также охватывал личные и кадровые позиции профессии, как и у предшественницы, Материалы APSA.

Информация об издателе

Американская ассоциация политических наук, основанная в 1903 году, является крупнейшим профессиональным общество для людей, занимающихся изучением политики и управления.APSA объединяет политологов из всех областей исследований, регионов и профессиональные усилия. Хотя большинство членов APSA — ученые, которые преподают и проводят исследования в колледжах и университетах США и за рубежом, четверть работы вне академических кругов в правительстве, исследованиях, организациях, консалтинговых фирмах, средства массовой информации и частное предпринимательство. Для получения дополнительной информации об APSA, его публикации и программы см. на сайте APSA.

Авторитарные режимы стремятся воспользоваться пандемией коронавируса

Пандемия COVID-19 и связанный с ней экономический кризис окажут глубокое влияние на мир, включая потенциальные угрозы демократии как внутри страны, так и за рубежом.Подробнее о том, как Соединенным Штатам следует реагировать на угрозы демократии внутри страны, см. Брайан Катулис и Тревор Саттон «Не позволяйте реакции США на кризис с коронавирусом нанести больший ущерб демократии».

Пандемия COVID-19 активизирует усилия авторитарных правительств, поскольку режимы усиливают свою хватку у себя дома, используя возможность продвигать свою повестку дня за рубежом. За последние несколько лет автократические правительства стали по своей природе все более напористыми.Нелиберальная и недемократическая модель правления, которую отстаивают в первую очередь Россия и Китай, по-видимому, набирает силу, особенно когда Соединенные Штаты и другие демократии обращаются внутрь себя, чтобы справиться с внутренними проблемами. Как свидетельствовал бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Расмуссен в Палате представителей США в феврале 2019 года: «Тирания снова пробуждается ото сна». Эта напористость не ограничивается национальными границами; только в прошлом году разведывательное сообщество США предупредило, что «Россия и Китай стремятся формировать международную систему и динамику региональной безопасности и оказывать влияние.”

Помимо серьезных последствий для граждан каждой соответствующей страны, если эта тенденция сохранится, это может привести к опасному новому уровню конкуренции между мировыми державами именно в то время, когда им необходимо работать вместе для борьбы с глобальной пандемией и другими возникающими угрозы.

Существует три четких тенденции в том, как авторитарные государства отреагировали на COVID-19 способами, которые могут иметь разветвления, которые продлятся далеко за пределами ответа на пандемию: консолидация власти внутри страны; стремление к геополитическому преимуществу в условиях кризиса; и пытается ослабить демократию изнутри.

Усиление дома

Автократические режимы, хотя внешне кажутся сильными, часто бывают хрупкими. Их лидеры постоянно беспокоятся о стабильности режима. Такой кризис, как пандемия COVID-19, дает таким лидерам возможность консолидировать власть и усилить контроль над страной.

Вспышка COVID-19, в частности, представляет собой уникальное сочетание обстоятельств, которое созрело для эксплуатации. Поскольку страхи достигли рекордно высокого уровня, люди ищут лидеров, которые наведут спокойствие и порядок.И в условиях кризиса такого масштаба люди хотят быстрого, надежного и всеобъемлющего национального ответа, который может обеспечить только сильное правительство. Усилия стран по отслеживанию распространения вируса также привели к сбору огромного количества личных данных. Например, отслеживание смартфонов может иметь решающее значение для законной причины отслеживания распространения вируса, но в чужих руках эти полномочия могут легко привести к злоупотреблению гражданскими свободами. Между тем, резкой реакции внутри страны или со стороны международного сообщества вряд ли будет.Массовые протесты или демонстрации либо запрещены, либо законно поставят под угрозу здоровье людей, а мировые лидеры и мировое общественное мнение поглощены COVID-19, что дает автократам возможность принимать меры, которые в противном случае были бы решительно осуждены.

Честолюбивые лидеры в странах с приходящей в упадок демократии по всему миру наращивают свою мощь в условиях кризиса. И Виктор Орбан из Венгрии, и Родриго Дутерте из Филиппин добивались широких полномочий для борьбы с распространением COVID-19, которые их законодательные органы послушно предоставили даже на фоне критики со стороны правозащитных групп и активистов.Возможно, нигде захват власти не был яснее, чем в Москве, где президент России Владимир Путин объявил, что он будет президентом на неопределенный срок. Вот уже несколько месяцев, как предпринимаются деликатные усилия по принятию сложной серии конституционных поправок, которые позволят реструктурировать российское правительство с целью сохранения президента Путина в качестве центральной политической силы в стране. Пакет был тепло встречен общественностью, и позднее в этом месяце был проведен референдум, но с тех пор Путин отказался от любых предлогов, даже упомянув COVID-19 как причину, по которой на верхушке правительства должна быть стабильность.

Российское правительство также усилило свои возможности наблюдения в связи с новым обоснованием введения карантина. Это включало усовершенствования в программном обеспечении распознавания лиц, привязанном к сети камер, чтобы ловить людей, нарушающих карантин. Только в Москве таких камер 178 тысяч, в этом году планируется установить еще 9 тысяч. Также продолжаются операции по мониторингу социальных сетей на предмет распространения ложной информации о вспышке.

Автократические правительства могли бы легко использовать эти новые инструменты вне борьбы с пандемией в будущем, чтобы укрепить свою власть и подавить инакомыслие.

В поисках геополитического преимущества в условиях кризиса

Современные авторитарные режимы доказали своему народу, что их модель правления сильнее и лучше подходит для решения крупномасштабных проблем, чем так называемые беспорядочные демократии. Это авантюра, в которой люди готовы отказаться от некоторых своих свобод ради защиты, которую может предложить могущественная государственная структура. Режимы нацелены этой пропагандой не только на своих избирателей, но и на международную аудиторию, стремясь заручиться поддержкой страны и ее системы управления.На фоне такой масштабной глобальной угрозы, как COVID-19, когда необходимо сильное центральное правительство, авторитарные правительства пытаются продвигать этот нарратив.

Китай упорно трудился над тем, чтобы превратить свой имидж на мировой арене из источника глобальной вспышки в способную и доброжелательную мировую державу, способную бороться с распространением инфекции в пределах своих границ и оказывать помощь пострадавшим странам по всему миру. Теперь, когда вирус продолжает свой разрушительный путь в Италии и распространяется по Европе и США, Китай использует кризис в попытке создать долговременную политическую валюту.Глобальная реакция на помощь Китая в трудную минуту была заметной. Министр внутренних дел Чехии Ян Хамачек заявил, что Китай — «единственная страна, способная поставлять в Европу такие объемы». Президент Сербии еще сильнее обнял его, поцеловав китайский флаг и сказав: «Я верю в своего брата и друга Си Цзиньпина и верю в помощь Китая», назвав европейскую солидарность «сказкой на бумаге». Однако это далеко не универсальная точка зрения в Европе, поскольку и правительства, и граждане выражают мнение, что авторитарная система Китая несовместима с институтами Европейского Союза.Некоторое китайское оборудование было возвращено из-за дезертирства, что делает реальную возможность обратной реакции против Китая.

Между тем Кремль также активно занимается связями с общественностью. Президент Путин назвал низкий уровень инфицирования в России результатом быстрого реагирования, позволившего сдержать распространение. Москва также поддерживает своих стратегических союзников за рубежом. На прошлой неделе российская армия начала доставлять медицинскую помощь в Италию, чтобы помочь в борьбе со вспышкой болезни, в знак доброй воли, который Москва назвала «Из России с любовью».«В течение последних нескольких лет Россия уже поддерживала тесные связи с Италией, одним из основных членов НАТО и ЕС, даже прося помощи у Рима в снятии санкций ЕС в связи с аннексией Крыма. Этот жест, скорее всего, не будет забыт, когда в следующий раз ЕС потребуется повторно санкционировать эти санкции. Совсем недавно Москва совершила шокирующий поступок, направив полный самолет медицинской помощи в Соединенные Штаты, у которых есть свои санкции в отношении России. Фактически, компания, производившая российские вентиляторы, находилась под руководством У.С. Санкции с 2014 года — информация, которая, несомненно, будет использована в будущих усилиях по снятию санкций.

Попытка ослабить демократию изнутри

Как и в течение нескольких лет, авторитарные режимы все чаще распространяют дезинформацию через границы, используя как государственные СМИ, так и социальные сети. Как правило, цель таких кампаний дезинформации — использовать открытую информационную среду в демократических странах, чтобы ослабить их предполагаемых противников изнутри, сея раздор и раздор среди населения.Они делают это, продвигая теории заговора, усиливая ненавистническую и разжигающую риторику и вмешиваясь в выборы, как на президентских выборах в США в 2016 году. Значимость, серьезность и масштабы вспышки COVID-19 являются хорошей мишенью для эксплуатации. И это именно то, что было сделано.

В ходе внутреннего анализа дезинформационный проект Службы внешних действий ЕС, EUvsDisinfo, показал, что «в российских государственных СМИ и прокремлевских СМИ продолжается масштабная дезинформационная кампания в отношении Covid-19.Согласно отчету, прокремлевский контент продвигал теорию заговора о том, что вирус был создан Западом. Это сообщение перекликалось с кампанией дезинформации 1980-х годов, которая распространила теорию заговора о том, что военные США изобрели ВИЧ / СПИД. Российская кампания также пытается усилить обеспокоенность граждан, особенно в Италии, по поводу способности правительств справиться со вспышкой, обвиняя капиталистов в попытках нажиться на кризисе и хваля Путина в борьбе со вспышкой. Последующий анализ показал, что Россия также нацелена на своих граждан, используя иную трактовку COVID-19 как формы иностранной агрессии.

В попытке ослабить и подорвать реакцию западных стран на COVID-19, Министерство здравоохранения и социальных служб США подверглось кибератаке на свои системы. Хотя о каких-либо подозрениях в причастности не сообщалось публично, считается, что это работа актера из иностранного государства.

Кремль — не единственный режим, стремящийся использовать пандемию. Стремясь отвлечься от того факта, что вирус возник в пределах его собственных границ, Китай развернул широкую кампанию дезинформации.Это не было сделано с помощью троллей в масках и фальшивых онлайн-персонажей; Представитель министерства иностранных дел Китая Чжао Лицзянь выдвинул теорию заговора о том, что за вирусом стоит армия США. Китай также воспользовался другими возможностями для консолидации власти и влияния, используя экономический спад на Западе после COVID-19 и политический капитал, полученный за границей, чтобы захватить стратегически важные отрасли, такие как 5G, ослабить трансатлантические отношения и ускорить их развитие. давние стратегические цели.

Что это значит для мира после COVID-19

К сожалению, эти тенденции указывают на тревожное направление. Пандемия COVID-19 — это глобальный кризис, и с ним можно справиться только путем конструктивного сотрудничества между мировыми державами. Пандемия и связанный с ней экономический кризис в некотором смысле стали тревожным сигналом о том, что будущие вызовы безопасности все чаще будут становиться нетрадиционными угрозами, такими как пандемии или изменение климата. Противодействие этим угрозам требует сотрудничества между великими державами.К сожалению, если описанные выше тенденции сохранятся, мировые державы, похоже, будут двигаться в противоположном направлении, поскольку вспышка COVID-19 ускоряет движение к усилению геополитической конкуренции.

Международная политика реагирования на пандемию будет марафоном, а не спринтом. Но есть шаги, которые можно предпринять на этом пути, чтобы помочь сформировать его.

В ближайшем будущем демократические государства должны более четко понимать свою работу в ответ на COVID-19. Германия и Франция отправили в Италию больше масок, чем в Китай, но Китай больше рекламирует их вклад.ЕС начинает лучше информировать об этом, и эти усилия по просвещению общественности следует продолжать и расширять. Приоритетом должна быть помощь тем, кто в ней нуждается, но демократии также не должны уступать битву нарративов авторитарным режимам.

В среднесрочной перспективе демократические правительства должны сделать дипломатическим приоритетом обеспечение того, чтобы страны, объявившие чрезвычайные меры, свернули свои полномочия после того, как кризис утихнет, и это будет целесообразно. Маловероятно, что наступит четкий особый момент, когда вспышка будет разрешена, и обеспечение того, чтобы государства не попали в ловушку бесконечных чрезвычайных полномочий, должно быть как моральным, так и стратегическим приоритетом для Соединенных Штатов.Это особенно актуально для стран, которые до вспышки COVID-19 находились на отрицательной траектории, включая Венгрию и Филиппины.

В долгосрочной перспективе Соединенные Штаты и их демократические союзники должны возглавить глобальные усилия по обеспечению международной инфраструктуры для борьбы с нетрадиционными угрозами, такими как пандемии. Одна из причин, по которой мировые державы попадают в позицию растущей конкуренции, заключается в том, что существующая международная архитектура в значительной степени недостаточна для того, чтобы справиться с текущим кризисом.В будущем появятся новые глобальные вызовы, не знающие границ. Например, изменение климата окажет серьезное влияние на глобальную безопасность и сделает вторичные воздействия, такие как пандемии и массовая миграция, более распространенными. Заблаговременное создание основы для более тесного сотрудничества поможет предотвратить будущие кризисы конкуренции.

Джеймс Лэмонд — старший советник по политике в Центре американского прогресса.

Чтобы найти самые свежие ресурсы CAP по коронавирусу, посетите нашу страницу ресурсов по коронавирусу .

Project MUSE — Гибридные режимы Центральной Америки

По мере приближения стран Центральной Америки к XXI веку они представляют картину, разительно отличающуюся от ситуации предыдущего десятилетия. 1 В начале 1980-х только Коста-Рика была действующей демократией. К 1990 году впервые в их коллективной истории всеми пятью странами Центральной Америки управляли гражданские президенты, вступившие в должность в результате выборов.Все пятеро также испытали некоторую ротацию власти: в каждом случае президент одной партии добровольно уступал власть избранному преемнику конкурирующей партии. Что еще более важно, к 1994 году усилия по национальному примирению предпринимались в трех странах региона, которые были основными очагами вооруженного конфликта: Никарагуа, Сальвадор и Гватемала.

Это замечательные достижения не только потому, что они произошли немногим более десяти лет, но и потому, что они имели место в некоторых из беднейших стран континента в разгар гражданской войны и с окончанием холодной войны. оказавшее меньшее, чем ожидалось влияние. 2 Они подтвердили утверждения о том, что «демократии, такие хрупкие, как саженцы, изо всех сил пытаются пустить корни по всей Центральной Америке», и привели к обнадеживающим прогнозам относительно перспектив этих «саженцев». 3

Несмотря на эти признаки прогресса, некоторые наблюдатели по-прежнему настроены скептически. В течение 1980-х годов ученые отмечали, что «демонстрационные» выборы, проводимые в первую очередь для завоевания международной легитимности, не могут считаться показателями неограниченного политического участия, и они утверждали, что государства Центральной Америки трансформируются в «демократии низкой интенсивности», неспособные проводить широкие социальные мероприятия. изменение по шкале [End Page 72] буржуазных революций прошлого. 4 В своей работе я утверждал, что выборы могут иметь реальное значение даже в условиях авторитарного правления или гражданской войны, но предупреждал об «заблуждении электорализма», то есть о вере в то, что простое проведение выборов направит политические действия в мирные соревнования между элитами, победители которых получают общественную легитимность. 5 Поскольку опыт Центральной Америки показывает, что в прошлом выборы и политические партии были недостаточны для создания демократии, их нынешнее распространение вызывает определенное недоверие.Они могут означать важный шаг вперед в расширении гражданских прав, политического равенства, участия, оспаривания и подотчетности — или они могут сигнализировать о начале нового цикла либерализации, за которым последуют репрессии, увековечивая модель, которая долгое время преследовала страны область.

Каковы перспективы демократии в Центральной Америке? Свернется ли политическая система региона к откровенному авторитарному правлению, закрепит ли свои демократические завоевания или застрянет на какой-то средней «гибридной» территории? Смогут ли всенародно избранные правители управлять, или они будут подавлены глубоким политическим вырождением и неуправляемостью, которые характеризовали послевоенную эпоху в Африке и других регионах? За исключением Коста-Рики, все страны Центральной Америки переживают неопределенный и непредсказуемый переходный период; таким образом, жюри по этим вопросам еще не принято.Однако, основываясь на имеющихся данных, я бы предложил следующий прогноз:

Во-первых, вероятность регресса к «реакционному деспотизму», как правило, мала, с некоторыми вариациями от страны к стране. Реакционно-деспотические режимы особенно маловероятны в Коста-Рике и Гондурасе, где они ранее не существовали, а модели компромисса имеют глубокие исторические корни. Шансы на регресс лишь немного выше в Никарагуа и Сальвадоре, где социальные силы претерпели глубокие преобразования, а объективные условия делают компромисс более важным, чем раньше.Иная ситуация в Гватемале, где военно-политические тупики никогда не возникали, этнические конфликты серьезно осложняют переговоры между противоборствующими сторонами, а компромисс не вплетается в социальную ткань.

Во-вторых, вероятность того, что хрупкие демократические структуры региона будут расширяться, консолидироваться и вскоре смогут «приносить пользу» своему населению, также мала. Демократии строятся поэтапно с течением времени; в Центральной Америке, где условия особенно неблагоприятны, любой прогресс должен будет измеряться небольшими приращениями расширения прав и возможностей ранее обездоленных в сочетании с постепенным ограничением авторитета традиционных правителей…

% PDF-1.5 % 1 0 объект > / ViewerPreferences> / PageLayout / SinglePage / PageMode / UseNone / OpenAction [3 0 R / FitH null] / Метаданные 4 0 R >> эндобдж 5 0 obj /Режиссер / CreationDate (D: 20200220232325 + 02’00 ‘) / ModDate (D: 20200220232325 + 02’00 ‘) / В ловушке / Ложь >> эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > / Аннотации [23 0 R 24 0 R 25 0 R 26 0 R 27 0 R 28 0 R 29 0 R 30 0 R 31 0 R 32 0 R 33 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 4 0 obj > транслировать application / pdf

  • 2020-02-20T23: 23: 25 + 02: 00EKT2020-02-20T23: 23: 25 + 02: 002020-02-20T23: 23: 25 + 02: 00TCPDF 6.2.6 (http://www.tcpdf.org) uuid: 76a3a595-f7da-0f73-08ca-d0c286d6c6f5uuid: 76a3a595-f7da-0f73-08ca-d0c286d6c6f5
  • http://ns.adobe.com/pdf/1.3/pdfAdobe PDF Схема
  • http://ns.adobe.com/xap/1.0/mm/xmpMMXMP Схема управления носителями
  • Внутренний идентификатор на основе UUID для конкретного воплощения документа InstanceIDURI
  • http://www.aiim.org/pdfa/ns/id/pdfaidPDF/A ID Schema
  • internalPart of PDF / A standardpartInteger
  • внутренний Поправка к стандарту PDF / A amdText
  • внутренний Уровень соответствия стандарту PDF / A Текст
  • конечный поток эндобдж 6 0 obj > / Аннотации [35 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 7 0 объект > / Аннотации [37 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 8 0 объект > / Аннотации [39 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 9 0 объект > / Аннотации [41 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 10 0 obj > / Аннотации [43 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 11 0 объект > / Аннотации [45 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 12 0 объект > / Аннотации [47 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 13 0 объект > / Аннотации [49 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 14 0 объект > / Аннотации [51 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 15 0 объект > / Аннотации [53 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 16 0 объект > / Аннотации [55 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 17 0 объект > / Аннотации [57 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 18 0 объект > / Аннотации [59 0 R 60 0 R] / PZ 1 >> эндобдж 19 0 объект > / XObject> >> эндобдж 20 0 объект > транслировать x \ Ks6F8 & 37 @ ߚ: $ 4 [ؖ (? HQM Z, oP8 ^ 3J OIFhxpW $ J [- ܍ T41tL% o & $ VHOx :, 7: j4a tCd $, BaEuT>) ITfN \ rN D ب TADpHi ## ЋaJDI «T4D» 4CF a] 쏌 jS + M) 2dHcRX- {M $ B:!> XqX2Vpr J (ȅ6r) Md \ LhSHp, & OF`nʺ

    Депортированный кенийский деятель оппозиции восстает против ‘деспотичного режима ‘| Кения

    Кенийские власти депортировали высокопоставленного представителя оппозиции в результате широкомасштабного подавления политических оппонентов и усиления конфронтации с судебной властью.

    Мигуна Мигуна, который содержался под стражей в полиции вопреки постановлению суда о его освобождении, был отправлен в Канаду через Европу примерно в 22:00 во вторник.

    «Незаконный деспотический режим … насильственно отправил меня поздно вечером на рейс KLM из Найроби в Амстердам, что является вопиющим нарушением моих конституционных прав, пяти постановлений суда и приличия», — говорится в заявлении Мигуны в среду.

    Адвокат был арестован на прошлой неделе во время рейда на рассвете в его доме в Найроби после участия в имитационной церемонии приведения к присяге лидера оппозиции Раилы Одинги, на которой присутствовали тысячи человек.

    Правительственные юристы назвали церемонию государственной изменой. Три телеканала были закрыты после его трансляции, две из которых возобновили работу. Паспорта четырнадцати оппозиционеров приостановлены.

    Судьи приказали властям освободить Мигуну, но вместо этого во вторник он предстал перед судом в небольшом городке в 60 км (37 миль) от столицы, где ему было предъявлено обвинение в «присутствии и согласии на присягу совершить преступление, караемое смертной казнью ».

    Протестующие сбегают после того, как полиция применила слезоточивый газ в Кисуму.Фотография: Джеймс Кейи / Reuters

    Репрессии и конфронтация с судебной системой произошли через три месяца после того, как Ухуру Кеньятта выиграл еще один пятилетний срок на посту президента в результате повторных выборов, вызванных тем, что Верховный суд аннулировал результаты августовских выборов из-за нарушений.

    Кеньятта выиграл повторное голосование, набрав 98% голосов, но явка составила всего 39% после того, как оппозиция бойкотировала голосование, заявив, что оно не было ни свободным, ни справедливым.

    Одинга отклонил октябрьские выборы как «фальшивые», и Верховный суд снова попросили отклонить их результаты, но он подтвердил победу Кеньятты.

    Аресты и запреты на вещание — шок для кенийцев, которые привыкли к вольным СМИ и непочтительной политической культуре с тех пор, как в 2002 году закончилось десятилетие автократического правления. западный город Кисуму.

    Мужчина был убит шальной пулей после того, как полиция открыла огонь для разгона демонстрантов в соседнем Ахеро, родном городе Мигуны.

    Во вторник вечером судья высокого суда Лука Кимару приказал прекратить все судебные разбирательства против Мигуны до тех пор, пока полиция не доставит его в суд Найроби, как это было ранее приказано.

    Кимару ранее постановил, что старшие полицейские виновны в неподчинении постановлению суда об освобождении Мигуны, и вызвал их к себе.

    Том Каджванг и Мигуна Мигуна (справа) на имитационной церемонии в честь лидера оппозиции Одинги. Фотография: Бен Кертис / AP

    По словам его адвокатов, вместо этого Мигуна был посажен на рейс KLM, вылетавший из Найроби в Амстердам.

    Нам достоверно известно, что Мигуна Мигуна была вынуждена сесть на рейс KLM для «депортации» в Канаду.А как депортировать кенийца? Эту страну наводнили преступники.

    — Нельсон Хави (@NelsonHavi) 6 февраля 2018 г.

    Власти заявляют, что Мигуна не выполнил административные процедуры после получения канадского гражданства несколько лет назад и поэтому больше не считался гражданином Кении.

    Это требование было оспорено адвокатами и сторонниками Мигуны, которые заявили, что он баллотировался на нескольких выборах в прошлом году. Только граждане Кении могут стоять.

    Overnight, официальный сайт правительства сообщил: «Мигуна направляется домой.

    Мигуна сообщил журналистам в суде, что его продержали пять дней без доступа к семье или адвокату в условиях, «непригодных для человеческого существования».

    В редакционной статье кенийской газеты Nation говорится, что власти посылают неверный сигнал, решая, «какие законы и постановления суда подчиняться, а какие — игнорировать».

    «В условиях демократии соблюдение верховенства закона и уважение к таким институтам, как судебная система, являются важными связями, которые скрепляют страну», — говорится в заявлении.

    Отчет: Государственная информационная служба Египта публикует исследование, раскрывающее «деспотический режим» Катара

    КАИР — 13 октября 2020 года: Государственная информационная служба Египта (ГИС) опубликовала исследование о том, как катарский режим, согласно отчету, является «одним из самых низменных режимов», учитывая его отношение к катарскому народу.

    Ниже приводится стенограмма исследования, опубликованного SIS:

    Через свои средства массовой информации катарский режим берет на себя роль защитника демократии и направляет критику и советы всем народам земли, кроме несчастного народа Катара.Народ Катара находится под властью одного из худших деспотических режимов, режима, который был разработан для управления «вотчиной» или «частной собственностью».

    Режим контролирует все аспекты жизни в Катаре и обладает всеми богатствами и ресурсами; Эмир вместе со своими лицемерными и хищными дружками порабощает катарский народ. Катарский режим практически отрицает существование собственного народа и посвящает свое время чтению лекций другим народам о демократии и правах человека; представления, которых полностью лишены их собственные люди.

    Государство Катар не знало конституций более 30 лет с момента обретения независимости в 1970 году до 2004 года, когда была издана первая конституция государства. Фактически конституция 2004 года была не чем иным, как документом, который кодифицировал и узаконил те же механизмы контроля и угнетения, которые широко практикуются Хамадом бин Халифой Аль Тани и его сыном и преемником Тамимом.

    Согласно этому исследованию, составленному Государственной информационной службой, так называемая «постоянная конституция Катара» лишена самых элементарных гарантий основных прав и свобод.Эта так называемая конституция также закрепляет абсолютную власть эмира и налагает серьезные ограничения на основные права граждан Катара. Эта конституция фактически лишила все институты каких-либо эффективных полномочий и сосредоточила все это в руках эмира. Итак, как они могут проповедовать миру качества, которыми они не обладают? Это ситуация в вотчине Эмира?

    Неконституционная Конституция

    Прочитав 150 статей конституции Катара, мы обнаружим, что методы управления Катаром поистине беспрецедентны в этом столетии и даже в предыдущем.Эмир Катара в 2004 году издал конституцию и назвал ее постоянной конституцией Катара, что в некотором смысле проблематично. Не существует такой вещи, как постоянная конституция, поскольку в любую конституцию можно вносить поправки, и на самом деле в статье 148 конституции Катара говорится, что поправки в конституцию могут быть внесены через 10 лет с даты ее обнародования. Без сомнения, реальный мотив объявления конституции постоянной состоит в том, чтобы посеять отчаяние в сердцах катарского народа и удержать его от оспаривания абсолютной власти эмира, которая защищена конституционными статьями, которые не могут быть изменены в соответствии с самой конституцией.

    В преамбуле конституции говорится, что она была издана Хамадом бин Халифа Аль Тани, который представляет конституцию как дар от эмира. Хамад сказал, что эта конституция направлена ​​на воплощение демократического управления и народного участия людей. Однако конституция полностью противоречила обещаниям Хамада.

    Ограниченные права

    Законодатель посвятил третью главу так называемой Постоянной конституции Государства Катар правам и обязанностям общества.Тем не менее, в этот документ не были включены даже самые основные права человека, и многие из них упущены из виду. Права, упомянутые в документе, поверхностно предусматривают сохранение права каждого гражданина на личную свободу, защиту от произвольного задержания и свободу передвижения, но на самом деле эти права отменяются добавлением фразы «кроме случаев, предусмотренных законом». в конце ряда важных статей. Это оставило дверь широко открытой для режима, чтобы полностью игнорировать все основные права и ограничивать их, насколько это возможно.Некоторые права могут быть ограничены до такой степени, что они могут быть полностью приостановлены, такие права включают права на ассоциации и мирные собрания, а также свободу выражения мнений.

    Некоторые права были четко оговорены, но отнимались от них таким образом, что приводили к их ограничению и приостановлению, и есть некоторые другие права, которые в «конституции» прямо никогда не упоминаются.

    Права, которые никогда не упоминались

    · Конституция не гарантирует и не упоминает право на мирную забастовку

    · Конституция Катара действительно гарантирует или упоминает свободу передвижения и иммиграции, и она не запрещает произвольное принудительное перемещение граждан.

    · Конституция Катара не допускает существования синдикатов или профсоюзов.

    · Конституция Катара не затрагивает право на создание политических партий.

    · Конституция не запрещала рабство, угнетение и насильственную эксплуатацию человека.

    · Конституция криминализирует нарушение общественных прав и свобод, гарантированных ее положениями и законом.

    Права… Но…

    · Конституция Катара в статье 35 запрещает дискриминацию по признаку пола, происхождения, языка или религии.В статье игнорируется положение о недискриминации по признаку расы, цвета кожи, языка, инвалидности, социального уровня, политической или географической принадлежности или по любой другой причине.

    · Статья 41 конституции гласит, что катарское гражданство и его положения определяются законом, без статьи, определяющей, кто имеет право на приобретение гражданства. Закон не предоставлял гражданство никому, рожденному от матери Катара, за исключением тех же условий, которые могли бы предоставить гражданство каждому жителю Катара, не являющемуся катаром, без каких-либо преимуществ в связи с его рождением от матери Катара, и это серьезное нарушение. принципа гендерного равенства.

    · Статья 44 Конституции гласит, что право граждан на собрания гарантируется в соответствии с положениями закона. Лучше было бы оговорить, что это право реализуется уведомлением. Без ссылки на закон, который впоследствии был принят с произвольными положениями, запрещающими собрания.

    · Статья 45 Конституции гласит, что свобода ассоциации гарантируется в соответствии с условиями, установленными законом.Впоследствии был издан закон с произвольными положениями, запрещающими создание ассоциаций.

    · Статья 48 Конституции гласит, что свобода печати, печати и публикации гарантируется в соответствии с законом. Ситуация в этой статье не сильно отличается от двух предыдущих, поскольку власти Катара в 1979 году издали закон, ограничивающий свободу выражения мнений, позволяющий заключать журналистов в тюрьму и закрывать учреждения печати.

    · Статья 57 конституции требует, чтобы граждане, жители и посетители уважали общественную мораль и принимали во внимание национальные традиции и устоявшиеся обычаи, не давая четкого определения этих слишком широких терминов, которые могут иметь тысячу значений. Таким образом, эта некорректная статья позволяет законодателю принимать законы и санкции по своему усмотрению в рамках предусмотренных ею рамок.

    · Статья 58 Конституции Катара касается права на убежище.Он не дает никаких гарантий просителям убежища и не обеспечивает им защиты, предоставляемой беженцам, что является явным нарушением Конвенции 1951 года о правах беженцев и общепринятых международных норм. Отказ Катара подписать Конвенцию 1951 года не оправдывает его несоблюдение международных обычаев, которые сами по себе являются одним из основных источников международного права. Следовательно, конституционный текст о предоставлении убежища в Конституции Катара не обязывает законодателя предоставлять необходимые гарантии для защиты просителей убежища.

    Деспотическое правление

    Четвертая глава Конституции Катара — это не что иное, как набор текстов, наделяющих эмира и правящую семью абсолютной властью, и это некоторые из ее особенностей.

    Нет разделения властей

    В современных демократических странах существует четкое разделение между тремя ветвями власти: «исполнительной, законодательной и судебной», и это предусмотрено статьей 60 Конституции, но на самом деле все полномочия находятся в руках эмира. и статья 60 не определяет разделения властей.Эмир является главой государства и держит все бразды правления исполнительной, судебной или законодательной, поскольку он назначает Совет министров и назначает всех членов Законодательного совета на сегодняшний день в нарушение катарских норм. Конституция, которая предусматривала избрание двух третей совета, но в стране до сих пор не было выборов. Что касается судебной власти в Катаре, то эмир осуществляет полный контроль над ней, поскольку он имеет право назначать председателя Кассационного суда, который также является главой Высшего судебного совета, без установления конкретных мер контроля за его назначением, и без рекомендации Совета судей.

    После предыдущего представления метода назначения членов правительства, Совета шуры и судебной власти становится ясно, что эмир обладает абсолютным контролем над тремя ветвями власти в нарушение признанного и принятого принципа разделения властей. по всему миру.

    Полномочия Эмира

    1. Заключение международных договоров

    · Статья 68 давала эмиру право заключать международные договоры, и от него требовалось только уведомить Совет шуры; это является явным нарушением неотъемлемого права законодательной власти ратифицировать договоры.Только мирные договоры и соглашения, касающиеся прав суверенитета и территориальной целостности государства, должны быть одобрены Советом шуры, имея в виду, что такие соглашения, имеющие большое значение в конституциях многих других стран, должны быть одобрены всенародным референдумом. Конституция в этой статье также отменяет все международные нормы, поскольку она допускает существование секретных положений в договорах, заключенных Катаром.

    2. Объявление военного положения

    · Статья 69 об объявлении военного положения ошибочна, поскольку дает эмиру право объявлять военное положение без каких-либо ограничений.Он не требовал от эмира получения одобрения Совета шуры, за исключением продления срока его выполнения, имея в виду, что эмир волен определять продолжительность этого периода. Эта статья в ее нынешнем виде раскрывает право эмира объявлять военное положение на желаемый срок без одобрения парламента.

    3. Объявление войны

    · Статья 71 конституции гласит, что «королевский указ должен быть издан при объявлении оборонительной войны и что наступательная война запрещена.»Эта статья дает эмиру право объявлять войну, не получив одобрения Совета шуры или даже не уведомив его, и, таким образом, правитель может ввергнуть свою страну в войну и ее ужасы, не получив разрешения или даже мнения предположительно единственной избранной власти. в деревне.

    4. Право назначать членов кабинета

    · Статьи 72 и 73 дают эмиру абсолютное право назначать министров и премьер-министра без необходимости заручиться доверием Совета шуры.

    5. Назначение одной трети Совета Шуры

    · Статья 77 конституции Катара гласит, что «Совет шуры состоит из сорока пяти членов. Тридцать из них избираются прямым тайным всеобщим голосованием, а остальные пятнадцать членов назначаются эмиром из числа министров правительства или других лиц. Членство лиц, назначенных в Совет шуры, прекращается с их отставкой или увольнением ». Стоит отметить, что в Государстве Катар еще не проводились выборы, и это является явным нарушением конституции Катара, которая предусматривала, что две трети членов Совета шуры должны быть избраны, и, таким образом, нынешний Совет шуры является полностью состоит из членов, назначаемых эмиром.

    6. Роспуск Совета Шуры

    · Статья 104 конституции дает эмиру абсолютное право распустить Совет шуры указом с указанием причин роспуска, не подвергая свой указ всенародному референдуму, и это является серьезным нарушением независимости законодательной власти и принципа суверенитет народа. Поскольку исполнительный правитель не избирается и не подлежит никакому надзору и имеет право распустить законодательный и надзорный орган, который представляет народ, без соблюдения конституционных положений, признанных во многих странах мира в таких случаях.Фактически это устраняет любые сдержки и противовесы между тремя ветвями власти.

    Совет Шуры (совет без полномочий)

    Статья 76 конституции гласит, что Совет шуры является законодательной властью Государства Катар, и ограничивает полномочия Совета шуры только тремя вопросами: законодательство, утверждение бюджета и надзор за исполнительной властью. Стоит упомянуть, что в Катаре есть однопалатный парламент, что означает, что Совет шуры должен быть единственным всенародно избираемым органом в соответствии с конституцией (а это не так).

    Несмотря на то, что полномочия парламента были ограничены только тремя функциями, катарский законодатель даже еще больше унизил полномочия Совета шуры. Например, катарский законодатель предоставил эмиру право приостановить действие закона даже после одобрения двумя третями Совета шуры без объяснения причин, поскольку третий абзац статьи 106 Конституции гласит, что «Эмир может в случае крайней необходимости , приказать приостановить действие этого закона на период, который, по его мнению, будет соответствовать высшим интересам страны ».Эта статья явно давала эмиру право приостанавливать действие закона на любой срок, что делает эту статью абсурдной, поскольку она дает ему право обходить Совет шуры и останавливать выполнение законов, с которыми он не обязательно соглашается.

    Что касается общего бюджета, статья 107 ставит под угрозу право Совета шуры обсуждать и издавать общий бюджет, поскольку совет не может вносить в него поправки, кроме как с одобрения правительства, и в случае, если он не утвердит бюджет раньше. В начале нового финансового года автоматически утверждается и исполняется общий бюджет за предыдущий год.

    В соответствии со статьей 111 конституции Совет шуры имеет право лишить доверия кабинет или его главу, и он ограничивает отзыв доверия только министрам, а для этого требуется одобрение двух третей членов совета. лишить доверия любого министра.

    В конце концов, статья 92 Конституции гласит, что члены Совета шуры должны принести присягу на верность эмиру. Это полностью подрывает их независимость как членов органа власти, якобы осуществляющего надзор за исполнительной властью, которую возглавляет эмир.

    Эти статьи полностью разрушают действительные полномочия Совета Шуры и делают их бессмысленными.

    Не проводятся выборы, предусмотренные Конституцией

    Хотя статьи 77, 78, 79, 80 и 81 предусматривают выборы членов Совета шуры, катарский режим с момента опубликования этой конституции в 2004 году не проводил ни одного выбора в законодательные органы за последние шестнадцать лет, и поэтому Совет шуры полностью состоит из членов, назначаемых эмиром, и его мандат возобновляется и продлевается королевским указом каждый срок, последний из которых продлевает его до середины 2021 года.Это является полным нарушением статей этой конституции и явным нарушением права на участие в политической жизни, гарантированного Международным пактом о гражданских и политических правах.

    Контролируемая судебная система

    · Статья 134 Конституции запрещает отстранение судей от занимаемых должностей, за исключением случаев, регулируемых законом, и в статье не уточняется исключение, которое разрешает увольнение судей подробно, а конституция не связывает увольнение с дисциплинарной ответственностью. , что делает эту статью свободной и открытой для толкования и тем самым открывает дверь к абсолютному контролю Эмира над судьями.

    · В статье 137, которая касается дел Высшего судебного совета, не оговаривается его членский состав или порядок его формирования, и это оставлено на усмотрение закона, в результате чего этот совет теряет все гарантии своей независимости.

    · Статья 140 позволяет закону определять судебный орган, который разрешает конституционные споры, и это в свете вышеупомянутых статей не обеспечивает надлежащих условий для создания эффективной и независимой судебной системы, которая защищает конституцию и обеспечивает ее применение в законах, изданных Катаром. режим.

    Статьи, относящиеся к Системе управления, не могут быть изменены!

    Деспотический характер Конституции не ограничивался предоставлением эмиру абсолютной власти. Статья 145 укрепила статьи об управлении, не допустив внесения в них поправок. Посредством этой конституции катарский режим перехватил волю людей и лишил их всех прав и свобод.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.