Содержание

что это такое и принципы прагматика.

Нам кажется, что удачливые бизнесмены наделены сверхспособностями: они нацелены на успех и идут к нему 24 часа в сутки. Но не обязательно быть суперменом, чтобы гордиться своими достижениями. Достаточно добавить к своим качествам каплю прагматизма. Совсем чуть-чуть, чтобы не лишиться радости, но шаг за шагом идти к своей цели. В статье пойдет речь о прагматизме: истоках философского течения, критике и практическом применении.

Что такое прагматизм?

Прагматизм — это философское движение, рассматривающее любое познание, действие или идею с точки зрения практической пользы или целесообразности. В переводе с греческого «прагматизм» означает «действие» или «дело». От этого же слова происходят и другие слова – практика, практичность. Главный тезис прагматизма – преодолеть разрыв между теорией и практикой.

Прагматичный человек — это человек разума. Он не живет понятиями «нравится – на нравится», а руководствуется критерием «полезно-бесполезно

». А полезно для него только то, что действительно работает. Его действия и решения объясняются логикой и здравым смыслом. Прагматичный человек знает, чего хочет, умеет абстрагироваться от всего лишнего, ставит перед собой реальные цели и последовательно добивается результата.

В последние годы из прагматизма сделали в некоторой степени в культ. Но критики считают такой подход узким, ограниченным и подходящим только для крайних случаев. Противники прагматизма предупреждают об опасности подхода, который мыслит категориями выгоды и отметает фундаментальные жизненные ценности: добро, красоту, истину.

Пройти тест на тип личности

Эволюция понятия прагматизм.

Основателем прагматизма считают американского философа

Чарльза Пирса, который полтора века назад подробно изложил идеи нового философского направления в своих работах. Но учение Пирса было слишком сложным для понимания, поэтому это философское течение стало популярным после публикаций работ Уильяма Джеймса.

Американский философ и психолог У. Джеймс переписал идеи своего учителя простым и понятным широкой публике языком. Он считал, что философский спор без подтверждения на практике просто не имеет права на существование. А задача философа – не столько познавать, сколько изменять окружающий мир.

Отдельные концепции движения были сформулированы раньше. Сторонниками практической пользы философии были Сократ и

Аристотель, Джон Локк, Дэвид Юм. Но все предшественники пользовались понятиями прагматизма случайно, урывками. Тогда как после популяризации работ известных философов-прагматиков Ричарда Рорти, Джона Дьюи, Уилларда Куайна идея приобрела всеобщий характер. Таким образом, теории стали не загадками без ответов, практическими орудиями для получения результата в ходе практической деятельности.

То, что прагматичность – это американская идея нет ничего удивительного. Американцы были и остаются практичными и реалистичными людьми. Время появления прагматизма совпало с бурным развитием массового производства и технического бума, когда необходимо было решать конкретные жизненные ситуации, а не размышлять о глобальных проблемах.

Кто такой прагматик в хорошем смысле этого слова?

В бытовом понимании такая черта характера как прагматичность вызывает двоякое отношение. С одной стороны прагматик – это лишенный романтики человек, который на первом свидании дарит полезные подарки и не способен на совершение «чего-то эдакого». Но, тем не менее, прагматики-реалисты – успешные предприниматели с аналитическим складом ума.

Чем еще характеризуются прагматики?

  • Им интересен результат, а не процесс. Если нет материального результата, не стоит тратить время на любое дело.
  • Им чужды предвзятость, созерцательность, слюнтяйство, сентиментальность, иллюзии, пустые фантазии и мечтания.
  • В отношениях им не знакома эйфория, значит, отсутствует фаза разочарования.
  • Для них в первую очередь важно дело.
  • Они желают получить лучшее из того, что имеют.

Исторически и генетически сложилось, что прагматичный тип мышления присущ мужчинам. Они рациональны, сдержаны, ориентированы на результат. Но тенденции сегодняшнего времени показывают, что женщины с таким же успехом добиваются целей, строят карьеру, зарабатывают и руководят.

Пройти тест на характер человека

Практичный взгляд на успех: 7 правил прагматика.

Философия прагматизма перекликается с философией успеха. Далее – 7 правил, которые можно перенять у практичных людей, чтобы добиться в жизни большего.

1. Обозначить проблемы, стоящие у вас на пути.

Большинство людей предпочитают не говорить и даже не думать о проблемах. Так они не получают главного – их решения. Прагматики воспринимают проблемы как шанс что-то улучшить. Они не избегают проблем и суровой реальности, признают свои слабые места, но не сдаются. Прагматики анализируют, общаются с  компетентными людьми, составляют подробную стратегию, и шаг за шагом выполняют задуманное.

2. Не концентрироваться на чужих проблемах.

Мы настолько зависим от стресса, что иногда придумываем его себе сами. Не сознательно, а потому что не умеем выстраивать личные границы. Наше неумение отстаивать свою выгоду делает нас зависимыми от впечатлительных подруг, эмоциональных коллег, несдержанного начальника, от всего. Дополнительным стрессом становятся чужие проблемы: «если человеку плохо, я обязан его выслушать». Но человека, осознающего свои желания, гораздо трудней выбить из колеи. В нашей власти сказать другому «нет», ограничить поток негативной информации и отказаться от навязанных обязательств.

3. Не бояться и не переживать.

Мы тратим время на переживания о том, что никогда не случится. Это и есть страх. В XX веке страх не защищает нас от бед, но забирает внутренние силы и захламляет сознание. Чтобы добиться чего хочешь, нужно быть сфокусированными каждый день. Реалисты не пугают себя ужасными сценариями. Они трезво оценивают шансы, анализируют выгоды от удачного ведения дел и наперед продумывают шаги, которые предпримут в случае неудачи.

4. Учиться экономить.

Привычка экономить характерна для всех успешных предпринимателей. Важно отказаться от спонтанных покупок, продиктованных эмоциями – неоправданно дорогих вещей, поездок. Важно выработать в себе привычку складывать сэкономленные деньги в отдельную копилку. Это не обязательно должна быть половина зарплаты. Это может быть 10% от ежемесячного дохода, неожиданная премия или возвращенный долг.

5. Инвестировать.

Даже на перспективной должности не всем удается «дослужиться» до кресла финансового директора или президента компании. Но у трудоспособности есть четкий предел. Работать больше и еще больше, конкурировать с молодыми сотрудниками с годами становится все труднее. Инвестиции – это пассивный доход, который поможет обрести финансовую независимость. Вкладываться не обязательно во что-то экзотическое. Это может быть собственный бизнес или найти хорошего брокера с государственной лицензией.

6. Заботиться о здоровье.

Практичного человека тяжело завлечь в зал мифическими обещаниями о красивой фигуре. Зато подействуют другие аргументы: здоровый, физически крепкий человек лучше соображает, эффективно работает, не тратит деньги на лечение, заботится о себе сам и помогает своим близким. К примеру, стоимость медицинской страховки во многих странах определяется состоянием здоровья: чем оно лучше, тем меньше придется заплатить. Так что любовь американцев к спорту – суровая необходимость, продиктованная прагматизмом.

7. Читать, смотреть, учить только полезное.

Если мы съели что-то вредное, есть радикальный способ избавиться от некачественных продуктов. Но все, что попадает наш мозг, остается там навсегда. Наш мозг – не помойка, поэтому для его качественного развития стоит выбирать наиболее мощные и практичные книги, фильмы или публикации. И главное – общаться с активными, целеустремленными, успешными собеседниками.

Выводы:

  • В основе теории прагматизма лежит принцип полезности: важны только те вещи, которые приносят практическую пользу.
  • Философию прагматизма исповедуют удачливые бизнесмены: только так можно добиться поставленных целей.
  • Прагматики не совершают романтических поступков, зато они не жалуются на жизнь и не позволяют хандрить другим.

Пройти тест на темперамент

Хотите узнать о своих генетических способностях и получить рекомендации для их правильного развития?

Для читателей wikigrowth.ru подарок от профессионалов системы Дизайн Человека. Получите расчет своей карты и её первичную расшифровку совершенно бесплатно!

Что такое прагматичность? — Блог Викиум

Прагматичные люди в жизни опираются лишь на те поступки, которые принесут неоценимую пользу и отличные результаты. Все суждения прагматичные личности строят, основываясь на собственном опыте. В этой статье вы узнаете, что такое прагматичность, и какими чертами обладает прагматичный человек.


Определение прагматичного человека

Само по себе слово «прагматичность» означает какое-то действие. Прагматичный человек относится к материалистам. Такие люди всегда ищут для себя выгоду. Чтобы понять, что такое прагматичный человек, необходимо четко знать, какими чертами он обладает:

  • постановка цели происходит лишь после выявления выгоды;
  • все потраченные усилия должны принести хорошую выгоду;
  • прагматики идут к своей цели, не обращая внимания на эмоции и мнения других людей.

Проявляя заботу по отношению к близкому человеку, прагматик всегда будет помнить о предполагаемом наследстве. Еще одним примером проявления прагматичности можно считать заключение брачного контракта при регистрации брака. Это вовсе не значит, что молодожены не любят друг друга, просто практическим соображениям такие люди придают больше внимания, чем чувствам.

Минусы прагматического подхода

Многие уверены, что у прагматичных людей существует ряд негативных качеств:

  • цинизм;
  • эгоизм;
  • недоверчивость.

Такие качества появляются из-за того, что при достижении собственных целей прагматичные люди не считаются с мнением других людей, а также перед тем как начать действовать, они оценивают выгоду. Прагматики не обращают внимания на эмоциональные порывы, а следуют логике и собственному опыту. У прагматиков есть и хорошие качества — целеустремленность, практичность, разумность. Они ставят перед собой цели и идут к ним.

Как стать прагматичным человеком?

Если вы постоянно повторяете себе «я прагматик», но при этом ваши действия этому не соответствуют, рекомендуем узнать, как стать таким человеком. Для этого:

  1. Научитесь планировать свое время, ставить перед собой ближайшие и долгосрочные цели.
  2. Уделяйте время продумываю действий, которые помогут вам достичь желаемого.
  3. Определяйте сроки выполнения и не уклоняйтесь от заданного графика.

Учтите, что перед тем как ставить себе долгосрочные цели, необходимо написать на листе бумаги все ваши желания. Далее вам потребуется выделить те, которые можно выполнить быстро, а отдельно написать те, для реализации которых вам потребуется больше времени.

Теперь вы знаете, что такое прагматик, и чем он отличается от других людей. Воспитать в себе прагматика может каждый. Главное — помнить, что для движения по жизни необходимо предпринимать действия. Если же вы будете стоять на месте, у вас ничего не получится. Если дело удалось сдвинуть хоть на 1 миллиметр, значит достичь результата со временем вполне возможно.

Умение разбираться в психологии людей каждому пригодится в жизни. Чтобы его получить,  вы можете пройти курс Викиум «Менталист».

Ли Куан Ю: авторитарный творец сингапурского чуда

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Ли сделал Сингапур процветающим и практически свободным от коррупции государством

«Отец сингапурской нации» Ли Куан Ю скончался вечером в воскресенье на 92-м году жизни. Ли управлял островом на посту премьер-министра в течение 31 года: с момента как Сингапур получил независимость в 1959 году.

Расчетливый стратег и беспощадный прагматик, Ли Куан Ю превратил Сингапур из крошечного острова без каких-либо природных ресурсов в процветающую экономику.

Он успешно сплотил сингапурцев для достижения того, что часто называют экономическим чудом, сочетания частного и государственного капитализма.

Ли сделал Сингапур процветающим, современным, эффективным и практически свободным от коррупции — и туда устремились иностранные инвесторы.

Но восхищаясь его экономическими успехами, многие выражают скепсис тем, что стало при Ли Кван Ю с правами человека.

Учеба в Кембридже

Ли Куан Ю родился 16 сентября 1923 года в Сингапуре, в семье третьего поколения китайских иммигрантов.

Его воспитание проходило под сильным британским влиянием, и его дед называл его Харри Ли — под этим именем он и был известен в молодости.

Ли отправили в английскую школу в Сингапуре, но дальнейшее его образование было прервано японской оккупацией, начавшейся в 1942 году.

Автор фото, AP

Подпись к фото,

Ли Куан Ю на выборах в Сингапуре в 1958 году

В течение следующих трех лет он торговал на черном рынке, а также благодаря своему хорошему английскому устроился работать в японский оккупационный департамент пропаганды.

После войны он ненадолго оказался в Лондонской школе экономики, прежде чем перевестись в Кембридж, где он получил двойную степень в юриспруденции.

Во время своего пребывания в Англии Ли стал преданным слушателем радио Би-би-си и даже принимал участие в предвыборной кампании своего университетского товарища, который боролся за место в парламенте графства Девоншир.

Ли со студенческих времен считал себя последовательным социалистом, поэтому по возвращении в Сингапур он не раздумывая пошел в профсоюзное движение и со временем стал одним из главных профсоюзных юристов.

С Малайзией и без

В 1954 году Ли Кван Ю основывает Партию народного действия (ПНД) и становится ее генеральным секретарем. Эту должность он будет занимать следующие сорок лет.

ПНД получила большинство мест в парламенте на выборах 1959 года — Сингапур к тому времени уже обрел фактическую независимость, став самоуправляемым государством в составе Британской империи.

А сам Ли Куан Ю занимает кресло премьер-министра.

Подпись к фото,

В 1969 году Ли Куан Ю (в центре) принимал участие в программе Би-би-си «Панорама»

В 1963 году Ли заключает договор о слиянии Сингапура с Малайзией, но этот союз продлился недолго. Идеологические противоречия и череда ожесточенных столкновений между этническими группами привели к исключению Сингапура из федерации и обретению им уже полноценной независимости.

Для Ли это было непростым решением, так как он рассчитывал, что союз с Малайзией поможет Сингапуру преодолеть наследие колониального прошлого. Он называл это решение «мучительным выбором».

Однако между Сингапуром и Малайзией по-прежнему сохранялись коммерческие и военные связи, а Британия согласилась сохранить здесь свою свою военную базу в качестве гарантии безопасности двух государств.

Ли приступил к масштабной программе реформ, которые должны были превратить Сингапур из «помойки убожества и деградации», как его описывали в местной прессе тех времен, в современное индустриально развитое государство.

Цена реформы

Ради проведения экономической реформы Ли Куан Ю ввел под жесткий контроль все остальные сферы жизни города-государства и прежде всего политику. Сингапур — по-прежнему одно из самых регулируемых обществ в мире.

Оппоненты Ли оказывались в тюрьме без суда и следствия, прессе затыкали рот и ограничивали доступ информации из-за рубежа, многие журналисты были арестованы.

«Свобода прессы, свобода СМИ, должна быть подчинена первостепенным нуждам целостности Сингапура», — говорил Ли.

Автор фото, AFP

Свои действия он оправдывал тем, что газеты финансировались зарубежными недоброжелателями Сингапура.

Ли считал, что в развивающейся стране некоторые свободы должны быть принесены в жертву. Альтернативой антикоммунизму был коммунизм, и для западной концепции либеральной демократии, в представлении Ли, просто не оставалось места.

Тем не менее, некоторые из его критиков утверждают, что большинство в парламенте и так обеспечил бы ему достаточный уровень безопасности, без необходимости репрессивных мер.

Будучи убежденным антикоммунистом, Ли был обвинен в использовании методов, присущих коммунистическим режимам, однако, в отличие от них, народ Сингапура по крайней мере получил финансовые выгоды от его правления.

С 1960 по 1980 годы валовый национальный продукт на душу населения в Сингапуре увеличился в 15 раз.

По израильской модели

Примером послужил Израиль, окруженный в то время враждебными арабскими государствами. «Подобно Израилю, мы должны были перепрыгивать через остальные страны региона и привлекать международные компании», — говорил Ли.

Он понимал важность установления добрососедских отношений с Китаем, и в этом ему помогла его личная дружба с китайским лидером Дэн Сяопином.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

За годы правления Ли Куан Ю Сингапур превратился в богатое, индустриально развитое государство

Дэн Сяопин, посетивший Сингапур в 1978 году, выразил восхищение экономической политикой Ли; в свою очередь, Ли был впечатлен реформами Дэн Сяопина в Китае.

Ли ввел меры жесточайшей борьбы с коррупцией, которая была неотъемлемой частью прошлой колониальной экономической модели, и приступил к осуществлению программы строительства дешевого жилья, создания рабочих мест и индустриализации.

Одновременно он вел политику сближения различных этнических групп острова с целью создания новой уникальной идентичности народа Сингапура, основанной на мультикультурализме.

«Три незабываемых удара»

А еще он верил в эффективность телесных наказаний, испытав их на самом себе в школьные годы.

«Я наклонился через стул и, прямо как был, в штанах, получил три незабываемых удара по тому самому месту», — вспоминал потом Ли.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

С 1960 по 1980 годы ВВП Сингапура увеличился в 15 раз

«Я никогда не понимал, почему западные педагоги-методисты выступают против телесных наказаний. Ничего страшного ни со мной, ни с моими однокашниками не случилось», — удивлялся премьер-министр Сингапура.

К тому времени, когда Ли покинул свой пост, телесные наказания стали неотъемлемой частью судебной системы Сингапура, к ним приговаривают по 40 с лишним статьям местного уголовного кодекса.

Ли также ввел принял меры по контролю за рождаемостью и планированию семьи, введя дополнительный налог на тех, кто имел больше двух детей.

Нация нянечек

Позже он пытался повысить привлекательность создания семьи среди образованных девушек, освободив их от налога на детей, который приходилось платить их менее образованным сестрам.

Все население Сингапура словно вновь оказалось в школе.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Ли Куан Ю проводил политику сближения различных этнических групп острова

Сингапурцев учили как быть вежливыми, как быть менее шумными, что надо спускать после себя воду в туалете и что плохо жевать жевательную резинку. В городе не было ни одного граффити, потому что правительство постановило, что их быть не должно.

«Нас называли нацией нянечек, — как-то сказал Ли в интервью Би-би-си. — Но в результате мы сегодня лучше умеем себя вести и живем в более приятном месте, чем 30 лет назад».

Тем не менее, несмотря на более высокие стандарты жизни и рост благосостояния, молодые избиратели выступали против Ли Куан Ю и вставали на сторону главной оппозиционной партии.

В январе 1985 года он ввел в кабинет министров молодых технократов, и это позволило Ли одержать очередную убедительную победу на выборах, хотя экономика переживала тогда трудные времена.

Семь побед на выборах

Всего Ли одержал вместе со своей партией семь подряд побед на выборах, и ушел в отставку лишь в 1990 году, установив тем самым мировой рекорд самого продолжительного пребывания в должности премьер-министра.

Однако и после этого он продолжал активно участвовать в политике, возглавив кампанию по пропаганде изучения сингапурцами китайского языка — наряду с английским.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

После своей отставки Ли Куан Ю продолжал активно участвовать в политике Сингапура

За время его правления Сингапур превратился из развивающейся страны в одну из ведущих индустриальных держав Азии.

Есть те, кто считает, что успех реформ был куплен ценой личных свобод и преследования критически настроенных средств массовой информации.

Сам он сформулировал свою философию будущего Сингапура в интервью, которое он дал китайскому телевидению в 2005 году.

Ли заявил: «В новом мире мы должны найти нишу для себя, маленькие углы, где, несмотря на наш небольшой размер, мы можем выступить в роли, которая будет полезна для всего мира».

Прагматичность: что это такое

Прагматичностью принято называть такую жизненную позицию, которая позволяет максимально четко спланировать и реализовать собственные цели. Это качество означает наличие умения абстрагироваться от всего, что мешает реализации поставленной задачи. Прагматики умеют не отвлекаться на сопутствующие мелочи и поэтому идут к своей цели быстро и уверенно.

Википедия дает следующее определение: в бытовом смысле прагматиком является человек, выстраивающий свои поступки и взгляды на жизнь в систему, которая позволяет получить практически полезные результаты.

Какой бывает прагматичность

В нашей культуре принято считать, что прагматики — это корыстолюбивые люди, готовые по головам идти к собственной цели. На самом деле это не совсем так.

Наличие этой черты в характере человека не только позволяет извлекать личную выгоду из всего, что входит в его окружение. Настоящий прагматизм представляет собой умение максимально четко и конкретно ставить перед собой определенные жизненные цели и находить оптимальные способы их решения.

Другими словами, это качество позволяет человеку максимально объективно подходить к собственным приоритетам и потребностям, выбирать наиболее важные из них и последовательно реализовывать.

К сожалению, народная молва достаточно негативно настроена по отношению к прагматичности как к утилитарности. В нашей культуре культивируется в качестве положительного образ безвольный и слабохарактерный, который живет по принципу «как Бог даст». Прагматичный же человек сам является хозяином собственной жизни, поскольку четко знает не только, чего он хочет, но и как достичь желаемого.

Как воспитать в себе прагматичность

Что делать, если вы от природы или в силу воспитания не являетесь прагматиком? Можно ли воспитать в себе это качество?

На самом деле, это возможно, если соблюдать некоторые правила.

Прежде всего необходимо определиться с целями и задачами, четко понять, чего конкретно вы хотите. Однако это понимание должно быть не абстрактным, к примеру: «Хочу стать миллионером. Но это нереально, так что не буду ничего делать».

Вы должны максимально четко представить, какие шаги необходимо сделать для осуществления желаемого. К примеру, чтобы достойно зарабатывать, нужно определиться с собственными способностями и умениями и работать над тем, чтобы они были востребованными.

Главное правило прагматиков гласит: никогда не предпринимать следующего действия, пока не окончено предыдущее. Только если каждый из этапов реализован максимально качественно, возможно достижение поставленной цели.

Прагматики постоянно строят планы, пусть и самые фантастические. Только тот, кто мечтает, сможет воплотить свою мечту в реальность.

Для того чтобы отточить навыки стратегического мышления, попробуйте реализовать какую-то свою давнишнюю мечту. Для этого вам потребуется совершить следующее:

  1. Определитесь с целью.
  2. Составьте письменный план ее реализации. Для этого вам потребуется ответить на следующие вопросы:
    • Сколько вам потребуется денег для того, чтобы совершить задуманное?
    • Кто может вам оказать действенную помощь?
    • С какими сложностями вам придется столкнуться? Заранее составьте план их преодоления.
    • Что вам потребуется знать и уметь для осуществления поставленной задачи?
  3. Когда перед вами предстала практическая задача, составьте последовательный подробный план ее реализации.

Должным образом потренировавшись, вы научитесь планировать свою жизнь таким образом, чтобы получать от нее все желаемое!

Социолог Юло Вооглайд: романтик и прагматик

Абсолютно обоснованно российские и эстонские, думаю, что сейчас и украинские обществоведы сопровождают имя Юло Вооглайд эпитетом «легендарный». К сожалению, в современной отечественной социологической литературе крайне сложно найти информацию о жизни и деле Вооглайда. Мне будет очень приятно, если настоящий материал познакомит читателей с интересным ученым и личностью высокого гражданского звучания, а также откроет им малоизвестную страницу недавнего прошлого отечественной социологии.

Подготовка этого текста мотивирована моим глубоким уважением к Юло Вооглайду и светлой памятью о наших ушедших коллегах и друзьях: Андрее Алексееве (1934–2017), Борисе Грушине (1929–2007) и Владимире Ядове (1929–2015).

Я благодарен профессору журфака МГУ Ларисе Федотовой за помощь в подготовке этого текста.

 

Немного биографического

В заголовке я представил Юло Вооглайда как социолога. Это бесспорная, но далеко не полная характеристика его многолетней, разносторонней, кипучей и продуктивной деятельности. Юло — социальный психолог и журналист, педагог и консультант по проблемам управления, профессор, воспитавший не одно поколение эстонских социологов и журналистов, политик и широчайшего охвата общественный деятель. Невозможно перечислить тех российских социологов, которые видели и продолжают видеть в Юло Вооглайде своего друга, назову лишь Владимира Ядова и Бориса Грушина, Андрея Алексеева и Бориса Фирсова, Юрия Леваду и Льва Когана. Меня, совсем «зеленого» социолога, к Юло направил Андрей Здравомыслов весной 1969 года: для меня это было не только знакомством с Вооглайдом — то было моим открытием Эстонии и началом любви к этой стране.

Я назвал Юло Вооглайда романтиком и прагматиком. Романтик — потому что он всегда мечтал, думал о независимости своей страны. Прагматик — потому что он один из тех, кто многое сделал для рождения новой Эстонии и продолжает работать в направлении усиления ее экономики и социальной политики. И еще добавлю: к Юло, как мало к кому из современных обществоведов, относится слово «просветитель». Оно покрывает одновременно такие роли, как учитель и лектор, консультант и профессор, наставник и ментор. Его просветительская деятельность просматривается в его многолетней журналистской работе, в педагогической активности, в политических взглядах и поступках.

К сожалению, российские социологи, пришедшие в науку после перестройки, не знакомы (или слабо знакомы) с опытом эстонской социологии и плохо знают своих эстонских коллег. Иначе было в 60-е — первой половине 70-х годов, особенно если иметь в виду ленинградских и московских исследователей массовой коммуникации. Для многих ленинградцев Тарту был «домом родным», и мы дружили со многими коллегами и учениками Вооглайда.

Юло Вооглайд родился в 1935 году в Таллине, в 1953 году окончил педагогическое училище в г. Хапсалу. Работал по специальности, затем учился в Тартуском университете на историческом факультете. В 1963–1965 годах Юло был журналистом городской газеты «Эдази», вскоре благодаря его и его коллег исследованиям ставшей самой читаемой газетой в Эстонии, и для многих советских журналистов и социологов оставался примером того, что и в те времена можно было работать смелее, более творчески, завоевывать доверие у разных групп читателей. В 1970 году Вооглайд блестяще защитил в Институте конкретных социальных исследований АН СССР кандидатскую диссертацию по философии «Опыт социологического и социально-психологического исследования структуры читательской аудитории городской и районной газеты». Это было всестороннее исследование содержания и читательской аудитории газеты «Эдази». По тем временам, оригинальное глубокое исследование, которое позволило Юло занять достойное место в узкой группе лидеров масс-коммуникационных исследований в СССР.

Интересны воспоминания выпускников Тартуского университета политолога Евгения Голикова [1], дипломной работой которого в середине 60-х руководил Юло Вооглайд, и политолога и философа Игоря Розенфельда [2]: они охватывают события 60-х — начала 80-х и касаются вопросов преподавания философии и деятельности лаборатории Юло Вооглайда. Отмечается, что на рубеже 1965 и 1966 годов им была создана Лаборатория социологии массовых коммуникаций при Тартуском университете. Она существовала на условиях хозяйственного расчета, т.е. не за счет бюджетных средств, а исключительно за счет самоокупаемости. Вооглайд первым в Эстонии и одним из первых в Советском Союзе начал проведение массовых социологических опросов по двум направлениям: социология труда, особенно вопросы удовлетворенности различными аспектами трудовой деятельности, формирование психологического климата в трудовых коллективах и др., а также изучение газетной аудитории, закономерностей распространения информации через СМИ, способов подачи информации с учетом интересов читателей. Благодаря энергии и предприимчивости Вооглайда лаборатория приобрела свой хутор, на котором сотрудники лаборатории и ее друзья проводили свободное время, устраивались художественные выставки, выступали молодые литераторы, велись научные семинары, свободные обсуждения.

В течение нескольких лет лаборатория Вооглайда завоевала своими исследованиями признание в журналистских кругах республики и поддержку со стороны некоторых групп властных структур республики и эстонской интеллигенции.

Но долго такая ситуация продолжаться не могла, в 1969–1970-х годах в Тартуском университете начались «заморозки». Обнаружилось, что результаты исследований Вооглайда не соответствовали идеологическим требованиям руководства Эстонской ССР, так что его уволили из университета. Вот как о тех событиях в тартуской социологии много лет спустя вспоминал друг Юло, ленинградский/петербургский социолог Андрей Алексеев, замечу, тоже пришедший в социологию из журналистики: «В середине 70-х и туда добралась “рука Москвы,” разумеется, не без участия “идеологических коллаборационистов”: уникальную социологическую лабораторию Ю. Вооглайда разогнали, самого его исключили из партии; впрочем, это только укрепило наш союз» [3].

И это были не просто слова: в конце июня 1975 года Алексеев обратился с письмом в защиту Вооглайда к председателю Комитета партийного контроля при ЦК КПСС А.Я. Пельше. В нем он писал так, как тогда было принято писать в высший орган партии: «…Мне стало известно, что 23.06.1975 решением парткома Тартуского государственного университета, в результате обвинений политического характера исключен из партии старший преподаватель кафедры психологии, научный руководитель лаборатории социологии этого университета, член КПСС с 1958 г. Юло Вооглайд. Я знаю Ю. Вооглайда с 1965 г. За 10 лет научного сотрудничества и личной дружбы я имел возможность неоднократно убедиться в его преданности делу коммунистического строительства, идейной выдержанности, партийной принципиальности в решении научных и жизненных вопросов, высокой ответственности в отношении к делу и глубокой личной порядочности. Кратко охарактеризую Ю. Вооглайда как ученого. Он известен как зачинатель социальных исследований в Эстонской ССР, организатор одной из самых продуктивных социологических лабораторий в нашей стране, авторитетный специалист по проблемам массовой информации и пропаганды, социального развития производственных коллективов, быта и досуга трудящихся, социалистического образа жизни. Работу Ю. Вооглайда характеризует отчетливая научно-практическая направленность. Мне известно, что результаты работы Ю. Вооглайда по изучению партийной печати получили положительную оценку в отделе пропаганды ЦК КПСС». Письмо завершается словами: «Мое обращение к Вам, Арвид Янович, как председателю КПК, это личное обращение коммуниста. Я являюсь секретарем партийного бюро Института социально-экономических проблем АН СССР, но в данном случае выступаю от своего, и только своего имени. К этому письму меня обязывает мой партийный долг. Я вступал в партию на 3 года позже Ю. Вооглайда, но я готов сегодня разделить ответственность с теми, кто рекомендовал его в ряды КПСС. Копию этого письма я одновременно направляю в ЦК КП Эстонии» [4].

Далее события развивались следующим образом. Юло Вооглайд был исключен из партии бесповоротно (хоть и с несколько смягченной формулировкой). Вынужденный расстаться с Тартуским университетом, он переехал в Таллин, где стал работать в Центре научного управления трудом и управлением Министерства легкой промышленности Эстонской ССР. Что касается А. Алексеева, то в Ленинграде, в райкоме партии его письмо было расценено как попытка использовать свое общественное (должностное?) положение для «оказания давления на ЦК нашей партии», и было предложено провести в ИСЭП досрочные перевыборы партийного бюро института, чтобы освободиться от «неудобного» секретаря.

Примечательна открытка Вооглайда, отправленная Алексееву в канун нового 1976 года: «Дорогой Андрей. Усатый — это ты, пожалуй. Желаю тебе и в этом удачи. Твой Юло». На обороте открытки был изображен эстонский крестьянин с большими усами… подковывающий черта.

Так началась исследовательская и консультативная деятельность Юло Вооглайда. Сначала — в Центре научного управления трудом и управлением Министерства легкой промышленности Эстонской ССР, а с 1977-го по 1986 год — в Институте содействия лидерству и профессиональному развитию в Эстонской ССР. В «крутое» для Эстонии время, с 1986-го по 1989 год, Юло руководил Центром развития Пиргу, который разрабатывал сценарии саморегулятивного функционирования народного хозяйства республики.

Перестройка призвала Вооглайда в большую политику. Он был народным депутатом СССР, членом Межрегиональной депутатской группы. Неоднократно избирался в состав Рийгикогу (парламента Эстонии). Вооглайд входил в состав делегации, которая в 1989 году вела переговоры с Михаилом Горбачевым о выходе республики из СССР.

В сентябре 2013 года в Национальной библиотеке Эстонии состоялась большая фотовыставка «Эстонцы в Кремле», участники делегации вспоминали, как все происходило. На одном из снимков запечатлен момент, когда Вооглайд объяснял Горбачеву системную неизбежность развала Советского Союза. В репортаже о выставке приведен и комментарий Вооглайда:

«— Так это было.

— Он понял?

— Я надеюсь, что да, поскольку он специально пригласил меня выйти из зала, чтобы поговорить с глазу на глаз. Его жена Раиса была социологом, да и сам он не был профаном» [5].

В 1992–1996 и 1996–1998 годах Вооглайд был членом эстонского конгресса, избранный и в 2003 году, он заявил, что собирается уйти из парламента, поскольку не чувствует востребованности своих знаний и навыков. И в 2004 году, будучи старейшим депутатом парламента, он действительно уступил свое место молодому политику.

Отойдя от большой политики, Юло Вооглайд сфокусировал свое внимание на научных разработках и активной общественной, гражданской деятельности.

Он занимал пост председателя правления Национальной библиотеки и Национальной библиотеки Научного совета. Юло Вооглайд — основатель Европейского движения Эстонии, президент Эстонского Римского клуба, почетный член Эстонского общества охраны природы, сооснователь Ассоциации педагогов для взрослых и многих образовательных союзов, а также почетный член Эстонского союза журналистов и ряда других общественных организаций.

С 2000 года Юло Вооглайд — почетный профессор Тартуского университета. Стержневая тема его научной работы — философия и практика современного образования, подготовка новых поколений к восприятию вызовов будущего. Одновременно в поле его размышлений и анализа — значительный спектр более частных, практико-ориентированных проблем социального управления и механизмов саморегуляции, образования для взрослых, организационной и управленческой теории и других.

О том, в каких направлениях сегодня работает, размышляет Вооглайд, дают представление его интервью и статьи, раскрывающие содержание его лекций в Украине. Он регулярно бывает в этой стране как сооснователь творческой группы Think Camp — совместной международной инициативы мыслителей и управленцев, своего рода «закрытой среды творения мысли для лидеров, которые готовы порождать серьезные решения». Тема — в высшей степени передовая, актуальная — «Как изменить страну с помощью образования?» [6], и неудивительно, что, думая о будущем своей страны, украинские интеллектуалы обращаются за опытом к Вооглайду. Близко к этой теме и второе направление его лекций — формирование «генералистов» — личностей с особым системным способом мышления, которое позволяет им наблюдать реальность в достаточно широком контексте. По мнению Вооглайда, предпосылки формирования генералистов — это подлинное соблюдение гражданских прав. Демократия — не анархия, а функция культуры. Это главные условия для возможности самостоятельно делать — Юло не согласен с использованием здесь слова «принимать» — решения [7]. Таким личностям принадлежит будущее.

В далеком 1975 году состоялось «изгнание» Юло Вооглайда из социологии, но время показало, что ничего из этого не получилось. Юло остался социологом, это четко просматривается во всех его выступлениях и практиках. И именно социологический подход к проблемам образования вывел его в «просветители».

Не хочу, чтобы у не знающих Вооглайда создалось впечатление о нем как о человеке, лишь погруженном в науку и большие, общественно значимые проекты. Это не так, Юло талантлив во многом. Он живет на хуторе близ Таллина, где находится его кузница, мастерская для работы с деревом и летняя аудитория для занятий под открытым небом. Он живой, остроумный человек, верный дружбе. Закончу биографический раздел воспоминанием о Юло Вооглайде лидера отечественной социологии Владимира Ядова. Их дружба была продолжительной, глубокой и — об этом ниже — в высшей степени плодотворной для развития советской социологии. Итак, Ядов, хутор которого расположен недалеко от города Раквере на севере Эстонии, рассказывает, по его замечанию, «о значении национальных особенностей при освоении передовых технологий»:

«Пару лет тому назад Вооглайд, как обычно, приехал поговорить о наболевшем на мой хутор, при въезде к которому прикрепил (собственноручно кованную), как это здесь принято, дощечку с названием хутора — “Kastani” (Каштан). Сидим на солнышке, прихлебывая знаменитое эстонское пиво Saku. Власти советской Эстонии, говорит Юло, решили отличиться: организовать производство обуви не хуже итальянской, что славилась на весь мир. Закупили оборудование фирмы Дино Биньони, наладили производство отличной кожи, а для подошв — особую, и… оказалось, что нет подходящего клея, чтобы подошва прочно держалась. Поручили передовому рыболовецкому колхозу им. Кирова сделать клей. Клей был успешно изобретен, если капнуть на указательный палец и прижать к нему большой, то, чтобы их разъединить, надо бежать к фельдшеру. До сего дня этот клей славится. Запускают производство. Не идет! Нужны нитки без единого узелка. Пришлось закупить нитки у тех же итальянцев. Запускают производство. Стоп: оказывается, руки не те» [8].

 

Два неоценимых вклада Юло Вооглайда в становление советской социологии

Приведу два крайне важных в истории отечественной социологии сюжета, в которых одна из ключевых ролей принадлежит Юло Вооглайду. Место действия — Эстония, время действия — 1960-е годы.

Сюжет первый: семинары в Кяэрику

Приходится признать, что среди российских социологов осталось крайне мало живых участников семинаров в Кяэрику, ведь все это было полвека назад. Мне не повезло, я пришел в социологию, когда эпоха семинаров завершилась, и не участвовал в них, но я знал многих активных участников этого форума и могу представить научный уровень обсуждений и атмосферу, царившую там. Пожалуй, наиболее обстоятельно описал все происходившее в Кяэрику философ и социолог, профессор Леонид Наумович Столович (1929–2013), ленинградец по происхождению, выпускник ЛГУ, всю жизнь проработавший в Тартуском университете. Фрагменты из его статьи «Социологи в Кяэрику», написанной в 2006 году, помогают уловить характер встреч и понять, почему их участники часто вспоминали их на протяжении всей жизни [9].


На встрече социологов в Кяэрику в 1968 году. Слева направо: Юло Вооглайд, Леонид Столович и Борис Фирсов за широкой спиной Рэма Блюма

Итак, слово Леониду Столовичу:

«Kääriku, по-русски Кяэрику, — наименование места, в котором находилась спортивная база Тартуского университета, недалеко от Тарту. Этот поселок вошел в историю многих областей знания. Пожалуй, наибольшую известность Кяэрику получил благодаря тому, что в нем образовывалась и проводилась так называемая Тартуско-Московская, или Московско-Тартуская, школа семиотики, возглавлявшаяся Юрием Михайловичем Лотманом.

В Кяэрику в 1966–1969 гг. собирались также социологи, изучавшие теорию и практику массовых коммуникаций в разных аспектах. Это был период становления советской невульгарной социологии, за которым последовал этап ее удушения, к счастью, не доведенный до конца. Развитие социологии в эти годы шло на фоне таких событий, как “Пражская весна” с ее надеждами и похороны этих надежд под грохот танков, вошедших в Прагу. <…> Тарту и его окрестности пока оставались относительно свободным оазисом, еще не засыпанным песками пустыни номенклатурного социализма. И как обитатели саванн во время засухи направляются к еще не засохшим озерам и рекам, ведущие социологи страны съезжались в Кяэрику за глотком, хоть и не безБрежной, но все-таки свободы слова. До поры до времени местное начальство, пока оно само еще не было вполне уверенным, куда повернет ветер Пражской весны, этому не препятствовало. <…>

Тема первой встречи социологов в Кяэрику в октябре 1966 г. — “Методологические проблемы исследования массовой коммуникации”. Тема второй встречи в 1967 г. — “Ценностные ориентации личности и массовая коммуникация”. На третьей встрече в 1968 г. обсуждалась проблема “Личность и массовая коммуникация”. В 1969 г. состоялась четвертая и последняя встреча социологов. Пустыня уже грозно надвигалась на оазис».

В дополнение к словам Столовича приведу воспоминание Вооглайда, сообщенное мне в электронном письмеце. Накануне четвертой встречи в Кяэрику, тематика которой сокращенно называлась «М М М», Вооглайда вызвал к себе ректор Тартуского университета Федор Дмитриевич Клемент и спросил: «Что вы, Вооглайд, опять наделали? Теперь решили устроить конференцию “Маркс, Мао и Маркузе”». Вооглайд заметил, что ректора неверно информировали, обсуждаться будет тема: «Массовые коммуникации, массовая культура, массовое общество». Ректор глубоко вздохнул, сел в кресло и сказал лишь: «Спасибо!» И далее Юло комментировал: «Следили и кажется боялись, и не зря».

Продолжу заметки Леонида Столовича: «В этих встречах участвовали наиболее значительные социологи России: В.А. Ядов, Б.М. Фирсов, А.Г. Харчев из Ленинграда, Ю.А. Левада, Б.А. Грушин, Л.А. Седов из Москвы. Из Свердловска приезжали Л.М. Архангельский и Л.Н. Коган со своими сотрудниками, из Новосибирска — В.З. Коган, из Латвии — А. Милтс. К социологическим обсуждениям подключал свой методологический семинар Г.П. Щедровицкий — выдающийся специалист в области методологии и теории мышления. Выступали в ходе дискуссий философы И.С. Кон, П.П. Гайденко и Ю.Н. Давыдов. Одно из заседаний вел Ю.М. Лотман, который поразил участников социологических обсуждений своей необычайной деликатностью (все говорили: “Вот это — настоящий петербургский профессор!”).

Разумеется, в организации этих встреч и в обсуждениях проблем массовой коммуникации большую роль играли эстонские социологи: Ю. Вооглайд и возглавлявшаяся им лаборатория социологии при Тартуском университете, М. Лауристин, Я. Аллик, П. Вихалемм, А. Мурутар, П. Кенкман, М. Титма. Все они впоследствии стали видными политическими деятелями независимой Эстонской Республики, хотя и в разных политических течениях. Не были в стороне от социологических встреч и тартуские философы — Р.Н. Блюм, Я.К. Ребане и другие.

Я был подключен к социологическим конференциям не только потому, что меня интересовала обсуждаемая на них проблематика, но как научный руководитель социологических исследований в Тартуском университете. На столь престижную должность я попал и по некоторым формальным обстоятельствам. В ноябре 1965 года я защитил в Ленинградском университете докторскую диссертацию “Проблема прекрасного и общественный идеал”, став первым и на какое-то время единственным доктором философских наук в Эстонии. Как такового меня и назначили на эту “генеральскую должность”. Правда, я и сам в это время проводил социологические изучения эстетических и художественных вкусов школьников, руководил аспирантами, работавшими над диссертациями по социологии журналистики и искусства.

Приезжали на кяэрикуские встречи социологов и социологи, представлявшие официальные и официозные структуры. Одному из них командировку подписывал сам А. Шелепин. Так что мы знали, в соответствии с афоризмом Станислава Ежи Леца, что “человек не одинок, кто-нибудь за ним да следит”, но тогда это нас не сковывало, хотя, как потом выяснилось, доносы на нас писались исправно. Помимо этого, в нашей среде, первоначально такой единой и дружной, намечался раскол на социологов, которые стремились честно исследовать реальные социальные процессы, происходящие в обществе, и на социологов, работавших по принципу: “Чего изволите!”. Социологов первого типа представляла лаборатория Юло Вооглайда, поддерживаемая В.А Ядовым, Б.М. Фирсовым, Ю.А Левадой, Б.А Грушиным. Ей противостояла другая группа социологов, организовавшая “Лабораторию коммунистического воспитания”. Эта группа опиралась на сторонников “ручной”, или, точнее, “подручной”, социологии в Москве, которые начали захватывать господствующие высоты. Дело кончилось в 1975 г. разгромом и разгоном под руководством ЦК КПЭ и КГБ социологической лаборатории Вооглайда, исключением руководителя лаборатории из партии».

Еще раз обращусь к «динайкам» — веселым рассказам Владимира Ядова, они объединены под шапкой «Юло Вооглайд и семинары в Кяэрику» [8].

Начинаются они так: «В середине 60-х на оздоровительной базе Тартуского университета в Кяэрику Юло Вооглайд, организатор таких встреч, устраивал разные розыгрыши. Приезжали и ленинградцы, и москвичи, и сибиряки, и многие другие. Эстония была в то время своего рода окном в Европу, поскольку московские власти до поры до времени не обращали внимания на эти посиделки». Из воспоминаний Столовича мы уже знаем, что совсем скоро на них обратили внимание, и даже весьма пристальное.

Продолжим знакомиться с воспоминаниями Ядова: «Вооглайд устраивал розыгрыши. Однажды объявил, что вечером пойдем разжигать костер, сделаем шашлык под пиво. Идти придется в крутую гору, иначе нельзя, поскольку лесок на холме. Подъем действительно оказался нелегким, градусов 30. Карабкались долго. Игоря Кона подтягивали и подталкивали двое наиболее спортивных. Развели костер, согрелись, потрепались, эстонцы спели свое, мы — русские и украинские. Омрачало веселье представление о спуске в темноте на дорогу к пансионату. Оказалось, что жилье наше метрах в 100 на том же холме с противоположной стороны от дороги, по которой мы отправились».

Кто знает традиции Эстонии и кто знал В.А. Ядова, уверен, понимает, что он не мог обойти тему сауны. Так оно и есть:

«В Кяэрику непременно устраивалась сауна, мальчики — первыми, девочки следом, когда температура будет поменьше. Однажды на семинар приехал Шота Надирашвили. Наша ленинградская команда вынесла на обсуждение программу проекта “Ценностные ориентации”, позже преобразованного в диспозиционный проект. Грузины решительно отказывались идти в сауну. Температура за окном — под 20 градусов ниже нуля. Понять можно. Все же удалось уговорить. В сауне травили анекдоты, Грушин задавал тему, например про животных и проч. Соревновались практически трое: Борис Грушин, его тезка Фирсов и я. Грушин нас переиграл.

Пришел момент окунуться в прорубь, что была вырублена в небольшом озере в 10 шагах от сауны. Грузинская профессура решительно воспротивилась, Надирашвили продемонстрировал боксерскую стойку. Уломали, тем паче что вернувшиеся после ледяной ванны были веселы и бодры. После сауны у камина в пансионате грузинские коллеги плакались, что в Тбилиси никто не поверит их рассказу об эстонской сауне. Через день при закрытии семинара Вооглайд торжественно вручил каждому из тбилисцев официальный документ за подписью ректора. Там значилось, что ректор благодарит за продуктивное участие в научном семинаре и подтверждает факт окунания в проруби при температуре 22 градуса ниже нуля профессора Имярек».

Сюжет второй: книга всех советских и постсоветских социологов

Содержание книги В.А. Ядова по методологии и методам социологии — она вышла в нескольких изданиях под несколько различающимися названиями — известно практически всем социологам, живущим сегодня в России и на всем постсоветском пространстве, но историю ее рождения знают немногие. Мне рассказывал ее Ядов в интервью 2005 года [10], и в ней два главных героя — процесс создания книга и Юло Вооглайд:

«Юло пригласил меня прочитать курс по методологии в Тартуском университете и издать стенограммы. <…> Я воспарил. Живу в маленькой гостинице Park, на втором этаже, спускаюсь к завтраку, хозяйка приносит именно мой завтрак и к тому же спрашивает: “Когда вам принести кофе в номер?” Полный отпад. Другой мир. Эстонский первый секретарь партии Кэбин прикрывал свой народ. Московские партократы ничего не понимали, пока им не перевели. Горбачев также. Он прибыл в Эстонию после визита в Латвию и говорит: “Дорогие латвийские товарищи”. Потом, после подсказки ливрейного лакея: “Плохо, что мало кто из эстонцев знает русский”. Министр культуры (женщина) бросает реплику: “Михал Сергеич, кто у нас не говорит по-русски, плохо знает и эстонский”.

Итак, я живу в семейной гостинице, утром читаю лекцию, к полудню слушаю аудиозапись, к ночи — текст раздела учебника».

А все развивалось так. Эстонские коллеги Ядова попросили ректора Тартуского университета обратиться к своему ленинградскому коллеге с просьбой командировать Ядова на месяц для чтения лекций «Основы социологического исследования». Лекции читались через день, с 16 до 20 часов, чтобы их могли прослушать все желающие. Большая аудитория главного здания была полностью забита, студенты сидели на подоконниках и на полу. Лекции записывались на пленку, на следующий день они перепечатывались и пересылались Ядову в гостиницу для редактирования. А теперь — воспоминание Вооглайда об этой работе [11]:

«Последние чистовики (второй раз перепечатанный текст) Ядов получил в автобусе, который через две минуты должен бы выехать в Ленинград. Еще пару недель пошло на окончательную шлифовку текста. Потом в Ленинград за текстом приехал курьер, текст перепечатали на самоновейшей печатной машинке на ротапринтной бумаге со специальной рамкой, и через два-три месяца от начала цикла лекций в августе 1968 года на свет появился первый учебник социологии в так называемом социалистическом лагере. Почему мы так спешили? Время было столь переменчивое, а мероприятие столь важное и опасное, что каждый день на этом пути мог стать последним. Мы подготовили учебник до того, как его успели прочитать те, кто мог бы (и должен был бы) его запретить».

И завершает свой рассказ Вооглайд словами о том, что отовсюду, куда была направлена книга, пришли поздравления и заказы на 400–700 экземпляров. Но весь тираж был 500 экземпляров.

Теперь понятно, почему Ядов писал, что книга «Методология и процедуры социологических исследований», родившаяся в Тарту в 1968 году, с серенькой мягкой обложкой грела его душу больше, чем последующие издания — с твердой обложкой и фотографией автора на обороте.

И в заключение — полный юмора и любви к Учителю и Другу рассказ Вооглайда, все в нем — правда, примерно так мне описывал эту ситуацию и Владимир Ядов. Рассказанное Юло одновременно показывает широкую известность Ядова в Эстонии и жизненность, естественность его поведения. Многие старались помочь Ядову жить на хуторе, но он все же стремился быть самостоятельным. Купил себе мопед и стал ездить за хлебом. Он стремился обгонять бегущих по дороге собак, и если удавалось, то смотрел через плечо на отставших, но однажды не заметил камень на дороге. Результат: несколько переломов, гипс, на все лето костыли. Вот в таком виде он оказался в близлежащем городе Раквере на автовокзале, ждал автобуса, чтобы вернуться на хутор после врача. Его заметила там женщина, которая в студенческие годы слушала его лекции, и стала звонить знакомым. «Представляешь, — говорила она, — что мы тут видели. В Раквере на автовокзале сидит бродяга, рядом шапка и костыли, а лицо — ну точно как у Ядова! Есть же на свете похожие люди!»

В другом случае я рассказал бы о Юло Вооглайде — ученом, просветителе, личности — более пафосно, но сейчас не могу. Такой рассказ не приняли бы его живые и ушедшие коллеги и друзья.

 

Литература

1.
Голиков Е. Профессор Р.Н. Блюм — философ, учитель, гуманист // Рэм Блюм. URL: http://remblum.com/professor-r-n-blyum-filosof-uchitel-gumanist/
2.
Розенфельд И. Закрытие философского кружка Тартуского университета в 1985 г. и некоторые репрессивные идеологические модели бывшего СССР // Kripta. URL: http://kripta.ee/rosenfeld/2013/11/01/zakrytie-filosofskogo-kruzhka-tartuskogo-universiteta-v-1985-g-i-nekotorye-repressivnye-ideologicheskie-modeli-byvshego-sssr/
3.
Алексеев А.Н. Драматическая социология и социологическая ауторефлексия. СПб.: Норма, 2005. Т. 4. С. 374. URL: http://www.socioprognoz.ru/files/File/2012/Alekseev_4.pdf
4.
Алексеев А.Н. Драматическая социология и социологическая ауторефлексия. Из неопубликованных глав (Рукопись). СПб., 2012. Т. 1. С. 597. URL: http://www.socioprognoz.ru/files/File/2012/Alekseev_Dram-Soc-New-Tom1_1.pdf
5.
Мяэ А. Адреналин зашкаливал: депутаты из Эстонии пережили в Кремле опасные моменты // Postimees. URL: https://rus.postimees.ee/4241959/adrenalin-zashkalival-deputaty-iz-estonii-perezhili-v-kremle-opasnye-momenty
6.
Гривинский Р. Как изменить страну с помощью образования? // День (Киев). 2018. 1 июня. URL: https://day.kyiv.ua/ru/article/obshchestvo/kak-izmenit-stranu-s-pomoshchyu-obrazovaniya; Как изменить страну с помощью образования? – 2 // День (Киев). 2018. 8 июня. URL: https://day.kyiv.ua/ru/article/obshchestvo/kak-izmenit-stranu-s-pomoshchyu-obrazovaniya-2
7.
Вооглайд Ю. Стране нужны генералисты // Новое время. 2018. 8 мая. URL: https://nv.ua/opinion/vooglide/strane-nuzhny-heneralisty—2468589.html
8.
Ядов В. Дибайки для студентов-социологов, или Несерьезные заметки о серьезном // Телескоп: журнал социологических и маркетинговых исследований. 2013. № 3 (99). С. 61.
9.
Столович Л. Социологи в Кяэрику // URL: http://cdclv.unlv.edu/archives/Interviews/stolovich.html
10. В.А. Ядов: «…Надо по возможности влиять на движение социальных планет…» (Интервью Б.З. Докторову) // Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев. 2005. № 3. С. 2–11. URL: http://www.socioprognoz.ru/files/File/history/Yadov_V.pdf
11.
Вооглайд Ю. Ядов — Учитель // Vivat, Ядов! К 80-летнему юбилею. Сб. / Ред.-сост. Е.Н. Данилова, Л.А. Козлова, П.М. Козырева и др. М.: Институт социологии РАН, 2009. С. 464.

Ротшильд: история семьи клана | GQ Russia

Легенды начи­наются уже с фамилии. Одни связывают ее с красной вывеской лавки на доме, где обитала семья, другие – с красной крышей этого дома, третьи – с дворянским гербом, хотя до дворянства основателю династии было дальше, чем до Луны. Самая приемлемая версия: в середине XVIII века, когда систему нумерации еще не придумали, дома помечали разноцветными значками. И тот-самый-дом был помечен красным щитом (с нем. rot – «красный», schild – «щит»). Но кому пришло в голову нарисовать щит на доме мелких торговцев в еврейском гетто во Франкфурте?

Так или иначе, именно в этот дом вернулся в 1764 году 20-летний Майер Амшель Ротшильд. Родители отправили сметливого мальчугана учиться на раввина в ешиву в Нюрнберге, но умерли прежде, чем срок обучения истек. Платить стало нечем, но юноше посчастливилось найти место клерка в торговой компании в Ганновере. Где ему бы и оставаться – и перспективы роста у него были, и к евреям в Ганновере относились терпимо. Но Майер Амшель вернулся.

Дэвид Майер де Ротшильд (род. 1978) – путешественник, побывавший на Северном и Южном полюсах. За всю историю меньше 50 человек посетило оба полюса.

Его братья торговали поношенной одеждой. Майер присоединился к этому занятию, но вскоре обнаружил свой главный талант. Майер Амшель Ротшильд любил деньги. И эта любовь была самой что ни на есть возвышенной. В сундуках с ветошью, которые он разбирал вместе с братьями, за подкладкой дырявых карманов поношенных одежд иногда попадались монеты. Заморские, старинные, они завораживали Майера. Их названия – динары и гульдены, кроны и флорины, талеры и рубли – звучали для него музыкой. Молодой человек сделался нумизматом.

Обзавестись хобби – для обитателя еврейского гетто было непозволительной роскошью.

Но это и была та самая любовь, на которую, очевидно, невозможно не ответить взаимностью. Ночами Майер корпел над коллекцией, выводя каллиграфической вязью описания и истории монет. Днями торговал одеждой, а часть невеликого заработка тратил у менял, скупая новые нумизматические диковины. Так продолжалось несколько лет, пока прагматик и романтик не догадались встретиться. Майер Амшель Ротшильд отправил нескольким благородным дворянам письма, в которых предложил ознакомиться с коллекцией – и приобрести что-нибудь из редких и старинных монет. «Нижайше припадая к стопам», «почту за величайшую честь», «выпавший мне счастливый жребий» – в выражениях он не стеснялся.

Некоторые из благородных дворян изволили проявить интерес. И вскоре Майер Ротшильд сделался вхож в замки и дворцы. Их обитателей забавлял чудной еврей с рукописными каталогами, готовый декламировать и даже петь, лишь бы привлечь внимание к своему товару. В каком-то смысле визиты Майера Амшеля были разновидностью шоу – не все же оркестры слушать. Но и монеты у него тоже покупали. Лет через пять после возвращения во Франкфурт Ротшильд твердо стоял на ногах. Приобрел меняльную лавку, с которой управлялся чрезвычайно успешно, и начал заказывать печать своих каталогов (придирчиво выбирая самый затейливый шрифт с наибольшим числом завитушек). А вскоре еще и женился. Это было непросто: в год в гетто разрешалось заключать строго ограниченное число браков.

Славный город Франкфурт не желал плодить нищих евреев.

Преимущество отдавалось наиболее зажиточным. Майер Амшель получил двойное одоб­рение – и от властей, и от семьи невесты, ­очаровательной ­Гутле. К этому моменту Ротшильд уже имел дело с серьезными деньгами. Он получил доступ к управлению небольшой частью финансовых потоков двора герцога ­Вильгельма.

Гессенское княжество не входило в число ведущих европейских держав, но герцог Вильгельм слыл одним из самых состоятельных европейских монархов. Во‑первых, он содержал отлично обученную и экипированную армию, которую охотно сдавал внаем. Европа в ту пору любила повоевать, услуга пользовалась большим спросом. Доходило до того, что гессенские наемники сражались друг против друга в рядах противоборствующих армий. Ничего личного, только бизнес – тем более что герцогская казна получала еще и компенсации за каждого убитого или раненого.

А во-вторых, герцог Вильгельм так же охотно давал в долг и деньги, причем всем подряд – от родственников-монархо­в до средней руки промышленников и торговцев, лишь бы сошлись на достойном проценте. Большая часть этих операций обслуживалась давно проверенными придворными банкирами и финансистами. Но кое-какой ручеек сумел заполучить для себя и Майер ­Амшель Ротшильд. И год за годом углублял и расширял его русло.

Бенджамин де Ротшильд (род. 1963) – председатель правления швейцарской компании Edmond de Rothschild Group. Гонщик, яхтсмен и охотник.

Гутле родила дюжину детей. Выжили десять, половина – мальчики. Отец семейства, нередко приглашавший к ужину ребе и коротавший с ним вечера в разговорах об устройстве бытия, мечтал, что хоть один из сыновей станет раввином. Но мальчики унаследовали другую отцовскую черту – любовь к деньгам. Причем очищенную от всяких романтических примесей. Считать мальчуганы выучились, кажется, раньше, чем говорить. А когда заговорили, уже знали наизусть ассортимент всех лавок во всем гетто. И наперебой советовали отцу, что можно купить, чтобы тут же перепродать с выгодой. Майер Амшель смирился и сделал сыновей сначала помощниками, а потом и партнерами.

Когда птенцы окончательно оперились, отец выпустил их из гнезда. Натан обосновался в Англии и превосходно вел дела с поставками сукна из Манчестера­. Остальные разъехались по Европе, обслуживая займы герцога Вильгельма, благо все большее их число шло через руки Ротшильда. И тут Наполеон надумал стать властелином мира.

Гессенская армия, столь полезная в коммерческом отношении, никак не помогла в военном. Герцог Вильгельм бежал к родственникам в Данию, а затем в Прагу. На следующий день наполеоновские войска заняли его дворец. Чуть ли не первым делом Наполеон издал указ, по которому все выплаты по долгам герцогу поступали во французскую казну.

Придворные гессенские банкиры частью бежали, частью присягнули узурпатору. Накануне спешного отъезда герцогский казначей доверил обслуживание всех займов Майеру Амшелю Ротшильду. Далее на протяжении нескольких лет творилось невозможное. Четверо его сыновей: Амшель, Соломон, Кальман и Якоб – колесили по всей Европе, практически полностью захваченной Наполеоном, и уводили из-под носа наполеоновских налоговых служб деньги герцога Вильгельма.

В каретах с двойным дном они регулярно доставляли изгнаннику его золото.

Впрочем, братья не очень торопились, успевая еще и пустить это самое золото в рост – на краткосрочные займы или для покупки товаров, которые тут же перепродавались по отличным ценам. Его высочеству задержки выплат объясняли тяготами и опасностями военного времени. Его высочество все ­понимало.

Осевший в Англии Натан организовал – разумеется, при помощи братьев на континенте – широкую сеть контра­бандной торговли. Через Ла-Манш регулярно шли партии кофе, табака, хлопка и других товаров, в которых нуждалась охваченная наполеоновскими войнами Европа. А в бухгалтерские книги в доме на Еврейской улице во франкфуртском гетто аккуратно заносились все новые колонки цифр. И отец, и пятеро сыновей рисковали головой, надувая Наполеона, но продолжали делать свое дело блестяще. Полиция наведывалась на Еврейскую улицу не раз и не два. Агентов встречала почтенная пожилая пара, радовавшаяся гостям и сетовавшая на одиночество: дочери вышли замуж, сыновья разъехались по Европе. Дом был приличный, но достаточно скромный. Бухгалтерские книги содержались в идеальном порядке и свидетельствовали о преуспевающей торговле, но без всяких намеков на что-либо еще. Агенты обшаривали комнаты, простукивали стены в подвале – ничего. О существовании еще одного подвала, в котором и хранилась вся тайная бухгалтерия – к тому же в зашифрованном виде, – знали даже не все члены семьи.

Ариан де Ротшильд (род. 1965) – вице­-президент холдинга Edmond de Rothschild Holding SA и президент Edmond de Rothschild Group с мужем Бенджамином.

Бабочка­ Ornithoptera Rothschildi названа в честь барона ­Уолтера Ротшильда, финансиста и ­лепидоптериста.

К концу первого десятилетия XIX века Ротшильды были уже очень богаты. Богаты настолько, чтобы осознавать: они в состоянии вмешиваться в большую политику и влиять на ее ход. Оставалось решить, в какую сторону выгоднее ее повернуть. Ротшильды повернули против Наполеона. В 1811 году они осуществили одну из самых дерзких своих операций. Армия герцога Веллингтона – главные сухопутные силы Англии в Европе – героически сражалась с французами в Испании и Португалии. Но большая война требовала больших расходов, а перемещение крупных сумм было в ту пору жуткой головной болью. Везти золото – долго и опасно, к тому же через всю Европу, которую контролирует враг. А более удобных способов денежных переводов еще не существовало.

Братья Ротшильд пустили слух, что Натан­ (к тому моменту ставший крупным лондонским финансистом) хочет вывезти из Англии во Францию огромные запасы золота, поскольку чувствует, что победа будет за Наполеоном. ­Французские чиновники проглотили наживку и распорядились не чинить никаких препятствий действиям Ротшильдо­в. За считаные дни из Лондона во Францию было доставлено золота на сумму в 800 тысяч фунтов стерлингов. Груз принимал младший из братьев, Якоб (к этому времени уже Джеймс). В Париже он обращал золото в чеки французских банков. Которые чуть ли не на следующий день стараниями брата Кальмана (теперь Карла) превращались обратно в золото уже в банках ­Испании, занятой Наполеоном. Французская казна не получила от золота Ротшильдов ни гроша, герцог Веллингтон получил золота на 800 тысяч фунтов для своей армии, а центральным перевалочным пунктом всей операции служила столица ­Наполеона – Париж.

Ротшильды создали невероятную курьерскую сеть, охватившую почти всю Европу.

Вплоть до изобретения телефона все важные новости они узнавали первыми. Есть даже легенды, что это удавалось благодаря сотням почтовых голубей, выдрессированных каким-то волшебным образом. И это не вполне легенды: голубиную почту братья Ротшильд и правда использовали. Но кроме птичек, в их распоряжении находились сотни лихих наездников, готовых гнать коней ночами напролет, опытных проводников, знавших тайные горные тропы, и отчаянных капитанов, выходивших на своих суденышках в море в любую погоду и любое время суток. Разумеется, им хорошо платили. И разу­меется, расходы эти окупались тысяче­кратно. Известный факт: в середине XIX века многие европейские монархи не раз обращались к Ротшильдам с просьбой доставить некие важные дипломатические послания. Знали: банкирская почта быстрее и надежнее их собственной, будь она хоть трижды королевской.

Вечером 18 июня 1815 года герцог Веллингтон с союзниками вы­играл битву при Ватерлоо, решив судьбу Наполеона, Англии и всей Европы. Утром 20 июня Натан Ротшильд получил эту новость в Лондоне. Его курьеры почти на сутки опередили герцогских. Ротшильд направился на биржу и занял свое неизменное место у одной из колонн (которую впоследствии прозвали «колонной Ротшильда»).

Барон и винодел Филипп де Ротшильд (1902–1988) с супругой Полин.

Принц Гарри поздравл­яет леди Серену Ротшильд и ее сына Натаниэля (род. 1971) с победой их лошади на скачках. Натаниэль – владелец горнодобывающих компаний в Индонезии. Пресса приписывает ему дружбу с Олегом Дерипаской.

Некоторое время он просто стоял с непроницаемым выражением лица. Затем все с тем же каменным лицом начал продавать – сбрасывать облигации английского государственного займа, других британских ценных бумаг. Все большими пакетами и все дешевле. Хватило и часа, чтобы на бирже началась паника. Все понимали: Ротшильд ничего не делает просто так. Если он ­избавляется от ­английских ­бумаг, значит Англия проиграла сражение. К вечеру английские ценные бумаги отдавали уже чуть ли не даром. В этот самый момент их все разом и скупили – естественно, агенты Ротшильда. На следующее утро, когда курьер Веллингтона наконец добрался до Лондона и возвестил о победе, курс взлетел до небес. По некоторым оценкам, за этот день Натан Ротшильд стал богаче на 40 миллионов фунтов.

Майер Амшель не дожил до ­триумфа. Он умер 19 сентября 1812 года у себя дома, оставив весьма примечательное завещание. Управление фирмой переходило в руки его сыновей, которым предписывалось всегда действовать сообща, защищая интересы друг друга. В дальнейшем руководить компанией могли только наследники мужского пола. Дочери и их мужья не имели права ­становиться партнерами и получать доступ к документам. На публикацию данных о размере состояния накладывался запрет. Фраза «не будет прощения тем из моих потомков, которые пойдут против моей воли» рокотала громовыми инто­нациями ветхозаветных пророков.

Старый Ротшильд был мудр. ­Своим ­завещанием он, по сути, предписал создать династию на манер монархических. Выбор понятен: лучших символов богатства и могущества не существовало. И потомки приняли этот завет и развили его. В июле 1824 года Джеймс, младший из сыновей Майера Амшеля, женился на собственной племяннице Бетти – дочери своего старшего брата Соломона. Что может быть полезнее для укрепления династии, чем династический брак? И деньги опять же никуда из семьи не уходят. Подсчитано, что к середине ХХ века потомки Майера Амшеля по мужской линии вступали в брак около 60 раз. И почти в половине случаев – со своими кузинами либо племянницами.

Пока Гутле была жива – а прожила она 95 лет, – сыновья и внуки привозили избранниц к ней «на поклон», в тот самый дом на Еврейской улице. Вдова Майера Амшеля категорически отказывалась переезжать. Возможно, просто не могла поверить, что сыновья в любой момент могут купить ей любой из королевских дворцов? О нет, про своих мальчиков она все понимала. Рассказывают, что однажды к старой Гутле зашла встревоженная соседка. Ее сына вот-вот должны были забрать в солдаты, и женщина волновалась: не случится ли какая-нибудь война.

«Война? Вздор! – отрезала Гутле. – Мои мальчики этого не допустят».

И мальчики не допустили. Еще в пору борьбы с Наполеоном они отказались от торговли, решив сосредоточить силы на самом главном товаре: деньгах. Тогда же они высчитали, что любая крупная война снижает стоимость их активов чуть ли не вдвое, и пришли к выводу, что человечеству следует жить мирно. После чего Европа на протяжении нескольких десятилетий обходилась без крупных войн.

Не сказать что вход Ротшильдов в высший свет был гладким. После победы над Наполеоном европейская знать сдела­ла вид, что теперь все будет как раньше, до войны. А до войны ни про каких Ротшильдов никто не слышал! Братьев не удостаивали приглашениями на важные приемы. Неделями заставляли ждать аудиенций у монархов и премьер-министров. Над ними за глаза посмеивались за резкие манеры, скверно сидящие, пусть и самые дорогие костюмы и еврейский акцент. Братья пожимали плечами и пускали в ход оружие, против которого не было защиты. Им хватало денег, например, скупить чуть ли не все облигации французского государ­ственного займа и обрушить их курс, поставив финансовую систему страны на грань развала. (Позже похожий трюк был проделан и с австрийскими бумагами.) После чего и монарх, и высшие чиновники сразу ста­новились более сговорчивыми, а приглашения на приемы начинали сыпаться пачками.

Соломон Ротшильд, учредивший австрийское представительство семейного бизнеса, как еврей должен был получить специальное разрешение на проживание в Вене. Разрешение ему выдали, но права владеть собственным жильем он не имел. Соломон вздохнул и снял комнату в самом дорогом и популярном у аристократов столичном отеле «Ромишер Кайзер». Потом немного подумал – и снял для себя весь отель.

Вилла Ротшильдов на Корфу.

В 1817 году Австрия пожаловала братьям дворянство (а вскоре последовал и баронский титул). Проект дворянского герба, поданный по этому случаю Ротшильдам­и, поверг в ужас Австрийскую геральдическую палату. Помимо кулака, сжимающего пять стрел – симво­л единства пяти братьев, – герб предполагал наличие короны, льва, орла, единорога и прочих атрибутов королевски­х фамилий и самой высшей аристократии. Разгневанные чиновники принялись методично «отстреливать» весь этот геральдический зверинец. В ответ Ротшильды оказали несколько неоценимых финансовых услуг австрийской казне и лично парочке министров. Геральдической палате посоветовали умерить пыл и не обижать животных на гербе.

Майер Амшель Ротшильд пробивался наверх, раболепствуя. Его сыновья отстаивали право быть наверху, оставаясь самими собой. И отстояли. К середине XIX века они были элитой во всех смыслах этого слова. Салон в парижском дворце Джеймса Ротшильда (простите, де Ротшильда) принимал весь цвет европейской аристократии и культуры. А его жена, та самая Бетти, сводила с ума поэта Гейне и короля Луи-Филиппа, музицировала в четыре руки с Шопеном, позировала для портрета Энгру и любила за чашкой кофе поболтать с ­Бальзаком.

Описывать историю семейства в ХХ веке – долгое занятие, хотя бы потому, что число потомков слишком велико. Если кулак на гербе сжимал пять стрел, сегодня их хватило бы на несколько колчанов. Ротшильды были учеными и бонвиванами, гонщиками и ботаниками, прожигали жизнь, гибли на войне и кончали с собой. Их имя носят страусы, бабочки и планеты, открытые благодаря их финанси­ро­ванию. Экспедицию, отыскавшую гробницу фараона Тутанхамона (величайшая археологическая находка в истории), финансирова­ла графин­я Карнар­вон. Деньги она получила по завещанию Альфреда де Ротшильда. Тот умер бездетным, но, судя по всему, графиня была его внебрачной дочерью.

Век был суров к состоянию семьи. ­Налоги на наследство взлетели до небес, и практика сохранения денег в семье вышла боком: каждая смерть Ротшильда ложилась гигантским бременем на живущих. Семейство вынуждено было отказаться от множества дворцов, передать музеям драгоценные коллекции произведений искусства. Венские Ротшильды, например, распорядились разобрать свой особняк, пожертвовав мрамор на реставрацию собора Святого Стефана. А сами перебрались в США.

Луи де ­Ротшильд (1882–1955) был ­выкуплен ­семьей у нацистов за $21 млн.

Эдуар де Ротшильд (род. 1957) ос­тавил пост главы французского банка Rothschild & Cie Banque ради разведения скаковых ­лошадей.

Впрочем, бизнес устоял, да еще и расширился. Ротшильды начали инвестировать в металлургию, нефть и даже ту­риз­м.­ Так, глухая альпийская ­деревушка Межев стала всемирно известным горнолыжным курортом именно их стараниями­. Забавно, но и к развитию российского туризма Ротшильды тоже оказались причастны, хотя и косвенно. В 1960-е годы барон Ивлин де Ротшильд посетил СССР. Дорогого гостя отвезли в том числе и в Суздаль. После поездки барон с присущей ему прямотой сказал:

«Я, конечно, очень богатый человек. Но если бы мне отдали Суздаль, я за несколько лет стал бы вдвое богаче».

­Суздаль ему, конечно, никто не отдал­, но советские лидеры прислушалис­ь к словам английского банкира. Вскоре в Суздале был создан первый в СССР ­государственный музейно-туристический­ комплекс.

Сегодня Ротшильды управляют финансовыми группами в Англии, Франции, Швейцарии и США. Правда, заветы Майера Амшеля соблюдаются уже не столь свято. Швейцарской группой руководит Ариан де Ротшильд – жена барона Бенджамина, к тому же не принявшая иудаизм. Да и между собой Ротшильды иногда конфликтуют, хотя точной информации на этот счет очень мало.

И все же в главном они верны себе. Во‑первых, они по-прежнему на короткой ноге с сильными мира сего. А во-вторых, по-прежнему решают проблемы проверенным способом. Пример – вилла Ротшильдов на острове Корфу в Греции. В свое время здесь любила отдыхать принцесса Диана. Потом не раз приезжал принц Чарльз со своей Камиллой. Да и сейчас на вилле часто бывают самые именитые и титулованные гости. Местные жители рассказывают, что какое-то время назад хозяин участка на соседнем с виллой мысе затеял строительство не то амбара, не то еще какого-то хозяйственного здания. Хозяину виллы, лорду Джейкобу де Ротшильду, это категорически не понравилось: непритязательная постройка портила вид из окон. Лорд купил весь мыс и тут же распорядился снести постройку.

Корфу находится совсем рядом с Албанией, вилла Ротшильдов смотрит через узкий пролив на албанский берег. Албанских гастарбайтеров – строителей, продавцов, официантов – на острове великое множество. Они любят рассуждать на тему того, что самый быстрый способ поднять благосостояние родной страны прост и очевиден. Нужно только начать строить что-нибудь уродливое напротив виллы Ротшильдов. Семейство наверняка решит купить Албанию. А уж дальше все точно наладится.


Время, деньги

1744

В еврейском гетто Франкфурта родился Майер Амшель Ротшильд, основатель династии.

1815

Натан Ротшильд первым в Англии получает известие о победе в битве при Ватерлоо и зарабатывает огромные деньги на бирже.

1816

Четверым из пяти сыновей Майера Амшеля пожаловано австрийское дворянство и баронский титул. Пятый – Натан – получает дворянство два года спустя.

1858

Лайонел де Ротшильд становится первым евреем, избранным в британский парламент. Он избирался 11 лет подряд, но ему всякий раз запрещали приносить клятву не на Библии, а на Ветхом Завете. С 11-го раза разрешили.

1875

Банк ­Ротшильдов ­выделяет Англии ­деньги на покупку Суэцкого канала.

1882

Эдмон де Ротшильд финансирует создание и развитие первых еврейских поселений в Палестине, фактически положив начало созданию государства Израиль.

1922

Экспедиция, организованная на деньги Альфреда Ротшильда, обнаруживает гробницу Тутанхамона – величайшее археологическое открытие в истории.

2010

Бенджамин де Ротшильд заявляет, что мировой финансовый кризис не нанес семье ущерба. Объясняет тем, что Ротшильды придерживаются консервативной стратегии «небольшого семейного бизнеса».

Материал был впервые опубликован в номере GQ за июль 2018 года.

Фото: gettyimages.com; rex features/fotodom; legion-media

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

«Из реальных персонажей — только лысина Хрущева» – Weekend – Коммерсантъ

24 апреля на канале «Россия» состоится премьера сериала «Оптимисты» о буднях работников МИД в 1960 году. В центре сюжета — вымышленный информационно-аналитический отдел МИД, созданный на волне разрядки международной напряженности. Его возглавляет бывшая гражданка США Рута Карловна Блаумане (Северия Янушаускайте), вышедшая замуж за советского летчика. Она набирает команду молодых специалистов (Егор Корешков, Риналь Мухаметов, Артем Быстров), которые должны научить партийную элиту современному языку дипломатии. Но внезапно руководить отделом назначают товарища Бирюкова (Владимир Вдовиченков), а в советско-американских отношениях возникает новый виток напряжения. Сериал «Оптимисты» сделан на студии Валерия Тодоровского по идее Михаила Идова и Михаила Шприца. Почему вместо реконструкции авторы предлагают зрителям альтернативную историю и как отразилась новая «холодная война» на изображении событий, предвосхитивших Карибский кризис, Константину Шавловскому рассказал режиссер Алексей Попогребский

Семь лет назад «Как я провел этим летом» получил три приза на Берлинском кинофестивале, и с тех пор о режиссере Попогребском ничего не было слышно. Скажи, что тебя заставило перейти из полнометражного кино в сериалы?

Я прочел две первых серии «Оптимистов» еще летом 2011 года. И притом что я всегда говорил, что никогда в жизни не буду снимать историческое, костюмное и политическое кино, вдруг я увидел, что мне про этих героев очень интересно думать. Но тогда сценарий не взлетел по причине отсутствия денег. Прошло много времени, у меня не запустился большой 3D-проект, и мне позвонила Саша Васнецова, редактор со студии Валерия Тодоровского. И со словами, что, мол, это, конечно, мне не подойдет, прислала этот сценарий. Тогда я решил, что это судьба.

А что тебя тогда, в 2011 году, так зацепило?

Наверное, в первую очередь тема амбиций. Наши герои думают, что сейчас настало время, когда у них на столе есть рычаги управления миром. У нас и титры такие: мы видим рабочее место дипломата, где есть дежурная кнопка ядерного взрыва, президентский кортеж, авианосец в чашке чая. Наши герои бодрятся, веселятся и танцуют, а на заднем фоне у них при этом маячит ядерный взрыв. Меня это заинтересовало сразу же, потому что это очень мощная драматургическая рамка. Ну и, конечно, в наших героях, этих трех молодых мушкетерах, в первую очередь я увидел себя. Мне никогда не хотелось снимать ретро, потому что я думал: ну какого черта снимать не про свое время? А про этих ребят мне как-то сразу стало ясно, что через них я смогу про свое сказать. Может быть, даже больше, чем если бы взял какой-то современный материал.

Про себя — в смысле беззаботности на фоне наступления какого-то кошмара? Или в смысле амбиций, когда тебе кажется, что ты можешь управлять миром?

Уже тогда, в 2011 году, мне казалось, что 1960-е — это очень похожий на наше время исторический перекресток. Сериал начинается с самой мощной за всю историю попытки дружить со Штатами — это Американская национальная выставка в Москве 1959 года, на которой наши герои знакомятся друг с другом. Когда был построен огромный купол в Сокольниках, нашпигованный американским образом жизни. До этого была выставка СССР в Нью-Йорке, потом поездка Хрущева по США. И вот после всего этого — стремительное охлаждение, переходящее в конфликт, выросший из столкновения амбиций и какой-то взаимной абсолютно неправильной интерпретации друг друга. В принципе, политика для меня как художественный материал интересна именно как арена вот такого возгоняющегося идиотизма. И на этой арене у каждого из наших героев есть своя роль и каждый выбирает, как себя повести в той или иной ситуации.

То есть тебя заинтересовало, грубо говоря, как личности движут историей — причем не первые лица, а рядовые исполнители?

Сказать, что наши герои движут историей, нельзя. Они все живут своими частными жизнями, каждый решает свои частные проблемы, у всех свои карьеры, любови, измены, ненависти, мести, желания. Но в силу специфики своей работы все, что они делают, так или иначе отбрасывает тень на огромную карту мира. И наоборот — то, что происходит на этой карте, может таким лучом пронзить и обжечь их.

При этом кажется, что в 1960-е, на историческом перекрестке, о котором ты говоришь, у людей были несколько другие выборы и другая цена этих выборов, чем сейчас. А главное — в 1960-е речь шла все-таки о борьбе двух идеологий.

Я, конечно, не историк, но по всему, что я читал и смотрел об этом времени, мне кажется, те, кто двигал международную политику, об идеологии думали в третью, если не в пятую очередь. Это была постоянная пихотня амбиций и борьба прагматических интересов, зачастую очень превратно понятых. На весь сериал у нас есть только один идейный персонаж — это Рута Карловна Блаумане, бежавшая из США из-за своих коммунистических взглядов. Они все прагматики, черт возьми.

Но про товарища Бирюкова мы, например, узнаем, что он карьеру в ЦК, при всей своей амбициозности, испортил идейностью, патриотическим приливом чувств.

Вообще-то, у него умерла жена и он просто запил. И в момент сильного алкогольного опьянения испытал, действительно, обостренное чувство справедливости. То, что он сделал — окунул главу немецкой делегации в вечный огонь,— спонтанный человеческий поступок.

Вот эта драматургия характеров, если честно, немного смущает. Когда в 2000-е драма ушла из большого кино в сериалы, там появился новый тип героя, который одновременно может быть подлецом и мерзавцем, а при этом спасать людей, как доктор Хаус, или наказывать преступников, как Декстер.

Эта прекрасная формула звучит так: мы любим смотреть на героев, которые хуже нас, но умеют больше, чем мы.

Да. А в «Оптимистах» даже руководитель первого отдела МИД, которого играет Анатолий Белый, кажется, искренне переживает, что молодого сотрудника могут отправить на комсомольскую стройку…

Мы, к сожалению, здесь сталкиваемся с тем, что попадаем в мир персонажей режиссера Попогребского, где плохих героев просто не бывает. Вообще, я много про это думал. Смотрел «Карточный домик», который начинается с того, что чувак просто берет и сворачивает шею собаке. И то, что ты видишь в первых сериях, сделано абсолютно сознательно. Но ты же не думаешь, что герои не будут меняться? Я читал много книжек и про сталинское время, и про 60-70-е. И чуть ли не сильнее всего меня обожгла повесть Даниэля «Искупление» — о том, как человек возвращается из лагерей, и про него прошел слух, что он был стукачом. А он не стукач. Вот, видимо, тут мы с Альфредом Хичкоком в чем-то сходимся, потому что несправедливое обвинение, напраслина — одна из самых страшных для меня вещей. И, читая эти книжки, я думал, какой же это все богатый материал для строительства характера, потому что в то время людям приходилось делать моральный выбор почти каждый день. И до совсем недавнего времени у меня было ощущение, что мне-то сейчас не приходится делать такого выбора, что все нормально и реальность в главном соответствует моей системе ценностей. Но вот наступило время, когда для меня встает заново проблема моральных выборов.

Как, например, съемки сериала по заказу государственного канала?

Да. Но я при этом рассказываю ровно ту историю, которую хотел рассказать. Без компромиссов. И, возвращаясь к героям, уверяю тебя, что на протяжении 13 серий каждый из них столкнется с ситуацией морального выбора. Понятно, что в 1937 году ставкой была жизнь, а в 1960 году она уже ниже — карьера, или комфорт, но тем не менее выбор оставался достаточно жестким. Конечно, таких героев, как в «Карточном домике» или в «Докторе Хаусе», здесь не будет — но только потому, что в моей системе ценностей их нет.

Фото: Таир Полад-Заде

Когда смотришь первые серии, создается впечатление, что мир 1960-х в «Оптимистах» не воссоздан, а как будто придуман заново.

Так и есть. А добившись в начале доверия зрителей историческим правдоподобием, мы довольно быстро вступаем на территорию альтернативной истории. Конечно, у нас есть привязки к конкретным историческим событиям — и сбитый американский самолет-разведчик, и срыв мирной конференции в Париже, и полет Белки и Стрелки. Но мы даем свою интерпретацию закулисной канвы этих событий. А кульминацией первого сезона и вовсе станет событие, которого в 1960 году просто не было.

Мне казалось, что кульминацией будет Карибский кризис.

О нет. Все 13 серий мы компактно уложили в один 1960 год. То есть все предпосылки главных событий в мировой политике начала 1960-х — строительства Берлинской стены и Карибского кризиса — у нас отражены, но мы к ним даже не приближаемся.

Рассчитываете на второй сезон?

Да, если наших героев полюбят, мы увидим все это во втором сезоне. Как музыкальная группа, которая проверяется по второму альбому, так и про сериалы, если это честные сериалы, а не многосерийные фильмы, можно сказать, состоялись ли они, по второму сезону. Для меня это безусловный вызов, я еще не наигрался в эту игру. К тому же мы оставляем наших персонажей в той точке, когда мне самому ужасно интересно, что же с ними будет дальше.

В «Оптимистах», насколько я понял, нет ни одного персонажа, которого можно было бы найти в «Википедии»?

Такого отдела в МИД не было и быть не могло, и такой иностранки, как Рута Карловна, никогда не существовало, как и нашего Бирюкова, и наших молодых героев. Не было и такого члена Политбюро, которого играет Юрий Кузнецов. Из реальных персонажей — только лысина Хрущева мелькает где-то на периферии. И единственный раз, когда у нас в кадре оказывается существовавший в реальности человек, это Сергей Хрущев. Мы, кстати, написали ему письмо в Америку, на которое он ответил, что, во-первых, он никогда не играл в теннис — все играли в волейбол, а во-вторых, охраны у него не было и ездил он на троллейбусе. Но если нам очень хочется, мы можем руководствоваться своей творческой фантазией.

А зачем вам понадобилась альтернативная история?

Мне всегда было скучно смотреть фильмы, где в титрах пишут: «Основано на реальных событиях». И фильм «Титаник» я не хотел смотреть, потому что знал, что он потонет,— и чего тогда смотреть? Точно так же я никогда не любил кукольные мультфильмы, потому что аниматор связан физикой этих предметов из папье-маше, ткани, картона, пластмассы, в то время как в рисованной анимации ты можешь делать что угодно. Здесь то же самое — и элементы альтернативной истории для меня это повышение степени свободы.

Это свобода ради свободы или она нужна для того, чтобы, например, подчеркнуть связь с сегодняшним днем?

Когда мы видели, как две реальности — заново придуманный нами мир советских 1960-х и медийное пространство, в котором мы живем сейчас,— сближаются, мы, конечно, нервно хихикали. Но это никак не повлияло на сценарий, потому что ситуация в мире все время меняется: в 2011 году была разрядка, а сейчас мы видим новый конфликт. Стремиться совпасть с очередным витком спирали, чтобы что-то подчеркнуть, по-моему, не слишком интересно. Свобода нужна, чтобы можно было говорить не за других, а про себя.

Телеканал «Россия», 24-30 апреля, 21.00

Семья | Прагматизм и другие труды Википедия

Уильям Джеймс был сыном Генри Джеймса (Старшего) из Олбани и Мэри Робертсон Уолш. У него было четверо братьев и сестер: Генри (писатель), Гарт Уилкинсон, Робертсон и Элис. [25] Уильям обручился с Алисой Хоу Гиббенс 10 мая 1878 года; они поженились 10 июля. У них было 5 детей: Генри (родился 18 мая 1879 г.), Уильям (17 июня 1882-1961 гг.), Герман (родился 1884 г., умер в младенчестве), Маргарет (родился в марте 1887 г.) и Александр ( художник) (родился 22 декабря 1890 г.).Большинство предков Уильяма Джеймса прибыли в Америку из Шотландии или Ирландии в 18 веке. Многие из них поселились на востоке Нью-Йорка или Нью-Джерси. Все предки Джеймса были протестантами, образованными и обладающими характером. В своих общинах они работали фермерами, торговцами и торговцами, которые были активно связаны с их церковью. Последним предком, прибывшим в Америку, был дедушка Уильяма Джеймса по отцовской линии, которого также звали Уильям Джеймс. Он приехал в Америку из Балли-Джеймс-Дафф, графство Каван, Ирландия, в 1789 году, когда ему было 18 лет.Есть подозрение, что он сбежал в Америку, потому что его семья пыталась принудить его к служению. После поездки в Америку без денег он нашел работу в магазине продавцом. После непрерывной работы он сам стал владельцем магазина. Когда он отправился на запад в поисках новых рабочих мест, он был задействован в различных работах, таких как соляная промышленность и проект канала Эри. После того, как он был значительным работником проекта канала Эри и помог Олбани стать крупным торговым центром, он затем стал первым вице-президентом Сбербанка Олбани.Уильям Джеймс (дедушка) прошел путь от бедного ирландского иммигранта до одного из самых богатых людей Нью-Йорка. После его смерти его сын Генри Джеймс унаследовал свое состояние и жил в Европе и Соединенных Штатах в поисках смысла жизни.

Этот контент взят из Википедии. GradeSaver — это предоставляя этот контент в качестве любезности, пока мы не сможем предложить профессионально написанное учебное пособие от одного из наших штатных редакторов. Мы делаем не считайте этот контент профессиональным или цитируемым. Пожалуйста, используйте свой осмотрительность, полагаясь на нее.

Определение и примеры прагматической компетентности

В лингвистике прагматическая компетенция — это способность эффективно использовать язык в соответствии с контекстом. Прагматическая компетентность — фундаментальный аспект более общей коммуникативной компетентности. Этот термин был введен социолингвистом Дженни Томас в статье Applied Linguistics 1983 года «Межкультурный прагматический провал», в которой она определила его как «способность эффективно использовать язык для достижения определенной цели и понимать язык в контекст.»

Примеры и наблюдения

«Прагматическая компетенция … понимается как знание лингвистических ресурсов, доступных в данном языке для реализации определенных иллокуций, знание последовательных аспектов речевых актов и, наконец, знание соответствующего контекстного использования лингвистических ресурсов конкретного языка. »
(Из «Приобретения в области межъязыковой прагматики» лингвиста Энн Бэррон)

«Лингвистическая компетенция» говорящего будет состоять из грамматической компетенции («абстрактное» или деконтекстуализированное знание интонации, фонологии, синтаксиса, семантики и т. Д.) и прагматическая компетентность (способность эффективно использовать язык для достижения конкретной цели и понимать язык в контексте). Это соответствует разделению лингвистики Личем (1983) на «грамматику» (под которой он подразумевает деконтекстуализированную формальную систему языка) и «прагматику» (использование языка в целевой речевой ситуации, в которой S [говорящий] использует язык, чтобы произвести особый эффект в сознании H [слушателя] ».
(Из« Межкультурной прагматической неудачи »Дженни Томас)

«Этому процессу принятия решений [при использовании языка для общения] свойственно несколько принципов, которые совпадают, чтобы определить природу прагматической компетентности.В частности, люди делают выбор и выстраивают стратегии, основанные на некоторых уникальных свойствах прагматической / коммуникативной компетентности, таких как:

  • изменчивость : свойство коммуникации, определяющее диапазон коммуникативных возможностей, среди которых формулирование коммуникативных выборов;
  • оборотность : возможность выбора на основе гибких стратегий;
  • адаптивность ; способность модулировать и регулировать коммуникативный выбор в отношении коммуникативного контекста;
  • значимость : степень осведомленности, достигаемая коммуникативным выбором;
  • неопределенность : возможность пересмотреть прагматический выбор по мере развития взаимодействия для реализации коммуникативных намерений;
  • динамичность : развитие коммуникативного взаимодействия во времени.»
    (Из» От прагматики к нейропрагматике «М. Балкони и С. Амента)

«[Ноам] Хомский признает, что язык используется целенаправленно; действительно, в более поздних работах он ввел термин прагматическая компетенция — знание того, как язык соотносится с ситуацией, в которой он используется. Прагматическая компетенция« помещает язык в институциональную среду. его использование, соотнесение намерений и целей с имеющимися языковыми средствами ». Помимо знания структуры языка, мы должны знать, как его использовать.

«Нет смысла знать структуру:« Можете ли вы поднять этот ящик? » , если вы не можете решить, хочет ли говорящий узнать, насколько вы сильны (вопрос) или хочет, чтобы вы переместили коробку (просьба).

«Грамматическая грамотность возможна без практических навыков. Школьник из романа Тома Шарпа« Винтажные штучки »воспринимает буквально все, что говорится; когда его просят открыть новую страницу, он выкапывает камелии директора.Но знание использования языка отличается от знания самого языка; прагматическая компетенция — это не языковая компетенция. Описание грамматической грамотности объясняет, как говорящий знает, что « Почему вы так шумите?» — возможное предложение английского языка, а — «Почему вы так шумите». нет.

«Это область прагматической компетентности — объяснить, может ли говорящий, который говорит:« , почему вы так шумите? » просит кого-то остановиться, или задает искренний вопрос из любопытства, или бормочет комментарий sotto voce

(Из « Универсальная грамматика Хомского: Введение» В.Дж. Кука и М. Ньюсона)

Источники

  • Томас, Дженни. «Межкультурный прагматический провал», 1983. Rpt. в World Englishes: Critical Concepts in Linguistics, Vol. 4 , изд. Кингсли Болтоном и Брэджем Б. Качру. Рутледж, 2006
  • Балкони, М .; Амента, С. «От прагматики к нейропрагматике». Нейропсихология коммуникации , Springer, 2010
  • Кук, В.J .; М. Ньюсон, М. «Универсальная грамматика Хомского: введение». Wiley-Blackwell, 1996)

Парадокс и прагматизм в женском сексуальном желании

Источник: Sex Differences / Wikipedia

Это интригует — если не просто загадывать, — как разум и тело женщины, говоря сексуальным языком, могут воевать друг с другом. Несомненно, что Природа хочет детей, как бы без разбора она ни была. В конце концов, это то, что поддерживает человеческий вид. Но сознательно , женщины требуют выполнения многих условий — назовем их предпосылками, — прежде чем они действительно будут готовы уступить мощным брачным инстинктам.

Этот пост, который идет сразу по пятам «Триггеры сексуального желания, часть 2 — Что такое эротика для женщин?», Предназначен как для расширения некоторых моментов, которые я высказал ранее, так и для уточнения других. Раньше моей целью было противопоставить то, что обычно возбуждает женщин, и то, что обычно возбуждает мужчин. Но здесь моя цель — объяснить , почему сексуальное желание у женщин намного сложнее, а также дополнительно очертить природу их эротических сигналов. Как и прежде, основным источником для моей дискуссии будет исчерпывающий том Оги Огаса и Сая Гаддама Миллиард злых мыслей: самый крупный эксперимент в мире [на основе огромных данных в Интернете] показывает сексуальное влечение (2011).

Эти два автора сообщают об эксперименте, проведенном Мередит Чиверс, выдающимся исследователем нейропсихологии женского желания. И результаты, как описано, столь же удивительны, как и показательны. Используя плетизмограф для измерения кровотока во влагалищных стенках ее пациентки (чтобы точно измерить ее физическое возбуждение ), Чиверс показала им множество различных эротических изображений. Эти изображения включали фотографии тренировок мужчин и женщин, геев и лесбиянок, гетеросексуалов.. . и обезьяньим сексом (!). Оказалось, что из картинок вызвали у них физическое возбуждение. Однако, когда женщин прямо спросили, какие фотографии сознательно находили возбуждающими, их ответы были гораздо более избирательными. Первым был гетеросексуальный секс, затем лесбийский секс, остальные образы тела в целом отставали — и, кхм, «порно с приматами» показало абсолютный ноль на их измерителях психологического возбуждения.

Изучив этот провокационный результат, Чиверс решил изучить 132 различных лабораторных эксперимента, посвященных физическому и психологическому сексуальному возбуждению у представителей обоих полов.Результаты ясно показали, что у мужчин существует сильная корреляция между объективным и субъективным возбуждением. Но такая корреляция была настолько слабой у женщин, что Чиверс был вынужден сделать вывод, что вагинальная смазка женщины была плохим индикатором того, что она чувствовала внутри. Как резюмируют Огас и Гаддам: «Многие женщины сообщают о смазке и даже оргазме во время нежелательного и принудительного секса: тело женщины реагирует, даже когда ее разум бунтует. Напротив, если у мужчины эрекция, вы можете сделать очень разумное предположение о том, что происходит у него в голове »(стр.70).

Авторы далее объясняют, почему это разъединение тела и разума у ​​женщин является причиной фиаско попыток фармацевтической промышленности создать женскую версию Виагры (хотя они вложили в эти усилия многие миллионы долларов). Ибо увеличение притока крови к их основному половому органу совершенно не зависит от сексуального «разогрева» их ума. И это, несомненно, наводит на мысль, что в настоящее время наиболее многообещающим препаратом для эффективной борьбы с низким сексуальным желанием женщины является антидепрессант (т.е., воздействуя не на женские гениталии, а на области мозга, влияющие на сознательную обработку эмоций). Хотя этот препарат, флибансерин, потерпел неудачу в испытаниях фазы III в качестве быстродействующего противоядия от депрессии, его исследователи обнаружили, что он приводит к «скачку либидо у женщин-испытуемых».

Чтобы глубже понять любопытную отстраненность женщин от сообщений, которые они получают от своего тела, нам нужно углубиться в эволюционную биологию. Но сначала давайте посмотрим на то, что Огас и Гэддам называют «Детективным агентством мисс Марпл» — их метафорическое противостояние Элмеру Фадду из Looney Tunes.

Кто такая мисс Марпл? Это знаменитое вымышленное творение детективной писательницы Агаты Кристи: пожилая, несколько эксцентричная женщина, одновременно приятная и хрупкая, но чрезвычайно проницательная как в улавливании улик, которые упускают другие, так и в проникновении в глубины человеческого характера. По мнению Огаса и Гэддама, внутренняя мисс Марпл женщины не позволит им (несмотря на то, что они могут испытывать физических возбуждений) стать психологически возбужденными до тех пор, пока не будут выполнены достаточные несексуальные критерии.По мнению этих авторов, такие требования проистекают из «мудрости, унаследованной от миллионов сексуальных операций, совершаемых женщинами в течение нескольких сотен тысяч лет». Вот почему их глубокий анализ «Детективное агентство — самый успешный природный планировщик» (стр. 82).

И это ключевой момент. Биологически люди запрограммированы (или «движимы») распространять свое семя повсюду и без разбора. Это их «предписанная» роль в сохранении вида. Напротив, женщины оснащены совершенно разными программами выживания видов, которые заставляют их думать наперед, прежде чем действовать.Они должны тщательно продумать, как выбор супруга повлияет на их благополучие и благополучие будущей семьи — других важнейших элементов сохранения человеческого вида.

В этом контексте, каким бы противоречивым или парадоксальным он ни казался, сексологам хорошо известно, что женщины обычно мастурбируют реже, чем мужчины, имеют меньше сексуальных фантазий и реже начинают заниматься сексом. Также показательным является тот факт, что женщины гораздо реже, чем мужчины, занимаются сексом просто ради собственных удовольствий.Они могут даже заниматься сексом по причинам, за исключением от эротического удовольствия (см., Например, мой пост «Секс, вдохновленный страхом»). И снова их мотивы (сознательные или нет) относятся как к эволюционной психологии, так и к биологии — точно так же (наоборот), как и мужчины.

Женщины, которые занимаются долгосрочным планированием или инвесторами, на каком-то уровне осознают, что секс может потенциально изменить их жизнь. Беременность, кормление грудью и большую часть двадцати лет воспитание ребенка (не говоря уже о детях) требует огромных затрат времени, энергии и ресурсов.Так что секс не с тем человеком может закончиться катастрофой. Если партнер откажется от нее, ей придется столкнуться со всеми проблемами материнства-одиночки. Если он злобный или жестокий, она будет беззащитна перед его нападениями — не сможет защитить себя или своих детей. С другой стороны, если он слаб, труслив или некомпетентен, он не только не сможет защитить ее и ее семью от внешних угроз, но и не сможет обеспечить семью основными продуктами питания и кровом.

Несомненно, именно поэтому женщины эволюционировали и стали испытывать сексуальное влечение к мужчинам, скорее всего, для успешного решения их основных проблем, которые не являются в первую очередь сексуальными.Во многих отношениях мужчины, которые их привлекают, могут быть «придурками» в том смысле, что они относительно тупы по отношению к женским чувствам (и, честно говоря, они не особо заинтересованы в них). Но с эволюционной точки зрения чувствительный или бета-самец просто не воспринимается программным обеспечением своего мозга как нечто столь же важное для их выживания, как альфа, которому обычно недостает «более мягких» человеческих качеств. И, вероятно, не случайно, что в гей-сообществе, вероятно, гораздо больше бета, чем альфа, и что женщины часто говорят о том, какими замечательными (читающими, чуткими и понимающими) друзьями они могут быть.

Женщины (в отличие от мужчин), нуждаясь в тщательном выборе партнера, развили своего рода шестое чувство для оценки потенциальных рисков, с кем бы они ни занимались сексом. Преодоление их эротических импульсов и желаний — это соображения, которые, в конечном итоге, делают их на менее романтичными, чем у мужчин. Как это ни парадоксально, хотя женщины обычно считаются более важными для души, чем мужчины (свидетельствуя, например, о непреходящей популярности любовных романов, а также о живом интересе женщин к романтическим фильмам), их умы обычно руководствуются гораздо более прагматичными рассуждениями. чем их коллеги-мужчины.

Билли Кристал однажды юмористически заметил: «Женщинам нужен повод для секса. Мужчинам просто нужно место ». Но что такое , это именно , которое женщинам необходимо сознательно оценить, прежде чем позволить себе психологически возбудиться?

Огас и Гэддам обсуждают женский мозг как «оснащенный самым сложным нейронным программным обеспечением на Земле» (стр. 72). Это программное обеспечение позволяет им оценить (в общем, так же проницательно и интуитивно, как мисс Марпл), подходят ли будущие супруга и отец в качестве материала для брака.Он должен быть сильным духом и телом, добрым (чтобы эта сила не использовалась против них!), Искренним (или «эмоционально подлинным»), стабильным, верным и преданным, компетентным, иметь соответствующий социальный статус или ранг (чем выше, тем лучше ), и готовы и желают вступить в долгосрочные моногамные отношения по воспитанию детей. Какими бы нереалистичными ни казались эти высокие стандарты, они явно отражают идеал мисс Марпл.

Возможно, парадоксальная природа женского негормонального сексуального желания наиболее ярко иллюстрируется наблюдением авторов о том, что «многие женщины готовы платить деньги за биографии знаменитостей, чтобы читать о частной жизни Леонардо Ди Каприо или Джонни Деппа, но они не будет платить деньги за то, чтобы увидеть их обнаженные фотографии.Однако мужчины вытаскивают кредитную карту, чтобы увидеть обнаженную Анджелину Джоли или Скарлет Йоханнсен. . . [и вы легко можете закончить это предложение сами!] »(стр. 73).

Образно говоря, именно детективное агентство мисс Марпл отвечает за адаптивно отсоединение сексуального разума женщины от ее сексуального тела. И такое высокоразвитое расследование — одновременно противоречащее природе и созвучное ее эволюционным требованиям — имеет силу, позволяющую ей перехватывать телесные сигналы таким образом, чтобы предотвратить любое неосторожное срабатывание сознательного психологического возбуждения.Что, конечно, может быть невероятно ценным, если самец не соответствует достаточным несексуальным критериям, чтобы пройти тест на ее сексуальное подчинение.

И это возвращает нас к давнему излюбленному женскому эротическому стимулу: романтической фантастике (подробно обсужденной в моем предыдущем посте). Огас и Гэддам цитируют Кэтрин Сэлмон и Дональда Саймонса (из их книги Warrior Lovers , 2003), которые отражают, что «любовный роман — это хроника выбора женского партнера» и что «герой.. . олицетворяет физические, психологические и социальные характеристики, которые составляли высокую ценность партнера мужского пола на протяжении истории эволюции человека »(стр. 86).

Ничто из этого не означает, что женщины в таких фантастических произведениях не могут быть привлечены козлобами и даже женоненавистниками. Но как только эти неподходящие кандидаты-мужчины встречают героиню, от них требуется провести серьезные реформы. И всегда героиня — и только героиня — способна выявить то, что, по-видимому, дремало в них все это время.Чтобы противостоять вниманию мисс Марпл, эти мужчины должны в конечном итоге раскрыть более мягкую, понимающую и сострадательную сторону (а не страстную), не очевидную ранее.

В моем последнем посте я упомянул, что герои вымышленных романов, как правило, немного старше героини, подчеркнув, что возраст у мужчин положительно коррелирует с уверенностью, компетентностью, авторитетом и богатством — чертами, которые освещают схемы женского мозга. И это представляет собой еще один парадоксальный элемент женского сексуального желания.То есть женщины психологически предпочитают кого-то менее яростно «горячего», чем молодой жеребец, который (реально) с гораздо большей вероятностью предоставит им защиту, комфорт и безопасность, которые, наконец, для них важнее всего.

В этой серии постов еще не затронуто удивительное влечение женщин к гей-порно и «слэш-фантастике» (думайте здесь не о знаках препинания, а о странных романтических связях, таких как Капитан Кирк / Мистер Спок или Гарри Поттер / Северус Снейп). Несомненно, эти «неестественные», аномальные аспекты женского сексуального влечения также парадоксальны.Но их лучше обсудить в двух, которые появятся в ближайшее время, постах, в которых я расскажу, какие необычные эротические интересы у мужчин и женщин могут еще подпадать под параметры сексуальной нормальности, а также непроизвольность того, что часто может возбуждать представителей обоих полов. .

ПРИМЕЧАНИЕ 1. Вот названия и ссылки на каждый сегмент этой серии из 12 частей:

ПРИМЕЧАНИЕ 2: Если вы нашли этот пост в некотором роде поучительным (и, возможно, даже поучительным), я надеюсь, вы подумаете о том, чтобы поделиться им.

ПРИМЕЧАНИЕ 3. Если вы хотите проверить другие публикации, которые я сделал для Psychology Today в Интернете — по широкому кругу психологических тем, — нажмите здесь.

© 2012 Леон Ф. Зельцер, доктор философии. Все права защищены.

— Чтобы получать уведомления всякий раз, когда я публикую что-то новое, я приглашаю читателей присоединиться ко мне на Facebook, а также в Twitter, где, кроме того, вы можете следить за моими часто неортодоксальными психологическими и философскими размышлениями.

голосов в Совете — Crusader Kings II Wiki

Пожалуйста, помогите с проверкой или обновлением старых разделов этой статьи.
По крайней мере, некоторые из них в последний раз проверялись на наличие версии 2.7.

Голосование совета запускается для изменений закона или важных взаимодействий, в зависимости от законов совета (требуется DLC Конклав).

Стойки [править]

Каждый член совета должен выбрать позицию , общее отношение к тому, как следует управлять королевством. Эта позиция обычно определяет, как ИИ голосует за законы, и полностью определяет, как все члены совета голосуют за взаимодействия.

ИИ-персонажа выбирают свою стойку в зависимости от своих черт, размера / силы и отношений со своим сюзереном.

Влияние размера и мощности [править]

Загадочные части выше зависят от размера и мощности игрового мира:

  • a — абсолютный размер вассала a b, разделенный на 50, затем возведенный в квадрат
  • s s ize вассала, по сравнению с сюзереном
  • p — это власть вассала p , по сравнению с сюзереном

Похоже, что общий эффект этих условий таков:

  • Вассалы любого значения обычно не лоялисты
  • Вассалы большего размера, чем силы, как правило, прагматики
  • Вассалы с большей силой, чем размер, обычно становятся гончими славы
  • Огромные вассалы (т.е. правит множеством королевств), как правило, недовольны из-за квадрата в

Выбор позиции [править]

персонажей AI выбирают стойку с наибольшим количеством очков. Обратите внимание, что назначение кого-то может изменить их оценки, потому что сам акт назначения может изменить мнение и размер вассальных сборов!

Выше не упоминается, что лошади всегда лоялисты, и что вассальные ханы под величайшими ханами обычно лоялистами.Как правило, персонажи, которые, скорее всего, будут лоялистами, — это люди с высоким мнением, чертой контента и небольшими суб-царствами.

голосов [править]

Голосование по закону проводится в течение нескольких месяцев. Это позволяет игрокам выбрать голос, который не соответствует их общей позиции, и дает каждому время воспользоваться услугами.

Обратите внимание, что законы не могут быть изменены во время регентства.

Законы Совета [править]

Лоялисты проголосуют вместе с сюзереном. Все остальные будут голосовать за расширение полномочий совета.

Законы Королевства [править]

Для избирателей с тремя нейтральными позициями:

  • Усиление Централизация : большинство избирателей поддержат 20 мнений и в противном случае не определятся
  • Уменьшение Централизация : большинство избирателей поддержат
  • Повышение Статус женщин : женщины поддерживают, а мужчины против
  • Увеличение Отзыв : как правило, они проголосуют «против», если мнение ниже 60, и останутся нерешенными даже выше этого.Тем не мение:
    • Прагматик проголосует за первый уровень при мнении 20, так как он понимает необходимость распределения власти внутри царства.
    • Фанатик проголосует за второй уровень при мнении 20, поскольку они хотят, чтобы у неверных отменили свои титулы.
  • Увеличение Племенная организация : поддержит, если не племя, либо нереформированное язычество
  • Повышение Наместников : большинство избирателей против
  • Повышение Регулирование наследования : большинство избирателей против
  • Увеличение Тип администрации : большинство избирателей против
  • Изменение Инвестиции : все избиратели не определились (даже лоялисты)

Вассальные обязательства [править]

  • Правители феодалов / иктов и племен предпочитают платить налоги
  • Правители республики предпочитают взимать сборы
  • Теократические правители предпочитают сбалансированные обязательства

Придворные голосуют так, как если бы у них был тот же тип правительства, что и у их сюзерена, поскольку они надеются когда-нибудь получить графство.Избиратели не определились с обязательствами, которые не влияют на их правительственную группу.

Взаимодействие голосов [править]

Голосование за взаимодействие, такое как объявление войны, происходит немедленно и определяется фиксированными правилами, называемыми шаблонами. Это позволяет сюзерену действовать без ожидания, снижает неопределенность и предотвращает распространение всплывающих окон для вассалов.

Образцы голосования оцениваются по порядку до тех пор, пока один из них не совпадет с ответом «да» или «нет»: особый образец, эгоистичный образец, образец семьи, образец позиции и образец мнения.В каждом шаблоне «за» причины обычно более важны, чем «против». Если ни один из этих паттернов не предполагает голосование «за» или «против», они будут зависеть от дипломатических навыков неравнодушных избирателей.

Сеньор может отменить голосование «нет» при взаимодействии. Однако действия против воли совета считаются актом тирании и вызывают недовольство совета. Во время регентства невозможно отменить совет, и правитель даже не получает голоса (вместо этого голос отдается регенту).

Объявить войну [править]

У советников прагматиков и гончих славы почти противоположные цели. Прагматики обычно поддерживают атаковать слабых врагов и иметь только одну наступательную войну, в то время как гончие славы обычно поддерживают нападение на сильных врагов (если только цель не является их предпочтительной целью) и проведение нескольких наступательных войн. Союзники включены в их расчеты силы. Когда каждая сторона в войне будет иметь одинаковую силу, они принимают во внимание другие факторы.

Фанатик почти всегда поддерживает атакующие цели других религий.Они также будут поддерживать войны внутри религии, если для войны будет сильная религиозная мотивация и не будет продолжающегося крестового похода.

Узор Голосовать Подсказка Заметки
Специальный для Я всегда одобряю этот тип войны! Prepared Invasion or Christian Crusade (Подготовленное вторжение или христианский крестовый поход)
эгоистичный для Я бы получил титул!
эгоистичный против Я бы потерял титул! Наследник оспариваемого титула (?)
Семья для Член моей семьи получит титул! «Гейнер» (эл.грамм. истец?) является близким родственником
Семья против Эта война ведется против одного из членов моей семьи Защитник — близкий родственник
Семья против Член моей семьи потеряет титул! Оспариваемый титул принадлежит близкому родственнику
Лоялист для Этот избиратель является лоялистом и будет голосовать как сеньор Льеж инициировал голосование
Лоялист против Льеж не инициировал голосование (кто-то пытается использовать услугу, чтобы заставить сеньора настаивать на своем требовании)
Прагматик против Мы уже заняты очередной войной Основной участник
Прагматик для Соперник намного слабее нас Сила атаки ≥ 1.3
CB НЕ является претензией для других (опасаетесь, что такая война сделает другого вассала слишком сильным?)
Прагматик для Целевой участок является частью нашей территории де-юре или нашей культурной группы Сила атаки ≥ 0,8
Любой округ (контролируемый защитником в рамках оспариваемого титула) принадлежит нашей культурной группе или де-юре является частью любого из титулов атакующего.
Прагматик против Соперник слишком силен, чтобы его одолеть Сила атаки <1.0
Гончая Славы для Противник сильнее нас, эта война будет славной! Защитная сила ≥ 0,9
Гончая Славы для Это моя любимая военная цель!
Гончая Славы для Победа в этой войне увеличит королевство! Сила атаки <3,0
При предъявлении претензии придворного, которому потребуется земля, чтобы оставаться вашим вассалом, гончая славы ожидает, что вы дадите придворному землю перед тем, как объявить войну.Как если бы вы забыли .
Гончая Славы против В этой войне нет славы, враг слишком слаб Сила защитника <0,3
Фанатик против Цель — не антипапа другой религии Свергните Антипапа CB, советник исповедует другую религию (?)
Фанатик против Крестовый поход продолжается, и я хочу, чтобы мы сосредоточили его на Объявление войны врагу нашей религии отменяет все причины «за»
Фанатик для Война свергнет злого папы Защитник — это Папа с чертой Злого Жреца.
Гейнер — наш антипапа и не имеет черты характера.
Фанатик для Война против религиозного врага! Защитник (или обладатель оспариваемого титула) не разделяет нашу религию.
Примечание: католики и православные считаются «религиозными врагами» в этом пункте, хотя обычно они не враждебны.
Фанатик для Война ведется против отлученного от церкви [нашей религии]
Фанатик для Война [свергнет] Антипапа Свергните Антипапа CB, советник исповедует ту же религию (?)
Фанатик против Крестовый поход продолжается, и я хочу, чтобы мы сосредоточили его на При объявлении войны врагу другой религии это просто запасной вариант (?)
Недовольный против Этот избиратель недоволен и будет выступать против сеньора
Предпочтительная военная цель против Есть другие войны, которые сейчас для меня важнее.

Каждый избиратель с «нейтральной» позицией попытается выбрать предпочтительную цель войны:

  • Прагматик: не близкий родственник, ___ власть ___
  • Glory Hound: не близкий родственник, ___ сила между ___ и ___
  • Фанатик: не близкий родственник, не та же религия, ___ сила ___

При наведении курсора на портрет советника его всплывающая подсказка укажет, есть ли у него предпочтительная военная цель и кто это.

Grant Landed Title [править]

Отозвать заголовок [править]

Заключить в тюрьму, изгнать или казнить [править]

Обеспечить мир в королевстве [править]

Для установления мира в королевстве требуется одобрение совета.

Стратегии [править]

  • Запомните количество голосов, необходимых для одобрения ваших действий советом: 2 для графов и герцогов, 3 для королей и императоров. Если при регентстве, подсчет голосов изменяется на 4 для подсчета королей и 5 для императоров (так как нет решающих голосов, и регент не будет автоматически голосовать за одобрение действий, в отличие от правителя).
  • Необходимо разобраться с могущественными вассалами, которые являются недовольными.
    • Если мнение отрицательное, улучшение мнения до тех пор, пока оно не станет положительным, может подтолкнуть участников недовольных к любой из трех нейтральных позиций.Если негативное мнение слишком велико, чтобы его преодолеть, подумайте о таких мерах, как спровоцированный бунт (например, противодействие советнику) или убийство, и поработайте над отношениями с их наследниками.
    • Игроки ни в коем случае не должны позволять члену совета набрать достаточно титулов, так что они будут недовольны из-за размера суб-области.
    • В то время как 1 член совета недовольных все еще поддается управлению, несколько членов совета недовольных представляют опасность для правителя, особенно если они используют услугу, чтобы заставить других советников проголосовать в их пользу.
  • Часто можно избежать необходимости покупать услуги, найдя новых членов совета с правильной позицией для действия, которое вы хотите предпринять. Остерегайтесь мнений со стороны могущественных вассалов, не входящих в совет; они также могут создавать фракции и присоединяться к ним из-за того, что не входят в совет (если они были ранее запрещены).
  • Для игроков с маленькими королевствами постарайтесь, чтобы хотя бы половина вашего совета была лоялистом или дешево покупать услуги. Персонажи уровня барона самые дешевые при цене 40g +.Придворным требуется 80 з., Но вы часто можете вернуть их деньги (наследство, если у них нет семьи; изгнание, если они злоупотребляют своим служебным положением).
  • Не позволяйте членам вашего совета оказывать вам благосклонность, если только у вас нет (или скоро не будет) абсолютизма. Они часто используют свои услуги, чтобы начать голосование, чтобы усилить власть совета.
    • Если член совета добился к вам благосклонности, вы можете уволить его из совета. Вы также можете использовать взаимодействие «Купить пользу», чтобы «выкупить» услугу, но мнение должно быть высоким: « Мне лучше использовать услугу»
  • Будьте приспособленцами и воспользуйтесь возможностью, когда могущественный вассал подвергается регентству и должен освободить свое место в совете.Могущественные вассалы, подвергающиеся серьезным восстаниям в своих суб-царствах, также могут лишить их статуса «могущественного вассала».
  • Если вы играете в регионе, где сталкиваются разные религии, может быть легче убедить совет проголосовать за вас, если они в основном зилоты. Обратной стороной является то, что как только начнется эра великих священных войн, вам придется следить за тем, были ли вызваны какие-либо GHW вашей религией или против нее; Фанатики ожидают, что вы бросите (почти) все и будете участвовать в GHW либо в качестве поддерживающего атакующего, либо в качестве защитника.
  • Если в вашем совете доминируют гончие славы, наведите указатель мыши на их портреты, чтобы узнать, есть ли у них предпочтительная военная цель. Если они это сделают, подумайте об объявлении войны предпочтительной цели, особенно если королевство относительно слабое. Другие Гончие Славы, вероятно, поддержат такое объявление войны, оправдывая поддержку формулировкой «победа в войне расширит королевство».

Моддинг [править]

  • Выбор стойки определяется в common / advice_positions /
  • Схемы голосования, как для законов, так и для взаимодействия, определены в common / advice_voting /

The Wiki-Effect: почему постмодернизм не является релятивизмом | Франсиско Мехиа Урибе | Постмодернистская перспектива

Я определил постмодернизм как особую перспективу, в которой мы никогда не отказываемся от осознания того, что жизнь — это путешествие интерпретаций.Постмодерн — это тот, кто, учитывая его воздействие на множество мировоззрений, приобрел это своеобразное сознание и, следовательно, занимает «более мягкую» позицию по отношению к своим собственным убеждениям. У нас, постмодернистов, как и у всех остальных, есть убеждения, стремления и мы используем слова «истинный» и «ложный». Единственная разница в том, что, думая или говоря как таковые, мы никогда не отказываемся от сознания, что эти убеждения, эти стремления и эти истины всегда подвержены изменению, всегда.Почему это так? Почему мы такие «мягкие» по отношению к своим убеждениям? Как я утверждал ранее, это сознание является историческим результатом жизни в мультикультурных, плюралистических и демократических обществах, где мы постоянно подвергаемся воздействию средств массовой информации (телевидение, Интернет, реклама, политическая пропаганда), через нашу глобализированную экономическую реальность и через массовые миграционные движения. бесконечному разнообразию индивидуальных присвоений человеческого опыта. Просто так случается, что это наша структура, и поэтому наши умы негативно реагируют на любое предприятие, которое хочет исправить то, что на самом деле , раз и навсегда.

Теперь, учитывая такое понимание состояния постмодерна, неудивительно, что мы, постмодернисты, постоянно рассматриваемся как пойманные в ловушку неизбежного релятивизма или некоторой формы анархии. Такое восприятие — полное непонимание самой постмодернистской перспективы. Позвольте мне начать с того, что обвинители правильно поняли. Верно, что мы, постмодернисты, выступаем против концепции «истины», понимаемой как идея или словесное выражение того, чем на самом деле являются вещи . По причинам, о которых я упоминал выше, вся эта идея «истины» как фиксации — схватывания конечной реальности — шокирует наше множественное число.В этом смысле «истина» для нас — это не название тех представлений или предположений, которые получают то, чем являются на самом деле , потому что — по ряду причин — мы отказались от этого проекта.

Напротив, то, что мы, постмодернисты, называем «истиной», представляет собой серию убеждений, которые — с учетом правил игры каждого мировоззрения — удовлетворяют условиям, которые мы установили в социальном плане для того, чтобы что-то было правдой. Чтобы что-то было правдой, должны быть условия, чтобы это было правдой, и эти условия всегда устанавливаются социально в рамках общего словаря или образа жизни.В рамках тех правил, которые мы установили, вещи на самом деле истинны, в этом нет релятивизма или анархии. Мы, постмодернисты, осознали, что структура, в которой что-то является или не является истиной, всегда изменяется и приспосабливается к созданию систем «истин», которые лучше подготовят нас к тому, чтобы справляться с нашими постоянно меняющимися историческими условиями. В этом смысле мы, постмодернисты, прагматичны, но не прагматичны в отношении дискретных примеров истины, прагматичны в отношении правил, которые мы устанавливаем как общество и которые ограничивают границы, в которых что-то считается или не считается «истинным».

Правила игр, в которые мы играем в жизни, кодифицируют то, что считается «истинным», а что — нет. Даже в науке — там, где мы должны позволить фактам говорить сами за себя, — существуют правила того, что является, а что не принимается в качестве достоверного научного аргумента, и эти правила явно менялись со временем и в месте. Тогда «истина» зависит от нашего исторического контекста, но в то же время кодифицируется и проверяется в определенных границах определенного мировоззрения, языковой игры или общего словаря.Эта двойная природа постмодернистского переживания «истины» — это то, чего не могут понять наши критики. Они думают, что как только мы открываем дверь случайности и истории и отрицаем абсолютную ценность «истины», мы становимся неизбежными жертвами релятивизма; как мало они верят в способность мужчин здраво рассуждать и устанавливать правила, даже если в них нет другой цели, кроме как направлять и улучшать наш коллективный человеческий опыт. Если не существует абсолютной истины, — спрашивают они, — какой смысл действовать таким-то и таким-то образом? Что ж, дело как раз в том, что нам нужно оставаться в живых (с абсолютной истиной или без нее), и поэтому нам нужно согласовать лучший план для этого и установить его правила.

Именно поэтому мы, постмодернисты, больше озабочены свободой и политикой, чем поиском того, что такое на самом деле . Мы убеждены, что лучший способ разработать лучшие планы согласования наших исторических условий с нашим человеческим существованием — это открыть беседу для максимально возможного количества участников. Если правила игры должны быть установлены коллективно, давайте предоставим слово как можно большему количеству участников и позволим каждому участвовать в социальном (и постоянном) построении того, что считается истиной.Процитируем прекрасные слова Ричарда Рорти: давайте «позаботимся о свободе, и истина заберет сама себя».

Для меня Википедия — это живая реализация изречения Рорти и парадигматический пример постмодернистского опыта «истины». Чем больше мы расширяем и открываем участие в беседе, тем лучше мы получаем результаты в построении нашего коллективного опыта «истины» и тем лучше мы справляемся с общими заботами. Википедия — это динамичный организм, который показывает, как изменения исторических условий в сочетании с широким участием могут привести к новым интерпретациям того, что считается истинным, а что — нет.Интернет открывает двери для реализации полностью диалогического сообщества, и «правда» как никогда прежде раскрывает его разговорный, управляемый сообществом и адаптивный характер.

Невероятная ценность Википедии не в ее содержании; это пример, который он подает в отношении разговорной природы «истины» или, другими словами, ее участия в качестве активного селекционера постмодернистской точки зрения. Для нас, постмодернистов, более важным, чем обнаружение того, что на самом деле является , является создание общества, осознающего изменяющуюся и говорящую природу истины; только общество, которое освобождается от собственных «истин», действительно можно назвать свободным, а для меня это общество еще предстоит реализовать.

Философия языка — Википедия

В аналитической философии, философия языка исследует природу языка, отношения между языком, пользователями языка и миром. [1] Исследования могут включать в себя изучение природы значения, намерения, референции, состава предложений, концепций, обучения и мысли.

Философская дисциплина, имеющая дело с языком и значением

Готтлоб Фреге и Бертран Рассел были ключевыми фигурами в «лингвистическом повороте» аналитической философии.За этими писателями последовали Людвиг Витгенштейн ( Tractatus Logico-Philosophicus ), Венский кружок, а также логические позитивисты и Уиллард Ван Орман Куайн [2].

В континентальной философии язык не изучается как отдельная дисциплина. Скорее, это неотъемлемая часть многих других областей мысли, таких как феноменология, структурная семиотика, [3] герменевтика, экзистенциализм, деконструкция и критическая теория.

История


Античная философия

На Западе изучение языка восходит к V веку до нашей эры, с Сократом, Платоном, Аристотелем и стоиками.[4] И в Индии, и в Греции лингвистические спекуляции предшествовали появлению грамматических традиций систематического описания языка, которые возникли примерно в 5 веке до нашей эры в Индии (см. Яска) и примерно в 3 веке до нашей эры в Греции (см. Рианус). .

В диалоге Cratylus Платон рассматривал вопрос о том, были ли названия вещей определены условием или природой. Он критиковал конвенционализм за то, что он привел к странным последствиям: все можно условно называть любым именем.Следовательно, он не может объяснить правильное или неправильное применение имени. Он утверждал, что имена имеют естественную правильность. Для этого он указал, что сложные слова и фразы имеют определенный диапазон правильности. Он также утверждал, что примитивные имена имеют естественную правильность, потому что каждая фонема представляет основные идеи или настроения. Например, для Платона буква l и ее звук олицетворяли идею мягкости. Однако к концу Cratylus он признал, что были также задействованы некоторые социальные условности и что в идее о том, что фонемы имеют индивидуальное значение, есть ошибки.[5] Платона часто считают сторонником крайнего реализма.

Аристотель интересовался вопросами логики, категорий и создания смысла. Он разделил все на категории видов и родов. Он думал, что значение сказуемого было установлено посредством абстракции сходства между различными индивидуальными вещами. Позже эта теория получила название номинализм . [6] Однако, поскольку Аристотель считал, что эти сходства конституируются реальной общностью форм, его чаще считают сторонником «умеренного реализма».

Философы-стоики внесли важный вклад в анализ грамматики, выделив пять частей речи: существительные, глаголы, наименования (имена или эпитеты), союзы и артикли. Они также разработали изощренную доктрину lektón , связанного с каждым знаком языка, но отличного как от самого знака, так и от предмета, к которому он относится. Этот lektón был значением (или смыслом) каждого термина. Полные lektón предложения — это то, что мы теперь назвали бы его суждением.[7] Только предложения считались «носителями истины» или «проводниками истины» (т.е. их можно было назвать истинными или ложными), в то время как предложения были просто их средствами выражения. Различные lektá могли также выражать вещи помимо предложений, такие как команды, вопросы и восклицания. [8]

Средневековая философия

Средневековые философы очень интересовались тонкостями языка и его использованием. У многих схоластов этот интерес был вызван необходимостью перевода греческих текстов на латынь.В средневековый период было несколько выдающихся философов языка. По словам Питера Дж. Кинга (хотя это оспаривается), Питер Абеляр предвосхитил современные теории референции [9]. Кроме того, Уильям Оккамовский Summa Logicae выдвинул одно из первых серьезных предложений по кодификации ментального языка [10].

Схоласты высокого средневековья, такие как Оккам и Джон Дунс Скот, считали логику scientia sermocinalis (наукой о языке).Результатом их исследований явилась разработка лингвистико-философских понятий, сложность и тонкость которых стали оценивать только недавно. Многие из наиболее интересных проблем современной философии языка предвосхищались средневековыми мыслителями. Явления нечеткости и двусмысленности были тщательно проанализированы, и это привело к растущему интересу к проблемам, связанным с использованием синкатегорематических слов, таких как и , или , , а не , , если , и каждые .Изучение категорематических слов (или терминов ) и их свойств также получило большое развитие. [11] Одним из основных достижений схоластов в этой области была доктрина suppositio . [12] Supositio термина — это интерпретация, которая дается ему в определенном контексте. Это может быть правильный или неправильный (например, когда он используется в метафоре, метонимах и других фигурах речи). Правильный суппозиторий, в свою очередь, может быть формальным или материальным соответственно, когда он относится к своему обычному нелингвистическому референту (например, «Чарльз — мужчина») или к самому себе как к языковой сущности (как в « Charles семь букв »).Такая классификационная схема является предшественником современных различий между использованием и упоминанием, а также между языком и метаязыком [12].

Существует традиция, называемая спекулятивной грамматикой, которая существовала с 11 по 13 века. Среди ведущих ученых были, в частности, Мартин Дакийский и Томас Эрфуртский (см. Modistae ).

Современная философия

Лингвисты эпох Возрождения и Барокко, такие как Иоганнес Горопиус Бекан, Афанасий Кирхер и Джон Уилкинс, были увлечены идеей философского языка, обращающего вспять смешение языков, под влиянием постепенного открытия китайских иероглифов и египетских иероглифов ( Hieroglyphica ) .Эта мысль параллельна идее о том, что может существовать универсальный язык музыки.

Европейская наука начала впитывать индийскую лингвистическую традицию только с середины 18 века, первыми из которых были Жан Франсуа Понс и Генри Томас Колбрук (редакция editio princeps Варадараджи, санскритского грамматика 17 века, датируемая 1849 годом).

В начале 19 века датский философ Сорен Кьеркегор настаивал на том, что язык должен играть более важную роль в западной философии.Он утверждает, что философия недостаточно сосредоточена на роли, которую язык играет в познании, и что будущая философия должна продолжить сознательный акцент на языке:

Если бы претензии философов на беспристрастность были всем, на что они претендуют, это также должно было бы принять во внимание язык и все его значение по отношению к спекулятивной философии … Язык — это частично что-то изначально данное, частично то, что развивается свободно. . И так же, как индивидуум никогда не сможет достичь точки, в которой он станет абсолютно независимым…. то же самое и с языком. [13]

Современная философия

Фраза «лингвистический поворот» использовалась для описания заслуживающего внимания внимания, которое современные философы уделяют языку.

Язык стал играть центральную роль в западной философии в начале 20 века. Одной из центральных фигур, участвовавших в этом развитии, был немецкий философ Готлоб Фреге, работы которого по философской логике и философии языка в конце 19 века оказали влияние на работы философов-аналитиков 20 века Бертрана Рассела и Людвига Витгенштейна.Философия языка стала настолько распространенной, что какое-то время в кругах аналитической философии философия в целом понималась как вопрос философии языка.

В континентальной философии фундаментальной работой в этой области была книга Фердинанда де Соссюра Cours de linguistique générale [3], опубликованная посмертно в 1916 году.

Основные темы и подполя


Связь

Во-первых, эта область исследования направлена ​​на лучшее понимание того, что говорящие и слушатели делают с языком в общении и как он используется в обществе.Конкретные интересы включают темы изучения языка, создания языка и речевых актов.

Во-вторых, исследуется вопрос о том, как язык соотносится с сознанием говорящего и переводчика. Особый интерес представляют основания для успешного перевода слов и понятий в их эквиваленты на другом языке.

Состав и детали

Давно известно, что бывают разные части речи. Одна часть общего предложения — это лексическое слово, состоящее из существительных, глаголов и прилагательных.Главный вопрос в этой области — возможно, самый важный вопрос для мыслителей формалистов и структуралистов — заключается в следующем: «Как смысл предложения возникает из его частей?»

Пример синтаксического дерева

Многие аспекты проблемы композиции предложений рассматриваются в области лингвистики синтаксиса. Философская семантика имеет тенденцию сосредотачиваться на принципе композиционности для объяснения отношений между значимыми частями и целыми предложениями. Принцип композиционности утверждает, что предложение может быть понято на основе значения частей предложения (т.е., слова, морфемы) вместе с пониманием его структуры (т. е. синтаксиса, логики). [14] Кроме того, синтаксические предложения организованы в «дискурсивные» или «повествовательные» структуры, которые также кодируют значения с помощью прагматики, таких как временные отношения и местоимения [15].

Можно использовать концепцию функций для описания не только того, как работают лексические значения: они также могут использоваться для описания значения предложения. Возьмем на мгновение фразу «Лошадь красная».Мы можем считать «лошадь» продуктом пропозициональной функции . Пропозициональная функция — это операция языка, которая принимает сущность (в данном случае лошадь) в качестве входных данных и выводит семантический факт (т.е. предложение, которое представлено как «Лошадь красная»). Другими словами, пропозициональная функция подобна алгоритму. Значение «красный» в данном случае означает то, что берет сущность «лошадь» и превращает ее в утверждение: «Лошадь красная». [16]

Лингвисты разработали по крайней мере два общих метода понимания взаимосвязи между частями лингвистической строки и того, как она складывается: синтаксические и семантические деревья.Синтаксические деревья основываются на словах предложения с учетом грамматики предложения. С другой стороны, семантические деревья сосредотачиваются на роли , означающей слов, и на том, как эти значения сочетаются, чтобы обеспечить понимание происхождения семантических фактов.

Разум и язык
Врожденность и обучение

Некоторые из основных вопросов на стыке философии языка и философии разума также рассматриваются в современной психолингвистике.Некоторые важные вопросы: Насколько язык является врожденным? Является ли овладение языком особой способностью вашего ума? Какая связь между мыслью и языком?

Есть три общих точки зрения на изучение языка. Во-первых, это бихевиористская точка зрения, согласно которой язык не только изучается, но и усваивается посредством обусловливания. Вторая — это перспектива проверки гипотез , которая понимает, как ребенок усваивает синтаксические правила и значения, включая постулирование и проверку гипотез, посредством использования общей способности интеллекта.Последним кандидатом на объяснение является точка зрения иннатистов, которая утверждает, что по крайней мере некоторые из синтаксических настроек являются врожденными и жестко запрограммированными, основанными на определенных модулях разума. [17] [18]

Когда дело доходит до языка, существуют разные представления о структуре мозга. Коннекционистские модели подчеркивают идею о том, что лексика человека и его мысли действуют в виде распределенной ассоциативной сети [19]. Нативистские модели утверждают, что в мозгу есть специализированные устройства, предназначенные для овладения языком.[18] Вычислительные модели подчеркивают понятие репрезентативного языка мысли и логической вычислительной обработки, которую разум выполняет над ними. [20] Эмерджентистские модели сосредотачиваются на представлении о том, что естественные способности — это сложная система, возникающая из более простых биологических частей. Редукционистские модели пытаются объяснить психические процессы более высокого уровня с точки зрения базовой низкоуровневой нейрофизиологической активности мозга [21].

Язык и мысль

Важная проблема, которая касается как философии языка, так и философии разума, заключается в том, в какой степени язык влияет на мышление и наоборот.Было высказано несколько различных точек зрения на этот вопрос, каждая из которых предлагает ряд идей и предложений.

Лингвисты Сепир и Уорф предположили, что язык ограничивает степень, в которой члены «лингвистического сообщества» могут думать о некоторых предметах (гипотеза, параллельная в романе Джорджа Оруэлла , девятнадцать восемьдесят четыре, ) [22]. Другими словами, язык аналитически предшествовал мысли. Философ Майкл Даммит также является сторонником точки зрения «прежде всего язык».[23]

Полная противоположность позиции Сепира – Уорфа — это представление о том, что мысль (или, шире, ментальное содержание) имеет приоритет над языком. Позицию «знание прежде всего» можно найти, например, в работе Пола Грайса [23]. Кроме того, эта точка зрения тесно связана с Джерри Фодором и его гипотезой о языке мышления. Согласно его аргументам, устная и письменная речь получают свою интенциональность и значение из внутреннего языка, закодированного в уме. [24] Главный аргумент в пользу такой точки зрения состоит в том, что структура мысли и структура языка, по-видимому, имеют композиционный, систематический характер.Другой аргумент состоит в том, что трудно объяснить, как знаки и символы на бумаге могут представлять что-либо значимое, если в них не вкладывается какой-то смысл из содержимого разума. Один из главных аргументов против — то, что такие уровни языка могут привести к бесконечному регрессу [24]. В любом случае, многие философы разума и языка, такие как Рут Милликен, Фред Дрецке и Фодор, недавно обратили свое внимание на прямое объяснение значений ментальных содержаний и состояний.

Другая традиция философов попыталась показать, что язык и мышление сосуществуют — что невозможно объяснить одно без другого. Дональд Дэвидсон в своем эссе «Мысль и разговор» утверждал, что понятие веры может возникнуть только как продукт публичного языкового взаимодействия. Дэниел Деннет придерживается схожего взгляда интерпретатора на пропозициональные установки [25]. В некоторой степени теоретические основы когнитивной семантики (включая понятие семантического обрамления) предполагают влияние языка на мышление.[26] Однако та же традиция рассматривает значение и грамматику как функцию концептуализации, что затрудняет оценку любым прямым способом.

Некоторые мыслители, такие как древний софист Горгий, сомневались, способен ли язык вообще улавливать мысли.

… речь никогда не может точно представлять воспринимаемые, поскольку она отличается от них, и воспринимаемые воспринимаются каждым одним органом, а речь другим. Следовательно, поскольку объекты зрения не могут быть представлены какому-либо другому органу, кроме зрения, и различные органы чувств не могут передавать свою информацию друг другу, точно так же речь не может дать никакой информации о воспринимаемых.Следовательно, если что-то существует и постигается, то это непередаваемое. [27]

Есть исследования, которые доказывают, что языки определяют то, как люди понимают причинность. Часть из них исполнила Лера Бородицкая. Например, англоговорящие люди склонны говорить что-то вроде «Джон разбил вазу» даже в случае аварии. Однако испаноязычные или японцы с большей вероятностью скажут «ваза разбилась сама». В исследованиях, проведенных Кейтлин Фоси в Стэнфордском университете, говорящие на английском, испанском и японском языках смотрели видео, на которых два человека случайно или случайно лопают воздушные шары, разбивают яйца и проливают напитки.Позже всех спросили, могут ли они вспомнить, кто что делал. Говорящие на испанском и японском языках не помнили агентов случайных событий так же хорошо, как англоговорящие. [28]

русскоязычных, которые делают дополнительное различие между светло-синим и темно-синим в своем языке, лучше способны визуально различать оттенки синего. Пираха, племя в Бразилии, в языке которого вместо числительных используются только такие термины, как «несколько и много», не в состоянии отследить точное количество. [29]

В одном исследовании носителей немецкого и испанского языков попросили описать предметы, имеющие противоположное гендерное назначение на этих двух языках.Описания, которые они давали, различались в зависимости от грамматического пола. Например, когда просили описать «ключ» — слово мужского рода в немецком и женского в испанском — говорящие по-немецки чаще использовали такие слова, как «жесткий», «тяжелый», «зазубренный», «металлический», «зубчатый» и «полезный», в то время как испаноязычные чаще говорили «золотой», «сложный», «маленький», «прекрасный», «блестящий» и «крошечный». Чтобы описать «мост», который имеет женский род на немецком и мужской на испанском, говорящие на немецком сказали «красивый», «элегантный», «хрупкий», «мирный», «красивый» и «стройный», а говорящие на испанском сказали «большой», «опасный», «длинный», «сильный», «крепкий» и «высокий».Так было, несмотря на то, что все тестирование проводилось на английском языке, языке без грамматического пола. [30]

В серии исследований, проведенных Гэри Лупьяном, людей просили посмотреть на серию изображений воображаемых инопланетян. [31] Был ли каждый инопланетянин дружелюбным или враждебным, определялось некоторыми тонкими особенностями, но участникам не сообщалось, что это такое. Им приходилось угадывать, был ли каждый инопланетянин дружелюбным или враждебным, и после каждого ответа им сообщали, правы они или нет, что помогало им усваивать тонкие сигналы, которые отличали друга от врага.Четверти участников заранее сказали, что дружелюбные пришельцы были названы «пиявками», а враждебные — «милосердными», а другой четверти сказали обратное. В остальном пришельцы остались безымянными. Было обнаружено, что участники, которым дали имена для пришельцев, научились классифицировать инопланетян гораздо быстрее, достигая 80-процентной точности менее чем за половину времени, затрачиваемого теми, кто не сказал имена. К концу теста те, кому были названы имена, смогли правильно классифицировать 88 процентов пришельцев по сравнению с 80 процентами остальных.Был сделан вывод, что именование объектов помогает нам распределять их по категориям и запоминать.

В другой серии экспериментов [32] группу людей попросили просмотреть мебель из каталога IKEA. Половину времени их просили пометить объект — будь то стул или лампа, например, — а в остальное время они должны были сказать, нравится он им или нет. Было обнаружено, что, когда их просили маркировать предметы, люди позже с меньшей вероятностью вспомнили конкретные детали продуктов, такие как наличие у стула подлокотников или нет.Был сделан вывод, что маркировка объектов помогает нашему уму построить прототип типичного объекта в группе за счет индивидуальных особенностей. [33]

Значение

Тема, получившая наибольшее внимание в философии языка, — это природа значения , чтобы объяснить, что такое «значение» и что мы имеем в виду, когда говорим о значении. В этой области вопросы включают: природу синонимии, происхождение самого значения, наше понимание значения и природу композиции (вопрос о том, как значимые единицы языка состоят из более мелких значимых частей и как значение целое происходит от значения его частей).

Было несколько отличительных объяснений того, что такое лингвистическое «значение». Каждый был связан со своей собственной литературой.

  • Идеационная теория значения, чаще всего ассоциируемая с британским эмпириком Джоном Локком, утверждает, что значения — это ментальные представления, вызванные знаками [34]. Хотя этот взгляд на значение с самого начала сталкивался с рядом проблем (подробности см. В основной статье), интерес к нему был возобновлен некоторыми современными теоретиками под прикрытием семантического интернализма .[35]
  • Теория смысла, обусловленная истинностью, рассматривает значение как условия, при которых выражение может быть истинным или ложным. Эта традиция восходит, по крайней мере, к Фреге, и связана с большим количеством современных работ, возглавляемых такими философами, как Альфред Тарски и Дональд Дэвидсон. [36] [37] (См. Также иллюстративную теорию языка Витгенштейна.)
  • Теория употребления значения, чаще всего ассоциируемая с поздним Витгенштейном, помогла открыть идею «значения как употребления» и коммунитарного взгляда на язык.Витгенштейна интересовало, как общины используют язык и как далеко можно зайти в этом направлении [38]. Это также связано с П. Ф. Стросоном, Джоном Сёрлом, Робертом Брэндомом и другими. [39]
  • Конструктивистская теория значения утверждает, что речь не только пассивно описывает данную реальность, но и может изменить (социальную) реальность, которую она описывает, посредством речевых актов, что для лингвистики было таким же революционным открытием, как и для физики, открытие того, что сам акт измерения может изменить саму измеряемую реальность.Теория речевого акта была разработана Дж. Л. Остином, хотя другие предыдущие мыслители придерживались подобных идей [40].
  • Справочная теория значения , также известная под общим названием семантический экстернализм , рассматривает значение как эквивалентное тем вещам в мире, которые фактически связаны со знаками. Существует два широких подвида экстернализма: социальный и экологический. Первый наиболее тесно связан с Тайлером Берджем, а второй — с Хилари Патнэм, Солом Крипке и другими.[41] [42] [43]
  • Верификационистская теория значения обычно связана с движением логического позитивизма начала 20 века. Традиционная формулировка такой теории состоит в том, что значение предложения — это метод проверки или фальсификации. В этой форме от тезиса отказались после того, как большинство философов приняли тезис Дюгема-Куайна о подтверждающем холизме после публикации Куайна «Две догмы эмпиризма» [44]. Однако Майкл Даммит с 1970-х годов отстаивал модифицированную форму верификации.В этой версии понимание (и, следовательно, значение) предложения состоит в способности слушателя распознать демонстрацию (математическую, эмпирическую или иную) истинности предложения [45].
  • Прагматическая теория значения — это любая теория, в которой значение (или понимание) предложения определяется последствиями его применения. Даммит приписывает такую ​​теорию значения Чарльзу Сандерсу Пирсу и другим американским прагматикам начала 20 века.[45]
  • Теория контраста значения предполагает, что атрибуции знания имеют троичную структуру формы «S знает, что p, а не q». Это контрастирует с традиционной точкой зрения, согласно которой атрибуции знаний имеют бинарную структуру в форме «S знает, что p» [46].

Существуют и другие теории для обсуждения нелингвистического значения (т. Е. Значения, передаваемого языком тела, значения как следствия и т. Д.). [47]

Номер ссылки

Исследования того, как язык взаимодействует с миром, называются теориями референции .Готлоб Фреге был сторонником теории опосредованной ссылки. Фреге разделил семантическое содержание каждого выражения, включая предложения, на два компонента: смысл и референцию. Смысл предложения — это мысль, которую оно выражает. Такая мысль абстрактна, универсальна и объективна. Смысл любого суб-сентенциального выражения состоит в его вкладе в мысль, которую выражает содержащееся в нем предложение. Чувства определяют ссылку, а также являются способами представления объектов, на которые ссылаются выражения.Референты — это объекты в мире, которые выделяют слова. Смыслы предложений — это мысли, а их референты — истинные ценности (истинные или ложные). Референты предложений, встроенные в приписывание пропозициональных установок и другие непрозрачные контексты, являются их обычным смыслом [48].

Бертран Рассел в своих более поздних работах и ​​по причинам, связанным с его теорией знакомства в эпистемологии, утверждал, что единственными выражениями, имеющими прямую ссылку, являются, как он называл, «логически собственные имена».Логически собственными именами являются такие термины, как I , теперь , здесь и другие индексные числа. [49] [50] Он рассматривал собственные имена описанного выше сорта как «сокращенные определенные описания» (см. Теория описаний ). Следовательно, Джозеф Р. Байден может быть сокращением от «нынешнего президента Соединенных Штатов и мужа Джилл Байден». Определенные описания — это обозначения фраз (см. «Об обозначении»), которые Рассел анализирует в виде экзистенциально количественно определенных логических конструкций.Такие фразы обозначают в том смысле, что существует объект, удовлетворяющий описанию. Однако такие объекты не должны считаться значимыми сами по себе, они имеют значение только в предложении, выраженном предложениями, частью которых они являются. Следовательно, по Расселу, они не являются напрямую референциальными, как логически собственные имена [51] [52].

По мнению Фреге, любое относящееся выражение имеет не только референт, но и смысл. Такая точка зрения «опосредованной ссылки» имеет определенные теоретические преимущества перед точкой зрения Милля.Например, сопутствующие имена, такие как Samuel Clemens и Mark Twain , создают проблемы для прямой референциальной точки зрения, потому что кто-то может услышать «Марк Твен — это Сэмюэль Клеменс» и удивиться — таким образом, их когнитивная способность. контент кажется другим.

Несмотря на различия во взглядах Фреге и Рассела, их обычно считают дескриптивистами в отношении имен собственных. Такой дескриптивизм подвергся критике в работе Саула Крипке « Именование и необходимость ».

Крипке выдвинул то, что стало известно как «модальный аргумент» (или «аргумент от жесткости»). Рассмотрим имя Аристотель и описания «величайший ученик Платона», «основатель логики» и «учитель Александра». Аристотель, очевидно, удовлетворяет всем описаниям (и многим другим, которые мы обычно ассоциируем с ним), но не обязательно верно, что если Аристотель существовал, то Аристотель был одним или всеми из этих описаний. Аристотель вполне мог существовать, не делая ничего из того, чем он известен потомкам.Возможно, он существовал и вообще не стал известен потомкам, или он мог умереть в младенчестве. Предположим, что Аристотель ассоциируется Марией с описанием «последнего великого философа античности» и (настоящий) Аристотель умер в младенчестве. Тогда описание Марии, по-видимому, относится к Платону. Но это глубоко противоречит здравому смыслу. Следовательно, по словам Крипке, названия — это жестких обозначения . То есть они относятся к одному и тому же человеку во всех возможных мирах, в которых этот человек существует.В той же работе Крипке сформулировал несколько других аргументов против дескриптивизма «Фреге – Рассела» [43] (см. Также каузальную теорию референции Крипке).

Вся философская деятельность по изучению ссылок подвергалась критике лингвистом Ноамом Хомски в различных работах. [53] [54]

Социальное взаимодействие и язык

Распространено утверждение, что язык регулируется социальными условностями. Неизбежно возникают вопросы по окружающим темам. Один вопрос: «Что такое условности и как мы их изучать?», А второй: «В какой степени условности вообще имеют значение при изучении языка?» Дэвид Келлог Льюис предложил достойный ответ на первый вопрос, изложив точку зрения, согласно которой условность является рационально самовоспроизводящейся регулярностью в поведении .Однако эта точка зрения, кажется, до некоторой степени конкурирует с точкой зрения Грайса на значение говорящего, требуя ослабления одного (или обоих), если оба должны быть приняты за истину [23].

Некоторые задаются вопросом, актуальны ли вообще условности для изучения значения. Ноам Хомский предположил, что изучение языка может проводиться в терминах Я-языка, или внутреннего языка людей. Если это так, то это подрывает поиск объяснений в терминах конвенций и относит такие объяснения к области «метасемантики».«Метасемантика» — это термин, используемый философом языка Робертом Стейнтоном для описания всех тех областей, которые пытаются объяснить, как возникают семантические факты [16]. Одним из плодотворных источников исследований является изучение социальных условий, которые порождают значения и языки или связаны с ними. Этимология (изучение происхождения слов) и стилистика (философская аргументация по поводу того, что делает «хорошую грамматику» по отношению к конкретному языку) — два других примера полей, которые считаются метасемантическими.

Неудивительно, что многие отдельные (но связанные) области исследовали тему лингвистической конвенции в рамках своих собственных исследовательских парадигм. Предположения, поддерживающие каждую теоретическую точку зрения, представляют интерес для философа языка. Например, одна из основных областей социологии, символический интеракционизм, основана на понимании того, что социальная организация человека почти полностью основана на использовании значений [55]. Следовательно, любое объяснение социальной структуры (например, института) должно учитывать общие значения, которые создают и поддерживают структуру.

Риторика — это изучение определенных слов, которые люди используют для достижения надлежащего эмоционального и рационального воздействия на слушателя, будь то убеждение, провокация, любовь или обучение. Некоторые соответствующие приложения в этой области включают изучение пропаганды и дидактики, изучение целей ругани и уничижительных высказываний (особенно того, как они влияют на поведение других и определяют отношения) или влияние гендерного языка. Его также можно использовать для изучения языковой прозрачности (или говорения в доступной манере), а также перформативных высказываний и различных задач, которые может выполнять язык (так называемых «речевых актов»).Он также имеет приложения к изучению и толкованию права и помогает понять логическую концепцию области дискурса.

Теория литературы — это дисциплина, которая, по утверждению некоторых теоретиков литературы, частично совпадает с философией языка. Он подчеркивает методы, которые читатели и критики используют для понимания текста. Эта область, возникшая в результате изучения того, как правильно интерпретировать сообщения, неудивительно, тесно связана с древней дисциплиной герменевтики.

Истина

Наконец, философы языка исследуют, как язык и значение соотносятся с истиной и реальностью, о которой идет речь.Их, как правило, меньше интересует, какие предложения на самом деле истинны , и больше в , какие значения могут быть истинными или ложными . Философ языка, ориентированный на истину, может задаться вопросом, может ли бессмысленное предложение быть истинным или ложным, или могут ли предложения выражать суждения о несуществующих вещах, а не способ употребления предложений. [ требуется ссылка ]

Язык и континентальная философия


В континентальной философии язык не изучается как отдельная дисциплина, как в аналитической философии.Скорее, это неотъемлемая часть многих других областей мысли, таких как феноменология, структурная семиотика, [3] герменевтика, экзистенциализм, структурализм, деконструкция и критическая теория. Идея языка часто связана с идеей логики в ее греческом смысле как «логос», что означает дискурс или диалектику. Язык и концепции также считаются сформированными историей и политикой или даже самой исторической философией.

Область герменевтики и теория интерпретации в целом сыграли значительную роль в континентальной философии языка и онтологии 20-го века, начиная с Мартина Хайдеггера.Хайдеггер сочетает феноменологию с герменевтикой Вильгельма Дильтея. Хайдеггер считал, что язык является одним из важнейших понятий для Dasein . Хайдеггер считал, что сегодня язык изношен из-за чрезмерного употребления важных слов и его будет недостаточно для глубокого изучения Бытия ( Sein ). Например, само слово Sein () имеет множество значений. Таким образом, он изобрел новый словарный запас и лингвистические стили, основанные на древнегреческих и германских этимологических отношениях слов, чтобы устранить неоднозначность часто используемых слов.Он избегал таких слов, как «сознание», «эго», «человек», «природа» и т. Д., А вместо этого говорил целостно о бытии-в-мире, Dasein.

Используя такие новые концепции, как Бытие-в-мире , Хайдеггер строит свою теорию языка, сосредоточенную на речи. Он считал, что речь (разговор, слушание, тишина) является наиболее важной и чистой формой языка. Хайдеггер утверждает, что письмо — это только дополнение к речи, потому что даже читатели создают или вносят свой собственный «доклад» во время чтения. Самая важная особенность языка — это его проективность , идея о том, что язык предшествует человеческой речи.Это означает, что когда кто-то «брошен» в мир, его существование с самого начала характеризуется определенным предварительным пониманием мира. Однако только после наименования или «ясности понимания» можно получить первичный доступ к Dasein и Being-in-the-World [56]

.

Ханс-Георг Гадамер расширил эти идеи Хайдеггера и предложил полную герменевтическую онтологию. В книге «Истина и метод » Гадамер описывает язык как «среду, в которой между двумя людьми происходит взаимопонимание и согласие.[57] Кроме того, Гадамер утверждает, что мир лингвистически устроен и не может существовать отдельно от языка. Например, памятники и статуи не могут общаться без помощи языка. Гадамер также утверждает, что каждый язык представляет собой мировоззрение, потому что языковая природа мира освобождает каждого человека от объективной среды: «… тот факт, что у нас есть мир вообще, зависит от [языка] и проявляется в нем. Мир как мир существует для человека, как никакое другое существо в мире.»[57]

Поль Рикёр, с другой стороны, предложил герменевтику, которая, воссоединившись с первоначальным греческим смыслом этого термина, подчеркнула открытие скрытых значений в двусмысленных терминах (или «символах») обычного языка. Другие философы, работавшие в этой традиции, включают Луиджи Парейсона и Жака Деррида [58].

Семиотика — это изучение передачи, приема и значения знаков и символов в целом. В этой области человеческий язык (как естественный, так и искусственный) — лишь один из многих способов общения людей (и других сознательных существ).Это позволяет им использовать преимущества внешнего мира и эффективно манипулировать им, чтобы создавать смысл для себя и передавать это значение другим. Каждый объект, каждый человек, каждое событие и каждая сила общаются (или означает ) непрерывно. Телефонный звонок, например, — это телефонный звонок. Дым, который я вижу на горизонте, — признак пожара. Дым означает. Вещи этого мира в этом видении кажутся помеченными как именно для разумных существ, которым нужно только интерпретировать их так, как это делают люди.Все имеет значение. Однако для истинного общения, включая использование человеческого языка, требуется кто-то (отправитель ), который отправляет сообщение или текст в каком-то коде кому-то другому (получатель ). Язык изучается только постольку, поскольку он является одной из этих форм (наиболее сложной) коммуникации. Некоторые важные фигуры в истории семиотики — Чарльз Сандерс Пирс, Роланд Барт и Роман Якобсон. В наше время его наиболее известными фигурами являются Умберто Эко, А.Дж. Греймас, Луи Ельмслев и Туллио де Мауро. [58] Исследования знаков в нечеловеческих коммуникациях являются предметом биосемиотики — области, основанной в конце 20-го века Томасом Себеоком и Туре фон Юкскюлл.

Проблемы философии языка


Формальный и неформальный подходы

Еще один вопрос, разделявший философов языка, — это степень, в которой формальная логика может быть использована в качестве эффективного инструмента для анализа и понимания естественных языков.Хотя большинство философов, включая Готтлоба Фреге, Альфреда Тарского и Рудольфа Карнапа, более или менее скептически относились к формализации естественных языков, многие из них разработали формальные языки для использования в науке или формализовали части естественного языка для исследования. Некоторые из наиболее выдающихся представителей этой традиции формальной семантики включают Тарского, Карнапа, Ричарда Монтегю и Дональда Дэвидсона [59].

По другую сторону пропасти, особенно заметную в 1950-х и 60-х годах, стояли так называемые «философы обыденного языка».Такие философы, как П. Ф. Стросон, Джон Лэнгшоу Остин и Гилберт Райл, подчеркивали важность изучения естественного языка без учета условий истинности предложений и ссылок на термины. Они не верили, что социальные и практические аспекты языкового значения могут быть охвачены любыми попытками формализации с использованием инструментов логики. Логика — это одно, а язык — совсем другое. Важны не сами выражения, а то, что люди используют их для общения.[60]

Таким образом, Остин разработал теорию речевых актов, описывающую виды вещей, которые могут быть выполнены с помощью предложения (утверждение, команда, запрос, восклицание) в разных контекстах использования в разных случаях. [61] Стросон утверждал, что семантика таблицы истинности логических связок (например, ∧ {\ displaystyle \ land}, ∨ {\ displaystyle \ lor} и → {\ displaystyle \ rightarrow}) не отражает значения их аналогов на естественном языке ( «и», «или» и «если-то»). [62] Хотя движение за «обычный язык» в основном вымерло в 1970-х годах, его влияние было решающим для развития областей теории речевого акта и изучения прагматики.Многие из его идей были восприняты такими теоретиками, как Кент Бах, Роберт Брэндом, Пол Хорвич и Стивен Нил [39]. В недавней работе разделение между семантикой и прагматикой стало оживленной темой обсуждения на стыке философии и лингвистики, например, в работах Спербера и Уилсона, Карстона и Левинсона. [63] [64] [65]

Учитывая эти традиции, вопрос о том, есть ли основания для конфликта между формальным и неформальным подходами, далек от своего решения.Некоторые теоретики, такие как Пол Грайс, скептически относятся к любым утверждениям о существовании существенного конфликта между логикой и естественным языком [66].

Задача универсалий и композиции

Одна дискуссия, которая привлекла интерес многих философов, — это споры о значении универсалий . Например, можно спросить: «Когда люди говорят, что слово — это , что это слово обозначает?» На этот вопрос возникли два разных ответа. Некоторые говорят, что это выражение означает некую реальную, абстрактную универсальность в мире, называемую «скалами».Другие говорят, что это слово обозначает некоторую совокупность определенных, отдельных горных пород, которые мы ассоциируем просто с номенклатурой. Первая позиция получила название философский реализм , а вторая номинализм . [67]

Проблема здесь может быть объяснена, если мы исследуем предложение «Сократ — человек».

С точки зрения реалиста связь между S и M — это связь между двумя абстрактными объектами. Есть сущность «человек» и сущность «Сократ».Эти две вещи так или иначе связаны или пересекаются.

С точки зрения номиналиста, связь между S и M — это связь между определенной сущностью (Сократ) и огромным набором определенных вещей (людей). Сказать, что Сократ — человек, значит сказать, что Сократ — часть класса «людей». Другая точка зрения состоит в том, чтобы рассматривать «человека» как свойство сущности «Сократ».

Существует третий путь, между номинализмом и (крайним) реализмом, обычно называемый «умеренным реализмом» и приписываемый Аристотелю и Фоме Аквинскому.Умеренные реалисты считают, что «человек» относится к реальной сущности или форме, которая действительно присутствует и идентична Сократу и всем другим людям, но «человек» не существует как отдельная и отличная сущность. Это реалистическая позиция, потому что «Человек» реален постольку, поскольку он действительно существует во всех людях; но это умеренный реализм, потому что «Человек» не есть сущность, отдельная от людей, которых он сообщает.

Характер языка

Языки рассматриваются как знаковые системы в семиотической традиции, восходящей к Джону Локку и достигающей высшей точки в представлении Соссюра о языке как семиологии: интерактивной системе семантического и символического уровней.[68] Опираясь на соссюровский структурализм, Луи Ельмслев считал организацию уровней полностью вычислительной. [69]

Философ эпохи Просвещения Антуан Арно утверждал, что люди создали язык рационально, шаг за шагом, чтобы удовлетворить психологическую потребность в общении с другими [70]. Романтизм 19 века делал упор на свободу воли и свободу воли в построении смысла. Позднее Эухенио Козериу подчеркнул роль намерения в этих процессах, в то время как другие, в том числе Эса Итконен, полагают, что социальное конструирование языка происходит бессознательно.[71] Согласно концепции Соссюра, язык — это социальный факт, который возникает из социального взаимодействия, но не может быть сведен ни к индивидуальным действиям, ни к человеческой психологии, которая поддерживает автономию изучения языка от других наук. [72]

Гуманистические взгляды оспариваются биологическими теориями языка, которые рассматривают языки как естественные явления [73]. Чарльз Дарвин считал языки видами [74]. Дальше эволюционная лингвистика XIX века была развита Августом Шлейхером, который сравнивал языки с растениями, животными и кристаллами.[75] В неодарвинизме Ричард Докинз и другие сторонники теорий культурных репликаторов [76] рассматривают языки как популяции психических вирусов. [77] Ноам Хомский, с другой стороны, придерживается точки зрения, что язык — это не организм, а орган, и что языковые структуры кристаллизованы. [78] Предполагается, что это вызвано единственной мутацией у людей [79], но Стивен Пинкер утверждает, что это результат совместной эволюции человека и культуры [80].

Письменный и устный перевод

Перевод и интерпретация — две другие проблемы, с которыми пытались противостоять философы языка.В 1950-х годах В.В. Куайн утверждал, что неопределенность значения и референции основывается на принципе радикального перевода . В «Слове » и «Объекте » Куайн просит читателей представить себе ситуацию, в которой они сталкиваются с ранее недокументированной группой коренных жителей, где они должны попытаться разобраться в высказываниях и жестах, которые делают ее члены. Это ситуация радикального перевода. [81]

Он утверждал, что в такой ситуации невозможно в принципе быть абсолютно уверенным в значении или отсылке, которые носитель языка коренных народов придает высказыванию.Например, если говорящий видит кролика и говорит «гавагай», имеет ли она в виду всего кролика, хвост кролика или его височную часть. Все, что можно сделать, — это изучить высказывание как часть общего языкового поведения человека, а затем использовать эти наблюдения для интерпретации значения всех других высказываний. Исходя из этого, можно составить руководство по переводу. Но, поскольку ссылка не определена, таких руководств будет много, ни одно из которых не является более правильным, чем другие.Для Куайна, как и для Витгенштейна и Остина, значение — это не то, что связано с одним словом или предложением, а, скорее, то, что, если оно вообще может быть приписано, может быть приписано только целому языку [81]. Полученный вид называется семантическим холизмом .

Вдохновленный дискуссией Куайна, Дональд Дэвидсон распространил идею радикального перевода на интерпретацию высказываний и поведения в рамках одного лингвистического сообщества. Он назвал это понятие радикальной интерпретацией .Он предположил, что значение, которое любой человек приписывает предложению, может быть определено только путем приписывания значений многим, а возможно, всем утверждениям человека, а также их ментальным состояниям и отношениям [37].

Неопределенность

Одна проблема, которая беспокоила философов языка и логики, — это проблема нечеткости слов. Специфические примеры неясности, которые больше всего интересуют философов языка, — это те, в которых наличие «пограничных случаев» делает, по-видимому, невозможным сказать, истинно ли сказуемое или ложно.Классическими примерами являются «высокий» или «лысый», где нельзя сказать, что какой-то пограничный случай (какой-то данный человек) высокий или невысокий. Как следствие, расплывчатость порождает парадокс кучи. Многие теоретики пытались разрешить парадокс с помощью n -значных логик, таких как нечеткая логика, которые радикально отошли от классической двузначной логики [82].

Список литературы


  1. «Философия языка». Британская энциклопедия .Проверено 14 ноября 2018.
  2. «Философия языка». Интернет-энциклопедия философии . Проверено 22 сентября 2019.
  3. Дэвид Крепс, Бергсон, Сложность и творческое начало , Springer, 2015, стр. 92.
  4. Блэкберн, С. «История философии языка». В Oxford Companion to Philosophy . изд. Тед Хондерих. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. 1995. ISBN 0-19-866132-0
  5. Plato, Cratylus (ок.360 г. до н.э.). Серия: Кембриджские исследования в диалогах Платона. Пер. Дэвид Седли. Кембридж: Кембриджский университет Press. 2003. ISBN 978-0-521-58492-0, также доступный в Project Gutenberg.
  6. Стивен К. Стрэндж, (1992) Порфирий: Об Аристотеле, Категории . Итака: Издательство Корнельского университета. ISBN 0-8014-2816-5.
  7. Эко, Умберто (1986). Семиотика и философия языка . Издательство Индианского университета. п. 30. ISBN 9780253203984 . BHAGLAND (The Stoic Concept of Lekton.
  8. Mates, B. (1953) Stoic Logic . Berkeley: University of California Press. ISBN 0-520-02368-4
  9. King, Peter. Peter Abelard. Стэнфордская энциклопедия философии. Http://plato.stanford.edu/entries/abelard/#4
  10. Chalmers, D. (1999) «Есть ли синонимия в ментальном языке Оккама?», Опубликовано в The Cambridge Companion to Ockham , под редакцией Пола Винсента Спейда, Кембридж: Издательство Кембриджского университета.ISBN 978-0-521-58244-5
  11. Marconi, D. «Storia della Filosofia del Linguaggio». В L’Enciclopedia Garzantina della Filosofia . изд. Джанни Ваттимо. Милан: Garzanti Editori. 1981. ISBN 88-11-50515-1
  12. Крецманн, Н., Энтони Кенни и Ян Пинборг. (1982) Кембриджская история позднесредневековой философии . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. ISBN 0-521-22605-8
  13. Сорен Кьеркегор (1813–1855). В Cloeren, H. Язык и мысль .Берлин: Вальтер де Грюйтер, 1988.
  14. Пагин П. «Совместимы ли холизм и композиционность?» В Olismo . изд. Массимо дель Утри. Мачерата: Quodlibet. 2002. ISBN 88-86570-85-6
  15. Синтаксис: Введение, Том 1 Талми Гивон, Издательство Джона Бенджамина, 2001
  16. Стейнтон, Роберт Дж. (1996). Философские взгляды на язык. Питерборо, Онтарио, Broadview Press.
  17. Фодор, Джерри А. (1983). Модульность разума: очерк факультетской психологии .MIT Press. ISBN 0-262-56025-9 .
  18. Пинкер, С. (1994) L’Istinto del Linguaggio . Оригинальное название: The Language Instinct . 1997. Милан: Arnaldo Mondadori Editori. ISBN 88-04-45350-8
  19. Черчленд, П. (1995) Двигатель разума, трон души: философское путешествие в мозг. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  20. Fodor, J and E. Lepore. (1999) «Все в море в семантическом пространстве: Черчленд о сходстве смысла».Journal of Philosophy 96, 381–403.
  21. Hofstadter, D.R. (1979) Гедель, Эшер, Бах: вечная золотая коса . Нью-Йорк: Рэндом Хаус. ISBN 0-394-74502-7
  22. Kay, P. and W. Kempton. 1984. «Что такое гипотеза Сепира-Уорфа?» Американский антрополог 86 (1): 65–79.
  23. Баннин, Николай; Цуй-Джеймс, Э. П. (1999). Товарищ по философии Блэквелла . Оксфорд: Блэквелл. п. 97, 120–121.
  24. Fodor, J. The Language of Thought , Harvard University Press, 1975, ISBN 0-674-51030-5.
  25. Gozzano, S. «Olismo, Razionalità e Interpretazione». В Olismo изд. Массимо дель Утри. 2002. Мачерата: Quodlibet. ISBN 88-86570-85-6
  26. Лакофф, Г. (1987) Женщины, огонь и опасные вещи: что категории говорят о разуме . Чикаго: Издательство Чикагского университета. ISBN 0-226-46804-6.
  27. Джорджиас (ок. 375 г. до н. Э.), Переведенный Кэтлин Фриман. В Kaufmann, W. Philosophic Classics: Thales to Ockham . Нью-Джерси: Prentice Hall, Inc.1961, 1968.
  28. http://csjarchive.cogsci.rpi.edu/Proceedings/2009/papers/559/paper559.pdf
  29. Бородицкий, Лера (2010-07-23). «Трудности перевода. Новое когнитивное исследование показывает, что язык глубоко влияет на то, как люди видят мир; другое чувство вины в японском и испанском от Леры Бородицки». Online.wsj.com. Проверено 10 декабря 2011.
  30. «Как наш язык влияет на то, как мы думаем?». Edge.org. Проверено 10 декабря 2011.
  31. http: // sapir.Psyche.wisc.edu/papers/lupyan_rakison_mcClelland_2007.pdf
  32. «Архивная копия» (PDF). Архивировано из оригинального (PDF) 2 ноября 2013 года. Проверено 24 июля 2013. CS1 maint: заархивированная копия как заголовок (ссылка)
  33. «Что в имени? Слова, лежащие в основе мысли Дэвида Робсона». Newscientist.com. 2010-09-06. Проверено 10 декабря 2011.
  34. Григорис Антониу, Джон Слэни (ред.), Продвинутые темы в области искусственного интеллекта , Springer, 1998, стр. 9.
  35. Block, Нед.«Семантика концептуальных ролей» (онлайн).
  36. Тарский, Альфред. (1944). «Семантическое понятие истины». PDF.
  37. Дэвидсон Д. (2001) Исследования истины и толкования . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. ISBN 0-19-924629-7
  38. Витгенштейн, Л. (1958) Philosophical Investigations . Третье издание. пер. Г. Э. М. Анскомб. Нью-Йорк: Macmillan Publishing Co.
  39. Brandom, R. (1994) Making it Explicit . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.ISBN 0-674-54330-0
  40. Кордич, Снежана (1990). «Философия языка и прагматика» (PDF). Revija (на сербохорватском языке). Осиек. 30 (7): 99. ISSN 0034-6888. SSRN 3451166. CROSBI 446878. Архивировано (PDF) из оригинала 10 сентября 2012 года. Проверено 6 июня 2019 года. (NSK).
  41. Бердж, Тайлер. 1979. Индивидуализм и ментальное. Философские исследования Среднего Запада 4: 73-121.
  42. Putnam, H.(1975) «Значение ‘смысла’». Архивировано 18 июня 2013 г. в Wayback Machine. В Язык, разум и знания . изд. К. Гундерсон. Миннеаполис: Университет Миннесоты Press. ISBN 88-459-0257-9
  43. Крипке, С. (1980) Именование и необходимость . Оксфорд: Бэзил Блэквелл. ISBN 88-339-1135-7
  44. Voltolini, A. (2002) «Olismi Irriducibilmente Indipendenti?». В Olismo изд. Массимо Дель Утри. Мачерата: Quodlibet. ISBN 88-86570-85-6
  45. Даммет, М.(1991) Логические основы метафизики . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. ISBN 88-15-05669-6
  46. Schaffer, J., «Contrastive Knowledge», в Gendler and Hawthorne, eds. (2005), Oxford University Press, стр. 235–71; Шаффер, Дж., «Контрастная чувствительность приписывания знаний», Social Epistemology 22 (3): 235–245 (2008).
  47. Грайс, Пол. «Имея в виду». Перспективы философии языка. (2000), изд. Роберт Стейнтон.
  48. Фреге, Г. (1892). «О смысле и справочнике». В Frege: Senso, Funzione e Concetto . ред. Ева Пикарди и Карло Пенко. Бари: Editori Laterza. 2001. ISBN 88-420-6347-9
  49. Стэнли, Джейсон. (2006). Философия языка в двадцатом веке. Архивировано 24 апреля 2006 г. в Wayback Machine. Готовится к публикации в «Руководстве по философии двадцатого века» Рутледж.
  50. Gaynesford, M. de I: The Meaning of the First Person Term , Oxford, Oxford University Press, 2006.
  51. Рассел Б. (1905) «Об обозначении». Опубликовано в Mind .online text, Neale, Stephen (1990) Descriptions, Cambridge, Massachusetts: MIT Press.
  52. Russell, B. (1903) I Principi della Matematica . Оригинальное название: The Principles of Mathematics . Итальянский пер. Энрико Кароне и Маурицио Дестро. Рим: Newton Compton editori. 1971. ISBN 88-8183-730-7
  53. Хомский, Ноам. Новые горизонты в изучении языка и психики .Cambridge University Press, 2000.
  54. Пиаттелли-Пальмарини, Массимо, Хуан Уриагарека и Пелло Салабуру, ред. Разума и языка: диалог с Ноамом Хомским в Стране Басков . Oxford University Press, 2009, стр. 27.
  55. ,
  56. Тиван, Джеймс Дж. И У. Хьюитт. (2001) Введение в социологию: канадский фокус. Прентис Холл: Торонто. с.10
  57. Хайдеггер, Мартин. (1996) Бытие и время . Нью-Йорк: Blackwell, ISBN 0-631-19770-2
  58. Gadamer, Hans G.(1989) Истина и метод , Нью-Йорк: Перекресток, 2-е изд., ISBN 0-8264-0401-4
  59. Volli, U. (2000) Manuale di Semiotica . Рим-Бари: Editori Laterza. ISBN 88-420-5953-6
  60. Парти, Б. Ричард Монтегю (1930–1971). В Энциклопедии языка и лингвистики, 2-е изд., Изд. Кит Браун. Оксфорд: Эльзевир. Т. 8, стр. 255–57, 2006 г.
  61. Lycan, W. G. (2008). Философия языка: современное введение . Нью-Йорк: Рутледж.
  62. Остин, Дж.Л. (1962). ДЖО. Урмсон. (ред.). Как делать вещи словами: лекции Уильяма Джеймса, прочитанные в Гарвардском университете в 1955 году . Оксфорд: Clarendon Press. ISBN 0-674-41152-8 .
  63. П. Ф. Стросон, «О ссылке». Mind , Новая серия, Vol. 59, No. 235 (Jul., 1950), pp. 320–344
  64. Sperber, Dan; Уилсон, Дейрдра (2001). Актуальность: общение и познание (2-е изд.). Оксфорд: Blackwell Publishers. ISBN 9780631198789 .OCLC 32589501.
  65. Robyn., Carston (2002). Мысли и высказывания: прагматика явного общения . Оксфорд, Великобритания: Blackwell Pub. ISBN 9780631178910 . OCLC 49525903.
  66. C., Левинсон, Стивен (2000). Предполагаемые значения: теория обобщенной речевой импликатуры . Кембридж, Массачусетс: MIT Press. ISBN 9780262621304 . OCLC 45733473.
  67. Грайс, Пол. «Логика и разговор». Перспективы философии языка. (2000) изд. Роберт Стейнтон.
  68. Herbermann, Charles, ed. (1913). «Номинализм, Реализм, Концептуализм». Католическая энциклопедия . Нью-Йорк: Компания Роберта Эпплтона.
  69. Нёт, Винфрид (1990). Справочник по семиотике (PDF). Издательство Индианского университета. ISBN 978-0-253-20959-7 .
  70. Hjelmslev, Louis (1969) [Впервые опубликовано в 1943 году]. Пролегомены к теории языка .University of Wisconsin Press. ISBN 029
  71. 09 .
  72. Арно, Антуан; Ланселот, Клод (1975) [Впервые опубликовано в 1660 году]. Общая и рациональная грамматика: грамматика Порт-Ройял . Гаага: Мутон. ISBN
  73. 3004X .
  74. Итконен, Эса (2011). «О наследии Козериу» (PDF). Энергия (III): 1–29. Проверено 14 января 2020.
  75. де Соссюр, Фердинанд (1959) [Впервые опубликовано в 1916 году]. Курс общего языкознания (PDF).Нью-Йорк: Философская библиотека. ISBN 9780231157278 .
  76. Леманн, Уинфред П. (1984). «Мягкая слава: твердо смотри на язык и смотри на него целиком». В Коупленде, Джеймс Э. (ред.). Новые направления в лингвистике и семиотике . Джон Бенджаминс. С. 17–34. ISBN 978

    86437 .

  77. Дарвин, Чарльз (1871). Происхождение человека (PDF). Лондон: Мюррей. п. 415 страниц.
  78. Арбукл, Джон (1970). «Август Шлейхер и дихотомия лингвистики и филологии: глава в истории языкознания». Слово . 26 (1): 17–31. DOI: 10.1080 / 00437956.1970.11435578.
  79. Льюенс, Тим (2018). Залта, Эдвард Н. (ред.). Стэнфордская философская энциклопедия [ Культурная эволюция ] (Летнее издание). Проверено 9 января 2020.
  80. Докинз, Ричард (1993). «Вирусы разума» (PDF). В Dahlbom, B. (ред.). Деннет и его критики: демистификация ума . Оксфорд: Блэквелл. С. 13–27. ISBN 9780631185499 .
  81. Хомский, Ноам (2006). Язык и разум (PDF). Издательство Кембриджского университета. ISBN 052167493X .
  82. Progovac, Liljana (2016). «Обзор: Почему только мы? Язык и эволюция Роберта С. Бервика и Ноама Хомски» (PDF). Язык . 92 (4): 992–996. DOI: 10.1353 / lan.2016.0085. S2CID 171921594. Проверено 14 января 2020.
  83. Пинкер, Стивен (1994). Языковой инстинкт .Нью-Йорк: Уильям Морроу. ISBN 0-688-12141-1 .
  84. Quine, W.V. (1960) Слово и объект . MIT Press; ISBN 0-262-67001-1.
  85. Соренсен, Рой. (2006) «Неопределенность». Стэнфордская энциклопедия философии. http://plato.stanford.edu/entries/vagueness/#3

Дополнительная литература


  • Атертон, Кэтрин. 1993. Стоики о двусмысленности. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
  • Деньер, Николай. 1991 г. Язык, мысль и ложь в древнегреческой философии. Лондон: Рутледж.
  • Kneale, W., and M. Kneale. 1962. Развитие логики. Оксфорд: Кларендон.
  • Модрак, Дебора К. В. 2001. Теория языка и значения Аристотеля. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
  • Седли, Дэвид. 2003. Платон «Кратил». Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Уильям Джеймс — Энциклопедия Нового Света

950 950 Доктрина «воли верить», прагматическая теория истины, радикальный эмпиризм, теория эмоций Джеймса-Ланге
Западная философия и психология
Философия девятнадцатого / двадцатого веков

Имя: Уильям Джеймс
Январь 1160 г.
Смерть: 26 августа 1910 г.
Школа / традиция: прагматизм
Основные интересы
Прагматизм, психология, психология религии, эпистемология, смысл
Влияния Влиятельные
Чарльз Пирс, Джон Стюарт Милль, Фридрих Шиллер Фридрих Путнам Шиллер, Фридрих Шиллер , Ричард Рорти

Уильям Джеймс 90 208 (11 января 1842 — 26 августа 1910) был первым американским психологом и философом, который популяризировал раздел философии, известный как прагматизм.Его исследования и учения, проводимые в основном в Гарвардском университете, во многом способствовали развитию психологии как жизнеспособной науки. Джеймс также страстно любил изучать религиозный опыт и мистицизм, и его труды отражают его чрезвычайно практическую, но также и духовную природу.

Ранняя жизнь

Джеймс родился в Нью-Йорке, сын Генри Джеймса-старшего, независимо богатого и печально известного эксцентричного богослова Сведенборга, хорошо знакомого с литературной и интеллектуальной элитой своего времени.Интеллектуальный блеск семьи Джеймсов и замечательные таланты некоторых из ее членов сделали их предметом постоянного интереса историков, биографов и критиков.

Джеймс общался с широким кругом писателей и ученых на протяжении всей своей жизни, включая Ральфа Уолдо Эмерсона (крестного отца Джеймса), Горация Грили, Уильяма Каллена Брайанта, Оливер Венделл Холмс-младший, Чарльз Пирс, Джозию Ройс, Джордж Сантаяна, Эрнст Мах , Джон Дьюи, Хелен Келлер, Марк Твен, Джеймс Фрейзер, Анри Бергсон, Х.Дж. Уэллс, Дж. К. Честертон, Зигмунд Фрейд и Карл Юнг.

Уильям Джеймс со своим младшим братом Генри Джеймсом (который стал известным романистом) и сестрой Алисой Джеймс (которая известна своим посмертно опубликованным дневником) получили эклектическое трансатлантическое образование, развивая свободное владение как немецким, так и французским языками. наряду с космополитическим характером. Его семья совершила две поездки в Европу, когда он был еще ребенком, и в результате за всю его жизнь он совершил еще тринадцать европейских путешествий.Его ранние художественные наклонности привели к раннему обучению в студии Уильяма Морриса Ханта в Ньюпорте, Род-Айленд, но уступили в 1861 году научным исследованиям в научной школе Лоуренса Гарвардского университета.

В раннем взрослом возрасте Джеймс страдал от множества физических и психических проблем, включая проблемы с глазами, спиной, желудком и кожей, а также в периоды депрессии, когда его искушала мысль о самоубийстве. Два младших брата, Гарт Уилкинсон (Уилки) и Робертсон (Боб), участвовали в Гражданской войне, но три других брата и сестры (Уильям, Генри и Алиса) страдали от периодов инвалидности.

Джеймс перешел на медицинские исследования в Гарвардской медицинской школе в 1864 году. Весной 1865 года он сделал перерыв, чтобы присоединиться к Луи Агассису из Гарварда в научной экспедиции вверх по реке Амазонка, но прервал свою поездку через восемь месяцев, перенеся тяжелые приступы морская болезнь и легкая оспа. Его учеба была снова прервана из-за болезни в апреле 1867 года. Он отправился в Германию в поисках лекарства и оставался там до ноября 1868 года. В этот период он начал публиковать обзоры, появлявшиеся в литературных периодических изданиях, таких как North American Review .В конце концов, он получил степень доктора медицины в июне 1869 года, но никогда не занимался медициной. То, что он называл своей «душевной болезнью», будет разрешено только в 1872 году, после длительного периода философских поисков.

Время, проведенное Джеймсом в Германии, оказалось плодотворным в интеллектуальном плане, поскольку его истинные интересы лежали не в медицине, а в философии и психологии. Позже, в 1902 году, он напишет: «Изначально я изучал медицину, чтобы стать физиологом, но я попал в психологию и философию из своего рода фатальности.У меня никогда не было никаких философских инструкций, первая лекция по психологии, которую я когда-либо слышал, была первой, которую я когда-либо читал «. [1]

Профессиональная карьера

Джеймс провел всю свою академическую карьеру в Гарварде. Он был назначен инструктором по физиологии для весенний семестр 1873 года, преподаватель анатомии и физиологии в 1873 году, доцент психологии в 1876 году, доцент кафедры философии в 1881 году, полный профессор в 1885 году, открыл кафедру психологии в 1889 году, вернулся в философию в 1897 году и заслуженный профессор философии. в 1907 г.

Джеймс изучал медицину, физиологию и биологию и начал преподавать по этим предметам, но был привлечен к научному изучению человеческого разума в то время, когда психология конституировалась как наука. Знакомство Джеймса с работой таких деятелей, как Герман Гельмгольц в Германии и Пьер Жане во Франции, способствовало введению им курсов научной психологии в Гарвардском университете. Он основал одну из первых лабораторий экспериментальной психологии в США в Бойлстон-Холле в 1875 году — он считал, что это будут или первые. [2]

В годы учебы в Гарварде Джеймс участвовал в философских дискуссиях с Чарльзом Пирсом, Оливером Венделлом Холмсом-младшим и Чонси Райтом, которые к началу 1870-х годов превратились в активную группу, известную как Метафизический клуб. Луи Менанд полагает, что клуб стал основой американской интеллектуальной мысли на десятилетия вперед.

Среди студентов Джеймса в Гарварде были такие знаменитости, как Джордж Сантаяна, У. Б. Дюбуа, Дж. Стэнли Холл, Ральф Бартон Перри, Гертруда Стайн, Гораций Каллен, Моррис Рафаэль Коэн, Ален Лок, Кларенс Ирвинг Льюис и Мэри Калкинс.

После своего ухода из Гарварда в январе 1907 года Джеймс продолжал писать и читать лекции, публикуя Pragmatism , A Pluralistic Universe и The Meaning of Truth . В последние годы Джеймса все чаще мучили сердечные боли. Положение ухудшилось в 1909 году, когда он работал над философским текстом (незаконченным, но посмертно опубликованным как Некоторые проблемы философии ). Весной 1910 года он отплыл в Европу, чтобы пройти экспериментальное лечение, которое оказалось безуспешным, и вернулся домой 18 августа.Его сердце не выдержало 26 августа 1910 года, и он умер в своем доме в Чокоруа, штат Нью-Гэмпшир.

Writings

Джеймс много писал на протяжении всей своей жизни. Достаточно полная библиография его сочинений Джона Макдермотта занимает 47 страниц. [3]

Он получил широкое признание благодаря своей монументальной книге « Принципы психологии » (1890), 1400 страниц в двух томах, на создание которых ушло десять лет. Психология: краткий курс был сокращением 1892 года, разработанным как менее строгое введение в эту область.В этих работах критиковались как английская ассоциативная школа, так и гегельянство того времени, как конкурирующие догматизмы, не имеющие большой объяснительной ценности, и предпринимались попытки переосмыслить человеческий разум как изначально целенаправленный и избирательный.

Прагматизм

Джеймс был одним из пионеров американского прагматизма наряду с Чарльзом Пирсом и Джоном Дьюи. Хотя Пирс был первым из трех, кто писал о прагматизме, Джеймс перенял многие идеи Пирса и популяризировал их в своих лекциях и эссе.

Иаков определил истинные убеждения как те, которые оказываются полезными для верующего. Он сказал, что истина — это то, что действует на пути веры. «Истинные идеи приводят нас к полезным вербальным и концептуальным кругам, а также непосредственно к полезным осмысленным терминам. Они ведут к последовательности, стабильности и плавному человеческому общению. Они уводят от эксцентричности и изоляции, от ошибочного и бесплодного мышления», — писал он. [4] Джеймс предложил оценивать идеи в соответствии с тем, как они действуют в его жизни.Вместо того, чтобы интеллектуально исследовать абстрактную концепцию, он хотел знать, как такая вера помогает людям жить своей жизнью. По словам Джеймса, убеждения действительно должны иметь значение в жизни человека. Два человека, придерживающихся разных убеждений, должны этими убеждениями привести к двум совершенно разным последствиям.

Джеймс использовал прагматизм как посредника между двумя крайностями в философии: философом с «жестким нравом» и философом с «мягким нравом». Прагматик, по его словам, обладает как «научной верностью фактам», так и «старой верой в человеческие ценности и вытекающей из этого спонтанностью религиозного или романтического типа. [5] Используя прагматический метод наблюдения за последствиями верований, Джеймс обнаружил, что религия весьма полезна для человеческого существования. Тот факт, что религия так долго существовала во всем мире, является доказательством ее жизнеспособности. Она улучшает человеческое существование. опыт и позволяет людям вести более полную и богатую жизнь.

Философия религии

Джеймс проделал важную работу в области философии религии. В своих лекциях Гиффорда в Эдинбургском университете он представил всесторонний отчет о Разновидности религиозного опыта (1902) и интерпретировал их в соответствии со своими прагматическими взглядами.

Джеймс не интересовался изучением религиозных институтов или доктрин. Вместо этого он сосредоточился на «чувствах, действиях и переживаниях отдельных людей в их одиночестве, поскольку они считают себя стоящими по отношению к тому, что они могут считать божественным». Например, Джеймс сравнил два разных типа религии в зависимости от чувств и эмоций, которые они внушали людям: «Религия здорового ума» и «Больная душа». Здоровые религиозные люди, такие как Мэри Бейкер Эдди и Уолт Уитмен, твердо придерживаются своей веры в «добро жизни», в то время как «больные души», такие как Лев Толстой и Святой Августин, постоянно ощущают темный страх зла, вторгающегося в их жизнь. [6]

Для Джеймса все религиозные переживания представляют собой работу важной биологической функции внутри всех людей. Он считает религию полезной в целом для всех людей, хотя это не обязательно делает ее правдой. Согласно Джеймсу, религия связывает людей с какой-то более великой реальностью, которую мы не можем легко испытать в наших обычных повседневных взаимодействиях с миром.

В эссе, озаглавленном «Воля к вере», Джеймс говорит, что каждый человек должен принять собственное мнение о религиозных убеждениях, поскольку эти вещи выходят за рамки научных экспериментов.Более того, люди не могут просто ждать доказательств, прежде чем во что-то поверить. Люди ежедневно вынуждены либо верить, либо не верить. Согласно Джеймсу, даже решение оставаться нейтральным исходит из внутренних сомнений человека и, таким образом, является решением не верить, перестраховаться, а не совершать прыжок веры. Люди постоянно сталкиваются с этими важными моментами принятия решений, которых нельзя избежать. Поэтому каждый человек должен решить, что правда, а что нет.

Что касается существования Бога, Иаков не мог дать окончательного ответа на извечный вопрос. Он действительно сказал, что, поскольку вера в Бога внутри религии так долго выдерживала испытание временем на волнах скептицизма и сомнений, она должна быть «основана на рациональной природе человека и, следовательно, должна нести с собой авторитет». . »

Теория эмоций

Джеймс — один из двух однофамильцев теории эмоций Джеймса-Ланге, которую он сформулировал независимо от Карла Ланге в 1880-х годах.Теория утверждает, что эмоция — это восприятие разумом физиологических условий, возникающих в результате какого-либо стимула. В часто цитируемом примере Джеймса дело не в том, что мы видим медведя, боимся его и убегаем. Скорее мы видим медведя и бежим; следовательно, мы боимся медведя. Восприятие нашим разумом автоматической реакции тела на медведя — повышение уровня адреналина, учащенное сердцебиение и т. Д. — это эмоция страха.

Такой образ мыслей об эмоциях имеет большое значение для философии эстетики.Вот отрывок из его великой работы, Принципы психологии , в котором разъясняются эти последствия.

[Мы должны немедленно настоять на том, что эстетическая эмоция, чистая и простая, удовольствие, доставляемое нам определенными линиями и массами, а также комбинациями цветов и звуков, является абсолютно сенсационным опытом, первичным оптическим или ушным ощущением, и не из-за обратного отражения других ощущений, последовательно возникающих в другом месте. К этому простому первичному и непосредственному удовольствию определенных чистых ощущений и их гармоничных сочетаний, правда, могут быть добавлены вторичные удовольствия; и в практическом наслаждении произведениями искусства массами человечества эти вторичные удовольствия играют огромную роль.Однако чем более классичен вкус человека, тем менее значимы вторичные удовольствия, которые он испытывает, по сравнению с удовольствиями первичного ощущения, когда оно входит. Классицизм и романтизм борются по этому поводу. Сложная суггестивность, пробуждение перспектив воспоминаний и ассоциаций и возбуждение нашей плоти живописной таинственностью и мраком делают произведение искусства романтичным. Классический вкус называет эти эффекты грубыми и безвкусными и предпочитает неприкрытую красоту оптических и слуховых ощущений, не украшенную шелковистостью или листвой.Напротив, романтическому уму непосредственная красота этих ощущений кажется сухой и тонкой. Я, конечно, не обсуждаю, какая точка зрения правильная, а только показываю, что необходимо провести различие между первичным чувством красоты как чистым входящим чувственным качеством и привитыми к нему вторичными эмоциями.

Философия истории

Один из давних расколов в философии истории касается роли индивидов в создании социальных изменений.Одна фракция рассматривает людей («героев», как их называл Томас Карлайл) как движущую силу истории, а общество в целом — как страницу, на которой они пишут свои действия. Другой видит, что общество движется в соответствии с целостными принципами или законами, и рассматривает людей как своих более или менее готовых пешек. В 1880 году Джеймс вступил в эту полемику с эссе «Великие люди и их окружение», опубликованным в газете Atlantic Monthly . Он встал на сторону Карлайла, но без одностороннего акцента Карлайла на политическую / военную сферу, на героев как основателей или ниспровергателей государств и империй.

Библиография

Отдельные работы

  • Принципы психологии , 2 тт. (1890)
  • Психология (краткий курс) (1892)
  • Воля к вере и другие очерки популярной философии (1897)
  • Бессмертие человека: два предполагаемых возражения против доктрины (1897)
  • Беседы с учителями по психологии: и со студентами о некоторых жизненных идеалах (1899)
  • Разновидности религиозного опыта: исследование человеческой природы (1902), ISBN 01403

  • Прагматизм: новое имя для Некоторые старые способы мышления (1907), 1981: ISBN 05057
  • Плюралистическая вселенная (1909)
  • Значение истины: продолжение «прагматизма» (1909)
  • Некоторые проблемы философии (1911)
  • Воспоминания и исследования (1911)
  • Очерки радикального эмпиризма (1912)
  • Письма Уильяма Джеймса , 2 тома.(1920)
  • Сборник статей и обзоров (1920)
  • Ральф Бартон Перри, Мысль и характер Уильяма Джеймса , 2 тома. (1935) [Содержит около 500 писем Уильяма Джеймса, которых нет в более раннем издании писем Уильяма Джеймса ]
  • Уильям Джеймс о психических исследованиях (1960)
  • Переписка Уильяма Джеймса , 12 томов. (1992-2004)

Коллекции

Уильям Джеймс: сочинения 1878-1899 .Библиотека Америки, 1992. 1212 стр. ISBN 0940450720

«Психология: краткий курс» (пересмотренные и сокращенные Принципы психологии), «Воля к вере» и другие эссе по популярной философии, беседы с учителями и студентами. очерки (еще девять).

Уильям Джеймс: сочинения 1902-1910 гг. . Библиотека Америки, 1987. 1379 стр. ISBN 0940450380

«Разнообразие религиозного опыта», «Прагматизм», «Плюралистическая вселенная», «Значение истины», «Некоторые проблемы философии», очерки.

Примечание: В 1975 году издательство Гарвардского университета начало публикацию стандартного издания The Works of William James .

Примечания

Ссылки

  • Goodman, Russell. «Уильям Джеймс». Стэнфордская энциклопедия философии (издание весна 2006 г.). Под редакцией Эдуарда Н. Залта.
  • Джеймс, Уильям. 1907. «Концепция истины прагматизма». Лекция 6 в книге «Прагматизм: новое имя для некоторых старых способов мышления» . Нью-Йорк: Longman Green and Co.п. 83. Интернет-издание
  • McDermott, John J. (ed.). Сочинения Уильяма Джеймса: всеобъемлющее издание . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета. Пересмотренное издание, 1977 г. ISBN 02263
  • Майерс, Джеральд Э. 1986. Уильям Джеймс: Его жизнь и мысли . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета. ISBN 0300034172
  • Перри, Ральф Бартон. 1935. Мысль и характер Уильяма Джеймса , vol. 1. Перепечатное издание, 1996. Нэшвилл, Теннесси: Издательство Университета Вандербильта.ISBN 0826512798

Внешние ссылки

Все ссылки получены 4 октября 2020 г.

Полные тексты работ Джеймса

Другие источники

Источники общей философии

Источники

Энциклопедия Нового Мира авторов и редакторов статья Wikipedia в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства.Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних вкладов википедистов доступна для исследователей здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в New World Encyclopedia :

Примечание. могут применяться ограничения на использование отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.