Содержание

Нигилизм — это… Что такое Нигилизм?

Нигилизм (от лат. nihil — ничто) — мировоззренческая позиция, выражающаяся в отрицании осмысленности человеческого существования, значимости общепринятых нравственных и культурных ценностей; непризнание любых авторитетов.

История появления термина

В Средние века существовало учение нигилизм, преданное анафеме папой Александром III в 1179 г. Учение нигилизма, ложно приписанное схоластику Петру Ломбардскому, отвергало человеческое естество Христа.

В западной философской мысли термин «Нигилизм» ввёл немецкий писатель и философ Ф. Г. Якоби. Это понятие использовали многие философы. С. Кьеркегор источником нигилизма считал кризис христианства и распространение «эстетического» мироощущения. Ф. Ницше понимал под нигилизмом осознание иллюзорности и несостоятельности как христианской идеи надмирного Бога («Бог умер»), так и идеи прогресса, которую считал версией религиозной веры. О. Шпенглер нигилизмом называл черту современной европейской культуры, переживающей период «заката» и «старческих форм сознания», который в культурах других народов якобы неизбежно следовал за состоянием высшего расцвета.

М. Хайдеггер рассматривал нигилизм как магистральное движение в истории Запада, которое может привести к мировой катастрофе.

Нигилисты придерживаются некоторых или всех из следующих утверждений:

  • Нет разумного доказательства наличия высшего правителя или создателя;
  • Объективной нравственности не существует;
  • Жизнь, в определённом смысле, не имеет истины, и никакое действие объективно не предпочтительнее любого другого.

Разновидности нигилизма

  • Философская позиция, утверждающая, что бытие не имеет объективного смысла, причины, истины или ценности;
  • Мереологический нигилизм — философская позиция, согласно которой объекты, состоящие из частей, не существуют;
  • Метафизический нигилизм — философская теория, согласно которой существование объектов в реальности необязательно;
  • Эпистемологический нигилизм — отрицание знания;
  • Моральный нигилизм — метаэтическое представление о том, что ничто не является моральным или аморальным;
  • Правовой нигилизм — порожденное социальной средой активное или пассивное отрицание прав личности, а также установленных государством норм и правил поведения, препятствующее прогрессивному развитию общества и способное стать источником для совершения противозаконных деяний
    [1]

Нигилисты в России

В русской литературе слово «нигилизм» впервые было употреблено Н.  И. Надеждиным в статье «Сонмище нигилистов» (журнал «Вестник Европы», 1829 год)[2]. В 1858 г. вышла книга казанского профессора В. В. Берви «Психологический сравнительный взгляд на начало и конец жизни». В ней тоже употребляется слово «нигилизм» как синоним скептицизма.

Критик и публицист Н. А. Добролюбов, осмеяв книжку Берви, подхватил это слово, но оно не стало популярным до тех пор, пока И. С. Тургенев в романе «Отцы и дети» (1862) не назвал «нигилистом» Базарова, отрицавшего взгляды «отцов». Огромное впечатление, произведённое «Отцами и детьми», сделало крылатым и термин «нигилист». В своих воспоминаниях Тургенев рассказывал, что когда он вернулся в Петербург после выхода в свет его романа — а это случилось во время известных петербургских пожаров 1862 г., — то слово «нигилист» уже было подхвачено многими, и первое восклицание, вырвавшееся из уст первого знакомого, встреченного Тургеневым, было: «Посмотрите, что ваши нигилисты делают: жгут Петербург!»

Таким образом, во второй половине XIX века нигилистами в Российской империи стали называть молодых людей, которые хотели изменить существовавший в стране государственный и общественный строй, отрицали религию, проповедовали материализм и атеизм, а также не признавали господствовавшие нормы морали (выступали за свободную любовь и т.

 п.). В частности, так называли революционеров-народников. Слово имело явную негативную коннотацию. Нигилисты изображались как лохматые, нечёсаные, грязные мужчины и утратившие всякую женственность женщины.

К концу 1860-х и началу 1870-х гг. слово «нигилист» почти исчезло из русской полемической литературы, но стало употребляться в западноевропейской литературе как обозначение русского революционного движения; его приняли и некоторые русские эмигранты, писавшие на иностранных языках о русском революционном движении. В 1884 году была издана повесть Софьи Ковалевской «Нигилистка».

В настоящее время широко распространен термин «правовой нигилизм» — неуважение к праву. Он отражает широко распространенный феномен в правовой жизни российского общества. Его структурообразующим компонентом является идея, отрицающая легитимные социальные установки и несущая значительную идеологическую нагрузку, обусловленную не только тенденциями общественного развития и соответствующими ценностями, но и рядом психогенных факторов [3].

Нигилизм в исследованиях психологов

Эрих Фромм предложил подходить к нигилизму как к одному из механизмов психологической защиты. Он считал, что центральной проблемой человека является внутренне присущее человеческому существованию противоречие между бытием «вброшенного в мир помимо своей воли» и тем, что он выходит за пределы природы благодаря способности осознавать себя, других, прошлое и будущее. Фромм утверждает, что развитие человека, его личности происходит в рамках формирования двух основных тенденций: стремления к свободе и стремления к отчуждению. Развитие человека идет по пути увеличения «свободы», но не каждый человек может адекватно воспользоваться этим путем, вызывая ряд негативных психических переживаний и состояний, и это приводит его к отчуждению. В результате человек теряет свою самость(или Я). Возникает защитный механизм «бегства от свободы», для которого характерны: мазохистские и садистские тенденции, деструктивизм, стремление человека разрушить мир, чтобы тот не разрушил его самого, нигилизм, автоматический конформизм.

Понятие нигилизм также анализируется В. Райхом. Он писал о том, что телесные характеристики (сдержанность и напряженность) и такие особенности, как постоянная улыбка, пренебрежительное, ироничное и вызывающее поведение, — это остатки очень сильных защитных механизмов в прошлом, которые отделились от своих исходных ситуаций и превратились в постоянные черты характера. Они проявляются как «невроз характера», одной из причин которого и есть действие защитного механизма— нигилизма. «Невроз характера» — это тип невроза, при котором защитный конфликт выражается в отдельных чертах характера, способах поведения, т.е. в патологической организации личности в целом.

См. также

Примечания

  1. А.Н. Зрячкин. Правовой нигилизм: причины и пути их преодоления (монография). Саратов, СГАП, 2009.
  2. Зрячкин А. Н. Правовой нигилизм: причины и пути их преодоления (монография). — Саратов: СГАП, 2009. — 128 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-7924-0753-4
  3. Гуляихин В.
    Н. Психосоциальные формы правового нигилизма человека // Вопросы права и политики. 2012. № 3. С. 108-148.

Литература

  • Бабошин В. В. Нигилизм в современном обществе: феномен и сущность: автореф. дис. док. филос. н. Ставрополь, 2011. 38 с.
  • Гуляихин В. Н. Правовой нигилизм в России. Волгоград: Перемена, 2005. 280 с.
  • Гуляихин В. Н. Психосоциальные формы правового нигилизма человека // Вопросы права и политики. 2012. № 3. С. 108-148.
  • Де-Пуле М. Ф. Нигилизм как патологическое явление русской жизни. М.: Университетской тип. М. Каткова, 1881. 53 с.
  • Клеванов А. С. Три современных вопроса: О воспитании – социализм, коммунизм и нигилизм – о дворянстве по поводу столетия дворянской грамоты. Киев: тип. П. Барского, 1885. 66 с.
  • Косыхин В. Г. Критический анализ онтологических оснований нигилизма: дис. док. филос. н. Саратов, 2009. 364 с.
  • Пигалев А. И. Философскии нигилизм и кризис культуры. Саратов: Изд-во Сарат. унив., 1991. 149 с.

Ссылки

Гуманитарные Ведомости Выпуск 4(12). 2014

Гуманитарные ведомости ТГПУ им . Л . Н . Толстого № 4 (12), декабрь 2014 г . 22 по отношению ко всему , что творит человек в этом мире . Это свойственно православному аскетизму и эсхатологизму , проявившемся наиболее сильно в русском расколе . Это , конечно , верно , но верно лишь отчасти . Действительно в православии есть нигилистическая программа по отношению к миру культуры , которую Василий Розанов предельно выразил в словах : « во Христе прогорк мир » [2, с . 569]. Однако мироотрицающая сущность православия не исчерпывает всей полноты и глубины феномена , идущего под титулом « русский нигилизм ». В русском нигилизме есть крайние радикальные элементы , которые никак не могли развиться из православия . У них совершенно иной источник . И это не только радикальные революционные идеи . Тот же Розанов точно говорил , что « православие в высшей степени отвечает гармоническому духу , но в высшей степени не отвечает потревоженному духу ».

А русский нигилизм как раз и развивается из этого « потревоженного духа ». *** В Россию понятие нигилизм приходит изначально из западноевропейской философии и культуры . Преобладающими были немецкие и французские трактовки понятия нигилизм ( Якоби , Фихте , Новалис , Шлегель , Баадер , Штирнер – все они употребляют этот термин ). При этом , важнейшим вопросом остается следующий парадокс , который не перестает мучить современных исследователей : почему при заемном и неспецифическом характере этого понятия , нигилизм именно в России нашел такое широкое практическое воплощение ? Будучи теоретически вторичным , нигилизм именно в России пробрел особый статус . Слово « нигилизм », как правильно отмечает Анджей Валицкий в книге « История русской мысли » поначалу не заключало в себе оскорбления , оно просто означало отрицание всех существующих авторитетов [3, с . 227]. Постепенно знак меняется , и уже сборник « Вехи » совершает суд над интеллигенцией , которая являлась главным носителем и выразителем нигилистического мировоззрения . К этому времени нигилизм в России уже становится самоопределением , самоутверждением и вообще позитивной программой . Слово нигилизм приобрело права гражданства , сменив отрицательный знак на положительный . Еще раньше « Вех » Ф . М . Достоевский в « Объяснительном слове » по поводу своей « Пушкинской речи » определил главную заслугу Пушкина в том , что он первый выявил « отрицательный тип наш , человека , беспокоящегося и не примиряющегося , в родную почву и в родные силы ее не верующего , Россию и себя самого ( то есть свое же общество , свой же интеллигентный слой , возникший над родной почвой нашей ) в конце концов отрицающего , делать с другими не желающего и искренно страдающего » [4, с . 416]. Достоевский подметил главные черты русского нигилистического типа . Это парадоксальный , глубоко антиномический тип , « отрицающий себя

Made with FlippingBook

RkJQdWJsaXNoZXIy ODQ5NTQ=

Нигилист в русской литературе

Нигилист в русской литературе

[Определение] Нигилизм — это отрицание всего, что не доказано наукой и не имеет обоснованной научной подоплеки; опровержение «старых» истин и устоявшегося образа жизни; в некотором смысле — абсолютизированный нонконформизм. [/Определение]

В русской литературе нигилизм и его представители встречаются впервые лишь в конце девятнадцатого века. Это было достаточно новым и спорным явлением в русской литературе, что сразу же вызвало множество обсуждений у читателей. Самые популярные темы в нигилистических произведениях следующие: тема отцов и детей, тема любви как чувства, тема души и духовности, тема противоречия, тема дружбы. Большинство этих тем — так называемые «вечные» темы, а, следовательно, произведения, включающие в себя тему нигилизма — вечные.

Наиболее известным произведением, главным героем которого представлен нигилист, является, конечно же, роман Ивана Сергеевича Тургенева «Отцы и дети». Главный герой данного произведения — Базаров — молодой ученый, без дворянского происхождения, однако, хорошо образованный. Он не ценит в человеке качества его души, отдавая предпочтение качествам личности, весьма циничен и не верит ничему, что не доказано. Он — нигилист — человек, для которого не существует никаких авторитетов. В произведении Тургенева поставлена под сомнение такая идея, такая принципиальность. В конце самого произведения Базаров не выдерживает собственных принципов, не проходит проверку — идея нигилизма для него оказывается провальной. Таким раскладом автор хочет подчеркнуть провальность идеи нигилизма для современных реалий обыденной жизни.

Нигилизм в русской литературе имеет следующие характерные особенности:

  1. Строгая принципиальность и серьезное отношение к своей идее, убежденность в таковой. Эти принципы, согласно концепции нигилизма, нерушимы, а, следовательно, это означает строгое следование и соблюдение принципов теории нигилизма.
  2. Несмотря на строгость и жесткую принципиальность, а также, вкупе, равнодушие и презрение ко всему «антинаучному» и недоказанному, нигилизм в русской литературе является исключением и, зачастую, непригоден в быту и в реальной жизни. Даже в произведении И. С. Тургенева нигилист Базаров не проходит проверку любовью, все его принципы оказываются ложными и рушатся.
  3. Нигилизм — это, своего рода, нонконформизм, представляющий первые, робкие попытки неподчинения, выхода из системы. Так, исходя из этого предположения, можно сказать о том, что нигилизм, столь популярный во второй половине девятнадцатого века свидетельствовал о возникновении революционных, меритократических и социалистических политических течений в нашей стране.

Готовые работы на аналогичную тему

Таким образом, исходя из всего этого, можно сделать вывод о том, что нигилизм — одно из основных течений и направлений в русской литературе второй половины девятнадцатого века. Нигилизм стал своеобразным символом того, что в России зарождается революция. Нигилизм в русской литературе — это отражение едва наметившихся, но уже оформившихся перемен в русском привычном укладе и строе.

Значение нигилизма в русской литературе

Как уже говорилось выше, нигилизм в русской литературе свидетельствовал о начале перемен в стране. Чем еще он так знаменит и какого его значение в русской литературе в целом?

1Во-первых, нигилизм — это, прежде всего, отрицание всего, что не доказано наукой, это поклонение истине и презрение к другим истинам. Так, можно смело утверждать, что нигилизм — это первая попытка нонконформизма, смело отрицавшее старое: устои и традиции, но принимавшее новое для людей, непривычное, безоговорочно.

Во-вторых, как уже говорилось, нигилизм в русской литературе свидетельствовал о возникновении перемен в политической обстановке в России, он может быть связан с новыми политическими течениями, с образованием новых реформ и направлений. Нигилизм стал своеобразным отражением молодежи того периода: сильной, независимой, отрицавшей все, что было до этого, все, что создано предыдущим поколением. Однако, такая молодежь, на самом деле, мало что могла предложить взамен, кроме слепого отрицания. Их принципы часто рушились, отчего возникали новые идеи и идеологии. Так, нигилизм можно назвать основоположником особой идеологии и философии, базирующихся на принципах отрицания старых устоев и стремлении к лучшему будущему страны.

В-третьих, нигилизм можно смело назвать основоположником многих новых идей и течений. С появлением нигилизма молодежь больше не боялась рушить старые условии, придумывать что-то новое и более современное. Так, нигилизм является к тому же инициатором внутренней свободы человека как в творчестве, так и в поведении людей.

Таким образом, из всего вышеперечисленного можно сделать вывод о том, что нигилизм имел в русской литературе, а также культуре и истории большое значение. Именно нигилизм оказал большое влияние на формирование и развитие русской литературы, а также на возникновение новых течений и направлений в ней. Именно благодаря нигилизму родилась и получило должное распространение нигилистическая философия, ставшая в литературе отражением целой эпохи.

Так, нигилизм нес в русской литературе и культуре историческую и политическую функции, а также выполнял некоторые функции в социальных сферах общественной жизни. Нигилизм в России стал свидетельством перемен в стране, это — нонконформизм, символизирующий отход от старых, традиционных устоев общества, предпочтение их новому, современному и научному.

Благодаря нигилизму и его влиянию в стране зародились некоторые политические течения, впоследствии ставшие революционными. Исходя из всего этого, мы можем прийти к выводу о том, что нигилизм, как явление в русской литературе, имел очень большое значение как в ней, так и в культуре России, а также оказывал влияние на историю, политику, социальные сферы жизни общества и, разумеется, науку.

Урок литературы в 10-м классе по теме «Нигилизм и его последствия»

(урок – размышление)

Презентация

Цель: дать понятие о нигилизме, познакомиться с характеристиками определения нигилизма, данными в разных источниках разного времени; сопоставить понятие нигилизма и взгляды Базарова; показать, как влияют убеждения человека на его судьбу; проанализировать последствия нигилизма, подвести к мысли о разрушительном воздействии нигилизма на характер личности и общества; развитие навыков устной монологической речи, выразительного чтения.

Эпиграф:

«Сердце Тургенева не могло быть с первым в нашей литературе большевиком».
Борис Зайцев.

1. Вступительное слово учителя.

Слайд №1.

— Тема сегодняшнего урока «Нигилизм и его последствия». Сегодня мы постараемся поглубже узнать, что скрывается под пугающим словом «нигилизм», поговорим об убеждениях Евгения Базарова, героя романа И.С.Тургенева «Отцы и дети». Попытаемся ответить на вопрос: «Зависит ли судьба человека от его убеждений. Могут ли убеждения погубить человека, разрушить его жизнь или, наоборот, сделать его счастливым?»

При подготовке к уроку вы, ребята, должны были перечитать отдельные главы романа «Отцы и дети», выполнить некоторые задания.

2. Нам предстоит

словарная работа.

Посмотрим, как одно и то же понятие «нигилизм» раскрывается в разных источниках.
(Чтение формулировок определений нигилизма, данные в Большом энциклопедическом словаре, словаре В. Даля, Толковом словаре и Британской энциклопедии.)

Слайд №2.

— НИГИЛИЗМ (от лат. nihil – «ничто») – отрицание общепринятых ценностей: идеалов, моральных норм, культуры, форм общественной жизни.
Большой энциклопедический словарь

Слайд №3

— НИГИЛИЗМ – «безобразное и безнравственное учение, отвергающее всё, чего нельзя ощупать».
В.Даль

Слайд №4

— НИГИЛИЗМ – «голое отрицание всего, логически не оправданный скептицизм».
Толковый словарь русского языка

Слайд №5

— НИГИЛИЗМ – «философия скептицизма, отрицания всех форм эстетического». Социальные науки и классические философские системы полностью отрицались, отрицалась любая власть государства, церкви, семьи. Наука для нигилизма стала панацеей от всех социальных проблем.
Британника

— На что вы обратили внимание?

— Интересно отметить, что в разных источниках даётся свой вариант толкования этого понятия и его возникновения. Британская энциклопедия ведёт его историю со Средних веков. Современные исследователи относят его к началу XIX века. Некоторые издания считают, что понятию нигилизм впервые дал определение немецкий философ Фридрих Ницше. «Что означает нигилизм? – спрашивает он и отвечает:- То, что высшие ценности теряют свою ценность…нет цели, нет ответа на вопрос «зачем?»

Интересна история слова «нигилист» в России.

Сообщение ученика:

— Слово «нигилист» имеет сложную историю. Оно появилось в печати в конце 20-х гг. XIX в. И вначале это слово употребляли по отношению к невеждам, которые ничего не знают и не хотят знать. Позднее, в 40-е гг., слово «нигилист» как бранное стали употреблять реакционеры, называя так своих идейных врагов – материалистов, революционеров. Передовые деятели не отказались от этого названия, но вложили в него свой смысл. Герцен утверждал, что нигилизм означает пробуждение критической мысли, стремление к точному научному знанию.

— Итак, нигилизм – это убеждения или их отсутствие? Можно ли считать нигилизм социально позитивным явлением? Почему?

— Нигилизм – это убеждения, жёсткие и непреклонные, основанные на отрицании всего предшествующего опыта человеческой мысли, на разрушении традиций. Философия нигилизма позитивной быть не может, т.к. отвергает всё, не предлагая ничего взамен. Нигилизм возникает там, где жизнь обесценивается, где потеряна цель и нет ответа на вопрос о смысле жизни, о смысле существования самого мира.

Слайд №6

3. И.С.Тургенев в своём знаменитом романе «Отцы и дети» изложил в общедоступной форме идею нигилизма устами персонажа Евгения Базарова.

Слайд № 7

Давайте вспомним взгляды Базарова. Дома вы должны были заполнить таблицу, подобрав цитаты из романа (чтение цитат и их обсуждение).

Научные и философские взгляды:

  1. «Есть науки, как есть ремёсла, знания; а науки вообще не существует вовсе… Изучать отдельные личности не стоит труда. Все люди друг на друга похожи как телом, так и душой; у каждого из нас мозг, селезёнка, сердце, лёгкие одинаково устроены; и так называемые нравственные качества одни и те же у всех: небольшие видоизменения ничего не значат. Достаточно одного человеческого экземпляра, чтобы судить обо всех других. Люди что деревья в лесу; ни один ботаник не станет заниматься каждою отдельной берёзой».
  2. «Каждый человек на ниточке висит, бездна ежеминутно под ним разверзнуться может, а он ещё сам придумывает себе всякие неприятности, портит свою жизнь».
  3. «Мы теперь вообще над медициной смеёмся и ни перед кем не преклоняемся».

Политические взгляды:

  1. «Русский человек только тем и хорош, что он сам о себе прескверного мнения…»
  2. «Аристократизм, либерализм, прогресс, принципы… — подумаешь, сколько иностранных и бесполезных слов! Русскому человеку они даром не нужны. Мы действуем в силу того, что признаём полезным. В теперешнее время полезнее всего отрицание- мы отрицаем… Всё…»
  3. «А потом мы догадались, что болтать, всё только болтать о наших язвах не стоит труда, что это ведёт только к пошлости и доктринёрству; мы увидали, что и умники наши, так называемые передовые люди, и обличители никуда не годятся, что мы занимаемся вздором, толкуем о каком-то искусстве, бессознательном творчестве, о парламентаризме, об адвокатуре и чёрт знает о чём, когда дело идёт о насущном хлебе, когда грубейшее суеверие нас душит, когда все наши акционерные общества лопаются единственно оттого, что оказывается недостаток в честных людях, когда самая свобода, о которой хлопочет правительство, едва ли пойдёт нам впрок, потому что мужик наш рад самого себя обокрасть, чтобы только налиться дурману в кабаке…»
  4. «Нравственные болезни происходят от дурного воспитания, от всяких пустяков, которыми сызмала набивали людские головы, от безобразного состояния общества, одним словом. Исправьте общество, и болезней не будет… По крайней мере, при правильном устройстве общества совершенно будет всё равно, глуп ли человек или умён, зол или добр».
  5. «А я и возненавидел этого последнего мужика, Филиппа или Сидора, для которого я должен из кожи лезть и который мне даже спасибо не скажет…да и на что мне его спасибо? Ну, будет он жить в белой избе, а из меня лопух будет расти, ну, а дальше?»

Эстетические взгляды:

  1. «Порядочный химик в 20 раз полезнее всякого поэта».
  2. «И природа пустяки в том значении, в каком ты её понимаешь. Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник…»
  3. «Рафаэль гроша медного не стоит…»
  4. «…Третьего дня, я смотрю, он Пушкина читает… Растолкуй ему, пожалуйста, что это никуда не годится. Ведь он не мальчик: пора бросать эту ерунду. И охота же быть романтиком в нынешнее время! Дай ему что-нибудь дельное почитать…»
  5. « Помилуй! В 44 года человек, отец семейства, в …м уезде – играет на виолончели! (Базаров продолжал хохотать…)»

— Соответствуют ли взгляды Базарова нигилистическим воззрениям, или Тургенев ошибся, причисляя его к нигилистам?

— Взгляды Базарова вполне соответствуют нигилистическим воззрениям. Отрицание, доходящее до абсурда, всего и всех: нравственных законов, музыки, поэзии, любви, семьи; попытка объяснить все явления действительности, даже необъяснимые, с помощью научных изысканий, материалистически.

— А что говорят о нигилистах герои романа «Отцы и дети»?

Николай Петрович Кирсанов говорит, что нигилист – это человек, «который ничего не признаёт». Павел Петрович добавляет, «который ничего не уважает». Аркадий: «который ко всему относится с критической точки зрения, не склоняется ни перед какими авторитетами, не принимает ни одного принципа на веру, каким бы уважением ни был окружён этот принцип».

— Какое из 3 толкований больше подходит к нигилизму Базарова?

А что же признаёт Базаров? (науку, огромную роль самовоспитания, труд, работу)

— Хорошо это или плохо относиться ко всему с критической точки зрения?

— Глядя на всё критически, можно найти недостатки, ошибки, исправить их. Сомнения и отрицание всегда были двигателем научного и социального прогресса. Всё новое строится на основе отрицания старого. Но нельзя всё слепо отрицать, нельзя отказываться от положительного опыта, от традиций. Обязательно должна быть новая позитивная программа. Что предлагаешь взамен, какими способами?

— Базаров критически относился к крепостному праву, к самодержавию, к государственному строю вообще, к религии, к законам, к традициям. Базаров собирается «место расчистить», т.е. сломать старое.

— Как называются люди, ломающие старый строй?

— Революционерами.

— Значит, Базаров по взглядам – революционер. Тургенев писал: «…и если он называется нигилистом, то надо читать революционером». Теперь скажите, во имя чего ломают старое? Зачем?

— Чтобы построить новое – лучше старого.

  • И что же собирается строить Базаров?
  • Ничего. Он говорит, что это не его дело. Его дело – место расчистить, и всё.
  • Что же хорошо и что плохо в программе Базарова?
  • Хорошо, что он видит недостатки современного общества. Плохо, что не знает, что строить, и не собирается строить. У него нет созидательной программы.
  • Как относится Тургенев к убеждениям Базарова? Разделяет ли он их?
  • Автор не разделяет нигилистических убеждений Базарова, наоборот, он всем ходом романа последовательно их развенчивает. С его точки зрения, нигилизм обречён, т.к. не имеет позитивной программы.
  • Тургенев по своему мировоззрению либерал, по происхождению – аристократ. Как же мог он своего противника сделать лучше и дать ему одержать победу?

Слайд №8

— Возможно ответ на этот вопрос вы найдёте в высказывании самого Тургенева: «Точно и сильно воспроизвести истину, реальность жизни – высочайшее счастье для литератора, даже если эта истина не совпадает с его собственными симпатиями».

По этим словам Тургенева получается, что образ Базарова — это объективная истина, хотя она противоречит симпатиям автора.

— Как вы относитесь к Базарову? Почему Тургенев так пишет о своём герое: «Если читатель не полюбит Базарова со всей его грубостью, бессердечностью, безжалостной сухостью и резкостью, если он его не полюбит, — я виноват и не достиг своей цели».

— Тургенев – великий психолог. Его Базаров, будучи циничным, бесстыдным на словах, в душе человек нравственный. В Базарове скрыто присутствует многое из того, что он отрицает: и способность любить, и романтизм, и народное начало, и семейное счастье, и умение ценить красоту и поэзию. (В минуты отчаяния бродит по лесу, перед дуэлью замечает красоту природы; стремясь скрыть своё смущение, ведёт себя развязно; дуэль).

— Почему Базаров не отказался от участия в дуэли?

Павел Петрович угрожал в случае отказа ударить его палкой. Что ж с того? Человек, который искренне не признаёт никаких условностей, может позволить себе не заботиться об общественном мнении. Базаров гораздо моложе Павла Петровича и вряд ли позволил бы себя избить. Но он испугался другого – позора. И это доказывает, что далеко не ко всему, о чём отзывался с презрительной ухмылкой, он действительно был равнодушен.

Сам этого не осознавая, Базаров живёт по достаточно высоким нравственным принципам. Но эти принципы и нигилизм несовместимы. От чего-то придётся отказаться. Базаров как нигилист и Базаров как человек борются между собой в душе.

— Как вы думаете, отражаются ли убеждения человека на его судьбе?

— Убеждения героя, которые он последовательно воплощает в жизнь, не могут не отразиться на его судьбе. Они моделируют его судьбу. И получается, что сильный и властный человек, перед которым ещё никто не спасовал, отрицающий романтизм, настолько доверяет своим идеям, что одна только мысль об ошибке приводит его в уныние, в состояние депрессии. За это он будет страшно наказан: врачебные занятия окажутся для него роковыми, а медицина, которую он так почитал, не сможет его спасти. Логика романа заставляет нас видеть в смерти Базарова торжество сил здравого смысла, торжество жизни.

4. Последствия нигилизма.

— Можете ли вы привести примеры нигилизма в истории нашей страны?

Слайд №9

— Я хочу прочитать строчки из манифеста «Пощёчина общественному вкусу»:

«Только мы – лицо нашего Времени. Рог времени трубит нам.
Прошлое тесно. Академия и Пушкин непонятнее иероглифов.
Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и прочих с Парохода современности».

Эти слова были написаны в 1912 году. Под ними подписи нескольких поэтов, в том числе В.Маяковского.

Слайд №10

Авторы манифеста называли себя футуристами, от лат. futurum – будущее. Они презирали общество и его законы, старую литературу с её традициями, общепринятые правила поведения, принципы, авторитеты. Они выступали с чтением своих странных, грубых, диких стихов, появлялись перед публикой вызывающе одетые, с раскрашенными лицами, они постоянно издевались над читателями и слушателями, хамили им, показывая им, как они презирают сытый благополучный мир. Они пытались сокрушить даже язык и совершали дерзкие опыты над поэтическим словом.

Мне кажется, что эти люди похожи на нигилистов.

— О футуристах мы будем с вами подробно говорить на будущий год. Что это за направление, что оно привнесло в литературу. Но хочу отметить, что В.Маяковский примыкал к футуристам лишь в самом раннем творчестве. А позднее взгляды его не были уже такими крайними. Мало того, у него появились стихи, в которых он беседует с Пушкиным о назначении поэта и поэзии.

Похожий период в истории нашей страны был и после Великой Октябрьской социалистической революции, когда некоторые деятели искусства решили отказаться от всего предшествующего опыта и создать на голом месте новую пролетарскую культуру.

Слайд №11

Именно к этому периоду относится мнение Бориса Зайцева, взятое в качестве эпиграфа к нашему уроку: «Сердце Тургенева не могло быть с первым в нашей литературе большевиком».

Борис Зайцев прожил долгую жизнь. Наблюдал расцвет культуры Серебряного века, а затем – раскол мира, уничтожение общества, в котором он жил и творил, истребление культуры и цивилизации. Вынужденный эмигрант, всю оставшуюся жизнь проживший за границей, прекрасный знаток классической литературы, он имел право увидеть в нигилизме Базарова воинствующий нигилизм большевика и связать все события, произошедшие через полвека, с идеями, которые проповедовал Базаров.

 

— Сейчас много говорят и пишут о надвигающейся экологической катастрофе. Исчезли многие виды животных и растений. Уменьшается озоновый слой. В больших городах не хватает питьевой воды. В разных точках планеты возникают различные катаклизмы: то землетрясения, то наводнения, всемирное потепление. Вы спросите, причём здесь нигилизм? Вспомним фразу Базарова: «Природа – это не храм, а мастерская». На протяжении лет человек действительно относится к природе как к мастерской. Он придумывает новые высокие технологии, использует новейшие достижения химии, физики, генной инженерии. И в то же время не думает, что отбросы этих высоких технологий, всевозможные эксперименты наносят большой вред природе и самому человеку. И к природе мы должны относиться в первую очередь как к храму, а потом как к мастерской.

Проблема диалога человека и природы – проблема общечеловеческая. Она постоянно рассматривалась русской литературой как XIX, так и XX веков. Давайте сейчас прослушаем стихотворение Роберта Рождественского. Написанное с 70-годы оно, к сожалению, и сейчас остаётся актуальным.

***

Кромсаем лёд, меняем рек теченье,
Твердим о том, что дел невпроворот…
Но мы ещё придём просить прощенья
У этих рек, барханов и болот,
У самого гигантского восхода,
У самого мельчайшего малька…
Пока об этом думать неохота.
Сейчас нам не до этого
Пока.
Аэродромы, пирсы и перроны,
Леса без птиц и земли без воды…
Всё меньше – окружающей природы,
Всё больше – окружающей среды.

Да, вокруг нас всё меньше живой природы, всё больше зон, не пригодных для проживания человека: зона Чернобыля, зона Арала, зона Семипалатинска… А это результат бездумного вторжения в мир природы научно-технического прогресса.

— Итак, нигилизм – это болезнь или лекарство от болезней?

Нигилизм – очень знакомая нашей стране болезнь, которая приносила беды, страдания, смерть. Получается, что Базаров – герой всех времён и народов, рождающийся в любой стране, где нет социальной справедливости и благополучия. Нигилистическая философия несостоятельна, т.к. она, отрицая духовную жизнь, отрицает и нравственные принципы. Любовь, природа, искусство – не просто высокие слова. Это фундаментальные понятия, лежащие в основе человеческой нравственности.

Мы должны понять, что есть на свете такие ценности, которые отрицать никак нельзя. Человек не должен восставать против тех законов, которые не им определены, а продиктованы…Богом ли, природой ли – как знать? Они непреложны. Это закон любви к жизни и любви к людям, закон стремления к счастью и закон наслаждения красотой…

Слайд № 12-13

— Взгляните, как прекрасна наша земля в любое время года! Воспитывайте в себе жалость к сломанному дереву, к брошенной собаке. А когда вырастете и станете рабочими, строителями, инженерами, умейте думать не только о производстве, но и о нашей земле, о природе.

В романе Тургенева побеждает то, что естественно: возвращается в родительский дом Аркадий, создаются семьи, основанные на любви, а непокорного, жёсткого, колючего Базарова и после его смерти по-прежнему любят и помнят его родители.

Нужно понять: отрицая природу, отрицаешь сам себя, свою жизнь как часть природы человека.

Пусть наш сегодняшний урок закончат финальные строчки романа Тургенева. Пусть прозвучат они как гимн, прославляющий природу, любовь, жизнь!

Слайд №14

«Неужели любовь, святая, преданная любовь не всесильна? О нет! Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце не скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной…»

Слайд №15

Задание на дом.

1 группа – написать сочинение – эссе «Мои размышления по поводу урока «Нигилизм и его последствия».

2 группа – письменный ответ на вопрос «Как я понимаю нигилизм».

ЭБС ВКР РАНХиГС — Правовой нигилизм: понятие, сущность, формы и возможные пути преодоления на современном этапе развития общества и государства.

ЭБС ВКР РАНХиГС — Правовой нигилизм: понятие, сущность, формы и возможные пути преодоления на современном этапе развития общества и государства.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕЧНАЯ СИСТЕМА

Перечень атрибутов ресурса «Правовой нигилизм: понятие, сущность, формы и возможные пути преодоления на современном этапе развития общества и государства.»
Автор (ФИО обучающегося)
Тема Правовой нигилизм: понятие, сущность, формы и возможные пути преодоления на современном этапе развития общества и государства.
Научный руководитель
Год защиты
Код и наименование направления подготовки/ специальности
Образовательная программа (направленность)
Институт/факультет
Кафедра
Уровень образования
Тип документа
Город
Ссылка на файл Для просмотра атрибута необходимо авторизоваться
Ссылка на антиплагиат Для просмотра атрибута необходимо авторизоваться

Нигилизм в романе Тургенева «Отцы и дети»

(319 слов) Помимо конфликта старшего и младшего поколений, роман И.С. Тургенева известен и нигилизмом. Именно этой философии придерживался главный герой, Евгений Базаров. Но что же такое «нигилизм», и как он проявляется на страницах произведения?

Каждый герой романа по–своему трактует данное понятие. Представитель младшего поколения, Аркадий Кирсанов, утверждал, что нигилизм – это отношение ко всему с отрицательной позиции. А Павел Петрович верил в то, что эта философия построена на отказе от каких–либо принципов и авторитетов. Сам Евгений Базаров утверждал, что это производное от совершенствования естественных наук. Герой проверял каждую теорию на практике, никогда не бездействовал, всё время что-то делал. В то же самое время Базаров не видел смысла в искусстве и в творчестве А.С. Пушкина. До появления Анны Одинцовой Евгений был уверен, что его философия правильна и точна. Но после своего любовного признания он понял, что именно это чувство не поддается никакому объяснению. Его нельзя отрицать. Любовь – вот что разрушило целостность и абсолютность нигилизма в сознании главного его носителя.

Но на страницах романа мы встречаем и псевдонигилистов. К ним можно отнести Ситникова и Кукшину. Им только кажется, что они знают и исповедуют эту философию. На самом деле Ситников лишь подражал Базарову. Он пытался быть таким же деловитым, свободным, но на деле это выглядело комично. Персонаж пытался занять выгодное положение в обществе, хотя все его попытки были тщетны. Да и сам Евгений не воспринимал его всерьёз. Что касается Кукшиной, то она — невоспитанная и необразованная женщина без такта и манер. Её бросил муж, поэтому нигилизм – её единственное занятие. Она воспринимает эту философию поверхностно, поэтому так и неприятна Базарову. Ситников и Кукшина – жалкая пародия на нигилистов.

Как мы видим, нигилизм в романе представлен в виде отрицания авторитетов и общепризнанных позиций. Это критическое отношение ко всему происходящему. Но вместе с критикой всегда необходимо предлагать конструктивные решения, а Базаров признается на смертном одре, что ему не удалось ничего предложить, так как его деятельность не встретила понимания в народе. Его несостоятельность доказывает, что такая философия обществу не нужна.

Автор: Алёна Бузькевич

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

история, описание и примеры из литературы

Слово нигилизм знакомо многим людям, но только единицы знают истинное его обозначение. Если дословно переводить, нигилисты – это “ничто” с латинского языка. Отсюда можно понимать, кто такие нигилисты, то есть люди в определенной субкультуре и течении, отрицающие нормы, идеалы и общепринятые нормы. Таких людей можно нередко встретить в толпе или среди творческих личностей с нестандартным мышлением.

Нигилисты распространены повсеместно, в многочисленных литературных изданиях и источниках информации о них говорят, как о полном отрицании, особо умонастроении и социально-нравственном явлении. Но историки говорят, что для каждой эпохи и временного периода нигилисты и понятие нигилизм обозначали несколько разные течения и понятия. Мало кто знает, например, что Ницше был нигилистом, а также большое количество известных литераторов.

Содержание материала:

Нигилисты, кто это?

Слово нигилизм происходит с латинского языка, где nihil переводится как “ничто”. Отсюда следует, что нигилист – это человек, который находится в стадии полного отрицания навязанных обществом понятий, норм и традиций, кроме того он может проявлять негативное отношение к некоторым и даже всем сторонам общественной жизни. Каждая культурно-историческая эпоха подразумевала особое проявление нигилизма.

История возникновения

Впервые люди столкнулись с таким течением культуры, как нигилизм еще в эпоху Средневековья, тогда нигилизм представлялся, как особое учение. Его первым представителем стал папа Александр III в 1179 году. Существует также ложная версия учения о нигилизме, которую приписывали схоластику Петру, это подобие субкультуры отрицало человеческое естество Христа.

Позже нигилизм коснулся и западной культуры, например, в Германии его называли термином Nihilismus, его впервые стал использовать писатель Ф. Г. Якоби, который прослыл позже философом. Некоторые философы относят появление нигилизма на основе кризиса христианства, сопровождающееся отрицанием и протестами. Ницше также был нигилистом, признавая течение осознанием несостоятельности и даже иллюзорности христианского надмирного Бога, а также идеи прогресса.

Мнение эксперта

Виктор Бренц

Психолог и эксперт по саморазвитию

Нигилисты всегда основывались на нескольких утверждениях, например, нет обоснованного доказательства высших сил, создателя и правителя, нет также объективной нравственности в обществе, как и истины в жизни, а никакое действие человека не может быть предпочтительнее другого.

Разновидности

Как уже было сказано ранее, значение слова нигилист в разные времена и эпохи могло несколько отличаться, но в любом случае речь шла об отрицании человеком объективности, моральных принципов общества, традиций и норм. По мере возникновения, развития учения нигилизма, его видоизменений с течением эпох и разных культур, сегодня специалисты разделяют несколько разновидностей нигилизма, а именно:

  • мировоззренческая философская позиция, которая сомневается или вовсе отрицает общепринятые ценности, нравственности, идеалы и нормы, а также культуру;
  • нигилизм мереологический, отрицающий объекты, состоящие из частиц;
  • нигилизм метафизический, который считает наличие объектов в реальности вовсе не обязательным;
  • нигилизм эпистемологический, который полностью отрицает какие-либо учения и знания;
  • нигилизм правовой, то есть отрицание обязанностей человека в активном или пассивном проявлении, такое же отрицание установленных законов, норм и правил государством;
  • нигилизм моральный, а именно метаэтическое представление, отрицающее моральные и аморальные аспекты в жизни и обществе.

Исходя из всех разновидностей нигилизма, можно сделать вывод, что люди с такими понятиями и принципами отрицают любые нормы, стереотипы, мораль и правила. По мнению большинства экспертов и специалистов, это самая противоречивая и порой конфликтная мировоззренческая позиция, которая имеет место быть, но не всегда получает одобрение со стороны общества и психологов.

Предпочтения нигилистов

На самом деле нигилист наших дней – это человек, основывающийся на духовном минимализме и особой теории осознанности. Предпочтения нигилистов основываются в отрицании любых смыслов, правил, норм, общественных правил, традиций и морали. Таким людям не свойственно поклонение каким-либо властителям, они не признают авторитетов, не верят в высшие силы, отрицают законы и требования общественности.

Считаете ли Вы себя нигилистом?

ДаНет

Психологи отмечают, что нигилизм на самом деле является близким течением к реализму, но при этом он опирается исключительно на фактологическую базу. Это своего рода скептицизм, мышление на критической точке, но в форме расширенного философского толкования. Специалисты также отмечают причины появления нигилизма – обостренное чувство самосохранения и человеческого эгоизма, нигилисты признают только материальное, отрицая духовное.

Нигилисты в литературе

Известное литературное произведение, затронувшее понятие нигилизм – это повесть «Нигилистка» от автора Софьи Ковалевской о русском революционном движении. Обличение «нигилизма» в виде грубой карикатурности можно прослеживать в таких известных литературных произведениях, как «Обрыв» Гончарова, «На ножах» Лескова, «Взбаламученное море» Писемского, «Марево» Клюшникова «Перелом» и «Бездна» Маркевича и многие другие произведения.

“Отцы и дети”

Нигилисты в русской литературе – это в первую очередь запомнившиеся всем герои из книг Тургенева, например, рефлектирующий нигилист Базаров и последовали его идеологии Ситников и Кукушкин. Нетипичная мировоззренческая позиция Базарова уже прослеживается в диалогах и спорах с Кирсановым Павлом Петровичем, проявляя разное отношение к простому народу. В книге “Отцы и дети” нигилист проявляет выраженное отрицание к искусству и литературе.

Ницше

Известно также, что Ницше был нигилистом, его нигилизм заключался обесценивании высоких ценностей. Философ и филолог, Ницше связывал между собой природу человека и ценности, но тут же подчеркивал, что сам человек все обесценивает. Известный философ настаивал на том, что сострадание является губительным качеством, даже если речь идет о близких людях. Его нигилизм – это не что иное, как идея сверхчеловека и христианского идеала, который свободен во всех смыслах.

Достоевский

В произведениях Федора Михайловича Достоевского также встречаются персонажи нигилисты. В понимании писателя, нигилист – это тип трагического мыслителя, бунтаря и отрицателя общественных норм, а также противника самого Бога. Если рассматривать произведение “Бесы”, нигилистом стал персонаж Шатов, Ставрогин и Кириллов. Сюда же можно отнести и книгу Достоевского “Преступление и наказание”, где нигилизм дошел до грани убийства.

Какой он – нигилист наших дней?

Многие философы склоняются к той мысли, что современный человек сам по себе уже является нигилистом в какой-то степени, хотя современное течение нигилизм уже разветвилось на другие подвиды. Многие люди, даже не зная о сущности нигилизма, в течение жизни плывут под парусом корабля, что зовется нигилизмом. Современный нигилист – человек, который не признает никаких ценностей, общепринятых норм и морали, не склоняется ни перед какой волей.

Список известных нигилистов

Для наглядного примера поведения специалисты провели исследования, после чего составили список самых запоминающихся личностей из разных эпох, пропагандирующих нигилизм.

Известные нигилисты список:

  • Нечаев Сергей Геннадиевич – революционер России и автор «Катехизиса революционера»;
  • Эрих Фромм – немецкий философ, социолог и психолог, рассматривающий термин нигилизм;
  • Вильгельм Райх – австрийский и американский психолог, единственный ученик Фрейда, анализирующий нигилизм;
  • Ницше – нигилист, который отрицал наличие ценностей материальных и духовных.
  • Серен Кьеркегор – нигилист и датский религиозный философ и писатель.
  • О. Шпенглер – пропагандировал идею заката европейской культуры и форм сознания.

Исходя из всех трактовок и течений, сложно четко охарактеризовать сущность нигилизма. В каждой эпохе и временном промежутке нигилизм протекал по-разному, отрицая то религию, то мир, то человечество, то власти.

Вывод

Нигилизм – это радикальное течение, которое отрицает все ценное в мире, начиная с духовных, заканчивая материальными благами человечества. Нигилисты придерживаются абсолютной свободы от власти, государства, благополучия, веры, высших сил и общества. Сегодня современный нигилист существенно отличается от тех, кто появился еще в Эпоху Средневековья.

Рейтинг автора

5

Автор статьи

Психолог и эксперт по саморазвитию

Написано статей

7

Загрузка…

 

Философия в бессмысленной жизни: система нигилизма, сознания и реальности | Отзывы | Философские обзоры Нотр-Дама

Есть много философских аргументов в пользу вывода о том, что жизнь имеет смысл. Следовательно, приводить доводы в пользу нигилизма (утверждение, что не только жизнь, но и вся реальность бессмысленны (ix)) — значит утверждать, что каждый аргумент в пользу смысла жизни содержит некоторую ошибку. Это амбициозное начинание, по-видимому, занимает центральное место в книге Джеймса Тартальи: как он прямо выражается, «нигилизм — это просто факт.'(19). В печати я поддержал один из аргументов в пользу смысла жизни, против которого открыто выступает Тарталья [1]. Но, хотя я не согласен с этим, по-видимому, центральным утверждением, я симпатизирую другой точке зрения, в отношении которой в этой книге приводится интригующий случай: что «управление пространством трансцендентности» является одной из центральных задач философии (183).

Полезное введение и открывающая глава резюмируют взгляды Тартальи и излагают его аргументы в пользу истинности нигилизма. Тарталья утверждает, что для того, чтобы сделать вывод о том, что жизнь имеет смысл, мы должны были бы дать не только причинное объяснение того, как появились люди, но и объяснение, которое также подтверждает приписывание цели человеческой жизни — телеологическое объяснение того, что мы здесь за .Необходимое объяснение в этих двух смыслах (каузальном и телеологическом) «расскажет нам, почему мы существуем» и, таким образом, объяснило бы смысл жизни (2). Поскольку он считает, что такого убедительного объяснения нет, Тарталья приходит к выводу, что жизнь бессмысленна. Однако он заверяет нас, что наша неспособность осмыслить реальность и, следовательно, жизнь в целом не мешает нам осмыслить вещи в пределах этой реальности: мы можем объяснять и осмысливать вещи в определенных ограниченных пределах. контекст.Но беспочвенность этого контекста влечет за собой, «что наши доводы в конечном счете беспочвенны: они — причины, данные в рамках существования, которое само по себе лишено разума»; короче говоря, «все имеет смысл, пока мы не заходим слишком далеко» (43).

В приложении к своему введению (12-19) Тарталья вкратце опровергает некоторые из существующих аргументов об обратном, за исключением того, с которым я согласен: выдвинутого Дэвидом Э. Купером (18-9) [2]. ] Он обещает полностью обсудить этот аргумент в главе 2 (18) и заявляет, что для него характерны «тонкие отличия» от его собственной позиции, которые, по его словам, «должны быть оценены, когда моя позиция обсуждается» (19). .Однако работы Купера больше не упоминаются.

Глава 2 представляет собой обзор «ошибочных» стратегий совладания с нигилизмом, включая идею трансцендентного смыслового контекста (который может рассматриваться как неявная ссылка на Купера), гуманизма и релятивизма. Хотя эта глава не является исчерпывающим обзором, она четко формулирует то, что, по мнению Тартальи, является неправильным во многих существующих попытках доказать, что жизнь имеет смысл. Он сравнивает жизнь с игрой в шахматы, а идею о том, что жизнь имеет значение, — с возможностью получить мат, который может мотивировать человека на ходы в игре.Однако нигилист считает, что «мат — это иллюзия» (43). Поэтому нам советуют вместо этого переориентировать наше внимание на сами действия, которые мы, возможно, раньше считали просто промежуточными целями. Обнаружив, что они фактически являются «единственными настоящими целями», мы должны ценить их «ради них самих» (43). Против обвинения в том, что нигилизм побуждает нас относиться к жизни менее серьезно, Тарталья утверждает, что «нет ничего вне жизни, к чему мы могли бы относиться более серьезно», чем сама эта бессмысленная жизнь (44).

Глава 3 защищает роль философского вопрошания (о смысле жизни и о том, как мы должны жить) в открытии «пространства трансцендентности». Принимая во внимание приведенный выше аргумент в пользу нигилизма, Тарталья заверяет читателя, что нигилизм совместим с идеей трансцендентности: он «просто утверждает, что не существует трансцендентного контекста значения ». (77). Глава 4 убедительно защищает трансцендентность на том основании, что «кажется, что сознание выходит за пределы мира объективных мыслей», поднимая «перспективу того, что реальность превосходит физическую вселенную» (85).Глава 5, «ключ к этой книге» (11), излагает «трансцендентную гипотезу» более подробно, опять же с особым упором на сознание. Он предполагает, что феномен сознания «должен быть отождествлен с чем-то в более широком контексте существования, чем мир, который он представляет»; это дает нам основание принять гипотезу, «что объективный, физический мир превосходит» (104). Здесь предложение Тартальи напоминает предположение экзистенциальных феноменологов, таких как ранний Хайдеггер, Карл Ясперс и Морис Мерло-Понти, которые пришли к выводу, что человеческое сознание (даже если мы признаем, что оно неизбежно воплощено) не может пониматься как чисто объективный физический объект. или процесс в мире, поскольку это тот, благодаря которому для нас вообще существует значимый мир объектов.[3]

В главах 6 и 7 Тарталья применяет трансцендентную гипотезу для философского осмысления времени и универсалий, соответственно — и то, и другое, по его мнению, открывает дополнительные философские пути к трансцендентности. В то время как время является частью объективного мира, «временная перспектива« сейчас »превосходит объективный мир» и «движущаяся концепция настоящего является результатом незаконного наложения трансцендентного« сейчас »на объективный порядок» (144). Точно так же «у нас есть точка зрения на объективный мир, которая предполагает универсалии, но универсалии не могут принадлежать объективному миру», поэтому мы можем заключить, что универсалии «являются искажением трансцендентного бытия» (161).Том завершается резюме, которое еще раз напоминает читателю, что трансцендентная гипотеза не несовместима с нигилизмом, потому что «нет причин, по которым трансцендентный контекст должен быть контекстом значения; это было бы лишним требованием »(170).

Аргумент Тартальи в пользу нигилизма основан на идее, что успешное объяснение смысла жизни должно быть как причинным, так и телеологическим. Но почему нам нужно что-то знать о происхождении человека или верить в то, что человеческая жизнь существует для какой-то цели, чтобы предполагать, что жизнь имеет смысл? Как указывает Лешек Колаковски, даже необязательно, чтобы придающие значение объяснения были правдой, как в случае с генеалогическими мифами или мифами о человеческом происхождении, которые сочетают в себе «истину» и «поэзию» в различных пропорциях, возможно, в той или иной степени. где миф полностью «ложен» с чисто фактической точки зрения.Но вопрос фактической истины кажется неуместным для функции таких мифологических объяснений, которые заключаются не только в предоставлении «интересной информации о генеалогии сообщества», но и в обеспечении «принципа легитимности», который придает «смысл продолжающемуся существованию сообщества — — значение определенное и находящееся, так сказать, в источнике бытия »[4]. Нет оснований полагать, что мифологические объяснения происхождения человечества в целом функционируют иначе. Если мифологические объяснения не обязательно должны быть буквально истинными, чтобы придавать смысл жизни, почему мы должны настаивать на том, чтобы все объяснения смысла жизни были причинными и телеологическими по своей природе?

Как я уже упоминал в самом начале, успешный аргумент в пользу нигилизма будет означать, что все аргументы в пользу смысла жизни ошибочны.Я уже заметил, что Тарталья не может явно опровергнуть аргумент Купера в пользу этого заключения, но, на мой взгляд, он не может сделать этого и неявно. Купер утверждает, что нигилизм подорвет то, что Тарталья называет «социальным смыслом» (15) наших практик, и, в конце концов, будет невыносимым, потому что «деятельность, цель которой — способствовать чему-то, что само по себе оказывается бессмысленным, ретроспективно наследует эта бессмысленность »[5]. Мы действительно не могли бы продолжать жить, если бы опыт действительно был структурирован таким образом.Тот факт, что у большинства из нас она есть, предполагает, что она обычно не так структурирована. Отсутствие мата подорвало бы смысл ходов в шахматной игре, которые не имеют внутреннего значения, за которое их можно было бы ценить «ради самих себя». Их смысл как раз и заключается в их вкладе в возможность мат. Следовательно, учитывая, что игра продолжается, есть как логическая, так и психологическая потребность предположить, что жизнь имеет смысл, а нигилизм ложен. Неявный ответ Тартальи на эту цепочку рассуждений состоит в том, что мы просто воздерживаемся от слишком далеко зайти в вопросе о значении.Для того, чтобы жить нормальной жизнью, самое большее, что нам нужно, — это предположение, что «наши цели стоят того, пока мы ими занимаемся» (47). «Нигилизм говорит нам, что у жизни нет общей цели, но мы все равно можем действовать так, как если бы она была» (172). «Конечно, нам не нужно поднимать теоретический вопрос о том, что — если вообще — делает наши цели стоящими, чтобы предполагать их; мы делаем это без усилий, как только перестаем об этом думать »(47).

Очень странно встретить в книге по философии предложение, которое поощряет перестать думать .Но в этом суть неявного ответа Тартальи Куперу. Нам потребуется дополнительное утверждение трансцендентной гипотезы, чтобы сделать вывод о том, что жизнь имеет смысл: нам также потребуется утверждение, что трансцендентный контекст является трансцендентным контекстом значения . В то время как Купер думает, что нам нужно это дополнительное утверждение, потому что, очевидно, жизнь (в целом) терпима и была бы невыносимой без нее, Тарталья считает, что жизнь выносима даже без этого утверждения — пока мы перестанем думать об этом. .На мой взгляд, это не опровержение аргумента Купера. И, конечно же, философы, все люди, должны продвигать данную линию вопрошания настолько далеко, насколько это возможно, даже если потенциальные последствия могут быть сочтены нежелательными или тревожными. Хотя Тарталья прав, утверждая, что «вам не нужно трансцендентного смысла, если нигилизм морально нейтрален и является просто фактом», для опровержения нигилизма нужен только один веский аргумент в пользу смысла жизни. Тарталья не доказал, что этот аргумент является несостоятельным.

Однако может не иметь значения, что истинность нигилизма все еще под вопросом, потому что нигилизм не только «утомителен» (7), он также не обязателен для «ключа к этой книге» (11): проект Тартальи по установлению трансцендентная гипотеза. Эта гипотеза в лучшем случае совместима с нигилизмом. Это не влечет за собой и не следует из этого. Тарталья признает, что «существование трансцендентной реальности не влияет на истину нигилизма» (145) и что «если реальность трансцендентна, то нигилизм может быть неправдой» (179).В свете этих уступок первая половина книги Тартальи кажется ненужной, если не несущественной для второй.

Что касается второй половины, в которой Тарталья защищает трансцендентную гипотезу: здесь я полностью согласен. Однако для этой защиты было бы полезно обратиться к Карлу Ясперсу, чей философский проект в этом отношении чрезвычайно близок к проекту Тартальи. Оба стремятся объяснить значение научного исследования и человеческого существования в свете трансцендентности, все три из которых являются формами «окружающего» Ясперса.Заявление Тартальи о том, что опыт не является частью объективного мира, описываемого наукой, и его точка зрения о том, что «опыт и объективный мир являются частями интерпретации трансцендентной реальности» (122, 176), созвучны трехчастной системе Ясперса. Ясперс, который последовательно выступал против догматических религиозных и суеверных истолкований трансцендентности в пользу «философской веры», соглашался с тем, что «как только трансцендентность отделена от религиозного смысла, ее философский потенциал высвобождается.'(171). [6] Тарталья разделяет философскую цель Ясперса — провести курс между полным отрицанием трансцендентности и кажущимся подтверждением ее, но с заполнением пространства объективными (религиозными или суеверными) реальностями (180). Он разделяет видение Ясперса задачи философии «заботиться о пространстве трансцендентности» (183), которое, по Ясперсу, передается как факел от одного философского поколения к другому, иногда только как «мерцающая искра», до следующего поколения. великий мыслитель может снова зажечь его до более яркого пламени.[7] Тарталья нашел бы у Ясперса многое, что помогло бы сформировать этот ключ к его книге.

Неустановленное сходство между целями Тартальи и Ясперса указывает этому читателю, что концепция невыразимости была бы более подходящим компаньоном для трансцендентной гипотезы, чем нигилизм. Сам аргумент, который Тарталья не может опровергнуть, заключает, что контекст смысла существует, но что это, как он правильно заявляет, «невыразимая тайна, которая обеспечивает меру человеческого существования — нечто, что« за пределами »человеческого, но все же близкое к нему. ‘(18-19).Если Купер временами сопротивляется языку «трансцендентности», то это делается для того, чтобы препятствовать бессвязному неверному истолкованию его «невыразимой тайны» как кантовского ноуменального царства, космоса или бога, который «выходит за пределы» человеческого мира аналогичным образом. внеземные существа, которых воображает Тарталья (49). [8] Такая концепция сделала бы результирующее объяснение смысла жизни круговым, потому что оно объяснило бы жизнь в терминах некоторых самых понятий и значений, которыми сама эта жизнь наделена, или (в случае пришельцев Тартальи) в терминах того, что есть «такая же часть физической вселенной, как и мы» (49).Учитывая фальшь нигилизма, требуется объяснение смысла жизни, которое избегает этой замкнутости. Такое объяснение обеспечивается обращением Купера к концепции невыразимости, которая придает смысл жизни именно посредством ссылки на определенно бессодержательный контекст смысла, выходящий за пределы самой жизни (хотя и близкий к ней). Совместимый (подобно нигилизму) с трансцендентной гипотезой, апелляция к невыразимости объясняет смысл жизни в терминах трансцендентного смыслового контекста, но не каузального или телеологического, который сделал бы это объяснение круговым.Это обеспечило бы все, что Тарталья требует от нигилизма, без необоснованного и несостоятельного вывода о том, что жизнь, а следовательно, и методы и проекты, которые ей способствуют, бессмысленны.

Этот читатель обнаружил, что неортодоксальная практика обращения к концевым сноскам с использованием надстрочных и подстрочных якорей, в зависимости от содержания примечаний, иногда отвлекает от плавности самого текста. В целом книга Тартальи является интригующим вкладом в продолжающуюся философскую дискуссию о смысле (или бессмысленности) жизни и написана в ясном и увлекательном стиле.


[1] Гай Беннет-Хантер, Невыразимость и религиозный опыт (Routledge, 2014), гл. 2.

[2] Дэвид Э. Купер, «Жизнь и смысл», Ratio 18 (2005): 125–37, на 128; Мера вещей: гуманизм, смирение и тайна (Clarendon Press, 2002).

[3] См., Например, Морис Мерло-Понти, Феноменология восприятия , пер. К. Смит (Routledge, 2002), 105.

[4] Лешек Колаковски, «Кончина исторического человека», в г. Счастлив ли Бог? Избранные эссе (Penguin, 2012), 264-276, на 264.

[5] Купер, «Жизнь и смысл», 128.

[6] Карл Ясперс, Философская вера и откровение , пер. Э. Б. Эштон (Коллинз, 1967), 340; Беннетт-Хантер, Невыразимость и религиозный опыт , гл. 5.

[7] Причина и существование: Пять лекций , пер. У. Эрл (Рутледж и Кеган Пол, 1956), 141.

[8] Купер, «Жизнь и смысл», 133-4.

Что такое экзистенциальный нигилизм? — Определение и философия

Экзистенциализм и нигилизм

Чтобы понять эту болезненно удручающую философскую позицию, нам нужно понять, откуда она взялась.Экзистенциальный нигилизм происходит, прежде всего, из лагеря философии нигилистов . По своей сути нигилизм утверждает, что моральные ценности безосновательны. Все наши моральные суждения и этические стандарты произвольны, и, кроме того, у людей нет возможности честно знать или сообщать абсолютную моральную истину.

Эта идея, выдвинутая главным образом философом 19 века Фридрихом Ницше , возникла в эпоху перемен в мире. Ницше жил в эпоху столкновения современной науки и второй великой индустриальной эпохи.Казалось, машины заменяют человечество, росло крайнее чувство конкуренции, а религия, казалось, больше не могла объяснить моральный мир, в котором жили люди. Хотя Ницше умер перед Первой мировой войной, ужасающий опыт промышленной войны (в которой использовалось жестокое химическое оружие), казалось, подтвердил его идеи для многих людей. Бог был мертв, а мораль бессмысленна.

Фридрих Ницше

Одним из ответов на нигилизм была широкая философия, известная как экзистенциализм .Экзистенциалисты сосредоточились на роли отдельного человека в придании смысла своему существованию посредством акта чистой силы воли. Экзистенциалисты отмечали, что даже люди, утратившие моральное обоснование или считавшие жизнь бессмысленной, по-прежнему пытались наслаждаться своей жизнью. Они нашли свое собственное значение через свою свободу действий как рациональные личности и собственное существование. Хотя Ницше также оказал влияние на эту идеологию, наиболее влиятельной фигурой был мыслитель середины 20-го века Жан-Поль Сартр .Его исследования природы человеческого существования помогли определить современные экзистенциалистские идеологии.

Экзистенциальный нигилизм

Итак, нигилисты считали, что моральной истины не существует. Когда вы совмещаете это с экзистенциалистским акцентом на человеческий опыт и отказом от мирских иллюзий, вы приходите к выводу, что человеческое существование бессмысленно. Мы можем понять этот пессимизм, учитывая тот мир, где религия играла все меньшую роль в мотивации или сдерживании человеческих действий, произошла одна ужасная мировая война, Великая депрессия потрясла мир, а вторая мировая война казалась неизбежной.Однако важно помнить, что, хотя этот термин восходит к 20 веку, основы этой идеологии гораздо более древние.

Фактически, вопрос о том, действительно ли жизнь имеет смысл, так же стара, как и сама западная философия. Греческий философ 5-го века до н.э. Эмпедокл представил свои скептические взгляды на мораль, отметив жестокость жизни и существования. В 3 веке до н. Э. Гегесиас из Кирены утверждал, что истинного счастья невозможно достичь и что единственная цель жизни — избежать боли, даже если это будет смерть.

В современном мире экзистенциальный нигилизм в первую очередь пропагандируется атеистическим лагерем философов. Для таких мыслителей, как Сартр, экзистенциальный нигилизм был искусством устранения иллюзий мира, чтобы обнаружить, что вся моральная истина безосновательна и произвольна. В экзистенциалистской манере это рассматривается как освобождающее осознание, поскольку никто другой не может определить для вас смысл существования. Однако в то же время это ограничивает, потому что, как только вы осознаете бессмысленность жизни, любая попытка приписать смысл существованию становится упражнением в абсурде.Итак, жизнь не имеет смысла, все, что мы делаем, не имеет смысла, и все мы умираем бессмысленной смертью. Освобождающий или болезненно пессимистичный? Вам решать.

Жан-Поль Сартр

Резюме урока

Философия экзистенциального нигилизма утверждает, что жизнь бессмысленна, как и все человеческие действия или попытки придать ценность существованию. Это вершина депрессивных философий, отражающая акцент экзистенциалистов на индивидуально определяемом существовании в рамках нигилистической философии , согласно которой моральные истины не могут существовать.Все эти три идеи были результатом возросшей роли науки над религией в XIX и начале XX веков в сочетании с промышленной конкуренцией и ужасающе бесчеловечными мировыми войнами.

Экзистенциальные нигилисты считают абсурдными любые попытки придать жизни смысл, поскольку рациональные люди должны осознавать бессмысленность жизни. Это оптимистическая философия? Нет, но разве это жизнеутверждающая философия? Тоже нет. Это примерно так же удручающе, как и западная философия.

Экзистенциальный нигилизм Жан-Поля Сартра и Альбера Камю может помочь объяснить, почему 2016 год казался худшим из когда-либо существовавших — Quartz

Вы читали его снова и снова, видели, как о нем шутят в социальных сетях, и слышали, что это упоминается в каждом разговоре вокруг офис: 2016 год официально объявлен худшим годом в истории.

Но разве 2016 год был настолько плохим? Мы должны быть в состоянии рационально согласиться с тем, что были и худшие годы — например, различные годы мировых войн, эпидемий и самых известных геноцидов в нашей истории.Но популярность этого вирусного рефрена все еще растет.

Чтобы понять, почему этот год казался такой нескончаемой панихой, мы должны взглянуть в прошлое и заново познакомиться с дискуссиями экзистенциальных философов о нигилизме и концепции радикальной свободы.

Для Жан-Поля Сартра рассвет 20 века принес с собой глубокое чувство философской тревоги. Неспособность религии решить мировые проблемы, дезориентирующий натиск мировых войн и огромные скачки в науке и технологиях подпитывали глубоко индивидуалистическую философию, которую мы теперь широко называем экзистенциализмом.В частности, Сартр и такие авторы, как Альбер Камю, исследовали более утонченную (и более мрачно апатичную) концепцию экзистенциального нигилизма, которая утверждает, что жизнь не имеет внутреннего значения или ценности — или, как выразился Сартр, «существование предшествует сущности».

Экзистенциалисты заметили, что, хотя многие люди интуитивно осознают незначительность своего существования, это все равно не мешает им искать смысл.

Экзистенциалисты заметили, что, хотя многие люди интуитивно осознают незначительность своего существования, это все равно не мешает им искать смысл.Это то, что Камю называл «абсурдом», и он считал, что есть три основных способа справиться с этим чувством экзистенциальной тоски: всем сердцем принять какую-то религию, совершить самоубийство или перевернуть ее и вернуться к жизни, как обычно. Последний вариант он назвал «радикальной свободой», написав, что «единственный способ справиться с несвободным миром — стать настолько абсолютно свободным, что само ваше существование будет актом восстания».

Современное общество в настоящее время борется с глубоким чувством экзистенциальной тоски, поэтому логично, что большая часть поп-культуры, которая привлекла наше внимание в этом году, имеет сходство с романами первоначальных экзистенциалистов.Взгляд на эти хиты глазами этих философов может помочь нам объяснить, почему 2016 год был назван «худшим в истории»: наши любимые герои теперь те, кто борется с жестоким, бессмысленным миром, в котором мы живем, и выходят наружу. с другой стороны радикально бесплатно. И так же, как правда имитирует вымысел, мы отражаем культуру, которую создали сами, действуя как антигерои экзистенциалистов.

Например, сюрприз в этом году В Дэдпуле снялся грубый, изуродованный, безжалостный антигерой-машина для убийств, вся линия персонажа которого построена в погоне за эгоистичным удовлетворением, грубо сколоченным через серию разломов четвертой стены и туалетные юмористические анекдоты.Несмотря на (относительно) скудный бюджет фильма в 58 миллионов долларов, он собрал в кинотеатрах 782,6 миллиона долларов в мировом прокате.

Физическое обезображивание Дэдпула (и полное сопротивление боли) изменяет его личность, делая его безумно аморальным и мрачно циничным. Его самая отличительная черта заключается в том, что он просто не трахается — его слова, а не наши. Это вызвало серьезный резонанс у зрителей 2016 года, размышлявших о жизни в темное время. Проще говоря: мир определенно был готов к Дэдпулу.

Он определенно не первый антигерой, добившийся успеха — на самом деле, он кажется почти вдохновленным персонажами из философской сказки Сартра Эпоха разума. В этой истории персонажи борются с тем, что значит быть по-настоящему свободными, и в конечном итоге обнаруживают, что им наплевать, кажется, главное.

Абсолютная свобода, навязанная нам отсутствием смысла, требует, чтобы люди принимали моральные решения и сами решали, что на самом деле правильно или неправильно. В одной известной сцене Ивич, часто пьяный, дико кокетливый персонаж, олицетворяющий знакомый тип свободы от социальных норм, режет себе руку. Это вдохновляет Матье, главного героя, одолеть ее, взять нож и нанести удар самому себе.Все это — вызов правилам — и возможность для Матье еще больше исследовать эту дикую свободу.

Он воткнул нож в ладонь и почти ничего не почувствовал. Когда он убрал руку, нож оставался вонзившимся в его плоть, прямо вверх, рукоятью в воздухе.

… Он чувствовал благотворное впечатление и немного боялся, что упадет в обморок. Но какое-то упорное удовлетворение и злоба глупого школьника овладели его разумом. … «Я ужасный дурак», — подумал он.«Брюне был прав, говоря, что я взрослый ребенок». Но он не мог не радоваться.

Нож Матье с таким же успехом мог быть отрубленной рукой Дэдпула, переворачивающей птицу; массивный шаг вперед по отношению к миру и его нормам, а также амбициозный прыжок в мир без правил. Они оба ведут себя как взрослые дети не только потому, что делают глупости, но и потому, что живут в мире, неконтролируемом правилами и положениями, которые сковывают взрослых перед обществом.

Эта свобода, сколь бы привлекательной она ни была, имеет свои последствия.В культовом любимом сериале этого года Westworld человек в недалеком будущем создают тематический парк поразительно реалистичных роботов, чтобы предоставить радикальную свободу в качестве услуги: гости могут трахнуть или убить кого угодно (или, лучше сказать, кого угодно ) они хотят, без последствий. Но так же, как и Ивич Сартра или Дэдпул, главный герой Westworld Билли борется с выбором, с которым он должен столкнуться, и в конечном итоге терпит поражение без строгого морального кодекса, которым он руководствовался.

Наши мрачно циничные, преувеличенные заявления о том, что 2016 год будет «самым худшим в истории», могут быть симптомом возрождения культуры экзистенциального нигилизма.

Во многих отношениях экзистенциальный нигилизм процветал в стране анимации для больших детей: такие игры, как Archer, Bob’s Burgers, Bojack Horseman, и Ricky and Morty . Эти мультфильмы для взрослых черпают большую часть своего юмора из темного цинизма экзистенциального нигилизма. В некотором смысле, просмотр мультфильмов взрослым человеком сам по себе является своего рода косым взглядом на общество, и этот вид шоу знает это.

Конь Боджек — это не совсем Дэдпул, но он определенно антигерой, который существует, чтобы пародировать голливудскую машину и исследовать последствия радикальной свободы.После того, как его знаменитое телешоу « Horsin’ Around »закончилось, жизнь Боджака как вымытой знаменитости заставила его смотреть в эту знакомую пустоту, пытаясь унять абсурд с помощью наркотиков, секса, материализма и прочего. «Я несу ответственность за свое счастье?» он спрашивает. «Я даже не могу нести ответственность за свой завтрак».

Но наиболее явным примером этой темной философии в этом году должны быть приключения Рика и Морти, извращенная кошмарная версия Back to the Future от Дэна Хармона из Community и Джастина Ройланда, который является буквально на 100% сидят на тухлых помидорах, в то время как фанаты с нетерпением ждут третьего сезона.

Рик и Морти рассказывает историю Рика Санчеса — безумного ученого и профанного, отрыгивающего, аморального, циничного, трансмерного авантюриста, который нанимает своего робкого внука Морти для исследования вселенной вместе с ним. Это означает целую вселенную , включая все параллельные измерения, порожденные теорией бесконечных миров. Небрежно разрушая целые планеты и бессистемно разрушая жизни в погоне за научной свободой, Рик — еще одно воплощение философии Сартра, покорившей сердца публики в 2016 году.

В целом, 2016 год не совсем согрел наши сердца, но наши мрачно-циничные преувеличенные воздержания о том, что это «худший из когда-либо», могут быть симптомом культурного возрождения экзистенциального нигилизма, а не из-за объективных событий года.

Как ни странно, наш поворот на темную сторону может быть вызван тем фактом, что жизнь многих людей на самом деле никогда не была лучше. В западном мире наше общество процветает, мы живем дольше. По крайней мере, привилегированные имеют больше роскоши, чем когда-либо прежде.И все же мы здесь, подавленные и вялые. Мы по-прежнему чувствуем это жалкое чувство бессмысленности; это подозрение, что мы должны (и могли бы) быть счастливее. Религия — место, где можно повернуться перед лицом экзистенциальной суматохи — кажется устаревшей. (Канье, новый бог, предлагает все меньше утешения.) И, несмотря на все наши усилия, чтобы жить хорошей жизнью, мы знаем, что почти каждый сделанный нами выбор в любом случае будет иметь ужасные последствия.

Так что, возможно, 2017 год станет годом, когда мы откажемся от нашей борьбы за смысл и разум и вместо этого будем учиться у героев поп-культуры 2016 года, переворачивая птицу и принимая жизнь радикальной свободы.Как говорит Морти: «Никто не существует специально, никто никуда не годится, все умрут — пошли смотреть телевизор?»

История и философы нигилизма

Термин «нигилизм» происходит от латинского слова «nihil», которое буквально означает «ничего». Многие считают, что он был первоначально придуман русским писателем Иваном Тургеневым в его романе «Отцы и дети» (1862 г.), но, вероятно, впервые появился на несколько десятилетий раньше. Тем не менее использование этого слова Тургеневым для описания взглядов, которые он приписывал молодым интеллектуальным критикам феодального общества в целом и царского режима, в частности, дало этому слову широкую популярность.

Истоки нигилизма

Основные принципы, лежащие в основе нигилизма, существовали задолго до того, как появился термин, который попытался описать их как единое целое. Большинство основных принципов можно найти в развитии античного скептицизма у древних греков. Возможно, первоначальным нигилистом был Горгий (483–378 гг. До н. Э.), Который известен тем, что сказал: «Ничего не существует. Если что-то и существовало, этого нельзя было узнать. Если бы это было известно, знание о нем было бы непередаваемым.”

Важные философы нигилизма

Является ли нигилизм философией насилия?

Нигилизм несправедливо рассматривался как философия насилия и даже терроризма, но это правда, что нигилизм использовался для поддержки насилия, и многие ранние нигилисты были жестокими революционерами. Русские нигилисты, например, отрицали, что традиционные политические, этические и религиозные нормы имеют для них какую-либо юридическую силу или обязательную силу. Их было слишком мало, чтобы представлять угрозу стабильности общества, но их насилие было угрозой для жизни власть имущих.

Все ли нигилисты атеисты?

Атеизм долгое время был тесно связан с нигилизмом, как по хорошим, так и по плохим причинам, но обычно по плохим причинам в трудах критиков обоих. Утверждается, что атеизм обязательно ведет к нигилизму, потому что атеизм обязательно приводит к материализму, сциентизму, этическому релятивизму и чувству отчаяния, которое должно приводить к чувству самоубийства. Все это, как правило, является основными характеристиками нигилистических философий.

Куда ведет нигилизм?

Многие из наиболее распространенных ответов на основные предпосылки нигилизма сводятся к отчаянию: отчаяние из-за потери Бога, отчаяние из-за потери объективных и абсолютных ценностей и / или отчаяние из-за постмодернистского состояния отчуждения и дегуманизации.Однако этим не исчерпываются все возможные ответы — как и в случае с ранним русским нигилизмом, есть те, кто принимает эту точку зрения и полагается на нее как на средство для дальнейшего развития.

Был ли Ницше нигилистом?

Существует распространенное заблуждение, что немецкий философ Фридрих Ницше был нигилистом. Вы можете найти это утверждение как в популярной, так и в академической литературе, но как бы оно ни было широко распространено, оно не является точным изображением его работы. Ницше, правда, много писал о нигилизме, но это было потому, что его беспокоили последствия нигилизма для общества и культуры, а не потому, что он защищал нигилизм.

Важные книги по нигилизму

  • Отцы и дети , Иван Тургенев
  • Братья Карамазовы , Достоевского
  • Человек без качеств , Роберт Мусил
  • Испытание , Франц Кафка
  • Бытие и ничто , Жан-Поль Сартр

Культурная история философии Блог

Себастьян Пакхэм прошел модуль «Философская Британия» в Королевской Марии в 2015 году.В этом посте он пишет о «нигилизме» как о философском ключевом слове.


27 февраля -го года 2015 года во всем мире начались дебаты о цвете платья. Фотография рассматриваемого платья появилась в социальных сетях накануне и разделилась во мнениях относительно того, было ли оно черно-синим или бело-золотым. «Дрессгейт», как окрестили это явление, вызвал особую реакцию со стороны демографических групп по всему миру, в том числе и среди более крайних экзистенциальных кризисов, проистекающих из очевидной субъективной природы реальности, которую, казалось, иллюстрирует картина.Если мы не можем знать наверняка такую ​​простую вещь, как цвет платья, то что мы вообще можем знать о чем-либо? Не говоря уже об абстрактных понятиях, таких как мораль, религия или цель жизни. Конечно, было бы глупо предполагать, что такие философские настроения родились из вирусной картины в тот же год, когда некогда мифический ховерборд должен стать реальностью, скорее, его корни уходят корнями в более чем два тысячелетия и в конец восемнадцатого века. легли в основу философской доктрины, которую впоследствии назвали нигилизмом.

От латинского nihil, , означающего «ничего» или «то, что не существует», нигилизм — это вера в то, что все знания безосновательны, и как таковые фокусируется на отказе от ценностей и построений, включая мораль, религию и внутреннюю ценность системы правления. Истинный нигилист, согласно Алану Пратту из Интернет-энциклопедии философии, «не имел бы никаких привязанностей и никакой другой цели, кроме, возможно, импульса к разрушению» [1]. Тогда неудивительно, что нигилизм представил глубокая философская проблема, являющаяся источником многочисленных дебатов с момента ее возникновения, и что эта концепция часто ассоциируется с глубоким пессимизмом, используется уничижительно и с негативными коннотациями.

Мышление, лежащее в основе нигилистической философии, восходит к скептикам Древней Греции, субъективность, которой они наполняют идею знания, резюмируется Демосфеном, который считал, что «то, во что он хотел верить, это то, во что верит каждый человек. ‘. [2] Такое мышление было названо нигилизмом в конце восемнадцатого века, и изобретение этого слова часто приписывают Якову Оберайту, Ф. Йенишу или Фридриху Шлегелю [3]. Получив популяризацию в литературе того времени, возможно, наиболее значительным является роман Ивана Тургенева « отцов и сыновей » — один из главных героев которого, будучи стойким нигилистом, идеология начала захватывать умы современников, оказывая значительное влияние на творчество и мысли. Европейские философы, писатели, художники и интеллектуалы.

Сосредоточенность нигилизма на отказе от различных конструкций, которые способствовали развитию человеческой культуры в то время, была привлекательной для европейских революционных движений, которые выступали за реорганизацию социальных структур и демонтаж существующих форм правления. Такие движения нашли особенно сильный голос в России в ответ на деспотичное правление царя Александра II [4]. Нигилистическая идеология русского революционного анархиста Михаила Бакунина очевидна в его статье для Deutsche Jahrbücher в 1842 году, в которой он написал: «Доверимся вечному духу, который разрушает и уничтожает только потому, что он неисследим. и вечный творческий источник всего живого — стремление к разрушению также является творческим побуждением ».[5]

Михаил Бакунин: русский революционный анархист, воплощающий нигилистические ценности

Как заметил Исайя Берлин, Бакунин защищает «позитивный нигилизм», из которого «возникнет естественным и спонтанным образом… естественный, гармоничный, справедливый порядок» [6]. Однако среди сторонников государства или сторонников религиозного авторитета, отвергнутого революционерами, нигилизм понимал как философию, имеющую отношение исключительно к бессмысленному разрушению. Таким образом, государство начало активно подавлять деятельность нигилистических революционеров [7], и нигилизм стал общим термином, несущим коннотации подрывной деятельности и хаоса для всех, кто причастен к подпольной политической или террористической деятельности.[8] Здесь мы можем наблюдать два различных понимания развития нигилизма: нигилизм как радикальная философия с революционным потенциалом и нигилизм как деструктивная философия, направленная на то, чтобы обратить прогресс вспять. Обе точки зрения были рассмотрены Фридрихом Нитше, который в своей работе «Воля к власти, » описал нигилизм как «катастрофу … которая нарастает от десятилетия к десятилетию: беспокойно, яростно, стремительно» [9]. Однако после такого распространения нигилизма он заметил, что «станет ли [человек] хозяином этого кризиса, вопрос его силы.Это возможно… »[10] Таким образом, для Нитше нигилизм может проложить путь либо к хаосу, либо к новому моральному порядку, и именно неуверенность в том, какой путь ведет нигилизм, сохраняет эту тему столь спорной и широко обсуждаемой.

Точно так же, как русский нигилизм был реакцией на различные социальные бедствия в девятнадцатом веке, проявления нигилизма в Британии на протяжении всего прошлого века, возможно, также могут быть связаны с периодами серьезных невзгод или недовольства. Волна беспорядков, охватившая Великобританию в 2011 году, когда моральный нигилизм проявился в результате массовых грабежей, поджогов, насилия и столкновений с полицией, часто объясняется множеством социальных недугов, включая расизм, классизм и чувство безнадежности в результате экономический спад и постоянно растущий разрыв между богатыми и бедными.[11]

Фасад магазина и квартиры горят после поджога мятежниками в Тоттенхэме, Лондон, в 2011 году

Утверждается, что подведенные обществом бунтовщики отвергли моральный авторитет и вместо этого обратились к насилию и разрушению, чтобы утвердить свое положение. Точно так же можно утверждать, что протесты против жесткой экономии в прошлом году были спровоцированы участниками, которые чувствовали себя преданными, отвергали власть правительства и вместо этого пытались навязать свою волю с помощью насилия — [12], эффективно принимая модель революционного нигилизма Бакунина. .

Отказ от власти: протестующие разгромили полицейский фургон во время протестов против жесткой экономии в 2010 году

Подобные предварительные условия, наряду с вполне реальной перспективой ядерной войны, были выдвинуты как причины для волны нигилизма, захлестнувшей Великобританию в форме панк-субкультуры. Гедонизм, грубое поведение и злоупотребление наркотиками таких людей, как Джон «Сид Вишес» Беверли из Sex Pistols [13], действовали как средство отказа от морального авторитета и внедрения нового образа жизни. Беверли популяризировала фразу «нет будущего» (первоначальное название сингла «Бог, храни королеву») [14] в этот период, который выражает нигилистические тенденции тех, кто связан с субкультурой.

Джон «Сид Вишес» Беверли наслаждается гедонизмом, через который выражался нигилизм

Однако теории о том, почему нигилизм выражался так, как он выражался по всей Британии в прошлом веке, не являются универсальными, и с каждым из вышеупомянутых движений или инцидентов существовала школа мысли, которая помещает их в более широкий контекст морали. отклонить. Утверждается, что либерализация общества, такая как запрет телесных наказаний, ограничила средства, с помощью которых можно дисциплинировать людей, что привело к неуважению к власти.Аргумент о моральном упадке часто сочетается с упадком религиозных убеждений, во многом благодаря теории эволюции Чарльза Дарвина. Такой аргумент, возможно, имеет наибольший вес с моральным нигилизмом, отстаиваемым Ричардом Докинзом в The God Delusion, , в котором он пишет: «Вы действительно хотите сказать мне, что единственная причина, по которой вы пытаетесь быть хорошим, — это получить одобрение и награду Бога … ? »[15] Здесь Докинз отвергает понятие абсолютной морали и тем самым наполняет мораль новым смыслом: если нет моральных абсолютов и субъект свободен действовать отвратительно, выбор действовать в то, как они считают себя добрыми, означает нечто большее, чем простое подчинение абсолютной власти.

Различные способы понимания и выражения нигилизма могут действовать как средство, с помощью которого мы можем читать прошлое и понимать коллективные умы культур, которые его населяли. Экстремальная философия, нигилизм часто набирает обороты в экстремальные времена. Верите ли вы, что это реакция на недовольство и социальные проблемы или их предвестник, его существование, тем не менее, демонстрирует крайность эмоций, испытываемых в то время, когда они распространены. Но какое значение имеет концепция нигилизма в наши дни? Может ли философия, основанная на отрицании, действительно что-нибудь принести в человеческую культуру? Представляет ли нигилизм кризис для человечества, или мы можем использовать его как способ устранить абсолюты и создать свой собственный смысл или образ жизни? Является ли зарождение и распространение нигилизма признаком стремления к прогрессу или же он подчеркивает моральный упадок в обществе? Как нигилист, я бы сказал вам, что мы не можем точно знать, но в чем мы можем быть уверены, так это в том, что краткое обсуждение истории концепции может помочь подготовить нас к следующему разу, когда неодушевленные предметы встряхнут основы нашего реальность.


Дополнительная литература

Шейн Веллер, Модернизм и нигилизм, (Нью-Йорк: Palgrave Macmillan, 2011)

Карл Левит, Мартин Хайдеггер и европейский нигилизм , (Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1995)

Офелия Шутте, За пределами нигилизма: Ницше без масок, (Чикаго: University of Chicago Press, 1984)

Кейт Анселл-Пирсон, Введение в Ницше как политического мыслителя: совершенный нигилист, (Кембридж: Cambridge University Press, 1994)

Фридрих Ницше, Воля к власти, (Нью-Йорк: Vintage Books, 1968)

Михаил Бакунин, Бог и государство, (Нью-Йорк: Дувр, 1970)

Peter C Pozefsky, The Nihilist Imagination: Дмитрий Писарев и культурные истоки русского радикализма (1860-1868), (Нью-Йорк: Peter Lang International Academic Publishers, 2003)

Библиография

Книги и статьи

Карен Лесли Карр, Банализация нигилизма: ответы двадцатого века на бессмысленность, (Нью-Йорк: State University of New York Press, 1992).

Ричард Докинз, The God Delusion, (Лондон: Bantam Press, 2006).

Майкл Гиллеспи, Нигилизм до Ницше, (Чикаго: University of Chicago Press, 1994).

Рональд Хингли, Нигилисты: российские радикалы и революционеры в период правления Александра II, (Нью-Йорк: Delacorte Press, 1969).

Пол Томас, Карл Маркс и издания библиотеки анархистов: политология, том 60, (Лондон: Routledge, 2009).

Базы данных и электронные ресурсы

Оксфордский национальный биографический словарь , Oxford University Press, 2004; online edn, янв 2011

http://www.bbc.co.uk/news/magazine-14483149

http://www.bbc.co.uk/news/magazine-14483149

http://www.bbc.co.uk/news/magazine-14483149


Список литературы

[1] http://www.iep.utm.edu/nihilism/

[2] http://www.iep.utm.edu/nihilism/

[3] Карен Лесли Карр, Банализация нигилизма: ответы двадцатого века на бессмысленность, (Нью-Йорк: State University of New York Press, 1992), с.13.

[4] Рональд Хингли, Нигилисты: российские радикалы и революционеры в период правления Александра II, (Нью-Йорк: Delacorte Press, 1969), стр.15.

[5] Пол Томас, Карл Маркс и издания библиотеки анархистов: политология, том 60, (Лондон: Рутледж, 2009), стр.289.

[6] Там же.

[7] Майкл Гиллеспи, Нигилизм до Ницше, (Чикаго: University of Chicago Press, 1994), с.163.

[8] www.iep.utm.edu/nihilism/

[9] Там же.

[10] Там же.

[11] http://www.bbc.co.uk/news/magazine-14483149 [дата обращения 28.02.2015].

[12] http://content.time.com/time/world/article/0,8599,2036392,00.html [дата обращения 28.02.2015].

[13] Майкл Т. Торнхилл, Vicious, Sid (1957–1979), Оксфордский национальный биографический словарь , Oxford University Press, 2004; онлайн-издание, январь 2011 г. [http://0-www.oxforddnb.com.catalogue.ulrls.lon.ac.uk/view/article/40644, [доступ 3 января 2015 г.].

[14] Там же.

[15] Ричард Докинз, The God Delusion, (Лондон: Bantam Press, 2006), стр.259.

Фридрих Ницше и европейский нигилизм

Эта книга представляет собой тщательное исследование мыслей Ницше о нигилизме, истории этой концепции, различных способов, которыми он пытается объяснить свои идеи о нигилизме, того, как эти идеи были восприняты в 20 веке, и, в конечном итоге, что эти идеи идеи должны значить для нас. Он начинается с исследования того, как мы можем понять странную ситуацию, которую Ницше около 130 лет назад предсказал, что нигилизм прорвется через одно или два столетия с тех пор, и почему, несмотря на то, что философ описывает это как величайшую катастрофу, которая может случиться с человечеством. , мы, кажется, не замечаем этого, не говоря уже о том, чтобы бояться этого.

Книга показывает, что большинство из нас все еще живет в старых рамках веры и, следовательно, с трудом может представить, что это означало бы, если бы идея Бога (как вершины и обобщения всех наших эпистемологических, моральных и эстетических соображений) убеждений) станет невероятным. Комфортная ситуация, в которой мы живем, позволяет нам представить себе такую ​​возможность довольно безобидным образом: дистанцируясь от явной религиозности, мы по-прежнему сохраняем старые рамки в наших научных и гуманистических идеалах.В этой книге подчеркивается, что современная наука и гуманизм — это не альтернатива, а, скорее, вариации старой метафизической и христианской веры. Непостижимость настоящего нигилизма раскрывается путем демонстрации того, что люди либо не воспринимают его достаточно серьезно, чтобы почувствовать его угрозу, либо — когда это считается должным образом — страдают от угрозы и этим самым страданием оказываются привязанными к старым нигилистическим структурам. .

Из-за этой парадоксальной ситуации этот текст предполагает, что литературное воображение может приблизить нас к опыту нигилизма, чем когда-либо могла бы сделать философия.Дальнейшее развитие это дается с помощью романа Джули Зе и пьесы Сэмюэля Беккета. В последней главе книги жизнь и философия Ницше интерпретируются как своего рода литературно-метафорическое изложение ответа на вопрос, как жить в эпоху нигилизма.

Эта книга является частью серии. Посмотреть полную серию «Ницше сейчас» можно здесь.


Пол ван Тонгерен — почетный профессор моральной философии в Университете Радбауд, Нидерланды, и в Высшем институте философии KU Leuven, Бельгия.Он также является младшим научным сотрудником Университета Претории, Южная Африка, и основал исследовательскую группу Ницше в Нидерландах. Он является одним из редакторов Nietzsche Wörterbuch и много публиковал о Ницше.

«Поль ван Тонгерен написал самую исчерпывающую книгу по заведомо противоречивой теме. Это самая ясная, краткая и правдоподобная интерпретация того, что Ницше говорит о нигилизме.В дополнение к изложению истории концепции нигилизма до Ницше, компиляции его наиболее важных текстов о нигилизме, представленных образцовой схемой с выделением опубликованных афоризмов и простых примечаний, а также обзором истории соответствующих исследований, Автор представляет краткую и убедительную интерпретацию нигилизма в его понимании Ницше как с систематической, так и с исторической точки зрения. Эта книга — одно из самых выдающихся достижений исследований Ницше, о которых я знаю.»
Профессор Вернер Штегмайер, Университет Грайфсвальда

« Эта книга представляет собой серьезное исследование важного мыслителя по сложной теме. Она предлагает научный подход к фигуре, чей нигилизм оказал огромное влияние. Из этой книги можно многому научиться. , и [она] имеет огромную ценность для тех, кто хочет лучше понять мыслителя и тему. […] Книга предоставляет множество ценных ресурсов для своих читателей, включая отчет об истории концепции нигилизма и терминология использовалась для обсуждения этой идеи до Ницше.Стиль написания не делает эту книгу удобной для чтения, но ее богатое содержание делает ее изучение очень полезным ».

Джозеф В. Котерски, Фордхэмский университет, International Philosophical Quarterly 58/4 (2018)

«« Ван Тонгерен довольно много уложил в эту относительно тонкую монографию, в результате получился плотный текст, который лучше всего подходит для медленного, целенаправленного чтения. Учитывая невероятно широкий объем работы, — начинается его отчет. с «предысторией» нигилизма, основанного на христианстве, проходит через англоязычный прием Ницше в таких недавних работах, как «Утверждение жизни» Регинстера (2006), и определяет проявления нигилизма не только в философии и политической истории, но и, соответственно, , в литературе — это счастливый сюрприз, обнаружив, что сам проект по-прежнему точно и достаточно подробно рассматривает свои темы.Эта способность преобразовывать такой огромный объем информации в ясные, содержательные предложения — истинное достоинство работы и, несомненно, является результатом того, что ван Тонгерен на протяжении всей жизни придерживался идей Ницше ».
Kaitlyn Creasy,
The Agonist (Fall 2018)

«Эта книга предлагает не что иное, как краткое, но исчерпывающее введение в обширную тему мысли Ницше, распространяя плоды его курса в Неймегене для более широкой аудитории. Иллюстрация на обложке («Риттер», «Тод унд Тойфель» Альбрехта Дюрера) напоминает нам, что Ницше использовал эту работу в «Рождении трагедии» как символ шопенгауэровской философии: подобно рыцарю Дюрера, Шопенгауэру «не хватало всякой надежды, но он желал истины» (§20).То, как трансформация, происходящая, когда «пустыня нашей истощенной культуры» изменяется под воздействием «дионисийской магии» (§ 20), может быть перенесена в повседневный опыт человека, по понятным причинам выходит за рамки данного исследования ».

Пол Бишоп Журнал европейских исследований (2018)

Клинический нигилизм при неотложных неврологических ситуациях

Emerg Med Clin North Am. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 февраля.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC2676162

NIHMSID: NIHMS102244

, MD, MAS a and, MD, MAS b

J.Claude Hemphill, III

a Доцент кафедры клинической неврологии и неврологической хирургии Калифорнийского университета в Сан-Франциско; Директор нейрокритического отделения больницы общего профиля Сан-Франциско

Дуглас Б. Уайт

b Доцент медицины и анестезии. Калифорнийский университет в Сан-Франциско. Директор Центра клинической этики UCSF

a Доцент кафедры клинической неврологии и неврологической хирургии Калифорнийского университета в Сан-Франциско; Директор отделения нейрокритической помощи больницы общего профиля Сан-Франциско

b Доцент кафедры медицины и анестезии.Калифорнийский университет в Сан-Франциско. Директор Центра клинической этики UCSF

a Соответствующий автор проверки и перепечатки: J. Claude Hemphill III, MD, MAS, Отдел неврологии, комната 4M62, Общая больница Сан-Франциско, 1001 Potrero Avenue, Сан-Франциско, CA 94110, тел .: (415) 206-3213, факс: (415) 476-5582, электронная почта: [email protected] b Адрес соавтора: Дуглас Б. Уайт, доктор медицины, MAS, Калифорнийский университет, Сан-Франциско, Программа медицинской этики, 521 Parnassus Ave, Suite C-126, Box 0903, Сан-Франциско, CA 94143-0903, телефон: (415) 502-8275, факс: (415) 476-5020, электронная почта: [email protected] См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Смертность и заболеваемость остаются высокими в результате неврологических неотложных состояний, таких как острый инсульт, черепно-мозговая травма и гипоксически-ишемическая энцефалопатия после остановки сердца. Решения относительно первоначальной агрессивности лечения должны приниматься во время презентации, и предполагаемый прогноз часто используется как часть этого процесса принятия решений. Однако эти решения основаны на точности раннего предсказания исхода.Решения об ограничении лечения на раннем этапе после нервно-критических состояний должны быть сбалансированы с избеганием самореализующихся пророчеств о плохом исходе из-за клинического нигилизма. В этой статье исследуется роль прогнозирования на раннем этапе после нейроэкстренных ситуаций, потенциальное влияние ограничений на раннее лечение и их влияние на общение с пациентами и суррогатными лицами, принимающими решения, в контексте этих острых неврологических событий.

Ключевые слова: прогноз , реанимация, отказ от опоры, внутримозговое кровоизлияние, черепно-мозговая травма

Прогноз имеет значение [1].Это особенно актуально в контексте неотложных неврологических состояний. У пациентов с острым инсультом, тяжелой черепно-мозговой травмой или гипоксически-ишемической энцефалопатией после реанимации из-за остановки сердца решение о лечении принимается не только на основе соотношения риска и пользы, но и с учетом того, бесполезно ли какое-либо лечение, исходя из состояния бедного пациента. прогноз. Были разработаны модели прогнозирования исходов для этих и других острых неврологических состояний, и некоторые авторы предложили использовать эти модели для ранней сортировки пациентов, включая решения об ограничении использования поддерживающих жизнь методов лечения [2].Первичная оценка пациента с одним из этих острых неврологических состояний в отделении неотложной помощи является критическим моментом. Часто это тот момент, когда врачи (например, неотложная медицина, неврологи, нейрохирурги, реаниматологи) принимают решающее решение об активном участии в обследовании и лечении, в противном случае дальнейшее лечение кажется бесполезным.

Были высказаны аргументы в пользу того, что эти очень ранние решения об ограничении лечения во время первоначальной неотложной оценки являются этически приемлемыми (чтобы избежать продления страданий путем оказания бесполезной медицинской помощи) и финансово важны (чтобы избежать дорогостоящих медицинских услуг). уход, не имеющий шанса улучшить исход) [3].Однако все эти соображения основаны на предположении, что прогноз достаточно точен и надежен, чтобы позволить принять решение сразу после острой неврологической катастрофы. Это вызывает серьезные опасения по поводу того, как мы прогнозируем, как мы используем эту информацию при принятии индивидуальным пациентом решений в условиях неотложной помощи и как мы передаем эту информацию пациентам и их семьям. Наконец, это приводит к фундаментальному вопросу: Является ли нигилизм эффективной стратегией лечения нервно-критических состояний?

Каковы прогнозы, док?

Прогнозирование присуще каждому новому пациенту, независимо от состояния здоровья, которое лечат, или его тяжести.Пациенты, а зачастую и их семьи и суррогаты всегда хотят знать, «как я собираюсь поступить?» Хотя это часто не рассматривается в явной форме как прогноз, когда пациенту говорят, что его рваная рана заживет через несколько недель или что головная боль должна исчезнуть к утру, ему предлагается прогностическая оценка как часть его обследования и лечения. Тем не менее, важность прогноза кажется более актуальной, когда у пациента есть реальный шанс смерти или инвалидности. Интересно, однако, что концепция прогнозирования часто плохо понимается и неправильно используется в клиническом контексте.

Прогноз определяется, согласно словарю Merriam-Webster, как «перспектива выздоровления, ожидаемая от обычного течения болезни или особенностей случая» [4]. Аналогичным образом, для прогноз означает «предсказание по признакам или симптомам» [5]. Прогнозирование — это попытка предсказать будущее. Однако слишком часто это ошибочно воспринимается как акт, говорящий о том, что будет, а не о том, что может быть или может быть. В клинической практике прогноз часто упрощенно рассматривается как дихотомический исход: хороший или плохой прогноз? Тем не менее, прогнозирование на самом деле включает два разных аспекта: в основном (1) насколько хорошими вы ожидаете от пациента и (2) насколько уверены вы хотите быть в этом? В условиях тяжелой черепно-мозговой травмы вероятность возвращения на работу через 6 месяцев 90% может сильно отличаться от 50% вероятности проживания дома под присмотром через 1 год.Тем не менее, оба представляют собой прогноз. Прогноз — это вероятность возможного исхода. Таким образом, неопределенность является неотъемлемым аспектом прогнозирования во всех случаях, кроме самых крайних. Принятие этой неопределенности имеет ключевое значение для правильного использования прогностической информации при принятии клинических решений. Итак, как мы прогнозируем нейроэкстренные ситуации и хорошо ли мы с этим справляемся?

Влияет ли прогностическая информация на решения по жизнеобеспечению в отделениях интенсивной терапии?

Мерфи и его коллеги обнаружили, что пожилые пациенты существенно переоценивают вероятность успеха сердечно-легочной реанимации (СЛР) и что их готовность к СЛР значительно снижается после получения количественных данных об исходах СЛР [6,7].Уикс и его коллеги изучали пациентов с метастатическим раком и обнаружили, что те, кто значительно переоценил свои шансы на 6-месячную выживаемость, с большей вероятностью выбирали агрессивное лечение по сравнению с теми, у кого было более точное понимание, без улучшения выживаемости [8]. Фрид и его коллеги обнаружили, что готовность тяжелобольных пациентов соглашаться на жизнеобеспечение существенно снижалась по мере увеличения вероятности смерти или тяжелого функционального нарушения [9]. Ллойд и его коллеги сообщили о схожих результатах: менее 25% пациентов готовы пройти длительную жизнеобеспечение с 20% шансом на выживание; эта доля снижалась еще больше, когда ожидаемый функциональный результат был плохим [10].Взятые вместе, эти исследования показывают, что неправильное понимание прогноза может привести к использованию средств жизнеобеспечения, что не соответствует предпочтениям пациентов. Они также предполагают, что пациенты не нуждаются в уверенности в прогнозе при принятии решения о продолжении жизнеобеспечения.

Зиер и его коллеги исследовали взгляды суррогатных лиц, принимающих решения, на прогностическую информацию [11]. Хотя все суррогаты в исследовании считали прогностическую информацию очень важной, более половины выразили сомнение в точности прогнозов врачей.Более того, исследование показало, что суррогаты используют прогнозы врачей в качестве «подсказки» для инициирования процессов, которые помогли им подготовиться к решению об отказе от жизнеобеспечения, включая эмоциональную подготовку, начало прощания с пациентом и уведомление удаленных членов семьи об этом. приехать в больницу. В совокупности эти данные предполагают, что большинству пациентов / суррогатных матерей в отделениях интенсивной терапии не требуется абсолютная прогностическая уверенность, чтобы отказаться от жизнеобеспечения, и они не верят, что такая уверенность возможна.Кроме того, эти данные предполагают, что, хотя «грубое прогнозирование» вряд ли будет эффективным способом принятия решений, прогнозы врачей остаются важным фактором для суррогатных матерей.

Прогнозирование исходов при неотложных нервных состояниях

Было опубликовано множество наблюдательных и эпидемиологических исследований, в которых были определены различные параметры, которые позволяют прогнозировать исход после острых неотложных состояний нервной системы. Большинство из них состоит из клинических, радиологических и лабораторных параметров, многие из которых доступны во время первоначальной оценки пациента.Для разработки этих моделей использовались различные исходы, в том числе краткосрочная смертность и долгосрочный функциональный результат. На основе этих исследований были разработаны многочисленные формальные модели или алгоритмы прогнозирования для нескольких различных состояний, включая нетравматическое внутримозговое кровоизлияние (ICH), тяжелую черепно-мозговую травму (TBI) и гипоксически-ишемическую энцефалопатию (HIE) после реанимации после остановки сердца.

Нетравматическое внутримозговое кровоизлияние остается без лечения с доказанной эффективностью.Предикторы краткосрочной смертности и, в меньшей степени, долгосрочного функционального результата относительно хорошо описаны. Большинство моделей прогнозирования ICH показали, что клинический статус, такой как измеренный по шкале комы Глазго (GCS) или шкале инсульта Национального института здравоохранения (NIHSS), и объем гематомы являются надежными предикторами 30-дневного риска смертности и долгосрочного функционального риска. исход. Другие клинические предикторы, присутствующие в различных моделях, включают возраст, наличие и объем внутрижелудочкового кровоизлияния (ВЖК), расположение инфратенториального кровотечения, артериальное давление при поступлении и коагулопатию [12–16].Наиболее часто используемая модель прогнозирования ICH, ICH Score, включает в себя сумму баллов, присвоенных GCS [3–4 = 2, 5–12 = 1, 13–15 = 0], объем гематомы [≥30 мл = 1, <30 мл = 0], наличие ВЖК [да = 1, нет = 0], инфратенториальное происхождение [да = 1, нет = 0] и возраст пациента ≥ 80 [да = 1, нет = 0] [14]. Показатели ICH могут варьироваться от 0 до 6, и каждое увеличение показателя ICH связано с повышенным риском 30-дневной смертности. Хотя шкала ICH была разработана, чтобы помочь стандартизировать коммуникацию и стратификацию риска для клинической помощи ICH и клинических исследований, мы обнаружили, что клиницисты все больше склонны использовать ее в качестве инструмента ранней сортировки.В частности, у первого автора этой рукописи другие врачи предлагали пациентам с баллом ICH 4 (прогнозируемая 30-дневная смертность 97% в исходной когорте) не должны получать интенсивную терапию или транспортировку между учреждениями из-за кажущейся бесполезности.

У этого подхода как минимум две проблемы. Во-первых, предполагается, что 3% -ный шанс на выживание составляет медицинскую бесполезность. На сегодняшний день единственными общепринятыми определениями бесполезности являются те, которые включают только обстоятельства, при которых лечение не приведет к достижению намеченных целей [17].Во-вторых, существует значительная неопределенность в отношении точечных оценок таких моделей прогнозирования смертности. Тот факт, что 95% доверительный интервал оценки смертности в приведенном выше примере простирается от 81% до 100% (неопубликованные данные), подчеркивает этот момент.

У пациентов с обширным травматическим повреждением головного мозга предикторами смерти или инвалидности являются низкий балл по шкале GCS после первоначальной реанимации, обнаружение внутричерепного кровоизлияния или отека на компьютерной томографии, пожилой возраст, нарушение функции зрачков и гипотония в ранние сроки после травмы [18] .В целом моторный аспект — самая надежная и информативная часть оценки GCS. Однако в текущих рекомендациях по ЧМТ подчеркивается, что низкий балл по шкале GCS на раннем этапе после травмы недостаточно точен для точного прогнозирования неблагоприятного исхода. Таким образом, остается признание неопределенности. Интересно, что были попытки разработать модели прогнозирования, которые будут определять ранние решения об ограничении помощи пациентам с ЧМТ с предполагаемым плохим прогнозом. Математическая модель, полученная на 672 пациентах, проходивших лечение в одном центре в период с 1978 по 1993 год, показала, что долгосрочный прогноз можно достаточно точно предсказать через 24 часа после ЧМТ, чтобы прекратить поддерживающее жизнь лечение у пациентов, которые вряд ли переживут тяжелую травму головы (GCS ≤ 8) [2].Примечательно, однако, что общая смертность в этой когорте через 6 месяцев составила 58,8%, что почти вдвое больше, чем у большинства других групп пациентов с тяжелой ЧМТ [19–23]. Неясно, был ли чрезвычайно высокий уровень смертности в этом модельном исследовании вызван предвзятостью врача при уходе за тяжелобольными пациентами с ЧМТ или другими факторами. Однако он ясно демонстрирует важность понимания контекста, в котором разрабатывается конкретная модель прогнозирования, и принятия решения о том, применимы ли они к конкретному пациенту (или группе населения), в которой принимаются решения о лечении.

Было много попыток предсказать исход у выживших в коме после остановки сердца с ГИЭ. Многочисленные исследования были посвящены клиническим, нейровизуализационным, лабораторным и электрофизиологическим предикторам. Часто цитируемое исследование, опубликованное в 1985 г., описывает исходы пациентов с различными результатами клинического обследования в разные моменты времени после реанимации после остановки сердца [24]. Как правило, наиболее информативными считаются результаты, полученные через 3 дня после ареста. В других исследованиях изучалась вероятность неблагоприятного исхода на основе ряда предикторов [25].Важно отметить, что недавние параметры практики Американской академии неврологии показали, что при отсутствии смерти мозга результаты клинического обследования на 3-й день отсутствия зрачковых или роговичных рефлексов или двигательной реакции, которая отсутствовала или не была лучше, чем у разгибателей, имели достаточно низкий ложный показатель. положительный показатель для надежного прогнозирования крайне неблагоприятного долгосрочного функционального результата [26]. Это подчеркивает, что даже в условиях глубокой комы обычно желателен некоторый период ожидания, чтобы прояснить стойкость и достоверность результатов клинического обследования.Неизвестно, изменит ли испытание агрессивной терапии (например, умеренная гипотермия [27,28]) эти прогностические параметры гипоксически-ишемической комы.

Общая находка в этих попытках предсказать исход на раннем этапе при различных типах неотложных состояний нервной системы интуитивна. Пациенты в коме, как правило, чувствуют себя хуже, особенно если они старше. Обнаружение обширной травмы при визуализации головы также наводит на размышления. Проблема заключается в том, как использовать эту информацию при планировании лечения пациента.Многие из этих моделей и инструментов прогнозирования, описанных выше, были проверены и используются в различных формах в контексте текущего клинического ведения. Однако в большинстве случаев клиницисты делают прогнозы, основываясь не на конкретной формальной модели прогнозирования результатов, а на собственных впечатлениях, основанных на опыте, знании медицинской литературы и клинической интуиции. Этот неформальный прогностический метод, вероятно, на самом деле является внутренней моделью прогнозирования результатов отдельного врача. Однако главный вопрос заключается в том, является ли этот неформальный метод точным и последовательным.Кроме того, недавняя работа вызвала опасения, что неточность или вариативность прогнозов могут привести к самоисполняющимся пророчествам о плохом исходе.

Что такое сбывающееся пророчество?

Самоисполняющееся пророчество — это предсказание, которое становится реальным или истинным в силу того, что оно было предсказано или ожидаемо [29]. Термин самоисполняющееся пророчество приписывают социологу Роберту К. Мертону, который описал самоисполняющееся пророчество как «вначале ложное определение ситуации, вызывающее новое поведение, которое делает исходное ложное представление« истинным ». .Эта мнимая законность самоисполняющегося пророчества увековечивает царство ошибок. Ибо пророк будет приводить реальный ход событий как доказательство того, что он был прав с самого начала »[30]. Это произошло из концепции, описанной как теорема Томаса: «Если люди определяют ситуации как реальные, они реальны по своим последствиям» [31]. Несмотря на то, что это современные термины, концепция самоисполняющегося пророчества является знакомой и древней, о чем свидетельствует ее центральное значение в шекспировском Макбете и греческой легенде об Эдипе.Но имеет ли это отношение к лечению неотложных состояний нервной системы в 21, , веке? Потенциально.

Возьмем пример гипотетической когорты из 100 пациентов с тяжелым инсультом, в результате которой 70 из них умирают. Теперь предположим, что смерти около 70% этих пациентов предшествовало прекращение поддержки [32]. Если бы какая-то часть (например, четверть) этих пациентов, у которых была прекращена поддержка, могла действительно выжить, тогда «истинный» уровень смертности в когорте составлял не 70%, а скорее 58%.Это означало бы, что 12 из 49 пациентов, лишившихся поддержки, умерли в результате самоисполняющегося пророчества. Однако, вероятно, невозможно определить, кто из группы был этими двенадцатью пациентами. Более того, любая модель прогнозирования исхода, основанная на такой когорте, также будет частично основана на самоисполняющемся пророчестве, которое произошло.

Безусловно, при неотложных состояниях нервной системы, таких как инсульт, ЧМТ и ГИЭ, функциональный исход, вероятно, является даже более важным конечным показателем, чем смертность.Однако пациенты должны выжить, чтобы поправиться. Таким образом, независимо от конкретной меры исхода, выбранной в конкретных обстоятельствах, остается общая цель — избежать самореализующегося пророчества о плохом исходе.

Влияет ли прогноз на результат?

Ни одна из моделей прогнозирования, разработанных для нейро-чрезвычайных ситуаций, таких как ICH, TBI или HIE, не учитывает факторы, связанные с лечащими врачами, такие как их общий прогноз пациента или то, планируют ли они агрессивное лечение или учитывают ограничения в уходе.Однако, поскольку все большее внимание справедливо уделяется важности этической и сострадательной помощи в конце жизни при критическом заболевании [33], также высказываются опасения по поводу возможности самореализующихся пророчеств о смерти или инвалидности, если лечение ограничено. у пациентов с высоким, но не абсолютным риском смертности [34,35].

Почему может быть неопределенность? Один из центральных постулатов состоит в том, что модели прогнозирования исходов (формальные или неформальные) создаются на основе исследований популяций пациентов, но решения об ограничении лечения на основании плохого прогноза принимаются на отдельных пациентов.Прогнозирование исхода для отдельного пациента с использованием модели, разработанной для группы пациентов, по своей сути неопределенно. Фактически, прогностические модели описывают вероятность определенного исхода, например живого или мертвого, но у отдельного пациента может быть только один из этих исходов. Становится очевидным, что если будет принято клиническое правило принятия решения, например, прекратить медицинскую поддержку для всех пациентов с риском смерти> 90%, то теперь 100% умирают. Прогноз или, по крайней мере, применение прогностических данных изменили прогноз.

Эмпирические данные показывают, что эта теоретическая проблема также является реальной проблемой при оказании помощи пациентам с неотложными неврологическими состояниями. В одноцентровом исследовании 87 пациентов с ICH Беккер и его коллеги обнаружили, что единственной наиболее важной прогностической переменной, определяющей исход, является уровень оказываемой медицинской поддержки. Фактически, прекращение поддержки свело на нет прогностическую ценность всех других изученных переменных. Кроме того, они обнаружили широкую неоднородность у разных врачей в отношении своих ожиданий прогноза у одних и тех же пациентов.Они предположили, что ограничения лечения, особенно прекращение жизнеобеспечения, могут привести к самоисполняющимся пророчествам о плохом исходе [34].

Хорошо известно, что существует неоднородность в использовании различных агрессивных методов лечения ICH, таких как хирургическая эвакуация гематомы [36], и это неудивительно, учитывая отсутствие доказанного эффективного лечения и ограниченное количество крупных клинических испытаний, которые выполнялись в ВЧГ [37–39]. Однако это поднимает вопрос о том, существует ли также неоднородность в использовании мер по ограничению помощи на раннем этапе после ICH и влияет ли это на исход.Комиссия президента США 1983 года по принятию решения об отказе от жизнеобеспечивающего лечения подчеркнула, что политика отказа от реанимации (DNR) должна гарантировать, что приказ DNR не будет иметь последствий для любых других решений о лечении [40]. Однако на практике приказы DNR часто являются первым шагом в непрерывном ограничении медицинской помощи [41]. Кроме того, была обнаружена изменчивость в использовании порядков DNR [42,43].

Хемфилл и его коллеги предположили, что скорость, с которой больница использует приказы DNR в течение первых 24 часов после поступления в ICH, влияет на исход пациента независимо от других характеристик больницы и пациента.Из общекалифорнийской базы данных о выписках из больниц было выявлено 8233 пациента ICH, пролеченных в 234 различных больницах [44]. Ранние приказы DNR были одним из самых распространенных вмешательств: 25% пациентов получали приказы DNR в течение 24 часов после поступления в больницу. Это было намного выше, чем доля пациентов, перенесших агрессивные вмешательства, такие как хирургическая эвакуация гематомы или установка вентрикулостомии. Следует отметить, что частота, с которой больница использовала приказы DNR в течение 24 часов после поступления пациента в ICH, увеличивала шансы смерти отдельного пациента, даже после корректировки с учетом характеристик пациента, таких как возраст, использование искусственной вентиляции легких (суррогат для комы) и состояние больницы. такие характеристики, как количество пролеченных пациентов ICH или назначение в учебную больницу или травматологический центр.Что еще более важно, существует взаимосвязь между статусом DNR отдельного пациента и уровнем DNR больницы. Это означает, что имеет значение не только статус DNR отдельного пациента, но также имеет значение, в какой больнице находится пациент. Разные больницы (и, предположительно, врачи) использовали приказы DNR по-разному, и это влияло на риск смерти пациента. Эти данные о том, что ограничения ранней помощи, влияющие на исход острого ВЧГ, были подтверждены другими исследователями в отдельной когорте пациентов в Техасе [45].

Этот тип анализа предполагает несколько вещей. Во-первых, чрезвычайно распространено применение мер по раннему ограничению лечения, по крайней мере, в ICH. Во-вторых, к гибели пациентов ведут не сами приказы ДНР. Фактически, приказы DNR не должны влиять на исход пациента, если у пациента нет остановки сердца. Скорее, широкое использование ранних заказов DNR в больнице является маркером общего неагрессивного подхода к пациентам ICH в целом, и это говорит о том, что в среде оказания помощи в больнице есть что-то, что влияет на исход, потенциально в очень негативном свете. способ.В-третьих, это ясно демонстрирует, что нигилизм — неэффективная стратегия лечения.

Аналогичным образом, в отношении черепно-мозговой травмы ставится под сомнение способность точно прогнозировать и точно прогнозировать. Кауфманн провел исследование, в котором последовательно оценивали 100 пациентов с тяжелой ЧМТ, чтобы определить, был ли точен ожидаемый прогноз на 1-й день [46]. Интересно, что было обнаружено, что опытный нейрохирург недооценил благоприятные годичные результаты и переоценил плохие результаты.Примечательно, что опытный нейрорадиолог поступил наоборот, переоценив благоприятные исходы и недооценив неблагоприятные исходы. Авторы пришли к выводу, что при тяжелой травме головы невозможно надежно предсказать исход в первый день с достаточной точностью, чтобы направлять лечение, по крайней мере, для целей одностороннего ограничения лечения.

Примечательно, что эти вопросы не ограничиваются неотложными неврологическими состояниями, но также относятся и к общей реанимации. Рокер и его коллеги обнаружили, что оценки врачей для пациента с вероятностью дожить до выписки из отделения интенсивной терапии менее 10% были связаны с последующим ограничением системы жизнеобеспечения.Более того, эти оценки более предсказывали смертность в ОИТ, чем тяжесть самого заболевания [47]. В другом исследовании Фрик обнаружил, что врачи, как правило, были чрезмерно пессимистичны в отношении выживаемости и качества жизни пациентов в отделении интенсивной терапии. Кроме того, медсестры отделения интенсивной терапии склонны предлагать прекращение лечения чаще, чем врачи, пациентам, которые в конечном итоге выжили [48].

Эти новые исследования связи ограничения раннего лечения и исхода в сочетании с растущим признанием проблем точного прогнозирования исхода на очень раннем этапе нервно-критических состояний вызвали озабоченность относительно того, как сбалансировать вопросы обеспечения агрессивной помощи тем пациентам, которым может быть полезно избежание затрат (как финансовых, так и психологических) на бесполезную помощь.Многие подходы в настоящее время рекомендуют испытание «агрессивного лечения» в течение хотя бы некоторого периода времени в таких неотложных состояниях нервной системы, как ICH, TBI и HIE, если это соответствует желанию пациента. В пересмотренном в 2007 году Руководстве Американской ассоциации инсульта по лечению спонтанного внутримозгового кровоизлияния у взрослых содержится новая рекомендация о тщательном рассмотрении комплексного агрессивного лечения в течение первых 24 часов после начала ICH и отложении новых приказов DNR на это время [49]. Возможно, наиболее важно то, что эти возникающие опасения вновь привлекли внимание к целям прогнозирования, и это взаимодействует с суррогатным принятием решений в условиях острых неврологических катастроф.

Чего мы пытаемся достичь с помощью прогнозов?

Центральный постулат американской биоэтики заключается в том, что медицинская помощь должна отражать ценности пациента [50]. Хотя это правда, что суррогатным матерям трудно ввести этот стандарт принятия решений для недееспособных пациентов из-за того, что им сложно понять, что пациент выберет для себя, проблема только усугубляется недопониманием прогнозов. Суррогаты, которые неточно пессимистичны в отношении прогноза, могут отказаться от лечения, которое пациент мог желать.Суррогаты, придерживающиеся чрезмерно оптимистичного взгляда, могут выбрать жизнеобеспечение в обстановке, в которой пациент не хотел бы этого. В обоих случаях под угрозой оказывается помощь, ориентированная на пациента. Более того, когда поддержка жизнеобеспечения продолжается у пациентов, которые не выбирают его, это может создать проблемы на уровне общества, поскольку службы интенсивной терапии в США являются дорогостоящим и ограниченным ресурсом, спрос на который иногда превышает предложение [51]. Проблема нехватки ресурсов, вероятно, будет расти по мере старения населения [52].

Наиболее важная роль в прогнозировании острых нейро-критических состояний — это информирование о риске. Прогнозирование неразрывно связано с процессом общения при оказании помощи тяжелобольным пациентам. Важно противопоставить этот акцент на общении и совместном принятии решений некоторыми потенциально более темными аспектами прогнозирования, особенно теми, которые могут усилить ранний нигилизм. Использование прогностической информации для ограничения первичной и ранней помощи из-за нигилизма врача из-за ожидаемой тщетности потенциально проблематично, если это не соответствует желанию пациента (или семьи) попытаться агрессивно лечить, особенно если истинный прогноз, возможно, менее определен, чем тот предполагается врачом.Поскольку врачей, как правило, нельзя принуждать к проведению конкретных медицинских или хирургических вмешательств, которые бесполезны, точность прогноза имеет центральное значение в конфликтах, которые возникают между желаниями пациента (или семьи) и врачами по поводу интенсивности оказания помощи. Часто выдвигается дополнительный аргумент, заключающийся в том, что высокие затраты на здравоохранение могут быть ограничены путем ограничения интенсивной терапии в конце жизни. Хотя интуитивно это может показаться правильным при рассмотрении затрат на медицинское обслуживание отдельного пациента, это может быть не так.Люси предположила, что постоянные затраты на койки интенсивной терапии, больничные палаты и персонал, такой как медсестры и респираторные терапевты, перевешивают переменные затраты на госпитализацию отдельного пациента, и что единственный способ действительно снизить затраты таким образом может заключаться в закрытии коек и увольнении персонала. [53].

Мы настоятельно рекомендуем использовать прогностическую информацию для поддержки совместного принятия решений с пациентами и семьями на ранних этапах возникновения острых нейроэкстрендов, а не как способ узурпировать их автономию и отказать в помощи или принудить их к помощи.Обычно это включает объяснение и даже принятие неопределенности, присущей прогнозу. Таким образом, мы все больше фокусируемся на принципах коммуникации и создании условий для принятия решений.

Многие вопросы еще предстоит прояснить. Если прогноз во время острой нейроэкстренной ситуации слишком неточен, чтобы помочь в принятии медицинских решений, то в какой момент он будет достаточно точным? Не слишком ли сложна концепция прогноза как диапазона возможных исходов с различной вероятностью для немедицинских пациентов и их семей? Если мы попробуем агрессивное лечение, не «упустим» ли мы окно, в котором можно отказаться от поддержки серьезно травмированного пациента? Обо всех этих проблемах нам сообщили сотрудники наших медицинских центров.Тем не менее, эти опасения действительно возвращают нас к важности общения с пациентами и их семьями в контексте острых заболеваний, особенно острых катастроф с высоким риском, таких как инсульт, ЧМТ и остановка сердца. Проблема состоит в том, как реализовать это безопасным с медицинской и этической точки зрения способом.

Выводы

Неотложная помощь пациентам с неотложными состояниями нервной системы, такими как инсульт, ЧМТ и гипоксически-ишемическая энцефалопатия, после остановки сердца — непростая задача. Лишь небольшое количество вмешательств было ясно показано в рандомизированных исследованиях как приносящие пользу, однако решения относительно оптимального лечения приходится принимать каждому пациенту и часто по многочисленным вопросам.Часто первое решение, с которым сталкиваются врачи в этом контексте, заключается в том, следует ли «заниматься», проводя испытание агрессивного лечения, или «отступить» и инициировать подходы к ограничению лечения, основанные на предполагаемом плохом прогнозе. Лучшее понимание неточности раннего прогноза и потенциальных пагубных последствий ограничений раннего лечения помогло подчеркнуть сложность принятия решений на этом раннем критическом этапе. Тем не менее, даже при отсутствии лечения с доказанной пользой, нигилизм не является эффективной общей стратегией лечения.

Благодарности

Эта работа была поддержана грантами NIH K23NS41240 и U10NS058931 (JCH) и KL2RR024130 из Национального центра исследовательских ресурсов (NCRR), компонента дорожной карты NIH и NIH для медицинских исследований (DBW).

Список литературы

1. Johnston SC. Прогноз имеет значение. Мышечный нерв. 2000. 23 (6): 839–42. [PubMed] [Google Scholar] 2. Мамелак А.Н., Питтс Л.Х., Дамрон С. Прогнозирование выживания после травмы головы через 24 часа после травмы: практический метод с терапевтическими последствиями.J Trauma. 1996. 41 (1): 91–9. [PubMed] [Google Scholar] 3. Фрайз Дж. Ф., Куп CE, Beadle CE и др. Снижение затрат на здравоохранение за счет уменьшения потребности в медицинских услугах и спроса на них. Консорциум проектов в области здравоохранения. N Engl J Med. 1993. 329 (5): 321–5. [PubMed] [Google Scholar] 6. Мерфи Д. Д., Берроуз Д., Сантилли С. и др. Влияние вероятности выживания на предпочтения пациентов в отношении сердечно-легочной реанимации. N Engl J Med. 1994. 330 (8): 545–9. [PubMed] [Google Scholar] 7. Schonwetter RS, Walker RM, Kramer DR, et al.Принятие решения о реанимации у пожилых людей: значение данных о результатах. J Gen Intern Med. 1993. 8 (6): 295–300. [PubMed] [Google Scholar] 8. Weeks JC, Cook EF, O’Day SJ и др. Взаимосвязь между прогнозами больных раком и их предпочтениями в лечении. Джама. 1998. 279 (21): 1709–14. [PubMed] [Google Scholar] 9. Фрид Т.Р., Брэдли Э.Х., Таул В.Р. и др. Понимание предпочтений тяжелобольных пациентов в лечении. N Engl J Med. 2002. 346 (14): 1061–6. [PubMed] [Google Scholar] 10. Lloyd CB, Nietert PJ, Silvestri GA.Принятие решения об интенсивной терапии тяжелобольным и пожилым людям. Crit Care Med. 2004. 32 (3): 649–54. [PubMed] [Google Scholar] 11. Зиер Л.С., Бурак Дж. Х., Микко Дж. И др. Сомнения и вера в способность врачей прогнозировать критическое заболевание: взгляд суррогатных лиц, принимающих решения. Crit Care Med. 2008. 36 (8): 2341–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 12. Бродерик Дж. П., Бротт Т. Г., Далднер Дж. Э. и др. Объем внутримозгового кровоизлияния. Мощный и простой в использовании предсказатель 30-дневной смертности.Инсульт. 1993. 24 (7): 987–93. [PubMed] [Google Scholar] 13. Флиботт Дж. Дж., Хэган Н., О’Доннелл Дж. И др. Варфарин, разрастание гематомы и исход внутримозгового кровоизлияния. Неврология. 2004. 63 (6): 1059–64. [PubMed] [Google Scholar] 14. Hemphill JC, 3rd, Bonovich DC, Besmertis L, et al. Шкала ICH: простая и надежная шкала оценки внутримозгового кровоизлияния. Инсульт. 2001. 32 (4): 891–7. [PubMed] [Google Scholar] 15. Лиск Д.Р., Пастер В., Родес Н. и др. Раннее проявление полушарного внутримозгового кровоизлияния: прогнозирование исхода и рекомендации по назначению лечения.Неврология. 1994. 44 (1): 133–9. [PubMed] [Google Scholar] 16. Тухрим С., Горовиц Д.Р., Захер М. и др. Проверка и сравнение моделей, прогнозирующих выживаемость после внутримозгового кровоизлияния. Crit Care Med. 1995. 23 (5): 950–4. [PubMed] [Google Scholar] 17. Консенсусное заявление Комитета по этике Общества реаниматологии относительно бесполезных и других, возможно, нежелательных методов лечения. Crit Care Med. 1997. 25 (5): 887–91. [PubMed] [Google Scholar]

18. Ведение и прогноз тяжелой черепно-мозговой травмы.Фонд травмы мозга; 2000.

19. Fearnside MR, Cook RJ, McDougall P, et al. Проект травмы головы Вестмида. Физические и социальные последствия тяжелой травмы головы. Br J Neurosurg. 1993. 7 (6): 643–50. [PubMed] [Google Scholar] 20. Фирнсайд М.Р., Кук Р.Дж., Макдугалл П. и др. Результат проекта Westmead Head Injury Project в тяжелой черепно-мозговой травме. Сравнительный анализ догоспитальных, клинических и компьютерных переменных. Br J Neurosurg. 1993. 7 (3): 267–79. [PubMed] [Google Scholar] 21. Маршалл Л.Ф., Беккер Д.П., Бауэрс С.А. и др.Национальный банк данных травматической комы. Часть 1: Дизайн, цель, цели и результаты. J Neurosurg. 1983; 59 (2): 276–84. [PubMed] [Google Scholar] 22. Мюррей Г.Д., Тисдейл Г.М., Браакман Р. и др. Обзор травм головы, проведенный Европейским консорциумом по травмам головного мозга. Acta Neurochir (Вена) 1999; 141 (3): 223–36. [PubMed] [Google Scholar] 23. Майбург Дж. А., Купер Д. Д., Финфер С. Р. и др. Эпидемиология и 12-месячные исходы черепно-мозговой травмы в Австралии и Новой Зеландии. J Trauma. 2008. 64 (4): 854–62. [PubMed] [Google Scholar] 24.Леви Д.Е., Каронна Дж. Дж., Сингер Б. Х. и др. Прогнозирование исхода гипоксически-ишемической комы. Джама. 1985. 253 (10): 1420–6. [PubMed] [Google Scholar] 25. Бут С.М., Бун Р.Х., Томлинсон Г. и др. Этот пациент мертв, вегетативен или имеет серьезные неврологические нарушения? Оценка результатов для выживших в коме после остановки сердца. Джама. 2004. 291 (7): 870–9. [PubMed] [Google Scholar] 26. Wijdicks EF, Hijdra A, Young GB, et al. Параметр практики: прогнозирование исхода у выживших в коме после сердечно-легочной реанимации (обзор, основанный на фактах): отчет Подкомитета по стандартам качества Американской академии неврологии.Неврология. 2006. 67 (2): 203–10. [PubMed] [Google Scholar] 27. Легкая терапевтическая гипотермия для улучшения неврологического исхода после остановки сердца. N Engl J Med. 2002. 346 (8): 549–56. [PubMed] [Google Scholar] 28. Бернард С.А., Грей Т.В., Буист М.Д. и др. Лечение выживших в коме после внебольничной остановки сердца с индуцированной гипотермией. N Engl J Med. 2002. 346 (8): 557–63. [PubMed] [Google Scholar] 30. Мертон РК. Социальная теория и социальная структура. Нью-Йорк: Свободная пресса; 1968. стр. 477. [Google Scholar] 31.Томас В.И. Ребенок в Америке: проблемы поведения и программы. Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф; 1928. с. 572. [Google Scholar] 32. Зураски Дж. А., Айягари В., Зазулия А. Р. и др. Ранняя смертность от спонтанного внутримозгового кровоизлияния. Неврология. 2005. 64 (4): 725–7. [PubMed] [Google Scholar] 33. Леви ММ, Макбрайд ДЛ. Уход в конце жизни в отделении интенсивной терапии: современное состояние в 2006 году. Crit Care Med. 2006; 34 (11 Suppl): S306–8. [PubMed] [Google Scholar] 34. Беккер К.Дж., Бакстер А.Б., Коэн В.А. и др. Прекращение поддержки при внутримозговом кровоизлиянии может привести к самоисполняющимся пророчествам.Неврология. 2001. 56 (6): 766–72. [PubMed] [Google Scholar] 36. Грегсон Б.А., Менделов А.Д. Международные варианты хирургической практики при спонтанном внутримозговом кровоизлиянии. Инсульт. 2003. 34 (11): 2593–7. [PubMed] [Google Scholar] 37. Лайден П.Д., Шуайб А., Лис К.Р. и др. Безопасность и переносимость NXY-059 при остром внутримозговом кровоизлиянии: испытание CHANT. Инсульт. 2007. 38 (8): 2262–9. [PubMed] [Google Scholar] 38. Майер С.А., Брун Н.С., Бегтруп К. и др. Эффективность и безопасность рекомбинантного активированного фактора VII при остром внутримозговом кровоизлиянии.N Engl J Med. 2008. 358 (20): 2127–37. [PubMed] [Google Scholar] 39. Mendelow AD, Gregson BA, Fernandes HM и др. Раннее хирургическое вмешательство по сравнению с начальным консервативным лечением у пациентов со спонтанными супратенториальными внутримозговыми гематомами в Международном хирургическом испытании внутримозговых кровоизлияний (STICH): рандомизированное исследование. Ланцет. 2005; 365 (9457): 387–97. [PubMed] [Google Scholar]

40. Президентская комиссия по изучению этических проблем в медицине и биомедицинских и поведенческих исследованиях.Решение отказаться от жизнеобеспечивающего лечения: типография правительства США; 1983. с.

41. Vetsch G, Uehlinger DE, Zuercher-Zenklusen RM. Приказы DNR в больнице третичного уровня — уместны ли они? Swiss Med Wkly. 2002. 132 (15–16): 190–6. [PubMed] [Google Scholar] 42. Шепардсон Л.Б., Гордон Х.С., Ибрагим С.А. и др. Расовые различия в использовании приказов «не реанимировать». J Gen Intern Med. 1999. 14 (1): 15–20. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Шепардсон Л. Б., Янгнер С. Дж., Сперофф Т. и др.Варианты использования приказов о запрете реанимации у пациентов с инсультом. Arch Intern Med. 1997. 157 (16): 1841–7. [PubMed] [Google Scholar] 44. Hemphill JC, 3rd, Newman J, Zhao S, et al. Использование в больнице приказов о раннем отказе от реанимации и исходы после внутримозгового кровоизлияния. Инсульт. 2004. 35 (5): 1130–4. [PubMed] [Google Scholar] 45. Захуранец Д.Б., Браун Д.Л., Лизабет Л.Д. и др. Ограничения ранней помощи позволяют независимо прогнозировать смертность после внутримозгового кровоизлияния. Неврология. 2007. 68 (20): 1651–7. [PubMed] [Google Scholar] 46.Кауфманн М.А., Бухманн Б., Шайдеггер Д. и др. Тяжелая травма головы: должен ли ожидаемый результат влиять на реанимацию и решения в первый день? Реанимация. 1992. 23 (3): 199–206. [PubMed] [Google Scholar] 47. Рокер Дж., Кук Д., Шоквист П. и др. Клиницистские прогнозы смертности в отделениях интенсивной терапии. Crit Care Med. 2004. 32 (5): 1149–54. [PubMed] [Google Scholar] 48. Frick S, Uehlinger DE, Zuercher Zenklusen RM. Медицинская бесполезность: прогнозирование результатов лечения пациентов отделения интенсивной терапии медсестрами и врачами — проспективное сравнительное исследование.Crit Care Med. 2003. 31 (2): 456–61. [PubMed] [Google Scholar] 49. Бродерик Дж., Коннолли С., Фельдманн Э. и др. Рекомендации по лечению спонтанного внутримозгового кровоизлияния у взрослых: обновление 2007 г .: рекомендации Американской кардиологической ассоциации / Американской ассоциации инсультов по инсульту, Совета по исследованиям высокого кровяного давления и Междисциплинарной рабочей группы по качеству лечения и результатам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *