Содержание

Билет № 27.

Понятие личности и индивидуальности. Конкретно-исторические типы личности.

Понятие индивидуализма и конформизма.

Человек – это многогранное и многокачественное явление: продукт общества, природное существо, субъект культуры и т.д. Что касается философии, то для человека как индивидуального феномена она использует множество выражений, отсылающих друг к другу и друг друга замещающих. Более или менее фиксированным смыслом обладают три термина: индивид, индивидуальность и личность.

Понятие «человек» отражает общеродовые черты, присущие человеческому индивиду, его биологическую организацию, сознание, способность трудиться, язык. Т.о. она даёт самую общую и поэтому предельно абстрактную характеристику индивида, лишённую его конкретного образа.

Понятие же «индивид» обозначает человека как единичного представителя человеческого рода. Индивид экземплярен. Это не просто «один», а всегда «один из». С помощью понятия «индивид» подчеркивается исходная зависимость каждого отдельного человека от социальных условий, в которых совершалось его личностное формирование. Во всякий момент, когда человек уже может осознать себя, он существует в качестве продукта социальных отношений.

Однако человек – это не только продукт, но и субъект общественной жизни. Т.е. он своей деятельностью сам создает общественную жизнь. Это созидательное и субъективное и отражается в понятии личность.

В настоящее время существуют две основные концепции личности (по учебнику Спиркина):

  • личность как функциональная (ролевая) характеристика человека;

  • личность как его сущностная характеристика.

I концепция опирается на понятие социальной роли. Этот аспект понимания личности имеет большое значение в современной прикладной социологии.

Однако он не позволяет раскрыть внутренний, глубинный мир человека, фиксируя только его поведение, которое не всегда и не обязательно выражает действительную сущность человека.

II концепция – это более глубокая интерпретация понятия личности, которая раскрывает его в сущностном плане. Личность здесь — индивидуальное средоточие и выражение общественных отношений и функций людей, субъект познания и преобразования мира, прав и обязанностей, этических, эстетических и всех иных социальных норм. Личностные качества человека в таком случае есть производное от его образа жизни и самосознающего разума. Личность поэтому есть всегда духовно развитый человек.

Будучи высшей ступенью иерархического рассмотрения человека, понятие личности вместе с тем более конкретно и более содержательно, чем понятие человека вообще. Противопоставлять понятия «человек» и «личность» нельзя, так как любой человек является той или иной личностью. Личностные качества человека есть производные от двух моментов: от его самосознающего разума и от его социального образа жизни.

Полем проявления личностных свойств служит его социальная жизнь.

Специфические черты личности (из лекции):

  1. Индивидуальность. Она предполагает биологическое и психологическое своеобразие, но к ним не сводится. Это степень личностного развития человека, мера его творческого, активного отношения (преобразовательного) к природе, обществу, к самому себе.

Ортега-и-Гассет делит общество на 2 группы.

  • человек толпы. Средний, заурядный человек, который стремится «плыть по течению», без индивидуальности», безличный общий тип.

  • человек элиты (не статус) – способный на спонтанное, рождённое собственной волей усилие. Жизнь – это тренировка.

Человек стремится сохранить и проявить свою индивидуальность и навязать своё «Я» миру.

  1. Свобода – осознанные и ответственные действия людей (не произвол!), это действия человека в определённых границах, которые определяются самим человеком на основе социокультурного опыта и на основе знания закономерности бытия (подробнее о свободе смотри тетрадь или звони мне:)

Индивидуальность (фил.

словарь Фролова) – неповторимый, самобытный способ бытия конкретной личности в качестве субъекта самостоятельной деятельности, индивидуальная форма общественной жизни человека.

  • Личность социальна по своей сущности и индивидуальна по способу своего существования.

  • Индивидуальность выражает собственный мир индивида, его особый жизненный путь, который по своему содержанию определяется социальными условиями, а по происхождению, структуре и форме носит социальный характер.

  • Сущность индивидуальности проявляется в самобытности конкретного индивида, его способности быть самим собой в рамках социальной системы.

Конкретно-исторические типы личности (лекция)- это общие существенные черты человека, отражающие особенности конкретной эпохи и конкретного общества; класса, к которому человек принадлежит, либо других социальных групп, в которые он входит на протяжении своей жизни.

Где же человек?

Абстрактные понятия или конкретная личность?

Я работаю в некоммерческом секторе уже 25 лет, и на моих глазах сектор менялся, развивался, переживал трудные времена, выходил на новые уровни доверия и признания.

Когда в далеком 1995 году принимался закон, который теперь называется «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)», было важно впервые в советской и российской истории законодательно определить: что такое благотворительная деятельность и благотворительные организации, каким образом можно грамотно подступиться в нашей стране к этой сфере, привлекать в нее больше неравнодушных людей и больше организаций, чтобы совместно двигаться к «всеобщему благу» и созданию лучших условий жизни общества в нашей стране.

А последнее десятилетие я все чаще вспоминаю в свое время очень задевшую меня статью Александра Блока «Крушение гуманизма».

Она опубликована 100 лет назад, но ключевая ее мысль актуальна и сейчас. Речь в статье о том, что во времена расцвета Европы и ее бурного развития в центре всех процессов была человеческая личность и индивидуальность — да просто человек.

А когда «на арену вышла масса, толпа», то это мощное поступательное развитие замедлилось, а потом и вовсе прекратилось. Философы и поэты не зря всегда настороженно относились к «толпе» и отчаянно искали в ней человека, старались сместить фокус на него и его индивидуальность.

Фото: Слава Замыслов / АСИ

Возвращаясь с этой идеей к закону о благотворительности, я вижу, что возникает эта же проблема:

Изначально в нем не была заложена идея о том, что благотворительная деятельность — это деятельность на благо конкретного человека, каким бы он ни был, в чем бы ни нуждался и какими бы талантами ни обладал.

Ведь «всеобщее благо» состоит из блага, благоденствия, благополучия каждого, абсолютно каждого человека. «Без меня народ неполный», как говорил герой рассказа Андрея Платонова. Закон же наш оперирует исключительно абстрактными понятиями. 

Благотворитель с точки зрения семантики

Раскрою свою мысль подробнее. Кто такой благотворитель с точки зрения семантики? Тот, кто создает, творит, делает благо для того, кому хочет это благо предоставить. Как же описаны цели благотворительной деятельности в законе?

Смотрим и видим такие формулировки: граждане, население, безвозмездное оказание услуг, сферы деятельности — все это также очень абстрактно. Где же человек?

Вот, например, во второй статье закона 11 раз упоминается слово «содействие». Содействие — это деятельное соучастие в том, что уже происходит, что кто-то уже делает.

Что такое содействие образовательной деятельности? Задача ведь не в том, чтобы развивать абстрактную образовательную деятельность в целом, а в том, чтобы научить чему-то важному конкретного человека, и если он будет больше знать и уметь, это сделает мир лучше.

Что такое содействие культуре? Культура ведь тоже развивается не сама по себе и не для процесса, а для человека.

Описание других сфер деятельности — охрана окружающей среды, юридическая помощь и т.д. — тоже без субъекта. Теряется самая важная составляющая часть.

Возможно, нам стоит переосмыслить само понятие благотворительности, принимая во внимание главных действующих лиц этой деятельности.

И в связи с этим понять, где проходит граница между жизненной необходимостью и удовлетворением частной потребности или желания, в каких случаях благо личное становится основой благополучного общества.

Потому что споры о том, что такое благотворительность, кто должен (и должен ли?) и может ею заниматься, кто благополучатель, каким организациям можно и нужно делать пожертвования, а кому все-таки не стоит — рождаются из неполного, а подчас и диаметрально противоположного, понимания того, в чем состоят истинные цели благотворительности, можно ли измерить ее эффект, ждем ли мы результата или наоборот — опасаемся последствий…  

Дарья Милославская — председатель совета Ассоциации «Юристы за гражданское общество». Каждый месяц члены ассоциации будут выпускать авторскую колонку, где будут делиться своими размышлениями о сложных и неоднозначных аспектах благотворительной деятельности и ее правовых особенностях.

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

«Русскому языку ничего не угрожает, кроме агрессии в обществе»

Автор фото, Thinkstock

За счет чего развивается язык, вредят ли ему заимствования или наоборот — обогащают? Йогурт с ударением на первый или последний слог, кофе среднего или мужского рода? Что угрожает русскому языку и стоит ли законодательно пытаться его защищать и консервировать сегодняшние нормы?

В день, когда в 886 городах мира проходит масштабная образовательная акция «тотальный диктант», на эти и другие вопросы читателей Русской службы Би-би-си отвечают главный редактор портала Грамота.Ру Владимир Пахомов и лингвист, старший научный сотрудник Института русского языка РАН Ирина Левонтина.

С экспертами беседовала корреспондент Русской службы Би-би-си Ксения Гогитидзе.

Большая часть вопросов касалась развития русского языка, озабоченности тем, что люди называют «избыточными заимствованиями» и упрощением языка. Как вы ответите тем, кто считает, что русский язык «деградирует»? И почему?

Владимир Пахомов: Носителям языка вообще свойственно оценивать любые изменения в нем негативно. Это было всегда, во все эпохи. Выдающийся русский языковед Александр Пешковский в начале XX века писал, что такого консерватизма, какой наблюдается по отношению к языку, мы не встречаем больше нигде.

С одной стороны, хорошо, что новые языковые факты вначале вызывают оборонительную реакцию, ведь это помогает сохранить устойчивость литературного языка.

Мечта о прошлом

С другой стороны, это приводит к тому, что хорошим мы считаем только русский язык прошлого, правильной всегда признаем речь отцов, дедов, прадедов, очень редко свою речь и уж ни в коем случае не речь детей.

В 1960-е годы об этом же писал Корней Чуковский в своей знаменитой книге о русском языке «Живой как жизнь»: «Люди всегда уверены, что их дети, а особенно внуки калечат правильную русскую речь«.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Сложно представить нашу современную жизнь без этого слова, не правда ли?

Иными словами, любые изменения в языке мы склонны считать «порчей», «деградацией», «примитивизацией», каждое новое поколение слышит от старших, что оно уродует русский язык.

Поезда или поезды?

При этом мы совершенно не задумываемся, что мы тоже чьи-то дети и внуки, и тот русский язык, который мы считаем идеальным, люди, жившие до нас, сочли бы полностью «исковерканным» — уже по отношению к своему идеалу. Многие из тех норм, которые для нас единственно возможны, когда-то были недопустимы. Например, сейчас мы говорим «поезда» во множественном числе, а сто лет назад это считалось страшной безграмотностью, требовалось говорить «поезды».

Таких примеров сотни и тысячи. Получается, что во все эпохи русский язык изменяется под непрекращающийся плач его носителей, уверенных, что он «деградирует» и «портится». Ну а в те периоды, когда эти изменения происходят особенно сильно (как на рубеже XX — XXI веков), и призывов «спасать» русский язык становится намного больше.

Ирина Левонтина: Подобные вопросы волнуют людей, потому что новые слова бросаются в глаза. И они кажутся вульгарными. Взрослому не нравится то, как говорит молодежь, при этом взрослые забывают, что они сами были молодыми и говорили не так, как родители.

Незнакомое слово может раздражать. А если еще это слово — иностранное, то оно часто непонятно. И человек расстраивается. Ведь это его родной язык. Появляется естественная реакция отторжения — мол, язык засорили какими-то чужими, непонятными, ненужными словами.

Ведь язык — это что-то очень важное и интимное для человека. Человек усваивает язык, начиная с младенчества, вместе с жизнью. Познавая мир, он одновременно познает и язык. Язык неотделим от его сущности, от его индивидуальности. Поэтому они воспринимают покушение на родной язык как покушение на их сущность и на их самоидентификацию. Поэтому люди очень нервно реагируют. Особенно это характерно для русского языка, потому что русская культура вообще очень литературоцентрична, в русской культуре русская художественная литература занимает центральное место.

Вредят ли избыточные заимствования или обогащают язык?

Владимир Пахомов: По отношению к иностранным словам языки ведут себя по-разному: одни закрываются от заимствований, другие их охотно принимают.

Когда хотят запретить иностранные слова, часто кивают на другие страны: вот, мол, они берегут свои языки. Но это все очень индивидуально.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Главное, что угрожает языку, — когда им перестают пользоваться во всех сферах жизни

Русский язык всегда, во все эпохи, был открыт для иностранных слов, такова его особенность. Еще в древнерусскую эпоху слова к нам приходили в большом количестве со всех сторон — из скандинавских языков, западноевропейских, тюркских (хлеб, тетрадь, ябеда, грамота, ямщик, лошадь — это все не исконно русские слова, а иноязычные). Просто в определенные эпохи бывают всплески заимствований и периоды затишья. На рубеже веков мы пережили очередной всплеск, а сейчас темп заимствований снизился. Таких всплесков в истории русского языка было много, самый известный пример — эпоха Петра I.

Заимствования, конечно, обогащают язык, хотя когда их много, кажется, что от русского языка ничего не осталось.

Это вызывает вполне обоснованную тревогу за родной язык. Но не будем забывать, что языку нужно время на «инвентаризацию».

Мы в супермаркете тоже можем набрать много всего в тележку — и то, что очень нужно, и то, без чего вполне можно обойтись. Потом рассортируем. Вот и язык — что нужно, оставит, от лишнего избавится. Заимствованные слова помогают нам точнее обозначать реалии окружающего мира.

Очевидно же, что «фитнес» — совсем не то же самое, что физкультура, а «гендер» — это не просто пол, а пол в контексте специфических социально-экономических проблем, социальный пол, «чизкейк» — вовсе не запеканка. Очень часто иноязычное слово закрепляется в тех случаях, когда по-русски есть только неоднословные наименования. Сказать «стайер» удобнее и быстрее, чем «бегун на длинные дистанции», а «логин» — хорошая замена сочетанию «учетное имя пользователя». Возможность экономии языковых средств очень важна для языка.

Язык решает сам

Когда мы говорим о заимствованиях, то часто спешим решить за язык — мол, слово А, конечно, нужно, кто спорит, а вот слово Б — явно лишнее, ведь в русском языке есть слово В. Но решить, что действительно нужно языку, а что просто прилипло к ботинкам по дороге, — задача для нас, его носителей, непосильная.

Многие слова появляются в языке, потому что появляются новые идеи и реалии.

Так, с развитием технологий появилась необходимость в заимствовании новых слов, например «гаджет» или «девайс». Почему некоторые области жизни до сих пор отражены в русском языке не столь хорошо, например, новые семейные связи (связи вне брака, например), или сексуальная жизнь? Остается ли язык достаточно консервативным в различных областях жизни?

Владимир Пахомов: Язык отражает то, что есть в окружающем нас мире, и причины отсутствия слов для обозначения тех или иных реалий, связанных с семейной жизнью, сексуальными отношениями, половой идентификацией, надо искать не в самом языке.

Например, совместная жизнь вне брака не была прежде так распространена и уж точно не одобрялась в обществе, поэтому не было и соответствующего слова, было разве что грубоватое «сожитель».

Как только понадобилось как-то обозначить новую реальность, причем нейтральным термином, язык выкрутился, придумав новое значение давно существовавшему понятию «гражданский брак».

Раньше оно означало официальный брак без венчания в церкви, теперь — совместную жизнь вне брака. Но, например, слово брак толкуется в словарях как «семейный союз мужчины и женщины».

Язык не музей, а средство коммуникации

Ирина Левонтина: Дело не в том, откуда слово взялось, дело в том, насколько тонко язык может передать все оттенки смысла и все оттенки чувств.

Язык — это ведь не музей, в котором выставлены слова, на которые мы все любуемся. Язык — это в первую очередь средство общения, средство передачи смыслов. Жизнь меняется, язык должен этому соответствовать. Хорошо, если на языке можно обсуждать новую, изменившуюся реальность.

Без новых слов, пришедших в русский язык после 90-х годов, было бы невозможно обсуждать новую действительность. Таких тонких различий очень много. Меняется система ценностей, а с ней меняются и наши представления о том, что хорошо, что плохо.

Очень часто можно слышать сейчас, что предлог используется порой не по назначению (например, в «переговоры по газу»). Какова вероятность, что подобное употребление станет нормой в будущем?

Владимир Пахомов: Это тоже очень сложно предсказать. Но можно опираться на уже известные нам примеры из прошлого. Замена конструкций с одним предлогом конструкциями с другим — не редкость. И тот же самый предлог «по» во многих привычных нам сочетаниях был далеко не всегда.

Лингвист Максим Кронгауз приводит очень интересный пример: в начале XX века говорили не «позвонить по телефону», а «позвонить в телефон».

Телефон — огромный аппарат, совершенно не похожий на современные мобильники, — воспринимался как вместилище звуков. Поэтому звук и направляли в телефон, ведь предлог «в» связан с представлением о замкнутом пространстве. Когда телефон стал восприниматься не как техническая новинка, а как средство связи, устоялось употребление «позвонить по телефону». Так что, если вариант будет все чаще употребляться, в том числе в речи грамотных, образованных людей, его, конечно, надо будет признавать нормативным.

Заимствуют ли другие языки у русского? Почему это происходит реже, чем наоборот? Какой иностранный язык оказал наиболее сильное влияние на русский?

Владимир Пахомов: Конечно, русский язык не только принимает новые слова, но и делится своими словами с другими языками. Движение это в основном идет не на Запад, а на Восток. В языках Средней Азии очень много заимствований из русского.

Автор фото, Светлана Холявчук/ТАСС

Подпись к фото,

Акция «Тотальный диктант» проводится с 2004 года

В разные эпохи на русский язык оказывали влияние разные языки: в древнерусскую эпоху греческий, в XIX веке — французский. Сейчас, конечно, наиболее велико влияние английского языка.

Какие из новых на сегодняшний день слов останутся, а какие уйдут? Какими критериями должно обладать новое слово или понятие, чтобы оно вошло в русский язык? Есть ли официальный реестр? Оксфордский словарь, например, фиксирует новые слова, а есть ли такое с русским языком?

Владимир Пахомов: Практически это предсказать невозможно. Мы можем ожидать, что слово закрепится в языке, а оно возьмет и исчезнет. Или может воспринимать слово как однодневку, а оно освоится и прочно войдет в литературный язык. Очевидно, что слово останется, если останутся обозначаемые им предмет или явление.

Например, если дальнейшее развитие технологий полностью исключит возможность интернет-мошенничества, мы забудем слово «фишинг». Если на смену смартфонам, способным выполнять функции планшетов, придут какие-то новые устройства, из языка уйдет, даже не успев толком закрепиться, слово «фаблет». И так далее. И, конечно, больше шансов остаться у тех слов, которые заменяют длинные описательные конструкции. «Бильдредактор» вместо «заведующий отделом иллюстраций», конечно, имеет все шансы остаться в языке.

В словари новые слова всегда попадают с большим опозданием. Этому есть причина: традиция отечественной лексикографии — составление нормативных словарей. То есть словарь не просто фиксирует слово, а дает рекомендацию — как его писать, произносить. Но для того чтобы устоялось написание и произношение, слово должно освоиться в языке, а это процесс небыстрый. Вот словари и запаздывают.

Западная традиция другая, там главная задача — описывать язык, а не указывать, как надо говорить и писать. Поэтому Оксфордский словарь новые слова фиксирует гораздо чаще, чем российские издания. Хотя, например, в этом году вышел в свет «Словарь новейших иностранных слов» Шагаловой, где даны самые последние заимствования. Этот словарь как раз нацелен на то, чтобы в первую очередь рассказать о новых словах. Но официального «пункта регистрации» новых слов в русском языке не существует.

Как и почему меняются нормы языка? Под воздействием изменившейся действительности (появляются новые понятия, появляется и слово), а еще за счет чего? Приведите, пожалуйста, примеры

Владимир Пахомов: Конечно, меняющийся мир влияет на язык и приводит к изменениям в нем, ведь главная задача языка — не сохранить любой ценой свои нормы, а обеспечить говорящим на нем возможность успешной коммуникации.

И если для этого нормы должны поменяться, они изменятся. Факторов изменения норм очень много. На норму литературного языка влияют в том числе диалекты, на русские слова влияют иноязычные, на письменную речь влияет устная, и наоборот.

Например, произношение акушер возникло из-за того, что это слово писали без ё, а ведь раньше говорили акушёр. Написание повлияло на произношение. Кроме того, изменение нормы — это всегда очень долгий процесс.

Мы все время должны помнить, что мы свидетели лишь короткого этапа в многовековой истории языка, и многие процессы, происходящие на наших глазах, начались не сегодня и даже не вчера. Почему, например, говорят пять килограмм баклажан вместо пять килограммов баклажанов? Легче всего ответить: «Потому что все сейчас неграмотные и правил не знают».

Но давайте вспомним, что русскому языку не 30 лет и не 300, а гораздо больше.

Конкуренция окончаний в разных падежных формах (договоры — договора, в цехе — в цеху, килограммов — килограмм) — результат того, что в древнерусском языке было шесть типов склонения существительных, а потом эта система разрушилась и превратилась в современную из трех типов. Окончаний для трех склонений нужно меньше, чем для шести, вот окончания и конкурируют, одни вытесняют другие.

Это началось много столетий назад и закончится через много столетий. В каких-то словах этот процесс уже завершился (говорили нет сапогов, стали говорить нет сапог), в каких-то происходит на наших глазах (килограммов — килограмм), в каких-то только начнется в будущем.

Ирина Левонтина: Язык — сложный объект. Как и все живое, язык меняется, не меняются только мертвые языки. Меняется язык под воздействием окружающей действительности. Появилось новое понятие, появится и новое слово («компьютер», «импичмент»).

Но в языке происходят и внутренние, невидимые процессы, которые мы не всегда можем понять. Например, процесс «штоковская ретракция» — много веков назад в некоторых сербских диалектах место ударения постепенно сдвинулось на один слог вперед.

В русском языке также происходят внутренние процессы, изменения, которые нельзя объяснить внеязыковыми причинами. Например, сейчас очень популярно говорить «то что», вместо «что». «Я рад, то что вы пришли».

Как повлиял на русский язык интернет?

Владимир Пахомов: Главное изменение, произошедшее благодаря интернету, — у нас появилась новая форма существования русского языка, которую лингвисты называют письменной разговорной речью.

Раньше были речь устная — спонтанная, неподготовленная, и речь письменная — выверенная, продуманная, скорректированная.

С распространением интернета и мобильной связи появилось нечто новое: мы стали очень много писать, но то, как мы пишем, очень похоже на речь устную. В бойкой переписке в мессенджерах и соцсетях мы не всегда используем большие буквы и знаки препинания, лихо сокращаем слова, передаем интонацию с помощью смайликов. Это гибрид письменной и устной речи. И здесь можно только восхититься возможностями русского языка, который так быстро отреагировал на изменившийся мир и выработал новую форму общения — эту самую письменную разговорную речь.

Ирина Левонтина: Все процессы в языке стали происходить быстрее. В XIX веке на то, чтобы слово вошло в обиход, уходили месяцы и годы. А сейчас с новыми технологиями это происходит почти мгновенно. Многие слова проходят полный цикл развития за считанные недели или месяцы. То, что раньше занимало десятилетия, может занять теперь несколько месяцев.

Надо ли пытаться защищать язык институционально, законодательно, на государственном уровне? Как, например, это делают во Франции

Владимир Пахомов: Если мы употребляем слово защитить, то должны понимать: от кого или от чего защищать? На русский язык никто не нападает. Обычно под «защитой языка» понимают какие-то ограничения на использование иноязычных слов, слов нелитературных и так далее. Но вмешиваться в естественные языковые процессы, такие как изменение норм языка, заимствование слов и т. д., нельзя ни в коем случае.

А вот чем государство может помочь языку — это создавать максимум условий для изучения языка внутри страны и за ее пределами, для распространения знаний о русском языке среди взрослой аудитории, среди тех, кто давно закончил школу. Чтобы академические словари издавались тиражом не 800 экземпляров, а 80 000. Чтобы федеральные телеканалы в прайм-тайм ставили не бесконечные ток-шоу, где все стараются перекричать друг друга, или бандитские сериалы, а передачи о русском языке и лекции лингвистов. Иными словами, поддерживать русский язык надо не карательными механизмами (что-то запретить, кого-то оштрафовать), а просветительскими. Не порицать и высмеивать, а рассказывать, как правильно говорить и писать.

Ирина Левонтина: Попытки насильственно ограничить языковые процессы в большинстве своем ни к чему не приводят и терпят крах. Происходит борьба, и в этой борьбе заимствованных слов с существующими у каждого своя судьба. Мы, например, говорим не воздухоплавание, а авиация, но тем не менее — летчик, а не авиатор.

Что угрожает русскому языку?

Владимир Пахомов: Самому языку ничего не угрожает. Язык — как систему — невозможно испортить или оздоровить, ухудшить или улучшить. Когда мы говорим о разных негативных тенденциях или ошибках, мы не должны смешивать язык и речь.

Автор фото, Alexander Shcherbak/TASS

Подпись к фото,

Ни угрозами, ни законами на язык повлиять нельзя. А вот уделяя ему больше времени в образовательных рамках, можно

А вот культуре нашей речи, на мой взгляд, угрожает чрезвычайно высокий уровень агрессии в общении. О чем бы мы ни спорили (в том числе и о самом языке), мы очень плохо умеем слушать и слышать собеседника. Не умеем вчитываться в текст, плохо понимаем смысл сказанного или написанного. Выдергиваем какие-то ключевые слова, на их основе создаем собственное впечатление о том, что нам сказали, и с этим собственным впечатлением начинаем яростно спорить.

Вот такое разобщение вместо общения, на мой взгляд, сейчас главная проблема говорящих по-русски. А вовсе не то, что кофе становится среднего рода.

Ирина Левонтина: Языку угрожают не слова — ни жаргонные, ни иностранные. Плохо для языка, когда им пользуются мало или не во всех сферах. На родном языке не пишут сейчас научные труды, и это печально.

Термины, которые нужно знать любому бегуну

Беговых терминов, конечно, тьма тьмущая – если все их перечислять, вместе с подробной расшифровкой, то объем текста точно потянет на Малую Беговую Энциклопедию, а может быть даже и на Большую. Действительно, терминов много – знания о беге представляют собой своеобразное дерево, где есть большое количество «ветвей» — узко специализированных направлений, например — о физиологии человека или о химическом составе полимеров, которые используются для производства кроссовок. Есть ответвления с данными о диетологии, а есть о том, как правильно тренироваться в межсезонье. Есть ветки, посвященные музыке, которую лучше всего использовать во время пробежек, а есть посвященные истории марафонов.

Мы решили остановиться на том, что называется «корнями» — на базовых знаниях, из которых растет само дерево. В этой статье постараемся перечислить основные термины и расшифруем их для вас максимально просто, доступным языком, так, чтобы, с одной стороны вам было все максимально понятно, а с другой стороны, чтобы вы всегда имели возможность, сохранив этот текст к себе в «закладки», обращаться к нему, чтобы освежить ваши знания.

Анаэробный порог (или ПАНО – порог анаэробного обмена)

ПАНО – один из ключевых параметров, от которого строятся все планы тренировок, личное значение которого должны знать все бегуны, планирующие участие в соревнованиях на длинные дистанции.

Во время занятий спортом, у любого бегуна – любителя или профессионала начинает интенсивно вырабатываться «лактат» (соль молочной кислоты). При низкой интенсивности физических нагрузок получаемый объем лактата успешно перерабатывается организмом, что позволяет продолжать тренировку или участие в забеге.

При повышении уровня физической нагрузки (повышение скорости бега, например) и повышения уровня лактата в крови начинается процесс закисления крови – она начинает все хуже и хуже играть роль доставщика кислорода к мышцам для совершения работы, организму все труднее и труднее перерабатывать увеличивающийся объем лактата.

Анаэробный порог — это уровень интенсивности нагрузки, при которой концентрация в крови лактата начинает резко повышаться и вырабатываемый объем лактата уже не может быть утилизирован организмом бегуна. В результате превышения ПАНО резко начинает снижаться способность сохранять желаемую скорость бега, растет пульс, наваливается вялость, усталость, теряется желание дальше бежать.

ПАНО у бегуна определяется несколькими пограничными величинами, которые устанавливаются экспериментальным путем во время специальных тестов: пульсом, скоростью (км / час) и скоростью повышения концентрации лактата мл / минута / кг веса бегуна. Также, ПАНО может рассчитываться в % от максимально возможного объема потребления кислорода (МПК) – одного из наиболее надежных показателей физической работоспособности человека. В среднем, анаэробный порог наступает в районе 65% от МПК.

Средняя концентрация лактата в крови в покое у человека 0,5 – 2,2 ммоль / 1 литр крови. В среднем, ПАНО начинается в районе 4 ммоль / 1 литр крови.

Как только вы достигаете этих величин, вы достигаете ПАНО, ваша работоспособность начинает резко падать.

С помощью специальных тренировок в силах каждого упорного бегуна отодвигать этот порог.

Аэробный порог

Порог, при определенном уровне нагрузки — значении пульса и скорости бегуна, когда лактат только начинает накапливаться в крови. В среднем, аэробный порог начинается в районе 2 ммоль / 1 литр крови или 55% от МПК.

Если вы – спортсмен, активно занимающийся спортом, если вы – любитель, регулярно участвующий в соревнованиях, то для вас у нас есть специальные дисконтные карты, которые позволяют получать существенные скидки на необходимый вам инвентарь, обувь или одежду

Ахилл / Ахиллово сухожилие

Ахилл = ахиллово сухожилие. Травмы ахилла – одни из самых распространенных, классических травм у бегунов. Место, где находится ахилл – чуть выше пятки, там, где сливаются икроножная и камбаловидная мышца. Источником травмы ахилла может быть либо незалеченный, подошвенный фасцит – воспаление мягких тканей пяточной и подошвенной части ноги, либо прямая механическая травма самого ахиллова сухожилия.

Первый признак подошвенного фасцита — непрекращающаяся боль в пяточной части ноги, а также, боль там же, при вставании после сна. Как и любая травма, если ее не лечить с помощью профессиональных врачей, а уповать на «народные» методы и «самосовременемпройдет», фасцит постепенно может перейти на ахиллово сухожилие, что точно приведет к нешуточной проблеме с полным исключением бега в качестве физической нагрузки.

Профилактика травм — всегда лучше лечения. Профилактика любой травмы, любого отдела стопы включает в себя правильно составленный план тренировок, специальные упражнения на укрепление ахилла, разминка перед физической активностью, правильный подбор беговой обуви с помощью специальных тестов особенностей анатомического строения ваших ног, с помощью профессионалов в этой области, по необходимости – изготовление ортопедических, спортивных стелек.

Кстати, уберечь от травм, в значительной степени возможно используя специальные кремы, которые разогревают мышцы перед нагрузкой, восстанавливают их после, помогают избежать натертостей. Подробная статья про такие кремы и про то, как их использовать.

Качественно организованный тренировочный процесс – одна из основ профилактики травм. Мы рекомендуем обращаться к нашим партнерам – компаниям, отлично зарекомендовавшим себя в организации тренировок:

Бег с пятки/носка

Один из главных и часто обсуждаемых вопросов о технике бега у начинающих и опытных бегунов. На самом деле, однозначного и единственно верного ответа на вопрос «что лучше?», подтвержденного качественными и количественными исследованиями — нет.

Тщательный разбор видеозаписей техники лучших марафонцев, во время их выступлений на самых ответственных соревнованиях, к однозначным выводам, что лучше «с носка» или «с пятки» не приводит. Дело в том, что у каждого бегуна в силу определенных, личных физиологических и анатомических особенностей, вырабатывается своя личная техника постановки стопы – кому-то удобно бегать так, кому-то – этак. Короткие дистанции бегаются «с носка» — пятка, просто не успевает коснуться поверхности, длинные дистанции подавляющее количество бегунов преодолевают «с пятки» или ставя ногу полностью на всю поверхность стопы.

Водно-электролитный баланс

Бегуны на длинные дистанции во время тренировок или на соревнованиях, (особенно в жаркую погоду) теряют достаточно большое количество воды, которое тело выделяет в виде пота для охлаждения организма. Вместе с потом теряются и необходимые для движения и нормальной жизнедеятельности электролиты — вещества, которые отвечают за передачу нервных импульсов и они же играют важную роль в составе крови и обмене веществ человека.

Для компенсации потерь воды и электролитов, для сохранения баланса, рекомендуется во время и после занятий бегом пить «изотоники» — специальные смеси, содержащие в себе все те вещества, потерю которых необходимо компенсировать во время и после физических нагрузок. Изотоники растворяются либо в чистой, питьевой воде, либо в специальных спортивных напитках, также содержащих полезные для организма микроэлементы.

Рекомендуем вам подробную статью про то, что такое «спортивное питание», зачем оно нужно и почему оно позволяет качественно восполнять затраченную энергию и увеличивать продуктивность во время тренировок или в процессе соревнований.

Все изотоники в «Канте»

Все спортивное питание в «Канте»

Виды беговых тренировок

Для чего существуют тренировки по бегу? Для того, чтобы улучшать или сохранять вашу физическую форму, а точнее – физиологические, объективные ее параметры, выражаемые в конкретных цифрах: максимальный объем потребляемого кислорода, порог анаэробного обмена и т.д. Каждый вид тренировок развивает какое-то специфическое качество: скорость, выносливость и т.д. Опытные бегуны, составляя себе планы на период или к определенному событию, всегда обязательно включают в них все виды тренировок — в этом случае все системы организма будет развиваться гармонично.

Для планирования тренировок мы рекомендуем вам прибегать к помощи профессиональных тренеров, которые работают под крылом зарекомендовавших себя беговых школ. Самостоятельное планирование хорошо только для очень опытных бегунов.

1. Аэробные тренировки. «Длинные» тренировки

Фундамент, базовое упражнение, которое в необходимом объеме должен выполнять каждый бегун, планирующий пробегать длинные дистанции с хорошим результатом и самочувствием. Данный вид тренировок развивает важнейшее качество – выносливость – способность бежать долго, с необходимой скоростью.

Кроме развития выносливости и физиологических изменений, бег в аэробной зоне способствует психологической настройке, адаптации нервной системы к длинной и монотонной физической нагрузке.

Интенсивность аэробных тренировок рассчитывают от ПАНО, и чаще всего она составляет 70-85% от этого значения, не больше.

Нижняя граница (60 – 70%) – зона низкой интенсивности – для разминочного бега и восстановления после соревнований или интенсивных тренировочных блоков, верхняя граница (70 — 85%) – зона умеренной интенсивности для поддержания и развития базовой выносливости. Здесь максимален жировой метаболизм, в этой зоне «худеют». Оптимальный сердечно-сосудистый режим для нетренированных бегунов и тем, у кого есть превышение веса.

«Длинные» тренировки увеличивают количество кровяных капилляров в мышцах, повышают эффективность сердечно-сосудистой системы. В зависимости от подготовки бегуна, расстояние для длительной тренировки обычно колеблется от 10 до 50 км.

Если вы новичок и ваш пульс начинает ускоряться к большим значениям в этом режиме, даже при очень медленном беге трусцой, переходите на быстрый шаг, не стоит перенапрягать сердечно-сосудистую и нервную систему, тренировка через «черезнемогу» ничего вам не даст, кроме потери мотивации. Через некоторое количество упорных тренировок вы увидите результаты своих «прогулок» и сможете все большие и большие отрезки преодолевать бегом.

2. Темповые тренировки. Бег на определенной скорости

Беговые тренировки с равномерной интенсивностью, на определенной скорости. Обычно совершаются на значениях ниже ПАНО на 10%.

Такие тренировки — основной инструмент для достижения цели «я хочу пробежать … за такое-то время». Главная особенность «темповой» тренировки – это то, что вы бежите с той скоростью, с тем темпом, которые потом планируете применять и на ответственных стартах. Обычно, в качестве тренировки используется не 100% калька с длины и скорости соревнований, а темп и дистанция немногим меньше, чем «оригинал». Такая тренировка требует от бегуна решимости выдерживать необходимый темп максимальное количество километров, при этом, без выхода за ПАНО.

Полезность темповых тренировок заключаются в том, что вне соревновательного контекста можно ясно понять: готовы или нет вы к тем результатам по времени, которые планируете, в каком состоянии находится ваша физическая форма, как вы себя чувствуете под такой нагрузкой? Темповые тренировки – необходимые репетиции перед реальным беговым «спектаклем».

3. «Отрезки» или «интервалы»

Основа таких тренировок — прерывистое, перемежающееся чередование двух разных режимов – быстрого бега, на пределе возможной скорости, на пределе максимального пульса, на уровне 95% ПАНО и дальнейшего восстановления в виде очень медленного бега трусцой со скоростью и пульсом

Интервальные тренировки для бегунов, лыжников и других спортсменов, специализирующихся на длинных дистанциях, нужны для развития скоростных качеств и адаптации к стрессу, когда организм работает на пределе своих возможностей.

Количество интервалов и их длительность устанавливается индивидуально, но обычно это 8-10 повторений по 100 – 400 метров крайне быстро, потом отрезки трусцой с недостаточным восстановлением перед каждым новым быстрым отрезком.

Частота интервальных тренировок не чаще 1-2 раз в неделю, так как это достаточно серьезная нагрузка на сердце.

4. Фартлек

Фартлек в переводе со шведского означает: «скоростная игра». Это разновидность интервальной циклической тренировки с постоянной сменой темпа: от анаэробного спринта до бега трусцой, от темповых отрезков — до аэробной медленной ходьбы. Отличие от «интервалов» заключается в том, что здесь нет «пилы» — быстро / медленно, фартлек позволяет в одной тренировке смешивать разные типы бега. Общим правилом является то, что интенсивность нагрузки должна находиться в диапазоне 60-80% от максимального сердечного ритма. Фартлек является одним из самых эффективных методов, развивающих сердечно-сосудистую систему. Суть его заключается в изменении скорости на отдельных участках, включениях быстрых отрезков и ускорений на отдельных участках дистанции в сочетании с более спокойной работой. Это позволяет осваивать большие объемы нагрузки за короткое время.

5. ОФП (общая физическая подготовка)

Многие думают, что бегуны тренируются только с помощью беговых тренировок. На самом деле это не так. Для хороших результатов большое количество любителей и подавляющее количество профессионалов включают в свои тренировочные циклы упражнения ОФП, которые развивают силовую составляющую организма – способность переносить долгую физическую нагрузку на мышцы.

Сильные мышцы, эластичные связки, крепкие суставы, гибкость – все это дает ОФП и все это позволяет обходить стороной спортивные травмы и показывать отличные результаты.

ОФП для бегунов имеет свои приоритеты и особенности. Основные упражнения – это развитие мышечного корсета, укрепление стоп, мышц голени и бедер. Особого внимания заслуживают комплексы crossfit из разнообразных упражнений, которые совершаются интенсивно и непрерывно.

6. СБУ – специальные беговые упражнения

Эти упражнения похожи на ОФП, но с той лишь разницей, что все они обязательно совершаются в движении и нацелены, прежде всего, на укрепление тех специфических мышц бегуна, которые непосредственно участвуют в совершении бегового движения.

Перед любыми тренировками, связанными с повышенными нагрузками, обязательно проконсультируйтесь у спортивного врача, пройдите тесты, сделайте ЭКГ сердца.

Для качественных тренировок вам точно понадобятся:

  • беговые кроссовки
  • качественная беговая одежда
  • если вы соберетесь заняться трейлраннингом, то без беговых рюкзаков будет сложно обойтись
  • поясные сумки вам помогут взять на пробежку все необходимое: телефон, ключи, кошелек, гели, бутылку с водой и т.п.
  • специальные бутылки и фляги для воды. Разного объема и цвета
  • массажные мячи, роллеры, цилиндры, фитнесс-резинки, тренировочные петли – это то, что поможет вам во время ОФП-тренировок и в процессе восстановления после пробегов
  • солнцезащитные очки для бега
  • спортивное питание – для поддержания вашего тонуса на забегах и для восстановления после
  • бандажи и тейпы помогут вам лучше и быстрее восстановиться или уберечься от травм

Время восстановления

Восстановление после беговых тренировок или соревнований не менее важно, чем сама нагрузка. Тренировочный процесс без периодов восстановления похож на кусок резины – если его постоянно растягивать все больше и больше, не давая принять свою обычную форму, то рано или поздно даже самый эластичный материал разорвется.

Если строить свой тренировочный процесс только на тяжелых, напряженных циклах, с отсутствием специально заранее спланированных периодов восстановления и отдыха то все рано или поздно закончится травмами – физическими и моральными.

Традиционные методы восстановления, доступны каждому: достаточный сон, качественная, разнообразная еда, питье со специальными добавками – изотониками, которые восстанавливают потерянные с потом микро-элементы, растяжка после тренировок и соревнований, массаж.

Алкоголь и сауна – сомнительные восстанавливающие методы. Дело в том, что алкоголь, в том числе — пиво и сауна – обезвоживающие процедуры, в то время как организму после больших потерь жидкости, нужно как раз строго противоположное. Лучше и кружечку пива и сауну отнести на несколько дней после тренировки или соревнования, когда водно-солевой баланс уже восстановится.

Количество и методы восстановления – дело сугубо индивидуальное, как и тренировки. Основные признаки недовосстановления – плохой сон, потеря аппетита, отсутствие желания идти на тренировку и вообще – двигаться.

Для качественного восстановления после тренировок или соревнований мы рекомендуем следующее:

Ган-тайм

Производное от английского gun (пистолет) time, когда время каждого участника забега отсчитывают по времени стартового выстрела, а не по времени пересечения стартовой черты. Встречается все реже и реже с проникновением в систему организации соревнований современных технологий, позволяющих персонифицировать каждого участника с помощью специальных чипов, вклеенных в стартовый номер или укрепленных на щиколотке стартующих.

Гели

Во время тренировочного процесса и, особенно – на соревнованиях, бегуны теряют большое количество энергии. В обычной жизни такие потери восполняется едой и питьем. Но во время движения крайне неудобно поедать, скажем, кусок хорошо прожаренного мяса или порцию салата – только представьте себе, как Элиуд Кипчоге бежит с бутербродом в одной руке и с апельсином – в другой.

Кроме того, концентрация полезных веществ в обычной еде достаточно невелика – для компенсации энергозатрат, которая составляет на марафоне для любителя примерно 3500 Ккал, вам бы пришлось съесть целых 3,5 кг гречки.

Скорость усваивания организмом обычной еды также недостаточная для того, чтобы компенсировать энергетические потери, возникающие во время бега.

Именно поэтому, исходя из того, что:
А) Спортсменам надо питаться во время забегов;
Б) Необходимо, чтобы полезные вещества, содержащиеся в еде, быстро доставлялись к мышцам;
В) Необходимо, чтобы концентрация полезных веществ была высокой;
Г) Необходимо, чтобы процесс питания был удобен и не мешал бы самому бегу;
… и были изобретены «энергетические гели», которые существуют в огромном разнообразии видов, удобства упаковок и вкусов.

Есть несколько основных видов гелей, которые выделяются из всего ассортимента:

Все энергетические гели имеют специфический вкус, который может быть вам непривычен, кроме того, реакцию вашего желудочно-кишечного тракта на незнакомый продукт также трудно предугадать. Поэтому, всегда, на ответственных стартах используйте только проверенное, заранее протестированное во время тренировочного процесса питание.

Обычно, бегуны хорошо воспринимают какой-то один бренд гелей и используют его длительное время. Мы рекомендуем выбор из следующих названий:

Гликоген

Главный источник энергии для бегунов. Сложный углевод, который состоит из соединенных в цепочку молекул глюкозы. После приема пищи, в кровь начинает поступать большое количество глюкозы, если глюкозы избыток, то организм ее «пакует», как излишки в виде гликогена в печени и мышцах. Как только уровень глюкозы в организме идет вниз, например, во время тренировки или соревнований, организм с помощью ферментов расщепляет запасенный гликоген и таким образом уровень глюкозы в организме остается в норме, а бегун получает энергию для своих подвигов.

Общий запас гликогена у взрослого человека 300-400 г.

«Горки»

Частый вид тренировок, когда есть возможность заниматься на открытом воздухе. Забеги вверх-вниз по своей структуре нагрузки напоминают «интервалы», но в таком виде тренировок участвует гораздо большее количество мышц. Часто «горки» используют в качестве тренировочных упражнений те, кто участвует в забегах вне «асфальта»: трейлраннеры, скайраннеры и т.п.

Специальные кроссовки для трейлраннинга в «Канте»

Подробные статьи про снаряжение для трейлраннинга:

Пульс. Зоны пульса

Если вы тренируетесь без использования пульсовых зон, без контроля за частотой сокращений своего сердца — это то же самое, как ориентироваться в лесу ночью без компаса или навигатора и с завязанными глазами – бесцельно и с непредсказуемым результатом.

Человек устроен таким образом, что при разном уровне активности у него тренируется и развивается какой-то один фактор. При этом развитие этого фактора напрямую связано с таким объективным показателем, как частота сердечных сокращений (ЧСС). При одних диапазонах – зонах — показателях ЧСС тренируется выносливость, при других – физическая сила и т.д. Соответственно, для того, чтобы построить работающий тренировочный план, где будут и тренировки на выносливость и на физическую силу и т.п. вам просто нужно выяснить – в каких «зонах», какие у вас цифровые показатели пульса?

Как определить пульсовые зоны?

Есть множество технологий «раскладки» пульсовых зон. Самая точная и объективная – та, которая получается в результате прохождения медицинского тестирования, с замером физиологических параметров с помощью анализа уровня содержания кислорода в крови. Обычно такой тест выполняется с помощью велоэргометра, на беговой дорожке или с помощью специальных упражнений, требующих максимального физического напряжения.

Сколько всего пульсовых зон и что, в какой зоне ЧСС тренируется?

Всего «пульсовых» зон пять и они раскладываются от значения ЧСС в состоянии покоя (у любителей эта цифра в районе 70 ударов, у профессионалов может и до 30 ударов опускаться) – до максимального значения – и у любителей и у профессионалов эта цифра в районе 190 — 200 — 210 ударов – быстрее сердце не может качать кровь до физиологическим причинам.

Разница между границами последующей и предыдущей пульсовой зоны составляет обычно 10 — 15%.

1. Зона очень низкой интенсивности

Используется в качестве разминки перед высокими нагрузками и для восстановления после соревнований и тяжелых тренировок.

50-60% от максимальной частоты сердечных сокращений. Тренируется общая физическая выносливость. Легкие и комфортные тренировки. Эта зона наилучшим образом подходит для тех, кто либо только начал тренироваться, либо имеет очень низкий уровень физической подготовленности.

2. Фитнес-зона

60-70% от МЧСС. Зона умеренной интенсивности для поддержания и развития базовой выносливости. Энергия вырабатывается главным образом аэробным путем. Тренинг жирового метаболизма — при тренировке в этой зоне обеспечивается мобилизация жиров, вы начинаете худеть. Оптимальная тренировочная зона для нетренированных бегунов и людей с повышенным весом. В этой зоне повышается качество мышечных волокон и плотность капилляров, развивается сердечно-сосудистая система. Тренировка во второй зоне является неотъемлемой частью программы занятий каждого бегуна.

3. Аэробная зона

Зона большой интенсивности внутри диапазона аэробно-анаэробного перехода для развития базовой выносливости и увеличения аэробных характеристик.

70-80% от МЧСС. Оптимальная зона для тренировок на выносливость. Стимулируется развитие сети мелких капилляров в мышцах, которые обеспечивают доставку кислорода. Возрастает число и размер кровеносных сосудов, увеличивается объем легких, улучшается функциональное состояние дыхательной системы, увеличивается размер и сила сердца. При тренировках в этой пульсовой зоне начинается закисление крови лактатом.

4. Анаэробная зона

80-90% от МЧСС. Зона субмаксимальной интенсивности чуть выше диапазона аэробно-анаэробного перехода для быстрой метаболизации резервов и тренировки специфической соревновательной выносливости. Источник энергии для движения — почти полностью за счет углеводов, жиры практически не сжигаются.

Тренировки в этой зоне нужны для развития скоростной выносливости – когда вы на почти максимуме пульса можете бежать долго и с высокой скоростью.

Уровень лактата начинает резко расти, уровень ПАНО достигается именно в этой зоне. Тренировки в этой зоне нужны для улучшения показателя максимального потребления кислорода, отодвигания уровня ПАНО, для повышения уровня выносливости.

5. Максимальная зона

90-100% от МЧСС. Зона максимальной интенсивности находится выше диапазона аэробно- анаэробного перехода. В этой зоне получится находиться не больше 2-5 минут, т.к. концентрация лактата в крови будет зашкаливать. Энергообеспечение идет в основном за счет креатинфосфата и гликогена мышц.

Тренировки в этой зоне дают почувствовать – что значит «бежать на все деньги», ваш пульс приближается к 100% от МЧСС, наступает зона максимально возможной для вас нагрузки. Организм работает на пределе своих возможностей, быстро расходуя все имеющиеся запасы, система дыхания и сердечно-сосудистая система работают с максимально возможной эффективностью.

Тренировками в «максимальной» зоне занимаются профессиональные спортсмены в предсоревновательный период. Для любителей, которые хотят похудеть или просто улучшить своё здоровье, подвергать себя таким крайним нагрузкам не только не полезно, но и опасно.

Как отслеживать, что я тренируюсь в запланированной пульсовой зоне?

Для этого существуют средства объективного контроля – пульсометры, которые считывают значение ваших сердечных сокращений и передают их либо в специальные наручные, спортивные часы, либо в фитнесс-приложения, установленные в ваших смартфонах по bluetoooth – каналу связи. В часах и приложениях на смартфоне все данные вашей активности визуализируются с помощью цифр и графиков.

Часы и пульсометры в «Канте»

Подробная статья про один из самых известных брендов на рынке спортивных часов – Suunto

Каденс (ритм бега, частота шагов)

Число шагов, которые совершает бегун в минуту бега. При слишком больших значениях каденса вам нужно задуматься о технике – вы семените, очень часто ставите ноги на землю. При малых значениях каденса вы делаете слишком большие шаги между касаниями, тем самым заставляя ваш опорно-двигательный аппарат работать с излишней нагрузкой. Идеальным каденсом, который снижает риск возникновения травм при беге, считается цифра 180, её вывел американский исследователь Джек Дэниелс в результате наблюдений за профессиональными легкоатлетами.

Кинезио-тейп

Специальные пластыри, разработанные мануальным терапевтом Кензо Касе из Японии, которые наклеиваются по линиям мускулатуры и связок с целью снятия нагрузок с мышц после травм или перед интенсивной работой. Тейпы делаются из натурального хлопка и акриловой основы, покрытой клеящимся гелем.

Кинезиотейпы в «Канте»

Компрессионные гольфы и одежда

Одежда и носки, с повышенным содержанием эластичных нитей. Плотно охватывают стопы, призваны поддерживать мышцы и вены ног в тонусе во время бега. Благодаря прилеганию стопы надежно защищаются от натертостей обувью.

Компрессионная одежда, носки и гольфы в «Канте»

Тайтсы

Сделанные из эластичных тканей разной длины (от полностью закрывающих щиколотки — до шорт) брюки. Надеваются во время ветреной погоды, когда температура окружающей среды существенно ниже уровня комфорта, во время трейловых забегов, чтобы защитить кожу голеней и коленей от порезов о высокую траву и на длинные забеги, чтобы избежать натертостей.

Тайтсы бывают разной длины – в зависимости от вида забегов: для трейлов – более длинные, для городских забегов по асфальту – более короткие.

Все тайтсы в «Канте»

Максимальное потребление кислорода (МПК)

Один из объективных показателей уровня физической формы человека.

МПК – это то, наибольшее количество кислорода, которое человек может потребить в течение 1 минуты. Чем более у человека развита сердечно-сосудистая система, чем лучше физическая форма, тем больше кислорода – основного источника энергии для движения, он может потребить. У здорового человека, не занимающегося спортом, МПК равен 3200 – 3500 мл / мин, у тренированных бегунов этот показатель выше 5000 мл / мин. Определение МПК делается с помощью специального оборудования на велоэргометре или беговой дорожке.

«Мейджор»

От английского major – «главный». Самые престижные и самые популярные ежегодные «асфальтовые» марафоны, куда есть доступ и простым любителям. С 2006 года такие марафоны объединились в специальную серию — World Marathon Majors. В настоящее время «мейджеры» проводятся в Бостоне, Лондоне, Берлине, Чикаго и Нью-Йорке. С 2013 года в серию вступил Токийский марафон.

Победитель серии награждается денежным призом в размере 500 000 долларов США.

Эти забеги считаются особенными из-за многолетней истории и масштабов проведения. Пробежать «мейджор» мечтают практически все марафонцы, но сделать это очень непросто из-за высоких временных цензов и большого количества желающих со всего мира.

Мышцы – «двигатели» и мышцы – «стабилизаторы»

Для бега (равно, как и для любого другого вертикального движения) человек использует две группы мышц:

А) «Стабилизаторы», которые отвечают за равновесное положение частей нашего тела и фиксацию частей скелета относительно друг друга

Б) Мышцы – «двигатели», которые отвечают за основную силовую работу по перемещению нашего тела в пространстве и движению частей скелета человека относительно друг друга.

В процессе тренировок важно уделять внимание и тем и другим группам мышц – для этого существуют комплексы специальных беговых упражнений (СБУ) и ОФП – общефизической подготовки.

Ортопедические стельки

Строение стоп у всех бегунов разное, для того, чтобы компенсировать эти особенности, для того, чтобы убрать разницу между уникальными ногами и серийными кроссовками, снизить травматичность при беге и делаются специальные ортопедические стельки. Они очень показаны тем, у кого есть плоскостопие, гипо-или гипер-пронация. Изготавливаются стельки в специальных центрах, профессиональными мастерами, с использованием специального оборудования.

Подробная статья о том, как устроен процесс изготовления индивидуальных стелек в «Канте»

Пронация

Способ постановки стопы на поверхность при ходьбе или беге — один из ключевых моментов при правильном выборе кроссовок для бега. Неправильный выбор, без учета отклонения от нормального состояния может привести к проблемам с коленями или повреждению ахиллова сухожилия.

Пронация – способ, которым наша ступня приземляется, перекатывается и отталкивается от поверхности, по которой мы идем или бежим.

При соприкосновении стопы с поверхностью земли её свод, данный нам природой в виде выгнутой рессоры, становится более плоским, тем самым смягчая ударную нагрузку.

Нейтральная пронация – когда стопа ставится абсолютно плоско на поверхность, что обеспечивает оптимальное распределение нагрузки, как при приземлении после шага, так и при толчке.

Все кроссовки в «Канте» с нейтральной пронацией

Гиперпронация

При гиперопронации ступня прогибается вовнутрь, а за ней следуют суставы и щиколотка. Из-за слишком сильного прогиба ступни (фактического заваливания ее внутрь) возникает избыточное давление на внутреннюю часть стопы и ахиллово сухожилие.

Кроссовки, призванные решить проблему гиперпронации, относятся к классу «стабилизирующих» и обычно имеют характеристику «с контролем движения» (Motion Control). В отличие от «нейтральных» моделей они оснащены усиленной промежуточной подошвой (супинатором) и специальными, ярко выраженными боковыми профилями подошв кроссовок, которая даёт большее сопротивление заваливанию внутрь, компенсирует завал и возвращает стопу в нейтральное положение.

Все кроссовки в «Канте» с гиперпронацией

Гипопронация

При гипопронации стопа наоборот – заваливается во внешнюю сторону и таким образом затрудняется естественная амортизацию стопы из-за недостаточного ее прогиба. Гипопронация – гораздо более редкое явление, чем гиперпронация, именно поэтому моделей кроссовок для гипопронаторов очень мало на рынке. Если вы – бегун с ярко выраженной гипопронацией, и вам хотелось бы повысить стабильность своей обуви, попробуйте использовать специальные ортопедические стельки, призванные решить эту проблему.

Все кроссовки в «Канте» с гипопронацией

Индекс массы тела

Величина, позволяющая оценить соответствие массы тела спортсмена и его роста и косвенно определить, является ли масса недостаточной, нормальной или избыточной. У бегунов прямая зависимость экономичности бега от индекса массы тела. Одна из возможных расчетных формул: I = m/h3, где h3 — рост в квадрате, m — вес.

Марафонская «стена»

Состояние крайней эмоциональной и физической истощенности у бегуна, полный упадок мотивации, отсутствие любого желания пробежать хотя бы еще 50 метров. Причины «стены» — крайне высокий уровень лактата и крайне низкий уровень сахара в крови. Как избежать «стены»?:

А) Бегите дистанцию по «пульсу», отслеживайте его значение с помощью спортивных часов или приложения в смартфоне. Даже если вы бегун очень высокого уровня, помните о том, что залезание в 4-ую, а тем более – 5-ую «пульсовую» зону должно быть очень кратковременным и вам необходимо как можно быстрее вернуться к более низким значениям пульса.

Б) Обязательно пейте и ешьте до и во время длинных дистанций. 40 минут – 1 гель, каждые 30 минут – 3-4 глотка напитка с разведенным изотоником из фляжки или регулярное питье на пунктах питания – все это позволит вам сохранить уровень сахара в крови на уровне, который позволит нормально функционировать вашему телу.

Перепад (в кроссовках)

Перепад (дроп) – величина в мм — насколько пятка выше носка в кроссовке. Значение перепада подбирают в зависимости от техники постановки стопы при беге. При беге «на пятку» перепад должен быть побольше (8-10 мм), чтобы компенсировать жесткое приземление на голеностопный сустав, высокий дроп обеспечивает плавный перекат с пятки на носок. При беге «на носок» или на середину стопы перепад может быть минимальным, обычное значение – 6-8 мм.

Перетренированность

Состояние организма (физическое, эмоциональное), которое возникает и у новичков, и у профи, когда объем и интенсивность тренировок превышает восстановительные способности организма. Основные признаки: повышение частоты пульса, которая не снижается даже через продолжительное время после окончания тренировки или соревнования, перепады настроения, депрессивное состояние, раздражительность, быстрая утомляемость даже от незначительных физических упражнений.

Плоскостопие

Один из дефектов стопы, при котором свод стопы ослаблен или имеет такую форму, при которой нога не может полноценно выполнять роль амортизатора.

Различают продольное и поперечное плоскостопия с разными степенями. Дефект этот приобретенный или врожденный, он выявляется во время специальных тестов и должен обязательно учитываться при подборе кроссовок.

Пульсометр

Пульсометр – это измерительный прибор, который регистрирует частоту сердечных сокращений. Его еще называют монитором сердечного ритма (heart rate monitor). Это устройство, позволяющее определять пульс во время физической активности и показывать – как интенсивно бьется ваше сердце.

Обязательный элемент (ну, только если вы не Элиуд Кипчоге) для любого бегуна на длинные дистанции. Датчик-пульсометр может быть вмонтирован в спортивные часы (оптический датчик) или улавливать электромагнитные импульсы, будучи отдельным элементом. Данные с датчика передаются на спортивные часы или в специальное приложение на смартфоне по Bluetooth-радиоканалу.

Рогейн

Командный вид спорта, очень близкий по формату к спортивному ориентированию. Главная задача — за определенный промежуток времени (классически 24 часа, но бывает и 6, 8, 10, 12 часов) набрать максимальное количество очков, обнаружив контрольные пункты на местности с помощью навыков ориентирования. За каждую минуту опоздания от контрольного времени снимают по одному штрафному очку, а после 30 мин опозданий результат команды аннулируется. Рогейн предусматривает не только высокую готовность быстро бегать и читать топографическую карту, но и думать тактически, выбирая наилучшую траекторию от одного КП до другого, что позволит быстрее пройти всю дистанцию.

Кстати, у нас есть подробная статья – «Основы ориентирования. Базовые понятия. Как пользоваться компасом?»

Спортивные напитки

Спортивные напитки это специальные, содержащие углеводы (4-8 г на 100 мл), безуглекислотные растворы солей и минералов, которые активизируют обмен веществ, повышают выносливость, а также восстанавливают солевой баланс в организме, который непременно нарушается в процессе длительной физической активности, которая может вызвать судорогу и слабость в мышцах. Желательно не экспериментировать со спортивными напитками на забегах, так как реакция вашего организма на новый, непривычный продукт может вывести из строя желудочно-кишечный тракт. Опытные бегуны тестируют новые спортивные напитки только на тренировках, а на соревнованиях употребляют только проверенные продукты.

Примеры готовых спортивных напитков: Powerade, Catorade, Aqua Minerale Active.

Вместе с тем, стоит отметить, что концентрация солей и минералов в таких напитках невысока, и мы рекомендуем растворять в них дополнительные объемы необходимых полезных добавок в виде изотоников.

Изотоники, которые можно купить в «Канте» в виде таблеток, которые надо разводить или уже в виде раствора.

Сертифицированная трасса

Трасса, параметры которой проверили независимые специалисты Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) и Ассоциации международных марафонов и пробегов (AIMS), если речь идет про проверку марафонских дистанций. После официальной проверки, если все хорошо и трасса отвечает необходимым параметрам, организаторам выдается соответствующий сертификат (как правило, на 5 лет).

Стартовая зона

Место, откуда дается старт на соревнованиях и где заканчивают бег участники (если трасса имеет старт и финиш в одном месте). Чаще всего стартовая зона состоит из стартового коридора, с пропускной системой, чтобы в него не попали случайные люди, арки «старт-финиш», часов с указанием начала времени гонки, чиповой системы, которая считает время прохождения вами дистанции.

Темп бега

Один из ключевых параметров в беге, наравне с пульсом. Темп считается так – сколько минут бегун должен потратить на прохождение одного км дистанции. Скажем, Элиуд Кипчоге, во время установления мирового рекорда на Берлинском марафоне в 2018 году (2 : 01 : 39) пробежал дистанцию со средним темпом 2 : 53 минуты на 1 км. Для сравнения, средний темп бегуна-любителя на Московском марафоне, чтобы ему показать время быстрее 4 часов, должен быть не ниже 5 : 30 минут на 1 км. Грамотное планирование тренировочного процесса позволяет поддерживать необходимый темп во время соревнований, что приводит к желанному финишному времени.

Трейл, трейлраннинг

Бег по бездорожью, по природному рельефу — тропинкам, горам, лесам. Главное отличие трейлраннинга от кросса, для которого трассы также прокладывают вне «асфальта» — наличие определенного, необходимого перепада высот и длины дистанции – трейлы редко бывают короче 10 Км, а кроссы – наоборот.

В отличие от «асфальтового» бега трейл считается более универсальным средством тренировки, т.к. при прохождении дистанции задействовано большее количество мышц организма — и «двигателей», и «стабилизаторов».

Т.к., и тренировки и соревнования в трейле проходят по природному рельефу с достаточно неровной поверхностью, к обуви, которая используется бегунами, для предотвращения травм голеностопа предъявляются определенные требования: она должна плотно фиксировать стопу, иметь прочную (но легкую) конструкцию, выраженный протектор подошвы, который не будет проскальзывать при движении по скользким, крутым склонам и грязи.

Кроссовки для трейлов в «Канте»

Фан-ран

Чаще всего так называют любительские забеги без цели показать высокое соревновательное время. Бегуны принимают участие в таких забегах в первую очередь с целью получить удовольствие- fun и подурачиться, а не опередить соперников. Фан-раны чаще всего похожи на карнавалы, участники осыпают друг друга красками, обливают водой. Традиционно такие забеги проводятся на дистанции, которые обычно не превышает 5-7 километров. Классический фан-ран – «Красочный забег», который ежегодно проводится в Москве.

Чип-тайм

Время, которое засекается по «чипы» бегуна, когда он пересекает специальное устройство сначала на старте, а потом на финише. Чип-тайм еще называют «чистым» временем, т.к. учитывается только время, которое бегун действительно провел на трассе забега. Чип-тайм отличается от ган-тайма (время от старта забега до вашего финиша) на то время, которое потребовалось вам, чтобы добраться в толпе бегунов до стартовой полосы.

EPOC

После окончания тренировок или финиша на соревнованиях процесс сжигания калорий не прекращается. Жировые отложения идут в расход еще интенсивнее, чем до тренировки, так как телу необходимо восстановиться после изнурительной работы. Этот процесс восстановления организма можно назвать «дожиганием калорий», что во многом является восстановлением нескольких физиологических показателей до уровня, который был до начала тренировки.

Повышение расхода энергии происходит благодаря избыточному потреблению кислорода после нагрузки (он же – кислородный долг), что в английском языке звучит как excess post-exercise oxygen consumption (EPOC).

EPOC — степень повышения метаболизма (сжигание калорий и жира) тела после тренировки – насколько эффект от тренировки длится после ее окончания.

Если постоянно следить за показателями EPOC во время бега, то можно поймать такое значение, при котором дальнейший отдых после тренировки будет более эффективным.

Тредмилл- тест с газоанализатором

Тредмил тест – один из самых объективных тестов, дающих полное представление обо всех ключевых физиологических параметрах организма бегуна при физической нагрузке. Во время теста, под нагрузкой снимается электрокардиограмма, замеряется артериальное давление, с помощью газоанализатора определяется потребление кислорода, берется кровь для измерения концентрации лактата.

Под контролем врача функциональной диагностики человек идет / бежит по беговой дорожке (тренажеру-тредмилу) с заданной скоростью, а в это время аппараты отслеживают работу его организма и считывают данные, которые потом расшифровываются специалистами. Тест хорош тем, что он показывает реальное состояние бегуна «в цифрах», выявляет скрытые патологии сердца, которые не проявляются в обычной жизни.

По результатам тредмил-теста бегуны получают данные о состоянии своего организма, которые можно сравнить с данными, полученными через некоторое время после тренировочных циклов и увидеть – есть ли прогресс или нет.

Знания о беговой терминологии тем хороши, что они показывают, что бег – не самое простое занятие, как кажется, но в то же время, разобравшись с основными понятиями, вы можете построить свою систему тренировок и соревнований, которая будет осознанной и сможет вести вас от одного спортивного достижения — к другому.

Мы очень рекомендуем покупать все, что связано с бегом после личного визита в магазин «Канта» и консультации с нашими профессиональными продавцами.

Если вы живете в городе, где нет наших магазинов, то это не препятствие для приобретения того, что вам необходимо. Просто, при оформлении покупки через наш Интернет-магазин, обратите внимание, что у нас есть доставка курьерами и транспортными компаниями.

Также можно воспользоваться самовывозом, если вам так удобнее.

Однако, если вы уверены в модели, если вы уверены, что указанный размер или ростовка вам на 100% подойдет, то тогда наш Интернет-магазин – к вашим услугам. При покупке через Интернет у нас возможны различные системы оплаты:

  • наличными курьеру
  • банковским переводом
  • по карте
  • с помощью рассрочки
  • с помощью подарочного сертификата

Все подробности по разным формам оплаты

Новинки в «Канте»:

Также рекомендуем вам полезные статьи по «беговым» темам:

Понятие — индивидуальность — Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Понятие — индивидуальность

Cтраница 1

Понятие индивидуальности также имеет отношение к торговым маркам. Индивидуальность марки характеризуются тем, как она воспринимается потребителями. Формируя индивидуальность марки, специалисты по маркетингу могут сделать ее привлекательной для людей, которые оценят такие характеристики.  [1]

Если понятие индивидуальности подводит деятельность человека под меру своеобразия и неповторимости, многосторонности и гармоничности, естественности и непринужденности, то понятие личности акцентирует в ней сознательно-волевое начало. Индивид тем больше заслуживает права называться личностью, чем яснее осознает мотивы своего поведения и чем строже его контролирует, подчиняя единой жизненной стратегии.  [2]

Итак, понятие индивидуальности акцентирует внимание на том особенном, специфическом, своеобразном, что отличает данного конкретного человека от других людей. Оно может рассматриваться как антитеза по отношению к понятию среднетипичного. С представлением о развитой индивидуальности связывается наличие многообразных социальных качеств, сообщающих человеку подлинную неповторимость.  [3]

Первый аспект, характеризующий социальную систему, связан с понятием индивидуальности, второй — социальной группы, третий — социальной общности, четвертый — социальной организации, пятый — социального института и культуры. Таким образом, социальная система выступает как взаимодействие ее основных структурных элементов.  [4]

Понятие пути смешения является весьма неопределенным, так же как и породившее его понятие индивидуальности турбулентных молей.  [5]

Несводимость человека к его социально-групповому положению, независимость поведения от первоначально обусловивших его факторов, способность быть ответственным за свой персональный облик — все это фиксируется уже не с помощью понятия индивида, а с помощью близких и взаимосвязанных понятий индивидуальности и личности.  [6]

Идея, заключающаяся в том, что выбор той или иной торговой марки связан с индивидуальностью потребителя, является интуитивно привлекательной. Однако полезность понятия индивидуальности как переменной сегментирования, по-видимому, зависит от категории товара.  [7]

Нередко поэтому можно встретить утверждение, что именно в эпоху Возрождения вообще впервые формируется понятие личности как таковой. И в самом деле, если мы отождествим понятие личности с понятием индивидуальности, то такое утверждение будет вполне правомерным. Однако в действительности понятие личности и индивидуальности следует различать. Индивидуальность — это категория эстетическая, в то время как личность — категория нравственно-этическая. Если мы рассматриваем человека с точки зрения того, как и чем он отличается от всех людей, то мы смотрим на него как бы извне, глазом художника; к поступкам человека мы прилагаем в этом случае только один критерий — критерий оригинальности. Что же касается личности, то в ней главное другое: способность различать добро и зло и поступать в соответствии с подобным различением. Вместе с этим появляется и второе важнейшее определение личности — способность нести ответственность за свои поступки. И далеко не всегда обогащение индивидуальности совпадает с развитием и углублением личности: эстетический и нравственно-этический аспекты развития могут существенно между собой расходиться. Так, богатое развитие индивидуальности в XIV — XVI веках нередко сопровождалось крайностями индивидуализма; самоценность индивидуальности означает абсолютизацию эстетического подхода к человеку.  [8]

Описанные методы выделения и очистки полисахаридов должны привести к получению чистых ( индивидуальных) препаратов. Однако понятие индивидуальности полисахарида весьма условно. Уже упоминалось, что высшие полисахариды, как правило, представляют собой набор полимеро-гомологов с различной степенью полимеризации.  [9]

В социологии понятия человек и личность относят к одному объекту и считают их синонимами. Интерпретация понятий человек и личность имеет значение для решения многих проблем, связанных с менеджментом вообще и с принятием управленческих решений в частности. Тем не менее понятия личность и индивидуальность различаются. Понятие индивидуальности означает неповторимое своеобразие отдельного человека, совокупность только ему присущих особенностей. Понятие личности связано с определенными специальными характеристиками, отражающими принадлежность к той или иной социальной группе.  [11]

Упарим раствор, отогнав воду в вакууме. В остатке мы получим сироп, содержащий все четыре циклические формы. Индивидуально ли такое вещество. По-видимому, нет, так как в нем присутствуют молекулы четырех структурно различных типов — четырех изомеров. При стоянии этот сироп самопроизвольно закристаллизовался, мы опять получили индивидуальную a — D-глюкопиранозу. Видно, с понятием индивидуальности и в самом деле не все обстоит так просто, как кажется.  [12]

Страницы:      1

Что делать после получения первой дозы вакцины от коронавируса

Лучше всего прививаться во время спада заболеваемости, когда вероятность встречи с вирусом невелика. Но сейчас, на подъеме заболеваемости, важно после вакцинации продолжать соблюдать все противоэпидемические меры и правила личной защиты, — считает врач-инфекционист, главный врач клинико-диагностической лаборатории Инвитро-Сибирь Андрей Поздняков. Специалист пояснил, почему нужно особенно беречься в промежутке между двумя прививками.

«Самое важное — до получения второй дозы вакцины категорически не рекомендуется заболеть COVID-19, — говорит Андрей Поздняков. — Иммунная система, получив первую порцию антигенной нагрузки, начинает запускать полноценный ответ для последующей выработки защиты (антитела, клетки памяти и т.д.). Если в этот момент организм получает дозу «живого вируса», ответ может быть непредсказуемым — как весьма слабым, по типу обычного ОРВИ, так и чрезмерным, с тяжелым мультисистемным поражением. Поэтому важно соблюдать все противоэпидемические меры. Через три недели, к моменту введения второй дозы вакцины, иммунный ответ, как правило, уже сформирован, то есть человек уже защищен».

Сразу после вакцинации, а именно в первые два-три дня, напоминает Поздняков, нужно избегать чрезмерных нагрузок

«Однако это понятие индивидуальное. Например, если для одного человека сходить в бассейн — это нагрузка, то этого делать после прививки не нужно. Если для другого проехать 25-30 км на велосипеде — ежедневная норма, то это вполне допустимо после прививки», — уточнил эксперт.

Вторая важная причина не ослаблять противоэпидемические меры — забота об окружающих. Прививка не дает стопроцентной гарантии. что человек не заразится коронавирусом, но заболевание у него может протекать в легкой форме, по типу обычного ОРВИ, поэтому, если не соблюдать мер защиты, можно стать источником инфекции для других людей.

«Любая вакцина полностью не гарантирует защиту от заражения — не важно, клещевой энцефалит ли это, корь или COVID-19. Вакцина защищает не от вторжения микроорганизма, а от развития тяжелого заболевания, — поясняет доктор Поздняков. — При условии, что иммунный ответ сработал как положено (это отражено в проценте эффективности вакцинации, например, для «Спутника V» данное значение составляет 91 %). Таким образом, заразившийся вакцинированный, во-первых, может быть источником инфекции, причем не длительным, так как сработает поствакцинальный иммунитет, но активным (чаще всего, человек чувствует себя хорошо и ведет активный образ жизни, контактируя с окружающими). Во-вторых, даже если после прививки человек заболеет, то в большинстве случаев перенесет болезнь легко, без тяжелых последствий (если курс вакцинации был полным, и вакцина сработала как ей положено). Но в любом случае, заболевание даже в легкой форме — небольшое удовольствие».

Взаимосвязь понятий общей психологии (индивид, индивидуальность) и социальной психологии (личность, малая группа, коллектив)

В реальной, «живой» жизни эти понятия, отражающие психическую сторону жизни человека существуют и проявляются в неразрывном единстве – в виде единичного, уникального и конкретного существования человека, его рождения, роста и развития, внутренней духовной жизни, действий, поступков, отношений, общения и деятельности.

В неразрывной и «живой» целостности жизнь человека отражается средствами искусства, художественной и научно-популярной литературы, различными направлениями духовных практик. При научном изучении психической стороны жизни человека осуществляется теоретический анализ – условное разведение тех или иных аспектов психической жизни человека на ее отдельные составляющие. Если при художественном познании духовной сущности человека отражается ее «живая» целостность, то при аналитическом рассмотрении психической стороны жизни человека происходит определенная потеря ее «живого» начала.

Художественно-гуманитарный и научный подходы к осмыслению и изучению жизни человека не отрицают друг друга, а находятся в отношениях дополнения. Так, при художественно-гуманитарном подходе создается особая сфера социокультурного и духовного существования человека, при аналитико-научном подходе возникают условия для конкретно-научного изучения психической стороны жизни человека.

Но и при научном подходе фиксируется системность, взаимозависимость понятийного аппарата разных направлений психологии, в частности, общей психологии и социальной психологии. Так, факт принадлежности человека к человеческому роду обозначается понятием индивида. Общий процесс социокультурного и психофизического развития человечества отражен в термине филогенез, а процесс индивидуального развития человека – в термине онтогенез.

В ходе онтогенетического развития формируется индивидуальность человека, содержание которой составляют как бы «три этажа» свойств: свойства центральной нервной системы человека, темпераментные свойства и свойства личности.

Свойства центральной нервной системы человека в значительной степени определены наследственностью и содержат такие свойства, как сила нервной системы по отношению к возбуждению, на поведенческом уровне проявляющаяся в уровне работоспособности и выносливости человека, сила нервной системы по отношению к торможению, реализующиеся в сформированности самоконтроля человека. К свойствам нервной системы человека относится также свойство подвижности, в жизни и поведении человека проявляющееся в его способности к внутренним изменениям и адаптации к новым условиям внешней среды. Наконец, такое свойство нервной системы, как лабильность, характеризует скорость возникновения и прекращения нервной активности человека.

Свойства нервной системы составляют первый, нижний «этаж» структуры индивидуальности человека. Второй ее «этаж» – это темпераментные свойства, которые в определенной степени обусловлены наследственностью, но могут также изменяться под влиянием факторов внешней среды.

Например, в процессе воспитания можно «отладить» такие черты холерика, как вспыльчивость, горячность и несдержанность, или развить у флегматика черты подвижности и оперативности в принятии решений.

Но замечено, что в условиях стресса, неожиданно возникших экстремальных факторов ситуации, свойства нервной системы и темпераментные свойства могут проявиться в запрограммированном природой виде, т.е. своей наследственной обусловленности. Именно с этой закономерностью связана необходимость проведения профессионального отбора работников для профессий, в которых возникновение стрессовых факторов и экстремальных ситуаций происходит наиболее часто, а также профессий, связанных с опасностью для жизни и здоровья человека.

Третий «этаж» индивидуальности человека, полностью обусловленный его социальной жизнью, обозначается термином «личность». Личность – это система социальных отношений человека, его ценностные ориентации и мировоззрение, мотивы, направленность, устремления, интересы. Личностные свойства имеют относительно устойчивое проявление: именно личностные свойства в наибольшей степени подвержены воздействию внешней социокультурной среды жизни человека.

В психологической литературе дискуссируется вопрос о целостности и относительной автономности проявления личностных черт у человека. Так, в отечественной психологии принят тезис о безусловной целостности и неразрывности личностных свойств у отдельного человека. Но в западной психологии и восточных учениях нередко фиксируется мысль о том, что личность человека состоит из отдельных субличностей, каждая из которых имеет автономное существование и в определенных ситуациях входит в противоречивые отношения друг с другом. О противоречивой природе человеческой личности писал также Ф.М. Достоевский.

Процесс социализации личности – это процесс усвоения и воспроизводства человеком общественного опыта и общественных отношений, социальных норм и запретов, ценностей и условий социокультурного существования. В определенной степени существует некоторое противоречие между требованиями общества и желаниями и устремлениями конкретного человека. Считается, что в процессе социализации происходит именно общественное регулирование жизни конкретного человека путем формирования его внутренних средств саморегуляции.

Малая (или референтная) группа составляет ближайшее окружение человека, людей, с которыми он непосредственно общается и мнение которых является для него важным и значимым. Обычно число участников малой группы составляет от двух до пяти-семи человек. В каждой малой группе выделяется лидер – член малой группы, который оказывает существенное влияние на членов группы и управляет их поведением. Лидер выбирается малой группой на основе групповых симпатий и предпочтений, является одним из членов группы и при значительном изменении условий может «переизбраться» группой. Так, выделяются эмоциональный и интеллектуальный лидеры, лидер для принятия волевых решений или организации деятельности и т.п.

Групповая динамика отражает динамические процессы в малой группе относительно доминирования и подчинения, предпочтения и отвержения, постановки целей и задач группы в конкретной ситуации, группового общения и групповых действий.

Социометрическая структура малой группы фиксирует существующие в ней непосредственно-эмоциональные отношения лидерства (социометрической «звезды»), предпочтения (членов малой группы, взаимодействующих с лидером и между собой) и отвержения (позиции «аутсайдеров»).

Коллектив – это общность людей, объединенных целями и задачами продуктивной деятельности. В зависимости от состава коллектива и стоящих перед ним целей и задач различают творческий, научный и производственный коллективы.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Общая психология:

(PDF) Информационная теория индивидуальности

212 Теория биологических наук (2020) 139: 209–223

Благодаря этой консолидации возникли индивидуумы

(Flack 2017a, b).

Учитывая наше предположение, что люди представляют собой совокупности

, которые «распространяют» информацию из прошлого в будущее, и

имеют временную целостность, и что индивидуальность является вопросом

степени, может быть вложенной, распределенной и возможной на любом уровне ,

как оформить индивидуальность?

Формализация индивидуальности

В качестве отправной точки мы возьмем измерения из случайного процесса

.Это может быть вектор химической концентрации

с течением времени, численность различных типов клеток,

или вероятности наблюдения когерентного поведения. Мы используем

крупнозернистых или квантованных теоретико-информационных фильтров,

квантуют измерения. Некоторые из этих фильтров обнаруживают

согласованного поведения, тогда как другие фильтруют

весь сигнал и ничего не обнаруживают. Таким образом, амплитуда сигнала

при соответствующем фильтре становится средством обнаружения

различных форм индивидуальности.Это в некоторой степени аналогично наблюдению паттернов в инфракрасном диапазоне, которые были бы невидимы при использовании длин волн видимого света — индивидуальность

проявляется через характерные паттерны потока информации.

В основе этого подхода к агрегированию лежит теория информации

, и в этой статье мы предполагаем, что

людей лучше всего рассматривать в терминах динамических

процессов, а не как стационарные объекты, которые оставляют информацию. теоретические следы.В этом отношении наш подход может быть разумно оформлен через призму «философии процесса»

(Rescher 2007), которая делает выяснение динамики и связанных свойств природных явлений первичным объяснением. вызов. С точки зрения «философии процесса

» тенденция начинать с объектов, а затем

перечислять их свойства — «метафизика субстанции» — ставит

телегу впереди лошади.

Происхождение информации

Наше предложение о том, что люди представляют собой агрегаты, которые распространяют

информации из прошлого в будущее и имеют временную целостность

, можно рассматривать как прагматическое операционное определение

, которое отражает идею наличия чего-то постоянного около

человека. Однако наша мотивация определять индивидуальность таким образом на самом деле гораздо глубже. Она заключается в теоретико-информационной интерпретации энтропии, ее связи с физической теорией термодинамики

и формальном определении работ

, введенных Клаузиусом в 1860-х годах [см. (Müller 2007)

для введения к этой истории].

Вкратце, работа (перемещение физической системы) — это

, производимая путем передачи тепловой энергии от одного тела

другому (тепло). Энтропия фиксирует или измеряет потерю температуры

во всем диапазоне движения рабочего тела. Другими словами, в

энтропия измеряет потерянную энергию из

доступной энергии, доступной для выполнения работы. Идеи

Клаузиуса были формализованы и помещены в математическую структуру

Гиббсом в 1876 году.

В 1877 году Больцман в своей кинетической теории газа

дал альтернативную интерпретацию энтропии. Для Больцмана

энтропия — это мера потенциального беспорядка в системе.

Это определение смещает акцент с рассеянной энергии

через работу на количество ненаблюдаемых конфигураций

(микросостояний) системы, например, скорости частиц согласовываются с

с наблюдаемым измерением (макросостояние), e.г., температура —

ат. Термодинамическое и Больцмановское определения

тесно связаны, поскольку энтропия Больцмана увеличивается вслед за

потерей энергии, доступной для рабочего, сопровождающего столкновение частиц, движущихся во время теплового потока. Существует множество

,

различных микроскопических конфигураций отдельных частиц,

, совместимых с одними и теми же макроскопическими измерениями, а

— лишь некоторые из них, которые можно использовать.

В 1948 году, вдохновленный Джоном фон Нейманом, Клод Шан-

нон использовал термодинамический термин энтропия для определения информационной емкости канала связи

.Строка

заданной длины (макросостояния) совместима с большим числом

различных последовательностей символов (микросостояний). Целевое слово

будет неупорядочено во время передачи в части, связанной с шумом в канале. Если бы не было шума, можно было бы разрешить

в каждом микросостоянии, а энтропия

определила бы верхний предел количества сигналов, которые могут быть переданы

. Изучение максимального числа

состояний, которые могут быть переданы из одной точки в другую

по каналу, в условиях шума и при эффективном кодировании

, называется теорией информации.

Шеннон описал энтропию не в терминах теплового потока

и работы, а в терминах информации, передаваемой через канал

, передаваемой от сигнализатора к приемнику. Сила теории информации

частично проистекает из невероятной генеральности схемы Шеннона. Связистом может быть телефон в

Мэдисон, а получателем — телефон в Мадриде, или связистом

может быть родитель, а получателем — его выход. Для телефонов

канал

представляет собой оптоволоконный кабель и сигнальные импульсы света.

Для организмов канал представляет собой зародышевую линию и сигнализирует последовательность

полинуклеотидов ДНК или РНК в геноме.

Увеличение энтропии для телефонного звонка соответствует потере

или прерыванию световых импульсов, тогда как увеличение энтропии

во время наследования соответствует мутации или развитию шума. Та же самая схема может быть применена к разработке,

, в этом случае сигнализатор — это организм в прошлом, а получатель

— тот же организм в будущем.Один из способов, которым мы могли бы идентифицировать людей

, — это проверить, имеем ли мы

одну и ту же агрегацию в момент времени t и

.

Если информация, передаваемая вперед во времени, близка к максимальному значению

, мы принимаем это как свидетельство индивидуальности.

В своей простейшей форме Шеннон использовал следующие формальные меры

при определении информации. Энтропия

Содержание предоставлено Springer Nature, применяются условия использования.Права защищены.

Переосмысление эволюционной индивидуальности | PNAS

Абстрактные

В данной статье рассматривается вопрос о том, являются ли многовидовые биопленки эволюционными индивидуумами. Многочисленные многовидовые биопленки обладают характеристиками, связанными с индивидуальностью, такими как внутренняя целостность, разделение труда, координация между частями и наследуемые адаптивные особенности. Однако такие многовидовые биопленки часто не соответствуют стандартным репродуктивным критериям индивидуальности: в них отсутствуют репродуктивные узкие места, они состоят из нескольких видов, не образуют единых репродуктивных линий и не имеют значительного разделения репродуктивного труда между своими частями.Если такие биопленки являются хорошими кандидатами для эволюционных индивидуумов, то эволюционная индивидуальность достигается другими способами, кроме часто упоминаемых репродуктивных процессов. Случай с многовидовыми биопленками предполагает, что стандартные репродуктивные требования, предъявляемые к индивидуальности, должны быть пересмотрены. В более общем плане случай многовидовых биопленок указывает на то, что учет индивидуальности, который сосредоточен на эукариотах одного вида, слишком ограничен и что необходим плюралистический и открытый подход к эволюционной индивидуальности.

Слово «индивидуум» неоднозначно как в биологии, так и за ее пределами. В биологии есть генеалогические индивиды, такие как виды и филогенетические таксоны (1), метаболические индивиды, те сущности, которые используют ресурсы окружающей среды для поддержания своих структур (2), и индивиды естественного отбора, иначе известные как эволюционные индивиды (3). . В некоторых случаях биологическая сущность — это индивидуум более чем одного типа. Конкретная ондатра может быть индивидуумом с метаболизмом и индивидуумом в процессе отбора.В других случаях биологическая сущность может быть только одним типом индивидуумов. Таксон вида — это особь с генеалогией, но, вероятно, не отобранная особь. В центре внимания этой статьи — особи в процессе естественного отбора, т. Е. Эволюционные особи. Эволюционные индивиды — это те биологические сущности, которые удовлетворяют трем условиям естественного отбора Левонтина: они различаются, эта вариация приводит к разной приспособленности между ними и эта вариация является наследственной (4).

Биологи и философы биологии недавно предположили, что некоторые многовидовые симбиотические консорциумы являются хорошими кандидатами для эволюционных индивидуумов (5 ⇓ ⇓ ⇓ –9).Примеры таких консорциумов включают ассоциации термитов и грибов, консорциумы тлей и бактерий и микробиом человека (10, 11). В этой статье мы сосредотачиваемся на многовидовых консорциумах биопленок и спрашиваем, являются ли они эволюционными индивидуумами. Не все многовидовые биопленки являются перспективными кандидатами в эволюционные особи из-за большой конкуренции внутри них (6). Тем не менее, многочисленные типы многовидовых биопленок, такие как зубной налет и желудочно-кишечные консорциумы, обладают многими особенностями, связанными с эволюционной индивидуальностью.Такие биопленки обладают внутренней целостностью и отделены от окружающей их среды. Их части часто координируют свои действия, а в некоторых ситуациях сотрудничают. Кроме того, эти биопленки обладают адаптивными характеристиками, которые передаются с верностью между биопленками предков и потомков. Однако такие многовидовые биопленки часто нарушают стандартные репродуктивные критерии эволюционной индивидуальности: в них отсутствуют репродуктивные узкие места и значительное разделение репродуктивного труда, они состоят из геномов нескольких видов, и эти геномы не образуют единых репродуктивных линий.

Что нам делать из таких многовидовых биопленок? Если многочисленные многовидовые биопленки являются хорошими кандидатами для эволюционных особей, то стандартные репродуктивные требования к индивидуальности должны быть пересмотрены. Мы не отрицаем, что такие критерии выделяют важные факторы, которые способствуют индивидуальности однокорпусных эукариотических организмов. Однако случай многовидовых биопленок (и других многовидовых консорциумов) указывает на то, что эволюционная индивидуальность достигается другими способами, нежели часто упоминаемые репродуктивные процессы.Мы полагаем, что существование таких многовидовых особей свидетельствует о необходимости плюралистического и открытого описания эволюционной индивидуальности.

Биопленки и эволюционная индивидуальность

Начнем с биологии биопленок. Биопленки — это сообщества бактерий или сообщества бактерий и других микроорганизмов. Некоторые биопленки состоят из бактерий одного вида, но большинство природных биопленок состоят из нескольких видов (12, 13). Сколько видов встречается в многовидовых биопленках? Биопленки, связанные с водорослями, содержат около 30 видов бактерий (14).Биопленки зубного налета состоят из сотен различных видов бактерий (13, 15).

Считается, что у биопленок

есть жизненные циклы, и эти циклы обычно делятся на пять стадий (16 ⇓ –18) следующим образом. ( i ) «Планктонный образ жизни» — это когда различные бактерии, образующие биопленку, живут отдельно (хотя это лучше рассматривать как стадию пребиопленки). ( ii ) «Прикрепление» — это первоначальное прикрепление бактерий к поверхности.( iii ) «Колонизация» — это создание биопленки посредством колонизации и агрегации. Часто этот этап разбивается на подэтапы, при этом разные виды бактерий колонизируют в последовательном порядке. ( iv ) «Рост», а именно означает клональное производство, которое обычно регулируется и координируется посредством определения кворума. Наконец, ( v ) «рассредоточение»: по мере созревания биопленка производит клетки, которые попадают в окружающую среду.

На стадии роста биопленка продуцирует внеклеточное полимерное вещество (EPS), которое выполняет ряд функций (17, 19).EPS биопленки обеспечивает структурную целостность биопленки. Он также улавливает питательные вещества из окружающей среды и содержит ферменты, которые расщепляют эти питательные вещества для переваривания бактериями биопленки. EPS даже защищают бактерии от угроз, как хищников, так и антибиотиков, обеспечивая защитный слой и содержащие молекулы, которые связываются с антимикробными агентами, которые не позволяют им атаковать бактерии. Наконец, EPS служат средой для коммуникации между бактериями посредством определения кворума и способствуют обмену генетическим материалом посредством латерального переноса генов.

Бактериальные клетки в биопленках используют определение кворума для координации ряда действий. Чувство кворума основано на секреции и обнаружении молекул, называемых «аутоиндукторами». Бактерии используют концентрацию аутоиндукторов как показатель плотности популяции в биопленке. Бактерии настраивают свое поведение в зависимости от количества других клеток в биопленке. Когда концентрация аутоиндукторов в биопленке достигает определенного порога, бактерии в этой биопленке реагируют изменением экспрессии своих генов.Например, определение кворума в биопленках Pseudomonas aeruginosa регулирует выработку внеклеточной ДНК, которая составляет EPS биопленки (17). Такое восприятие кворума как индуцирует выработку внеклеточной ДНК для построения EPS, так и подавляет выработку внеклеточной ДНК, чтобы предотвратить перепроизводство EPS, которое тратит как энергию, так и питательные вещества (17). Чувствительность кворума координирует широкий спектр поведения внутри биопленок, включая производство матриц EPS (20), секрецию химических веществ, повышающих устойчивость биопленки к антибиотикам (21), и распространение клеток из зрелой биопленки (22).Обнаружение кворума не ограничивается представителями одного и того же вида. Межвидовая коммуникация через определение кворума также происходит в многовидовых биопленках, таких как биопленки полости рта (23) и патогенные биопленки, содержащие P. aeruginosa (24).

Еще одна общая черта биопленок — латеральный перенос генов. За латеральный обмен генами между бактериями биопленки ответственны два механизма. Трансформация — это механизм, который позволяет бактерии втягивать внеклеточную ДНК, высвобожденную из других клеток (17).ЭПС часто содержат большое количество внеклеточной ДНК (25). Конъюгация — это перенос мобильных генов, таких как плазмиды, между бактериями через межклеточные мостики (26). Насколько обширен латеральный обмен генов в биопленках по сравнению с таким обменом между планктонными бактериями? Уотник и Колтер (27) пишут, что бактерии биопленки «делятся своим генетическим материалом с большей скоростью» по сравнению с отдельными бактериями. Hausner и Wuertz (28) сообщают, что скорость конъюгального переноса в биопленках в тысячу раз выше, чем в популяциях планктонных бактерий.Наделл и др. (17) отмечают, что «плотно упакованная среда в биопленках делает их идеальными кандидатами для генетического обмена между клетками».

Познакомившись с биологией биопленок, давайте обратимся к некоторым характеристикам, связанным с эволюционной индивидуальностью, которые встречаются в биопленках. Мы предполагаем, что, поскольку многие многовидовые биопленки обладают этими характеристиками, такие биопленки являются хорошими кандидатами для эволюционных индивидуумов. Одна из часто упоминаемых черт эволюционных индивидуумов — это внутренняя интеграция и отделение от окружающей среды (29 ⇓ –31).Биопленки обладают этой особенностью. Клетки биопленки связаны посредством агрегации и ограничены матрицей EPS. EPS биопленки соединяет части вместе, помогает защитить биопленку от внешних угроз (хищников и противомикробных агентов) и улавливает питательные вещества из окружающей среды для своих бактериальных клеток. Более того, бактерии внутри биопленки часто сильно интегрированы: они общаются, обмениваются генами и «помогают» друг другу посредством ряда скоординированных процессов, от производства их общих ЭПС до выполнения взаимовыгодных метаболических процессов (см. Ниже).

Два других часто упоминаемых показателя эволюционной индивидуальности — это разделение труда и координация между частями человека (29, 30, 32, 33). Примеры разделения труда между клетками биопленки многочисленны. В некоторых случаях образования биопленок разные колонизаторы выполняют разные функции. Первые колонизаторы биопленок полости рта, такие как Streptococcus oralis и Escherichia coli , производят адгезивы для прикрепления к поверхностям, тогда как вторичные колонизаторы, такие как Fusobacterium nucleatum , служат мостами между ранними и поздними колонизаторами, которые не могут связываться друг с другом. другие (12, 13, 34).Многочисленные мутуалистические взаимодействия, включающие химические превращения, также показывают, что, по крайней мере, в некоторых биопленках существует разделение труда. Биопленки часто пространственно неоднородны: некоторые бактерии занимают области вблизи поверхности биопленки, другие бактерии встречаются в середине биопленки, а другие — на более глубине. Стюарт и Франклин (35) сообщают о случае биопленок, состоящих из поверхностных бактерий, потребляющих кислород, промежуточных бактерий, которые превращают сульфид в сероводород, и бактерий на большей глубине, которые превращают сульфат в сульфид.(Дополнительные примеры таких взаимных взаимодействий можно найти в ссылке 12.)

Приведенные выше примеры представляют собой разделение труда между бактериями биопленки, но они не являются очевидными примерами координации между этими бактериями. Проверка кворума дает примеры такой координации. Как мы видели ранее, определение кворума в биопленках P. aeruginosa регулирует количество внеклеточной ДНК бактерий, продуцируемых для их взаимной ЭПС. Другой пример — высвобождение аутоиндукторов одним видом бактерий, которое заставляет другой вид бактерий в той же биопленке производить химические вещества, которые делают их биопленку более устойчивыми к антибактериальным агентам (24, 36).Кроме того, есть случаи определения кворума, которые вызывают диспергирование определенных клеток в биопленке (22).

Еще одним показателем эволюционной индивидуальности является сотрудничество частей индивидуума (3, 5, 37). Бактерии в биопленках часто производят общественные блага. Общественное благо — это клеточный продукт, производство которого требует больших затрат и который улучшает приспособленность других клеток (38). Бактерии-обманщики в биопленках могут получать выгоду от общественных благ, не производя их. Жульничество действительно часто встречается в биопленках; однако мошенников часто держат под контролем, так что производство общественных благ является общей чертой биопленок.Биопленки представляют собой множество примеров общественных благ, таких как производство соединений EPS (17), соединений разложения антибиотиков (38, 39) и процессы денитрификации (13). Производство общественных благ приносит пользу как производителям, так и соседям. Могут ли некоторые бактерии в биопленках быть альтруистами? Kreft (40) предлагает модель, в которой стратегия низкого роста отдельных бактерий дает более высокий общий рост биопленки, чем стратегия высокого роста отдельных бактерий. Крефт предполагает, что эта «альтруистическая стратегия» «увеличивает приспособленность группы за счет экономного использования ресурсов за счет снижения приспособленности или скорости роста отдельных» бактерий (40).

Сразу возникает вопрос: как сохраняется кооперация между клетками биопленки? Почему читы не распространяются по биопленкам? Иногда обманщики все же берут верх в биопленке. Тем не менее производство общественных благ является общей чертой биопленок. Почему это могло быть? Исследователи указывают на ряд механизмов внутри биопленок, которые усиливают сотрудничество. Некоторые многовидовые биопленки пространственно структурированы так, что кооперативные бактерии располагаются плотными кластерами, изолированными от некооперативных мутантов, которые возникают из штаммов бактерий в других частях биопленки (41).Другой механизм, который способствует кооперации в биопленках, — это латеральный перенос генов мобильных генетических элементов, которые инфицируют некооперативные бактерии и заставляют их производить общественное благо (42). Считается, что некоторые случаи определения кворума (43) и нарушения окружающей среды (44) также сдерживают мошенников. Сотрудничество внутри биопленок — и механизмы, обеспечивающие его соблюдение — происходят снова и снова. Это не означает, что мошенники никогда не выигрывают. Также нельзя сказать, что кооперация происходит во всех биопленках или даже во всех частях биопленки.Бактериальное взаимодействие внутри биопленки часто бывает несовершенным и неоднородным (17, 45). Тем не менее в некоторых биопленках сотрудничество, по-видимому, является повторяющейся чертой.

Еще одно требование, предъявляемое к эволюционным индивидам, — это то, что они являются носителями адаптации (30, 37, 46). Что такое адаптация и кто является ее носителем — очень неприятный вопрос. Фолс и Рафгарден предполагают, что носитель адаптации «должен демонстрировать адаптации на уровне целого, которые не присутствуют на уровне компонентов» (37).Биопленки, по-видимому, обладают адаптациями на уровне биопленок, которые не происходят на уровне отдельных бактерий. Бактерии в составе многовидовых биопленок часто более устойчивы к дезинфекции и антимикробным препаратам, чем бактерии, живущие самостоятельно или в биопленках одного вида (12, 24, 47, 48). Биопленки обладают различными механизмами сопротивления антибиотикам, которых нет на уровне отдельных бактерий. Например, ЭПС снижают проникновение молекул антибиотиков, а латеральный перенос генов способствует совместному использованию генов устойчивости к антибиотикам (17, 18, 26).Другие примеры адаптации на уровне биопленки включают метаболические взаимодействия (12, 13), последовательную агрегацию (13, 49) и определение кворума, которое вызывает более высокую антибактериальную резистентность (24). Во всех этих случаях взаимодействия между бактериями биопленки повышают приспособленность бактерии по сравнению с тем, что было бы, если бы она жила в одиночестве.

Последний ингредиент эволюционной индивидуальности — это передача признаков от поколения к поколению (4, 31, 50). Микробиологи, изучающие биопленки, часто говорят о свойствах биопленок, которые возникают снова и снова.Многие из этих черт обсуждаются в этой статье, такие как системы распознавания кворума, метаболические взаимодействия, модели агрегации, кооперативное поведение, механизмы, лежащие в основе латерального переноса генов, и производство компонентов EPS. Кроме того, были идентифицированы специфические гены внутри бактерий, которые передают такие черты между биопленками, такие как гены, лежащие в основе механизмов распознавания кворума (23), гены, лежащие в основе механизмов латерального переноса генов (51), гены, вызывающие паттерны агрегации (52) и гены которые играют важную роль в производстве компонентов EPS (53).

Утверждение, что признаки уровня биопленки передаются, не является спорным. Что особенно интересно в биопленках, так это то, как происходит такая передача. Обычно мы думаем об эволюционных особях, передающих свои черты посредством воспроизводства. Но, как мы увидим, случай биопленок поднимает вопросы о том, какие репродуктивные процессы необходимы для эволюционной индивидуальности и даже как мы должны представлять себе воспроизводство.

Репродуктивные критерии индивидуальности

Многочисленные критерии эволюционной индивидуальности еще не охвачены акцентом на воспроизводство.Согласно стандартным теориям эволюционной индивидуальности, люди имеют репродуктивные узкие места, развиваются из геномов одного вида, образуют единые репродуктивные линии и имеют значительное разделение репродуктивного труда между своими частями. Биопленки, как мы увидим, часто нарушают эти репродуктивные критерии эволюционной индивидуальности. Если многочисленные биопленки являются хорошими кандидатами на индивидуальность, потому что они демонстрируют наследуемые адаптации на уровне биопленок, то стандартные репродуктивные требования, предъявляемые к отдельным людям, должны быть пересмотрены.Мы не отрицаем, что такие репродуктивные критерии выдвигают на первый план важные факторы, которые влияют на индивидуальность отдельных видов эукариот. Тем не менее, мы предполагаем, что случай многовидовых биопленок показывает, что эволюционная индивидуальность достигается другими способами, чем часто упоминаемые репродуктивные процессы. Другими словами, существование таких многовидовых биопленок указывает на необходимость плюралистического учета эволюционной индивидуальности. Давайте теперь обратимся к различным репродуктивным критериям эволюционной индивидуальности и посмотрим, как биопленки соответствуют этим критериям.

Распространенным критерием эволюционной индивидуальности является то, что особи развиваются из геномов одного вида (32, 54 ⇓ –56). Эта точка зрения состоит из двух частей: индивиды развиваются из одного генома, и этот геном принадлежит одному виду. Основное предположение, лежащее в основе этой точки зрения, состоит в том, что генетическая однородность среди клеток индивидуума снижает конкуренцию между этими клетками (32). С предположением генетической однородности приходит предположение, что эволюционная особь развивается из генома одного вида, а не состоит из геномов нескольких видов.Как пишет Бушар, «большинство определений индивидов сосредоточено на единовидовых коллективах» (57). Что касается биопленок, большинство природных биопленок нарушают этот критерий эволюционной индивидуальности. Как пишут Элиас и Банин (12), «биопленки [m] смешанных видов, очевидно, являются доминирующей формой» (см. Также ссылку 13). Как мы видели ранее, количество видов в многовидовой биопленке может варьироваться от нескольких видов до сотен видов. Если биопленки являются эволюционными индивидуумами, то требование генетической однородности индивидуальности следует отбросить.

Идея существования многовидовых эволюционных особей далеко не нова. Биологи и философы биологии недавно сосредоточили внимание на таких многовидовых эволюционных особях. Часто цитируемым примером является симбиотическая ассоциация тлей и Buchnera aphidicola . Более сложным примером является холобионт человека и микроорганизма, состоящий из людей и их кишечной флоры (9). Подобные примеры заставили некоторых философов отвергнуть предположение о генетической однородности эволюционной индивидуальности (7, 31, 58).Хотя философы биологии обычно признают существование многовидовых эволюционных индивидуумов, они накладывают ограничения на таких индивидуумов. Одним из ограничений является то, что разные виды клонов внутри этих особей протекают в тандеме (2, 59). Годфри-Смит (2) формулирует это требование на примере симбиотических отношений между тлей и B. aphidicola . Линии родительско-потомственных тлей и родительско-потомственные линии бактерий Buchnera передаются в тандеме посредством вертикальной передачи.Мать тли передает бактерии своему потомству, так что потомство бактерий является потомком бактерий родительской тли. Следовательно, у каждой многовидовой особи тли-бактерии есть общее начало и конец, и эти особи тли-бактерии образуют единую репродуктивную линию.

Формируют ли многовидовые биопленки такие унифицированные репродуктивные линии? Здесь нужно сказать пару вещей. Во-первых, во многих случаях различные родословные, образующие многовидовую биопленку, не объединяются одновременно.Формирование биопленок часто происходит поэтапно. Некоторые бактерии, образующие биопленку, являются ранними колонизаторами, некоторые — средними колонизаторами, а другие — поздними колонизаторами. Другими словами, формирование биопленки может происходить в шахматном порядке. Однако тот факт, что агрегация биопленок может быть ступенчатой, не мешает таким биопленкам формировать единые репродуктивные линии. Как и любой процесс оплодотворения или родов, образование биопленки может происходить с течением времени и иметь нечеткие границы. Однако на любом конце этого процесса (до начала агрегации и после ее завершения) ясно, присутствует ли биопленка.

Есть еще один камень преткновения в предположении, что все биопленки образуют единые репродуктивные линии: во многих случаях биопленки образуются бактериями из нескольких родительских биопленок. Традиционно мы думаем, что у потомства один или два родителя. Однако часто у биопленок множество родителей: десятки, если не сотни. Тем не менее, то, что у некоторых биопленок есть много родителей-биопленок, не показывает, что такие биопленки не имеют отношений между родителями и потомками, необходимых для индивидуальности.Нам просто нужно думать об отношениях между родительскими и дочерними биопленками с точки зрения сложных сетей многочисленных родителей, имеющих многочисленное потомство. Если пакеты признаков достоверно передаются между родительскими и дочерними биопленками, то формирование единой репродуктивной линии (в которой линии, составляющие биопленку, проходят в тандеме) не требуется для эволюционной индивидуальности. Это наблюдение поднимает общий вопрос о том, является ли производство новых биопленок воспроизводством.Ответ на этот вопрос заключается в том, насколько далеко можно расширить концепцию воспроизводства по сравнению с ее традиционным пониманием (мы вскоре обратимся к этому вопросу). Однако, независимо от того, как определить «воспроизводство», многие биопленки нарушают репродуктивный критерий эволюционной индивидуальности, а именно то, что родословные составляющих видов внутри многовидовых особей протекают в тандеме.

Еще одним критерием воспроизводства эволюционных особей является разделение репродуктивного труда (31, 50).У млекопитающих, например, есть разные зародышевые линии и линии сомы. Только клетки их зародышевой линии могут производить пропагулы, которые затем могут развиваться в потомки. Считается, что различие между зародышевой линией и линией сомы снижает конкуренцию между частями человека, поскольку будущим поколениям организмов могут передаваться только мутации в клетках зародышевой линии. Биопленки не имеют специализированных клеток зародышевой линии и не имеют каких-либо различий между зародышами и сомами. Тем не менее, некоторые биопленки действительно демонстрируют ограниченную репродуктивную специализацию.В случае распространения роением клетки, высвобождаемые биопленкой, проявляют особый фенотип. Клетки распространения подвижны, в отличие от большинства клеток биопленки (16). Таким образом, хотя биопленки не имеют различия между зародышами и сомами, некоторые биопленки демонстрируют некоторое разделение репродуктивного труда на более поздних этапах своего жизненного цикла, на стадии распространения. Тем не менее, это разделение репродуктивного труда далеко от значительного разделения репродуктивного труда, наблюдаемого у таких организмов, как млекопитающие.

Другой критерий репродукции, налагаемый на эволюционных особей, — наличие репродуктивных узких мест (31, 32, 56).Узкое место в репродуктивной системе возникает, когда индивидуум начинается с одной клетки (или нескольких клеток). Затем эта клетка реплицируется, чтобы сформировать клетки индивидуума. Считается, что репродуктивные узкие места важны для эволюционной индивидуальности по двум причинам. Узкие места снижают конкуренцию между клетками организма. Как пишут Мэйнард Смит и Сатмари, «важнейшая причина, по которой конкуренция между клетками не разрушает организм, заключается в том, что, как правило, развитие начинается с одной клетки, поэтому, за исключением соматической мутации, клетки человека генетически идентичны». (32).Еще одна причина того, что репродуктивные узкие места важны для эволюционной индивидуальности, — это их роль в эволюции новых черт. Как отмечает Годфри-Смит, «узкие места» способствуют развитию новых черт у человека, потому что «узкое место заставляет процессы роста и развития начинаться заново, изначально локализованная мутация может иметь множество последующих эффектов» (31). Любые мутации в зародышевой линии человека, возникающие во время его репродуктивного узкого места, распространяются на его соматические клетки.

Некоторые биопленки могут подвергаться репродуктивным узким местам, например, когда часть биопленки отламывается, смещается и образует новую биопленку. Однако обычно биопленки образуются путем агрегации — процесса, в результате которого многочисленные бактериальные клетки объединяются, чтобы сформировать новую биопленку. Интересно, что у биопленок есть альтернативные процессы, которые способствуют индивидуальности, в том смысле, что репродуктивные узкие места, как считается, способствуют индивидуальности. Биопленки могут подвергаться экологическим ограничениям, когда размер популяции биопленок уменьшается из-за факторов окружающей среды, таких как противомикробные препараты (44).Подобно репродуктивным узким местам, экологические узкие места подавляют конфликты, увеличивая генетическое родство между клетками в биопленке. Кроме того, латеральный перенос генов может распространять эволюционные новинки внутри биопленки без репродуктивных узких мест. Рассмотрим гипотезу распределенного генома Эрлиха и др. (26). Эта гипотеза призвана объяснить обилие биопленок, вызывающих хронические заболевания. Согласно гипотезе распределенного генома, новые штаммы болезней среди биопленок являются результатом новых комбинаций генов, продуцируемых латеральным переносом генов.Более того, латерально переносимые гены кодируют ключевые эволюционные черты биопленок, такие как устойчивость к антибиотикам (60) и способность производить общественные блага (42). Биопленки, кажется, достигают результатов репродуктивных узких мест (генетическое сходство и передача новых мутаций) альтернативными способами (экологические узкие места и латеральный перенос генов). Существование экологических узких мест и латерального переноса генов подразумевает, что репродуктивные узкие места могут не быть необходимыми для эволюционной индивидуальности.

Отступая от этих деталей, мы видим, что многие многовидовые биопленки имеют низкие показатели по стандартным репродуктивным критериям индивидуальности: они не образуют единых репродуктивных линий, у них нет репродуктивных узких мест, и в них отсутствует значительное разделение репродуктивного труда. Тем не менее, биопленки могут решить проблему узких мест репродуктивной системы альтернативными способами. Кроме того, биопленки — это хорошо интегрированные единицы, которые отделены от окружающей среды.Мы также видели, что биопленки часто состоят из бактерий, которые координируют свою деятельность, а в некоторых случаях взаимодействуют. Наконец, есть веские основания полагать, что биопленки передают адаптации на уровне биопленок от поколения к поколению. Эти наблюдения поднимают общий вопрос. Если многочисленные многовидовые биопленки являются хорошими кандидатами для эволюционных индивидуумов, то, возможно, для эволюционной индивидуальности в воспроизводстве нет необходимости? Как ответить на этот вопрос, зависит от того, как вы определяете «воспроизводство».«Если для воспроизводства необходимы репродуктивные узкие места, биопленки не воспроизводятся. Если воспроизводство требует значительного разделения репродуктивного труда, биопленки не воспроизводятся. С другой стороны, существуют понятия воспроизводства, которые не включают узкие места или различие между зародышами и сомами.

Griesemer (61) предлагает описание воспроизводства, которое не требует ни узких мест, ни значительного разделения репродуктивного труда. Согласно Гриземеру, воспроизводство — это «размножение с материальным перекрытием механизмов, дающих способность развиваться» (61).Этот рассказ состоит из двух частей. Родители и потомство должны иметь генеалогические отношения, вызванные совпадением материалов, а сущности, способные к воспроизводству, должны обладать способностью к развитию или иметь жизненные циклы. Биопленки соответствуют представлению Гриземера о воспроизводстве. Когда биопленка созревает, она высвобождает клетки в окружающую среду. Освободившиеся клетки объединяются с другими клетками и образуют новые биопленки. Однако в некоторых случаях бактериальные клетки размножаются за счет бинарного деления на планктонной стадии. В этих случаях это потомки клеток, высвободившихся из родительских биопленок, которые объединяются с образованием новых биопленок.В любом случае существует генеалогическая связь между родительскими и дочерними биопленками, вызванная перекрытием материалов. Кроме того, этот материал обеспечивает способность к развитию новым биопленкам. Как мы видели ранее, биопленки имеют различные стадии развития в своих жизненных циклах: планктонный образ жизни, прикрепление, колонизация, рост и распространение (16, 18).

Биопленки воспроизводятся в соответствии с описанием репродукции Гриземера (61). Означает ли это, что агрегация — это форма воспроизводства? Мы не будем пытаться ответить на этот вопрос.Мы скажем, что если биопленки являются эволюционными индивидуумами, выбор должен быть сделан. Либо некоторые эволюционные особи не воспроизводятся, либо понятие воспроизводства следует расширить, включив хотя бы некоторые случаи агрегации. Мы также должны упомянуть, что при обсуждении концепции воспроизводства Гриземера мы не выступаем за то, чтобы принять ее в качестве универсального определения «воспроизводства». Он может не учитывать некоторых репродукторов, например ретровирусов (31). Как мы обсудим ниже, для эволюционной индивидуальности важна верность передачи признаков между людьми, а не конкретный механизм, который вызывает эту передачу.Возможно, некоторые люди успешно передают свои черты посредством репродукции с использованием узких мест. Возможно, другие люди успешно передают свои черты посредством процессов, лучше всего отраженных в описании репродукции Гриземера (61). Дело здесь в том, что эволюционные индивиды не подчиняются одному способу передачи признаков.

Условные и плюралистические основы эволюционной индивидуальности

Случай интегрированных многовидовых биопленок должен заставить нас задуматься, когда речь идет о стандартных репродуктивных требованиях к эволюционной индивидуальности.С одной стороны, такие биопленки обладают рядом особенностей, связанных с эволюционной индивидуальностью. Они обладают внутренней целостностью и отделены от окружающей среды. У них есть адаптивные особенности на уровне биопленок, которые точно передаются между поколениями биопленок. Более того, их части координируют свою деятельность и часто сотрудничают. С другой стороны, такие многовидовые биопленки часто нарушают стандартные репродуктивные критерии эволюционной индивидуальности. У них отсутствуют репродуктивные узкие места и значительное разделение репродуктивного труда.Они состоят из геномов нескольких видов, и эти геномы не образуют клонов, которые работают в тандеме. Если такие многовидовые биопленки являются эволюционными индивидуумами, то часто упоминаемые репродуктивные требования для эволюционной индивидуальности слишком ограничительны.

Однако можно возразить, что бактерии в многовидовой биопленке больше похожи на членов экологического сообщества, чем на части индивидуума. Согласно этому возражению, биопленка — это адаптированная единица, произведенная путем отбора, действующего отдельно на каждую линию в биопленке.Мы не согласны с таким взглядом на высокоинтегрированные многовидовые биопленки. Эти биопленки являются очагами экстенсивного латерального переноса генов, и такой перенос генов подрывает предположение, что биопленки состоят из независимых клонов (62). В отличие от многоклеточных организмов, наследование генов в биопленке не ограничивается одним видом, а распределяется между разными видами внутри биопленки. Следовательно, гены в биопленке лучше воспринимать как общественные блага, общие для разных видов (63).Помимо латерального переноса генов, между бактериями биопленки существуют такие синергетические взаимодействия, как определение кворума, мутуализм и сотрудничество. Бактерии биопленки действительно имеют отдельные тела. Однако связи и взаимопроникновения между этими телами противоречат идее о том, что эти бактерии находятся в окружающей среде друг друга.

Многовидовые биопленки — не единственные многовидовые консорциумы, которые создают нагрузку на часто упоминаемые репродуктивные требования к индивидуальности.Рассмотрим лишайники, которые представляют собой симбиотические консорциумы, состоящие из грибов и партнеров по фотосинтезу (примеры см. В ссылке 6). Партнеры по фотосинтезу обеспечивают питательными веществами своих партнеров-грибов, а партнеры-грибки обеспечивают подходящие условия жизни (такие как соответствующая интенсивность света и влажность) для своих партнеров по фотосинтезу (64). Несмотря на их тесные ассоциации, линии грибковых и фотосинтетических партнеров не всегда протекают в тандеме. Некоторые лишайниковые грибы привлекают своих партнеров по фотосинтезу из окружающей среды (65).Таким образом, лишайники во многих отношениях похожи на биопленки. С одной стороны, лишайники могут состоять из отдельных видов, которые образуют тесные ассоциации, которые возникают снова и снова. Эти ассоциации несут в себе приспособления, которые способствуют дальнейшему эволюционному успеху лишайников. С другой стороны, лишайники не удовлетворяют стандартным критериям воспроизводства, потому что они состоят из независимых линий.

Существование высокоинтегрированных многовидовых биопленок и других консорциумов предполагает, что нам нужен более всеобъемлющий учет эволюционной индивидуальности, который позволяет людям иметь различные репродуктивные механизмы и механизмы передачи признаков.Более того, существование таких многовидовых консорциумов предполагает, что нам нужен достаточно открытый учет индивидуальности, чтобы уловить случайный характер индивидуальности. Способы воспроизводства и передачи признаков сами по себе являются продуктами эволюции (66). Хорошо известный биологический факт состоит в том, что эволюция часто порождает разные механизмы, выполняющие одну и ту же функцию. Подумайте о разнообразных механизмах, которые позволяют организмам перемещаться по воде. Некоторые организмы используют сплюснутый хвост, другие используют реактивную тягу, а третьи используют свои передние или задние конечности.Точно так же эволюция способна создавать различные механизмы передачи и воспроизводства признаков. Эволюция уже создала множество таких механизмов. Эти механизмы включают агрегацию, репродуктивные узкие места, латеральный перенос генов посредством конъюгации и латеральный перенос генов посредством трансформации. (О дополнительных механизмах передачи и воспроизводства у эволюционирующих индивидуумов см. Ссылку 31.) Возможно, существуют еще не открытые способы передачи и воспроизводства признаков.Возможно, появятся новые механизмы передачи и воспроизводства признаков. Эволюция еще не закончена, и было бы неразумно делать ставку против эволюции новых способов передачи и воспроизводства признаков. Случай многовидовых биопленок и других консорциумов предполагает, что нам нужен отчет об индивидуальности, который был бы достаточно всеобъемлющим и открытым, чтобы уловить плюралистический и случайный характер эволюционной индивидуальности.

Можно беспокоиться, что принятие такого подхода к эволюционной индивидуальности слишком расплывчато и неточно.Когда мы предлагаем более открытый подход к механизмам воспроизводства и передачи, которые лежат в основе индивидуальности, мы не рекомендуем концепцию индивидуальности, которая является полностью открытой. Учет эволюционной индивидуальности должен ограничиваться критериями Левонтина (4) для особей в естественном отборе. Согласно этим критериям эволюционные индивиды должны демонстрировать наследственные вариации, приводящие к разной приспособленности между индивидами.

Один из подходов к эволюционной индивидуальности, который отделяет индивидуальность от конкретных репродуктивных требований, — это учет индивидуальности на взаимодействии.Дэвид Халл (30) представил теорию взаимодействия в 1980-х годах. Многие биологи и философы защищали этот подход к индивидуальности, и в него были внесены различные поправки (3, 6, 62, 67). Согласно Халлу, интерактор — это «объект, который напрямую взаимодействует как единое целое со своим окружением таким образом, что репликация является дифференциальной» (30). Под «сплоченным целым» корпус означает объект, части которого взаимодействуют (между собой и с окружающей средой), и это взаимодействие заставляет репликаторы этого объекта (его гены или клетки) производиться по-разному.Например, определение кворума и латеральный перенос генов — это два способа взаимодействия клеток внутри биопленки. Такое взаимодействие влияет на дифференцированное производство этих клеток, поскольку, как мы видели, клетки в биопленках часто имеют более высокие показатели выживаемости и воспроизводства, чем отдельные бактериальные клетки.

Халл представил понятие интерактора в рамках концепции «интерактор-репликатор» для естественного отбора во время расцвета репликаторной теории Докинза (68). В этой структуре репликаторы «передают свои структуры в основном неповрежденными из поколения в поколение» (30).Теория репликатора подверглась критике. Гриземер (61) обращает наше внимание на тот факт, что родители и потомки часто не похожи друг на друга, но при этом происходит воспроизведение и передача признаков. Годфри-Смит (31) указывает, что, хотя сходство в передаваемых признаках важно, сходство между механизмами, осуществляющими передачу, не важно. На данном этапе мы хотим предположить, что интеракторное объяснение эволюционной индивидуальности не обязательно должно быть связано с теорией репликатора. Возможно, в некоторых случаях передача признаков происходит в форме репликаторов.В других случаях такая передача не удовлетворяет требованиям теории репликатора, но происходит через традиционно признанные способы воспроизводства, такие как репродуктивные узкие места. В других случаях передача происходит способом, который больше соответствует описанию репродукторов Гриземером (61). Кроме того, могут существовать формы передачи признаков, которые мы еще не обнаружили, и эволюция может привести к появлению новых форм передачи признаков. Как предлагалось ранее, категория механизмов, вызывающих передачу признаков, должна быть открытой, чтобы соответствовать плюралистической и случайной природе эволюционной индивидуальности.Теория взаимодействия отделяет эволюционную индивидуальность от конкретных требований к воспроизводству. Таким образом, теория интеракторов, соответственно, открыта и может охватить различные типы эволюционных индивидуумов, которые существуют сейчас и могут существовать в будущем. Спешим добавить, что теория взаимодействия не является полностью открытой. Халл (30) разработал теорию взаимодействия, чтобы удовлетворить критерию Левонтина (4) для естественного отбора. Таким образом, теория взаимодействия требует, чтобы эволюционные особи обладали достаточной верностью передачи признаков для естественного отбора.

Интерактивный подход к эволюционной индивидуальности может похвалить его. Рассмотрим возможность того, что эволюционные индивиды будут вкладываться в более инклюзивных индивидов. Идея вложенных эволюционных особей созвучна описаниям отбора Левонтина и Халла (4, 30). Критерии эволюционной индивидуальности Халла и Левонтина не ограничиваются конкретным уровнем биологической организации. Они допускают, что эволюционный индивид может быть частью более инклюзивного индивида или что эволюционный индивид содержит менее инклюзивных индивидов.Некоторые многовидовые биопленки, возможно, являются эволюционными особями, вложенными в другие эволюционные особи. Например, многовидовые биопленки, обнаруженные в нашем желудочно-кишечном тракте, демонстрируют частый латеральный перенос генов, которые кодируют ключевые активности на уровне биопленок (69, 70). Такие желудочно-кишечные биопленки вложены в более инклюзивных эволюционных индивидуумов, а именно организмов млекопитающих.

Случай с биопленками и другими многовидовыми консорциумами предполагает, что эволюционные индивиды могут быть вложенными друг в друга, и предполагает, что быть эволюционным индивидуумом — это не дело «все или ничего», а происходит постепенно.Как мы видели, бактерии в многовидовых биопленках часто участвуют в синергетических взаимодействиях, которые приносят пользу различным бактериям в биопленке. Тем не менее, биопленки также часто содержат бактерии, чьи взаимодействия являются антагонистами. Тот факт, что некоторые биопленки демонстрируют большую внутреннюю конкуренцию, чем другие (17, 45), означает, что некоторые биопленки более индивидуальны, чем другие биопленки. Рассмотрим другой случай. Некоторые биологи выдвинули гипотезу о том, что эукариоты, которые обычно рассматриваются как парадигматические эволюционные индивиды, постепенно эволюционировали из симбиотических ассоциаций между эубактериями и археями (71, 72).Согласно современным биологическим знаниям, в глубокой эволюционной истории нет четкой границы, которая отделяла бы эукариот (парадигматических эволюционных особей) от симбиотических ассоциаций. Таким образом, среди существующих многовидовых консорциумов, а также с течением времени (во время эволюции эукариот) эволюционная индивидуальность может быть биологической характеристикой, которая проявляется в различных степенях. Интерсекторный подход к эволюционной индивидуальности учитывает индивидуальность как вопрос степени. Вслед за Халлом существует скользящая шкала, касающаяся степени взаимодействия частей сущности, так что передача черты будущим поколениям является дифференциальной (30).Наличие и сила таких синергетических взаимодействий, таких как определение кворума, латеральный перенос генов, сотрудничество и мутуализм, усиливают индивидуальность организации. Отсутствие или слабость таких синергетических взаимодействий наряду с антагонистическими отношениями снижает индивидуальность сущности. Неопределенность эволюционной индивидуальности может вызывать дискомфорт. Однако источником такой неопределенности вполне может быть биологический мир, а не наши теории об этом мире.

Еще одно достоинство интеракторного подхода к эволюционной индивидуальности — это отделение индивидуальности от конкретных механизмов воспроизводства и передачи признаков.Как мы видели, случай многовидовых биопленок и других консорциумов предполагает, что эволюционная индивидуальность может быть достигнута различными способами воспроизводства и передачи признаков. Обычно считается, что у эукариот такая передача происходит через одновидовые линии, через репродуктивные узкие места и с высоким разделением репродуктивного труда. Как предполагается в этой статье, некоторые многовидовые биопленки и консорциумы достигают эволюционной индивидуальности, но не передают свои черты через одновидовые линии.У них также нет репродуктивных узких мест или высокого разделения репродуктивного труда. Передача признаков в таких консорциумах осуществляется как латеральным, так и вертикальным переносом генов, а воспроизводство (или производство) таких консорциумов обычно осуществляется путем агрегации. Механизмы, с помощью которых эволюционные индивиды передают черты и воспроизводят (или производят), сильно различаются. Поскольку предлагаемый здесь интеракторный подход к эволюционной индивидуальности не связан с конкретным способом передачи признака (хотя он ограничен требованием, чтобы такая передача имела достаточную точность для осуществления отбора), он достаточно плюралистичен, чтобы охватить различные типы эволюционной индивидуальности. индивидуальность, которую произвела эволюция.Более того, он достаточно открыт, чтобы уловить случайный характер эволюционной индивидуальности. Возможно, кто-то будет неудобно придерживаться открытого подхода к эволюционной индивидуальности. Однако мы считаем, что необходимость в таком подходе проистекает из непрерывного и неограниченного характера эволюции, а не из-за концептуальной неточности.

Исторически сложилось так, что в биологических науках существовала предвзятость, в соответствии с которой одновидовые эукариотические организмы рассматривались как парадигмальные эволюционные индивиды.Это предубеждение в немалой степени вызвано нашим ограниченным доступом к микробному миру. Лишь недавно, с появлением различных генетических технологий, мы не могли собрать огромное количество данных о микроскопических организмах. Геномные исследования прокариот, других микроорганизмов и микробных консорциумов предоставляют обширную информацию о микробном мире. Эта информация предполагает, что эволюционные люди могут быть гораздо более разнообразными, чем мы думали всего 20 лет назад.Если многовидовые биопленки и другие консорциумы являются эволюционными индивидуумами, тогда нам нужен отчет об эволюционной индивидуальности, который должным образом улавливает этих индивидуумов. Если микробные консорциумы являются эволюционными индивидуумами, тогда нам, возможно, придется переосмыслить, какие типы сущностей могут быть единицами отбора.

Благодарности

Мы благодарим Остина Бут, Эллен Кларк, Адриана Карри, Форда Дулиттла, Джереми Фокса, Джеймса Гриземера, Джо Харрисона, Морин О’Мэлли, Элисон Ренас, Рэймонда Тернера и двух анонимных рецензентов за их помощь и полезные предложения по более ранним версиям этого документа. бумага.Канадские институты медицинских исследований и Совет по социальным и гуманитарным исследованиям Канады предоставили финансовую поддержку этому исследованию.

Сноски

  • Вклад авторов: M.E. и M.P. написал газету.

  • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

  • Настоящий документ является результатом Коллоквиума Артура М. Саклера Национальной академии наук «Симбиозы, становящиеся постоянными: происхождение и эволюционные траектории органелл», состоявшегося 15–17 октября 2014 г. в Национальном центре имени Арнольда и Мейбл Бекман. Академии наук и инженерии в Ирвине, Калифорния.Полная программа и видеозаписи большинства презентаций доступны на веб-сайте NAS www.nasonline.org/Symbioses.

  • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS.

Восприятие — это реальность: Зазеркалье

Роль социальных сетей

Рост социальных сетей делает процесс зеркального отражения бесконечно более сложным. Такие платформы, как Facebook, Twitter и т. Д., Позволяют связываться с другими способами, о которых раньше даже не догадывались.Однако это разоблачение привело к постоянно растущему числу «зеркал», что ставит новые вопросы о развитии личности.

Социальные сети принесли с собой концепцию «кибер-личности», — объясняет Мэри Эйкен. Кибер-я — это версия самого себя, которую человек предпочитает представить на цифровой платформе. Как и в реальной жизни, кибер-я может взаимодействовать с другими людьми, получать социальную обратную связь и согласовываться с социальными конформами. Однако различия между кибер-я и реальным я глубоки.

Например, человек может обладать множеством версий своего кибер-я. Он или она может представить профессиональное «я» в LinkedIn, случайное «я» в Twitter или художественное «я» в Pinterest. Кибер-я также продолжает существовать в социальных пространствах, даже когда люди не взаимодействуют с этими средами в реальном времени. Таким образом, пользователи социальных сетей никогда полностью не избавляются от осуждения и критики. И в отличие от настоящего «я», кибер-я гораздо более податлив, когда дело доходит до формирования, обновления и совершенствования.

Эти уникальные качества кибер-личности вызывают множество психологических проблем и опасений, объясняет Айкен. Люди могут испытывать острую необходимость вернуться в цифровые пространства или остаться в них. Они могут все больше вовлекаться в курирование своей онлайн-идентичности, возможно, за счет развития своего реального мира. Множество задействованных цифровых платформ также ставит под сомнение, может ли личность расколоться или возникнут проблемы с развитием.Все эти последствия более серьезны, когда цифровые пользователи молоды или находятся в подростковом возрасте.

Однако изменение социального «я» с помощью цифровых платформ не всегда чревато такими негативными последствиями. Например, в исследовании, опубликованном в журнале Journal of Social Media and Society , описывается множество положительных результатов, возникающих в результате создания цифрового зеркала. Когда продюсеры видео YouTube были опрошены об их методах создания контента и их влиянии на их самоощущение, они дали ряд положительных ответов.Всего результатов:

  • Ощущение обретенной уверенности
  • Развитие творческих способностей
  • Преодоление основных социальных препятствий
  • Повышение самооценки
  • Усиленный профессиональный имидж
  • Чувство альтруизма и «помощи другим» через их содержание
  • Взаимодействие в позитивном социальном пространстве

Еще неизвестно, являются ли цифровые платформы в конечном итоге помощью или препятствием для самоидентификации.Человеческий разум по-прежнему остается границей современной науки. Однако для людей, которые хотят задавать психологические вопросы, важные в наше время, правильная карьера начинается с правильной степени.

Дополнительные источники: Природа человека и социальный порядок

Современная психология

В Университете Лесли онлайн-программа бакалавриата психологии подготавливает студентов к успеху в этой постоянно развивающейся области.Всесторонняя учебная программа Лесли обучает студентов различным предметным областям, включая познание, ненормальное поведение, развитие и многое другое. Обязательная лабораторная работа и стажировка означают, что студенты получают ценный практический опыт, который обеспечивает конкурентное преимущество после окончания учебы. Поскольку программа Лесли предлагается полностью онлайн, студенты имеют максимальную гибкость при получении степени.

Будущее роскоши … Как люксовые бренды могут запечатлеть новую роскошь времени, индивидуальности, подлинности, принадлежности и впечатлений?

18 мая 2017

Роскошь, как определено в Оксфордском словаре, раньше была «состоянием большого комфорта или элегантности, особенно когда это связано с большими затратами.”

Сегодняшние предметы роскоши не менее редки, но более эмоциональны, чем физические, и не обязательно требуют больших затрат.

В более позднем определении Вебстера говорится: « Роскошь — это необычное интеллектуальное или эмоциональное удовольствие или комфорт, получаемые от какой-то конкретной вещи, чего-то, доставляющего такое удовольствие или комфорт, и, конечно же, использования и удовольствия от лучших и самых дорогих вещей, которые предложить максимальный физический комфорт и удовлетворение ».

В мире изобилия, где материальные блага больше не являются мерой успеха, а давление работы и жизни, обусловленное технологиями, дает нам немного времени, чтобы быть самими собой, концепция роскоши изменилась.Роскошь — это скорее состояние души, больше эмоциональная, чем физическая концепция, больше опыт, чем объект, и отражает самые ценные устремления людей сегодня.

Люксовые бренды — от Cartier до Louis Vuitton, от Gucci до Moet & Chandon — пытаются смириться с этим меняющимся мировоззрением. Так каковы движущие силы перемен?

  • Новые потребители … К 2020 году Китай станет крупнейшим в мире рынком предметов роскоши с разными устремлениями и ценностями.Индия и Индонезия быстро следуют за ними. Как и на новых западных рынках, люди, добившиеся богатства самостоятельно, имеют другие ценности, чем те, у кого унаследованная отправная точка. Роскошь по-прежнему является важным психологическим маркером социального прогресса, переходящего от экстраверта к интроверту.
  • Новые устремления … У потребителей есть мечты, обусловленные всеми сферами жизни, во многих различных сферах — их любимый ресторан, отпуск, знаменитости — и, как следствие, их выбор более разнообразен.Они не доверяют институтам и не поклоняются героям, скорее, они находятся под влиянием своих сверстников, и их ценностное уравнение — это гораздо больше, чем продукт и цена.
  • Новые технологии … Цифровые платформы изменили доступность люксовых брендов как с точки зрения экспозиции, так и с точки зрения возможности совершения покупок. Прошли те времена, когда роскошный бутик был воплощением мечты, живым брендом и уникальным опытом покупки. Знакомство с люксовыми брендами, скорее всего, начнется с мобильного телефона … богатого контентом, совместного творчества, создания сообщества и многого другого.

Действительно, современные люксовые бренды могут сильно отличаться от этих классических имен. Apple удовлетворяет критериям многих, особенно в демократизирующемся мире «массовости». Airbnb предлагает удивительные места для проживания, зачастую предпочтительнее предсказуемого ситца сетевых отелей. Nespresso создает лучший кофе, воплощенный в стиле Джорджа Клуни и хранящийся в капсуле с великолепным вкусом у вас дома. Tesla предлагает скорость с совестью, более прогрессивную, менее загрязняющую окружающую среду и более быструю, чем Ferrari.

Так что же такое новая роскошь и как люксовые бренды, классические и новые, могут принять новые черты роскоши в восприятии сегодняшних потребителей? Как их ценят и как они выглядят?

  • Роскошь времени … Как вы можете выделить драгоценное время для людей, время, когда вы один, или с людьми, которые имеют наибольшее значение, особые моменты, запечатленные во времени? Новый сервис Surfair для бизнес-джетов, запущенный по всей Европе (2500 долларов в месяц на неограниченное количество поездок), экономит ваше время, но также создает особое время, чтобы развлечься, или драгоценное время, чтобы делать больше.
  • Роскошь индивидуальности … Эксклюзивность — это не просто бренд, но и возможность персонализировать его, сделать его более самобытным и актуальным. Новые кожевенные мастерские Coach во флагманских магазинах — это не только добавление вашего имени к сумочке, но и разработка сумки совместно с мастерами — размер и форма, цвет и строчка. Достижение не только в собственности, но и в вашем собственном творчестве.
  • Роскошь подлинности … Подлинность — это не просто наследие, продажа истории вашего прошлого и вашего ремесла или отказ от подделок на eBay или имитаций от H&M.Это еще и реальность. Бренды класса люкс были одними из самых медленных для внедрения принципов устойчивого развития — от этических материалов до трудовой практики. Подлинный — это еще и человечный, местный, искренний, заслуживающий доверия и ответственный.
  • Роскошь принадлежности … В мире без границ, где люди перемещаются по географическим регионам и мало связаны с их местностью, нам нужны новые способы принадлежности. Принадлежность — это общие ценности и стремления, и бренды, не относящиеся к своей продукции, могут это уловить.Объединяя людей с тем же духом товарищества, что и водители VW Beetle, но в соответствующем контексте роскошных брендов.
  • Роскошь переживаний … Хотя переживания могут быть экстремальными, например прыжки с парашютом и духовные уединения, они в равной степени могут быть образовательными или полезными. Starbucks отправит вас в поход по перуанским джунглям в поисках лучшего кофе. Уединение Донны Каран Urban Zen в Нью-Йорке — это противоядие от стремительного образа жизни, который придерживается большинство модных брендов.

Burberry — отличный пример того, как люксовый бренд отвечает этому новому миру. Генеральный директор Анджела Арендтс и ее команда утроили показатели бизнеса по выручке и прибыли за 5-летний период, благодаря чему миллениалы и Китай стали их новой страстью. Бренд заблудился, устарел и получил все большее распространение. Burberry использовала цифровые технологии во всех аспектах своей трансформации. Их инновации были связаны не столько с продуктами, сколько с тем, как люди взаимодействуют с брендом, опытом продаж и не только.Они используют значки и символы, чтобы переосмыслить значение Burberry и то, насколько это роскошно.

Арендтс, теперь работающая в Apple, сделала плащ символом своего бренда. Сосредоточение внимания на «искусстве траншеи», на том, как его можно носить бесконечно, для разных случаев и для разных аудиторий. Ключевыми компонентами были индивидуализация продукта, цифровые приложения и социальные сети. Флагманские магазины были преобразованы с ЖК-экранами, с прямой трансляцией фильмов и модных показов, привлекая сообщества к мечтам и покупкам в реальном времени.Волшебные зеркала, которые меняют вашу одежду, когда вы стоите и смотрите, или выбирают для вас выбранные вещи, делятся с друзьями для утверждения или сохраняют их для дальнейшего использования на телефоне. И многое другое. А затем такие кампании, как Burberry Kisses, использующие возможности поводов для более глубокого вовлечения людей, чтобы бренд делал больше, чем продукт, актуальный и эффективный.

Прочтите мою запись в блоге: Люксовые бренды должны внедрять инновации, чтобы привлекать новых потребителей

Среди других брендов, которые стремятся запечатлеть эту новую роскошь самобытным образом, — китайский бренд Shang Xia, принадлежащий Hermes.Его даже называют первым супербрендом с Востока. Он отражает аутентичность традиционного китайского искусства и культуры, проявляющуюся в модных аксессуарах и аксессуарах. Этот бренд не столько о цифровых технологиях, сколько о культуре. Попасть в парижский бутик Шан Ся — все равно что попасть в другой мир.

Жан-Клод Бивер — это вневременной образец швейцарской часовой индустрии. Но он выступает за революцию в своих часах, олицетворяемую дизайном инь-янь часов Hublot.Он сочетает современное искусство с классическим мастерством, новые синтетические материалы с драгоценными металлами и дерзкую рекламу с классическим наследием бренда. Не все любят Hublot, но в этом суть бренда — иметь отношение, иметь мнение, а иногда и поляризировать людей.

Прочтите мою запись в блоге: Человек, спасший швейцарскую часовую индустрию класса люкс

1Atelier заново изобретает эксклюзивные роскошные аксессуары 21 века, помогая потребителям создавать изысканные сумки ручной работы и многое другое.Стартап из Нью-Йорка переопределяет индивидуальную моду для цифровой эпохи, сочетая старомодное мастерство и современные технологии таким образом, чтобы это могло сигнализировать о будущем персонализации. 1Atelier позволяет потребителям разработать и получить свою идеальную сумку в течение 21 дня.

Прочтите мой пример: 1Atelier, где персонализация становится новой роскошью

Стартапы тоже осваивают цифровые технологии. LVMH, например, ежегодно успешно проводит конкурс инноваций, при этом предприятия-победители охвачены LVMH Labs, инкубатором, способным использовать IP для стартапов в основном бизнесе, а для стартапов — использовать опыт и масштаб. LVMH.Другие быстрорастущие цифровые люксовые бренды, такие как Vinaya, возглавляемые невероятной Кейт Ансворт, создают свое собственное пространство на рынке. Для Vitaya это сосредоточение внимания на таких тенденциях, как благополучие, и создание роскошной версии фитнес-трекеров и других устройств.

Прочтите мой пример: предприниматель из поколения миллениума, который думает прежде всего о людях, а потом о технологиях

« Будущее роскоши » — тема моего нового выступления, однодневного семинара и быстрого и практичного процесса консультирования.В нем мы исследуем меняющийся мир роскоши, сочетая лучшие идеи и идеи из внешнего мира с наследием и видением вашего собственного бизнеса. Видение будущего, дизайн-мышление, планирование горизонтов, переосмысление бренда, бережливые инновации, создание концепций, платформенный маркетинг, социальное влияние и многое другое. Речь идет о творческом размышлении о том, как использовать силу люксовых брендов в этом новом контексте, чтобы побеждать с помощью новой аудитории, новых устремлений и новых технологических возможностей.

Другие релевантные ссылки

Роль индивидуализма и коллективизма в формировании намерения обратной покупки: межотраслевое сравнение влияния культурных и личных ценностей

Основные моменты

Индивидуализм (против коллективизма) сдерживает формирование намерения обратной покупки .

Индивидуализм снижает влияние имиджа общественного бренда, особенно в отношении продуктов.

Индивидуализм усиливает эффект удовлетворенности клиентов, особенно в сфере услуг.

Индивидуализм снижает влияние затрат на переключение между службами.

Индивидуализм имеет большее влияние на культурном, чем на личном уровне.

Реферат

Поскольку намерение обратной покупки увеличивает прибыльность, а компании сталкиваются с разнообразными в культурном отношении потребителями, менеджеры должны знать, как индивидуализм (vs.коллективизм) влияет на формирование намерения обратной покупки. Это исследование моделирует индивидуализм как измерение как национальной культуры, так и личных ценностей. Основываясь на данных HLM из шести стран и десяти отраслей, исследование 1 показывает, что культурный индивидуализм более влиятельный, чем личный индивидуализм. Индивидуализм положительно смягчает эффект удовлетворенности клиентов и отрицательно снижает влияние имиджа общедоступного бренда и затрат на переключение отношений на намерение обратной покупки. В то время как влияние удовлетворенности потребителей и затрат на переключение отношений в большей степени смягчается для услуг, влияние имиджа общедоступного бренда смягчается в большей степени для продуктов.Исследование 2 освещает психологические процессы, лежащие в основе этих сдерживающих эффектов: важность затрат на переключение отношений — зависимость от продавцов; важность имиджа публичного бренда — соответствие социальным предпочтениям (произвести впечатление на других, выразить групповую идентичность), но не надежность; важность удовлетворенности клиентов — индивидуализация, индивидуальность, но не функциональные преимущества. Это исследование также проверяет существующие теории о главном влиянии индивидуализма на намерение обратной покупки. Результаты дают ценные новые предложения по межкультурной адаптации маркетинговой стратегии.

Классификация PsycINFO

2930

3020

3940

Ключевые слова

Намерение выкупа

Лояльность клиентов

Публичный бренд имидж

Культура

000200020003

000 Индивидуализм Коллекционизм

000 2015 Авторы. Опубликовано Elsevier B.V.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Индивидуальность в здравоохранении здесь

Обезьяний бизнес

В мае я посетил первую конференцию HLTH: The Future of Healthcare в Лас-Вегасе, и она породила много дискуссий по поводу некоторых интересных инноваций в области здравоохранения.

Если вы регулярно читаете эту колонку, то знаете, насколько сильно я верю в силу личности и пользу, которую эта сила дает организациям, которые используют инклюзивность и индивидуальность как стратегию роста. Когда вы позволяете человеку оказывать большее влияние, вы добиваетесь лучших результатов. Я часто говорил, что здравоохранение должно развиваться до инклюзивности и индивидуальности. Вот как я определяю каждый из этих терминов:

  • Индивидуальность требует согласованных усилий, чтобы знать и учитывать реалий и ценностей отдельных пациентов и сотрудников.
  • Инклюзия — это система, позволяющая убедиться, что организация на всех уровнях приветствует каждого человека.

Я намеренно использую слова «реалии» и «ценности», потому что это два разных аспекта индивидуальности человека — независимо от того, говорим ли мы о пациентах или сотрудниках, — и эти аспекты не всегда очевидны или легко определить и учесть. Вот почему я также намеренно использую слова «система» и «согласованные усилия». Вот что требуется — система процессов, которые помогут людям в организации узнать о людях, которых они обслуживают, а также процессы для обмена этой информацией в рамках всей организации (при сохранении, конечно, конфиденциальности пациента).Это процессы, которые необходимо понять, принять и сделать доступными для всех в организации здравоохранения — клинических и неклинических, руководителей и сотрудников.

На конференции HLTH 2018 было несколько отличных примеров использования этих методов.

Индивидуальная реальность — ваш геном

Одно из громких заявлений касалось секвенирования генома для пациентов. Поскольку слова «геном» и «ДНК» часто используются вместе, я обратился к Национальному институту здравоохранения (NIH) за некоторой ясностью: «Геном — это полный набор ДНК организма, включая все его гены.Каждый геном содержит всю информацию, необходимую для создания и поддержания этого организма ».

Нет ничего более индивидуального, чем ваш собственный генетический код.

Доктор Дэвид Файнберг — президент и главный исполнительный директор Geisinger, организации здравоохранения, обслуживающей более 3 миллионов человек в Пенсильвании и Нью-Джерси. На конференции он объявил, что секвенирование ДНК будет предложено каждому пациенту Гейзингера бесплатно для пациента. Наряду с холестерином вы можете секвенировать свою ДНК, и это поможет врачам увидеть, есть ли у вас какие-либо геномные варианты, которые увеличивают риск ранних форм рака или сердечных заболеваний, что позволит врачам выявлять и лечить эти состояния до того, как появятся какие-либо клинические симптомы.

Доктор Файнберг рассказал историю 16-летнего подростка, который попал в больницу обезвоженным после тренировки по футболу. Они провели полное секвенирование и обнаружили оба гена, связанных с нарушением сердечного ритма у молодых спортсменов. Как он выразился: «Когда вы слышите о том, что молодой ребенок умирает на футбольной тренировке, — у этого пациента есть оба гена». Теперь у нее есть дефибриллятор и бета-блокатор, и она не умрет от фатальной сердечной аритмии из-за своей генетики.

Это забота, которая объясняет ее индивидуальные реалии, благодаря процессу, который Гейзингер ввел в действие, чтобы убедиться, что они осведомлены об этих индивидуальных реальностях.

Индивидуальная ценность — Ваши эмоции

Но, как я сказал ранее, индивидуальные реалии — лишь одна часть уравнения. Как бы выглядела организация, имеющая процесс ознакомления и учета значений отдельных пациентов?

Мне нравится этот пример, которым поделились директор по инновациям Sutter Health Крис Во на сессии «Ориентация на потребителя: новая концепция для индустрии здравоохранения».

Sutter Health, крупная система здравоохранения в Северной Калифорнии, искала способы привлечь людей к своему уходу.Очевидно, что это хорошо для пациента, но это также хороший способ снизить стоимость лечения в целом. В прошлом Во включает время, проведенное в IDEO, инновационной фирме, известной своей практикой использования дизайна, ориентированного на человека, в качестве творческого подхода к решению проблем. Его работа с использованием этого процесса, чтобы помочь людям построить более сильную эмоциональную связь с их заботой и другими потребительскими товарами, помогла ему увидеть, что именно эмоциональные прорывы позволяют кому-то быть более вовлеченным. И для меня эмоциональный прорыв случается, когда ты умеешь определять ценности человека и учитывать их.

Во поделился одним из способов, которым Sutter Health ищет способы установить эти эмоциональные связи. Когда пациент рожает, кто-то из Sutter Health фиксирует день рождения ребенка через призму партнера. Без ведома матери сотрудник Sutter Health разговаривает с партнером: «Расскажите нам, что случилось. Какая была погода? На что это было похоже?

Затем Sutter Health отправляет матери историю рождения ребенка через 30 дней.По словам Во, слезы текут каждый раз. «Вот как мы измеряем результаты: заставляет ли людей плакать? И каждый раз это заставляет людей плакать, потому что люди не могут поверить, что они упустили элементы этой истории. И они так рады, что его поймали ».

Это эффективный способ проникнуться ценностями человека.

Комбо: индивидуальная реальность и ценность — еда

Из Nutrino Health я взял интервью у генерального директора Яэль Глассман, главного ученого и соучредителя Ярона Хадада.Когда речь идет о здоровье, питании и еде, они действительно принесли домой вызов индивидуальности.

«Я действительно думаю, что персонализированное питание — это первый рубеж для персонализированной медицины, потому что еда — это лекарство», — сказал Глассман. «Но еда также очень личная, очень культурная. Это то, что люди используют как часть своей радости в жизни ».

Подумайте обо всех устройствах, доступных вам сегодня, чтобы отслеживать все, от режима сна до уровней активности и показателей здоровья, таких как частота сердечных сокращений, артериальное давление, глюкоза и даже генетика.Платформа Nutrino, FoodPrint, собирает данные из более чем 100 различных сервисов и устройств и использует машинное обучение и искусственный интеллект, чтобы дать вам представление о том, как ваше тело реагирует на еду.

Хадад описал уровень индивидуальности в игре: «Есть межличностная изменчивость, — два человека будут иметь разные эффекты от еды. Существует также внутриличностная изменчивость — это означает, что если я съедаю яблоко дважды в разных случаях — скажем, после бега трусцой или после того, как плохо выспался, — ответы будут очень разными.Не обязательно иметь простой ответ на вопрос, полезно ли это для меня? Это шире. Вопрос в том, полезен ли мне сейчас ? »

Превращение индивидуальности в лучшие результаты с включением

медицинских организаций просят проявить индивидуальность, и вам дадут несколько удивительных инновационных инструментов, чтобы это стало возможным. Теперь возникает вопрос: как?

Параллельная задача для организаций — добиться аналогичных успехов, когда дело доходит до инклюзии.Если вы просите людей доверять вам свою ДНК, истории о своей жизни, биологические данные — во-первых, они должны доверять вам достаточно, чтобы быть готовыми поделиться.

Обезьяний бизнес

Тогда, когда они это сделают, ваша организация готова? Если человек определяет бизнес, бизнес должен быть готов позволить этому человеку влиять. Сейчас большинство организаций не готовы.

Человек влияет на то, куда может пойти здравоохранение, но руководство должно будет довести его до финишной черты, чтобы преобразовать индивидуальность в преобразующие результаты.

Для активного создания среды включения для пациентов организации нужно больше, чем просто разговоры. Легко сказать, что мы видим людей как личности и хотим, чтобы они чувствовали себя включенными. Что действительно имеет значение, так это использование индивидуальности и инклюзивности.

  • Имеются ли у вас процессы, позволяющие знакомиться с пациентами как личности и обеспечивать обмен знаниями в рамках непрерывной медицинской помощи?
  • Есть ли у вас стратегии взаимодействия с пациентами, которые побуждают их рассказать вам всю свою историю — помимо того, что они чувствуют в тот день?
  • Есть ли у вас организационные процессы, чтобы ваши пациенты и члены их семей чувствовали себя увиденными, услышанными и уважаемыми всеми, с кем они контактируют?

Вопросы, наводящие на размышления, на которые нужно ответить, не так ли? Это всего лишь несколько примеров того, о чем лидерам нужно задуматься, чтобы быть готовыми превратить индивидуальность в лучшие результаты через инклюзивность.

Какова ваша готовность возглавить инклюзивную стратегию роста? Нажмите здесь, чтобы узнать.

В следующей статье этой серии я исследую, как принять индивидуальность, не раскрывая уязвимых мест человека.

Пять концепций американской свободы

Карл Эрик Скотт
Лето 2014

В американской гражданской и политической жизни почти каждый выступает за свободу, но не все имеют в виду под этим термином одно и то же.Мы придерживаемся нескольких противоречивых представлений о свободе, хотя обычно не осознаем этого факта. Это отсутствие осознания означает, что всякий раз, когда конфликт между этими концепциями приводит к политическому спору, люди со всех сторон спора склонны быть шокированы и рассматривать своих оппонентов либо как врагов свободы, либо как не имеющих никакого представления о том, что это на самом деле. средства.

Это усугубляет горечь и замешательство наших самых известных политических и культурных сражений. Поэтому, чтобы лучше понять нашу общую жизнь, нам нужно сделать шаг назад и изучить различные значения свободы и то, как они проявились в нашей истории, и продолжить формировать наши современные дискуссии.

Когда мы внимательно рассматриваем идею свободы через призму американской политической традиции, мы обнаруживаем, что американцы придерживались и продолжают придерживаться пяти взаимосвязанных, но различных пониманий этого термина. Прежде всего, свобода рассматривалась как защита естественных прав — понятие свободы, которое мы могли бы просто назвать «свободой естественных прав». Во-вторых, мы позволили себе ссылаться на самоуправление местного сообщества или группы, концепцию, которую мы могли бы назвать «классической коммунитарной свободой».В-третьих, мы использовали этот термин для обозначения экономического индивидуализма или того, что мы могли бы назвать «свободой экономической автономии». В-четвертых, мы поняли, что это относится к социальной справедливости национального сообщества или к тому, что можно было бы назвать «прогрессивной свободой». И в-пятых, мы поняли, что свобода относится к моральному индивидуализму, который мы можем назвать «свободой личной автономии».

Каждая из них претендует на то, чтобы быть правильной концепцией политической свободы, а также самой истинно американской концепцией.На протяжении политической истории Америки эти концепции по-разному противопоставлялись друг другу, и некоторые из них также сотрудничали или сочетались друг с другом. Но они теоретически различны и в основе своей находятся в противоречии, которые сформировали нашу историю и определенно будут определять наше будущее.

ЗАДАН НА СВОБОДУ

Первые две концепции свободы можно ясно различить в политической мысли и действиях эпохи основания и ранней республики.Основные принципы свободы естественных прав выражены во вступительной части Декларации независимости, и они справедливо рассматриваются как отражающие учение Джона Локка, а также других либеральных мыслителей раннего Нового времени. Между тем основная практика классической общинной свободы наиболее ярко продемонстрирована Алексисом де Токвилем в его описании поселений, где он участвовал, в Новой Англии 1830-х годов. То, что принципы и практика ранней американской политики, как правило, отвечали двум различным представлениям о свободе, является одной из ключевых причин, почему политическое учение американских основателей не является простым делом.

В борьбе с некоторыми политическими вопросами, такими как отделение от Британии, эти две концепции дополняли друг друга. Но по другим вопросам, таким как ратификация Конституции, они были склонны противостоять друг другу. Многие из антифедералистов — писатели и активисты, выступавшие против ратификации — настаивали на том, что ключевой политической единицей для поощрения свободы должна оставаться небольшая республика, подобная полису , в то время как авторы «Записок федералиста» приводили известные доводы. за превосходную способность расширенной республики обеспечивать естественные права.

Конечно, определенное Локковское понимание политики пронизывало и мысли многих антифедералистов. Их самый красноречивый исследователь 20-го века, Уилсон Кэри Маквильямс, подчеркивал, что, хотя они редко говорили о «частных правах», они «характерно говорили о состоянии природы». Точно так же аспекты классической коммунитарной концепции проникли в мышление основателей, наиболее последовательно связанных с традицией естественных прав. Томас Джефферсон ценил мудрость общинного республиканизма — он призывал Вирджинию подражать модели местного самоуправления в Новой Англии и призывал всех американцев поддерживать аграрный образ жизни.Джеймс Мэдисон и Александр Гамильтон не только использовали римский республиканский псевдоним «Публий» при написании эссе, составляющих «Записки федералиста», но и исследовали древние конфедерации, основателей и конституции, ключевые части их аргументов. Тем не менее, легко показать, что Джефферсон был больше локковским, чем классическим республиканцем, когда дело доходило до основ политики, и легко вспомнить несколько знаменитых отрывков из Федералистских Записок, которые предупреждают, что малые республики поощряют, помимо других, угрожающих правам недугов. , фракция большинства и постоянные войны.

Доктрина естественных прав во многом разожгла огонь американской независимости: мы можем проследить ее влияние на ключевые фигуры, такие как Джеймс Отис, Джон Дикинсон, Джон Адамс, Томас Пейн и другие, и мы можем решить, каким образом она обеспечила ключевые доктрины революции. (Это видно, например, в максиме «нет налогообложения без представительства».) Что не так широко понимается, так это то, что классическая коммунитарная концепция свободы была по крайней мере столь же критичной для американской политической жизни в ту эпоху.

Это хорошо иллюстрирует анекдот 1840-х годов о разговоре между пожилым ветераном битвы при Согласии Леви Престоном и молодым историком Меллоном Чемберленом. Когда Чемберлен спросил Престона, находились ли он и его товарищи под влиянием Джеймса Харрингтона, Алджернона Сидни и Локка, Престон ответил, что «никогда о них не слышал». Мы читаем только Библию, Катехизис, Псалмы и гимны Уоттса и Альманах ». Когда его спросили, почему он и его товарищи воевали с британцами, он сказал: «Мы всегда управляли собой, и мы всегда хотели.Они не имели в виду, что мы должны ». Как предположили Токвиль и многие историки, опыт сравнительно высокой степени общинного самоуправления, который развился среди американцев, колония за колонией и город за городом, был основной причиной их решительного сопротивления усилиям Британии по усилению своего контроля. колониальных дел после 1763 года. Этот опыт оказал значительное влияние в ключевых отношениях до того, как они повсеместно приняли доктрину естественных прав.

Со временем влияние классической коммунитарной концепции свободы на наши мысли и чувства ослабло, особенно по мере того, как уменьшилось значение города в американской жизни.Тем не менее, он оставался важной, хотя и меньшей частью американской политической традиции, обеспечивая пропитание таким группам, как популисты и южные писатели-аграрники, а также всевозможным теоретикам, желающим продвигать братство или «демократию участия». Его обычное отождествление с практикой христианской братской любви восходит к его колониальным пуританским и квакерским формулировкам, и, хотя это отождествление не подчеркивается всеми его современными сторонниками, оно остается важным.

Доктрина естественных прав, конечно же, сохранила центральное место в американской политической мысли и, прежде всего, была вновь подчеркнута государственным умом Авраама Линкольна. Смущающий факт первоначальной терпимости Америки к рабству напоминает нам, однако, о важном самоограничивающем аспекте свободы естественных прав. Третье предложение Декларации начинается со слова «благоразумие» и объясняет, что революции ради защиты естественных прав должны происходить только тогда, когда становится очевидным ряд серьезных нарушений их прав и указывает на тенденцию к тирании.Подобный дух благоразумия пронизывает Записки федералиста, которые являются одним долгим размышлением о том, какой вид союза и правительства необходимы для сохранения свободы, учитывая то, что нас учит нас о человеческой природе, политической динамике и геостратегических реалиях. Хотя ведущие основатели считали рабство основным нарушением естественных прав, они, очевидно, пришли к выводу, что не смогут добиться ратификации Конституции, если они сначала будут настаивать на отмене рабства; это был еще один пример благоразумия в работе, как они ее понимали.

Основатели не были ни для чего, ни для того, чтобы настаивать на безупречном обеспечении всех естественных прав, ни для того, чтобы следить за каждым следствием мысли о естественных правах. Такой радикализм, скорее всего, приведет к неспособности установить или поддерживать эффективное правительство и, следовательно, к неспособности вообще обеспечить какие-либо права. Вместо этого основатели (и, возможно, сторонники свободы естественных прав в Америке в более общем плане) понимали свободу как пруденциальную защиту естественных прав.

СВОБОДНЫЕ РЫНКИ И СВОБОДНЫЕ ЛЮДИ

Третья американская концепция свободы — свобода экономической автономии — выросла непосредственно из свободы естественных прав. Но к концу 19 века он начал жить собственной жизнью, поддерживая потребности тех, кто занимается индустриализацией экономики и требует защиты Конституцией не только частной собственности, но и, возможно, более новых прав, таких как право на свободу договора, прославленное благодаря такие дела, как Allgeyer v. Louisiana and Lochner v.Нью-Йорк .

В эпоху американской юриспруденции Lochner , которая длилась примерно с 1890 по 1937 год, суды штатов и Верховный суд отменили законы, которые, например, регулировали заработную плату и часы работы, поскольку такие законы нарушали право заключать договор по своему усмотрению. Это право на заключение контракта не только считалось философски центральным для свободы в этой концепции, но и якобы защищалось самой Конституцией в рамках Пятой и Четырнадцатой поправок, гарантирующих, что никакое американское правительство не может лишить человека свободы без надлежащей правовой процедуры.Многие в то время и в наше время говорили, что это новое и незаконное толкование терминов «надлежащая правовая процедура» и «свобода». Большинство современных исследователей конституционного права-оригинала относятся к числу таких критиков.

Но независимо от того, как подойти к вопросу о толковании конституции, можно все же найти здесь общую концепцию свободы убедительной. Он считает, что при защите естественных прав главная цель правительства состоит в том, чтобы не мешать индивидуальному формированию своего экономического благосостояния.Это будет происходить через любую собственность, которую он приобретет в поте лица собственного, используя один из любимых библейских (и вызывающих воспоминания Локка) образов Линкольна, а также через его покупку, продажу и заключение договоров с другими. Такая экономическая самостоятельность не обязательно приводит к социальной атомизации. Токвиль, когда-либо осознававший общую опасность индивидуализма, заметил, что стремление к коммерческому успеху часто заставляло типичного американца заботиться о нуждах своего сообщества и стараться создать репутацию честного человека.

Тем не менее, основная идея здесь может быть выражена довольно индивидуалистическим образом: чтобы метафорически расширить значение старой юридической максимы о том, что «дом человека — это его крепость», мы должны подумать о главном «замке» права человека на свобода, включая его собственность и контракты. Это основное содержание свободы и то, что в основном требуется для ее защиты, когда были достигнуты два необходимых условия свободы — законное правительство и устранение угрозы порабощения.Аналогичным образом, хотя основные свободы передвижения, ассоциации, свободы слова, религии, вступления в брак и воспитания детей для свободного человека являются важными аспектами свободы, в этой концепции они не рассматриваются как потенциальные слабые места, всегда нуждающиеся в бдительной защите со стороны общества. таковы экономические свободы собственности и договора. Более того, именно успешное использование этих экономических свобод рассматривается как ключ к приданию силы другим аспектам свободы.

Мы все еще часто слышим, как либертарианцы и консерваторы говорят, что мы можем узнать, увеличивается или уменьшается свобода, просто оценивая, увеличивается или уменьшается свобода для работы частного предприятия.Цель — сделать рыночную систему настолько свободной, насколько это практически возможно, чтобы позволить человеку достичь реальной самообеспеченности. Хорошая политика защищает свободное функционирование экономической арены, препятствуя, посредством регулярной законодательной политики и конституционных ограничений правительственных полномочий, соблазна более бедного большинства отбирать у более зажиточных.

Хорошая политика также защищает такую ​​свободу, сопротивляясь действию монополий в бизнесе или на рынках труда и в целом выступая против законов, которые предоставляют субсидии, защищают коллективные договоры, устанавливают барьеры для входа на рынок, фиксируют цены и т. Д.Утверждение, лежащее в основе этого понимания свободы, состоит в том, что этим законам противостоит не только разумная теория политической экономии, но и требования самой свободы, а значит, и Конституции.

СВОБОДА КАК СОЦИАЛЬНОЕ ПРАВОСУДИЕ

Четвертая концепция, прогрессивная свобода, была сформулирована в конце 19-го и начале 20-го веков в ответ на усиление свободы экономической автономии. Но, как предполагает термин «прогрессивный», он также отражает новую уверенность в конструктивных возможностях современной цивилизации.Первые прогрессисты считали, что по мере того, как достижения в области естественных наук (и экономики) меняют жизнь людей, достижения в области социальных наук, если их будут применять политические лидеры, могут постепенно улучшить общество. Эта надежда, однако, сочеталась с опасением, что, если политические достижения не будут идти в ногу с достижениями в других областях и не будут регулировать их, демократия подвергнется серьезной деградации, включая потерю реальной личной свободы. Для правильного понимания свободы необходимо увидеть, что сама возможность свободного человека, а именно человека, свободного говорить и верить, как он хочет, и свободно развивать свой уникальный набор талантов, зависит от коллективного развития общества этого человека.

Если бы общество не обеспечивало защиты от обнищания людей посредством промышленных договорных соглашений, индивидуальная свобода могла бы в конечном итоге перестать существовать каким-либо эффективным образом, даже если бы она могла существовать «формально» в рамках правовой гарантии естественных прав. Да, для промышленного наемного рабочего эта формальная свобода означала бы, что его нельзя сделать рабом, но какое это имеет значение, если его семья, вероятно, будет страдать от угрожающей жизни нищеты в тот момент, когда он уйдет или потеряет работу? Он не только проживет жизнь, лишенную возможностей для саморазвития, но и, вероятно, будет вынужден соответствовать поведению, возможно, даже политическому и религиозному поведению, одобренному его работодателем.«Нужные люди, — любил говорить Франклин Рузвельт, — не свободные люди». Это было одновременно и описанием их состояния, и предупреждением о его окончательном политическом значении. Такие люди будут привлечены к вероучениям, посвященным ниспровержению либерально-демократического правительства.

Таким образом, истинная цель общества, согласно этой точке зрения, — «социальная справедливость», которая не допускает таких необходимых прямиков, но будет искать как можно более широкие равные возможности для саморазвития. Свобода неотделима от такой справедливости, и ее нельзя понять, сосредоточив внимание только на личности, поскольку только социально справедливое общество делает возможными по-настоящему свободные личности.

Однако прогрессисты и либералы «нового курса» опасались того, что старые американские догмы не позволят национальной демократии направлять свое собственное социальное развитие, как они себе представляли. Они сочли две догмы особенно прискорбными. Первым было то, что они широко называли «индивидуализмом», под которым они в основном подразумевали свободу экономической автономии. Прогрессисты проследили корни этого индивидуализма до самого основания, но многие из них возлагают больше вины на экономические теории более позднего происхождения.В любом случае, хотя такой индивидуализм был полезным кредо для фермеров-пионеров и торговцев из небольших городков, современная экономика все больше разделялась на корпорации и наемных работников. Больше не существовало границ, на которых можно было бы разделить собственность, смешивая свой труд с землей, как это превозносится теорией Локка. Таким образом, вера в незыблемые права личности, и в особенности право заключать контракты и свободно пользоваться собственностью, фактически служила дальнейшему укреплению власти корпораций против власти отдельных лиц.

Второй догмой был старый американский федерализм, согласно которому полномочия, предоставленные национальному правительству по Конституции для регулирования межгосударственной торговли, в основном распространялись на коммерческий обмен между штатами. Регулирование экономической деятельности, происходящей в пределах одного государства, могло осуществляться только этим государством, даже если его продукт затрагивал всю страну. Прогрессисты утверждали, что эта догма отрицает подлинно национальный характер американской экономики.В лучшем случае связи, которые раньше были у американцев со своими городами и местностями, способствовали формированию братской заботы о своих согражданах; но теперь для того, чтобы такие инстинкты существовали, нужно было дать им возможность проявляться через зарождающееся национальное сообщество. Старая интерпретация федерализма превратилась в искусственный барьер для реализации реальной ответственности политического сообщества.

В общем, справедливость не может ограничиваться уважением прав личности; это должно было быть социальной справедливостью, и подходящей политической ареной для ее достижения была нация.Правильно понимаемая свобода была не чем иным, как другим способом говорить о взаимном наслаждении такой справедливостью.

СВОБОДА КАК АВТОНОМИЯ

Пятая концепция свободы витала в американском воздухе в течение долгого времени, о чем свидетельствуют некоторые заявления Томаса Джефферсона, Ральфа Уолдо Эмерсона и Уолта Уитмена. Аспекты этого были подтверждены Верховным судом в ряде важных решений Первой поправки с 1920-х годов, касающихся политического выражения, регулирования непристойности, а также отказа от установления и свободного исповедания религии.Но она ждала культурной (и сексуальной) революции 1960-х и 1970-х годов, чтобы ее полные практические последствия стали очевидными и чтобы она стала юридически закрепленной в Конституции, первоначально как «право на неприкосновенность частной жизни», такими решениями, как Griswold v. Коннектикут , Роу против Уэйда и Лоуренс против Техаса .

Ключевая идея свободы личной автономии состоит в том, что человеку следует разрешать делать все, что он хочет, при условии, что он не причиняет вреда другим и не нарушает их права.«Декларация прав человека и гражданина» Французской революции была близка к тому, чтобы уловить эту идею, когда говорила, что «свобода заключается в способности делать то, что не причиняет вреда другому; следовательно, осуществление естественных прав каждого человека не имеет иных ограничений, кроме тех, которые гарантируют другим членам общества пользование такими же правами ». Эта формулировка почти идентична формулировке Томаса Пейна и Томаса Джефферсона.

Далее во французской декларации говорилось, что «эти ограничения могут быть определены только законом» и что «закон имеет право запрещать только те действия, которые наносят ущерб обществу», посредством чего он логически открыли широкий спектр человеческой деятельности для демократического регулирования, включая те, которые касаются здоровья, образования, нравственности и религии.В самом деле, все современные демократические нации были свидетелями и будут продолжать видеть, как некоторое большинство будет убеждено в том, что обществу будет нанесен вред, позволив определенный образ жизни — например, образ жизни людей с избыточным весом или нечистоплотности, необразованных, наркоманов или других помешанных на наркотиках. , сексуально девиантные или неразборчивые в связях, или те, кто публично придерживается ложной религии или атеизма.

Свобода автономии личности противодействует общественному регулированию всех этих аспектов жизни и категорически отвергает ее в отношении пола по обоюдному согласию и религиозных убеждений.Конечно, понимание свободы, основанное на естественных правах, всегда боролось за аналогичную политику в отношении последней, на уровне штата, лучше всего представленном в Вирджинском законопроекте Джефферсона об установлении свободы вероисповедания, а на федеральном уровне — в Первой поправке. Но это понимание не было поддержано всеми или даже большинством основателей. Например, в дебатах в Вирджинии о том, стоит ли финансировать религиозное обучение, главным противником Джефферсона и Мэдисона был не кто иной, как Патрик Генри. В Массачусетсе Джон и Эбигейл Адамс одобрительно отзывались о законах, предусматривающих наказание за непосещение церкви регулярно, а конституция Массачусетса 1780 года предписывала законодательным органам вынудить города принять меры для «общественных протестантских учителей благочестия, религии и нравственности».”

Многие штаты продолжали принимать законы или даже конституционные положения, которые прямо продвигали христианство до конца 19 века. Что касается сексуальности, то законодательные акты штата были еще более противны идее свободы, основанной на личной автономии. Таким образом, какими бы известными ни были имена, такие как имена Эмерсона и Уитмена, мы должны признать, что открытая защита и практика свободы личной автономии оставалась феноменом богемы меньшинства в Америке до культурной революции 1960-х и 1970-х годов.

Мы могли бы обратиться к различным политическим теоретикам, чтобы более полно понять свободу личной автономии, но более простые формулировки ее можно найти в публичных заявлениях двух наших судей Верховного суда: либерального судьи Уильяма Бреннана и судьи с переменным голосованием Энтони Кеннеди. . Первый в своем обращении в Джорджтаунском университете в 1985 году, который является одним из наиболее важных аргументов в защиту «живого конституционалистского» толкования, сказал следующее:

Конституция на лице есть…проект для правительства … Однако если поразмыслить над тем, что в тексте сосредоточено внимание на масштабах правительства, а также на его форме, можно понять, что этот текст посвящен взаимоотношениям человека и государства. Текст отмечает границы официальной власти и индивидуальной автономии. Когда кто-то изучает границу … он получает ощущение видения человека, воплощенного в Конституции … блестящее видение верховенства человеческого достоинства каждого человека.

Основное учение Конституции, предполагает Бреннан, — это видение личной автономии, которое он также называет одним из «либертарианского достоинства».

Судья Энтони Кеннеди, в своем мнении большинства в деле Planned Parenthood of Southeastern Pennsylvania v. Casey , решении, которое подтвердило основную часть дела Roe v. Wade , говорил о том же видении:

Наш закон обеспечивает конституционную защиту личных решений, касающихся брака, деторождения, контрацепции, семейных отношений, воспитания детей и образования…. Эти вопросы, включая самые интимные и личные выборы, которые человек может сделать в жизни, выбор, имеющий центральное значение для личного достоинства и автономии, являются центральными для свободы, защищаемой Четырнадцатой поправкой. В основе свободы лежит право определять собственное представление о существовании, значении, вселенной и тайне человеческой жизни.

Теперь ясно, что, пока Суд остается верным этому пониманию, он в конечном итоге отменит законы, запрещающие однополые браки.Более спорным является аргумент о том, что, если он будет последовательным в этом вопросе, ему также придется отменить законы, запрещающие полигамию и полиамурность, и на самом деле все законы, основанные на том, что судья Скалиа в своем несогласии с жалобой Лоуренс : называется «продвижением мажоритарной сексуальной морали».

Также стало ясно, что многие американцы теперь рассматривают это понятие свободы, основанное на индивидуальной автономии, как центральную черту нашего демократического наследия. Эта пятая концепция свободы явно преобладает в наше время.Справа это означает рост либертарианской социальной этики, а не коммунитарного консерватизма. А слева это означало ослабление акцента на прогрессивном идеале свободы, даже несмотря на то, что прогрессизм возродился в годы правления Обамы. Еще в 1980-х годах было большое количество демократов, выступающих за жизнь, которые, подобно прогрессивным сторонникам социального евангелия или католикам Нового курса прежних времен, в основном придерживались прогрессивной концепции свободы и, конечно же, не принимали общую концепцию личной автономии.Но сейчас они вымирают, и, как правило, в тех случаях, когда прогрессивный идеал свободы вступает в конфликт с личной автономией левых, это прогрессивный идеал, который должен уступить дорогу.

Между тем классическая коммунитарная концепция свободы сегодня наименее защищена в американской политике. Некоторых либералов, которых по-прежнему привлекают такие лозунги, как «маленькое — красиво», и некоторых консерваторов, которые уделяют особое внимание федерализму, он частично высказывается, но его похвалы сегодня только от всей души воспеваются тем, что лучше всего назвать «новым аграрством». ”Свободное движение, связанное с продвижением местных продуктов питания, автор Венделл Берри и веб-сайт Front Porch Republic.Он имеет тенденцию противопоставлять себя как демократической, так и республиканской коалициям, и до сих пор его политическое влияние было незначительным.

СЛОЖНОСТЬ СВОБОДЫ

Хотя каждая из этих пяти концепций свободы имеет свое историческое происхождение и время своего расцвета, все они живы в наше время. Сегодняшние либералы подчеркивают и до некоторой степени объединяют концепции четвертый и пятый, консерваторы один и третий и либертарианцы третий и пятый, хотя все склонны полагать, что придерживаются только единой и прямой концепции свободы.Фактически, одно из преимуществ предлагаемой здесь пятиуровневой структуры состоит в том, что она уводит нас от дихотомических структур, обычно используемых для анализа свободы, и позволяет нам видеть не только то, что свобода означает разные вещи для разных людей, но и то, что она может значат несколько вещей для каждого из нас.

Консерваторы и либертарианцы были особенно восприимчивы к манихейским описаниям битв за свободу, иногда представляя видение свободы основателями как полностью объединенное, игнорируя при этом напряженность и явное разделение между концепциями естественных прав и классической коммунитарной концепцией.Затем они противопоставляют свою объединенную версию «свободы основателей» прогрессивному видению, которое они считают по сути государственническим и косвенно направленным на полную противоположность свободы — тиранию. Многие правые также склонны смешивать это и без того упрощенное представление о понимании свободы основателями с экономико-индивидуалистическим взглядом, расцвет которого пришелся на конец 19 века. Те же люди также не делают различия между прогрессивной концепцией свободы и концепцией личной автономии.Все сводится к двум противоположным сторонам.

Типичный либеральный взгляд на этот вопрос также является дихотомическим, хотя и несколько более сложным (или запутанным), противопоставляя прогрессивное понимание свободы социальной справедливости экономически-автономному пониманию свободы на одной арене, а свободу личной автономии против чего бы то ни было. в другом — олицетворение теократической и «авторитарной личности». Все эти дихотомии слишком упрощены для того, чтобы делать справедливые суждения или адекватное описание истории.

Предлагаемый здесь пятиступенчатый каркас позволяет избежать такого сокращения. Таким образом, это позволяет исследованию свободы стать диалогическим и динамичным, проливая свет на американскую историю и на наши недопонимания или искажения ее. Фактически, и либералы, и консерваторы формируют свои идеи свободы через призму своего понимания истории — и способы, которыми они это делают, поучительны.

Почему наши представления о свободе развивались именно так? Американские либералы или сторонники прогресса могут предположить, что через своего рода метод проб и ошибок мы пришли к правильной сегодняшней позиции, в которой сочетаются прогрессивная свобода и свобода личной автономии.Таким образом, наш путь от основания до настоящего времени включал в себя два ключевых корректирующих шага. Во-первых, прогрессивная концепция была сформулирована в ответ на то, как концепция естественных прав со временем превратилась в идеал свободы экономической автономии. Однако этот ответ был в некоторой степени чрезмерным, поскольку прогрессивная концепция была слишком пренебрежительной по отношению к гражданским свободам, поскольку они были связаны с традицией естественных прав, и слишком самодовольно относилась к возможности расширения правительства во всех сферах жизни.Таким образом, был предпринят второй корректирующий шаг, включающий как переоценку неприкосновенности личных свобод, связанных с Биллем о правах, так и дальнейшее выделение, в частности, посредством дел о праве на неприкосновенность частной жизни, гораздо более широкой сферы личной автономии в неприкосновенности частной жизни. -экономические вопросы.

Историк права Дэвид Раббан продемонстрировал, что бесцеремонное отношение к свободе слова, проявленное властями эпохи Вильсона, особенно во время Первой мировой войны, «превратило многих прогрессивных сторонников в гражданских либертарианцев.«Неслучайно ACLU была основана в 1920 году. Что касается тенденции, проиллюстрированной делами о праве на неприкосновенность частной жизни, то следующее высказывание судьи Бреннана также показательно:

До конца девятнадцатого века свобода и достоинство в нашей стране находили значительную защиту в институте недвижимой собственности … [A] Участок земли давал людям не только средства к существованию, но и средства экономической независимости, необходимые предварительное условие политической независимости и самовыражения…. Но [те] дни … прошли. В настоящее время экономическое существование все в большей степени зависит от менее определенных отношений с правительством … возможности столкновения между деятельностью правительства и правами личности будут увеличиваться по мере того, как сила и авторитет самого правительства расширяются, и этот рост, в свою очередь, усиливает потребность в постоянная бдительность в точках столкновения.

В старые времена достойная сфера личной свободы была экономической, но теперь, учитывая растущую власть, которую прогрессисты наделили (и думают, что они должны продолжать давать) правительству, требовался новый подход.Ученые-конституционалисты настаивают на непоследовательности либерального суда, который, решительно отклонив в конце 1930-х годов экономическую надлежащую правовую процедуру по существу, с 1960-х годов обратился к тому, что было по сути неэкономической надлежащей правовой процедурой. Но если это не было идеальным шагом в интерпретации 14-й Поправки, то его легко понять как мотивированный необходимостью гарантировать человеку некую арену для автономных действий.И это также помогает объяснить сочетание прогрессивной свободы и автономно-индивидуальной свободы, которое теперь определяет левые.

Это развитие американского прогрессизма и либерализма, безусловно, является важной частью истории наших концепций свободы. Но два альтернативных консервативных объяснения дают нам основания думать, что это еще не все. Первый, который в своем популяризированном виде представляет собой рассмотренную выше дихотомию свобода / этатизм, в некоторых отношениях только недавно был сформулирован консерваторами.Он основан на учении некоторых исследователей «Западного побережья Штрауса», таких как Гарри Яффо, Томас Уэст, Рональд Пестритто и Чарльз Кеслер, и особенно из их резкой критики первых прогрессистов.

До времен прогрессистов, считают эти ученые, Америка в значительной степени поддерживала ключевые элементы видения политики основателей — разделение основных властных полномочий, перечисление национальных законодательных полномочий, прочный федерализм, отказ от прямой демократии. и, наконец, убежденность в том, что определенные права являются естественными и что обеспечение их является главной целью правительства.Прогрессисты отвергли эти элементы и начали формировать правительство способом, который позже был значительно продвинут либералами Нового курса и Великого общества, которые подорвали каждый из них.

Крайне важно понять, насколько нова была эта интерпретация прогрессивизма. До работы этих ученых преобладающим академическим пониманием было то, что прогрессивизм был явно необходимым ответом на растущую корпоративную власть в Америке и что по сравнению с более фундаментальной критикой капитализма он во многих отношениях был довольно прохладным.Но новейшие исследования поставили эту точку зрения под сомнение и, что наиболее важно, показали, что отход от Progressive действительно был радикальным. На него глубоко повлияли историцистские идеи, выдвинутые немецкими философами, такими как Гегель, и эти идеи оказались несовместимыми с естественными правами. Ключевые прогрессивные мыслители открыто заявляли, что в этих правах нет фундаментальной истины, и высмеивали предполагаемую мудрость ключевых черт американского конституционализма. Вудро Вильсон, например, посоветовал американцам не изучать первые параграфы Декларации независимости.

Американцы всех идеологических взглядов могут извлечь выгоду из этого прогресса в нашем понимании изначальных прогрессистов, и уместно потребовать от современных либералов откровенного обсуждения того, является ли такое философское отрицание естественных прав и такая враждебность по отношению к почитанию прав человека. Конституция — это часть их наследия, которое они все еще поддерживают. Проблема в том, что при оформлении этих новых открытий, особенно консервативными экспертами (в отличие от ученых), идея предательства переоценивается.Это является аргументом в пользу американской свободы, как это обычно понимается справа, как принципа верности священным писаниям о естественных правах: южные лидеры приказали отказаться от наших первоначальных принципов, в которых нужно было упрекать и в которых нужно было покаяться, а прогрессисты, в течение более длительного периода времени и менее явным образом они также отошли от основополагающих идеалов, и еще предстоит увидеть, сможет ли консерватизм привести нацию к покаянию. Таким образом, философия естественных прав и ее понимание свободы считаются полностью адекватными, и прогрессивная реакция против них ничему не может научить нас об их ограничениях.

Более полный отчет о пяти концепциях свободы Америки предполагает, вместо этого, что по мере того, как представление о свободе, основанное на естественных правах, со временем все больше отделялось от классического и христианского наследства и становилось более подверженным жесткой юридической формулировке и разработке, оно стало менее сдерживаться благоразумием и постепенно трансформировалось. в концепцию экономической автономии, а затем в концепцию личной автономии. Кроме того, поскольку американцы сочли местное сообщество и его осуществление свободы менее значимым и актуальным, они были готовы принять прогрессивное видение коллективной свободы, практикуемое в основном на национальном уровне.

Прогрессивизм стал привлекательным, потому что казалось, что он может заполнить пробел, оставленный уходящей традицией классической коммунитарной свободы, пробел, более ощутимый, чем понятый. Обращение прогрессивизма к тем, кто жаждет теории, согласующейся с предполагаемыми достижениями философии и социальной мысли XIX века, было жизненно важно для его успеха, но столь же важным было его обращение к более типичным американцам, которые не осознавали его отход от основания или его скептицизм по отношению к любому неисторицистскому обоснованию политического принципа.В общем, обращение стольких американцев к прогрессивной политике могло бы показаться как историей того, что новаторы привели их к глупому отказу от своих традиций, так и их спровоцированием на это собственными недостатками этой традиции.

Второй вид консервативного объяснения истории американской свободы серьезно относится к этим недостаткам. По сравнению с первым, он резко критикует мышление о естественных правах. Эта точка зрения более распространена среди некоторых консервативных политических теоретиков, чем среди активистов или рядовых людей.Он предполагает, что основной путь американского развития лежал в направлении все большего и большего освобождения личности, что это нехорошо и что все это восходит к самому мышлению о естественных правах. Как выразился социально-консервативный теоретик Питер Лоулер в своем эссе 2005 года «Помещая Локка в ящик с замком»:

Настоящая цель Локка и других старых либералов была агрессивной и всесторонне трансформирующей, чтобы изменить всю человеческую жизнь, имея в виду абстрактную или автономную личность…. Современный Верховный суд трактует Конституцию как прогрессивно и основательно локковскую.

Лоулер объясняет это главным образом заявлениями судьи Кеннеди в Lawrence о нашей концепции личной свободы, расширяющейся с течением времени, но в конечном итоге он отмечает, что современные либертарианские исследователи конституционного права, такие как Рэнди Барнетт, в основном согласны с Кеннеди. Эти ученые хотят, чтобы Суд был последовательным, одобряя оба вида толкований, обеспечивающих автономию и обеспечивающих соблюдение надлежащей правовой процедуры.

Таким образом, соответствующие развития концепций свободы экономической автономии и личной автономии из доктрины естественных прав имеют совершенный смысл. Эти концепции всегда будут с нами, пока существует Америка, поскольку их защитники правы в том, что они просто следуют логике Локка — или, можно сказать, просто очищают свободу естественных прав от культурных побочных явлений эпохи ее основания. Несмотря на то, как основатели ограничивали свободу естественных прав, особенно предполагая сохраняющуюся ценность и практику определенных классических общинных наследий, ее радикальное ядро ​​неизбежно давало о себе знать и пыталось переделать общество по его собственному образу.

Это правда, что нельзя понять освободительную революцию 1960-х годов, не принимая во внимание особое влияние, которое на нее оказали прогрессисты, марксисты, фрейдисты и экзистенциалисты, но это влияние не является сутью истории. На самом деле революция еще больше укрепила психосоциологическое состояние, которое Алексис де Токвиль назвал «индивидуализмом», и это условие имеет свои самые важные корни в современных философских разговорах о состоянии природы.Не случайно наши социальные условия и душевные привычки делают нас все более и более похожими на невероятно изолированных людей, постулируемых естественным состоянием.

Лоулер — далеко не единственный консервативный теоретик, который так понимает историю нашей свободы. Те, кто разделяет его точку зрения, обычно находятся под влиянием католической мысли, Эдмунда Берка, Алексиса де Токвиля, Лео Штрауса или их комбинации. Они часто предполагают, что Локкизм можно считать частично ответственным за прогрессизм, который позже атаковал его, потому что, особенно если они следуют за Штраусом, они рассматривают историцистскую «вторую волну» современной политической философии как неизбежно вытекающую из ориентированного на естественное состояние «первого». волна.”

Многие из этих теоретиков действительно считают, что мы все еще можем сдерживать современность или, используя фразу Лоулера, «держать Локка в ящике Локка», как неосознанно поступали основатели. Они утверждают, что это сложно, но возможно, и библейская религия, наряду с благодарным, но не идолопоклонническим почтением к основателям и их Конституции, являются ключевыми ресурсами для такой умеренности. Но есть также два важных варианта этого второго консервативного объяснения американской свободы, которые гораздо более пессимистичны.

Первая позиция, которую можно описать как так называемую позицию «Восточного побережья Штрауса», утверждает, что то, что Токвиль называл «демократическим деспотизмом», является неизбежной судьбой современной либеральной демократии. Он был прав в отношении тенденции демократии к такому деспотизму, но неверно полагал, что этому можно бесконечно сопротивляться. Подавляющее большинство современных американцев, возглавляемые многими представителями нашей элиты, поверили в идеи, описанные выше как прогрессивные и индивидуальные концепции свободы, и они будут предоставлять все больше и больше полномочий централизованному правительственному аппарату, чтобы гарантировать свободу действий. максимальная поддающаяся расчету реализация обоих, невзирая на все признаки деспотического дрейфа системы.Эти теоретики настаивают на том, что сопротивление бесполезно, поскольку призыв «вернуться к основным принципам» просто вернет нас к исходной точке Локка. Единственное, на что можно надеяться, — это на сохранение подлинной философии перед лицом надвигающейся катастрофы.

Другой вариант, разработанный Уилсоном Кэри Мак-Вильямсом и значительно продвинувший аграрное направление его учеником Патриком Денином (профессором государственного управления в Университете Нотр-Дам), считает, что мы должны вернуться к классической коммунитарной концепции Свобода.Единственные действительно хорошие аспекты американского наследия — это те, которые пытались противостоять национализирующим и индивидуалистическим императивам. Наша единственная реальная надежда — это Америка, в значительной степени очищенная от локковского наследия и раскаявшаяся в своем технологическом высокомерии, но, поскольку это вряд ли произойдет в ближайшем будущем, лучшее, к чему мы можем реально стремиться, — это контркультурное сохранение аграрности разрозненными сообществами.

НА ПУТИ К БОГАТОМУ ДЕБАТУ

При внимательном рассмотрении пятиступенчатая структура, изложенная выше, предполагает, что несколько более оптимистичные консервативные критики Локка правы и что они могут предложить лучший рецепт для предотвращения крушения американской демократии.

В то время как мышление, основанное на естественных правах, несет большую ответственность за то, что пошло не так с Америкой, прежде всего потому, что оно играет роль в содействии развитию прогрессивных и личностных представлений о свободе, эти полуоптимистические консерваторы принимают три вещи. о мышлении, основанном на естественных правах: мы обязаны этому очень многим, и это заслуживает нашей патриотической признательности; более того, нет убедительного способа заставить американцев отказаться от него, даже если бы мы захотели; и, что самое главное, в нем много правды.Классическое мышление необходимо использовать для исправления или заполнения слепых пятен Локка, но Локк может сделать то же самое в отношении классического мышления, прежде всего, сформулировав определенные аспекты изначально христианского понимания примата личности против требований сообщества. . (По этому последнему пункту наиболее поучительными снова являются работы Питера Лоулера.)

Таким образом, мы должны продолжать посвящать себя положениям о естественных правах, хотя и с более глубоким пониманием того, как на самом деле основатели уравновешивали мышление Локка с наследием до-модерна.Наследование, которое непосредственно касается свободы, — это ее классическое коммунитарное понимание. Это самое важное понимание, которое пятиступенчатая структура может предложить современный консерватизм. Недостаточно умерить Локка религией и конституционным почтением; Американцы должны отстаивать понимание и политику, направленную на восстановление власти местных сообществ и выгоды от участия в них граждан, независимо от того, насколько донкихотскими это может поначалу казаться.

Если Аристотель был в какой-то значительной степени прав в том, что мы являемся природно политическими (или сфокусированными на полисе ) животными, и если Токвиль был в какой-то значительной степени прав, что городское поселение и общественное участие были наиболее важными школами американской свободы, то каждый шаг к возрождению классической коммунитарной свободы драгоценно и необходимо в наше время, каким бы незначительным оно ни было.Если мы смиримся с миром, в котором коллективная практика самоуправления больше не переживается каким-либо осязаемым образом, мы обнаружим, что врожденное человеческое стремление к этому выражается унизительными и, возможно, опасными способами, в том числе в диких крестовых походах за аморфное «. изменение.»

Современный консерватизм сочетает в себе свободу экономической автономии со свободой естественных прав; для него было бы более здоровым сочетать классическую коммунитарную свободу со свободой естественных прав. Как это должно выглядеть с точки зрения постоянной необходимости поддерживать коалиционный альянс с ориентированными на экономику либертарианцами, конечно, является законным предметом споров.Такой консерватизм по-прежнему будет во многом опираться на экономическую политику экономистов, которые выступают за свободу экономической автономии, и, безусловно, откажется принимать новое аграрное предположение о том, что Америка может или должна «выйти за рамки» локковских представлений о правах собственности. Но можно ожидать, что продолжающийся конфликт между индивидуальной экономической свободой и коллективными усилиями по укреплению социально-экономического здоровья, особенно когда они проводятся на местном уровне, будет постоянным и, в конечном счете, благотворным признаком республиканской свободы.

Сегодняшние либералы и либертарианцы, конечно, не будут склонны принимать такой подход, и, возможно, не более того, чтобы принять историю о развитии американской свободы, на которой она зиждется. Но им было бы хорошо, если бы они рассмотрели эти рамки хотя бы как способ прояснения наших национальных разногласий. Американцы расходятся во мнениях относительно самих принципов, составляющих американское кредо, и мы должны признать это. Мы только усугубим набирающие силу братоубийственные тенденции в нашем государстве, если будем продолжать говорить о свободе таким образом, который отрицает серьезность наших разногласий.

Продолжать говорить о свободе просто в наших различных спорах — это на самом деле заранее предполагать, что есть только один способ говорить о ней. Все стороны будут только раздражать друг друга, допуская это, и, что еще хуже, когда возникнут конституционные споры, стороны будут принимать их и говорить так, как будто их концепция свободы должна быть защищена нашими основополагающими документами. Следовательно, то, что претендует на их объединение, тем больше их разделяет.

Хорошая новость в том, что пять — гораздо более многообещающее число, чем два.Это снижает вероятность того, что либеральная или консервативная партия в нашей политике полностью одержит победу, поскольку серия побед на выборах любой из коалиций подвергнет ее перспективе собственного раскола по глубоким и серьезным трещинам. Более того, это повышает вероятность диалогового обучения. Если определение будущего свободы — это не просто вопрос двух сторон, одна из которых обречена на поражение, то каждая из двух основных коалиций в нашей политике может надеяться на различные виды здорового переосмысления со стороны другой.

Консерваторы могут надеяться, что некоторые серьезные либералы воссоединятся с элементами политической философии основателей, которые имеют решающее значение для их собственного мировоззрения, уменьшат свою догматическую и изменяющую Конституцию настойчивость почти во всех аспектах личной автономии и освободят больше места для культивирование братства и активной свободы на местном уровне. Либералы могут надеяться, что некоторые серьезные консерваторы могут стать гораздо менее догматичными в вопросах политической экономии, более скептически относясь к заявлениям, особенно конституционным требованиям свободы экономической автономии, и менее склонны связывать призывы к законодательному облегчению экономических бедствий с марксистскими убеждениями. социализм или гегелевский этатизм.

Если в настоящее время такие надежды кажутся чрезмерными, то не стоит слишком сильно надеяться, что признание наших разногласий по поводу свободы позволит нам совместно проводить более тщательное гражданское образование, чтобы лучше воспитать в будущих поколениях понимание богатства человечества. американская политическая традиция и, конечно же, ради их увековечения «управление народом народом и для народа».

Карл Эрик Скотт преподавал политологию и американистику в Хэмпден-Сиднейском колледже, Скидмор-колледже, Университете Вашингтона и Ли и Университете Кристофера Ньюпорта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *