Содержание

что это такое, определение, правила

Нравственность — это система правил поведения индивида, основанных на значимых для личности ценностях.

В русском языке это слово появилось в 1789 году. Оно было зафиксировано в «Словаре Российской Академии».

Мораль и нравственность

Термин нравственность чаще всего встречается в литературе и речи в смысле морали, реже в смысле этики.

Во многих философских системах нравственность и мораль отличные друг от друга понятия. Так в узком смысле нравственность есть внутренние правила личности действовать в согласии своим убеждениями и правилами, в то время как мораль является требованием к поведению человека извне помимо закона.

Так или иначе, понятие нравственности используется в качестве синонима морали. То есть нравственность и мораль есть ценности, принципы и нормы, которые определяют поведение человека. Этика – это принципы, на которые опирается личность, а также это наука об этих принципах, то есть этика это наука о нравственности (морали).

Золотое правило нравственности

Нужно отметить, что существуют правила нравственности, общие для всех. И здесь хочется вспомнить одну легенду.

«Однажды, давным-давно, на берегу великой реки стояли учитель с учеником. Ученик спросил учителя:
— Скажите учитель, вы очень много знаете о мире, говорите, что все должны жить дружно, помогать друг другу, не лениться, совершенствоваться, быть вежливыми, бороться со своими недостатками, заниматься физическим развитием, закаливать свой организм и многое-многое другое. — Скажите, а можно ли все ваше учение обозначить одним единственным словом?

И старый мудрый учитель, улыбнувшись, тихо ответил, своему ученику:

— Можно, это слово — ВЗАИМНОСТЬ — «не делай другому того — чего не желаешь себе».

Согласно этой легенде было сформулировано самое главное правило нравственности, которое получило
название — Золотое правило нравственности. Звучит он следующим образом: «Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе».

Подводя итог  можно сказать, что нравственность представляет собой систему правил, принципов поведения человека, которая основывается на его убеждениях. Важно, что это всегда добровольный выбор личности. И именно от сделанного выбора будет зависеть будет ли поступок безнравственным или же наоборот — нравственным.

Нравственность

                                     

1. В философской системе Гегеля.

(In the philosophical system of Hegel)

По словам Гегеля, дух, достигнув в теоретическом мышлении и в свободе воли настоящего самоопределения в своей внутренней сущности, возвышается над своей субъективностью, он может и должен показать суть, действительный способ стать духом объективным. первая цель проявление свободного духа есть право. это осуществление свободной личной воли, во-первых, по отношению к внешним вещам — право собственности, во-вторых, по отношению к другой воле — право договора, и, наконец, в отношении собственных негативных действий через отрицание этого отрицания — в праве наказания-нарушение права, лишь формально и абстрактно взысканию пени, вызывает в духе моральное требование реальной правды и добра, которые protivopolojnaia неправедной и злой воле, как обязанность das Sollen (Дас императивом), говорить с ней на ее совести.

этой раздвоенности между долгом и неуместных реальность, дух освобождается в действительной нравственности Sittlichkeit, где личность находит себя внутренне связаны или совместно с реальными формами нравственной жизни, или, в гегелевской терминологии, субъект сознает себя как одно с нравственной субстанцией на трех ступенях ее проявления: в семье, гражданском обществе burgerliche Gesellschaft (burgerliche Гезельшафт) и государство. государство, по Гегелю, — это высшее проявление объективного духа, совершенное воплощение разума в жизни человечества Гегель называет его даже Богом. как осуществление свободы каждого в единстве всех, государство является абсолютной самоцелью Selbstzweck. национальное государство, как национальный дух Volksgeister, который в этих государствах воплощается, суть особые проявления Всемирного духа, и в их исторических судьбах действует диалектическая мощь этого духа, который через их смену постепенно освобождается от своих ограничений и odnostoronnee и достигает своей безусловной самосознанием свободы.

Мораль, нравственность и закон — МО АЮР РФ

Мора́ль (moralitas), термин введён Цицероном — общепринятые традиции, негласные правила — принятые в обществе представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле, а также совокупность норм поведения, вытекающих из этих представлений. (Википедия).

По определению В. Даля, данного им в словаре «Живого русского языка», мораль —  правила для воли, совести человека.

Нравственность, чаще всего употребляющийся в речи и литературе как синоним морали. Но есть и другое определение — нравственность, как именно Божественные, моральные принципы, которыми должен руководствоваться человек в своей жизни, а не просто представления самих людей о добре и зле.

В «Азбука веры. Раздел: Нравственность и духовность» Христианство толкует значение слова нравственность как: «… набор нравов. Нрав – способ поведения. Нравственность лежит в сфере деятельности людской и есть исполнение правил поведения в обществе».

Вот наш законодатель и все, кто пытается применить законы, в том числе и в судах, исходя из «своего» видения понятия нравственного поведения, осознания норм  морали и нравственности, творят законы, и их применяют.  А у всех видение нравственности разное.

Заповеди и принципы «не убий», «не укради», «не лжесвидетельствуй», «не делай в отношении других всего того, что не желаешь себе самому» и т.д. существуют тысячелетия в философиях веков и во многих религиях мира, но преступность, и отказ от соблюдения нравственных норм растёт с каждым годом. Уже все, кому не лень, кричат, что наше общество безнравственно.

Государство вынуждено содержать огромный государственный и правоохранительный, судебный аппарат, тратить огромные средства на содержание тюрем. Но все эти многочисленные ресурсы могли бы пойти на другие, гораздо более продуктивные проекты общества, если бы внутри самого человека было понимание Высшего Нравственного Закона – Божественного Закона.

В современном обществе прочно устоялась мысль о независимости нравственности от религии. Но сводится ли нравственность только к поведению человека? Наверно, надо смотреть намного шире.

Судья не может нарушить закон, хотя он и видит его ограниченность, нарушение нравственных принципов, но он связан самим законом, конституцией. Оправдываясь, судьи объясняют своё решение тем, что, когда вот изменят закон, будет и новое решение.

Можно привести множество примеров. Одним из нашумевших примеров это отказ суда  выдать свидетельство о рождении мальчику, и его  никуда  не  брали  даже в школу, ссылаясь на отсутствие данного свидетельства. Ни  одно ведомство государства и суд не заступились  за  мальчика. И рос он   как Маугли,  не  имея никаких документов.

Суд и все  органы  государства ссылались  только  на  закон – механизм не  прописан! И все позабывали про Конституцию России  ст. 2., где  черным  по белому  написано, что  государство защищает  права  этого  мальчика, в том числе и на регистрацию его в государстве, и выдаче свидетельства  о рождении. Законодатель не  продумал до конца закон, а другие не захотели  применить  нормы нравственности. Никто не захотел брать на себя ответственность в оказании помощи мальчику и реализации ст. 2 Конституции РФ, только разводили руками!

Можно остановиться, хотя бы, еще на одном примере, когда Конституционный Суд РФ отменяет действие закона для конкретной ситуации, как безнравственное для данного случая, оставляя действия этого закона для всего остального.

Не все нормы закона нравственны, хотя они и законны. Где оспаривать отсутствия нравственности в законе, всегда в Конституционном суде РФ, или создавать новый Верховный Нравственный суд РФ?

Так, давайте дадим право всем судьям это делать, жизненного опыта у них много, пусть проявит свою нравственность, а если судья злоупотребил правами своими при этом, пусть отвечает, а кто не согласен с решением обжалуй.

А вышестоящие суды и будут видеть живет ли, работает ли судья в соответствии с нормами нравственности. Отменяйте его решение, если оно не соответствует нормам нравственности, а судью увольняйте.

Необходимо и ввести норму права, позволяющую отменить решения судьи, не только за нарушения закона, но и за нарушение норм нравственности.

Всё в нашей жизни зависит от того, насколько мы способны проводить в нашу жизнь Божественный Нравственный Закон. Настала пора пересмотреть всю систему ценностей, все взаимоотношения во всех сферах жизни. Нужно возвести понятие «нравственности» в ранг закона и государственной идеологии.  И активно применять, и создавать Законы государства, используя понятие нравственности, для чего необходимо переработать всю законодательную и иную нормативную базу.

А с проникновением нравственности во все сферы нашей жизни и будет активное развитие и всего общества.

Слова Конфуция просты и доходчивы: «Слушать тяжбы я могу подобно другим; но что необходимо – чтобы не было тяжб». [2, с.116.]

А почему буксуют попытки государства перенести значительную долю различных споров в третейские суды и в иные формы досудебного рассмотрения спора, в том числе и на морально-нравственную основу разрешения спора. Потому, что законодатель сам не стремитсясоздать правовые условия для этого, не направляет главные свои усилия на воспитание нового нравственного поколения людей.

Законодатель, школа. институт считают, что этим должны заниматься родители. А когда им это делать?  Когда оценивают работу школы, института нет показателей нравственного воспитания детей.

Еще на заре философии управления государством, великий мудрец Конфуций 2500 лет тому назад подчеркивал, что главная цель государства воспитать «стыд» – это воспитание нравственности в гражданах.

Конфуций утверждал, что «Если править народом, прибегая к законам, а порядок удерживать с помощью наказаний, то народ будет склонен уклоняться от наказания, и вряд ли будет испытывать стыд». (1. ст.24)

В данном случае стыд — это- это угрызения совести.

В завершение  рассуждения о нравственности, морали хотелось бы привести две цитаты, которые заставят задуматься читателей.

Первая — «Не поддавайтесь иллюзии, будто мораль возможна без религии» — Слова Джорджа Вашингтона.

Вторая — «И до тех пор, пока в массовом сознании не наступит коренного перелома, когда понимание Бога перестанет ассоциироваться с религией, сектами и еще чем-то непристойным, до тех пор вы не сможете встать на следующую ступень эволюционного развития». [3.Ланто]

Не ищите в этих фразах противоречия, ищите развитие в них. Если нет у человека истинной веры в Бога, то и не будет стремление к истинной Нравственности, Морали. Эти понятия неразрывны в их реализации.

Развитие Веры в Бога, в истинную Нравственность – это основная задача в государстве и самого государства. И возлагать эту государственную обязанность только на общественную организацию — церковь, безнравственно.

Значит, государство отказывается от выполнения этой основной своей задачи вообще, что отбрасывает развитие общества на десятилетия назад. Спросите почему?  А вы посетите церковь, но только не в праздники, например, в Пасху, и не в день присутствия Президента страны в ней, а в обыкновенный день, и всё поймете.

Список литературы

1.Конфуций. //Сост: В.В.Юрчук.: 5 изд.- Мн.: Современное слово, 2006.с.24,36.

2.Мудрость Конфуция. // Под. ред. Владимира Бутромеева. – Москва, ОЛМА Медиа Групп, 2011. Стр 116.

3. Т. Микушина. Слово Мудрости – 8. Ланто. -Omsk 2008.

Нравственность — это… Что такое Нравственность?

Нравственность
нра́вственность
I ж.
1.

Внутренние — духовные и душевные — качества человека, основанные на идеалах добра, справедливости, долга, чести и т.п., которые проявляются в отношении к людям и к природе.


2.

Нормы и правила поведения человека, основывающиеся на таких качествах.


II устар.

Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000.

.

Синонимы:

Антонимы:

  • Нравственно
  • Нравственный

Смотреть что такое «Нравственность» в других словарях:

  • Нравственность — Нравственность  термин, чаще всего употребляющийся в речи и литературе как синоним морали, иногда  этики[1]. В более узком значении нравственность  это внутренняя установка индивида действовать согласно своей совести и свободной… …   Википедия

  • НРАВСТВЕННОСТЬ — термин, употребляемый, как правило, синонимично термину «мораль», реже «этика». Так же как «этика» в греч., «мораль» в лат., «Sittlichkeit» в нем. яз., рус. слово «Н.» этимологически восходит к слову «нрав» (характер). В языках, где употребля …   Философская энциклопедия

  • нравственность — упадок нравственности.. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. нравственность мораль, этика; моральный кодекс, этические нормы, честность, целомудрие, педагогичность,… …   Словарь синонимов

  • НРАВСТВЕННОСТЬ — НРАВСТВЕННОСТЬ, нравственности, мн. нет, жен. (книжн.). 1. Совокупность норм, определяющих поведение человека. «В основе коммунистической нравственности лежит борьба за укреплепие и завершение коммунизма. » Ленин. 2. Самое поведение человека.… …   Толковый словарь Ушакова

  • Нравственность — ценностная структура сознания, общественно необходимый способ регуляции действий человека во всех сферах жизни, включая труд, быт и отношение к окружающей среде. В широком смысле слова нравственность особая форма общественного сознания и вид… …   Официальная терминология

  • НРАВСТВЕННОСТЬ — см. Мораль …   Большой Энциклопедический словарь

  • НРАВСТВЕННОСТЬ — НРАВСТВЕННОСТЬ, и, жен. Внутренние, духовные качества, к рыми руководствуется человек, этические нормы; правила поведения, определяемые этими качествами. Человек безупречной нравственности. | прил. нравственный, ая, ое. Н. кодекс человека.… …   Толковый словарь Ожегова

  • Нравственность — см. Этика (Источник: «Афоризмы со всего мира. Энциклопедия мудрости.» www.foxdesign.ru) …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • НРАВСТВЕННОСТЬ — см. МОРАЛЬ. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • нравственность — регулирующая функция человеческого поведения. Согласно З. Фрейду, ее сущность сводится к ограничению влечений. Словарь практического психолога. М.: АСТ, Харвест. С. Ю. Головин. 1998 …   Большая психологическая энциклопедия

  • Нравственность —    система ценностей и предписаний, предназначенная для регулирования действий человека; вырабатывается обществом и отражает интересы общества, то есть других людей; попытки государства внедрить в общество нравственность, оптимизированную под… …   Мир Лема — словарь и путеводитель


Духовно-нравственное воспитание в традициях православия

Относительно недавно в обществе нередко обсуждалась тема необходимости духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения на основании культурного наследия православия. В настоящее время актуальной становится другая тема — как это сделать практически. Проблем здесь множество. Мне хотелось бы остановиться лишь на одном, на мой взгляд, весьма важном вопросе. Важен он и в теоретическом плане, и в плане применения практических методик в процессе преподавания предметов духовной направленности. Это вопрос — что же имеется в виду, когда мы говорим о духовно-нравственном воспитании? Ведь не секрет, что практически никто, даже люди, исповедующие атеизм, не возражают против того, что подрастающее поколение должно воспитываться духовным и нравственным. Только вот вопрос — что же под этим понимается? Ответов, в зависимости от мировоззрения каждого конкретного человека, очевидно, будет множество. Соответственно и методик воспитания будет множество. Поскольку мы говорим о духовно-нравственном воспитании на основании культурных традиций Православия, давайте рассмотрим, как понимаются эти понятия в православии.

В мирском языке духовность обычно отождествляется с развитием интеллекта и усвоением большого объема знаний в различных областях искусства, культуры, науки. А под воспитанием понимается планомерное и целенаправленное воздействие на сознание и поведение человека с целью формирования определенных установок, понятий, ценностных ориентаций, обеспечивающих необходимые условия для его развития, подготовки к общественной жизни и производительному труду. Таким образом, в рамках материалистически-светского понимания образованным, духовно-нравственным, воспитанным считается человек, который получил необходимые в жизни систематизированные знания, умения и навыки (то есть, получил образование), усвоил основные положительные принципы, ценностные ориентации, морально-этические нормы, существующие в обществе, и принял их как руководящие принципы в собственной жизни.

Очевидно, это определение далеко не единственное, но оно, на мой взгляд, достаточно точно определяет светский взгляд на духовность. Можно ли согласиться с этим определением? Я приведу два примера из современной жизни, которые, я думаю, заставят задуматься над правильностью этого определения. Оба примера о молодых людях, бывших в недалеком прошлом гордостью школ, в которых они учились. Оба молодых человека, о которых пойдет речь, хорошо закончили высшие учебные заведения и устроились на хорошую работу. Оба молодых человека вполне соответствуют сказанному ранее определению духовно-нравственного человека. Но что произошло с ними дальше? Первый поступил работать в коммерческую фирму, и пребывание в этой среде за короткий срок его сильно изменило. По словам его родственников, которые буквально с ужасом рассказывали о происходящих с ним переменах, из доброго, отзывчивого человека он стал превращаться в человека, который «никому ничего не должен», главным критерием отношения которого к другим людям стал вес кошелька. То есть, попав в другую среду, он за короткий срок изменил свои нравственные принципы. Жизнь другого молодого человека закончилась трагически — он погиб от пристрастия к наркотикам. Об этом рассказал возвращавшийся с похорон директор школы, в которой учился этот молодой человек. По словам директора, он и учителя школы дали этому молодому человеку все, что могли, но, очевидно, что-то главное было упущено, не было заложено нечто такое, что дало бы силу ему не пойти на поводу страсти и не погибнуть. Эти примеры показывают, что приведенное ранее определение духовности явно чего-то не учитывает.

Рассмотрим, как определяется духовность в православии. Одно из основных положений православия — это существование в человеке бессмертной составляющей — души. Она может быть в различном состоянии — здоровой, наполненной жертвенной любовью к людям и всему миру, полной энергии, жажды жизни, деятельности, направленной ко благу; душа может быть и бессильной, изъеденной пороком, наполненной озлобленностью и унынием. Это — два противоположных полюса состояния души. Человек, в зависимости от своей духовной направленности, приближается либо к одному, либо к другому полюсу. Очевидно, что состояние души влияет на земную жизнь человека, его социальное поведение, отношение к миру, физическое здоровье и т. д. Достигается чистота, одухотворенность души посредством жизни в рамках духовных законов, положенных Богом в основу мироздания, что позволяет человеку не ранить свою душу. Кроме этого, через молитву, доброделание, участие в Таинствах, богослужениях человек приобщается Божественной энергии — благодати Святого Духа, действием которой очищается, одухотворяется, просветляются душа и совесть, взращиваются высшие нравственные качества. Такой человек сам становится источником света и духовной силы для многих людей, при этом обладание энциклопедическими знаниями здесь совсем необязательно. Преподобный Серафим Саровский, будучи одним из таких духовных светочей, по этому поводу говорил: «Стяжи дух мирен — и тысячи вокруг тебя спасутся».

Таким образом, с позиций православия духовным можно назвать человека, в котором действием Божественной энергии — благодати — душа достигла достаточной чистоты и силы.

Термин «воспитание» в православии имеет также существенное отличие от светского значения этого слова. Само слово происходит от глагола «питать» и имеет, помимо других, значение «вскармливать, взращивать». Это значение слова указывает на то, что в воспитании присутствует принципиально важная сторона — «взращивание» души. Человек сотворен по образу Божию, и этот образ в каждом человеке неуничтожим, какую бы порочную жизнь человек ни вел. То есть, те нравственные качества, которые стараются родители и педагоги воспитать в ребенке, в нем уже изначально заложены. Задача воспитателя, а с возрастанием и самого человека — раскрыть в себе эти качества. В этом и есть цель христианского воспитания: получив образ Божий по сотворению, раскрыть его в себе (получить «образование»), что достигается христианским образом жизни. Коренное отличие воспитания мирского от духовного в том, что в первом случае морально-этические нормы усваиваются как данные извне образцы поведения, поэтому в некоторых случаях могут достаточно легко меняться, а во втором — раскрываются, взращиваются уже заложенные в душе человека нравственные принципы. И в этом случае человек, конечно, может изменить свои нравственные установки, но, чтобы это сделать, такому человеку нужно переступить через самого себя.

Теперь можно ответить и на вопрос, чего не хватает в приведенном ранее светском определении духовно-нравственного человека. Не хватает души. Состояние души определяет духовность и нравственность человека. Ведь если в душе не взросли и не укрепились семена добродетели, нет крепкого фундамента для нравственных норм, человек может стать легкой добычей порочных страстей и здесь не помогут ни энциклопедические знания, ни внешне усвоенные нормы поведения. Поэтому в духовном образовании важно не количество знаний, а состояние души. Это знали христианские подвижники еще в начале нашей эры: «Практика, а не теория область педагога, не обучение, а нравственное улучшение — вот его цель; жизнь мудреца, а не ученого он хочет начертать перед нами» (свт. Климент Александрийский (II—III вв.), «Педагог»).

Теперь давайте обратимся к опыту духовно-нравственного воспитания у нас на Руси. В дореволюционное время жизнь людей регламентировалась рамками заповедей Божиих, необходимой составляющей жизни мирян были Таинства, домашняя и церковная молитвы. То есть сам распорядок жизни способствовал духовному становлению людей. Есть и отрицательный опыт. С XVI—XVII вв. в образование начинает проникать схоластика, характерными чертами которой является «знание ради знания». Это привело к постепенному уклонению целей образования от духовно-нравственного становления человека к усвоению большего объема знаний. Собственный кропотливый труд по духовно-нравственному совершенствованию стал подменяться накоплением знаний. Это не могло не сказаться отрицательным образом на духовно-нравственном состоянии общества в целом. Даже в стены духовных школ проникал дух холодности к духовной жизни и неверия. Преподобный Варсонофий, один из последних оптинских старцев, так описывал состояние учащихся духовных школ конца XIX — начала XX вв.: «Смотрите, в семинариях духовных и академиях какое неверие, нигилизм, мертвечина, а все потому, что только одна зубрежка без чувства и смысла».

Очевидно, что в настоящее время при преподавании культурологического курса дисциплин духовно-нравственной направленности в общеобразовательных школах в полноте применить имеющийся положительный опыт не представляется возможным. Современная педагогика, следуя светскому пониманию духовности, фактически не только не знает о таком понимании смысла духовно-нравственного воспитания, но и фактически не занимается воспитанием детей в общеупотребительном смысле этого слова. Главная задача современной школы — как можно больше загрузить ум школьника знаниями. Воскресные школы, к сожалению, нередко копируют систему преподавания общеобразовательных школ. Порой из самых лучших побуждений педагоги стараются дать детям как можно больше знаний. Несомненно, знания нужны, но вопрос в том, насколько они актуальны в каждом конкретном случае и для каждого конкретного учащегося? Особенно этот вопрос актуален в наше время, когда наши дети нередко, как поется в популярной песне, «ложатся в двенадцать спать, силы нет раздеться». Если в младшем школьном возрасте дети при хорошо организованном учебном процессе с удовольствием изучают все, что им преподают, то дети старшего возраста в этом отношении гораздо более разборчивы. Чтобы самоопределиться в нашем столь непростом мире, им нужны ответы на вопросы, с которыми они сталкиваются в повседневной жизни. Если преподаваемые им знания не будут для них актуальны, они могут не только потерять к ним интерес, но и отказаться от занятий. В подтверждение этих слов можно привести свидетельство «изнутри» — семнадцатилетней девушки Елизаветы Стариковой, обучавшейся в воскресной школе (Е.Старикова. Чего не знают родители. Размышления вчерашней школьницы. Даниловский благовестник. М., 2009 г.). Приводя примеры из собственных наблюдений, когда мальчики алтарники выходили в облачениях в притвор храма и матерились, а девочки, расположившись на ступеньках храма, листали каталоги с косметикой и сплетничали, она рассуждает: «Почему так происходит? Да потому, что о духовной жизни, о том, что подростков волнует, с ними никто — за редким исключением — не говорит. А „духовная жизнь“ сводится к посещению храма, воскресной школы, периодическим исповедям и причастиям. Жить так, как учит Евангелие, им и в голову не приходит. Может, где-то и по-другому. Но похожие проблемы, думаю, есть почти везде — оттого, что с детьми не говорят на самые главные темы в их жизни, не помогают разобраться в море негатива. Не объясняют, что христианство — это не обряды, а жизнь по другим, христианским законам…

Мне кажется, вряд ли воскресная школа в ее нынешнем виде может стать местом, где подросток решит свои проблемы…» (С. 57).

Таким образом, не следует ставить главным приоритетом работы по духовно-нравственному воспитанию задачу вложить в голову современного школьника накопленное за две тысячи лет богословское наследие православия. Нужно, очевидно, дав необходимый минимум богословских знаний, постараться увидеть современных учащихся с их внутренним миром, окружением, вопросами, проблемами и на доступном языке, образно, доходчиво изложить духовное понимание тех явлений и проблем, которые их интересуют на каждой конкретной ступеньке духовно-нравственного и физического становления. Для кого-то это будет более углубленное изучение вопросов богословского характера, а для кого-то — вопрос об отказе от явно безнравственных поступков. Знания нужны, но как средство погрузить детей в красоту православия, как средство возжечь в детской душе искорку желания нравственной жизни. И, конечно, особую роль здесь играет личность педагога, который должен быть не простым ретранслятором знаний, а светом, примером для детей. Духовно-нравственное воспитание — это не столько передача интеллектуальных знаний, сколько возжигание души ребенка, а это происходит только от сердца к сердцу, как свеча от свечи. Здесь как нельзя лучше подходят слова древнегреческого писателя и историка Плутарха (45–127 гг.): «Ученик — это не сосуд, который надо наполнить, а факел, который нужно зажечь».

Еще одна проблема, возникающая при преподавании предметов духовно-нравственной направленности, — это степень усвоения полученных знаний. Понятно, что если даже учащийся выучит назубок заповеди, это совсем еще не означает, что он будет ими руководствоваться в своей жизни. Дети живут в мире, имеющем свои законы, которые далеко не всегда совпадают с нравственными нормами православия. И какие принципы перевесят в душе ребенка в каждом конкретном случае — это еще вопрос. К сожалению, преподанные по принципу общеобразовательных школ знания нередко существуют в голове учащихся сами по себе, а жизнь диктует им свои законы. Получается ситуация, схожая с проблемой изучения иностранных языков в общеобразовательных школах: дети годами учат правила, слова, а реально, повстречавшись с иностранцем, подавляющее их большинство не может связать и двух слов. Почему так происходит, понятно — знания не закреплены практикой. Примерно то же нередко происходит и в отношении нравственных норм православия. Просто заученные, они могут стать невостребованным балластом в памяти. Чтобы этого не произошло, необходима их актуализация — учащиеся должны не только их запомнить, они еще должны понять и усвоить, как в каждой конкретной ситуации ими воспользоваться. Больше того, они должны почувствовать, что жизнь в рамках нравственных норм — путь к чистоте и радости, у них должно в душе возгореться желание жить духовно.

Таким образом, чтобы процесс духовно-нравственного воспитания был эффективным, необходимо:

— дать учащимся необходимый уровень богословских знаний;

— помочь им в духовно-нравственной ориентации в проблемах современного мира, в собственном духовном самоопределении;

— актуализировать полученные учащимися знания.

Протоиерей Виктор Дорофеев

Теория нравственного. | Aspirans.com | научные статьи, публикация (журналы ВАК, Scopus, ISI Web of Knowledge)

Данная статья посвещена определению нравственного, как целостной и обоснованной концепции.

Ключевые слова: мораль, нравственность, этика, добро, зло.

 

 

Владимир Старковский.

ТЕОРИЯ НРАВСТВЕННОГО.

 

ГЛАВА I. Определение нравственного.

1.1 Три кодекса.

Порядок в любом человеческом сообществе определяется тремя поведенческими регламентами…

а). Право. Установленные государством общеобязательные нормы поведения, необходимость исполнения которых основана на страхе перед «государственным» наказанием.

б). Этика. Сформировавшиеся в обществе общепринятые нормы поведения (приличия, условности, традиции, этикет, обычаи) необходимость исполнения которых основана на страхе перед общественным осуждением.

в). Нравственность. Нормы поведения определяемые личным нравственным чувством (совестью), необходимость исполнения которых основана только на нравственной ответственности перед самим собой.

Общественное мнение и совесть, это две принципиально разные поведенческие мотивации разделяющие область этики и область нравственного. Если этичный поступок мотивируется страхом перед нелестным мнением о себе (потребностью в благоприятном мнении), то поступок нравственный обусловлен только требованием совести. К сугубо нравственным можно отнести лишь те проявления доброй воли, для которых не предполагается возможность их оценки окружающими. Невозможность посторонней нравственной оценки может быть обусловлена или приватностью действия, или неспособностью окружающих ни заметить, ни оценить тонких проявлений благородства и такта.

Этические нормы поведения просты, поверхностны и подконтрольны окружению, соблюдая их, можно легко заслужить репутацию человека порядочного. Нравственный же самоконтроль гораздо глубже и тоньше, он обременителен и необязателен, а потому, нравственное чувство легко «переориентируется» на мнение окружающих. Но можно ли верить в порядочность человека, который заботится только о своей репутации? Человек ориентированный только на мнение окружающих способен принять сколь угодно дурные нравы, если они приняты в сообществе, и совершить бесчестный поступок, если этот поступок не будет предан огласке или осуждён. Так например в криминальных сообществах тоже имеются свои этические нормы «чести и справедливости».

Неподдельное добро может быть только следствием нравственного чувства, следствием таких мотиваций как совесть, великодушие, сочувствие. Поэтому понятия добра и зла будут рассматриваться далее только в рамках нравственного.

 

1.2 Затруднения в определении добра и зла.

Размышления о добре и зле неизбежно приводят к мысли о том, что нравственные законы универсальны, однако все попытки определить и систематизировать безусловные нравственные нормы так успехом и не увенчались. Что же не позволяет выделить и классифицировать нравственные понятия…

1). Разногласия во мнениях о добре и зле якобы свидетельствуют о том, что универсальных нравственных норм не существует.

Но ведь незнание, или заблуждение, никоим образом не могут свидетельствовать о том, что истины не существует. Если человек не знает таблицы Пифагора, или заблуждается относительно её значений, то это отнюдь не означает, что её нет.

2). Смешение понятий добра и зла воли, с понятиями добра и зла обстоятельств.

К понятиям добра и зла обычно также относят такие смысловые группы как: выгода, польза, удовольствие – добро; ущерб, страдание, недовольство – зло. Но в таком понимании добра и зла, даже преступление будет злом только для жертвы, для преступника же будет являться добром. Но это же очевидный абсурд в рамках морали.

Добро и зло обстоятельств, во избежание путаницы, вообще не следует рассматривать в нравственном контексте, тем более что ничего нравственного в пользе или ущербе нет, но в проявлениях воли ведущих к тому или иному результату, нравственная составляющая непременно присутствует.

Добро и зло определяются в данной работе только как атрибуты человеческой воли, хотя бы потому что рассмотрение в едином контексте природных катаклизмов и человеческой подлости выглядит как минимум странно.

3). Смешение понятий добра и зла с этическими нормами, то есть с общепринятыми нормами поведения (условностями, приличиями, нравами, этикетом, обычаями).

Например если Вы выйдете на улицу голым, как Вы привыкли это делать прожив несколько лет в племени Мумба-Юмба, то зло будет не в вашей наготе, а в вашем вызывающем пренебрежении к чувствам окружающих, в которых Вы вне всякого сомнения посеете смущение, смятение, возмущение, беспокойство за чувства детей. .. Если же таким образом поступит приехавший к Вам в гости вождь племени, незнакомый с нашими нравами, то в его действиях и вовсе не будет ни какого зла, ибо он и не подумал бы, что может оскорбить своим видом чувства белых матрон сидящих у подъезда на лавочке. Но если он будет упорствовать в своём обычае щеголять голым по нашим улицам, то это уже будет с его стороны осознанным намерением попрать чувства окружающих.

Попытка соотнести поведенческие традиции всех времён, народов и социальных групп с добром, опять таки приводит к ложному выводу об относительности нравственного. Тогда как на самом деле, нормы поведения принятые в том или ином сообществе не имеют отношения к добру, но могут иногда его имитировать, в показных и регламентированных нормах.

4). Представление о добре и зле, как о некоем наборе конкретных действий.

Но проявления добра и зла необычайно многообразны и могут достигать почти неуловимой психологической глубины. Никакой перечень злых или благих проявлений человеческой воли не способен охватить всего многообразия и тонкости проявлений добра и зла. Поэтому нравственное может быть определено или как общее направление воли, или как учитывающее все обстоятельства, частное определение к отдельно взятой, конкретной ситуации, но не как исчерпывающий перечень предписываемых действий.

«Не убий, не укради, не прелюбодействуй» — это конечно нравственно правильные заповеди, но и соблюдая их можно быть самым отъявленным негодяем. А например за убийство (даже за убийство), совершённое в определённых обстоятельствах, человека могут и по закону, и по совести совершенно справедливо оправдать.

5). Абсолютность нравственного.

Нравственный закон предъявляет человеку только максимально высокие требования, и не имеет каких-либо полунорм. Если человек хотя бы не пожертвовал всем, чем только может пожертвовать ради тех, кому очень плохо, то он, строго говоря, не может считаться нравственным человеком.

Невозможность совершенного соблюдения правил добра, ставит человека вознамерившегося принять их к исполнению в двусмысленное, нравственно уязвимое положение, что вполне естественно вызывает и отторжение нравственных обязательств, и отрицание самой возможности их нормативного существования. Нравственное чувство не только не приводит к исполнению нравственных требований, но хуже того, ставит человека перед невозможностью их исполнения, хотя бы потому, что человек совестливый обнаруживает в себе всё более тонкие проявления воли окрашенные безнравственно.

Однако не стоит излишне драматизировать безысходность совестливости, хотя бы потому, что голос совести остаётся одинаково деликатным, как у негодяя творящего откровенные подлости, так и у человека глубоко порядочного, просто нравственное чувство реагирует на совершенно различные уровни безнравственного.

6). Неопределённость предназначения добра. Если не ясно каково предназначение добра, в чём заключается его социальная функция, то и суждения о добре и зле, не могут быть полноценно обоснованными.

Нет ничего удивительного в том, что нравственные понятия испокон веков находятся в одной связке с правом и этикой, все эти три поведенческих регламента преследуют одну и ту же цель, это поддержание порядка в обществе. Но если юридические нормы обеспечивают в обществе порядок материально – практических отношений, а нормы этики – порядок предсказуемого поведенческого единообразия, то следование нравственным нормам призвано привести общество в состояние совершенной гармонии, основанной на всеобщей и взаимной благожелательности, дружественности, уступчивости, сочувствии, терпении, великодушии… То есть предназначением нравственного (добра) является приведение любого сообщества к идеальной гармонии взаимоотношений, в отличие от обычного лицемерного и шаткого социального равновесия, основанного на страхе перед общественным осуждением, «государственным» наказанием, или даже перед физическим противодействием.

Следование нравственным нормам, является для социума таким же условием совершенной гармонии, каким для материи являются физические законы.

 

1.3 Определения добра и зла.

Исходя из всего вышесказанного, можно дать следующие определения добру и злу.

а). Добро (нравственное), это волеизъявление направленное на сохранение интересов и чувств другого человека за счёт уступок (даже самых незначительных) в сфере личных интересов, желаний и амбиций.

б). Зло (безнравственное), это волеизъявление направленное на попрание интересов и чувств другого человека в стремлении удовлетворить личные интересы, желания и амбиции.

О парадигматической истинности данных утверждений свидетельствует хотя бы их коррелируемость со знаменитыми, «золотыми» правилами нравственности…

а). Поступай с другими так, как хочешь чтоб поступали с тобой.

б). Не делай другим того, чего не желал бы себе.

 

1.4 Классификация добра и зла.

Предлагаемая классификация содержит всего пять парных нравственных архетипов, но следует помнить, что за каждым из этих обобщающих понятий стоит множество родственных проявлений воли, некоторые из которых указаны в скобках.

1). Совесть. – Бессовестность.

Совесть – (честность, порядочность, добросовестность, благородство).

Бессовестность – (непорядочность, бесчестность, недобросовестность, беспринципность).

2). Любовь. – Эгоизм.

Любовь – (доброта, благожелательность, сострадательность, отзывчивость, сочувствие, гуманность, альтруизм).

Эгоизм. – (бездушность, бессердечность, бесчувственность, чёрствость, жестокость).

3). Великодушие. – Гнев.

Великодушие – (снисходительность, уступчивость, прощение, терпеливость).

Гнев – (раздражительность, конфликтность, нетерпимость, вспыльчивость, агрессивность, мстительность, злопамятность, злословие).

4). Умеренность. – Невоздержанность.

Умеренность – (воздержанность, неприхотливость, непритязательность, терпение, аскетичность).

Невоздержанность – (неумеренность, прихотливость, капризность, жадность, алчность).

5). Скромность. – Гордость.

Скромность – (в христианстве – смирение, бесстрастное отношение к высоте своих достоинств и лестности мнения о них).

Гордость – (честолюбие, тщеславие, самодовольство, наглость, высокомерие, хвастовство, презрительность, пренебрежительность).

Разумеется, все проявления добра и зла не могут быть разделены строго по архетипам. Вот, например некоторые из тех, в которых архетипическая двойственность особенно очевидна: деликатность (2,3), бескорыстность (2,4), щедрость (2,4), несправедливость (1,2), зависть (4,5), злорадство (2,3). Тем не менее, высокая степень синонимичности перечислений представленных в данной классификации, свидетельствует о том, что всё многообразие проявлений добра и зла может быть систематизировано в ограниченном перечне обобщающих нравственных категорий.

Для того чтобы лучше убедиться в социальной деструктивности проявлений зла, и «миротворческой функциональности» проявлений добра, рассмотрим свойства каждого из нравственных архетипов более детально…

 

 

ГЛАВА II. Совесть. – Бессовестность.

2.1 Всеобщность совести.

Совесть, это нравственное чувство позволяющее различать в своих чувствах, мыслях, словах и поступках проявления зла, непорядочности, несправедливости… во всей их глубине и тонкости. Стыд нравственный, это раскаяние «проснувшейся» совести. Стыд же этический, это реакция на неблагоприятное мнение окружающих. Таким образом, даже двойственность такого понятия как «стыд» свидетельствует о глубоком различии между нравственным и этическим.

Человек путает и искажает даже самые простые понятия, особенно если он в этом заинтересован, но верное представление о добре и зле так или иначе сохраняется даже в обществе с очень дурными нравами. Постоянство и универсальность этого иррационального знания можно объяснить только присутствием нравственного закона в сердце каждого человека. Во многих европейских языках слово «совесть» происходит от словосочетания «совместное знание». Со-весть, совместное ведение, общее знание.

Совесть, это единственный ориентир следуя которому характер человека может исправляться сообразно нравственным законам, то есть, законам социальной гармонии. Только следуя совести человек может становиться дружественней, добрей, честней, великодушней, справедливей… Преимущество человека совестливого заключается именно в том, что проявления его воли, все более соответствуют правилам добра, и как следствие, наносят все меньший ущерб социальному согласию.

 

2.2 Неприятие совести.

Нравственный уровень человека может определяться только тонкостью видения им своего зловолия, и мерой стыда за его реализацию. Но испытывать сопутствующие голосу совести чувства стыда, вины, неправоты унизительно для человеческой гордости, а потому человек старается не замечать зло в проявлениях своей воли, легко находит себе оправдания, и как следствие утрачивает зоркость нравственного чувства, и способность к нравственному развитию.

Голос совести всегда направлен против эгоистических интересов человека. Человеку выгодно не слышать голоса совести, или хотя бы исказить его, но несмотря на эфемерность нравственного чувства, обычно удается заглушить лишь тонкие его проявления. Впрочем, в случае «острой эгоистической необходимости», человек может совершенно искренне оправдать или даже не заметить в себе сколь угодно страшное зло. Человек с неразвитым нравственным чувством может быть столь виртуозен в самооправдании, что будет считать себя человеком порядочным, даже если у него руки будут по локоть в крови. Нравственная безнадежность человека несовестливого в том, что его нравственное самодовольство чистосердечно, он совершенно честен в своей нравственной слепоте. И ни что кроме совести не способно уверить несовестливого в его нравственной неправоте.

 

2.3 Совесть – школа ума.

У человека нет более доступного объекта для изучения тонких человеческих проявлений, чем он сам. Насколько глубоко человек понимает себя, настолько глубоко он понимает всех. Но человек несовестливый не способен различать в своём поведении все те демагогические уловки, которыми он оправдывает своё зло, свой эгоизм, свою несправедливость и беспринципность. Несовестливый или не замечает зла в проявлениях своей воли, или воспринимает его искаженно — оправдательно, таким образом, он утрачивает способность объективно понимать огромное количество тонких человеческих мотиваций и проявлений.

Человек же совестливый, замечает в себе все более сокровенные уровни лукавства, нравственного самообмана и беспринципности, то есть замечает именно то, что человеку и не хочется замечать в себе. Глубокое самопонимание обусловленное утончённой совестью, дает человеку проницательность и в понимании других людей. Человек, тонко и верно понимающий человеческие проявления, отличается проницательностью, глубиной и объективностью мышления, то есть тем, что часто определяется как ум. Можно легко заметить, что людей порядочных отличает рассудительностью, тонкость и объективность мышления. Тогда как люди беспринципные, эгоистичные, недобрые традиционно отличаются поверхностностью и субъективностью суждений. Таким образом, можно утверждать, что природа человеческой мудрости, то есть способности глубоко, тонко и объективно понимать людей, заключена в утончённой совестливости, или как сказал Фазиль Искандер: «Мудрость – это ум, настоянный на совести».

Но проницательность совести не ведет к осуждению окружающих, ибо чужая неправедность обязательно напоминает совестливому о своей собственной. Несовестливый же напротив, всегда старается осудить других для того, чтобы выглядеть в своих глазах ещё лучше. Злословящий других, всегда неосознанно стремится доказать одну и ту же мысль: «А вот я, хороший!».

 

 

ГЛАВА III. Любовь. – Эгоизм.

3.1 Эмпатия.

Термин «эмпатия», ближе всего по значению к таким понятиям, как сочувствие, сопереживание, но отличается от них отсутствием трагичности в своём значении, и как следствие, более тонкой и обширной областью применения. Эмпатичность, это прежде всего способность тонко чувствовать и остро переживать психологический дискомфорт другого человека. Психологический дискомфорт может быть обусловлен такими негативными эмоциями как: страх, стыд, обида, разочарование, тревога, уныние, отчаяние, неловкость, досада, неудовлетворённость, недовольство, скука, чувство неполноценности…

Эмпатия, в той или иной мере, свойственна каждому человеку, однако степень эмпатичности у разных людей может очень сильно различаться. Иной раз и психопат может посочувствовать кому-либо, но совершенно очевидно, что мера его эмпатичности не идёт ни в какое сравнение с эмпатичностью человека, которому свойственно например такое качество, как деликатность.

Эмпатичность в весьма значительной степени определяет меру социальной дружественности человека, потому что психологический комфорт окружающих значим и ощутим для эмпата почти так же как и свой собственный. Спектр эмпатических реакций простирается от едва уловимых проявлений тактичности, до героической самоотверженности.

Заботиться о психологическом комфорте окружающих, соблюдая их интересы, предписывают так же и нормы относящиеся к этике. Но этические правила носят формальный и ситуационно – нормированный характер. Тогда как чистосердечность, тонкость и многообразие эмпатических проявлений дружественности, не предусматривают, да и не могут предусмотреть, ни какие поведенческие нормы.

 

3.2 «Возлюби ближнего твоего как самого себя».

Вряд ли эта главная заповедь христианства подразумевает необходимость лицемерной (этической) участливости. По сути, данная заповедь призывает человека стать эмпатом. Но возможно ли обрести эмпатическую сочувственность волевым усилием?…

Органичное принятие всеми членами социума одной только этой заповеди, могло бы привести к совершенному согласию любое человеческое сообщество, хотя бы потому что эмпатичность, не позволяла бы никому попирать интересы и чувства окружающих. Любовь к ближнему, и как следствие равенство, или даже предпочтение его интересов, это единственно возможный способ нейтрализовать социальную разрушительность бездушного, а порой и жестокого эгоизма. Мера социального согласия может определяться только мерой значимости интересов окружающих, то есть, социальная гармония может быть достигнута только в любви. В любви чужая радость — это своя радость, и чужое страдание — свое страдание. Без любви же, чужая радость, это повод для зависти, а чужая беда — повод для злорадства.

Соучастию в радости предшествует соучастие в страдании, сострадание заставляет человека жертвовать личными интересами для того чтобы облегчить участь ближнего, но в итоге, он облегчает и свое (со)страдание. Личными интересами жертвуют многие, но обычно только ради самых близких людей, при этом их радости переживаются как свои собственные. Человек, уравнявший свои интересы с интересами ближнего, приобретает возможность радоваться со всеми, с кем он уравнял свое «Я». Соучастие в чужой радости и придает рациональный смысл предпочтению интересов ближнего, ибо, чем больше человек эмпатичный будет приносить добра окружающим, тем больше радости будет и у него самого.

 

3.3 Проявления любви и эгоизма.

Религиозно – философское понятие любви гораздо шире чем понятие эмпатии. В зависимости от контекста, в понятие любви включаются такие смысловые составляющие как…

1). Эмпатия (сочувствие, сопереживание, сострадание).

2). Доброта (отзывчивость, участливость, альтруизм, щедрость).

3). Симпатия (благожелательность, расположение, приязнь).

4). Духовное влечение (стремление к общению, единению и братству).

5). Сопереживание радости.

Телесное же влечение – эрос, следует всё же отнести к физиологическим потребностям, что впрочем отнюдь не мешает эросу сочетаться с любовью духовной, разумеется, если человек к ней способен.

Если принять, что эгоизм является понятием противоположным любви, то придётся признать, что эгоистичность не только подразумевает отсутствие в характере человека консолидирующих качеств присущих человеколюбию, но более того, эгоизм определяется лишь отсутствием этих качеств. Асоциальные проявления эгоизма обусловлены не стремлением к самоутверждению, как поведение гордыни, и не страстью к насыщению своих потребностей, как поведение невоздержанности, но лишь его бездушностью, аэмпатичностью. Именно неспособность к сочувствию, к отзывчивости является основой эгоистической недружественности. Но если эгоист к тому же движим страстными желаниями или гордыней, то социальная разрушительность эгоизма возрастает многократно. Отсутствие в характере человека качеств свойственных любви, неизбежно оборачивается проявлением таких черт как…

1). Бессердечность, черствость, равнодушие.

2). Эгоизм, своекорыстие, жадность.

3). Неблагожелательность, недружелюбие.

4). Закрытость, душевная обособленность.

5). Завистливость.

Человек ориентированный только на свои чувства и желания, легко пренебрегает и жертвует интересами окружающих, хотя бы в силу своего эгоистичного понимания справедливости. Любовь эгоиста, это любовь к своему удовольствию, прошло удовольствие — прошла любовь.

 

3.4 Клановая любовь или клановый эгоизм?

Клановый эгоизм проявляется как действия против справедливости и нравственного закона в угоду близким людям и клановым интересам. Предпочтительность клановых интересов определяется для человека лишь его близостью к той или иной социальной группе.

Клановые интересы связывают государства, этносы, сословия, организации, религиозные конфессии, коллективы, родственников, знакомых, семьи… Клановые интересы как бы частично освобождают человека от необходимости соблюдать законы добра, хотя бы потому, что отказ от личных интересов часто равнозначен пренебрежению интересами близких людей. Клановый эгоизм легко прощает «своим» любую несправедливость, если конечно она совершена против «чужих», «чужим» же клановый эгоизм не прощает ничего. Разумеется, предпочтительность интересов близких людей нельзя в полной мере считать клановым эгоизмом, но по крайней мере, не следует приносить чужие интересы в жертву интересам клановым.

Клановые эгоизм, ксенофобия и гордыня еще более тягостны в силу их массовости, и ведут к тем же нравственным преступлениям, что и личные пороки. Клановая враждебность на уровне цивилизаций, наций, сословий, государств, всегда оправдывается идеологией клановой правоты.

 

 

ГЛАВА VI. Великодушие – Гнев.

4.1 Природа и виды недружественности.

«Гнев», является традиционным понятием обобщающим недружественные реакции. Проявления гнева можно разделить на три типа: явные, скрытые (злопамятство, обида) и неприязнь.

Неприязнь (ксенофобия) это особая, в своей кажущейся беспричинности, форма недружественности по отношению к чужим, иным, другим, к отличающимся, выделяющимся и непохожим. «Чужих» обычно отличают: национальность, религия, социальное положение, убеждения, образ жизни, уровень благосостояния и образования, место жительства и даже внешний вид.

Беспочвенная, на первый взгляд, неприязнь к «чужим» (как впрочем и любая другая форма недружественности) порождается гордыней, завистью, корыстными интересами, субъективным пониманием чужой неправоты и эгоцентрическими представлениями о должном. Но своекорыстные и «высокомерные» причины недружественности осознавать неприятно, а потому они всегда подменяются идеями «справедливости».

 

4.2 Механизм конфликта.

Все конфликты в своей первооснове бывают двух типов, это или конфликты материально – практических интересов, или конфликты честолюбий. И если конфликт интересов прост и понятен, то механизм конфликта честолюбий не столь очевиден, поэтому его мы здесь и рассмотрим…

Человеку свойственно слепо оспаривать всё, что задевает его гордость. Проявления превосходства чужой правоты, прав, убеждений, ума, уязвляют гордость, что вызывает у человека стремление утвердить своё превосходство в конфликте, именно превосходство, а не вовсе не правоту и справедливость, даже если они на его стороне. Желание отомстить, ответить, оставить за собой последнее слово – это всего лишь желание возместить ущерб нанесенный гордости проявлениями чужого превосходства, иногда просто кажущегося. Чужое превосходство, в той или иной степени всегда досадно для гордости, а потому человек честолюбивый неосознанно реагирует на него неприязнью, злословием, осмеянием, осуждением, а в конфликтных ситуациях и насилием, потому что конфликт обостряет оскорбительность чужого превосходства, делая его явственным.

Честолюбие можно уязвить только в иерархии тех предметов гордости, которые значимы для человека. Например, если у девочки недостаточно модная кукла, то её честолюбие может быть легко задето насмешкой, или публичным вниманием к этому обстоятельству. Но попытка уязвить честолюбие взрослой женщины тем, что у неё нет модной игрушки, такого эффекта разумеется не возымеет. Таким образом, каждая статусная ценность актуальная в данное время и в данной среде может являться условием способным породить конфликт честолюбий.

Честь честолюбия, в силу её социальной очевидности, и обусловленности публичными нормами поведения, относится к категориям этики. Честь же нравственности, это честь честности, ущерб которой невозможно нанести извне. Честь честности незаметна и невыгодна, а потому она тихо презирается приверженцами публичной чести честолюбия, как наивный идеализм.

 

4.3 Прощение – условие мира.

Мир в любом сообществе балансирует на грани между злом совершенным и злом прощенным. Если бы люди не прощали друг друга бессчетно, то рост взаимной ненависти вероятно уничтожил бы человечество. Прощение, это единственный способ нейтрализации зла возникающего в бесчисленных столкновениях человеческих интересов и амбиций. Прощение упраздняет зло, злопамятность его накапливает, мстительность – преумножает. Каждый человек «выпускает в мир» меру своего зла, прощая же, упраздняет меру зла чужого, соотношением этих мер и определяется его социальная дружественность. Прощающий, утверждает и тем самым своё право на прощение, мстительный же отрицает и свое право быть прощёным в случае своей неправоты. Но в конфликтах обе стороны всегда считают себя правыми, а по логике хотя бы одна из сторон всегда не права. И это всегда не мы?…

Добродетель великодушия заключается в способности прощать. Прощение, это не отступление слабости, не страх трусости, и не лицемерное смирение. Суть прощения в отказе от претензий на превосходство своего права и своей правоты в конфликте. Мир же затаившегося злопамятства, это мир на лезвии ножа, а чтобы разладить мир одного человека достаточно лишь одной мелочной обиды.

Дружественность человека не может определяться по его отношению к своим друзьям и близким (тут большого великодушия не надо), она может определяться только по его отношению к «чужим», а тем более по отношению к своим неприятелям.

 

4.4 Условие нравственности насилия.

Проблематичность известного тезиса «добро должно быть с кулаками», заключается лишь в том, что же следует считать добром, если каждый считает добром только свои собственные мнения, интересы и права. Своекорыстие, властолюбие, неприязнь, высокомерие, злопамятность, мелочность, мстительность, беспринципность, эгоистичность, зависть, жадность имеют более всего претензий на утверждение «добра» насилием, но можно ли верить в справедливость целей преследуемых такими чувствами и мотивациями?

Совесть же в стремлении к справедливости не обманется беспринципностью.

Любовь в стремлении к справедливости не обманется эгоизмом.

Великодушие в стремлении к справедливости не обманется мстительностью.

Умеренность в стремлении к справедливости не обманется корыстью.

Скромность в стремлении к справедливости не обманется претензиями на превосходство.

Таким образом, только человек нравственный может обладать истинным пониманием справедливости. Его объективность в конфликтной ситуации обусловлена тем, что он движим совестью, а не чувствами, интересами и амбициями. Только человек способный с истинным смирением подставить другую щёку, способен объективно оценить, когда жёсткое противодействие чужой экспансии будет большим благом нежели великодушие и терпение.

Уязвлённая гордость требует мести, но она может быть совершенно безучастна к чужим унижениям. Любовь же ранится страданием других, но отказывается от личной обиды ради мира. Заступничество требует от человека мужества и благородства, тогда как мстительность руководится лишь уязвлённой гордыней. Справедливость заступничества в его сторонней беспристрастности, тогда как личная месть алчна, слепа и разрушительна, а потому никогда не следует увязывать моральность защиты Отечества, или другого человека, с моральностью права на личную месть.

 

 

ГЛАВА V. Умеренность. – Невоздержанность.

5.1 Желания и нравственная деградация.

Какой бы безобидной не казалась естественная человеческая способность хотеть, но именно желания являются причиной подавляющего большинства безнравственных поступков и преступлений. Неумеренность в желаниях способна полностью подчинить и волю и совесть человека, сделать его капризным, прихотливым, жадным, завистливым, злоязычным, раздражительным, беспринципным, жестоким, а порой и просто опасным. Страсть к насыщению своих потребностей неизбежно изживает альтруистические качества личности, поскольку всякое «да» сказанное другому, это «нет» сказанное себе.

Желания совершенно не похожи на источник зла, потому что злом представляется лишь попрание интересов и чувств окружающих в стремлении эти желания удовлетворить. Зачастую, человек не совершает зла для реализации своих желаний, только из страха перед осуждением и наказанием, а такой человек по сути не является честным, но лишь трусливым, слабым и лицемерным. В проявлениях человек показной, в желаниях – истинный. Человек подчинённый желаниям, ненадежен как злая собака на тонкой цепи, и если гарантировать всем хотящим полную безнаказанность, то общество будет просто растерзано насилием и беззаконием. Но и без таких умозрительных крайностей очевидно, что господство желаний над совестью, в весьма значительной степени определяет меру человеческой недружественности и непорядочности.

Нравственно – аскетической задачей человека является сохранение свободы воли от пристрастия к удовлетворению своих желаний. Однако независимость от своих желаний, отнюдь не подразумевает отказа от радостей жизни, добродетель умеренности заключена не в нищенском существовании, но лишь в бесстрастном отношении к мере своего благополучия. И зло заключается не в богатстве, но лишь в том, какой мерой беспринципности, бесчестности и эгоизма человек готов заплатить за деньги. Суть аскетического баланса между желаниями и свободой от их диктатуры очень точно сформулировал апостол Павел: «Всё нам позволительно, но ни что не должно обладать нами».

 

5.2 Безысходность желаний.

Как нет предела совершенству, так нет предела и совершенству того, что человек невоздержанный мог бы хотеть. Невоздержанный человек ненасытен в своем стремлении к удовольствиям, комфорту, богатству и самоутверждению. Исход человеческой неумеренности возможен разве что в безраздельном потреблении благ всего мира. А то, что мы воспринимаем как недостаточность нашего бытия, это как правило лишь страдание нашей ненасыщаемости, которую невозможно удовлетворить, как невозможно потушить пожар соломой.

Изобилие не только не способно насытить человеческие желания, но хуже того, изобилие было бы убийственно для жадного, ленивого, невоздержанного человека. Невоздержанный человек пропал бы в условиях совершенного изобилия, как капризный ребенок в условиях абсолютной вседозволенности, или как наркоман при неограниченном доступе к наркотикам. Если бы наш мир вдруг стал преизобильным, то человечество вероятно уподобилось бы свиньям, которые от неумеренного питания теряют даже способность стоять на ногах, или крысам из известного опыта, в котором крыса, нажимая кнопку получала удовольствие через вживленный в ее мозг электрод. Крыса жала на кнопку до тех пор, пока не умирала от истощения.

Ощущение достаточности бытия не может определяться его изобильностью, но только воздержанностью человека. Чувство удовлетворённости не может быть обусловлено количеством благ, но только властью человека над своими желаниями. Именно желание довольства, счастья и благополучия само по себе и является недовольством, несчастьем и неблагополучием. Неудовлетворенное желание, это и есть несчастье, и чем сильней желание (или нежелание чего-либо), тем сильней страдание.

Если человек болен или голоден, то он страдает по объективным причинам. Если же человек не болен и не голоден, то он уже может быть счастлив, желания превышающие эту меру благополучия, уже несут несчастье в самих себе. Счастье, это удовлетворённость настоящим.

 

5.3 Не в деньгах счастье.

Желать богатства человека вынуждают:

1. Страх перед бедностью. Покой обеспеченности.

2. Дискомфорт бедности. Комфортность обеспеченности.

3. «Постыдность» бедности. Гордость обеспеченности.

Богатство, это обычное олицетворение счастья. Богатство дает человеку обильную и вкусную пищу, чувство уверенности, комфорт, удовольствия и развлечения, чувство гордости и «уважение» окружающих, радость за благополучие близких. То есть богатство казалось бы дает человеку все необходимое для счастья, а потому неудивительно, что стремление к богатству является единственной целью жизни большинства людей.

Но если человек болен, или несчастен в личной жизни, если он страдает от жадности, или зависти, страха или ненависти, то уже никакое, даже самое большое богатство, не принесет ему облегчения. Никакое богатство не способно удовлетворить алчного, потому что его желаниям нет предела. Именно алчность создаёт ощущение бедности, и только равнодушие к богатству даёт ощущение достатка. Чувствовать себя благополучным может только человек независимый от меры своего достатка.

Счастье не в деньгах, а в их ненужности.

Каждый отдельно взятый предмет имущества необременителен, но когда их становится много, то человек попадает в пожизненное, безысходное услужение к своей же собственности. Жизнь человека – стяжателя, это всего лишь ограниченный смертью период стяжания. Стяжатель всегда живет будущим, но не живет «здесь и сейчас», там, где жизнь только и существует. Человек хотящий иногда замечает безысходность жизни – стяжания, и начинает страдать от бессмысленности своего существования. Но алчному больше нечем наполнить свою жизнь, он безразличен ко всему искусному и духовному, ибо прекрасное не несет в себе ни пользы, ни выгоды. Круг интересов стяжателя сужается до проблем прибыли, накопления и экономии, поэтому корыстолюбивый всегда примитивен, ограничен и прозаичен.

Корыстолюбие приносит богатство лишь единицам, но забирает жизнь у всех, кто подчинил ему свою волю. За деньги человек платит жизнью.

 

 

ГЛАВА V. Скромность. – Гордость.

6.1 Предметы гордости.

Предметами гордости (статусными ценностями, достоинствами) человеку могут служить любые предметы и обстоятельства, престижность которых признана в данном социуме. Например, такие как… имущество, благосостояние, образованность, компетентность, авторитетность, влиятельность, звание, должность, связи, родство, социальное положение, заслуги, достижения, мастерство, способности, первенство, прогрессивность, независимость, бесстрашие, сила, красота, национальность, место жительства и т.п.

Признание и осознание высоты своих достоинств доставляют человеку чувство гордости. Недостаток же причин для гордости воспринимается честолюбивым человеком как личная унизительная ничтожность. Стремление к гордости (стремление обрести и проявить свои достоинства) является всеобщей первичной поведенческой мотивацией.

Гордость – это удовольствие от осознания и признания высоты своих достоинств.

Честолюбие – это потребность в лестном мнении о своих достоинствах.

Тщеславие – это потребность быть объектом внимания.

Гордость, честолюбие и тщеславие триедины и зачастую нераздельны в причинах и проявлениях, а потому далее они как правило будут определяться одним словом – гордость.

 

6.2 Лицемерность гордости.

Вызывающие, явные проявления гордости, такие как: важничанье, высокомерие, наглость, надменность, презрительность, пренебрежительность, дерзость, самодовольство, самоуверенность, хвастовство обычно скрывают, из страха нажить себе недругов, дурную репутацию, или в соответствии с этическими нормами поведения. Но при этом чувства и эмоции гордости ни куда не деваются, а потому гордость так или иначе проявляется в скрытых, вторичных формах. Коварство гордости заключается в том, что она оставаясь незаметной, разрушает гармонию социума своими косвенными проявлениями.

Гордость культивирует лицемерие, ещё и тем, что изображать из себя человека с достоинствами куда как проще чем быть таковым в действительности. Человек стремящийся к лестному мнению о себе утрачивает свободу быть самим собой, он становится послушной марионеткой общественного мнения. Честолюбец ищет лестного мнения о себе у окружающих и при этом испытывает к ним же скрытую недоброжелательность за свою зависимость от их мнения.

«Стыд» честолюбия возникает когда обнаруживается несостоятельность в том, что является для человека предметом его гордости, поэтому каждый предмет гордости налагает на человека бремя ответственности за соблюдение его положительного образа. Отсюда возникает тревога за благоприятное мнение о себе, которая проявляется в виде мнительности, обидчивости, подозрительности, ранимости, застенчивости, а такого рода проявления, уже не определяются как проявления гордости.

Сколь высокого статуса не достиг бы честолюбец, он всегда будет страдать от недостатка собственной значимости, он всегда будет устремлен к признанию и возвышению. Безысходность гордости в ее ненасыщаемости. Разрастаясь, гордость стремится превзойти все, исход гордости возможен разве что в том, чтобы занять место Бога.

 

6.3 Зависть — обратная сторона гордости.

Гордость, это неосознанное наслаждение превосходством, ибо гордость получает удовлетворение только в сравнении с меньшими достоинствами окружающих. При обнаружении у других больших достоинств, гордость оборачивается чувствами зависти, досады, ущербности. Стремление к гордости, это скрытое стремление стать объектом зависти, но за удовольствие смотреть «сверху вниз» с гордостью, человеку неизбежно приходиться расплачиваться повинностью смотреть «снизу вверх» с завистью. Зависть, это обратная сторона гордости, это страдание гордости, уязвленной превосходством чужих достоинств, благ, успехов.

Зависть унизительна поскольку является болезненным для гордости признанием чужого превосходства, а потому зависть всегда скрывается, неосознанно замещаясь злословием, неприязнью, осуждением, осмеянием, ненавистью, направленными на объект зависти, а причины для недоброжелательности завистливый ум всегда находит. Зависть всегда оправдывает свое негодование стремлением к справедливости, но как достичь справедливости, если у каждого завистника свои представления о ней? Вульгарное стремление к справедливости, это всего лишь скрытое стремление ущемленной гордости (зависти) уничтожить чужое превосходство, опустить возвысившихся до своего уровня.

Благородная, но утопичная идея справедливости и социального равенства издавна использовалась для разжигания ненависти и оправдания насилия, что часто приводило к огромным человеческим жертвам и перераспределению благ, но никогда не приводило ни к равенству, ни к справедливости. Потому что возвысившаяся зависть неизбежно обращается в гордость и уже презирает «меньших», вымещая свою прошлую униженность.

 

6.4 Равенство и достоинство.

Чувство социального неравенства определяется не столько имущественным, иерархическим или каким-либо другим предметным расслоением общества, сколько неравенством в праве на уважение, которое в иерархии гордости как раз и определяется мерой причастности человека к статусным ценностям. Чувство социального неравенства обусловлено именно чувством разного достоинства человека в иерархии статусных ценностей.

Обладатель высокого статуса в иерархии ценностей гордости может и не испытывает высокомерного пренебрежения к «окружающим ничтожествам», но с плохо скрываемой недоброжелательностью зависти он столкнётся непременно. Обладатель же низкого социального статуса возможно ни кому и не завидует, однако с презрением исходящим от некоторых «хозяев жизни» столкнётся и он. Нравы царящие в обществе в весьма значительной мере зависят от того напряжения, которое возникает в обществе между полюсами социальной статусности, между завистью исходящей снизу и высокомерием исходящим сверху.

Уважение в системе ценностей гордости заключается в признании статусной авторитетности человека, но уважение может быть и нормой отношений независимой от социального статуса, что является условием всеобщего равенства в праве на уважение. Однако гордость отвергает своё равенство с обладателями низкого социального статуса, зато претендует на равенство с носителями статуса высокого. Равенство в праве на уважение невозможно устроить для других (для всех), хотя бы потому, что чья-либо гордость при любых условиях будет уязвлена или чьим-либо превосходством. Равенство осознается и принимается только лично каждым членом общества, как равенство в праве на уважение по праву человеческого естества.

Самоуважение гордости основано на превосходстве, а чувство собственного достоинства (ЧСД) основано на равенстве. Самоуважение человека складывается как из гордости, так и из ЧСД, но чем выше человек ставит предметы гордости, тем менее у него остается уверенности в праве на беспричинное самоуважение, то есть на ЧСД. Гордец определяет свою социальную значимость теми статусными ценностями, к которым он причастен, и в случае их недостаточности испытывает чувство неполноценности, таким образом, человек утрачивает ЧСД через гордость.

Неуважительное отношение к обладателям низкого социального статуса оборачивается болезненно – мнительным самолюбием, ибо человек непроизвольно переносит свое отношение к «меньшим» на отношение «больших» к себе. Уважительное же отношение к «меньшим» укрепляет человека в ЧСД перед «большими».

Самоуважение гордости основанное на превосходстве оборачивается чувством ущербности перед чужим превосходством. Тогда как безразличие к высоте своего социального статуса формирует спокойное отношение и к высоте социального статуса окружающих.

 

6.5 Скромность и чувство собственного достоинства.

Скромность, это бесстрастное отношение к высоте своих достоинств, и к лестности мнения о них. Данное определение скромности, как видно из рассуждений приведённых выше, в равной степени может быть отнесено и к ЧСД, как его причина.

Скромность и ЧСД освобождают человека от необходимости притворяться и важничать для того чтобы представляться в выгодном свете, что позволяет человеку быть естественным и непринужденным как на дне общества, так и в его верхах. Чувства же гордеца, при такой перемене ситуации, меняются от наглости до робости. Скромность и ЧСД неуязвимы для чужого превосходства, от него страдают только гордость и зависть.

Скромность и ЧСД участливы к «меньшим», гордость же, в лучшем случае лишь высокомерно – снисходительна по отношению к ним. Презрение гордеца к обладателям меньшего статуса обычно скрывается за притворной вежливостью, а при удобном случае даже и не скрывается.

Скромность и ЧСД сохраняют непринужденность отношений, ибо не обнаруживают неравенства, а также не стремятся и не боятся его обнаружить, тогда как гордость и зависть создают вокруг неравенства лицемерно – напряженное умолчание. Скромность и ЧСД порождают взаимоуважение даже между господином и слугой, тогда как гордость и зависть сеют неприязнь даже среди друзей.

 

6.6 Синдром гордости.

Все человеческие проявления перечисленные ниже, обусловлены стремлением к гордости (стремлением к обретению, проявлению и признанию своих достоинств), и все эти проявления упраздняются одним единственным качеством – скромностью (безразличием к высоте своих достоинств и к лестности мнения о них), что неоспоримо свидетельствует и о единой природе всего многообразия этих проявлений, и о верности предложенного определения скромности.

А). Комплекс демонстративности.

Стремление привлекать внимание и вызывать интерес (хотя бы и негативный).

Стремление выделяться, отличаться, удивлять, производить впечатление.

Стремление оставлять о себе память (хотя бы и негативную).

Стремление к известности и славе.

Демонстративность, бравада, вычурность, кураж, позерство, хвастовство, эпатажность.

Б). Комплекс неполноценности.

Гипертрофированная потребность в благоприятном и лестном мнении о себе.

Страх перед неодобрительной молвой, перед нелестным, пренебрежительным мнением.

Страх перед насмешкой, осуждением и презрением.

Мнительность, ранимость, застенчивость, обидчивость, страх публичности.

Страдание от чувства собственной незначительности.

Чувство ущербности и неполноценности.

В). Комплекс амбициозности.

Стремление к лидерству, главенству и авторитетности.

Неприятие чужой значимости, первенства и доминирования.

Стремление контролировать, направлять, распоряжаться, руководить.

Неприятие подчинения, ограничений, опеки, зависимости.

Стремление влиять, поучать и убеждать.

Неприятие чужих мнений, замечаний, предложений, критики, и советов.

Стремление превзойти, победить, опередить, стать лучшим.

Неприятие превосходства чужих благ, достоинств и успехов.

Высокомерие, надменность, презрительность, пренебрежительность, самодовольство, самоуверенность, нигилизм.

Вызывающее поведение, агрессивность, грубость, дерзость, конфликтность, наглость, хамство, циничность, язвительность. Стремление словом или делом унизить, оскорбить, опорочить, осудить.

Провокационно – агрессивные проявления гордости обусловлены стремлением обозначить свое превосходство в открытой, оскорбительной форме.

 

 

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Лицемерие. – Искренность.

Весьма обширная нравственная проблема «лицемерие – искренность» не является нравственно первичной, поскольку её составляющие являются лишь производными от общего нравственного состояния личности. Мера лицемерности человека определяется лишь той мерой безнравственности, которую человеку приходится скрывать в соответствии с общепринятыми поведенческими нормами. Например…

Человек беспринципный и бессовестный лицемерен лишь настолько, насколько ему приходиться изображать добросовестность и порядочность.

Человек злой и эгоистичный лицемерен лишь настолько, насколько ему приходиться изображать благожелательность и доброту.

Человек обидчивый и мстительный лицемерен лишь настолько, насколько ему приходится изображать великодушие и снисходительность.

Человек жадный и корыстный лицемерен лишь настолько, насколько ему приходится изображать щедрость и бескорыстность.

Человек высокомерный и тщеславный лицемерен лишь настолько, насколько ему приходится изображать скромность.

Таким образом, лицемерие (лукавство, притворство, неискренность, лживость) свойственны человеку лишь в той мере, в какой человеку приходится скрывать свою непорядочность. Человек просто не может быть открытым и чистосердечным, не изжив тех качеств, которые ему приходится скрывать. Но то, что в категориях нравственного является лицемерием, то для показной добропорядочности этики является нормой, а для многих, общественное мнение и вовсе представляется голосом совести.

Cписок литературы: 

<p>Данная&nbsp;теория носит настолько концептуальный характер, что мне (В.С.)&nbsp;просто не на кого ссылаться в данной работе.</p> <p>Если же рассматривать данную работу как компиляцию (чем она собственно и является) то тогда следовало бы&nbsp;давать по несколько ссылок буквально&nbsp;на каждую фразу.</p>

Определение морали по Merriam-Webster

мор · аль | \ ˈMȯr-əl , Mär- \ 1а : о принципах правильного и неправильного в поведении или связанных с ними : этических моральные суждения б : выражение или обучение концепции правильного поведения моральное стихотворение

c : соответствует стандарту правильного поведения занял моральную позицию по этому вопросу, хотя это стоило ему номинации

d : санкционировано или действует на основе совести или этического суждения моральное обязательство

е : способен на правильные и неправильные действия моральный агент

3 : скорее воспринимаемый или психологический, чем материальный или практический характер или эффект моральная победа моральная поддержка мор · аль | \ ˈMȯr-əl , ˈMär-; смысл 3 — mə-ral \ 1а : моральное значение или практический урок (как рассказ) Мораль истории — довольствоваться тем, что у вас есть.

б : отрывок, обычно в заключение указывающий на урок, который следует извлечь из рассказа.

2 мораль множественного числа а : нравственные практики или учения : способы поведения авторитетный моральный кодекс имеет силу и эффект, когда он выражает устоявшиеся обычаи стабильного общества — Вальтер Липпманн б : этика наука о морали пытается разделить людей на хороших и плохих — Дж.В. Крутч 3 : боевой дух Потери не пошатнули мораль солдат.

Определение морального духа Merriam-Webster

мораль | \ mə-ˈral \ 1 : моральные принципы, учения или поведение

: психическое и эмоциональное состояние (энтузиазм, уверенность или лояльность) человека или группы в отношении выполняемой функции или задач. Боевой дух команды высокий.

б : чувство общей цели по отношению к группе : esprit de corps Боевой дух корабля улучшился после двух дней отпуска на берегу.

3 : уровень индивидуального психологического благополучия, основанный на таких факторах, как целеустремленность и уверенность в завтрашнем дне. Провал его игры не повлиял на его моральный дух.

мораль существительное — определение, изображения, произношение и примечания по использованию

  1. [бесчисленные] принципы, касающиеся правильного и неправильного или хорошего и плохого поведения
    • вопросы общественной / частной морали
    • Стандарты морали, кажется, падают.
    Дополнительные примеры
    • Она критиковала стандарты личной морали политиков.
    • Должны ли правительства законодательно закреплять мораль?
    • усилия по укреплению традиционной морали
    • людей, которые хотят навязать свою мораль другим людям
    • Стабильное общество опирается как на частную, так и на общественную мораль.
    • Как вы думаете, стандарты морали падают?
    • Кажется, у него вообще нет личной морали.
    • Идеи традиционной морали все время подвергаются сомнению.
    • Половая мораль должна считаться личным делом.
    • Церковь пыталась поддерживать общественную мораль путем цензуры книг и журналов.
    • Какой бы ни была ее мораль, она не имеет права судить других.
    Темы Личные качестваc1Oxford Collocations Dictionary прилагательное
    • обычный
    • традиционный
    • строгий
    глагол + мораль
    • законодательный
    • вопрос
    • наложить
    мораль + глагольные фразы См. Полную запись
  2. степень [бесчисленное количество] в котором что-то правильно или неправильно, хорошо или плохо и т. д.в соответствии с моральными принципами
    • Продолжаются споры о морали абортов.
    Oxford Collocations Dictionary прилагательное
    • общепринятый
    • традиционный
    • строгий
    глагол + мораль
    • закон
    • вопрос
    • наложить
    мораль + глагольные фразы См. Полную запись
  3. [бесчисленное, исчисляемое] система моральных принципов, которых придерживается определенная группа людей, синоним этики сравнить безнравственность Оксфордский словарь словосочетаний прилагательное
    • общепринятый
    • традиционный
    • строгий
    глагол + мораль
    • законодательный
    • вопрос
    • наложить
    мораль + глагольные фразы полная запись
  4. Слово происходит из среднеанглийского: от старофранцузского моралита или позднелатинского моралитас, от латинского моралис, от mos, mor- ‘обычай’, (множественное число) mores ‘мораль’.

См. Мораль в Oxford Advanced American Dictionary См. Мораль в Oxford Learner’s Dictionary of Academic English

Блог Grammarphobia: этика против морали

Q: Многие люди используют термины «мораль» и «этика» как синонимы, но я думаю, что первое относится к ценностям, навязанным сообществом, а второе относится к личному пониманию правильного и неправильного. Как вы думаете?

A: Вы верите, что мораль человека исходит извне, она определяется окружающим сообществом, в то время как этика исходит изнутри и определяется его характером.

У нас примерно такое же впечатление об этих существительных и их прилагательных, «моральный» и «этический».

То же самое, более или менее, делают редакторы The American Heritage Dictionary of the English Language (5-е изд.) И Merriam-Webster’s Collegiate Dictionary (11-е изд.).

В пояснительной записке, Американское наследие говорит, что «мораль» относится к «личному характеру и поведению: » Наше моральное чутье диктует четкое предпочтение тем обществам, которые разделяют с нами неизменное уважение к правам человека » (Джимми Картер ).”

Слово «этический», продолжает объяснение, «подчеркивает идеалистические стандарты правильного и неправильного: « Наш мир — мир ядерных гигантов и этических младенцев » (Омар Брэдли)».

Merriam-Webster объясняет, что «мораль» подразумевает «соответствие установленным санкционированным кодексам или общепринятым представлениям о добре и зле (« основные моральных ценностей сообщества »)».

В словаре говорится, что «этический» может предполагать «участие в более сложных или тонких вопросах правильности, справедливости или равноправия (« привержен высшим этическим принципам »).”

Однако это различие не так очевидно в этимологии этих двух слов. Фактически, их лингвистические предки были почти идентичны.

Как объясняется в Оксфордском словаре английского языка , классическое латинское слово moralis (моральный) было образовано Цицероном как перевод древнегреческого слова ethikos (этический).

Цицерон, очевидно, взял за образец латинские нравы (привычки, нравы), которые уже использовались как латинский эквивалент греческого ethe (обычаи, нравы, привычки).

Точно так же, когда «моральный» и «этический» впервые появились в английском языке, они означали примерно одно и то же.

Прилагательное «мораль» (предшествующее существительному «мораль») впервые было записано в книге Чосера «Кентерберийские рассказы » (около 1387–1395 гг.).

Первоначально это означало, в словах OED , «или относящиеся к человеческому характеру или поведению, считающимся хорошим или плохим; о различиях между добром и злом, добром и злом или связанных с ними в отношении действий, желаний или характера ответственных людей; этичный.”

Мы по-прежнему используем слово «мораль» в этом смысле, но мы также используем его в менее абстрактном смысле, когда применяем его к действию или человеку, значение, которое возникло в конце 16 века.

Применительно к действию OED говорит, что это означает «иметь свойство быть правильным или неправильным, добрым или злым; добровольно или преднамеренно и, следовательно, открыто для этической оценки ».

А применительно к человеку означает «способный к нравственным поступкам; возможность выбирать между добром и злом, добром и злом.”

Кроме того, мы иногда используем слово «моральный» для обозначения «добродетельного в отношении сексуального поведения», что означает, что OED говорит, что впервые было записано в 1803 году.

Существительное «этика» (первоначально использовавшееся в единственном числе «этика») вошло в английский язык примерно в то же время, что и «моральный», в конце 1300-х годов. Сначала это означало схему моральной науки или исследования моральной науки.

Прилагательное «этический» появилось в начале 1600-х годов и означало «относящееся к морали или науке об этике или относящееся к ним.”

В XIX веке появилось более позднее значение: «в соответствии с принципами этики; морально правильно; почетный; добродетельный; приличный; спец. соблюдение этических норм профессии и т. Д. »

Итак, к XIX веку различие между «моральным» и «этическим» было установлено, хотя все еще оставалось много совпадений.

Из этих двух слов «мораль» с годами обретает все большее значение. Некоторое время назад у нас был пост об одном из них — об использовании слова «мораль» в выражении «моральная поддержка».”

Нам приходит в голову, что разница между «моральным» и «этическим» более выражена в их отрицательных формах: «аморально» и «неэтично».

Применительно к человеку слово «аморальный» передает возможные значения (например, нечистый, распутный, распутный), которых нет в слове «неэтичный».

Ознакомьтесь с нашими книгами об английском языке

Как правильно выбрать слово

Вы не одиноки, если вам сложно решить, когда использовать похожие слова «мораль» и «мораль».«В современном английском языке прилагательное« моральный »относится к тому, что считается правильным и неправильным в поведении, а существительное« мораль »относится к психическому или эмоциональному состоянию. Однако в относительно недавнем прошлом Оксфордский словарь английского языка сообщает, что «моральный дух» означает «мораль или мораль человека или группы лиц», а «мораль» иногда использовалось для обозначения «психического или эмоционального состояния человека или людей», хотя ни одно из этих употреблений сегодня не является распространенным. .

Как использовать «Мораль»

Прилагательное «моральный» (с ударением на первом слоге) характеризует действие или объект как этическое или добродетельное.Когда оно используется как существительное, «мораль» относится к этическому уроку или принципу, преподанному рассказом или событием. Во множественном числе «мораль» относится к убеждениям человека относительно правильного и неправильного, а также к его качествам в области сексуальной морали и этики, которые воспринимаются другими. Слово «мораль» было впервые использовано в английском языке, когда было переведено изложение Григория Великого в шестом веке книги Иова в иудео-христианской Библии — латинское название было Magna Moralia .

Как использовать «Мораль»

Существительное «мораль» (произносится с ударением на втором слоге) означает дух или отношение, психическое состояние человека или группы, вовлеченных в деятельность.«Мораль», однако, было заимствовано из французского мораль , что означает что-то вроде esprit de corps или чувство гордости, которое члены группы придерживаются своей принадлежностью. Термин был заменен на «моральный дух» в английском языке, чтобы сохранить французское ударение на последнем слоге.

Примеры

Используйте слово «моральный» как прилагательное, когда говорите о понимании человеком правильного и неправильного.

  • Наш мэр — выдающийся образец высоких моральных стандартов .
  • Моя мать обладала большим моральным мужеством, работая продавцом-иммигрантом.
  • Анна оказалась перед моральной дилеммой , между тем, что было правильным для нее и правильным для ее семьи.

«Мораль» как существительное — это значение, лежащее в основе конкретной басни или сказки. Греческий сказочник Эзоп (около 620–564 гг. До н. Э.) Всегда включал в свои басни явные уроки нравственности, чтобы научить детей, как стать лучше.

  • Мораль басни Эзопа «Лис и виноград» заключалась в том, что легко осуждать то, чего нельзя иметь.

Во множественном числе термин «мораль» используется как общее утверждение о моральной философии человека или как набор личных стандартов правильного и неправильного.

  • Моя бабушка всегда заканчивала наши разговоры, говоря мне, что ее не волнуют распущенные нравы сегодняшней молодежи.

Используйте слово «моральный дух», когда вы имеете в виду ментальное или духовное состояние человека или группы.

  • Когда учитель объявил популярную викторину, моральный дух класса быстро упал.

Как запомнить разницу

Хотя эти два слова имеют один и тот же корень и родственные значения, легко запомнить, что «мораль» — это существительное, которое означает дух или отношение, если вы произнесете его про себя как «mo-RALLY» и подумаете о митинге, который взволновал людей. и поднимает группу.

Источники

  • Фогарти, Миньон. «Мораль против морали». 101 неправильно употребленное слово Grammar Girl, которое вы больше никогда не перепутаете. Нью-Йорк: Св.Гриффин Мартина, 2011. стр. 84.
  • «Мораль». Мерриам-Вебстер, Мерриам-Вебстер.
  • «Мораль, п.» OED Online , Oxford University Press, декабрь 2018 г.
  • «Моральный дух». Мерриам-Вебстер, Мерриам-Вебстер.
  • «Боевой дух, н.» OED Online , Oxford University Press, декабрь 2018 г.

Недостающее определение морали

Часто можно услышать дискуссии о том, является ли действие моральным, как если бы «моральный» был словом с определенным согласованным значением.К сожалению, у этого слова так много значений, что без дополнительной информации его толковать крайне сложно. Например, если я говорю «убийство аморально», я на самом деле могу иметь в виду любое из следующего:

1. Убийство нарушает абстрактный принцип, по которому я хочу, чтобы все люди жили.

2. Библия (или другой религиозный текст) запрещает убийство.

3. В результате эволюции и естественного отбора у большинства людей есть врожденное эмоциональное отвращение к убийству.

4. Убийство противозаконно.

5. Большинство людей в моем обществе считает убийство «аморальным».

6. Убийство обычно снижает общее чистое счастье общества.

7. Идея убийства вызывает во мне эмоциональное состояние, которое я ассоциирую с «неправильностью».

8. Почти все религии призывают нас не убивать.

9. Почти во всех обществах есть законы, карающие убийц, или обычаи, изгоняющие их.

10. Большинство людей испытали бы чувство вины, если бы они совершили убийство.

К сожалению, даже словари не могут объяснить нам, что означает слово «моральный». Словарь Мерриам-Вебстер определяет «мораль» как «соответствие стандарту правильного поведения». Просматривая соответствующее определение «правильного», мы обнаруживаем «быть в соответствии с тем, что справедливо, хорошо или правильно». Но определение, данное для «хорошего», столь же расплывчато и циркулярно, как и определения «морального» и «правильного». Компактный оксфордский словарь английского языка ничем не лучше. Он определяет «мораль» как «соответствие принятым стандартам поведения».»Принято кем и по какой причине? Словарь не отвечает на эти вопросы и, следовательно, не дает нам однозначного объяснения того, что означает «мораль».

Многие уважаемые философы начинают с предположения, что мораль — это единая, четко определенная вещь (без фактического определения ее), а затем тратят свое время на споры о том, какими свойствами она должна обладать. Но если мы не определили мораль, как мы можем вывести ее свойства? Если мы не можем определить, что именно мы обсуждаем, как мы можем быть уверены в том, что действительно обсуждаем единое целое? Как показывает приведенный выше список, есть много очень разных вещей, которые мы могли бы с полным основанием назвать «моралью», включая нашу генетическую моральную интуицию, созданную естественным отбором, социальные правила, глубоко укоренившиеся в нас, религиозные законы и некоторые абстрактные концепции о том, как лечить друг друга.

Некоторые люди утверждают, что всякий раз, когда кто-то говорит, что действие является «моральным», все, что этот человек делает, выражает чувство или эмоцию по поводу этого действия. Эта идея легко доказывается, что ложность контрпримеров, например, христиан, кантианцев и утилитаристов, которые часто используют мир «мораль» для обозначения действий, которые совместимы с библейскими учениями, категорическим императивом и принципом счастья. , соответственно. Эти люди, вероятно, испытывают эмоциональное чувство, что их системы этики достойны внимания, но, тем не менее, они часто говорят о морали в прямом отношении к своим философским системам, независимо от их личных чувств.Более того, многие, если не большинство людей, считают, что этика на самом деле относится к чему-то истинному и объективному (и, возможно, даже абсолютному и неизменному). Даже если они не могут точно определить, о чем они говорят, это вовсе не означает, что они просто выражают свои субъективные эмоции. Это просто означает, что их разговор может быть запутанным и может не передавать много информации, как это обычно бывает, когда существует большая неуверенность в значении слов, которые мы используем.Тем не менее, многие люди, которые говорят о том, что является этичным, искренне верят, что выражают истинный факт.

В конечном счете, прежде чем мы сможем решить, истинно ли утверждение вроде «убийство аморально», мы должны сначала решить, что мы подразумеваем под «моральным». Когда мы не знаем определения слова, трудно провести содержательное обсуждение, основанное на нем. Если мы решим, что мораль — это просто то, что говорит закон, или определяется тем, что говорит Библия, или является генетической характеристикой человека, тогда вопрос о том, «аморально ли убийство», становится прежде всего эмпирическим и фактическим.Нам нужно только проверить законы нашей страны, или поискать в Библии, или изучить человеческую генетику и поведение, чтобы ответить на вопросы о том, что является моральным. Однако на практике, как правило, когда делаются утверждения о морали, редко используется какое-либо явное или даже неявное определение морали. Средний человек полагается на интуитивное ощущение того, что правильно и что неправильно. На это интуитивное чувство влияют многие факторы, включая нашу генетику, стандарты общества, в котором мы живем, религию, которую мы исповедуем, наш личный опыт и философию, которая нам нравится.К сожалению, возникают вопросы типа «убивает ли мораль?» не имеют ответа без дополнительной информации о том, в каком смысле используется слово «мораль».

Если приведенный аргумент верен, то как мы можем понять тот факт, что почти все, кажется, согласны с определенными этическими утверждениями? Например, как мы можем объяснить тот факт, что почти все люди в большинстве обществ, которые когда-либо существовали http://www.ourhealthissues.com/product/risperdal/, считали многие виды убийств аморальными? Что ж, для начала весьма вероятно, что сильная предрасположенность к неприязни к убийству (особенно к убийству членов семьи) заложена в генетическом коде человека.В более общем плане, наше представление о том, что является морально неправильным, сильно коррелирует с тем, к чему мы испытываем эмоциональное отвращение, а то, что мы считаем отталкивающим, находится под влиянием нашей генетики. Если большинство людей разделяет «моральное чувство», вызванное общими для нас генами, то это дает правдоподобное объяснение того, почему, например, убийство обычно считается аморальным. Нетрудно представить, что, когда до-люди жили группами, отвращение к определенным типам убийств могло увеличить шансы человека на выживание (возможно, потому, что потенциальные убийцы имели высокие шансы быть убитыми намеченной жертвой или жертвой). семья).Если бы это было так, то процесс естественного отбора мог бы помочь сделать отвращение к убийству общей чертой среди наших предков. Может быть полезно отметить, что многие виды хищников, хотя ежедневно питаются другими (обычно более мелкими) видами, очень редко убивают представителей своего собственного вида (даже во время вспыхивающих драк). Вероятно, это связано, по крайней мере частично, с тем фактом, что представители одного вида обычно довольно равномерно сопоставимы по силе и боевым навыкам. Очень маловероятно, что лев будет убит при попытке убить антилопу, но весьма вероятно, что он будет убит при попытке убить другого льва, поэтому львы, которые сосредоточены на поедании антилоп, а не на убийстве других львов, могут иметь тенденцию передавать свои гены более эффективно ( хотя есть очевидные причины, по которым одному льву может быть выгодно, если ему удастся убить другого).Более того, социальные виды могут подвергать остракизму членов своей группы, которые, по их мнению, угрожают им, что может резко снизить шансы на выживание «убийцы» (под которым в данном контексте я подразумеваю существо, которое убивает представителей своего собственного вида. ). «Моральное чувство» было бы одним из возможных способов из многих, что наши гены могут побуждать нас не убивать представителей нашего собственного вида.

Стоит отметить, что даже если генетика не лучшее объяснение того, почему существуют некоторые общепризнанные моральные принципы (например,грамм. «Убийство невинных людей для личной выгоды аморально»), что все же не означает, что мораль является единым, четко определенным понятием. Проблема в том, что люди могут прийти к одному и тому же выводу по самым разным причинам. Если утилитарист считает убийство аморальным, потому что оно увеличивает страдания, тогда как кантианец считает его аморальным, потому что нарушает универсальный принцип, это никоим образом не означает, что утилитарист и кантианец подразумевают под словом «аморальный» одно и то же. , или что их принципы в целом совместимы.Точно так же христианин может в конечном итоге почувствовать, что убийство является неправильным из-за библейской заповеди «хотя не убий», но, скорее всего, не согласится с утилитаристом по многим другим этическим вопросам (таким, как неправильность гомосексуализма или добрачного секса), поскольку лежащие в основе принципы руководствуясь своими убеждениями, очень разные. Дело в том, что, хотя есть разумное согласие с тем, что некоторые виды убийств аморальны, есть много разногласий относительно , почему они аморальны.

Самое сложное в решении таких моральных вопросов, как «аморально ли убийство?» дает веские причины для выбора одного определения морали над другим. Однако по какой-то причине определение морали редко встречается в дискуссиях по этическим вопросам. К сожалению, если мы не сможем выбрать определение, наш разговор останется туманным или риторическим. Мы можем убедить других принять нашу точку зрения (например, апеллируя к их эмоциям или демонстрируя несогласованность в том, что они говорят), но мы не можем быть уверены, что они (или даже мы) действительно понимаем то, что мы обсуждаем.Это немного похоже на обсуждение дизайна интерьера с кем-то, кто использует наше определение «стола» как свое определение «стула». Иногда у нас может быть то, что может звучать как более или менее внятный разговор, и мы можем даже убеждать друг друга в определенных вещах, но мы не можем по-настоящему понять друг друга.

Вы можете найти это обсуждение нравственности очень неудовлетворительно, потому что в глубине души вы абсолютно убеждены в том, что мораль есть реальная вещь, и что некоторые действия являются универсальными и, несомненно, не так.Но ваше сильное отношение к морали не противоречит идее о том, что «мораль» — очень двусмысленное слово. Я не утверждаю, что мораль бессмысленна, и не утверждаю, что мораль не имеет четко определенного определения для отдельных людей или даже для конкретных групп людей. Утилитаристы, например, могут говорить друг с другом о морали без малейшего замешательства, поскольку они работают с общим определением. Мой аргумент, изложенный просто, состоит в том, что слово «мораль» означает много разных вещей для разных людей, и что дискуссии о том, что является моральным, часто основываются на ложном предположении, что все вовлеченные стороны могут понимать слова друг друга.

(PDF) Мораль, определение

ССЫЛКИ *

Адамс,% Роберт% М.% 1979.% «Divine% Command% Metaethics% Modified% Again»,% Journal # of # Religious # Ethics,% vol. 7,% стр.% 66–79.%

Aquinas,% Thomas% 1981% [1485].% Summa # Theologiae: # Complete # English # Edition # in # Five # Volumes,% trans.% Fathers% of% the%

Dominican% Province.% Notre% Dame:% Christian% Classics.%

Copp,% David% 1995.% Morality, # Normativity, # and # Society.% New% York:% Oxford% University% Press .%

Fingarette,% Herbert% 1972.% Confucius: # The # Secular # as # Sacred.% New% York:% Harper.%

Foot,% Philippa Proceedings # of # the # Aristotelian # Society,% New # Series,% vol.% 59,% pp.% 83–104.%

Foot,% Philippa% 1972.% «Мораль% as% a% System% of % Hypothetical% Imperatives,% Philosophical # Review,% vol.% 81,% pp.% 305–16.%

Frankena,% William% 1966.% «The% Concept% of% Morality»,% Journal # of # Философия,% об.% 63,% стр.% 688–96.%

Гил,% Майкл% Б.% 2009% «Неопределенность% и% изменчивость% в% Метаэтика»,% Философия # Исследования,% т.% 145% (2),% стр.% 215-234.%

Гиллиган,% Кэрол% 1982.% В # a # Другой # Голос: # Психологическая # Теория # и # Женское # Развитие.% Кембридж,% MA :% Harvard%

University% Press.%

Goodwin,% Geoffrey,% и% John% Darley% 2008.% «Психология%% метаэтики:% Исследование% объективизма»,% Cognition,% vol. .%

106,% pp.% 1339–66.%

Haidt,% Jonathan% 2001.% «The% Emotional% Dog% и% its% Rational% Tail:% A% Social% Intuitionist% Approach% to % Moral% Judgment »,%

Psychological # Review,% vol.% 108,% стр.% 814–34.%

Haidt,% Jonathan,% и% Fredrik% Bjorklund% 2008.% «Социальные% интуиционисты% отвечают% 6% вопросов% о% морали% психологии»% в%

Walter% Sinnott-Armstrong% (ed.),% Moral # Psychology,% vol.% 2:% The # Cognitive # Science # # Morality: # Intuition # and # Diversity.%

Cambridge,% MA: % MIT% Press,% стр.% 181–217.%

Haidt,% Jonathan,% и% Jesse% Graham% 2007.% «Когда% Мораль% противостоит% Справедливости:% Консерваторы% имеют% моральную интуицию%, что %

Либералы% Могут% Не признавать%,% Social # Justice # Research,% vol.% 20,% pp.% 98–116.%

Hare,% Richard% M.% 1952.% The # Language # of # Morals.% New% York:% Oxford% University% Press.%

Hobbes, % Thomas% 1994% [1660].% Leviathan,% in% Edwin% Curley% (ed.),% Leviathan, # с # выбранными # вариантами # из # Latin #

edition # 1668.% Indianapolis :% Hackett.%

Ihara,% Craig% 2004.% «Нужны ли% индивидуальные права%?% A% Конфуцианская% перспектива»% в% Kwong-loi% Shun% и% David% B.% Wong%

(ред.),% Confucian # Ethics: # A # Comparative # Study # Self, # Autonomy, # and # Community.% New% York:% Cambridge% University%

Kelly,% Daniel,% Stephen% Stich,% Kevin% J.% Haley,% Serena% J.% Eng,% и% Daniel% M.% T.% Fessler % 2007.% «Вред,% влияние,% и%%

Моральное / обычное% различие»,% Mind # и # Language,% vol.% 22,% pp.% 117–31.%

Khoo, % Justin,% and% Knobe,% Joshua% (2016).% «Moral% Disagreement% and% Moral% Semantics»,% Nous # doi: 10,1111 / nous.12151.%

Kohlberg,% Lawrence% 1969.% «Этап% и% последовательность:%% когнитивно-развивающего подхода%% к% социализации»,% в% Дэвид%

A.% Golsin% (ed.),% Handbook # of # Socialization # Theory # and # Research.% Chicago:% Rand% McNally,% pp.% 470–80.%

Levy,% Neil% 2005.% «Образное творчество» % Сопротивление% и% Моральное / условное различие%,% Философия # Психология,% об.% 18,%

Маки,% JL% 1977.% Этика: # Изобретая # Правильно # и # Неправильно.% Лондон: % Penguin% Books. %%

Markus,% Hazel,% and% Shinobu% Chinaama% 1991.% «Культура% и% the% Self:% Implications% для% Cognition,% Emotion,% and%

Motivation, % Психологический # Обзор,% об.% 98,% стр.% 224–53.%

Mill,% John% Stuart% 1965–91% [1843].% A # System # of # Logic,% в% J.% Robson% (ed.) ,% Собрано # Работ # # Джона # Стюарта # Милля.% Торонто:%

Университет% Торонто% Пресса.%

Миллер,% Джоан% Г.% 2007.% «Культурный% Психология%% Мораль» % Development,% in% Shinobu% Kitayama% и% Dov% Cohen% (ред.),%

Справочник № # Cultural # Psychology.% New% York:% Guilford% Press,% стр.% 477–99 .%

Миллер,% Джоан% Дж.,% И% Дэвид% М.% Берсофф% 1992.% «Культура% и% Мораль% Суждение:% Как%% конфликтов%% между% Справедливости% и%

Межличностное. % Обязанности% Решены? »% Журнал № # Личность # и # Социальная # Психология,% об.% 62,% стр.% 541–54.%

Nichols,% Shaun% 2004.% «После% объективности:% An% эмпирического исследования%% морального суждения»,% Philosophical # Psychology,% vol. 17,% стр.%

Nisan,% Mordecai% 1987.% «Моральные% нормы% и% социальные% условности:% A% Межкультурное сравнение»,% Развитие #

Психология,% 23,% стр. % 719–25.%

Nucci,% Larry% P.% 2001.% Education # in # Moral # Domain.% Cambridge:% Cambridge% University% Press.%

Park,% John% Jung% 2015 .% «Теория-теория% нравственных концепций.% Журнал # Cognition # и # Neuroethics,% vol.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.