Содержание

Нравственное чувство отличает человека от животного — патриарх

Подчеркнув важность «нравственного чувства», предстоятель РПЦ сказал, что «этим чувством человек прежде всего отличается от животного мира».

«У меня есть собаки, которых я очень люблю, и, глядя на них, поражаешься их разуму, дипломатии и хитрости… Присутствует разум. А вот что не присутствует — так это нравственное чувство», — отметил первосвятитель.

Доказательством тому он считает тот факт, что собака может загрызть своего щенка, когда закончится продиктованный инстинктом период кормления.

Патриарх также подчеркнул вторичность экономики по отношению к человеческой личности.

«Человек не может жить только ради экономики — тогда чем он будет отличаться от бобра, который строит плотины? У нас есть высшие цели, и одна из них — реализация нравственного чувства человека»,- сказал предстоятель.

Задачу религии патриарх видит в том, чтобы не дать угаснуть нравственному чувству в человеке.

По его словам, это особенно важно сегодня, когда научно-технический прогресс насколько вооружает человечество, что оно может само уничтожить себя, «и все зависит от внутренних тормозов, внутреннего нравственного чувства».

При этом патриарх убежден, что проблемы изменения климата, международного терроризма, преступности, «дутой экономики» можно решить только при условии диалога и взаимодействия между людьми, пример которого демонстрирует сегодня председательствующий в ОБСЕ Казахстан.

Патриарх напомнил, что именно по инициативе президента республики Назарбаева в 2003 году в Астане прошел первый съезд лидеров традиционных религий, на котором «начался серьезный диалог о судьбах мира, о роли религиозных лидеров в уврачевании конфликтов».

Государственный академический театр оперы и балеты имени Абая (выдающегося деятеля культуры Казахстана, который перевел на свой язык Пушкина, Лермонтова и Толстого) был открыт в 1934 году. Он вмещает около 800 человек, которые бурными овациями встретили предстоятеля РПЦ.

Нравственные ценности человека и их природа происхождения

Нравственные отношения включают в себя все сферы внутреннего мира человека и все области его внешних социальных отношений. Человек как социальное существо всегда и везде должен вести себя подобающим образом и должен стремиться к тому, чтобы его поведения соответствовало нормам нравственности и морали. Однако не всегда можно быть уверенным в фактической благотворности морального поступка. Зачастую получается так, что приходится делать выбор между различными нравственными ценностями, при этом поступаясь определёнными моральными принципами.

Основа нравственных ценностей

Нравственные ценности складываются из реальных поступков, которые мы оцениваем или одобряем, иначе говоря, даём оценку добра или зла, делим поступки на хорошие и плохие.

Основой нравственного поступка являются моральные чувства человека, его положительные качества, которые усваиваются индивидом в процессе жизни в обществе, а также идеалы и примеры, нормы и законы нравственного поведения.

Этика как наука, которая основывается на гуманизме и любви к человеку, выдвигает определённые требования, которые соответствуют моральным идеалам и нормам. Здесь говорится о честности, правдивости, искренности, верности, преданности, надёжности, благожелательности, доброжелательности, не нанесении зла другим людям, не нанесении ущерба частной или общественной собственности, благодетельности, совестливости, порядочности, благодарности, ответственности, справедливости, терпимости и т.п.

В качестве общей категории для обозначения моральных ценностей выступает категория добра или блага, которая охватывает всю совокупность действий, принципов и норм нравственного поведения.

Замечание 1

Ключевым вопросом этики является проблема природы добра.

Именно на данной проблематике основывается вопрос о происхождении этического: дано ли оно людям свыше? присуще ли оно человеку естественно, от рождения? порождается ли оно обществом или кроется в глубинах самой личности?

Много вопросов и относительно самих моральных принципов. Например, существуют ли какие-то моральные принципы, которые обитают за рамками индивидуальных, национальных и культурных, при это характерны для всех людей? Можно ли полагать, что они имеют объективный статус, иначе говоря не зависят только от человека, но ещё и от общества или даже богов, как говорил Сократ?

Гуманистическая этика об общих моральных ценностях

Опираясь на принципы гуманистической этики, можно утверждать, что общие нравственные ценности существуют. Предположительно, они опираются на биоэтические задатки людей, кроются в природе человека и являются закодированными на генетическом уровне. Одновременно с этим они оттачивались в ходе исторического процесса и опирались на опыт многих поколений. Как итог, моральные принципы кажутся незыблемыми, самоочевидными и общепринятыми.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Свою основательность они подтверждают успешностью использования в различных жизненных условиях. Можно представить, что бесчисленное множество личностей, племён и даже общин погибали, если делали неправильный выбор относительно добра и зла. Очевидно, что человечество не вымерло совсем, в силу того, что могло руководствоваться конкретными нравственными нормами. Общие нравственные принципы испытаны временем и опытом, поскольку они кажутся абсолютными, можно сказать больше, некоторые представляются даже сверхъестественными.

Тем не менее, важно говорит о том, что этические принципы носят исторический характер. Они формировались в обществе, имеют социальное происхождение.

Определение 1

Общие этические нормы – это общественные нормы, которые понимаются и оцениваются всеми людьми одинаково, они одинаковы для всех и для каждого.

Естественные предпосылки этического направления в человеке важны в той же степени, как и для понимания природы морали. По природе своей человек этичен, от рождения он хранит в себе глубокий и достаточно обширный нравственный потенциал, который состоит из множества задатков, склонностей и возможностей.

Этика гуманизма происходит от потенциально или актуально существующей человечности каждой личности. Она взята в качестве точки отсчёта, с которой начинается становление, раскрытие и функционирование нравственного чувства и мышления, где устанавливаются и обогащаются нравственные ценности и нравственное совершенствование человека.

Недооценивать роль среды, природы, общества и иных внешних реальностей в жизни человека при формировании ценностей невозможно. Но важно понимать, что главный и по своему существу единственный носитель, субъект и творец нравственных ценностей сам человек. Человек, который сформировался и принял форму существа, который способен перманентно размышлять над добром и творить его.

Определение 2

Человек – это активное, ведущее начало, в отношении которого остальное общество и природа выступают как условия, среды и средства.

Замечание 2

В качестве наиважнейшего доказательства исторического, а не генетического морального приоритета личности можно выдвигать её нравственное совершенствование.

Существуют этические учения, которым характерно предписывание личности определённого перечня ценностей и норм поведения, при этом предлагают собственные принципы совершенствования. Здесь говорится об этике любви, этике смирения, этике добродетелей, религиозной этике богобоязненности, послушания, искупления и спасения, которые предлагают совершенствование в страхе, любви, смирении, жертвенности, служении, молитве, в самоограничении и воздержании.Для гуманистической этики не характерно концентрирование на конкретной нравственной ценности, этическом принципе или позитивном качестве человека. Это этика обширно охватываемой понимаемой человечности. Здесь воедино сводятся забота о человеке, его признание как ценности и любви к нему, почтительность и благоговение перед человеческой и всякой другой жизнью.

Определение 3

Этика гуманизма – это этика свободного и осмысленного морального самоопределения, самоактуализации, самореализации, совершенствования и прорыва к иным, находящимся вне личности реальностям – к себе подобному, обществу и природе.

С мыслями наедине. Философские размышления о нравственности, написанные вместо послесловия к книге

С мыслями наедине. Философские размышления о нравственности, написанные вместо послесловия к книге

Он мудрецом не слыл

И храбрецом не слыл,

Но поклонись ему:

Он человеком был.

Расул Гамзатов

Нравственное осмысление действительности – изначальное предназначение философии. Оно предполагает и нравственный самоанализ, самопознание своей души, осмысление повседневной практики. Читая и перечитывая книги ученых, выдающихся мыслителей разных времен и народов, я взял за правило записывать свои мысли. По поводу и в связи с прочитанным накопилось немало материалов, которые, как мне кажется, могли бы заинтересовать читателей. Особенно в свете того, о чем написана эта книга.

Тайны души человека, движение его мыслей, горение его сердца есть великие проявления самобытности уникального Космоса – Человека. По выражению Канта, две вещи наполняют душу всегда новым и более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и положительнее мы размышляем о них, две вещи, которые каждодневно могут обогащать нашу душу новым содержанием. Это любовь и влечение, это нравственность, как признак жизни, как признак того, что ты – частица природы, как признак того, что на этой земле есть еще кто-то, что жизнь продолжается. И естественная целесообразность, изо дня в день помогающая доказывать, что ты – Человек, что ты не зря живешь в этом мире, что ты – самая большая планета в этом мире, самая большая загадка и самая большая ценность. И лишь в Человеке, а значит, в идеале и в человеческом обществе, возможна сама истинная нравственность. Но что без Человека, с его мыслями, душой, его сердцем, нравственность, моральные законы! И что такое «добро» и «зло» без носителя этих понятий! Только он, носитель, в состоянии не только давать оценки, но и «делать» жизнь в соответствии со своими представлениями о ней.

Т. Карлейль. Человек не должен жаловаться на времена; из этого ничего не выходит. Время дурное: ну что ж, на то и человек, чтобы улучшить его.

Нравственность – это феномен, обеспечивающий гармоничное единство человеческого существа и природы. Единство божественного и человеческого начал выражено в словах, сказанных Кантом. Природа одна, но нравственный закон у конкретных людей, конкретных национальностей, слоев и государств может быть различным. Различным во многих проявлениях. Но понимание добра и зла, независимо от того, где живет народ, независимо от уровня его культуры и цивилизованности, во многом схоже, конечно, при определенном своеобразии толкования чести и достоинства, храбрости и трусости. Но в главном они все-таки являются едиными для человека, как едины человеческое начало в нем и звездное небо над ним. Звезды могут казаться нам холоднее или чуть теплее в зависимости от того, где мы – в Африке или на Кавказе, на Крайнем Севере. Но звезды везде звезды. И мы – люди, люди, которые формируют свои нравственные воззрения на основе тех взаимоотношений, которые установились в обществе к моменту нашего рождения.

Да, эти нравственные законы могут меняться в зависимости от развития культуры и общественных отношений. Власть и законы существенно влияют на образ жизни, нравственные нормы могут деформироваться жесткими структурами взаимоотношений в социальной иерархии. Бесправие в обществе снижает уровень нравственного сознания.

Сказано: не укради, не обмани. Это безусловная нравственная норма. Но почему не украсть, размышляет иной человек, если воровство поощряется? Как не обмануть, если ложь, которая заполняет все вокруг, вынуждает обманывать? Зачем становиться мужественным, если мужество считается глупостью?

Как видим, многие нравственные законы, которым мы следуем или которыми пренебрегаем, интерпретируются в зависимости от того, в каком обществе мы живем, какие люди нас окружают, какие традиции в этом обществе сохраняются. Конечно, ничто не мешает восстать против деформирования нравственности обществом. Но так поступают лишь те, кто обладает волей, величайшим уровнем собственного достоинства.

В конечном итоге нравственные законы побеждают безнравственность, возведенную в норму жизни. Но как велика порой бывает цена такой победы! Если мы живем в обществе, если мы требуем от людей и от самих себя соблюдения моральных норм, то делается это во имя того, чтобы сама общественная система достигала гармонии, чтобы человеку были созданы нормальные условия для того, чтобы он руководствовался только тем моральным законом, той нравственной нормой, которые ему присущи изначально. Это закон, норма, которые человека превращают в Человека, в Личность.

Можно ли сказать, что моральные законы вечны, что они неизменны? Наверное, нет. Понимание общей морали как сути человеческой личности – да! Это нравственность, это понимание моральности совершаемого наполняет душу каждого из нас конкретно новым сильным удивлением и благоговением (Кант). Поэтому было бы правильно, если бы мы сказали, что есть принципы, которые определяют вечное, все, что есть в этом мире. Однако догматизм понятия нравственности не менее опасен, чем догматизм в других сферах. Догматизм в трактовке нравственности может даже самые благородные моральные устремления обернуть во зло, ибо моральный закон, освященный невежеством, не возвышает нас каждодневно, но низвергает в пропасть тупого единомыслия.

Тот моральный закон, о котором говорил Кант (как тут не согласиться с Марксом?), зиждется прежде всего на автономии человеческого духа. Господство в нашей душе моральности обеспечивается уровнем взаимодействия духа и закона, морали и человеческой души. Есть тут таинственная связь между тем, что мы являемся людьми, и тем, какими мы являемся людьми. Более того, автономия человеческого духа должна обеспечивать не только суверенитет личности, но и становление этой личности, ее самобытности, ее неповторимости. Моральный закон всегда выше социальных условностей и эмоциональных порывов. Звезды светят для всех, но у каждого человека есть своя звезда. И чем ближе к ней мой моральный закон, тем ближе я к «общечеловеческим звездам» – общечеловеческим принципам морали. А если так, значит, тем в большей степени каждый из нас освобождает себя от безнравственности и от войны против самих себя.

М. М. Пришвин. Человек в обществе должен расти согласно своей природе, быть самим собой и единственным, как на дереве каждый лист отличается от другого. Но в каждом листике есть нечто общее с другими, и эта общность перебегает по сучкам, сосудам и образует мощь ствола и единство всего дерева.

Действительно, общечеловеческая мораль станет возможной тогда, когда моральный закон людей, каждого человека, независимо от того, в какой стране он живет, будет соотноситься с величием самого человеческого бытия, когда люди осознают, что моральный закон в каждом из нас – един, как едино многоцветье неба над нами. И тогда мы поймем, что мое собственное «я», мой собственный эгоизм, эгоизм моей нации, моего государства не должен преграждать дорогу к познанию морального закона другими, моя звезда, наши звезды не должны заслонять звездное небо над другой страной, другой головой. Человек – существо божественное. И об этом надо помнить, ибо в его божественности главным является нравственность, зовущая его навстречу другому человеку, в звенящую высь, к его собственному божественному началу.

Нравственность – это то, что делает человека лучше. Это наиболее естественное состояние самого человека, естественная форма его существования. Это повседневная, упорная деятельность над творением добра, справедливости, уважения и любви к другому, как к самому себе. Это высшая форма осмысления, разума. Если человек усвоит истинную нравственность, то все остальное в его поведении, в его намерениях, в его характере будет гармонично сочетаться и усиливать, дополнять действия и намерения других. Нравственность – это высшая форма свободы, ибо вся дорога, все пути его жизнедеятельности определяются состоянием его души, его сердца и разума. Нравственность – это философия здравого смысла, нравственность – это философия суверенной, саморегулируемой жизни. Высший уровень нравственности заключается в том, что человек нравственный свободно регулирует и свой внутренний мир и взаимоотношения с внешним миром. Суверенитет совести человека – это в конечном счете и суверенитет его народа.

Если ты хочешь усмирить себя, усмирить свою гордыню, свой эгоизм, обратись к нравственности. Всеобщая значимость нравственности в том, что без ее ценностных ориентаций наши потребности не будут знать границ, а это неизбежно приведет к ограничению свобод тех, кто живет рядом с нами. Главный конфликт нравственности – это и есть столкновение желаний и потребностей различных людей, которые без ценностных ориентиров не могут гармонично взаимодействовать. Безнравственность – это путь к конфликтам, взаимному уничтожению, а нравственность – путь к гармонии, к взаимообогащению, путь к взаимному улучшению и регулированию внешней жизнедеятельности в режиме согласия. Убежден в том, что в конечном итоге счастье – это и есть гармония отношений между людьми. Гармония осознания интересов и желаний и их удовлетворения. Поэтому счастье невозможно без нравственности. Более того, нравственность и мораль и есть высшие законы взаимодействия людей, высший уровень договора между ними во имя взаимного благополучия и счастья. Люди несчастны там и тогда, где и когда отсутствует такая гармония.

Мораль и нравственность – это прежде всего осознание человеком самого себя. И чем выше уровень этого сознания, тем выше уровень нравственности, ибо следующая ступень – это осознание потребностей и желаний других людей, также стремящихся к счастью, к добру и к наслаждению. Познай самого себя – высший уровень сократовской морали. Люди, которые не осознали своей внутренней целесообразности, своих потребностей и не соотнесли их с потребностями других людей, не могут быть счастливыми, ибо не достигнут гармонии.

Стать счастливым трудно. Только тот может стать счастливым, кто, добиваясь этого, не отнимает, а прибавляет счастья тем, с кем взаимодействует как сын, как отец, как любимый, как гражданин. Соответственно человек заслуженно обретает право на добро, право на наслаждение. Но только в том случае, если его добро, его наслаждение не унижают других, а возвышают их. Творить добро и наслаждение, дарить добро и наслаждение – в этом суть самой природы нравственности. Таким образом, нравственность – это внутреннее желание возводить ежедневным трудом дворец добра и счастья не только для себя, но и для тех, кто тебя окружает.

Желание творить добро, справедливость неосуществимо без нравственных границ. Только тогда, когда человек инстинктивно начал соизмерять свое собственное понимание добра, справедливости, наслаждения с пониманием этих категорий другими, – он начал творить добро, началась нравственность. Более того, нравственность – это еще и обязанность, и ответственность, которыми определяются состояние внутреннего мира человека, отношения между людьми в обществе. Вот во имя чего, видимо, и возникла нравственность. Не значит ли это, что именно здесь начинается и высший уровень инстинктивной нравственности, заложенный самой природой в наших чувствах? Просто они или облагорожены осознанием соотнесенности потребностей и желаний в человеческом обществе или извращены эгоизмом и корыстью.

Нравственность – это прежде всего уважение к другому человеку, познание другого человека как самого себя, уважение к обществу, к его законам и традициям, уважение к истории, культуре, обычаям своего и других народов. Получается, что нравственность вытекает из интересов и потребностей тех, кто тебя окружает, из интересов общества, в котором ты живешь, из интересов нации и человеческого сообщества в целом. И как важно, чтобы общечеловеческие нравственные нормы соответствовали нашему внутреннему миру, состоянию нашей души!

Гегель. Когда человек совершает тот или другой нравственный поступок, то он этим еще не добродетелен; он добродетелен лишь в том случае, если этот способ поведения является постоянной чертой его характера.

Для того чтобы быть нравственным человеком, недостаточно просто желания стать таковым; без добродетельного действия, без практики нравственность будет абстрактной, декларированной. Это уже безнравственно. В наше время многие пытаются измерить нравственность количеством, так сказать, добрых дел. Это почти невозможно. В большей степени важно устремление и воля, взаимодействие усилий души человеческой и практических усилий, направленных на творение добра. Именно так очищается человек от шлаков и ржавчины этой жизни, а значит, противостоит собственной деградации.

Человек и нравственность – это категории, неразрывно связанные между собой. Без одного нет другого. Мы об этом говорили в самом начале этих рассуждений. Если нравственность ограничивается лишь декларацией, то она постепенно превращается в безнравственность, ибо нравственность не декларативна по самой своей природе. Это наиболее интимное состояние души. Вместе с тем это – самое сильное проявление человеческого разума, самобытности человека. Без разумной жизни нет нравственности, без нравственности нет разумной жизни, и человек – главный носитель обоих этих компонентов. Легче всего учить быть добродетельным. И как непросто постичь науку практической добродетели. Но и размышления о нравственности есть нравственное просвещение. Не потому ли и мучат меня эти мысли, едва остаюсь я один на один со своей совестью – в самолете, в гостинице, в своем горном ауле. В такие минуты кажется мне, что очищается моя душа от ржавчины политических дрязг, от политической шелухи. И как трудно очиститься, как много грязи накоплено в мире, как мало осталось родников. Но они есть.

Нравственность проявляется в человеческой деятельности, в человеческих мыслях, в человеческих чувствах и поступках. Глубинную сущность самой жизни человека определяет состояние нравственности. Облик человека во всем величии и красоте, но и со всеми недостатками и недоработками, как рисунок, проявляется в его нравственности. Нравственность – зодчий самой жизни. Именно она оттачивает и выковывает из «человеческой руды» социальный облик человека.

Порой за нравственность принимается приспособленчество, которое создает удобную среду обитания во имя одного человека. Но истинная нравственность ежедневно строит здание для себя как для равноправного члена человеческого сообщества. Такая нравственность в большей степени рассчитана на общественные деяния и творение социально значимого добра. Но нельзя кичиться тем, что это здание построено твоим трудом, трудом твоей души, твоих мыслей. Настоящая нравственность бывает незаметной, ненавязчивой. Если человек начнет хвастаться своей нравственностью, то это уже может быть показателем его безнравственности. Единство нравственности вообще и нравственности человеческой души, мыслей и действий и составляет нравственные масштабы самого человека, определяет уровень его нравственной зрелости.

Нравственность в большой степени – это осмысление жизни и определение отношения к ней. Так формируется философия поведения, философия взаимоотношений людей. Без такого глубокого осмысления проявления нравственности могут быть лишь сиюминутными, соответствующими лишь конъюнктуре момента, но это еще не есть нравственность, исходящая из природы и духовного мира человека.

Особенно трудно человеку и народу сохранять и утверждать нравственные принципы во времена, которые принято называть смутными, когда все быстро меняется, преобладают крайности. Надо, видимо, помнить, что смутные времена проходят, а человеческая личность сохраняется и воспроизводится. Человека невозможно переделать революционно. Тут нужен эволюционный переход. Настоящая нравственность – это компас человеческой души, по которому корабль жизни человека проходит между рифами незнания и сомнений к гавани осмысления, к гавани мудрости. И только там человек может соблюдать законы нравственности. Не верьте тому, кто легко меняет привычки и привязанности души, ничто серьезное не делается быстро. Нравственность рождается от терпения. И от опыта общения.

В любых формах нравственности есть то общее, без чего почти невозможна нравственность отдельных народов, партий, людей. Нравственность – это свет, который помогает пройти темными коридорами жизни. Она – как солнце. Конечно, можно бегать с маленькими лампочками, можно продвигаться на ощупь, но постичь жизнь можно, только овладев вселенским светом нравственности. В таком случае не придется привязывать нравственность к уличному столбу конъюнктуры, как бездомного ишака. Нравственность сближает отдельного человека с другими людьми, ибо нравственность – это познание всеобщего, а всеобщее ведет к человеческому сообществу, ибо нет нравственности, которая была бы достоянием только отдельного человека. Нравственность – это то, что принадлежит большинству людей, то, что является добродетелью для большинства людей. От такой нравственности люди не страдают, а приобщаются к добру и счастью. Так договорились люди. Принципы этого договора оттачиваются веками. Вместе с тем принципы нравственности должны быть гибкими, свободно адаптирующимися к добродетельной самобытности отдельных людей. Если они устарели, не соответствуют потребностям человеческой жизни, то начинают превращаться из добродетели в порок. От таких принципов надо отказываться. Нравственность призвана облегчить жизнь и общение людей, закреплять их свободу и самобытность.

Вольтер. Кто не любит свободы н истины, может быть могущественным человеком, но никогда не будет великим человеком.

Испокон веков не зря и христианская, и мусульманская, и древнегреческая, и прочая мораль во главу угла ставила такой морально-нравственный принцип: «Не делай для своего ближнего то, что ты не хочешь, чтобы он делал для тебя». Человеческие сообщества – это продукт взаимодействия, взаимообучения и преемственности людей. Нравственные принципы устаревают тогда, когда они в процессе своей эволюции к совершенству доводятся до абсурда и начинают сковывать эволюционизирующуюся же человеческую деятельность, само понимание свободы, совестливости.

Согласование интересов, сотворчество интересов – это нравственный диалог. А противопоставление интересов людей, неумение их состыковать для взаимного счастья – это отсутствие нравственности. Оно действует против человека, против общества. Все, что против человека, – не является нравственным. При этом надо сказать следующее: нравственное общество – это прежде всего общество созидающее. И чем выше уровень нравственности – тем больше потенциал народа и государства, направленный на созидание и на благо людей. И чем ниже уровень нравственности, гем в меньшей степени общество способно работать на человека и у человека меньше желания работать на общество, на других людей. Невозможно созидать общество, не объединяя людей нравственными нормами и не обеспечивая сотрудничество людей и народов общими нравственными целями. Отказываясь от общей нравственной идеи, оставляя общество безнравственным, невозможно реализовать тот творческий созидательный потенциал, который существует в человеке, в народе, в обществе.

Нравственность для того и существует, чтобы бороться с пороком, победить порок. Но уничтожить порок, к сожалению, невозможно. Порок так же вечен, как и сама нравственность. Иначе будет нарушена гармония соотношения человеческих жизней, не будет сообщества людей. Нравственность и порок, как день и ночь, борются друг с другом. И там, где нравственность побеждает, побеждает сама жизнь. Нравственное поведение – это не только борьба с безнравственностью, но и способ избежать ее. Если не соотносить нравственность с жизнью, может родиться высший уровень ханжества, когда нравственность превращается в порок. Нравственность – это не только следование какому-то кодексу, определенным принципам. Нравственность – это поиск высших, наиболее гармоничных форм бытия человеческого. Для нравственности требуется определенный простор, в том числе, может быть, и простор безнравственности, в котором выковывается, закаляется сама нравственность. Нравственность – это не белые одежды, это жизнь, а значит, работа души, а работа многообразна в своих проявлениях. Безнравственность может иногда взять на вооружение саму нравственность, чтобы утвердить свои пороки под ее прикрытием. Но нравственность не может воспользоваться безнравственностью для того, чтобы утвердить свои ценности и свое понимание добродетели. И в этом величайшее различие между нравственностью и безнравственностью. Увы, истории известны примеры, когда люди с самыми идеальными устремлениями впали в конечном итоге в безнравственность, потому что идеи и принципы поставили выше человеческих интересов.

А. Навои. Если ты человек, то не называй человеком того, кто не заботится о судьбе своего народа.

Нравственность порой воспринимается как синоним беспомощности, неспособности утверждать себя. А зло соотносится с силой, способностью самоутверждения. Это искаженное представление о добре и зле. Для поступка нравственного требуется во сто крат больше знаний, силы, воли, чем для сотворения зла. Нравственность мужественна в скромности, зло отличается наглостью и неразборчивостью, выдающими себя за силу. Человек может быть силен и устремлен к добрым деяниям, но если он не может обуздать свои порывы в соответствии с общественной нравственностью, то вся его сила, его способности могут оказаться направленными во зло и обедниться безнравственностью.

Как это ни парадоксально может звучать, но элементы нравственных норм присутствуют в деяниях даже самых безнравственных, злых людей.

Маркс утверждал, что мораль – это бессилие в действии. Нет, это сила в действии. И большая сила. Если бы мораль, вступая в борьбу с пороком, всегда терпела поражение, то человеческая цивилизация подверглась бы самоуничтожению. Мораль – это самое сильное действие, которое присуще именно человеческому обществу.

И, если она уже вступает в действие, то редко терпит поражение. Но сила морали все еще недооценивается человечеством, и потому она не стала пока действенным оружием человечества против порока.

Нет, нравственность – это не бездеятельность. Иное дело, что мы наблюдаем ее чаще всего не в форме практических дел, но лишь в словах да советах. Такая нравственность вызывает неприятие. Навязывать что-либо со стороны – уже безнравственно. Когда мы участвуем в нравственных проповедях, всегда надо думать, насколько нравственно наше деяние в этот момент, насколько проповедь соответствует потребностям людей, которые ее слушают. Страшно, когда нравственная проповедь исходит от невежественных людей, мнящих себя всезнающими. В нравственной проповеди особенно опасны учителя, у которых готовы ответы на любой вопрос. Нравственный наставник сам всегда должен быть в сомнениях своих дум и поступков, но только не в сомнении о необходимости творения добра, счастья и согласия. И в межличностном, и в межнациональном общении.

За истинную нравственность нередко принимается назидательность. Но как раз назидательность и привела к тому, что в нравственности часто видят нечто от полицейского начала. Самые гнусные поступки люди прикрывают порой нравственными побуждениями. Порок поднимает над собой знамя нравственности и тем самым использует ее силу для ее же отрицания.

Нравственность, как и любая другая форма познания, есть продвижение от обыденного опыта к обобщенным знаниям, от инстинктивного понимания до формирования внутренних убеждений, от нравственных побуждений к практике утверждения и проявления добродетелей по отношению к людям, к обществу и к самому себе. Это лестница, поднимаясь по которой лишь тот достигает больших высот, кто обладает волей и великим терпением. Это лестница, а не ровная дорожка, по которой можно прогуляться, не прилагая никаких усилий.

Нравственность является неотъемлемой частью духовной культуры общества, духовного мира отдельного человека. Более того, она может быть показателем культуры общества и отдельных индивидов. Поэтому высшим проявлением нравственности нации, государства может быть нравственность в политике, как и высшей безнравственностью является безнравственность в политических деяниях. Человек может ненавидеть правительство или государство. Но человек, ненавидящий свою страну, безнравственен по многим параметрам. Человек, который ненавидит свой народ, редко обретает нравственность. Пусть даже «народ» не прав в данный момент. Настоящая политика – это политика, движущая к нравственности, учитывающая и исходящая от нравственности. Только такая политика имеет перспективы. Всякая другая политика потерпит крах сегодня, или завтра, или через сто лет, ибо она противоречит интересам, счастью людей и носит поэтому по своей сути безнравственный характер.

Политика, которая строится на страхе и лжи, несет трагедию обществу, государству, народу. Честность, правда, искренность, творение добра для общества, для людей могут стать высшим проявлением нравственности в политике. Если политика соединится с нравственностью, то она будет способна ежедневно утверждать добро. Если нравственность обретает силу политики, то легче побеждать порок, утверждать справедливость. Безнравственное в десятки раз увеличивает силу своего пагубного влияния, когда обретает поддержку политики. Политическая безнравственность – это безнравственность, вооруженная самым мощным современным оружием, властью – и этим она страшна. Нравственность же, вооруженная политикой, есть добродетель, за которой стоит воля государства. Справедливо говорится, что политика – это общественная мораль, мораль – это честная политика. Единение мыслей, интересов отдельного человека и общества происходит интенсивнее, ибо отдельный человек соприкасается с нравственными нормами чаще, чем с политикой. И поэтому утверждение нравственных норм означает утверждение политики, направленной на удовлетворение интересов людей, на творение добра, счастья и справедливости. А это уже есть не только нравственные, но и политические ценности.

Нравственная политика фактически создает общество, где добротворение будет считаться высшим смыслом жизнедеятельности человека. Но не всегда политические интересы совпадают с нравственными принципами. Невозможно вместе с тем согласиться, что политическая целесообразность сама по себе является нравственным явлением. Скорее всего наоборот. Нравственная целесообразность может привести к политике, которая отвечает интересам как отдельного человека, так и всего общества, но никакая политическая целесообразность не заменит нравственности. Мы убедились на своем горьком опыте, чем это может обернуться для людей, для Отечества. Безнравственная политика начинается там, где кончается нравственность политиков.

В. А. Жуковский. Кто втерся в чин лисой, тот в чине будет волком.

От нравственного человека и в политике, и в общественной жизни пользы, конечно же, гораздо больше. Безнравственный человек, формирующий политику, способствует утверждению пороков в обществе, в сознании других людей. Политика – это сильнейшее орудие формирования нравственности общества и каждого человека. Какова политика – таково и общество, и наоборот – каково общество, таковы и политики, которые им руководят.

Нравственность наполняет политику духовным, жизненным, человеческим содержанием. Агрессивная политика будет демонстрировать нравственность только во внешних формах, но не влияя на душу человека. Зачастую политики ради своей корысти, своих амбиций могут пойти на все, в том числе и охаивание страны, в которой они живут, народа, который их выдвигает и работает на них. Замечено: чем меньше человек имеет права говорить от имени народа, тем больше он кричит об этом на каждом углу. Нельзя не согласиться с Пифагором, который давным-давно писал, что одинаково опасно безумному вручить меч и бесчестному – власть. А изощряясь во власти, бесчестный политик проходит по головам людей, изматывает общество, изматывает и душу народа. Если общество было бы способно вручать власть только нравственным людям, оно бы процветало, ибо политика работала бы на него, на реализацию его интересов.

Если политик обладает нравственным началом, то функционирует внешне незаметно, незаметно по уровню жизни, благосостояния. Но если какого-либо политика нравственность и не посещала, то он заставляет людей работать на себя, возвеличивать себя, подчеркивать свое собственное величие.

Политики нравственные, даже оказавшись во властных структурах, редко прилагают особое рвение, чтобы получить высокий чин. Они считают, что их и так заметят, выдвинут. Так бывает, конечно. Но чаще такие люди оказываются на задворках политики. Вот почему во власти нередко оказываются и удерживаются годами люди, мягко говоря, не слишком нравственные.

Бытует мысль, будто человеческое сообщество на политическом уровне самоутверждается не в тех формах, которые присущи природе самого человека. Я же считаю, что всякая политика, если она не соотносится с нравственностью народа и отдельного человека, будет творить порок, будет вести общество к кризису. А вот нравственная сила, обретенная отдельным человеком, на любом уровне становится добродетельной и может приносить счастье тем, с кем он общается.

Но действительно критерий истины – практика. А она неумолимо свидетельствует, что сила власти, обретенной отдельным на первый взгляд вполне нравственным человеком, еще не гарантия того, что она приведет к добрым делам и будет работать на благополучие людей. Политика и власть ходят рука об руку. И расхожее мнение о том, что политика – грязное дело, как бы освобождает человека от нравственных, оков, дает ему индульгенцию на безнравственные поступки. Превращение власти отдельного человека, без контроля нравственности, во власть деспотическую, культовую, уничтожающую общественную нравственность и совесть нации, отдельного человека, – явление едва ли не закономерное, и оно неоднократно подтверждалось историей. Тот, кто рассматривал власть как благо для себя, не способен употребить эту власть во благо людей.

Стихия безнравственности – самая опасная стихия, в пучину которой попадают даже самые добродетельные люди. Стихия безнравственности более всего ослабляет государство, любое сообщество людей. Так, может быть, нравственность следует утверждать законодательно? Да, нравственность без права развращает общество, делает людей беспомощными и беспринципными. Если бы не было закона, то порой трудно было бы предположить существование каких-то норм нравственности. Мораль и право исторически взаимодействуют, хотя не всегда гармонично. И все-таки согласимся с Ш. Монтескье:

Не стремись законом достичь того, чего можно достичь улучшением нравов.

Правовая норма, которая становится постоянной в нравственном сознании, может стать нравственной нормой, и в дальнейшем, возможно, не будет необходимости утверждать ее законодательно. Нравственный контроль может быть выше и убедительнее, чем контроль законодательный. В нравственном обществе и законы будут носить гуманный характер, ибо не жестокостью и не устрашением утверждается порядок в обществе, а обращением к нравственным принципам. Право помогает устанавливать нравственность в обществе, но заменить ее не может. Право может вместе с тем и разрушать нравственность в обществе. Право нередко находится на стыке порока и добродетели, и чего в нем больше – зависит от состояния самого общества. Без права, на одной нравственности, человеческое общество не просуществует, так же как не просуществует оно и на одном праве, без нравственности. То право и та нравственность, что исходят из интересов и природы общества и отдельного человека, всегда утверждают свободу, достоинство, справедливость.

Чувство долга и ответственности – одна из высших форм проявления нравственности. Если нет чувства долга, то честность и справедливость, как и многие другие качества, будут временными. Чувство долга – это высокий уровень осознания себя человеком, осознания своего места в обществе. Человек, уважающий закон, несет крест борьбы за благополучие общества и людей. Безнравственный соблюдает законы только из-за страха. Закон и нравственность – это две формы общественного договора между людьми, общественного договора о сотрудничестве, работе друг для друга, утверждении благополучия, спокойствия и счастья. Право в идеале – это договор между отдельным человеком, которому предоставлена личная свобода, и обществом. Договор этот должен быть закреплен как правовыми актами, так и нравственными нормами. Государство, как правило, навязывает право, а личность может предложить нравственность. И от того, насколько законно и демократично само государство, зависит возможность влияния права на жизнедеятельность отдельного человека. И в такой же степени, насколько высок уровень нравственности отдельного человека, осознание и использование свободы, предоставленной ему, настолько человек гармонически включается в правовой механизм при разделении личных и общественных интересов. Законы государства не позволяют отдельному человеку нарушать интересы другого человека и всего общества. Право и мораль удерживают от скатывания человеческого общества к конфликтам, к творению зла. Нравственность отделяет общество от творения зла через совесть, долг, достоинство. В помощь подключается право.

В нравственности и морали фактически ничего не предписано. Человеку предоставляется возможность самому регулировать отношения с другими людьми и с обществом, как говорится, по совести. Право может быть независимо от морали, и мораль может быть независима от права. Но их соединяет долг перед обществом, перед другими людьми и своей совестью. Бесспорно, что по уровню духовного развития выше стоит тот человек, который регулирует свои отношения с обществом, с другими людьми на основе нравственных побуждений, чем тот, который исполняет свой долг только из-за страха перед законом.

Только полностью подчинившись закону, следуя ему, человек может ощутить себя в полной мере защищенным в обществе. И само общество может считать себя защищенным только тогда, когда граждане соблюдают закон, а если нет закона, то и общество может бесконечно угрожать человеку, как и человек угрожает обществу. Нравственность – категория более расплывчатая, чем закон, и поэтому трудно точно оценить нравственную суть деятельности человека, закон же может беспристрастно оценивать и характеризовать поведение человека.

Мне могут сказать: а разве мало законов несправедливых? Разве не бывает так, что закон принимается во имя достижения целей безнравственных?

Увы, бывает и закон несправедливым и принимается он порой во исполнение дел, противоречащих интересам индивида, хотя вслух это никогда не произносится. Будем, однако, считать это исключением, хотя полностью абстрагироваться от таких фактов нельзя.

«Закон суров, но он – закон», – говорили древние. Пока закон существует, он подлежит исполнению. Иное дело, что несправедливый закон, закон антинравственный вызывает неприятие людей, они стараются обойти его, проигнорировать. Такой закон дискредитирует законодательство в целом, и мудрый правитель, дабы предотвратить неуважение к другим законам, их неисполнение, отменит его.

Законы неправедные становятся орудием неправедных действий государственных органов насилия, они оправдывают причиняемое людям зло, они благословляют это зло. Близкими к таким законам являются так называемые подзаконные акты или не подлежащие обсуждению распоряжения и приказы высших должностных лиц в государстве.

Н. А. Добролюбов. Привыкая делать все без рассуждений, без убеждения в истине и добре, а только по приказу, человек становится безразличным к добру и злу и без зазрения совести совершает поступки, противные нравственному чувству, оправдываясь тем, что «так приказано».

Совесть важнее десятков законов и указов, не подкрепленных нравственностью и доверием людей. Поэтому общество, недооценивающее роли нравственности и стремящееся отрегулировать все при помощи правового механизма, законов, никогда не достигнет гармонии и стабильности. Если мы обеспечим в обществе функционирование общечеловеческих нравственных норм и принципов, то необходимость регулирования всех сфер жизни законом отпадает сама по себе. Человеческое общество пока настолько несовершенно, что может держаться только на совершенстве законов и уповать на нравственность лишь отдельных граждан. Мудрость жизни – вот высший уровень постижения и единения закона и нравственности. Чем большую уступчивость проявляет нравственность в обществе, тем в большей степени образующийся вакуум необходимо заполнять законами. Иначе общество будет катиться к трагедии, незащищенности отдельного человека, к вседозволенности и господству безнравственных категорий.

Соблюдение законов – это первая ступенька к следованию нравственности. Особенно тогда, когда в основу законов заложена забота об отдельном человеке. Лучший закон – это закон, который охраняет достоинство отдельного человека, утверждает это достоинство в повседневной жизни. Всякий закон, унижающий достоинство человека, в конечном итоге обернется бедой для государства. Достоинство граждан, нации – главное богатство государства. Из достоинства граждан формируется и достоинство самого государства. И граждане, не уважающие достоинства своего государства, охаивающие и оскорбляющие его, не могут в конечном итоге обрести достоинство, потому что достоинство государства – это частица нашего отношения к нему, нашему общественному договору, который каждый из нас подписывает с государством.

Лучше всего функционируют законы, которые ближе к нравственности, потому что нормально действуют и соблюдаются те законы, в которых заложены добродетельное начало и человеколюбие, а жестокие законы часто нарушаются, их труднее соблюсти отдельному человеку. В высшей степени безнравственно, когда закон начинает преследовать невиновных, достойных и справедливых, и наоборот, когда закон лоялен по отношению к виновным, формирует в обществе безнаказанность. И то, и другое разрушает право и само государство, не говоря уже о влиянии на нравственность людей. Безнаказанность приводит к тому, что преступники начинают приписывать нравственность своим деяниям. И чем больше времени порок остается безнаказанным, тем в большей степени преступники оправдывают себя. Так общество может превратиться в заложника бандитов. А те, оправдывая себя, не только совершают новые и новые преступления, но и приобщают к своему клану новых людей, которые соблазняются благами, приносимыми безнаказанными преступлениями. Как раз сейчас в России и в Дагестане осуществляется героизация бандитов.

Закон должен быть суровым, но он не должен быть злым. Злой закон, вместо того чтобы охранять принципы справедливости, разрушает их, разрушает нравственность. Русская мудрость гласит, что лучше десятерых виновных простить, чем одного невиновного казнить. Истина – категория духовно-нравственная. Добро, противоречащее истине и допускающее ложь, также в конечном итоге выступит пороком. Бояться истины – значит, уступать лжи. Ложь продвигает человека к безнравственности, как и безнравственность является спутницей лжи. Если человек, постигающий истину, пренебрегает нравственностью, то истина в конечном итоге выступит против него.

Бессмысленно искать ответ на вопрос: что важнее – постижение добра или постижение истины? Ученые иногда гордо заявляют, что они постигают истину во Вселенной, в явлениях и процессах. Ах, если бы они могли с такой же уверенностью похвалиться тем, что постигли многообразие человеческой души, высоту ее полета! Это редко кому удается. Даже тот, кто в гордыне своей полагает, что постиг всю глубину человеческой души, порой, оказывается, не знает и собственную душу, уже не говоря о душах и чаяниях самых близких ему людей. Человеческая душа – это бездонный кладезь, который чем больше познаешь, тем больше понимаешь, как далек ты от истинного его познания.

Всякая наука становится человечной только тогда, когда в ее основе лежит стремление к творению добра. Постигая истину, делая открытия в науке, настоящий ученый объективно становится скромнее. Чванливость и самонадеянность – верный признак псевдоучености. Первые – своей скромностью оставляют за собой поле перспективных поисков постижения истины, а вторые – своим чванством перекрывают дорогу дальнейшим успехам в научных поисках.

Только тот обретает звание ученого, кто постигает вначале общечеловеческие истины морали. Постижение истины есть процесс в большой степени «бесчувственный», бесстрастный, тогда как постижение добра достигается чувствами, совестью отдельного человека. Вот почему постижение добра, постижение человеческой души дается труднее, чем постижение истины и точных наук. Действия в науке можно проверить, а истину в вопросах нравственных – только прочувствовать. Даже в самых точных науках во все века люди верили только в ту истину, которая совмещалась с нравственностью, когда истина и чувство долга, истина и честность, истина и справедливость шли рядом.

Многие научные достижения только потому повернулись против человека, что они были оторваны от процесса творения добра, от заботы о других людях. Человек приходит в этот мир для творения двумя руками. Одна рука, правая, – это его нравственность, совесть, а другая рука, левая, – это его талант, знания, умение в поисках истины в конкретных сферах. И от того, как он будет пользоваться двумя руками, зависит успех его деятельности. Но чаще всего, к сожалению, люди, пришедшие в этот мир с двумя руками, умирают однорукими.

У каждого народа свое понимание добра, свое понимание нравственности. Они отражены в обычаях и традициях. И недопустимо навязывать кому-либо национальное понимание добра и нравственности. Более того, считать их понятия неправильными, а свои – истинными. Критерием оценки национального понимания добра и нравственности является человек, его самочувствие, общечеловеческие нормы нравственности и добра. И борьба со злом начинается с понимания зла и определения форм немедленного его преодоления. Если бездумно ввязываться в борьбу со злом, такое зло скоро перекроет все добрые деяния. Когда мы говорим о добре и зле, нельзя забывать, что являющееся добродетелью для одного для другого может оказаться злом. Соответственно трудно говорить о добре и зле вообще. Они всегда носят конкретно-исторический характер, хотя конечно же нельзя отрицать наличие общечеловеческого в понимании добра и зла. Но главным все-таки является постижение счастья, радости и удовольствия, наслаждения от нашей деятельности.

Но опять же: радость для одних может обернуться горем для других. Удовольствие для одного может причинить страдания другому, справедливость для одного может выступить как несправедливость для другого. Поэтому нравственность должна быть способной помочь нам разобраться в противоречивости всех этих понятий и категорий, за которыми всегда стоят живые люди. В каждом человеке заложено божественное и животное начала, и не надо винить природу, если в нем что-то преобладает. Природа заложила в одинаковой степени добро и зло в каждого человека. Все зависит от способов и методов, которыми он пользуется в жизни. Каждый человек волен усиливать в себе животное начало, отдаваясь во власть инстинктов. Но он может приблизиться и к божественному началу и властвовать над своими инстинктами и чувствами, направляя их в русло добродетели.

Л. Н. Толстой. Люди как реки: вода во всех одинаковая и везде одна и та же, но каждая река бывает то узкая, то быстрая, то широкая, то тихая, то чистая, то холодная, то мутная, то теплая. Так и люди. Каждый человек носит в себе зачатки всех свойств людских и иногда проявляет одни, иногда другие и бывает часто совсем не похож на себя, оставаясь все между тем одним и самим собою.

Человечество идет к единому пониманию добра и зла.

Добро необходимо каждому человеку, кажется, это ясно всем. Но почему же в мире так много злых, порочных? Значит, добро подпитывает и самых злых? Опять противоречие. Но это вечное противоречие жизни, и как раз оно само составляет суть противоречия добра и зла. И только жизнь отдельного человека, состояние его души в конечном итоге может определить, что есть добро и что есть зло. Обобщать здесь трудно и опасно.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Нравственные ценности и будущее человечества

«Нравственные ценности и будущее человечества». Под таким названием в Законодательном собрании Новосибирской области состоялись IV Новосибирские Парламентские встречи в рамках XXI Новосибирских Рождественских образовательных чтений.

Участниками Парламентских встреч стали депутаты, представители органов исполнительной власти, местного самоуправления, общественности, служители Новосибирской Митрополии Русской Православной Церкви. Открывая форум, первый заместитель председателя Законодательного собрания Андрей Панферов напомнил, что инициатором проведения Парламентских встреч и в этом году также является Новосибирская Митрополия Русской Православной Церкви. «Если в прошлом году такой формат общения, обсуждения, поиска ответов на глубочайшие вопросы столетия мы проводили впервые, то сегодня можно говорить о том, что в областном парламенте складывается традиция широкого, всестороннего и заинтересованного обсуждения вопросов, которые волнуют представителей разных поколений и социальных групп, людей различных убеждений и политических взглядов. Тема для обсуждения выбрана крайне актуальная: нравственные ценности и будущее человечества. Все, кто пришел на эту встречу, обеспокоены растущим в нашей жизни преобладанием материального над духовным, распространением псевдопатриотизма, искажения исторической правды. Я очень рад, что вместе со взрослыми, думающими людьми в зале находятся и юноши, которые обдумывают свое житье. Задуматься о смысле, «дойти до самой сути, в работе, поисках пути, в сердечной смуте» и есть задача сегодняшних чтений», — обратившись к пастернаковским строчкам, пригласил к обсуждению Андрей Панферов.
С докладом «Нравственные ценности и будущее человечества» перед участниками Парламентских встреч выступил глава Новосибирской Митрополии Русской Православной Церкви Митрополит Новосибирский и Бердский Тихон. Темой проведенного им социально-нравственного анализа стало разрешение вопроса: на какой платформе надлежит искать жизнеутверждающее гражданское единство?
«Базовые нравственные ценности это и есть фундамент строительства новой России, поэтому доминантой нашего мировоззрения является стремление к устроению человеческих отношений именно на христианской ценностной основе. Людям необходимо совершенствовать мир через соблюдение вечных и незыблемых нравственных основ бытия. Без способности различать добро и зло, без чувства долга и ответственности, без самоконтроля и самоограничения человеческой личности не мыслима здоровая общественная жизнь. Ныне совершенно ясно, что человек, потерявший нравственные основы, утративший связь с миром других людей и с окружающей его природой, планетарно опасен. Творимое им зло в условиях научно-технического могущества перестает быть личным делом, даже если этот человек не имеет доступа к пусковым кнопкам ракет или пунктам управления реакторами электростанций. Существует лишь одна сила, способная остановить нарастание зла, остановить энтропию мира. Эта сила – добро, творимое человеческой личностью в отдельности и всеми вместе», — убежден Владыка. Анализируя данные социологических исследований молодежных ценностей, он замечает, что на первом месте у молодежи стоят такие ценности, как хорошее образование, высокооплачиваемая работа, качественное жилье, другие материальные блага, например, поездки за границу. В качестве ценностей признаются также – здоровье, семья, друзья. «А где же в этом списке место для таких национальных базовых ценностей как любовь к Родине, верность, доброта, мужество, бескорыстие, скромность, милосердие, жертвенность? Кто должен воспитывать эти добродетели у молодежи. Может быть, привитие этих качество и должно быть содержанием государственной молодежной политики?» – задает  вопрос Митрополит и продолжает, ссылаясь на Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.- «Законодательство должно быть чутким к нравственным нормам, господствующим в обществе. Конечно же, государственный аппарат не должен сам определять, что хорошо, а что плохо, но в то же время в законодательстве должны быть отражены нравственные нормы, разделяемые большинством общества».
В обсуждении проблемы, ставшей темой Парламентских встреч, приняли участие министр культуры Новосибирской области Игорь Решетников,
председатель Совета депутатов города Новосибирска Дмитрий Асанцев, первый заместитель мэра города Новосибирска Геннадий Захаров, академик РАО, доктор педагогических наук, ректор Новосибирского института повышения квалификации и переподготовки работников образования Василий Синенко.
Дискуссия коснулась актуального для Заксобрания вопроса ценностей профессиональных новосибирских политиков. «Для Законодательного собрания такой стратегической ценностью и целью, конечно же, стала консолидация, единство, целостность и работа Законодательного собрания. И одновременно тесные партнерские отношения – тоже как ценность с исполнительной властью, несмотря порой на очень жесткие конфликты. Думается, тот итог, который мы подводим в уходящем году, говорит о том, что эта стратегия оправдывает себя, и государственная власть Новосибирской области выполнила свои обязанности перед жителями области, поскольку максимально все возможности – и бюджета, и ресурсные возможности были направлены на решение важнейших вопросов жизнедеятельности региона», — высказал свое мнение заместитель председателя Законодательного собрания Новосибирской области Владимир Карпов, заметив при этом невозможность локализации задач региона. – «Мы, конечно же часть страны, и проблемы и цели, стоящие перед страной, являются и нашими проблемами и целями».
Полемически заостренное выступление заместителя председателя Законодательного собрания Анатолия Кубанова вызывало на спор: «Мы с вами наблюдаем апофеоз древнего культа золотого тельца. А всякий идол всегда требует принесения жертв. И такие жертвы приносятся – это разрушение традиционных семейных устоев, это национально-государственное унижение, это потеря всяких нравственных ориентиров. На протяжении многих лет в умы людей вбиваются понятия конкуренции, прибыльности, экономической эффективности, тем самым формируя особый тип личности – сугубо индивидуалистической, антисоциальной и эгоистической. И при этом тут же парадоксально призывают все общество объединиться — то под выборы президента, то давайте сплотимся на фоне каких-то внешних угроз. Но это невозможно», — считает парламентарий.
«Хорошо уже то, что мы слушаем друг друга, значит, больше будем друг друга понимать, — примирил позиции первый вице-спикер регионального парламента Андрей Панферов. – День сегодня мы прожили не зря, слушая правильные слова и искренние рассуждения. Ждем всех через год на традиционные Парламентские чтения. Чем больше мы будем отстаивать свои принципы, тем меньше скверны будет в повседневной жизни».

 

 

Что такое нравственные качества человека? —

Какие нравственные качества характеризуют человека?

какие нравственные качества характеризуют отношение человека к другим людям?

Отношение человека к людям характеризуется такими качествами, как благородство, великодушие, доверие, сочувствие, терпимость, требовательность, чуткость ну и т.

д.4 окт.

2012 г.

Что такое нравственные устои?

Термин, чаще всего употребляющийся в речи и литературе как синоним морали, иногда — этики. В ряде философских систем понятие нравственности обособляется от морали, хотя такая концептуализация носит авторский характер и не всегда соответствует обыденному словоупотреблению.

Что такое нравственность простыми словами?

Объясните простыми словами . А то полно огромных определений и ничего не понятно. Правила, определяющие поведение; духовные и душевные качества, необходимые человеку в обществе, а также выполнение этих правил, поведение. Моральные и этические нормы, которые человек разделяет и руководствуется ими в жизни.18 сент. 2015 г.

Что такое нравственные вопросы?

Нравственность — есть принятие на себя ответственности за свои поступки. В отличие от морали, которая является внешним требованием к поведению индивида, наряду с законом, нравственность — есть внутренняя установка индивида действовать согласно своей совести. Именно с нравственностью связано различение добра и зла.

Что такое нравственные качества человека Приведите примеры?

Приведите примеры Нравственность – это та часть жизни, которая связана с делами человека, его практическим поведением, реальными действиями. Внимательно наблюдая за жизнью, деятельностью, поступками человека, постепенно формируется четко-определенное правило поведения – мораль. 5 мар. 2016 г.

Что такое моральные качества человека?

КАЧЕСТВА МОРАЛЬНЫЕ — понятие нравственного сознания, с помощью к рого выделяются в общественной жизни и характеризуются с моральной т. зр, наиболее типичные черты поведения людей. К. м. (напр., великодушие, правдивость, вероломство, скупость, щедрость, зазнайство,… … Словарь по этике

Что такое нравственные основы жизни?

Исходя из того, что нравственность есть внутренние установки личности, то нравственными основами жизни есть мораль и нравственные ценности. Мораль собирает в себе доктрины, нормы, обычаи, стереотипы.20 мая 2016 г.

Что такое нравственные установки?

Нравственная установка — это готовность личности действовать в соответствии с определенными моральными нормами, принципами, представлениями о добре и зле, о моральной и социальной ответственности, справедливости, честности, совести, долге и т. д. служит делу строительства коммунизма.

Что такое мораль и нравственность?

Мораль — это не совсем то же, что нравственность. Под моралью понимают исторически сложившиеся нормы и правила поведения человека, определяющие его отношение к обществу, труду, людям. Нравственность — это внутренняя мораль, мораль не показная, не для других, а для себя.

Что такое нравственность сочинение?

Сочинение Нравственность — что это такое 15.3 ОГЭ 9 класс Каждый человек, при рождении, и дальнейшем росте и взрослении, получает качества, которые помогают ему общаться и развиваться в обществе, среди людей: больших и маленьких. Нравственность, это одна из таких черт, синонимом, которой считаются мораль и этика.

Что такое этика и нравственность?

Нравственность – это внутренние установки человека, которые делают допустимыми или недопустимым определенные поступки, совершаемые человеком. В то время как мораль – является не индивидуальным, а исключительно общественным требованием. Так у некоторых людей понятия нравственности и морали могут совпадать.

Что такое нравственность изложение?

Это система правил поведения личности, прежде всего, отвечающая на вопрос: что хорошо, а что плохо, что добро, а что зло. Каждый человек при оценке своего поведения, поведения других людей пользуется этой системой правил. Это та единственная сила, которая может обеспечить нравственное поведение человека.

Какие хорошие качества должны быть в человеке?

Отношение к деятельности: трудолюбие, добросовестность, исполнительность, дисциплинированность, ответственность, настойчивость в достижении цели. Отношение к себе: чувство собственного достоинства, скромность, гордость, самокритичность, честность. Отношение к вещам: бережливость, аккуратность, щедрость, бескорыстие.

Какие бывают профессиональные качества?

Деловые качества: Профессиональное мастерство, Инициатевность, Организованность, Пунктуальность, Осведомленность, Преданность работе. Личные кач-ва: Интеллигентность, Трудолюбие, Отзывчивость, Добросовестность, Скромность, Аккуратность, Доброжелательность.

Что такое моральные ценности?

В идеале моральные ценности — это принципы, которые человек не нарушит ни за какие выгоды. Моральная ценность — то, что дорого человеку в себе и в других: жизнь, честь. Моральная ценность — это добро, которое человек желает себе и другим. Добро — высшая моральная ценность, положительная моральная оценка чего-либо.

В чем сходство и различие морали и нравственности?

Мораль и нравственность схожи тем, что это представления в обществе отличия хороших правил поведения человека, от плохих. Мораль и нравственность, не записаны в письменном виде, как документ о соблюдении правил поведения человека в обществе.28 окт. 2014 г.

Что такое нравственные поступки?

Нравственный поступок – это действие, которое приносит пользу окружающим. Нравственный поступок – это только то действие человека, которое он совершает, руководствуясь нравственными идеями и ценностями. Он отвечает общепринятым ценностям – духовным, моральным, этическим. 17 июн. 2015 г.

Каковы функции морали?

Регулятивная функция

Мораль выступает прежде всего как способ регулирования поведения людей в обществе и саморегулирования поведения индивида.

Что такое этика и что она изучает?

что изучает наука этика Этика — это философская наука, объектом изучения которой является мораль. Для этого она должна раскрыть источник происхождения моральных норм, ценностей и идеалов, общую природу морали и ее роль в жизни человека и общества, выявить закономерности ее функционирования.

Что такое общественная нравственность?

Общественная нравственность — Нравственность есть принятие на себя ответственности за свои поступки. Поскольку, как следует из определения, нравственность основана на свободной воле, постольку нравственным может быть только свободное существо. В отличие от морали, которая… … Википедия

Нравственные качества человека: их формирование и примеры

Рады вас приветствовать, уважаемые читатели блога Валеря Харламова! Нравственность – это основа, правила, на которые опирается личность в своей деятельности и жизни, чтобы достичь успеха, уважения и признания. И сегодня мы рассмотрим, какие бывают нравственные качества человека, чтобы вы понимали, на что необходимо обратить внимание, если есть желание совершенствоваться и развиваться.

Список качеств

 

Ответственность

Личность должна понимать, какие последствия влечёт за собой её деятельность или наоборот, бездействие. К сожалению, она характерна в основном развитым и зрелым людям, самостоятельным и имеющим самоуважение. Потому что сложно отвечать за свои поступки, если привык, что кто-то другой решает вопросы и проблемы. А также, если есть возможность скрыться, так сказать, залечь на дно и ожидать, что всё разрешится само собой.

Но также сложно оставаться в стороне и испытывать вину за содеянное, если человек уверен в себе и понимает, что просто не сможет другим смотреть в глаза, а также к себе хорошо относиться, зная правду о своей трусости.

Формирование и развитие ответственности обеспечивает такой способ, как наложение штрафов. То есть, за каждый проступок необходимо что-то такое делать, что не совсем нравится, но полезно. В плане воспитания, взращивая детей всё понятно, они знают правила и ограничения, стоит их нарушить – последует расплата.

А вот по отношению к себе придётся подключить самоконтроль и выдержку, чтобы доводить начатое до конца, и всё-таки лишать себя чего-то в случае проступка.

Честность и открытость

Вроде бы положительные качества нравственного человека, но следует быть внимательным и осторожным, чтобы никому не навредить. Допустим, открывая душу перверзному нарциссу, вы только дадите ему козыри для управления вами, и сэкономите время для самостоятельного поиска ваших слабостей. Подробнее о такой личности вы узнаете из этой статьи, и тогда поймёте, почему это опасно.

Так что, прежде чем полностью доверяться, проявите осторожность и внимательность. А вот с собой необходимо всегда быть максимально честным. Жить в иллюзиях приятнее, но реальность никто не отменял, и если её игнорировать – появляется риск об неё пораниться, или ещё хуже – разбиться.

Патриотизм

Проявляется не только в виде любви к своей Родине, городу, планете в общем, но и в проявлении интереса к традициям своей страны. Важно знать историю своих предков, уважать их и ценить, чтобы передавать накопленные знания дальше, своим потомкам.

Патриотизм проявляется в желании изменить к лучшему, если не планету, то хотя бы город, улицу, и, в конце концов, себя. Вот вы, что вы знаете о своём роде? Кто чем занимался, какую жизнь прожил, чем запомнился и какую роль выполнял при жизни, к чему стремился?

Гуманизм

Это человеколюбие, забота, сопереживание. Проблема в том, что чувства случаются, специально вызвать их непросто. Поэтому, если человек не испытывает искреннего сопереживания, если он просто привык опираться на некую бесчувственность по каким-либо причинам – придётся приложить очень много усилий, чтобы развить этот гуманизм.

Старайтесь замечать, осознавать моменты, когда вы испытываете благодарность к другим людям. Возможно, это поможет развить в себе человеколюбие. Да, сложно вот любить просто всех вокруг, потому что это про обезличивание и вообще, можно иссякнуть в один прекрасный миг.

Но если выделять людей, которые вас окружают и интересоваться ими, отслеживать, чем оказались полезны, как можете помочь им вы в ответ, то тогда становится намного проще. По крайней мере, появляется фигура, по отношению к которой можно что-то вполне оправданно испытывать.

Вежливость

Позволяет думать о человеке, что он развит, хорошо воспитан и гармоничен. С ним приятно иметь дело и доверие возникает намного быстрее, если только вежливость искренняя, а не подчёркнуто-напыщенная, с целью получить желаемое, использовав другого.

Дисциплина и культура поведения

В обществе существуют правила, устои и нормы, и чтобы в нём находиться, важно их соблюдать. Иначе можно даже попасть в места лишения свободы.

Существует такое определение, как девиантный человек – это тот, кто не способен дисциплинированно себя вести, и блюсти нормы, законы. Подробнее, что это значит и как справиться с девиантностью, вы узнаете из статьи по ссылке.

Верность

Очень ценится в современном мире, но предполагает не только верность своему партнёру, но и себе, а также данному слову. Поэтому, если вы хотите, чтобы вас ценили и доверяли вам, всегда выполняйте обещания. В крайнем случае, предупредите и объяснитесь, если возникли трудности, так вы сможете сохранить отношения и «лицо».

Коллективизм

Несмотря на тип личности, то есть, даже если вы интроверт, важно уметь сотрудничать и вести совместную деятельность с группой, в которой находитесь. Человеку необходимо ощущать свою принадлежность к какому-то сообществу. Это позволяет чувствовать поддержку, что за спиной масса похожих чем-то людей, пусть то одногруппники, коллеги и прочее.

Но помимо принадлежности необходимо уметь взаимодействовать с теми, кто окружает. Не только конкурировать и отстаивать себя и свои интересы, но и сотрудничать, делиться чем-то, находить компромиссы и помогать.

Интеллект

Нравственный человек должен быть интеллектуально развит, но имеется в виду не знание формул и теорем, а уровень его осознанности. То есть, насколько он умеет опираться на свой опыт и ощущения, как различает, что хорошо, а что плохо, умеет ли делать выбор и вообще понимает ли, чего хочет от жизни и каким образом может этого достичь.

Необходимо учиться чувствовать каждое мгновение своей жизни, замечать настоящее и ценить его. Тогда время не будет пролетать впустую, лишая вас возможностей. Посмотрите статью про осознанность.

Трудолюбие

Как ни странно, но бездельников и повес редко считают нравственными людьми, как и тех, кто достиг успеха не заслуженно, а ещё хуже – «идя по головам». Проявляйте усердие и не останавливайтесь перед трудностями. Тогда, по крайней мере, вы сможете признать свой вклад и старания в случае достижения целей и мечтаний.

Тактичность

Является таким себе ощущением меры, что можно говорить, а что нет, насколько близко можно приблизиться, какие вопросы будут неуместны и прочее. Тактичная личность ценит границы другого человека и замечает, когда собеседник потерял к ней интерес, чтобы не выглядеть навязчивым.

Между прочим, тактичность существенно сокращает количество конфликтов и напряжённых ситуаций.

Духовность

Нравственность тесно связана с морально-духовными качествами человека. То есть, важно не просто исповедовать какую-то религию, а хранить в сердце веру во что-то, уделять внимание саморазвитию, чтению книг, каким-либо практикам, которые дарят гармонию и покой, а также понимание своего предназначения. Подробные рекомендации о том, как повысить духовный уровень вы найдёте тут.

Уважение к старшему поколению

Является небольшим ответвлением гуманности, его важной составляющей, но мы решили уделить этому моменту отдельное внимание. Не уважая своего прошлого, истоков, невозможно быть благодарным, а соответственно, нет ощущения собственной ценности и хорошей самооценки.

Какими бы ни были наши родители, бабушки с дедушками, несмотря на то, какую они прожили жизнь и какие с ними сложились, или не сложились отношения, всегда найдётся момент, за который следует сказать им спасибо, и за что они достойны уважения.

А знаете что это за момент? Это когда-то сделанный выбор сохранить жизнь, неважно, вам или вашему папе, маме… Потому что именно поэтому вы сейчас имеете возможность читать эти строки и просто быть. Именно поэтому у вас есть любимый, близкий человек или друг, кумир и прочее. И важно учить детей уважать стариков, помогать им и, конечно же, уделять внимание, которого им так не хватает порой.

Забота об экологии

Бережность по отношению к природе, братьям нашим меньшим. Мы давно ушли от первобытности, поэтому нравственная личность потушит костёр, прежде чем покинет лес. Уберёт за собой мусор, и не будет издеваться над животными, хотя бы потому, что имеет сострадание.

Заключение

А на сегодня всё, уважаемые читатели! Список составили основные качества, но мы уверены, что его ещё можно продолжать и продолжать. Берегите себя и близких!

Материал подготовила Журавина Алина.

 

 

Что следует понимать под нравственностью человека? Нравственность – это что такое? Проблемы нравственности в современном мире Что такое высокая нравственность.

Определение

Есть масса определений термина, но все они сводятся к единому мнению. Нравственность − это способность принять на себя ответственность за свои мысли и действия.

Нравственность это ценность, внутреннее состояние человека, его жизненная установка, позволяющая принимать любые поступки, основываясь на совести.

Ценности формируют принципы. Принципы формируют натуру. Натура строит характер.

В Древней Греции выделяли благоразумие, смелость, справедливость. Со временем приоритеты несколько менялись, однако определяется общий список ценностей, которые определяют нравственность, это:

  • Честность;
  • верность;
  • долг;
  • любовь;
  • уважение.

В обычной жизни нам трудно найти человека, обладающего такими качествами, но стремление к личностному совершенству необходимо. Это безупречные ценности, выступающие как абсолютные этические идеалы. Справедливые люди, сильные духом, обладающие способностью к всеобъемлющей любви всегда пользовались уважением, часто выступая в роли духовных учителей.

Нравственный человек ни при каких обстоятельствах (включая смерть) не изменит свои понятия чести, совести, добра. Они для него важны сами по себе, находятся в основе его жизненных приоритетов не потому что он ждет одобрения окружающих, или получает материальные блага за них. Нет. Это естественные для развитой личности нравственные качества, которые ложатся в основу духовности человека.

Связь между нравственностью и духовностью человека

Чтобы наиболее отчетливо понимать, что такое нравственность, давайте дадим определение духовности.

Наиболее общее определение духовности звучит так . Духовность – это наивысший уровень саморазвития, при котором регулятором жизнедеятельности становятся высшие человеческие ценности. Таким образом, духовность тесно взаимосвязана с нравственностью. Нравственность это показатель степени духовности человека и общества в целом.

Последние 200 лет ведется дискуссия среди гуманитариев на тему духовности. Одни утверждают, что это внутреннее движение человека к «духовному Я», другие связывают духовность с нематериальными ценностями, к которым стремится человек, преодолевая переживания, внутриличностную борьбу.

Религии связывают духовность с высшими силами божественной природы, которая проявляется в поступках человека. Однако все философы и теологи сходятся в одном – духовность – трансцендентна. Ее нельзя потрогать, взвесить, измерить. Это нечто, что не поддается опытному познанию, а принимается априори.

Духовность – это самое светлое, что можно найти в человеке: лучшие качества характера, искренние чувства (любовь, благодарность, бескорыстность, толерантность), таланты, щедрость, ответственность.

Духовная красота проявляется в поступках, в манерах поведения, эмоциях, словах. Однако таких людей набирается сотня с того времени, как человек стал осознавать себя Человеком и научился использовать мозг не только для добывания еды и размножения, но и для размышлений.

Нравственность указывает вектор направления, дает условия движения вверх, при которых человек может расти и развиваться с наибольшей скоростью.

Является ли духовность достижимым результатом?

Понятие добра и зла в современном мире изрядно трансформировались, хотя еще 70 лет назад все было прозрачно. «Крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха: Что такое хорошо и что такое плохо?» В.В. Маяковский в детском стихотворении отчетливо расставляет приоритеты, которые должны лежать в основе нравственного, духовного общества.

Сегодня нет ясных представлений что такое Добро (хорошо) и Зло (плохо), любой поступок можно объяснить, играя понятиями в наиболее выгодную сторону. Трансформировались первоначальные ценности: добрый, значит слабый; честный, значит недалекий; вежливый, значит манерный, бескорыстный – однозначно глупец.

Из-за диссонанса в основах, духовность общества падает, что выражается в личностной деформации человека, в подмене одних ценностей другими, ростом насилия, страдания. Уходят понятия «семьи», «любви», «взаимопонимания».

Каждый институт государства выступает со своей «правдой», в итоге разрушены первоначальные основы нравственности. У детей нет единого понятия, к чему надо стремиться. Утеряно направление, нравственный идеал, который лежит в основе саморазвития человека, и, следовательно, развития общества.

Трудно сказать, достижима ли единая духовность. Встречаются духовные лидеры, но что касается государства, то вопрос открыт. Государство строится на материальных составляющих: власть, деньги, доминантность, ложь, коварство. Невозможно всех воспитать идеальными, и хотя борьба за души людей ведется на всех уровнях государства (семья, школа, церковь, СМИ), массовых положительных успехов не наблюдается.

Так есть ли надежда на построение нравственного, духовного общества? Хочется верить, что есть, если каждый начнет строить его у себя в душе.

Каждый человек даже неосознанно знает, что такое нравственность. Психологи считают, что это выявление свободной воли каждого индивидуума, основанное на определенных принципах и морали. С момента принятия нами первого, самостоятельного решения, в каждом начинают формироваться личные, нравственные качества.

Что это — нравственность?

Современное понятие «нравственность» представляется каждому человеку по-своему, но несет один и тот же смысл. Формирование внутренних идей и решений в подсознании берет свое начало с нее, и на ней же строится социальное положение. Общество, в котором мы живем привыкло диктовать свои правила, но это не значит, что все обязаны следовать им, ведь каждый имеет право быть личностью.

Часто люди выбирают частичное отклонение от своих нравственных ценностей, в пользу шаблона и проживают свою жизнь по чужому примеру. Это приводит к некоторым разочарованиям, ведь можно потерять лучшие годы в поиске себя. Правильное воспитание с самого малого возраста дает большой отпечаток на дальнейшей судьбе человека. Учитывая, что такое нравственность, можно выделить некоторые качества, присущие ей:

  • доброта;
  • сострадание;
  • честность;
  • искренность;
  • надежность;
  • трудолюбие;
  • миролюбивость.

Нравственность и нравственные ценности

Наше общество все больше и больше стало считать, что — это пережиток прошлого. Для достижения своих целей, многие идут по головам и такие поступки полностью противоречат былым временам. Такое общество нельзя назвать здоровым и возможно, оно обречено на бессмысленное существование. К счастью, не все попадают в социальную воронку и честных и порядочных все же остается большинство.

Находясь в поиске смысла жизни, человек формирует свой характер, а еще воспитывает высокую нравственность. Все то, что вырастили в человеке родители, может со временем пропасть или поменяться в любую сторону. Окружающий мир корректирует былые ценности, восприятие и в целом отношение к себе и людям, для создания комфортного существования. Сейчас духовные изменения происходят с желанием заработать больше денег и стать финансово независимым.

Нравственность в психологии

И простые обыватели, и психологи имеют свое собственные понятия нравственности, со своей точки зрения, которые могут быть абсолютно разными и никогда не пересекаются, даже если очень похожи. Каждый из подвида берет свое начало во внутреннем мире человека, его воспитании и ценностях. Человеческая психика разделена специалистами на два общества, каждое из которых преследует свою цель:

  1. Коллективные ценности – это стадные инстинкты, которые своим миром могут объединиться против остальных.
  2. Сострадательные ценности – основаны на заботе о ближнем, во блага любому обществу.

Любая объективная нравственность настроена на нахождения себя, как социально обеспеченного, сформировавшегося человека. Психологи считают, что человек с рождения определяется в первую или вторую подгруппу, а контролируют это личности, проживающие с ним и воспитывающие его. В процессе взросления и самостоятельного восприятия мира, редко происходит перевоспитания. Если же такое все же случается, то люди, которые себя изменили имеют очень высокую силу духа и могут пройти через любые трудности, не изменяя себе.

Чем отличается мораль от нравственности?

Многие утверждают, что мораль и нравственность – это синонимы, но это заблуждение. Моралью принято считать систему, установленную обществом, регламентирующую взаимоотношения людей. Нравственность же, подразумевает следование своим принципам, которые могут отличаться от установок общества. Другими словами, моральные качества дает человеку общество, а нравственные устанавливает характер и личная психология.

Функции нравственности

Так как нравственность человека является явлением социальной и духовной жизни, то она обязана подразумевать под собой некоторые функции, которые люди выполняют поочередно. Сами того не подозревая, эти задачи всегда происходят в любом современном социуме и к счастью идут на пользу. Отказ от них влечет за собой одиночество и замкнутость, в дополнение к невозможности активно развиваться.

  1. Регулятивная.
  2. Познавательная.
  3. Воспитательная.
  4. Оценочная.

Каждая из них считается целью и возможностью духовного роста и развития. Учитывая, что такое нравственность, существование без этих функций совершенно невозможно. Общество помогает развиваться и расти только тем личностям, которые могут контролировать в себе возможности, порождающие эти цели. Нет необходимости специально им обучаться, все действия происходят автоматически, в большинстве случаев на благо.

Правила нравственности

Существует множество правил, которые характеризуют нравственность, и мы следуем им, практически не замечая того. Действуя на уровне подсознания, человек несет в мир свое настроение, достижения, победы и многое другое. Такие формулировки очень плотно воплощают то, что значит нравственность, во всех ее воплощениях. Отношения в мире должны брать за основу взаимность, для комфортного существования.

Принимая данные условия, человек может научиться быть добрее, общительнее и отзывчивее, а общество, состоящее из таких людей будет подобно идеалу. Некоторые страны добиваются такого положения, и у них значительно снижается количество преступлений, детские дома закрываются за ненадобностью и так далее. Помимо золотого правила, можно учитывать и другие, такие как:

  • искренние разговоры;
  • обращение по имени;
  • уважение;
  • внимание;
  • улыбка;
  • добродушие.

Как звучит «золотое» правило нравственности?

Основой мира и культуры является золотое правило нравственности, которое звучит как: поступай с людьми так, как хотел бы, что бы поступали с тобой или, не делай другому то, чего не хочешь получить себе. К сожалению, не у всех получается следовать этому, и от этого растет число преступлений и агрессии в обществе. Правило подсказывает людям как вести себя в любых ситуациях, стоит лишь задать себе вопрос, как бы ты хотел? Самое главное, что решение проблемы не диктует социум, а сам человек.

Нравственность в современном обществе

Многие считают, что мораль и нравственность современного общества сейчас сильно упала. Впереди планеты всей идут , которые превращают людей в стадо. На самом деле, добиться высокого финансового положения можно и не потеряв нравственности, главное умение широко мыслить и не ограничиваться шаблонами. Многое зависит и от воспитания.

Современные дети практически не знают слова «нет». Получая все, что захочешь с самого раннего возраста, человек забывает про самостоятельность и теряет уважение к старшим, а это уже падение нравственности. Для того чтобы попытаться что-то изменить в мире, необходимо начать с самого себя и только тогда появится надежда на возрождение нравственности. Следуя добрым правилам и обучая им же своих детей, человек сможет постепенно изменить мир до неузнаваемости.

Воспитание нравственности

Это необходимый процесс современного общества. Зная, как формируется нравственность, можно всецело надеяться на счастливое будущее наших детей и внуков. Воздействие на человеческую личность людей, которые считаются для него авторитетами, формируют в нем своеобразные качества, которые максимально влияют на его дальнейшую судьбу. Стоит помнить, что воспитание – это только начальная стадия становления личности, в дальнейшем, человек в силах самостоятельно принимать решения.


Духовность и нравственность

Два абсолютно разных понятия очень часто пересекающихся между собой. Сущность нравственности заключается в добрых делах, уважении и так далее, но никто не знает, для чего они делаются. Духовная доброта, подразумевает не только добрые дела и поведение, но и чистоту внутреннего мира. Нравственность видна всем и каждому, в отличие от духовности, которая является чем-то сокровенным и личным.

Нравственность в христианстве

Похожее сочетание двух понятий, но все с тем же разным значением. Нравственность и религия ставят перед собой общие цели, где в одном случае есть свобода выбора действий, а в другом полное подчинение правилам системы. Христианство имеет свои нравственные цели, но отступаться от них, как и в любых других верах запрещено. Поэтому обращаясь в одну из религий, нужно принять их правила и ценности.

Обычно слова мораль и нравственность выступают взаимозаменяемыми, их часто используют в качестве синонимов. Но что же вкладывают в понятие нравственности? Термин «нравственность» — это выявление свободной воли, то есть внутренняя установка личности, фундаментом для которой служит ряд норм, идей и принципов. Она способна определить то, как себя будет вести в той или иной ситуации человек.

Дело в том, что нравственные качества формируются ежедневно и каждую минуту и с момента принятия непосредственного решения. Можно смело говорить о том, что уровень нравственности напрямую зависит от того из какой страны прибыл человек, какового его отношение к себе и людям. Общество выделяет свои собственные идеалы, и предлагает на них равняться. Но ведь каждый человек в первую очередь это личность, и он не вышел совсем недавно из инкубатора, поэтому должен обязательно иметь своё собственное мнение.

Какими бывают нравственные ценности?

У каждого гражданина страны обязательно должен быть в голове свой собственный шаблон и воплощение ценностей, которые можно назвать необычным. Не существует правильного решения, у каждого человека свой собственный путь и осознание того, в каком направлении стоит осуществлять движение и с чего именно следует начать свой путь. Дело в том. что каждый человек пытается неосознанно повторить поступок или даже судьбу другого человека. Просто в этом заключается психология каждого из нас, мы склонны принимать шаблонные решения, которые часто становятся разочарованиями. И в творческие годы приходится совсем нелегко, ведь человек, по сути существо очень ранимое и часто теряется в той или иной ситуации, пытаясь найти из неё выход. Преданность в одно мгновение превращается в лицемерие , а доброта становится обманом.

А как же нравственность? Что подразумевается под этим понятием? Неужели это само понимание жизни и оценка поступков не только собственных, но и других людей? Это, по сути, особый выбор, по совести, который совершает человек с одной стороны осознанно, но с другой стороны – нет.

Характеристика нравственности

Можно ли одной точной формулировкой охарактеризовать понятие «нравственность»? Если и есть такой термин, но обязательно стоит выделить его ключевые качества, позволяющие описать слово. В категорию нравственных качеств заносят: честность, доброту, искренность, порядочность, вежливость и самое главное – сострадание. Каждый человек может отыскать в этом ряду качества, которыми он обладает. Не забывайте о том, что существует ещё и любовь, с уважением и взаимопонимание. Как гласит одна народная мудрость, что не существует настоящей любви без взаимного уважения. Прямо сейчас можно рассмотреть данный термин на примере отдельных профессий, и можно отметить, что судья – это справедливость, солдат – смелость, а для врача самое главное качество это сострадание. Есть ли возможность с помощью каких-то рычагов добиться проявления этих качеств у взрослого человека или же у ребёнка? Благодаря воспитанию вы можете это сделать, только вот нравственное воспитание можно назвать сложным и в то же время необычайно целенаправленным процессом, в котором не разрешается допускать какие-либо паузы. Вы либо воспитываете человека каждый день, либо же не воспитываете его совсем. Это и есть тесное взаимодействие между воспитанником и человеком, который называет себя воспитателем.

Как формируется нравственность личности?

У педагога должны быть те самые нравственные качества, которые были перечислены выше. Чтобы воспитать нравственную личность понадобится колоссальное количество времени, терпение и не каждому педагогу такое под силу. Вы можете задать вполне логичный вопрос, почему же? Просто каждый убеждён в том, что именно его методика является максимально действенной, но в таком деле лучше не проводить какие-либо эксперименты. Для таких людей новое часто бывает недоступным, но только благодаря комбинированию нескольких методик можно добиться необходимого результата. Воспитатель в первую очередь должен следить за собой и подавать личностный пример в различных жизненных ситуациях.

Следует для примера разбирать каждую отдельную ситуацию, разъяснять и растолковывать с точки зрения применяемых методов. Не забывайте о том, что существует ряд возрастных особенностей личности и должна быть особая готовность к восприятию той либо же иной информации, проведению анализа, а также её понимания. Нравственность есть у каждого, в том или ином проявлении. Только вот у кого-то она «спит» крепким сном, а у кого-то нет, и разбудить её может каждый. Способов для этого найдётся множество, необходимо постараться уделить особое внимание поведению человека.

Мораль и нравственность

Обычно мораль ставят в один ряд с нравственностью, поэтому их часто используют в качестве синонимов и большинство людей, даже и не пытается рассмотреть в этих двух понятиях какую-то разницу. Мораль это ряд определенных принципов, а также стандартов поведения других людей, которые в различных ситуациях были выработаны социумом. Мораль является общественной точкой зрения и если человек пытается следовать установленному ряду правил, его можно охарактеризовать как морального человека. С другой стороны, если же игнорирует правила морали, тогда его поведение характеризуется как аморальное.

Стоит упомянуть также о том, что сейчас любая религия призывает каждого человека почитать ряд основных нравственных ценностей. Но только в обществе всё равно во главе стоит свобода и право человека, поэтому некоторые заповеди постепенно утратили свою актуальность. Мало кто раз в неделю хотя бы ходит в церковь и отдаёт дать служению Господу. Сумасшедший ритм жизни и насыщенный график порой не позволяет вырваться из этих тисков. Под таким углом можно смело рассматривать каждую из заповедей. В силе остаются классические для каждого из нас ценности, которые напрямую касаются ценностей имущества и жизни человека.

Нравственность термин, чаще всего употребляющийся в речи и литературе как синоним морали, иногда этики. В более узком значении нравственность это внутренняя установка индивида действовать согласно своей совести и свободной… … Википедия

Термин, употребляемый, как правило, синонимично термину «мораль», реже «этика». Так же как «этика» в греч., «мораль» в лат., «Sittlichkeit» в нем. яз., рус. слово «Н.» этимологически восходит к слову «нрав» (характер). В языках, где употребля … Философская энциклопедия

Упадок нравственности.. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. нравственность мораль, этика; моральный кодекс, этические нормы, честность, целомудрие, педагогичность,… … Словарь синонимов

НРАВСТВЕННОСТЬ, нравственности, мн. нет, жен. (книжн.). 1. Совокупность норм, определяющих поведение человека. «В основе коммунистической нравственности лежит борьба за укреплепие и завершение коммунизма.» Ленин. 2. Самое поведение человека.… … Толковый словарь Ушакова

Нравственность — ценностная структура сознания, общественно необходимый способ регуляции действий человека во всех сферах жизни, включая труд, быт и отношение к окружающей среде. В широком смысле слова нравственность особая форма общественного сознания и вид… … Официальная терминология

См. Мораль … Большой Энциклопедический словарь

НРАВСТВЕННОСТЬ, и, жен. Внутренние, духовные качества, к рыми руководствуется человек, этические нормы; правила поведения, определяемые этими качествами. Человек безупречной нравственности. | прил. нравственный, ая, ое. Н. кодекс человека.… … Толковый словарь Ожегова

См. Этика (Источник: «Афоризмы со всего мира. Энциклопедия мудрости.» www.foxdesign.ru) … Сводная энциклопедия афоризмов

См. МОРАЛЬ. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 … Энциклопедия социологии

нравственность — регулирующая функция человеческого поведения. Согласно З. Фрейду, ее сущность сводится к ограничению влечений. Словарь практического психолога. М.: АСТ, Харвест. С. Ю. Головин. 1998 … Большая психологическая энциклопедия

Нравственность — система ценностей и предписаний, предназначенная для регулирования действий человека; вырабатывается обществом и отражает интересы общества, то есть других людей; попытки государства внедрить в общество нравственность, оптимизированную под… … Мир Лема — словарь и путеводитель

Книги

  • , Артемов Вячеслав Михайлович, Разин Александр Владимирович, Рыбаков Олег Юрьевич. В сборнике научных трудов публикуются материалы на основе докладов участников Международной научно-практической конференции «Нравственность и право: реальность и перспективы взаимодействия»,…
  • Нравственность и право. Реальность и перспективы взаимодействия. Сборник научных трудов , Артемов В.. В сборнике научных трудов публикуются материалы на основе докладов участников Международной научно-практической конференции 171;Нравственность и право: реальность и перспективы…

«Нравственность вообще есть неискоренимое стремление человеческого духа оценивать сознательно-свободные действия и состояния человека, на основании врожденной духу человеческому идеи добра, выразительницею которой является совесть» (В. Борщановский)

О, нравственность, непреложный внутренний закон добропорядочной жизни, не изобретённый человеком, а данный человечеству свыше.

О, нравственность, неизменная основа человечности, неписаный кодекс человеческих отношений на основе взаимной любви, ответственности и справедливости, действующий через совесть.

О, нравственность, суть Евангелия, неотъемлемое свойство христианской души и основное качество христианского духа, что известно о тебе современному человечеству, переживающему бурный расцвет информационных технологий на фоне заката нравственности, духовности и подлинно человеческой культуры?

К сожалению, следует честно признать, что о нравственности в истинном, т.е. сущностном значении этого понятия, а точнее целой категории, современному человеку известно очень мало и прежде всего потому, что подлинное значение категории нравственности в настоящее время уже очень сильно искажено.

На сегодняшний день в общественном и индивидуальном сознании имеет место по большей части изменённое и выхолощенное понятие нравственности , которое отражает исключительно поверхностную сторону данной категории, а не глубинную суть.

Говоря о кризисе нравственности в современном информационно-технократическом обществе, проявлениями чего являются многочисленные формы зависимостей (аддикций), кризис института традиционной семьи, гендерные и ювенальные проблемы и противоречия, утрата смысла жизни, стрессы, депрессии, суицидальные проявления и т.д., нельзя не коснуться такой стратегически важной темы, как нравственность.

О нравственности и важности формирования у человека нравственного самосознания и мировоззрения, выражающегося в качествах коллективизма, ответственности, патриотизма, гуманизма, готовности к служению и выполнению гражданского и человеческого долга говорят сегодня многие, если не все.

Важность такой категории, как нравственность сегодня ни у кого не вызывает сомнений, поскольку это базовая или системообразующая категория личностного характера, которая является своего рода когнитивным фундаментом и базисом для формирования нравственной личности, как социально ориентированной, ценностно определённой и граждански здравой.

Можно смело говорить о том, что категория нравственности является одной из важнейших характеристик человеческой личности, которая как осознанно, так и неосознанно, стоит на страже когнитивного и душевно-духовного здоровья человека, олицетворяя собой, не что иное, как человеческое совершенство или совершенство человеческого образа в его духовной, социальной и личной направленности. Под духовной направленностью понимаются, как сугубо религиозный, так и общемировоззренческий аспекты нравственной личности, являющейся олицетворением гуманизма, человечности, социальной справедливости и безусловной любви.

В данной связи можно смело утверждать о том, что именно нравственность является единственной альтернативной алчности и человеческого эгоизма и по существу фактором, обеспечивающим не просто баланс эгоизма и жертвенности, а всю внутреннюю конфигурацию и архитектуру человеческой личности – либо эго ориентированной, либо нравственно ориентированной.

Ни для кого из специалистов по духовно-воспитательной работе сегодня не секрет, что нравственность – это единственно правильная основа для выработки у человека наиболее правильного в ценностном отношении социально-ориентированного, т.е. гражданского сознания, мышления и мировоззрения, которое и именуется нравственным.

Вот, собственно, почему наличие в сознании человека, прежде всего нравственных, а точнее духовно-нравственных установок, принципов и критериев, является по существу самой главной характеристикой личности, её защитой и гарантией её социального, психического и душевного здоровья. Можно сказать, что именно нравственность отвечает за внутреннюю готовность человека не только к потреблению и стяжательству, но и выполнению человеческого и гражданского долга.

В то же самое время в системе общественного и индивидуального сознания по отношению к категории нравственности в настоящее время имеет место глубокий понятийный вакуум. В силу целого ряда обстоятельств политического, идеологического и социально-экономического характера понятие нравственности за последние десятилетия очень сильно обесценилось, но самое удручающее то, что оно уже практически утратило свой изначальный и сущностный (иконичный) смысл.

Такие избитые идеологами формулировки, как нравственное совершенствование / развитие / воспитание / формирование / укрепление / становление и т.п. (всесторонне и гармонично развитой личности), использованные на протяжении многих лет настолько замылили суть этого понятия, что оно фактически стало нарицательным или в лучшем случае отражением формальной моральности или идеологической правильности. При этом внутренняя и глубинная, т.е. духовная и энергийная сторона понятия нравственность , не просто исказилась, а практически потерялась.

Для подтверждения этой ситуации, достаточно взять наиболее авторитетные голоссарии, дающие сегодня определение нравственности:

С.Ю. Головин. Словарь практического психолога, 1998 г.

  • – Регулирующая функция человеческого поведения. Согласно З. Фрейду, ее сущность сводится к ограничению влечений.
  • – Общая тенденция вести себя, таким образом, который соответствует моральному кодексу общества. Этот термин означает, что такое поведение.

Оксфордский толковый словарь по психологии под ред. А.Ребера, 2002 г. – Принципы или модели поведения, которые являются проявлениями принципов, оцениваемые с точки зрения их правильности или неправильности.

Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Словарь конфликтолога, 2009 г.

Жмуров В.А. Большая энциклопедия по психиатрии, 2-е изд. 2012 г.

  • – (общеславянское, ср. лит. «noras» – воля, желание, хотение) – Общая тенденция вести себя, таким образом, который соответствует моральному кодексу общества. Этот термин означает, что такое поведение произвольно; тот, кто повинуется этому кодексу против своего желания, не считается нравственным.

Свободная электронная энциклопедия Википедия, 2013 г.

  • – термин, чаще всего употребляющийся в речи и литературе как синоним морали, иногда – этики. В более узком значении нравственность – это внутренняя установка индивида действовать согласно своей совести и свободной воле – в отличие от морали, которая, наряду с законом, является внешним требованием к поведению индивида.

Словарь терминов по общей и социальной педагогике, А.С. Воронин – ‎2006 г.

  • – особая форма общественного знания и вид общественных отношений, один из основных способов регуляции действий человека в обществе с помощью норм. В отличие от простых норм или традиции, нравственные нормы получают обоснование в виде идеалов добра и зла, должного, справедливости и т. д.(1) Система внутренних прав человека, основанная на гуманистических ценностях доброты, справедливости, порядочности, сочувствия, готовности прийти на помощь. (2)

Большой энциклопедический словарь, 2000 г.

Словарь Ожегова, «Азъ» , 1992 г.

  • – Внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек, этические нормы; правила поведения, определяемые этими качествами.

Определение словаря практического психолога сводит нравственность по З. Фрейду к ограничению влечений, хотя очевидно, что любое ограничение и самоограничение должно иметь под собой какой-то осознанный и практический смысл.

Определение Оксфордского толкового словаря А. Ребера сводит нравственность к общественному моральному кодексу или общественной оценке правильности или неправильности, но ведь известно, что понятия морали могут существенно разниться в различных обществах и социальных системах (буржуазная мораль, пролетарская мораль, исламская мораль, светская мораль и т.д.).

Определение словаря конфликтолога А.Я. Анцупова напрямую соотносит нравственность с моралью, подразумевая их полную тождественность, хотя очевидно, что мораль имеет гораздо большее отношение к внешним формам поведения человека (социальному приличию), тогда как нравственность имеет гораздо большее отношение к внутренним установкам человека (направленности совести и воли).

Большая энциклопедия по психиатрии Жмурова В.А. сводит нравственность опять же к моральному кодексу общества, исключая любые другие аспекты. Несколько более точную формулировку, связанную с действием совести, даёт Википедия.

Ещё более глубокое определение даёт словарь терминов по общей и социальной педагогике, приравнивая нравственность к особой форме общественного сознания, не расшифровывая при этом типа общества и его доминирующей идеологии.

И, пожалуй, наиболее глубокое определение нравственности даёт Словарь Ожегова, который напрямую соотносит нравственность с глубоко внутренними духовными качествами человека, как институциональными.

Можно и далее приводить определения нравственности из других более или менее авторитетных источников и голоссариев, но суть вопроса остаётся неизменной. В системе общественного сознания и его социальных институтов нет единого и верного понимания категории нравственности , как институциональной и определяющей саму природу и направленность человеческой личности.

Для любого образованного и просвещённого человека совершенно очевидно, что по существу ни одно из приведенных выше т.н. профессиональных определений нравственности не соответствует его подлинному значению и смыслу, как установочному и институциональному, т.е. определяющему характер и направленность человеческой личности.

Именно в этом досадном противоречии, собственно, и заключается основная проблема формирования, развития и укрепления института нравственности , поскольку изначально отсутствует верное представление о самом предмете и категории нравственности.

Если попытаться разобраться в причинах этого явления, то мы неизбежно придём к тому, что причины эти носят глобальный характер, который связан с изменением за последние годы самой модели человеческого мышления. Речь идёт о смещением вектора общественного и индивидуального сознания с глубинных и сущностных (духовных и энергийных) категорий и ценностей на поверхностные, конъюнктурные и рациональные (потребительские).

Именно поэтому в понимании категории нравственности была утрачена изначальная глубина, свойственная самой человеческой природе, как трёх составной – телесно-душевно-духовной.

Говоря другими словами, понятие нравственности , изначально имевшее отношение к характеристике самого человеческого духа (его энергетике), было сведено вначале к моральной стороне (душевной), а затем к сугубо внешней и формальной стороне социального приличия.

При этом сущностная (духовная) сторона категории нравственности попросту выпала из поля зрения и контекста психологического исследования.

Таким образом, категория нравственности, лишившись самого главного сущностного (духовного) содержания и основы, олицетворяет собой в настоящее время искажённый термин, отражающий внешнюю и сугубо поверхностную сторону данной категории.

Важность этой частично утерянной, а частичено искажённой основы категории нравственности опасно недооценивать, поскольку во все времена она была для людей наиважнейшей, как определявшей саму человечность в её подлинном духовно-нравственном смысле, а не хищническом.

Говоря другими словами, во все времена люди знали о том, что всё подлинно человеческое всегда нравственно , как отвечающее нравственному Образу и Подобию, и наоборот, всё безнравственное не соответствует человеческому Образу и Подобию.

Для исследования существа понятия нравственность обратимся к его этимологии.

Само понятие нравственность происходит от слова «нрав» или «норов» (noras) .

«Ум и нрав слитно образуют Дух» (Толковый словарь Даля).

Это значит, что «нрав» является не только настройкой ума, но и формой выражения человеческого духа. Именно нрав через нравственность задаёт уму совершенно конкретную направленность и определяет его состояние: динамичность, реакцию, гибкость, утончённость, изощрённость, благожелательность, склонность к чему либо (к добру или злу) и т.д.

В данной связи можно сказать, что по отношению к человеческому духу, как выражению и проявлению ума, «нрав» является как бы неким «модулятором», который придаёт духу человека совершенно определённые свойства и характеристики. В одном случае (при одном типе нрава) дух, как направленность личности, может быть олицетворением самой добродетели, а в другом случае (при другом типе модуляции нрава), дух и направленность человека может быть олицетворением демонизма и зла.

В данной связи модулирующая функция человеческого нрава, способная задавать направленность всей системы сознания (когнитивной сферы), является принципиально важной, как для личности, так и для социума по той причине, что именно она и определяет в конечном счёте направленность по отношению к добру и злу, как отдельной личности, так и самого социума.

Хорошо известно каким бывает нрав человека – тихим и шумным, кротким и буйным, смиренным и гордым, терпеливым и вспыльчивым, праведным и лукавым, бесхитростным и коварным, неприхотливым и капризным, покладистым и своенравным, добродетельным и демоническим и т.д.

Как можно заметить из этого перечня, нрав человека является, не чем иным, как системой внутренних установок , которая включает и активизирует в сознании те или иные качества (энергии) человеческой личности, формируя их движение (течение), которое и определяет общий характер направленности личности. Можно сказать более того – нравственность фактически выступает в структуре личности совершенно определённым коммутатором отдельных разрозненных качеств и энергий, преобразуя их в направленность личности.

Вот почему установки нрава личности являются установками активизации (включения) тех или иных качеств (энергий) личности, которые и определяют её характер.

В данной связи по аналогии с информатикой становится понятно, что меняя те или иные характеристики нрава человека, можно менять (модулировать) характер и направленность самой человеческой личности. Вот почему категории человеческого нрава (и нравственности ) во все времена уделялось такое важное и первостепенное значение, ведь она по существу определяла сам «БИОС» или институциональность человека, как личности.

Категории нрава, как системе группировки базовых качеств сознания и установок личности, очень не просто найти аналогию среди известного. Тем не менее, очевидно, что нрав или «норов» в конечном счёте создаёт какую-то свою особую уникальность и неповторимость личности человека (направленности его ума и духа), которая есть результат коммутации и уникального слияния целого ряда различных качеств, как положительных, так и отрицательных, которые, смешиваясь между собой, в итоге и создают неповторимый нрав. Таким образом, нрав человека можно считать неповторимым сочетанием или сплавом отдельных качеств человеческой личности.


Букеты цветов, как символы разных нравов

В самом грубом приближении нрав можно соотнести с цветом и ароматом «букета цветов», который может иметь свою неповторимую индивидуальность в зависимости от тех отдельных качеств (цветков), которые его составляют.

Различия между этими букетами цветов, символизирующих различные человеческие нравы, наглядно демонстрируют то, как могут разниться между собой и человеческие нравы, собранные из совершенно различных качеств личности и энергий, как отдельных цветов.

В данной связи сам факт наличия различных типов человеческого нрава – от откровенно порочных до глубоко добродетельных (нравственных), резонно поднимает вопрос о том, а может ли существовать некий эталонный тип человеческого нрава, который может выступать Образом совершенной человечности, т.е. совершенной нравственности ?

Для ответа на данный вопрос нужно рассмотреть интегральную схему нравственности через призму духовности и морали.

Как видно из данной схемы, нравственность занимает промежуточное положение между духовностью и моралью. Другими словами, невыразимые нетварные энергии Создателя, транслируемые посредством ума, чувства и воли, на уровне сердца преломляются в божественные заповеди или основополагающие принципы высшего духовно-нравственного закона (Закона Божьего) и уже далее на общественном (социальном) уровне обретают формы норм морали, как общепринятых норм поведения и жизни.

Таким образом, высшим уровнем по отношению к категории нравственности является духовный уровень, где в роли нравственности выступает совесть, как голос Божий в сердце человека.

Именно по этой причине залегания основ нравственности на уровне духовности парадигма рациональной психологии не знает ответа на вопрос о природе эталонного нрава. И только парадигма нравственно-ориентированной христианской психологии даёт ответ на этот вопрос, поскольку категория христианской нравственности как раз и является ключевой в христианской психологии.

Как уже наверняка догадался читатель, эталон или Образ совершенной нравственности , которая бы олицетворяла подлинную человечность в её эталонном и исключительно добродетельном качестве, непременно, существует. Этим Образом совершенной нравственности , вне всяких сомнений, является образ Богочеловека – Иисуса Христа, явившего Собой миру эталон человеческой нравственности , как воплощение совершенной добродетели.

Говоря о нраве, как проявлении нравственности человека, можно сказать, что он имеет бессознательный характер, поскольку сами установки нравственности залегают на достаточно глубоком уровне индивидуального бессознательного. Как направленность сферы сознания личности, нрав выступает по существу результирующим фактором действия многих институциональных структур сознания и сил. Среди этих установок и сил можно выделить и страсти и добродетели, которые и определяют общее состояние всей когнитивной сферы.

Самым удивительным в категории нрава и нравственности является то, что на установки нравственного кодекса личности, которые аналогичны установкам «БИОС-а» компьютера, можно оказывать соответствующее воздействие, т.е. можно их целенаправленно изменять и модулировать.

Как видно из представленной схемы, по мере изменения соотношение страстей и добродетелей, нрав человека может из страстного состояния постепенно переходить к бесстрастному (добродетельному).

Таким образом, нрав есть не что иное, как результат группировки в системе сознания наиболее характерных качеств человеческой личности, которые представляют собой соответствующие энергии страсти и добродетели, уникальное сочетание которых и придаёт личности человека совершенно особую и неповторимую окраску.

Говоря другими словами, нрав человека – это конечный сплав всех энергий его сознания (когнитивной сферы), проявляющийся в конкретном состоянии и направленности его ума и духа.

Любопытно то, что понятие нрава, как особого состояния духа, может иметь отношение не только к отдельной личности, но и к любой относительно устойчивой человеческой общности – группе людей, роду, племени или народу, как форме слияния отдельных нравов в некий общий или коллективный нрав или дух. В этом случае кллективный нрав или дух того или иного социума является формой отражения социальной идентичности и этнокультурной неповторимости.

В этом отношении ни для кого не секрет, что некоторые народы мира имеют совершенно неповторимый и уникальный нрав , который нельзя спутать ни с каким другим.

Как уже было сказано ранее, категория нрава (как индивидуального, так и коллективного), является в известной мере регулируемой и модулируемой посредством соответствующих механизмов и технологий. Глядя на то, как в настоящее время идёт процесс вырождения отдельных наций и культур, а также процесс вытеснения и замещения одних культур другими, можно смело говорить о том, что нрав отдельного человека и человечества в целом претерпевает в настоящее время активные изменения.

К большому сожалению те изменения, которые сегодня происходят в области индивидуального и коллективного нрава (нравственности ), носят глубоко негативный и порочный характер. Можно смело утверждать, что в настоящее время в мире идёт активный процесс разложения индивидуальной и коллективной нравственности (а значит и духовности) через разложение индивидуальных и коллективных нравов. В основе этого разложения лежит, прежде всего, свобода человеческого эгоизма, как основы страстности, который тяготеет к вседозволенности, бесконтрольности и жажде бесконечных удовольствий, поскольку не может мириться ни с какими ограничениями и самоограничениями.

В этом глобальном процессе разложения человеческой нравственности можно чётко усмотреть взаимодействие двух глобальных сил и доктрин – христианской, стоящей на защите нравственности , и неолиберальной, стоящей на защите свободы эгоизма.

Если попытаться определить, что лежит в основании понятия нравственности , то мы неизбежно придём к понятию высшего нравственного закона, как фундаментальной основы всего бытия, имеющей не стихийный, а глубоко нравственный характер.

Иными словами понятие нравственности берёт своё начало из фундаментального духовно-нравственного закона бытия (Закона Божьего), который является един для всего мироздания. Вот почему нравственность – это отражение по сути самой божественности и качества Самого Бога, как в высшей степени нравственного ума и духа.

Из этого глубинного и сущностного смысла нравственности , как характеристики Бога и высшего закона бытия, совершенно естественно вытекает то обстоятельство, что именно нравственность должна быть основополагающей характеристикой самого человека, созданного по Образу и Подобию.

Таким образом, смысл понятия человеческой нравственности заключается в соответствии нрава и духа человека критериям высшего нравственного закона.

Если это соответствие нрава и духа человека критериям высшего нравственного закона (Закона Божьего) имеет место, то такого человека можно назвать в полной мере нравственным и отвечающим критериям подлинной человечности.

Если же нрав и дух человека не соответствует критериям высшего нравственного закона (Закона Божьего), то такого человека можно назвать безнравственным или своенравным, не отвечающим заданным свыше критериям подлинной человечности.

Таким образом, именно нравственность является по существу самой главной и фундаментальной характеристикой подлинной человечности и человеческого образа с точки зрения норм и критериев высшего нравственного закона (Закона Божьего).

Иными словами с психологической точки зрения нравственность можно соотнести с неким эталонным набором внутренних установок, которые представляет собой совершенный кодекс подлинно человеческих норм жизни и принципов поведения, обеспечивающих его носителю возможность устойчивого роста и развития в гармонии и счастье в соответствии с высшим предназначением.

Таким образом, нравственность – это совершенно уникальный набор отдельных «нравов», как базисных установок подлинной человечности в соответствии с высшим духовно-нравственным законом (Законом Божьим).

Как уже говорилось ранее, в современных источниках информации наряду с понятием нравственности можно очень часто встретить и понятие морали , которое в ряде источников ошибочно представляется в качестве синонима нравственности . Вместе с тем, мораль и нравственность – это далеко не одно и то же, как нравственность и духовность. С точки зрения тримерного устройства человека (тело, душа, дух) категории мораль, нравственность и духовность представляют собой разные уровни преломления высшего нравственного закона (Закона Божьего).

Мораль (от лат. moralis – касающийся нравов) – это производный от нрава и нравственности и наиболее поверхностный уровень проявления высшего духовно-нравственного закона, как форма нормативной регуляции нравственности в человеческом обществе. Понятие морали связано в большей степени с аспектами упорядочивания и регулирования нравов общества (социума) посредством соответствующих норм, правил, традиций и принципов. Иными словами, мораль – это более внешний и принятый в данном социуме к исполнению свод норм и социальных правил регулирования поведения, который всегда подразумевает наличие внешнего оценивающего субъекта и соответствующего института морали (других людей, общество, церковь и т.д.). Нормы морали при этом могут человеком и не разделяться (при внешний видимости их соблюдения).

в отличие от морали – это внутренний и глубоко личностный закон добровольного исполнения человеком тех или иных обязательств и норм высшего духовно-нравственного закона (Закона Божьего) без внешнего оценивающего . Таким образом, нравственность институционально гораздо глубже морали, поскольку исходит не из формального закона, а из самой совести и благой воли человека.

Духовность – это ещё более глубокая (высокая) категория, как мера причастности человека не только к самому духовно-нравственному закону, но и к Богу, как мера обожения или уподобления человека Богу.

Таким образом, мораль – это в большей степени мера внешней социальной благопристойности и добропорядочности телесного уровня, нравственность – это мера внутренней и глубоко личностной порядочности и человечности душевного уровня, а духовность – мера богоподобия духовного уровня.

Вот почему для телесного уровня (морали) на котором находится всё человечество именно нравственность является высшей мерой нашей человечности и добропорядочности на Земле, определяющей нашу добродетельность, тогда как сама нравственность определяется высшей духовностью. Там, где связь – мораль – нравственность – духовность имеет место, имеет место высший божественный порядок регулирования жизни на основе высшей любви и высшей справедливости.

Не сложно догадаться, что этот принцип и эта связь имеет место и соответствует в наибольшей степени христианской культуре и традиции, давшей миру золотое правило нравственности:

«Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки.» (Мф.7:12)

Продолжая исследование категории нравственности , следует обязательно упомянуть о том, что духовно-нравственная основа человека была предметом изучения не только мистиков, философов и богословов. Все социальные реформаторы, идеологи и известные политики также весьма активно стремились постичь природу категории нравственности для создания соответствующих нравственно-ориентированных социальных доктрин наиболее совершенного в нравственном отношении устройства и организации человеческого общества.

Многим из них категория нравственности представлялась не просто инструментом формирования идеальной личности, имеющей гражданский тип мышления и морали, а своего рода «матрицей» для построения идеального гражданского (высоко нравственного) человеческого общества в котором коллективные ценности будут превалировать над личными.

Именно поэтому все величайшие реформаторы, создавая социальные доктрины и модели социальных систем, усиленно стремились заложить в них тот или иной шаблон нравственности , чтобы на её основе создать наиболее совершенную социальную идеологию нравственности , как идейную основу максимально правильных социальных отношений. Для наглядности можно исследовать соответствующие подходы к решению этого вопроса идейных вдохновителей и идеологов двух величайших держав мира и социальных систем – США и СССР.

Не многие сегодня знают о том, главный документ о нравственности в США под названием Библия Джефферсона или «Жизнь и нравственное учение Иисуса из Назарета» 1895 г., положенный в основу «Декларации независимости» от 4 июля 1776 г. и Конституции 1787 г. (Билль о правах) представляет собой уникальный свод нравственных принципов, лежащих в основе американской идеологии и философии.

Уникальность этого нравственного кодекса состоит в том, что во-первых, он списан Джефферсоном с Евангелия, а во-вторых, списан не дословно, а переработан рационально с устранением всех духовных артефактов, подтверждающих бочеловеческую природу Спасителя.

Говоря другими словами, Библия Джефферсона – это по сути искажённое изложение Евангелия без главных духовных артефактов, т.е. без каких-либо упоминаний о божественности и божественном происхождении Иисуса Христа. Все духовные артефакты, связанные со схождением Святого Духа и непорочным зачатием, преображением, воскресением и вознесением Христа в Библии Джефферсона просто отсутствуют, причём, с одной целью – утвердить приоритет социальных принципов и рационально-прагматичных отношений, над духовными.

Проще говоря, Иисус Христос по мнению Джефферсона и по-американски, соответственно, – это не Бог, а обычный социально озабоченный глубоко нравственный «человек», заботящийся о нравственности в аспекте социальной справедливости, равноправии и свободе. Нет сомнений в том, что Томас Джефферсон искренне считал Иисуса Христа одним из величайших учителей нравственности в мире, но ведь это только малая часть всей правды.

Второе не менее удивительное открытие, связанное с использованием категории нравственности , можно сделать, изучив внимательно главный документ о морали и нравственности в СССР – «Моральный кодекс строителя коммунизма» , не один десяток лет, вдохновлявший советских людей на выдающиеся подвиги и социальные достижения. «Моральный кодекс строителя коммунизма» представляет собой свод базовых принципов коммунистической морали и нравственности , который вошел в текст Третьей Программы КПСС, принятой XXII съездом (1961). Вот их перечень:

  1. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма.
  2. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест.
  3. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния.
  4. Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов.
  5. Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного.
  6. Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми: человек человеку друг, товарищ и брат.
  7. Честность, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.
  8. Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.
  9. Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.
  10. Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязни.
  11. Нетерпимость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.
  12. Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами.

Любой человек, знакомый с христианской культурой и традицией, может обнаружить в этом моральном кодексе строителя коммунизма очень много подлинно христианских и православных принципов. Знатоки Евангелия при этом сразу же отметят для себя очевидную корреляцию этих принципов с принципами всё той же Нагорной проповеди Иисуса Христа.

Для наглядности можно привести структурную схему Нагорной проповеди:

  1. – необходимость проявления любви (Мф. 22:37-40)
  2. – стремление к совершенству (Мф 5, 3-12),
  3. – необходимость нести в мир свет истинной веры (Мф 5, 13-16),
  4. – о непреложности и неотвратимости высшего закона (Мф 5, 17-20),
  5. – необходимость сохранения дружбы (Мф 5, 21-22),
  6. – необходимость поддержания мира (Мф 5, 23-26),
  7. – необходимость соблюдения верности в семейных отношениях (Мф 5, 27-28),
  8. – необходимость проявления бдительности и строгости к себе (Мф 5, 29-30),
  9. – запреты на разводы, всевозможные клятвы и проявление мести (Мф 5,31-39),
  10. – запреты на лицемерие, скупость и немилосердие (Мф 5, 40-48),
  11. – необходимость прощения (Мф 6, 14-15),
  12. – запрет на проявление алчности и корысти (Мф 6, 19-21),
  13. – запрет на осуждение ближних (Мф 7, 1-5),
  14. – необходимость благоговейного отношения к знанию и вере (Мф 7, 6),
  15. – необходимость проявлять усердие и настойчивость (Мф 7, 7-11),
  16. необходимость строго и неукоснительно придерживаться христианского вероучения (Мф 5, 13-14),
  17. – осознание ответственности за несоблюдение высшего закона (Мф 7, 21-37)

Анализируя два этих перечня основных нравственных принципов, изложенных в Моральном кодексе строителя коммунизма и в «Нагорной проповеди», можно отчётливо увидеть их общую морально-этическую основу, базирующуюся на ключевых принципах христианской нравственности.

Таким образом, обе мировых доктрины (США и СССР), при выработке основополагающих духовно-нравственных критериев социальных отношений, отталкивались от одного и того же первоисточника – Евангелия, трактуя его в каждом случае с искажением подлинной основы. При этом оба кодекса нравственности (американский и советский) в известной мере были лишены основной сути и глубинной основы – духовной, которая была подменена более поверхностной идейной и моральной.

По существу обе нравственных доктрины, формируя кодекс нравственности , забыли про духовный уровень и потому потеряли Бога, как Первоисточник самой нравственности и высшего нравственного закона. С потерей Бога и Сына Божьего, как Спасителя, в обоих случаях был потерян и сам Образ подлинной нравственности , как единство божественного и человеческого.

Вот почему изучая совершенную личность Иисуса Христа и Евангелие, как высший кодекс нравственности , любой человек тем самым прикасается не только к совершенной человечности, но и к совершенной духовности, поскольку совершенная нравственность приводит личность к совершенной духовности.

Вот, собственно, почему именно христианская нравственность является не просто одной из наиболее гуманных доктрин на фоне прочих, а является непосредственно божественной доктриной, данной людям Самим Богом (Троицей) – Отцом, Сыном и Святым Духом.

Говоря о нравственности, нельзя не коснуться советской школы психологии, которая в лице таких учёных, как: С.Л. Рубинштейн, А.В. Петровский, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, М.Г. Ярошевский, Т.А. Флоренская и др. также внесла большой вклад в развитие направлений социально и нравственно-ориентированной психологии.

При этом следует обязательно подчеркнуть то обстоятельство, что советская школа психологии не создавала какой-то новой парадигмы нравственности в принципе. Советская школа психологии пыталась развивать уже существующую рациональную модель, усиливая её идейной составляющей (диспозиционной) и дополняя рядом педагогических аспектов и подходов, направленных на формирование идейно вооружённой и моральной устойчивой личности строителя социализма и коммунизма.

Реальной заслугой советской школы психологии и социологии был вклад в развитие т.н. диспозиционного или установочного подхода к жизни, который показывал бесспорное преимущество личности, имеющей внутренние диспозиции (характер, мировоззрение, убеждение, мораль и т.д.), перед личностью, руководимой исключительно внешними обстоятельствами (ситуацией).

Имеющиеся на сегодняшний день разработки в области нравственно-ориентированной психологии представляют собой отдельные работы и исследования, принадлежащие разным авторам, которые не объединены в какую-то единую теорию или концепцию:

  • А.А. Ухтомский «О доминанте».
  • С.Л. Рубинштейн «О сущности понятия «Я». Роль традиций и сознания в нравственном развитии во время переломных исторических периодов».
  • Ж. Пиаже «О моральном развитии ребенка. Две стадии морального развития по Пиаже. Основные отличия между гетерономной и автономной моралью».
  • И. Ильин «О сущности правосознания. Классификация И. Ильина двух типов правосознания. Связь правового и морального развития».
  • С.Г. Якобсон «О роли нравственного эталона (образца) в развитии дошкольников».
  • С. Московичи, К.А. Абульханова-Славская «О нравственной личности. Теории социальных представлений».
  • Б.С. Братусь «О четырёх типах нравственного развития».
  • Т.А. Флоренская «Основные особенности духовно-ориентированного подхода. Мир дома твоего и др.».

Применительно к структуре человеческой личности нравственность можно соотнести с центрирующим стержнем, удерживающим (армирующим) всю структуру пирамиды личности. В этой связи, очевидно, что личность, имеющая внутри себя прочный духовно-нравственный стержень, является и диспозиционно и ситуационно более устойчивой к любого рода воздействиям в сравнении с личностью, не имеющей этого стержня.

Таким образом, формирование нравственного мышления и мировоззрения – это суть когнитивное оздоровление и повышение уровня психической защищённости, как отдельно взятого человека, так и всего социума. Вот почему разработка и внедрение в индивидуальное и общественное сознание парадигмы нравственно-ориентированной православной психологии – это насущная задача и проблема, решение которой позволит значительно повысить уровень нравственной и духовной культуры общества и отдельно взятого человека.

В настоящее время наиболее глубокое понимание категории нравственности содержится только в «Нравственном богословии», которое является богословской дисциплиной, раскрывающей само христианское учение о нравственном сознании, систему христианской этики или христианского учения о морали. В данной связи неудивительно, что одно из наиболее точных определений нравственности принадлежит священнослужителю:

«Нравственность вообще есть неискоренимое стремление человеческого духа оценивать сознательно-свободные действия и состояния (т.е. мысли, чувства и желания) человека, на основании врожденной человеческому духу идеи добра, выразительницею которой является совесть» (Священник В. Бощановский. «Жизнь во Христе», Серг. Посад, 1913 г.)

Завершая наше исследование категории нравственности, просто невозможно обойти стороной один из выдающихся источников, который связан с основным сводом правил христианской нравственности .

Этот труд принадлежит руке Василия Великого (330 – 379) – святителя, архиепископа Кесарии Каппадокийской, богослова, который одним из первых изложил по существу полный кодекс христианской нравственности , взяв за основу книги Священного Писания и Нового Завета.

Его «Нравственные правила» по сей день составляют основу «Нравственного богословия» и содержат 80 главных принципов христианской нравственности , соблюдение которых является необходимым условием формирования практического христианского мышления и мировоззрения.

Моральный характер (Стэнфордская философская энциклопедия)

Английское слово «характер» происходит от греческого charaktêr, , который первоначально использовался как знак отпечатано на монете. Позже и в более общем смысле «Характер» стал означать отличительный знак, с помощью которого вещь была выделена среди других, а затем в первую очередь означать совокупность качеств, которые отличают одного человека от другого. В современном обиходе этот акцент на самобытности или индивидуальности имеет тенденцию сливать «характер» с «личностью».” Мы можем сказать, например, когда думаем о человеке своеобразные манеры, социальные жесты или привычки в одежде, которые «У него есть личность» или «он довольно персонаж.»

Однако, как следует из введения выше, философская использование слова «персонаж» имеет другое лингвистическое история. В начале книги II Никомахова г. Этика , Аристотель говорит нам, что есть два разных типа человеческое превосходство, превосходство мысли и превосходство персонаж.Его фраза о превосходстве характера — êthikai aretai — мы обычно переводим как «Моральные добродетели» или «моральные качества». Греческое êthikos (этический) является родственным прилагательным. с êthos (персонаж). Когда мы говорим о моральной добродетели или превосходный характер, акцент делается не только на самобытность или индивидуальность, но от сочетания качеств которые делают человека достойным с этической точки зрения человека, которого он является.

В этой статье речь пойдет о «моральном облике» в греческом языке. чувство наличия или отсутствия моральной добродетели.Если кому-то недостает добродетели, она может иметь любой из нескольких моральных пороков, или она может быть охарактеризована состояние где-то посередине между добродетелью и пороком, например, воздержание или недержание мочи.

2.1 Почему характер имеет значение

Взгляды на моральный облик Сократа, Платона, Аристотеля и стоики являются отправной точкой для большинства других философских обсуждение характера. Хотя эти древние моралисты расходились во мнениях некоторые вопросы о добродетели, имеет смысл начать с некоторых моментов сходство.Эти точки сходства покажут, почему греческий моралисты считали важным обсуждать характер.

Многие диалоги Платона (особенно ранние или так называемые «Сократические» диалоги) исследуют природу добродетели и характер добродетельного человека. Часто они начинают с того, что Сократа попросите своих собеседников объяснить, что такое конкретная добродетель. В ответ собеседники обычно предлагают поведенческие описания добродетели. Например, в начале Платона Laches персонаж Laches предполагает, что храбрость состоит из стоять на ногах в битве.В Charmides , Чармид предполагает, что воздержание заключается в том, чтобы действовать тихо. в Республика , Цефал предполагает, что справедливость состоит в том, чтобы давать вернуть то, что позаимствовал. В каждом из этих случаев у Платона есть Сократ. ответить таким же образом. В республике Сократ объясняет, что отдать то, что было взято взаймы, не может быть справедливостью, потому что там бывают случаи, когда было бы глупо отдавать то, что взяли взаймы, а праведник признает, что это глупо.Если человек из у кого вы одолжили меч сходит с ума, это было бы глупо для вас чтобы вернуть меч, потому что вы тогда ставите себя и других в Опасность. Подразумевается, что справедливый человек может распознать, когда он разумно вернуть то, что он занял. Точно так же, как Сократ в Laches объясняется, что стойкость в бою не может быть мужества, потому что иногда стоять твердо в бою просто глупо выносливость, которая подвергает себя и других ненужному риску. В смелый человек умеет распознать, когда разумно выдержать его земля в бою, а когда нет.

Проблема, с которой приходится сталкиваться, пытаясь дать чисто поведенческий объяснение добродетели объясняет, почему греческие моралисты обращаются к персонажам чтобы объяснить, что такое добродетель. Возможно, это правда, что большинство из нас может признать, что было бы глупо рисковать своими жизнями и жизнями другие, чтобы получить тривиальную выгоду, и что большинство из нас может видеть, что несправедливо причинять вред другим, чтобы обеспечить себе власть и богатство комфорт. Нам не нужно быть добродетельными, чтобы распознавать эти вещи. Но греческие моралисты считают, что для этого нужен человек с хорошими моральными качествами. регулярно и надежно определять, какие действия уместно и разумно в пугающих ситуациях, и это требует кого-то с хорошими моральными качествами, чтобы регулярно и надежность, как и когда обезопасить себя и ресурсы другие.Вот почему Аристотель утверждает в Никомахова этика II.9, что нелегко определить в правилах, какие действия заслуживают моральной похвалы и порицания, и что эти вопросы требуют суждения добродетельный человек.

2.2 Добродетель и счастье

Большинство греческих моралистов думают, что, если мы рациональны, мы стремимся к хорошо жить ( eu zên ) или счастье ( eudaimonia ). Жить хорошо или счастье — наша конечная цель что концепция счастья служит для организации наших различных подчиненные цели, указывая на относительную важность наших целей и указав, как они должны вписаться в некоторые рациональные общая схема.Итак, стоики отождествляют счастье с «живым». когерентно »( homologoumenôs zên ), и Аристотель говорит, что счастье «идеально» или «Полный» ( teleios ) и что-то отчетливо человек. Когда мы живем хорошо, наша жизнь достойна подражания и хвалить. Согласно греческим моралистам, что мы счастливы, говорят что-то о нас и о том, чего мы достигли, а не просто о удачные обстоятельства, в которых мы оказались. Так они спорят что счастье не может состоять просто во «внешних благах» или «блага удачи», поскольку эти блага являются внешними по отношению к нашему собственный выбор и решение.Каким бы ни было счастье, его нужно учитывать того факта, что счастливая жизнь — это жизнь, которую ведут рациональные агенты, которые действуют и которые не просто жертвы своих обстоятельств.

Греческие моралисты приходят к выводу, что счастливая жизнь должна приносить место проявлению добродетели, ибо добродетельные черты характера стабильны и долговечны и являются продуктом не удачи, а обучения или выращивание. Более того, добродетельные черты характера — это превосходство. человека в том, что они являются лучшим упражнением разума, это деятельность, характерная для человека.Таким образом, греческий философы утверждают, что добродетельная деятельность завершает или совершенствует человеческое жизнь.

2.3 Некоторые греческие разногласия по поводу добродетели

Хотя греческие философы согласны с тем, что для счастья нужна добродетель а значит, счастливый человек должен обладать добродетельными чертами характера такие как мудрость, храбрость, воздержание и справедливость, они расходятся во мнениях о как понять эти черты. Как объяснено в разделе 2.1 выше, несколько диалогов Платона критикуют точку зрения, что добродетели просто склонность действовать определенным образом.Храбрость требует большего чем противостоять угрозам себе и другим. Храбрость также требует понимания того, когда противостояние этим угрозам является разумным и уместно, и это требует действий с признания. Это привело греческих моралистов к выводу, что добродетельные черты у характера есть два аспекта: (а) поведенческий аспект — действие определенные виды действий и (б) психологический аспект — наличие правильных мотивов, целей, проблем и перспектив. Греческий философы в основном расходятся во мнениях о том, что включает в себя (б).Особенно, они расходятся во мнениях относительно роли, которую играют добродетельные черты характера когнитивные состояния (например, знания и убеждения) с одной стороны и аффективные состояния (например, желания, чувства и эмоции) с другой. Сократ и стоики утверждали, что только когнитивные состояния необходимо для добродетели, тогда как Платон и Аристотель утверждали, что оба когнитивные и аффективные состояния были необходимы.

Сократ (469–399 до н. Э.)

В «Протагоре » Платона Сократ, кажется, идентифицирует счастья с удовольствием и объяснять различные добродетели как инструментальные средства для получения удовольствия.С этой точки зрения (позже восстановлено Эпикур, 341–271 гг. До н.э.), добродетельный характер — это чисто вопрос знания того, что приносит нам больше удовольствия, а чем меньше. В Протагоре Сократ признает, что большинство люди возражают против этой точки зрения. «Многие» полагают, что имея добродетельный характер требует большего, чем знания, потому что знание не гарантирует, что человек будет действовать исходя из своих знаний и делать добродетельное действие. Кого-то могут одолеть гнев, страх, похоть и другие желания, и действовать против того, что, по его мнению, принесет ему больше скорее удовольствие, чем меньше.Другими словами, у него может быть недержание мочи или безвольный. Сократ отвечает, что такие случаи следует понимать. иначе. Когда, например, трусливый человек убегает с боя вместо того, чтобы подвергать опасности свою жизнь, даже если он, кажется, преследует чем более приятное действие, он на самом деле просто игнорирует большее получать удовольствие, вступая в бой и действуя храбро. В Другими словами, согласно Сократу, недержание мочи невозможно.

Платон (428–347 до н. Э.)

«Многие» обеспокоены неадекватностью знаний обеспечение добродетельного действия предполагает, что добродетельный характер включает не только познавательный элемент, но и некоторый аффективный элемент.Оба Платон и Аристотель утверждают, что добродетельный характер требует своеобразное сочетание когнитивных и аффективных элементов. в Республика , Платон разделяет душу на три части и дает каждому свое желание (рациональное, аппетитное или энергичный). Как типы нерационального желания, аппетита и энергичности желания могут вступать в противоречие с нашими рациональными желаниями относительно того, что способствует к нашему общему благу, и иногда они побуждают нас действовать так, как мы признать, что это противоречит нашему большему благу.Когда это произойдет, мы недержание мочи. Итак, чтобы быть добродетельными, мы оба должны понимать, что вносит свой вклад в наше общее благо и способствует нашему бодрости и аппетиту желания воспитаны должным образом, чтобы они соглашались с руководством обеспечивается рациональной частью души. Платон описывает воспитание нерациональных частей души во II и III книгах Республика . Потенциально добродетельный человек в молодости учится любить и получать удовольствие от добродетельных действий, но нужно ждать, пока в конце жизни, чтобы развить понимание, объясняющее, почему он любит хорошо.Как только он узнал, что такое хорошее, его осознанная любовь добра объясняет, почему он действует так, как он делает, и почему его действия добродетельный.

2,4 Аристотель (384–322 до н. Э.)

Аристотель принимает платоновское разделение души на два основных частей (рациональных и нерациональных) и соглашается, что обе части способствовать добродетельному характеру. Из всех греческих моралистов, Аристотель дает наиболее психологически проницательный взгляд на добродетельный характер. Поскольку многие современные философские трактовки характер (см. разделы 3 и 4 ниже) обязаны Анализ Аристотеля, лучше всего обсудить его позицию в некоторых деталь.

Аристотелевское определение хороших моральных качеств

Аристотель определяет добродетельный характер в Никомахова этика II.6:

Таким образом, совершенство [характера] — это состояние, связанное с выбором, лежащий в злобе по отношению к нам, это определяется разумом и в способ, которым человек практической мудрости ( phronimos ) определил бы это. Теперь это средство между двумя пороками, то, что зависит от избытка и того, что зависит от дефекта.(1106b36–1107a3)

Называя превосходство характера состоянием, Аристотель имел в виду, что это ни чувство, ни способность, ни простая тенденция вести себя в конкретные способы. Скорее, это устойчивое состояние, в котором мы находимся, когда благополучны по отношению к чувствам и действиям. Мы хорошо живем в отношение к нашим чувствам и действиям, когда мы промежуточное состояние по отношению к ним. Если, с другой стороны, у нас есть порочный характер, мы плохо относимся к чувствам и действия, и мы не можем найти в них среднего.

Так что попасть в среднее непросто. «Любой может рассердиться — это легко — или дарить, или тратить деньги; но сделать это с нужного человека, в нужной степени, в нужное время, с нужным цель, и в правильном направлении, это не для всех, и не легкий.» Вот почему добро достойно похвалы ( epaineton ) и штраф ( калон ) ( Никомахова этика 1109a26–30).

Добродетель как среднее состояние

Аристотель подчеркивает, что среднее состояние не является средним арифметическим, но одно относительно ситуации.Различные особые добродетели проиллюстрируйте, что имел в виду Аристотель. Каждая добродетель установлена ​​над или озабочен конкретными чувствами или действиями. Добродетель кротости или хороший характер, например, связан с гневом. Аристотель думает что мягкий человек должен злиться на некоторые вещи (например, несправедливости и других форм плохого обращения) и должны быть готовы постоять за себя и тех, кто ему небезразличен. Не делать этого в Воззрения Аристотеля, указывают на морально несовершенный характер бессмысленный человек.Также было бы неуместно обижаться и сердитесь, если не на что сердиться. Что ответ указывал бы на морально чрезмерный характер вспыльчивый человек. Реакции мягкого человека соответствуют ситуация. Иногда уместен сильный гнев; в другие времена спокойная отстраненность есть.

Психологическое единство добродетельной личности и разобщенность неблагих условий

Эмоциональные реакции добродетельного человека уместны к ситуации указывает на то, что ее эмоциональные реакции находятся в гармонии с ее правильными рассуждениями о том, что делать.Аристотель говорит, что нерациональная часть души добродетельного человека «говорит с тот же голос »( homophônei , Nicomachean Этика 1102b28) как рациональная часть. Что добродетельный душа человека едина и не раздираема конфликтами отличает состояние добродетели из различных недобродетельных состояний, таких как как воздержание ( enkrateia ), недержание ( akrasia ), и тиски ( какия ) в целом.

Аристотель, кажется, думает, что в сущности любой неблагочестивый человек страдает внутренним сомнением или конфликтом, даже если на поверхности быть таким же психологически единым, как добродетельные люди.Хотя порочный человек может показаться целеустремленным в своем презрении к справедливости и стремления к материальным благам и власти, она должна искать чужая компания, чтобы забыть или игнорировать ее собственные действия. Аристотель похоже, имеет это в виду, когда говорит о порочных людях в Никомахова этика IX.4, что они расходятся с самими собой и себя не любите. С другой стороны, добродетельные люди наслаждаются кто они есть, и получают удовольствие от добродетельных поступков.

Подобно морально порочному человеку, континент и страдающие недержанием мочи внутренне противоречивы, но они больше осознают свою внутреннюю смятение, чем морально порочный человек.Воздержание — это, по сути, своего рода самообладание: континентальный человек осознает, что ему следует делать и делает это, но для этого она должна бороться с натиском непокорные чувства. Человек, страдающий недержанием, также каким-то образом знает что ей следует делать, но она не может этого сделать из-за непокорности чувства.

Позиция Аристотеля о недержании мочи, кажется, объединяет оба Элементы Сократа и Платона. Вспомните, что Сократ объяснил очевидно несдержанное поведение в результате незнания того, что ведет к хорошему.«Поскольку, — подумал он, — все желают добра и стремится к этому в своих действиях, никто не выберет намеренно курс действия, как полагают, в целом принесут меньше пользы. Платон, с другой стороны стороны, утверждал, что недержание мочи может возникнуть, когда человек нерациональные желания побуждают его действовать способами, не одобряемыми его рациональное стремление к большему благу. Аристотель, кажется, согласен с Сократ, что когнитивное состояние человека, страдающего недержанием мочи, дефектный на момент недержания мочи, но он тоже соглашается с Платоном, что нерациональные желания человека вызывают недержание мочи.Возможно, именно это имел в виду Аристотель, когда пишет что «позиция, которую Сократ стремился установить, на самом деле кажется результат; потому что это не то, что считается собственно знанием что страсть побеждает … но познание восприятия » ( Никомахова этика , 1147b14–17).

Нравственное воспитание и функции человека

Потому что Аристотель считает добродетель единым неконфликтным состоянием. где эмоциональные реакции и рациональные оценки говорят с одним и тем же голосом, он, как и Платон, считает, что воспитание нашего эмоционального ответы имеют решающее значение для развития добродетельного характера.Если наш эмоциональные реакции воспитаны должным образом, мы научимся принимать удовольствие или боль в правильных вещах. Как и Платон, считает Аристотель что мы можем воспринимать человеческие удовольствия и старания как признак его состояние характера.

Чтобы объяснить, каковы удовольствия добродетельного человека, Аристотель возвращается к идее, что добродетель — это превосходное состояние человек. Добродетель — это состояние, которое делает человека хорошим и делает он хорошо выполняет свою функцию ( Никомахова этика 1106a15–24).Его функция (его ergon или характеристика деятельность) является рациональной деятельностью, поэтому, когда мы полностью хорошо развитые рациональные силы, когда мы осознаем свою природу как рациональную существа, мы хорошие (добродетельные) люди и живем хорошо (мы счастлив) ( Никомахова этика , I.7).

Согласно Аристотелю, люди могут рассуждать способами, которые нечеловеческие животные не могут. Они могут обдумывать, что им делать, какие о жизнях, чтобы жить, о том, какими людьми быть.Они могут искать причины действовать или жить так, а не иначе. Другими словами, они могут заниматься практическими рассуждениями. Они также могут думать о природа мира и почему кажется, что он ведет себя именно так. Они могут рассмотреть научные и метафизические истины о Вселенной. Этот состоит в том, чтобы заниматься теоретическими рассуждениями («созерцание» или theôria ). Среди ученых нет единого мнения относительно можно ли и как различить эти типы рассуждений. (Для обсуждение теоретического и практического разума у ​​Аристотеля, см. соответствующая запись на Этика Аристотеля.) Но, как мы увидим, когда будем обсуждать аристотелевскую Политика , мы можем предположить, для целей этого обсуждения, что теоретическая и практическая рациональная деятельность как минимум взаимосвязаны типы рациональной деятельности, каждый из которых предполагает выполнение способность думать, знать и рассматривать истины, которые один разобрался.

Как полностью реализовать эти способности? Не становясь знатоком каждого вид деятельности, при котором размышления и суждения на основе причина требуется.Ибо тогда нужно было бы овладеть всеми видами культурная, научная и философская деятельность. Скорее, Идея Аристотеля состоит в том, что человек развивает эти способности. в той мере, в какой он наслаждается и ценит осуществление своей реализованной рациональные силы в большом количестве различных и даже кажущихся несвязанная деятельность. Когда это происходит, его упражнения в этих Способности — постоянный источник самоуважения и удовольствия. Он начинает любить свою жизнь и себя и теперь искренне любит себя ( Никомахова этика 1168b28–1169a3).

В Никомахова этика ) IX.8 Аристотель разъясняет мотивы и рассуждения добродетельных людей, противопоставляя искреннюю любовь к себе дефектный тип, заслуживающий упрека. Люди с упреком Самолюбие больше всего хочет иметь большую долю денег, почестей и телесные удовольствия (ср. Никомахова этика, I.5). Потому что один человек не может иметь большую долю, не отказывая в этих благах другим, это товары, за которые идут споры и борьба. Этот конкурентный подход к этим внешним товарам приводит к всевозможным морально порочное поведение, например, чрезмерное ( pleonexia ), агрессия, расточительная роскошь, несдержанность, хвастовство и тщеславие.В отличие от упрекающих себялюбителей, настоящие любители себя будут получать удовольствие от правильных вещей (они будут пользоваться своими совещательными и директивными полномочиями а не накопление богатства или власти). В результате они будет избегать многих действий и будет непривлекательным для многих из удовольствия от общих пороков. Потому что у них правильное отношение в сторону внешних товаров, они будут готовы пожертвовать такими товарами, если Поступая так, они добиваются того, что хорошо. Они признают, что когда все концентрируются на том, что хорошо, их действия продвигают общее благо ( Никомахова этика, 1169a6).Добродетельный рассуждения человека отражают его правильное представление о том, как жить (у него phronêsis или практическая мудрость) и его забота о штрафах: он видит, что его собственное благо включено в благо общества ( Никомахова этика 1169a3–6).

Потребность в отношениях и сообществе

Потому что личное благо включено в добро сообщества, полное осознание рационального Силы — это не то, чего он может достичь или сохранить в одиночку.это трудно, говорит Аристотель в Никомахова этика IX.9, для одинокому человеку быть постоянно активным, но с другие. Чтобы полностью реализовать свои возможности, нам нужна как минимум группа товарищи, которые разделяют наши интересы и с которыми мы можем сотрудничать достичь наших взаимно признанных целей. В таком кооперативе деятельности, мы являемся частью более крупного предприятия, поэтому, когда другие действовать, как если бы мы тоже действовали. Таким образом, эти действия расширяют наше представление о том, кто «мы» есть, и они делают использование наших сил более продолжительное и стабильное.Примеры, перечисленные Аристотель включал моряков на корабле, солдат в экспедицию, члены семей, деловые отношения, религиозные объединения, граждане политического сообщества и коллеги, занимающиеся созерцательная деятельность. Как объясняет Аристотель в Риторика II.4, если мы и наши партнеры по сотрудничеству ответственно выполняем свои обязанности, каждый разовьет чувство дружбы по отношению к другим участникам. В Таким образом, успешная совместная деятельность трансформирует людей желания и мотивации.Хотя мы, возможно, начали деятельность для корыстные причины, психологический результат состоит в том, что мы приходим к нравиться нашим партнерам по сотрудничеству и заботиться об их благе ради них самих. Это изменение, как указывает Аристотель, вызвано происходят в нас. Это не выбрано. Как только узы дружбы образуются, это для нас естественно проявлять социальные добродетели, описанные Аристотелем в Никомахова этика IV.6–8, которые включают щедрость, дружелюбие и кротость.

Аристотель считает, что, помимо дружбы, более широкие социальные отношения необходимы для полноценного развития нашего рационального полномочия.Он говорит в Никомахова этика I.7, что мы природные политические существа, чьи возможности полностью реализуются в особый вид политического сообщества ( полис или город-государство). Идеальное политическое сообщество Аристотеля возглавляют граждане, которые признать ценность полноценной активной жизни и чьей целью является сделать жизнь своих сограждан наилучшей, тем самым продвижение общего блага ( Политика 1278b19–26, ср. 1280b8–12). Когда граждане обсуждают и принимают законы о образовательная, служебная и экономическая политика сообщества, их цель — определить и продвигать условия, при которых граждане могут в полной мере развивать свои мыслительные способности и способность принимать решения полномочия ( Политика 1332b12–41).

Таким образом, Аристотель рекомендует в Политике VII-VIII, чтобы город обеспечить систему государственного образования для всех граждан, рекомендация, радикальная для его времени. Он предвидит, что молодой люди научатся не просто читать и писать, но и ценить красоту окружающего мира и получить некоторое представление о как устроена вселенная. Если образование будет успешным, молодые люди будут хотят использовать свои силы в принятии решений, суждении и различении. Тогда они смогут занять свое место в качестве лица, принимающие решения в собрании граждан и судебной системе, и из-за жеребьевки и системы ротации офисов, как в конечном итоге должностные лица.Экономическая политика города поддерживает цель политических и образовательных учреждений. Потому что Аристотель видит, что гражданам нужны материальные ресурсы, если они хотят полноценно участвовать в общественной жизни, он рекомендует государству раздать земельные участки всем. Однако, по его мнению, нет необходимости установить экономическое равенство, пока существующее неравенство недостаточно большой, чтобы способствовать формированию элитных групп или вызвать оправданный гнев или зависть. Эти различные политики — образовательный, политический, экономический — сделать возможным для смысла правосудия, чтобы проникнуть в город, поскольку они служат для подтверждения того, что все граждане ценятся как равные практические совещатели и политики.

Критика Аристотелем девиантных политических государств принимает связанная строка: государства, которые поощряют потребление и накопление внешних благ ради самих себя, или государства, которые продвигают войну и военное превосходство как самоцель, ошибочно принимают характер лучшая человеческая жизнь. Граждане таких государств вырастут и полюбят больше всего. нечто иное, чем осуществление реализованных человеческих рациональных способностей, и в результате они будут подвержены таким традиционным порокам, как несправедливость, отсутствие щедрости и несдержанность.

Чтобы жить хорошо, необходимы активные политические обсуждения и политика объясняет, почему Аристотель исключает естественных рабов, женщин, и работники физического труда из гражданства, и помогает прояснить его точку зрения что граждане должны быть собственниками частной собственности. У Аристотеля вид, естественные рабы неспособны к размышлениям и принятие решений, необходимых для хорошей жизни. У женщин есть совещательная способность, но не «авторитетная». Рабочие заняты производством предметов первой необходимости.Они имеют право принимать решения, но их исполнение ограничено рабочий должен выжить, потому что он должен соответствовать требованиям его условия труда. Кроме того, ручная работа часто бывает скучной и скучной. повторяющиеся, мало требующие от рабочих рациональных сил. Как владельцы частной собственности, граждане не подвержены этим проблемы. При частной собственности у человека есть запас ресурсы, которые находятся под его контролем; его решение определяет, что с этим случается. Таким образом, он может получать удовольствие от щедрых действий. — от помощи своим друзьям, гостям и товарищам.

Для более подробного обсуждения связи между Аристотелевскими этические и политические взгляды см. Irwin (1985, 1996, 2007), Kraut (2002) и Шофилд (2006). О рассуждениях Аристотеля о дружбу, см. Cooper (1980).

Сводка

Платон и Аристотель сходятся во мнении, что безупречный нравственный облик предполагает нечто большее. чем сократовское понимание добра. Они думают, что добродетель требует гармонии между когнитивными и аффективными элементами человек. Аристотель пытается объяснить, в чем состоит эта гармония, с помощью изучение психологических основ нравственности.Он думает что добродетельному человеку свойственны нестереотипные себялюбие, которое он понимает как любовь к упражнениям в полной мере. реализованная рациональная деятельность. Но эта любовь к себе не индивидуальна. достижение. Его развитие и сохранение требуют а) дружбы в котором люди желают добра других для собственного ради и (б) политическое сообщество, в котором граждане равны и аналогичные, и где политические и экономические договоренности способствуют условия, в которых процветают любовь к себе и дружба.

2.5 Стоические взгляды на персонажей

Стоическая школа философии просуществовала около пяти веков, начиная с он был основан примерно с 300 г. до н.э. — до II века н.э. Подобно Сократу, Платон и Аристотель, философы-стоики расходились по некоторым вопросам. о добродетелях, но они, казалось, также имели общую сердцевину просмотров. В этом разделе статьи о персонаже мы кратко обсудим их общие взгляды.

Философы-стоики придерживаются взгляда на характер, близкого к Сократа, но они достигают этого по соглашению с Аристотелем.Стоики полагают, что хорошая жизнь для людей — это жизнь в гармония с природой. Они согласны с Аристотелем в том, что человек сущность бытия — это жизнь по разуму. Итак, чтобы узнать, что согласуется с природой, они смотрят на развитие человека рациональные силы существа. Они думают, что когда человек начинает использовать разум инструментально, чтобы удовлетворить и организовать свои желания и аппетиты, он начинает ценить упражнение разума как таковое. Он понимает, что поведение, которое демонстрирует рациональный порядок, гораздо больше ценнее любого из природных преимуществ (например, здоровье, дружба, общность), преследуемая его индивидуальными действиями.Человек в конце концов, как утверждал Аристотель, должно быть стабильным контроль, и отнять у нас тяжело. Стоики заключают, что человеческое добро состоит в отличной рациональной деятельности, так как человек может направлять свои действия по рациональному выбору, какие бы несчастья он ни мог сталкиваться. Добродетельный человек становится мудрецом ( софос ), который обладает познанием о добре и действует на его основании. Его действия сообщаются его понимание преимуществ совершенствования своего рационального мышления с помощью действуя в согласии с рациональным порядком природы.Подобно Сократу, стоический взгляд на добродетель сосредотачивается на когнитивное состояние: это его знание рационального порядка Вселенная и его желание согласиться с тем рациональным порядком, который ведет ему действовать так, как он делает.

Чтобы быть добродетельным, не нужно развивать какие-либо способности, кроме когнитивные способности, по утверждению стоиков против Платона и Аристотеля что в душе действительно нет нерациональной части. Хотя Стоики признают, что существуют такие страсти, как гнев, страх и т. Д., они относятся к ним как к ошибочным суждениям о добре и зле.Поскольку мудрец или добродетельный человек мудр и не ошибается суждения о хорошем, страстей у него нет. Итак, если мудрец потеряет естественные преимущества в несчастье, он не испытывает к ним эмоций. Скорее он считает их «равнодушными». ( адиафора ). Тогда можно задаться вопросом, как мудрец действительно может можно сказать, что он добродетельный. Если он заботится о здоровье и благополучии себя и других как равнодушных, зачем ему действовать, чтобы обезопасить или защищать свое благополучие или благополучие других, как предположительно добродетельный человек бы? Стоики отвечают, что естественные преимущества все еще преследуются, но только для того, чтобы достичь согласия с природой и полностью осознать свое рациональные силы.Они «предпочитаемые равнодушные».

В отличие от Платона и Аристотеля, стоики не считали добродетель разработаны и поддерживаются любым конкретным сообществом. Предоставляется, социальные отношения и сообщество являются одними из предпочтительных равнодушными в том смысле, что их следует предпочесть противоположным условия вражды, войны и вражды. Но они не нужны для чьего-либо счастья. Если мы их потеряем, это не потеря настоящее добро. Итак, стоик Эпиктет (ок. 55 – ок. 135), освобожденный раб, утверждал, что смерть членов семьи не является реальной потерей и это не хуже, чем разбить чашу.Сообщество, которое Материя для стоиков была космической. Когда люди достигают совершенства рациональности, они согласуются с рациональным порядком вселенной, управляемой по божественной причине. Это показывает, что все мы, добродетельные или нет, управляются одним законом и принадлежат к одному универсальному сообществу. Как рационально существа, мы признаем это, потому что признаем, что разделяем разум с другие люди. Стоик Марк Аврелий (121–180), римлянин император, устанавливает связи таким образом: «Если это так [то есть, эта причина является общей], тогда также причина, которая предписывает то, что должно быть сделано или оставлено невыполненным — обычное дело.Если это так, закон также общий; если это так, мы граждане; если это так, мы участники одной конституции; если это так, то Вселенная — это своего рода Содружества »(Марк Аврелий, Медитации , iv.4). Стоики пришли к выводу, что как разумные существа у нас нет причина не распространять нашу заботу за пределы нашей семьи, друзей и непосредственное общение с нашими согражданами мирового сообщества.

Стоики стали олицетворять образ жизни, согласно которому кто-то может стремиться к благополучию других, будь то друг или незнакомец, не заботясь о материальном вознаграждении или мирском успехе.Потому что их взгляд на добродетель не зависел от каких-либо конкретных социальных или политической структуры, их послание обращалось ко всем люди, греческие или негреческие, рабские или свободные, богатые или бедные.

Для более подробного обсуждения греческих взглядов на персонажей см. Dent. (1975), Ирвин (1989, 1996) и Шерман (1989).

После публикации книги Анскомба «Современная мораль Философия »в 1958 г. (см. Введение выше), она стала рутина, чтобы сказать, что добродетель и моральный облик игнорировались темы в развитии западной моральной философии с Греки.Вместо того, чтобы думать о том, что значит процветать и жить что ж, философы-моралисты, как утверждают, сосредоточились на ином совокупность понятий: обязанность, долг и закон.

Анскомб и другие предположили, как такой шаг мог место. Вышеупомянутые стоические идеи могли повлиять на ранние Христиане, такие как апостол Павел, развили идею естественного закона, который применяется ко всем людям. Когда христианство стало более распространенным, естественный закон можно понять с точки зрения указаний Бога в Библия.Еще позже, после европейских политических революций в 17 и 18 вв. интеллектуальная комната для секуляризованных версий одной и той же идеи удерживать: долг или обязанность понимались как повиновение моральным закон (законы) или принципы, которые исходят не от Бога, а разработаны люди. Морально правильное действие — это действие в соответствии с моральными принципами. закон (законы) или принципы. С такой точки зрения, где основное внимание уделяется повиновение моральному закону, добродетели и моральный облик вторичны к действию в соответствии с законом.Тот, кто действует правильно, может развить постоянные привычки или предрасположенность к этому, а затем эти привычки составляют добродетели или хороший характер.

В этом разделе статьи о моральных качествах дается краткое краткое изложение некоторых важных событий в этом «Современный» подход к моральным качествам и тому, что кажется быть возрождением дохристианского интереса греков к психологической основы характера.

3.1 Ранние теоретики естественного права

В трудах ранних теоретиков естественного права греческие взгляды на добродетель иногда подвергалась резкой критике.Гуго Гроций (1583–1645), например, возражали против подхода Аристотеля. к добродетели и особенно к его попыткам найти средство с точки зрения что понимать справедливость. — Неважно, — жаловался Гроций, — что побуждает кого-то действовать несправедливо — единственное, что имеет значение в том, что несправедливые действия нарушают права других. Гроций признал, что у человека могут развиться эмоциональные привычки, поддерживающие правильные действия, но он думал, что это вопрос контроля разума страсти и эмоции, чтобы они не мешали правильным действиям.Эта причина должна контролировать страсти указывает на то, что желаемое состояние для одной части из нас, чтобы управлять другой, а не для обеих частей, в Слова Аристотеля, чтобы говорить одним голосом. С этой точки зрения моральный облик — состояние, близкое к тому, что считали греки самообладание или воздержание, чем то, что они считали добродетелью.

Хотя теоретики естественного права склонны приравнивать добродетель к воздержания, они все же признали, что существует область морального жизнь, в которой имеют значение мотив и характер.Это была область «Несовершенный долг» (в отличие от «совершенного долг»). При совершенном долге то, что причитается, является конкретным и юридически обеспечено политическим обществом или судами; но действие в нельзя принуждать к согласию с несовершенным долгом, и то, что причитается несовершенный долг неточен. Щедрость — пример последнее, справедливость первого. В случае щедрости есть долг быть щедрым, но закон не может быть принужден к щедрый, и когда и как проявляется щедрость, не совсем уточняемый.Но в случае щедрости мотив агента подсчитывает. Потому что если я дам деньги бедному человеку, с которым встречаюсь на улице и делаю это, потому что я хочу, чтобы другие думали обо мне хорошо, я не действовал щедро и выполнил свой несовершенный долг. Когда я щедро даю, я должен делать это из-за заботы о благе человека, которому я даю деньги.

Для более подробного обсуждения Гроция и теоретиков естественного права, и о современных разработках, на которые напал Анскомб, см. Schneewind (1990, 1998).Для обсуждения стойкости аристотелевского этика в ранний современный период и ответ Шневинду, см. Фреде (2013).

3,2 Кант

Тенденции найти место мотиву и характеру в области несовершенный долг, и усвоить добродетель с воздержанием, снова всплывет в сочинения нескольких философов-моралистов 17, , и 18 вв. Иммануил Кант (1724–1804) — показательный случай. В «Метафизике морали » Кант разделяет моральная философия на две области: справедливость или закон в одной руки ( Доктрина права ), а также этики или добродетели на другой (Доктрина Добродетели ).Обязанности, формирующие предмета Доктрины права подобны естественным совершенные обязанности теоретиков права: они точны, обязаны уточняемые другие, и может быть применено в судебном порядке. Они требуют, чтобы мы предпринимать или отказываться от определенных действий. Прочие обязанности (составляющие предмет вопрос Доктрины добродетели ) являются обязанностями по принятию определенных заканчивается. Многие из них несовершенны, поскольку не указывают, как, когда или для кого (в случае обязанностей перед другими) они должны быть достигнуто.Примеры — это долг не дать своим талантам ржаветь или обязанность не отказывать в помощи другим. Потому что нас нельзя заставить принимать цели, но должны делать это по свободному выбору, эти обязанности не являются имеющий исковую силу. Они требуют внутреннего, а не внешнего законодательства, поэтому мы должны навязать их себе. Потому что, согласно Канту, мы всегда борется против импульсов и предрасположенностей, которые противостоят морального закона, нам нужна сила воли и самообладание, чтобы выполнять наши несовершенные обязанности. Это самообладание Кант называет мужеством.

То, что добродетель — это форма воздержания для Канта, также подтверждается его обращение с другими качествами, такими как благодарность и сочувствие. Несмотря на то что Кант считает, что ни от кого нельзя требовать чувств, некоторые чувства тем не менее связаны с моральными целями, которые мы принимаем. Если мы примем чужое счастье как конец, мы не получим злого удовольствия в их падении. Напротив, мы естественно будем испытывать благодарность за их доброжелательность и сочувствие к их счастью. Эти чувства облегчат нам выполнение наших обязанностей и являются признаком того, что мы расположены к этому.Кант сочувственно замечает, что «это один из импульсов, которые природа вложила в нас, чтобы делать то, что одного лишь представления долга не достичь »(Кант, Метафизика морали , Ак. 457).

Таким образом, для Канта важно, чтобы мы выполняли обязанности добродетели с правильно воспитанные эмоции. Но поступать так — это не значит развивать наши природа так, чтобы две части нас, разум и страсть, были объединены и говорите тем же голосом. Скорее, если мы будем выполнять свои обязанности по добродетель в правильном духе, одна часть нас, разум, сохраняет контроль с другой стороны, страсть.Кант пишет, что добродетель «содержит положительный приказ мужчине, а именно: задействовать все свои способности и склонности под его (разумом) контролем и таким образом управлять сам … потому что, если разум не держит бразды правления в собственными руками мужские чувства и наклонности играют хозяином над ним »(Кант, Метафизика морали , Ак. 408).

Более подробное обсуждение взглядов Канта на добродетель см. О’Нил (1996).

Но есть и другие философы, которых интересует добродетель или хороший характер больше напоминает греков.Этот возрождение греческих идей можно увидеть в философах, которые проявляют интерес к психологическим основам хорошего характера.

3.3 Юм

Дэвид Юм (1711–1776) явно отдает предпочтение древняя этика (Hume, Inquiries , 318), утверждающая, что мораль единственная наука, в которой древние не превзойдены moderns (Хьюм, , справки , 330). Как некоторые из греков моралистов, считал Юм, мораль должна корениться в наших страстях. природа.Ибо мораль побуждает нас к действию, тогда как только разум, Юм думал, нет. Его предпочтение древней этике наиболее очевидно. видно в его сосредоточении на природе добродетелей и в его усилиях по объясните, как добродетели возникают из наших чувств и желаний.

Юм делит добродетели на два типа: искусственные и естественные. Искусственные добродетели включают справедливость, выполнение обещаний и верность законное правительство. Природные добродетели включают мужество, великодушие, амбиции, дружба, щедрость, верность и благодарность среди многих другие.Принимая во внимание, что каждое проявление естественных добродетелей обычно производит хорошие результаты, благо искусственных добродетелей косвенно в том, что они возникает только в результате общепринятой практики проявляя эти добродетели.

Обсуждение справедливости Юмом показывает, как искусственное добродетели возникают из наших чувств и желаний. Юм отмечает, что следование правилам справедливости не всегда дает хорошие результаты. Рассмотрим судей, которые «воздают распутным труд трудолюбивые; и передать в руки порочных средства причинение вреда как себе, так и другим »(Хьюм, Трактат , 579).Юм считает, что по мере того, как люди осознают, что стабильность владения выгодны каждому индивидуально, они же реализуют эта стабильность невозможна, если все не воздерживаются от нарушение чужого имущества. По мере того, как это осознание становится более широко распространенный и эффективный в поведении людей, возникает условность уважать чужое имущество. Это перенаправление своекорыстие, чему способствует наша естественная склонность сочувствовать чувства других, которым выгодна стабильность владения, дает подняться до нашего одобрения справедливости.Таким образом, утверждает Юм, добродетель Соблюдение законов возникает естественным образом из наших чувств и желаний.

Приверженность Юма греческой этике проявляется еще больше. ясно в его обсуждении естественных добродетелей. Из них один важная группа (состоящая из мужества, великодушия, амбиций и другие) основывается на самооценке или может даже являться ее формой: «[Мы] ненавидим то, что мы называем героической добродетелью, и восхищаемся характер величия и возвышенности ума — не что иное, как устойчивая и устоявшаяся гордость и чувство собственного достоинства, или в значительной степени участвует этой страсти.Мужество … и все другие блестящие достоинства такого рода, в них явно присутствует сильная смесь чувства собственного достоинства, и черпают значительную часть своих заслуг в этом происхождении »(Юм, Трактат , 599–600). Но эти добродетели основаны на Самоуважение должно сдерживаться второй группой, в которую входят щедрость, сострадание, верность и дружба; в противном случае черты как храбрость, «годятся только для того, чтобы сделать тирана и публичных грабитель »(Хьюм, Трактат , 603). Эта вторая группа добродетели основаны на широко распространенных чувствах доброй воли, привязанности, и забота о других.

Юм признает, что его вторая группа естественных добродетелей обязана своим долгам. со стоической точки зрения, что добродетельный человек должен заботиться о благополучие всех людей, близких они или чужих; и, описывая первую группу естественных добродетелей, Юм обращается к Сократ как человек, достигший своего рода внутреннего спокойствия и самооценка. Вдобавок его общий подход к естественным добродетелям, что одни основаны на самооценке, другие — на дружеских чувствах и доброй воли, напоминает об исследовании Аристотелем психологические основы добродетели.

Юм считает, что самооценку мы развиваем благодаря тому, что делаем хорошо, если то, что мы делаем хорошо, выражает в нас что-то особенное и прочное, и он, кажется, осознает, что реализованные мыслительные способности среди самых прочных наших качеств. По мере того, как мы получаем возможность в размышляя, мы приходим, чтобы развить чувство собственного достоинства и наслаждаться тем, кто мы есть, как добродетельный человек Аристотеля, которому больше всего нравится упражнение его развитые совещательные способности. Более того, признание Юма что самооценка должна сдерживаться доброжелательностью, отражается в Аргумент Аристотеля о том, что развитие и сохранение правильная любовь к себе требует дружбы, в которой люди заботятся для других, для других.

Помимо изучения этих психологических основ добродетели, Юм, кажется, отводит им роль, напоминающую Аристотелевская точка зрения, что добродетель — это состояние, в котором разум и страсть говорите тем же голосом. Вместо того, чтобы делать добродетель и хороший характер подчиняться требованиям разума, как мы видели в естественном теоретиков права, а у Канта Юм, кажется, дает добродетель и добро комната персонажа, чтобы направлять и ограничивать обсуждения агентов, чтобы как повлиять на то, что они считают лучшим делать.Поступая так, Юм каким-то образом указывает на то, насколько хороший характер отличается от воздержание.

Отчет Юма о том, как мы определяем, что правильно, а что неправильно освещает ролевые игры персонажа. Когда Юма «Рассудительный зритель» определяет, что правильно, а что нет, она придерживается какой-то «устойчивой и общей» точки зрения и «Освобождает» себя от своих настоящих чувств и интересов. Похоже, что тот, кто развил удовольствие в деятельность обдумывания и размышления, и чья самооценка основанный на этом удовольствии, с большей вероятностью возьмется за взгляд рассудительного зрителя и вносить тонкие исправления в ответ это может быть необходимо, чтобы освободиться от своих собственная точка зрения и конкретные увлечения.Тот, чья самооценка основанный на удовольствии, полученном при размышлении, будет настроен на более широкий осложнений и будет обладать более широкими возможностями воображения, необходимыми для правильное обсуждение с устойчивой и общей точки зрения. Взгляды Юма на связь между страстью и размышлением сводятся к напоминает аристотелевский взгляд на то, что кто-то с должным себялюбие также будет практично мудрым в том смысле, что его самолюбие будет дать ему возможность правильно оценивать практические ситуации и определять правильно то, что лучше всего делать.

Для более подробного обсуждения взглядов Юма на добродетели см. Байер (1991). О долге Юма перед греческой этикой см. Homiak. (2000).

3.4 Маркс и Милль

Другой иллюстрацией использования греческих взглядов на персонажей может быть: найдено в трудах Карла Маркса (1818–1883) и Джона Стюарта Милл (1806–1873). Хотя Маркс больше всего известен своими ядовитыми критику капитализма и Милля за его изложение и защиту либеральный утилитаризм, эти философы здесь рассматриваются вместе потому что их подход к характеру в решающих моментах глубоко Аристотелевский.И Маркс, и Милль соглашаются с пониманием Аристотеля, что добродетель и хороший характер основаны на самооценке и уверенность в себе, которая возникает из удовлетворения, полученного полностью осознанное выражение рациональных сил, характерных для человека существа. Они также принимают признание Аристотеля, что для создания и сохранения самооценки этого типа требуется, чтобы люди являются частью определенных социально-политических структур. Аристотель подчеркнул необходимость особого типа политического сообщества.Маркса уделял внимание небольшим демократическим рабочим местам. В центре внимания Милля, все еще разные, были о политическом равенстве и равенстве в семье.

Экономические и философские рукописи Маркса г. 1844 год известен обсуждением того, как организация труда при капитализме отчуждает рабочих и побуждает их принимать ценности капиталистического общества. Рабочие, приверженные капиталистической ценности характеризуются, прежде всего, корыстными установками. Они больше всего заинтересованы в собственном материальном продвижении, они не доверяют, казалось бы, благим намерениям других, и они видят другие в первую очередь как конкуренты за ограниченные позиции.Учитывая эти отношения, они склонны к ряду пороков, в том числе к трусости, невоздержанность и отсутствие щедрости.

Обсуждение Марксом отчужденного труда подсказывает, как работа может быть реорганизован, чтобы устранить отчуждение, подорвать приверженность традиционные капиталистические ценности и цели, и характеристика добродетельной личности Аристотеля. Ключ к этому трансформация заключается в реорганизации характера работы таким образом, чтобы рабочие могут выражать то, что Маркс называет их «видовым существом» или те черты личности, которые характерны для человека.Очень как и Аристотель, Маркс, кажется, имел в виду способность рассуждать, и в частности его способность выбирать, принимать решения, различение и суждение. Если работа будет реорганизована, чтобы работники чтобы выразить свои рациональные силы, тогда каждый работник будет выполнять задания которые интересны и сложны в умственном плане (ни один работник не выполнит строго однообразные, рутинные, неквалифицированные задания). Кроме того, рабочие будет участвовать в обсуждении целей, которые должны быть достигнуты работу, которую они выполняют, и способы ее достижения.И, наконец, эти обсуждения будут организованы демократическим путем, чтобы мнения честно учитывается каждый рабочий. Когда эти условия ставится на место, труд больше не «распределяется» между квалифицированные и неквалифицированные или между управленческими и неуправленческими. Маркса предполагает, что если работа будет реорганизована таким образом, это будет способствовать чувство солидарности и товарищества среди рабочих и, в конечном итоге, между этими работниками и теми, кто находится в аналогичных ситуациях в других местах. Для тот факт, что рабочие могут выражать свои характерные человеческие способности в действия в сочетании с эгалитарными условиями на рабочем месте могут расстраивать чувство соперничества и поощрять уважение, удаляя основания за неполноценность и превосходство.Затем рабочие приходят, чтобы показать некоторые из более традиционные добродетели, такие как щедрость и доверчивость, и избегать некоторых из более традиционных пороков, таких как трусость, скупость и баловство.

Что взгляды Маркса кажутся производными от взглядов Аристотеля в не удивительно, поскольку, в отличие от Юма, чье знание Аристотель не полностью известен, Маркс явно опирался на Работы Аристотеля. Для дальнейшего обсуждения степени, в которой Маркс опирался на Аристотеля, см. DeGolyer (1985).

Джон Стюарт Милль (1806–1873) защищал версию либерального утилитаризм, но ученые расходятся во мнениях о том, какой утилитаризм то был. Мы можем с уверенностью сказать, что как утилитар Милль считал, что человеческое поведение должно способствовать счастью и благополучию затронутые. Но был ли Милль утилитарным актом, который думал, что правильные действия — это те, которые приносят столько счастья, сколько возможно на конкретный случай, учитывая альтернативы, доступные для агент? Или он был утилитарным правилом, считавшим, что правильное поведение было ли поведение разрешено правилами, которые, когда было общеизвестно, общепринято или соблюдается, принесет максимум счастья или благополучия? Или он был утилитарным мотивом, считавшим, что нужно действовать как человек с мотивами или добродетелями, наиболее производящими счастье, должен действовать? (Обсуждение этих вопросов толкования см. соответствующая запись на Моральная и политическая философия Милля.) Хотя эта статья позволит избежать этих интерпретирующих препятствий и сосредоточимся на обсуждении Миллем природы счастья и некоторых институциональных структур, которые могут способствовать счастья, эти вопросы толкования будут иметь отношение к окончательная оценка мельницы в Разделе 4 ниже.

В своем эссе On Liberty Милл утверждает, что его версия утилитаризм опирается на подходящую концепцию счастья. людям как «прогрессивным» существам (Mill 1975, 12).И в Утилитаризм он предполагает, что эта концепция сосредоточена на «высшие удовольствия», которые помогают различать людей от животных (Mill 1979, 7–11). Эти высшие удовольствия получаются быть действиями и занятиями, которые осуществляют то, что в Взгляды Аристотеля — это наши способности к практическому размышлению. — выбора, суждения, принятия решений и различения. В г. Liberty , Милль пишет: «Тот, кто позволяет миру… выбрать свой план жизни, потому что ему не нужны никакие другие способности, кроме обезьяноподобный подражания.Тот, кто выбирает для себя свой план использует все свои способности. Он должен использовать наблюдение, чтобы видеть, рассуждать и суждение, чтобы предвидеть, деятельность по сбору материалов для принятия решения, различение, чтобы решить, и когда он решит, твердость и самоконтроль, чтобы придерживаться своего осознанного решения »(Милл 1975, 56). По мере того, как человек развивает свои способности к практическому размышлению и приходит к получать удовольствие от упражнений, он обретает чувство собственного достоинства, которое является основой добродетельная и хорошо прожитая жизнь.

Для дальнейшего обсуждения взглядов Милля на счастье см. Brink. (1992).

Милль утверждал, что серьезно неравноправные общества, предотвращая людей от развития их совещательных способностей, плесневых нездоровый характер людей и препятствуют их способность жить добродетельной жизнью. Например, утверждал Милль, глубоко несогласие со взглядами своего времени, что общества, в которых систематически подчиненные женщины причиняют вред и мужчинам, и женщинам, делая почти невозможным для мужчин и женщин строить отношения подлинная близость и понимание.В г. Подчинение Женщины , Милль писал, что семья, сложившаяся в его время, была «школой деспотизма», которая учила тех, кто извлекли выгоду из этого пороки эгоизма, потворства своим слабостям и несправедливость. Среди мужчин рабочего класса тот факт, что жены были чрезмерно зависимые от мужей внушенные подлостью и дикость. В главе IV «Подчинение женщин » Милл идет настолько, чтобы утверждать, что «[при] всех эгоистичных наклонностях, самопоклонение, несправедливое предпочтение себя, существующие среди человечества, имеют свой источник и корень, и получают свою главную пищу от нынешней конституции отношений между мужчинами и женщины »(Милл 1988, 86).Женщины, которые были юридически и социально подчиненные мужчинам становятся кроткими, покорными, самоотверженными и манипулятивный. Короче говоря, люди свидетельствуют о пороках рабовладельца, в то время как женщины свидетельствуют о пороках раба. Для нравственной жизни и чтобы стать возможными психологически здоровые отношения, Милль призвал измененные брачные отношения, подкрепленные изменениями в законе, которые способствовать развитию и осуществлению женских совещательных силы наряду с мужскими. Только при таких условиях женщины могли и мужчины приобретают чувство подлинного самоуважения, а не чувство ложная неполноценность и превосходство.

Как и Аристотель, Милль признавал способность политических институтов преобразовывать желания и цели людей и улучшать их морально. В главе III документа «Соображения относительно представителя» Правительство , Милль одобрительно пишет о демократическом учреждения древних Афин. Он считал, что, участвуя в эти учреждения афиняне были призваны возвыситься над своими индивидуальные пристрастия и считать общее благо. К сотрудничая с другими в управлении своим сообществом, писал он, каждый гражданин «заставлен чувствовать себя одним из публики, и что бы там ни было их интересы должны быть его интересами »(Милл 1991, 79).

И, как и Маркс, Милль осознавал морально беспокоящие последствия жизнь ограничивается рутинным и неквалифицированным трудом. В Принципах Политическая экономия , он рекомендовал отношения экономического зависимость между капиталистами и рабочими должна быть устранена в пользу кооперативы либо рабочих с капиталистами, либо только рабочих. В этих ассоциациях члены должны были быть примерно равными владельцами инструменты, сырье и капитал. Они работали как квалифицированные мастера по добровольным правилам.Они избрали и сняли свои собственные менеджеры. Поднимая достоинство труда, Милль считал, что кооперативы могли бы преобразовать «повседневную в школу социальных симпатий и практических интеллекта »и приближают людей к социальной справедливости, насколько можно было вообразить (Mill 1900, т. 2, 295).

3,5 т. Х. Зеленый

Т. Х. Грин (1836–1882) начинал как ученик и преподаватель классика, прежде чем обратиться к философии. Он знал Платона и Греческие тексты Аристотеля хорошо.Развивая свой взгляд на добра человека в Книге III его Пролегоменов этики , Грин считает, что его собственные взгляды предвосхищают Платон, Аристотель и особенно в трактовке счастья Аристотелем человеческое добро и особые достоинства. Грин стремится показать, что благо человека состоит в его «самоудовлетворении» или «Самореализация». Для осознания себя требуется, чтобы полностью развить свои способности как рационального агента. А для этого требуется стремясь к благу других ради самих себя.Зеленая мысль Аристотель был прав относительно природы добродетельного человека. мотив. В «Пролегомене » 263 он отмечает точку зрения Аристотеля. что добродетельный человек действует tou kalou heneka (ради штрафа), и он признает, что такие действия требуют, чтобы агент заботится о благе общества. Так что Благо агента связано с благом других.

Чтобы проиллюстрировать свое прочтение Аристотеля, Грин обсуждает два из них. Достоинства Аристотеля: смелость и умеренность.Он отмечает, что оба добродетели кажутся более ограниченными по объему, чем здравый смысл предложить. Обсуждая смелость, Аристотель ограничивает смелость встречей страх перед смертельной опасностью при защите своего города ( Никомахова этика 1115a25–29). Человек, которому грозит смерть из-за утопления или болезни не смело. Смелость ограничена столкнуться со смертью в битве за свой город, потому что цель таких действий на общее благо и является лучшей формой смерти. Грин использует эти указывает в рассуждениях Аристотеля, чтобы показать, что точка зрения основана на общем принципе, который может расширить обстоятельства мужество, приемлемое для Грин.По мнению Грина, смелость — это вопрос о столкновении с смертельной опасностью «на службе у высшее общественное дело, которое может вообразить агент »(1969, 260).

Грин объясняет Аристотелевские ограничения на воздержание в Подобный способ. Не всякая форма воздержания считается воздержанием для Аристотель. Он ограничивается сдерживанием аппетитных удовольствий. желания еды, питья и секса, удовольствия, с которыми мы делимся животные, не относящиеся к человеку. Несдержанный человек подобен гурману, который молился, чтобы его горло стало длиннее, чем у журавля: он заинтересован в ощущениях и не ценит выполнение своих рациональные возможности.Грин признает, что Аристотелю нужно проверить эти аппетитные желания, потому что невоздержание представляет опасность для общее благо. Он пишет: «Такой чек нужно держать на похоти плоти, которые могли бы помешать им проявить то, что греческое знал как высокомерие — своего рода самоутверждение и посягательство на права других … которое рассматривалось как антитеза гражданскому духу »(1969, 263).

Грин был прав в том, что греки ожидали его взглядов. Он видел, как это делал Аристотель, чтобы жить хорошо, нужно упражняться в развитые рациональные способности, и те, у кого есть осознали свои силы и сформировали добродетельные черты характера на общее благо, которое является частью их собственного блага.Как Аристотель, Грин считал, что для такого развития необходимо, чтобы один был участником в особом политическом сообществе — таком, «где свободное сочетание уважающих друг друга граждан »ввести равные закон и общее благо (1969, 263).

Для дальнейшего обсуждения интерпретации Грина и использования Взгляды Аристотеля см. Irwin (2009).

3,6 Ролза

Как указано во введении к этой записи, обновленный философский интерес к вопросам добродетели и характера был косвенно результат публикации в 1971 году книги Джона Ролза Теория справедливости .В отличие от многих его современники, сосредоточившиеся на метаэтических вопросах и значении моральных терминов Ролз (1921–2002) продвинул моральные и политические философия в практическом направлении и стимулировала современных философов изучить психологическое обоснование хороших моральных качеств. Рано в части II A Theory of Justice Ролз делает то, что он называет «совершенно очевидный» момент — что социальная система формирует желания и стремления граждан. Это определяет «частично, какими людьми они хотят быть. какими они являются »(1999a, 229).Эти точки, Заявления Ролза всегда были признаны.

Как именно институты формируют наши желания и цели и влияют на них людей мы становимся? Институты, представляющие интерес для Ролза, — это те которые составляют «базовую структуру» общества. Эти институты, которые делают возможным социальное сотрудничество и продуктивный. Они включают политическую конституцию, структуру экономика, узаконенные формы собственности, семья в некоторых форма и другие. Ролз защищает два принципа справедливости: правила для основной структуры его справедливого общества: (1) равное принцип свобод, согласно которому у каждого человека одинаковые права к полностью адекватной схеме основных свобод.(2) и второй принцип, определяющий два условия, которые должны быть выполнены в чтобы социально-экономическое неравенство было допустимым. Эти условия — это справедливое равенство возможностей и разница принцип.

Рассмотрим обсуждение Ролза гарантии равных свобод. согласно первому принципу справедливости. Этот принцип охватывает два типа свобод, личных свобод и политических свобод. Под этим принцип, каждый человек имеет право на свободы обоих видов в качестве основное право.Но Ролз идет дальше, утверждая, что политические свободы должна быть гарантирована их «справедливая стоимость» (1999a, 243). Этот означает, что шансы занимать пост и оказывать политическое влияние не должны зависеть от социально-экономического положения. Иначе, «Политическая власть быстро накапливается и становится неравной» (1999а, 199). Чтобы сохранить справедливую стоимость, Ролз не следует Стратегия Аристотеля по превращению политического участия в требование всех граждан. Тем не менее он разделяет с Аристотелем точку зрения что гарантия справедливой стоимости направлена ​​на продвижение и поддержание общего статуса граждан как равных граждан (1999a, 205–206).Более того, Ролз соглашается с Миллем в том, что политическая участие способствует нравственному развитию граждан. В качестве отмечалось в разделе 3.4 выше, восхваляя афинскую демократию, Милль пишет, что когда гражданин участвует в общественном обсуждении, «Он призван… взвесить не свои интересы, руководствоваться в случае противоречивых требований иным правилом, чем его частные пристрастия; применять на каждом шагу принципы и максимы которые по причине своего существования имеют общее благо…. Его заставляют чувствовать себя одним из публики, и все, что их интерес быть его интересом »(1991, 79).Гарантия политическая свобода укрепляет чувство собственного достоинства граждан ценят и расширяют свои моральные устои.

В части III Ролз обращается к вопросу о том, как люди приобретают желание действовать справедливо, и делать это по правильным причинам, когда они жили в справедливых учреждениях и получали пользу от них (1999a, 399). Отчет Ролза обязан взглядам Аристотеля в несколько путей. Во-первых, Ролз, как и Аристотель, считает, что если правильно институтов, то отношение и поведение, связанные с желание действовать справедливо возникнет естественным образом в результате психологические наклонности, с которыми люди сталкиваются в обычной жизни.Для, при прочих равных, это часть человеческой психологии — получать наибольшее удовольствие от использование реализованных способностей (см. Ролз обсуждение того, что он называет принципом Аристотеля), чтобы реализация чужих сил (см. его обсуждение «Эффект компаньона» принципу Аристотеля), и формируют узы привязанности и дружбы с людьми и учреждениями, которые продвигать хорошее. Во-вторых, и снова, как Аристотель, Ролз утверждает, что если гражданам повезло жить в сообществе, предоставляет основные товары, необходимые им для реализации своих полномочий, и что предлагает им возможности развивать и использовать свои способности в общих деятельности с другими, тогда у них разовьется устойчивое чувство собственная ценность, основанная на их собственных достижениях и статусе как равные граждане, а не занимающие более привилегированное положение другим.С устойчивым чувством собственной ценности и разумным надеясь достичь своих целей, граждане захотят действовать справедливо для правильные причины. Они не будут склонны к злобе, ревности и враждебности. зависть, «один из пороков ненависти к человечеству» (1999a, 466).

Возможно лишь краткое обсуждение этих совпадений. здесь. Сначала рассмотрим разделы 72–75 книги . Правосудие , где Ролз описывает то, что он называет тремя стадиями нравственное развитие, регулируемое тремя психологическими законами.Эти законы объяснять, как люди приходят к новым, непроизводным, конечным целям по мере того, как они приобретают узы любви, дружбы, привязанности и доверия. В качестве Аристотель признавал, что эти связи возникают у людей как они приходят к пониманию очевидного намерения других действовать во имя их добро, и наслаждаться тем, что они и другие могут делать.

На первом этапе нравственного развития при условии, что семья учреждения справедливы, в результате дети полюбят своих родителей своих родителей, ясно демонстрирующих, что их дети пользовались и ценили.На втором этапе в предположении, что кооперативные ассоциации устроены справедливо и заведомо таковы, члены достаточно успешных кооперативных ассоциаций («Социальные союзы» Ролза) начинают ценить и ценить их партнеры по сотрудничеству. Это происходит, когда участники делают свое дело ответственно, каждый вносит свой вклад в достижение взаимно признанной цели, и где все участники демонстрируют соответствующие способности. Под этим условия, участники приезжают, чтобы насладиться своим участием, чтобы получать удовольствие от демонстрации навыков и способностей других, а также формировать узы дружбы и доверия со своими партнерами по сотрудничеству.Потому что мероприятия дополняют друг друга, люди могут видеть себя в что делают другие. Таким образом, люди понимают, что они собой представляют. делать стоит. Их самолюбие, выражаясь аристотелевским языком, становится групповым достижением.

Наконец, на третьем этапе люди начинают понимать, как учреждения, регулируемые принципами справедливости, продвигают свое благо и благо своих сограждан, они привязываются к этим принципов и развивать желание применять и действовать в соответствии с их.Как и основные институты идеала Аристотеля полис , учреждения, регулируемые двумя принципы справедливости имеют своей целью продвижение граждан хорошо, обеспечивая социальные основы самооценки людей (Основное благо Ролза — «самоуважение»). В предоставление равных свобод в соответствии с первым принципом справедливость позволяет гражданам создавать ассоциации, в которых их общие цели и идеалы могут быть достигнуты. Как мы видели, эти ассоциации необходимы для самоуважения и поддерживается.Гарантия справедливой стоимости политической свободы, наряду со справедливым равенством возможностей при второй принцип справедливости, предотвращать чрезмерное накопление собственности и богатство и поддерживать равные возможности образования для всех, что позволяет все с одинаковой мотивацией и способностью иметь примерно равные перспективы культуры и достижений (1999а, 63). Взяты вместе, эти два принципа гарантируют, что у людей есть разумные надежды на достижения своих целей. Наконец, принцип различия служит для обеспечить каждому достойный уровень жизни, независимо от того, кто он социальное положение граждан, природные таланты или удача.Принцип различия, пишет Ролз, соответствует «идее нежелания иметь большие преимущества, если только это не пользу для менее обеспеченных »(1999a, 90). В этих различными способами, сочетание этих двух принципов составляет публично признанное признание того, что каждый гражданин имеет равную ценность.

По мнению Ролза, когда эти просто институты созданы, самое худшее. аспекты общественного разделения труда можно преодолеть. Никто, он пишет: «нужно рабски зависеть от других и заставлять выбирать между однообразными и рутинными занятиями, которые убивают к человеческому мышлению и чувствительности »(1999a, 464).Здесь Ролз отмечает те же проблемы со многими видами оплачиваемого труда, которые так беспокоили Аристотель. Оплачиваемый труд часто ограничивает возможность работника использовать ее. полномочия по принятию решений и требует от нее подчиняться указаниям другие. Конечно, Ролз не предлагает решать эти проблемы как Аристотель сделал. Но он считает, что их нужно решать, и что просто общество может решить их, возможно, приняв предложение Милля (см. раздел 3.4 выше), чтобы реорганизовать рабочие места, чтобы они стали кооперативы, управляемые рабочими (2001, 178).

Для дальнейшего обсуждения взглядов Ролза на то, как институты формируют наших персонажей, см. Freeman (2007, гл. 6) и Edmundson (2017, гл. 3).

Маркс, Милль и Ролз предлагают, как предшествующие обстоятельства — Маркс по экономическим структурам; Мельница оплачиваемая работа, политическая жизнь и семейные отношения; Ролз институты регулируются двумя принципами справедливости. Но эти понимание влияния институтов на характер, кажется, поднимает другие, более тревожные вопросы: является ли наш персонаж результатом социальные и политические институты вне нашего контроля, тогда, возможно, мы совсем не контролируют наших персонажей, и стать порядочным — это не реальная возможность.

Среди современных философов Сьюзен Вольф — одна из тех, кто устраните эти опасения. В ней Свобода внутри разума Волк утверждает, что почти любое морально проблемное воспитание может быть принудительный и может сделать человека неспособным видеть то, что он должен морально сделать или сделать его неспособным действовать в соответствии с этим признанием. В качестве примеров Вольф цитирует простых граждан нацистской Германии, белых детей рабов владельцы в 1850-х годах и люди, воспитанные в традиционных половые роли.Вольф считает, что не существует метода определения того, какие воспитание и влияние соответствуют способности видеть, что нужно делать и действовать соответственно, и поэтому она думает, что всегда есть риск того, что мы несем меньшую ответственность за свои действия, чем мы может надеяться.

Такой скептицизм может быть неуместным. Ибо если хороший характер основан на естественные психологические реакции, которые большинство людей (включая людей, воспитанных на расистских и сексистских убеждениях) опыт без труда, то большинство людей должно уметь стать лучше и нести ответственность за действия, которые выражают (или могут выражают) свой характер.

Тем не менее, это не означает, что изменить характер человека легко, прямолинейно или быстро достигается. Если персонаж сформирован или искажены структурами политической, экономической и семейной жизни, тогда для смены персонажа может потребоваться доступ к соответствующие трансформирующие силы, которые могут отсутствовать. В современном общества, например, многие взрослые все еще работают над отчуждением рабочих мест, которые не дают возможности реализовать человеческие силы и испытайте удовольствие от самовыражения.В частности, женщины, из-за неравного внутреннего распорядка почти полная ответственность для ухода за детьми и сегрегации по половому признаку на рабочем месте, часто терпят низкооплачиваемая, тупиковая работа, которая поощряет чувство ненависти к себе. В семья, в которой экономическая и, следовательно, психологическая власть неравна между мужчинами и женщинами любовь, как признавал Милль, может навредить обоим стороны. Таким образом, многие женщины и мужчины сегодня не могут полностью развить психологические способности Аристотеля, Маркса, Милля и Ролз считал основополагающим добродетельный характер.

Эти соображения показывают, почему характер стал центральной проблемой. не только в этике, но и в феминистской философии, политической философия, философия образования и философия литературы. Если для развития хороших моральных качеств необходимо быть членами сообщества в котором граждане могут полностью реализовать свои человеческие способности и связи дружба, тогда нужно спросить, как образовательные, экономические, политические и социальные институты должны быть построены таким образом, чтобы возможно развитие.Некоторые современные философы сейчас решение этих проблем. Например, Марта Нуссбаум использует Аристотелевские добродетели, чтобы обрисовать демократический идеал в (1990b). В (1996) Эндрю Мейсон исследует, как это делают капиталистические рыночные силы. добродетелям трудно процветать. В (1987) Джон Эльстер интерпретирует Маркс, предлагая концепцию хорошей жизни, которая состоит в активном самореализации, которой могут способствовать или блокировать экономические и политические институты. В (1993) Джон Бернард Мерфи реконструирует Взгляды Аристотеля на практическое обсуждение и принятие решений показать, как они могут дать теорию производительного труда, которая поможет нам увидеть, что не так с работой в современном мире и как реорганизовать это.Розалинда Херстхаус применяет аристотелевский взгляд на эмоции к исследованию расистских отношений в (2001). В (2010) Марсия Хомяк развивает взгляды Аристотеля и Милля. о преобразующей способности институтов исследовать возможности для добродетельной жизни в несовершенном мире. Лоуренс Томас (1989) использует рассуждения Аристотеля о любви к себе и дружба, чтобы утверждать, что дружба помогает развиваться и поддерживать хорошее моральный характер. И если кому-то интересно понять, что природа морального облика и степень, в которой он может быть измененных, можно найти полезные примеры как хороших, так и плохих моральных персонаж литературных писателей.Для философского обсуждения об использовании персонажей литературными писателями, см. Taylor (1996) и Нуссбаум (1990а).

Наконец, было бы полезно отметить, что это краткое обсуждение история философских взглядов на характер указывает на то, что персонаж играл или может сыграть важную роль во множестве западных этические традиции, от греческих взглядов на добродетель до кантианства и от утилитаризма к марксизму. Итак, провокационное заявление Анскомба о с которой началась эта запись, — что две основные традиции в современном моральная теория (кантианство и утилитаризм) игнорировала вопросы добродетель и характер в ущерб им — не кажется в целом правда.Тем не менее, некоторые из рассмотренных здесь взглядов кажутся уделять больше внимания характеру и добродетели, чем другие. Это Непросто точно объяснить, в чем заключается эта известность. Хотя полное рассмотрение этих вопросов выходит за рамки данной статьи. эссе, предварительное указание на то, как они могут быть рассмотрены, может быть предоставлена. Для дальнейшего обсуждения этих вопросов см. Трианоски. (1990), Watson (1990), Homiak (1997) и Hursthouse (2001).

Как указано в этой записи, взгляды Канта действительно играют роль добродетели, ибо для Канта важно, чтобы мы исполняли свои несовершенные обязанности с правильным духом.Добродетельный человек правильно воспитал склонности к ощущениям, которые помогают ей выполнять ее несовершенные обязанности. Эти чувства поддерживают ее осознание того, что правильные и являются признаком того, что она настроена выполнять свои обязанности. Потому что Кант рассматривает эмоции как непокорные и постоянно нуждающиеся. контроля разума добродетель сводится к своего рода самообладанию или воздержание. Можно выразить это мнение, сказав, что для Канта добродетельный характер подчинен претензиям практических причина.

С другой стороны, точку зрения Аристотеля обычно считают парадигмальный пример «этики добродетели», этической теории который отдает приоритет добродетельному характеру. Чтобы увидеть, что это может значит, вспомните, что добродетельная личность Аристотеля — подлинная любящий себя, которому больше всего нравится упражнение в своих способностях мыслить и знать. Это удовольствие помогает ей на практике определять, что действия уместны при каких обстоятельствах и непривлекательный к удовольствиям, связанным с обычными пороками.Ее правильно культивируемые эмоциональные наклонности не рассматриваются как непокорные аспекты ее существа, которые необходимо контролировать причина. Скорее, ее практические решения основываются на наслаждение, которое она получает от своих рациональных способностей. Можно было бы поставить эту точку говоря, что, по мнению Аристотеля, практическое обсуждение подчиненный персонажу.

Тогда можно спросить у других этических взглядов, принимают ли они практические намерение быть подчиненным персонажу или наоборот.Как это запись указывает, что Юм, кажется, встает на сторону Аристотеля и дает приоритет характера над практическими размышлениями. Ибо он предлагает, чтобы кто-то с природными добродетелями, основанными на самооценке, будет иметь более широкое воображение, необходимое для правильного обдумывания точка зрения рассудительного зрителя. Является ли персонаж подчинение разуму для Милля может зависеть от того, какого рода Можно показать, что Милль поддерживает утилитаризм. Если он мотивационно-утилитарный, который думает, что нужно действовать как человек с мотивы или добродетели, наиболее производящие счастье, будут действовать, тогда можно было бы привести доводы в пользу того, что он отдавал приоритет характера над практическими причина.Если, с другой стороны, он утилитарно действует или действует по правилам, он казалось бы, придает персонажу роль, подчиненную разуму. Эти краткие замечания указывают на то, что вопрос о том, является ли этическое теоретик отдает приоритет характеру может быть определен только тщательный анализ различных критических элементов этого взгляд философа.

5.1 Вызов ситуационизма

Этот раздел начнется с краткого обсуждения некоторых недавних философская работа над персонажем, основанная на результатах экспериментальных социальная психология.Эта философская работа ставит под сомнение концепции характера и добродетели, которые особенно волнуют древнегреческим моралистам и современным философам, чьи работа происходит из древних взглядов. Философы впечатлены этим традиции в экспериментальной социальной психологии — что часто названный «ситуационизмом» — отрицали, что черты характеры стабильны, последовательны или оценочно интегрированы в способ, который предлагают древние или современные философы. Древний моралисты полагали, что добродетели, по описанию Джона Дорис, « устойчивых черт: если у человека есть стойкие черты, они можно с уверенностью ожидать, что они будут демонстрировать характерное для широкий спектр ситуаций, связанных с особенностями, даже если некоторые или все эти ситуации не оптимально способствуют такому поведению » (2002, 18).Дорис и другие утверждают, что в этом смысл. Они нестабильны или непротиворечивы и ошибочно используются для объясните, почему люди поступают именно так. Скорее, эти философы утверждают, и, как показывает экспериментальная традиция, большая часть человеческого поведения объясняется, казалось бы, банальными особенностями ситуаций, в которых люди находят себя. Отсюда уместность метки «Ситуационист» для философов, придерживающихся этих взглядов. Варианты этой точки зрения см. В Harman (1999, 2000), Doris (2002), и Вранас (2005).

Подробное обсуждение этой работы выходит за рамки данной статьи. Однако сделаем несколько итоговых замечаний. (Для подробного обсуждение, см. записи на эмпирические подходы к нравственности, раздел 1, и моральная психология: эмпирические подходы, раздел 4.)

Скептицизм по поводу сильных черт характера исходит от некоторых известных эксперименты в социальной психологии. Например, в одном эксперименте люди, которые нашли цент в телефонной будке, с гораздо большей вероятностью помогли сообщник, который уронил несколько бумаг, чем те, кто не нашел ни копейки.В другом эксперименте участвовали студенты семинарии, которые согласились рассказать о важности помощи тем, кто в ней нуждается. На пути к в здании, где должна была состояться их беседа, они столкнулись с конфедерат рухнул и застонал. Те, кому сказали, что они уже поздно были гораздо реже, чем те, кому сказали у них было свободное время. Эти эксперименты призваны показать, что незначительные факторы, не имеющие морального значения (нахождение копейки, спешка) сильно коррелируют с поведением людей при оказании помощи.

Пожалуй, самым поразительным для здравого взгляда на персонажа являются результаты. экспериментов, проведенных Стэнли Милгрэмом в 1960-х годах. В этих экспериментирует с подавляющим большинством испытуемых, хотя вежливо твердо запрошенные экспериментатором, были готовы управлять тем, что они думали, что это были все более сильные удары током до крика «потерпевший.» Эти эксперименты проводятся, чтобы показать, что если у испытуемых действительно были склонности к состраданию, эти склонности не могут относятся к тому типу, которого требуют устойчивые черты.

Философы, находящиеся под влиянием экспериментальной традиции в социальной сфере. психологии приходят к выводу, что у людей нет широко обоснованных, стабильных, постоянные черты характера, которые интересовали древних и современным моралистам, или современным философам, работающим с какая-то версия этих взглядов. Скорее, психологические исследования принято, чтобы показать, что у людей обычно только узкие, «Местные» черты, которые не объединены с другими чертами в более широкая модель поведения. Людям полезно в хорошем настроении, говорят, но бесполезны, когда спешат, или они честны дома, но нечестно на работе.Этот скептицизм по поводу устойчивых черт, таким образом, ставит вызов современным философам, особенно тем, кто работает с какая-то версия древних воззрений, чтобы раскрыть характер что согласуется с эмпирическими результатами.

5.2 Некоторые ответы на ситуационизм

Эти интерпретации экспериментов в социальной психологии имеют бросали вызов и психологи, и философы, особенно философы, работающие в традициях этики добродетели (см. вход на этика добродетели), которые утверждают, что критикуемые ситуационистами черты характера имеют мало общего с концепцией характера, связанной с античные и современные моралисты.Возражающие говорят, что ситуационисты полагаться на понимание черт характера как изолированных и часто неотражающая предрасположенность к стереотипному поведению. Они ошибочно полагают, что черты могут быть определены по одному типу поведение, стереотипно связанное с этой чертой.

Вернемся снова к таксофонам и семинарам. Это может показаться очевидно, что на все обращения за помощью нельзя откликнуться, и это может кажется сомнительным, что любой рефлексивный человек думает, что так нужно.Этот предполагает, что для того, чтобы быть полезным человеком, нужно подумать о том, что очень важен в жизни, потому что звонки о помощи могут оправданно остаются без ответа, если человек считает, что отвечающий будет мешать ей делать что-то еще, что она считает высшее моральное значение. Таким образом, мы не должны ожидать, что помогающее поведение быть полностью последовательным, учитывая сложные ситуации, в которых люди найти себя. Некоторые из философов, обсуждаемых в этой записи, такие как теоретики естественного права (в разделе 3.1) и Канта (в раздел 3.2), может подчеркнуть это, напомнив нам о различии между идеальными и несовершенными обязанностями. В отличие от совершенных обязанностей, которые требовать, чтобы мы предприняли определенные действия или отказались от них, обязанность помогать другие нуждающиеся несовершенные в том, как, когда и кому мы помогаем, не может быть точно определен и поэтому находится в пределах индивидуального осмотрительность. Общий пункт, по которому большинство древних и современных моралисты согласятся, что быть полезным нельзя понять в изоляция от других ценностей, целей и черт личности.(Обсуждение того, как можно объединить ценности, см. В Wolf 2007.)

Или рассмотрим эксперименты Милгрэма. В ходе экспериментов многие из испытуемые протестовали, даже продолжая подчиняться команды экспериментатора. В постэкспериментальных интервью с субъектов, Милгрэм отметил, что многие были полностью убеждены в неправильность того, что они делали. Но наличие конфликта нужно не указывает на отсутствие или потерю характера. На традиционном концепции характера, как это рассматривается в этой статье, многие из Людей Милгрэма лучше всего охарактеризовать как страдающих недержанием мочи.У них есть характер, но он не добродетельный и не порочный. Многие из нас, кажется, попадают в эту категорию. Мы часто понимаем, что делать правильно, но тем не менее мы этого не делаем.

Короче говоря, возражающие говорят, что ситуационисты полагаются на упрощенный вид персонажа. Они считают, что поведение часто достаточно, чтобы указать на наличие черты характера, и они игнорировать другие психологические аспекты характера (как когнитивные и аффективный), что для большинства философов, обсуждаемых в этом вступление, сформировать более или менее последовательный и интегрированный набор убеждений и желания.В частности, возражающие говорят, что ситуационисты игнорировать роль практических размышлений (или, в случае добродетельных характер, практическая мудрость).

Варианты этих ответов ситуационистам см. У Куппермана. (2001), Камтекар (2004), Рэдклифф (2007), Сабини и Сильвер (2005), Sreenivasan (2013) и ср. фон Райт (1963, 136–154).

5.3 Некоторые эмпирические подходы к аристотелевским взглядам на характер

Некоторые недавние философские работы о характере направлены на то, чтобы встретить скептицизм непосредственно к ситуационистскому вызову, развивая теория добродетели, основанная на психологических исследованиях, которые совместимы с наличием устойчивых черт.В этом разделе приводится краткое краткое изложение двух таких подходов к добродетели.

Для обширного и детального обсуждения см. Miller (2013, 2014) и Раздел 2 записи о эмпирические подходы к нравственности, Раздел 2.

Один подход основан на «когнитивно-аффективной личности. система »(так называемая модель CAPS), разработанная социальные и когнитивные психологи. Вместо того, чтобы искать эмпирические свидетельства устойчивых черт в поведенческих закономерностях у разных типов ситуаций, модель CAPS (и философы, находящиеся под впечатлением этой модели) акцентируют внимание на важности того, как агенты понимают ситуации, в которых они находятся.Модель рассматривает структуру личности. как организация отношений между «когнитивно-эмоциональными единицы». Эти единицы представляют собой группы склонностей чувствовать, желание, вера и план, которые после активации вызывают различные мысли, чувства и поведение, которые необходимо сформировать. Философы, обосновавшие их понимание добродетели в этом типе психологической теории расширить модель CAPS, чтобы охватить устойчивые добродетельные черты характера. Эти черты характера рассматриваются как устойчивые склонности, включающие в себя соответствующие кластеры мышления (практического разума), желания и чувство, проявляющееся в кросс-ситуационном поведении.

Для подробного обсуждения модели CAPS и ее возможной ценности см. философов, см. Miller (2003, 2014), Russell (2009) и Snow (2010).

Другие философы не находят расширения модели CAPS. особенно полезно, поскольку, похоже, это не уводит нас от того, что мы здравомыслящие люди признают добродетель. Мы готовы начать с идея, что быть добродетельным — это не только склонность к действию, но и чувствовать, отвечать и рассуждать. И не просто рассуждать, а чтобы разум хорошо.Чтобы этот подход был полезен, нам нужно немного учесть в чем состоит отличное практическое рассуждение.

Некоторые философы стремятся дать то, что нужно, глядя на психологические исследования удовольствия. Они предполагают, что добродетели аналогично (некоторым) навыкам в том смысле, что пристрастие в развитии и действии от добродетельного характера — это своего рода интеллектуальное привыкание, типичное для развития и упражнений (некоторые) сложные навыки. Эмпирические исследования удовольствия показывают, что при прочих равных, мы получаем удовольствие от упражнений на развитой способностей, и чем сложнее способность, тем больше нам нравится ее упражнение.Если приобретение и проявление добродетели аналогично развитие и упражнение комплексных способностей, мы можем, этот подход предлагает, объясняет различные основные положения о добродетельной деятельности — например, что, как и (некоторые) навыки, добродетельная деятельность воспринимается как самоцель, как удовольствие само по себе, и таким образом, ценится само по себе. Для обсуждения добродетели как подобной сложным навыкам см. Annas (2011), Bloomfield (2014), Stichter (2007, 2011) и ср. Шерман (1989).

Тем не менее ситуационисты могут ответить, что для подчеркивания роли умение практиковать рассуждение — сделать хорошие моральные качества идеал, которого могут достичь очень немногие из нас.По некоторым представлениям о моральное знание, такое как предложенное Платоном в Республика , приобретение знаний, необходимых для добродетели, берет более 50 лет психологической и интеллектуальной подготовки. И дальше Точка зрения Аристотеля, как указано в этой записи в разделе 2.4 выше, полная реализация наших рациональных способностей, которая требуется потому что хорошие моральные качества — это не то, чего мы можем достичь на нашем собственный. Развитие и сохранение хороших моральных качеств требует политические институты, способствующие созданию условий, при которых процветают самолюбие и дружба.Ситуационист может задаться вопросом, как могут оказаться полезными традиционные представления о хорошем характере, если добродетельный характер — долгий и трудный процесс, ставший возможным благодаря социальные институты, которые еще не существуют. Ситуационист может взять эти проблемы как поддержку его точки зрения, что нам лучше думать с точки зрения местных черт, а не устойчивых черт.

В заключение уместно вспомнить обсуждение в разделе 4, выше. С одной стороны, с точки зрения характера, такого как Аристотеля, который полагается на обычные способности переживать удовольствия от самовыражения и ответных дружеских чувств к усилиям других помочь, почти каждый способен становится лучше .С другой стороны, если Аристотель и другие (такие как Маркс, Милль, Т. Х. Грин и Ролз) правы, что характер формируется институтами политической, экономической и семейной жизни, то для того, чтобы стать хорошим , потребуется доступ к соответствующие учреждения. Однако это не означает, что становление хорошее вне досягаемости. Здесь может быть полезно вспомнить Описание Ролзом «реалистичной утопии» в Закон народов когда, следуя Руссо в The Social В контракте он пишет, что просто учреждения принимают «мужчин как они есть »и« законы, какими они могут быть.»(Ролз, 1999b, 7) Наша психологическая природа и институты, способствующие хорошие качества характера, по его мнению и по мнению другие, обсуждаемые в этой статье, совпадают.

Каковы ваши самые важные моральные качества?

Существует множество тестов или подходов для определения вашего типа личности или сильных сторон. Я думаю, что VirtueSeeker ™ нужен нам для определения моральных добродетелей, которыми человек обладает и которыми хочет обладать. Как моральный философ, я считаю абсолютно жизненно важным, чтобы мы уделяли нашему нравственному развитию столько же, если не больше внимания, сколько мы уделяем интеллектуальному развитию.

Интеллектуальное и моральное развитие действительно должно идти рука об руку, но моральное развитие значительно отстает. Кажется, что люди просто принимают это как должное или ожидают, что люди во всем разберутся сами. Этого не происходит, и что-то нужно изменить, потому что невнимание к моральному развитию ведет к серьезным проблемам на личном, межличностном и более широком социальном фронте.

Язык добродетели и характера в значительной степени исчез из наших обычных способов говорить и выносить моральные суждения.Вот почему я хочу вернуть Аристотеля (384–322 гг. До н. Э.) И Дэвида Юма (1711–1776 гг.). Оба продуктивно исследуют моральные аспекты отношений между людьми и отношения людей к более широким сообществам.

Для Аристотеля моральные добродетели включают в себя как разум, так и эмоции. Разум господствует над эмоциями и влияет на то, в какой степени эмоция переживается, а затем на нее воздействуют. Юм, с другой стороны, смело заявляет в «Трактат о человеческой природе » (1739 г.), что «разум есть и должен быть только рабом страстей и никогда не может претендовать на какую-либо другую должность, кроме как служить и подчиняться им. .По словам Хьюма, разум действительно играет решающую консультативную роль. Эмоции или чувства, как он их называет, нуждаются в водительстве разума.

Добродетельный поступок — это середина между крайним избытком и недостатком. Добродетельный поступок — это тот поступок, который попадает в золотую середину соответствующей эмоциональной реакции и действия как по степени, так и по направлению.

Чтобы увидеть взаимодействие разума и эмоций, представьте, что у вас есть друг, который нарушил обещание пообедать с вами. Что вы должны сделать? Ваша причина позволяет вам взвесить различные соображения и проанализировать обстоятельства ее пропуска обеда.Она делает это довольно часто? Если она пропустила обед из-за болезни ребенка, это может быть смягчающим фактором. Полностью исключить ее из своей жизни может быть жестким и чрезмерным действием. Если она промахнулась из-за того, что поступило более выгодное предложение, а это не первый раз, когда она сделала что-то подобное, неправильной реакцией будет действовать так, как будто все в порядке и ее поведение приемлемо.

Что есть золотая середина или добродетель в таком случае? Это может потребовать в ответ своего рода щедрость.Дайте ей возможность объяснить. Слушайте снисходительно и не предполагайте, что вы заранее знаете, что она собирается сказать, или воспринимайте все, что она говорит, наихудшим образом. Сообщите, если вы чувствуете, что вами пренебрегают или вас считают само собой разумеющимся. Попросите ее позвонить, если она собирается скучать, чтобы вы не сидели и не раздували пламя обиды и не занимались по телефону, разгромив ее другому другу.

Щедрость, милосердие и честность — все это добродетели. Но попросите большинство людей составить список достоинств, и, скорее всего, вас встретят очень короткими списками, если не пустыми взглядами.Нам нужен надежный список добродетелей.

К счастью, Дэвид Хьюм дает нам множество достоинств в своем Запросы о принципах морали (1751). Юм был пристальным наблюдателем человеческой природы и деятельности. Он считал, что часть нашей человеческой природы состоит в том, чтобы иметь искру сочувствия по отношению к другим, и что это чувство является основой морали. Согласно Юму, все люди имеют схожую психологическую структуру, поэтому неудивительно, что существуют некоторые универсальные чувства, такие как симпатия.

Каждая добродетель, утверждает Хьюм, приветствуется нашим одобрением, потому что она приятна и имеет своего рода полезность или то, что он называет «полезностью». Пороки встречают неодобрение, потому что они вызывают или вызывают реакцию боли. Основываясь на своих наблюдениях, Юм выделяет четыре категории моральных добродетелей. Их:

  1. Полезно для себя: Осмотрительность, трудолюбие, бережливость, осторожность, сила духа, мудрость, память, предприимчивость, усидчивость, здравый смысл, проницательность, умеренность, терпение, постоянство, настойчивость, предусмотрительность, рассудительность, внимательность, душевное спокойствие (раздел VI)
  2. Полезно для других: Доброжелательность, справедливость, благодарность, дружелюбие, правдивость, верность, честь, верность, целомудрие, милосердие, приветливость, умеренность (раздел II) величие ума, отвага, смирение, достоинство, спокойствие, поэтический талант, безмятежность, утонченный вкус (раздел VII)
  3. Непосредственно согласен с другими: Хорошие манеры, остроумие, изобретательность, красноречие, приветливость, скромность, порядочность, вежливость, благородство , чистота (раздел VIII)

Два немедленных приема.Во-первых, некоторые из этих языков незнакомы; некоторые из этих слов в значительной степени исчезли из нашего общего словаря. Мы позволили некоторым хорошим концепциям исчезнуть из-за недостатка использования.

Во-вторых, некоторые из этих добродетелей имеют гендерную, классовую и расовую динамику. Юм совершенно ясно понимает, что целомудрие и скромность, например, являются более важными добродетелями для женщин, чем для мужчин. Вместо того, чтобы отвергать Юма за это, можно было бы вместо этого использовать это как возможность исследовать, какие добродетели, по-видимому, сохранили эти гендерные, расовые и классовые измерения и почему это так.

Теперь, вооруженный изящной таблицей добродетелей, человек может задать себе ряд вопросов в рамках процесса поиска добродетелей. К ним относятся:

  1. Какие у меня добродетели?
  2. Какие из них для меня самые важные?
  3. Каковы мои важные цели в жизни?
  4. Какие достоинства помогут мне реализовать эти цели?
  5. Какие добродетели ускользают от меня, потому что я склоняюсь к их недостатку или избытку?
  6. Какие достоинства я ценю в членах семьи? Друзья? Коллеги по работе?

Также интересно и часто весьма полезно попросить друга определить достоинства, которые она видит в вас наиболее ясно.

Человек с хорошим характером должен иметь баланс достоинств четырех категорий. Если человек слишком склонен к добродетелям, которые полезны и приятны для него, он может оказаться не в состоянии удовлетворить некоторые потребности других. Человек, слишком богатый добродетелями, полезными и приятными для других, может оказаться не в состоянии удовлетворить некоторые из своих собственных потребностей и желаний. Баланс имеет решающее значение; это то, что обеспечивает стабильность внутри нас и между нами и другими.

Что происходит, когда люди не задумываются о своих моральных качествах и добродетелях, которые они могут воплощать? Невежество в этом случае не является морально нейтральным.Это тема будущего поста о бессердечии и равнодушии.

Значение сильного морального характера — New Delhi Times

Д-р Прамила Шривастава

Характер — это то, что раскрывает моральную цель, раскрывая класс вещей, которые человек выбирает и избегает Аристотель

Развитие сильных моральных качеств имеет решающее значение для общего развития человека.Английское слово «характер» происходит от греческого charaktêr, которое первоначально использовалось для обозначения знака, нанесенного на монету. Позже и в более общем смысле «характер» стал означать отличительный признак, по которому одна вещь отличался от других, а затем в первую очередь означать совокупность качеств, которые отличают одного человека от другого.

Следовательно, моральные качества можно концептуализировать как склонность человека думать, чувствовать и вести себя этично или неэтично.По определению моральный облик — это наличие или отсутствие таких добродетелей, как честность, отвага, сила духа, честность и верность. Развитие сильных моральных качеств приносит вместе с собой много преимуществ. Те, кто прививает сильные моральные качества, находят в своей жизни счастье и успех и четко понимают свои цели. Более того, люди с сильными моральными качествами могут завоевать доверие других, а их отношения основаны на прозрачности, честности и взаимном уважении. Такие люди более надежны и заслуживают доверия.Это, в свою очередь, помогает создать положительную репутацию и повысить их авторитет в глазах других. Это, в свою очередь, открывает новые двери и возможности для чудесных возможностей.

Моральные черты характера — это относительно стабильные, устойчивые и надежные установки на действия и аффекты, которые следует рационально информировать. Лица с сильными моральными качествами имеют большую степень уверенности в своих действиях. У них есть четко обозначенная цель и методы, необходимые для ее достижения.Тревога и нервозность им чужды понятия.

Более того, люди с сильными моральными качествами прокладывают собственный путь к успеху и никогда не тратят время на размышления о бесполезных вещах. Такие люди не придумывают оправданий, чтобы прикрыть спину. Сильный моральный облик также способствует развитию эффективных лидерских качеств. Они провидцы с позицией «все можно сделать». Они берут на себя невозможное, лицом к лицу сталкиваются с проблемами и препятствиями и принимают решения, которые обеспечивают успех в будущем.

Смирение — еще одна черта, которой обладают люди с сильными моральными качествами. Они отбрасывают свое эго и личные интересы и стремятся работать таким образом, чтобы достичь величайшего блага из всех. Даже если они потерпят неудачу или частично преуспеют в своих усилиях, они не останутся в стороне от своих целей и, скорее, будут преследовать их снова с еще большей энергией.

Люди с сильными моральными качествами также становятся для других позитивным образцом жизни. Они устанавливают планку совершенства, и их жизнь становится источником вдохновения для других.Причина в том, что те, кто строят сильные моральные устои, сознательно придерживаются моральных ценностей своими действиями и личным поведением и не прибегают к возвышенной риторике.

Подводя итог, можно сказать, что моральный характер лучше всего описать как совокупность предрасположенностей или характеристик человека, которые играют роль в его нравственном поведении. Следовательно, моральный облик — это здание, на котором покоится личность человека. Именно наш моральный облик определяет, кто мы и какие действия мы предпринимаем.

Фото: Shutterstock

Эл. Почта: [email protected]

Twitter: @PramilaBK

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Что такое сильный моральный облик? — MVOrganizing

Что такое сильный моральный облик?

По определению моральный облик — это наличие или отсутствие таких добродетелей, как честность, отвага, сила духа, честность и верность. Другими словами, это означает, что вы хороший человек и хороший гражданин с твердым моральным компасом.

Какое значение имеет сильный моральный облик?

Люди с характером поддерживают конструктивные отношения, основанные на открытости, честности и взаимном уважении. Когда у вас хорошие моральные качества, люди знают, что вы ведете себя надежно, ваше сердце находится в нужном месте, а ваше слово — как золото. Создайте прочную репутацию.

Какие факторы способствуют нравственному развитию человека?

На нравственное развитие сильно влияют межличностные факторы, такие как семья, сверстники и культура.Внутриличностные факторы также влияют на моральное развитие, такие как когнитивные изменения, эмоции и даже нервное развитие.

Как развивается моральный облик?

Бонд предложил следующие основные источники, влияющие на характер и нравственное развитие: наследственность, опыт раннего детства, моделирование важными взрослыми и старшей молодежью, влияние сверстников, общая физическая и социальная среда, средства коммуникации, обучение в школах и других учреждениях. , и…

Что такое хороший характер и почему он важен?

Характер — это то, что исходит изнутри и часто бывает долгоживущим.Хороший характер помогает развить успешную личность. Другими словами, хороший характер — это основа притягательной личности, которая привлекает других людей. На работе нужно быть честным.

Что за человек с хорошим характером?

В общем, люди, которые считаются хорошими характерами, часто обладают такими качествами, как порядочность, честность, храбрость, верность, сила духа и другие важные добродетели, которые способствуют хорошему поведению. Эти черты характера определяют, кем они являются как люди, и сильно влияют на выбор, который они делают в своей жизни.

Какое самое замечательное качество в человеке?

  1. Смирение. Под умением принимать и любить себя такими, какие мы есть, без претензий.
  2. Умение учиться. Не только в чистом виде, но и в способе, изменяющем жизнь.
  3. Целостность.
  4. Ответственность.
  5. Устойчивость.
  6. Сострадание к другим.
  7. Уважение к другим.
  8. Большое видение.

Какое лучшее качество иметь?

Основные человеческие качества

  • Будьте честны и порядочны.честность — «качество честности» или «отсутствие обмана и неправды»; искренние ». — Оксфордские словари.
  • Будь храбрым. мужественный — «Не сдерживается опасностями или болью; храбрый »- Оксфордские словари.
  • Будьте внимательны.
  • Будьте искренними.

Какие черты лица у девушки самые красивые?

Характерные черты женского «сексуального лица» по сравнению с «несексуальным лицом»:

  • Загорелая кожа.
  • Более узкая форма лица.
  • Меньше жира.
  • Более полные губы.
  • Расстояние глаз немного больше.
  • Более темные и узкие брови.
  • Более длинные и темные ресницы.
  • Скулы верхние.

Какое самое главное качество успешного человека?

Готовность учиться. Одна из важнейших черт успешных людей — искреннее желание и готовность учиться. Успешные люди обычно не всезнайки. Они сохраняют непредвзятость.

Как мы принимаем моральные решения? Новое исследование показывает, как ваше моральное поведение может меняться в зависимости от контекста — ScienceDaily

Когда дело доходит до принятия моральных решений, мы часто думаем о золотом правиле: поступайте с другими так, как вы хотели бы, чтобы они поступали с вами. Тем не менее, почему мы принимаем такие решения, широко обсуждается. Мотивирует ли нас чувство вины, когда мы не хотим чувствовать себя плохо из-за того, что подвели другого человека? Или по справедливости, когда мы хотим избежать неравных результатов?

Некоторые люди могут полагаться как на принципы вины, так и на принципы справедливости и могут менять свое моральное правило в зависимости от обстоятельств, согласно исследованию Университета Радбауд — Дартмутского колледжа, посвященного принятию моральных решений и сотрудничеству.Полученные результаты ставят под сомнение предыдущие исследования в области экономики, психологии и нейробиологии, которые часто основываются на предпосылке, что люди руководствуются одним моральным принципом, который остается неизменным с течением времени. Исследование было недавно опубликовано в Nature Communications .

«Наше исследование демонстрирует, что в отношении морального поведения люди на самом деле не всегда могут придерживаться золотого правила. В то время как большинство людей склонны проявлять некоторую заботу о других, другие могут демонстрировать то, что мы называем« моральным оппортунизмом », где они все еще хотят выглядят морально, но хотят получить максимальную выгоду », — сказал ведущий автор Йерун ван Баар, научный сотрудник отдела когнитивных, лингвистических и психологических наук в Университете Брауна, который начал это исследование, когда был ученым в Дартмуте, посещая Институт мозга, познания и поведения Дондерса при университете Радбауд.

«В повседневной жизни мы можем не замечать, что наша мораль зависит от контекста, поскольку наши контексты, как правило, остаются неизменными каждый день. Однако в новых обстоятельствах мы можем обнаружить, что моральные правила, которым, как мы думали, мы всегда будем следовать, на самом деле довольно гибкий », — объяснил соавтор Люк Дж. Чанг, доцент кафедры психологии и науки о мозге и директор Лаборатории вычислительной социальной аффективной нейробиологии (Cosan Lab) в Дартмуте. «Это имеет огромные последствия, если учесть, как наше моральное поведение может измениться в новых условиях, например, во время войны», — добавил он.

Чтобы изучить принятие моральных решений в контексте взаимности, исследователи разработали модифицированную игру доверия, названную «Игра скрытого множителя доверия», которая позволила им классифицировать решения, принимаемые в ответ на доверие, как функцию моральной стратегии человека. С помощью этого метода команда могла определить, какой тип моральной стратегии использовал участник исследования: неприятие несправедливости (когда люди отвечают взаимностью, потому что хотят добиваться справедливости результатов), неприятие вины (когда люди отвечают взаимностью, потому что хотят избежать чувства вины), жадность или моральный оппортунизм (новая стратегия, которую определила команда, при которой люди переключаются между неприятием несправедливости и неприятием вины в зависимости от того, что лучше всего служит их интересам).Исследователи также разработали вычислительную модель моральной стратегии, которую можно использовать для объяснения поведения людей в игре, и изучили модели активности мозга, связанные с моральными стратегиями.

Полученные данные впервые показывают, что уникальные паттерны мозговой активности лежат в основе стратегий неприятия неравенства и неприятия вины, даже если эти стратегии приводят к одинаковому поведению. Для участников, которые были морально оппортунистическими, исследователи заметили, что их мозговые паттерны переключались между двумя моральными стратегиями в разных контекстах.«Наши результаты показывают, что люди могут использовать разные моральные принципы при принятии решений, и что некоторые люди гораздо более гибкие и будут применять разные принципы в зависимости от ситуации», — пояснил Чанг. «Это может объяснить, почему люди, которых мы любим и уважаем, иногда делают вещи, которые мы считаем морально неприемлемыми».

История Источник:

Материалы предоставлены Дартмутским колледжем . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Моральный характер

Положительное определение моральных качеств является одним из нескольких требований для допуска к юридической практике в Калифорнии.

Начало работы

Поскольку процесс проверки моральных качеств может занять как минимум шесть месяцев, студенты-юристы должны подавать заявление не позднее начала последнего года обучения на юридическом факультете. Приветствуется ранняя подача документов, чтобы процесс можно было завершить до того, как будут опубликованы результаты конкретного экзамена.

Чтобы начать эту проверку биографических данных, заявители могут подать онлайн-заявку или бумажную заявку, что можно сделать в любое время после регистрации в качестве студента-юриста или кандидата на адвоката. Пожалуйста, внимательно прочтите инструкции перед запуском приложения. Существуют специальные инструкции для адвокатов за пределами штата, а также для тех, кто подает заявку на участие в программе мультиюрисдикционной практики или для того, чтобы стать зарегистрированным иностранным юридическим консультантом.

Обзор приложения

Заявление о моральных качествах представляет собой сборник многих подробностей из жизни заявителя.

Важно, чтобы заявление было правдивым. Государственная коллегия адвокатов и Комитет адвокатов считают откровенность важным фактором при определении того, обладает ли кандидат хорошими моральными качествами, необходимыми для допуска к юридической практике.

Что происходит после подачи?

Сотрудники

государственной коллегии адвокатов рассматривают историю каждого заявителя. С заявителем можно связаться, если первоначальное представление было неполным или если необходима дополнительная информация. Каждая заявка проверяется, чтобы определить, соответствует ли кандидат стандарту моральных качеств.Согласно правилам Коллегии адвокатов штата Калифорния (Правила приема), «Хорошие моральные качества» включает в себя, помимо прочего, такие качества, как честность, справедливость, откровенность, надежность, соблюдение фидуциарной ответственности, уважение и повиновение закон и уважение прав других лиц и судебного процесса. ( Правила приема , Правило 4.40)

В случае, если при рассмотрении заявки выявляется информация, которая вызывает вопросы о том, соответствует ли заявитель стандарту хороших моральных качеств, заявитель может быть приглашен на неформальную конференцию с сотрудниками государственной коллегии адвокатов для обсуждения вопросов.

На обработку заявки и сбор всех документов, необходимых для завершения определения моральных качеств, потребуется несколько месяцев. Чтобы проверить статус своей заявки, войдите на Портал кандидатов.

По вопросам обращайтесь в приемную комиссию по адресу [email protected],
213-765-1500 или 415-538-2300.

Кто испытывает какое моральное расстройство? Особенности перехода от узкого к широкому определению морального расстройства | Журнал этики

Абстрактные

Моральный стресс, согласно очень влиятельному определению Эндрю Джейметона, возникает, когда медсестра знает, какое морально правильное действие следует предпринять, но каким-то образом сдерживается от этого действия.Определение морального дистресса было расширено, во-первых, чтобы включить в него морально сложные ситуации, которые вызывают дистресс, но которые не обязательно связаны с ощущением скованности медсестер, например, связанные с моральной неуверенностью. Во-вторых, моральные страдания расширились, так что они не ограничиваются опытом медсестер. Однако такое расширение концепции не означает, что тип переживаемого морального страдания или роль человека, переживающего его, не имеют морального значения.Я утверждаю, что различие между категориями дистресса — например, ограничение и неуверенность — и между группами медицинских работников, которые могут испытывать моральный дистресс, потенциально имеет моральное значение и должно влиять на анализ, измерение и уменьшение морального дистресса в клинике.

Введение

Согласно влиятельному определению Эндрю Джейметона, впервые опубликованному в 1984 году, моральное расстройство возникает, когда медсестра «знает, что делать, но институциональные ограничения делают практически невозможным следовать правильному образу действий» [1].Согласно этому определению, моральный стресс возникает при определенных условиях: есть моральная уверенность — медсестра знает, морально правильное действие, которое следует предпринять, — и есть что-то, обычно называемое «сдерживающим фактором [t]» [2] или « препятствие »[3], которое мешает медсестре предпринять нравственно правильные действия. Хотя это определение и его варианты остаются популярными, критики пытались расширить его по крайней мере двумя способами. Во-первых, утверждалось, что морально сложные ситуации, которые вызывают страдание, но не обязательно являются случаями уверенности и принуждения, например, ситуации, связанные с моральным конфликтом, моральной дилеммой и моральной неуверенностью, также должны рассматриваться как приводящие к моральному страданию. [4, 5].Во-вторых, моральные страдания не ограничиваются опытом медсестер; целый ряд медицинских работников, таких как врачи, привлекаются к исследованиям морального стресса [6, 7].

Хотя я утверждал, что мы должны расширить определение морального страдания [4, 8], мы должны остерегаться игнорирования морально значимых различий в формах и переживаниях морального страдания. В этой статье я подчеркну значение двух наборов различий, которые, как может показаться, могут быть размыты при расширении определения морального дистресса: во-первых, категории морального дистресса и, во-вторых, группы, испытывающие дистресс.Принятие более широкого определения сопряжено с риском размывания этих различий, если моральное страдание исследуется, измеряется и рассматривается исключительно как как совокупность — другими словами, как сумма или итог. Рассмотрение морального стресса как совокупности размывает то, что могло бы быть основными морально значимыми характеристиками дистресса, например, неравномерное распределение стресса среди групп медицинских работников, потому что при этом не принимается во внимание опыт этих различных групп. Эти различия могут иметь важное значение для выявления и устранения конкретных причин и последствий морального стресса в клинике.

Что такое моральное расстройство? Разница между узким и широким определениями

Для целей этого обсуждения давайте ограничимся видом морального стресса, который испытывают профессионалы здравоохранения в решениях, принятых в отношении ухода за пациентами , поскольку это вид морального стресса, который часто обсуждается в рамках клинической и медсестринской этики. литература [3]. В этих пределах и в качестве отправной точки для этого анализа моральный дистресс можно описать как психологическую реакцию на морально сложные ситуации [4].Определение Джейметона [1], а также многие определения, используемые в литературе [3], можно рассматривать как примеры узкого определения морального страдания, поскольку они ограничивают моральное расстройство только одним основным видом морально сложной ситуации — то есть ситуации, в которых человек не может предпринять правильных действий, поскольку на его пути стоит какое-то препятствие (например, институциональное правило или решение врача) [1, 4]. Я буду называть такие ситуации случаями морального принуждения.Сторонники узкого определения морального страдания не только связывают страдание с моральным принуждением, но также прямо заявляют, что случаи страдания, проистекающие из других морально тревожных ситуаций, таких как моральная дилемма или моральная уверенность, являются , а не моральным страданием [1, 4 , 5].

Я утверждаю, что определение морального страдания, данное Джейметоном, следует рассматривать как определение категории морального страдания, то есть моральное принуждение-бедствие (для краткости принуждение-бедствие ) [4].Примером стеснения-дистресса является дистресс, который испытывает медсестра, ухаживающая за неизлечимо больным ребенком, в ситуации, когда родители настаивают на том, чтобы ребенок получил агрессивное лечение, продлевающее жизнь, хотя для медицинских работников это отвечает наилучшим интересам пациента. прекратить ее лечение и организовать оказание паллиативной помощи, чтобы не продлевать ее страдания [1, 4]. Применяя терминологию и форму узкого определения к этому случаю, мы могли бы сказать, что решение родителей является ограничением для действий медсестры.

Хотя принуждение часто рассматривается как необходимое условие морального страдания [1-3, 6, 9], я утверждал, что принуждение-страдание не должно рассматриваться как единственная форма морального расстройства, значимая в клинике [ 4]. Я рекомендую принять широкое определение морального страдания, что означает признание того, что принуждение не является необходимым условием морального страдания и что такое страдание может возникать из морально тревожных ситуаций, отличных от ситуаций морального принуждения.Когда медицинские работники испытывают стресс из-за морального конфликта, дилеммы или неуверенности, я утверждаю, что это также следует называть моральным стрессом [4]. Представьте, что мы изменили предыдущий пример — случай ребенка и агрессивного лечения, продлевающего жизнь, — чтобы отразить моральную неуверенность. В этом отредактированном примере и родителям, и медсестре неясно с моральной точки зрения, какое из двух действий — лечение или прекращение лечения — следует предпринять, и медсестра испытывает тревогу из-за моральной неопределенности ситуации.Вместо того, чтобы рассматривать это бедствие как нечто иное, чем моральное бедствие, которое Джейметон открыто отстаивает [1, 9], я рекомендую рассматривать его как моральное бедствие и называть его особым видом морального бедствия — дистресс моральной неуверенности ( для краткости, неопределенность-бедствие ), в отличие от ограничения-бедствия.

Есть несколько причин, по которым важно использовать более широкое определение морального страдания, а не ограничивать моральное страдание ограничением-дистрессом, как это сделали Джейметон и другие [4].Для целей данной статьи особенно важной причиной для использования более широкого понимания является следующее: я предполагаю, что по крайней мере одна причина, если не основная причина, по которой мы заботимся о бедствии, связанном с морально тревожными ситуациями, заключается в том, что эти ситуации часто возникают. может возникнуть из-за нарушения важных моральных ценностей или привести к ним — или и того, и другого. Кажется трудным обосновать, почему мы должны тогда заботиться только о тех категориях морального страдания, которые связаны с ограничениями, а не о тех, которые связаны с конфликтом или неопределенностью, если, действительно, они также могут проистекать из или приводить к нарушениям одних и тех же или аналогичных ценности.

Существует по крайней мере три независимых моральных ценности, которые имеют отношение к моральному страданию: (1) благополучие пациента, (2) благополучие медицинского работника, испытывающего моральные страдания, и (3) распределение моральных качеств. дистресс среди групп медицинских работников [8, ср. 10]. Хотя значения один и два довольно интуитивно понятны, было бы полезно указать, что распределение дистресса может быть несправедливым, когда большее бремя дистресса возлагается на определенные группы медицинских работников не по их собственной вине [8].Если моральная неуверенность, моральный конфликт и моральное принуждение связаны с моральными заботами о благополучии пациента и могут привести к психологическому стрессу, почему это расстройство должно быть описано только как «моральное» в случае принуждения? Кроме того, если на благополучие медицинских работников и распространение морального дискомфорта негативно влияет любой из этих видов морально тревожных ситуаций, то зачем исключать случаи неуверенности и конфликта из морального стресса?

Сторонники узкого определения морального страдания могут выразить озабоченность тем, что, если мы расширим определение, мы можем преуменьшить особый опыт медсестер, которые с гораздо большей вероятностью будут испытывать стеснение-дистресс, по крайней мере, по сравнению с врачами. потому что они, как правило, обладают меньшей властью принимать решения относительно лечения пациентов и, следовательно, с большей вероятностью будут испытывать моральные ограничения из-за решений других.Я подозреваю, что одна из основных причин, почему определение морального дистресса часто сводится к ограничению-дистрессу, заключается в моральных опасениях по поводу «дополнительного» бремени дистресса, которое может испытывать медсестры [4, 8, 11]. Любой медицинский работник может пострадать из-за беспокойства по поводу ухода за пациентом, что может отрицательно повлиять на его благополучие. В таких случаях могут быть нарушены только моральные ценности благополучия пациентов и профессионального благополучия.Однако возможное возражение против широкого определения морального стресса подразумевает опасение, что определенные группы профессионалов, такие как медсестры, будут испытывать моральный стресс, связанный не только с «типичными» ситуациями ухода за пациентами, но и с характером их работы. и ограничения, с которыми они сталкиваются в рамках этой работы. В этих случаях, вероятно, будут нарушены все три моральные ценности — благополучие пациентов, профессиональное благополучие и справедливое распределение морального стресса между группами медицинских работников.

Я готов признать, что ситуации, в которых подрываются все три моральные ценности, связанные с моральным страданием, могут иметь особую моральную актуальность именно потому, что в игру вступает так много ценностей. Однако это не возражает против расширения определения морального страдания. Это сработало бы только как возражение против расширения определения, если бы это означало, что моральный стресс обязательно должен рассматриваться как совокупность. Моральный стресс будет рассматриваться как совокупность, если, например, он будет измерен таким образом, чтобы не было возможности проводить различия между категориями морального стресса, такими как принуждение-стресс и конфликт-стресс, или между разными типами профессионалов, испытывающих моральный стресс. , что приводит к особым опасениям, связанным с ограничением-дистрессом и упущением медсестер.Тем не менее, нет необходимости рассматривать моральный стресс исключительно как совокупность, даже если кто-то принимает более широкое определение, и действительно есть веская причина не делать этого, потому что мы пренебрегаем важными морально значимыми характеристиками морального стресса, если мы так поступим. Хотя я утверждаю, что между случаями морального конфликта, неуверенности и принуждения достаточно общего, что вызванное ими страдание следует называть «моральным», я не утверждаю, что они должны рассматриваться как имеющие одинаковую моральную значимость. функций тоже.

Сравнение ограничения-бедствия и неопределенности-бедствия

Давайте рассмотрим краткую моральную оценку примеров ограничений и неуверенности-бедствия, обсужденных в предыдущем разделе, чтобы выделить некоторые из конкретных морально значимых черт, которые могут быть с ними связаны. Напоминаем, что это случаи принуждения-дистресса, когда медсестра ограничена решением родителей продолжать агрессивное лечение ребенка, и случаи неуверенности-дистресса, когда медсестра морально не уверена, следует ли применять агрессивное лечение. .

Возьмите первую моральную ценность, определенную в предыдущем разделе: благополучие пациента. В примере стеснения-дистресса переживаемый дистресс является сигналом того, что что-то определенно пошло морально неправильно с точки зрения ухода за пациентом; лечение не идет на пользу неизлечимо больному ребенку (при условии, что медсестра верна в своей моральной оценке случая). Теперь сравните это со случаем неуверенности-дистресса, когда медсестра испытывает моральный стресс из-за моральной неуверенности — он может не знать, что в интересах пациента, потому что он не уверен в моральных последствиях своих действий.Разница между двумя видами морального страдания, принуждением и неуверенностью, по-видимому, имеет моральное значение, хотя каждый из них проистекает из озабоченности по поводу схожей основной моральной ценности — благополучия пациента. Если возможно, необходимо предпринять дополнительные действия в случаях моральной неуверенности, чтобы определить последствия вмешательств для благополучия пациентов до вмешательства. В отличие от нашего случая принуждения-бедствия, например, этот вид неопределенности-дистресса может потребовать консультации по этике, чтобы определить, каким, вероятно, будет нравственно идеальный образ действий.

Вторая важная моральная ценность — благополучие медицинских работников. Это значение уместно в примерах как ограничение-бедствие, так и неопределенность-бедствие; благополучие медицинских работников подрывается их переживанием бедствия, что, в свою очередь, может иметь негативные последствия для организации и пациента. Например, моральный стресс связан с намерением текучести кадров [12]. Что может иметь дальнейшее моральное значение и быть плодотворным для эмпирических исследований, чтобы определить, переживаются ли моральные страдания более остро, если они относятся к определенной категории.Например, может ли стресс-ограничение отрицательно сказаться на благополучии медицинских работников больше, чем стресс-неуверенность, потому что медицинский работник лишен возможности выполнять правильное действие или воспринимать правильное действие? Или переживания разных видов стресса одинаково влияют на одних и тех же медицинских работников? Здесь ответы на эти эмпирические вопросы имеют моральное значение, потому что, если определенная категория бедствия более вредна, чем другой вид, то облегчение более вредного вида должно быть более приоритетным при прочих равных условиях.

Третья важная моральная ценность связана с распределением морального стресса среди различных групп медицинских работников. Мы можем обнаружить, что некоторые виды специалистов здравоохранения, такие как медсестры, а не врачи, или работающие в определенных отделениях, таких как отделение неотложной помощи, или по определенным специальностям, более склонны к развитию морального расстройства. Если это так, то они будут нести большую моральную и психологическую нагрузку, чем другие специалисты в области здравоохранения.Как упоминалось в предыдущем разделе, кажется разумным, что медсестры в среднем будут более склонны испытывать стеснение-дистресс, чем врачи, из-за их положения в иерархии принятия решений [11, 12]. Необходимо провести дополнительные исследования, чтобы указать, какие группы наиболее уязвимы и к каким категориям бедствий они наиболее уязвимы; однако здесь важно подчеркнуть, что проведение морально значимых различий связано не только с категориями пережитого бедствия , но и с , который испытывает бедствие.

Заключение

В этой статье я выделил различие между узким и широким определениями морального страдания. Я утверждаю, что среди причин, по которым мы должны принять широкое определение, является то, что стресс, возникающий из множества морально тревожных ситуаций, связанных с уходом за пациентами, проистекает из аналогичных нарушений основных моральных ценностей и ведет к ним, и поэтому было бы странно выделить только один из этих типов ситуаций — ситуации уверенности и принуждения — полностью определяет моральное страдание.Однако, хотя между этими ситуациями есть основные моральные сходства, существуют также некоторые дополнительные морально значимые различия, которые не следует стирать, рассматривая широкое понятие морального страдания как совокупность. В заключительном разделе статьи я подчеркнул, насколько важно различать категории дистресса и группы медицинских работников, испытывающих дистресс, для определения морально значимых характеристик конкретных случаев морального расстройства.

Список литературы

  1. Джейметон А. Сестринская практика: этические вопросы . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл; 1984: 6.

  2. Хамрик А.Б., Блэкхолл LJ. Перспективы медсестры и врача по уходу за умирающими пациентами в отделениях интенсивной терапии: сотрудничество, моральный стресс и этический климат. Crit Care Med . 2007; 35 (2): 422-429.
  3. Дудзинский Д.М. Управление моральным бедствием с помощью карты морального бедствия.J Med Ethics. 2016; 42 (5): 321-324.
  4. Фури К. Моральный стресс и моральный конфликт в клинической этике. Биоэтика . 2015; 29 (2): 91-97.
  5. Кэмпбелл С.М., Ульрих С.М., Грейди К. Более широкое понимание морального страдания. Ам Дж. Биоэт . 2016; 16 (12): 2-9.
  6. Маккарти Дж, Диди Р. Пересмотр морального недовольства. Этика медсестер . 2008; 15 (2): 254-262.
  7. Остин В. Моральный стресс и тяжелое положение медицинских работников в настоящее время. Форум HEC . 2012; 24 (1): 27-38.
  8. Фури К. Этическое значение морального дистресса: неравенство и стеснение медсестер. Ам Дж. Биоэт . 2016; 16 (12): 23-25.
  9. Джейметон А. Дилеммы морального страдания: моральная ответственность и практика сестринского дела. AWHONNS Clin выпускает медсестры по охране здоровья женщин Perinat . 1993; 4 (4): 542-551.
  10. Томас Т.А., Маккалоу Л.Б. Философская таксономия этически значимого морального страдания. J Med Philos . 2015; 40 (1): 102-120.
  11. Маккарти Дж., Гастманс К. Моральное расстройство: обзор литературы по этике медсестер, основанной на аргументах. Этика медсестер . 2015; 22 (1): 131-152.
  12. Остин К.Л., Сэйлор Р., Финли П.Дж. Моральный стресс у врачей и медсестер: влияние на качество жизни и текучесть кадров [опубликовано в Интернете перед печатью 31 октября 2016 г.]. Психологическая травма . DOI: 10.1037 / tra0000201.

Цитата

AMA J Ethics. 2017; 19 (6): 578-584.

DOI

10.1001 / journalofethics.2017.19.6.nlit1-1706.

Благодарности

Я хотел бы поблагодарить редакторов журнала этики AMA , а также участников Гранд-раундов по биоэтике в Медицинской школе Вашингтонского университета за их полезные комментарии и предложения, которые очень помогли мне пересмотреть предварительные черновики этого документа. бумага.

Точки зрения, выраженные в этой статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и политику AMA.

Информация об авторе

  • Карина Фурье, доктор философии , доцент кафедры медицинской этики Бенджамина Рабиновица в Программе ценностей в обществе Вашингтонского университета в Сиэтле, где она также является адъюнкт-профессором кафедры биоэтики и гуманитарных наук.Она публиковалась по ряду тем, включая моральные страдания, двухуровневое здравоохранение, реформу здравоохранения и социальное равенство.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.