Содержание

Нравственность Современного общества | Статья в сборнике международной научной конференции

Библиографическое описание:

Баранова, Л. В. Нравственность Современного общества / Л. В. Баранова. — Текст : непосредственный // Вопросы исторической науки : материалы I Междунар. науч. конф. (г. Москва, январь 2012 г.). — Москва : Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 40-43. — URL: https://moluch.ru/conf/hist/archive/53/1556/ (дата обращения: 30.07.2021).

Мораль… никогда не падает и не рушится,

она просто меняется.

Александр Никонов

Нравственность Современного общества основана на простых принципах: разрешено все, что не нарушает непосредственно прав других людей; права всех людей равны. Поскольку главный лозунг Современного общества — «максимум счастья для максимального числа людей», то моральные нормы не должны быть препятствием для реализации желаний того или иного человека — даже если кому-то эти желания не нравятся.

Но только до тех пор, пока они не наносят ущерба другим людям.

Необходимо заметить, что из этих двух принципов проистекает третий: «Будь энергичен, добивайся успеха своими силами». Ведь каждый человек стремится к личному успеху, а наибольшая свобода дает максимум возможностей для этого. Очевидно, что из этих принципов следует и необходимость порядочности. Например, обман другого человека — это, как правило, причинение ему ущерба, а значит осуждается Современной нравственностью.

Нельзя непосредственно покушаться на чужое: жизнь, здоровье, имущество, свободу — вот минимум требований. Живи, как знаешь, и не суйся в чужую жизнь, если не просят — вот главное правило морали завтрашнего дня. Его можно еще сформулировать так: «Нельзя решать за других. Решай за себя». Это во многом работает в самых прогрессивных странах уже сейчас. Где-то это правило крайнего индивидуализма работает больше (Нидерланды, Дания, Швеция), где-то меньше.

В продвинутых странах разрешены «аморальные» браки между гомосексуалистами, легализованы проституция, курение марихуаны и пр. Там человек имеет право распоряжаться собственной жизнью, как ему заблагорассудится. В этом же направлении развивается и юриспруденция. Законы дрейфуют в направлении, который указывает тезис «нет пострадавших — нет преступления» [1, с.17].

Если открыть «Большой энциклопедический словарь» и посмотреть статью «Нравственность», мы увидим следующее описание: «Нравственность — см. мораль». Пришла пора разделить эти понятия.

Мораль — это сумма установившихся в обществе неписаных нормативов поведения, сборник социальных предрассудков. Мораль ближе к слову «приличия». Нравственность определить уже сложнее. Она ближе к такому понятию биологии, как эмпатия; к такому понятию религии, как всепрощение; к такому понятию социальной жизни как конформизм; к такому понятию психологии, как неконфликтность. Проще говоря, если человек внутренне сочувствует, сопереживает другому человеку и в связи с этим старается не делать другому того, чего не хотел бы себе, если человек внутренне неагрессивен, мудр и потому понимающ — можно сказать, что это нравственный человек.

Главное различие между моралью и нравственностью в том, что мораль всегда предполагает внешний оценивающий объект: социальная мораль — общество, толпу, соседей; религиозная мораль — Бога. А нравственность — это внутренний самоконтроль. Нравственный человек более глубок и сложен, чем моральный. Так же как автоматически работающий агрегат сложнее ручной машинки, которую приводит в действие чужая воля [2, с. 214].

Ходить голым по улицам - аморально. Брызгая слюной, орать голому, что он негодяй - безнравственно. Почувствуйте разницу. Мир движется в сторону аморализма, это правда. Зато он идет в сторону нравственности. Нравственность — штука тонкая, ситуативная. Мораль более формальна. Ее можно свести к неким правилам и запретам.

Все приведенные рассуждения фактически направлены на расширение индивидуального выбора людей, но не учитывают возможных отрицательных общественных последствий такого выбора. Например, если общество признает гомосексуальную семью нормальной, то часть людей, которые ныне скрывают свою сексуальную ориентацию и имеют гетеросексуальные семьи, перестанут это делать, что может отрицательно повлиять на рождаемость. Если мы перестанем осуждать употребление наркотиков, то количество наркоманов может увеличиться за счет тех, кто ныне избегает наркотиков из страха наказания.

Концепция Современного общества исходит из того, что в подобных вопросах нужно не допускать несправедливости и дискриминации. Например, если мы хотим бороться с низкой рождаемостью, то порицанию и наказанию должны подвергаться все бездетные люди, а не только гомосексуалисты.

Свобода слова приводит к тому, что начинает публиковаться порнография и сцены жестокости. Многие люди считают, что это, в свою очередь, отрицательно влияет на семейные ценности и поощряет к насилию. С другой стороны, по словам основателя организации Internet Freedom Криса Эванса, «60 лет исследований влияния СМИ на общество не обнаружили связи между жестокими изображениями и жестокими действиями». В 1969 году Дания отменила все ограничения на порнографию, и количество преступлений на сексуальной почве сразу пошло вниз [3, с. 141]. Есть основания полагать, что дедовщина в армии в гораздо большей степени воспитывает в человеке привычку к насилию, чем самые кровавые кинобоевики.

Изменение моральных норм интерпретируется некоторыми людьми как «разложение» и «загнивание», которое приведет к «краху нашей цивилизации». Исторический опыт показывает, что крах ожидает как раз тех, кто застыл на месте и не меняется.

Следует ли бороться с негативными явлениями путем введения запретов и применения насилия в случае их нарушения? Как показывает исторический опыт, бороться с объективными закономерностями развития общества бессмысленно. Как правило, негативные и позитивные результаты развития взаимосвязаны и невозможно бороться с негативом без разрушения позитива. Поэтому в тех случаях, когда такая борьба оказывается успешной, общество платит за это отставанием в развитии — причем негативные тенденции просто переносятся на будущее [4, с. 58].

Более конструктивным представляется иной подход. Необходимо без эмоций изучить закономерности общественных изменений и понять, к каким положительным и отрицательным последствиям они ведут. После чего общество должно предпринять действия, направленные на усиление положительных сторон имеющихся тенденций и ослабление отрицательных.

Увеличение свободы всегда приводит к тому, что некоторые люди употребляют ее себе во вред. Например, возможность приобретать водку ведет к появлению алкоголиков, свобода выбирать образ жизни приводит к появлению бомжей, сексуальная свобода увеличивает число заболевших венерическими болезнями. Поэтому более свободные общества всегда обвиняются в «загнивании», «нравственном разложении» и т.п. Однако большинство людей достаточно рациональны и употребляют свободу себе во благо. В результате общество становится более эффективным, развивается быстрее.

Когда говорят о «здоровье» и «нездоровье» общества, то забывают о том, что состояние общества не может быть описано в терминах здоров/нездоров/третьего не дано. Несвободные общества гораздо более «здоровы» в смысле отсутствия маргиналов (к примеру, в фашистской Германии даже душевнобольных уничтожили). Но они гораздо менее здоровы в смысле отсутствия людей, нацеленных на развитие. Поэтому несвободные, чрезмерно зарегулированные общества (в т.ч. зарегулированные слишком жесткими моральными нормами) неизбежно проигрывают. Да и запреты, как правило, не слишком эффективны — сухой закон, к примеру, не столько борется с алкоголизмом, сколько порождает мафию. Наилучший выбор — максимум свободы при жестком подавлении агрессивных маргиналов (в т.ч. уничтожении преступников).

Современная нравственность пробивает себе дорогу и в России. Новое поколение значительно индивидуалистичнее и свободнее. Большинство российских предпринимателей говорят, что нанимать молодежь на работу выгодно — молодые честнее, энергичнее и реже воруют. В то же время, в переходный период наблюдаются кризисные явления, в т.ч. и в сфере нравственности. Так было, например, при переходе от аграрного к индустриальному обществу, в частности, Англия начала-середины XIX века испытывала серьезный кризис, сопровождавшийся ростом алкоголизма, распадом семей, беспризорностью и т.д. [5, с. 311]

Здесь, кстати, следует упомянуть об одном распространенном мифе. Древний Рим рухнул не в результате «нравственного разложения», а потому что перестал развиваться. Главное преимущество Рима заключалось в наличии правового государства и эффективного гражданского общества. С переходом от республики к имперской диктатуре эти общественные институты были постепенно подорваны, развитие прекратилось, и в результате Рим превратился в типичную нестабильную империю, не имеющую фундаментальных общественных преимуществ по сравнению с варварским окружением. С этого момента его гибель стала лишь вопросом времени.

Но общество ждет гибель и в том случае, если свобода перешагнет определенные рамки и у одних людей появится безнаказанная свобода причинять ущерб другим. Фактически это означает, что свобода одних урезается за счет увеличения прав других, т.е. свобода уничтожается. Именно поэтому мораль Современного общества заключается в полной свободе, за исключением права на причинение непосредственного ущерба другому человеку.

Более того, Современное общество должно быть нетерпимым к любым попыткам причинять такой ущерб, т.е. ограничивать свободу кого-либо. В этом Современное общество должно быть бескомпромиссно и даже жестоко: как показывает опыт, основные проблемы наиболее Современных стран заключаются именно в чрезмерном гуманизме по отношению к нетерпимым и агрессивным людям.

Можно возразить, что «вседозволенность допустить нельзя!». И этот тезис абсолютно верен. Вседозволенность — это дозволение одному человеку причинять вред другому. Например, безопасный добрачный секс не является вседозволенностью, т.к. каждый из участников не видит в этом какого-либо ущерба для себя. А вот «высокоморальный» Иран — это государство вседозволенности: в уголовном кодексе этой страны, основанном на нормах шариата, предусмотрена казнь женщин через забрасывание камнями за некоторые «сексуальные преступления». Причем специально оговаривается, что камни не должны быть слишком большими, чтобы жертва не умерла сразу.

Подобное садистское убийство несомненно является вседозволенностью.

Мораль Современного общества (в отличие от религиозной морали) — это мораль, основанная на разуме. Такая мораль эффективнее морали на основе эмоций: эмоции работают автоматически, тогда как разум позволяет действовать более тонко в зависимости от ситуации (при условии, разумеется, что разум наличествует). Точно также как человеческое поведение на основе эмоциональной нравственности эффективнее животного поведения на основе врожденных инстинктов.

Человек переходного периода (переход от индустриального общества — к постиндустриальному, Современному) неосознанно испытывает чувство вины из-за продолжающегося действия традиционных моральных установок. Религиозные деятели все еще обладают высоким моральным авторитетом и они осуждают Современное общество.

Отсюда и все разговоры о якобы имеющейся «гнилости» и «разложении», хотя в действительности безнравственности стало гораздо меньше (более того, носителями наивысшей формы безнравственности — насилия и агрессивности — являются как раз люди традиционных культур, особенно фундаменталисты).

Религиозные деятели, осуждая нравственность Современного общества, обычно рассуждают так: отход от религиозной нравственности приводит к отмене нравственных установок вообще, в результате чего люди начнут воровать, убивать и т.д. Они не хотят замечать, что нравственность Современных людей движется в прямо противоположном направлении: в сторону осуждения насилия и агрессии в любой форме (и, к примеру, в сторону осуждения воровства, ведь Современные люди — это, как правило, зажиточный средний класс).

Как показывают исследования, наименьшая степень как религиозности, так и преступности наблюдается среди высокообразованных людей. Т.е. отход от традиционной нравственности вовсе не приводит к падению нравственности вообще. Но для традиционного, малообразованного человека рассуждения религиозных деятелей полностью оправданы. Для этих людей нужна «наказывающая дубинка» в виде ада; впрочем, зато они легко идут на насилие «во имя Бога».

Господствующая в переходном обществе мораль некомфортна для человека, потому что она противоречива, а значит не дает ему силы. Она пытается совместить несовместимое: либеральное право человека на выбор и традиционные корни, которые такое право отрицали. Решая это противоречие, одни уходят в фундаментализм, другие бросаются в эгоистическую «жизнь ради развлечений». И то, и другое не способствует развитию и, следовательно, бесперспективно. Поэтому нужна непротиворечивая мораль, следование которой обеспечивает успех как отдельному человеку, так и всему обществу.

Нравственные ценности Современного общества заметно отличаются от традиционных. Например, из 10 библейских заповедей не работают пять: три, посвященные Богу (т.к. вступают в противоречие со свободой совести), о субботе (противоречие со свободой распоряжаться своим временем), и «не прелюбодействуй» (противоречие со свободой личной жизни). И наоборот, некоторые необходимые заповеди в религии отсутствуют. Аналогичная картина не только с Библией, но и с установками других религий.

У Современного общества есть свои важнейшие ценности, которые в традиционных обществах были далеко не на первом месте (и даже рассматривались как отрицательные):

— «не ленись, будь энергичен, всегда стремись к большему»;

— «саморазвивайся, учись, становись умнее — тем самым ты содействуешь прогрессу человечества»;

— «добивайся личного успеха, достигай богатства, живи в достатке — тем самым ты содействуешь процветанию и развитию общества»;

— «не доставляй другим неудобств, не лезь в чужую жизнь, уважай личность другого и частную собственность» [6, с. 35].

Основной акцент делается на саморазвитии, что приводит, с одной стороны, к достижению личных целей (например, карьерному росту), а с другой стороны, — к «непотребительскому» отношению к другим людям (т. к. главный ресурс — свои способности — за счет других увеличить невозможно). Разумеется, сохраняются (а точнее — усиливаются) все классические нравственные императивы: «не убивай», «не воруй», «не лги», «сочувствуй и помогай другим людям». И эти базовые установки уже не будут нарушаться во имя Бога, чем грешат большинство религий (особенно по отношению к «иноверцам»). Причем в наибольшей степени усилится самая проблемная заповедь — «не лги» — что радикально повысит уровень доверия в обществе, а значит и эффективность общественных механизмов, включая уничтожение коррупции. Ведь человек, который постоянно развивает себя, всегда уверен в собственных силах и ему незачем лгать. Ложь ему не выгодна — она может подорвать его репутацию профессионала. Более того, ложь не нужна, потому что многие вещи перестают быть «стыдными» и их не нужно скрывать. Кроме того, установка на саморазвитие означает, что свой главный ресурс человек видит внутри себя и ему незачем эксплуатировать других.

Если говорить о приоритетности ценностей, то главное для Современного общества — это свобода человека и осуждение насилия и нетерпимости. В отличие от религии, где возможно оправдание насилия во имя Бога, cовременная мораль отвергает любое насилие и нетерпимость (хотя и может применять государственное насилие в ответ на насилие). С точки зрения Современной нравственности, традиционное общество просто переполнено безнравственностью и бездуховностью, включая жесткое насилие по отношению к женщинам и детям (когда они отказываются подчиняться), ко всем инакомыслящим и «нарушителям традиций» (зачастую нелепых), высокий градус нетерпимости по отношению к иноверцам и т.п.

Важным нравственным императивом Современного общества является уважение к закону и праву, т.к. только закон может защитить свободу человека, обеспечить равенство и безопасность людей. И, напротив, желание подчинить другого, унизить чье-либо достоинство являются самыми постыдными вещами.

Общество, где все эти ценности работают в полном объеме, было бы, пожалуй, самым эффективным, сложным, быстроразвивающимся и богатым в истории. Оно было бы и самым счастливым, т.к. предоставляло бы человеку максимум возможностей для самореализации.

Необходимо отметить, что все вышеперечисленное — не есть придуманная, искусственная конструкция. Это лишь описание того, чему уже следуют миллионы людей — Современных людей, которых становится все больше и больше. Это и есть мораль человека, который упорно учился, который с помощью собственных усилий стал профессионалом, который ценит свою свободу и терпимо относится к другим людям. Мы — большинство в развитых странах, скоро мы будем большинством и в России.

Современная нравственность — это не потакание эгоизму и «низменным инстинктам». Современная нравственность предъявляет к человеку больше требований, чем когда-либо ранее в человеческой истории. Традиционная мораль давала человеку четкие правила жизни, но не требовала от него ничего сверх того. Жизнь человека в традиционном обществе была регламентирована, достаточно было просто жить по заведенному веками порядку. Это не требовало душевых усилий, это было просто и примитивно.

Современная мораль требует от человека развиваться и собственными усилиями добиваться успеха. Но она не говорит, как это сделать, лишь стимулируя человека к постоянному поиску, преодолению себя и напряжению своих сил. Взамен современная нравственность дает человеку ощущение того, что он не винтик бессмысленной машины, придуманной неизвестно зачем, а творец будущего и один из строителей самого себя и всего этого мира. Кроме того, саморазвитие, повышение профессионализма приводит и к обретению материального богатства, дает достаток и процветание уже «в этой жизни». Вне всякого сомнения, Современная нравственность уничтожает многие бессмысленные правила и запреты и в этом смысле делает жизнь легче и приятнее. Но одновременно современная нравственность жестко предъявляет к человеку требование быть именно человеком, а не идти на поводу собственных животных инстинктов либо стадного чувства. Эта нравственность требует проявлений разума, а не примитивных эмоций вроде агрессии, мести, желания подчинять других людей или подчиняться авторитету, который «все за нас устроит и решит». И далеко не просто стать толерантным, перебороть в себе личные и общественные комплексы [6, с.31].

Но главное — Современная нравственность делает упор не на «ублажении себя любимого» и не на самоотверженном (точнее самоуничижительном) достижении «великих целей», а на самосовершенствовании и совершенствовании всего, что окружает Современного человека. В результате людям нечего делить — никому не нужно что-либо отнимать у других, чтобы сосредоточить у себя больше ресурсов. Ведь невозможно развить себя за счет других - это можно сделать лишь в результате собственных усилий.

Литература:
1.Ананьев Б.Г. Человек как предмет воспитания. — СПб., 2008.
2.Бердяев Н.А. О назначении человека. — М., 1993.
3.А.Печчеи. Человеческие качества. // Мир философии, ч.2. — М., 1991.
4.Сорокин П.А. Человек, цивилизация, общество. — М.,1992.
5.Тейяр де Шарден. Феномен человека. — М., 1987.
6.Карл Ясперс. Духовная ситуация времени. // Человек и его ценности. — М., 1998.

Основные термины (генерируются автоматически): Современное общество, Современная нравственность, общество, мораль, свобода, имя Бога, нравственность, индустриальное общество, исторический опыт, личной успех.

Эссэ. Значение нравственности в современном мире | Статья по ОРКСЭ:

                     Эссе на тему: «Значение нравственности в современном мире».

                                                           В науке мы достигли апогея, 
                                                          Да только вот духовно обнищали.  
                                                          Имущество в наследство завещали, 
                                                          А нравственность забыли! …       (Ивашкин Андрей)

         Нравственность,  как вечное и необходимое явление, возникла с появлением человеческого общества и прошла через всю историю человечества. Развивалось общество, менялась нравственность. То, что ещё вчера считалось безнравственным, сегодня может выглядеть вполне допустимым. Но как в стране может случатся кризис, например экономический, так и может случится кризис нравственный.

          Сейчас мы наблюдаем моральное смятение в обществе. Всё перевернулось с ног на голову, у  большинства людей поменялись ценностные приоритеты. Заботы о «теле», благосостоянии стали превыше всего в современном мире. Совершается всё больше недобрых дел. Всё можно.  И вот уже хочется закричать: «Остановитесь! Мы же гибнем! Мы погрязли в духовной нищете!»

Что же с нами случилось?  Ведь чистота русской души всегда славила  нас во всём мире. Почему русская душа, некогда заполненная любовью, человечностью, состраданием к ближнему, совестью, верой в добро, патриотизмом, вдруг стала уродливой и порочной?  Наш народ беднеет и в прямом и переносном смысле. Мы стареем, вымираем, рушатся семьи. Мы боимся за своё будущее и будущее своих детей.

 Я рада, что наше правительство, наконец, стало проявлять свою политическую волю.  Наконец  наши «законотворцы» поняли, что воспитать человека интеллектуально, не воспитав его нравственно, — значит вырастить угрозу для общества.

Чтобы вернуть нравственность обществу, надо вновь заронить  здоровое зерно во все души. И не только заронить, а долгие годы взращивать и заботиться о нежных и молодых ростках духовности и нравственности.  Важно не опоздать с «посевом», ведь можно упустить время. «Сорняки»  успеют захватить свежеевспаханное поле души. Можно пробовать бороться с сорняками, но полноценного «урожая»  уже не получишь.  

Наше общество «больно».   Мы очень запоздали с лечением. Стадия болезни уже не первая, когда можно больному помочь наверняка. Наша болезнь требует  безотлагательного, серьёзного вмешательства.

          Что же нам может помочь для  восстановления и укрепления нравственности наших людей, наших детей.  Наверно я не скажу ничего нового.

 Необходимо убрать из эфира все безнравственные передачи. Контролировать безнравственные сайты в интернете. Эффективнее бороться с преступностью и наркоманией (слишком много времени эта прослойка возводилась обществом на пьедестал крутых и всемогущих). Возрождать ценность семьи и многое другое.

Я искренне верю, что живу во время возрождения России. А путь к нашему возрождению лежит, прежде всего, через возрождение духовности, приобщению русских людей к истории русской культуры, традиционным духовно-нравственным ценностям всех народов России.                   (Спиридонова В.Ф.)

                   

Нравственность в современном обществе | Ислам в Дагестане

Нравственность с момента ее возникновения и закрепления в сознании людей составляет стержень, основу всякого общества. Люди, оценивая поведение других, руководствуются принципами нравственности, которые не являются чем-то материальным, а имеют социальное значение. О нравственности человека можно судить по его поступкам, так как они отражают внутренние мотивы и помыслы человека, формируют отношение к нему окружающих.

В настоящее время часто говорится о падении нравственности в современном обществе. На первое место поставлены материальные ценности, а нравственные уходят на второй план. В первобытном обществе существовало понятие «табу» — категорический запрет каких-либо действий или побуждений, и оно было связано со страхом перед чем-то смертельно опасным. Чаще всего это был страх перед наказанием, а это, чаще всего, смерть, к которой приговаривала родовая община за нарушение табу. Неужели и современному обществу необходимо смертельно бояться, чтобы быть нравственным?

То, что люди все реже руководствуются нравственностью, объективно заметно, и выражается в неуважении друг к другу, в неумении вести себя в обществе, в количестве межличностных конфликтов, в пререканиях со старшими, в небрежном отношении к чужому труду и культурным памятникам и т. д.

В Дагестане не было изначально детских домов и домов престарелых, а теперь есть. И в них находятся не только бездетные представители старшего поколения (хотя и это не причина, так как Дагестан всегда славился большими тухумами), но и те, у которых по нескольку детей, вполне устроенных в жизни. А теперь эти дети не нашли уголка в своем доме для родителей, всю жизнь посветивших им.

Поведение молодежи нередко можно назвать возмутительным. Девушки все меньше соответствуют образу скромности, женственности и кротости, а юноши утрачивают качества, присущие настоящему мужчине. Выживает тот, кто хитер, нагл, может без угрызений совести переступить через интересы других.

В последние годы широкое распространение получила подростковая агрессивность.

Толпа разъяренных подростков способна совершить не меньше зла, чем взрослые. Хотя, казалось бы, откуда в них эта ненависть, когда на них еще не возложены серьезные обязанности, а жизнь должна быть беззаботной и легкой?

Отношение к учебе все больше зависит от финансовых возможностей. Учителя и преподаватели не пользуются должным уважением и авторитетом, а ученики и студенты все чаще поступают по отношению к ним безнравственно, не учитывая, что они – взрослые люди и хотя бы за это их нужно уважать и относиться к ним должным образом.

Мы так часто слышим об убийствах, что уже привыкли к ним и совершенно не удивляемся этим фактам. Убийство человека в глазах некоторых стало чем-то обыденным,  а не тяжким грехом и преступлением.

Все эти примеры свидетельствуют о том, что нравственность в нашем обществе теряет свое значение. Времена, когда во главе общества стояли доброта, честность, верность, храбрость, уважение к окружающим, милостивость, а мерилом человеческого достоинства являлись стыд и совесть, уходят в прошлое, а эти понятия становятся лишь воспоминанием о том времени, когда ценились искусство, красота, благородство.

Что же нужно людям сейчас? Легкие деньги, развлечения, беззаботная жизнь, а дети увлечены телефонами, компьютерами, Интернетом, музыкой разных стилей, и молодежными объединениями типа эмо, хиппи, панки, чья деятельность и идеология нередко ведут к деградации.

Меркантильность достигла таких масштабов, что даже мечты стали материальными – «крутой» телефон, компьютер, машина, фирма. Если ты не так одет, от тебя отворачиваются, теряешь деньги – теряешь друзей и т. п.

А «золотое правило нравственности», к которому призывает Ислам, и вовсе забыто: «поступай по отношению к другим так, как ты хотел бы, чтобы поступали по отношению к тебе». Если бы люди следовали ему, общество было бы более приближено к моральным идеалам.

Кто же во всем виноват? Общество и каждый человек в отдельности.

И для того, чтобы наше общество было более нравственным, духовно богатым, необходимо, в первую очередь, каждому начать с себя, повышать религиозный, нравственный и культурный уровень, руководствоваться моралью, Божественными заповедями и голосом совести.

Нравственность

Введение

Нравственность — в широком смысле — особая форма общественного сознания и вид общественных отношений, в узком смысле — совокупность принципов и норм поведения людей по отношению друг к другу и обществу, представляющая собой ценностную структуру сознания, общественно необходимый способ регуляции действий человека во всех сферах жизни, включая труд, быт и отношение к окружающей среде, это внутренние качества, которыми руководствуется человек, этические нормы, правила поведения, определяемые этими качествами, также определяющий аспект культуры, ее форма, дающая общее основание человеческой деятельности, от личности до общества, от человечества до малой группы.

Мораль — один из основных способов нормативной регуляции действий человека в обществе; особая форма общественного сознания и вид общественных отношений, охватывающее нравственные взгляды и чувства, жизненные ориентации и принципы, цели и мотивы поступков и отношений, проводя границу между добром и злом, совестливостью и бессовестностью, честью и бесчестием, справедливостью и несправедливостью, нормой и ненормальностью, милосердием и жестокостью и т. д.

Крепкое и благополучное в социальном отношении государство не может существовать без достаточно высокого уровня его граждан, при котором ценятся нравственные поступки, а безнравственные и даже просто непорядочные — осуждаются. Стабильность и жизнеспособность государства определяется прежде всего нравственным и духовным уровнями его населения.

1. Принципы нравственности

Общечеловеческие ценности и нравственные принципы являются высшими культурными достижениями человеческой цивилизации.

Нравственность Современного общества основана на простых принципах:
1) Разрешено все, что не нарушает непосредственно прав других людей.
2) Права всех людей равны.

Существует пять основных моральных принципов, наиболее часто встречающихся в системах светской этики и отражающих самое главное и лучшее, что отложилось в нравственном опыте человечества:
— человечность;
— почтительность;
— разумность;
— мужество;
— честь.

Человечность — система позитивных, объединяющих чувств и реакций: симпатии, понимания, сочувствия. В своих высших проявлениях она включает осознанное, доброе и не предвзятое отношение не только к людям, но и к природе, животному и растительному миру, культурному достоянию человечества. Эта способность и готовность индивида перенести естественную любовь к самому себе и к своим близким на других людей, на весь окружающий мир.

Почтительность — обеспечивает благожелательность и уважение в контактах с миром.
Разумность – интеллектуальная цензура поведения.

Мужество — организует и мобилизует усилия, необходимые для достижения нравственных целей, за разумом закреплена роль интеллектуальной цензуры поведения.

Честь – чувственно – эмоциональное поведение человека.

Между этими принципами устанавливаются хорошо отработанные функциональные связи в том смысле, что каждый из них поддерживает, усиливает и выражает всё остальное. Эти принципы, сохраняя относительную самостоятельность, имеют значение только как средства наиболее полной, точной и успешной реализации установок человеколюбия.

Все другие, частные моральные понятия группируются вокруг нравственных законов, выполняя функции их внутреннего оправдания и аргументации. Например, человечность как нравственный принцип, или закон, опирается на такие понятия, как сострадание, чуткость, внимательность, готовность простить или помочь.

Нравственный закон почтительности реализуется через уважение, деликатность, скромность, послушание, тактичность, благоговейное отношение к миру.

Существует общая для развитого общества обязанность: в любых, даже самых сложных ситуациях оставаться человеком — вести себя в соответствии с нравственной ступенью, на которую поднялись люди в процессе эволюции. «Если ты человек, то веди себя как человек» — такова универсальная формула нравственности.
Долг человечности — доброе и деятельное участие во всём, что происходит вокруг. Это верность и соответствие самому себе, своей социальной природе. Нельзя считать кого-либо человечным лишь потому, что он не причиняет никому вреда. Человечность как свойство личности складывается из повседневного альтруизма, из таких актов, как понимание, выручка, услуга, уступка, одолжение. Это способность войти в положение других людей, помочь им хотя бы добрым советом и словами участия. Ведь ситуации, когда люди нуждаются в моральной поддержке, не так уж редки. Иногда посочувствовать всё равно, что помочь делом. Питательной внутренней средой человеколюбия является свойственное человеческой природе соучастие, сострадание, сопереживание.

В соответствии с идеей и общей направленностью человечности участливость следует оценивать, как моральную обязанность и важное нравственное качество личности, противоположное таким свойствам, как чёрствость, бессердечность, нравственная глухота.

В повседневном быту значительную часть нравственных действий человек выполняет почти автоматически, по привычке. Они относятся к числу так называемых простых волевых действий, соотносимых с простыми нормами нравственности. Проще говоря, в таких случаях мы ведём себя надлежащим образом, по-человечески по привычке, воспринимая это как нечто вполне естественное и необременительное.

Чуткость занимает особое место в сложной палитре моральных понятий и чувств, из которых складывается человеколюбие. Как одна из черт характера личности, чуткость представляет собой сплав нравственного внимания, нравственной памяти и нравственного понимания.

2. Развитие нравственности

Развитие нравственности подразумевает выработку привычки уважительного отношения к окружающим, дисциплинированность, организованность, порядочность.

Первоочередной задачей для развития нравственности является развитие института семьи, активная популяризация семейных ценностей. Пренебрежение со стороны родителей и школы воспитанием детей способствует развитию всех пороков, которые есть в современном обществе.

На формирование моральных ценностей человека влияют в первую очередь родители, потом школа и социальное окружение. Исследователи установили, что большинство детей, которые не смогли реализовать себя во взрослой жизни и превратились в алкоголиков, наркоманов, преступников, не получили нужного количества тепла и любви со стороны родителей, которые не занимались должным воспитанием своих детей.

Именно самоотверженная любовь родителей, их собственный пример и есть главным критерием воспитания у детей моральных качеств. Поэтому родители, а потом школа, вузы должны формировать в сознании и душе ребенка положительные образы.

Развитие нравственности начинается в самом раннем детском возрасте. Именно родители закладывают фундамент в будущую личность.

Развитие нравственности и привычки становятся крепкими, если опираются на убеждения, то есть глубокое понимание того, что малейшее отступление от нравственности унижает достоинство других и не добавляет чести собственной персоне. Но в определенных ситуациях субъект поведения может изменять своим привычкам, когда оказывается перед сложной проблемой нравственного выбора: человек не всегда может предсказать какие-то негативные последствия своих, на первый взгляд, правильных действий.

Важно уметь творчески регулировать свои навыки, чтобы не быть рабом собственных привычек. Отступление от собственных морально-этических норм обязательно вызывает в моральном человеке состояние неудовлетворенности собой, внутреннее беспокойство, угрызения совести и раскаяние.

Противоречия в процессах общения неизбежны, они встают снова и снова, а потому своевременное решение каждого противоречия позволяет удерживать межличностное общение на должном уровне.

К «золотым правилам» общения относятся:
— равенство;
— взаимоуважение;
— доброжелательность;
— милосердие;
— терпимость;
— деликатность;
— непредвзятость;
— умение выслушать другого человека, понять его, тактичность, доверие.

Аморальными же чертами в процессе общения считаются:
— эгоизм;
— корыстолюбие;
— бестактность;
— предательство;
— коварство;
— шантаж;
— неуважение;
— грубость;
— жестокость.

Если же нравственные идеалы человеком не будут усвоены или усвоены плохо, то их место займут иные качества, которые можно охарактеризовать прилагательным «безнравственный» (в данном контексте под безнравственным понимается и социально пассивное поведение).

Преступная этика — наиболее социально негативное проявление безнравственности.

3. Нравственное внимание

Нравственное внимание — это этический интерес или особая форма любознательности либо пытливости, способность выявлять, распознавать переживания или состояния человека и по-доброму, по-человечески реагировать на них. Простого наблюдения для этого недостаточно; требуется нравственно мотивированное, сердечное внимание. Не зря говорят, что глаза смотрят и видят, но по-настоящему распознаёт и выделяет радость или печаль другого человека именно сердце, душа.

Нравственное внимание задаёт определённый тон, определённое, этически выверенное направление внешнего внимания, способствует формированию особого типа личности, тонко чувствующего переживания людей.
К проявлениям нравственного или позитивного внимания относятся используемые в общении расспросы о здоровье, поздравления с радостным событием, соболезнования, всякого рода предупредительные жесты, движения, действия. Во всех случаях это забота о других людях, приятное и лестное для них свидетельство значимости.

4. Благодарность

Благодарность является важной составной частью человечности. Это — проявление внимательности, чуткости, благородства, свидетельствующее о том, что доброе отношение замечено, принято, оценено по достоинству. Благодарность предполагает готовность ответить добром на добро, любовью на любовь, уважением на уважение.
Неблагодарность разрушает эту гармонию и наносит ощутимый удар по устоям морали. Поэтому ни одно сколько-нибудь значимое доброе дело, слово, побуждение не должно остаться без внимания, без нравственного отклика.
Благодарность не просто достраивает здание человечности, она раздвигает горизонты человеколюбия, выполняет роль пружины, которая накапливает необходимую духовно-нравственную энергию, приводит в действие механизм новых благодеяний.

Если благодарность выпадет из системы морали, человечность потеряет значительную часть своей внутренней силы и энергии. В итоге это может настолько ослабить мотивацию человеколюбивых поступков, что станет равносильно уничтожению морали.

На благодарности лежит печать особой ответственности, ответственности за состояние и судьбу морали в целом. Он считал, что благодарность следует рассматривать как священный долг, т. е. долг, нарушение которого (как позорный пример) может в самом принципе уничтожить моральный мотив благодеяния.

Этика обязывает совершать добрые дела, не рассчитывая на благодарность, чтобы не снизить, не уничтожить этим нравственную ценность поступка. Говорят: «Сделай добро и забудь об этом». Оказав кому-либо помощь, недостойно жаловаться на то, что тебя за это не поблагодарили; неприлично напоминать человеку об оказанных ему услугах.
Даже в разговоре с третьими лицами нужно избегать сообщений о своих благодеяниях. Возникает противоречие благородного самопожертвования и ожидания благодарности.

Такое противоречие затрагивает основы внутреннего мира личности и требует своего разрешения. Рекомендуется вытеснять информацию о собственных добрых делах и не забывать о добрых делах других людей, и прежде всего об услугах, оказанных вам лично.

В итоге всё сводится к тому, чтобы каждый знал, помнил и соответствующим образом исполнял свой долг человечности и благодарности, по возможности концентрировался на добром отношении к нему окружающих, а не на том, в какой мере и форме находят признание его собственные дела.

5. Почтительность

Почтительность обычно ассоциируется с вежливостью, благожелательностью, учтивостью, хорошими манерами, что в целом правильно отражает сущность данного морального принципа.

Но философское осмысление почтительности шире обыденного. В этом понятии заключено уважительное, благоговейное, поэтическое отношение к миру как к чуду, бесценному, божественному дару.

Принцип почтительности обязывает относиться к людям, вещам, явлениям природы с благодарностью, принимая всё лучшее, что есть в нашей жизни. На этой почве ещё в древности сформировались разного рода культы: культ деревьев, культ железа, культ животных, культ небесных светил.

Фактически они отражали благоговейное отношение к мирозданию, малой частью которого является каждый человек, призванный стать полезным звеном мира.

Существует убеждение в том, что правила хорошего тона необходимо знать и соблюдать для наилучшей самореализации, достижения в контактах личных целей.

Решающее значение имеет в таких случаях хорошая репутация, которую завоёвывает личность благодаря почтительности. Это репутация человека доброжелательного, уважительного, приятного в обще

6. Уважения и самоуважения

Уважение и самоуважение важно для сегодняшнего взаимодействия людей, осуществляющегося в условиях межкультурного многообразия мира.

Самоуважение — психологическая база и внутреннее оправдание почтительного отношения к людям. Лучше всего такой взгляд отображён в известном суждении: уважение, которое оказываешь другому, — это уважение, которое ты оказываешь себе самому. Но есть и другие варианты данной формулы: чем больше ты ценишь и уважаешь людей, тем больше ценишь и уважаешь себя самого; цени, почитай людей — и сам будешь почитаем.

Проявляя уважение, человек активно внедряется в сознание другого человека и предлагает ему такую схему доброжелательных отношений, на которую рассчитывает сам. Это своего рода этическая подсказка, способ, с помощью которого человек подготавливает модель доброжелательных отношений к собственной персоне.

Взаимное уважение и признание создают хорошую почву для доверия и открытости в контактах, ощущение психологического комфорта, уверенности в том, что к участнику диалога отнесутся с сочувствием и пониманием, что в случае надобности ему помогут, пойдут навстречу. Это свидетельствует ещё и о том, насколько тесно связаны человечность, уважение, доверие, открытость с толерантностью и способностью сочувствовать, сострадать.

7. Формирование нравственности

Формирование нравственности относится к важнейшим задачам обучающего воспитания, к разделу становления социального интеллекта.

Формирование нравственности направлено на актуализацию в человеке возвышенных, благородных чувств, гуманных отношений к себе, другим людям, природе, труду и его результатам.

8. Моральная деградация

При всем разнообразии подобных явлений, а также процессов, характеризуемых приведенными выше статистическими данными, их можно подвести под общий знаменатель, которым служит моральная деградация современного российского общества или, используя известное выражение, «испарение морали».

Закономерно, что согласно результатам социологических опросов, падение нравов воспринимается нашими согражданами как одна из главных проблем современной России, они констатируют «порчу нравов» в качестве одной из худших тенденций.

Активная форма этикетного невежества проявляется, когда человек нарушает правила приличия открыто, даже демонстративно: бесцеремонно вмешивается в разговор, злословит, отпускает фривольные шутки, сидит развалившись, громко смеётся, беззастенчиво хвалит себя и своих близких и т. д.

Как негативное явление, близкое к активным формам этикетного невежества, расценивают отождествление почтительности с лестью и угодничеством. По общему мнению, это симптом неразвитой способности понимания и источник ложных суждений.

Безнравственность порождает такие социальные отклонения, как преступность, на что сейчас исследователи стали обращать внимание, а преступность, в свою очередь, порождает безнравственность.

Преступность оказывает влияние «на нравственно-психологический климат в обществе, на воспитание подрастающего поколения, наносит огромный материальный ущерб, подрывает экономику. В частности, лица, сосредоточивающие в своих руках за счет совершения преступлений значительные материальные средства, демонстрируют уровень жизни, недоступный большинству людей. Многие, особенно молодые, начинают рассматривать этот уровень как некий эталон». И подобные ситуации вполне естественны и психофизиологически обоснованы. В данном случае действует принцип, имеющий психофизиологическую основу и выражающийся пословицей «свято место пусто не бывает». Место нравственности заступает ее противоположность — безнравственность.

Печальные результаты дают и психологические обследования современного российского бизнеса, свидетельствующие о том, что он не готов к политике социальной ответственности, она воспринимается нашими предпринимателями как противоречащая их коммерческим интересам, а понятие социальной ответственности совершенно по-разному трактуется бизнесменами и основной частью нашего общества. Это создает социально-психологические условия не только неизбежности регулярного возникновения финансовых «пирамид» и прочих проявлений недобросовестности предпринимателей, но и «холодной гражданской войны» между ними и госслужащими.

9. Нравственное разложение

Мораль никогда не падает и не рушится, она просто меняется и главный лозунг Современного общества — «максимум счастья для максимального числа людей», то моральные нормы не должны быть препятствием для реализации желаний того или иного человека — даже если кому-то эти желания не нравятся. Но только до тех пор, пока они не наносят ущерба другим людям.

Разложение нравственности в Современном обществе заключается в тотальном наступлении на нравственные и моральные устои. Если посмотреть, что сейчас превозносится, то это богатство, деньги, гламурная жизнь, в которую входит и нетрадиционный секс. По ТВ одни боевики, где смерть человека ничего не стоит, где детские мультики со злыми и подлыми героями, после которых многим детям требуется помощь психолога. Где чтобы добиться чего-то в жизни нужно идти по головам других людей. Где пропагандируется: каждый сам за себя, живем раз в жизни и рвать от жизни нужно все.

Людей приучили за время реформ жить и выживать за счет мошенничества, обмана, воровства и т.д. Отучили мечтать о светлом и прекрасном. В глазах одни доллары.

Нравственное и моральное разложение общества выгодно прежде всего бизнесу, зарабатывающему на этом неплохие деньги. Той же киноиндустрии, которая все что угодно готова показывать лишь бы брали, тем же журналистам, которые ради повышения рейтинга телеканала готовы пойти на что угодно и будут показывать по TV вплоть до того, как, где и за сколько снять в Москве проститутку или будут травить байки про голубых. Также они способны показывать всякую убийственную чушь, так как тоже имеют от этой неплохой славы и деньги.

10. Религия о «моральном разложении»

Общество развивается и неизбежно меняется и поэтому человек неосознанно испытывает чувство вины из-за продолжающегося действия традиционных моральных установок. Религиозные деятели все еще обладают высоким авторитетом и они осуждают Современное общество заявляя, что «современная формирующаяся культура противостоит не только христианству, но вере в Бога вообще, всем традиционным религиям»; аналогичные заявления делают православные иерархи и исламские авторитеты, тем самым порождая в обществе разговоры о якобы имеющейся «гнилости» и «разложении», хотя в действительности безнравственности стало гораздо меньше (более того, носителями наивысшей формы безнравственности — насилия и агрессивности — являются как раз люди традиционных культур, особенно фундаменталисты).

Религиозные деятели, осуждая нравственность Современного общества, обычно рассуждают так: отход от религиозной нравственности приводит к отмене нравственных установок вообще, в результате чего люди начнут воровать, убивать и т.д. Они не хотят замечать, что нравственность Современных людей движется в прямо противоположном направлении: в сторону осуждения насилия и агрессии в любой форме (и, к примеру, в сторону осуждения воровства, ведь Современные люди — это, как правило, зажиточный средний класс).

Как показывают исследования, наименьшая степень как религиозности, так и преступности наблюдается среди высокообразованных людей, т.е. отход от традиционной нравственности вовсе не приводит к падению нравственности вообще.

Но для традиционного, малообразованного человека рассуждения религиозных деятелей полностью оправданы. Для этих людей нужна «наказывающая дубинка» в виде ада; впрочем, зато они легко идут на насилие «во имя Бога».
Господствующая в переходном обществе мораль некомфортна для человека, потому что она противоречива, а значит не дает ему силы. Она пытается совместить несовместимое: либеральное право человека на выбор и традиционные корни, которые такое право отрицали. Решая это противоречие, одни уходят в фундаментализм, другие бросаются в эгоистическую «жизнь ради развлечений». И то, и другое не способствует развитию и, следовательно, бесперспективно.
Мораль религии противоречивая, следование которой не обеспечивает успех как отдельному человеку, так и всему обществу.

Мораль Современного общества (в отличие от религиозной морали) — это мораль, основанная на разуме. Такая мораль эффективнее морали на основе эмоций: эмоции работают автоматически, тогда как разум позволяет действовать более тонко в зависимости от ситуации (при условии, разумеется, что разум наличествует). Точно также как человеческое поведение на основе эмоциональной нравственности эффективнее животного поведения на основе врожденных инстинктов.

Заключение

Важным нравственным требованием Современного общества является уважение к закону и праву, т.к. только закон может защитить свободу человека, обеспечить равенство и безопасность людей. И, напротив, желание подчинить другого, унизить чье-либо достоинство являются самыми постыдными вещами.

Современная нравственность предъявляет к человеку больше требований, чем когда-либо ранее в человеческой истории. Традиционная мораль давала человеку четкие правила жизни, но не требовала от него ничего, сверх того. Жизнь человека в традиционном обществе была регламентирована, достаточно было просто жить по заведенному веками порядку. Это не требовало душевых усилий, это было просто и примитивно.

«Поистине нравственен человек только тогда, когда он повинуется внутреннему побуждению помогать любой жизни, которой он может помочь, и удерживается от того, чтобы причинить живому какой-нибудь вред».
Мудрый человек знает — у каждого правда своя, и действовать нужно в ситуации, когда сложно предугадать, как слово наше отзовется…

Для развития общества нужна непротиворечивая мораль, следование которой обеспечивала бы успех как отдельному человеку, так и всему обществу.

«Нравственность учит не тому,
как стать счастливым, а тому,
как стать достойным счастья».

«В современном мире нравственность необходима не только конкретному человеку, но и обществу в целом»

25 июля 2019 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Резолюцию «Формирование культуры мира в духе любви и нравственности», согласно которой была учреждена памятная дата, отмечаемая ежегодно 5 апреля – Международный день нравственности.

Основанием для принятия столь важной даты послужила необходимость в постоянной мобилизации усилий международного сообщества на поощрение мира и согласия, терпимости, единения, взаимопонимания и солидарности в целях достижения устойчивого мира, солидарности и гармонии во всем мире. ООН призвала присоединиться к празднованию этой даты все государства, организации и структуры.

Учреждая Международный день нравственности, ООН подчёркивает, что основные нравственные принципы лежат в основе всех Международных документов, в том числе и такого базового документа, как Всеобщая декларация прав человека. Следование этим принципам способствует реализации многих программ ООН и концепции формирования культуры мира, гласящей, что следование лишь экономическим и политическим соглашениям недостаточно для достижения мира и согласия на планете.

В преддверии празднования этой памятной даты Генеральный секретарь ШОС Владимир Норов поделился своими видениями относительно обеспечения нравственных принципов в современном мире и в рамках ШОС.

В этот день ООН призывает все государства, международные и региональные организации, структуры гражданского общества укреплять культуру мира в духе любви и нравственности в соответствии со своими культурными традициями и другими подходящими соображениями или своими местными, национальными или региональными обычаями.

Культура мира – это емкое и многоплановое понятие. Оно выражает желание и решимость мирового сообщества покончить с культом силы и войны, внедрить в сознание людей необходимость заменить их терпимостью и доброжелательностью.

Согласно Декларации и Программы действий в области культуры мира, принятой резолюцией Генеральной Ассамблеи в 1999 году культура мира является сочетанием ценностных установок, мировоззренческих взглядов, традиций, типов поведения и образов жизни, основанных на: приверженности мирному урегулированию конфликтов; усилиях, направленных на удовлетворение потребностей нынешнего и будущих поколений в области развития и окружающей среды; уважении и поощрении права на развитие; уважении и поощрении равных прав и возможностей женщин и мужчин; приверженности принципам свободы, демократии, терпимости, справедливости, сотрудничества, культурного разнообразия, диалога и взаимопонимания на всех уровнях общества и между народами; полном уважении принципов суверенитета, территориальной целостности и политической независимости государств и невмешательства в вопросы, которые по своей сути относятся к внутренней юрисдикции любого государства, в соответствии с Уставом ООН и международным правом.

Впервые Международный день нравственности отмечался в 2020 году. Из-за вспышки заболевания коронавирусом, празднование этой даты прошло онлайн. Для людей во всех частях мира 5 апреля Международная федерация мира и любви транслировала программу в социальных сетях в течение 45 часов. Виртуальное празднование нового дня ООН набрало около 30 000 просмотров.

Современный мир переживает этап глубинной трансформации, определяющей тенденцией которой является факторы неопределенности и непредсказуемости, взаимное переплетение угроз безопасности, обострение борьбы в информационном пространстве, ухудшение состояния окружающей среды. В этих условиях сохраняется почва для радикальных настроений, в том числе на основе межконфессиональных и внутри религиозных противоречий, что чревато внутриполитическими эксцессами и возрастанием напряженности в международных отношения, возникновением новых региональных и локальных конфликтов.

В этой связи возрастает роль региональных объединений, одним из которых является Шанхайская организация сотрудничества. Сотрудничество в рамках ШОС отличается духом взаимного доверия, взаимной выгоды, равенства, взаимных консультаций, уважения к многообразию культур и стремления к совместному развитию. Эти принципы, получившие название «шанхайский дух», лежат в основе отношений между государствами-членами ШОС.

Государства-члены ШОС выступают за развитие межцивилизационного диалога, укрепление связей в образовательно-просветительской, научно-технической и культурно-гуманитарной областях, способствуя дальнейшему укреплению отношений добрососедства, дружбы и сотрудничества, а также укреплению межкультурного диалога в интересах народов на пространстве ШОС.

Неизменным в деятельности ШОС остается равноправие государств-членов. Его конкретным воплощением служит положение о принятии решений путем консенсуса, которое применяться в соответствии с Хартией ШОС.

Разногласия между собой государства-члены разрешают политико- дипломатическими средствами на основе конструктивного диалога и норм международного права.

Государства-члены уважают право на выбор пути политического, экономического, социального и культурного развития с учетом исторического опыта и национальных особенностей каждого государства, содействуют межцивилизационному диалогу, общему миру, прогрессу и гармонии, руководствуются принципами невмешательства во внутренние дела, уважения суверенитета и территориальной целостности государств-членов ШОС и не поддерживают применения односторонних мер давления без одобрения Совета Безопасности ООН.

Являясь полиэтническими и многоконфессиональными обществами, государства-члены заинтересованы в обеспечении внутреннего межэтнического и межрелигиозного мира, в укреплении многовековых традиций гармоничного сосуществования различных народностей и религий, в развитии межцивилизационного диалога с привлечением к нему государств-наблюдателей и партнеров по диалогу ШОС, народы которых объединяет общность судеб, историческая память, давние тесные контакты и связи.

Одним из важных примеров приумножения принципов «шанхайского духа» и значимым важным этапом в истории нашей Организации явилось подписание министрами культуры государств-членов Соглашения между правительствами государств-членов ШОС о сотрудничестве в области культуры (2007г.), которое содействует не только активизации взаимодействия государств-членов в этой сфере, но и сохранению многообразия культур.

На основе указанного Соглашения в рамках председательства Республики Таджикистана в текущем году запланированы многочисленные культурные мероприятия, направленные на укрепление межцивилизационного диалогу между народами государств-членов. Большинство из них состоятся в преддверии саммита ШОС в городе Душанбе в сентябре 2021 года.

Забота о молодежи была и остается важнейшим приоритетом в деятельности Организации. Государства-члены ШОС на постоянной основе обращают внимание на просвещение, духовное и нравственное воспитание молодых людей.

С 2008 года успешно функционирует «Молодежный совет», основными задачами которого являются сотрудничество по наиболее острым проблемам, волнующим «поколение ШОС»; развитию культурного обмена; повышению образовательного уровня; противостоянию вызовам, возникающим в процессе мирового развития.

Контуры работы в молодёжном направлении также были определены лидерами государств-членов ШОС на саммите в Циндао (2018г.) в Совместном обращении к молодёжи и Программе по его реализации. В документах подчеркивается чрезвычайная важность обеспечения наличия возможностей для образования, самовыражения, раскрытия творческого потенциала и реализации трудовой деятельности для молодых слоев населения.

Государства-члены ШОС продолжают предпринимать эффективные меры для обеспечения благоприятных социально-экономических условий для представителей молодого поколения. Об этом свидетельствует намерение государств-членов ШОС подписания в ходе предстоящего саммита ШОС в г. Душанбе мы Соглашение о сотрудничестве в сфере работы с молодежью.

Туризм, бесспорно, оказывает содействие взаимному глубокому изучению богатого культурного наследия, искусства, обычаев и традиций, взаимопониманию и укреплению дружбы между нашими народами. Итогом плодотворной работы руководителей национальных туристических администраций стало подписание Программы по развитию сотрудничества в сфере туризма государств-членов ШОС (2016г.).

По инициативе Секретариата ШОС в 2019 году запущен цикл мероприятий под названием «Восемь чудес ШОС», направленный на демонстрацию культурного богатства нашего региона и придание импульса развитию взаимодействия в сфере туризма.

В 2021 году в рамках саммита ШОС в городе Душанбе планируется утвердить Положение о Туристической и культурной столице ШОС. Указанная инициатива должна поддержать в так называемый «постковидный» период туристическую отрасль, которая понесла огромные убытки из-за принятых эпидемиологических мер в связи с распространением коронавирусной инфекции.

Текущий год, с учётом его символической значимости, объявлен Годом культуры стран ШОС, в рамках которого планируется организовать ряд практических мероприятий в интересах укрепления межцивилизационного диалога.

В этой связи государства-члены организации содействуют развитию культурно-гуманитарных контактов между неправительственными организациями, некоммерческими объединениями и гражданами государств-членов на пространстве ШОС. На этом направлении важная роль отводится неправительственным учреждениям, двусторонним и многосторонним обществам дружбы и другим институтам гражданского общества.

Созданный в 2013 году в Китае Комитет добрососедства, дружбы и сотрудничества ШОС, активно содействует укреплению дружбы, деловому сотрудничеству между народами стран ШОС, углублению социальной и общественной основы для долгосрочного развития между государствами-членами путем продвижения культуры, научных обменов, контактов молодежи, общественных организаций и т.д.

На основе примера КНР, государства-члены ШОС постепенно внедряют институты публичной дипломатии для углубления взаимоотношения между народами для лучшего понимания культуры и традиций.

В частности, по инициативе Президента Республики Узбекистан Ш.М.Мирзиёева на саммите ШОС в 2017 году учрежден Центр народной дипломатии ШОС Узбекистана. За короткий период Центр накопил большой опыт и продолжает осуществлять масштабную работу в сфере взаимного познания богатого исторического и культурного наследия, многовековых традиций народов стран ШОС посредством реализации совместных проектов и проведения разного рода мероприятий.

В 2019 году Центр народной дипломатии ШОС и Китайский комитет ШОС по добрососедству, дружбе и сотрудничеству подписали Меморандум о взаимодействии, который стал правовой основой для практической реализации совместных мероприятий, направленных на расширение культурно-гуманитарных связей.

В рамках мероприятий, приуроченных к 20-летию ШОС, Центр народной дипломатии в Узбекистане издал сборники «Восемьдесят восемь сказок о восьми народах» и «Бесчисленные пословицы восьми народов».

В 2020 году кыргызская сторона заявила о намерении учредить в Кыргызстане Культурно-интеграционный Центр ШОС и закрепила данную инициативу соответствующим решением Совета глав государств на последнем Московском саммите Организации.

По словам главы Кыргызской Республики С.Жапарова «данный Центр будет служить широкомасштабному культурному сотрудничеству и продвижения нового формата сближения народов государств-членов ШОС, он призван поднять миссию мирового межкультурного сотрудничества на принципиально новый уровень, организовав постоянно действующие площадки для межкультурной коммуникации».

В феврале 2021 года по инициативе президента Республики Таджикистан Э.Рахмона в Душанбе состоялось открытие Центра дружбы и сотрудничества ШОС в Таджикистане, созданного в целях развития сотрудничества и дружбы между государствами-членами, укрепления многовековых традиций гармоничного сосуществования различных народностей и религий. Представители Центра выразили готовность активно взаимодействовать с институтами народной дипломатии в странах ШОС.

Основными задачами и направлениями деятельности упомянутых институтов являются содействие укреплению взаимного доверия и добрососедства, межнационального и межконфессионального согласия, развитию межцивилизационного диалога среди стран ШОС, а также создание условий для установления дружественной атмосферы взаимодействия между институтами гражданского общества, в том числе молодежными и женскими организациями стран ШОС.

Применение инструментов народной дипломатии эффективно оказывают содействие сближению стран ШОС и их народов, укреплению духа взаимного доверия и добрососедства. В принятой по итогам саммита ШОС 2020 года Московской декларации лидеры восьми стран подчеркнули важность народной дипломатии в формировании взаимного доверия и укреплении взаимопонимания.

Секретариат ШОС активно взаимодействует с институтами народной дипломатии путем реализации совместных мероприятий, направленных на расширение культурно-гуманитарных связей.

Таким образом, за прошедшие без малого 20 лет, ШОС сформировала значительный потенциал сотрудничества в сферах культуры, образования, науки, молодежной политики и укрепления межцивилизационного диалога, являющихся прочным фундаментом для развития нравственных принципов в обществе. И в дальнейшем государства-члены ШОС будут укреплять эти принципы посредством поддержания межкультурного и гуманитарного сотрудничества, раскрытия огромного потенциала дружбы, добрососедства, взаимоуважения и взаимопонимания между народами.

Моральные ценности и их роль в современном обществе

Современная ситуация характеризуется тем, что повсеместно происходит процесс глобализации, становление целостной мировой общественной системы, разрушение «старой», при этом налицо отсутствие «новой» морали – моральных ценностей единого человечества. Ценностная структура общества необычайно сложна, и ее элементы по-разному влияют на динамику развития общества – или консолидируют социальные процессы, или революционизируют их.

Мораль в общественной жизни является одним из путей и способов адаптации индивидов к жизни в обществе и соединения свободы личности с общественной необходимостью, а также ответственностью, разрешения противоречия между ними. Исторически мораль первична в процессе социализации человека. Она входит во внутренний мир человека, и для ее функционирования достаточно собственной власти человека над собой. Сущность морали состоит в том, что люди осознают необходимость своего поведения, которое соответствует определенному общественному поведенческому типу, при этом они опираются на личные убеждения и общественное мнение.

Мораль можно определить как особую форму нормативно-оценочной ориентированности людей в обществе и как важнейшую форму общественной воли. Чувства долга, совести, чести формируются в обществе, и через общественные отношения они становятся достоянием человека в процессе социализации и интериоризации. Мораль регулирует поведение и сознание людей во всех сферах жизни – экономической, политической, социальной и духовной, она определенным образом обусловлена типом общества.

Основы нравственности относятся к эпохе родового общественного строя. Для этого периода характерна власть природы, чувственного опыта, особенность понятийного мышления и осмысление действительности фантастическим образом. Существуют различные виды магии, тотемизм, фетишизм, система запретов, определенные обряды, ритуалы, мифология[1]. Общепризнано, что кровнородственные отношения были организационными и нормативными принципами в первобытном обществе.

Первобытное мышление было иррациональным и основывалось на вымыслах и суеверии. Современным языком можно охарактеризовать ментальность того периода такими понятиями, как «коллективная совесть», «коллективное бессознательное». Все это понимается как совокупность чувств, представлений, присущих всем членам данного сообщества. Очень интересно описывал архаическую психику К. Юнг. «Архаическая психика – это коллективная психика, надличностная душа, вполне реальная и наделенная божественной, творческой энергией, которая несопоставима с “униженной душой” современного человека»[2]. Общинные нормы поведения в этом обществе воспитывали коллективизм и солидарность. Здесь можно говорить о механической солидарности, существующей между людьми. В первобытном обществе не было ни религиозной морали, ни основных моральных норм. Они появились к финалу родового строя, к периоду патриархата. Тогда складываются примитивные нормы нравственности: запрет на каннибализм и кровосмешение, повиновение старшим, достойный труд. Эти моральные нормы осуществляли нормативную регуляцию, как если бы они были изданы определенным государственным институтом. Хотя «моральные требования родового общества обеспечивались не только общественным мнением, а также индивидуальным сознанием, но и в немалой степени деятельностью учреждений родов и племен (советы рода, племенные собрания, советы старейшин)»[3].

Новые нравственные нормы появились в патриархальном обществе. Укрепились роль авторитета мужчины – главы семьи, верность жены, запрет на ложь, кровная месть. Для этого периода характерна тождественность моральной нормы обычной норме. Система запретов (табу) очень важна. Именно они формируют сознание и волю индивидов. Распространяется архаичное представление о справедливости – талион – принцип равного воздаяния, кровной мести. Этот обычай характерен для «всех народов на ступени их родового примитивного уровня развития, не позволяющего им вступать в отношения господства и подчинения»[4]. Зрелые общинно-племенные отношения привели к появлению классового государства, и хотя этот строй опирался на общинный традиционный уклад, он всеми силами боролся с ним и вытеснял его. Появляются государственные институты, они вне общины и над ней, возникают древнейшие своды законов – законы Хаммурапи, царя Вавилона (II до н. э.), законы Ману (I в. до н. э.) и другие.

Остановлюсь на законах Хаммурапи. Они относятся к эпохе раннего рабовладельческого строя и отличаются от религиозных и этических норм общинного патриархального устройства. По существу, это уже свод имущественного, семейного и уголовного права. Главное место занимают операции с собственностью («купить», «продать», «обменять» и т. д.) и далее действия, нарушающие право собственности («украсть», «ограбить» и т. д.).

Посягательство на частную собственность, воровство запрещены законом и караются смертью[5]. Законом определяются семейные отношения (заключение и расторжение брака, признание отцов-ства, повторные браки и т. д.). Законы предусматривали смерть за воровство, за ложь, если она не доказана в суде. Другой мерой наказания было членовредительство (обрезание ушей, пальцев и т. д.). Конфликты решались посредством талиона. Очевидно, что в то время не было ни всеобщих императивов, ни абстрактных моральных ценностей, не было и индивидуальной нравственной мотивации, хотя многие моральные нормы (запреты) общинного уклада перешли в правовой кодекс и религиозные положения. Классовая рабовладельческая мораль иная – она опирается на идеи права.

Процесс индивидуализации социального бытия обособленных индивидов от родовой общины привел к изменению и сознания как формы социального регулирования. Необходимы были новые нормы, которые утверждали бы личность как самостоятельный субъект действия. И таким стало золотое правило нравственности: поступай по отношению к другим так, как ты хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе. О золотом правиле упоминают с VI–V вв. до н. э. Оно есть в древнеиндийской культуре, в Евангелии от Матфея, в учении Конфуция: «Чего сам не желаешь, того не делай другим». Золотое правило, начиная с раннеклассового общества, получило широкое распространение. Оно есть в истории этической мысли, в основном оно упоминалось как требование житейской нравственности, а не как этический принцип.

Мораль – это человечность, достойное отношение к другому человеку, это первичное, самое элементарное человеческое отношение, предшествующее всем остальным.

Качественное изменение европейской нравственности, культуры произошло в эпоху Нового времени. Именно в Декларации прав человека и гражданина 1789 г. было провозглашено, что только права и свободы другого человека определяют границы того, что человек должен делать и чего не должен. Здесь не просто отвлеченные моральные принципы или религиозные фантазии, а реальное провозглашение того, что нравственный долг человека – это самостоятельно строить свою жизнь, не нарушая прав других.

Содержание прав и свобод человека располагало очень важными принципами – теми, которые соответствовали общечеловеческим требованиям морали. Это принцип свободы людей, ненасилия, самоопределения личности, невмешательства в частную жизнь, неприкосновенности частной собственности, толерантность и другие. В работах Т. Гоббса, Дж. Локка, Ж. Ж. Руссо они обсуждались и провозглашались высшими нравственными нормами, хотя в этот период начинают различать и субъективные представления людей о добре, зле, справедливости и т. д. Так, принцип свободы совести и вероисповедания наделяется свойством объективности и всеобщности и рассматривается как отражение естественного порядка вещей. Основу нравственных отношений в демократическом обществе составляет равенство людей.

У И. Канта именно свобода и равенство являются определяющими признаками содержания категорического императива: «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человеку и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству»[6].

Существенные изменения в морали, нравственности происходят в капиталистическом обществе, особенно на современном этапе его развития. Если в докапиталистических обществах морали принадлежит важнейшая роль в формировании человека, то капитализм с его рыночными отношениями, жаждой наживы, богатства характеризуется нравственным падением, является аморальным и дегуманизированным.

К. Маркс и Ф. Энгельс очень точно и красочно охарактеризовали капитализм: «Буржуазия повсюду, где она достигла господства, разрушила все феодальные, патриархальные, идиллические отношения. Безжалостно разорвала она пестрые феодальные путы, привязывающие человека к его “естественным повелителям”, и не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного “чистогана”»[7].

Безудержное стремление к выгоде превращается в алчность и ведет к деформации человеческих отношений, целей человека в капиталистическом обществе. Это положение приводит к разрыву связей между людьми, ведет к обособлению и индивидуализму, аморальности и преступности, к углублению раскола между богатыми и бедными в разных странах.

В погоне за прибылью транснациональные корпорации в бедных странах сдерживают модернизацию, не соблюдают технику безопасности, используют детский труд, игнорируют социальные проблемы стран, где они получают прибыль. Главное для предпринимателей – получение богатства и успех в конкурентной борьбе. Ради этого они жертвуют моралью, и только юридическое право является регулятором отношений в бизнесе. Но эти юридические законы часто отстают от жизни, и предприниматели действуют по своему усмотрению, хотя моральные нормы, которые носят неписаный характер, на практические проблемы реагируют быстрее, чем правовые законы, но они не учитываются предпринимателями.

Можно с уверенностью утверждать, что современное капиталистическое общество имеет тенденцию к размыванию моральных ценностей, дегуманизации человека.

Духовная сущность морали проявляется в определенной направленности человека, социальных групп общества на конкретные нравственные ценности, нормы. А отсюда следуют и соответствующие поступки и поведение людей. Особенность нравственных норм состоит в том, что они не закреплены государственными институтами и не являются государственными нормами, как юридические. Они выполняются, так как это внутреннее представление человека о себе, и оценка этого поведения другими – одобрение или осуждение. Без морали жизнь общества невозможна.

Существует достаточно много способов обоснования морали. Отмечу лишь несколько: утилитаризм, абсолютизм, натурализм, космизм.

Утилитаризм предполагает, что моральные ценности выделяются из внешних социальных благ. Моральная деятельность оправданна, если она ведет к счастью людей. Предпосылкой возникновения этой теории был ранний капитализм с его развитием производительных сил и с поднятием потребления на более высокий уровень.

Абсолютистские концепции выводятся из авторитетного внешнего источника, например Бога. Так, И. Кант в «Критике практического разума» пишет о Боге и бессмертии души. Он принимает их как постулаты для осуществления нравственных поступков, хотя главным, надежным и единственным критерием для Канта остается разум.

Натурализм предполагает выведение морали из естественных качеств индивида – из особенностей организации человеческой психики, или из базовых инстинктов, которые присущи всем живым организмам.

Представителем эволюционистской этики был П. А. Кропоткин. Он полагал, что нравственные нормы, например справедливость, возникают как заимствование опыта животных. Первобытный человек, зависящий от природы, видел поведение животных, которые не убивают друг друга, а оказывают поддержку, и поступал так же.

Для космизма очевидно, что эволюция нравственности связана с развитием космоса. Влияние космических сил способствует проявлению человеческой духовности и нравственности.

Все эти концепции не дают четкого ответа на обоснование появления морали и понимание ее как общественной воли и стержня человека. Хотя, наверное, в результате очень длительной исторической практики вместе с формированием социальных потребностей в процессе деятельности и сохранением целостности человеческого бытия формируются и моральные ценности. Люди следуют им, и для них эти ценности выступают в настоящее время не как запреты, а как должное.

Почти всегда предписания норм морали выражаются в повелительном наклонении: «не убий», «проживи жизнь незаметно» и т. д. Для норм морали также характерно то, что они требуют известного поведения, а не просто убеждают, учат поступать определенным образом. Можно говорить о единичных нравственных нормах, например этике врача, или об универсальных нормах, которые относятся к каждому человеку. Это могут быть категорические нормы, действующие всегда (нормы христианской морали), или нормы, которые должны выполняться людьми в определенных ситуациях.

Что является источником нравственных норм? Им могут быть обычаи, традиции и даже авторитет, то есть сам человек (Сократ, Иисус Христос, Магомет и т. д.). Материальные, объективные условия также являются источниками морали, если они вызвали к жизни моральные нормы. В этике подчеркивается, что нормы морали имеют объективное значение, то есть не зависят от произвола, от объективного мнения. С другой стороны, требования, предписания, содержащиеся в моральных нормах, необъективны по своей природе. Они в конце концов были выражением воли определенных социальных групп или Бога в религиозной этике, и даже личные мотивы могли быть источником нормы.

Можно сказать, что норма вначале выглядит как внешняя, как предписание для человека, но нравственной она становится только тогда, когда это предписание осознается человеком и становится его внутренним, его субъективной необходимостью, его волей.

По своей объективной сущности моральные нормы – это специфическая форма согласования свободы и воли человека с общими потребностями, интересами, с волей и интересами других общностей, других субъектов. Это могут быть классы, группы, социальные слои и т. д. Они относительны, но в тоже время нравственные нормы выражаются и в общечеловеческой форме. Всякая нравственная норма проходит проверку на всеобщность, утверждал И. Кант.

Конкретно моральные нормы предстают как типичные стандарты поведения людей в определенной обстановке, и они меняются в процессе исторического развития. Нормы морали существуют не только в нравственном сознании, они объективируются в поступках, моральных качествах человека, нравственных позициях и отношениях людей.

Поведение человека в первую очередь мотивируется природными и социальными потребностями, конкретными обстоятельствами индивидуума. Социоприродная реальность – начало человеческого поведения. Но есть и другая реальность – мораль, моральная необходимость. Она выступает как определенные ограничения для человека, осуществляемые или по своей воле, или по воле коллектива (в первобытном обществе.)

Если суммировать особенности нравственных норм, то они сводятся к следующему. Нравственные нормы всегда побуждают к добру. Они являются результатом доброй воли, самостоятельно принимаются человеком. Выбор нравственных норм не определяется их полезностью, а наоборот, нормы направляют человека и помогают ему поставить или выбрать цели. Нормы диктуют определенные запреты, но в тоже время они обязывают людей жить сообща. И наконец, нравственные нормы человек сам ставит перед собой и следует им.

Очевидно, что общность людей устанавливает нравственные нормы и, как правило, сама исполняет их. Совершенно справедливо утверждение, что мораль есть общественное начало в человеке, она связывает людей воедино до всех прочих связей[8].

К моральным ценностям относятся добро, зло, любовь, справедливость, долг, ответственность, совесть, стыд и т. д. Все они имеют в языке морали разное назначение и фиксируют разные аспекты нравственности. Так, добро ориентировано на ценностно-нормативный аспект содержания морали, а совесть, стыд указывают на духовно-психологические механизмы и способы, которые регулируют поведение личности. Особое место в системе моральных ценностей занимает совесть.

Мораль – это не свод готовых правил, которые подходят к любому случаю. У человека есть что-то, что ему диктует поступать «по совести» в определенной ситуации. Наложение санкций на самого себя – это есть совесть. Но, наверное, не у каждого человека имеется эта моральная основа. Поэтому, скажем, героического поступка может и не произойти (броситься в огонь и спасти ребенка), если нет внутри себя требования «должен».

Совесть в «Новой философской энциклопедии» определяется «как способность человека, критически оценивая себя, осознавать и переживать свое несоответствие должному – неисполненность долга»[9].

Чем выше мера общественного развития личности, ее социальная активность, тем большую роль играет совесть в ее жизни.

Совесть – особая духовная способность человека, особый механизм, отвечающий за сохранение нравственных качеств и поведение человека. Совершенно справедливо совесть считают стержнем человека, и ее отсутствие ведет к краху, деформирует отношения между людьми, ведет к разрушению всей системы моральных ценностей, духовному кризису.

В XXI в. в связи с глобализацией делаются предложения по построению нравственной системы мирового сосуществования всех государств, установлению нового мирового порядка, который провозглашает идею «глобализационного гуманизма», «первостепенной глобализации нравственности», норм поведения, идеалов. Речь идет о некоей общественной совести, к которой должен быть причастен каждый[10].

Подобные рассуждения об унифицированной новой нравственности абсурдны. Человечество за свою долгую историю выработало моральные ценности, общечеловеческие нормы. Если следовать им, если идентифицировать их с каждым, а не разрушать, не отчуждать от человека, как это происходит сегодня в постиндустриальном обществе, то можно освободить индивидуума от оков аморальности.

Можно утверждать, что человек является таковым в той мере, в какой у него присутствует нравственное начало. Можно ли на-учить моральным ценностям и нормам? Учителей морали нет, так как она не является специализированной формой деятельности. Однако этим успешно занимается церковь. Совершенно очевидно, что современное российское общество нуждается в моральном воспитании, ибо резко снизились моральные нормы поведения людей.

Конечно, человека можно научить моральным ценностям и нормам. Он не может не жить осмысленной жизнью. Ведь никто не может придать смысл жизни человеку, кроме него самого. Поэтому, задавая направленность своей жизни, индивид учитывает интеллектуальный и практический опыт окружающих его людей, а также и моральный опыт, и только на самом человеке лежит ответственность за то, что он выбрал.

Все свойства, качества, характеристики, задаваемые общест-венным нравственным воспитанием, только тогда дают результат, когда они пройдут «через» самого человека и выработаются им в процессе индивидуального и общественного развития.

[1] Анализ архаической культуры и нравственности содержится в работах известных авторов: Золотарев A. M. Родовой строй и первобытная мифология. – М., 1964; Леви-Стросс К. Первобытное мышление. – М., 1994 и др.

[2] См.: Юнг К. Архаичный человек / К. Юнг // Проблемы души нашего времени. – М., 1994.

[3] Валеев Д. Ж. Происхождение морали. – Саратов, 1981. – С. 138.

[4] Гусейнов А. А. Социальная природа нравственности. – М., 1974. – С. 64–65.

[5] Хрестоматия по истории Древнего Востока / под ред. М. А. Коростовцева. – М., 1980.

[6] Кант И. Соч.: в 6 т. – т. 4. – ч. 1. – М., 1965. – С. 270.

[7] Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии / К. Маркс, Ф. Энгельс // Соч. – т. 4. – С. 426.

[8] См.: Этика: учебник / под общ. ред. А. А. Гусейнова, Е. Л. Дубко. – М.: Гардарики, 1999. – С. 383–391.

[9] Новая философская энциклопедия: в 4 т. / под ред. В. С. Степина, А. А. Гусейнова и др. – М.: Мысль, 2010. – С. 585.

[10] См.: Казьмин А. К. Философские проблемы концепции эволюции человека // Вестник РФО. – 2004. – № 3. – С. 104–105.

Нравственный выбор современной молодежи: идеалы и реальность

%PDF-1.3 % 1 0 obj > endobj 5 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream

  • Нравственный выбор современной молодежи: идеалы и реальность
  • Орлова В. В. endstream endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > stream Ht[o0zvk7lzqeKi6’qY(7+ycy(oIU#Ex3%(Xgh+N`mVi(lE(ʔ{xkG BꚊ(pXDUTEQW[FJYHr0]a`Å&Z~’aL=Fj&9arj!p|ٯFY]Ut XEX0,(~ sUz0_!m’œmDe5=|1׶Ւ&bLx,j]1y[|O»zyl!Q ai̕Jf1i-l7˺i:OG>!vdd\;»udGQcA-03:.!D9oz͉hmHlc4m)tƼBZߔ.NG Ka/CQ>u[l+Csdt»ExewNE~*of_߂֗ / 0

    Величайший моральный вызов современности? Так мы думаем о самой морали

    В этой серии статей мы предложили философам написать о том, что они считают величайшим нравственным вызовом нашего времени и как мы должны его решать.


    Легко сделать вывод, что сегодня в мире существует дефицит морали. Что, если бы люди были более мотивированы к этическому поведению, если бы они сделали мораль более заметной в своем мышлении, мир стал бы лучше.

    Но когда дело доходит до решения одной из величайших моральных проблем нашего времени, я утверждаю, что в мире нет недостатка в морали; слишком много.

    На самом деле, я считаю, что величайший моральный вызов нашего времени — это наша ошибочная концепция самой морали. То, как мы склонны думать и говорить о морали, подавляет нашу способность взаимодействовать с взглядами, отличными от наших собственных, это затрудняет управление разнообразием и разногласиями и имеет тенденцию ограничивать нас в образцах мышления, которые вызывают больше случаев страдания и беспокойства, чем они решают .

    Правый, неправильный, черный, белый

    Убийство — это неправильно. Это не просто вопрос субъективных личных предпочтений, это объективный факт. Это означает, что если это правда для меня, то это верно и для вас, и для всех остальных тоже. И если кто-то утверждает, что убийство — это нормально, то он ошибается.

    Так многие из нас склонны думать и говорить о многих моральных проблемах, а не только об убийстве. Мы ссылаемся на моральные факты. И мы доказываем, что наша моральная позиция правильная, апеллируя к этим фактам.

    Некоторые из нас оправдывают эти факты, апеллируя к заповедям, данным нам каким-то божественным существом. Другие оправдывают это, апеллируя к естественным правам или фундаментальным фактам о человеческой природе, например, что страдание по своей природе плохо, поэтому мы должны предотвращать его везде, где это возможно.

    Многие из нас рассматривают мораль как науку, с помощью которой мы можем узнавать новые нравственные факты о мире, например, когда мы обнаружили, что рабство было неправильным или что женщины должны иметь те же права, что и мужчины, и соответственно изменили наши моральные взгляды. .

    Три проблемы

    Я считаю, что с этим здравым взглядом на мораль связаны три основные проблемы.

    Первое: это неправильно.

    Я не уверен, что существует какой-либо объективный источник морали. Я потратил много времени на его поиски, но пока не нашел ничего неубедительного.

    Даже если вы верите, что существует божественный моральный источник, который может диктовать абсолютное добро и зло, нам, простым смертным, предстоит выяснить правильную интерпретацию его воли.И история показала, что разногласия по поводу конкурирующих интерпретаций божественной добродетели могут причинять невыразимые страдания, и они все еще происходят сегодня, когда догматики пытаются навязать свою версию морали тем, кто не желает этого.

    Вторая проблема заключается в том, что идея существования Единой Истинной морали фундаментально противоречит огромному количеству морального разнообразия, которое мы наблюдаем во всем мире. Например, широко распространены разногласия по поводу того, должно ли государство иметь возможность казнить преступников, имеют ли неизлечимо больные люди право на смерть и как сексуальность может выражаться и практиковаться в частной и общественной жизни.

    Если вы верите, что мораль — это вопрос объективной истины, то это разнообразие означает, что большинство (если не все) людей во всем мире просто ошибаются в своих самых глубоких моральных убеждениях. Если это так, то это плохо говорит о нашей коллективной способности понять, что такое мораль вообще.


    Прочитайте больше: Ищете истину в эпоху Facebook? Ищите просмотры, которые вам не понравятся


    Третья проблема заключается в том, что этот взгляд на мораль ведет нас к мышлению в черно-белых тонах.Он направляет моральный дискурс на то, чтобы доказать, что другие люди неправы, или склонить их к нашим моральным взглядам. Это значительно усложняет, если не делает невозможным, людям серьезно относиться к другим моральным точкам зрения и участвовать в этических переговорах или компромиссах.

    Это одна из основных причин того, что дискурс в социальных сетях, не говоря уже об обеденном столе, сейчас находится в таком ужасном состоянии. Те, кто на одной стороне, просто списывают своих оппонентов как морально извращенных, что исключает любую возможность позитивного взаимодействия или двухпартийного сотрудничества.

    Моральная реформа

    Итак, чтобы ответить на величайший моральный вызов нашего времени, нам нужно серьезно переосмыслить саму мораль.

    Лучший способ думать о морали — это как о культурном средстве, которое мы, люди, изобрели, чтобы помочь нам жить и работать вместе в социальных ситуациях. В конце концов, у каждого из нас есть свои интересы, которые мы хотим реализовать. Они различаются от человека к человеку, но обычно включают в себя такие вещи, как способность обеспечивать себя и своих близких, избегать страданий и невзгод и стремиться к приятным и приносящим удовлетворение переживаниям.

    Десять заповедей — это пример выдуманной морали. Wikimedia Commons

    Лучший способ удовлетворить эти интересы — жить социально, взаимодействуя и сотрудничая с другими. Но часто наши интересы или способы их удовлетворения вступают в противоречие с другими. И этот конфликт может оказаться плохим для всех.

    Итак, мораль — это набор правил, по которым мы живем, которые стремятся уменьшить вред и помочь нам эффективно жить вместе. Мы не просто открыли это. Его нам не подали сверху.Мы должны были разобраться в этом сами.

    Конечно, мы не всегда думали о морали в этих терминах, поэтому мы оправдывали ее разными способами, часто обращаясь к религии или традициям. Но мы не обновили свое мышление о морали, чтобы очистить его от багажа, который пришел с религией и жестким культурным соответствием прошлого.

    Теперь мы знаем, что есть много способов вести полноценную жизнь, и правила, которые продвигают одну версию, могут конфликтовать со способами другой.Таким образом, моральные правила, которые поощряют прочные общественные узы, например, могут вступать в противоречие с правилами, которые позволяют людям выбирать свой собственный жизненный путь.

    Кроме того, проблемы, которые пытается решить мораль, варьируются от одного места к другому. Людям, живущим в небольшом сообществе в области с ограниченными ресурсами, такой как арктическая тундра, нужно решать другие проблемы, чем у людей, живущих в современных мегаполисах, таких как Сидней или Мельбурн, окруженных изобилием. Если мы применим мораль первого ко второму, мы можем скорее обострить конфликт, чем разрешить его.

    Все это означает, что мораль должна быть не столько в «доказательстве» своей точки зрения, сколько в терпимости и переговорах. Нам нужно научиться понимать, что разные люди — и разные сообщества и культуры — имеют разные представления о хорошей жизни. И мы должны понимать, что проблемы социальной жизни и их решения не применимы одинаково хорошо в каждом сообществе.

    Это также означает, что мы должны научиться становиться менее морально догматичными и более морально адаптируемыми. Прежде всего, нам нужно отказаться от идеи, что мораль основана на объективных фактах, которые применимы ко всем людям в любое время.

    Это не означает, что мораль становится формой релятивизма «все идет». Есть способы судить о полезности той или иной моральной нормы, а именно: действительно ли она помогает решать проблемы социальной жизни людей, ее использующих? Многие этого не делают, поэтому заслуживают того, чтобы их бросили вызов или изменили.

    Во все более взаимосвязанном, разнообразном и многокультурном мире как никогда важно, чтобы мы реформировали то, как мы думаем и говорим о самой морали. Если мы этого не сделаем, то независимо от того, с какими еще моральными проблемами, по вашему мнению, мы столкнемся, их будет только труднее решить.


    Более поздние статьи в этой серии включают «Ищете истину в эпоху Facebook?» Ищите мнения, которые вам не понравятся, и нам нужно стать гражданами мира, чтобы восстановить доверие в нашем глобализированном мире.

    Перестаньте жаловаться на моральный упадок западного общества, говорит эксперт — ScienceDaily

    Раньше хорошее воспитание рассматривалось как процесс передачи детям самообладания и социальных ценностей; теперь это рассматривается как значимые человеческие отношения.Раньше ожидалось, что женщины будут сидеть дома и растить детей; теперь считается, что они имеют право заниматься любой карьерой или образом жизни, какой пожелают. Раньше секс был связан с продолжением рода, но теперь он рассматривается как источник удовольствия.

    Эти тенденции касаются морали, утверждает Эдвард Л. Рубин, профессор права и политологии юридического факультета Вандербильта, в своей новой книге. Но в отличие от многих других, пишущих на эту тему, он не сетует на упадок западного общества и не требует старых добрых времен.

    «Сказать, что мораль падает, неправильно», — говорит Рубин, автор книги «Душа, Я и общество: новая мораль и современное государство», опубликованной издательством Oxford University Press. «Это меняется». По словам Рубина, эта моральная трансформация, произошедшая за последние 200 лет, органически связана с одновременным подъемом административного государства.

    СОХРАНИТЕ СВОЮ ДУШУ И СЛУЖИТЕ ГОСУДАРСТВУ

    Традиционная мораль, которую многие люди до сих пор считают моралью, на самом деле представляет собой лишь один конкретный подход, более точно описываемый как мораль высших целей, говорит Рубин.Предполагалось, что индивиды направят свое личное поведение на спасение своей души. И они должны были направлять свое политическое поведение вокруг служения государству — «не спрашивать, что ваша страна может сделать для вас — спрашивать, что вы можете сделать для своей страны».

    САМОУПРАВЛЕНИЕ

    «Новая мораль основана на концепциях самореализации», — говорит Рубин. «Предполагается, что вы должны жить как можно лучше для себя, и по сути, нет ничего, кроме жизненного опыта, что оправдывает это.Он просто оправдывает себя вашим собственным опытом ».

    Точно так же цель современного административного государства — служить своим гражданам, позволяя каждому из них жить наиболее полноценной жизнью, насколько это возможно. Современная мораль требует, чтобы государство предоставляло людям необходимые услуги, включая образование, здравоохранение и, если они нуждаются, средства к существованию и жилье.

    САМОУПРАВЛЕНИЕ — НЕ ГЕДОНИЗМ

    Самореализация — это настоящая мораль, говорит Рубин, с таким же количеством правил и запретов, как и ее предшественник.

    «Это не гедонизм. Это не просто жить сегодняшним днем, есть, пить и веселиться», — говорит он. «Он живёт на протяжении всей череды сегодняшних дней, что часто предполагает более высокий уровень планирования, чем мораль высших целей. Люди, которые думают, что мораль падает или исчезает, на самом деле просто не смогли приспособиться к этим огромным изменениям в способах многих людей на Западе. «цивилизация смотрит на мир», — утверждает Рубин. Дискомфорт, который они испытывают, является результатом того, что они находятся между двумя моральными принципами, плюс быстрота перемен.

    РЕИНТЕРПРЕТИНГ ХРИСТИАНСТВА

    По словам Рубина, упадок нравственности высших целей подпитывает как консервативную политику, так и традиционную интерпретацию христианства. Но как автор демонстрирует в историческом разделе книги, это лишь один из возможных подходов к доминирующей религии Запада.

    «Раньше люди понимали христианство иначе, — говорит Рубин. «По мере того, как мораль самореализации становится доминирующей, христианство может быть заново истолковано в манере, которая в значительной степени согласуется с новой моралью.Другая возможность состоит в том, что он распадется.

    «Новая мораль уже побуждает людей покупать ту деноминацию, которая лучше всего удовлетворяет их духовные потребности. В будущем они могут делать покупки среди всего спектра мировых религий и философий».

    Дополнительную информацию можно найти по адресу: https://global.oup.com/academic/product/soul-self-and-society-9780199348657?cc=us&lang=en& ;;

    История Источник:

    Материалы предоставлены Университетом Вандербильта .Оригинал написан Джимом Паттерсоном. Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

    Взлет и падение моральных представлений с 1900 по 2007 год

    Abstract

    С помощью базы данных Google Книги (на английском языке) были исследованы тенденции развития культурной значимости морали в англоязычном мире на протяжении 20 -х годов века, отраженные в изменении использования морального языка. Относительные частоты 304 моральных терминов, организованных в шесть проверенных наборов, соответствующих общей морали и пяти моральным областям, предложенным теорией моральных основ, были нанесены на карту за период с 1900 по 2007 год.Каждый набор моральных языков отображал уникальные, часто нелинейные исторические траектории. Слова, передающие общую мораль (например, добро, зло, мораль, зло), и слова, представляющие мораль, основанную на Чистоте, подразумевающие святость и заражение, резко снизились по частоте с 1900 по 1980 год, когда они резко восстановились. Групповая мораль, подчеркивающая групповую лояльность, неуклонно росла на протяжении -х годов века. Основанная на вреде мораль, сосредоточенная на страдании и заботе, резко выросла после 1980 года. Основанная на авторитете мораль, которая подчеркивает уважение к иерархии и традициям, достигла пика в период социальных потрясений конца 1960-х годов.Не было устойчивой тенденции к тому, чтобы моральный язык становился более индивидуалистическим или менее основанным на заботе о социальном порядке и сплоченности. Эти различные временные ряды предполагают, что изменяющийся моральный ландшафт 20–90–135–90–136-го века можно разделить на пять отдельных периодов и пролить свет на реморализацию и моральную поляризацию последних трех десятилетий.

    Образец цитирования: Уилер М.А., МакГрат М.Дж., Хаслам Н. (2019) Мораль двадцатого века: рост и падение моральных концепций с 1900 по 2007 год.PLoS ONE 14 (2): e0212267. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0212267

    Редактор: Чжицян Цай, Мемфисский университет, США

    Поступила: 23 января 2018 г .; Принята к печати: 30 января 2019 г .; Опубликован: 27 февраля 2019 г.

    Авторские права: © 2019 Wheeler et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Файл данных доступен в OSF по адресу https://osf.io/epvf7/?view_only=9209c66791f4449d906fc5a9f25023f5.

    Финансирование: Это исследование финансировалось австралийским исследовательским советом, грантом DP170104948. Спонсор не принимал участия в разработке исследования, сборе данных, анализе, решении о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

    Введение

    Моральные суждения и интуиция занимают важное место в повседневной жизни. Они насыщают новости, социальные сети и обычные разговоры и споры. Все чаще они занимают видное место в академической литературе. Нравственность стала одним из основных направлений междисциплинарных исследований [1], которые интенсивно изучаются, среди прочего, в областях экономики [2], философии [3] и эволюционной биологии [4].

    В психологическом исследовании морали двумя ключевыми интеллектуальными достижениями стали «интуиционистский поворот» [1] и появление плюралистических взглядов.Первое развитие отражает растущее признание важности эмоций и интуиции в моральном суждении в отличие от рационализма более ранних подходов, таких как подход Колберга [5]. Последнее развитие явилось результатом кросс-культурных исследований, которые расширили сферу морали за пределы индивидуалистических соображений о вреде и справедливости [6], включив в них ценности, связанные с социальностью и духовностью [7]. Идея о том, что мораль не является монолитной, нашла наиболее влиятельное воплощение в форме теории моральных основ (MFT) [8, 9].При первом предложении MFT Хайдт и Джозеф [10] стремились классифицировать автоматические и интуитивные эмоциональные реакции, которые обычно возникают при моральной оценке в разных культурах, и определили пять психологических систем (или основ): вред, справедливость, внутренняя группа, авторитет и чистота. .

    Каждая моральная основа имеет определенный набор связанных забот, пороков и добродетелей. Фонд вреда включает в себя заботу о жестокости, страданиях других и добродетели сострадания, заботы и доброты.Справедливость охватывает вопросы несправедливости, несправедливого обращения, взаимности, равенства, обмана и прав личности. Фонд Ingroup озабочен лояльностью и обязательствами по членству в группе, самопожертвованием и предательством. Авторитет относится к социальному порядку, обязательству подчиняться иерархическим отношениям, а также послушанию и уважению к авторитету и традициям. Фонд Чистоты чувствителен к заражению, как физическому, так и духовному, и охватывает вопросы святости, самоконтроля, а также добродетели невинности и целостности [1, 9].Грэм, Хайдт и Носек [11] предположили, что основы образуют два кластера моральных основ более высокого порядка. Вред и справедливость, два фонда Индивидуализация , сосредоточены на правах автономной личности. Ingroup, Authority и Purity, три фонда Binding , коллективно нацелены на сплоченность группы.

    Многие исследования использовали структуру MFT для изучения идеологического политического разрыва между либеральной и консервативной моралью или моральными ценностями [6, 9, 11].Например, Graham et al. [11] обнаружили, что политические либералы одобрили основы индивидуализации вреда и справедливости, тогда как консерваторы одобрили все пять основ (включая более высокую поддержку трех обязательных основ по сравнению с либералами). На сегодняшний день MFT применяется ко многим различным исследовательским вопросам и контекстам. Например, многочисленные исследования изучали корреляты индивидуальных различий одобрения основ [12], то, как одобрение изменяется в зависимости от реляционного контекста [13], или как передаются моральные суждения, специфичные для оснований [14].Обширность и объем этой работы показывают, что MFT дает представление о моральной сфере [15].

    Одно в значительной степени неизведанное измерение моральных основ — историческое. Практически все предыдущие исследования изучали использование фондов в определенный момент времени, и только в одном исследовании изучались временные изменения. Гартен и его коллеги [16] исследовали изменения в использовании моральных основ в политических выступлениях США с 1988 по 2012 годы. Garten et al. исследовали связанные с моральными устоями слова, которые демократы и республиканцы использовали рядом со словом «гей».Они обнаружили, что республиканцы значительно чаще использовали слова, связанные с чистотой, чем демократы, и продемонстрировали значительный рост языка чистоты в период с 1996 по 2004 год по сравнению с предыдущими восемью годами. Более широкий и фундаментальный вопрос заключался бы в том, чтобы спросить, изменились ли и каким образом основы в своей культурной значимости за историческое время.

    Крупномасштабные вопросы культурного уровня такого рода идеально подходят для методологий «больших данных» в моральной психологии [17], таких как исследования обширных лингвистических корпусов, которые были названы примерами «культуромики» [18].Популярным инструментом для такого анализа является Google NGram Viewer, который позволяет пользователям собирать частоты слов из корпуса оцифрованных книг Google Книг. Эти частоты представляют собой долю любого заданного входного слова в корпусе в любой данный год, тем самым позволяя отслеживать подъемы и спады относительной частоты — индекса культурной значимости или популярности — в течение длительных периодов времени. Психологические исследователи использовали этот инструмент для изучения исторических изменений от третьего лица к местоимениям первого лица [19–21] и изменения концепций, связанных с возрастными стереотипами [22] и счастьем [23].Гринфилд [24] продемонстрировал изменение частот слов в англоязычных книгах, изданных с 1800 по 2000 год, от «нас» к «мне» и выявил другие закономерные изменения, свидетельствующие о движении от коллективистских сельских ценностей к более индивидуалистическим и городским. Цзэн и Гринфилд [25] повторили этот сдвиг в книгах на китайском языке, обнаружив, что количество слов, связанных с материализмом и индивидуализмом, увеличилось в период с 1970 по 2008 год, тогда как количество слов, связанных с коллективистскими ценностями, уменьшилось.

    Подобные выводы, по-видимому, указывают на важные макроуровневые изменения культурных норм и ценностей.Однако ни один из них до сих пор не исследовал непосредственно изменения в самой морали. Единственным исключением является пара исследований Кесебира и Кесебира [26], в которых изучались изменения в моральных добродетелях с течением времени путем регистрации частоты употребления слов, связанных с моральным превосходством и добродетелью, в американском корпусе Google Книг с помощью программы NGram Viewer. Их первое исследование зафиксировало уменьшение общего количества слов, связанных с добродетелью (например, мораль, совесть, характер). Их второе исследование изучило пятьдесят добродетелей более специфического характера (например,g., честность, доброта, надежность), что свидетельствует о значительном снижении 74% этих добродетелей в течение 20, -го, века. Эти исследования выявляют важные исторические тенденции в культурной значимости некоторых моральных концепций, но их внимание ограничено только позитивными (добродетельными) концепциями, они сосредоточены на конкретных терминах, а не на более широких моделях, связанных с теоретическими объяснениями морали, и их акцент на линейных изменениях. траектории (т. е. увеличивается или уменьшается), а не более сложные нелинейные модели.

    Основываясь на прошлой работе, в настоящем исследовании изучались исторические сдвиги в культурной значимости многих областей морали, о чем свидетельствуют изменения в относительной частоте употребления больших наборов моральных терминов в базе данных Google NGram книг на английском языке. Каждая из пяти моральных основ и общей морали была представлена ​​большими подтвержденными наборами отдельных слов, и модели совокупных изменений в каждом наборе были изучены за период с 1900 по 2007 год. Цель исследования была в первую очередь описательной и исследовательской, чтобы охарактеризовать потенциально сложные и нелинейные модели изменений в сфере морали на протяжении 20–90–135–90–136-го века, модели, которые еще предстоит отобразить.Целью анализа было условно связать эти культурные траектории с более широкими историческими условиями и разделить 20–90–135–90–136 века на периоды, основанные на различных конфигурациях определенных моральных сфер.

    Хотя исследование было в первую очередь поисковым, оно основывалось на трех исследовательских вопросах. Во-первых, мы спросили, уменьшилась ли общая мораль (т.е. слова, относящиеся непосредственно к добру и злу, этике и злу) в течение 20–90–135 гг., 90–136 века, что согласуется с выводами Кесебира и Кесебира [26].Во-вторых, мы спросили, имеют ли моральные основы, связанные с социальной сплоченностью и порядком, тенденцию к снижению относительной частоты, тогда как те, которые связаны с индивидуальным благосостоянием и правами (основы индивидуализации, соответственно), имеют тенденцию к увеличению. Это ожидание согласуется с прошлыми выводами о повышении показателей индивидуализма и падении показателей коллективистских ценностей в течение 20–90–135–90–136 веков [19, 20, 24, 25, 27], а также с заявлениями историков и социальных теоретиков.Выдающийся историк Эрик Хобсбаум [28], например, утверждал, что «культурную революцию последнего двадцатого века лучше всего можно понять как победу личности над обществом, или, скорее, разрыв нитей, которые в прошлом ткали. человека в социальные структуры ». В-третьих, на уровне индивидуальных моральных устоев, исследование спрашивает, стала ли мораль, основанная на вреде, более заметной после революций в области прав в 1960-х [29], как предложил Хаслам [30] в своей работе о «ползучести понятий».В этой работе утверждается, что значения связанных с вредом психологических понятий, таких как насилие, издевательства и травма, расширились в ответ на растущую культурную чувствительность к вреду за последние полвека, рост, который, как ожидается, будет отмечен в растущей значимости мораль, основанная на вреде.

    Метод

    Шесть наборов терминов (целые слова или основы слов), представляющих различные формы морального дискурса, были взяты из Словаря основ морали, созданного Грэхемом и др. (2009) для использования с программой Linguistic Inquiry and Word Count (LIWC) [31].Пять словарей соответствовали моральным основам (по одному на каждое основание: Вред, Справедливость, Группа, Авторитет, Чистота) и один — «общей морали» [11]. Словари моральных основ разделили термины на термины положительной «добродетели» и термины отрицательного «порока», каждый из которых представляет отличительное содержание ценимых и недооцененных концепций в рамках соответствующих основ, предназначенных для измерения различных способов обсуждения людьми своих основополагающих интуиций. Развитие словаря [11] включало как расширяющую, так и сокращающую фазу.На этапе расширения шесть исследователей создали ассоциации, синонимы и антонимы для основных понятий для каждой из основ: вред и забота, справедливость и взаимность, внутренняя группа и лояльность, авторитет и уважение, чистота и святость. Слова, которые имели лишь отдаленное родство или имели первичное значение без моральной коннотации (например, «просто»), были удалены во время фазы сокращения. Словари были проверены четырьмя оценщиками, оценивающими отрывки, содержащие подмножество слов на предмет контекстной релевантности.

    Несколько терминов из словарей моральных основ (20 из 295; 6,8%) появились более чем в одном словаре. Они были удалены, так что все словари моральных основ содержали только неперекрывающиеся термины (средний размер словаря = 55 слов; диапазон от 39 [Ingroup] до 80 [Purity]). Общий словарь морали содержал более широкий набор из 41 морально насыщенного термина. Двенадцать из этих терминов также появились в одном из словарей моральных основ, но эти частично совпадающие термины были сохранены в общем наборе морали, потому что его временная траектория не могла напрямую сравниваться с траекторией моральных основ.Окончательная выборка из 304 уникальных терминов, организованных в шесть наборов, приведена в таблице S1.

    Относительные частоты в базе данных Google Книг каждого из 304 терминов за период с 1900 по 2007 год были взяты из Google NGram Viewer. Использовался корпус по умолчанию «Английский 2012», представляющий книги на английском языке, изданные в любой стране. Информация о распределении страны публикации и об изменениях в этом распределении за период исследования недоступна. Большинство книг было взято из университетских библиотек, а база данных включает полтриллиона английских слов.Эта база данных содержит данные о частотах до 2008 года, но данные за этот год показали существенные отклонения от предшествующих тенденций и поэтому были исключены. Относительные частоты были рассчитаны со сглаживанием ± 3 года, чтобы уменьшить неровность временного ряда, поскольку целью анализа было выявить изменения частоты слов за длительные периоды, а не краткосрочные колебания. NGram напрямую не генерирует частоты для основ слов, которые составляют примерно половину (51.0%) из 304 условий. Для каждого из этих терминов NGram использовался для выбора трех наиболее часто используемых целых слов в течение периода исследования (на основе средней относительной частоты за 108 лет), и относительные частоты этих трех терминов были агрегированы, как подробно описано ниже.

    Данные относительной частоты, сгенерированные NGram, были масштабированы перед дальнейшим анализом. Год, в котором каждое слово достигло своей наивысшей относительной частоты, получил оценку 100, а все остальные годы были масштабированы таким образом, чтобы их оценка представляла процент от этого пикового значения.В случае терминов, которые были основами слов, а не целыми словами, частоты трех наиболее часто встречающихся представителей целого слова были суммированы, и эти суммированные баллы затем пересчитывались тем же методом. Этот процесс гарантировал, что каждая основа слова получила отдельную серию оценок, масштабируемых так же, как и все термины слова. Таким образом, был создан набор данных, содержащий 304 термина за каждый из 108 лет, где значения представляли относительную частоту каждого термина в процентах от его наибольшего повышения за этот период.

    Затем масштабированные члены в каждом наборе были усреднены для каждого года и построены их траектории (временные ряды). Эти средние значения имеют прямую интерпретацию: если значение на 10 пунктов выше в одном году, чем в другом, то средний срок в наборе был на 10% от максимальной относительной частоты выше в первом, чем во втором. Другие методы масштабирования терминов (например, стандартизация отдельных терминов перед их усреднением) не позволят такой простоты интерпретации.Таким образом, полученные усредненные графики представляют широкие и систематические тенденции, агрегированные по большому количеству терминов, для концептуально связанных форм морального языка, которые изменяют культурную значимость в течение исторического времени.

    Результаты

    Перед представлением нашего описательного анализа данных мы провели предварительную проверку внутренней согласованности шести наборов моральных терминов за 108 лет и временной согласованности их временных рядов. Надежность Спирмена Брауна, основанная на случайных корреляциях с разделением половин, показала отличную внутреннюю согласованность для пяти наборов (Авторитет =.93, вред = 0,90, внутренняя группа = 0,98, чистота = 0,99, общая мораль = 0,99). Однако набору справедливости в целом не хватало согласованности, что приводило к отрицательной корреляции половинной дроби, равной -,82. Этот вывод не означает, что набор «Справедливость» обязательно будет непоследователен при поперечной оценке использования языка, просто его слова не демонстрируют последовательных моделей исторических изменений. Анализ автокорреляций каждого из шести временных рядов показал, что их изменение во времени было в высшей степени предсказуемым, а не случайным.Автокорреляции с четырехлетним лагом — самым коротким лагом за пределами диапазона сглаживания ± 3 года, который искусственно раздувает автокорреляции при более коротких лагах — были самыми низкими для Справедливости (0,60) и варьировались от 0,70 для Власти до 0,81 для Вреда. и 0,90 для Ingroup и General Morality. В целом, за важным исключением Справедливости, наборы моральных терминов продемонстрировали внутреннюю и временную согласованность.

    Описательная статистика, корреляции с годом и взаимные корреляции между шестью наборами моральных терминов за 108 лет представлены в таблице 1 (все корреляции являются корреляциями Пирсона с критическим значением p <.01 ввиду большого количества вычисленных корреляций). Корреляции с годом показывают широкие линейные временные тенденции в каждом наборе, а взаимные корреляции показывают степень, в которой временные ряды для разных наборов имеют схожие или разные общие траектории. Стандартные отклонения показывают, что фонды "Справедливость", "Авторитет" и "Вред" имели относительно низкую изменчивость с течением времени, тогда как фонды Ingroup и Purity и словарь общей морали имели более существенную изменчивость.

    Шесть наборов моральных терминов претерпели заметно разнонаправленные изменения в течение -х годов века. Фонд Ingroup продемонстрировал общий рост, Вред и Справедливость были относительно стабильными, в то время как Авторитет и особенно Чистота и Общая мораль снизились. Интересно, что временные взаимосвязи между моральными основами не соответствовали типичному поперечному паттерну ассоциаций между фондами индивидуализации (вред и справедливость) и связывания (ингруппа, авторитет и чистота) [32].Несмотря на то, что оба являются индивидуализирующими фондами, Вред и Справедливость были отрицательно связаны (что потенциально указывает на замену одного на другой с течением времени), и хотя Авторитет и Чистота были положительно связаны друг с другом, они оба были отрицательно связаны с моралью Ingroup. Ingroup был положительно связан с фондом индивидуализированной справедливости, а вред — с фондом Binding Purity. Хотя их интерпретация осложняется недостатками измерения набора терминов «Справедливость», эти результаты показывают, что исторические изменения культурной значимости моральных основ не структурируются более общими изменениями в связывающей и индивидуализирующей морали.Опять же, такие открытия не обязательно ставят под сомнение согласованность связывающих и индивидуализирующих группировок, предложенных теоретиками моральных основ. Эти группировки могут отражать ковариационную структуру индивидуальных различий в морали, оцененных в определенный момент времени, но не структуру временных изменений морали на уровне культуры.

    Чтобы ответить на наш первый вопрос исследования, мы исследовали траекторию набора общей морали, который содержал набор морально нагруженных терминов (например,g., плохой, характер, этика *, зло, добро, аморальное *, моральное *, принципиальное *, праведное *, ценность *, неправильное *). Рис. 1 показывает резкое снижение с 1900 по 1980 год, что согласуется с общим упадком в языке добродетелей, ранее выявленным Кесебиром и Кесебиром [26]. Однако за этим спадом следует не менее крутой подъем, который не был идентифицирован в той более ранней работе. Фактически, моральное содержание в базе данных Google Книги неуклонно снижалось на протяжении 20 -го века до точки перелома примерно в 1980 году.Последующее возрождение морального языка может указывать на возрождение социального консерватизма в англоязычном мире примерно в это время, возглавляемого такими фигурами, как Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер, и проявляющееся в продолжающихся «культурных войнах» и растущей политической поляризации [8]. .

    Наш второй вопрос исследования касался исторических изменений в широких индивидуализирующих и связывающих моральных измерениях, представленных группировками пяти моральных основ. Однако отсутствие внутренней согласованности набора терминов основы справедливости и отсутствие устойчивых положительных ассоциаций между фондами внутри каждой группы означало, что этот вопрос не мог быть осмысленно решен.Короче говоря, одна из двух основ индивидуализации имела серьезные ограничения измерения, а основы привязки не образовывали внутренне связной группы. Поэтому второй вопрос исследования не рассматривался, и мы приступили к независимому исследованию временных рядов для пяти моральных оснований.

    Временные ряды для каждой моральной основы представлены на рис. 2. Пять траекторий очень различимы. Вред демонстрирует плавное снижение примерно до 1960 года, перемежающееся заметным краткосрочным повышением во время двух мировых войн, а затем резко возрастает примерно с 1980 года.Этот образец соответствует ожиданиям, основанным на третьем вопросе исследования. Справедливость, поддерживаемый Хармом фондом Индивидуализации, имеет относительно ровную траекторию, но начинает снижаться в конце 1970-х, так что два фонда имеют противоположные направления в последние три десятилетия периода исследования. Проблемные свойства измерения набора условий справедливости делают это несоответствие рискованным для интерпретации. Ingroup показывает относительно стабильный рост на протяжении всего столетия. Авторитет снижается примерно до 1950 года, затем резко возрастает до конца 1960-х годов, а после этого наблюдается столь же поразительное падение.Неспособность Ingroup и Authority подняться в непосредственной близости от мировых войн, как и Вред, может вызывать удивление, поскольку можно ожидать, что беспокойство о лояльности и повиновении усилится во время крупных конфликтов. Чистота резко снижается с 1900 по 1980 год, а затем возрастает по схеме, отражающей траекторию общей морали.

    Чтобы формализовать эти описания формы шести временных рядов морали, мы провели серию регрессионных анализов с аппроксимацией кривой. Для каждой серии были запущены три модели: первая включала только линейный эффект времени, вторая добавляла квадратичный эффект, а третья добавляла кубический эффект.Тесты на значимость этих моделей вызывают подозрение из-за сглаживания временных рядов, но объясненная дисперсия, добавляемая каждым эффектом (см. Таблицу 2), предлагает руководство по интерпретации паттернов, описанных выше. В сериях «Общая мораль» и «Чистота» преобладают сильные линейные спады в сочетании с меньшими криволинейными (квадратичными) эффектами, отражающими их отскоки после 1970-х годов. Ряд Ingroup показывает сильный линейный рост без криволинейных трендов. Вред и справедливость преобладают криволинейные (квадратичные) тенденции, первая из которых вогнутая и возрастает в конце 20- -х годов века, а вторая выпуклая и падает в этот период.Авторитет показывает наиболее сложную кривую с доминирующим кубическим членом, чтобы отразить ограниченный рост и падение фундамента между 1950 и 1980 годами. В итоге моральные временные ряды характеризуются надежными криволинейными структурами, а также линейными, квадратичными и кубическими членами в совокупности. составляют очень высокую долю их дисперсии ( M = 81,8%).

    Для дальнейшего изучения закономерностей, наблюдаемых для пяти моральных основ, были рассчитаны отдельные индексы для совокупности их положительных и отрицательных терминов («добродетели» и «пороки»).Корреляция между добродетелями и пороками в рамках основ была сильной для Чистоты ( r = 0,99), Вреда ( r = 0,71) и Авторитета ( r = 0,67), но относительно слабой или отрицательной для Справедливости (). r = 0,44, p <0,001) и Ingroup ( r = -,25, p <0,01). Проверка 10 временных рядов позволила сделать несколько выводов, касающихся пяти фондов. Во-первых, взлет и падение авторитета по обе стороны в конце 1960-х годов особенно отмечены для его порочных терминов (например,g., неповиновение *, неповиновение *, несогласие *, бунтарь *). Во-вторых, пороки справедливости (например, неравенство *, несправедливость *, несправедливость *) демонстрируют образец, очень похожий на пороки Власти, но в значительной степени замаскированный, когда первые были объединены с добродетелями Справедливости. Они резко растут примерно с 1955 по 1970 год, а затем резко падают. Наконец, достоинства и недостатки Ingroup обнаруживают разные временные ряды. Термины порока внутри группы (например, враг *, иностранный *, иммигрант *, террор *) относительно статичны или постепенно снижаются с 1900 до середины 1960-х годов, а затем резко возрастают.Термины внутригрупповой добродетели (например, община, семья, группа, нация), напротив, резко выросли с 1900 года примерно до 1970 года, а затем несколько снизились.

    Обсуждение

    Временные закономерности, выявленные в ходе нашего анализа, не согласуются с простым описанием линейных подъемов или падений культурной значимости морали на протяжении 20 годов века. Хотя фундаментальные моральные термины, собранные в словаре общей морали, продемонстрировали резкий спад, совместимый с широким сокращением культурной значимости морали, этот упадок не был неумолимым и резко повернулся вспять примерно с 1980 года.Согласно базе данных Google Книги, по крайней мере, культура, проявляющаяся в англоязычных книгах, существенно деморализовалась за последнее столетие, но также и повторно морализировалась в более недавнем прошлом. Это обращение вспять поразительного упадка морального языка, нелинейный эффект, выявленный в виде совокупности 41 морально насыщенного термина, является важным уточнением более ранних выводов о том, что отдельные моральные термины, связанные с добродетелью, имеют тенденцию к снижению относительной частоты [26]. .

    Более сложное повествование об индивидуалистической морали, постепенно заменяющей мораль, основанную на социальном порядке и сплоченности, также неполно.Несмотря на теоретическое противостояние [32], основы связывания и индивидуализации не образовали двух взаимосвязанных групп. Ни одна из основ индивидуализации (вред и справедливость) не продемонстрировала линейной тенденции к росту в период с 1900 по 2007 год, вопреки предыдущим результатам по другим показателям индивидуализма, таким как рост использования местоимений от первого лица и материалистические ценности [19, 20, 24, 25, 27 ], хотя нелинейная тенденция Харма показала значительный рост в конце 20–90–135 годов 90–136 века, что согласуется с предсказанием и аргументом Хаслама [30] относительно «ползучести понятий».Временные ряды «Вред и справедливость» также имели отрицательную корреляцию, что не согласуется с тем, что основы индивидуализации являются последовательным набором, по крайней мере, в том, что касается моделей исторических изменений. Однако недостатки в оценке набора условий справедливости затрудняют уверенную интерпретацию отрицательной корреляции.

    Трем Связующим фондам также не хватало согласованности как группе, и у них не было последовательной тенденции к упадку в течение 20, , века. Purity продемонстрировала такое снижение, отражая уменьшение — по крайней мере, примерно до 1980 года — значимости морали, основанной на святости, но мораль Ingroup демонстрировала неуклонный рост, а авторитет демонстрировал сложную нелинейную траекторию.Таким образом, наши результаты не подтверждают точку зрения о том, что индивидуализирующая и связывающая мораль показали полный рост и падение, соответственно. Максимум, что можно было бы утверждать в этом отношении, — это то, что одна форма Индивидуализирующей морали (Вред) и одна форма Связующей морали (Чистота) демонстрируют эту закономерность, и первый подъем был очевиден только примерно с 1980 года. Таким образом, ключевой вывод нашего исследования состоит в том, что пять моральных основ имеют уникальные, часто нелинейные траектории, которые нельзя объединить в более широкие группы.Кажется, что каждая форма морали, зафиксированная в фундаменте, имеет свой собственный неповторимый исторический образец.

    Хотя наш вывод о том, что основам индивидуализации и связывания недоставало эмпирической согласованности, поскольку группировки могут быть приняты как свидетельство против валидности самих группировок, мы бы предостерегли от такого вывода. Хотя индивидуализация и привязка могут не точно отражать ковариационную структуру исторических изменений морали на культурном уровне, они все же могут достоверно описывать структуру ковариации в морали, оцениваемую в определенный момент времени и / или оцениваемую на уровне индивидуальных различий.Существует множество свидетельств того, что основы индивидуализации и связывания эмпирически согласованы в других исследовательских контекстах и ​​по-разному связаны с дополнительными факторами, такими как политическая ориентация [11, 15]. Следовательно, мы не считаем, что наши открытия бросают фундаментальный вызов теории моральных устоев.

    Сложные модели, выявленные пятью моральными основами, можно условно объединить в пять исторических периодов. Первый период, охватывающий 1900 год до Первой мировой войны и соответствующий завершающим этапам Belle Époque, — период либерализации, проиллюстрированный сокращением основ чистоты и авторитета.Второй межвоенный период, который включает в себя два конвульсивных конфликта и Великую депрессию, прерывает этот процесс либерализации. Связующие основы, особенно Чистота и Ингруппа, в этот период поднимаются, а затем падают, что предполагает озабоченность по поводу защиты сплоченности и неприкосновенности групповой идентичности.

    Третий период, примерно с конца Второй мировой войны до примерно 1968 года, можно интерпретировать как надвигающийся кризис власти. Параллельно возникают три основы: Авторитет и Справедливость (оба особенно для порочных терминов) и Ingroup (особенно в терминах добродетели).Этот связанный рост означает растущую озабоченность культуры непослушанием, бунтом, несправедливостью и неравенством в сочетании с растущим вниманием к лояльности по отношению к группам. Четвертый период, примерно с 1968 по 1980 год, представляет собой вторую либерализацию. Связующие основы (особенно Власть и Чистота) резко снижаются, а Вред начинает неуклонно расти, что указывает на растущую озабоченность страданиями, заботой и защитой уязвимых.

    Пятый период, примерно с 1980 г. до конца периода исследования в 2007 г., включает относительно внезапный сдвиг в значимости моральных концепций.Точка перегиба примерно соответствует началу более чем десятилетнего непрерывного консервативного правления в англоязычных регионах США и Великобритании. Моральное содержание все больше насыщает базу данных, и Связывающие основы — особенно Purity, но также Ingroup и Authority — обращают вспять их предыдущий упадок. Основы индивидуализации, возглавляемые Хармом, продолжают расти, так что и индивидуалистический, и социальный порядок, и мораль, основанная на сплоченности, растут параллельно, что предполагает более широкую реморализацию.Этот положительно коррелированный рост обычно антагонистической морали левых и правых политических сил может указывать на усиление моральной поляризации и конфликта [8].

    Исторические предположения подобного рода можно выдвигать только с большой осторожностью. При выводе о культурных тенденциях на основе данных Google Ngram необходимо соблюдать осторожность. Хотя корпус, взятый из Google Книг, является самым большим из имеющихся в настоящее время, его выборка имеет несколько ограничений. Во-первых, корпус отражает то, что было опубликовано, не обязательно то, что широко популярно среди широкой публики, и не относится к какой-то одной национальной «культуре».Во-вторых, некоторые исследователи предположили, что корпус Google Ngram English постепенно включал все больше научной литературы на протяжении 20 -го века [33]. Это не обязательно подрывает способность данных, представленных в настоящем исследовании, освещать широкие культурные тенденции, и тот факт, что некоторые формы морального языка расширились в течение 20 -го века, возможно, противоречит ожиданиям, что моральный язык будет снижается с увеличением включения относительно нейтральных научных отчетов.В-третьих, поскольку набор данных представляет собой книги, изданные на английском языке в течение столетия, когда относительное культурное влияние основных англоязычных стран увеличивалось и уменьшалось (например, рост США по сравнению с Великобританией), возможно, что некоторые из наблюдаемых исторических тенденций в нашем исследовании смешаны с национальными различиями. Наконец, в-четвертых, некоторые исследования показали, что между экзогенными событиями и их эффектами, описанными в литературе, существует временная задержка до десяти лет [34]. В будущих исследованиях можно было бы попытаться воспроизвести наши результаты с другими корпусами, которые потенциально могут иметь другие временные отношения с экзогенными переменными, например, те, которые собирают отчеты новых СМИ, а не книги.

    Хотя «Основы морали» и прилагаемый к нему словарь «Основы морали» является широко используемой и понятной таксономией моральных приоритетов, существуют и другие подходы к классификации в моральной сфере. Дальнейшие исследования с использованием словарей, основанных на альтернативных моральных схемах, таких как Модель моральных мотивов Янова-Булмана и Карнеса [35], могут усилить исторические закономерности, предлагаемые нашими данными, или пролить свет на другие траектории морального языка.

    Выводы

    Настоящее исследование дополняет появляющийся объем количественных исследований исторических изменений в человеческой культуре.Он расширяет предыдущие работы своим тщательным и систематическим вниманием к многочисленным аспектам морали. Динамические изменения в значимости нравственности в течение 20–90–135–90–136-го века, которые он обнаруживает, являются сложными, сопротивляющимися простым линейным повествованиям о непрерывных подъемах и падениях. Похоже, что с начала прошлого века наблюдается постепенное снижение культурной значимости морали в целом, но с начала 1980-х годов также наблюдается энергичный подъем. На более детальном уровне разные моральные основы имеют заметно разные траектории, которые коррелируют с крупными социальными конфликтами и событиями.Понимание исторических различий в моральных суждениях и ценностях может помочь осветить социальные проблемы в настоящем и те, которые еще не возникли.

    Ссылки

    1. 1. Хайдт Дж., Кесебир С. Нравственность. В: Фиске С.Т., Гилберт Д.Т., Линдзи Г., редакторы. Справочник по социальной психологии, Vol. 5. Нью-Йорк: Уайли; 2010. Стр. 797–832.
    2. 2. Гинтис Х, Боулз С., Бойд Р., Фер Э. Моральные чувства и материальные интересы: основы сотрудничества в экономической жизни.Кембридж: MIT Press; 2005.
    3. 3. Prinz JJ. Эмоциональное построение морали. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2008.
    4. 4. Докинз Р. Заблуждение о Боге. Лондон: Бантам; 2006.
    5. 5. Кольберг Л. Этап и последовательность: когнитивно-развивающий подход к социализации. В кн .: Гослин Д.А., редактор. Справочник по теории и исследованиям социализации (стр. 347–480). Чикаго: Рэнд МакНелли; 1969. С. 347–480.
    6. 6. Хайдт Дж.Новый синтез в моральной психологии. Наука. 2007; 316: 998–1002. pmid: 17510357
    7. 7. Шведер Р.А., Мач Н.К., Махапатра М., Парк Л. «Большая тройка» морали (автономия, общность и божественность) и «большая тройка» объяснений страдания. В: Брандт А., Розин П., ред. Нравственность и здоровье. Нью-Йорк: Рутледж; 1997. С. 119–169.
    8. 8. Хайдт Дж. Праведный разум: почему хороших людей разделяют политика и религия. Нью-Йорк: Пантеон; 2012.
    9. 9.Хайдт Дж., Грэм Дж. Когда мораль противостоит справедливости: консерваторы обладают моральной интуицией, которую либералы могут не признать. Soc Justice Res. 2007; 20: 98–116.
    10. 10. Хайдт Дж., Джозеф К. Интуитивная этика: как изначально подготовленная интуиция порождает культурно изменчивые добродетели. Дедал. 2004; 133: 55–66.
    11. 11. Грэм Дж., Хайдт Дж., Носек Б.А. Либералы и консерваторы опираются на разные наборы моральных устоев. J Pers Soc Psychol. 2009; 96: 1029–1046.pmid: 19379034
    12. 12. ван Леувен Ф., Кениг Б.Л., Грэм Дж., Парк Дж. Х. Моральные проблемы в Соединенных Штатах: ассоциации с переменными жизненного цикла, распространенностью патогенов, когнитивными способностями урбанизации и социальным классом. Evol Hum Behav. 2014; 35: 464–471.
    13. 13. Симпсон А., Лахам С.М., Фиске А.П. Неправильность в различных отношениях: влияние контекста отношений на моральное суждение. J Soc Psychol. 2016; 156: 594–609. pmid: 26751010
    14. 14. Уилер М.А., Лахам С.О чем мы говорим, когда говорим о морали: использование деонтологических, консеквенциалистских и эмоциональных формулировок в оправданиях моральных нарушений, связанных с конкретным основанием. Перс С. Психол Б. 2016; 42: 1206–1216.
    15. 15. Грэм Дж., Хайдт Дж., Колева С., Мотил М., Айер Р., Войчик С. и др. Теория моральных основ: прагматическая обоснованность морального плюрализма. Adv Exp Soc Psychol. 2013; 47: 55–130.
    16. 16. Гартен Дж., Бограти Р., Гувер Дж., Джонсон К.М., Дехгани М. Мораль между строк: определение моральных настроений в тексте.Материалы семинара IJCAI 2016 по компьютерному моделированию отношений; 2016.
    17. 17. Гувер Дж., Дехгани М., Джонсон К., Илиев Р., Грэм Дж. В диких условиях: аналитика больших данных в моральной психологии. В: Грей К., Грэм Дж., Редакторы. Атлас моральной психологии (стр. 525–536). Нью-Йорк: Гилфорд; 2018. С. 525–536.
    18. 18. Мишель Дж., Шен Ю.К., Эйден А.П., Верес А., Грей М.К., команда Google Книг и др. Количественный анализ культуры с использованием миллионов оцифрованных книг.Наука. 2011; 331 (6014): 176–182. pmid: 21163965
    19. 19. Хамамура Т., Сюй Ю. Изменения в китайской культуре, исследуемые через изменения в использовании личных местоимений. J Cross Cult Psychol. 2015; 46: 930–941.
    20. 20. Твенге Дж. М., Кэмпбелл В. К., Джентиле Б. Увеличение индивидуалистических слов и фраз в американских книгах, 1960–2008 гг. PLOS ONE. 2012; 7: e40181. pmid: 22808113
    21. 21. Ю Ф, Пэн Т., Пэн К., Тан С., Чен С.С., Цянь X и др. Изменение культурных ценностей в использовании местоимений.J Cross Cult Psychol. 2016; 47: 310–316.
    22. 22. Мейсон С.Е., Кунц CV, МакГилл К.М. Oldsters and Ngrams: Возрастные стереотипы во времени. Psychol Rep.2015; 116: 324–329. pmid: 25650642
    23. 23. Оиши С., Грэм Дж., Кесебир С., Галинья И. Концепции счастья во времени и культурах. Pers Soc Psychol B. 2013; 39: 559–577.
    24. 24. Гринфилд ПМ. Изменяющаяся психология культуры с 1800 по 2000 год. Psychol Sci. 2013; 24: 1722–1731. pmid: 23925305
    25. 25.Цзэн Р., Гринфилд ПМ. Культурная эволюция в Китае за последние 40 лет: использование программы просмотра Google Ngram для изучения последствий социальных и политических изменений для культурных ценностей. Int J Psychol. 2015; 50: 47–55. pmid: 25611928
    26. 26. Кесебир П., Кесебир С. Культурная значимость моральных качеств и добродетели в Америке двадцатого века снизилась. J Posit Psychol. 2013; 7: 471–480.
    27. 27. Сантос ХК, Варнум М.Э., Гроссман И. Глобальный рост индивидуализма.Psychol Sci. 2017; 28: 1228–1239. pmid: 28703638
    28. 28. Хобсбаум Э. Возраст крайностей: короткий двадцатый век, 1914–1991. Нью-Йорк: Винтаж; 1994.
    29. 29. Пинкер С. Лучшие ангелы нашей природы: история насилия и человечности. Лондон: Пингвин; 2011.
    30. 30. Хаслам Н. Ползание понятий: психология расширяет концепции вреда и патологии. Psychol Inq. 2016; 27: 1–17.
    31. 31. Пеннебейкер Дж. В., Бут Р. Дж., Фрэнсис Мэн.LIWC2007: лингвистический запрос и подсчет слов. Остин, Техас: liwc.net; 2007.
    32. 32. Грэм Дж., Носек Б.А., Хайдт Дж., Айер Р., Колева С., То же PH. Отображение области морали. J Pers Soc Psychol. 2011; 101: 366–385. pmid: 21244182
    33. 33. Печеник Э.А., Данфорт СМ, Доддс П.С. Характеристика корпуса Google Книги: строгие ограничения на выводы о социокультурной и лингвистической эволюции. PLOS ONE. 2015; 10: e0137041. pmid: 26445406
    34. 34. Бентли Р.А., Ачерби А., Ормерод П., Лампос В.Книги усредняют предыдущее десятилетие экономических бедствий. PLOS ONE. 2014; 9: e83147. pmid: 24416159
    35. 35. Янофф-Булман Р., Карнес, Северная Каролина. Изучение морального ландшафта: моральные мотивы и групповая мораль. Pers Soc Psychol Rev.2013; 17: 219–236. pmid: 23504824

    Нравственность для современного мира


    Возможно ли быть нравственным в мире без Бога? Несовместимо ли уважение к разным культурам с верой в объективное добро и зло? Может ли быть универсальная правда в мире, в котором мы так сильно расходимся во мнениях?
    Эта статья исследует, как мы можем найти точки соприкосновения и сформировать мораль, которая одновременно является универсальной, но при этом достаточно гибкой, чтобы позволить разумным людям не соглашаться.


    Я считаю, что мораль лучше всего рассматривать через серию контекстов, которые я называю линзами. Моральные претензии имеют смысл только тогда, когда они рассматриваются с правильной философской точки зрения. Хотя они в некотором смысле противоречивы, все линзы верны с определенной точки зрения.

    Давайте обсудим некоторые основные объективы, которые будут полезны для этого обсуждения, и проиллюстрируем их моральным вопросом: оправдана ли смертная казнь?

    Универсальный

    Я немного рассказываю об этом объективе в своем посте о самопознании.С этой точки зрения мы все фундаментально связаны . Моя жизнь — это результат множества событий, произошедших до моего рождения. Мои действия имеют волновой эффект, который сохранится далеко в будущем. Трудно определить, что считается «мной», а что «не мной».
    Различия между собой / другим, хорошим / плохим и правильным / неправильным не имеют смысла в этом объективе. Моральные идеи — это всего лишь две стороны одной медали.
    Эта точка зрения сильна, но не очень полезна при обсуждении повседневных жизненных проблем.Мы не можем здесь морально утверждать, что правильно и что неправильно, но мы можем найти вдохновение, чтобы быть более нравственными.
    Мы можем найти прибежище в этой перспективе, когда мы сталкиваемся с более трудными сторонами жизни, такими как смерть, боль и потеря. Мы делаем это, больше не отождествляя себя с ограниченным представлением о себе, которое испытывает эти вещи. Как мы увидим позже, взгляд на мир с этой точки зрения может глубже повлиять на нашу мораль.
    С этой точки зрения смертная казнь никогда не оправдана.На самом деле сама идея наказания не имеет смысла. Все связаны, и наказание вас — это наказание меня. Преступления совершаются только самим собой.

    Гуманистический

    Через эту линзу мы узнаем идентичность отдельных точек зрения. Я — одно сознание, а вы — другое.
    Как только мы примем идею о различных сознательных сущностях, мы можем начать утверждать, как они должны себя вести и как с ними обращаться. Если мы ценим сознательные существа, мы начинаем приближаться к основам морали.Что-то вроде: Все сознательные существа достойны уважения и должны иметь возможность процветать. В гуманистическом мировоззрении мы разные, но равные.
    С этой точки зрения смертную казнь трудно оправдать, поскольку она подразумевает неуважение к жизни человека. В лучшем случае это практический вопрос. Вы могли бы оправдать смертную казнь только в том случае, если бы она помогала процветанию большему количеству людей (то есть за счет предотвращения будущих преступлений), чем если бы ее не было. Поскольку существует мало доказательств того, что смертная казнь является сдерживающим фактором, оправдать ее с гуманистической точки зрения практически невозможно.

    Личный

    Через этот объектив мы осознаем нашу собственную точку зрения как уникальную, а наш эмоциональный ландшафт как индивидуальный по своей сути. Мы любим одних людей и вещи больше, чем других, и у нас есть весь спектр надежд, страхов и т. Д., Которые являются естественной частью человеческого опыта.
    В этом объективе у нас разные моральные соображения, такие как верность, честь и семья, которые не имеют смысла ни в одном из других объективов. Здесь жизнь приобретает страсть и яркость.Здесь также возникает большинство «плохих» или эгоистичных побуждений.
    Смертная казнь в основном оправдывается через личную линзу. Если бы кого-то, кого я любил, убили, я бы хотел, чтобы преступник умер. Если честно, мне бы хотелось лично убедиться, что убийца пострадал, а затем умер. Я могу мыслить гуманистически о смертной казни, когда мы говорим о ней абстрактно, но когда это личное, мои чувства резко меняются. Я сомневаюсь, что я одинок в этом.


    По сути, я думаю, что проект попытки связать мораль с чем-то внешним по отношению к сознательному опыту обречен на провал. Я согласен с Дэвидом Хьюмом в том, что наши настроений создают ценности и моральные суждения. Точно так же, как шоколадный торт вкусен только потому, что его любят есть, так и убийство — зло только потому, что люди не хотят умирать.

    Мне трудно даже представить другой источник, из которого могла бы возникнуть мораль. Всемогущий Бог все еще казался бы мне злым, если бы он решил причинять боль и страдания ради самого себя.
    Отсутствие внешней основы вне сантиментов, однако, не означает, что мы не можем делать значимые универсальные заявления о морали. Не все настроения универсальны, но некоторые универсальны. Другими словами, только потому, что мы не можем договориться обо всем, не означает, что мы не можем договориться о некоторых вещах . Фактически, мы, люди, в чем-то согласны, хотя мы склонны сосредотачиваться только на областях разногласий.

    Универсальные моральные истины

    Есть некоторые истины, с которыми согласен каждый разумный человек.
    Плохие вещи — Почти все считают, что боль, смерть и потеря способностей плохо .
    Хорошие вещи — Почти все считают, что удовольствие, приобретение способностей и избегание плохих вещей хорошо .
    Многие люди возражают против вышеуказанных утверждений, приводя примеры случаев, когда люди добровольно причиняют себе вред или убивают себя, или когда они рассматривают боль как нечто хорошее. Каждый из этих примеров рассмотрения плохого как хорошего (или наоборот) включает в себя оправдание другим хорошим или плохим явлением (e.г. самоубийство, чтобы предотвратить боль, терпение боли, чтобы набраться сил и т. д.).
    Иногда люди добровольно ищут плохие вещи, но это только потому, что они вместо этого ценят другие хорошие вещи (включая избегание еще худших плохих вещей). Никто не выберет плохое без оправдания. Единственное действительное оправдание — хорошие вещи.
    В каком-то смысле это кажется тривиальным. В другом — глубокий. Мы так много согласны, когда дело доходит до основных вопросов о добре и зле, и это дает нам надежду на установление универсальной морали. На самом деле, мы не согласны только по трем фундаментальным вопросам.

    Как, кто и что

    Мы различаемся в моральных суждениях только 3 способами:

    1. Как мы сравниваем хорошее и плохое друг с другом (например, боль и смерть)
    2. Кого мы решаем включить в сферу нашей моральной заботы (например, животные, нерожденные)
    3. Что верно о мире (например, есть ли загробная жизнь, сработает ли вакцина)

    Делая моральный выбор, мы боремся с этими различиями:
    Мы можем решить терпеть боль от укола, чтобы предотвратить болезнь
    Мы можем воровать у других, чтобы помочь любимому человеку
    Мы можем выбрать смерть, чтобы получить вечное блаженство в загробной жизни
    Мы можем пытать и убивать животных для еды, одежды или тестирования продуктов
    Мы можем вести моральные дискуссии о том, что есть добро и зло, используя вышеупомянутый язык в рамках гуманистической или личной точки зрения.Используя эти линзы, мы можем осудить социопата, который любит мучить младенцев. Мы также можем аргументировать, что один образ действий лучше или хуже другого, исходя из совокупного вреда или пользы, который он приносит.


    Возможно, это не та «устойчивая» мораль, которую ищут многие люди, потому что она не всегда дает точный правильный или неправильный ответ. Я считаю, что любая универсальная мораль должна позволять разумным людям не соглашаться. Для этого нужно только, чтобы у нас была общая почва, в рамках которой мы можем предъявлять моральные требования. Таким образом, мы можем универсально согласиться с тем, что пытать младенцев ради развлечения — это неправильно, даже если мы можем не согласиться с тем, имеет ли мать право на прерывание беременности.
    Мораль в этом смысле подобна частицам в облаке — некоторые вещи явно находятся вне или внутри его границ, но есть много вещей по краям, для которых неясно, где они находятся. На многие моральные вопросы нет единственного правильного ответа, но это не означает, что все ответы равны.
    Мы формируем границы нравственности путем обсуждения и убеждения, и мораль может со временем развиваться по мере развития настроений человечества. И здесь, я думаю, пригодится универсальный объектив. Чем больше мы можем заставить людей смотреть на мир через недуалистическую универсальную линзу, тем меньше они привязаны к своей личной точке зрения и тем больше их можно убедить принять гуманистическую мораль. Мы все сбиты с толку и боремся в этом мире. Намного легче проявить сострадание к другим сознательным существам, когда мы осознаем, что на самом деле все мы связаны.

    Таким образом, в рамках этой парадигмы мы можем работать над созданием более нравственного мира.как нам это сделать? Через умелое обсуждение и развитие точки зрения.

    Умелое обсуждение

    Поймите, что у других людей принципиально те же представления о добре и зле, что и у вас. Постарайтесь использовать язык, который будет апеллировать к этим идеям, при этом понимая, кто, как и что не согласны. Выявите, где у вас может быть разумное несогласие, и постарайтесь убедить людей, а не осуждать их как «злых» или «глупых».

    Культивирование перспективы

    Найдите время, чтобы испытать универсальную взаимосвязь.Это можно сделать с помощью медитации, музыки и пребывания на природе. Ищите переживания трепета и удивления. Переживания трепета — это в значительной степени переживания чего-то гораздо большего, чем мы сами, и это помогает избавиться от личной линзы, которая может причинить так много вреда при неумелом использовании. Подключая себя к чему-то большему, чем мы сами (или, что еще лучше, ко всему), мы можем развить более сострадательное и всеобъемлющее нравственное чувство.
    Практикуйте и развивайте сострадание.Помочь другим. Играйте со щенками. Создавайте искусство. Крепко обнимайте. Проводите время с близкими. Постарайтесь помнить, что все вокруг — это чьи-то любимые люди.
    Окружение себя красотой, любовью и чудесами — мощный способ сделать мир лучше. Благодаря этому мы можем развивать чувства, которые будут способствовать нашему нравственному росту.


    Я не считаю эту точку зрения атеистической. Независимо от того, есть бог или нет, нам нужна мораль, которая может стоять сама по себе.Принимая неопределенность и силу своих чувств, мы получаем прочную основу, на которой мы можем построить лучший мир.

    Вы успешно подписались!

    Взаимосвязь морали и технологий

    Патрисия Фачин, журналист Instituto Humanitas Unisinos в Бразилии, недавно взяла интервью у Брайана Грина, помощника директора по этике кампуса Центра прикладной этики Марккула, о этике и технологиях.Высказанные мнения являются его собственными. В нескольких публикациях мы расскажем о некоторых основных моментах интервью. Полную версию интервью на португальском языке можно найти на веб-сайте IHU. Во второй части интервью Фачин спрашивает Грина о взаимосвязи морали и технологий.


    В недавнем интервью вы заявили, что моральные проблемы, связанные с технологиями, связаны с тем, как люди будут использовать эти технологии, т.е. будут ли они использоваться в хороших или плохих целях.Как бы вы определили хорошее и плохое использование технологий?

    Хорошее использование технологий — это то, что улучшает физическое, умственное, духовное и моральное благополучие человека. Это помогает людям стать более здоровыми, образованными, более любящими Бога и ближнего и лучше принимать моральные решения. Плохая технология сделает наоборот: сделает нас более больными, менее образованными, менее любящими других и хуже при принятии моральных решений. Технологии часто просто упрощают действия — и нам нужны хорошие технологии, которые будут способствовать хорошим действиям, а не плохие технологии, которые будут способствовать плохим действиям.По словам Питера Маурина, основателя католического рабочего движения, мы должны стремиться «создать такое общество, в котором людям легче быть хорошими». В этом могут помочь технологии, но пока их можно было бы лучше направить.


    Какие доказательства приводят вас к утверждению, что искусственный интеллект может увеличить неравенство?

    Мы уже видим, как это происходит, когда несколько технологических компаний и их инвесторы зарабатывают сотни миллиардов долларов за счет (поначалу) незначительного повышения эффективности, например, в продажах или рекламе.Но эти незначительные достижения быстро сказываются на миллионах людей.

    Лишь несколько организаций разрабатывают ИИ или активно его используют, по крайней мере, на начальном этапе. Но в это начальное время в нашей всемирной экономической системе ИИ используется уже богатыми для дальнейшего обогащения. ИИ используется для повышения эффективности в области финансов, рынков, юриспруденции, энергетики, транспорта, связи и т. Д. И многие люди, которые раньше выполняли эти задачи, могут скоро остаться без работы, в то время как у тех немногих, кто их нанял, вместо этого внезапно снизятся затраты на рабочую силу и вырастут доходы.А по мере роста доходов они могут продолжать инвестировать в технологии, тем самым ускоряя неравенство. Этот тип неравенства самоподдерживается, если только внешние факторы — моральные факторы — не заставят нас изменить экономическую структуру так, чтобы она приносила больше пользы людям.

    Конечно, искусственный интеллект также, вероятно, приведет к удешевлению потребительских товаров, поскольку стоимость производства снизится, и это поможет потребителям. Но чистый эффект, учитывая наши нынешние экономические структуры, по-прежнему, вероятно, приведет к усугублению неравенства.


    В том же недавнем интервью вы подчеркнули разницу между мышлением об искусственном интеллекте с точки зрения эффективности и с точки зрения морали. Как вы думаете, в этой дискуссии было больше размышлений с точки зрения эффективности или морали?

    Большинство людей, которых я знаю, думают только о денежной эффективности. Очень немногие задумываются о морали системы в целом. Человеческие взгляды склонны чрезмерно сосредотачиваться на маленьких идеях и упускать из виду большую картину.Нам нужно видеть общую картину будущего, которое мы создаем, планировать его и адекватно управлять им, если мы хотим, чтобы это будущее было лучше, а не адским. Если мелкие дела идут хорошо для некоторых людей, а большие дела идут плохо для многих, это не приведет к лучшему миру.


    Что на самом деле отличает эти две точки зрения? Что означало бы рассматривать искусственный интеллект с точки зрения эффективности, с одной стороны, и морали, с другой?

    В первом случае использование ИИ для лучшей рекламы потребительских товаров сейчас является важной отраслью.Если искусственный интеллект дает вам 10% -ное преимущество в продаже вашего продукта по сравнению с традиционной рекламой, это очень важно, и компании будут его использовать.

    С другой стороны, использование ИИ для продвижения нравственности может решить совершенно другую проблему, нежели проблема рекламы. Вместо этого он может выбрать, как оптимизировать здравоохранение, образование или энергоэффективность. Обратите внимание, что эти моральные решения также могут сэкономить деньги, но могут и нет. Возможно, для того, чтобы действительно улучшить наши системы здравоохранения или образования, нам нужно инвестировать миллиарды долларов сейчас, чтобы получить выгоду на десятилетия в будущем.Или, возможно, мы вообще не получим пособий, возможно, они принесут нам только дополнительные расходы — в конце концов, здравоохранение, которое продлевает жизнь, часто продлевает жизнь пожилым и больным, таким образом, обходится гораздо дороже, чем если бы они вместо этого умерли. Денежная эффективность может говорить о том, чтобы позволить больным умереть или усыпить их, что в некоторых местах разрешено законом. Но мораль, уважающая человеческое достоинство, не может этого принять. Убийство людей может сэкономить деньги, но оно не только разрушает жизни убитых, но и повреждает характеры тех, кто продолжает жить: преступника и тех, кто бездействием допускает зло, тем самым облегчая дальнейшие и, что еще хуже, злые действия.

    Если мы встроим эту бессердечность и порок в компьютерный код ИИ, это может быстро привести нас в нечеловеческие места, куда мы не хотим идти.

    Этика в современном мире

    Без всякой двусмысленности, нынешний век считается самым развитым и стремительно развивающимся веком, который превратил весь мир в глобальную деревню. Но, к сожалению, в нынешнем веке роль этики снижается. Наше общество лишено всех таких элементов (например, честности, терпения, терпимости, порядочности и уважения друг к другу), которые учитываются в списке этических норм.С одной стороны, наше общество делает успехи в технологиях и материалистических вещах, а с другой стороны, это же общество стало жертвой неэтичного поведения. Здесь можно привести несколько общих примеров из повседневной жизни. Все в нашем обществе являются свидетелями неэтичного отношения и действий. Сегодня не только дети, но и молодые ни к кому не проявляют уважения. Из-за свободы слова их не волнует, с кем они разговаривают и о чем говорят. Они без колебаний произносят горькие и резкие слова в адрес своих родителей и старших.По их мнению, это выражение — их право, и оно называется прямолинейным отношением. Неважно, обидело ли их отношение кого-то сильно или нет. Как это ужасно!

    Во-вторых, наше общество переживает нехватку и смерть терпения и толерантности. Даже самые образованные люди представляют собой худший образ нетерпения и нетерпимости. Наши глаза были свидетелями многих сцен такого неэтичного поведения. В нашем окружении все, кажется, спешат; кто-то нарушает светофоры, кто-то ссорится с продавцом, кто-то не хочет стоять в очереди и использует свои ресурсы, чтобы сломать очередь, кто-то ругается с работодателями или сотрудниками, кто-то выбрасывает мусор на улицу и обертки в парках, другие плюют на дороги и стены, высмеивают внешний вид других и завидуют чужому успеху.Повсюду витает монстр коррупции, исчезла концепция честности и многое другое. Что происходит?

    Вопрос такой; каковы причины такой ситуации в нашем обществе. Говорят, что образование приносит этикеты и манеры, которые являются основами этики, и создает разницу между человеком и животным, но, к сожалению, в настоящее время образование дает только степени, а не этику. Слабая роль образования — одна из главных причин, по которым наше общество лишается этики.Некоторые утверждают, что социальные сети — убийца этики. Из-за этого все живут в фантастическом мире, далеком от реальности. Он стал для всех кислородом. Социальные сети изменили образ жизни каждого. Вместо того, чтобы использовать социальные сети в полезных целях, кажется, что они контролируют нашу жизнь. Он представил нам на экране весь мир, но, к сожалению, создал огромные разногласия между родственниками. Сидя под одной крышей с созданной руками человека машиной — сотовыми телефонами, — все члены семьи глубоко погружены в нее, не заботясь о присутствии своих старших.Это демонстрирует, как этика медленно умирает. В дополнение к этому, человеческие качества, такие как терпение и терпимость, стали жертвами эго и комплексов превосходства. Все стали рабами своего эго, и это вызывает негативные эмоции, такие как гнев и нетерпимость. В результате в обществе полно людей, ведущих аморальное поведение.

    Преобладание западной культуры также является одной из основных причин отказа от этики. Во имя свободы слова и стиля жизни каждый забывает свои собственные культурные и моральные ценности.Те, кто следует этике и культурным ценностям, считаются отсталыми и консервативными умами.

    Чтобы улучшить общество, каждый должен играть индивидуальную роль. Прежде чем менять других, измените себя. Социальные сети следует использовать в конструктивных целях, а не просто для развлечения. Повторюсь еще раз: я считаю, что прогрессируют только те страны, у которых твердо закреплена этика. Молодежь является двигателем экономики развитых стран. Если эти умы лишены этики, тогда никто не сможет предотвратить падение страны в невежество.Пора нам отполировать умы нашего нового поколения и привить важность этики, чтобы не было слишком поздно.

    Технологии и упадок нравственности

    «Неутешительно думать, сколько людей шокировано честностью, а сколько — обманом», — говорит персонаж пьесы Ноэля Кауарда «Блаженный дух». Упадок нравственности проявляется сейчас как никогда. Технологии позволяют миру видеть, как люди повсюду ведут себя плохо: видео публичных драк быстро становятся вирусными, люди ссорятся и запугивают в социальных сетях, и многие не думают о том, чтобы публиковать почти обнаженные фотографии для всеобщего обозрения.Бывший руководитель СМИ и бизнес-консультант Иден Коллинсворт исследует подвижные линии морали в своей книге Плохое поведение: новая мораль в политике, сексе и бизнесе . Она выступила в шоу Knowledge @ Wharton, которое транслируется на канале SiriusXM 111.

    Далее следует отредактированная стенограмма разговора.

    Knowledge @ Wharton: Что существенно изменилось в морали: мы идем по плохой дороге чаще, чем по хорошей?

    Иден Коллинсворт: Было бы полезно дать определение словам «мораль» и «этика», потому что они часто считаются одним и тем же.Мораль — это набор личных убеждений, и можно сказать, что это суть того, кем мы являемся как личности. Этика выражается в ожиданиях и санкциях, которые определяются и применяются определенной культурой и обществом.

    Что совершенно сбивает с толку сегодня, так это то, что мир никогда не был настолько взаимосвязан, но мы забываем, что этические позиции, решения или ожидания происходят в течение определенного периода времени в определенной культурной изолированности. Вот почему многие из нас полностью сбиты с толку тем, что мы считаем очевидным правильным и неправильным, когда другие люди в это не верят.

    Честно говоря, книга, которую я написал, была результатом проживания в Китае в течение определенного периода времени … и они просто действуют с другим набором моральных ценностей. Эта точка зрения не исходит из иудео-христианского понимания правильного и неправильного. Они гораздо более философски настроены и не верят, что есть какой-то один способ быть правыми, и есть очень мало способов ошибиться. Такая фундаментальная вещь, как то, что вы ожидаете от делового контракта, становится чрезвычайно расплывчатым и аморфным даже после того, как вы его подписали, потому что существует убеждение, что это продолжение диалога, а не его кульминация.

    Это привело меня к размышлениям о том, были ли мои собственные ценности вообще актуальными или применимыми больше в Америке как американце. Я начал изучать этот вопрос с множеством других людей с точки зрения морального выбора, который они сделали. Некоторые из них поддерживали моральный статус-кво, другие были непокорными. И я думаю, что во многом это связано со сменой поколений.

    Родители воспитали меня на определенных моральных стандартах и ​​ценностях, которые считали, что это почти свод правил.Мой сын, которому чуть больше 20 лет, является результатом поколения, этика которого во многом сформировалась благодаря технологическим достижениям, произошедшим при его жизни. Есть много внешних факторов, но да, все действительно совсем по-другому и гораздо более гибко в моральном плане.

    Knowledge @ Wharton: Мышление каждого поколения, безусловно, разное, но я думаю, что мораль будет тем, что будет передаваться из поколения в поколение.

    Collinsworth: Проведя год, исследуя эту тему, я думаю, что мы не обязательно рождены с этикой или моралью.Я думаю, что многое из этого приобретено. Отчасти это связано с навыками. Один из людей, с которыми я беседовал в Соединенном Королевстве, — это блестящий нейробиолог. … Она подчеркнула тот факт, что ваш мозг постоянно развивается. Лобные доли, которые являются частью мозга, которая рассматривает вещи в перспективе и позволяет вам проявлять чуткость, постоянно развиваются.

    «Мы не обязательно рождены с этикой или моралью. Я думаю, что многое из этого приобретено.”

    Но вероятность развития и развития этих навыков ниже, если вы находитесь перед экраном. Другими словами, эти навыки вступают в игру, когда вы общаетесь с кем-то лицом к лицу. Вы можете наблюдать за мимикой. Вы можете услышать интонацию голоса. Вы с большей вероятностью будете вести себя умеренно в этом обмене, если только это не будет просто нокдауном, затяжным боем.

    Итак, среднее время, проведенное перед экраном, составляет девять часов. Мой сын вырос с компьютером, но не с социальными сетями.Даже в свои 20 с небольшим он отличается от тех, кому за 20, которые выросли, курируя свою страницу в Facebook, работая в Instagram и Twitter. Это довольно очевидное разграничение, связанное с технологическими изменениями, которые не собираются отступать. Другими словами, это сделка.

    Knowledge @ Wharton: То, что мы наблюдаем с политической точки зрения в этой стране и во всем мире, бросает вызов идее о том, что мораль и политика могут работать вместе.

    Коллинсворт: Я согласен.Но я думаю, что как и все, это идет сверху. Факт остается фактом: в Америке есть президент, который, смею сказать, не боится лжи. Слово «ложь» передает не только фактическое, но и моральное суждение. Я вырос в СМИ, так в чем же обязанность свободной прессы? Я также жил в странах, где нет свободной прессы, особенно в Китае. Как американец, я невероятно благодарен за свободную прессу, которая, как мне кажется, сдерживает [крайности] демократии. Но какова обязанность? Чтобы доверять мнению общественности? Или для того, чтобы вынести им приговор?

    Насколько я понимаю, ложь есть ложь.И мы нормализуем это, не вызывая его. Но мы также живем в обществе, которому гораздо удобнее верить во что-то [только] потому, что это противоположно тому, во что верит кто-то другой. Боюсь, нам придется делать немного более тяжелую работу, и я не знаю, есть ли у американцев аппетит к этому.

    Knowledge @ Wharton: Это почти ожидание того, что вас ждет ложь, тогда как 30 или 40 лет назад к вам приходило предположение об истине.

    Коллинсворт: Это правда. Но моя правда может отличаться от вашей, потому что я придерживаюсь определенных убеждений. Это то, что я считал политической тенденцией, и должен сказать, что я невероятно рад видеть, что происходит во Франции. Не потому, что я обязательно согласен с политикой, но Эммануэль Макрон, новый президент, появился из ниоткуда чуть больше года, и теперь он получил большинство в парламенте.

    Пятьдесят процентов парламентариев не имели никакого политического опыта.Он полностью настроен на построение массового движения из центра, а не из крайностей. Я надеюсь, что это очень позитивный знак того, что может произойти и что может быть воспринято не только в Америке, но также в Великобритании и других странах, которые стали настолько поляризованными. Я имею в виду, вы не можете открыть рот, не будучи обвиненным во многих вещах, и это гораздо более эмоционально, чем рационально.

    «Моя правда может отличаться от вашей, потому что я придерживаюсь определенных убеждений.”

    Knowledge @ Wharton: Вы также потратите некоторое время в книге, чтобы посмотреть на Голливуд, особенно на Кардашьян.

    Коллинсворт: Да, это довольно странно. Но знаете что, я не из того поколения. Следует помнить, что это чрезвычайно мудрые бизнес-решения [принимаемые семьей Кардашьян]. Ким Кардашьян увековечивает память во всех мыслимых смыслах — в Instagram, Twitter, Facebook, информационных бюллетенях, в традиционных СМИ — самых приземленных аспектах своей жизни изо дня в день.Но она берет за это деньги.

    В более широком смысле мы должны помнить, что лишь несколько технологических компаний [контролируют нашу цифровую жизнь]. Вы думаете об Интернете как об этой довольно эфемерной, атмосферной возможности для создания сообществ, распространения информации и сбора информации, и это все эти вещи. Но важно помнить, что он также принадлежит нескольким чрезвычайно прибыльным технологическим компаниям.

    Это предприятия. Это государственные компании, и их первейшая и главная обязанность — окупаемость инвестиций.Теперь их в какой-то степени привлекают к ответственности, и они, наконец, признали, что они больше, чем просто поставщики контента, поэтому они должны взять на себя определенную ответственность за патрулирование или сокращение некоторого контента, который является очень подстрекательским. Но дело в том, что все это прибыльные предприятия.

    Knowledge @ Wharton: Мир Ким Кардашьян вращается вокруг множества социальных сетей. Я хочу узнать ваше мнение о том, что социальные сети значат для обсуждения морали.

    Collinsworth: Если вы посмотрите на это только с точки зрения логистики и сосредоточитесь на чем-то вроде Twitter — и это возвращает нас к вопросу о способности взаимодействовать с людьми — Twitter в основном сократил общение до стольких персонажей, так что есть нет места тонкости. Но, что более важно, это очень прямо. То, что вы видите в Twitter, но также и в Facebook, часто является гневной реакцией, которая очень быстро набирает обороты.

    Часть этой общей озабоченности по поводу того, что происходит, заключается в том, что существует уменьшение или меньшая возможность выработать набор навыков работы с людьми.Мы социальные животные, поэтому такая простая вещь, как общение, теперь чревата не только нашими поляризованными идеями, политикой и политикой, но и усугубляется тем, как мы общаемся.

    Я где-то читал, что в течение относительно короткого периода времени, менее чем через пять лет, большинство людей будут использовать свои телефоны не для телефонных звонков, а для текстовых сообщений и подключения к Интернету. Даже сейчас, имея телефон, вы скорее всего отправите текстовое сообщение, чем услышите чей-то голос.Это просто становится все более неестественным способом общения с другими людьми. Я не думаю, что это изменится. Я думаю, что это тенденция, поэтому я думаю, что мы должны научиться жить с ней и, возможно, рассматривать ее в перспективе.

    Knowledge @ Wharton: Вы также немного попадаете в армию. Вы разговаривали с генерал-майором ВВС об элементах морали, с которыми им приходится иметь дело.

    Коллинсворт: Да, для меня это было действительно очень интересно и весьма убедительно.Я разговаривал с генералом Майклом «Баззом» Мозли, который при двух президентах был начальником штаба ВВС. Мы говорили о войне с дронами, потому что она очень быстро распадается на два этических лагеря. Считается, что убивать аморально и неэтично, потому что это связано с легкостью, с которой вы убиваете, и тем фактом, что вы, по сути, убиваете кого-то из бункера за пределами Лас-Вегаса или чего-то в этом роде. Вы следите за этим человеком. Это довольно странная близость, когда вы отслеживаете этого человека, знакомитесь с его повседневными привычками, чтобы выделить момент, когда вы, по сути, можете его убить.

    Другая сторона аргумента состоит в том, что это более нравственный способ ведения войны. Генерал Мозли напомнил мне о цели войны, и поэтому он очень твердо уверен, что нет ничего случайного в принятии решения поставить сапоги на землю или перейти в военную позицию. Он прямо сказал мне, что цель войны — убивать людей и разрушать собственность.

    «Когда вы начинаете терять мораль?»

    Он чувствовал, что технологии наконец позволили войне, особенно с воздуха, стать более нравственной, потому что, хотя, по общему признанию, есть побочный ущерб, побочный ущерб гораздо меньше, когда вы сосредоточены на отдельном человеке, а не на какой-либо альтернативе.Очевидно, что ведется долгая история боевых действий с воздуха, включая ковровые бомбардировки и так далее, поэтому было интересно услышать эту точку зрения.

    Это проблемы, с которыми сейчас приходится бороться. У меня есть вопрос, на который, кстати, нет ответа: когда вы начинаете отказываться от собственных моральных ценностей — называете ли вы их западными ценностями — и признаете, что враг, с которым вы сражаетесь, не разделяет ваших ценностей? Я живу в Лондоне последние несколько лет, и последние два месяца были довольно ужасными [из-за нескольких террористических атак].Это ситуация, когда цель [нападавшего] — убить как можно больше ни в чем не повинных мирных жителей, обычно в уязвимом положении, часто женщин и детей.

    Итак, когда вы начинаете терять свою мораль [в результате]? К счастью, я этого не видел. Число преступлений на почве ненависти растет, но то, что я действительно вижу, что неудивительно, — это тенденция к желанию отказаться от гражданских свобод ради безопасности. Теперь в Великобритании и, возможно, в других странах правительство займет более агрессивную позицию и отношение к мониторингу вашего личного общения в Интернете и по телефону.… Я думаю, что правительство просто исчерпало себя. Это было очень стойко. Но его порог толерантности действительно значительно снизился.

    Knowledge @ Wharton: В конце книги вы также говорите о рождении и связанных с ним моральных вопросах.

    Коллинсворт: Все относительно. Здесь, в Великобритании, сознательный выбор пола является противозаконным.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *