Содержание

Нравственная личность – потребность современного общества

Аннотация. В данной статье раскрывается проблема нравственности в современном обществе, основные направления нравственного воспитания дошкольников и условия этого процесса. Одним из условий является личность педагога дошкольных образовательных организаций.
Ключевые слова: нравственность, дошкольный возраст, педагог.

Проблема нравственного воспитания в условиях современного российского общества приобрела особое значение. Это связано, прежде всего, с его глубинными изменениями, которые постепенно привели к осознанию общества и государства о необходимости приобщения детей к социокультурным нормам, традициям семьи, общества и государства.

Значимость воспитания нравственной личности подчеркивается и в государственном образовательном Стандарте дошкольного образования. Это четко прослеживается в 5 и 6 задаче данного документа: «5) объединения обучения и воспитания в целостный образовательный процесс на основе духовно-нравственных и социокультурных ценностей и принятых в обществе правил и норм поведения в интересах человека, семьи, общества; 6) формирования общей культуры личности детей, в том числе ценностей здорового образа жизни, развития их социальных, нравственных, эстетических, интеллектуальных, физических качеств, инициативности, самостоятельности и ответственности ребенка, формирования предпосылок учебной деятельности» [1].

Ряд исследователей интерпретирует нравственное воспитание как процесс формирования целостного нравственного представления о природе, обществе, человеке, находящего выражение в системе ценностей и нравственных идеалов личности, общества. Представители этого подхода выделяют как ведущий и обязательный структурный компонент нравственного воспитания формирование мировоззрения.

Другие исследователи данного вопроса, придерживаясь аксиологического подхода, определяют нравственное воспитание как специально организованный процесс интериоризации общечеловеческих ценностей.

В науке понятие нравственность определяется как синоним морали. В философии, понятие нравственности используется для обозначения части или уровня морали в целом, при этом под нравственностью чаще всего подразумевают внутреннюю сторону морали.

Следовательно, если исходить из определения нравственности как моральной составляющей индивидуума, то воспитание, как одна из основных функций формирования личности, несет основную нагрузку в развитии нравственности человека. Особенно это важно на самой ранней стадии его развития, и в частности, в дошкольном возрасте.

Нравственная воспитанность личности ребенка дошкольного возраста рассматривается как система устойчивых нравственно-ценностных мотивов, проявляющихся в отношении ребенка к сверстникам и взрослым, в его поведении, основанном на нравственных эталонах и нормах.

В современном мире, когда взросление ребенка-дошкольника определяется уровнем его познаний окружающего мира, состоящего для него из предметов и вещей, взаимоотношения между ребенком и взрослыми, между ровесниками, а также его оценки к внешним факторам воздействия, нравственное воспитание имеет огромное значение для формирования этого человека.

В дошкольном возрасте ребенок воспринимает себя и окружающий его мир как реальную объективность своего существования в этом мире, как его частицу. Поведение ребенка, проявляемое во вне самого себя, обусловлено уровнем сформированного в нем понятий о добре и зле. А вот понимание что такое добро, а что такое зло, формируется у ребенка-дошкольника путем воспитания в нем нравственных качеств.

Добро и зло, как совокупность двух антиподов, двух составляющих морали, и соответственно нравственности, и есть тот объект познания, который воспитывает в ребенке его отношение к окружающему миру.

Воспитать в ребенке такие понятия как — что такое хорошо и что такое плохо, значит заложить в нем начало его нравственности на будущее. Особенно актуальной является эта задача в современном мире, в мире, где изобилуют техногенные взаимоотношения между людьми, порой исключающие личностное общение между ними, здесь имеется в виду индивидуальная компьютеризация, Интернет связь, и прочие технические совершенствования, которые постепенно сводят на нет человеческие взаимоотношения. Общение людей зачастую подменяет общение с обездушенным техническим прибором, посредством которого люди перестают видеть и слышать друг друга, понимать, испытывать какие то чувства, эмоции, видеть выражение лица собеседника, его радость, горечь, сопереживание.

И в первую очередь это оказывает необратимое воздействие на ребенка, его формирующееся сознание, которое со временем приводит к пониманию, каким именно способом можно проявлять себя в окружающем современном мере.

Существуют основные направления нравственного воспитания дошкольников. Давайте кратко их охарактеризуем.

Воспитание гуманных чувств и отношений. Гуманизм – показатель нравственной воспитанности человека, характер его отношения к людям, к природе, к самому себе: сочувствие, сопереживание, отзывчивость, доброта. В основе лежит умение понимать другого, переносить переживания другого на себя.

Воспитание дружеских взаимоотношений.

Дружеские взаимоотношения детей – это определенная форма общения, имеющая моральную направленность, регулируемая доступными для ребенка нормами, правилами поведения. Эти отношения характеризуются содержательными взаимосвязями между отдельными детьми (избирательная парная дружба), а также между всеми детьми группы.

Воспитание культуры поведения.Культура поведения дошкольника – это совокупность полезных для общества устойчивых форм повседневного поведения в быту, в общении, в различных видах деятельности.

Воспитание дисциплинированности– это обязательное и сознательное подчинение своего поведения установленным нормам общественного порядка. Нормы поведения характеризуют общую направленность отношений и поведения и конкретизируются в правилах (например, норма «Быть внимательным и заботливым по отношению к окружающим людям» конкретизируется в правилах: не играть в шумные игры, когда рядом кто-то отдыхает; если в группу пришел гость – предложить ему сесть и пр.). Дисциплинированным называют человека, который при любых обстоятельствах умеет выбрать нравственную форму поведения и, несмотря на препятствия, будет ее придерживаться.

Воспитание трудолюбия– это качество, характеризующее субъективное расположение личности к своей трудовой деятельности; проявляется в старании, усердии, положительном отношении к процессу трудовой деятельности, инициативности, добросовестности.

Воспитание патриотизма.Патриотизм в современной дошкольной образовательной организации – это воспитание в ребенке чувства ответственности, любви, интереса к свой стране, трудолюбия; это ощущение принадлежности своей земле, своему народу, сознание собственной востребованности в этой стране.

«Воспитание веротерпимости и толерантности.Толерантность (от лат.– терпение) – это способность терпимо относиться к другому, его инакодействию или инакомыслию. В основе – признание самоценности любого человека, принятие человека таким, какой он есть. Воспитание детей в духе веротерпимости означает воспитание уважительного отношения к гражданам своей страны – верующим различных конфессий посредством ознакомления с предписываемыми религией нормами поведения людей, т.к. все мировые религии культивируют общечеловеческие ценности – истину, добро, красоту.

Воспитание интернационализма и этики межнационального общения. Интернациональное воспитание – целенаправленная деятельность по формированию у детей всех народов России чувства свободы, равенства и братства, уважения друг к другу, культуры межнационального общения. Главным объектом изучения следует избрать народы, родиной которых является Россия. Воспитание у детей этики межнационального общения – это формирование ценностных ориентаций ребенка, культуры отношения к своему народу и другим народам, к людям разных национальностей, т.

е. воспитание у детей дружеских отношений со сверстниками разных национальностей» [2].

Возникает вопрос, при каких условиях процесс воспитания нравственной личности ребенка будет наиболее успешен? И если мы говорим о значимости отношений «человек-человек» в данном процессе, то конечно же одним из условий будет – моральный облик педагога.

Именно педагогом дошкольной организации закладываются основы нравственности в будущем члене нашего общества, а пока еще дошкольнике. И вот то, как происходит этот процесс, имеет огромнейшее значение в формировании личности и нравственных качеств ребенка.

У педагога должна быть развита эмпатия – эмоциональная отзывчивость на переживания ребёнка, чуткость. Он должен обладать определенными личностными качествами: педагогический такт, зоркость, оптимизм, рефлексия. Также, педагог должен обладать высоким общекультурным уровнем, оптимальный уровень знаний об искусстве.

Личностное, то есть непосредственно направленное на конкретного ребенка воздействие педагога на ребенка, является основой основ в создании базовых понятий нравственности в нем. В этой связи необходимо отметить поведенческие характеристики педагога, которые служат наглядным примером для подражания им. Дошкольный возраст, это возраст ребенка, в котором поведенческие примеры превалируют над его сознанием, но которые впоследствии укореняются в нем как жизненные правила поведения, обусловленные заложенными в ребенке нравственными устоями.

Педагоги дошкольных образовательных организаций, на которых возложена задача в воспитании нравственных устоев ребенка, должны быть сами, как личности, примером для поведения ребенка в его воспитании, обладать высокой степенью моральных качеств. Если мы говорим, что педагог должен быть личностью, раскроем данное понятие. Многие исследователи сходятся в мнении, что «личность» – одно из самых сложных понятий в психологии и педагогики. В то же время, оно является одним из основных. В тоже время, казалось бы, что личность – это человек в чем-то выдающийся, яркий, отличающийся от прочих, превосходящий их в каких-то важных свойствах.

Но, будем придерживаться следующего понятия, что личность – это каждый человек во всем многообразии свойств, присущих ему, отличающих его от одних людей и объединяющих с другими. Раскроем личностные способности педагога дошкольных организаций: он должен обеспечивать эмоциональное благополучие через уважительное отношение к каждому ребёнку, его чувствам и потребностям; оказывать поддержку индивидуальности и инициативы детей через создание условий для принятия решений, выражения своих чувств и мыслей; создавать условия для позитивных, доброжелательных отношений между детьми, в том числе принадлежащими к разным национально-культурным, религиозным общностям и социальным слоям, а также имеющими различные возможности здоровья.

Е.М. Сафронова анализируя результаты исследования диагностической профессиограммы учителя – воспитателя,  выявляет такие показатели, как «идейно-нравственные качества и педагогический такт, профессиональный долг и ответственность, дидактические способности, педагогическое мышление, организаторская деятельность, педагогическое общение, стиль деятельности, перцептивные и прикладные умения, актерское и ораторское мастерство» [3].

А.П. Валицкая указывает на «основную особенность современного педагогического мышления — понимание личности как центрального системообразующего фактора, а потому личностно-ориентированная педагогика имеет ключевые общепринятые идеи:

1)         необходимость признания самоценности человеческой личности как носителя высоких гуманистических начал;

2)         осознание права личности на свободное развитие;

3)       представление о творческой природе деятельности, понимание необходимости для ее реализации духовных затрат и самосовершенствования;

4)           развитие гуманитарной культуры как комплекса качеств личности; единства внутренней нравственной сущности и внешней поведенческой выразительности, тонкого восприятия прекрасного и безобразного в человеческих отношениях, эмпатии (способности сопереживать, сострадать), чуткости, отзывчивости, оптимизма, доброты» [4].

Сложность воспитательного процесса формирования нравственности у ребенка обусловлена порой отсутствием не только личностных характеристик педагога для этой работы, но и объективными причинами. К таким причинам зачастую относят низкую материальную базу дошкольной образовательной организации, а также непонимание роли данной организации в воспитании нравственности у детей дошкольного возраста. Педагоги возлагают процесс воспитания нравственности у детей на родителей. Родители, в свою очередь, считают, это под силу педагогам дошкольной организации.

Для более объективной картины отношения педагогов к нравственному воспитанию приведу результаты исследования. Целью данного исследования было — определение отношения воспитателей к процессу, направленному на формирование у дошкольников нравственных качеств, оно включало в себя анкетирование воспитателей. В анкетировании участвовало 5 воспитателей одной дошкольной образовательной организации. Анкета состояла из 14 вопросов, представим некоторые из них и ответы педагогов на данные вопросы:

1. Какие трудности возникают в процессе формирования нравственных качеств у дошкольников?

2. Какова роль взрослого (педагога, родителя) в формировании нравственных качеств у дошкольников?

При ответе на первый вопрос воспитатели назвали следующие трудности: недостаточная укомплектованность детского сада игрушками и пособиями для проведения инсценировок сказок, песен с нравственными основами. Для формирования нравственных качеств дошкольников в режимных моментах требуются дополнительные усилия и время, так как воспитателям необходимо уделять больше внимания именно этой проблеме, изучать литературу, уметь использовать различные приемы нравственного воспитания детей, уметь правильно использовать их, чтобы заинтересовать детей. При ответе на второй вопрос, 2 педагога ответили, что процесс нравственного воспитания детей лежит на плечах родителей.

Из вышесказанного следует, что процесс воспитания нравственной личности дошкольника очень важен, особенно в современном мире, где реальные отношения между людьми подменяются виртуальными, где дети иногда не знают, что такое дружба, взаимопомощь, сопереживание и др. А если и знают, что это такое, то почему-то очень редко проявляют данные качества. А ведь без нравственности, которая пронизывает все грани человеческой личности, открывая перед каждым путь к идейным, творческим, трудовым, эстетическим ценностям, очень сложно. Одним из основных условий данного процесса является личность педагога дошкольной образовательной организации, который должен быть не только примером нравственного поведения, но и осознавать свою роль в этом процессе и создавать определенную среду для воспитанников, которая способствовала бы воспитанию нравственности у детей.

Ccылки на источники

  1. Федеральный государственный образовательный стандарт дошкольного образования, утвержден приказом Министерством образования и науки РФ от 17 октября 2013г. №1155.
  2. Методика обучения и воспитания в области дошкольного образования: курс лекций: учебно-методическое пособие / сост. И. О. Карелина. – Рыбинск: филиал ЯГПУ, 2012. – 68с.
  3. Сафронова Е.М. Воспитательная деятельность в современной школе: ориентация на личность: Уч. пособие. – Волгоград: Перемена, 2003. -181 с.
  4. Валицкая А.П. Культуротворческая школа: концепция и модель образовательного процесса // Педагогика, 1998, № 4.— С. 12-23.

РОЛЬ НРАВСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ ЛИЧНОСТИ | Евразийский Союз Ученых

РОЛЬ НРАВСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ ЛИЧНОСТИ

Мамадиева Нилуфар Халиловна

Узбекистан, ТашГТУ.

кафедра «Философия и национальная идея»

В этой статье рассматривается структура и анализ элементов нравственной культуры человека. В системе конкретно данной нравственной культуры формируются нравственные идеалы, ценности ориентации, нравственные чувства, нравственные убеждения.

Нравственная культура – это понятие, характеризующее процесс осознания к усвоения членами общества устойчивых моральных норм, принципов идеалов и т.д. превращения их в убеждения, в правила личностных поступков в практическую деятельность. Следовательно, нравственная культура – это критерий нравственное развития общества, социальных групп, индивидов и т.п.

Нравственнность после того, как уходит в прошлое миф, где человек внуреннние сливался с жизнью коллектива и контролировалс различными магическими табупрограммировавшими его поведение на уровне бессознательного. Теперь человеку требуетсясамаконтроль в условиях относительной внутренной автономности от коллектива. Так возникают первые нравственные регулятивные – долг, стыд и чест[1.с.18].

Нравственность или мораль, будучи своеобразным продуктом духовной деятельности людей, рассматривает общественныме отношения, поступки людей социальные факты и события через призму свойственных ей понятий добра и эта долга и чести, справедливости и др. Нравственные оценки, опирающиеся на эти понятия выражают характер поведения людей и их взаимоотнощения. Мораль включает в себе на определенную савокупность идей, взглядов, принципов, реализумых в процессе деятельности, так и нравсьтвенные качества людей, чувства, привычку и т.д.

С повищением внутренней автономности человека и формированием зрелой личности возникает такой нравственный регулятив, как совесть. Таким образом, нравственность появляется как внутренняя саморегуляция в сфере свободы, и нравственные требования к человеку растут по мере расширения этой сферы.

Развитая нравственность есть реализация духовной свободы человека, она основано на утверждении самоценности человека независимо от внешней целесообразности природы и общества[1.с.18].

Следовательно, понятие «нравственная культура» тесно связано с моралью, однако, они не тождественны. Если нравственность – это система норм, взглядов, правил на поведение людей и уровень личностного развития и савокупность добродетелей, то нравственная культура выступает лишь как отрожение нравственнных достижений общества, включает в себя гуманистическое содержание. Иначе говоря, если в нравственнности в одном ряду находятся такие понятия как добра и зло, справедливость и несправедливость, счастье и несчастье и т.п., нравственная культура не заключает в себе отрицательного содержания.

Нравственная культура – уровень нравственного развития общества и человека, отражающих степень освоения ими морального опыта культуры человечества, способность органичного и последовательного осуществления в поведении и межличностном общении ценностей, норм и принципов, готовность к постоянному самосовершенствованию[3.с.349].

Нравственная культура – это совокупност нравственнных качеств людей, гуманистические традиции в их динамике. Можно утверждать, что нравственная культура в широком ее понимании – это нравственные качества, превратившиеся в практическое поведение, в образ жизни личности, общество и нации. Вместе с тем она включает в себя присущие большенство членов общества, нации. Вместе с тем она включает в себя присущие большинство членов общества нравственные понятия, взгляды, чувства, правила поведения.

Структура нравственный культуры состоит из элементов в числе которых:

  1. передовые нравственные взгляды, теории, идеалы, правила;
  2. превращенные в образ жизни национальные и общечеловеческие нравственные традиции, обычаи, обряды;
  3. нравственные характеристики членов общества;
  4. принцип единства общечеловеческих и национальных ценностей в политике государств и правительств и т.п.

Нравственная культура – это специфическое общественное явление. Её особенность выражается в приоритетности убеждений, наличии национального чувства, национального чувства, национальной направленнности, универсальности (влиянии на все сферы жизнедеятельности личности и общества). В нравственной культуре фиксируется значение каждой личности в организации жизни общества.

Нравственная культура различается по личностному и общественному уровням. Диалектика взаимоотношений между личностным и общественным уровнями культуры сложна и противоречива. Общественная нравственная культура – эта совокупность жизненной практики, духовного наследия, складывавшегосся веками, в тоже время она выражает нравственнные взглды большенства членов общества, их национальный характер, традиции т. п.

Общественная нравственная культура не есть какое-то абстракное, отвлеченное понятие, лишенное определенности. Она проявляется в поведении, характере, образе жизни, поступках конкретной личности.

Нравственная культура выступает как сложная программа, включающая освоенный опыт человечества, который помогает поступать нравственно в традиционных ситуациях, а также творческие элементы сознания, такие как нравственный разум, интуиция, способствующие принятию морального решения в проблемных ситуациях.

Личность аккумулирует в своём сознании и поведении достижения нравственной культуры общества. Отсюда, нравственная культура личности – это степень восприятия индивидом нравственного сознания и культуры общества, показатель того, насколько глубоко и органично требования нравственности воплатились в поступках человека благодаря формирующему влиянию на него общества.

Личность выступает как носительница культуры. В ней ценности, нормы, знания и вера превращаются в поведение человека в окружающем мире, в его отношение к другим людям и к миру в целом. Без личности, ее целенаправленной и осмысленной деятельности культура по суте дела, не может реализоватся и существует лишь как набор отвлеченных принципов и смыслов[2.с.251].

Однако личность не может быть целиком отождествлена со всей культурой данной общности. Она вмещает в себя какую-то ее часть, а вернее, различные элементы, отвечающие социальному положению личности и характеру социализации.

Вместе с тем в условиях интенсивнонго взаимодействия культур личность может в той или иной степени сталкиватся с иными ценностямы, нормамы и типамы поведения. Это требует знаний о другой культуре, способности адабтации к разной культурной среде. Социология культуры призвано стать одним из средств способствующих развитию такой способности[4.с.111].

Нравственная культура личности – степень восприятия индивидом нравственного сознания и культуры общества.

Нравственная культура личности проявляется поступках человека, его повидении. Это важный показатель того, насколько требования нравственности, влияние общества воплатились в сознании человека и его делах, поведенни и поступках.

Задача формирования нравственной культуры личности заключается в достижении оптимального сочетания традиций и новаций, в соеденении конкретного опыта личности и всего богатства общественной морали.

Нравственная культура общества конкретизируется и персонализируется прежде всего в нравственной культуры личности. Она представляет собой совокупность и меру развитости нравственного сознания, и мировоззрения, нравственных качеств, полноту и последовательность их прояления в саморегуляции, в повидении, общении и деятельность личности.

Нравственная культура представлена субъектами общества и их взаимоотношениями. Оно включает: а) признаки и элементы культуры нравственного сознания субъектов общества; б) культуры поведения и общения; в) культуры нравственных поступков и деятельности.

Нравственная культура соотносится с другими видами культуры материальной и духовной жизни общества, но прежде всего противопоставляется антиподом нравственности: злу, злу неравенству, несправедливости, бесчестию, отсутствию достоинства и совести, другим антиморальным явлением.

По содержанию нравственная культура личности во многом совподает с нравственной культурой общества или группы. Но она может существенно отличаться от них субъективностью осмысления и выражения, доминированием тех или иных нравственных ценностей, напрвленностью. Так, «Золотое правило нравственности» повеливает и рекомендует: относись к другим людям так, как ты желал бы, что бе оносились к тебе. Оно может быть выражено и другими суждениями. Но каждый человек по-своему понимает данный императив. Один трансформирует его только к семейным отношениям, другой – к неофициальным межлисностным отношениям, третий – к профессионально служебным. Таких вариантов может быть достаточно много. Тем не менее, ценность и смысл данного правила – нормы сохраняются, остаются понятными и востребованными.

«Нравственная культура – это и эффективность нравственной регуляции жизни людей, взаимодополняемость нравственной и правовой регуляции, следование золотому правилу нравственности»[4. c.54], правилам этикетов.

Оно включает общечеловеческие, внутри общественные, корпоративные(групповые) и индивидуально-личностные элементы. В процессе исторического развития мораль и нравственная культура существенно изменяли свое содержание, выражали различные состояние обществ, отношения в них субъектов. Но неизменно сохранялось и преумножалось общечеловеческое содержание морали и нравственной культуры.

Нравственная культура личности отражаются специфические условия жизни, содержание культуры труда, характер социальной среды и семейного воспитания. Нравственная культура личности обусловлена также естественными предпосылками, природно-генетическими факторами, темпераментом. Поэтому содержание нравственной культуры общества не должно опираться только на анализ поведения личности и ограничиваться им[5. c.251].

Вместе с тем нельзя отрицать того что отдельная личность может опережать наличной уровень культуры общества. Например, в условиях перехода к рыночным отношениям, передовые представители формирующегося класса и социальных слоев, выдвигают новые нравственные концепции, выступают инициаторами моральных традиций, которые находитят свое выражение в этике бизнеса.

Таким образом, нравственная культура – это важнейший традиционный для человека и общества элемент их культуры.

Ценность и значимость нравственной культуры, как и морали, обнаруживается в поведении, общении и деятельности людей, в общественном мнении, личном примере.

Важным является анализ элементов нравственной культура личности. Нравственная личность культуры возникает в рамках конкретной этико-культурной традиции. В системе конкретно данной нравственной культуры формируются нравственные идеалы, ценностные ориентации, нравственные чувства, нравственные убеждения. Изучений этих явлений занимается этическая наука как теория морали, обладающая многовековым опытом исследования нравственной жизни общества. В то же время, этика как нормативная наука является критерием нравственной практики, основной формирования нравственных убеждений.

Список литературы

  1. Воробьева И.В. Культурология. Учебное пособие. – Москва, 2006.
  2. Культурология: учебное пособие, под редакции А. А. Радугин, – Москва: Центр, 200, 1,4 глава, 18 стр.
  3. Культурология. ХХ век: Энциклопедия: в двух томах. СПб., 1998. стр 347-349.
  4. Кравченко А.И. Культурология. Словарь. Москва, 2000 г.
  5. Ерасов Б.С. Социальная культурология: учебное пособие для студентов Москва, 2000 г. 251 стр.

К вопросу о нравственном становлении личности дошкольника

Дошкольный возраст является важнейшим этапом в развитии личности ребенка. Именно в этот период ребенок начинает осваивать окружающий его мир, учится взаимодействовать с детьми, проходит первые этапы в своем нравственном развитии.

Нравственное развитие ребенка осуществляется в социальной среде: в семье, в детском саду. Особую роль в развитии личности ребенка играет педагог: именно он способствует созданию такой микросреды, которая оказывает наиболее благоприятное воздействие на детей, на их психическое развитие, и управляет возникающими взаимоотношениями.

Нравственное воспитание – одна из важнейших сторон многогранного процесса становления личности, освоение индивидом моральных ценностей; выработка им нравственных  качеств, способности ориентироваться на идеал, жить согласно принципам, нормам и правилам морали, когда убеждения и представления о должном воплощаются в реальных поступках и поведении. Нравственность не передается по наследству, поэтому каждый человек должен пройти процесс нравственного воспитания. Нравственные убеждения, принципы и нормы составляют духовное ядро, основу личности.

А.А. Бодалев отмечает, что в ряду первоочередных проблем нравственного развития существенное место занимает проблема объективных факторов, которые обеспечивают это развитие. И главной задачей в этой связи он считает выяснение, когда, как и какими своими сторонами они влияют на развитие личности и вместе с тем, как эти стороны должны изменяться, чтобы человек формировался не с любыми характеристиками духовного развития, а только с теми, которые отвечают высоким общечеловеческим идеалам.

О.И. Мантонина отмечает, что развитие нравственной структуры личности зависит от природы социальных условий и воспитания.

Личность человека – это социальное по своей природе, относительно устойчивое и прижизненно возникающее психологическое образование, представляющее собой систему мотивационно-потребностных отношений, опосредующих взаимодействия субъекта и объекта. Личность развивается только тогда, когда она овладевает той или иной формой поведения, поднимающей ее на новую ступень.

Традиционно нравственное воспитание ребенка рассматривается как процесс усвоения заданных обществом образцов поведения, в результате которого эти образцы становятся регуляторами (мотивами) поведения ребенка. В этом случае человек действует ради соблюдения самой нормы как принципа отношений между людьми.

Усвоение ребенком нравственных отношений предполагает переход социальных, внешних по отношению к ребенку, нравственных требований в его внутренние этические инстанции. Такой переход обуславливается тремя моментами: 1) представленностью определенного нравственного содержания ребенку, знакомством с ним ребенка, 2) раскрытием нравственного смысла, подразумевающим умение выделять переживания другого человека и ориентироваться на них в своем поведении, 3) переходом имеющихся у ребенка нравственных знаний в нравственные мотивы поведения, путем выполнения нравственной нормы в конкретно значимой ситуации [2].

Многие отечественные психологи (А.В. Запорожец,  Е.В. Суббот-ский, Р.К. Терещук, С.Г. Якобсон) считают, что для нравственного становления личности необходимо комплексное воздействие на личность, формирование в единстве нравственного сознания, нравственных чувств и поведения. При этом разные авторы уделяют большее внимание тому или иному компоненту этих систем, по-разному подходят к решению проблемы нравственного развития и воспитания.

Первоначальный этап нравственного становления личности характеризуется поверхностным овладением внешними механизмами моральной регуляции. Ребенок, руководствуясь внешними санкциями, не сразу вникает в освоение моральных требований. Саморегуляция на этом этапе развита слабо. Было бы ошибочным резко разделять во времени периоды овладения моральными ценностями и превращения их в личностные качества. Каждому этапу индивидуального нравственного развития свойственна своя мера превращения социальных требований в  нравственные устои личности.

В работах психологов Л. С. Выготского, А.Н. Леонтьева, Д.Б. Эльконина подчеркивается, что формирование высших человеческих чувств происходит в процессе усвоения ребенком социальных ценностей, требований, норм и идеалов, которые при определенных условиях становятся внутренним достоянием личности, содержанием побудительных мотивов ее поведения.

Л.И. Божович [2] рассматривает проблему возникновения нравственного поведения с точки зрения мотивации. Она пишет о том, что дошкольники в ряде случаев могут преодолевать другие свои желания и действовать по нравственному мотиву.  Но это возможно не потому, что в этом возрасте дети уже умеют сознательно управлять своим поведением, а потому, что их нравственные чувства обладают большой побудительной силой, чем другие мотивы. Это происходит благодаря стремлению ребенка соответствовать требованиям и ожиданиям взрослых.

Эту мысль продолжает в своих исследованиях Т.М. Титаренко, когда пишет о том, что дошкольный возраст является переходным от внешнего, формального принятия требований взрослого к усвоению их, превращению в мотивы поведения.

Т.В. Семеновских доказано, что мотивационная направленность поведения личности представляет собой устойчиво доминирующую систему мотивов, или мотивационных образований, то есть отражает доминанту, становящуюся вектором поведения. Положительная направленность мотивов поведения проявляется в доброжелательности как эмоциональном выражении отношения ребенка к окружающим, как проявлении отношения ребенка к собственным поступкам.

Анализ превращения моральных знаний ребенка в его убеждения, а следовательно, и в мотивы его поступков обнаруживает, что соответствующие знания должны ложиться на подготовленную нравственно психологическую почву. Эта почва создается в практике общественного поведения ребенка, где он не на словах, а на деле учится поступать в соответствии с интересами других людей и в интересах достижения общих для всего коллектива общественно значимых целей. В такого рода практике общественного поведения у детей формируется определенная система нравственных чувств и привычек, составляющих ту необходимую почву, на основе которой усвоение нравственных норм и правил происходит глубоко и не формально.

Развитие ребенка представляет собой  сложное целостное образование, состоящее из ряда взаимосвязанных уровней регуляции поведения и характеризующееся системным соподчинением мотивов деятельности ребенка. Вопрос о мотивах деятельности и поведения дошкольника – это вопрос о том, что конкретно побуждает ту или иную деятельность или поступок ребенка. Воспитание у дошкольника общественно ценных мотивов поведения – одна из важных задач.

Л.И. Рувинский [5] считает, что нравственные переживания могут стать мотивами поступков только в том случае, если человек имеет необходимый опыт нравственного поведения, условия для упражнения в нравственных поступках. По мнению автора, должна появиться такая психологическая ситуация, которая дает возможность возникнуть эмоциональному отношению человека к определенному кругу явлений. Это переживание входит в эмоциональный опыт человека и начинает занимать известное место в его личности как устойчивое психическое состояние.

Идею включения деятельности по осуществлению нравственных норм и принципов применяли в своей практике известные педагоги В. А. Сухомлинский и А.С. Макаренко.

В.А. Сухомлинский предостерегал от превращения добрых чувств и добрых дел в показные «мероприятия»: «Как можно меньше разговоров о сделанном, никакой похвалы за доброту – таких требований надо придерживаться в воспитательной работе. Самое опасное то, что человеческие поступки ребенок ставит себе в заслугу, считает чуть ли не доблестью… Доброта должна стать таким же обычным состоянием человека, как мышление. Она должна войти в привычку».

А.С. Макаренко также считал, что выработка устойчивого привычного нравственного поведения немыслима без правильной организации всей системы воспитательных воздействий: «должно быть усвоение эмоционального опыта, повторение нужных действий с «переживанием» их».

Л.И. Рувинский указывает на то, что морально воспитанную личность характеризует внутреннее принятие нравственных норм, то есть внешние требования должны перейти в требования личности к самой себе. Автор видит эффективность нравственного воспитания в сочетании воспитания и самовоспитания, которое возможно, если ребенок может устанавливать связь между своим поступком и качествами (т. е объяснение своих поступков через личностные качества, а не через ситуацию).

В основе нравственного качества лежит взаимосвязь нравственного знания и соответствующего чувства. Вне связи интеллектуального и эмоционального в сфере личности невозможно психологически характеризовать их нравственные качества.

Польские педагоги З. Кшиштошек и Х. Свида пытались установить, что должно представлять собой то или иное нравственно психологическое качество личности, воплощенное в облике ребенка соответствующего возраста: каково должно быть его содержание и структура, в чем и как оно должно проявляться, иначе говоря, какова должна быть его возрастная характеристика. Если же то или иное качество вообще еще не доступно данному возрасту, то в какой деятельности, в каком поведении должен накапливаться то опыт отношений, который составляет предпосылку формирования данного качества.

Работа этих ученых представляется интересной в двух отношениях: во-первых, в ней отчетливо выступает поиск той психологической характеристики, которую имеет на данном возрастном этапе развитое качество личности взрослого человека. Во-вторых, в ней содержится предположение, что формирование нравственных качеств должно опираться на опыт собственных переживаний ребенка, на практику его личных взаимоотношений с окружающими людьми и прежде  всего со сверстниками.

Ученые делают вывод, что более высокий уровень воспитанности имеет более сложную структуру нравственных качеств личности. По мере формирования нравственной воспитанности личности нравственные качества пополняются все более сложными компонентами ее внутреннего мира, регулирующими поведение.

Любое качество личности не может существовать вне контекста целостной личности ребенка, вне системы мотивов его поведения, его отношений к действительности, его переживаний, убеждений и пр. Каждое качество будет менять свое содержание и строение в зависимости от того, в какой структуре личности оно дано, то есть в зависимости от того, с какими другими качествами и особенностями субъекта оно связано, а также в какой системе связей оно выступает в данном конкретном акте поведения человека.

Исследования индивидуальных особенностей в развитии отдельных детей обнаруживают, что какие бы воздействия ни оказывала среда на ребенка, какие бы требования она к нему ни предъявляла, до тех пор, пока эти требования не войдут в структуру собственных потребностей ребенка, они не выступят действительными факторами его развития. Потребность же выполнить то или иное требование среды возникает у ребенка лишь в том случае, если его выполнение не только обеспечивает соответствующее объективное положение ребенка среди окружающих, но и дает возможность занять то положение, к которому он сам стремится, то есть удовлетворяет его внутреннюю позицию.

Правильное представление о моральном облике человека, о его отношении к другим людям, к самому себе должны стать для ребенка образцами для подражания. Необходимо, чтобы нравственные представления ребенка превратились в движущие мотивы его поведения. От характера позиции ребенка и ее соотношения с его внешним положением и с его реальными возможностями зависит вся система переживаний и его дальнейшее психическое развитие.

«Формирование нравственных качеств личности у дошкольников в музыкальной деятельности»

 

    

 

  Этимологически термины «этика», «мораль» и «нравственность» возникли в разных языках и в разное время, но означающие единое понятие — «нрав», «обычай». В ходе употребления этих терминов слово «этика» стало обозначать науку о морали и нравственности, а слова «мораль» и «нравственность» стали обозначать предмет исследования этики как науки. В обычном словоупотреблении эти три слова могут употребляться как тождественные.

Существо морали состоит в оценке человеческого поведения, в предписании или запрещении конкретных действий и поступков. В отличие от этого, нравственность не может быть выражена в конечных, конкретных нормах и формах поведения, она формируется вместе с личностью человека и неотделима от его Я.

 У Ожегова С.И. мы видим:

«Нравственность — это внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек, этические нормы, правила поведения, определяемые этими качествами».

Нравственность не является обычной целью, которую можно достичь в определённый отрезок времени с помощью конкретных средств; её скорее можно назвать последней, высшей целью, своего рода целью целей, которая делает возможным существование всех прочих целей и находится не столько впереди, сколько в основании самой человеческой деятельности.

Для мыслящих людей разных исторических эпох было очевидным, что качество жизни народа зависит от его нравственности. Поэтому проблема нравственного воспитания в детском саду на современном этапе жизни общества приобретает особую актуальность и значимость.

Когда мы говорим о нравственном воспитании дошкольников, мы исходим, прежде всего, из потребности сформировать у ребенка ценностные ориентации его жизнедеятельности, приобщить к моральным ценностям человечества и конкретного общества. Результатом нравственного воспитания являются появление и утверждение в личности определенного набора нравственных качеств. И чем прочнее сформированы эти качества, чем меньше отклонений от принятых в обществе моральных устоев наблюдается у дошкольника, тем выше оценка его нравственности со стороны окружающих.

 

 

   Проблема нравственного развития дошкольников стояла перед педагогами всегда. Как показывают социологические исследования, проведенные среди родителей и воспитателей, самыми ценными качествами детей, несмотря на увлечение ранним интеллектуальным развитием, и те и другие считают      доброту и отзывчивость.

   Все дело в одной, в очень важной закономерности нравственного воспитания. Если человека учат добру — учат умело, умно, настойчиво, требовательно, в результате будет добро. Учат злу (очень редко, но бывает и так), в результате будет зло. Не учат ни добру, ни злу — все равно будет зло, потому что и человеком его надо сделать». Сухомлинский считал, что «незыблемая основа нравственного убеждения закладывается в детстве и раннем отрочестве, когда добро и зло, честь и бесчестье, справедливость и несправедливость доступны пониманию ребенка лишь при условии яркой наглядности, очевидности     морального смысла того, что он видит, делает, наблюдает».

Педагогическая энциклопедия под редакцией Каирова даёт такое определение нравственного воспитания:

 «Нравственное воспитание – процесс формирования моральных качеств, черт характера, навыков и привычек поведения».

  Музыка является одним из богатейших и действенных средств нравственного воспитания, она обладает большой силой эмоционального воздействия, воспитывает чувства человека. Различные виды искусства обладают специфическими средствами воздействия на человека.

“Музыкальное воспитание – это не воспитание музыканта, а, прежде всего человека”.

Музыкальное воспитание имеет огромное значение в нравственном становлении личности ребенка. Средствами музыки дети приобщаются к культурной жизни, знакомятся с важными общественными событиями. Разнообразные виды музыкальной деятельности оказываю неоценимое воздействие на поведенческие реакции ребенка.   

  Музыкальное развитие детей зависит от форм организации  музыкальной деятельности, каждая из которых  обладает своими возможностями.

  

Одним из наиболее доступных и в то же время сильных средств воспитания детей является проведение музыкальных занятий.

 

 Музыкальные занятия являются основной организационной формой систематического обучения детей дошкольного возраста. Музыкальные занятия с точки зрения нравственного развития способствуют становлению характера, норм поведения; формируют нравственные качества личности; обогащают внутренний мир человека яркими переживаниями.

 

 

Основными целями формирования нравственных  качеств личности у дошкольников в музыкальной деятельности являются:

·        Помочь детям научиться видеть достоинства своих сверстников, радоваться их успехам, преодолевать чувство недоброжелательности (зависти) к ним.

·        Воспитывать стремление к выполнению нравственных правил и норм поведения; помочь преодолеть свои недостатки.

·        Стимулировать развитие нравственных качеств, правильной самооценки и стремления совершать положительные дела и поступки.

 Содержание музыкальных произведений, отбираемых для музыкальных занятий, должно быть направлено на формирование этических представлений детей. Музыка является одним из богатейших средств нравственного воспитания, она обладает большой силой эмоционального воздействия, воспитывает чувства человека.

 

«Музыка является самым чудодейственным, самым тонким средством привлечения к добру, красоте, человечности… Как гимнастика выпрямляет тело, так музыка выпрямляет душу человека»

В.А. Сухомлинский.

Музыка есть часть культуры. Это искусство, отражающее окружающую действительность в звуковых художественных образах: всё многообразие жизни, все её стороны и проблемы: любовь к родной стране, общение с природой и нравственный мир личности, прошлое всего народа и сферу личностного общения, высокие гражданские чувства и тонкие душевные состояния.

При отборе музыкальных произведений для музыкальных занятий педагогу следует учитывать их педагогическую направленность. Так, песня может воспитывать сочетанием музыкально-эмоционального воздействия и текста, в котором содержится гражданский или нравственный пример. В инструментальном произведении акцент ставится на проясняющем слове педагога.  Исполнение произведения предстает перед детьми как некий звуковой феномен, эмоционально дополняющий и “оправдывающий” свое словесное окружение.  Возникает слияние “музыкальности” и “нравственности”.

          Влияние пения на нравственную сферу выражается в двух аспектах. С одной стороны, в песнях передано определенное содержание к нему; с другой стороны
– пение рождает способность переживать настроения, душевное состояние другого человека, которое отражено в песнях). Хоровое пение является эффективнейшим средством воспитания не только эстетического вкуса, но и инициативы, фантазии, творческих способностей детей, оно наилучшим образом содействует развитию музыкальных способностей (певческого голоса, чувства ритма, музыкальной памяти), развитию певческих навыках, содействует росту интереса к музыке, повышает эмоциональную и вокально-хоровую культуру.
         Хоровое пение помогает детям понять роль коллектива в человеческой деятельности, способствуя таким образом формированию мировоззрения у детей, оказывает на них организующее и дисциплинирующее воздействие, воспитывает чувство коллективизма, дружбы.

Во время музыкального занятия проводятся музыкальные игрыДети водят хоровод. Воспитатель снова обращает внимание на правила этикета, но делает это ненавязчиво.

В играх, также присутствуют правила поведения. Воспитатель похвалил, Какими словами и интонациями? Какое у него при этом было выражение лица? Рады ля все дети, услышав похвалу своему товарищу? Дети наблюдают за воспитателем каждую минуту, даже когда заняты любимым делом и учатся у него определенному поведению.

Огромную роль для формирования культуры поведения играют театрализованные игры. Например, с детьми готовят постановку сказки. В ходе ее разбора обращают внимание на культуру поведения.

  Центральное место в процессе усвоения норм и правил занимает игровая деятельность детей, где сюжет и роли являются их моделями. Именно в ролях, принятых на себя детьми, ролевых действиях воплощаются и формируются их знания о нормах и правилах. В игре дети взаимодействуют не только как персонажи, но и как реальные личности, и такое взаимодействие способствует присвоению ими норм и правил. Наблюдая за тем, какие сюжеты выбирают дети, какие правила пытаются отстоять в игре, в каких формах протекает общение детей, воспитатель может определить успешность процесса усвоения норм в каждом конкретном случае. При этом необходимо отметить, что возможности детей действовать в соответствии с этическими нормами в качестве игрового персонажа несколько опережают их возможности поступать так в реальном поведении.

  Важную роль в становлении нормативной регуляции поведения у дошкольника играет взрослый. Поведение значимых взрослых (сначала это ближайшие родственники, а затем и воспитатели) выступает перед ним как образец для подражания. Поэтому соблюдение норм и правил ребенком непосредственно зависит от того, насколько последовательно сами взрослые придерживаются их. Нормы и правила следует формулировать в четком и доступном для дошкольника виде. Важно, чтобы взрослый не просто задавал их как то, что ребенок должен (или не должен) делать, а объяснял ему, для чего необходимы то или иное правило, та или иная норма, т.е. предлагал средство, позволяющее оптимально взаимодействовать с людьми, действовать с предметами, заботиться о своем здоровье и т.д. При этом, взрослому необходимо предоставлять ребенку возможность эмоционально проживать последствия соблюдения (или нарушения) норм и правил для других людей (например, при прочтении художественной литературы, разыгрывании небольших спектаклей и т.п.).

         Для успешного усвоения норм и правил имеет большое значение и постоянное поощрение проявлений одобряемых форм поведения у детей, отношения доброжелательности, доверия между ними и взрослым.

 Довольно успешно 5-летние дети регулируют свое поведение в соответствии с этическими нормами, предписывающими дружно играть, делиться игрушками, справедливо распределять роли, говорить правду, контролировать агрессию. Однако, как правило, дети соблюдают такие нормы только во взаимодействии с теми, кто им наиболее симпатичен. У некоторых детей, в ситуации, резко противоречащей их желаниям, может наблюдаться и несоблюдение этических норм. Способность детей этого возраста эмоционально предвосхитить последствия своих действий, их способность к сочувствию, повышают возможности проявлять социально одобряемые формы поведения. Надо отметить, что не всегда у 5-летних детей сочувствие помогает верному пониманию ими смысла ситуации. Например, видя, как другой напряженно работает над чем-то, не испытывая при этом затруднений, ребенок думает, что ему необходима помощь.

В своем взаимодействии и общении старшие дошкольники в большей мере, чем младшие, ориентированы на сверстников: они уже значительную часть свободного времени проводят в совместных играх и беседах, для них становятся существенными оценки и мнение товарищей, все больше требований они предъявляют друг другу и в своем поведении стараются учитывать их.

У детей этого возраста повышается избирательность и устойчивость их взаимоотношений: постоянные партнеры могут уже сохраняться на протяжении всего года. Объясняя свои предпочтения, они отмечают успешность того или иного ребенка в игре («с ним интересно играть», «нравится играть с ней» и т. п.), его положительные качества («он добрый», «она хорошая», «он не дерется» и т.п.).

Дети подготовительной группы не только могут успешно согласовывать свои желания, но и оказывать взаимную поддержку и помощь во взаимодействии друг с другом. Они могут более чутко относиться к эмоциональному состоянию другого ребенка, проявлять по отношению к нему сочувствие и сопереживание. Конечно же, такие качества проявляются во взаимодействии не со всеми детьми, а лишь со своими друзьями. К этому возрасту взаимодействие детей, способы разрешения конфликтов все больше приобретают социально одобряемые формы (что связано с процессом овладения ими нормами взаимодействия между людьми).

Решению воспитательных задач во многом способствуют коллективное пение, танцы, игры, когда дети охвачены общими переживаниями. Пение требует от участников единых усилий. Общие переживания создают благотворную почву для индивидуального развития. Пример товарищей. Общее воодушевление, радость исполнения активизируют робких, нерешительных детей.

 Для избалованного вниманием, изменение самоуверенного, успешного выступление других детей, служит известным тормозом отрицательных проявлений. Такому ребенку можно предложить оказать помощь товарищам, воспитывая тем самым скромность и одновременно развивая индивидуальные способности. Занятия музыкой влияют на общую культуру поведения дошкольника. Чередование различных занятий, видов деятельности (пения, слушание музык, игры на детских музыкальных инструментах, движения под музыку и т.д.) требует от детей внимания, сообразительности, быстроты реакции, организованности, проявление волевых усилий: исполняя песню, вовремя начать и закончить её; в танцах, играх уметь действовать, подчиняясь музыке, удерживаясь от импульсивного желания быстрее побежать, кого то перегнать. Всё это совершенствует тормозные процессы, влияют на волю ребенка.

Таким образом, музыкальная деятельность влияет и создает необходимые условия для формирования нравственных качеств личности ребенка, закладывает первоначальные основы общей культуры будущего человека. Восприятие музыки тесно связано с умственными процессами, т.е. требует внимания, наблюдательности, сообразительности. Дети прислушиваются к звучанию, сравнивают сходные и различные звуки, знакомятся с их выразительным значением, отличают характерные смысловые особенности художественных образов, учатся разбираться в структуре произведения. Отвечая на вопросы педагога, после того как отзвучало произведение, ребенок делает первые обобщения и сравнения: определяет общей характер пьес.

Итак, мы выяснили, что нравственные и музыкальные цели воспитания носят прежде всего развивающий характер. В процессе музыкального обучения создаются оптимальные условия для всестороннего развития детей, и происходит это только через деятельность.

Музыкальные занятия оказывают влияние на формирование нравственных  качеств личности у дошкольников. Способствуют становлению характера, норм поведения. Обогащают внутренний мир человека яркими переживаниями.

Музыкальные занятия не что иное, как познавательный многогранный процесс, который развивает художественный вкус детей, воспитывает любовь к музыкальному искусству — формирует нравственные качества личности и эстетическое отношение к окружающему.

Создание условий в ДОУ для нравственного  развития, позволяет увидеть выпускника детского сада самостоятельным, активным, проявляющим инициативу в музыкальной деятельности, имеющего яркую индивидуальность; эмоционально отзывчивым на состояние других детей, красоту окружающего мира и произведения искусства, имеющим практические умения и навыки для внесения изменений в окружающую среду.

Нравственность — что это такое

Главная / ЧАстые ВОпросы

20 января 2021

  1. Общее определение
  2. Нравственность и мораль в этике
  3. Правила нравственности
    1. Золотое правило
  4. Пословицы о нравственности
  5. Воспитание
  6. Проблемы

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo. ru. Как часто мы слышим «Это безнравственно!» или «У него низкий уровень морали». Что значат эти слова? Что такое нравственность, зачем ее искать в других и культивировать в себе?

На ум приходит что-то о морали, духовности и может даже религиозности. Представляются если не святые, то очень хорошие люди – добрые и мудрые.

Общее определение

Определение нравственности появилось в нашем языке в 1789 году в словаре «Российской Академии».

По сути, это набор установок, ценностей, внутренних норм и правил, которые определяют поведение человека в той или иной ситуации.

Эти ценности основаны на идеях справедливости, чести, достоинства, сострадании, доброты, честности, миролюбивости и других «хороших» категориях.

Все эти понятия человек впитывает с детства вместе с молоком матери, то есть обретает в кругу семьи, затем среди друзей, учителей и других значимых взрослых. Другими словами, приобретает в процессе социализации.

Нравственность – это то, что прививается человеку через воспитание.

В связи с этим ее уровень может отличаться у разных личностей в зависимости от того, какие люди их воспитывали. Злая мать вряд ли научит ребенка быть жертвенным и терпеливым к другим, а честная – воровать.

Нравственность и мораль в философии (этике)

В обиходе термины нравственность и мораль употребляются как синонимы, хотя в философской парадигме (что это?) они совсем разные.

Первое означает внутренние убеждения личности – его собственные правила поведения, сформированные в процессе взросления и становления личности. Второе понятие – это внешние нормы, соблюдение которых требует от нас общество.

Но это не единственная трактовка. В философии еще встречается и приведенное ниже определение отличия морали от нравственности. Сначала напомню, что оба этих термина является предметом изучения науки этики – основой, на которой строятся ее принципы. Таким образом, этика – это наука о нравственных и моральных ценностях человека.

Мораль — это то, что должно быть (теория). В это люди окунаются, изучая этику. Но ведь все мы разные, и читая одну и ту же книгу можем сделать разные выводы. Вот как раз нравственность определяет на деле, как хорошо в человека легла мораль. По сути, это реализации теории (морали) на практике.

Правила нравственности

Что нужно делать и каким нужно быть, чтобы про вас сказали, что вы – нравственная личность? На самом деле все просто:

  1. обращайтесь к другим с уважением и по имени;
  2. доброжелательно улыбайтесь собеседнику;
  3. будьте внимательны;
  4. уважайте окружающих;
  5. будьте честны.

Самое главное, что должно присутствовать во всех этих пунктах – искреннее желание вести себя таким образом, быть таким не только снаружи, но и внутри, то есть это должно быть в характере.

Золотое правило

Помимо этих качеств существует золотое правило нравственности, представленное в виде мудрой притчи, которая гласит, что когда-то на берегу большой реки состоялся диалог мудрого учителя с его последователем. Ученик задал вопрос:

— «Учитель, ты так много знаешь о добре и мире, справедливости и душевной чистоте. Ты говоришь, что люди должны быть честными, прилежно трудиться и не лениться, искоренять в себе страсти и пороки, уважать других, следить за своим телом и многое другое. А ты можешь соединить это все и назвать одним лишь словом?»

Учитель призадумался, долго молчал, а потом улыбнулся и сказал:
— «Это слово – взаимность. И значит оно следующее: поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой.»

Это правило назвали золотым, оно легло в основу понятия нравственности. Его также можно выразить другими словами: не делай другим того, чего не хочешь себе.

Нравственность – это определение человеком собственных ценностей и уважение таких же ценностей, принадлежащих другим людям.

Пословицы о нравственности

Пословицы — это житейская мудрость. Например, для меня стала определяющей фраза, прочитанная в парикмахерской, когда мне было лет шесть, наверное. Она гласила:

«Ничто не дается так дешево и не ценится так дорого, как вежливость».

Я был даже в детстве ошарашен ее гениальностью и что примечательно, в ней заключена сущая правда, помогающая мне налаживать контакты с людьми. Насколько несложно быть вежливым и насколько много это может дать. Лишнее спасибо, пожалуйста. А не скажи их, и уже отношение к тебе будет другое.

Что касается темы нравственности, то тут хорошо подойдут эти пословицы и выражения:

И вот еще немного народной мудрости:

Что посеешь, то и пожнешь
Береги одёжу снову, а честь смолоду
На добрый привет, добрый и ответ.
Как мы людям, так и люди нам.
За доброе жди добра, за худо худа.
Делая зло, на добро не надейся.
Кто за худом пойдет, тот добра не найдет.
Добро сеять — добро и пожинать.
Добродетель вознаграждается.
Как постелешь, так и поспишь.
Как аукнется, так и откликнется

Обратите внимание, как часто и по-разному обыгрывается в пословицах описанное выше золотое правило нравственности. Потрясающе умный все-таки у нас народ. Мудрый!

Воспитание нравственности

Воспитанием в личности (что это?) нравственных качеств, их взращиванием, конечно, в первую очередь должна заниматься семья, в которой растет ребенок. Мамы и папы, бабушки и дедушки с самых ранних лет должны прививать малышу понятия о добре и зле, хороших и плохих поступках.

Думаю, есть много различных способов, но основными из них являются:

  1. личный пример – ребенок копирует поведение родителей, внедряет его в свою жизненную стратегию, поэтому стоит делать больше добрых, хороших дел. Даже если взрослый говорит, что драться плохо, а сам дерется, отпрыск не услышит слов (либо у него возникнет когнитивный диссонанс), а будет имитировать поступки;
  2. чтение малышу добрых сказок, притч и пословиц о нравственности. Рассказы формируют образное мышление, соответствующие ему эмоции и чувства, которые и становятся основой внутреннего мира.

Человек, выросший в таких условиях, не может быть безнравственным. Взрослым достаточно уделять этому вопросу внимание в период детства и школьных лет – дальше это мировоззрение становится «вросшим» в психику, автоматическим. Изменить его сложно, а иногда и нереально.

Проблемы

К сожалению, современное общество все чаще отодвигает нравственность в дальний угол, поставив в приоритет (что это такое?) личные выгоды и интересы. Последние заставляют людей идти по головам по направлению к своим целям: предавать друзей, подставлять родных и близких.

Считается, что упадок моральных и нравственных норм начался со времен Первой мировой войны, когда человеческая жизнь подверглась обесцениванию. В период социализма сожжение церквей и отречение от бога тоже нанесло большой удар по человеческим ценностям.

На данный момент эта проблема коснулась института семьи, что в свою очередь повлекло развращение молодежи, большое число детей без отцов или вовсе брошенных обоими родителями. Демографический кризис (это что?), коррупция, преступность также являются последствиями того упадка.

Люди стали забывать, что такое нравственность, определение и суть этого понятия. И глупо считать, что кто-то другой решит эту проблему за нас: каждый должен начать сам с себя.

Автор статьи: Коваленко Лилия Сергеевна (психолог)

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Использую для заработка

Нравственность

Введение

Нравственность — в широком смысле — особая форма общественного сознания и вид общественных отношений, в узком смысле — совокупность принципов и норм поведения людей по отношению друг к другу и обществу, представляющая собой ценностную структуру сознания, общественно необходимый способ регуляции действий человека во всех сферах жизни, включая труд, быт и отношение к окружающей среде, это внутренние качества, которыми руководствуется человек, этические нормы, правила поведения, определяемые этими качествами, также определяющий аспект культуры, ее форма, дающая общее основание человеческой деятельности, от личности до общества, от человечества до малой группы.

Мораль — один из основных способов нормативной регуляции действий человека в обществе; особая форма общественного сознания и вид общественных отношений, охватывающее нравственные взгляды и чувства, жизненные ориентации и принципы, цели и мотивы поступков и отношений, проводя границу между добром и злом, совестливостью и бессовестностью, честью и бесчестием, справедливостью и несправедливостью, нормой и ненормальностью, милосердием и жестокостью и т. д.

Крепкое и благополучное в социальном отношении государство не может существовать без достаточно высокого уровня его граждан, при котором ценятся нравственные поступки, а безнравственные и даже просто непорядочные — осуждаются. Стабильность и жизнеспособность государства определяется прежде всего нравственным и духовным уровнями его населения.

1. Принципы нравственности

Общечеловеческие ценности и нравственные принципы являются высшими культурными достижениями человеческой цивилизации.

Нравственность Современного общества основана на простых принципах:
1) Разрешено все, что не нарушает непосредственно прав других людей.
2) Права всех людей равны.

Существует пять основных моральных принципов, наиболее часто встречающихся в системах светской этики и отражающих самое главное и лучшее, что отложилось в нравственном опыте человечества:
— человечность;
— почтительность;
— разумность;
— мужество;
— честь.

Человечность — система позитивных, объединяющих чувств и реакций: симпатии, понимания, сочувствия. В своих высших проявлениях она включает осознанное, доброе и не предвзятое отношение не только к людям, но и к природе, животному и растительному миру, культурному достоянию человечества. Эта способность и готовность индивида перенести естественную любовь к самому себе и к своим близким на других людей, на весь окружающий мир.

Почтительность — обеспечивает благожелательность и уважение в контактах с миром.
Разумность – интеллектуальная цензура поведения.

Мужество — организует и мобилизует усилия, необходимые для достижения нравственных целей, за разумом закреплена роль интеллектуальной цензуры поведения.

Честь – чувственно – эмоциональное поведение человека.

Между этими принципами устанавливаются хорошо отработанные функциональные связи в том смысле, что каждый из них поддерживает, усиливает и выражает всё остальное. Эти принципы, сохраняя относительную самостоятельность, имеют значение только как средства наиболее полной, точной и успешной реализации установок человеколюбия.

Все другие, частные моральные понятия группируются вокруг нравственных законов, выполняя функции их внутреннего оправдания и аргументации. Например, человечность как нравственный принцип, или закон, опирается на такие понятия, как сострадание, чуткость, внимательность, готовность простить или помочь.

Нравственный закон почтительности реализуется через уважение, деликатность, скромность, послушание, тактичность, благоговейное отношение к миру.

Существует общая для развитого общества обязанность: в любых, даже самых сложных ситуациях оставаться человеком — вести себя в соответствии с нравственной ступенью, на которую поднялись люди в процессе эволюции. «Если ты человек, то веди себя как человек» — такова универсальная формула нравственности.
Долг человечности — доброе и деятельное участие во всём, что происходит вокруг. Это верность и соответствие самому себе, своей социальной природе. Нельзя считать кого-либо человечным лишь потому, что он не причиняет никому вреда. Человечность как свойство личности складывается из повседневного альтруизма, из таких актов, как понимание, выручка, услуга, уступка, одолжение. Это способность войти в положение других людей, помочь им хотя бы добрым советом и словами участия. Ведь ситуации, когда люди нуждаются в моральной поддержке, не так уж редки. Иногда посочувствовать всё равно, что помочь делом. Питательной внутренней средой человеколюбия является свойственное человеческой природе соучастие, сострадание, сопереживание.

В соответствии с идеей и общей направленностью человечности участливость следует оценивать, как моральную обязанность и важное нравственное качество личности, противоположное таким свойствам, как чёрствость, бессердечность, нравственная глухота.

В повседневном быту значительную часть нравственных действий человек выполняет почти автоматически, по привычке. Они относятся к числу так называемых простых волевых действий, соотносимых с простыми нормами нравственности. Проще говоря, в таких случаях мы ведём себя надлежащим образом, по-человечески по привычке, воспринимая это как нечто вполне естественное и необременительное.

Чуткость занимает особое место в сложной палитре моральных понятий и чувств, из которых складывается человеколюбие. Как одна из черт характера личности, чуткость представляет собой сплав нравственного внимания, нравственной памяти и нравственного понимания.

2. Развитие нравственности

Развитие нравственности подразумевает выработку привычки уважительного отношения к окружающим, дисциплинированность, организованность, порядочность.

Первоочередной задачей для развития нравственности является развитие института семьи, активная популяризация семейных ценностей. Пренебрежение со стороны родителей и школы воспитанием детей способствует развитию всех пороков, которые есть в современном обществе.

На формирование моральных ценностей человека влияют в первую очередь родители, потом школа и социальное окружение. Исследователи установили, что большинство детей, которые не смогли реализовать себя во взрослой жизни и превратились в алкоголиков, наркоманов, преступников, не получили нужного количества тепла и любви со стороны родителей, которые не занимались должным воспитанием своих детей.

Именно самоотверженная любовь родителей, их собственный пример и есть главным критерием воспитания у детей моральных качеств. Поэтому родители, а потом школа, вузы должны формировать в сознании и душе ребенка положительные образы.

Развитие нравственности начинается в самом раннем детском возрасте. Именно родители закладывают фундамент в будущую личность.

Развитие нравственности и привычки становятся крепкими, если опираются на убеждения, то есть глубокое понимание того, что малейшее отступление от нравственности унижает достоинство других и не добавляет чести собственной персоне. Но в определенных ситуациях субъект поведения может изменять своим привычкам, когда оказывается перед сложной проблемой нравственного выбора: человек не всегда может предсказать какие-то негативные последствия своих, на первый взгляд, правильных действий.

Важно уметь творчески регулировать свои навыки, чтобы не быть рабом собственных привычек. Отступление от собственных морально-этических норм обязательно вызывает в моральном человеке состояние неудовлетворенности собой, внутреннее беспокойство, угрызения совести и раскаяние.

Противоречия в процессах общения неизбежны, они встают снова и снова, а потому своевременное решение каждого противоречия позволяет удерживать межличностное общение на должном уровне.

К «золотым правилам» общения относятся:
— равенство;
— взаимоуважение;
— доброжелательность;
— милосердие;
— терпимость;
— деликатность;
— непредвзятость;
— умение выслушать другого человека, понять его, тактичность, доверие.

Аморальными же чертами в процессе общения считаются:
— эгоизм;
— корыстолюбие;
— бестактность;
— предательство;
— коварство;
— шантаж;
— неуважение;
— грубость;
— жестокость.

Если же нравственные идеалы человеком не будут усвоены или усвоены плохо, то их место займут иные качества, которые можно охарактеризовать прилагательным «безнравственный» (в данном контексте под безнравственным понимается и социально пассивное поведение).

Преступная этика — наиболее социально негативное проявление безнравственности.

3. Нравственное внимание

Нравственное внимание — это этический интерес или особая форма любознательности либо пытливости, способность выявлять, распознавать переживания или состояния человека и по-доброму, по-человечески реагировать на них. Простого наблюдения для этого недостаточно; требуется нравственно мотивированное, сердечное внимание. Не зря говорят, что глаза смотрят и видят, но по-настоящему распознаёт и выделяет радость или печаль другого человека именно сердце, душа.

Нравственное внимание задаёт определённый тон, определённое, этически выверенное направление внешнего внимания, способствует формированию особого типа личности, тонко чувствующего переживания людей.
К проявлениям нравственного или позитивного внимания относятся используемые в общении расспросы о здоровье, поздравления с радостным событием, соболезнования, всякого рода предупредительные жесты, движения, действия. Во всех случаях это забота о других людях, приятное и лестное для них свидетельство значимости.

4. Благодарность

Благодарность является важной составной частью человечности. Это — проявление внимательности, чуткости, благородства, свидетельствующее о том, что доброе отношение замечено, принято, оценено по достоинству. Благодарность предполагает готовность ответить добром на добро, любовью на любовь, уважением на уважение.
Неблагодарность разрушает эту гармонию и наносит ощутимый удар по устоям морали. Поэтому ни одно сколько-нибудь значимое доброе дело, слово, побуждение не должно остаться без внимания, без нравственного отклика.
Благодарность не просто достраивает здание человечности, она раздвигает горизонты человеколюбия, выполняет роль пружины, которая накапливает необходимую духовно-нравственную энергию, приводит в действие механизм новых благодеяний.

Если благодарность выпадет из системы морали, человечность потеряет значительную часть своей внутренней силы и энергии. В итоге это может настолько ослабить мотивацию человеколюбивых поступков, что станет равносильно уничтожению морали.

На благодарности лежит печать особой ответственности, ответственности за состояние и судьбу морали в целом. Он считал, что благодарность следует рассматривать как священный долг, т. е. долг, нарушение которого (как позорный пример) может в самом принципе уничтожить моральный мотив благодеяния.

Этика обязывает совершать добрые дела, не рассчитывая на благодарность, чтобы не снизить, не уничтожить этим нравственную ценность поступка. Говорят: «Сделай добро и забудь об этом». Оказав кому-либо помощь, недостойно жаловаться на то, что тебя за это не поблагодарили; неприлично напоминать человеку об оказанных ему услугах.
Даже в разговоре с третьими лицами нужно избегать сообщений о своих благодеяниях. Возникает противоречие благородного самопожертвования и ожидания благодарности.

Такое противоречие затрагивает основы внутреннего мира личности и требует своего разрешения. Рекомендуется вытеснять информацию о собственных добрых делах и не забывать о добрых делах других людей, и прежде всего об услугах, оказанных вам лично.

В итоге всё сводится к тому, чтобы каждый знал, помнил и соответствующим образом исполнял свой долг человечности и благодарности, по возможности концентрировался на добром отношении к нему окружающих, а не на том, в какой мере и форме находят признание его собственные дела.

5. Почтительность

Почтительность обычно ассоциируется с вежливостью, благожелательностью, учтивостью, хорошими манерами, что в целом правильно отражает сущность данного морального принципа.

Но философское осмысление почтительности шире обыденного. В этом понятии заключено уважительное, благоговейное, поэтическое отношение к миру как к чуду, бесценному, божественному дару.

Принцип почтительности обязывает относиться к людям, вещам, явлениям природы с благодарностью, принимая всё лучшее, что есть в нашей жизни. На этой почве ещё в древности сформировались разного рода культы: культ деревьев, культ железа, культ животных, культ небесных светил.

Фактически они отражали благоговейное отношение к мирозданию, малой частью которого является каждый человек, призванный стать полезным звеном мира.

Существует убеждение в том, что правила хорошего тона необходимо знать и соблюдать для наилучшей самореализации, достижения в контактах личных целей.

Решающее значение имеет в таких случаях хорошая репутация, которую завоёвывает личность благодаря почтительности. Это репутация человека доброжелательного, уважительного, приятного в обще

6. Уважения и самоуважения

Уважение и самоуважение важно для сегодняшнего взаимодействия людей, осуществляющегося в условиях межкультурного многообразия мира.

Самоуважение — психологическая база и внутреннее оправдание почтительного отношения к людям. Лучше всего такой взгляд отображён в известном суждении: уважение, которое оказываешь другому, — это уважение, которое ты оказываешь себе самому. Но есть и другие варианты данной формулы: чем больше ты ценишь и уважаешь людей, тем больше ценишь и уважаешь себя самого; цени, почитай людей — и сам будешь почитаем.

Проявляя уважение, человек активно внедряется в сознание другого человека и предлагает ему такую схему доброжелательных отношений, на которую рассчитывает сам. Это своего рода этическая подсказка, способ, с помощью которого человек подготавливает модель доброжелательных отношений к собственной персоне.

Взаимное уважение и признание создают хорошую почву для доверия и открытости в контактах, ощущение психологического комфорта, уверенности в том, что к участнику диалога отнесутся с сочувствием и пониманием, что в случае надобности ему помогут, пойдут навстречу. Это свидетельствует ещё и о том, насколько тесно связаны человечность, уважение, доверие, открытость с толерантностью и способностью сочувствовать, сострадать.

7. Формирование нравственности

Формирование нравственности относится к важнейшим задачам обучающего воспитания, к разделу становления социального интеллекта.

Формирование нравственности направлено на актуализацию в человеке возвышенных, благородных чувств, гуманных отношений к себе, другим людям, природе, труду и его результатам.

8. Моральная деградация

При всем разнообразии подобных явлений, а также процессов, характеризуемых приведенными выше статистическими данными, их можно подвести под общий знаменатель, которым служит моральная деградация современного российского общества или, используя известное выражение, «испарение морали».

Закономерно, что согласно результатам социологических опросов, падение нравов воспринимается нашими согражданами как одна из главных проблем современной России, они констатируют «порчу нравов» в качестве одной из худших тенденций.

Активная форма этикетного невежества проявляется, когда человек нарушает правила приличия открыто, даже демонстративно: бесцеремонно вмешивается в разговор, злословит, отпускает фривольные шутки, сидит развалившись, громко смеётся, беззастенчиво хвалит себя и своих близких и т. д.

Как негативное явление, близкое к активным формам этикетного невежества, расценивают отождествление почтительности с лестью и угодничеством. По общему мнению, это симптом неразвитой способности понимания и источник ложных суждений.

Безнравственность порождает такие социальные отклонения, как преступность, на что сейчас исследователи стали обращать внимание, а преступность, в свою очередь, порождает безнравственность.

Преступность оказывает влияние «на нравственно-психологический климат в обществе, на воспитание подрастающего поколения, наносит огромный материальный ущерб, подрывает экономику. В частности, лица, сосредоточивающие в своих руках за счет совершения преступлений значительные материальные средства, демонстрируют уровень жизни, недоступный большинству людей. Многие, особенно молодые, начинают рассматривать этот уровень как некий эталон». И подобные ситуации вполне естественны и психофизиологически обоснованы. В данном случае действует принцип, имеющий психофизиологическую основу и выражающийся пословицей «свято место пусто не бывает». Место нравственности заступает ее противоположность — безнравственность.

Печальные результаты дают и психологические обследования современного российского бизнеса, свидетельствующие о том, что он не готов к политике социальной ответственности, она воспринимается нашими предпринимателями как противоречащая их коммерческим интересам, а понятие социальной ответственности совершенно по-разному трактуется бизнесменами и основной частью нашего общества. Это создает социально-психологические условия не только неизбежности регулярного возникновения финансовых «пирамид» и прочих проявлений недобросовестности предпринимателей, но и «холодной гражданской войны» между ними и госслужащими.

9. Нравственное разложение

Мораль никогда не падает и не рушится, она просто меняется и главный лозунг Современного общества — «максимум счастья для максимального числа людей», то моральные нормы не должны быть препятствием для реализации желаний того или иного человека — даже если кому-то эти желания не нравятся. Но только до тех пор, пока они не наносят ущерба другим людям.

Разложение нравственности в Современном обществе заключается в тотальном наступлении на нравственные и моральные устои. Если посмотреть, что сейчас превозносится, то это богатство, деньги, гламурная жизнь, в которую входит и нетрадиционный секс. По ТВ одни боевики, где смерть человека ничего не стоит, где детские мультики со злыми и подлыми героями, после которых многим детям требуется помощь психолога. Где чтобы добиться чего-то в жизни нужно идти по головам других людей. Где пропагандируется: каждый сам за себя, живем раз в жизни и рвать от жизни нужно все.

Людей приучили за время реформ жить и выживать за счет мошенничества, обмана, воровства и т.д. Отучили мечтать о светлом и прекрасном. В глазах одни доллары.

Нравственное и моральное разложение общества выгодно прежде всего бизнесу, зарабатывающему на этом неплохие деньги. Той же киноиндустрии, которая все что угодно готова показывать лишь бы брали, тем же журналистам, которые ради повышения рейтинга телеканала готовы пойти на что угодно и будут показывать по TV вплоть до того, как, где и за сколько снять в Москве проститутку или будут травить байки про голубых. Также они способны показывать всякую убийственную чушь, так как тоже имеют от этой неплохой славы и деньги.

10. Религия о «моральном разложении»

Общество развивается и неизбежно меняется и поэтому человек неосознанно испытывает чувство вины из-за продолжающегося действия традиционных моральных установок. Религиозные деятели все еще обладают высоким авторитетом и они осуждают Современное общество заявляя, что «современная формирующаяся культура противостоит не только христианству, но вере в Бога вообще, всем традиционным религиям»; аналогичные заявления делают православные иерархи и исламские авторитеты, тем самым порождая в обществе разговоры о якобы имеющейся «гнилости» и «разложении», хотя в действительности безнравственности стало гораздо меньше (более того, носителями наивысшей формы безнравственности — насилия и агрессивности — являются как раз люди традиционных культур, особенно фундаменталисты).

Религиозные деятели, осуждая нравственность Современного общества, обычно рассуждают так: отход от религиозной нравственности приводит к отмене нравственных установок вообще, в результате чего люди начнут воровать, убивать и т. д. Они не хотят замечать, что нравственность Современных людей движется в прямо противоположном направлении: в сторону осуждения насилия и агрессии в любой форме (и, к примеру, в сторону осуждения воровства, ведь Современные люди — это, как правило, зажиточный средний класс).

Как показывают исследования, наименьшая степень как религиозности, так и преступности наблюдается среди высокообразованных людей, т.е. отход от традиционной нравственности вовсе не приводит к падению нравственности вообще.

Но для традиционного, малообразованного человека рассуждения религиозных деятелей полностью оправданы. Для этих людей нужна «наказывающая дубинка» в виде ада; впрочем, зато они легко идут на насилие «во имя Бога».
Господствующая в переходном обществе мораль некомфортна для человека, потому что она противоречива, а значит не дает ему силы. Она пытается совместить несовместимое: либеральное право человека на выбор и традиционные корни, которые такое право отрицали. Решая это противоречие, одни уходят в фундаментализм, другие бросаются в эгоистическую «жизнь ради развлечений». И то, и другое не способствует развитию и, следовательно, бесперспективно.
Мораль религии противоречивая, следование которой не обеспечивает успех как отдельному человеку, так и всему обществу.

Мораль Современного общества (в отличие от религиозной морали) — это мораль, основанная на разуме. Такая мораль эффективнее морали на основе эмоций: эмоции работают автоматически, тогда как разум позволяет действовать более тонко в зависимости от ситуации (при условии, разумеется, что разум наличествует). Точно также как человеческое поведение на основе эмоциональной нравственности эффективнее животного поведения на основе врожденных инстинктов.

Заключение

Важным нравственным требованием Современного общества является уважение к закону и праву, т.к. только закон может защитить свободу человека, обеспечить равенство и безопасность людей. И, напротив, желание подчинить другого, унизить чье-либо достоинство являются самыми постыдными вещами.

Современная нравственность предъявляет к человеку больше требований, чем когда-либо ранее в человеческой истории. Традиционная мораль давала человеку четкие правила жизни, но не требовала от него ничего, сверх того. Жизнь человека в традиционном обществе была регламентирована, достаточно было просто жить по заведенному веками порядку. Это не требовало душевых усилий, это было просто и примитивно.

«Поистине нравственен человек только тогда, когда он повинуется внутреннему побуждению помогать любой жизни, которой он может помочь, и удерживается от того, чтобы причинить живому какой-нибудь вред».
Мудрый человек знает — у каждого правда своя, и действовать нужно в ситуации, когда сложно предугадать, как слово наше отзовется…

Для развития общества нужна непротиворечивая мораль, следование которой обеспечивала бы успех как отдельному человеку, так и всему обществу.

«Нравственность учит не тому,
как стать счастливым, а тому,
как стать достойным счастья».

определение и типы — Санкт-Петербургский государственный университет!

TY — JOUR

T1 — Нравственная культура: определение и типы

AU — Артемов, Георгий Петрович

PY — 2016

Y1 — 2016

N2 — В статье рассматриваются различные трактовки понятия «нравственная культура», существующие в современной научной литературе. На основе сравнительного анализа этих трактовок предлагается теоретическая модель, в рамках которой нравственная культура социального сообщества определяется как способ поддержания отношений взаимного доверия, уважения и взаимопомощи между людьми, а нравственная культура личности – как способность отдельных членов социального сообщества поддерживать отношения взаимного доверия, уважения и взаимопомощи друг с другом. В статье также выделяются различные типы нравственной культуры, соответствующие основным стадиям исторического развития общества: доиндустриальной, индустриальной и постиндустриальной. В соответствии с доминирующими на этих стадиях историческими видами морали (традиционный, рациональный и пострациональный) в статье предлагается выделить три типа нравственной культуры: культуру подражания, культуру подчинения и культуру убеждения. В реальном нравственном поведении представителей различных социальных сообществ перечисленные типы нравственной культуры проявляются в разных пропорциях, но их объединяет то, что все они в той или иной степени способствуют поддержанию отношений взаимного доверия, уважения и взаимопомощи между людьми. В то же время эти типы нравственной культуры в различной степени препятствуют распространению взаимной подозрительности, пренебрежения и безразличия в социальном взаимодействии людей.

AB — В статье рассматриваются различные трактовки понятия «нравственная культура», существующие в современной научной литературе. На основе сравнительного анализа этих трактовок предлагается теоретическая модель, в рамках которой нравственная культура социального сообщества определяется как способ поддержания отношений взаимного доверия, уважения и взаимопомощи между людьми, а нравственная культура личности – как способность отдельных членов социального сообщества поддерживать отношения взаимного доверия, уважения и взаимопомощи друг с другом. В статье также выделяются различные типы нравственной культуры, соответствующие основным стадиям исторического развития общества: доиндустриальной, индустриальной и постиндустриальной. В соответствии с доминирующими на этих стадиях историческими видами морали (традиционный, рациональный и пострациональный) в статье предлагается выделить три типа нравственной культуры: культуру подражания, культуру подчинения и культуру убеждения. В реальном нравственном поведении представителей различных социальных сообществ перечисленные типы нравственной культуры проявляются в разных пропорциях, но их объединяет то, что все они в той или иной степени способствуют поддержанию отношений взаимного доверия, уважения и взаимопомощи между людьми. В то же время эти типы нравственной культуры в различной степени препятствуют распространению взаимной подозрительности, пренебрежения и безразличия в социальном взаимодействии людей.

KW — мораль, нравственная культура, типы нравственной культуры

M3 — статья

VL — 1

SP — 75

EP — 91

JO — Дискурсы этики

JF — Дискурсы этики

SN — 2306-9430

IS — 12

ER —

Ты хороший человек? Эксперты по морали говорят, что так можно узнать

ЗАКРЫТЬ

Новое исследование, проведенное для PowerBar, показало, что по мере взросления становится легче придерживаться новогодних решений. У Аманды Каббабе (@kabbaber) есть еще.

Мать Тереза, качает ребенка на этой фотографии из архива 1979 года (Фото: Эдди Адамс, AP)

Эта история была первоначально опубликована в 2017 году. находятся.Мы думаем о диетах и ​​упражнениях. Мы задаемся вопросом, достаточно ли мы бережливы, достаточно ли амбициозны, достаточно ли прочитали книг или разумно потратили достаточно времени. Мы сомневаемся, находимся ли мы в правильной работе или в правильных отношениях. Мы пытаемся представить себе, как лучше наслаждаться жизнью.

Но особенно в последние пару лет многие меньше думают о талии и зарплате, а больше о том, как то, что мы делаем, имеет значение в более широком мире.

Маристский опрос показал, что «быть лучше» было самым популярным новогодним предложением на 2018 год.Это также была резолюция № 1 в 2017 году, ознаменовав переход по сравнению с предыдущим десятилетием, когда «похудение» возглавляло список в 80% случаев (в 2018 году оно было равным).

«Сегодня в Соединенных Штатах кризис, когда слишком многие из нас утратили чувство коллективной ответственности за своих соседей», — сказала раввин Джилл Джейкобс, исполнительный директор некоммерческой организации T’ruah: The Rabbinic Call for Human Rights.

Многие хотят это вернуть.

Но что на самом деле значит быть «хорошим»? Социальные психологи, специалисты по этике и религиозные лидеры говорят, что мы видим серьезные проблемы во взглядах.Мы считаем, что быть добрым, справедливым и справедливым — это хорошо; Обманывать, убивать и воровать — плохо.

«Истина в том, что когда вы говорите широкими мазками, куда бы вы ни смотрели, люди ценят схожие черты характера», — сказал Дэвид Писарро, профессор Корнельского университета, изучающий моральное мышление, суждения и эмоции.

Имеющиеся данные свидетельствуют «Все мы рождены с врожденным чувством морали и справедливости, которое делает нас чувствительными к страданиям других», — сказал Писарро.

Что влияет на наши ценности? в конечном итоге во взрослом возрасте зависит от того, как о нас заботятся и как о нас социализируют.Эта «центральная мораль» формируется через «опыт любви с сочувствием и добротой», — сказала Дарсия Нарваэс, профессор психологии Университета Нотр-Дам, изучавшая нейробиологию морального развития.

Причина, по которой мы в конечном итоге расходимся по стольким моральным вопросам, по мнению экспертов, заключается в том, что мы по-разному оцениваем наши ценности. Культурные психологи обнаружили, например, политические вариации: консерваторы придают большое значение таким ценностям, как лояльность и авторитет, а либералы отдают приоритет заботе и справедливости.

Эти различия влияют на то, как мы рассматриваем такие вопросы, как аборты, гомосексуализм, расовое и гендерное неравенство. Они помогают определить все: от того, роняем ли мы деньги в чашу бездомного, до президента, которого считаем нужным вести. Они диктуют, к кому мы проявляем сострадание, а кому отказываем.

Время и место также влияют на нашу оценку моральных проблем. По данным исследования Pew Research Center, проведенного в 2014 году, только 1% немцев заявили, что использование противозачаточных средств «морально неприемлемо», а 65% в Пакистане согласились с этим утверждением.В 2011 году американцы довольно равномерно разделились по вопросу о том, необходимо ли верить в Бога, чтобы быть моральными и иметь хорошие ценности, обнаружил Pew. 56% говорят, что вера в Бога не обязательна для хороших нравов или ценностей.

Мораль: твердая или гибкая?

Моральное мышление в повседневной жизни сложно. Разумеется, чтобы быть хорошим человеком, мы должны стремиться к моральной жесткости. Но Писарро сказал, что, хотя это правда, что мы, возможно, хотим, чтобы наши лидеры были негибкими ради последовательности, мы не демонстрируем, что хотим этого от людей из нашего близкого круга.Мы хотим, чтобы наши друзья и семья были неравнодушны к нам, встали на нашу сторону. Вы знаете такое высказывание: «Мой лучший друг — тот, кто поможет мне похоронить тело и не задаст никаких вопросов». То, что мы считаем «хорошим другом», морально гибко.

Многие люди изменяют свои моральные ценности в зависимости от ситуации, сказал Писарро. Возможно, вы говорите, что воровать неправильно, но тогда вы используете пароль своего друга HBO GO. Вы можете рационализируйте это, сказав, что «корпорации в любом случае зарабатывают слишком много денег», но на самом деле это воровство, даже если это пиратство. «Или, может быть, вы считаете, что смертная казнь жестока, до тех пор, пока не будет отнята жизнь того, кто вам небезразличен.

Хорошо известный мысленный эксперимент под названием« проблема тележки »иллюстрирует сценарий, в котором сбежавшая тележка несется к пяти рабочим. может спасти этих рабочих, потянув за переключатель, чтобы направить тележку на другой путь, где находится только один человек. Вы нажимаете переключатель? Один вариант является морально жестким (не убивать), другой гибким (измените правило и сохраните многие).

Писарро сказал, что различение может быть добродетелью. Может быть, поэтому мы не так сильно увлечены программированием искусственного интеллекта с моральным кодексом, опасаясь, что он не распознает контекст и не учитывает обстоятельства.

«Нам нужна некоторая гибкость», — сказал Писарро. «Частично это может быть связано с тем, что мир настолько сложен, что нет правил, которые действительно применялись бы идеально. Это мы знаем. Нет принципа, который вы всегда можете сказать, что его нельзя нарушать, потому что вы всегда будете сталкиваться с беспорядочной реальностью того, что находитесь в дилемме или ситуации, когда вам нужно сделать трудный выбор.

Эти беспорядочные реалии иногда могут привести нас к моральным компромиссам. Например, можно ли проводить испытания на нескольких животных, чтобы спасти тысячи человеческих жизней. Недавний пример — конфликт, который пережили некоторые люди из-за отставки бывшего сенатора Аль Франкена — его обвинили в сексуальных домогательствах и нападениях на женщин, но он также отстаивал некоторые женские проблемы во время своего пребывания в Сенате, например, введение меры по сокращению отставания в стране непроверенных комплектов для изнасилования.

«Компромиссы необходимы, потому что практически никто не является святым», — сказал Питер Сингер, философ-моралист и профессор биоэтики Центра человеческих ценностей Принстонского университета.Но насколько оправдан этот компромисс, зависит от деталей. По его словам, каждый случай должен оцениваться по достоинству.

Если мы постоянно идем на компромиссы, которые приносят пользу себе, но в ущерб другим, специалисты по этике соглашаются, что быть плохим человеком.

«Мы можем рассказывать истории о том, что члены« чужой группы »виноваты и заслуживают наказания», — сказал Писарро об «опасности» моральной гибкости.

Поступай с другими …

Очень много морали зависит от того, как мы относимся к другим людям.Но кто эти другие люди?

«Вы получаете разные границы, — сказал Сингер. Вот почему некоторые люди очень хорошо относятся к своим близким и к людям, которых они могут рассматривать как «таких же, как они», но которые могут не так хорошо относиться к людям другой расы, этнической принадлежности, пола или сексуальной ориентации.

Хорошо ли ты, если парень мил со своей матерью, но груб с незнакомцами? У вас хорошо получается, если вы часто жертвуете деньги на помощь беженцам, но изменяете мужу?

Философы морали говорят, что хорошие люди хороши для всех — для семьи и для незнакомцев, для людей в их группе и особенно для тех, кто вне ее.

«Я бы сказал, что прочное основание для осознания того, что вы хороший человек, может быть заложено в размышлениях о том, как вы относитесь к тем, кто не получает должного обслуживания и лишен привилегий по отношению к вам», — сказал Имам Халид Латиф, исполнительный директор Исламский центр Нью-Йоркского университета. «Те, для которых я мог полностью избежать наказания, плохо обращались или даже ничего не делали, что я делаю для них?»

Это не только не навредит, но и уважительное и достойное обращение с людьми, животными и нашей общей окружающей средой.

— Патрисия Дж. Барнс (@PatriciaGBarnes) 14 декабря 2017 г.

Раввин Джейкобс соглашается.

«Всякая мораль должна быть основана на вере в то, что все люди созданы равными и в равной степени заслуживают достоинства и справедливого и справедливого обращения», — сказала она.

Хороший человек — это тот, кто взвешивает благополучие других (в своем племени и за его пределами) при принятии решений. Некоторым это кажется нелогичным. Однако одноплеменные племена живут недолго.

— Джесси Доллемор (@Dollemore) 14 декабря 2017 г.

Менталитет «племени» может ослепить людей в отношении поведения, которое они в противном случае ненавидели бы.

«Подавляющее большинство зарегистрированных демократов и республиканцев — около 80% — безошибочно голосуют за единую партийную линию, используя … мысленный ярлык: поскольку кандидат принадлежит к партии, к которой я присоединился, он / она по определению является« хороший человек », — сказал Рональд Риджио, профессор лидерства и организационной психологии в Claremont McKenna College.

Риджио сказал, что во время гонки в Сенате Алабамы в этом месяце он наблюдал, как сторонники Роя Мура отвергли обвинения в сексуальных домогательствах против него, настаивая на том, что он был хороший человек.

Добропорядочным гражданам Алабамы Я знаю, что вы видите хорошего человека в Рое Муре, так что сделайте себе одолжение, чтобы осушить болото паразитов в Вашингтоне, и давайте поможем президенту Трампу снова сделать Америку великой с помощью нас, людей. .

— Майк Янг (@ TheMikester1983) 12 декабря 2017 г.

С чего начать

Прежде чем вы сможете стать хорошим или определить, являетесь ли вы уже таким, моральные философы говорят, что вам нужно рефлексировать.

«Сколько времени в своей жизни вы проводили, просто глядя на себя? Как будто буквально перед зеркалом причесываешься, одеваешься? В этом нет ничего плохого, но сравните это с тем, сколько времени вы тратите на поиск вместо , — сказал Латиф.«Большинство людей не посещают занятия на протяжении всей своей образовательной карьеры, которые подводят их к пониманию того, почему они любят то, что любят, или почему они ненавидят то, что они ненавидят, или почему они действительно стремятся к тому, чего они жаждут. . В этих пространствах этого самосознания нет ».

Латиф говорит, что сначала мы должны познать самих себя, а затем начать оценивать себя. Для начала и он, и Писарро посоветовали смотреть не на хорошие дела, которые, как вы знаете, сделали, а на плохие, которые вы, вероятно, сделали.

Писарро сказал в свете #MeToo, что он заставил некоторых своих друзей-мужчин задуматься о том, относились ли они когда-либо к женщине с неуважением. Общий ответ? «Я не сексист. Я бы никогда этого не сделал ».

«Я спрашивал своего друга, который защищался:« Ты думаешь, ты когда-нибудь заставлял женщину чувствовать себя некомфортно? » И он такой: «Не то чтобы». И я подумал: «Нет, серьезно, вы думаете, вы когда-нибудь заставляли женщину чувствовать себя некомфортно?» И он очень неохотно отвечал на этот вопрос », — сказал Писарро.«Все судят о себе по своим намерениям, и они судят других по их действиям. Взгляните на себя критически».

Для тех, кто решил стать лучше, самоанализ должен быть не ежегодным ритуалом, а упражнением на всю жизнь.

«Библия говорит нам в Евангелии от Матфея 5: 8:« Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят », — сказал преподобный Уэстли Уэст, пастор-основатель Faith Empowered Ministries в Балтиморе. «Чистота приходит, когда вы принимаете то, что вы есть, но понимаете, что там, где вы находитесь, вы не должны оставаться.”

Наша концепция морали тесно связана с нашим смыслом жизни. Мы можем попытаться определить это через философию, науку и Бога, но независимо от того, насколько универсальны наши ценности, мы всегда будем бороться, чтобы жить нравственно. Для некоторых быть лучшей версией себя не означает делать только то, что кажется правильным. По словам Сингера, это означает использование «сердца и головы», чтобы помочь большинству людей наиболее эффективными способами.

«Я считаю, что это влияние, которое вы оказываете», — сказал Сингер. «У нас есть возможность делать то, что делает мир лучше или хуже, и… мы должны использовать эти возможности, чтобы сделать как можно больше добра ».

Быть уважительным и вежливым, в то же время мягко, но очень активно защищать тех, кто нуждается в поддержке. Речь идет о действиях.« Хорошее ». люди, о которых мы слышим и которыми восхищаемся, сделали что-то.

— Джимми Мак (@dogsneck) 14 декабря 2017 г.

Вам также может быть интересно:

Подробнее: 22 положительных практических действия, которые вы можете сделать, чтобы почувствовать себя лучше о себе и мире

Справочник: 13 способов пожертвовать на благотворительность, не нарушая бюджета

Хотите пожертвовать деньги в этот праздничный сезон? Определите, куда лучше всего вложить деньги, используя Charity Navigator, GuideStar или Better Business Путеводитель Бюро по мудрой благотворительности. Вы также можете посетить организацию Питера Сингера «Жизнь, которую вы можете спасти», чтобы помочь определить благотворительные организации, где ваши деньги могут иметь наибольшее влияние.

Следуйте за Алией Дастагир в Twitter @alia_e

Прочтите или поделитесь этой историей: https://www.usatoday.com/story/news/2017/12/26/you-good-person/967459001/

Мораль Рона Куртуса — Понимание характера: Школа чемпионов

SfC Home> Поведение> Персонаж>

, автор: Рон Куртус (от 16 июня 2017 г.)

Нравственность или моральное поведение — это набор положительных черт характера, который следует правилам культуры или религии.

Человек, придерживающийся высоких стандартов достойного поведения, может считаться моральным. Вульгарный, непристойный или нечестный человек может считаться аморальным. Люди не уважают аморальных людей. Они предпочли бы иметь дело с порядочными людьми, у которых высокие стандарты. Моральный человек чувствует себя хорошо, зная, что его уважают.

Вопросы, которые могут у вас возникнуть:

  • Что такое моральное поведение?
  • Что такое аморальное поведение?
  • Каковы преимущества нравственности?

Этот урок ответит на эти вопросы.



Быть нравственным

Нравственный человек — это тот, чье поведение является хорошим или добродетельным, особенно в отношении сексуального и этического поведения. Это также означает, что вы стараетесь делать то, что правильно и этично.

Мораль обычно основана на религиозных законах, таких как 10 заповедей. Одна заповедь гласит, что вы не должны прелюбодействовать, а вместо этого вести достойную жизнь. Преданность своей семье также важна, это мораль.

Некоторые люди очень нравственны и набожны, но они также и самодовольны, так что смотрят свысока на тех, кто не придерживается их стандартов.Самодовольные могут быть моральными, но виноваты в отсутствии характера в других областях.

Быть аморальным

Человек, который лжет и обманывает, не считается моральным человеком. Это особенно актуально для тех, кто обманывает свою супругу и имеет внебрачные связи.

Государственное должностное лицо, которое берет взятки, считается неэтичным или аморальным.

Одним из важных направлений в морали порнографии. В первую очередь это непристойные картинки сексуального характера. Но непристойность, ненависть, дискриминация и нетерпимость также являются моральными проблемами.

Достоинства нравственности

Быть нравственным — это важно, чтобы его уважали другие. Это может привести к тому, что люди предпочтут иметь дело с вами, чем с человеком сомнительной морали. Такой человек может проиграть, получив работу или заключив коммерческую сделку. Люди мало уважают человека с низкой моралью, независимо от его или ее квалификации.

Нравственность дает вам чувство собственного достоинства. Вы чувствуете себя хорошо, когда знаете, что поступаете правильно. На противоположной стороне медали, женский персонаж в романе Эрнеста Хемингуэя вела аморальную жизнь. Она постоянно принимала ванну, потому что подсознательно чувствовала себя «грязной» и пыталась смыть это чувство.

Сводка

Человек, придерживающийся высоких стандартов достойного поведения, может считаться моральным. Вульгарного, непристойного или нечестного человека можно считать аморальным. Люди предпочитают иметь дело с порядочными людьми, у которых высокие стандарты. Моральный человек чувствует себя хорошо, зная, что его уважают.


Уважение — само по себе награда


Ресурсы и ссылки

Полномочия Рона Куртуса

Сайты

Ресурсы для персонажей

Книги

Книги о персонаже с самым высоким рейтингом


Вопросы и комментарии

Есть ли у вас какие-либо вопросы, комментарии или мнения по этой теме? Если это так, отправьте свой отзыв по электронной почте. Я постараюсь вернуться к вам как можно скорее.


Поделиться страницей

Нажмите кнопку, чтобы добавить эту страницу в закладки или поделиться ею через Twitter, Facebook, электронную почту или другие службы:


Студенты и исследователи

Веб-адрес этой страницы:
www.school-for-champions.com/character/
мораль.htm

Пожалуйста, включите его в качестве ссылки на свой веб-сайт или в качестве ссылки в своем отчете, документе или диссертации.

Авторские права © Ограничения


Где ты сейчас?

Школа чемпионов

Темы персонажей

Правило характера: нравственность

Моральный облик | Интернет-энциклопедия философии

В основе одного из основных подходов к этике — подхода, сторонниками которого являются Платон, Аристотель, Августин и Фома Аквинский — лежит убежденность в том, что этика фундаментально связана с тем, что за люди мы. Например, многие диалоги Платона сосредотачиваются на том, какими людьми мы должны быть, и начинаются с изучения конкретных добродетелей:

Какова природа правосудия? ( Республика )
В чем природа благочестия? ( Euthyphro )
Какова природа воздержания? ( Charmides )
Какова природа храбрости? ( Laches )

Если исходить из предположения, что человек определяется его характером, связь между моральным характером и добродетелью очевидна.Мы можем думать о моральном облике человека как о функции того, есть ли у него различные моральные добродетели и пороки.

Добродетели и пороки, составляющие моральный облик человека, обычно понимаются как склонность к определенному поведению в определенных обстоятельствах. Например, честный человек склонен говорить правду, когда его просят. Эти диспозиции обычно считаются относительно стабильными и долгосрочными. Кроме того, они обычно считаются надежными, то есть совместимыми в широком спектре условий. Например, мы вряд ли подумаем, что человек, который говорит правду своим друзьям, но постоянно лжет своим родителям и учителям, обладает добродетелью честности.

Моральный характер, как и большинство проблем моральной психологии, стоит на пересечении проблем нормативной этики и эмпирической психологии. Это говорит о том, что, возможно, существует два общих подхода, которые можно использовать при выяснении природы морального облика. К моральным качествам можно подходить, прежде всего, сосредоточив внимание на стандартах, установленных нормативной этикой; не имеет значения, могут ли люди соответствовать этим стандартам или живут ли они.В качестве альтернативы можно подходить к моральному характеру, руководствуясь принципом, что нормативная этика должна ограничиваться психологией. При этом втором подходе нормативное / описательное различие не исчезает; вместо этого просто теория морального характера должна быть соответствующим образом ограничена тем, что социальная психология утверждает, что на самом деле нравственные агенты похожи. Более того, именно потому, что добродетельные подходы делают характер и его компоненты центральными для этического теоретизирования, кажется целесообразным, чтобы такие подходы серьезно относились к психологическим данным о характере и его компонентах.Это стремление к психологически чувствительной этике отчасти объясняет недавнее возрождение этики добродетели, но также приводит к многочисленным вызовам в отношении идеи, что агенты обладают сильными моральными качествами.

Содержание

  1. 1. Моральный характер, этика и теория добродетели
    1. а. Характер и три основных подхода к этике
    2. г. Моральный и неморальный характер
    3. г. Моральная ответственность
  2. 2. Традиционный взгляд на нравственность
    1. а.Диспозиции в целом
    2. г. Добродетели и пороки как склонности
      1. и. Относительно стабильный, фиксированный и надежный
      2. ii. Распоряжения действия и аффекта
      3. iii. Рационально информированный
    3. г. Три центральные особенности
      1. и. Заявление об устойчивости
      2. ii. Заявление о стабильности
      3. iii. Заявление о целостности
  3. 3. Проблемы нравственности
    1. а. Ситуационизм
    2. г.Моральная удача (
    3. )
    4. г. Невозможность нести ответственность за свой характер
    5. г. Отзывы
  4. 4. Заключение
  5. 5. Ссылки и дополнительная литература
    1. а. Характер и добродетель
    2. г. Диспозиции
    3. г. Вызов традиционным взглядам

1. Моральный характер, этика и теория добродетели

Этимологически термин «характер» происходит от древнегреческого термина charaktêr , который первоначально относился к знаку, нанесенному на монету.Термин charaktêr позже стал обозначать в более общем плане любую отличительную черту, по которой одно отличается от других. В соответствии с этой общей линией в современном употреблении термин «характер» часто относится к набору качеств или характеристик, которые могут использоваться для различения людей. Это часто используется, например, в литературе. В философии, однако, термин «характер» обычно используется для обозначения особенно морального аспекта личности. Например, Аристотель чаще всего использовал термин ēthē для обозначения характера, который этимологически связан с «этикой» и «моралью» (через латинский эквивалент нравов ).

Обсуждение Аристотелем моральных качеств и, в частности, добродетели является наиболее влиятельной трактовкой таких вопросов. По этой причине его обсуждение будет использовано в качестве отправной точки. Греческое слово, используемое Аристотелем и чаще всего переводимое как добродетель, — aretē , что, возможно, лучше переводить как «добродетель» или «совершенство». В общем, совершенство — это качество, которое делает человека хорошим представителем своего вида. Например, если топор рубит дерево, то это превосходство.Таким образом, совершенство — это свойство, при котором его владелец хорошо действует или выполняет свою функцию. В том же духе полезно думать о достоинствах как об определяющих чертах характера. Аристотель, например, иногда говорит о хороших моральных качествах как о «человеческом превосходстве» или «превосходстве души» ( Никомахова этика I.13). Идея здесь такая же, как и с топором — наличие хороших моральных качеств помогает его обладателю действовать хорошо и реализовывать свой потенциал, тем самым раскрывая свою природу.

В Никомахова этика Книга II Аристотель различает два вида достоинств или добродетелей: превосходство интеллекта и превосходство характера (хотя, как мы увидим ниже, он не думает, что эти два вида полностью отделимы). Превосходство мысли включает в себя эпистемические или интеллектуальные достоинства, такие как технические знания и практическая мудрость. Последняя из них, практическая мудрость, особенно важна и будет более подробно рассмотрена ниже, поскольку она связана с достоинствами характера.Учитывая их связь с интеллектом, неудивительно, что, по его мнению, эти качества развиваются через наставления и обучение.

Фраза Аристотеля о совершенстве характера: ēthikē aretē , что буквально означает «добродетель характера» и иногда переводится как «моральная добродетель». Как более подробно обсуждается ниже, достоинства характера — это склонность действовать и чувствовать определенным образом. Известно, что Аристотель считал нравственные наклонности добродетельными, когда они находились в должной пропорции, что он описал как среднее между двумя крайностями:

Таким образом, совершенство [характера] — это предрасположенность, проявляющаяся в решениях, зависящих от промежуточности того или иного рода по отношению к нам, которая определяется рациональным предписанием и способом, которым мудрый человек определил бы это.И это промежуточное состояние между двумя плохими состояниями, одно связано с избытком, а другое — с недостатком; а также потому, что один набор плохих состояний неполноценен, а другой чрезмерен по отношению к тому, что требуется как в привязанностях, так и в действиях, тогда как совершенство одновременно находит и выбирает промежуточное. ( Никомахова этика, II.7).

Например, смелый человек — это тот, кто не склонен испытывать ни больше, ни меньше страха, чем того требует ситуация.Более того, поскольку достоинства характера включают эмоции и чувства человека, а не только его действия, существует различие между добродетельным поступком и добродетельным поступком. Простого совершения правильных действий недостаточно для достижения моральных качеств. Человек также должен быть подходящим человеком или иметь правильный характер.

Тема моральных качеств относится к теории добродетелей в более общем плане, которая представляет собой философское исследование понятий, связанных с добродетелями.Роджер Крисп различает этику добродетели и теорию добродетели следующим образом: «Теория добродетели — это область исследования, связанная с добродетелями в целом; Этика добродетели более узкая и предписывающая и состоит в первую очередь в отстаивании добродетелей »(Crisp 1998, 5). Этика добродетели — это подвид теории добродетели, поскольку первая пытается основать этику на оценке добродетели.

а. Характер и три основных подхода к этике

Принято различать три основных подхода к нормативной этике: консеквенциализм, деонтология и этика добродетели.В основе консеквенциалистских теорий лежит идея о том, что именно моральное действие приводит к наилучшим последствиям. Согласно деонтологическим теориям, мораль — это прежде всего функция обязанностей или обязательств, независимо от последствий действий в соответствии с этими обязанностями. Обе эти группы теорий обычно называют этикой правил. Напротив, теории добродетели придают первостепенное значение не правилам, а определенным привычкам характера, таким как добродетель смелости или порок жадности.Это описание этих трех подходов является чрезмерным упрощением. Например, этические труды Иммануила Канта часто воспринимаются как воплощение деонтологии, но его Лекций по этике и вторая часть Метафизики морали сосредоточены в основном на добродетели. Тем не менее, даже это краткое обсуждение показывает, как моральные качества играют особенно важную роль в этике добродетели, даже если они могут также играть аналогичную роль в других подходах к нормативной этике.

Большинство древних философов были в той или иной степени теоретиками добродетели. Этика добродетели часто подвергалась критике в современный период, но в последние годы пережила возрождение. У этого недавнего возрождения этики добродетели и теории добродетели в целом много источников. Двумя наиболее известными из них являются «Современная моральная философия» Дж. Э. М. Анскомба (1958) и Джона Ролза «Теория справедливости » (1971). В своей статье Анскомб критикует деонтологические и консеквенциалистские подходы к этике за неправильное сосредоточение внимания на юридических понятиях обязательств и правил.Она предполагает, что этика выиграет от адекватной философии психологии. Согласно Анскомбу, только возврат к добродетельному подходу к этике и понятиям человеческого процветания и благополучия сможет обеспечить процветание этики в будущем. Менее влиятельный Ролз. Хотя основной целью Теория справедливости не является этика добродетели, обсуждение Ролза хорошего гражданина отводит важное место добродетели и моральному качеству в части III: «Представитель хорошо организованного общества обнаружит, что он хочет другие — обладать основными добродетелями, в частности, чувством справедливости »(Rawls 1971, 436).

г. Моральный и неморальный характер

У людей есть все черты характера: физические, психологические, социальные. Не все эти качества носят особенно моральный характер, хотя они могут повлиять на моральный облик человека. Психолог Лоуренс Первин определяет черту личности как «склонность к поведению, выражающуюся в последовательных моделях функционирования в различных ситуациях» (Первин 1994, 108). Но даже среди таких черт некоторые не кажутся морально значимыми.Например, склонность Холли пить кофе вместо чая или ее склонность заниматься бегом, а не йогой, в большинстве случаев не будут иметь морального значения. Таким образом, нам нужен способ отличать те черты, которые морально значимы, от тех, которые не актуальны, особенно потому, что философы и психологи склонны использовать термин «черта характера» несколько иначе. И все же различия имеют решающее значение. Философы обычно думают, что моральные черты характера, в отличие от других личностных или психологических черт, имеют неизмеримо оценочное измерение; то есть они предполагают нормативное суждение. Оценочный аспект напрямую связан с идеей о том, что агент несет моральную ответственность за наличие самой черты или за ее результат. Таким образом, специфически моральная черта характера — это черта характера, за которую агент несет моральную ответственность.

г. Моральная ответственность

Согласно широко распространенному подходу к моральной ответственности, моральная ответственность должна быть достойной реактивного отношения . По словам Питера Стросона, чья работа о моральной ответственности имела широкое влияние, реактивное отношение «по сути является естественной реакцией человека на добрую или злобную волю или безразличие других по отношению к нам, что отражено в их взглядах и действиях» (П.Strawson 1997, 127). Это реактивное отношение может быть либо положительным (как в случаях моральной похвалы, благодарности, уважения, любви), либо отрицательным (как в случаях моральной вины, негодования, возмущения). Другими словами, человек несет моральную ответственность за выполнение какого-либо действия X только в том случае, если этот человек является подходящим получателем похвалы (или благодарности и т. Д.) Или порицания (или возмущения и т. Д.). Таким образом, человек мог нести ответственность за какое-то действие, даже если на самом деле никто другой не считал его ответственным.Человек может заслуживать негодования, например, за совершение какого-либо действия, даже если на самом деле никто не обижается на него за это действие.

Большая часть работ по моральной ответственности сосредоточена на ответственности агента за свои действия. Однако такое понимание моральной ответственности может быть расширено за пределы действий, включая также черты характера. Рассмотрим случай Честера. У Честера очень сильное желание приставать к маленьким детям. Если бы он думал, что ему это сойдет с рук, он бы похитил и приставал к детям, играющим на детской площадке рядом с его домом.Но Честер очень боится, что его поймают, так как через дорогу от детской площадки находится полицейский участок. Из-за своего страха Честер на самом деле никогда не приставал к детям и, следовательно, не заслуживает ни вины, ни наказания за свое поведение в этом отношении. Несмотря на этот факт, с Честером все еще что-то не в порядке с моральной точки зрения; он заслуживает порицания за то, что был тем человеком, который хочет, чтобы приставал к детям, и сделал бы это, если бы ему это сошло с рук.

Наконец, можно задать два связанных набора вопросов об ответственности.Первый набор вопросов касается общих условий, которые должны быть соблюдены, чтобы агент нести моральную ответственность. К таким вопросам относятся:

  • Какой контроль над своими действиями требуется агенту для моральной ответственности?
  • Какое эпистемологическое условие должно быть выполнено, чтобы агент нести моральную ответственность?
  • Должно ли действие проистекать из моральных качеств агента, чтобы он отвечал за него?

Второй тип вопросов пытается выяснить, какие кандидаты подпадают под условия моральной ответственности, другими словами, удовлетворяет ли конкретный человек этим условиям.Далее предполагается, что морально ответственными агентами являются только лица. Однако из того факта, что человек является морально ответственным агентом, не следует, что он несет моральную ответственность за все свои действия и черты характера.

2. Традиционный взгляд на моральный облик

Предыдущий раздел помог различить моральные и неморальные черты характера через их связь с моральной ответственностью. Короче говоря, моральные черты характера — это те черты, в отношении которых обладатель является надлежащим получателем реактивного отношения.Однако мало что было сказано о точной природе моральных качеств. В данном разделе исследуется природа наиболее распространенного понимания черт морального характера, которое я назову «традиционным взглядом на моральный характер», или для краткости Традиционным взглядом . Различные теории в рамках традиционного взгляда, конечно же, по-разному дополняют детали. Так что будет полезно думать о традиционных взглядах как о семействе схожих и связанных взглядов, а не как о полностью разработанных и определенных точках зрения.

Как упоминалось ранее, черты морального характера, составляющие моральный облик человека, обычно понимаются как поведенческие и аффективные склонности. По этой причине будет полезно взглянуть на предрасположенности в целом, прежде чем переходить к конкретным нравственным установкам. Это тема первого подраздела ниже. Во втором подразделе добродетели и пороки рассматриваются как особые виды склонностей. В третьем подразделе обсуждаются три центральных утверждения традиционного взгляда на моральный облик.(В данной статье не рассматривается связанный с этим вопрос о развитии моральных качеств — см. Статью о моральном развитии.)

а. Диспозиции в целом

Диспозиции — это особые виды свойств или характеристик, которыми могут обладать объекты. Примеры расположения включают растворимость сахарного кубика в воде, хрупкость фарфора, эластичность резиновой ленты и магнетизм магнитного камня. Диспозиционные свойства обычно противопоставляются недиспозиционным или категориальным свойствам . Трудно дать полностью адекватное объяснение этому различию, хотя основную идею довольно легко понять (обсуждение этих вопросов см. В Mumford 1998, особенно в главе 4). Сравните растворимость сахарного кубика в воде с его объемом. Растворимость сахарного кубика означает, что он растворился бы в воде. На самом деле сахарный кубик не нужно помещать в воду, чтобы он растворился; можно просто увидеть, что он растворим, когда его помещают в воду. Напротив, с кубиком сахара не нужно ничего делать, чтобы увидеть, что он обладает категориальным свойством объема, поскольку кубик сахара всегда проявляет это свойство таким образом, что не всегда проявляет растворимость в воде.Что касается диспозиционных свойств, существует разница между объектом, обладающим таким свойством, и проявлением его диспозиции (этот же момент будет верен для достоинств, обсуждаемых ниже). Этот контраст предполагает, что диспозиционные свойства фундаментально включают обусловленность в отличие от категориальных свойств. Какие объекты растворимы в воде при стандартной температуре и давлении? Только те, которые растворили бы , если бы поместить в воду при стандартной температуре и давлении.

Есть ряд метафизических вопросов о диспозициях. Следует ли понимать условность, заключенную в диспозициях, контрфактически или каким-либо другим образом? Являются ли цвета диспозиционными или категориальными свойствами? Можно ли свести диспозиционные свойства к категориальным свойствам или наоборот ? Однако здесь нас не интересуют такие вопросы. Вместо этого достаточно отметить, что диспозиционные свойства вещи часто так же важны для нас, как и их недиспозиционные свойства.Например, было бы значительно меньше студентов колледжей, жаждущих пива, если бы оно не было способно вызывать опьянение у тех, кто его пьет. Диспозиции могут помочь объяснить не только, почему произошли прошлые события, но и дать основания для будущих событий.

Определенные виды объектов имеют диспозиционный характер; термостаты, например. Хотя люди по своей природе не предрасположены таким образом, они могут иметь и имеют множество предрасположенностей. У людей есть определенные предрасположенности в силу своего физического тела (например, растворимость в определенных растворителях) и другие предрасположенности в силу своей умственной жизни (например, склонность играть на пианино, когда он присутствует, или отдавать в Оксфам, если об этом попросят). Фактически, Гилберт Райл выдвинул свое известное предположение о том, что разум, а не другая субстанция в дополнение к телу, — это просто набор предрасположенностей для поведения тела определенным образом (именно на этом основании Райл утверждает, что субстанциальный дуализм является категориальная ошибка; см. Ryle 1949, глава 1). Независимо от того, принимаете ли вы утверждение Райла, у людей есть поведенческие и аффективные предрасположенности, которые влияют на наши моральные суждения об этих людях. Теперь мы обратимся именно к этим чертам морального характера.

г. Добродетели и пороки как склонности

Моральные черты характера — это такие черты характера, за которые уместно возлагать моральную ответственность на агентов. Черта, за которую агент заслуживает положительного реактивного отношения, такого как похвала или благодарность, — это добродетель , а порок — это черта, по которой агент заслуживает отрицательного реактивного отношения, такого как негодование или обвинять. Моральные черты характера — это относительно стабильные, фиксированные и надежные установки на действия и аффекты, о которых следует рационально информировать.В последующих подразделах будут более подробно освещены эти различные аспекты моральных качеств.

я. Относительно стабильный, фиксированный и надежный

Моральные черты характера — это относительно стабильные и надежные предрасположенности, и поэтому они должны быть достаточно надежными предикторами с течением времени поведения агента, если этот агент находится в ситуации, связанной с его характеристиками. Однако это не означает, что такие черты не должны иметь исключений. Например, единичный случай нечестности не обязательно означает, что человеку не хватает в целом честного характера.Таким образом, диспозиции следует понимать как предполагающие определенный уровень вероятности. Более того, хотя такие черты податливы — люди могут со временем менять свой моральный облик — такие изменения обычно не происходят мгновенно и требуют как времени, так и усилий.

ii. Распоряжения действия и аффекта

Моральные черты характера — это не просто склонность к определенному внешнему поведению; они также могут быть склонностями к определенным эмоциям или привязанностям. Например, справедливость — это склонность относиться к другим так, как они заслуживают отношения, в то время как смелость — это склонность чувствовать соответствующее количество страха, вызываемого ситуацией.Кроме того, как упоминалось выше в отношении диспозиций в целом, индивид может иметь определенную черту морального характера и в настоящее время не проявлять релевантное для этой черты поведение или аффект. Человек может быть щедрым, отдавая благотворительность, даже если в настоящее время он не занимается благотворительностью.

iii. Рационально информированный

Для того, чтобы моральная черта характера была добродетелью, она должна не только соответствовать соответствующим моральным нормам, но и иметь представление о характере посредством надлежащих рассуждений по рассматриваемому вопросу.Это так, потому что добродетели — это превосходство характера в той мере, в какой они являются лучшим упражнением разума. Например, в своем обсуждении добродетелей Аристотель говорит, что все достоинства характера должны основываться на практической мудрости ( phronēsis ), которая сама по себе является склонностью делать нравственно разборчивый выбор в практических вопросах. Это предполагает связь между интеллектуальными достоинствами и достоинствами характера.

г. Три центральных элемента

Имея в виду вышеупомянутое обсуждение природы черт морального характера, традиционную точку зрения можно резюмировать как состоящую в основном из трех утверждений о моральном характере: утверждения о устойчивости, утверждения о стабильности и утверждения о целостности.Первые два — утверждения о природе моральных качеств характера, а третье — утверждения о взаимосвязи между чертами внутри конкретного человека.

и. Заявление об устойчивости

Согласно первому центральному утверждению Традиционного воззрения, человек с определенной моральной чертой характера будет демонстрировать поведение, соответствующее его чертам, в широком спектре ситуаций, связанных с его чертой. Такие черты считаются «надежными» чертами. Например, Заявление о надежности предполагает, что честный человек будет склонен говорить правду в широком диапазоне ситуаций, связанных с честностью: честность по отношению к друзьям, членам семьи, коллегам, студентам и т. Д.Учитывая, что черты морального характера не обязательно должны быть исключениями, единичный контрэкземпляр не исключает наличия у человека определенной черты и не противоречит Заявлению о надежности.

ii. Заявление о стабильности

Согласно Заявлению о стабильности, моральные качества относительно стабильны во времени. Утверждение о стабильности не исключает возможности того, что человек со временем изменит свой моральный облик. Скорее, он считает, что такие изменения требуют времени.Солдат, отважно проявивший себя в боевых условиях на протяжении многих лет, не перестанет быть храбрым в одночасье. Если солдат действительно действует не мужественно в конкретном сражении, Заявление о стабильности предполагает, что мы все равно должны думать о солдате как о наделенном добродетелью храбрости, если только солдат не ведет себя бесстрашно в течение значительного периода времени.

iii. Заявление о целостности

Согласно утверждению о целостности, существует вероятностная корреляция между обладанием одной добродетелью и наличием других добродетелей.Например, человек, который сдержан в отношении удовольствий, получаемых от еды (добродетель воздержания), вероятно, также будет сдержан в отношении удовольствий, получаемых от полового акта (добродетель целомудрия). Точно так же человек с определенным пороком может обладать другими пороками. Здесь Заявление о честности предполагает, что человек, который склонен лгать ради денежной выгоды, вероятно, также будет склонен к обману ради денежной выгоды. Таким образом, традиционный взгляд ожидает довольно высокого уровня согласованности между признаками.

Это наиболее спорное и, возможно, нелогичный из трех требований традиционного взгляда. Такие примеры, как отважный и сдержанный бомбардировщик, по всей видимости, являются контрпримерами к Заявлению о целостности, поскольку такой человек обладает некоторыми добродетелями (например, храбростью), но ему не хватает других (например, справедливости). Тем не менее, утверждение о целостности имеет обширную родословную среди теоретиков добродетели. Аристотель считал, что множественность добродетелей связана практической мудростью: «Ясно… невозможно ни обладать совершенством в первичном смысле без [практической] мудрости, ни быть мудрым без превосходства характера» ( Никомахова этика , 1144б30-32).Учитывая роль, которую играет phronēsis , «оценочные соображения», связанные с добродетелями, настолько взаимозависимы, что любой человек, обладающий одной добродетелью, будет иметь их все (см. Никомахова этика , 1144b30-1145a11). Платон также считал, что все добродетели связаны справедливостью. Совсем недавно Раймонд Деветтер рассматривает тезис единства добродетелей следующим образом:

Если у вас есть одна добродетель, у вас есть их все…. Добродетели нельзя разделить — человеку, не обладающему добродетелью воздержания, также недостает добродетелей справедливости, любви и так далее.Поначалу этот тезис кажется нелогичным, но как только будет осознана центральная роль практической мудрости в каждой без исключения моральной добродетели, единство добродетелей становится неизбежным (Devettere 2002, 64).

Сократ еще дальше продвинул идею единства добродетелей, утверждая, что добродетели не только объединяются таким образом, но и что на самом деле существует только одна добродетель — мудрость; кажущееся разнообразие добродетелей на самом деле является просто различными выражениями этой единственной добродетели ( Протагора, , 330e-333d).

3. Проблемы морального характера

Как указывалось выше, версии традиционного взгляда на моральный облик, изложенные в предыдущем разделе, долгое время были приняты в рамках традиции этики добродетели. Другие этические традиции, такие как утилитаризм и деонтология, менее склонны подчеркивать важность моральных качеств, хотя бывают и исключения. Например, книга Джулии Драйвер Uneasy Virtue (2001) дает консеквенциалистский взгляд на добродетель.Точно так же, как упоминалось выше, некоторые этические труды Канта в основном сосредоточены на добродетели. Несмотря на эти исключения, неудивительно, что многие сторонники этих других этических традиций критиковали традиционное понимание морального характера и его отношения к добродетели.

Однако в последнее время традиционное понимание моральных качеств, описанное выше, подверглось критике с других сторон. Один из основных источников критики мотивирован идеей о том, что нормативная этика должна ограничиваться лучшими психологическими данными, доступными в настоящее время.Согласно этой точке зрения, теории морального характера должны быть ограничены в определенных отношениях тем, на что на самом деле похожа социальная и когнитивная психология. А недавние эмпирические исследования показывают, что агентам недостает твердого морального облика, лежащего в основе традиционного взгляда. Другие недавние вызовы возникают из-за того, что предварительные условия для морального облика не могут быть выполнены либо потому, что они подорваны моральной удачей, либо потому, что агент не может нести моральную ответственность за что-либо, и в этом случае моральный облик рушится.В этом разделе кратко рассматриваются эти недавние проблемы.

а. Ситуационизм

В последнее время ряд философов и социологов начали сомневаться в самих предпосылках, на которых основаны надежные теории морального характера и черт морального характера. Следующая цитата Джона Дориса отражает эту озабоченность:

Я с тревогой отношусь к этому возрождению добродетели. Как и многие другие, я нахожу знания о добродетели очень привлекательными, но не могу не заметить, что большая часть этих знаний основана на психологической теории, которой около 2500 лет.Теория не плоха просто потому, что она старая, но в этом случае разработки более позднего периода предполагают, что старые идеи в опасности. В частности, современная экспериментальная психология обнаружила, что обстоятельства на удивление больше связаны с тем, как люди ведут себя, чем допускают традиционные образы характера и добродетели (Doris 2002, ix).

Другими словами, традиционный взгляд на моральный характер эмпирически неадекватен (см. Также Mischel 1968).

Эта критика традиционного взгляда началась с атрибутивизма , раздела психологии, стремящегося отличить то, что справедливо приписывается индивидуальному характеру, от того, что справедливо приписывается внешним чертам.Большая часть теории атрибуции приписывает значительно более высокую долю причинной основы поведения внешним факторам и меньше — моральным качествам, чем традиционно считалось. По мнению таких теоретиков, большинство людей переоценивают роль диспозиционных факторов, таких как моральный облик, в объяснении поведения человека, и недооценивают роль, которую ситуация играет в объяснении поведения агента. Гилберт Хармон выражает эту идею следующим образом:

Пытаясь охарактеризовать и объяснить отличительное действие, обычное мышление имеет тенденцию выдвигать гипотезу о соответствующей отличительной характеристике агента и имеет тенденцию упускать из виду соответствующие детали воспринимаемой им ситуации….Обычное приписывание людям черт характера часто глубоко ошибочно, и может даже случиться так, что нет обычных черт, которые, как думают люди, существуют (Harman 1999, 315f).

Философы, такие как Дорис и Харман, использовали эту работу в социальных науках для разработки альтернативного подхода к моральным качествам, широко известного как «ситуационизм».

Как и традиционный взгляд, ситуационизм можно понять как состоящий из трех основных пунктов:

  1. Неустойчивость Утверждение : моральные черты характера не являются устойчивыми, то есть они несовместимы в широком спектре ситуаций, связанных с характеристиками.Какие бы моральные черты характера ни были у человека, они зависят от ситуации.
  2. Претензия : хотя моральные качества человека относительно стабильны во времени, это следует понимать как постоянство конкретных черт ситуации, а не как устойчивые черты.
  3. Утверждение о фрагментации : моральные качества человека не обладают оценочной целостностью, предлагаемой в Заявлении о целостности. В моральном облике человека может быть существенное несоответствие его характерных черт характера, зависящих от конкретной ситуации.

Таким образом, ситуационизм отвергает первое и третье утверждения традиционной точки зрения и принимает только модифицированную версию второго утверждения.

Согласно ситуационистам, эмпирические данные отдают предпочтение их взглядам на моральный облик над традиционными. Приведем лишь один ранний пример: исследование Хью Хартшорна и М. А. Мэя черты честности среди школьников не обнаружило кросс-ситуативной корреляции. Ребенок может быть неизменно честным со своими друзьями, но не со своими родителями или учителями.На основании этого и других исследований Хартсхорн и Мэй пришли к выводу, что черты характера не являются устойчивыми, а скорее «специфическими функциями жизненных ситуаций» (Hartshorne and May 1928, 379f). Другие исследования дополнительно ставят под сомнение утверждение о целостности традиционной точки зрения.

г. Моральная удача

Второй вызов традиционным взглядам можно найти в идее моральной удачи. Хотя существует множество разновидностей моральной удачи, основная идея состоит в том, что моральная удача возникает, когда моральное суждение агента зависит от факторов, находящихся вне его контроля.Есть несколько способов, которыми моральная удача может мотивировать критику моральных качеств.

Вид моральной удачи, который особенно важен для ситуационизма, — это случайная или ситуативная удача, которая является удачей, связанной с «типом проблем и ситуаций, с которыми человек сталкивается» (Nagel 1993, 60). Если все черты морального характера агента зависят от ситуации, а не устойчивы, то, какие черты проявляет агент, будет зависеть от ситуации, в которой он оказался. Но то, в каких ситуациях оказывается агент, часто находится вне ее контроля и, следовательно, является вопросом ситуативная удача.Согласно одному эксперименту, проведенному Изеном и Левином, экспериментаторы искали вспомогательное поведение у ничего не подозревающих субъектов после того, как они вышли из общественной телефонной будки. Было обнаружено, что на то, помогли ли люди нуждающемуся человеку или нет, в значительной степени повлиял тот факт, что человек только что нашел монетку в телефонной будке. В первоначальном эксперименте результаты для 41 человека следующие (Doris 2002, 30):

Поведение помощи

Поведение, не помогающее

Найден Дайм

14

2

Не нашел ни копейки

1

24

Эти результаты показывают, что морально значимое поведение, такое как помощь другому нуждающемуся, во многом зависит от незначительных факторов ситуации, которые не находятся под контролем агента.(Следует отметить, что результаты Исена и Левина не были воспроизведены во всех последующих исследованиях. См., Например, обсуждение в главе 4 текста Дорис. Дорис заключает, что набор результатов всех этих экспериментов «в любом случае … служит примером установленный образец результатов »[Doris 2002, 180, сноска 4]).

Но есть более серьезный вызов, который удача играет для идеи морального характера, независимо от исхода спора между сторонниками традиционной точки зрения и ситуационистами.Независимо от того, являются ли черты морального характера устойчивыми или зависящими от конкретной ситуации, некоторые полагают, что то, какими чертами характера человек обладает, зависит от удачи. Если наличие определенных качеств само по себе является вопросом удачи, это, казалось бы, подрывает моральную ответственность человека за свой моральный облик и, следовательно, понятие морального характера в целом. Как пишут Оуэн Фланаган и Амели Оксенберг Рорти:

Это [нравственность и смысл жизни человека] будет зависеть от удачи в воспитании человека, ценностей, которым его учат, способности к самоконтролю и самоконструированию, которые ее социальное окружение позволяет и побуждает к развитию, моральных проблем она смотрит в лицо или избегает.Если весь ее характер, не только черты темперамента и предрасположенности, но и рефлексивная способность к самоконтролю и самоконструированию, — дело удачи, то сами идеи характера и деятельности находятся под угрозой исчезновения (Flanagan and Rorty 1990, 5 ).

г. Невозможность нести ответственность за свой характер

Проблема моральной удачи связана с третьим недавним вызовом традиционному взгляду, а именно с идеей о невозможности моральной ответственности.В самом деле, этот вариант можно понять как доведение проблемы, которую ставит моральная удача, до ее логического решения.

Выше было высказано предположение, что то, что делает черту характера специфической моральной чертой характера и, следовательно, составляющей морального облика человека, — это оценочное измерение этой черты. Моральная черта характера — это черта характера, за которую агент несет моральную ответственность; другими словами, способный получатель реактивного отношения. Однако, если моральная ответственность невозможна, агенты не могут нести ответственность за свои черты характера или за поведение, которое они совершают в результате этих черт характера.

Почему можно подумать, что моральная ответственность и, следовательно, моральный облик невозможны? Гален Стросон (1994) резюмирует аргумент, который он называет Основным аргументом , следующим образом:

  1. Чтобы нести моральную ответственность, агент должен быть причиной самого себя или causa sui .
  2. Ничего не может быть causa sui .
  3. Следовательно, никакой агент не может нести моральной ответственности.

Идею Основного аргумента можно сформулировать следующим образом.Чтобы агент, Эллисон, нести ответственность за какое-то ее действие, это действие должно быть результатом того типа человека, которым является Эллисон. Мы могли бы сказать, например, что Эллисон виновата в том, что она съела слишком много шоколада в момент времени T , потому что она прожорливая личность. Но для того, чтобы Эллисон отвечала за то, чтобы быть прожорливой личностью в T , она должна была нести ответственность в более раннее время T-1 за то, что она была человеком, который позже стал прожорливым человеком.Но для того, чтобы Эллисон отвечала за то, чтобы быть тем человеком, который позже станет прожорливым человеком, ей пришлось бы нести ответственность в более раннее время T-2 за то, что она была тем человеком, который позже станет таким человеком. человек, который впоследствии станет прожорливым человеком. Согласно Стросону, этот образ мышления начинает бесконечный регресс: «Истинное самоопределение невозможно, потому что оно требует завершения бесконечной серии выборов принципов выбора» (Г.Стросон, 7).

Аналогичный аргумент недавно выдвинул Брюс Уоллер. По словам Уоллера, никто не несет «моральной ответственности за ее характер или мыслительные способности, или за результаты, которые они проистекают…». Учитывая тот факт, что она была сформирована с такими характеристиками под воздействием факторов окружающей среды (или эволюции), находящихся вне ее контроля, она не заслуживает ни порицания [ни похвалы] »(Waller, 85f).

Конечно, если моральная ответственность невозможна, тогда все моральные теории, предполагающие ответственность, ошибочны, а не только традиционный взгляд на моральный характер.Таким образом, аргумент в пользу невозможности моральной ответственности является вызовом не только традиционным взглядам, но и всем взглядам. И, возможно, есть причина полагать, что подходы, основанные на характерах, лучше справляются с этой проблемой, чем теории, основанные на выборе.

г. Отзывы

Эти недавние вызовы традиционному взгляду не остались незамеченными. Некоторые пытались изменить традиционную точку зрения, чтобы изолировать ее от этих проблем, в то время как другие пытались показать, как эти проблемы вообще не могут подорвать традиционную точку зрения.Например, Дана Нелкин (2005), Кристиан Миллер (2003), Гопал Шринивасан (2002), Джон Сабини и Мори Сильвер (2005), среди других, утверждали, что эмпирические данные, цитируемые ситуационистами, не показывают, что у людей отсутствует крепкие черты характера.

4. Заключение

Принимая во внимание важность моральных качеств для философских вопросов, маловероятно, что споры о природе моральных качеств исчезнут в ближайшее время.

5. Ссылки и дополнительная информация

а.Характер и добродетель

  • Анскомб Г. Э. М. (1958). «Современная моральная философия», Философия 33: 1-19.
  • Аристотель (2002). Никомахова этика , перевод Кристофера Роу (Oxford University Press). Хороший перевод текста Аристотеля, который также содержит очень полезное введение в этическую мысль Аристотеля Сары Броди.
  • Брандт, Ричард (1992). Мораль, утилитаризм и права (Cambridge University Press).
  • Крисп, Роджер (1998). «Современная моральная философия и добродетели» в Как следует жить? Очерки добродетелей , изд. Роджер Крисп (Oxford University Press): 1-18. Очень хорошее обсуждение добродетелей в современной этике.
  • Деветтер, Раймонд (2002). Введение в этику добродетели (издательство Джорджтаунского университета). Очень удобное введение в этику добродетели.
  • Водитель, Юлия (2001). Непростая добродетель (Издательство Кембриджского университета).Консеквенциалистский взгляд на добродетель.
  • Фланаган, Оуэн и Амели Оксенберг Рорти (1990). Личность, характер и нравственность (MIT Press). Сборник интересных и разносторонних эссе на темы, связанные с моральными качествами.
  • Купперман, Джоэл (1995). Персонаж (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета). Сосредоточен на характере и приобретении моральных качеств.
  • Макинтайр, Аласдер (1981). После добродетели (Лондон: Дакворт).Влиятельная книга о добродетелях и их отношении к современной этике.
  • Маккиннон, Кристина (1999). Характер, теории добродетелей и пороки (Broadview Press). Ясное и подробное обсуждение центральных тем этики добродетели с упором на моральный облик.
  • Ролз, Джон (1971). Теория правосудия (издательство Гарвардского университета).
  • Стросон, Питер (1997). «Свобода и негодование», в Free Will , ed.Дерк Перебум (Hackett Press): 119-142. Основополагающее обсуждение природы моральной ответственности и ее связи с реактивным отношением.

б. Диспозиции

  • Меллор Д. Х. (1974). «В защиту диспозиций», Philosophical Review 83: 157-181.
  • Мамфорд, Стивен (1998). Распоряжения (Oxford University Press). Одно из самых тщательных и подробных обсуждений диспозиций в целом.
  • Приор, Элизабет (1985). Диспозиции (Абердин: издательство Абердинского университета).
  • Райл, Гилберт (1949). Концепция разума (Библиотека Университета Хатчинсона). Содержит знаменитый аргумент Райла о том, что разум — это просто склонность тела вести себя определенным образом.

г. Вызов традиционного взгляда

  • Дорис, Джон (2002). Отсутствие характера: личность и нравственное поведение (Cambridge University Press). Увлекательное и подробное обсуждение психологических проблем традиционного взгляда и защиты ситуационизма.
  • Харман, Гилберт (1999). «Моральная философия встречается с социальной психологией: этика добродетели и фундаментальная ошибка атрибуции», Труды аристотелевского общества 99: 315-331. Еще одна влиятельная философская защита ситуационизма.
  • Хартсхорн, Хью и М.А. Мэй (1928). Исследования природы характера (Макмиллан). Широко влиятельное обсуждение психологических проблем традиционного взгляда.
  • Мишель, Уолтер (1968). Личность и оценка (Джон Дж. Вили и сыновья). Содержит обсуждение психологической литературы о проблемах с традиционным взглядом
  • Нагель, Томас (1993). «Нравственная удача», в «Нравственная удача », изд. Дэниел Статман (Государственный университет Нью-Йорка): 57-61.
  • Нелькин, Дана (2005). «Свобода, ответственность и вызов ситуационизму», Исследования по философии Среднего Запада 29 (Свобода воли и моральная ответственность) .Аргумент против ситуационистских выводов.
  • Миллер, Кристиан (2003). «Социальная психология и этика добродетели», The Journal of Ethics 7 : 365-392. Защита традиционного взгляда на моральный облик в свете ситуационистской критики.
  • Первин, Лоуренс (1994). «Критический анализ современной теории черт», Психологическое исследование 5: 103-113.
  • Сабини, Джон и Мори Сильвер (2005). «Отсутствие характера? Критика ситуационизма , Этика 115: 535-562.Недавняя критика ситуационизма.
  • Шринивасан, Гопал (2002). «Ошибки в отношении ошибок: теория добродетели и обучение атрибуции», Mind 111: 47-68. Еще одна критика ситуационизма.
  • Стросон, Гален (1994). «Невозможность моральной ответственности», Философские исследования 75 : 5-24. Известный и весомый аргумент в пользу невозможности моральной ответственности.
  • Уоллер, Брюс Н. (2006). «Отказ от ответственности без оправданий», American Philosophical Quarterly 43 : 81-89.

Сведения об авторе

Кевин Тимпе
Электронная почта: [email protected]
Университет Сан-Диего
США

Определение морали (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Достаточно ли единой морали для определения?

Предположение, подсказанное самим существованием этой энциклопедии запись заключается в том, что существует некоторый объединяющий набор функций в силу которые все моральные системы считаются моральными системами. Но Синнотт-Армстронг (2016) прямо возражает против аналогичной гипотезы в связи с с моральными суждениями, а также, кажется, придерживается этой точки зрения, чтобы предположить, что сама мораль не является единой областью.Он указывает, что моральный судебные решения не могут быть объединены какой-либо апелляцией к понятию вреда другие, поскольку есть такие вещи, как моральные идеалы, и есть безобидное поведение, которое значительное количество людей считает морально неправильно: Синнотт-Армстронг приводит такие примеры, как каннибализм и поджигание флагов. Являются ли люди, которые морально осуждают такое поведение правильность этих суждений в значительной степени не имеет отношения к вопросу о считаются ли они вообще моральными.

Синнотт-Армстронг, кажется, прав, считая, что моральные суждения не могут быть отделенными от других судебных решений просто апелляцией к их содержанию.Кажется вполне возможным, что кого-то так воспитали. как утверждают, что носить шорты взрослым мужчинам морально неправильно. И также кажется правдоподобным, что, как он утверждает, моральные суждения не могут быть идентифицированы по каким-либо неврологическим признакам общее и своеобразное для них и только для них. Третья стратегия могла бы быть утверждать, что моральные суждения — это те, которые делаются в результате будучи вовлеченным в социальную практику, имеющую определенные функция. Однако эта функция не может просто помочь облегчить виды социальных взаимодействий, которые позволяют обществу процветать и упорствовать, так как слишком много явно неморальных суждений делают это.

Помимо только что описанной проблемы, попытки выделить моральные кодексы в описательный смысл через обращение к их функции часто кажется определяя функцию, которую теоретик считает моралью, в нормативный смысл, скорее служил бы функции, мораль действительно служит. Например, Грин утверждает, что

мораль — это набор психологических приспособлений, позволяющих иначе эгоистичные люди, чтобы пожинать плоды сотрудничества (2013: 23)

и Хайдт утверждает, что

моральные системы — это взаимосвязанные наборы ценностей, добродетелей, норм, практики, идентичности, институты, технологии и развитые психологические механизмы, которые работают вместе для подавления или регулирования своекорыстие и создание кооперативных обществ.(2011: 270)

Но эти утверждения должны иметь дело с существованием дисфункциональных морали, которые на самом деле не служат этим функциям. Возможно это проблему можно решить, указав на то, что во многих случаях вид, у которых есть функция — например, настоящий человек сердце — не в состоянии выполнить эту функцию.

Даже если позиция Синнотт-Армстронг верна в отношении мораль в описательном смысле, тем не менее может существовать кодекс поведения, которое при определенных условиях было бы положено вперед всеми рациональными агентами.То есть, даже если описательный смысл морали — понятие семейного сходства, смутно ограниченное и с открытой текстурой, или даже если она значительно дизъюнктивна и разобщенным, нормативный смысл может и не быть. Для сравнения мы можно думать о еде двояко: как о том, что люди как пищу, и как то, что они считали бы едой, если бы были рациональны и полностью информирован. Конечно, мало что объединяет первое категория: даже неперевариваемые или питательные, поскольку люди считают различные неперевариваемые и непитательные вещества в качестве пищи и отказаться от много удобоваримого и питательного.Но это не значит, что мы не может теоретизировать о том, что было бы рационально считать едой.

2. Описательные определения понятия «мораль»

Первоначальная наивная попытка описательного определения «Мораль» может относиться к наиболее важным кодекс поведения, выдвинутый обществом и принятый членами этого общества. Но существование больших и разнородных общества ставит концептуальные проблемы для такого описательного определение, поскольку не может быть такого общесоциального кодекса, который считается самым важным.В результате может быть предложено определение в котором «мораль» относится к наиболее важному кодексу поведение, выдвигаемое и принимаемое любой группой или даже индивидуальный. Помимо содержащих некоторые запреты на причинение вреда (некоторые) другие, другая мораль — когда «Мораль» понимается так — может варьироваться содержание довольно существенно.

Этикет иногда включают как часть морали, относящуюся к нормы, которые считаются менее серьезными, чем виды норм для поведение, которое более важно для нравственности.Гоббс выражает это точки зрения, когда он использует термин «малая мораль» для описания «Порядочность поведения, например, как один мужчина должен приветствовать другого, или как мужчина должен полоскать рот или ковырять зубы перед компании », и отличает их от« тех качеств человечество, которое заботится о своей совместной жизни в мире и единстве » (1660 [1994]: Глава XI, параграф 1). Когда этикет включен как часть морали, мораль почти всегда понимается в описательный смысл. Одна из причин этого заключается в том, что очевидно, что правила этикета относятся к обществу или группе.Более того, там нет вероятных условий, при которых мы могли бы выбрать «Правильные» правила этикета, как те, которые были бы принято всеми разумными существами.

Закон отличается от морали наличием четких письменных правил, штрафы, и должностные лица, которые толкуют законы и применяют штрафы. Хотя в поведении часто наблюдается значительное совпадение регулируется моралью и регулируется законом, законы часто оценили — и изменили — по моральным соображениям. Некоторые теоретики, включая Рональда Дворкина (1986), даже утверждали, что толкование закона должно использовать мораль.

Хотя мораль группы или общества может происходить из религия, мораль и религия — не одно и то же, даже в этом дело. Нравственность — это только руководство к поведению, тогда как религия всегда больше чем это. Например, религия включает рассказы о событиях в прошлое, обычно о сверхъестественных существах, которые используются для объяснения или оправдать поведение, которое оно запрещает или требует. Хотя там часто в значительной степени совпадают действия, запрещенные или требуемые религии и что запрещено или требуется моралью, религии могут запрещать или требовать больше, чем запрещено или требуется гидом для поведение, которое явно обозначено как моральные ориентиры, и может рекомендовать поведение, запрещенное моралью.Даже когда мораль не рассматривается как кодекс поведения, выдвинутый формальная религия, часто считается, что она требует религиозных объяснение и обоснование. Однако, как и в случае с законом, некоторые религиозные обряды и предписания подвергаются критике по моральным соображениям, например, что практика или предписания включают дискриминацию на основании расы, пола или сексуальной ориентации.

Когда «мораль» используется просто для обозначения кодекса поведение, выдвигаемое реальной группой, включая общество, даже если это отличается от этикета, закона и религии, это используется в описательном смысле.Он также используется в описательных смысл, когда он относится к важным отношениям людей. Как только можно сослаться на мораль греков, поэтому можно сослаться на мораль конкретного человека. Это описательное использование «Мораль» сейчас становится все более заметной из-за работа психологов, таких как Джонатан Хайдт (2006), которые под влиянием взглядов Дэвида Юма (1751 г.), в том числе его попытки представить натуралистический взгляд на моральные суждения.

Руководства по поведению, которые считаются моральными, обычно включают: избегание и предотвращение причинения вреда другим (Frankena 1980) и, возможно, некоторая норма честности (Strawson 1961).Но все они связаны с другими имеет значение, и взгляд Хэра на мораль как на то, что наиболее важный допускает, что эти другие вопросы могут быть более важными чем избегать и предотвращать причинение вреда другим (Заяц, 1952, 1963, 1981). Этот взгляд на мораль как на то, что является наиболее важным для человека. лицо или группа разрешает вопросы, связанные с религиозной практикой и заповеди или вопросы, связанные с обычаями и традициями, например, чистота и святость, чтобы быть более важным, чем предотвращение и предотвращение вред.

Когда «мораль» используется в описательном смысле, мораль могут довольно сильно отличаться друг от друга по своему содержанию и фундамент, на котором члены общества заявляют о своей морали имеют. Некоторые общества могут утверждать, что их мораль, которая больше озабоченный чистотой и святостью, основан на заповедях Бога. Описательное чувство «морали», которое позволяет точка зрения, что мораль основана на религии таким образом, выбирает коды поведения, которое часто существенно противоречит всем нормативным счета морали.

В обществе может быть мораль, требующая принятия его традиций. и обычаи, в том числе признание авторитета определенных людей и подчеркивая лояльность к группе, что важнее, чем избегать и предотвращение вреда. Такая мораль не может считаться аморальной. поведение, демонстрирующее лояльность к предпочтительной группе, даже если это поведение причиняет значительный вред невиновным людям, которые не находятся в эта группа. Знакомство с этой моралью, которая делает внутригрупповая лояльность почти эквивалентна морали, кажется, позволяет некоторым сравнительные и эволюционные психологи, включая Франса де Ваала (1996), считая, что животные, не являющиеся людьми, ведут себя очень похоже тем, кто считается моральным.

Хотя все общества включают больше, чем просто заботу о минимизации вред (некоторым) людям в их морали, эта особенность мораль, в отличие от чистоты и святости, или принятие власти и подчеркивая лояльность, входит во все, что считается мораль любым обществом. Поскольку минимизация вреда может противоречить принимая авторитет и подчеркивая лояльность, могут быть фундаментальные разногласия в обществе относительно морально правильного поведения в особых ситуациях.Философы, такие как Бентам (1789) и Милль (1861), которые принимают нормативный подход к морали, элемент морали предотвращения и предотвращения вреда должен быть наиболее важно, критиковать всю действительную мораль (упоминается «Мораль» в описательном смысле), которые отдают приоритет к чистоте и верности, когда они находятся в конфликте с избеганием и предотвращение вреда.

Некоторые психологи, такие как Хайдт, считают, что мораль включает беспокойство. по крайней мере, со всеми тремя из триады: (1) вред, (2) чистота и (3) лояльность и уверенность в том, что разные члены общества могут и делают считать наиболее важными различные черты морали.Но помимо забота о предотвращении и предотвращении такого вреда для членов определенных групп, может не быть общего содержания, разделяемого всеми моральными принципами в описательный смысл. Не может быть и общего оправдания того, что те, кто принимает мораль, претендуют на это; некоторые могут апеллировать к религии, другие — традиции, а другие — разумной человеческой природе. За пределами беспокойство о вреде, единственная другая характеристика, которая является описательной Общим для морали является то, что они выдвигаются человек или группа, обычно общество, и в этом случае они обеспечивают руководство по поведению людей в этой группе или обществе.в описательное чувство «морали», мораль может даже не включать беспристрастность по отношению ко всем моральным агентам, и это может не быть универсальным в каком-либо значительном смысле (сравните MacIntyre 1957).

Хотя большинство философов не используют слово «мораль» ни в одном из вышеописанные смыслы, некоторые философы делают. Этический релятивисты, такие как Харман (1975), Вестермарк (1960) и Принц (2007), отрицают существование какой-либо универсальной нормативной морали и утверждают, что что действительная мораль общества или индивидов является единственной морали есть.Эти релятивисты считают, что только тогда, когда термин «Мораль» используется в этом описательном смысле. то, к чему на самом деле относится «мораль». Они утверждают что было бы ошибкой использовать «мораль» для обозначения универсальный кодекс поведения, который при определенных условиях будет одобрено всеми разумными людьми. Хотя этические релятивисты признают что многие носители английского языка используют слово «мораль» для обозначения такой универсальный кодекс поведения, они утверждают, что такие люди ошибаются думая, что есть что-то, что является референтом слова «Мораль» в этом смысле.

Вонг (1984, 2006, 2014) утверждает, что он этический релятивист, потому что он отрицает существование какого-либо универсального морального кодекса, который был бы одобрен всеми разумными людьми. Но за этим утверждением, похоже, стоит идея о том, что существуют культурные различия в относительных весах дано, например, соображениям справедливости и соображениям межличностная ответственность. И он предполагает, что те, кто верит в Всеобщая мораль привержена идее, что «если есть фундаментальное разногласие, кто-то ошибся »(2014: 339).Но Герт (2005) определенно не релятивист, и это центральное место в его моральная теория о том, что есть фундаментальные разногласия в рейтинги различного вреда и пользы, а также в отношении того, кто защищен моралью, и нет однозначного правильного ответа в таких случаях. Вонг сам готов сказать, что одни морали лучше других, потому что он думает, что моральная сфера ограничена функциональным критерий: среди функций морали — продвижение и регулировать социальное сотрудничество, помогать людям оценивать свои собственные мотивации и уменьшить вред.

В описательном смысле «мораль» может относиться к кодексам поведения с разным содержанием, и по-прежнему использоваться однозначно. Это аналогично тому, как «закон» однозначно используется, даже если в разных обществах есть законы с сильно различающееся содержание. Однако когда используется «мораль» в описательном смысле он иногда не относится к коду общества, но кодекса группы или человека. Как результат, когда руководство к поведению, предложенное, например, религиозным группа конфликтует с руководством по поведению, предложенным обществом, это неясно, следует ли говорить, что существуют противоречивые морали, противоречивые элементы в морали, или что кодекс религиозная группа конфликтует с моралью.

В небольших однородных обществах может существовать руководство к поведению, которое выдвигается обществом и принимается (почти) всеми члены общества. Для таких обществ (почти) нет двусмысленность относительно того, к какому руководству относится «мораль». Тем не мение, в больших обществах люди часто принадлежат к группам, которые руководств к поведению, которое противоречит руководству, предложенному их общества, и члены общества не всегда принимают руководство, поставленное вперед своим обществом.Если они примут противоречивое руководство некоторых другая группа, к которой они принадлежат (часто религиозная группа), а не руководство, предложенное их обществом, в случае конфликта они будут рассматривать тех, кто следует руководству, предложенному их обществом, как действует безнравственно.

В описательном смысле слова «мораль» человек собственная мораль не может быть руководством к поведению, которое этот человек предпочитаю, чтобы другие не следовали. Однако тот факт, что физическое лицо принимает моральный кодекс поведения для себя, не влечет за собой человеку требуется , чтобы его усыновил кто-то другой.An человек может принять для себя очень требовательное моральное руководство, которое он думает, что большинству других может быть слишком сложно следовать. Он может судить люди, которые не принимают его кодекс поведения как не столь морально хорош, как он, не считая их аморальными, если они не усыновят Это. Однако такие случаи не отменяют ограничения; гид правдоподобно упоминается как мораль только тогда, когда человек будет желает , чтобы другие последовали за ним, по крайней мере, если «Следовать» означает «успешно» следить».Ибо может быть, что человек не захочет для других на попробуйте следовать этому коду из-за беспокойства о негативных последствиях предсказуемых сбоев из-за пристрастия или отсутствие достаточной дальновидности или ума.

3. Неявные и явные определения в смежных полях

Философы, потому что им не нужно производить эксплуатационные испытания или критериев таким образом, чтобы психологи, биологи и антропологи часто просто принимают как должное, что все знают что принадлежит и не принадлежит области морали.Это отношение находит выражение в общем обращении философов к интуиция или то, о чем все согласны. Например, Майкл Смит (1994) дает очень подробный анализ нормативных оснований: но отличая сугубо моральные причины от других причины, он говорит только, что они выбираются путем обращения к номеру банальностей. И он не прилагает никаких усилий, чтобы предоставить что-то вроде исчерпывающий список таких банальностей. Более того, очень вероятно что возникнут разногласия относительно того, что считается банален.Или, если это определение «банальности» чтобы это было бесспорным, может быть, банальность мораль будет настолько тонкой, что не сможет отделить мораль от других домены. Неспособность указать, какие конкретные критерии нужно принимать управлять собственными теориями и, следовательно, молчаливо полагаться на идея о том, что все уже знают, что считается моральным, может привести к ряд проблем. Один, конечно же, — это смешение морали и морали. другие вещи (см. Machery 2012 on Churchland 2011).Другое дело, что ошибочно принимают собственные культурные предубеждения за универсальные истины (Хайдт и Кесибер 2010).

Потому что теоретикам психологии и антропологии часто нужно проектировать анкеты и другие виды исследований отношения испытуемых, можно ожидать, что они будут более чувствительны к необходимости достаточно четкие способы отделения моральных суждений от других видов суждений. В конце концов, исследуя сугубо моральные суждения людей — один из самых прямых способов определения того, что моральный кодекс человека или группы может быть.Но несмотря на это ожидания, и примерно полвека назад Авраам Эдель (1962: 56) осудил отсутствие явной озабоченности по поводу разграничения области морали среди антропологов, писавших, что «мораль … считается само собой разумеющимся, в том смысле, что можно ссылаться на него или ссылаться на него по желанию; но это не объясняется, не изображается и не анализируется ». Один объяснение этого, предложенное Эдель, такое же, как объяснение того же феномена в философии: «это Предполагается, что мы все знаем, что такое мораль, и никаких явных отчетов не требуется быть данным».Но опасность для тех, кто делает это предположение, он указывает, заключается в «слиянии концепции морали с социальной концепции управления ». Эту тенденцию усиливало влияние, в области антропологии социолог Эмиль Дюркгейм (1906 г. [2009]), для которых мораль была просто вопросом того, как данное общество обеспечивает соблюдение любых социальных правил, которые у него есть.

Неспособность предложить рабочее определение морали или морали суждение может помочь объяснить широко распространенное, но сомнительное предположение в современная антропология, как отмечает Джеймс Лэйдлоу (2016: 456), альтруизм — это неотъемлемая и несводимая основа этики.Но Лэйдлоу также отмечает, что многие черты того, что Бернард Уильямс (1985) описывается как «система морали» — особенности, которые Сам Уильямс критиковал как ограниченный результат секуляризация христианских ценностей — на самом деле широко распространены за пределами Запада. Такое положение дел заставляет Лэйдлоу спросить ключевой вопрос:

Какие черты, формальные или существенные, разделяет «Система морали» современного Запада и другие крупные аграрные цивилизации и грамотные религии?

Это, в очень близком приближении, запрос на определение морали в описательном смысле.

Кленк (2019) отмечает, что в последние годы антропология взяла то, что он называет «этический поворот», признавая моральные системы, и этика в более общем плане как отдельный объект антропологического исследования. Это отход от дюркгеймовской парадигмы и включает в себя изучение саморазвития, добродетелей, привычек и роли явных обдумывание при моральном упадке. Однако Кленка обзор попыток антропологов изучать мораль как независимый домен приводит его к выводу, что до сих пор их усилия

не сразу допускают различия между моральными соображениями и другими нормативные соображения, такие как пруденциальные, эпистемологические или эстетические ед.(2019: 342)

В свете беспокойства Эделя по поводу смешения моральных систем с системами социального контроля интересно рассмотреть Карри (2016), который защищает гипотезу о том, что

мораль оказывается совокупностью биологических и культурных решения проблем сотрудничества и повторяющихся в человеческая общественная жизнь. (2016: 29)

Карри отмечает, что правила, касающиеся родства, взаимопомощи, обмена и различные формы разрешения конфликтов появляются практически во всех общества.И он утверждает, что многие из них имеют предшественников в животных поведение, и может быть объяснено обращением к его центральной гипотезе мораль как решение проблем сотрудничества и конфликтов разрешающая способность. Он также отмечает, что философы, от Аристотеля до Хьюм, Рассел и Ролз — все требовали сотрудничества и разрешения конфликтов. быть центральными идеями в понимании морали. Однако неясно, может ли взгляд Карри адекватно отличить мораль от закона и других систем, которые стремятся уменьшить конфликт путем предоставления решения проблем координации.

Переходя от антропологии к психологии, одна важная тема исследование — это наличие и характер различия между моральное и условное. В частности, различие в проблема заключается между (а) действиями, которые считаются неправильными только из-за условное соглашение или потому что они идут против диктата некоторых соответствующие органы, и (б) те, которые были признаны неправыми, независимо от этих вещей, которые имеют к ним серьезное отношение, и которые оправданы апелляцией к понятиям вреда, прав или справедливость.Эллиот Туриэль подчеркнул это различие и обратил внимание к опасности, если ее упускать из виду, смешивания моральных правил с неморальными «условностями, которые способствуют координации социальные взаимодействия в социальных системах »(1983: 109–111). Те, кто принимает это различие, неявно предлагая определение морали в описательном смысле. Нет Однако все принимают это различие. Эдуард Машери и Рон Маллон (2010), например, с подозрением относится к идее, что авторитетность — независимость, универсальность, оправдание апелляцией к вреду, справедливость, или права, и серьезность образуют кластер, находящийся вместе с достаточная регулярность, чтобы использовать их для отделения моральных норм от других норм.Kelly et al. (2007) также скептичны и приносят эмпирические данные, подтверждающие этот вопрос.

Психолог Курт Грей может рассматриваться как рассказчик о моральное суждение, которое позволило бы нам определить мораль индивидуальный или групповой. Он и его соавторы предполагают, что

мораль, по сути, представлена ​​когнитивным шаблоном, который сочетает предполагаемый намеренный агент с воспринимаемым страданием пациент. (Gray, Young, & Waytz 2012: 102)

Это утверждение, хотя и довольно сильное, тем не менее не так неправдоподобно. как бы сильно это ни казалось, поскольку тезис непосредственно касается шаблон , который мы используем, когда думаем о моральных вопросах; это не имеет прямого отношения к природе самой морали.в смысл «шаблона» здесь обсуждается, шаблон, который мы используем когда мы думаем о собаках, это может включать в себя четыре ноги, хвост и мех, среди прочего. Но это не значит, что животное должно иметь эти черты, которые можно считать собакой, или даже то, что мы считаем это.

Учитывая, что Gray et al. подумайте о шаблонах, даже если их гипотеза верна, это не означает, что наша психология требует мы должны думать о морали как о намеренных агентах и воспринимающие пациентов.В соответствии с этим и несмотря на некоторые упущения в которые они предполагают, что «моральные действия могут быть определены в условия намерения и страдания », (2012: 109) их считают Представляется, что диадический шаблон соответствует большинство моральных ситуаций, как мы их понимаем. Более того, связь между аморальным поведением и страданием, к которому они обращаются в отстаивании своей общей точки зрения иногда настолько косвенно, что подорвать его значение. Например, подходят нарушения полномочий в их шаблон, основанный на страданиях, отметив, что «авторитет структуры обеспечивают способ мирного разрешения конфликта »и что «насилие возникает, когда социальные структуры под угрозой ».Аналогичным образом они учитывают суждения что распущенность — это неправильно, указывая на страдания, связанные с заболевания, передающиеся половым путем (2012: 107).

Еще одна позиция в когнитивной психологии, имеющая отношение к определение морали в описательном смысле требует морального суждения быть естественным видом: продукт врожденной моральной грамматики (Михаил 2007). Если моральное суждение в этом смысле является естественным, тогда моральный кодекс человека может просто состоять из моральных суждений этот человек расположен делать.Одно свидетельство того, что есть такую ​​грамматику следует искать в относительной универсальности некоторых моральные концепции в человеческих культурах: такие концепции, как обязательство, разрешение и запрет. Другой аргумент похож на Знаменитый аргумент Хомского о «бедности стимула» для универсальной человеческой грамматики (Dwyer et al. 2010; см. также Roedder and Харман 2010).

В эволюционной биологии мораль иногда просто отождествляют с справедливость (Baumard et al.2013: 60, 77) или взаимный альтруизм (Александр 1987: 77).Но иногда его также называют ссылкой к развитой способности выносить определенные суждения и, возможно, также сигнализировать о том, что он сделал это (Hauser 2006). Это также делает морали во что-то очень похожее на естественное, что может быть определяется ссылкой на причинные / исторические процессы. В таком случае, содержательное определение морали не требуется: определенные центральные особенности — это все, что нужно, чтобы начать теоретизирования, поскольку их будет достаточно, чтобы привлечь внимание к определенным психологически и биологически индивидуализированные механизмы, и изучение морали будет подробным исследованием природы и эволюционная история этих механизмов.

4. Нормативные определения понятия «мораль»

Те, кто использует «мораль», нормативно считают, что мораль (или мог бы быть) поведенческий код, отвечающий следующему условию: все разумные люди при определенных условиях одобрить это. Действительно, это правдоподобная базовая схема для определений «морали» в нормативном смысле. Хотя некоторые придерживаются что ни один код не может удовлетворить этому условию, многие теоретики считают, что тот, который делает; мы можем назвать бывших «моральных скептиков» и последние «моральные реалисты» (см. записи на ССЫЛКЕ: моральный скептицизм и моральный реализм).

Многие моральные скептики отвергли бы утверждение о существовании каких-либо универсальные этические истины, где этическое — более широкая категория, чем мораль. Но другой интересный класс моральных скептиков включает те, кто думают, что мы должны отказаться только от более узкой категории мораль — отчасти из-за понятия , кода , который занимает центральное место в этой категории. Эти моральные скептики считают, что мы должны делаем наши этические теоретические выводы в терминах хорошей жизни или добродетелей. Элизабет Анскомб (1958) выразила эту точку зрения, которая также находит отголоски в работе Бернарда Уильямса (1985).С другой стороны, некоторые теоретики добродетели могли бы посчитать совершенную рациональность добродетели и может понимать мораль как нечто вроде кодекса что такой человек косвенно поддержит, действуя добродетельно способами. В этом случае даже теоретик добродетели может считаться моральным реалист в указанном выше смысле.

Консеквенциалистские взгляды могут не соответствовать базовой схеме определения морали в нормативном смысле, поскольку они, кажется, не ссылаются на понятия одобрения или рациональность.Но эта внешность обманчива. Сам Милль явно определяет мораль как

правила и предписания человеческого поведения, при соблюдении которых [счастливое существование] может быть, насколько это возможно, обеспечен. (1861 [2002: 12])

И он думает, что ум не в «правильном состоянии» если только он не находится в «состоянии, наиболее благоприятном для общего счастья »- и в этом случае это, безусловно, будет способствовать нравственности как только что охарактеризовано. А акт-консеквенциалист Дж.J.C. Smart (1956) также недвусмысленно заявляет, что он думает об этике как об исследовании как вести себя рациональнее всего. Его объятия утилитаризма результат его убеждения, что максимизация полезности всегда рациональное дело. Поразмыслив, неудивительно, что многие теоретики морали неявно считают, что предлагаемые ими коды одобряется всеми разумными людьми, по крайней мере, при определенных условиях. Если этого не придерживаться, придется признать, что, когда ему показали что определенное поведение является морально необходимым, рациональный человек может просто пожмите плечами и спросите: «Ну и что? Что мне до того? » И, хотя некоторые исключения упомянуты ниже, очень мало моралистов думаю, что их аргументы оставляют этот вариант открытым.Еще меньше думают эта опция остается открытой, если нам разрешено добавить дополнительные условия за пределами простой рациональности: ограничение убеждений, для пример (похожий на завесу невежества Ролза (1971: 118)), или беспристрастность.

Определения морали в нормативном смысле — и, следовательно, моральные теории — различаются в своем понимании рациональности, и в их описании условий, при которых все разумные люди обязательно поддержат кодекс поведения поэтому это будет считаться моралью.Эти определения и теории также различаются тем, как они понимают, что такое одобрение кода в соответствующий способ. В связи с этими различиями определения «Мораль» — и моральные теории — различаются отношение к тем, к кому применима мораль: то есть к тем, чьи поведение подлежит моральному осуждению. Некоторые считают, что мораль применима только тем разумным существам, у которых есть определенные особенности человеческие существа: особенности, которые делают для них рациональным одобрение мораль. Эти функции могут, например, включать погрешность и уязвимость.Другие моральные теории утверждают, что морали, которая является руководством для всех разумных существ, даже если они существа не обладают этими человеческими характеристиками, например, Бог.

Среди тех, кто нормативно использует понятие «мораль», практически все считают, что «мораль» относится к кодексу поведения, который относится к всем, кто может его понять и может управлять своими поведение, хотя многие считают, что защищает группа. Среди таких теоретиков также принято считать, что мораль никогда не следует отменять.То есть принято считать, что никто должен когда-либо нарушать моральный запрет или требование неморального причины. Это утверждение тривиально, если «следует» означает «морально должен». Итак, утверждение о моральном приоритетность обычно понимается как «следует» означает «рационально должен», в результате чего моральный требования считаются рациональными требованиями. Хотя обычное дело, эта точка зрения ни в коем случае не всегда является определяющей. Сиджвик (1874 г.) отчаявшись показать, что рациональность требует нас, чтобы выбрать мораль выше эгоизма, хотя он определенно не считал рациональность требовался и эгоизм.Более конкретно, Герт (2005) утверждал, что, хотя моральное поведение всегда рационально допустимо , это не всегда рационально требовалось . Foot (1972), кажется, держал что любая причина — и, следовательно, любое рациональное требование — моральное действие должно было бы проистекать из условного обязательства или объективный интерес. И она тоже, кажется, иногда считала ни одна из этих причин может быть недоступна, так что моральные Для некоторых агентов поведение может не требоваться рационально.Ну наконец то, моральные реалисты, которые придерживаются основанных на желании теорий причин и формальных, означает / цель теории рациональности иногда прямо отрицают эту моральную поведение всегда даже рационально допустимо (Goldman 2009), и на самом деле это, кажется, следствие точки зрения Foot также, хотя она не подчеркивает это.

Несмотря на то, что такие теоретики, как Сиджвик, Герт, Фут и Goldman не считает, что моральное поведение является рациональным, они никоим образом не запрещается использовать «мораль» в нормативный смысл.Используя «мораль» в нормативном смысле, и считать, что такая вещь существует, подразумевает только то, что рациональные люди выдвинули бы определенную систему; это не влечет считая, что рациональные люди всегда будут мотивированы следовать этому сами системы. Но в той степени, в которой теоретик отрицал бы даже утверждение об одобрении, и вместо этого считают, что рациональные люди может не только не действовать морально, но и отвергнуть это как публичная система, которую теоретик либо не использует «Мораль» в нормативном смысле, или отрицание существование морали в этом смысле.Такой теоретик может также использовать «Мораль» в описательном смысле или может не иметь особый смысл в виду.

Когда «мораль» используется в ее нормативном смысле, она требует не иметь ни одной из двух формальных функций, которые необходимы для морали, на которую ссылается описательный смысл: это должен быть кодекс поведение, выдвигаемое обществом, группой или отдельным лицом, или чтобы его приняли в качестве руководства к поведению членов этого общество или группа, или этим человеком. Действительно, возможно, что мораль в нормативном смысле никогда не выдвигалась конкретное общество, любой группой или даже любым человеком.Отчасти это следствие того, что «мораль» в нормативном смысле понимается как условное, то есть вероятно, будет противоречивым: это код, который будет одобрен любой вполне рациональный человек при определенных условиях.

Если человек моральный реалист и также признает описательную чувство «морали», может потребоваться описательное морали, по крайней мере, в некотором смысле приближаются к морали в нормативный смысл. То есть можно утверждать, что руководство по поведению некоторых обществ лишены многих основных черт морали в нормативном смысле неверно сказать, что эти в обществах даже есть мораль в описательном смысле.Это крайняя точка зрения, однако. При более умеренной позиции все в обществах есть что-то, что можно рассматривать как их мораль, но что многие из этих моральных принципов — возможно, действительно все они — неполноценны. То есть моральный реалист мог бы считать, что хотя в этих настоящих руководствах по поведению достаточно функций нормативной морали, чтобы быть классифицированной как описательная мораль, они не будут полностью поддержаны всеми моральными агентами.

Хотя моралисты не утверждают, что какое-либо реальное общество имеет или имеет когда-либо руководствовалась моралью как действительным руководителем поведения, «естественным закона »теории морали утверждают, что любой рациональный человек в любом общество, даже то, что имеет дефектную мораль, способно знать какие общие действия мораль запрещает, требует, обескураживает, поощряет и позволяет.В богословской версии теории естественного права, такие как выдвинутые Аквинским, это потому что Бог вложил это знание в разум всех людей. В светская версия теорий естественного права, например, выдвинутая по Гоббсу (1660), естественного разума достаточно, чтобы разрешить все рациональные люди должны знать, что мораль запрещает, требует и т. д. Естественный закон теоретики также утверждают, что мораль применима ко всем разумным людям, не только живущие сейчас, но и те, кто жил в прошлом.

В отличие от теорий естественного права, другие моральные теории не верны. довольно сильное мнение об универсальности знания мораль. Тем не менее, многие считают, что мораль известна всем, кто может законно судить по нему. Байер (1958), Ролз (1971) и Контрактарианцы отрицают, что может существовать эзотерическая мораль : тот, который судит людей, даже если они не знают, что он запрещает, требует и т.д. Для всех вышеперечисленных теоретиков мораль — это то, что мы можем позвоните в общественную систему : система норм (1), которую можно узнать всеми теми, к кому это применимо, и (2) это не является иррациональным для любого тех, к кому это относится (Герт 2005: 10).Моральные суждения обвинения, таким образом, отличаются от юридических или религиозных суждений об обвинении в что они не могут быть сделаны о лицах, которые законно невежественны того, что они должны делать. Консеквенциалисты, похоже, придерживаются что каждый должен знать, что он морально обязан действовать так, чтобы чтобы вызвать лучшие последствия, но даже они, кажется, не думаю, что суждения о моральной вине уместны, если человек законное игнорирование того, какие действия приведут к лучшему последствия (Singer 1993: 228).Похоже, что параллельных взглядов придерживаются правят консеквенциалистами (Hooker 2001: 72).

Идеальной ситуацией для правовой системы была бы публичная система. Но в любом большом обществе это невозможно. Игры ближе к публичным системам, и большинство взрослых, играющих в игры, знают, что правил, или они знают, что есть судьи, толкование которых определяет, какое поведение игра запрещает, требует и т. д. игра часто является публичной системой, ее правила распространяются только на тех, кто играет игра.Если человек недостаточно заботится об игре, чтобы соблюдать правила, она обычно может бросить. Нравственность — единственная общественная система что ни один разумный человек не может бросить. То, что бросить нельзя мораль означает, что никто не может сделать ничего, чтобы избежать законного подлежит наказанию за нарушение его норм, за исключением того, что перестает быть моральный агент. Нравственность распространяется на людей просто в силу их быть рациональными людьми, знающими, что мораль запрещает, требует, и т.д., и способность соответствующим образом направлять их поведение.

Общественные системы могут быть формальными или неформальными . Сказать публичная система неформальна, то есть не имеет авторитетных судьи и нет процедуры принятия решений, которая дает уникальное руководство по действовать во всех ситуациях или разрешить все разногласия. Сказать что публичная система является формальной — значит сказать, что в ней есть один или оба эти вещи (Герт 2005: 9). Профессиональный баскетбол — это формальный общественная система; все игроки знают, что то, что судьи называют фолом определяет, что является фолом.Пикап баскетбол — это неформальная публика система. Существование стойких моральных разногласий показывает, что наиболее правдоподобно рассматривать мораль как неформальную общественную систему. Этот верно даже для таких моральных теорий, как теория Божественного повеления и действовать утилитаризмом, поскольку нет авторитетных судей Божья воля или какое-то действие максимизирует полезность, и есть нет процедур принятия решений для определения этих вещей (Scanlon 2011: 261–2). Когда признается стойкое моральное несогласие, те кто понимает, что мораль — это неформальная общественная система, признают, что как следует действовать, морально неразрешимо, и если какое-то решение требуется, политическая или правовая система может быть использована для ее решения.У этих формальных систем есть средства для предоставления уникальных руководств, но они не дают однозначно правильного морального руководства к действию, которое должен быть выполнен.

Важный пример моральной проблемы, не решенной неформальным общественная система морали — это беспристрастная защита плодов моралью, а также о том, проводятся ли аборты и при каких условиях допустимый. Между полностью осведомленными о моральных принципах продолжаются разногласия. агентов по этому моральному вопросу, хотя юридические и политические система в США предоставила довольно четкие рекомендации относительно условия, при которых аборт разрешен законом.Несмотря на это важный и спорный вопрос, мораль, как и у всех неформальных публичных системы, предполагает согласие о том, как действовать в большинстве моральных ситуаций, например, все согласны с тем, что убийство или причинение серьезного вреда любому моральному агенту требует веского оправдания, чтобы быть допустимым с моральной точки зрения. Никто считает, что обманывать, обманывать, ранить или убить морального агента просто для того, чтобы заработать достаточно денег, чтобы фантастический отдых. Часто считается, что моральные вопросы спорны, потому что повседневные решения, о которых нет разногласия, редко обсуждаются.Сумма соглашения относительно какие правила являются моральными правилами и когда их нарушать оправдано этих правил, объясняет, почему мораль может быть общественной системой даже хотя это неформальная система.

Используя понятие неформальной общественной системы, мы можем улучшить основная схема определений «морали» в нормативный смысл. Старая схема гласила, что мораль — это код . что все разумные люди при определенных условиях одобрять. Усовершенствованная схема состоит в том, что мораль — это неформальный . общественная система , что все разумные люди в соответствии с определенными условия, поддержал бы.Некоторые теоретики могут не учитывать неформальный характер моральной системы как дефиниции, считая, что мораль может дать познаваемые точные ответы на каждый вопрос. Этот приведет к тому, что сознательные представители морали часто не могут знать, что разрешает, требует или позволяет мораль. Некоторые философы отрицают, что это реальная возможность.

О любом определении «морали», будь то описательное или нормативный, это кодекс поведения. Однако по этическим или группо-релятивистские счета или индивидуалистические счета — все которые лучше всего рассматривать как объяснения морали в описательных смысл — мораль часто не имеет особого содержания, которое отличает это из неморальных кодексов поведения, таких как закон или религия.Так же как правовой кодекс поведения может иметь практически любое содержание, если только способен управлять поведением, а религиозный кодекс поведения не имеет ограничения на содержание, большинство релятивистских и индивидуалистических представлений о мораль накладывает несколько ограничений на содержание морального кодекса. Конечно, у реальных кодов есть определенные минимальные ограничения — в противном случае общества, которые они характеризуют, не имели бы минимально необходимой степени социальное сотрудничество, необходимое для поддержания их существования в течение долгого времени. На с другой стороны, для моралистов, которые открыто придерживаются этой морали это неформальная общественная система, которую все разумные люди вперед для управления поведением всех моральных агентов, у него есть довольно определенное содержание.Гоббс (1660 г.), Милль (1861 г.) и многие другие нерелигиозные философы англо-американских традиции ограничивают мораль поведением, которое прямо или косвенно влияет на других.

Утверждение, что мораль регулирует только поведение, которое влияет на других, является несколько спорных, и поэтому, вероятно, не должен учитываться как определение морали, даже если оно вытекает из правильная моральная теория. Некоторые утверждали, что мораль также управляет поведение, которое влияет только на самого агента, например, рекреационные наркотики, мастурбация, а не развивающие таланты.Кант (1785) может дать описание этой широкой концепции мораль. В такой интерпретации теория Канта все еще соответствует базовая схема, но включает эти самооценки моральных требований из-за особого подхода к рациональности, который он использует. Тем не мение, шага Канта, сомнительно, чтобы все моральные агенты ставили представить универсальное руководство по поведению, которое регулирует поведение, которое никак на них не повлиять. Действительно, когда концепция морали полностью отличные от религии, нравственные правила, кажется, ограничивают их содержание к поведению, которое прямо или косвенно вызывает или рискует вред другим.Некоторое поведение, которое, кажется, влияет только на вас самих, например, прием рекреационных наркотиков может иметь значительный косвенный вред оказывать влияние на других, поддерживая незаконную и вредную деятельность те, кому выгодна продажа этих наркотиков.

Иногда возникает путаница в отношении содержания морали, потому что мораль недостаточно отличается от религии. Касательно самоуправляемое поведение, регулируемое моралью, поддерживается идея, что мы созданы Богом и обязаны подчиняться Божьему приказов, и это может быть пережитком тех времен, когда мораль не была четко отличить от религии.Этот религиозный пережиток мог также влияют на утверждение, что некоторые сексуальные практики, такие как гомосексуализм аморальны. Тем, кто четко отличает мораль от религии обычно не считают сексуальную ориентацию вопросом морали.

Можно утверждать, что достижение определенной социальной цели определение морали (Frankena 1963). Стивен Тулмин (1950) взял это должна быть гармония общества. Байер (1958) назвал это « хорошо для всех ». Утилитаристы иногда утверждают, что это производство величайшего блага.Герт (2005) считает, что это уменьшение зла или вреда. Эта последняя цель может показаться значительное сужение утилитарных требований, но утилитаристы всегда включать уменьшение вреда как существенное для величайшее благо, и почти все их примеры включают избегание или предотвращение вреда. Примечательно, что парадигмальные случаи морального правила — это те, которые запрещают причинение вреда прямо или косвенно, такие как правила, запрещающие убийство, причинение боли, обман и нарушение обещаний.Даже те заповеди, которые требуют или поощряют позитивные действия, такие как помощь нуждающимся, почти всегда связаны для предотвращения или уменьшения вреда, а не для продвижения таких товаров, как удовольствие.

Среди взглядов моралистов различия в содержании меньше значительно, чем сходства. Для всех таких философов мораль запрещает такие действия, как убийство, причинение боли, обман и нарушение обещаний. Некоторым нравственность требует еще и благотворительности. действия, но бездействие благотворительности во всех возможных случаях делает не требовать оправдания так же, как любой акт убийства, причинение боли, обман и нарушение обещаний требует оправдания.И Кант (1785 г.), и Милль (1861 г.) различают обязанности совершенного обязательства и обязанности несовершенного обязательства и не причинять вреда как первый вид долга и помощь как второй вид долга. За Герт (2005), мораль поощряет благотворительность, но не требовать это; быть милосердным всегда морально хорошо, но это не аморально не быть милосердным.

Даже если правдоподобная базовая схема определений «Мораль» в нормативном смысле принята, понимание того, что такое мораль в этом смысле, по-прежнему будет зависеть очень важно о том, как понимать рациональность.Как уже было упомянуто, мораль, в нормативном смысле, иногда принимается запретить определенные формы сексуальной активности по обоюдному согласию или использование рекреационные наркотики. Но включение таких запретов в учет мораль как универсальное руководство, которое все разумные люди Вперед требует особого взгляда на рациональность. После всего, многие будут отрицать, что неразумно отдавать предпочтение безобидным согласованным сексуальной активности или в пользу употребления определенных наркотиков исключительно для в рекреационных целях.

Одна концепция рациональности, поддерживающая исключение сексуального имеет значение, по крайней мере, на базовом уровне, из норм морали. что для того, чтобы действие считалось иррациональным, это должно быть действие, наносящее ущерб самому себе, не производя компенсации за кто-то — возможно, сам, возможно, кто-то другой. Такой аккаунт рациональности можно было бы назвать «гибридной», поскольку она дает разные роли в личных интересах и альтруизме. Отчет о мораль, основанная на гибридной концепции рациональности, может согласиться с Гоббс (1660), что мораль связана с продвижением людей, живущих вместе в мире и согласии, что включает в себя соблюдение правил запрещение причинения вреда другим.Хотя моральные запреты против действий, которые причиняют вред или значительно увеличивают риск вред не является абсолютным, чтобы избежать аморальных действий, При нарушении этих запретов всегда требуется оправдание. Кант (1797), кажется, считает, что нарушение некоторых из эти запреты, например, запрет лжи. Это в значительной степени результат того факта, что концепция Канта (1785 г.) рациональность чисто формальна, в отличие от гибридной концепции рациональность описана выше.

Большинство моралистов, предлагающих моральные теории, не утруждают себя предложением. что-нибудь вроде определения морали. Вместо этого, что эти философы предлагают теорию о природе и обосновании набор норм, с которыми они уже воспринимают свою аудиторию знакомый. По сути, они молчаливо выбирают мораль со ссылкой на некоторые заметные и относительно бесспорные части его содержания: он запрещает убийство, воровство, обман, жульничество и так далее. В на самом деле, это был бы неплохой способ определения морали, если бы точка такого определения должны были быть только относительно нейтральными с точки зрения теории и позвольте начать теоретизацию.Мы могли бы назвать это « определение ссылки »или« основное определение »(см. Prinz and Nichols 2010: 122).

Некоторые, в том числе Хэйр (Hare, 1952, 1963), испытывали искушение возразить против возможность содержательного определения морали на основе утверждения, что моральное неодобрение — это позиция, которая может быть направлен на что угодно. Foot (1958a, 1958b), возражал против эта идея, но основное определение все еще имеет недостаток что он каким-то образом, кажется, не раскрывает сути морали.Один может предположить, что основное определение имеет преимущество включая теории морали Divine Command, в то время как такие теории может показаться затруднительным для определений, основанных на правдоподобных схема приведена выше. Но правдоподобно придерживаться этого Божественного приказа теории основываются на теориях естественного закона, которые на самом деле соответствуют схема. Теории Божественного повеления, не основанные на Законе природы, могут создают проблемы для схемы, но можно также подумать, что такие теории основываются на путанице, поскольку они, кажется, влекут за собой Бог мог сделать аморальным поступать добро.

5. Варианты

Придавая больше содержания и подробностей общим понятиям одобрение, рациональность и соответствующие условия, при которых разумные люди будут одобрять мораль, каждый идет дальше от дает определение морали в нормативном смысле и ближе предоставить актуальную моральную теорию. И аналогичное утверждение верно для определения морали в описательном смысле, как указывается в более подробно, что означает утверждение, что человек или группа одобряют система или код.В следующих четырех подразделах четыре основных способа по уточнению определений морали. Они все достаточно схематичны, чтобы их можно было рассматривать как разновидности определение, а не как теории.

5.1 Связь морали с нормами реакции на поведение

Экспрессивисты о морали не считают, что это содержание морали, которое могло бы подтвердить то, что мы выше назвали «Основное определение». Скорее, они явно признать существование значительных различий в том, какие правила и идеалы разные люди выдвигают как мораль в нормативных смысл.И они сомневаются, что этот вариант совместим с моральными реализм. Следовательно, они должны предложить некоторые объединяющие функции эти разные наборы правил и идеалов, несмотря на различия в их содержание. В результате этого давления некоторые экспрессивисты заканчивают тем, что предлагая явные отчеты о отчетливо моральном отношении можно держаться за маркер или тип действия. Эти счета могут конечно, чтобы поддержать различные формы морали в описательный смысл. Но их также можно использовать в качестве основы для одна из форм морального реализма.

Чтобы увидеть, как экспрессивистский взгляд может быть использован моральным реалистом определенного рода, рассмотрим моральные принципы Аллана Гиббарда (1990). экспрессивизм. Гиббард считает, что моральные суждения являются выражением принятие норм чувства вины и гнева. Можно согласиться с мнением Гиббарда о том, что значит поддерживать моральное заявлять, не принимая точку зрения, что в конфликтах все разногласия безупречны. То есть даже моральный реалист может использовать Гиббарда взглянуть на природу морального суждения и извлечь из него определение морали.Используемая таким теоретиком точка зрения Гиббарда влечет за собой что мораль, в нормативном смысле, — это код, выбранный по правильному набору норм чувства вины и гнева: То есть нормы, которые поддержит рациональный человек. Это эквивалентно принятию правдоподобной общей схемы для определения «морали», данной выше, и понимание поддержки в особом смысле. Чтобы одобрить код соответствующим образом, на этом определение, состоит в том, чтобы думать, что нарушение его норм вызывает вину и гнев уместен.

С рассказом Гиббарда тесно связана история, согласно которой нормы релевантности — это не нормы эмоций, а нормы для других реакций на поведение. Например, человек мораль может быть набором правил и идеалов, которые они считают выбранными соответствующими нормами похвалы и порицания, а также другими социальными санкции (Sprigge 1964: 317). Фактически, ссылка на похвалу и порицание может быть более адекватным, чем ссылка на вину и гнев, поскольку последние, кажется, только выявляют моральные запреты, а не освобождают место за идею, что мораль также рекомендует или поощряет определенные поведения, даже если они не требуются.Например, это правдоподобно, что существует такая вещь, как чрезмерное действие, и что определение того, что считается чрезмерным, является частью мораль — будь то в описательном или нормативном смысле. Но это кажется маловероятным, что мы можем объяснить эту часть морали апеллируют к нормам вины и гнева, и совсем не ясно, что есть эмоции, которые так же тесно связаны с суперпрогнозом, как вина и гнев относятся к моральному проступку. С другой стороны, это кажется правдоподобным, что нормы похвалы за действия могут помочь выбрать то, что считается чрезмерным.

Другой вариант нынешней стратегии заменит разговоры о похвале. и обвинять разговорами о награде и наказании. Эта точка зрения займет мораль — это система, объясняющая, какие действия должным образом вознаграждены и — более централизованы — наказаны. Этот своего рода взгляд, который остается тесно связанным с взглядом Гиббарда предложение, также можно рассматривать как соответствующее общей схеме данной над. С этой точки зрения идея одобрения кода раскрывается в сроки принятия норм вознаграждения и наказания.Скорупский (1993), вслед за Миллем (1861), отстаивает определение морали. таким образом, хотя он понимает наказание в первую очередь в с точки зрения вины, и понимает, что вина очень тесно связана с эмоция — действительно, простое наличие эмоции может считаться обвинения — так что итоговая точка зрения похожа на точку зрения Гиббарда одним важным аспектом, по крайней мере, если сосредоточить внимание на моральных неправильность.

Конечно, вполне вероятно, что чувство вины уместно, когда человек действует безнравственно, и испытывать гнев на тех, кто действует безнравственно к тем, кто заботится.Возможно даже, что это только уместно, в определенном смысле «Уместно», чтобы чувствовать вину и гнев в связи с нравственные проступки. Так что нормы вины и гнева вполне могут быть однозначно выделить определенные моральные нормы. И аналогичные утверждения могут быть сделаны о нормы похвалы и порицания. Однако не так ясно, что мораль правильно определена с точки зрения эмоций или других реакции на поведение. Возможно, как подчеркивает Скорупский, что мы нужно понимать вину и гнев, а также похвалу и осуждение с точки зрения моральные концепции.Это беспокойство о направлении объяснения кажется меньшим настаивая на понятиях награды и наказания. Эти ответы на поведение, по крайней мере, само по себе , можно просто понять с точки зрения соотношения пользы и вреда. Конечно они будут только считаются наградой и наказанием, когда они связаны с кто-то придерживался или нарушал правило, которое все рационально люди хотели бы видеть усиление таких ответов.

5.2 Нравственность в связи с пропагандой кода

Один из способов понять понятие поддержки — это защита.Защита кода — это личное дело второго или третьего лица, поскольку пропагандирует кодекс для других. Более того, это согласуется с пропагандой код, который никто не планирует сам следовать. Как только утверждение чего-то, что считается ложным, по-прежнему считается утверждением это, лицемерная защита кодекса по-прежнему считается защитой этого код. Когда поддержка понимается как пропаганда, ее можно использовать в определения морали в описательном смысле, если это мораль группы или общества.И адвокацию также можно использовать как толкование одобрения при предоставлении определения мораль в нормативном смысле. Конечно те, кто принимает определение морали в любом из этих смыслов — как кодекс, который группа или общество одобряют, или как кодекс, который будет универсально отстаиваются всеми рациональными агентами при определенных условиях — не считают, что пропаганда обязательно или даже вероятно будет лицемерный. Но они считают, что главное в морали кодекс — что выделяет его как моральный кодекс — так это то, что он был бы выдвинул всеми соответствующими агентами, не то чтобы это было За следовали все они за .Понятие адвокации не так важно. место в описательном отчете о морали отдельного человека, поскольку, когда кто-то лицемерен, мы часто отрицаем, что они действительно придерживаются моральный взгляд, который они отстаивают.

Милль (1861), помимо того, что предлагает моральную теорию, старается объяснить, чем мораль отличается от других нормативных систем. Для него, нормы, которые просто способствуют полезности, являются нормами целесообразности. Чтобы квалифицируются как морально неправильные, действие должно быть таким, которое должно быть наказан. Думая, что действие определенного рода должно быть наказано это дело третьего лица, поэтому кажется правдоподобным поставить Милля взгляд на то, что определение морали в категории бытия обсуждается в этом разделе.Стоит отметить, что лицемерие есть, ибо Милл, не только возможность, но — учитывая нынешнее плачевное состояние нравственного воспитания — практически неизбежно. Это потому, что будучи мотивирован на то, чтобы отстаивать наказание за определенные действия, вполне отличается от мотивации воздерживаться от подобных действий. Пропаганда наказания за определенные действия может быть выбор, максимизирующий полезность, при фактическом совершении такого действия (пытаясь, конечно, избежать обнаружения) также может быть максимизация полезности.А для Милля то, что определяет, что человек будет адвоката и то, как человек будет действовать, — это предсказуемые последствия для этого человека .

Моральный взгляд Бернарда Герта (2005) также опирается на определение морали, которая понимает поддержку как защиту, в смысле выдвигается в качестве руководства для всех рациональных агентов. Герт предлагает следующие два условия, при которых все разумные люди выдвинул бы универсальное руководство для управления поведением всех моральные агенты.Первое условие — они ищут согласия со всеми другими рациональными людьми или моральными агентами. Второе условие в том, что они используют только те убеждения, которые разделяют все рациональные люди: например, что они сами подвержены ошибкам и уязвимы и что все те, к кому применима мораль, тоже подвержены ошибкам и уязвимый. Второе условие исключает как религиозные верования, так и научных убеждений, поскольку нет религиозных убеждений или научных убеждения, которые разделяют все разумные люди.Это условие правдоподобно потому что нет универсального руководства по поведению, которое применимо ко всем рациональным люди могут основываться на убеждениях, что некоторые из этих рациональных людей не делиться.

5.3 Нравственность в связи с принятием кода

Другой способ понять понятие одобрения — это как принятие. В отличие от защиты кода, принятие кода — это дело первое-личное. Это может включать намерение соответствовать собственное поведение по отношению к этому коду, чувство вины, когда нет и так далее.Нельзя лицемерно принимать кодекс. В самом деле, лицемерие — это просто защита кода, который никто не принимает. Таким образом, это понятие поддержки доступно тому, кто пытается дать определение морали в описательном смысле, даже если учитывая мораль отдельного человека.

Парадигматические взгляды в традиции естественного права, начиная с Фомы Аквинского считают, что законы морали берут начало в Боге, и что эти законы составляют принципы человеческой практической рациональности (Финнис 1980; Макинтайр 1999).Взгляды в этой традиции можно рассматривать как использование базовой схемы для определения морали в нормативных смысл, понимание одобрения как принятия. Члены этого традиции обычно считают, что все рациональные люди знают, какие действия, которые мораль запрещает, требует, обескураживает, поощряет и позволяет. Центральное место в точке зрения Фомы Аквинского занимает то, что мораль известна всем тем, чье поведение подлежит моральному осуждению, даже если они не знают откровений христианства. Вот почему Аквинский считает, что знание того, что мораль запрещает и требует, не предполагать понимание того, почему мораль запрещает и требует того, что она делает.

Те, кто принадлежит к традиции естественного права, также придерживаются этой причины. одобряет нравственные действия. Такое одобрение, конечно, имеет когнитивный компонент. Но это еще и мотивация. Фома Аквинский не считают, что знание морали всегда эффективно: его можно стереть из-за злых убеждений или порочных привычек. Но если причины нет противодействуя таким силам, любой разумный человек не только знал бы, что было запрещено и требовалось моралью, но следовало бы этим запреты и требования.Итак, для теоретиков естественного права одобрение равносильно акцепту.

5.4 Связь морали с оправданием другим

Отсутствие четкого и широко признанного определения морали может частично объясняют стойкость консеквенциалистских концепций мораль. Без четкого определения легче игнорировать тот факт, что теории консеквенциализма не особенно связаны с межличностным взаимодействием, но обычно применяются так же хорошо для сценариев необитаемых островов в отношении людей, которые живут в общества.В любом случае было признано, что для борьбы с консеквенциализм, было бы полезно иметь что-то вроде правдоподобное определение морали, из которого следует, что субъект вопрос морали — это нечто иное, чем просто добро и тяжесть последствий. Т.М. Скэнлон (1982, 1998), применяя это стратегии, предполагает, что предмет морали — то, что мы о чем говорят, когда мы говорим о морали — это система правила регулирования поведения, которое не подлежит разумному отклонению основанный на стремлении к информированному невынужденному общему соглашению.

Предложение Скэнлона относительно морали можно легко рассматривать как пример приведенной выше общей схемы. Его «система правил» — это особый вид неформальной общественная система; он понимает поддержку всех разумных людей как неприятие всеми разумными людьми; и он предлагает конкретный объяснение условий, при которых моральные агенты достигли бы соответствующее соглашение. Но Scanlon также уделяет очень большое внимание факт, что если он прав насчет морали, то соблюдение моральных норм позволяет нам оправдывать наши поведение по отношению к другим таким образом, от которого они не могут разумно отказаться.В самом деле, умение оправдываться перед разумными людьми — первостепенное источник моральной мотивации для Скэнлона (см. также Sprigge 1964: 319). Может показаться, что это предполагает несколько иное определение определения. о морали: эта мораль состоит из самых основных норм в условия, которыми мы оправдываем себя перед другими. Но это правдоподобно что это якобы определяющее утверждение лучше рассматривать как следствие конкретной версии общей схемы Скэнлона, с одобрением, понимаемым как отсутствие отказа.Ибо, если мораль система норм, которые были бы одобрены таким образом, мы можем оправдать наши действия для других, указав, что даже они, были ли они разумно, одобрил бы правила, разрешающие наше поведение.

Моральный взгляд Стивена Дарволла (2006) также можно рассматривать как плавный из версии общей схемы и предъявляя претензии по оправданность перед другими. Дарволл утверждает, что мораль — это вопрос равной ответственности свободных и разумных существ. По его мнению, я вести себя по отношению к вам морально настолько, насколько я уважаю ваши имеют право налагать на меняДарвалл также считает, что я буду уважать эти утверждения, если я признаю определенные предположения, к которым я совершено просто в силу того, что он был рациональным, размышляющим агентом. В качестве в результате он считает, что мораль — или, по крайней мере, мораль обязательство — это «схема ответственности» ( своего рода неформальной общественной системы), которую все рациональные люди будут одобрять. Однако, в отличие от точки зрения Скэнлона, точка зрения Дарволла использует более сильное чувство одобрения, чем неприятие. В частности, это включает признание причин, указанных авторитетные требования других людей.И это признание положительно мотивационный.

Взгляды как Скэнлона, так и Дарволла подчеркивают социальную природа морали, взятая в нормативном смысле: Скэнлон, автор ссылка на оправдание другим; Дарволл, обращаясь к Актуальность причин второго характера. Но Дарвалл строит реагирование на второстепенные причины в соответствующее понятие рациональности, в то время как Скэнлон просто эмпирически утверждает, что многие людьми движет желание оправдать себя перед другими, и отмечает, что его определение морали приведет к правилам, которые позволят один сделать это, если следовать за ними.Тип описанного определения в Раздел 5.1 также делает существенным для нее социальную природу морали, поскольку она В центре внимания находится понятие реакции на поведение других. Определения, описанные в разделах 5.2 и 5,3 не влекут за собой социальной природы морали, поскольку можно принять и даже отстаивать кодекс, который касается только эгоистичное поведение. Но при любом правдоподобном объяснении рациональности кодекс, который будет защищать все моральные агенты, будет управлять межличностные взаимодействия и будут включать правила, запрещающие причинение вреда без уважительной причины.Только определение, предложенное в Раздел 5.3 поэтому его можно рассматривать как реалистично совместимое с эгоистическим мораль.

Примеры нравственности в обществе и литература

Нравственность формируется из ценностей человека. Ценности — это основа способности человека различать добро и зло. Мораль строится на этом, чтобы формировать конкретные, основанные на контексте правила, которые регулируют поведение человека. Они сформированы на основе жизненного опыта человека и могут быть предметом мнения.

Например, чья-то мораль может указывать на то, что он против убийства.Это довольно общее практическое правило. Но как насчет чего-то более приземленного? Хотя мораль одного человека может побуждать его не сплетничать, мораль другого человека может быть совершенно иной. Возможно, они не считают сплетни чем-то плохим. Рассмотрите следующие примеры морали и посмотрите, сколько из них соответствует вашим основным ценностям и убеждениям.

Нравственность в обществе

Действительно ли в обществе существует стандартный моральный кодекс? Да, хотя большинство людей следуют законам общества, они также придерживаются определенных социальных норм, которые регулируются моралью.Хотя мораль, как правило, определяется личными убеждениями и ценностями, безусловно, есть некоторые общие моральные принципы, с которыми согласны большинство людей, например:

  • Всегда говори правду
  • Не разрушай собственность
  • Имейте мужество
  • Выполняйте свои обещания
  • Не обманывайте
  • Относитесь к другим так, как вы хотите, чтобы относились к вам
  • Не осуждайте
  • Будьте надежными
  • Будьте снисходительны
  • Будьте честны
  • Возьмите на себя ответственность за свои действия
  • Имейте терпение
  • Будьте верны
  • Уважайте для себя и других
  • Будьте терпимыми к различиям
  • Ищите справедливости
  • Имейте смирение
  • Будьте щедры

Чтобы глубже погрузиться в разницу между ценностями и моралью, прочтите «В чем разница между этикой, моралью и ценностями?».

Десять заповедей

Десять заповедей часто считаются основой обществ, основанных на иудео-христианских принципах. Вы заметите некоторое совпадение с приведенным выше списком, поскольку многие из этих принципов все еще внедрены в общество в целом.

  1. Не имей передо мной никаких богов
  2. Не делай себе кумира
  3. Не произноси имени Господа, Бога твоего напрасно
  4. Помни день субботний, чтобы святить его
  5. Почитай отца твоего и мать
  6. Не убивай
  7. Не прелюбодействуй
  8. Не воровай
  9. Не лжесвидетельствуй против своего соседа
  10. Не желай жены или имущества соседа

Примеры морали в литературе

Помните что примеры морали в рассказе отличаются от морали рассказа .Помните, мораль — это правила, которые регулируют поведение человека. Однако мораль рассказа — это всеобъемлющее учение, которое пытается изложить автор. Конечно, они могут быть согласованы, но это разные сущности.

Например, персонаж может бороться за освобождение своей ошибочно осужденной жены из тюрьмы, потому что его мораль подсказывает ему, что работа мужчины — защищать свою жену. В своем стремлении освободить ее он сделает все, включая ложь и обман (которые, как мы знаем, противоречат здравой морали), чтобы вытащить ее.В этом случае мораль истории не в том, чтобы «быть честным» или «не лгать». Скорее, это могло быть «Семья превыше всего».

Убить пересмешника

В фильме Харпера Ли «Убить пересмешника» Аттикус Финч — белый человек, защищающий чернокожего по имени Том Робинсон, обвиняемого в изнасиловании молодой девушки. На Глубоком Юге в 1930-х это было скандально из-за повсеместного расизма. Тем не менее, его мораль говорит ему защищать и служить каждому члену общества, независимо от цвета его или ее кожи.

Когда рассказчик, Скаут, спрашивает своего отца, почему он защищает Робинсона, он отвечает: «Вы действительно никогда не поймете человека, пока не рассмотрите вещи с его точки зрения — пока вы не залезете в его кожу и не начнете ходить в ней». Аттикус учил ее сочувствию, а не осуждению — и то, и другое — здравые моральные принципы.

Темная ведьма

Темная ведьма начинает фантастическую трилогию Норы Робертс. В нем мы читаем об американской девушке по имени Иона, которая путешествует из Бостона в Ирландию, чтобы встретиться со своей кузиной Бранной, известной «Темной ведьмой».»Вместе Иона, Бранна и брат Бранны объединяют свои силы, чтобы отразить злого колдуна, который преследовал семью в течение 800 лет.

Бранна и ее брат специально говорят Айоне не переходить через определенные виноградные лозы и входить в часть леса. где злой колдун мог схватить или ранить ее. Однажды Иона слышит, как ее зовут по имени, и в состоянии транса начинает входить в лес. К счастью, она смогла выйти из транса до того, как вошла в лес, но, Когда она вернулась домой, она сказала это своему двоюродному брату:

Сначала я должна тебе кое-что сказать.Я не нарушаю свое слово. Это важно. Но сегодня, возвращаясь из конюшни, я начал перебирать те лозы. Я не хотел этого, но мне показалось, что я увидел свет, и я слышал свое имя снова и снова. Это было почти как в моем сне. Я чувствовал себя вне себя, втянутым в себя. Как будто мне нужно было пройти через все, что меня ждало. Катель остановила меня — снова. Я не нарушаю обещаний, Бранна. Я не вру.

Здесь нам не нужно выводить ее мораль. Они четко сформулированы. Она не нарушает своего слова; она не лжет.Ее мораль продолжает историю, полную храбрости и отваги. Возможно, мораль этой истории — всегда быть храбрым и поступать правильно, но это проистекает из здравой морали Айоны.

Басни Эзопа

Самый плодотворный источник моральных уроков в литературе — Басни Эзопа. Давайте посмотрим на некоторые учения, содержащиеся в этих популярных сказках:

  • Внешний вид может быть обманчивым. — Волк в овечьей шкуре

    Избегайте лекарства, которое хуже болезни.- Ястреб, коршун и голуби

  • Не волнуйтесь ни из чего. — Гора труда
  • Каждый человек должен довольствоваться своим делом. — Чайка и воздушный змей
  • Ему нельзя доверять как другу, плохо обращающемуся со своей семьей. — Хозяин и его собаки
  • Он мудр, кого предупреждают несчастья других. — Больной лев
  • Тот, кто однажды начинает говорить неправду, вынужден говорить другим, чтобы они казались правдой, и рано или поздно они навлекут на него неприятности.- Обезьяна и дельфин
  • Тот, кто пытается причинить вред другим, часто наносит вред только себе. — Лошадь и олень
  • Показывает злую склонность использовать друга в беде. — Бык и Коза
  • Несчастье проверяет искренность друзей. — Медведь и два путешественника
  • Никого нельзя винить в его недугах. — Старая гончая
  • Гордость предшествует уничтожению.- Боевые петухи и орел
  • Герой храбр не только в словах, но и в делах. — Охотник и Дровосек
  • Лжецу нельзя поверить, даже если он говорит правду. — Мальчик-пастух и волк
  • Те, кто принимает персонаж, который им не принадлежит, только делают себя смешными. — Ворона и ворон

Каков ваш моральный кодекс?

Эти примеры морали и моральных уроков демонстрируют, что, хотя есть определенные моральные принципы, которым следует общество в целом, мораль также очень личная.Они основаны на личной системе убеждений. В литературе часто мораль рассказа проистекает из набора морали главного персонажа, но интересно наблюдать, как чья-то мораль движет сюжетом.

Если вы хотите создать интересную историю с соответствующими моральными принципами, взгляните на эти примеры черт характера. С их помощью вы сможете развить нравы главного героя, создав таким образом фантастическую сказку.

Моральное сообщество — обзор

3 Современные позиции

Время, прошедшее после Просвещения, можно реконструировать как переход от непрямых («антропоцентрическо-эстетических») к прямым служебным позициям, при этом позиции вельфаризма набирают популярность.В настоящее время общепринято считать, что животные — по крайней мере, начиная с данной филогенетической сложности — являются разумными существами и, таким образом, должны быть включены в набор моральных пациентов.

Вехой в установление позиции велфариста в экспериментах на животных стала книга The Principles of Human Experimental Technique , опубликованная в 1992/1959 Уильямом Расселом и Рексом Берчем, которая постулировала, что гуманные экспериментальные методы должны соответствовать 3Rs: замена экспериментов на животных, когда это возможно, сокращение количества животных, используемых там, где нельзя избежать экспериментов на животных (т.е., с помощью сложных экспериментальных планов, которые приводят к значительным результатам с использованием меньшего количества животных), и усовершенствований методов для минимизации боли и страданий, испытываемых животными в данном эксперименте.

Одна из самых влиятельных работ в отношении морального статуса животных — Animal Liberation (1991/1975) австралийского философа Питера Сингера. Эта книга была написана, чтобы убедить как можно больше читателей отказаться от использования животных, несмотря на их страдания, меньше, чем быть непромокаемой академической работой.Зингер чрезвычайно успешно пропагандировал свою позицию, но ценой качества аргументации.

Критический анализ его главы об экспериментах на животных см. В Russell and Nicoll (1996). С утилитарной точки зрения Зингер утверждает, что разумность является единственным измерением, определяющим набор моральных пациентов, и использует способность страдать в качестве стандартного примера. Из этой аргументации следует два вывода.

Во-первых, следует осудить обычное использование животных в человеческих целях, которое более или менее неизбежно связано с их страданиями, поскольку страдания животных намного перевешивают человеческое удовольствие в приведенных примерах.Даже в отсутствие списка hedons и dolors, который позволил бы количественно оценить, является ли действие моральным или нет, вычислив последствия для животного и «общего благополучия» (как Портер пытался провести эксперименты на животных в 1992 г.), большинство утилитаристы, включая Сингера, согласны с особым статусом существ, способных планировать и предвидеть будущее. Для этих существ предполагается утилитаризма предпочтений , который принимает удовлетворение предпочтений как хорошее, тогда как гедонистического утилитаризма предполагается для остальных живых существ.Поскольку обычно считается, что выполнение предпочтений имеет больший моральный вес, чем внутренние ценности гедонистического утилитаризма, это исключает возможность использования этих субъектов против их воли способами, которые могут причинить им вред, но принесут пользу остальным моральным людям. сообщество.

Но, с другой стороны, использование разумности как единственного критерия для определения моральных пациентов имеет обратную сторону, которую даже утилитаризм предпочтений не может избежать. Он не осуждает принесение в жертву так называемых маргинальных случаев людей, таких как новорожденные с анэнцефалией или коматозные пациенты, которым нельзя приписать никаких предпочтений из-за отсутствия сознания или даже чувствительности в целях общего благосостояния, учитывая, что никакие другие люди, такие как родители, не страдали бы. это.Это явно отклоняется от этической интуиции, которой придерживается большая часть населения Западного полушария. Считается, что использование человеческих маргинальных случаев для исследований аморально, в то время как использование животных, которые могут пострадать больше, считается морально менее проблематичным, если не целесообразным при определенных обстоятельствах.

Хорошо осознавая это, Сингер использует для этого понятие спесисизм по аналогии с расизмом, цитируя сравнение Бентама с рабством среди других в качестве примеров исключения данного набора (в примерах всегда человеческих) субъектов из набора моральных принципов. Пациенты в определенном обществе ни в коем случае не являются гарантией того, что это ограничение не будет признано неуместным следующими поколениями.Он призывает не использовать в исследованиях ни высших млекопитающих, ни людей, но его позиция логически включает в себя наличие обстоятельств, оправдывающих принесение в жертву людей, а также других млекопитающих.

Утилитарные позиции, кроме того, позволяют каждому моральному агенту убивать моральных пациентов быстрым и безболезненным способом, при условии, что никто другой не страдает от этого (« аргумент тайного убийства »), если только не делается дополнительное предположение о том, что он жив как гедон, например, основанный на возможные положительные впечатления в будущем.Помимо того, что это противоречит интуиции в случае с людьми, это также позволяет проводить так называемые конечные эксперименты в науках о жизни, которые подвергают (гуманно выращенных) животных анестезии и приносят их в жертву после завершения эксперимента, поскольку не будет причинено никаких страданий.

Существует множество попыток избежать проблем, связанных с маргинальными человеческими случаями, в том числе использовать деонтологическое следствие, что человеческая жизнь защищена, даже если она не соответствует утилитарным критериям статуса морального пациента.Это может отражать этические интуиции, по крайней мере, западного населения, но это именно то отношение, которое критикуется как специфическое. Здесь возникает конфликт между двумя задачами философской этики: с одной стороны, она должна организовать набор моральных интуиций в связную систему, а с другой стороны, она должна основываться и отражать выросшие, а иногда и бессвязные моральные интуиции. эпохи.

In The Case for Animal Rights Том Риган (1983) отвергает утилитарные основы прав животных по указанным выше причинам и предлагает деонтологическую альтернативу.Отправной точкой является тщательный вывод критериев для моральных пациентов. Все те существа, которые обладают психофизической идентичностью во времени, убеждениями, желаниями и чувством будущего, включая собственное будущее, определяются как «субъекты жизни». Риган обосновывает свою деонтологическую позицию, пытаясь выполнить определенные условия. формальные требования, среди которых концептуальная ясность, рациональность, беспристрастность и соответствие отраженным моральным принципам (рассматриваемым убеждениям). На этом основании он считает наилучшей этической позицией приписывать присущее значение всем субъектам жизни.Эта внутренняя ценность поддерживается субъектом, тогда как утилитарная внутренняя ценность поддерживается опытами субъекта (гедоны и dolors). Риган критикует это как трактовку предмета как «просто вместилище» опыта.

Риган выводит несколько принципов, первым из которых является принцип уважения : моральные агенты обязаны относиться к людям с присущей им ценностью так, чтобы уважать эту ценность. Из этого выводится принцип вреда : каждый моральный агент имеет прямую обязанность не причинять вреда каким-либо моральным пациентам, оборотной стороной которого является неотъемлемое право морального пациента не пострадать.

Вред наносится через причинение вреда или лишения, и поскольку убить «предмет жизни» означает лишить морального пациента его будущего опыта, все убийства прямо осуждаются точкой зрения Риган, которая исключает одно из слабости утилитаризма.

Риган выводит больше принципов, показывая, что с точки зрения прав человека аморально отрицать изначальную ценность предметов жизни, используя их в медицинских исследованиях, даже если общее благосостояние будущих поколений наверняка будет улучшено. .Внутренние ценности, такие как общее благосостояние и внутренние ценности, несоизмеримы и не могут быть противопоставлены друг другу.

В то время как утилитарные противники исследований на животных обязаны обсуждать потенциальные выгоды от исследований, включая не только потенциальные результаты, но и выгоды для ученых, поставщиков научного оборудования и т. Д. Реган может в первую очередь избежать этой дискуссии: исследования должны увести направление от использования каких-либо моральных агентов или пациентов.’

Будучи следствием концепции« без учета последствий », требующей уважения к неотъемлемой ценности моральных пациентов в приведенных выше примерах, точка зрения прав имеет значительные недостатки, когда дело доходит до исключений. Риган интерпретирует точку зрения о правах как совместимую с нарушением других ценностей в целях самообороны или путем наказания других моральных агентов помимо других случаев. Оправдание в основном черпается из нашей (отраженной) «моральной интуиции». Они выступают против объявления пацифизма моральной обязательностью, определяя самозащиту как неправильную, «не считая последствий».Однако, поскольку наша моральная интуиция также допускает эксперименты на животных (по крайней мере) в некоторых исключительных случаях, трудно понять, почему они не должны быть моральными на тех же основаниях. Это немного поворачивает бескомпромиссный взгляд на права человека в сторону благосостояния. Этого можно избежать, если не допускаются исключения, как в восточной философии ахимсы.

Границы | Признание моральной идентичности как культурного конструкта

Введение

На протяжении веков психологи, антропологи, социологи и философы пытались объяснить, почему люди действуют морально.Теория стадий нравственного развития Кольберга (1969) десятилетиями служила этой задаче, исследуя, как моральные рассуждения влияют на моральное поведение в гипотетических ситуациях. В то время как теория Колберга дает представление о развитии навыков морального мышления, его теория ограничена, потому что моральное рассуждение само по себе не является сильным предсказателем морального действия (например, Blasi, 1983). В попытке улучшить наше понимание того, почему люди действуют морально, исследователи применили новый подход к моральной психологии, который пытается найти связь между моральным суждением и моральным действием.Этот новый подход вызвал интерес к теме моральной идентичности, которую Харди и Карло определяют как «степень, в которой нравственная личность важна для личности» (Харди и Карло, 2005, стр. 212). Исследования показали, что люди, похоже, формируют моральную идентичность и что усвоение моральной идентичности может влиять на моральные действия (например, Krettenauer et al., 2016). Хотя это направление исследований является многообещающим, некоторые исследователи задаются вопросом, действительно ли моральная идентичность мотивирует человека действовать морально в незападных культурах.Однако это проблематично, потому что культурные психологи предполагают, что люди как внутри культур, так и за их пределами имеют разные представления о себе, когнитивные процессы, эмоциональные ожидания и ценностные ориентации (Krettenauer and Jia, 2013). Таким образом, в данной статье делается попытка ответить на этот вопрос, предлагая культурно инклюзивный подход к исследованию моральной идентичности. Сначала мы рассмотрим культурную критику моральной психологии в целом. Далее мы обсудим культурные рамки для изучения моральной идентичности.

Нравственная психология и культурная критика

Работа Лоуренса Кольберга сильно повлияла на развитие моральной психологии. Его модель морального рассуждения и суждения частично основана на модели когнитивного развития Пиаже. Теория нравственного развития Кольберга (Kohlberg, 1969) предлагает шесть универсальных стадий развития морального мышления. Эта последовательность начинается с того, что дети сосредотачиваются на избегании наказания властью (стадия 1), и потенциально заканчивается одобрением универсальных принципов судей и прав (стадия 6).Результаты ряда кросс-культурных исследований показали, что некоторые аспекты теории морали Кольберга универсальны. Например, Гиббс и др. (2007) пересмотрели утверждения Кольберга об универсальности, проанализировав 75 ​​межкультурных исследований, проведенных в 23 странах. На основании этого исследования Гиббс и др. (2007) пришли к выводу, что есть свидетельства того, что первые четыре стадии Колберга могут быть универсальными.

Тем не менее, многие исследователи выразили обеспокоенность по поводу неспособности этих теорий объяснить моральные концепции людей из разных культур (например,г., Dien, 1982). Эти исследователи утверждают, что они сосредоточены на концепциях справедливости, справедливости и причинения вреда людям и исключают концепции взаимозависимости, социальной гармонии и роли культурной социализации в незападных условиях. Эта озабоченность основана на западной философской мысли и культурной среде, в которой Кольберг развивал свою теорию на Среднем Западе Соединенных Штатов в 1950-х годах. Хотя западные представления об индивидуализме могли быть подходящими для описания его теории в то время и в месте, те же самые понятия не могут представлять универсальные моральные принципы, применимые ко всем людям всех культур.

Со времен Кольберга другие ученые предлагали различные модели для описания морального развития для широкого круга культур. Shweder et al. (1997) обрисовали в общих чертах другой подход к моральному развитию, который постулирует три этики, которые являются центральными для систем моральных убеждений в большинстве культур по всему миру: автономия, общность и божественность. Этот метод дифференциации типов морали не только показывает различные области морали, но также дает нам представление о культурных вариациях (Shweder et al., 1997). Например, на Тайване больше внимания уделяется этике сообщества, чем в Соединенных Штатах, и больше внимания к этике автономии в Соединенных Штатах, чем на Тайване (Vauclair and Fischer, 2011).

В своей статье «Новый синтез в моральной психологии» Хайдт (2007) расширяет теорию Шведера, предлагая модель моральных основ. В противовес рациональным теориям морального рассуждения он утверждает, что мораль — это быстрый, автоматический процесс, который сформировался в ходе человеческой эволюции.Согласно Хайдту (2007), пятью моральными основами являются вред, справедливость, внутренняя группа, авторитет и чистота. В попытке определить, какой моральный фундамент поддерживают люди, несколько исследователей протестировали модель морального фундамента в межкультурном контексте. В одном исследовании использовалась межкультурная выборка, в которую входили участники из восточных культур (Южная Азия, Восточная Азия и Юго-Восточная Азия) и участники из западных культур (США, Великобритания, Канада и Западная Европа). Хайдт обнаружил, что восточные участники проявляли более сильную озабоченность по поводу своей группы и чистоты по сравнению с западными участниками и что восточные участники также были немного больше озабочены властью.

Это исследование литературы по моральной психологии, которое включает стадии морального рассуждения Кольберга, этические кодексы Шведера и моральные основы Хайдта, предполагает, что мораль не является культурно универсальной. Люди во всем мире могут разделять одни и те же моральные основы, этические кодексы и моральные рассуждения, но есть много разногласий по поводу их относительной важности в разных культурах. В этой статье применяется культурный подход к изучению морали, уделяя особое внимание тому, как культуры развивают определенные способы мышления и способствуют укреплению определенных ценностей (Норензаян и Гейне, 2005).Этот подход признает, что могут быть некоторые основные универсальные моральные принципы, но он утверждает, что культура оказывает сильное влияние на различные аспекты морали.

Моральная идентичность и культурная инклюзивность

Недавнее исследование в области моральной психологии показало, что можно получить более полное понимание морального действия, рассматривая роль личности в морали, которую часто называют «моральной идентичностью». Харди и Карло объясняют, что моральная идентичность относится к «степени, в которой нравственная личность важна для личности» (Харди и Карло, 2005, стр.212). Другими словами, если люди чувствуют, что моральные ценности, такие как честность, сострадание, справедливость и щедрость, являются центральными для определения их личной идентичности, они обладают сильной моральной идентичностью. Хотя исследования в этой области продолжают убеждать людей в том, что моральная идентичность в западных обществах играет важную роль в нравственном функционировании, связи между моральной идентичностью и незападной культурой остаются неясными. Например, Герц и Креттенауэр (2016) провели метаанализ, чтобы изучить взаимосвязь между моральной идентичностью и моральным действием.Их исследование включало 111 статей из различных академических журналов. В целом они обнаружили положительную корреляцию между моральной идентичностью и моральным поведением. Однако величина эффекта в этих исследованиях была разной. Величина эффекта была намного ниже в незападных культурах, чем в западных культурах. Авторы предполагают, что низкая величина эффекта может быть связана с различными концепциями моральной идентичности между культурами или с недостаточной обоснованностью нынешних мер моральной идентичности в незападных культурах.Эти результаты привлекают внимание исследователей к проблеме «культурной уникальности» и, таким образом, подчеркивают насущную необходимость оценки моральной идентичности в незападных обществах, а также в западных обществах, чтобы получить менее предвзятые результаты.

В своей книге «Идентичность и жизненный цикл» Эриксон (1980) рассматривает способ, которым мы изучаем развитие личности. Он предлагает не только учитывать эго и личную идентичность, но и учитывать культурный контекст. Это потому, что, хотя эго и личная идентичность являются областями внутриличностного контекста, которые заставляют нас учитывать личные характеристики и самоощущение, добавление культурного контекста помогает нам расширить наше понимание, побуждая нас рассматривать такие категории, как родной язык, страна происхождения и расовое происхождение.Концепция идентичности Эриксона направлена ​​на установление социокультурного подхода, охватывающего все элементы личности, включая самые внутренние конфликты эго с включенностью человека в культурный контекст (Schwartz, 2001). Эта организация отражает точку зрения Эриксона о том, что развитие продолжительности жизни происходит на стыке личности и культуры. В результате идентичность представляет собой целостную картину, которую человек показывает как себе, так и внешнему миру. Таким образом, исследование моральной идентичности должно быть сосредоточено не только на индивидуальном, но и на культурном уровне.В какой степени моральная идентичность является функцией взаимодействия в конкретной культуре — важный вопрос, который только недавно был поднят в исследованиях моральной идентичности.

Как и многие другие моральные конструкции, концепция моральной идентичности уходит корнями в западный культурный контекст, который подчеркивает индивидуально ориентированную мораль. Быть нравственным человеком — это результат желания быть совместимым со своими моральными концепциями, благодаря которому люди побуждаются обрести независимость от социальных условностей. Напротив, люди из восточных культур считают высокоморального человека социально ориентированным.В этой моральной ориентации люди склонны определять себя в контексте коллективизма и взаимозависимого «я» (Маркус и Китайма, 1991). Социальные отношения и членство в группе связаны с мотивацией приспосабливаться к требованиям других и поддерживать гармонию в своей группе (Маркус и Китайма, 1991). Быть нравственным человеком в восточных обществах может больше отражать групповые нормы, чем индивидуальную мораль.

Конфуцианство обеспечивает дальнейшую поддержку социально ориентированной моральной системы в восточных культурах.С точки зрения конфуцианства, понимание морали помогает социализировать людей, побуждая их подавлять личные желания в социальных взаимодействиях и устранять «Сяо Ву», личностно-ориентированные действия, вместо этого подчеркивая «Да Ву», действия, ориентированные на общество (Хван , 1999). Вследствие восточной идеологии высокоморальный человек «Я» трансформируется в «мы» и, как следствие, укрепляются чувства общества внутри группы.

Китайская система образования использовала конфуцианские ценности усердного и уважительного обучения (Hwang, 1999).Следовательно, на протяжении тысячелетий китайские граждане привыкли отдавать, подчиняться и следовать власти. Расширенные семьи с иерархическими отношениями также были важны в традиционном китайском обществе. Более того, в современной китайской истории Культурная революция охватила нацию в 1970-х, подтолкнув китайцев к «ориентированному на нацию» коллективизму (Yao, 2000). Очень популярная китайская аналогия этой национальной ценности гласит, что «китайцы подобны кирпичам», что означает, что у всех людей одни и те же функции и что они готовы быть назначенными во всем обществе там, где «общество» в них нуждается (Yao, 2000). .Таким образом, китайцы должны придавать национальный и общественный смысл концепции высокоморального человека, основываясь на моральной идеологии, согласно которой нация является самым основным и важным источником коллективной идентичности.

Культурный подход к изучению моральной идентичности

Эмпирически Герц и Креттенауэр (2016) отмечают, что большинство исследований моральной идентичности основано на опроснике «Самооценка моральной идентичности» (Акино и Рид, 2002). Эта мера предоставляет участникам список из девяти качеств, которые характерны для высокоморального человека ( забота, сострадание, справедливость, дружелюбие, щедрость, отзывчивость, трудолюбие, честность, доброта ).Однако недавние исследования этики добродетели, воспитания характера и политической ориентации в различных культурах и религиозных традициях показали, что это западные моральные ценности, которые необходимо расширять (Miller, 2007). Описание западных моральных ценностей может не дать адекватного обобщения ценностей других незападных культур, потому что западные моральные ценности ограничены западным пониманием морали. Например, лицо — это интересная ценность, которая имеет большое значение во многих восточных обществах, хотя многие жители Запада плохо ее понимают (Ting-Toomey, 1994).В западной терминологии лицо концептуализируется как позиционируемая личность человека (Hwang, 2006). В восточной культуре лицо считается социальной оценкой моральных качеств человека, которая является основой целостности личности (Hwang, 2006). Согласно конфуцианской этике, если кто-то из членов семьи делает что-то аморальное, все члены семьи могут потерять лицо (Hwang, 2006). Кроме того, другие ценности, такие как «культура чести» (Leung and Cohen, 2011) и «сыновняя почтительность» (Hwang, 1999), должны рассматриваться как моральные ценности в незападных культурах.Таким образом, мы предполагаем, что уникальные в культурном отношении моральные ценности необходимо генерировать посредством всестороннего изучения различий в культурной специфической моральной идентичности в незападных культурах.

Один из практических методов, позволяющий приблизиться на один шаг к измерению моральной идентичности, не имеющей предубеждений в культурном отношении, — это составление списка культурных ценностей как западной, так и восточной культур. Сначала участников из каждой культуры (как минимум из двух стран) просят описать прототипные концепции высокоморального человека.Например, Уокер и Питтс (1998) попросили 120 взрослых канадцев создать характеристики личности, которые рассматривались как описательные для высокоморального человека, с помощью процедуры бесплатного включения в список. Общее количество атрибутов, предоставленных участниками, составило 1249. Несколько правил суждения использовались для уменьшения количества описателей, перечисленных участниками: любые фразы и предложения были разделены на отдельные дескрипторы; вместо существительных использовались прилагательные; синонимичные термины были объединены; пары антонимов, которые генерировались реже, были удалены; идиосинкразические реакции были устранены (Walker and Pitts, 1998).Наконец, в исследование были включены 92 атрибута, описывающих высокоморального человека. Аналогичная процедура также использовалась в США (Aquino and Reed, 2002; Hardy et al., 2011).

Однако в восточных культурах пренебрегали прототипными представлениями о высокоморальном человеке. Мы предлагаем сначала повторить предыдущую процедуру, чтобы попросить участников из восточных стран (например, Китая, Кореи, Индии) бесплатно перечислить моральные ценности, представляющие восточный взгляд на высокоморального человека. Во-вторых, восточные моральные ценности следует пересмотреть в соответствии с правилами суждения Уокера и Питтса (1998).В-третьих, исследователи должны сравнить оставшиеся восточные моральные ценности с моральными ценностями, сформированными в западной культуре. Общие дескрипторы между двумя культурными списками должны быть идентифицированы как культурно разделяемые моральные ценности. Уникальные дескрипторы между двумя культурными списками следует рассматривать как не разделяемые культурой моральные ценности в каждой культуре. Наконец, общий список общих и необщих дескрипторов иллюстрирует культурно инклюзивные моральные ценности, которые описывают высокоморального человека как в западном, так и в восточном обществах.Мы предлагаем исследователям рассмотреть этот непредвзятый в культурном отношении подход к исследованию моральной идентичности в разных культурах, хотя эта процедура требует времени на использование.

В первом исследовании (Jia, 2016) мы стремились выявить ценностные атрибуты, которые описывают прототипные представления индивидов о «высокоморальном человеке» в китайской культуре. Мы попросили 109 китайских студентов колледжа записать по крайней мере 10 качеств высоконравственного человека в своей точке зрения.Всего было создано 1924 атрибута. На втором этапе мы применили процедуру Уокера и Питтса (1998), чтобы уменьшить количество атрибутов. На третьем этапе мы сравнили оставшиеся атрибуты со списком моральных ценностей, часто используемых в преимущественно западных культурах (Krettenauer et al., 2016). Мы обнаружили 17 культурных особенностей из китайской выборки: « мирных, заслуживающих доверия, неподкупных, сердечных, мотивированных, амбициозных, прилежных, цивилизованных, патриотичных, солидарных, осторожных, благоразумных, сыновней почтительности, преданных, принципиальных, активных и общительных. . Кроме того, мы обнаружили 17 уникальных западных атрибутов, которые китайские участники не упоминали в своих описаниях высоконравственного человека. Этими качествами были: « принятие, уверенность, последовательность, образованность, следует правилам, веселье, хорошее, счастливое, имеет высокие стандарты, здоровый, скромный, делает правильный выбор, не осуждающий, послушный, правильный, гордый, религиозный. ». Китайский список, используемый для определения морального человека, был проиллюстрирован конкретными ценностями, которые не только отражают индивидуально ориентированную мораль, например« заслуживающий доверия и сердечный », но также подразумевают социально ориентированную мораль (например.г., патриотический и расчетливый ). Существуют определенные концепции, такие как сыновняя почтительность и солидарность , которые долгое время упоминались в литературе как специфические восточные ценности (Hwang, 1999). Другие атрибуты, такие как миролюбивый, принципиальный, заслуживающий доверия и неподкупный , которые соответствуют конфуцианским ценностям жизни в гармонии с другими людьми и обществами.

Заключение

Хотя мы, конечно, не первые, кто беспокоится об обобщениях преобладающих западных теорий и методологий моральной психологии, наши усилия по обобщению теоретических и эмпирических случаев выявили тревожную ситуацию в исследованиях, касающихся моральной идентичности.Предыдущие выводы могут быть воспроизведены на множестве выборок в западных обществах с использованием различных методов, таких как самоотчет и интервью, и эти методы могут быть применимы к незападному обществу; однако исследователи также должны исследовать уровни и степени, в которых концепция моральной идентичности может быть доступна в разных культурах (Henrich et al., 2010). Таким образом, мы делаем вывод: (1) концептуально моральная идентичность состоит как из индивидуальных, так и из социальных ориентаций; (2) Эмпирически исследование моральной идентичности требует методологического инструмента без предвзятости в культурном отношении.

Авторские взносы

FJ концептуализировал точку зрения и написал полный черновик. Т.К. руководила доктором философии FJ. диссертацию и предоставил критические отзывы в этом исследовании

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Блази, А. (1983). Моральное познание и моральное действие: теоретическая перспектива. Dev. Ред. 3, 178–210. DOI: 10.1016 / 0273-2297 (83)

-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дьен, Д. С. Ф. (1982). Китайский взгляд на теорию нравственного развития Кольберга. Dev. Ред. 2, 331–341. DOI: 10.1016 / 0273-2297 (82)

-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эриксон, Э. Х. (1980). Идентичность и жизненный цикл: переиздание. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Google Scholar

Гиббс, Дж.К., Бейсингер, К. С., Грайм, Р. Л., и Снарей, Дж. Р. (2007). Развитие моральных суждений в разных культурах: пересмотр утверждений Кольберга об универсальности. Dev. Ред. 27, 443–500. DOI: 10.1016 / j.dr.2007.04.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харди, С. А., и Карло, Г. (2005). Идентичность как источник моральной мотивации. Гум. Dev. 48, 232–256. DOI: 10.1159 / 000086859

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харди, С.А., Уокер, Л.Дж., Олсен, Дж. А., Скальски, Дж. Э., и Бейсингер, Дж. К. (2011). Подростковые натуралистические представления о нравственной зрелости. Soc. Dev. 20, 562–586. DOI: 10.1111 / j.1467-9507.2010.00590.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Герц, С. Г., Креттенауэр, Т. (2016). Эффективно ли моральная идентичность предсказывает моральное поведение ?: метаанализ. Rev. Gen. Psychol. 20, 129–140. DOI: 10.1037 / gpr0000062

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хван, К.(1999). Сыновняя почтительность и верность: два типа социальной идентификации в конфуцианстве. Asian J. Soc. Psychol. 2, 163–183. DOI: 10.1111 / 1467-839X.00031

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хван, К. К. (2006). Моральное и социальное лицо: условная самооценка в конфуцианском обществе. Внутр. J. Psychol. 41, 276–281. DOI: 10.1080 / 002075000040

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цзя, Ф. (2016). Моральная идентичность в кросс- и бикультурной перспективе (неопубликованная докторская диссертация).Университет Уилфрида Лорье, Ватерлоо, ОН.

Google Scholar

Кольберг, Л. (1969). Этап и последовательность: когнитивно-развивающий подход к социализации. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рэнд МакНалли.

Google Scholar

Креттенауэр, Т., и Цзя, Ф. (2013). Изучение влияния актера на ожидания моральных эмоций в разных культурах: сравнение китайских и канадских подростков. Br. J. Dev. Psychol. 31, 249–362. DOI: 10.1111 / bjdp.12012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леунг, А. К. Ю., Коэн, Д. (2011). Вариации внутри и между культурами: индивидуальные различия и культурная логика культур чести, лица и достоинства. J. Pers. Soc. Psychol. 100, 507–526. DOI: 10.1037 / a0022151

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маркус, Х. Р. и Китайма, С. (1991). Культура и личность: последствия для познания, эмоций и мотивации. Psychol. Ред. 98, 224–253. DOI: 10.1037 / 0033-295X.98.2.224

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миллер, Дж. Г. (2007). «Культурная психология нравственного развития», в Справочник по культурной психологии , ред. С. Китайма и Д. Коэн (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 477–499.

Google Scholar

Шварц, С. Дж. (2001). Эволюция эриксоновской и неоэриксонской теории идентичности и исследований: обзор и интеграция. Идентификационный номер 1, 7–58.DOI: 10.1207 / S1532706XSCHWARTZ

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шведер Р., Мач Н., Махапатра М. и Парк Л. (1997). «Большая тройка» морали (автономия, общность, божественность) и «большая тройка» объяснений страдания », в Мораль и здоровье , ред. А. Брандт и П. Розин (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Routledge) .

Google Scholar

Тинг-Туми, С. (1994). Проблема облицовки: кросс-культурные и межличностные проблемы. Олбани, Нью-Йорк: SUNY Press.

Google Scholar

Воклер, К. М., и Фишер, Р. (2011). Предсказывают ли культурные ценности моральные установки людей? Межкультурный многоуровневый подход. Eur. J. Soc. Psychol. 41, 645–657. DOI: 10.1002 / ejsp.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *