Содержание

Как я живу с нарциссизмом — Wonderzine

Вскоре после того, как я начала ходить на терапию, я завела канал в телеграме. Сначала я вела его скорее для себя, чтобы закреплять успехи и лучше запоминать то, о чём мы говорим со специалистом. Но потом у меня появились читатели и обратная связь. Это стало своего рода отдушиной. Сегодня нарциссисты — это что-то вроде страшилки. Все знают, что от этих людей лучше держаться подальше, что они могут испортить окружающим психику. Объявить знакомым, что ты нарциссистка, — это всё равно что признаться в гомосексуальности, если у тебя консервативная патриархальная семья. Ты вызовешь шок, отторжение, страх. Хочется, чтобы был какой-то канал, где можно поговорить о своей особенности, может быть, даже найти других рефлексирующих нарциссистов, которые проходят через что-то подобное.

Люди часто склонны видеть нарциссиста в каждой сволочи. Если человек бьёт жену — значит, у него непременно нарциссическое расстройство. Это бессмысленно и несправедливо. Человек вполне может быть просто сволочью, но не нарциссистом. А ещё он может быть нарциссистом, но не сволочью. Хотя по-настоящему приятных людей среди нас, пожалуй, всё-таки мало.

Нарциссические черты есть у многих. Кто-то любит манипулировать другими, кто-то ищет чужого восхищения или обманывает, чтобы привлечь к себе внимание. Но не каждый человек, склонный к нарциссизму, — человек с расстройством. Говорить о нарциссическом расстройстве личности можно только в том случае, если эти черты преобладают в жизни, определяют её и нарциссическое поведение сложно контролировать.

Кое-кто пишет и просит меня определить, нет ли у него нарциссического расстройства. Но нельзя ставить диагноз по аватару — я могу посоветовать, на что обратить внимание. Чтобы узнать что-то конкретное, нужно идти к специалисту. Кроме того, я заметила, многие люди пишут мне, что они подозревают нарциссистов в своих партнёрах, друзьях, родителях. Но мало кто задаётся вопросом: а нет ли этих симптомов у меня? Не манипулирую ли я людьми? Не считаю ли я себя особенным?

Хоть я и веду канал

, многим своим знакомым и друзьям я не рассказываю о своей особенности. Я знаю, что мама не примет меня всерьёз и будет говорить, что это какое-то «преувеличение» или психотерапевт меня «убедил». Часть знакомых, скорее всего, отвернётся от меня после такого признания. И всё-таки есть несколько человек, которым я открылась. У меня есть подруга, которая во всём поддерживает меня, помогает распознать эмоции. Она называет меня «своим цветочком».

У меня до сих пор сложности с поиском партнёра. Люди, которыми я могу управлять, мне не интересны. Люди, которые могут управлять мной, опасны. Мы с терапевтом решили, что на какое-то время мне лучше вообще отказаться от отношений. Но когда-нибудь в будущем я хотела бы узнать, каково это — когда вы с партнёром равны, не пытаетесь друг друга поменять и принимаете друг друга такими, какие вы есть.

Ещё я не очень хорошо понимаю, что такое любовь. Да, я испытываю по отношению к людям положительные чувства. Но это скорее похоже на эмоции ребёнка, получившего новую игрушку. Она нравится ему, он рад, что она принадлежит ему, и будет очень нервничать, если кто-то попробует её забрать. Но он не отказался бы и от другой игрушки, получше и более новой, тем более что эта может надоесть. И всё-таки в моей жизни есть люди, которые мне дороги, и я хотела бы их сберечь. Мне сложно описать свои эмоции по отношению к ним. Вернее всего будет сказать так: с ними моя жизнь заметно лучше, чем без них.

Иллюстрации: Аня Орешина

Нарциссы среди нас — неприятные, но весьма успешные люди

  • Шон Куклан,
  • Би-би-си

26 июня 2018

Автор фото, Getty Images

Психологам давно известно, что самовлюбленные люди зачастую весьма назойливы и неприятны в общении, но, как показывают исследования, в смысле профессионального успеха они нередко оказываются впереди всех.

Хотя их личностные качества многих могут отталкивать, психологи считают, что присущее нарциссам чувство превосходства над окружающими придает им уверенности в своих силах и усиливает нежелание признать поражение.

Международная группа исследователей пришла к выводу, что нарциссы, как правило, оказываются весьма успешны в образовании, профессиональной деятельности и романтических отношениях.

Присущая им завышенная самооценка способствует укреплению ощущения уверенности в себе.

Нарциссизм, с точки зрения психологов, является расстройством личности, которое характеризуется убеждённостью в собственной уникальности, особом положении, превосходстве над остальными людьми, завышенным мнением о своих талантах и достижениях, поглощённостью фантазиями о своих успехах.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Нарциссы не сомневаются в собственной исключительности

Однако доктор Костас Папагеоргиу, психолог Королевского университета в Белфасте, отмечает, что зачастую именно люди с такими чертами психики оказываются наиболее успешны в обществе: их неспособность принять отрицательное к себе отношение окружающих и жажда внимания может усиливать мотивацию и делать их обаятельными в глазах других людей.

«Если отвергнуть принятые в обществе моральные установки и сконцентрировать внимание только на том, что приносит человеку успех, — говорит психолог, — то в этом случае нарциссизм может показаться исключительно позитивным набором качеств».

«Если у вас нарциссизм, вы абсолютно убеждены в том, что равных вам нет и что вы заслуживаете награды», — считает Папагеоргиу.

Без ума от себя

Автор фото, Getty Images

Такие свойства характера могут быть невыносимы для окружающих, но, по словам доктора Папагеоргиу, такая безграничная уверенность в себе придает людям несгибаемый характер и готовность реагировать на внешние вызовы.

В настоящее время, как считает психолог, нарциссизм привлекает к себе всё большее внимание в силу того, что он находит широкое отражение в популярной культуре — в социальных сетях, телепрограммах и публичной политике.

Доктор Папагеоргиу входит в состав группы психологов, среди которых ученые из Лондона, Техаса и Манчестера. Совместно они исследовали поведение более 300 подростков в ходе выпускных экзаменов в средней школе и пришли к выводу, что нарциссы часто получают более высокие оценки на экзаменах, даже несмотря на то что их интеллектуальные способности могут быть ниже, чем у других.

Психологи отмечают, что наряду с эгоизмом и стремлением к доминированию люди с нарциссическим расстройством проявляют и такие черты, как решительность и устойчивость к испытаниям.

Такие люди не умнее прочих, но отличаются более высоким уровнем уверенности и настойчивости, благодаря чему зачастую опережают более способных учащихся.

Обаятельные монстры

Как указывает доктор Папагеоргиу, эти различия проявляются не только в школе, но и позднее в жизни — в университете и в профессиональной деятельности, а также в сфере любовных отношений.

По его словам, люди с нарциссическим синдромом в течение жизни, как правило, имеют больше сексуальных партнеров.

«Их отличает умение очаровывать. Если вы уделяете немало сил и времени, пытаясь очаровать и убедить окружающих в своих уникальных качествах, в их глазах вы часто действительно становитесь привлекательным человеком», — отмечает психолог.

Он считает, что рост числа людей, отличающихся таким поведением, может иметь и эволюционную составляющую: успех в половой сфере ведет к тому, что нарциссы более успешно распространяют свои гены.

По оценкам ученого, примерно в 60% случаев нарциссический синдром передается по наследству; в остальных случаях он возникает под воздействием среды.

«Нарциссы могут вести себя самым ужасным образом по отношению к окружающим людям, — отмечает психолог. — Но это отнюдь не неизбежная реальность, поскольку влияние этих черт характера поддается контролю».

«Важно не давать таким людям манипулировать окружающими — на них можно воздействовать с целью обуздания их отрицательных черт, — говорит доктор Папагеоргиу. — Эти свойства не являются положительными или отрицательными. Они появились в результате эволюции и должны считаться проявлениями человеческой природы».

Политический нарциссизм в России: восстание низа | Мнения

Жертвы неполноценности. Циклы

Травмы детства, когда формируется естественный для этого возраста «нарциссический пузырь» с преувеличенным значением оценки и самооценки — классика возрастной психопатологии. Ребенка могут избыточно хвалить и поощрять за успехи или, наоборот, чрезмерно наказывать за неудачи разными приемами воспитательной обструкции — осуждением или невниманием. Так формируется самооценка «Я — хороший» с нормальным или завышенным инстинктом успеха — либо задатки комплекса неполноценности, порождающего особо несчастных нарциссов.

Далее все зависит, во-первых, от умеренности мер воспитания со стороны родителей и окружения, а во-вторых, от соответствия или несоответствия обстоятельств жизни и реальных способностей личности уже закрепленным нормам признания. Крайние случаи: легкомысленный гений («Ты, Моцарт, Бог, и сам того не знаешь») либо, наоборот, посредственность с безбожно задранными представлениями о себе. Как поступают с гениями, известно; хуже, когда «заурядные души, не обманываясь насчет собственной заурядности, безбоязненно утверждают свое право на нее и навязывают ее всем и всюду» (Хосе Ортега-и-Гассет). Никакого яда не хватит.

Ранее (в статье про «наше трудное детство») речь шла о революционных сломах, когда социум политически рождается заново, в остальном оставаясь взрослым или дряхлым. В этом плане новорожденное постсоветское общество получило от жизни достаточно, чтобы адвокаты и психиатры оправдывали его расстройства тяжелой наследственностью и влиянием среды (когда-то великий Плевако одним образом «жертвы обстоятельств» выигрывал процессы с неоспоримым обвинением).

Но такое же рождение заново с муками и трудами взросления бывает и в индивидуальных биографиях. Что-то очень резкое происходит с призванием и работой, в любви, в отношениях с партнерами, друзьями, близкими — и хорошо поживший человек вдруг запускает новый раунд самоидентификации и самооценки. В этом смысле «детские» травмы в течение взрослой жизни можно переживать неоднократно, всякий раз получая новые мотивы для саморазвития или, наоборот, для обиженной деградации. Человек оказывается в ситуации «взрослого новорожденного», которому вновь предстоит пережить счастливое или трудное детство со всеми последствиями для переформатирования психики. В такой акцентуации комплексы неполноценности могут либо вскрываться, выходя из латентной фазы, либо получать совсем новые травмирующие импульсы для формирования будущего полноценного нарцисса.

В политических хрониках «обратные билеты до детства» вполне обычны. Режимы и социумы легко впадают в нарциссическое младенчество от старческой деменции.

Истории обществ с хроническими отклонениями могут и вовсе описываться циклами повторяющихся переходов старческих комплексов в детские и наоборот. Распространенный случай — переход из старой политической модели в новую. Дряхлеющий социум впадает в детство, перерождается со всеми положенными в таких ситуациях «нарциссическими пузырями», а затем либо нормально взрослеет, либо через два-три десятилетия снова впадает в старческий маразм с обострением эгоизма, нетерпимости и болезненной фиксации на отношении к себе. «Это состояние (раннего маразма. —

Forbes) отмечается нежеланием меняться. Человек придерживается одного образа жизни и превращается в ригидного, негибкого; начинает проявлять нетерпимость к инакомыслящим. У таких людей возникает ностальгия по ушедшему, несмотря на то, что оно было убогим». В приведенном фрагменте все банально, кроме одного: это из работы по возрастной психиатрии или про политическую реальность «за окном»?

Соискатели и виртуозы

Бред величия с болезненной реакцией на критику в наших условиях наблюдается в хорошо узнаваемых, хотя и очень разных типажах. Внешне нарциссы схожи, но в этиологии, течении и лечении расстройств здесь часто вовсе ничего общего.

В политике различия настолько глубоки, что формируют встречные потоки. Нарциссы «всплывающего» типа поднимаются на поверхность снизу, компенсируя личное убожество интимной связью с блистательным великолепием целого — военным, историческим, духовным. Представители «тонущего» разряда, наоборот, вполне осмысленно и расчетливо заныривают в упадочный нарциссизм за деньгами, положением и славой, симулируя общее расстройство, но в приватном общении весело и зло заушая «весь этот бред и кич».

Выставочные образцы таких типажей наблюдаются в разных средах — на телевидении и в парламенте, на премьерах и вернисажах. Они опознаются по сравнительно легким (или тяжелым) формам нарциссических расстройств с осложнениями клинического морализма.

План «восстания серости» отработан веками, описан в хрониках и в классической литературе: чем ничтожнее адепт сам по себе, тем ослепительней образ великой и вечной славы, глашатаем которой он назначает себя по зову большого сердца и велению мелких комплексов.

У нас это приобретает черты явления. Продвижение наверх провоцирует посредственность на суетливое и явно лишнее, скандальное самовыражение. Соратники спешно постановляют «ограничить публичную активность» пациента, но страна уже радостно обсуждает, что Суворов сказал Чацкому у Лермонтова. Точно так же до этого она обсуждала, на каком языке народы читали Писание, что сталинская прокуратура выяснила про заметку «Красной звезды» о 28 панфиловцах, какими подвигами отличились князь Владимир и царь Иван IV Грозный. Особенно доставляет, когда дело ведут фигуры ренессансного типа: диссертации, книги, основы концепций, фильмы, монументы и очень много интервью. Завершает комплекс self made особо методичное оформление собственных достижений не менее скандальными дипломами и мантиями.

Все это уже стало массовым поветрием, прямо девальвирующим цеховые процедуры инициации и признания, а косвенно — институты науки, искусства, культуры. И дискредитирующим саму власть — особенно когда нарциссизм второго эшелона затмевает высшее звено, откровенно используя наше общее руководство в своих личных целях.

Лучшие образцы возбуждают низовую активность: серое начинает выползать изо всех щелей. Антропология новой идейности показывает, что особо знойные ревнители идеалов часто либо просто убоги, либо измучены завышенными претензиями. Борьба за чистоту всего выстраивает психические защиты и компенсации; люди упиваются высокой, хотя и самопровозглашенной миссией, не в силах скрыть, насколько они в этом подвижничестве сами от себя без ума.

И это не спрятать: упоение публичностью сквозит в самой форме такого самовыражения, в эстетике и характере действия. Тень нарцисса маячит во всех резонансных акциях защиты традиционных ценностей, общественной морали и религиозных чувств. Независимо от истинных переживаний, которые можно и нужно уважать, сами жанровые формы и приемы постановки подчеркивают во всем этом акционизме не гнев и муку, а гипертрофированный катарсис — счастливое самолюбование участников представления (иначе были бы иные драматургия и режиссура, костюмерия и бутафория). Подача себя здесь всегда продуманна и эстетична, как в психической атаке каппелевцев из «Чапаева».

Мизансцену перед фотовыставкой надо было специально спроектировать: «однообразная красивость» офицерского строя на фоне серой, рыхлой толпы эффектно выделяется ярким маскировочным камуфляжем. Борцов с детской порнографией в художественных экспозициях вынуждают демонстрировать редкую склонность к взрослому эксгибиционизму, но уже в политической эротике: обычно люди так не заголяются со своими интимными переживаниями при виде совершенно эстетских изображений.

Строго говоря, вся секта «моралистов последнего дня» — скромные эпигоны концептуальной эстетики Pussy Riot, «Войны» и «Ленинграда», всего арт-акционизма от Отто Мюля до Олега Кулика. Элементы нарциссизма вообще свойственны концептуальному и contemporary — перформансу, хэппенингу, инсталляции, особенно если они вандальные, с обливанием людей и порчей ценного имущества. Здесь слита воедино вся мегакультурная традиция смешения верха и низа, от средневековья до постмодерна, от карнавала до прикола, от Рабле и Бахтина до Вениамина Ерофеева и Михаила Ефремова. Проблема лишь в том, что в настоящей культуре эта традиция всегда была неформальной и нонконформистской, заточенной против официоза. Когда же профанное начинает обслуживать сакральное, получается санкционированное, упивающееся безнаказанностью и весьма самодовольное хамство.

Кадры решают всех

Психоанализ высшего звена лучше оставить экспертам: есть непредсказуемые риски. Назовешь человека Богом — а припомнят маленькую трагедию и привлекут за экстремизм с террором. Но уже этажом ниже, в творческой, интеллектуальной элите, обслуживающей комплексы вождей и массы, помимо меркантилизма, видны мотивы решения проблем, связанных с самореализацией, с попытками уйти от ложно понятой несостоятельности.

Лучшие представители «тонущего» типажа — работники СМИ (легкие, а иногда и крайне тяжелые формы нарциссизма считаются в этой сфере профессиональным заболеванием). Но здесь открывается и второй слой: беззаветное служение верой и неправдой заставляет делать вид, что ты тоже инфицирован общей манией. Типовой случай: бывшая звезда эфира, страдая от своего нарциссизма, ущемленного в профессии, подписывается обслуживать чужой нарциссизм в политике, зверски его презирая и ненавидя. Такое раздвоение личности чревато обострениями, поэтому эфирные нарциссы особенно часто впадают в истерику и грубость (образцовое проявление «нарциссической ярости»). Причем делается это именно в отношении наиболее разумных и сдержанных оппонентов, живым укором разрушающих ведущему образ совершенного себя.

Это уже близко к серии: плеяда ранее известных телеведущих решается ради эфира опуститься в человеческом плане, чтобы приподняться «в профессии». Когда в топовых каналах в качестве звезд начали продвигаться образцы недоразвитости, уже было встречное движение — сверху вниз. Сейчас это одна порода, хотя и с разными путями в мастерство. Из ниоткуда в круги света и далее входят девушки с проблемами, но аналогичные позиции после тяжелых раздумий занимают люди ранее известные и ничуть не менее способные — как выясняется, на всё.

Субстанция, в которой всплывающие и ныряющие встречаются, со временем становится гомогенной и не тонет.

Ряды особо лояльных экспертов в политике, экономке, социологии, войне и мире также густо разбавлены посредственностью с признаками графомании и завышенной веры в себя. Но и здесь есть встречный поток: чтобы войти в экспертную обойму, людям с остатками репутации приходится жертвовать ею вполне. Тест на лояльность включает проверку готовности выйти с чем-то настолько несусветным, чтобы серьезные люди уже точно не смогли воспринимать тебя всерьез, перестали здороваться и начали обходить. Старые «бесы» вязали кровью, новые вяжут гротеском глупости и лжи. Хотя и здесь бывают изыски: в свое время главврач РФ настолько без затей запрещал продукты неблагонадежных стран, что этот стиль скорее напоминал утонченный троллинг.

Близкие процессы были запущены в комплектации номенклатуры. Всего один корявый пассаж про московские митинги и свердловские танки мог разом переместить из цеха в полпреды. Лучшими доказательствами лояльности стали жесты не просто людоедские, но именно бессовестные, грубо попирающие мораль и смысл. Умелая придурковатость в политическом гареме вознаграждается отдельно, поскольку обращена к идолу как свидетельство приносимой ему личной жертвы. Тем самым наложница как бы говорит: после таких извращений я уже никому не буду нужна, кроме тебя, любимый.

Подобные схемы не надо абсолютизировать. В них вообще крайне сложно переплетены функционал и психика. В практике странных назначений трудно развести цели суверена и нарцисса — строгий рациональный расчет в расстановке номенклатуры и нарциссический «жест всемогущества», не раз описанный в анналах царствований и кадровой политики вождей. Зашкаливающий треш пропаганды также демонстрирует, с одной стороны, готовность на все, а с другой — особое понимание вкуса целевой аудитории, близкое к дебилизму понимаемых и понимающих. Во всех этих случаях видны следы особой разновидности нарциссизма, располагающегося выше добра и зла — комплекса полноценности.

Революция пожирает…

Ортега сказал: «Меньшинство — это совокупность лиц, выделенных особыми качествами; масса — не выделенных ничем». Соответственно, есть два вида нарциссов: таланты и поклонники. Одни фиксированы на собственной уникальности, реальной или спорной. Другие носятся со своим кумиром, но влюблены не столько в него, сколько в собственную влюбленность в обожаемый идеал (как у Jane Air — «любить любовь»).

Типаж самодостаточного нарцисса известен и описан. Например, так: «Проникнутый тщеславием, он обладал сверх того еще особенной гордостью, которая побуждает признаваться с одинаковым равнодушием как в своих добрых, так и дурных поступках, — следствие чувства превосходства, быть может, мнимого» (tire d’une lettre particuliere). Отсюда, кстати, многие высочайшие оговорки.

Породе поклонников, как ни парадоксально, также свойственно потенциальное безразличие. Когда кумира свергают или хотя бы лишают ореола, они быстро меняют предмет глубокого чувства. Только так зависимый нарцисс может быть спасен от гибели всерьез и заново удовлетворен обожанием кого-то, в первую очередь — себя обожающего. Это к вопросу о значении и судьбе рейтингов.

Сейчас проблема в том, что ставка сделана не просто на толпу, но на массу поклонников-нарциссов, тоже озабоченных утешением в славе и самореализацией. Отсюда столько неуправляемых инициатив, уязвляющих своим безумием уже и само руководство. Масса взращивает сублидеров, начинает жить своей волей — и эту новую жизнь так просто не остановить.

Джинна выпустили из бутылки, и назад его не затолкать. Но он с удовольствием полезет в другую бутылку.

Значит, предстоит смена самой емкости. Как обычно.

в аду разрушающих отношений и несбыточной близости

Основные признаки злокачественного нарциссизма:

1. Подчинение себе и зависимость

Пример: они заставляют вас чувствовать себя плохо, если вы проводите время не с ними.

Что вы, возможно, могли услышать: «Хорошо, что ты уделяешь время себе, но я бы хотел, чтобы ты подумала, как это негативно влияет на меня, когда тебя нет рядом».

Их цель: заставить вас чувствовать себя виноватыми. Они стремятся заставить вас быть зависимыми от них.

Поскольку они уверены, что являются превосходными личностями, то считают, что вам не следует проводить время вне отношений с ними, вместо этого вас следует полностью сосредоточиться на них. Злокачественные нарциссы не сомневаются в том, что они лучше, чем кто-либо другой, и им практически невозможно принять, когда вы пытаетесь иметь собственные интересы или отношения за пределами круга общения с ними.

Если вы оставляете их одних, то путем манипуляций они начинают вызывать в вас чувство вины и часто настаивают на том, чтобы вы проводили больше времени вместе. Однако, эти усилия не всегда взаимны: жертвы нарцисса могут заметить, что они остаются дома в одиночестве намного чаще, чем их токсичный партнер.

Это происходит потому, что нарциссы часто рассматривают своих партнеров как зоны безопасности, своего рода психические убежища; они боятся, что партнер перестанет обслуживать их потребности, как только он найдет интересное хобби, новых друзей или группу поддержки, начнет наслаждаться собственной жизнью и получать наслаждение от активности за пределами отношений со злокачественным нарциссом.

2. Скрытая незащищенность

Пример: преуменьшать или полностью обесценивать достижения и заслуги партнера и других людей.

Что вы, возможно, могли услышать: «То, чего тебе удалось достичь в этом проекте, довольно круто, но я не думаю, что в этом есть что-то оригинальное».

Их цель: заставить вас поверить в то, насколько они умны и оригинальны.

Они всеми силами добиваются того, чтобы вы чувствовали, что именно они являются для вас источником всего. Они конкурентоспособны и всегда хотят произвести на вас впечатление, даже если ситуация не имеет к ним никакого отношения.

Хотя большинство злокачественных нарциссов стремятся быть лидерами, они не всегда достигают этой цели. Те из них, кто оказывается не на высоких должностях, часто переживают мучительные разногласия, вызванные тем, как они видят себя, не принимая в расчет собственные подлинные навыки в реальности.

Чтобы восполнить это, злокачественные нарциссы будут преуменьшать или обесценивать ваши успехи и достижения. Некоторые могут пойти еще дальше, внушив вам, что вы никогда не смогли бы достичь своих целей без их помощи.

Эти люди постоянно стремятся разрушать других и не испытывают при этом никаких проблем.

3. Психологическая травля (буллинг)

Пример: критика и обесценивание всего, что вы делаете.

Что вы, возможно, могли услышать: «Я просто пытаюсь сделать тебя лучше».

Их цель: внушить вам, что вы нуждаетесь в их советах для каждого аспекта вашей жизни. Буллинг – это злорадное удовольствие для злокачественных нарциссов, потому что они искренне уверены в том, что превращают вас в лучшую версию себя. Такие постоянные попытки вашего «улучшения» и критика, с которой вы сталкиваетесь, могут быть явным признаком того, что вы имеете дело со злокачественным нарциссом.

Эти люди уверены, что устанавливают стандарты привлекательности, хорошего поведения и благополучия, поэтому они настойчиво пытаются навязать это всем остальным.

В отношениях с нарциссом это зачастую проявляется в рукоприкладстве, навязывании вам их, чаще всего абсурдных, аргументов, а также в уничижительной критике. Временами вы чувствуете, что ходите по яичной скорлупе и не решаетесь отстаивать собственную позицию, потому что боитесь, что они всегда найдут, что сказать по этому поводу. В результате вы пытаетесь сохранять спокойствие, отказываясь от собственных желаний, ради сохранения мира в отношениях. Вы теряете ощущение себя и с горечью понимаете, что вам негде и не с кем поделиться своими чувствами.

Осторожно: нарциссизм!

«Максим был остроумным, элегантным, ухаживал за мной красиво, как принц за принцессой, — вспоминает 29-летняя Инесса. — Мы полгода жили вместе, он носил меня на руках и в буквальном, и в переносном смысле. Когда я узнала, что беременна, летела к нему как на крыльях, думала, мы будем еще счастливей. А он ушел! Просто вышел за дверь и не вернулся. Три дня я вызванивала его, наконец он отозвался. Я умоляла объяснить, в чем дело. «Ты станешь толстой и некрасивой, — сказал он. — Или сделаешь аборт и будешь рыдать. Да и все равно уже надоело», — и выключил телефон».

Нежелание разбираться с будничной, скучной стороной жизни — одна из характерных черт тех, кого называют нарциссами. «Они высокого мнения о себе и считают, что их жизнь должна быть яркой и исключительной, — описывает их черты клинический психолог Татьяна Воскресенская. — Если партнеры не в силах соответствовать их требованиям, нарциссы без сожаления расстаются с ними».

Эти черты проявляются не только в личной жизни. На работе они совершенно уверены, что все лучшее принадлежит им по праву. «Я так растерялась, что даже не возразила, когда моя коллега, представляя совместный проект, приписала все заслуги себе и намекнула, что как молодой сотрудник она гораздо перспективнее меня, — вспоминает 36-летняя Елена. — А ведь пока мы работали, она постоянно спрашивала у меня совета».

Считая себя исключительными, нарциссы убеждены в том, что заслуживают большего, чем остальные. Во всех других они видят либо восторженную аудиторию, либо средство для движения к цели, о котором можно забыть, когда цель достигнута. Странным образом те не сразу это понимают. Потому что на первый взгляд нарцисс обаятелен, блистателен, эффектен. Он умеет развлечь общество, часто умен и привлекателен. Но стоит поближе познакомиться с ним — и картина меняется.

Внутренняя пустота

Вы замечаете, что он говорит только о себе, о своих успехах и подвигах, требуя особого внимания к себе. Он идеализирует все свои дела и достижения и часто обесценивает успехи других людей. В ответ на малейшую критику впадает в ярость или обдает зимним холодом.

Не вздумайте усомниться в его уникальности, иначе вы навлечете на себя его гнев — он отвернется и воздвигнет между вами стену молчания. Такие люди часто отрицают свою потребность в чужом участии, но на самом деле нуждаются в восторгах окружающих. Их самооценка зависит от мнения других.

«Нас всех в той или иной степени волнует, что о нас думают, но для нарцисса это вопрос жизни, — уточняет Татьяна Воскресенская. — Он существует для самого себя только как отражение в глазах других людей. Поэтому, когда от него отворачиваются, исчезновение отражения он воспринимает как угрозу своему существованию. Отсюда же его острая реакция на критику: он будет яростно защищаться, обвиняя других в полном ничтожестве».

На том месте, где у большинства людей есть представление о своем «Я», у нарциссического человека — ощущение пустоты. Именно оно толкает его на подвиги и свершения, подчас действительно впечатляющие и достойные искреннего восхищения.

Нарциссы почти не способны осознавать свои чувства и желания, поэтому у них нет основы для того, чтобы понять чувства и желания других. «Отсюда фатальный недостаток эмпатии, — продолжает Татьяна Воскресенская. — Нарцисс способен причинить сильнейшую боль близкому человеку, даже не подозревая об этом».

Самомнение, высокомерие, обидчивость и блестящие способности к манипулированию — таковы черты, по которым мы можем распознать нарциссов. Но среди них есть те, кого узнать труднее: на первый взгляд они кажутся скромными и даже забитыми. Для них жизненно важно иметь возможность контролировать другого человека.

«Толкая, например, своего мужа вверх по карьерной лестнице, женщина увеличивает собственную значимость, — поясняет психолог. — Для этого она устанавливает контроль над другим, контроль безусловный и не терпящий возражений».

Деструктивный нарциссизм и инстинкт смерти

Комментарий: Rosenfeld, H. Destructive narcissism and the death instinct. From: Rosenfeld, H. (1987) Impasse and Interpretation. Therapeutic and Anti-Therapeutic Factors in the Treatment of Psychotic, Borderline and Neurotic Patients. London, Tavistock Publications Ltd.

Опыт анализирования отношений переноса пациентов, в психопатологии которых преобладают нарциссические всемогущественные объектные отношения, и возникающих вследствие этого негативных терапевтических реакций (как у пациентов, которые обсуждаются в двух предыдущих главах) привлек мое внимание к важной роли признания и анализирования агрессии и деструктивности, а также того, каким особым образом они включены в жизнь нарциссического индивидуума. В ходе достаточно подробного изучения нарциссизма мне показалось существенным различать его либидинозный и деструктивный аспекты.

Рассматривая либидинозный аспект нарциссизма, мы можем видеть, что центральную роль играет переоценка самости, основанная главным образом на идеализации самости. Идеализация самости поддерживается всемогущественными интроективными и проективными идентификациями с идеальными объектами и их качествами. Таким образом нарцисс ощущает, что все ценное, относящееся к внешним объектам и миру снаружи, есть его часть или всемогущественно им контролируется. Негативные последствия подобных процессов очевидны, и Фрейд (Freud, 1914) в общем и целом обсуждал нарциссизм в связи с распределением либидо в Эго и его патологическими последствиями. По мнению Фрейда, в условиях нарциссизма происходит утрата всякого объектного катексиса и отсутствует перенос (вследствие безразличия к объектам). Но Фрейд описывал нарциссизм также в связи с любовью нарцисса к своей самости и в связи с самоуважением (self-regard). Он подчеркивал, например, что «все, чем владеешь и что достигнуто, всякий подтвержденный опытом остаток примитивного чувства всемогущества содействует поднятию самоуважения» (1914: SE 14: 98). На мой взгляд, нарциссизм такого типа часто действует как существенное ограждение самости, и некоторые пациенты становятся чрезвычайно уязвимыми, когда фрустрации и унижения проламывают нарциссическую оборону, и в ней возникают дыры. Именно поэтому столь важно отличать позитивную сторону идеализации самости от ее негативной стороны. Поэтому я хотел бы подчеркнуть, что, несмотря на мое внимание к негативным последствиям нарциссических процессов, я также тщательно изучаю и позитивные [их] результаты. Анализ всех нарциссических феноменов в одном и том же ключе может сказаться на терапии катастрофически.

Когда мы рассматриваем нарциссизм, отталкиваясь от его деструктивного аспекта, то обнаруживаем, что идеализация самости снова-таки играет центральную роль, но теперь идеализируются всемогущественные деструктивные части самости. Они направлены как против всякого позитивного либидинозного объектного отношения, так и против всякой либидинозной части самости, ощущающей нужду в объекте и желающей от него зависеть.2) Деструктивные всемогущественные части самости зачастую остаются замаскированными, или же могут быть немыми и отщепленными, что скрывает их существование и оставляет впечатление, что они не имеют отношения к внешнему миру. По сути же они чрезвычайно сильно способствуют предупреждению объектных отношений зависимости и сохранению постоянной обесцененности внешних объектов, что служит причиной кажущегося безразличия нарциссического индивидуума к внешним объектам и миру.

Опыт показывает, что в тех нарциссических состояниях, где преобладают либидинозные аспекты, открытая деструктивность становится очевидной в аналитических отношениях, как только всемогущественной идеализации самости пациента начинает угрожать контакт с объектом, который воспринимается отдельным от самости (как в случае Адама, обсуждаемом в главе четвертой). Подобные пациенты чувствуют себя униженными и уничтоженными раскрытием того, что на самом деле те ценные качества, которые они приписывали своей созидательной мощи, содержит в себе внешний объект. Первичная функция нарциссического состояния заключается в том, чтобы скрывать всякое ощущение зависти и деструктивности и уберегать пациента от этих чувств. Однако как только анализ демонстрирует пациенту существование этих желаний, его чувства обиды и мести за украденный всемогущественный нарциссизм ослабляются. Тогда зависть может переживаться осознанно, и аналитик может постепенно признаваться в качестве ценной внешней персоны, способной помочь.

И наоборот, когда преобладают деструктивные аспекты нарциссизма, затруднение состоит в том, что эту деструктивность гораздо тяжелее раскрыть. Зависть [в таких случаях] более насильственна, и [пациенту] тяжелее ее выдержать. Его переполняет желание разрушить аналитика, который посредством переноса оказывается единственным объектом и единственным источником жизни и блага. Пациента чрезвычайно пугает деструктивность, раскрываемая перед ним аналитической работой. Поэтому подобный ход анализа часто сопровождается возникновением насильственных самодеструктивных импульсов. Если сформулировать это в терминах инфантильной ситуации, подобные нарциссические пациенты упорно верят, что они сами себе дали жизнь и способны питать себя и заботиться о себе без всякой помощи. Поэтому, когда они сталкиваются с реальностью своей зависимости от аналитика (символизирующего родителей, в частности мать), то как будто предпочитают умереть, стать несуществующими, отрицать факт своего рождения, а также разрушить всякий аналитический и личностный прогресс и всякое постижение (что репрезентирует в них ребенка, которого, по их ощущениям, создал аналитик, репрезентирующий родителей). В этот момент у таких пациентов часто возникает желание бросить анализ, но еще чаще они отыгрывают иным самодеструктивным образом, стремясь испортить свой профессиональный успех и личные отношения. Некоторые из них начинают испытывать сильную депрессию и суицидальные настроения, и открыто выражают желание умереть, исчезнуть в забвении. Смерть идеализируется в качестве решения всех проблем. Наша главная цель в данной главе — лучше понять, как функционирует подобный деструктивный нарциссизм и как предупреждать негативные терапевтические реакции, возникающие вследствие попыток его лечить, а также как с этими реакциями справляться.

Инстинкт смерти

За последние десять лет я предпринял ряд обстоятельных наблюдений и изменил свои взгляды. Теперь я убежден, что некая смертоносная сила внутри пациента, напоминающая то, что Фрейд называл инстинктом смерти, существует и может быть клинически наблюдаемой. У некоторых пациентов эта деструктивная сила проявляет себя как хроническое парализующее сопротивление, способное много лет задерживать анализ. У других она принимает форму смертоносной, но скрытой силы, удерживающей пациента в стороне от жизни и иногда вызывающей тяжелые тревоги перегрузки и насильственной смерти. Именно эта смертоносная сила более всего напоминает описанный Фрейдом инстинкт смерти, остающийся безмолвным и скрытым, но противостоящий желанию пациента жить и поправляться. Сам Фрейд не думал, что возможно активизировать деструктивные импульсы, скрытые в безмолвных влечениях смерти. Но наши современные техники анализа часто способны помочь пациенту лучше осознать нечто смертоносное внутри него. Его сны и [бессознательные] фантазии могут раскрыть существование убийственной силы внутри него. Эта сила стремится представить собой бoльшую угрозу, когда пациент пытается больше обратиться к жизни и больше полагаться на помощь анализа. Иногда смертоносная сила изнутри угрожает как пациенту, так и его внешним объектам убийством, особенно когда пациент чувствует, что его охватывает смертоносный деструктивный «взрыв».

Предложив свою дуалистическую теорию инстинктов жизни и смерти, Фрейд (Freud, 1920) открыл новую эру в психоаналитическом понимании деструктивных феноменов психической жизни. Он подчеркивал, что инстинкт смерти безмолвно влечет человека к смерти, и только благодаря действию инстинкта жизни эта подобная смерти сила проецируется вовне в форме деструктивных импульсов, направленных против объектов во внешнем мире. В 1920-м году Фрейд (SE 18: 258) написал: «обычно эротический инстинкт (жизни) и инстинкт смерти представлены в живых существах в виде смеси или слияния (fusion), но вполне могут встречаться и в разделенном виде»1).

В 1933-м году Фрейд (SE 22: 105) возвращается к обсуждению слияния (fusion) эротического инстинкта и инстинкта смерти. Он прибавляет, что «[эти] слияния (fusions) могут тоже распадаться, и такой распад может иметь самые тяжелые последствия для функции. Но эти взгляды еще слишком новы, никто до сих пор не пытался использовать их в работе». Он доказывает, что обычно инстинкты жизни и смерти смешаны или слиты в той или иной степени, и вряд ли какой-либо из них может наблюдаться в «чистом виде». Многие аналитики возражали против теории инстинкта смерти и поддавались соблазну игнорировать ее как совершенно спекулятивную и абстрактную. Однако и сам Фрейд, и другие аналитики, в том числе и Мелани Кляйн,3) вскоре продемонстрировали грандиозную клиническую значимость этой теории — привлекая ее для понимания мазохизма, бессознательного чувства вины, негативных терапевтических реакций и сопротивления лечению.4)

Обсуждая такой психоаналитический подход к нарциссическому неврозу, Фрейд (Freud, 1916) подчеркивал, что наткнулся на непреодолимую стену. Однако когда в 1937-м году он описывал глубоко укорененные сопротивления аналитическому лечению, то не соотносил явным образом сопротивления при нарциссизме с сопротивлениями в инертных состояниях и при негативных терапевтических реакциях: и те, и другие он приписывал инстинкту смерти. Тем не менее в его работах просматривается отчетливая связь между нарциссизмом, нарциссическим уходом в себя и инстинктом смерти.5) Младенец должен развить самость или Эго, средство справляться с импульсами и тревогами, исходящими от инстинктов жизни и смерти, и найти способ устанавливать связь с объектами и выражать любовь и ненависть. В этом контексте предложенная Фрейдом теория слияния и разделения инстинктов жизни и смерти выглядит решающе важной. Он доказывает, что развитие внутренней психической структуры включает в себя «связывание» производных от инстинктов жизни и смерти так, чтобы они не переполняли человека. Тогда как при нормальном развитии инстинктивные импульсы, переживаемые в объектных отношениях, постепенно распознаются и направляются на соответствующие внешние объекты (импульсы агрессии, любви, ненависти, деструктивности и т.д.), в патологических ситуациях, когда существует значительное разложение, вполне может развиться деструктивная нарциссическая организация. Эти, как правило всемогущественные, формы организации оказывают иногда открытым, но чаще скрытым образом мощное деструктивное воздействие; они направлены против жизни и разрушают связи между объектами и самостью, атакуя или убивая части самости, но они также деструктивны по отношению к любым хорошим объектам и пытаются обесценить и устранить их как объекты значимые.

Я полагаю, что возникновение и сохранение во взрослом возрасте нарциссических всемогущественных объектных отношений обычно обнаруживается у пациентов, которые оказывают сильное сопротивление аналитическому лечению. Они зачастую реагируют на анализ глубоким и настойчивым саморазрушением. У этих пациентов деструктивные импульсы стали разделенными (несвязанными) и активно преобладают в личности в целом и всех взаимоотношениях пациента. В анализе такие пациенты выражают свои чувства лишь слегка замаскировано, обесценивая работу аналитика посредством упорного безразличия, искусно однообразного поведения, а иногда — посредством открытого умаления. Так они утверждают свое превосходство над аналитиком (репрезентирующим жизнь и созидательность), растрачивая впустую или разрушая его работу, понимание и удовольствие. Они чувствуют свое превосходство в том, что способны контролировать и удерживать при себе те свои части, которые хотят зависеть от аналитика как человека, оказывающего помощь. Они ведут себя так, словно утрата всякого объекта любви, включая аналитика, оставляет их холодными или даже возбуждает у них чувство триумфа. Такие пациенты время от времени испытывают стыд и некоторую персекуторную тревогу, но лишь минимальную вину, поскольку слишком малая часть их либидинозной самости поддерживается в живых, чтобы ощущать заботу [о другом]. Похоже, эти пациенты прекратили борьбу между своими деструктивными и либидинозными импульсами, попытавшись избавиться от своей заботы и любви к своим объектам путем убийства своей любящей зависимой самости и идентификации себя почти целиком с деструктивной нарциссической частью самости, обеспечивающей их чувством превосходства и самообожания. Анализируя клинические симптомы, такие как желание умереть или замкнуться в состоянии небытия или безжизненности, которое на первый взгляд можно принять за манифестации инстинкта смерти, описанного Фрейдом как первичное влечение к смерти, я в общем и целом при более подробном исследовании обнаружил, что здесь задействована некая активная деструктивность, направляемая самостью не только против объектов, но и против частей самости. В 1971-м году я назвал данное явление «деструктивным нарциссизмом», подразумевая, что при этом происходит идеализация деструктивных аспектов самости и подчинение им; они захватывают и удерживают позитивные зависимые аспекты самости (Rosenfeld, 1971). Они противостоят всяким либидинозным отношениям между пациентом и аналитиком.

Пример такого явления наблюдался у одного из моих нарциссических пациентов, Саймона. Долгое время он ухитрялся поддерживать все свои отношения к внешним объектам и аналитику мертвыми и пустыми путем постоянного умерщвления всякой части своей самости, пытающейся установить объектные отношения. В одном случае он проиллюстрировал это посредством сновидения. Там маленький мальчик находился в коматозном состоянии, умирая от некоего вида отравления. Он лежал на кровати во дворе, и ему угрожало жаркое полуденное солнце, начинавшее на него светить. Саймон стоял рядом с ним, но не сделал ничего, чтобы передвинуть или защитить его. Он только чувствовал свое неодобрение и превосходство над доктором, лечащим ребенка, поскольку именно тот должен был следить, чтобы мальчика передвинули в тень. Предшествовавшие поведение и ассоциации Саймона указывали на то, что умирающий мальчик символизировал его зависимую либидинозную самость, которую он поддерживал в состоянии умирания, препятствуя получению ей помощи и питания от меня, аналитика. Я продемонстрировал ему, что, даже когда он приближался к пониманию серьезности своего психического состояния, переживаемого как положение умирания, он и пальцем не шевелил, чтобы помочь себе или помочь мне предпринять шаги по его спасению, поскольку использовал убивание своей инфантильной зависимой самости, чтобы торжествовать надо мной или выставлять напоказ мои неудачи. Сон показал, что деструктивное нарциссическое состояние сохраняется в силе путем удержания либидинозной инфантильной самости в положении смерти или умирания. Однако после огромной работы иногда оказывалось возможным обнаружить такую часть Саймона, которая не чувствовала себя самодостаточной и мертвой, и общаться с ним так, чтобы он чувствовал себя более живым. Тогда он признавал, что хотел бы поправиться, но вскоре чувствовал, что его душа уносится из моего кабинета. Он становился настолько отстраненным и сонным, что едва не засыпал. Это было колоссальное сопротивление, почти каменная стена, мешавшее всякому изучению ситуации. Лишь постепенно выяснилось, что Саймон чувствовал отторжение от всякого близкого контакта со мной, поскольку как только он ощущал помощь, возникала не только опасность того, что он может испытать бoльшую потребность во мне, но также и страх, что он атакует меня насмешливыми и умаляющими мыслями.6)

Случай Саймона иллюстрирует то мое утверждение, что контакт с помощью переживается как ослабление нарциссического всемогущественного превосходства пациента и открывает его осознаваемым чувствам переполняющей зависти, которых позволяла полностью избегать его прежняя отстраненность. Также он иллюстрирует мнение, к которому я пришел за последние годы: а именно, что необходимо четко распознавать действие высокоорганизованной хронической и активной нарциссической защитной организации с одной стороны, и более тайную и скрытую смертоносную силу, которая может быть хроническим парализующим сопротивлением, задерживающим анализ на долгие годы, с другой стороны, и проводить между ними различие. Последняя действует очень похоже на то, как функционирует, по описанию Фрейда, инстинкт смерти — безмолвная и скрытая сила, противостоящая всякому прогрессу, — и включает в себя (так же, как инстинкт смерти) глубокую зацикленность на смерти и деструктивности; она часто расположена вне нарциссической защитной организации и поддерживает ее. Она характеризуется запредельной убийственностью и ощущением мертвости или смертельности, в которых часто скрыта озабоченность последствиями. Пациент чувствует себя или аналитика мертвым, или чувствует, что они станут такими, если признать смертоносную силу. Это пугает пациента, как в случае Саймона, до такой степени, что должно оставаться скрытым. Пациент зачастую бывает тайно уверен, что разрушил свою заботливую самость, свою любовь навсегда, и никто ничего не может сделать, чтобы изменить эту ситуацию. Однако наша современная техника анализа, включающая тщательное наблюдение за снами пациента и его поведением в переносе, позволяет нам помочь пациенту осознать эту уверенность и вызывающую ее силу, а также начать осознавать поддержку, оказываемую этой уверенностью деструктивному всемогущественному образу жизни, которым пациент довольствуется. Частая интерпретация и решительное противостояние деструктивным нарциссическим мыслям и поведению Саймона, к моему полному удивлению, вызвали значительную перемену в личности пациента и его отношении к другим людям. Похоже, ему помогло мое поведение и интерпретация того, что его часть, особенно его инфантильная самость, мазохистически вступила в сговор и приняла это парализующее смертельное состояние, подчинившись пытке вместо того, чтобы признать потребность и жажду жизни. Когда он прекратил лечение, то чувствовал себя уже лучше, хотя смог признать, насколько поправился, лишь через некоторое время, когда его симптомы исчезли. Впоследствии он сделал чрезвычайно успешную карьеру, в ходе которой ему приходилось иметь дело со многими людьми, и получил высокое признание.

Деструктивный всемогущественный образ жизни таких пациентов, как Саймон, часто кажется высокоорганизованным, словно мы сталкиваемся с мощной бандой, возглавляемой лидером, который контролирует всех членов банды и убеждается, что они поддерживают друг друга, добавляя эффективности и мощи криминальной деструктивной работе. Однако нарциссическая организация не только увеличивает крепость деструктивного нарциссизма и связанной с ним смертоносной силы, она преследует защитную цель поддержания своего правления и сохранения таким образом статус-кво. Главной же целью, похоже, является предупреждение ослабления организации и контроль за членами банды, чтобы они не дезертировали из деструктивной организации и не примкнули к позитивным частям самости, или же не выдали секреты банды полиции, защищающему Супер-Эго, которое поддерживает оказывающего помощь аналитика, что может быть способным спасти пациента. Зачастую, когда такого рода пациент достигает прогресса в анализе и хочет перемен, он видит сны о том, как на него нападают члены мафии или малолетние преступники, и наступает негативная терапевтическая реакция. По моему опыту, нарциссическая организация не направлена исходно против вины и тревоги; похоже, ее целью является сохранение идеализации и непреодолимой силы деструктивного нарциссизма. Измениться, принять помощь означает слабость; это переживается как ошибка или неудача деструктивной нарциссической организацией, которая обеспечивает пациенту чувство превосходства. В случаях такого рода наблюдается наиболее решительное хроническое сопротивление анализу, и только чрезвычайно подробное демонстрирование этой системы позволяет анализу сдвинуться с мертвой точки.7)

У некоторых нарциссических пациентов деструктивные нарциссические части самости связаны с психотической структурой или организацией, отщепленной от остальной личности. Эта психотическая структура подобна бредовому миру или объекту, в который стремятся замкнуться части самости (Meltzer 1963, личное общение). Похоже, что в ней господствует всемогущая или всезнающая, чрезвычайно безжалостная часть самости, создающая представление, что внутри бредового объекта совершенно нет боли и существует свобода предаваться любой садистической деятельности. Вся эта структура служит нарциссической самодостаточности и строго направлена против всякой соотнесенности с объектами. Деструктивные импульсы в этом бредовом мире иногда открыто проявляются в бессознательном материале пациента неодолимо жестокими, угрожающими остальной самости смертью ради утверждения своей власти, но чаще всего они проявляются в скрытом виде всемогущественно благожелательными, спасительными, обещающими предоставить пациенту быстрые, идеальные решения всех его проблем. Эти ложные обещания превращают нормальную самость пациента в зависимую или наркотически зависимую от его всемогущей самости, и завлекают нормальные здравые части в эту бредовую структуру, чтобы заточить их там. Когда нарциссические пациенты такого типа начинают слегка продвигаться в анализе и образовывать некое отношение зависимости к анализу, возникают тяжелые негативные терапевтические реакции, поскольку нарциссическая психотическая часть применяет свою власть и превосходство над жизнью и аналитиком, символизирующим реальность, пытаясь заманить зависимую самость в психотическое всемогущественное состояние сна, что приводит к потере пациентом чувства реальности и способности мыслить. По сути, здесь существует опасность острого психотического состояния, если зависимая часть пациента, самая здравая часть его личности, поддастся и отвернется от внешнего мира, полностью подчинившись господству психотической бредовой структуры.8)

В этих ситуациях в клиническом измерении крайне важно помочь пациенту найти и спасти зависимую здравую часть самости из ловушки психотической нарциссической структуры, поскольку именно эта часть является важнейшей связью с позитивным объектным отношением к аналитику и миру. Во-вторых, важно понемногу содействовать полному осознанию пациентом отщепленных деструктивных всемогущественных частей самости, контролирующих психотическую организацию, поскольку она может оставаться всемогущей только в изоляции. Когда этот процесс будет полностью раскрыт, станет ясно, что он содержит в себе деструктивные завистливые импульсы самости, оказавшиеся изолированными, и тогда ослабнет всемогущество, оказывающее столь гипнотический эффект на самость в целом, и можно будет продемонстрировать инфантильную природу этого всемогущества. Иными словами, пациент постепенно станет осознавать, что над ним господствует всемогущественная инфантильная часть его самого, которая не только толкает его к смерти, но и инфантилизирует его и мешает ему расти, не подпуская к объектам, способным помочь ему в росте и развитии.

Роберт

Первый случай, который я хочу сообщить, касается Роберта, пациента с хроническим сопротивлением анализу. Этот случай призван проиллюстрировать, как отщепленный всемогущественный деструктивный аспект [психического] функционирования пациента может быть сделан видимым в анализе, и это приносит хорошие результаты. Данный пациент много лет проходил анализ в другой стране, но его аналитик в конечном итоге решил, что его мазохистическая структура характера анализу не поддается.

Роберт был женат, у него было трое детей. Он был ученым и жаждал продолжения анализа, чтобы преодолеть свои проблемы. В его истории значимо то, что он услышал от своей матери: когда у него в младенчестве резались зубы, он принялся регулярно кусать ее за грудь, причем столь злобно, что груди после кормления всегда кровоточили, и на них остались шрамы. Но мать не отнимала грудь после укуса и, казалось, смирилась со страданием. Пациент полагал, что находился на грудном вскармливании более полутора лет. Роберт также помнил, что ему ставили очень болезненные клизмы начиная с самого раннего детства. Важно также понимать, что его мать управляла домохозяйством, а своего мужа считала чрезвычайно ничтожным созданием, которое должно жить в подвале, похожем скорее на погреб. Сначала Роберт довольно хорошо сотрудничал в анализе и весьма продвинулся. Но на четвертом году анализа его прогресс замедлился. Пациент стал труднодоступным и постоянно подрывал терапевтические усилия. Роберт вынужден был время от времени выезжать из Лондона в короткие командировки, часто возвращался по понедельникам слишком поздно и потому пропускал либо часть сеанса, либо целый сеанс. В этих командировках он часто встречался с женщинами, и приносил в анализ множество проблем, возникавших у него с ними. С самого начала было понятно, что происходит некоторое отыгрывание, но только когда он начал регулярно сообщать о сновидениях со смертоносными действиями, которые видел после таких уикендов, стало ясно, что в поведении отыгрывания скрыты насильственные деструктивные нападения на анализ и аналитика. Поначалу Роберт не хотел признавать убийственный характер отыгрывания на уикендах и блокировал прогресс анализа, но постепенно изменил свое поведение, анализ стал более эффективным, и он сообщил о значительном улучшении в некоторых личных отношениях и в профессиональной деятельности. В то же время он начал жаловаться на то, что его сон часто нарушается и он просыпается посреди ночи от сильных сердцебиений и зуда в анусе, из-за чего не может заснуть еще несколько часов. Во время этих приступов тревоги он чувствовал, что его руки ему не принадлежат: они казались насильственно деструктивными, словно бы хотели что-то разрушить. Он с силой чесал свой анус, пока тот не начинал обильно кровоточить; его руки были слишком сильны, чтобы он мог их контролировать, так что он вынужден был им уступать.

Затем он увидел сон об очень сильном высокомерном человеке трехметрового роста, которому должен был беспрекословно подчиняться. Его ассоциации показали, что этот человек символизировал часть его самого и был связан с деструктивными непреодолимыми ощущениями в руках, которым он не мог противостоять. Я дал интерпретацию, что он считает эту всемогущественную деструктивную часть себя суперменом трехметрового роста, слишком сильным, чтобы его не слушаться. Он отрекся от этой всемогущественной самости, связанной с анальной мастурбацией, что объясняет отчуждение его рук в ходе ночных приступов. Далее я описал эту отщепленную самость как его инфантильную всемогущественную часть, заявляющую, что она не ребенок, но сильней и крепче, чем все взрослые, в особенности мать и отец, а теперь — аналитик. Его взрослая самость была настолько всецело обманута и таким образом ослаблена этой всемогущественной претензией, что он чувствовал себя неспособным бороться с деструктивными импульсами по ночам.

Роберт отреагировал на эту интерпретацию с удивлением и облегчением, и через несколько дней сообщил, что чувствует себя более способным контролировать свои руки по ночам. Постепенно он стал лучше осознавать, что ночные деструктивные импульсы некоторым образом связаны с анализом, поскольку они усиливались после всякого успеха, который можно было приписать анализу. Он рассматривал это как желание вырвать и разрушить ту его часть, которая зависела от аналитика и его ценила. В то же время отщепленные агрессивные нарциссические импульсы в ходе аналитических сеансов становились более осознанными, и он насмешливо замечал: «Ну вот, вы вынуждены сидеть здесь целый день и зря тратить свое время». Он чувствовал себя важным человеком, который должен обладать свободой делать все, что ему заблагорассудиться, сколь бы жестоким и травматичным это ни было для других и его самого. Особенный гнев вызывали у него то постижение и понимание, которые давал ему анализ. Он намекнул, что этот гнев связан с желанием укорять меня за оказанную ему помощь, поскольку это мешало его всемогущественному поведению отыгрывания.

Затем он рассказал сон, в котором принимал участие в гонках на длинной дистанции и очень старался. Однако там присутствовала молодая женщина, не верившая ни во что, что он делал. Она была беспринципной, мерзкой и пыталась всячески ему помешать и сбить его с толку. Также упоминался брат этой женщины, которого называли «Манди» (Mundy). Он был гораздо агрессивней своей сестры, и во сне рычал как дикий зверь, даже на нее. Во сне стало известно, что весь предыдущий год перед братом стояла задача сбивать с толку каждого. Роберт полагал, что имя «Манди» отсылало к тому, что год назад он часто пропускал понедельничные (Monday) сеансы. Он понимал, что насильственная неконтролируемая агрессивность имела отношение к нему, но чувствовал, что и молодая женщина тоже была им самим. В прошлом году он часто настаивал на сеансах, что чувствует себя женщиной, и относился к аналитику с чрезвычайным высокомерием и презрением. Однако впоследствии он иногда видел во сне маленькую девочку, восприимчивую и благодарную своим учителям, которую я интерпретировал как его часть, стремящуюся выказать большую благодарность аналитику — но ей мешает выступить в открытую его всемогущество. Во сне пациент признает, что эта агрессивная всемогущественная его часть, представленная мужчиной и преобладавшая в отыгрывании год назад, теперь стала довольно-таки осознаваемой. Его идентификация с аналитиком выражается во сне как решимость стараться изо всех сил в анализе. Однако этот сон был также предупреждением, что пациент может продолжить свое агрессивное отыгрывание в анализе, сбивающим с толку образом настаивая на том, что может всемогущественно преподносить себя в качестве взрослой женщины, не позволяя себе реагировать на работу анализа чувствами отзывчивости, связанными с более позитивной инфантильной его частью. По сути, в анализе Роберт продвигался к укреплению своей позитивной зависимости, что позволяло ему открыто демонстрировать противодействие агрессивных нарциссических всемогущественных частей его личности; иными словами, тяжелое расслоение инстинктов [жизни и смерти] у пациента постепенно превращалось в нормальное их слияние.

Джилл

Мой второй случай, Джилл, иллюстрирует затруднения, которые возникают, когда смертоносная сила, упомянутая мной ранее, сочетается с деструктивным нарциссическим образом жизни и поддерживает его.

Когда деструктивный нарциссизм пациента слит с его всемогущественной психотической структурой, он не верит, что кто-либо может противостоять его деструктивным неудержимым атакам. Это увеличивает его возбуждение и отщепление всяких позитивных чувств. Доскональная демонстрация деструктивной нарциссической структуры в ходе анализа снижает силу ощущений всемогущества, и так постепенно уменьшается разрыв между деструктивными и позитивными импульсами. Позитивные импульсы, над которыми ранее полностью преобладала и которые полностью контролировала деструктивность, теперь могут снова возвращаться к жизни, так что самонаблюдение пациента и его сотрудничество в анализе могут улучшиться.

Разумеется, всегда важно подробно изучать историю болезни пациента, чтобы выявить особые межличностные отношения и травматические переживания, которые существовали в прошлом и повлияли на построение нарциссических структур. Даже пациенты, которые как будто полностью идентифицируются с нарциссической структурой, время от времени сознают, что они захвачены и лишены свободы, но не знают, как бежать из этой тюрьмы. В случае Джилл я бы хотел проиллюстрировать, насколько трудно оценить природу скрытого тайного противостояния жизни и прогрессу. Деструктивная нарциссическая структура постепенно раскрывалась в анализе. Было возможно помочь Джилл обнаружить, насколько непреодолимой она считала тягу отвернуться от жизни, поскольку она путала ее со своим желанием достичь инфантильного состояния слияния с матерью. Когда Джилл постепенно стала больше поворачиваться к жизни, было интересно наблюдать, насколько быстро в ее снах возникла угроза убийства. Этим было отмечено проявление в сознании деструктивной нарциссической организации, которая долго называлась «они» и была слита со спутывающей смертоносной силой.

Джилл проходила многолетний курс психоаналитической психотерапии в другой стране. В начале этого лечения она испытала насильственный импульс порезать себе запястья, и когда она это сделала, ее терапевт госпитализировал ее больше чем на три года. В больнице сотрудники пытались сочувственно понять ее психотическое поведение и мышление. Она была рада находиться в больнице, поскольку впервые в жизни к ее болезни, как она это называла, отнеслись всерьез. Она чувствовала, что ее родители не могут выдержать, что она больна и потому не верят, что она сильно больна. Ее явное психотическое состояние было попыткой более откровенно выражать свои чувства. Ранее она чувствовала себя настолько скованной своей психотической ригидностью, что выпустить кровь наружу ощущалось не столько желанием умереть, сколько попыткой стать более живой. Более того, в частной больнице она чувствовала, как прекрасно принадлежать к банде пациентов, выбивающих окна, ломающих мебель и нарушающих все больничные правила. Всякую мягкость и потребность она высмеивала и считала «уси-пуси».

Даже более чем десять лет спустя, в ходе лечения у меня, она часто мечтала о тех днях в больнице, когда могла делать что заблагорассудиться и чувствовать себя живой. Но по сути, как только она добивалась чуть большего успеха в своей жизни, ее переполняла неизвестная сила, которую она называла «они» и против которой не могла ничего предпринять; эта сила вынуждала ее залечь в постель. Она включала все обогреватели в спальне, создавая удушающе жаркую атмосферу, пила спиртное и читала детективные истории, что помогало ей изгнать из своего разума все значащие мысли. Она чувствовала, что такое поведение необходимо, чтобы умиротворить «их» (то есть деструктивные силы), угрожавших ей, когда она пыталась возвратиться к жизни.

В то время, когда она начала постигать свои проблемы, ей приснился сон, в котором ее у нее похитили, но похитители позволяли ей гулять, взяв честное слово, что она не убежит. Сначала действительно казалось, что болезнь захватила ее навсегда. Лишь очень постепенно она поняла, что идеализация ее деструктивности не дает ей свободу, что это ловушка, в которую она попала под действием гипнотической власти деструктивной самости, принимавшей вид спасителя и друга, якобы заботящегося о ней и обеспечивающего любым теплом и питанием, какого бы она ни захотела, — и так она могла избавиться от чувства одиночества. Именно эта ситуация отыгрывалась во время состояния ухода в себя. Однако по существу этот так называемый друг стремился испортить всякий контакт, который она пыталась установить в отношении работы или людей. В ходе анализа пациентка постепенно осознала, что этот чрезвычайно тираничный и собственнически настроенный друг был всемогущественной очень деструктивной частью ее самости, притворяющейся другом, которая начинала страшно ее пугать, когда она пыталась продолжить сотрудничество в анализе или всякое продвижение в жизни. Долгое время она чувствовала себя слишком напуганной, чтобы бросить вызов этой агрессивной силе, и всякий раз, когда она натыкалась на этот барьер, она идентифицировала себя с агрессивной нарциссической самостью и становилась агрессивной и оскорбительно грубой по отношению ко мне. Иногда казалось, что я репрезентирую ее мать, а иногда — что ее инфантильную самость, которую она в меня проецировала. Однако главная причина ее насильственных атак была связана с тем, что я бросал вызов господству ее агрессивного нарциссического состояния, имел наглость хотеть ей помочь или даже лечить ее, и она демонстрировала свою решительность во что бы то ни стало меня победить. Но через несколько дней таких атак я ощущал также тайную надежду, что я, — и это «я» включало в себя также ту самость, которая была направлена к жизни, — могу в конечном итоге выиграть. Кроме того, я стал понимать, что единственной альтернативой ее насильственному нападению на меня было ее признание того, что она действительно хочет поправиться, — а это подвергало ее опасности быть убитой ее всемогущественной деструктивной частью. После того, как мы проработали над этой ситуацией много месяцев, пациентка увидела сон, который подтвердил и проиллюстрировал эту проблему.

В этом сне пациентка видела себя в подземном зале или галерее. Она решила, что хочет уйти, но должна была миновать турникет, чтобы выйти. Турникет блокировали два человека, стоявшие возле него, но при более внимательном рассмотрении пациентка обнаружила, что оба они мертвы, и во сне она решила, что их недавно убили. Она поняла, что убийца все еще здесь, и ей надо действовать быстро, чтобы спастись. Неподалеку находился офис детектива, куда она вбежала без предупреждения, но вынуждена была минутку подождать в приемной. Пока она ожидала, появился убийца и стал угрожать убить ее, поскольку он не хотел, чтобы кто-либо узнал, что он делает и уже сделал, и существовала опасность, что она, пациентка, его изобличит. Она пришла в ужас, ворвалась в кабинет детектива и так спаслась. Убийца бежал, и она боялась, что, хотя сейчас она была спасена, ситуация в целом могла повториться. Однако детектив как будто смог пойти по следу убийцы, и тот был пойман, к ее почти невероятному облегчению.

Джилл тут же поняла, что детектив олицетворял меня, но в остальном сновидение было для нее загадочным. Она никогда не позволяла себе подумать, насколько она боялась быть убитой в том случае, если бы поверила мне, обратилась за помощью, сотрудничала бы как только могла и предоставила бы всю информацию, которой владела, — особенно информацию о природе ее собственной смертоносной самости. Фактически два мертвых человека в ее сновидении напомнили ей о предыдущих безуспешных попытках поправиться. Во сне аналитик в качестве детектива был, разумеется, чрезвычайно идеализирован как человек, который не только защитит ее от ее безумия, убийственной самости и ее деструктивных импульсов, но и освободит ее от этих страхов навсегда. Я сочла, что сон означает, что ее часть решила выздороветь и покинуть психотическое нарциссическое состояние, которое пациентка приравнивала смерти. Но это решение пробудило смертоносную силу, изготовившуюся убивать. Интересно, что после этого сновидения пациентка фактически больше обратилась к жизни, и ее страх смерти постепенно ослабел. Похоже, что в теоретическом и клиническом измерении работа с этой пациенткой подтвердила значимость деструктивных аспектов нарциссизма, которые в психотических состояниях полностью преобладают и пересиливают либидинозную, объектно-ориентированную, здравую часть самости и пытаются лишить ее свободы.

То, как Джилл снова и снова затягивало из жизни в параноидное состояние замкнутости в себе, иллюстрирует, как действует упомянутая мной ранее смертоносная сила, безмолвно поддерживая деструктивный нарциссический образ жизни. Смертельное насилие долгое время скрыто залегало за этим безмолвным влечением к смерти, прежде чем было раскрыто в сновидении. После того, как во сне появился убийца, анализ смог продвигаться успешнее, и негативные терапевтические реакции определенно уменьшились. Это было возможным отчасти вследствие того, что Джилл постепенно становилось лучше и обнаружилась гораздо более любящая и теплая часть ее личности.

Клод

Такие пациенты как Джилл никогда не уверены, — являются ли они убийцами или же смертоносная сила находится внутри них. Часто они чувствуют, что должны держать в строгом секрете свой страх смерти и страх оказаться убийцей. Клод, пациент, о котором рассказал д-р В. на одном из моих семинаров, демонстрирует это очень отчетливо. У него наблюдался сильный страх смерти в возрасте от четырех до семи лет и позднее. Этот ужас возникал, когда родители были неподалеку, но пациент подчеркивал, что они никогда ничего об этом не знали, даже когда он чувствовал себя на пороге смерти. Полная независимость от родителей казалась пациенту единственным способом защитить себя от своего страха. Также он помнил, что иногда у него возникали тайные смертоносные чувства, направленные против матери, особенно когда она его утешала. Однажды он пропустил аналитический сеанс, поскольку обнаружил, что лобовое стекло его машины разбито. Он полагал, что сам это сделал в сонном состоянии, чтобы помешать себе пойти на сеанс. Он ощущал сильную потребность держать деструктивные чувства против аналитика в секрете даже от себя самого. Однажды он отправился в отпуск кататься на лыжах со своей подругой в ходе анализа. Он предупредил об этом отпуске д-ра В. лишь накануне. Он надеялся почувствовать себя лучше, удалившись от анализа, но на деле подруга настолько нарушила его душевное равновесие, что он вынужден был сбежать от нее, чтобы оградить ее от себя, и вынужден был также оставить катание на лыжах, которое обожал. Большую часть времени он провел, читая книгу писателя-мистика Карлоса Кастанеды. Вернувшись к анализу, он лишь постепенно смог обнаружить, что отпуск практически парализовал и чрезвычайно истощил его, а также понял, что нечто внутри него угрожало его сокрушить и, вероятно, могло подтолкнуть его к смерти. Он чувствовал, что книга Кастанеды ему каким-то образом помогла. Поэтому он за нее зацепился. Кастанеда разъясняет в книге свой ужас перед смертью, но советует всем сделать смерть своим единственным другом, чтобы ее умиротворить, поскольку смерть ужасающе стремится к обладанию. Мне показалось ясным, что Клод боялся, что если он придаст значимости аналитику и анализу, смерть превратится из друга в ревнивого смертельного врага. У Клода смертоносные чувства, связанные со смертью, были направлены более на себя самого, чем на других. Похоже, влечение к смерти проявилось в почти незамаскированной форме после долгого периода, когда он должен был скрывать свой страх смерти, — эта засекреченность типична для всех проблем, связанных с влечением к смерти. Клод старался рассматривать смерть как очень добрую фигуру, и избегал всех опасностей, позволяя себе полностью подчиниться ее господству. С помощью книги Кастанеды он попробовал сделать это, но несколько мудреная попытка подружиться со смертью не удалась, и он полагал, что во время этого так называемого отпуска был практически убит.

Ричард

Мой четвертый случай, Ричард, иллюстрирует существование скрытого деструктивного нарциссического способа бытия, который идеализировался настолько, что пациент чрезвычайно зависел от такого режима [психического] функционирования и покорился ему как наиболее желательному образу жизни из всех, которые только можно представить. Психопатология Ричарда служит примером тому, как нарциссические объектные отношения захватывают все аспекты личности пациента, и как может создаваться патологическое слияние [инстинктов]. Прежде всего Ричард совершенно не мог разобрать, что для него хорошо, а что плохо, и это часто приводило его к глубокому разочарованию. Зачастую он неправильно оценивал ситуации, а затем его уносило очевидное воодушевление, так что он не мог признать ошибку. Тогда он становился безапелляционным, высокомерным и надменным, что иногда приводило к серьезным последствиям для его жизненной ситуации.

Мой пациент был младшим ребенком в семье; похоже, братья и сестры всегда относились к нему с большим снисхождением. Он пережил раннюю травму, когда в три месяца был внезапно отлучен от матери, которая сломала бедро и вынуждена была на несколько месяцев лечь в больницу. Он сохранил воспоминания о более позднем периоде, когда мать иногда была обольстительна и снисходительна, но часто — чрезвычайно строга и сурова, что его обескураживало. Отец был человеком надежным и поддерживал мальчика, но мать была склонна его презирать, и в раннем возрасте, очевидно, оказала глубокое на него влияние. В детстве Ричард был очень привязан к собаке, которую считал объектом, с которым он мог делать что заблагорассудится, из чего следует, что он не только любил эту собаку, но и часто совершенно ею пренебрегал. В начале анализа он увидел сон о выдре, которая жила под его домом, была абсолютно домашней и всюду следовала за ним. При ассоциировании у него возникли мысли о его собаке, а также о коровьем вымени. Этот сон показывает, что в начале жизни у Ричарда сформировались чрезвычайно собственническое частично-объектное отношение к груди его матери, и эта ситуация продолжалась при участии собаки и других объектов. Он помнил маленькую девочку, с которой играл в сексуальные игры в возрасте от четырех до шести лет. Она пыталась прекратить эти игры, когда подросла. Однако ее решение отказаться от сексуального партнерства настолько разозлило его, что он убил самый любимый ее объект, ее кошку. Так что его собственническая любовь легко превращалась в убийственную жестокость, когда ему перечили.

Затруднение в анализе Ричарда, так же, как и в его жизни, составляла та легкость, с которой он отвращался внутренне и внешне от объектов и как будто следовал импульсам, которые представали перед ним весьма соблазнительным образом и обычно заводили его не туда. Он как будто бы очень стремился к анализу, но часто идеализировал свой вклад в это занятие. На третьем году лечения он увидел следующий сон, который дал нам ключ к лучшему пониманию некоторых проблем, с которыми он боролся.

Во сне дело происходило на выходных, и пациент внезапно осознал, что в его доме нет молока; он подумал, что, может быть, открыт какой-нибудь магазин, где можно купить молока, но пребывал в нерешительности и не знал, что делать, чтобы побыстрее заполучить молоко. Затем он подумал о своем соседе, к которому часто обращался за помощью, и так же поступил на этот раз. Сосед сказал, что может дать ему молока, но подтвердил, что есть такой молочный магазин, который открыт по воскресеньям, и он его в этот магазин проводит. Когда Ричард зашел в магазин, там была длинная очередь, но он смирился с тем, что придется подождать. Покупателей обслуживали две продавщицы в белом. Перед тем, как зайти в магазин, сосед показал Ричарду пятипенсовую монету с углами. Сосед не стал в очередь, но вдруг снова появился, быстро приблизился к кассе и обменял мелкую монету на толстую пачку десятифунтовых купюр. Он исчез так же быстро, как и возник, и продавщицы его не заметили. Ричард был ошеломлен. Сначала он подумал о том, чтобы сообщить женщинам о жестокой наглой краже, но затем вспомнил, что ответственен в первую очередь за то, чтобы защищать себя и не вмешиваться или не лезть в дела продавщиц, за которые ответственны они; но на самом деле он боялся за свою жизнь. Он подумал, что эти женщины не смогут защитить его от безжалостного соседа, который, как только Ричард выйдет из магазина, обязательно ему отомстит. Почему он должен подвергать опасности свою жизнь из-за такой кражи и из-за того, что продавщицы не позаботились о своих деньгах, оставив кассу открытой? Когда сосед выбежал из помещения с деньгами, пациент ощутил сильную вину за то, что ничего не сказал и тем самым вступил в сговор с соседом. Он оставил магазин прежде, чем подошла его очередь, чувствуя себя очень виноватым и эгоистичным и зная, что молчать было неправильно; он чувствовал себя чрезвычайно слабым морально. Сон продолжался. В следующий момент пациент оказался в темном тесном переулке, одетый в старые грязные лохмотья, в совершенном одиночестве. Он был отребьем, отбросом общества, совершенно безразличный, полностью парализованный безнадежностью и беспомощностью, продиктованными виной. Он чувствовал, что в нем нет ничего хорошего, что он сам — беспощадный вор. Он был никчемным безжалостным трусом, неспособным даже сообщить о краже, не говоря уже о том, чтобы помешать ей. Он заслужил, чтобы все его отвергли и забыли. Он чувствовал, что умрет, и это будет справедливо. Затем к нему подошла первая его девушка и нежно потрепала его по щеке с теплом и симпатией. Он был удивлен, обрадован, и внутри его наполнило тепло. Тогда он стал думать, что она, должно быть, сама больна и слепа, если проявляет теплоту к нему, безнадежному, бесхребетному ничтожеству. Или же она бессознательно с ним в сговоре? Затем появилась его теперешняя жена и тоже проявила к нему некоторую теплоту. Он почувствовал, что жизни обеих угрожает крах из-за того, что они связываются с ним.

Явное содержание первой части сновидения более удивительно, поскольку здесь Ричард абсолютно отчетливо раскрывает свою зависимость от идеализированного соседа и полное отрицание безжалостности, жадности и жестокости этого соседа. Во сне сосед не только беспощаден, он убийца, поскольку если он обнаружит, что Ричард знает о его жестоком преступлении, то убьет его. Это опять-таки типичная структура личности для пациентов, контролируемых своим деструктивным нарциссическим аспектом, который притворяется идеальным другом и помощником. Во сне идеализация разрушается, и пациент начинает осознавать свой сговор со своей деструктивной частью, представленной соседом. Он сознает, что совершенно ничего не предпринял и никак не защитил заботливых продавщиц молока, исходно символизирующих хорошие отношения с его матерью в ситуации кормления, и его зависимость от аналитика. Эта проблема сыграла очень важную роль в его анализе. Зачастую пациент, отыгрывая посредством безрассудства и безжалостности, обвинял в этом меня, утверждая, что я должен был знать все заранее и предупредить его о проблеме. Во сне Ричард исправляет эту установку, поскольку признает, что превращает его в столь сложного для анализа пациента его собственный сговор со своей деструктивной частью, «соседом», поскольку он утаивает от меня важную информацию о себе.

Во второй же части сновидения Ричард берет на себя полную ответственность за свою деструктивную преступную часть, — что в бодрствующем состоянии он считал практически невозможным сделать, поскольку боялся, как демонстрирует сон, не только того, что ему будет угрожать и вообще убьет его деструктивная часть, но и того, что он фактически станет полностью плохим. Он боялся, что в нем не сможет существовать ничто хорошее, поскольку он был лживым. Во сне он признает, что нуждается в любви, но не может ее принять, поскольку чувствует, что ее не заслуживает; он заслуживает только смерти. Таким образом, в первой половине сна Ричард боится, что его убьет его плохая деструктивная часть, но во второй половине он начинает бояться, что его уничтожит его совесть, его Супер-Эго, которое приговорит его к смерти. Проблема, в частности, заключается в ложном характере его идеализации своего соседа, поскольку теперь Ричард, похоже, подвергает сомнению основание всякого обожания и всякой любви, и боится, что вся любовь — обман, и очевидно, что он полностью плохой. Поэтому он также не верит никому, кто его любит; он боится, что всякий, кто его любит, находится в сговоре с его плохостью, и потому лжив.

Именно потому, что он признал свое ложное обожание соседа, Ричарду теперь очень трудно доверять кому бы то ни было, включая и меня в анализе, когда я даю какую бы то ни было позитивную интерпретацию. Однако если интерпретировать такому пациенту только деструктивные стремления, аналитик безусловно будет идентифицироваться с чрезвычайно деструктивным Супер-Эго, которое усматривает в пациенте только деструктивность и совершенно не ценит его желания выйти из плохого состояния. Клинически крайне важно различать ложную идеализацию деструктивной нарциссической самости (которая играет столь значительную роль в пристрастии к наркотикам и алкоголю, злоупотреблению курением и т.д.) и идеализацию в основе своей хорошего опыта с хорошими объектами в прошлом или настоящем. Может пострадать как лечение, так и теория, если мы будем считать деструктивными все «нарциссические» аспекты личности, в том числе те, которые многие авторы расценивали как здоровые или нормальные компоненты личности.

Сновидения Ричарда были очень полезны, поскольку они делали очевидным, что его ложная идеализация деструктивной самости, притворяющейся хорошим и идеальным объектом, значительно способствовала неразличению хороших и плохих аспектов его личности, так что возникала угроза того, что хорошие аспекты самости могут оказаться приравненными плохим или побежденными этими плохими аспектами. Чрезвычайно важно проводить различие между силами жизни и силами смерти. По существу они противостоят друг другу; когда сходятся вместе хорошие и плохие части самости, возникает опасность, что хорошие и плохие части самости, а также хорошие и плохие объекты окажутся настолько спутанными друг с другом, что хорошая самость будет сокрушена и временно потеряется в этой путанице. Это вполне вероятно, когда преобладают деструктивные части самости. Именно этот процесс я называю патологическим слиянием (fusion). При нормальном слиянии агрессивные силы самости смягчаются либидинозными частями самости. Эта функция синтеза абсолютно необходима для жизни — как для выживания самости, что предполагает развитие Эго, так и для укрепления и стабильности объектных отношений, для нормального нарциссизма и способности бороться за охранение объектов и себя самого. Я также хочу подчеркнуть здесь патологическое слияние или фиксацию пациента на раннем параноидно-шизоидном уровне развития. Нормальное слияние необходимо для проработки депрессивной позиции: этот процесс Мелани Кляйн считает обязательным для всякого нормального развития. Однако для того, чтобы основать нормальное слияние, клинически и теоретически, необходимо твердо и решительно разоблачить спутанность хороших и плохих объектов и хороших и плохих аспектов самости, поскольку из спутанности не может развиться ничего позитивного или здорового, и есть опасность возникновения постоянно слабой и хрупкой самости.

Сон о соседе во многом объяснил повторяющееся поведение пациента в анализе. Долгие годы пациент был неспособен сообщить мне какое бы то ни было самонаблюдение или описать конфликт, который привел к его всемогущественному поведению, всегда наступающему как будто неожиданно. Благодаря этому сну о соседе я смог показать ему, что всякий раз, когда он сталкивается с трудностями или помехами, он не помнит, что я могу помочь ему и позаботиться о нем, поскольку тогда он будет вынужден ждать меня и признать свою зависимость от меня. В своей фрустрации и нетерпении он обходил свою память обо мне и обращался ко всемогущественной и преступной части себя, действующей безжалостно и следуя импульсу, обесценивающей анализ (который описывался как всего лишь пятипенсовая монета) и быстро хватавшей все, чего бы он ни захотел. Он даже не осознавал, до какой степени его деструктивная и преступная нарциссическая самость (которой он бессознательно гордился, поскольку она могла добиваться своего быстро и незаметно) держала под полным контролем его зависимую самость посредством смертельных угроз, так что он чувствовал себя неспособным сотрудничать в анализе. Во сне стало ясно, что он также чувствовал, что существует сговор между его зависимой самостью и его всемогущественной жадной нарциссической самостью, поскольку он отказался от всякой ответственности за необходимость информировать продавщиц-молочниц о своих наблюдениях за соседом. С другой стороны, о чем я уже упоминал, я часто обнаруживал, что когда он рассказывал сновидение или давал ассоциации, весь прогресс он приписывал себе. Это, конечно, типичная проблема в анализе нарциссических пациентов, которые настаивают на том, что обладают аналитиком, как материнской грудью. Терапевтически важно продемонстрировать у такого пациента владычество над целой самостью его всемогущественной деструктивной нарциссической самости: поскольку это позволило Ричарду постепенно лучше использовать анализ, мы смогли достичь удовлетворительного терапевтического результата.

Перевод: З. Баблоян
Редакция: И.Ю. Романов

Примечания:

1) Вероятно, цитату следует датировать 1922 (23) годом, поскольку она взята из энциклопедической статьи «Теория либидо» («The Libido Theory»; ‘Libidotheorie’ In Handworterbuch der Sexualwissenschaft, ed. M. Marcuse, Bonn, 1923: 296-8). – Прим. перев.

2) Это также отмечает Андре Грин (Andre Green, 1984) (см. главу первую, примечание 6), но в несколько ином ключе.

3) Абрахам продвинулся гораздо дальше Фрейда в изучении скрытого негативного переноса и в прояснении природы деструктивных импульсов, с которыми он сталкивался в своей клинической работе с нарциссическими пациентами. У нарциссических пациентов-психотиков он подчеркивал заносчивое высокомерие и отчужденность нарцисса и интерпретировал негативную агрессивную установку в переносе. Уже в 1919 он дал толчок анализу скрытого негативного переноса, описав частную форму невротического сопротивления аналитическому методу. Он обнаружил у таких пациентов отчетливо выраженный нарциссизм, и уделял особое внимание враждебности и пренебрежению, скрывающимся под кажущимся рвением к сотрудничеству. Он описывал, как нарциссическая установка прикрепляет себя к переносу и как такие пациенты принижают и обесценивают аналитика и неохотно отводят ему аналитическую роль, представляющую отца. Они меняют местами позиции пациента и аналитика, чтобы продемонстрировать свое превосходство над аналитиком. Абрахам подчеркивал, что элемент зависти безусловно проявляется в поведении этих пациентов, и таким образом клинически и теоретически связал нарциссизм и агрессию. Интересно, однако, что Абрахам никогда не пытался соотнести свои открытия с теорией Фрейда об инстинктах жизни и смерти.

Райх (Reich, 1933) выступал против теории Фрейда об инстинкте смерти. При этом он сделал фундаментальный вклад в анализ нарциссизма и латентного негативного переноса. Он также подчеркивал, в противоположность Фрейду, что у пациента нарциссические установки и латентные конфликты, включая негативные чувства, могут быть активированы и выведены на поверхность в анализе, а затем проработаны. Он полагал, что «в каждом без исключения случае анализ начинается с более или менее явной установки недоверия и критицизма, которая, как правило, остается скрытой» (Reich, 1933: 30).

Райх считал, что аналитик должен постоянно указывать на то, что скрыто, и его не должен вводить в заблуждение внешне позитивный перенос на аналитика. Он подробно исследовал броню характера, где нарциссическая защита находит свое конкретное хроническое выражение. Описывая нарциссических пациентов, он подчеркивал их высокомерную, саркастическую и завистливую установку, а также их презрительное поведение. Один пациент, постоянно занятый мыслями о смерти, жаловался на каждом сеансе, что анализ его не затрагивает и является совершенно бесполезным. Этот пациент также признавал безграничную зависть, не к аналитику, но к другим людям, ниже которых он себя чувствовал. Постепенно Райх осознал и смог показать пациенту его триумф над аналитиком и его попытки заставить аналитика почувствовать себя бесполезным, ничтожным и бессильным, неспособным ничего добиться. Тогда пациент смог признать, что не может выносить чье-либо превосходство и всегда пытается такого человека ниспровергнуть. Райх отмечает (Reich, 1933: 30): «Итак, здесь имела место подавленная агрессия, наиболее экстремальное проявление которой до сих пор представляло собой желание смерти».

Открытия Райха в отношении скрытой агрессии, зависти и нарциссизма во многом напоминают данное Абрахамом в 1919-м году описание нарциссического сопротивления.

Ряд серьезных аналитиков и помимо Фрейда подчеркивали значимость инстинкта смерти и скрупулезно соотносили его со своей клинической работой и опытом. Федерн (Federn, 1932: 148) в статье, озаглавленной «Реальность инстинкта смерти» — по-немецки «Die Wirklichkeit des Todestriebs» — делает акцент на том, что влечение к смерти можно наблюдать в его чистейшей форме в меланхолиях, где деструктивные импульсы значительно отделены от каких бы то ни было либидинозных чувств:

«Ужасно наблюдать, как меланхолик, в котором действует инстинкт смерти, безо всякой связи с Эросом постоянно выражает ненависть и все время пытается разрушить всякую возможность счастья и удачи во внешнем мире самым жестоким образом. Инстинкт смерти в нем сражается с Эросом снаружи».

Федерн также чрезвычайно подробно соотносит инстинкт смерти с ощущениями вины у меланхолика.

Эдуардо Вайсс в статье «Todestrieb und Masochismus», опубликованной в 1935-м году в журнале «Имаго», описывает, как вторичный нарциссизм связан не только с либидо, обернувшимся против самости, но также и с агрессией, которую он называет «Деструдо», ведущей себя таким же образом. К сожалению эта статья, содержащая много интересных идей, написана на довольно невразумительном немецком.

Возможно, из всех аналитиков Мелани Кляйн, признавшая значимость теории Фрейда между инстинктом жизни и смерти и применявшая ее и теоретически, и клинически, сделала наиболее заметный вклад в анализ негативного переноса. Она обнаружила, что зависть, особенно в своей отщепленной форме, является важным фактором в выработке хронических негативных установок в анализе, включая негативные терапевтические реакции. Она описала ранние инфантильные механизмы расщепления объектов и Эго, позволяющие инфантильному Эго разводить порознь любовь и ненависть. Исследуя нарциссизм, она больше подчеркивала либидинозные аспекты, и полагала, что нарциссизм по существу есть вторичный феномен, основанный на взаимоотношении со внутренним хорошим или идеальным объектом, который в [бессознательной] фантазии образует часть любимого тела и самости. Она считала, что в нарциссических состояниях имеет место уход от внешних взаимоотношений к идентификации с идеализированным внутренним объектом.

В 1958-м году Мелани Кляйн писала, что наблюдала в своей аналитической работе с маленькими детьми постоянную борьбу между безудержным стремлением разрушить свои объекты и желанием сохранить их. По ее ощущению, открытие Фрейдом инстинктов жизни и смерти было колоссальным шагом вперед в понимании этой борьбы. Она полагала, что тревога возникает при «действии внутри организма инстинкта смерти, который переживается как страх аннигиляции» (Klein, 1958: 84). Таким образом мы видим, что она воспринимала инстинкт смерти как первичную тревогу у младенца, связанную со страхом смерти, тогда как Фрейд, вообще говоря, отрицал существование первичного страха смерти. Единственная клиническая ситуация, в которой он усматривал инстинкт смерти, терроризирующий самость или Эго пациента, была описана им в 1923-м году. В этом тексте он обсуждает чрезвычайную интенсивность ощущения вины при меланхолии, и предполагает, что деструктивный компонент, чистая культура инстинкта смерти, закрепился в Супер-Эго и обратился против Эго. При этом он объясняет страх смерти при меланхолии тем, что Эго сдается и умирает, поскольку чувствует ненависть и преследование со стороны Супер-Эго, а не любовь. Эту ситуацию Фрейд соотносит как с первичным состоянием тревоги при рождении, так и с более поздней тревогой отлучения от охраняющей матери.

По мнению Мелани Кляйн, чтобы защитить себя от этой тревоги, примитивное Эго использует два процесса: «Часть инстинкта смерти проецируется в объект, и объект таким образом становится преследователем; а та часть инстинкта смерти, которая оставлена в Эго, порождает агрессию, которая будет обращена против этого преследующего объекта» (Klein, 1958: 85).

Инстинкт жизни также проецируется во внешние объекты, которые затем ощущаются любящими или идеализированными. Мелани Кляйн подчеркивает, что для раннего развития характерно, что идеализированные и плохие преследующие объекты расщеплены и разведены далеко друг от друга, откуда следует, что инстинкты жизни и смерти удерживаются в состоянии расслоения. Одновременно с расщеплением объектов происходит и расщепление самости на хорошие и плохие части. Эти процессы расщепления Эго также удерживают инстинкты в состоянии расслоения. Почти одновременно с проективными процессами стартует и другой первичный процесс, интроекция, «преимущественно на службе у инстинкта жизни; она сражается с инстинктом смерти, поскольку приводит к тому, что Эго принимает в себя нечто дающее жизнь (прежде всего пищу), и тем самым связывает внутреннее функционирование инстинкта смерти» (Klein, 1958: 85). Этот процесс играет решающую роль в запуске слияния (fusion) инстинктов жизни и смерти.

Поскольку процессы расщепления объекта и самости и потому состояния разделения инстинктов [жизни и смерти] коренятся в раннем младенчестве на той фазе, которую Мелани Кляйн называет параноидно-шизоидной позицией, можно ожидать, что наиболее выраженные состояния расслоения инстинктов будут наблюдаться в тех клинических условиях, где преобладают параноидно-шизоидные механизмы. Мы можем сталкиваться с такими состояниями у пациентов, которые так и не переросли полностью эту раннюю стадию развития или к ней регрессировали. Мелани Кляйн подчеркивает, что ранние инфантильные механизмы и объектные отношения прикрепляют себя к переносу, и таким образом процессы расщепления самости и объектов, способствующие расслоению инстинктов [жизни и смерти], могут изучаться и модифицироваться в анализе. Также она говорит, что благодаря исследованию этих ранних процессов в переносе она убедилась, что анализ негативного переноса является необходимым условием анализа более глубинных слоев психики. Именно при исследовании негативных аспектов раннего инфантильного переноса Мелани Кляйн столкнулась с примитивной завистью, которую сочла прямым производным инстинкта смерти. Она полагала, что зависть появляется как враждебная, разрушающая жизнь сила в отношении младенца к матери и в частности направлена против хорошей кормящей матери, поскольку младенец не только нуждается в ней, но и завидует ей, поскольку она содержит в себе все, чем младенец хотел бы обладать сам. В переносе это проявляется в потребности пациента обесценивать аналитическую работу, в полезности которой он убедился. Похоже, что зависть, репрезентирующая почти полностью отслоенную (defused) деструктивную энергию, особенно невыносима для инфантильного Эго, и в начале жизни она отщепляется от остального Эго. Мелани Кляйн подчеркивает, что эта отщепленная, бессознательная зависть часто остается невыраженной в анализе, но тем не менее оказывает отрицательное и мощное влияние, мешая продвижению в анализе, который в конечном итоге может быть эффективным только тогда, когда достигает интеграции и охватывает личность во всей ее целостности. Иными словами, разделение (defusion) инстинктов [жизни и смерти] должно постепенно смениться их слиянием (fusion) во всяком успешном анализе.

4) В работах Фрейда, последовавших за книгой «По ту сторону принципа удовольствия» (Freud, 1920), где подход наиболее умозрительный, стало ясно, что он применяет теорию инстинктов жизни и смерти для объяснения клинических феноменов. Например, в статье «Экономическая проблема мазохизма» (Freud, 1924: SE 19: 170) он писал: «Таким образом, моральный мазохизм становится классическим свидетельством в пользу существования слияния (fusion) инстинктов. Его опасность заключается в том, что он происходит от инстинкта смерти и соответствует той его части, которая избежала обращения вовне в ка­честве некоего разрушительного инстинкта». В работе «Недовольство культурой» (Freud, 1930: SE 21: 122) Фрейд больше сосредоточивается на агрессивном инстинкте. Он пишет: «Этой программе культуры противостоит природный агрессивный инстинкт человека, враждебность одного ко всем и всех к каждому. Этот агрессивный инстинкт — потомок и главный представитель инстинкта смерти, обнаруженного нами рядом с Эросом». Далее он добавляет: «Эта проблема должна нам продемонстрировать на примере человечества борьбу между Эросом и Смертью, инстинктом жизни и инстинктом разрушения».

В этом обсуждении Фрейд не проводит четкого различия между инстинктом смерти и инстинктом разрушения, поскольку пытается объяснить, что существует сила, которую он называет инстинктом смерти или инстинктом разрушения, и она находится в постоянной борьбе с инстинктом жизни, желанием жить.

В «Продолжении лекций по введению в психоанализ» (Freud, 1933: SE 22: 105) он обсуждает слияние Эроса и агрессивности и стремится поощрить аналитиков применять эту теорию в клинической практике, отмечая:

«Этим предположением мы открываем перспективу для исследований, которые когда-нибудь приобретут большое значение для понимания патологических процессов. Ведь слияния (fusions) могут тоже распадаться, и такой распад может иметь самые тяжелые последствия для функции. Но эти взгляды еще слишком новы, никто до сих пор не пытался использовать их в работе».

Он также пишет следующее:

«В незапамятные времена .. возник инстинкт, который стремится уничтожить жизнь. … Если мы в этом инстинкте саморазрушения увидим подтверждение нашей гипотезы, то мы можем считать его выражением “инстинкта смерти” (Todestrieb), который не может не оказывать своего влияния на каждый жизненный процесс».

«Влечение к смерти становится разрушительным влечением, когда оно с помощью особых органов обращается наружу, против объектов. Живое существо, если можно так выразиться, сохраняет свою жизнь тем, что разрушает чужую. Но все же определенная доля влечения к смерти остается действовать и внутри живого существа, и мы в своей практике попытались свести довольно значительный ряд нормальных и патологических явлений к этой интернализации инстинкта разрушения». (Freud, 1933: SE 22: 107, 211) [Вторая цитата – из письма А. Эйнштейну «Неизбежна ли война?» — Прим. перев.]

В этой работе Фрейд, в частности, подчеркивает само-деструктивные чувства как прямое выражение инстинкта смерти и отмечает, что существуют особые органы, посредством которых инстинкт смерти превращается в деструктивность и направляется наружу на объекты. Согласно этому описанию, здесь воззрения Фрейда в некоторой степени подобны идеям Мелани Кляйн, изложенным позднее. Она показывает, что примитивное Эго проецирует некоторые аспекты инстинкта смерти во внешние объекты, которые таким образом становятся преследователями, тогда как остальная часть инстинкта смерти превращается в прямую агрессию, которая атакует преследователей.

Только четырьмя годами позднее, в статье «Анализ конечный и бесконечный» (Freud, 1937: SE 23: 242) Фрейд возвращается к клиническому приложению своей теории об инстинкте смерти с целью понимания глубоко укорененных сопротивлений аналитическому лечению:

«Здесь мы имеем дело с теми предельными вопросами, которые может изучать психологическое исследование: поведение двух первичных инстинктов, их распределение, смешение (mingling) и разделение (defusion). Самое сильное впечатление от сопротивлений в аналитической работе возникает оттого, что есть сила, защищающая себя всеми доступными средствами от выздоровления, сила, которая с непоколебимой твердостью поддерживает болезнь и страдания».

Он связывает это со своей более ранней теорией негативной терапевтической реакции, которую соотносил с бессознательным чувством вины и потребностью в наказании, отмечая (Freud, 1937: SE 23: 243):

«Эти феномены безошибочно указывают на присутствие в психической жизни силы, которую мы называем инстинктом агрессии или разрушения, в зависимости от ее целей, и которую мы прослеживаем вплоть до исходного инстинкта смерти живой материи. … Только одновременным или противонаправленным действием двух первичных инстинктов — Эроса и инстинкта смерти, никогда не встречающихся поодиночке, — мы можем объяснить богатство и разнообразие явлений жизни».

Далее в этой же статье Фрейд полагает, что мы могли бы исследовать все случаи психического конфликта с точки зрения борьбы между либидинозными и деструктивными импульсами.

5) Одна из главных причин этого упущения может заключаться в том, что Фрейдова теория нарциссизма исходно основывалась на идее первичного нарциссизма, при котором человек направляет свое либидо на самость, и вторичного нарциссизма, при котором он отводит либидо от объектов назад на самость (Freud, 1914: 74). Лишь позднее Фрейд прояснил свои идеи о принципе удовольствия и принципе реальности, высказанные им в 1911-м году, и соотнес их с любовью и ненавистью в работе «Инстинкты и их судьба», которую он начинал писать как посвященную важной связи между приятным нарциссическим состоянием и ненавистью или деструктивностью по отношению к внешнему объекту, когда объект начинает зацеплять индивида. Например, там говорится (Freud, 1915: SE 14: 136): «Вместе с появлением объекта на стадии первичного нарциссизма достигает своего развития и вторая противоположность любви — ненависть». В этой же статье он подчеркивает первичную значимость агрессии: «Ненависть как отношение к объекту старше любви. Она происходит от первоначального отстранения нарциссическим Эго внешнего мира, доставляющего раздражения» (Freud, 1915: SE 14: 139).

Нечто подобное этому ходу мысли можно усмотреть во Фрейдовом принципе нирваны, который он считал отходом или регрессией к первичному нарциссизму под господством инстинкта смерти — где покой, безжизненное состояние, и уступка смерти уравнены.

Хартманн, Крис и Левенстайн (Hartmann, Kris and Loewenstein, 1949: 22) как будто имеют похожее впечатление от идеи Фрейда о связи агрессии с нарциссизмом; они пишут: «Фрейд привык сравнивать отношение между нарциссизмом и объектной любовью с отношением между саморазрушением и разрушением объекта. Наверное, эта аналогия повлияла на его допущение о том, что саморазрушение как первичную форму агрессии следует сравнивать с первичным нарциссизмом».

6) Примечательна история этого пациента. Саймон сказал мне, что слышал от матери, что начиная с первых трех месяцев его было чрезвычайно трудно кормить. В возрасте полутора лет он с исключительным мастерством разбрасывал всю пищу, которую ему давали ложкой или позволяли самостоятельно брать с тарелки; он устраивал настоящую помойку на полу и торжествующе взирал на свою весьма встревоженную мать. Эти сцены повторялись снова и снова. Отец критиковал мать за неумение ухаживать за ребенком, но ничего не делал сам, чтобы поддержать ее или совладать с мальчиком. Наконец была нанята опытная няня. Через год няня сказал матери, что вынуждена признать, что ее работа с ребенком потерпела полнейшую неудачу. Она никогда не сталкивалась с ребенком, который бы столь упорно и явно, но с очевидным удовлетворением, отвергал все ее попытки его кормить и ухаживать за ним. Она уволилась, и мать продолжила свою борьбу в одиночестве.

Выдающимися симптомами этого пациента была импотенция и довольно неясная перверсия. Он был чрезвычайно шизоидным, отстраненным и имел проблемы в отношениях с другими людьми. Я стал вторым его аналитиком.

7) У многих из этих пациентов деструктивные импульсы связаны с перверсиями. В этой ситуации очевидное слияние инстинктов не приводит к уменьшению силы деструктивных инстинктов; наоборот, мощь и насилие чрезвычайно увеличиваются благодаря эротизации агрессивного инстинкта. Полагаю, здесь было бы заблуждением следовать за Фрейдом, обсуждая перверсии как слияния между инстинктами жизни и смерти, поскольку в таких случаях деструктивная часть самости захватила контроль над всей совокупностью либидинозных аспектов личности пациента и потому способна злоупотреблять ими. Такие случаи на самом деле есть примеры патологического слияния, схожего с состояниями спутанности, где деструктивные импульсы пересиливают либидинозные.

8) Этот процесс кое в чем напоминает описание Фрейдом того, как оставляются нарциссические объектные катексисы и либидо отводится в Эго (Freud, 1914). Описываемое мною состояние действительно предполагает отход самости от либидинозных объектных катексисов в нарциссическое состояние, напоминающее первичный нарциссизм. Пациент как будто отходит от мира, он неспособен думать и зачастую чувствует себя будто одурманенным. Он может терять интерес ко внешнему миру и стремиться оставаться в постели, забывая то, что обсуждалось на предыдущих сеансах. Если он все же приходит на сеанс, то может жаловаться, что с ним случилось нечто неумопостижимое, он чувствует себя в ловушке, ощущает клаустрофобию и неспособность выйти из этого состояния. Он часто сознает, что утратил нечто важное, но не уверен, что именно. Эта утрата может ощущаться конкретным образом, как потеря ключей или кошелька, но иногда пациент понимает, что его тревога и чувство утраты связаны с утратой важной части себя самого, а именно здравой зависимой самости, связанной со способностью мыслить. Иногда у такого пациента развивается острый и переполняющий его ипохондрический страх смерти. Здесь возникает впечатление, что мы можем наблюдать инстинкт смерти в чистейшей его форме, как силу, способную оттянуть всю самость в целом от жизни в подобное смерти состояние при помощи ложных посулов состояния нирваноподобного, что подразумевает полное расслоение основных инстинктов. Однако тщательное исследование этого процесса показывает, что мы имеем дело не с состоянием разделения [инстинктов], но с патологическим слиянием, подобным процессу, описанному мною при перверсиях. В этом нарциссическом состоянии замкнутости здравая зависимая часть пациента проникает в бредовый объект, и происходит проективная идентификация, при которой здравая самость утрачивает свою идентичность и над ней начинает полностью господствовать всемогущественный деструктивный процесс; у этой здравой самости нет силы противостоять ему или его ослабить, покуда держится это патологическое слияние; и наоборот, сила деструктивного процесса значительно увеличивается в такой ситуации.

Манипулируй мной, если сможешь: как распознать нарцисса

Они умны, милы и очаровательны. Вы попадаете в сети их обаяния через несколько минут общения с ними. Они всегда создают только зависимые отношения. Откуда они — нарциссы? Что им нужно? Как не попасть на крючок, как вычислить их в своём окружении и что предпринять, чтобы вас не довели до самоубийства — на эти и другие вопросы отвечает семейный психолог центра Familia Татьяна Скрицкая.

Лариса Сокольникова

09:43, 04 февраля 2020

— Большинство серьёзных исследований о нарциссах и манипуляторах — это переводы зарубежных учёных. Проблема становится всё более актуальной и для российских психологов. В своей практике психологи и врачи-психотерапевты всё чаще сталкиваются с жертвами людей с нарциссическим расстройством личности, возвращая многих из них буквально с того света. И судя по масштабам проблемы, можно не сомневаться — дальше будет только хуже.

— Зарубежные специалисты выделяют людей с опредёленным типом характера, обладающих характеристиками так называемой «тёмной триады». В неё входят нарциссизм, макиавеллизм и эмоциональная холодность.

Нарциссизм — это потребность быть в центре внимания и вызывать восхищение. Свою грандиозность такие люди поддерживают через впечатление, которое производят на окружающих.

Макиавеллизм — это жажда власти, лживость и манипулирование другими людьми. Также они отличаются эмоциональной холодностью и не способны испытывать тёплых чувств к окружающим и даже к близким людям.

Люди с высоким интеллектом, обладающие качествами тёмной триады, как правило, очень успешны. Одним из примеров такого человека был Стив Джобс. Он был невыносим для окружения, труден в общении с партнёрами. В то же время, имея очень тяжёлый характер, он был невероятно результативен и харизматичен.

Современный мир активно поощряет результативность, эгоизм и финансовую состоятельность человека. Именно по этим составляющим нас и оценивают многие окружающие. Важно быть успешнее, больше зарабатывать, раньше (удачнее) выйти замуж и прочее… Главное, чтобы было чем похвастаться перед подружками.

Соответственно, в последние десятилетия таких жёстких, эгоистичных и беспринципных одиночек становится всё больше и больше. А к психологам всё чаще обращаются люди, получившие психологическую травму в результате общения с ними.

На фото: семейный психолог Татьяна Скрицкая и психолог Игорь Добряков. Фото: samopoznanie.ru

— Нарцисс и манипулятор — это всегда знак «равно»?

— Нет. Степень выраженности названных качеств может быть разной у разных людей. Нарциссизм может быть и здоровым, как показатель хорошей самооценки и стимул к самореализации и развитию.

Злокачественные нарциссы иные. Они очень милые, умные, обаятельные, с ними приятно находиться рядом, мы чувствуем прилив сил, интерес к своей персоне, но после расставания нас накрывает эмоциональное и физическое истощение, усталость. И порой возникает смутное ощущение того, что нас использовали.

Иногда нарциссов называют «эмоциональными вампирами». Никаких эзотерических способностей у таких людей нет. При общении с обычными людьми мы всегда получаем что-то от партнера: положительные эмоции, поддержку, совет.

После общения с нарциссом многие описывают своё состояние, как опустошение, истощение, чувство, что использовали, т. е. расходуя свои силы и время, мы не получаем ничего взамен.

Нарциссу не интересны люди, понимающие его природу и способные противостоять затягиванию в зависимые отношения, поскольку через таких людей он не сможет получать подтверждение своей грандиозности, их практически невозможно использовать.

— Это осознанное поведение человека или это всё-таки им движет какая-то его природа? Возможно, причина такого поведения кроется совсем в другом?

— По-разному. Выраженное проявление у человека характеристик «тёмной триады» принято считать врождённой особенностью. Такие люди имеют определённую систему ценностей, в которой допустимо использовать окружающих.

Мир и люди воспринимаются как объекты для удовлетворения собственных потребностей. Они легко определяют потенциальных жертв, которых используют и легко меняют на новых при необходимости.

Можно говорить, что высококонкурентный современный мир способствует появлению людей с такими чертами характера. Кто-то из психологов говорит, что это следующая ступень эволюции человека.

 Сегодня для выживания необязательно, чтобы люди жили группами. Среда не подразумевает, что нам нужен кто-то для физического выживания. Поэтому семьи и традиционные взаимоотношения между людьми постепенно трансформируются.

Деньги могут заменять взаимодействие с другими людьми и поддерживать высокое качество жизни. Определённое количество денег подразумевает, что мы можем жить как угодно, не опираясь на близких и не нуждаясь в них.

Фото: Михаил Периков, nsknews.info

— Если человек попал в зависимые отношения с нарциссом, сможет ли он выйти из них без потерь?

— Многое, что происходит в отношениях с окружающими, мы можем отследить уже потом — ретроспективно. В процессе общения, когда мы эмоционально вовлечены, мы не можем наблюдать за собой со стороны и не распознаём, что это манипуляция, и мы интересны для партнёра только с точки зрения удовлетворения его потребностей. Но затем приходит осознание, что происходило что-то не то.

Например, я со своей стороны делала нужные вещи, но я не получила от общения того, на что рассчитывала, хотя мой вклад был достаточным. Это реакция, которую выдаёт наш организм на ту манипуляцию, которая была со стороны человека с патологическим характером. Такие люди знают, что есть совесть, но её критерии к себе не относят.

Иногда бывают очень яркие примеры отношений человека с характеристиками «тёмной триады» и его жертвы. Например, одна моя клиентка спрашивала: «Как мне понимать, когда мой муж говорит, что мы с ним разные ступени эволюции? Он говорит — тебя можно использовать, я знаю, как это делать, и я это делаю».

Он говорил ей об этом открыто, поскольку она была от него зависима материально и эмоционально. И он понимал, что просто соскочить и уйти из этих отношений она не сможет.

Фото: Мария Козлова, nsknews.info

— Она смогла?

— Да, ей удалось.

— Жертвы, которые живут с такими людьми, они не чувствуют, что ими пользуются?

— Скорее всего, они этого не осознают, потому что у нарцисса достаточно сил и самообладания, чтобы держать свою жертву на коротком поводке. Жертвы могут чувствовать себя без сил, вымотанными и не понимать, что происходит, жить в каком-то очень сумбурном мире, организованном им партнёром.

Манипуляторы очень хорошо разбираются в людях. Они могут читать соответствующую литературу, легко впитывать информацию по управлению людьми и пойти по головам для достижения желанной карьеры или уровня финансового благополучия.

Те знания и навыки, на освоение которых обычные психологи тратят годы, люди с патологическим характером приобретают легко и просто. Достаточно часто такой человек заинтересован, чтобы жертва, которая делает много хорошего, была жизнеспособной и дальше выполняла свои функции. Её время от времени хвалят, поддерживают. Вообще, чем умнее и функциональнее человек, тем более изощрённым он может быть.

— Выйти из такой зависимости немыслимо трудно, и лучше в неё не попадать. Как себя обезопасить? Ведь они не ходят по улицам с табличкой на груди «нарцисс в активном поиске новой жертвы». А они действительно в постоянном поиске.

— Не попасть в такую зависимость поможет опыт искренних и доверительных отношений. Не обязательно это отношения с родителями. Если родители «тёплые» и поддерживающие, то ребёнок с самого детства получает необходимый опыт распознавания людей, способных к поддержке. Разумеется, помимо родителей для наработки такого опыта важна и среда — братья и сёстры, друзья, другие родственники.

Чтобы не попасть в сети нарцисса, стоит помнить несколько правил, по которым он общается со своими жертвами. Главное то, что нарциссы не склонны много и долго вкладываться в отношения. Поэтому и связь с ними возникает практически мгновенно.

Если появляется ощущение, что человек заменяет собой весь остальной мир, то это тоже повод остановиться и подумать. Про особую эмоциональную близость с человеком стоит говорить хотя бы после двух недель знакомства.

Если мы чувствуем, что мы вот «бах!» и на одной волне, то стоит притормозить развитие отношений и не выкладывать всех подробностей своей жизни новому знакомому.

Фото: Михаил Периков, nsknews.info

— Что должно насторожить?

— Как правило, такие люди выбирают в жертву тех, кто может что-то дать — деньги, секс, помощь в карьере или даже решение бытовых вопросов. Во-первых, должно насторожить, когда очень быстро возникает ощущение, что так хорошо, как этот человек, вас не понимает никто. Когда отношения складываются в предельно короткие сроки.

Во-вторых, если конфликтов нет вообще, и партнеры настолько едины и хорошо понимают друг друга, как будто буквально встретилась та самая мифическая вторая половинка, это повод остановиться и задуматься, кто передо мной.

Можно немного спровоцировать человека. Например, предложить неожиданную ситуацию, в которой обычный человек отреагирует не слишком радостно. Например, предложить занятие спортом, которым человек не занимался ранее. Обычный человек может согласиться, но при этом высказать свои опасения либо неудовольствие. Манипулятор согласится и скажет: давай, я всегда об этом мечтал, мы же с тобой одно целое.

В-третьих, гипертрофированная поддержка в начале отношений и акцент на единение, слияние. «Мы — это мы вместе. Я тебя очень хорошо понимаю, я почти читаю твои мысли» — это и есть стирание личных границ жертвы.

И наконец, должно насторожить наличие у такого человека «свиты» из множества поклонников разного пола, которые прислушиваются к его мнению.

— Как объяснить, почему человек, не нуждающийся в деньгах, всё время кому-то должен сотню-другую? Он всегда у кого-то в долгу. Зачем?

— Как правило, люди с нарциссическим расстройством хорошо зарабатывают, а этот механизм им нужен для того, чтобы сильнее вовлекать другого человека в эмоциональную зависимость.

Опять же, когда мы даём взаймы такому человеку, то поднимаем свою самооценку. Рядом с ним мы чувствуем свою уникальность и эксклюзивность — он такой компетентный и обаятельный, а выбрал нас, это же круто.

Но это про другое — про то, что мы обеспечиваем его потребности, улучшаем его жизнь, повышаем его самооценку за счёт своих ресурсов, в том числе эмоциональных.

Фото: Мария Козлова, nsknews.info

— Среди психологов есть те, кто придерживается мнения, что жертва «сама дура виновата», что попала в зависимые отношения. Тут возникает логичный вопрос — так кто же виноват?

— Никто не виноват. Такие люди всегда были. Но когда общество было более традиционным, то окружающие знали про людей, которые были склонны использовать других и не давать ничего взамен. Про таких говорили, что они нечестные и старались держаться от них подальше.

Сейчас мы живём в городах, и эмоциональной близости между людьми меньше. Поэтому такому человеку гораздо легче найти свою свиту и своих жертв.

— Есть опасность, что эмоциональная холодность заразительна, что жертвы уже никогда не будут прежними?

— Это не всегда так. Если у пострадавшего человека сохраняется близкий круг — семья, друзья, прошлые отношения, где было по-другому, тогда такой человек сможет дифференцировать окружение на безопасное, где он будет демонстрировать свои хорошие человеческие качества, и всё остальное.

Но для возвращения в близкий круг к такому травмированному человеку другим людям придётся затрачивать большое количество времени и своих душевных сил. Это необходимо для эмоционального восстановления жертвы манипулятора.

— А сами нарциссы могут измениться, стать человечнее?

— Из моего профессионального опыта и наблюдений, люди с выраженным нарциссизмом менялись и становились более человечными, более тёплыми и отзывчивыми после очень серьёзных эмоциональных или физических травм.

Например, смерть близкого человека или тяжёлая личная трагедия, допустим, авария, в результате которой человек становится инвалидом, когда привычный мир рушится. У меня были такие примеры. Стоит учитывать, что такие трансформации возможны в единичных случаях.


Материал впервые был опубликован на сайте «Новосибирские новости» 22 февраля 2017 года.    

#Интервью #Полезный город #Семья #Здравоохранение #Безопасность #Психология #Медицина в городе

Как распознать человека с скрытым нарциссизмом

В большинстве случаев нарцисса легко обнаружить в комнате. Именно они работают с толпой, громко делясь невероятными историями, которые передают чувство значимости и достижений, так что они могут чувствовать восхищение. Кто-то, ведущий подобное поведение, обычно посылает ясный сигнал окружающим, что они недоступны или сострадательны.

Могли ли быть в комнате другие люди с такими же преувеличенными мотивами восхищения и важности, но, возможно, их труднее идентифицировать? Да, на самом деле, может быть кто-то из ваших близких, кто является нарциссом, но проявляется менее очевидным образом.

Что такое нарциссические черты характера?

Общие нарциссические черты включают в себя сильное чувство собственной важности, переживание фантазий о славе или славе, преувеличение собственных способностей, жажду восхищения, эксплуатацию других и отсутствие сочувствия.

Иллюстрация JR Bee, Verywell

Что такое нарциссизм?

Слово нарциссист — это термин, который регулярно используется в общих дискуссиях для описания любого, кто кажется немного заинтересованным в себе. Однако с точки зрения клинического психического здоровья кто-то должен соответствовать определенному критерию, чтобы ему поставили диагноз нарциссического расстройства личности.

Черты

В целом, люди с нарциссическим расстройством личности — это те, кто озабочен собственным успехом и великим чувством собственной важности, которое влияет на их принятие решений и взаимодействие.

Нарциссам трудно строить или поддерживать связи с другими из-за их склонности к манипуляциям и отсутствия сочувствия. Они часто чувствуют себя заслуженными и им не хватает сострадания, но при этом жаждут внимания и восхищения. Вот некоторые элементы нарциссизма.

  • Обладающий чувством собственного достоинства или величия
  • Испытывать фантазии о том, чтобы быть влиятельным, известным и / или важным
  • Преувеличение своих способностей, талантов и достижений
  • Жажда восхищения и признательности
  • Озабоченность красотой, любовью, властью и / или успехом
  • Обладая преувеличенным чувством уникальности
  • Полагая, что мир им что-то должен
  • Использование других для получения того, что они хотят (независимо от того, как это влияет на других)
  • Отсутствие сочувствия к другим

Что такое скрытый нарцисс?

В области психологии поведение можно охарактеризовать как явное или скрытое.Открытое поведение — это поведение, которое могут легко наблюдать другие, например поведение традиционного нарцисса, описанного ранее. Однако скрытое поведение — это более тонкое и менее очевидное для других поведение.

Скрытый нарцисс — это тот, кто жаждет восхищения и важности, а также испытывает недостаток сочувствия к другим, но может действовать иначе, чем явный нарцисс.

При рассмотрении поведения нарциссов может быть трудно представить, как кто-то может быть нарциссом и сдерживаться в своем подходе и поведении.Скрытый нарцисс может быть внешне скромным или замкнутым в своем подходе, но конечные цели остаются теми же.

Например, это можно описать как прослушивание вашей любимой песни на высокой громкости по сравнению с прослушиванием той же песни на низкой громкости. Сама песня не изменилась, только громкость, на которой вы слушаете.

Открытый против Скрытого

Скрытые нарциссы отличаются от открытых (более очевидных) нарциссов только тем, что они, как правило, более интроверты.Явных нарциссистов легко идентифицировать, потому что они склонны быть громкими, высокомерными, нечувствительными к потребностям других и всегда жаждут комплиментов.

За их поведением могут легко наблюдать другие, и они, как правило, кажутся «большими» в комнате. Когда мы думаем о явном нарциссе, мы можем сказать, что он демонстрирует более экстравертное поведение во взаимодействии с другими.

Исследователь и автор Крейг Малкин, доктор философии, предполагает, что термин «скрытый» может вводить в заблуждение.В своей работе он утверждает, что термин «скрытый» часто используется для обозначения того, что скрытый нарцисс подлый или что его стремление к значимости не так важно, как открытый (более экстравертный) нарцисс. На самом деле, сообщает он, черты явного нарцисса и скрытого нарцисса одинаковы.

Как скрытые, так и явные нарциссы перемещаются по миру с чувством собственной важности и фантазируют об успехе и величии.

Оба человека должны соответствовать одним и тем же клиническим критериям, чтобы им был поставлен диагноз нарциссического расстройства личности, вне зависимости от того, являются они экстравертами или интровертами.У обоих есть недостаток в способности регулировать свою самооценку.

Многие люди стали жертвами манипулятивного поведения скрытого нарцисса, не осознавая, что произошло, пока они уже не испытывают эмоциональной боли. Было бы более правильным предположить, что экстравертированного (открытого) нарцисса гораздо легче увидеть, чем интровертированного (скрытого) нарцисса.

Нередко люди оказываются в длительных отношениях с тайными нарциссами только для того, чтобы их ранило чувство отсутствия партнерства или взаимности в отношениях.

Признаки, которые нужно искать

Хотя есть некоторые клинические критерии, которым необходимо соответствовать, чтобы у кого-то диагностировали нарциссическое расстройство личности, есть некоторые общие черты и закономерности, которые следует искать в повседневных взаимодействиях, если вы подозреваете, что имеете дело с скрытым нарциссистом.

Осведомленность об этих чертах может помочь расширить возможности тех, кто взаимодействует с скрытым нарциссом, помогая им распознавать потенциально нездоровые взаимодействия и лучше ориентироваться в них.

Пассивная личная важность

Там, где более открытый экстравертный нарцисс будет очевиден в своем возвышенном самоощущении и высокомерии при взаимодействии с другими, скрытый нарцисс может быть менее очевидным.

Скрытый нарцисс, безусловно, жаждет важности и восхищения, но он может отличаться от окружающих. Они могут делать комплименты неосмотрительно или намеренно преуменьшать свои достижения или таланты, чтобы люди убедили их в том, насколько они талантливы.

Реальность и для явного, и для скрытого нарцисса такова, что у них хрупкое самоощущение.

Открытый нарцисс будет требовать восхищения и внимания, тогда как скрытый нарцисс будет использовать более мягкую тактику для достижения тех же целей. Скрытый нарцисс с гораздо большей вероятностью будет постоянно искать подтверждения своих талантов, навыков и достижений, ища других, чтобы удовлетворить ту же потребность в самомнениях.

Обвинение и позор

Стыдить других — это прекрасная тактика нарцисса, чтобы обеспечить себе чувство возвышенного положения по отношению к другим.Открытый (экстравертный) нарцисс может быть более очевидным в своем подходе к получению рычагов влияния, например, открыто унижать вас, быть грубым, критиковать вас и быть саркастичным.

У интроверта, скрытого нарцисса может быть более мягкий подход к объяснению, почему в чем-то виновата вы, а он не виноват. Они могут даже притвориться жертвой вашего поведения или подвергнуться эмоциональному насилию, чтобы получить от вас поддержку и похвалу. В конце этих взаимодействий цель нарцисса — заставить другого человека чувствую себя маленьким.

Создание путаницы

Некоторые скрытые нарциссы могут получать удовольствие, создавая путаницу для кого-то, с кем они взаимодействуют, хотя и не всегда коварно. Они могут не обвинять или стыдить, а заставляют людей сомневаться в своем восприятии и сомневаться в себе.

Другой способ создать рычаги влияния между ними и другим человеком, скрытый нарцисс должен использовать подобную тактику, чтобы поднять себя и сохранить силу во взаимодействии.Если они смогут заставить вас подвергнуть сомнению ваше восприятие, то это даст им возможность манипулировать вами и использовать вас в большей степени.

Промедление и пренебрежение

Поскольку их потребность в самомнениях царит безраздельно, скрытые нарциссы будут делать все, что им нужно, чтобы сосредоточиться на себе. Итак, если экстравертный нарцисс явно оттолкнет вас или будет манипулировать вами для достижения своей цели, то скрытый нарцисс — профессионал, который вообще не признает вас.

Неслучайно нарциссы, как правило, тяготеют к взаимодействию с заботливыми и сострадательными людьми. Скрытый нарцисс также признает эти возможности для манипуляции.

Они без труда сообщат вам, что вы не важны.

Вместо того, чтобы прямо сказать вам, что вы не важны, они могут пригласить вас на свидание, дождаться последней минуты, чтобы ответить на тексты или электронные письма, всегда опаздывать на мероприятия с вами или никогда не строить с вами подтвержденных планов на все.Вам не уделяется внимания ваше время или интересы, и вы чувствуете себя маленьким, неважным и неуместным.

Эмоционально пренебрежительный

Нарциссы не умеют строить и поддерживать эмоциональные связи с другими. Как они могли узнать, как поддерживать связи с другими, если их энергия всегда сосредоточена на себе? Скрытый нарцисс ничем не отличается. Таким образом, хотя они могут казаться добрее и менее неприятными, чем их экстравертный коллега, они также не являются эмоционально доступными или отзывчивыми.

Скорее всего, вы не получите много комплиментов от скрытого нарцисса. Помня, что они всегда сосредоточены на том, чтобы оставаться на высоте, чтобы поддерживать чувство собственной важности, легко понять, как скрытому нарциссу было бы трудно сделать вам комплимент. Обычно мало внимания уделяется вашим талантам или способностям — обычно нарцисс вообще не обращает внимания на эти вещи.

Как и в случае с явными нарциссами, вы, вероятно, обнаружите, что делаете большую часть тяжелого эмоционального подъема в отношениях с скрытыми нарциссами.Хотя скрытность с большей вероятностью будет казаться эмоционально доступной, это, как правило, представление и обычно делается с намерением эксплуатировать или в конечном итоге оставить человека чувствовать себя маленьким из-за игнорирования, обвинения или стыда.

Поскольку одной из отличительных черт нарциссического расстройства личности является отсутствие сочувствия, скрытый нарцисс не будет эмоционально отзывчивым к своему партнеру здоровым образом.

Отдавать с целью

В общем, нарциссы не дарители.Им трудно вкладывать энергию во что-то, что не служит им каким-либо образом. Скрытый нарцисс может представить себя так, как будто он дает, но их благотворительное поведение демонстрируется только с намерением получить что-то. взамен.

Простым повседневным примером может быть что-то вроде того, как положить чаевые в банку в местной кофейне. Скрытый нарцисс с гораздо большей вероятностью положит свой наконечник в банку, когда узнает, что бариста смотрит, чтобы облегчить какое-то взаимодействие, которое позволит им похвалить за то, что он дает.

Намерение отдавать для скрытого нарцисса всегда больше касается них, а не тех, кому они дают.

Что делать

В настоящее время вы можете состоять в личных отношениях с тайным нарциссом, будь то член семьи, коллега или ваша вторая половинка. Может быть полезно отметить, что, хотя мы не можем контролировать с помощью нарцисса, мы можем контролировать то, как мы ведем себя и взаимодействуем с ним. Есть определенные шаги, которые вы можете предпринять, чтобы защитить себя, если столкнетесь с тайным нарциссом.

Не принимайте это лично

Когда мы имеем дело с нарциссом, скрытым или открытым, его манипулятивное поведение может казаться очень личным. Отсутствие уважения, чувство собственного достоинства, модели манипуляции и обманчивое поведение нарцисса могут казаться очень личными, когда мы находимся на их стороне.

Независимо от того, насколько болезненным может быть воздействие поведения нарцисса в данный момент, важно помнить, что оно не имеет к вам никакого отношения.

Нарцисс ведет себя негативно из-за чего-то нездорового внутри него, а не потому, что в вас есть что-то нездоровое.

Это нормально — смотреть на ситуацию и взаимодействия с точки зрения того, как вы в них вносите. Однако, имея дело с нарциссом, очень важно, чтобы вы позволили ему «владеть» своей частью.

Нарцисс хочет, чтобы вы приняли это на свой счет, потому что именно так он поддерживает рычаги воздействия. Помните, нарцисс чувствует себя маленьким, поэтому он должен каким-то образом стать «большим».

Установить границы

У нарциссов нет здоровых границ.Поскольку скрытым нарциссам не хватает эмпатии, они обладают сильным чувством собственного достоинства и эксплуатируют других, границы — это то, что мешает их целям. Чем больше вы можете практиковаться в установлении границ с нарциссом, тем более последовательно вы сообщаете ему, что его тактика не работает.

Установить границы может быть очень сложно, особенно если вы никогда не делали этого раньше.Возможно, это не только вам незнакомо, но и установление границ с тайным нарциссом может быть довольно пугающим.

Помните, что границы — это просто способ показать другим, каковы ваши ценности. Подумайте, что для вас важно, каковы ваши ценности, и постарайтесь установить границы для их поддержки.

Понимание того, почему вы устанавливаете определенные границы, может помочь вам обрести больше уверенности в их установлении и поможет вам не сбиться с пути, если нарцисс пытается нарушить или игнорировать ваши границы.

Защитите себя

При общении с тайным нарциссом можно легко потерять голос. Поскольку модели взаимодействия настолько манипулятивны, вам может потребоваться время, чтобы осознать, что эти отношения оставили вас в таком состоянии, когда вы не знаете, как защищать себя.

Найдите время, чтобы снова настроиться на себя, на то, кто вы есть, что вы из себя представляете, на свои ценности, свои цели и свои таланты. Укрепление отношений с самим собой — ключ к тому, чтобы говорить открыто во время взаимодействия с нарциссом.

Пропагандируя себя, нарцисс получает шанс встретиться с той частью вас, которая осведомлена и осведомлена об их тактике, что делает менее привлекательным для него продолжать пробовать эти вещи вместе с вами.

Создайте здоровую дистанцию ​​

Отношения с тайным нарциссом могут расстраивать и подавлять. Бывают случаи, когда бывает трудно создать дистанцию ​​между вами и этим человеком, например, с членом семьи или коллегой.Однако у вас может быть возможность создать здоровую дистанцию ​​между вами и нарциссом.

Ограничение личного взаимодействия, просьба о переводе в другое место в вашем офисе, перерывы в другое время или просто прекращение контакта могут оказаться необходимыми, если вы чувствуете себя обиженным из-за чьего-то нарциссизма. Помните, что цель создания дистанции — не навредить нарциссическому человеку. Цель — защитить себя и создать пространство для исцеления.

Как распознать злокачественного нарцисса

Нарциссизм — это черта личности, которая была признана на протяжении всей истории, однако в последние годы нарциссическое расстройство личности (НПЛ) и нарциссические черты личности стали чаще становиться предметом внимания общественности. По мере роста осознания люди задаются вопросом, имеют ли они дело с нарциссом, а не с кем-то, кто просто эгоистичен, бездумен или чрезмерно стремится к власти в более общем смысле.

Существуют разные «варианты» нарциссизма, в том числе злокачественный нарциссизм, который многие считают самым тяжелым типом.Помимо простого желания сосредоточиться в первую очередь на себе и быть слишком высоко оцененным практически всеми в своей жизни, злокачественные нарциссы, как правило, имеют более темную сторону своей эгоцентричности.

Вот почему полезно знать, когда он у вас есть в жизни и чего ожидать от взаимодействия с ним. Эти знания, признание и понимание могут дать вам некоторые подсказки о том, как бороться с ними наиболее безопасным способом.

Как определить злокачественного нарцисса

Что такое злокачественный нарциссизм?

Хотя есть только один официальный диагноз для нарциссов, существуют разные типы нарциссов, и нарциссизм бывает разной степени тяжести, включая грандиозных нарциссистов, которые требуют чрезмерной похвалы и внимания, и уязвимых нарциссов, которые склонны испытывать сильную тревогу и беспокойство. нужно много поддерживающего внимания.

Среди вариантов нарциссизма злокачественные нарциссы, безусловно, являются наиболее разрушительными. Это подмножество содержит общие черты NPD, включая регулярный эгоцентризм, но также некоторые антисоциальные черты и даже садистские наклонности, а также плохое самоощущение и отсутствие сочувствия. Злокачественный нарциссизм также часто вызывает паранойю.

Некоторые эксперты не видят большой разницы между злокачественными нарциссами и психопатами в том, что оба обладают антиобщественным поведением и низким уровнем эмпатии.

Злокачественные нарциссы могут сильно манипулировать, и им все равно, кого они обидят, пока они добиваются своего.

Другие симптомы злокачественных нарциссов включают:

  • Они видят мир в черно-белых тонах, включая других как друзей или врагов.
  • Они стремятся победить любой ценой и обычно оставляют за собой много боли, разочарования и даже душевной боли.
  • Как правило, их не волнует боль, которую они причиняют другим, или они могут даже получать от нее удовольствие и воспринимать ее как вдохновляющую.
  • Они сделают все возможное, чтобы не потерять, не доставить неудобств или не получить желаемое в любой ситуации.

Признаки и симптомы

Хотя не каждый человек, демонстрирующий нарциссические черты, является классическим «нарциссистом» в том смысле, что у него диагностируемое состояние NPD, даже те, кто не соответствует критериям диагноза, могут нанести большой вред своими чертами.

Признаки и симптомы нарциссического расстройства личности и тяжесть симптомов различаются и включают в себя следующие, которые часто характерны для злокачественных нарциссов:

  • Увлечен фантазиями о красоте, блеске, успехе и силе
  • Не выдерживает критики
  • Склонность наброситься, если чувствуют себя обиженными
  • Скорее всего воспользуются другими, чтобы получить то, что они хотят
  • Чрезмерно озабочены своим внешним видом
  • Ожидание, что к вам будут относиться как к высшему
  • Отсутствие сочувствия к другим
  • Завышенное чувство собственного достоинства и неспособность к саморегулированию
  • Отсутствие раскаяния за причинение вреда другим и отсутствие интереса к извинениям, если это не приносит им пользы
  • С умом заслужить самое лучшее
  • Склонность к монополизации разговоров и / или плохому обращению с теми, кого они считают неполноценными
  • Скрытая неуверенность и слабое чувство собственного достоинства
  • Склонность обвинять других в собственном плохом поведении

Диагностика

Хотя злокачественный нарциссизм не признан официальным диагнозом в DSM-5, который является стандартом для диагностики психических состояний, эксперты по психическому здоровью часто используют этот термин для описания комбинации следующего:

  • Антисоциальное расстройство личности (APD)
  • Нарциссическое расстройство личности (НПЛ)
  • Агрессия и садизм (по отношению к себе, другим или обоим сразу)
  • Паранойя

Антисоциальное расстройство личности

Согласно DSM-5, человек с антисоциальным расстройством личности должен быть не моложе 18 лет и иметь образец пренебрежения правами других, включая как минимум три из следующего:

  • Пренебрежение собственной безопасностью и безопасностью других людей
  • Несоблюдение законов или социальных норм
  • Импульсивное поведение
  • Раздражительность и агрессия
  • Отсутствие раскаяния в действиях
  • Ложь или манипулирование другими людьми с целью получения прибыли или развлечения
  • Образец безответственности

Нарциссическое расстройство личности

Ниже приводится краткое изложение диагностических критериев NPD в соответствии с DSM-5:

  • Грандиозное чувство собственного достоинства
  • Стойкие фантазии о безграничном успехе и силе
  • Убеждение, что они «особенные» и уникальные и могут быть поняты только или должны ассоциироваться с такими же высокопоставленными людьми и организациями
  • Постоянная потребность во внимании, восхищении и похвале
  • Чувство права и ожидания особого обращения
  • Склонность использовать других для своих нужд или желаний
  • Отсутствие сочувствия или нежелание / неспособность признавать и уважать потребности и чувства других
  • Склонность к зависти или убеждение, что им завидуют другие
  • Чувство высокомерия, проявляющееся в поведении и / или отношении

Нарциссизм vs.NPD

Важно отметить, что не все нарциссические черты обязательно указывают на расстройство личности, которое, согласно Американской психиатрической ассоциации (APA), включает как минимум две из следующих четырех областей:

  • Аффективный (способы эмоциональной реакции)
  • Когнитивные (способы думать о себе и других)
  • Импульсно-управляющие (способы управления своим поведением)
  • Межличностное общение (способы отношения к другим)

Даже если вашему любимому человеку официально не поставлен диагноз НПЛ, нарциссическое поведение все равно может оказаться трудным, и оно окажет негативное влияние на ваши отношения.

Лечение

Лечение злокачественного нарциссизма может быть сложной задачей, особенно с учетом того, что сами нарциссы редко обращаются за лечением или диагностикой.

Терапия

Если вы думаете, что у кого-то, о ком вы заботитесь, есть NPD, есть определенные методы лечения, которые могут быть полезны. Несмотря на относительно ограниченные данные об эмпирически подтвержденных методах лечения НПЛ, часто применяются определенные терапевтические подходы:

Нарциссы обычно сопротивляются терапии (которая может включать диагностику), потому что они не склонны считать себя проблемой.Бедствие, которое они вызывают, часто ощущают окружающие.

Лекарство

Следующие лекарства также могут быть назначены для улучшения таких симптомов, как гнев, раздражительность и паранойя, которые могут сопровождать НПЛ, а также для лечения любых сопутствующих психических расстройств:

Как вести себя с нарциссом

Как справиться с NPD у любимого человека (или у кого-то, с кем им приходится иметь дело, например, у начальника или коллеги)? К счастью, они в некоторой степени предсказуемы, поэтому есть несколько рекомендаций, которые могут помочь:

  • Согласитесь, что с ними будет сложно иметь дело .Если возможно, держитесь подальше от них. Это может быть сложно, поскольку у людей с нарциссическими чертами обычно плохие границы и они негодуют, когда вы пытаетесь их установить, но это более полезно для вас.
  • Не пытайтесь изменить их и не ожидайте, что они изменят , , иначе вы будете разочарованы.
  • Знайте, что если вы бросите им прямой вызов, они, скорее всего, ответят любым возможным способом . Это может включать в себя вовлечение других в ситуацию и попытку настроить их против вас.Это не означает, что вы соглашаетесь с тем, что вас просит нарцисс, но вы можете найти менее конфронтационные способы обозначить свои границы или разногласия.
  • Если вам действительно нужно противостоять человеку, постарайтесь не делать этого перед большой аудиторией , иначе они захотят сохранить лицо и почувствуют большую угрозу, вызывая еще больше возмездия.
  • Окружите себя поддерживающими людьми как можно больше , чтобы поглотить часть негатива, который вы можете испытать с этим человеком.

Слово Verywell

Жизнь со злым нарциссом никогда не будет легкой, поэтому будет проще, если вы сможете дистанцироваться от этого человека. Однако, если этот человек является членом семьи или сотрудником, это может быть труднее. В этом случае полезно знать, с кем вы имеете дело и как вести общение как можно более здоровым образом.

Если вы думаете, что у вашего любимого человека может быть злокачественный нарциссизм, поговорите со своим врачом. Квалифицированный специалист в области психического здоровья может помочь вам научиться справляться с трудностями и научиться устанавливать границы и применять стратегии самопомощи.Групповая терапия и группы поддержки также могут быть полезными ресурсами.

Для нарциссов, социальный статус затмевает все — Ассоциация психологических наук — APS

Социальный статус определяет жизнь даже самых скромных из нас. В групповой среде люди с большим богатством, интеллектом и физическими способностями, как правило, занимают вершину социальной иерархии, купаясь в уважении и влиянии, которое дает им это положение. Но в то время как люди фундаментально мотивированы повышать свой социальный статус до некоторой степени, нарциссические личности стремятся подняться по социальной лестнице любой ценой — и обзор исследования Статиса Грапсаса (Тилбургский университет, Нидерланды) и его коллег в книге Perspectives on Психологическая наука может дать объяснение, как и почему.

«Нарциссы — это движимый доминирующим статусным мотивом, что означает, что он затмевает другие мотивы, например, мотив присоединения », — пишут авторы.

Согласно модели преследования статуса в нарциссизме (SPIN) исследователей, нарциссизм — черта личности, характеризующаяся повышенным чувством собственной важности и правом на особое лечение — является результатом индивидуальных различий в регуляторных процессах и поведении, окружающем преследование. социального статуса.

Благодаря динамический характер социальных иерархий, мотивом социального статуса может быть только удовлетворены кратко, объясняют исследователи. Это означает, что даже статусные люди должны постоянно предпринимать действия для сохранения или улучшения своего положения — а также через это их доступ к ресурсам, социальное влияние и совокупление возможности.

«Если физическим лицам неоднократно участвовать в этих процессах преследования статуса, затем эти процессы может кристаллизоваться в черты [личности] со временем », — говорят исследователи. объяснять.Однако в отличие от обычного человека влечение нарциссического индивидуума стремление к социальному статусу не сдерживается необходимостью поддерживать близость отношения.

Это разыгрывается через процесс, состоящий из ситуационного отбора, бдительности, оценки, и исполнение ответа. Нарциссы склонны выбирать социальные ситуации в что они, вероятно, повысят свой статус, пишут исследователи, платя бдительное внимание к социальным сигналам, указывающим на статус других. Они затем используйте эту информацию, чтобы оценить, какая из двух стратегий с наибольшей вероятностью повысить свой статус: самореклама или другое — умаление.

Нарциссический люди часто стараются изо всех сил продемонстрировать свои таланты и способности как способ повышения собственного статуса, объясняют исследователи. Когда нарцисс воспринимает кого-то как угрозу своему социальному успеху, однако они может вместо этого использовать более агрессивный набор действий, например оскорбления и запугивание, как способ уменьшить социальную стоя.

Попытки нарциссов пробиться вверх по социальной иерархии, не обращая внимания на чувства других, также могут привести к серьезным последствиям — даже для их собственного устойчивого благополучия.Чтобы изучить, как нарциссические личности неправильно справляются с этими социальными дилеммами, сотрудник APS В. Кейт Кэмпбелл, Эми Б. Брунелл и его коллеги поручили 232 студентам университета руководить фиктивной лесохозяйственной компанией.

Студенты были проинформированы о том, что они представляют одну из четырех лесозаготовительных компаний, работающих в этой области, и что, хотя они могут вырубать до 10 гектаров леса в год, оставшаяся листва будет расти со скоростью всего 10% в год. Затем каждая группа из четырех участников сообщила в частном порядке, сколько они хотят вырубить за 25 раундов или до тех пор, пока лес не будет исчерпан.

участников, которые набрал больше баллов в опроснике нарциссической личности (в котором людей, чтобы оценить истинность таких заявлений, как «Если бы я правил миром, было бы намного лучше ») сообщил о повышенном стремлении к прибыли, и группы участников, которые в среднем набрали более высокий балл по нарциссизму, оказались быстрее истощите лес в погоне за сиюминутной прибылью.

«Нарциссизм принес пользу самому себе, но в долгосрочной перспективе это принесло ущерб другим людям и обществу», — пишут Кэмпбелл и его коллеги.

В дополнение к пренебрежение потребностями других, люди с высоким нарциссизмом — обычно считается одна из «темной триады» личностных черт, наряду с макиавеллизмом и психопатия — часто высокомерная, сварливая и эксплуататорская. Просто так у кого-то очень нарциссическая личность, однако, это не обязательно означает что они будут соответствовать критериям формального диагноза нарциссической расстройство личности, отчетливое клиническое состояние, не исследованное в этом организме исследований, Grapsas стрессы.

«Нарциссизм» проявляет себя как стабильный и последовательный кластер поведения в поисках социальный статус », — заключает он и его коллеги. «Индивидуальные различия в стремление к статусу лежит в основе индивидуальных различий в нарциссизме ».

Список литературы

Кэмпбелл, В. К., Буш, К. П., Брунелл, А. Б., и Шелтон, Дж. (2005). Понимание социальных издержек нарциссизма: случай трагедии общин. Бюллетень личности и социальной психологии , 31 (10), 1358–1368.DOI: 10.1177 / 0146167205274855

Грапсас, С., Браммельман, Э., Бэк, М. Д., и Дениссен, Дж. Дж. А. (2019). «Почему» и «как» нарциссизма: модель процесса стремления к нарциссическому статусу. Перспективы психологической науки. DOI: 10.1177 / 1745691619873350

почему мы должны лучше заботиться о них

Нарциссы, как и акулы, получают плохую прессу. Оба обычно рассматриваются как угрожающие, негативные силы, которых следует опасаться и избегать.

Но, как вам скажет любой биолог, акулы играют жизненно важную роль в морской экосистеме. И возможно, что нарциссы также играют необходимую роль в человеческом обществе.

Это, конечно, противоречит широко распространенному восприятию личностных черт: быть приятным и общительным — хорошо, а быть нарциссистом — плохо.

В конце концов, нарциссические люди ведут себя рискованно, придерживаются нереально высокого мнения о себе, чрезмерно самоуверенны, мало сочувствуют другим и не испытывают стыда или вины.Но если нарциссизм настолько токсичен для общества, почему он сохраняется и почему, как говорят, в современных обществах он растет?

Ответ в том, что человеческая природа сложна. И хотя нарциссизм часто ассоциируется с «темными чертами», такими как психопатия и садизм, он также имеет аспекты, которые широко считаются положительными, такие как экстраверсия и уверенность.

Говоря это, я не хочу защищать или извинять худшие примеры нарциссического поведения. Вместо этого я хочу выделить потенциально полезные элементы, которые затем могут позволить обществу использовать положительный потенциал «темных» личностей, а также уменьшить их потенциал причинения вреда.

Лучший нарцисс

Существует два основных типа нарциссизма: «грандиозный» и «уязвимый». Уязвимые нарциссы, вероятно, будут более защищаться и рассматривать поведение других как враждебное, тогда как грандиозные нарциссы обычно имеют чрезмерно раздутое чувство значимости и озабочены статусом и властью.

Результаты наших исследований (личностной черты субклинического нарциссизма, а не нарциссического расстройства личности) показывают, что грандиозный нарциссизм коррелирует с высоко положительными компонентами психической стойкости.К ним относятся уверенность и сосредоточенность на достижении целей, которые помогают защитить от симптомов депрессии и стресса.

Связь между нарциссизмом и психологической стойкостью может помочь объяснить различия в симптомах депрессии в обществе. Если человек более психологически стойкий, он, скорее всего, сразу же воспримет трудности, а не будет рассматривать их как препятствие.

Играет жизненно важную роль. Shutterstock / Кен Кифер

Итак, хотя не все аспекты нарциссизма хороши, некоторые аспекты могут привести к положительным результатам.И немного нарциссизма может быть полезным инструментом при столкновении со стрессовыми ситуациями, обеспечивая дополнительную психологическую стойкость, которую нам необходимо преодолеть.

Это немного похоже на способность бегать, когда ходьбы недостаточно. Идея в том, что люди должны быть гибкими. Им нужно ходить, когда это все, что требуется, и бегать, когда это необходимо. Точно так же способность вызвать немного нарциссизма, столкнувшись с проблемой, социальной или профессиональной, является полезным навыком.

Мост на другую сторону

Недавнее исследование нашей лаборатории предполагает, что нарциссизм может действовать как мост, соединяющий «темные» (антисоциальные) и «светлые» (просоциальные) стороны человеческой личности. Проще говоря, люди могут переходить этот мост, чтобы использовать свои темные черты, когда сталкиваются с проблемой, и просоциальные характеристики, когда они находятся в безопасной среде.

Наша работа предполагает, что вместо того, чтобы воспринимать человеческую личность как дихотомию (нарциссическая или приятная), мы должны рассматривать ее как постоянно меняющийся спектр.

Дело не в том, чтобы возвышать грандиозность над здоровой самооценкой и скромностью. Вместо этого речь идет о продвижении разнообразия людей и идей, отстаивая то, что темные черты, такие как нарциссизм, не следует рассматривать как хорошие или плохие. Они являются продуктами эволюции и выражениями человеческой природы, которые могут быть полезными или вредными в зависимости от контекста.

Это может помочь уменьшить маргинализацию людей, которые высоко оценивают темные черты, и решить, как лучше всего культивировать одни проявления этих черт, препятствуя другим, для общего блага.

Было бы слишком упрощенно утверждать, что такие черты личности, как нарциссизм, которые способствуют расширению прав и возможностей личности, являются социально токсичными. Люди пытаются адаптироваться, выжить и добиться успеха в социальной, политической и экономической среде, которая продвигает «самодельных мужчину или женщину», и если они проявляют антагонистические черты, такие как нарциссизм, они получают негативное внимание. И все же грандиозный нарциссизм может быть ключом к защите людей от такого ненужного давления.

Я также не думаю, что есть люди, которые живут без нарциссизма.Как и другие психологические черты, он существует в широком спектре: одни люди имеют более высокие оценки, чем другие.

В других частях естественного мира человеческий страх и недоверие к акулам привели к широко распространенному отношению «мы» к «им». После выхода фильма «Челюсти», по словам одного защитника природы, произошел «коллективный выброс тестостерона», в результате которого тысячи рыболовов охотились на акул у американского побережья и убивали их.

Число акул резко снизилось (до 92%) за последние полвека.Итак, как только мы начинаем понимать важность акул для морской экосистемы, у нас закончились акулы для изучения.

Мы не должны допустить, чтобы нарциссы подвергались такой же маргинализации только потому, что мы их не понимаем. Вместо того, чтобы демонизировать части нашей личности, нам нужно отметить все ее аспекты — и решить, как лучше всего их использовать для нашей собственной выгоды и на благо общества.

Невероятные плюсы, неизбежные минусы

Вкратце об идее

«В чем разница между Ларри Эллисоном и Богом? Бог не верит, что он Ларри.Так шутит один из руководителей о выдающемся лидере Oracle. Харизма, дальновидность — и, да, большое эго — определяют многих выдающихся лидеров — Джека Уэлча, Билла Гейтса, Стива Джобса — которые украшают обложки сегодняшних деловых журналов.

Такие «нарциссические» лидеры незаменимы во времена переходного периода. Одаренные стратеги и смелые любители риска, они вдохновляют других и направляют свои организации к успешному будущему.

Но они также могут быть эмоционально изолированными и крайне недоверчивыми, склонными к взрывной ярости и грандиозной манере поведения.Они могут разорить свою компанию, если их эксцессы останутся неконтролируемыми. Соревнование? Получение от них максимальной отдачи — при этом гарантируя, что они не будут самоуничтожаться и не подвергать опасности свои компании.

Для компаний, чьи нарциссические лидеры осознают свои ограничения, этот век инноваций может быть лучшим временем. Для других компаний это могло быть хуже всего.

Идея на практике

Сильные стороны нарциссического лидера

Нарциссические лидеры видят «общую картину» и предлагают захватывающие видения будущего.Опытные ораторы и творческие стратеги привлекают и вдохновляют множество последователей.

Слабости нарциссического лидера

По мере того, как эти лидеры завоевывают признание и успех, они начинают чувствовать себя непобедимыми. Они игнорируют предостерегающие слова и идут на вопиющий риск. Они слушают только информацию, которую ищут, и начинают доминировать над подчиненными (например, Стив Джобс публично унижает сотрудников). Следуют другие проблемы:

Чувствительность к критике. Невообразимо тонкокожие нарциссы не терпят инакомыслия.Они говорят , что хотят командной работы, но на самом деле хотят подручных.

Отсутствие сочувствия. Они жаждут сочувствия, но сами не проявляют сочувствия. Они могут быть жестоко эксплуататорскими.

Сильное желание соревноваться. Они безжалостно стремятся к победе, часто не сдерживаемые совестью и убежденные, что угроз предостаточно. («Выживают только параноики», — утверждает Энди Гроув из Intel.)

Как избежать ловушек

Продуктивные нарциссов избегают этих ловушек:

В поисках надежного помощника. В идеале — коллега, который поддерживает их в реальности, указывает на операционные требования их видений и побуждает их принимать новые идеи. У Дон Кихота был Санчо Панса, у Билла Гейтса — президент Microsoft Стив Баллмер, а у Ларри Эллисона — главный операционный директор Oracle Рэй Лейн.

Обучающие свои организации. Преобразование людей в их точку зрения путем предоставления впечатляющих вознаграждений людям, которые усвоили и привержены их видению. (Джек Уэлч из GE воплощает этот подход.)

Пройти психотерапию. Саморефлексивные лидеры, осознающие свои иррациональные потребности, могут оставаться высокопроизводительными.

Как выжить, работая на нарцисса

Сочувствуйте чувствам начальника. Но не ждите ответного сочувствия. Поймите уязвимость, скрывающуюся за демонстрацией непогрешимости. Поддерживайте его лучшие порывы — не становясь подхалимством.

Делитесь идеями своего босса, но позвольте ему взять на себя ответственность за них. Узнайте, что он думает, прежде чем изложить свое мнение. Если вы думаете, что он ошибается, покажите ему, как другой подход принесет ему пользу.

Оттачивайте свои навыки тайм-менеджмента. Будьте доступны в любое время, но отдавайте приоритет его слишком многим просьбам. Забудьте о бессмысленных вещах; он тоже будет.

Когда Майкл Маккоби написал эту статью, которая была впервые опубликована в начале 2000 года, деловой мир все еще находился под влиянием Интернета и его революционных перспектив.Маккоби писал, что это было время, когда требовались крупные лидеры, которые могли видеть общую картину и рисовать убедительный портрет кардинально иного будущего. И это, как он утверждал, было одной из причин, по которой мы стали свидетелями появления руководителей-суперзвезд — грандиозных, активно саморекламированных и по-настоящему самовлюбленных лидеров, которые доминировали на обложках деловых журналов в то время. Опытные ораторы и креативные стратеги, нарциссы обладают дальновидностью и прекрасной способностью привлекать и вдохновлять последователей.

Времена изменились, и мы многое узнали об опасностях чрезмерной зависимости от выдающихся личностей, но это не значит, что нарциссизм не может быть полезной чертой лидерства. У нарциссизма, безусловно, есть темная сторона: нарциссы, как сказал нам Фрейд, эмоционально изолированы и крайне недоверчивы. Обычно они плохие слушатели и им не хватает сочувствия. Предполагаемые угрозы могут вызвать ярость. Сегодняшняя задача — как это понимал Маккоби четыре года назад — состоит в том, чтобы использовать их сильные стороны и при этом смягчить их слабости.

Есть что-то новое и смелое в генеральных директорах, которые трансформируют сегодняшние отрасли. Сравните их с руководителями крупных компаний с 1950-х по 1980-е годы. Эти руководители избегали прессы, и их комментарии тщательно обрабатывались корпоративными отделами по связям с общественностью. Но сегодняшние генеральные директора — такие суперзвезды, как Билл Гейтс, Энди Гроув, Стив Джобс, Джефф Безос и Джек Уэлч — нанимают собственных публицистов, пишут книги, дают спонтанные интервью и активно продвигают свою личную философию.Их лица украшают обложки таких журналов, как BusinessWeek , Time и Economist . Более того, представители мирового бизнеса все чаще рассматриваются как творцы и формирователи нашей общественной и личной повестки дня. Они советуют школам, чему должны учиться дети, и законодателям, как инвестировать общественные деньги. Мы ждем от них мыслей обо всем, от будущего электронной коммерции до горячих мест и отпуска.

Есть много причин, по которым сегодняшние лидеры бизнеса имеют более высокий статус, чем когда-либо прежде.Во-первых, бизнес играет гораздо большую роль в нашей жизни, чем раньше, и его руководители чаще оказываются в центре внимания. Во-вторых, в деловом мире происходят огромные изменения, которые требуют дальновидного и харизматического лидерства. Но мои 25 лет консультирования как психоаналитика, занимающегося частной практикой, так и советника топ-менеджеров, подсказывают третью причину, а именно явное изменение личности стратегических лидеров наверху. Как антрополог я пытаюсь понять людей в контексте, в котором они действуют, а как психоаналитик я склонен смотреть на них через явно фрейдистские линзы.Исходя из того, что я знаю, я считаю, что лидеры грандиозные, которых мы видим сегодня, очень похожи на тип личности, который Зигмунд Фрейд назвал нарциссическим. «Люди этого типа производят впечатление на других как на« личности », — писал он, описывая один из психологических типов, которые явно попадают в диапазон нормальности. «Они особенно подходят для того, чтобы поддерживать других, брать на себя роль лидеров и давать новый импульс культурному развитию или разрушать сложившееся положение дел.”

На протяжении всей истории нарциссы всегда появлялись, чтобы вдохновлять людей и формировать будущее. Когда военная, религиозная и политическая арены доминировали в обществе, именно такие фигуры, как Наполеон Бонапарт, Махатма Ганди и Франклин Делано Рузвельт, определяли социальную повестку дня. Но время от времени, когда бизнес становился двигателем социальных изменений, он также порождал свою долю нарциссических лидеров. Так было в начале этого века, когда такие люди, как Эндрю Карнеги, Джон Д.Рокфеллер, Томас Эдисон и Генри Форд использовали новые технологии и реструктурировали американскую промышленность. И я думаю, что это снова правда сегодня.

Но Фрейд признал, что у нарциссизма есть темная сторона. Он подчеркнул, что нарциссы эмоционально изолированы и очень недоверчивы. Предполагаемые угрозы могут вызвать ярость. Достижения могут подпитывать чувство грандиозности. Вот почему Фрейд считал нарциссов наиболее трудным для анализа типом личности. Подумайте, как один из руководителей Oracle описывает своего нарциссического генерального директора Ларри Эллисона: «Разница между Богом и Ларри заключается в том, что Бог не верит, что он Ларри.Это наблюдение забавно, но также вызывает беспокойство. Неудивительно, что большинство людей думают о нарциссах преимущественно негативно. В конце концов, Фрейд назвал этот тип в честь мифической фигуры Нарцисса, который умер из-за своей патологической озабоченности собой.

И все же нарциссизм может быть необычайно полезным — даже необходимым. Со временем Фрейд изменил свои взгляды на нарциссизм и признал, что все мы в некоторой степени нарциссичны. Совсем недавно психоаналитик Хайнц Кохут опирался на теории Фрейда и разработал методы лечения нарциссов.Конечно, только профессиональные врачи обучены определять, является ли нарциссизм нормальным или патологическим. В этой статье я обсуждаю различия между продуктивным и непродуктивным нарциссизмом, но не исследую крайнюю патологию пограничных состояний и психоза.

Лидеры, такие как Джек Уэлч и Джордж Сорос, являются примерами продуктивных нарциссистов. Они одаренные и творческие стратеги, которые видят общую картину и находят смысл в рискованной задаче изменить мир и оставить после себя наследие.В самом деле, одна из причин, по которой мы обращаемся к продуктивным нарциссам во времена великих преобразований, заключается в том, что они имеют наглость проталкивать масштабные преобразования, которые периодически предпринимает общество. Продуктивные нарциссы — это не только люди, идущие на риск, желающие выполнить свою работу, но и чародеи, способные обратить массы своей риторикой. Опасность заключается в том, что нарциссизм может стать непродуктивным, когда, не имея самопознания и сдерживающих якорей, нарциссы становятся нереальными мечтателями. Они вынашивают грандиозные планы и питают иллюзию, что только обстоятельства или враги блокируют их успех.Эта склонность к грандиозности и недоверию — ахиллесова пята нарциссов. Из-за этого даже блестящие нарциссы могут оказаться под подозрением за самоотверженность, непредсказуемость и — в крайних случаях — паранойю.

Продуктивные нарциссы имеют наглость проталкивать массовые преобразования, которые периодически предпринимает общество.

Легко понять, почему нарциссическое лидерство не всегда означает успешное лидерство. Рассмотрим случай Пера Джилленхаммара из Volvo.У него была мечта, которая понравилась широкой международной аудитории, — план революционизировать промышленное рабочее место, заменив бесчеловечную сборочную линию, изображенную в карикатурном виде в книге Чарли Чаплина Modern Times . Его чрезвычайно популярное видение требовало коллективного мастерства. Были построены модельные фабрики, которые получили международное признание. Но его успех в проталкивании этих драматических изменений также посеял семена его падения. Джилленхаммар начал чувствовать, что может игнорировать опасения своих операционных менеджеров.Он совершал рискованные и дорогостоящие сделки, о которых сообщал по телевидению и в прессе. С одной стороны, вы можете приписать потерю Джилленхаммара связи со своими сотрудниками просто ошибочной стратегией. Но также можно отнести это к его нарциссической личности. Его переоценка самого себя заставила его поверить в то, что другие захотят, чтобы он стал царем многонационального предприятия. В свою очередь, эти фантазии привели его к слиянию с Renault, которое было крайне непопулярно среди шведских сотрудников.Поскольку Джилленхаммар был глух к жалобам на Renault, шведские менеджеры были вынуждены публично заявить о своей позиции. В конце концов акционеры агрессивно отвергли план Джилленхаммара, не оставив ему другого выбора, кроме как уйти в отставку.

Учитывая большое количество нарциссов, стоящих сегодня у руля корпораций, перед организациями стоит задача обеспечить, чтобы такие лидеры не самоуничтожились или не привели компанию к катастрофе. Это может потребовать определенных усилий, потому что нарциссистам очень трудно справиться со своими проблемами — и им практически невозможно сделать это в одиночку.Нарциссам нужны коллеги и даже терапевты, если они надеются вырваться из своих ограничений. Но из-за их крайней самостоятельности и самозащиты к ним очень трудно подобраться. Кохут утверждал, что терапевт должен продемонстрировать чрезвычайно глубокое эмпатическое понимание и сочувствие чувствам нарцисса, чтобы завоевать его доверие. Вдобавок ко всему нарциссы должны осознавать, что они могут извлечь выгоду из такой помощи. Со своей стороны, сотрудники должны научиться распознавать нарциссических боссов и работать с ними.Чтобы помочь им в этом начинании, давайте сначала подробнее рассмотрим теорию типов личности Фрейда.

Три основных типа личности

Хотя Фрейд признал, что существует почти бесконечное множество личностей, он выделил три основных типа: эротический, навязчивый и нарциссический. У большинства из нас есть элементы всех трех. Мы все, например, несколько нарциссичны. Если бы это было не так, мы не смогли бы выжить или отстоять свои нужды. Дело в том, что одна из динамических тенденций обычно доминирует над другими, заставляя каждого из нас по-разному реагировать на успех и неудачу.

Определения типов личности Фрейдом со временем менялись. Однако, говоря об эротическом типе личности, Фрейд обычно имел в виду не сексуальную личность, а, скорее, личность, для которой любовь и, прежде всего, быть любимой наиболее важны. Этот тип людей зависит от тех людей, которые, как они боятся, разлюбят их. Многие эротики — учителя, медсестры и социальные работники. В наиболее продуктивных формах они являются разработчиками молодежи, а также помощниками и помощниками в работе. Как менеджеры они проявляют заботу и поддержку, но избегают конфликтов и делают людей зависимыми от них.Согласно Фрейду, они люди, ориентированные вовне.

Одержимые, напротив, направлены внутрь себя. Они самостоятельны и добросовестны. Они создают и поддерживают порядок и делают наиболее эффективных операционных менеджеров. Они постоянно ищут способы помочь людям лучше слушать, разрешать конфликты и находить беспроигрышные возможности. Они покупают книги по самосовершенствованию, такие как «7 навыков высокоэффективных людей » Стивена Кови. Страдающими одержимостью также правит строгая совесть — им нравится сосредотачиваться на постоянном совершенствовании на работе, потому что это соответствует их чувству морального совершенствования.Как предприниматели, одержимые начинают бизнес, выражающий их ценности, но им не хватает видения, смелости и харизмы, необходимых для превращения хорошей идеи в отличную. Лучшие одержимые устанавливают высокие стандарты и очень эффективно общаются. Они следят за тем, чтобы инструкции выполнялись, а расходы не выходили за рамки бюджета. Самые продуктивные — отличные наставники и командные игроки. Непродуктивные и не склонные к сотрудничеству становятся узкими экспертами и ограниченными правилами бюрократами.

Нарциссы, третий тип, независимы, и их нелегко впечатлить.Они новаторы, стремящиеся в бизнесе добиться власти и славы. Продуктивные нарциссы являются экспертами в своей отрасли, но они не ограничиваются этим. Они также ставят критические вопросы. Они хотят знать все обо всем, что влияет на компанию и ее продукцию. В отличие от эротиков, они хотят, чтобы ими восхищались, а не любили. И в отличие от одержимых, их не беспокоит карающее супер-эго, поэтому они могут агрессивно преследовать свои цели. Из всех типов личности нарциссы подвергаются наибольшему риску изолироваться в момент успеха.А из-за своей независимости и агрессивности они постоянно ищут врагов, иногда перерастая в паранойю, когда находятся в экстремальном стрессе. (Подробнее о типах личности см. Врезку «Четвертый тип личности Фромма».)

Сильные стороны нарциссического лидера

Когда дело доходит до лидерства, тип личности может быть поучительным. Из эротических личностей обычно получаются плохие менеджеры — им нужно слишком много одобрения. Из одержимых становятся лучше руководители — они ваши операционные менеджеры: критичные и осторожные.Но именно нарциссы ближе всего подходят к нашему коллективному образу великих лидеров. Для этого есть две причины: у них есть убедительное, даже захватывающее видение компаний, и у них есть способность привлекать последователей.

Великое видение.

Однажды я попросил группу менеджеров определить лидера. «Человек со зрением» был типичным ответом. Продуктивные нарциссы особенно хорошо понимают видение, потому что они по своей природе люди, которые видят картину в целом. Они не анализаторы, которые могут разбить большие вопросы на решаемые проблемы; они также не умеют вычислять числа (обычно они одержимы).Они также не пытаются экстраполировать, чтобы понять будущее — они пытаются создать его. Перефразируя Джорджа Бернарда Шоу, некоторые люди видят вещи такими, какие они есть, и спрашивают, почему; нарциссы видят то, чего никогда не было, и спрашивают, почему бы и нет.

Рассмотрим разницу между Бобом Алленом, продуктивным одержимым, и Майком Армстронгом, продуктивным нарциссом. В 1997 году Аллен попытался расширить AT&T, чтобы восстановить непрерывное обслуживание Bell System, перепродавая местные услуги региональным компаниям-операторам Bell (RBOC).Хотя это было стоящее мероприятие для акционеров и клиентов, оно не было потрясающим. Напротив, с помощью стратегии объединения голоса, телекоммуникаций и доступа в Интернет с помощью высокоскоростной широкополосной связи по кабелю Майк Армстронг «создал новое пространство со своим именем», как выразился один из его коллег. Армстронг делает ставку на то, что его дорогостоящая стратегия превзойдет менее дорогое решение RBOC по созданию цифровых абонентских линий по медному проводу. Этот пример иллюстрирует разные подходы одержимых и нарциссистов.Риск, на который пошел Армстронг, — это тот риск, на который могут пойти немногие одержимые. Его видение вдохновляет AT&T. Кто, кроме нарциссического лидера, мог добиться такого? Как однажды заметил Наполеон — классический нарциссист: «Революции — идеальное время для солдат с большим остроумием и смелостью действовать».

Как и во времена Французской революции, мир сейчас меняется поразительным образом; нарциссы имеют возможности, которых у них никогда не было бы в обычное время. Короче говоря, у сегодняшних нарциссических лидеров есть шанс изменить сами правила игры.Возьмем, к примеру, Роберта Б. Шапиро, генерального директора Monsanto. Шапиро описал свое видение генетической модификации сельскохозяйственных культур как «единственное наиболее успешное внедрение технологий в истории сельского хозяйства, включая плуг» ( New York Times , 5 августа 1999 г.). Это, безусловно, громкое заявление — все еще остается много вопросов о безопасности и общественном признании генетически модифицированных фруктов и овощей. Но такие отрасли, как сельское хозяйство, отчаянно нуждаются в радикальных изменениях. Если ставка Шапиро окажется успешной, отрасль преобразится по образу Monsanto.Вот почему ему может сойти с рук картина Monsanto как высокодоходной «медико-биологической» компании — несмотря на то, что акции Monsanto упали на 12% с 1998 г. по конец третьего квартала 1999 г. (За тот же период, S&P вырос на 41%.) В отличие от Армстронга и Шапиро, Бобу Аллену было достаточно, чтобы выиграть у своих конкурентов в игре, измеряемой в первую очередь фондовым рынком. Но нарциссические лидеры хотят большего. Они хотят — и должны — оставить после себя наследство.

очков последователей.

У нарциссов есть видение, но этого недостаточно. У людей в психиатрических больницах тоже есть видения. Самое простое определение лидера — это тот, за кем следуют другие люди. Действительно, нарциссы особенно одарены в привлечении последователей, и чаще всего они делают это с помощью языка. Нарциссы верят, что слова могут сдвинуть горы, а вдохновляющие речи могут изменить людей. Нарциссические лидеры часто бывают искусными ораторами, и это один из талантов, который делает их такими харизматичными.Действительно, любой, кто видел выступление нарциссов, может подтвердить их личный магнетизм и их способность вызывать энтузиазм среди публики.

Тем не менее, этот харизматический дар — это скорее двустороннее дело, чем думает большинство людей. Хотя это не всегда очевидно, нарциссические лидеры в значительной степени зависят от своих последователей — они нуждаются в утверждении, а желательно — в лести. Вспомните передачи Уинстона Черчилля во время войны или инаугурационную речь Дж. Ф. К. «Не спрашивайте, что ваша страна может сделать для вас». Лесть, которая следует из таких речей, укрепляет уверенность в себе и убежденность выступающих.Но если никто не отвечает, нарцисс обычно становится неуверенным, чрезмерно пронзительным и настойчивым — точно так же, как это сделал Росс Перо.

Даже когда люди положительно отзываются о нарциссе, есть опасность. Это потому, что харизма — это палка о двух концах: она способствует как близости, так и изоляции. По мере того, как он становится все более самоуверенным, нарцисс становится более спонтанным. Он чувствует себя свободным от ограничений. Поток идей. Он считает себя непобедимым. Эта энергия и уверенность еще больше вдохновляют его последователей.Но само лесть, которого требует нарцисс, может иметь разрушительный эффект. По мере того, как он расширяется, он еще меньше прислушивается к словам предостережения и совета. В конце концов, он был прав и раньше, когда другие сомневались. Вместо того, чтобы пытаться убедить тех, кто с ним не согласен, он считает оправданным игнорировать их — создавая дальнейшую изоляцию. В результате иногда возникает вопиющий риск, который может привести к катастрофе. В политической сфере нет более яркого примера, чем Билл Клинтон.

Слабости нарциссического лидера

Несмотря на теплые чувства, которые может вызвать их харизма, нарциссы обычно не чувствуют себя комфортно со своими эмоциями.Они прислушиваются только к той информации, которую ищут. Им нелегко учиться у других. Они не любят учить, но предпочитают внушать идеи и произносить речи. Они доминируют на встречах с подчиненными. Результатом для организации является большая внутренняя конкурентоспособность в то время, когда каждый уже находится под максимальным давлением, на которое он способен. Возможно, главная проблема в том, что недостатки нарцисса становятся еще более явными по мере того, как он становится более успешным.

Чувствителен к критике.

Поскольку нарциссические лидеры чрезвычайно чувствительны, они избегают эмоций в целом. В самом деле, возможно, один из величайших парадоксов в наш век командной работы и партнерства заключается в том, что лучший корпоративный лидер в современном мире — это человек, который эмоционально изолирован. Нарциссические лидеры обычно держат других на расстоянии вытянутой руки. Они могут воздвигнуть стену защиты толщиной с Пентагон. И учитывая их трудности с познанием или признанием своих собственных чувств, им неудобно, когда другие люди выражают их, особенно свои негативные чувства.

Действительно, даже продуктивные нарциссы чрезвычайно чувствительны к критике или пренебрежению, которые кажутся им ножами, угрожающими их самооценке и их уверенности в своих видениях. Нарциссы почти невообразимо тонкокожи. Подобно сказочной принцессе, которая спала на множестве матрасов и при этом знала, что спала на горошине, нарциссы — даже влиятельные руководители — легко ушибаются. Это одно из объяснений того, почему нарциссические лидеры не хотят знать, что о них думают люди, если только это не создает для них настоящую проблему.Они не терпят инакомыслия. Фактически, они могут быть чрезвычайно агрессивными по отношению к сотрудникам, которые сомневаются в них, или к подчиненным, которые достаточно жестки, чтобы дать отпор. Стив Джобс, например, публично унижает подчиненных. Таким образом, хотя нарциссические лидеры часто говорят, что им нужна командная работа, на практике это означает, что они хотят группу подручных. По мере того, как более независимые игроки уходят или вытесняются, преемственность становится особой проблемой.

Плохие слушатели.

Одним из серьезных последствий этой чрезмерной чувствительности к критике является то, что нарциссические лидеры часто не слушают, когда чувствуют угрозу или нападение.Рассмотрим реакцию одного нарциссического генерального директора, с которым я работал в течение трех лет, который попросил меня взять интервью у его ближайшего окружения и доложить ему о том, что они думают. Он пригласил меня в свой летний дом, чтобы обсудить то, что я нашел. «Так что они думают обо мне?» — спросил он с кажущейся беззаботностью. «Они думают, что вы очень креативный и смелый человек, — сказал я ему, — но они также чувствуют, что вы не слушаете». «Извините, что вы сказали?» он сразу же выстрелил в ответ, делая вид, что не слышит. Его ответ был юмористическим, но в то же время трагичным.

На самом деле, этот генеральный директор не мог слышать мою критику, потому что терпеть ее было слишком больно. Некоторые нарциссы настолько защищаются, что доходят до того, что делают добродетелью тот факт, что они не слушают. Как прямо сказал другой генеральный директор: «Я не добился этого, слушая людей!» Действительно, однажды, когда этот генеральный директор предложил смелую стратегию, никто из его подчиненных не поверил, что она сработает. Его последующий успех укрепил его убежденность в том, что ему нечего было узнать о стратегии от своих лейтенантов.Но успех — не оправдание того, что нарциссические лидеры не слушают.

Отсутствие сочувствия.

Сегодняшние бестселлеры о бизнесе придерживаются лозунга «эмоциональные компетенции» — веры в то, что успешное лидерство требует сильно развитого чувства сочувствия. Но хотя они жаждут сочувствия со стороны других, продуктивные нарциссы сами не отличаются особой эмпатией. Действительно, отсутствие сочувствия — характерный недостаток некоторых из самых харизматичных и успешных нарциссистов, включая Билла Гейтса и Энди Гроува.Конечно, лидерам нужно общаться убедительно. Но отсутствие сочувствия не помешало некоторым из величайших нарциссических лидеров в истории знать, как общаться и вдохновлять. Ни Черчилль, ни де Голль, ни Сталин, ни Мао Цзэ-дун не проявили сочувствия. И все же они вдохновляли людей своей страстью и убежденностью в то время, когда люди жаждали определенности.

На самом деле, во времена радикальных перемен недостаток сочувствия может стать силой. Нарциссу легче, чем другим типам личности, покупать и продавать компании, закрывать и перемещать предприятия, а также увольнять сотрудников — решения, которые неизбежно вызывают у многих людей гнев и грусть.Но нарциссические лидеры обычно мало о чем сожалеют. Как сказал один генеральный директор: «Если бы я прислушивался к потребностям и требованиям своих сотрудников, они съели бы меня заживо».

Учитывая отсутствие эмпатии, неудивительно, что нарциссические лидеры не получают особенно хороших оценок своего стиля межличностного общения. Более того, ни оценка их стиля управления на 360 градусов, ни семинары по слушанию не сделают их более сочувствующими. Нарциссы не хотят меняться — и пока они успешны, они не думают, что должны это делать.Они могут видеть необходимость в том, чтобы операционные менеджеры проходили болезненное обучение, но это не для них.

С нарциссами ассоциируется своего рода эмоциональный интеллект, но это больше уличный ум, чем сочувствие. Нарциссические лидеры прекрасно осознают, искренне ли люди с ними. Они знают, кого можно использовать. Они могут быть жестоко эксплуататорскими. Вот почему, хотя нарциссы, несомненно, обладают «звездными качествами», они часто неприятны. Они легко настраивают людей против себя, и только в неспокойные времена, когда их дары отчаянно нужны, люди готовы терпеть нарциссов как лидеров.

Нарциссические лидеры часто говорят, что им нужна командная работа. На практике это означает, что им нужна группа знакомых.

Отвращение к наставничеству.

Недостаток сочувствия и крайняя независимость затрудняют нарциссам наставничество и наставничество. Вообще говоря, нарциссические лидеры очень мало думают о наставничестве. Они редко наставляют других, а когда они делают это, они обычно хотят, чтобы их протеже были бледным отражением их самих.Даже такие нарциссы, как Джек Уэлч, которых считают сильными наставниками, обычно больше заинтересованы в обучении, чем в коучинге.

Нарциссы определенно не зачисляют наставничество или образовательные программы для собственного развития как лидеров. Некоторые нарциссические лидеры, такие как Билл Гейтс, могут найти друга или консультанта — например, Уоррена Баффета, суперпродуктивного одержимого человека, — которому они могут доверять в качестве своего проводника и доверенного лица. Но большинство нарциссов предпочитают «наставников», которых они могут контролировать. 32-летняя вице-президент по маркетингу, нарцисс с потенциалом генерального директора, сказала мне, что она отказалась от своего босса как наставника.Как она выразилась: «Прежде всего, я хочу сохранить отношения на расстоянии. Я не хочу поддаваться влиянию эмоций. Во-вторых, есть вещи, о которых я не хочу, чтобы он знал. Я бы предпочел нанять внешнего консультанта в качестве своего тренера ». Хотя нарциссические лидеры кажутся непринужденными с другими, им трудно установить близость, которая является предпосылкой для наставничества. Молодые нарциссы будут устанавливать отношения сверстников с авторитетом, а не искать родительские отношения наставничества. Они хотят результатов и готовы рискнуть, споря с авторитетом.

Сильное желание соревноваться.

Нарциссические лидеры безжалостны и безжалостны в своем стремлении к победе. Игры — это не игры, а проверка их навыков выживания. Конечно, все успешные менеджеры хотят победить, но нарциссов совесть не сдерживает. Организации, возглавляемые нарциссами, обычно характеризуются интенсивной внутренней конкуренцией. Их страсть к победе отмечена как обещанием славы, так и примитивной опасностью исчезновения. Это сильнодействующий напиток, который заряжает энергией компании, создавая ощущение срочности, но он также может быть опасен.Эти лидеры видят во всем угрозу. Как выразился Энди Гроув, блестяще выразив страх, недоверие и агрессию нарцисса, «выживают только параноики». Беспокойство, конечно, вызывает то, что нарцисс находит врагов, которых нет, даже среди своих коллег.

Как избежать ловушек

Существует очень мало деловой литературы, которая рассказывает нарциссическим лидерам, как избегать ловушек. На это есть две причины. Во-первых, относительно немногие нарциссические лидеры заинтересованы в том, чтобы смотреть внутрь себя.Во-вторых, психоаналитики обычно не подходят к ним достаточно близко, особенно на рабочем месте, чтобы писать о них. (Известный психоаналитик Гарри Левинсон — исключение.) В результате советы по лидерству сосредоточены на одержимых, что объясняет, почему так много внимания уделяется созданию командной работы и большей восприимчивости к подчиненным. Но, как мы уже видели, эта литература мало интересует нарциссистов и вряд ли поможет подчиненным понять своих нарциссических лидеров. Отсутствие управленческой литературы о нарциссических лидерах не означает, что невозможно разработать стратегии борьбы с нарциссизмом.В ходе длительного консультирования руководителей по вопросам карьеры я выделил три основных способа, с помощью которых продуктивные нарциссы могут избежать ловушек собственной личности.

Найдите надежного помощника.

Многие нарциссы могут установить близкие отношения с одним человеком, другом, который действует как якорь, удерживая нарциссического партнера на земле. Однако, учитывая, что нарциссические лидеры доверяют только своему собственному пониманию и взгляду на реальность, помощник должен понимать нарциссического лидера и то, чего он пытается достичь.Нарцисс должен чувствовать, что этот человек, а в некоторых случаях и другие люди, практически является продолжением его самого. Напарник также должен быть достаточно чутким, чтобы управлять отношениями. Дон Кихот — классический пример нарцисса, который был оторван от реальности, но которого постоянно спасал от бедствий его оруженосец Санчо Панса. Неудивительно, что многие нарциссические лидеры в значительной степени полагаются на своих супругов, людей, к которым они наиболее близки. Но зависимость от супругов может быть рискованной, потому что они могут еще больше изолировать нарциссического лидера от его компании, поддерживая его грандиозность и подпитывая его паранойю.Я когда-то знал генерального директора в таких отношениях с его супругой. Он стал обвинять верных подчиненных в заговоре против него только потому, что они осмелились критиковать его идеи.

Для нарциссического лидера гораздо лучше выбрать коллегу в качестве своего помощника. Хорошие помощники могут указать на операционные требования видения нарциссического лидера и удержать его в реальности. Лучшие помощники обычно продуктивно одержимы. Джилленхаммар, например, был наиболее эффективным в Volvo, когда у него был одержимый главный операционный директор Хокан Фризингер, который сосредоточился на повышении качества и стоимости, а также одержимый директор по персоналу Берт Йонссон для реализации своего видения.Точно так же Билл Гейтс может думать о будущем из стратосферы, потому что Стив Баллмер, жесткий одержимый президент, держит шоу на ходу. В Oracle генеральный директор Ларри Эллисон может позволить себе пропустить ключевые встречи и провести время в своей лодке, размышляя о будущем без компьютеров, потому что у него есть продуктивный одержимый главный операционный директор в Рэй Лейн, который будет управлять компанией вместо него. Но работа напарника — это больше, чем просто реализация идей лидера. Напарник также должен убедить своего лидера принять новые идеи. Для этого он должен быть в состоянии показать лидеру, насколько новые идеи соответствуют его взглядам и служат его интересам.(Чтобы узнать больше о нарциссических боссах, см. Врезку «Работа на нарцисса».)

Обучайте организацию.

Самовлюбленный генеральный директор хочет, чтобы все его подчиненные думали о бизнесе так же, как он. Продуктивные нарциссы — люди, часто страдающие от навязчивой личности, — умеют обращать людей на их точку зрения. Одним из наиболее успешных в этом вопросе является Джек Уэлч из GE. Уэлч использует стойкость для создания корпоративной культуры и реализации смелой бизнес-стратегии, включая покупку и продажу множества компаний.В отличие от других нарциссических лидеров, таких как Гейтс, Гроув и Эллисон, которые трансформировали отрасли с помощью новых продуктов, Уэлч смог преобразовать свою отрасль, сосредоточившись на исполнении и подталкивая компании к пределам качества и эффективности, увеличивая доходы и сокращая расходы. . Для этого Уэлч выковывает огромную корпоративную культуру в своем собственном имидже — культуру, которая обеспечивает впечатляющее вознаграждение старшим менеджерам и акционерам.

Подход Уэлча к построению культуры широко понимается неправильно.Многие обозреватели, в частности Ноэль Тихи в книге The Leadership Engine , утверждают, что Уэлч формирует культуру лидерства в своей компании посредством обучения. Но «учение» Уэлча включает в себя личную идеологию, которую он внушает менеджерам GE посредством речей, записок и конфронтации. Вместо того, чтобы налаживать диалог, Уэлч делает заявления (будь компанией номер один или два на вашем рынке или уходите), и он внедряет программы (такие как качество «Шесть сигм»), которые становятся партийной линией GE. Стратегия Уэлча оказалась чрезвычайно эффективной.Менеджеры GE должны либо усвоить его видение, либо уйти. Ясно, что это стимулирующее обучение с удвоенной силой. Я бы даже назвал преподавание Уэлча «промыванием мозгов». Но Уэлч действительно обладает редкой проницательностью и ноу-хау для достижения того, что пытаются сделать все нарциссические бизнес-лидеры, а именно: заставить организацию идентифицировать себя с ними, думать так, как они делают, и стать живым воплощением своих компаний.

Все больше и больше крупных корпораций связываются с нарциссами.Они обнаруживают, что в эпоху инноваций нарциссических лидеров нет замены.

Займитесь анализом.

Нарциссы часто больше заинтересованы в управлении другими, чем в познании и дисциплине самих себя. Вот почему, за очень немногими исключениями, даже продуктивные нарциссы не хотят исследовать свою личность с помощью инсайт-терапий, таких как психоанализ. Однако со времен Хайнца Кохута в психоаналитическом мышлении произошел радикальный сдвиг в отношении того, что можно сделать, чтобы помочь нарциссам справиться со своей яростью, отчуждением и грандиозностью.В самом деле, если их удастся убедить пройти терапию, нарциссические лидеры смогут использовать такие инструменты, как психоанализ, для преодоления жизненно важных недостатков характера.

Рассмотрим случай одного исключительного нарциссического генерального директора, который попросил меня помочь ему понять, почему он так часто терял самообладание по отношению к подчиненным. Он жил далеко от моего родного города, поэтому лечение было спорадическим и очень нестандартным. Тем не менее, он вел дневник своих снов, которые мы вместе интерпретировали либо по телефону, либо при встрече. Наш анализ выявил болезненное ощущение того, что его не ценят, которое восходит к его неспособности произвести впечатление на холодного отца.Он осознал, что требует неоправданной похвалы и что, когда он чувствовал себя недооцененным подчиненными, он приходил в ярость. Как только он это понял, он смог распознать свой нарциссизм и даже посмеяться над этим. В середине нашей работы он даже объявил своей команде, что я занимаюсь его психоанализом, и спросил их, что они думают об этом. После долгой паузы один исполнительный вице-президент сказал: «Что бы вы ни делали, вы должны продолжать это делать, потому что вы больше не так сердитесь.«Вместо того, чтобы попасть в ловушку нарциссической ярости, этот генеральный директор учился конструктивно выражать свои опасения.

Лидеры, которые могут работать над собой таким образом, обычно являются наиболее продуктивными нарциссами. Помимо того, что они способны к саморефлексии, они также могут быть открытыми, симпатичными и добродушными. У продуктивных нарциссов есть перспектива; они могут отстраняться и смеяться над своими иррациональными потребностями. Хотя они серьезно относятся к достижению своих целей, они также игривы. Как лидеры, они осознают себя исполнителями.Чувство юмора помогает им сохранять достаточную перспективу и смирение, чтобы продолжать учиться.

Лучшие и худшие времена

Как я уже отмечал, нарциссы процветают в хаотические времена. Однако в более спокойные времена и в более спокойных местах даже самый блестящий нарцисс будет казаться неуместным. В своем рассказе «. Комендантский час: звонки » Стивен Винсент Бенет размышляет о том, что случилось бы с Наполеоном, если бы он родился примерно на 30 лет раньше. В отставке в дореволюционной Франции Наполеон изображен как одинокий артиллерийский майор, хвастающийся отдыхающему британскому генералу тем, как он мог победить англичан в Индии.Дело, конечно, в том, что рожденный в неподходящее время провидец может показаться напыщенным шутом.

Исторически сложилось так, что нарциссы в крупных корпорациях были ограничены торговыми позициями, где они использовали свою убедительность и воображение для наилучшего эффекта. В устоявшиеся времена проблемная сторона нарциссической личности обычно стремится удержать нарциссистов на своем месте, и они, как правило, могут подняться до высших руководящих должностей, только создав свои собственные компании или уйдя, чтобы возглавить выскочки.Возьмем, к примеру, Джо Наккио, ранее отвечавшего за бизнес и потребительские подразделения AT&T. Наккио был супер-продавцом и популярным лидером в середине 1990-х годов. Но его желание создать новую сеть для бизнес-клиентов было сорвано коллегами, которые сочли его резким, саморекламированным и безжалостно амбициозным.

Два года назад Наккио покинул AT&T и стал генеральным директором Qwest, компании, создающей оптоволоконную кабельную сеть для дальней связи. Наккио обладал авторитетом и харизмой, чтобы продать первичное публичное размещение акций Qwest на финансовых рынках и получить высокую оценку.За короткое время он превратил Qwest в привлекательную цель для RBOC, которые стремились перейти на междугородную телефонию и Интернет-услуги. Такая продажа принесла бы владельцам Qwest значительную прибыль от их инвестиций. Но Наккио хотел большего. Он хотел расширяться — чтобы конкурировать с AT&T — и для этого ему требовалось местное обслуживание. Вместо того, чтобы продавать Qwest, он решил сам сделать ставку на местного телефонного оператора U.S. West, используя ценные акции Qwest для финансирования сделки.Рынок проголосовал за эту демонстрацию экспансивности ногами — цена акций Qwest упала на 40% в период с июня прошлого года, когда он заключил сделку, и до конца третьего квартала 1999 года (индекс S&P упал на 5,7% за тот же период. )

Как и другие нарциссы, Начкио любит риск — и иногда игнорирует затраты. Но в связи с драматической нестабильностью, происходящей сегодня в мире, все больше и больше крупных корпораций ложатся спать с нарциссами. Они обнаруживают, что в эпоху инноваций нарциссических лидеров нет замены.Компаниям нужны лидеры, которые не столько пытаются предвидеть будущее, сколько создают его. Но нарциссические лидеры — даже самые продуктивные из них — могут самоуничтожиться и сильно сбить свои организации с пути. Для компаний, чьи нарциссические лидеры осознают свои ограничения, это будут лучшие времена. Для других компаний это могло оказаться худшим.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за январь 2004 г.

Нарциссизм, движимый незащищенностью, а не грандиозным чувством собственного достоинства, показывают новые исследования психологии

Нарциссизм вызван незащищенностью, а не завышенным самоощущением, как показало новое исследование группы исследователей-психологов.Его исследование, которое предлагает более детальное понимание этого давно изучаемого явления, также может объяснить, что мотивирует эгоцентричный характер деятельности в социальных сетях.

«Долгое время было непонятно, почему нарциссы проявляют неприятное поведение, такое как самовосхваление, поскольку на самом деле это заставляет других думать о них меньше», — объясняет Паскаль Уоллиш, клинический доцент кафедры психологии Нью-Йоркского университета. и Центр науки о данных и старший автор статьи, которая публикуется в журнале Личность и индивидуальные различия .«Это стало довольно распространенным явлением в эпоху социальных сетей — поведение, которое было названо« гибкостью ».

«Наша работа показывает, что эти нарциссы не грандиозны, а скорее небезопасны, и именно так они, кажется, справляются со своей неуверенностью».

«Более конкретно, результаты показывают, что нарциссизм лучше понимать как компенсаторную адаптацию для преодоления и прикрытия низкой самооценки», — добавляет Мэри Ковальчик, ведущий автор статьи и аспирантка Нью-Йоркского университета на момент исследования.«Нарциссы неуверенны, и они справляются с этой неуверенностью, сгибаясь. В конечном итоге это делает других, похожих на них, меньше, тем самым еще больше усугубляя их неуверенность, что в свою очередь приводит к порочному циклу гибкого поведения ».

Около 300 участников опроса — примерно 60 процентов женщин и 40 процентов мужчин — имели средний возраст 20 лет и ответили на 151 вопрос через компьютер.

Исследователи изучили нарциссическое расстройство личности (НПЛ), концептуализированное как чрезмерное самолюбие и состоящее из двух подтипов, известных как грандиозный и уязвимый нарциссизм.Родственное заболевание, психопатия, также характеризуется грандиозным чувством собственного достоинства. Они стремились уточнить понимание того, как связаны эти условия.

Для этого они разработали новую меру, названную PRISN ( P erformative R efinement, чтобы успокоить I nsecurities около S ophisticatio N ), которая произвела FLEX (согласно F или альтернативный se L f- E levation inde X ). FLEX фиксирует самооценки, основанные на незащищенности, которые проявляются как управление впечатлениями, ведущие к тенденциям самовозвышения.

Шкала PRISN включает в себя обычно используемые меры для исследования социальной желательности («Независимо от того, с кем я разговариваю, я хороший слушатель»), самооценки («В целом я доволен собой») и психопатии (« Мне не хватает угрызений совести »). Было показано, что FLEX состоит из четырех компонентов: управление впечатлением («Я, скорее всего, выпендриваюсь, если у меня будет возможность»), потребность в социальной проверке («Важно то, что меня видят на важных мероприятиях»), самооценка. — возвышение («У меня изысканный вкус») и социальное доминирование («Мне нравится знать больше, чем другим людям»).

В целом результаты показали высокую корреляцию между FLEX и нарциссизмом, но не с психопатией. Например, потребность в социальной проверке (показатель FLEX) коррелировала с заявленной тенденцией к перформативному самовозвышению (характеристика уязвимого нарциссизма). Напротив, показатели психопатии, такие как повышенный уровень самооценки, показали низкие уровни корреляции с уязвимым нарциссизмом, что означает отсутствие незащищенности. Эти данные свидетельствуют о том, что настоящие нарциссы небезопасны и лучше всего описываются подтипом уязвимого нарциссизма, тогда как грандиозный нарциссизм можно было бы лучше понять как проявление психопатии.

Другими авторами статьи были Хелена Пальмиери, докторантка психологии Нью-Йоркского университета на момент исследования, и Елена Конте, студентка факультета психологии Нью-Йоркского университета.

DOI: 10.1016 / j.paid.2021.110780

Нарцисс — Как участие в нарциссе меняет вас

В прошлом месяце мы опубликовали статью о наследии нарциссических родителей от доктора Робина Бермана, практикующего психиатра, доцента психиатрии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и автора книги Permission to Parent .Сказать, что произведение нашло отклик, было бы не совсем справедливо: оно задело нерв. И вызвали множество последующих писем и вопросов, которые в первую очередь касались опасений читателей, что они могут быть связаны с нарциссом, что привело к изнурительному эффекту. Ниже д-р Берман обращается к разветвлениям романтических отношений с нарциссом, отношений, которые часто начинаются с такой помпой, что они кажутся клише Диснея, прежде чем фантазия угаснет и возникнет более темная реальность.

———

Я слышал эту историю бесчисленное количество раз.Клиентка приходит сбитой с толку, обиженной и обескураженной, гадая, что же случилось с ее сказочным романом, который начался с такого взрыва. Неизменно следующее сочетание этих слов: «Прекрасный принц», «родственная душа», «мужчина моей мечты», «сбил меня с ног», «внимательный», «харизматичный» …

Я психиатр, а не экстрасенс, но я могу предсказать, что будет дальше: отношения постепенно снижаются, и этот настолько совершенный, что он не может быть настоящим, превращается в нечто совершенно иное.Часто что-то гораздо более тревожное. Ему нужно бесконечное внимание, но все, что она делает, не делает его счастливым. Все, что она говорит, неправильно, так как его легко ранить или разозлить. Она начинает чувствовать себя одинокой в ​​отношениях, растерянной и непривязанной. Что еще хуже, она может чувствовать, что в чем-то виновата — что ей нужно работать еще усерднее, чтобы доставить удовольствие.

Часто динамика играет более коварно. Вы говорите о проблеме, и ваш партнер немедленно связывает ее с тем, что с ним произошло; ваша история исчезает, когда он берет верх.Или вы с партнером не согласны, и каким-то образом вы начинаете сомневаться в себе, как будто несогласие угрожает самому его благополучию. Любые потребности, о которых вы говорите, которые не соответствуют его, могут быть отброшены на вас как недостаток характера. Например, вы говорите своему парню, что не сможете собраться на обычное свидание из-за работы, и он возвращается: «Вы просто не готовы к серьезным обязательствам прямо сейчас, а я хочу настоящих отношений. . » Внезапно у вас возникает глобальная проблема, и он становится жертвой.Какая головокружительная поездка.

«Нарциссы воспринимают все так лично, потому что за их грандиозной бравадой скрывается глубокое отвращение к себе — их нужно подкреплять постоянной внешней похвалой».

Если все это звучит знакомо, возможно, вы тоже живете с нарциссом или встречаетесь с ним. Крупная очаровательная личность типична для нарциссов. Первоначально довольно симпатичные, они привлекают всеобщее внимание. Когда они светят на вас своим светом, легко упасть.

Но это падение становится болезненным, когда проявляются другие нарциссические черты.Нарциссы сверхчувствительны к любой предполагаемой критике. Обратная связь, отличная от лести, кажется незначительной и может вызвать крайний гнев. Они чувствуют себя глубоко раненными из-за критики и испытывают чрезмерную потребность в похвале и восхищении. Каждый раз, когда вы искренне выражаете свои чувства, вы можете наткнуться на эмоциональный зыбучий песок вашего партнера. Это не то, на что похожа настоящая любовь.

Влюбленность может вывести вас из равновесия, но любовь прочно укрепляет вас. Абсолютно важный компонент хороших отношений — эмоциональная безопасность — чтобы быть настоящим собой, нужно чувствовать себя в безопасности! Но очень сложно быть собой, когда у тебя такой эмоционально непостоянный партнер.Нарциссы часто высокомерны, высокомерны и лишены сочувствия. Они настолько живы в своем собственном мире, что даже не видят вас. Трудно стоять на чужом месте, когда не видишь ничего, кроме своего. Нарциссы видят в вас не вас, а скорее продолжение самих себя.

Однако быть увиденным и обожаемым таким, какой вы есть на самом деле, — это высшая форма романтики. Однажды я слышал, что слово «близость» можно разбить на слова «ВО МНЕ ТЫ ВИДИШЬ». Нарциссам в вашей жизни так сложно по-настоящему увидеть вас и понять вас, потому что они сосредоточены на себе.Их потребности переполняют ваши. Разговоры о том, что вы чувствуете, утомляют и расстраивают, потому что они не могут по-настоящему оценить вашу точку зрения, и потому что вам нужно приукрашивать все, чтобы не расстраивать их.

«Если он легко осуждает тех, кого прежде лелеял, велика вероятность, что темный свет в какой-то момент осветит и вас».

Пациент однажды рассказал мне эту историю: «Когда я был молодожен, мы посмотрели фильм Начало . Когда мы вышли из театра, и я сказала, что мне это не нравится, мой муж пришел в ярость.’Какие?! Мы любим фильмы, наводящие на размышления! Как ты мог не получить эту историю ?! »Я помню, как подумал:« Кто мы? »Его реакция была настолько полна гнева, что мне было страшно говорить. С этого момента все больше и больше частей моего истинного «я» замолкали ».

Это пример того, как быстро доброкачественное может стать злокачественным и разрушить эмоциональную безопасность. Даже несогласие с тем, что вы думаете о фильме, может вызвать неодобрение или гнев вашего партнера. Живя с нарциссами или встречаясь с ними, вы чувствуете, что должны ходить на цыпочках по минным полям и постоянно быть начеку, чтобы не спровоцировать их.Нарциссы воспринимают все так лично, потому что за их грандиозной бравадой скрывается глубокое отвращение к себе — их нужно подкреплять постоянной внешней похвалой. Их топливо — восхищение, и им нужно, чтобы вы отразили их величие, потому что они действительно не чувствуют этого сами. Быть этим идеальным, лестным зеркалом утомляет, и через некоторое время ваши потребности смешиваются с их потребностями. Вы теряете из виду, где они заканчиваются, и начинаете. Вы так заняты поддержкой нарцисса, что у вас ничего не остается для себя.Вы склонны исчезать.

Между тем, пока вы делаете всю эту работу, чтобы укрепить своего партнера, он или она могут быть заняты уничтожением других. Классический пример — из «Белоснежки и самовлюбленной Злой Королевы». Малефисенте нужно постоянное заверение своего Волшебного Зеркала в том, что она действительно прекраснейшая из всех. Но как только в кадре появляется Белоснежка, Малефисента чувствует угрозу конкуренции и намеревается уничтожить ее.

«Вы можете придерживаться фантазии о том, что, если вы их достаточно поддержите, они, в конце концов, позаботятся и о вас.К сожалению, чаще всего это не так ».

В реальной жизни нарциссам нужно сокращать других, чтобы расти. Даже когда вы находитесь в самом разгаре новых отношений, и наступление чар ослепляюще ярко, ищите подсказки, которые не могут быть хорошими. Если ему нужно покритиковать других, чтобы показать, насколько он велик в сравнении, он, вероятно, поступит так же с вами. Помимо того, что вы обратите внимание на то, как он обращается с окружающими его людьми, посмотрите на его историю. Наполнен ли он долгой дружбой или завален отношениями — романтическими или деловыми, — в которых с ним неизбежно поступили несправедливо? Если он легко осуждает тех, кем прежде дорожил, велика вероятность, что темный свет в какой-то момент осветит и вас.Нарцисс, который удерживает себя на высоте, унижая других, в конечном итоге может стать конкурентоспособным даже с вами.

Нарциссы накапливают внимание, прерывают разговоры, чтобы вернуть его себе, и озабочены своими чувствами больше, чем чьими-либо еще. Их главная песня: «Хватит обо мне, давай вернемся ко мне». Если вы живете с полноценным нарциссом, вы не понаслышке знаете, как это может помешать его способности общаться с вами и вашими детьми.

«Мой брак был прекрасным до того, как у нас появились дети. Я знала, что моему мужу нужно много внимания, но никогда не осознавала, насколько сильно, пока не перестала давать ему в обычных дозах, потому что была очень занята уходом за нашим ребенком. Я больше не мог быть так сосредоточен на нем. Наши отношения быстро испортились ».

До рождения детей у вас было больше энергии, чтобы уделять внимание нарциссу. Некоторые нарциссы чувствуют угрозу и завидуют тому вниманию, которое вы уделяете своим детям; другие нарциссы используют своих детей, чтобы кормить свое эго; а другие настолько озабочены собой, что полностью пренебрегают своими детьми.Конечно, все это вредно для ребенка.

«Путь к раскрытию своего подлинного« я »требует от вас мучительной честности, чтобы справиться со своими тревожными чувствами».

Не соглашаться с нарциссом или работать над решением проблем чрезвычайно сложно. Помимо того, что они не могут видеть вашу точку зрения, они не могут владеть своими вещами. Их крайняя обороноспособность лишает их способности учиться, а это сказывается на вашей способности расти как пара. Нарциссы просто не могут быть хорошими партнерами.

Вы можете придерживаться фантазии, что, если вы их достаточно поддержите, они, в конце концов, позаботятся и о вас. К сожалению, чаще всего этого не происходит. Но если часть жизненного пути — это познание себя, нарцисс в вашей жизни может стать отличным учителем. Путешествие к раскрытию своего подлинного «я» требует от вас мучительной честности, чтобы преодолеть тревожные чувства. Вот несколько вопросов, которые могут привести вас к ясности и помочь понять, нужно ли вам просто больше инструментов, чтобы справиться, или вам действительно нужно выпутаться.

СЛОЖНЫЕ ВОПРОСЫ

  1. Почему вы выбрали его или ее? Напоминает ли она вам, как вас любили один или оба родителя? Вы просто неосознанно повторили место первоначального преступления — свое собственное детство? Или вы вместе со своим партнером пытаетесь добиться более счастливого конца, чем с родителями?

  2. Вы в депрессии? Проглатывание гнева и сокрытие своего настоящего «я» может привести к депрессии.

  3. Вы устали от чечетки вокруг чьей-то хрупкости? Ваши постоянные попытки доставить ему удовольствие требуют изнуряющей сверхбдительности? Вы пытаетесь скрыть непостоянство и хрупкое эго вашего партнера от детей и друзей?

  4. Вы видите вещи такими, какие они есть, или постоянно извиняетесь? Постарайтесь получить честное представление о том, что происходит.Не искажайте данные.

  5. Вы чувствуете, что ваши потребности постоянно остаются в тени, несмотря на все ваши попытки сообщить о них? Неужели все стало так плохо, что вы перестали пытаться рассказать о них, потому что это кажется бессмысленным? Или есть безопасное место для ваших чувств?

  6. У вас газлайт? Нарциссы имеют тенденцию отрицать сказанное или утверждать, что сказали что-то еще. Они переписывают историю. Они не осознают, какое влияние оказывают на вас или окружающих.Это безумие. Остерегайтесь этого искажения и не покупайтесь на него.

  7. У вашего партнера была история здоровых интимных отношений? Или существует давняя модель нестабильных отношений, будь то романтические, дружеские или профессиональные? История не лжет, поэтому обратите на нее внимание.

  8. Что вы чувствуете, когда находитесь со своим партнером: разлучены и цельны или запутаны и вовлечены в их драму? Находясь рядом с партнером, вы чувствуете себя умиротворенно или нервно?

  9. С тех пор, как вы живете с нарциссом или встречаетесь с ним, чувствуете ли вы себя лучшей версией себя? Найдите минутку, чтобы сравнить, что вы думаете о себе до встречи со своим партнером и сейчас.

ЗАЩИТИТЬ СЕБЯ

A. ASSESS

Стоит ли сохранять эти отношения? Честно говоря, насколько экстремален нарциссизм вашего партнера — это всего лишь несколько черт или он более всеобъемлющий? С полномасштабным нарциссизмом (см. Диаграмму ниже) трудно жить. С некоторыми чертами можно управлять. Если вы решите работать над отношениями, знайте, что в любой момент самым здоровым выбором будет уйти.

Оценивая масштабы проблемы, будьте осторожны, когда видите намеки на более развитого партнера.Определите, мимолетны ли эти моменты или важнее всего. Не обращайте слишком много внимания на проблески улучшений. Управляйте своими ожиданиями. Нарцисс в вашем партнере, скорее всего, не исчезнет. Если нет постоянного роста, решите, достаточно ли спорадической связи, чтобы поддерживать вас.

B. УСТАНОВИТЕ ПАРАМЕТРЫ ДЛЯ ОСТАНОВКИ

Если вы решите остаться в отношениях, вы оба должны осознать проблему и роль, которую каждый из вас играет в их сохранении.Кроме того, и это очень важно, он должен получить профессиональную помощь в работе, чтобы изменить свое поведение. В кабинете терапевта, когда время заставляет его чувствовать себя в безопасности, он может скрыться под маской грандиозности и получить доступ к своим истинным чувствам. Тогда, в конце концов, он сможет научиться заменять резкую самокритику самосостраданием, и именно здесь происходит настоящее исцеление.

Если ваш партнер — явный нарцисс и не хочет получать помощь или работать над этим, это должно стать нарушением сделки. Если вы женаты на нарциссе, поймите, что вы не можете его исправить.Как бы вы ни старались, его настоящее исцеление должно прийти изнутри. Никакого внешнего укрепления никогда не будет достаточно. Не делайте исправление нарцисса делом своей жизни. У вас другое путешествие, более вдохновляющее, чем восстановление вашего партнера.

* Если вы встречаетесь с кем-то, кого подозреваете, что он нарцисс, действуйте осторожно. То, что делает свидание отличным, может не стать отличным помощником.

* Если нарцисс в вашей жизни получает помощь, помните, что это может быть два шага вперед и один шаг назад.Дайте себе крайний срок, чтобы не прошли годы, оставив вас в постоянно дисфункциональных отношениях.

* Хотя вполне вероятно, что ваш нарциссический партнер любит вас по-своему и действительно дает вам что-то — например, он делает жизнь интересной, он жизнерадостен и льстит, — в конце концов, его собственные ограничения могут помешать ему постоянно дарить вам любовь тебе нужно. Это может быть 10% его утверждения вас в обмен на 90% вашего подтверждения.

C. ЗАБОЙТЕСЬ О СЕБЕ

Если прогресс намечается, вам нужно позаботиться о себе.Поддержите себя сильной сетью поддержки. Убедитесь, что у вас есть близкие друзья, с которыми вы чувствуете себя в достаточной безопасности, чтобы поделиться своей правдой — отличные подруги, хороший терапевт, духовный лидер. Не экранируйте историю; поделитесь им без фильтров. Говорить правду очень раскрепощает.

* Научитесь замечать и заботиться о своих потребностях, возможно, впервые.

* Установите границы четко, спокойно и твердо. Знайте, с чего вы начинаете, а где он заканчивается. Начни с малого. Это нормально — не любить одни и те же фильмы.Вам не нужно менять свое мнение, чтобы успокоить его. Вы можете обидеться за то, что постояли за себя. Наденьте невидимую броню, чтобы, если он отреагирует слишком остро, вам было ясно, что дело в нем, а не в вас.

* Проработайте свой собственный гнев, чтобы сочувствовать нарциссу в своей жизни. Он так и не получил того, что ему было нужно, и его ненависть к себе намного больше, чем его любовь к себе, хотя кажется, что все наоборот. Имейте огромное сочувствие к себе и сострадание к партнеру. И знайте, что понимание его не обязательно означает сохранение отношений.

* Слушайте свою интуицию, это глубокое место знания. Вы заслуживаете счастья, свободы и мира. Вы заслуживаете безопасной и безоговорочной любви!

Какова твоя настоящая история любви?

Когда дело доходит до романтики, прислушивайтесь к своей голове и своему сердцу. В здоровом партнерстве оба жизненно важных органа выровнены. Хорошие отношения освобождают ваш истинный дух. Они позволяют с легкостью выдохнуть и почувствовать себя в безопасности и заботой. По словам одного из моих самых близких друзей, хорошее партнерство — это «лифт».«Это раскрывает ваше лучшее« я ». Это не заставляет вас хоронить части себя. Вы хотите партнерства, в котором вы можете не только полюбить, но и выстоять и в конечном итоге полюбить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *