Содержание

Что делать, если вас коснулась проблема домашнего насилия — Wonderzine

Что делать,


если это мой случай?

Очень важно запомнить, что причина домашнего насилия только в агрессоре и для начала надо понять, что собой представляет такой тип личности. Принято считать, что это человек, имеющий сложности с контролем агрессии, но всё сложнее. У подобного поведения бывают разные причины, но чаще всего он взращивается годами: перенимается от родителя или окружающей среды. Человек привыкает к такому виду взаимоотношений, так как он видит, насколько мощными и эффективными инструментами являются манипуляция и контроль.

Бежать сломя голову при первых замеченных намеках на насилие, как и оставаться и терпеть, — в равной степени неконструктивные реакции, однако порой принять взвешенное решение очень сложно без посторонней помощи. Часто первый акт физического насилия вызывает у пострадавшей стороны шок — как отмечает Наталия Ходырева, это тот момент, когда надо обращаться в кризисный центр, а не скрывать факт насилия и приспосабливаться к ситуации.

В первую очередь нужно разобраться, как ваш партнер оценивает свои действия. Одно дело, если он понимает, что неправ, но по какой-то причине не в состоянии себя контролировать. Совсем другое — если он убежден в собственной правоте и считает, что насилие в отношениях приемлемо («бьет — значит любит»). К сожалению, чаще встречается второе.

В каком случае необходимо


бесповоротно разорвать отношения?

Если абьюзер не видит проблемы в своем поведении, то он никогда не признает, что он в чём-то виноват — виноваты, по его мнению, всегда будете вы. Он никогда не откажется от своих манипуляций, скорее всего, потому что он не умеет по-другому. Он знает, что он делает и чего хочет добиться, это не является импульсивной вспышкой. Поэтому менять свое поведение, надеясь, что оно перестанет вызывать у партнера агрессию, бесполезно: что бы вы ни сделали, насильник всё равно будет продолжать вас бить или унижать. Просто потому, что у него есть потребность вас постоянно и полностью контролировать — он не умеет строить отношения иначе.

Надо принять тот факт, что как бы вы ни старались, вы не справитесь с ситуацией и не сможете как-либо помочь. Большинство не подкрепленных действиями обещаний насильника о переменах — ложь, гарантирующая спокойствие лишь до следующей вспышки.

Можно ли спасти такие отношения?


Исправить ситуацию, не разрывая отношения, возможно, только если насильник захочет измениться. Для этого ему, скорее всего, потребуется обратиться с психотерапевту или даже психиатру и научиться контролировать свое поведение. Если партнер проявляет в ваш адрес насилие и не хочет меняться, но вы по какой-то причине принимаете решение не уходить от него и остаетесь в цикле насилия, то вы подергаете опасности свою жизнь, а если у вас есть дети — и жизнь ваших детей. Зачастую женщин останавливает то, что детям нужен отец — но на самом деле, если задуматься и не искать оправдания ситуации, то детям не нужен отец, совершающий насилие. Как подчеркивает психотерапевт Ольга Милорадова, «эмоциональное, вербальное насилие также наносит вред здоровью: у людей, перенесших такой вид насилия, часто отмечаются такие заболевания, как язва желудка или псориаз, не говоря уже о депрессивных состояниях, суицидальных тенденциях, посттравматическом стрессовом расстройстве и склонности к алкоголизму или наркомании».

Многие думают, что можно попробовать обратиться к семейному психологу — но практика совместного консультирования в случае домашнего насилия имеет один большой недостаток. Дело в том, что она учитывает мнение обеих сторон конфликта. В ситуации домашнего насилия это неприменимо, так как часть вины таким образом перекладывается на пострадавшую сторону. В некоторых странах практикуется ресторативный подход, направленный на сохранение семьи, но там также действуют законы, обеспечивающие принудительную медицинскую и психологическую помощь насильникам и защищающие жертв насилия. Также в мире существуют психотерапевтические и образовательные программы для мужчин, подвергающих насилию своих близких. Цель таких групп — научить мужчин осознавать реальные причины своих поступков и их серьезность, а также говорить о своих чувствах, уметь договариваться, не быть агрессивными и понимать, что ни один человек не имеет права на контроль и власть по отношению к другому.

Как не стать жертвой домашнего насилия: советы специалистов

Самоизоляция — тяжелое испытание для семей, в которых назрели взаимные претензии и недовольство. Люди устают, противоречия обостряются. Как понять, что конфликт перерастает в насилие? Что при этом делать? На вебинаре Института ДПО работников соцсферы полезные советы дали директор кризисного Центра помощи женщинам и детям Наталья Завьялова и зав. отделением психологической помощи Центра Любовь Выжанова.

Чем конфликт отличается от насилия

Споры по разным вопросам вспыхивают в любой семье. Когда аргументов не хватает, на их место приходят эмоции и возникает конфликт. В этом конфликте, конечно, есть место и раздражению, и гневу, но, по сути, это ничто иное как поиск решения вопроса. Задача конфликта — либо принять одну из точек зрения, либо найти компромисс, который удовлетворит всех. Как только решение найдено, конфликт прекращается.

Цель насилия совсем иная. Для обидчика главное не решить вопрос, а доказать свое превосходство, утвердить свою власть, поэтому предмет столкновения для него не важен. Насилие порождают не внешние обстоятельства, оно вызывается внутренним состоянием человека. В отличие от конфликта оно повторяется по любым, иногда самым незначительным поводам.

Итак:

  • конфликт всегда имеет реальную причину — насилие ищет повод;
  • конфликт имеет локальный характер — насилие повторяется регулярно.

Насильственные действия — это далеко не только рукоприкладство. В психологии выделяют четыре типа насилия: физическое, психологическое, сексуальное, экономическое. Если в разговоре возникают уничижительные оценки, оскорбления, значит, происходит психологическое насилие. Если кормилец семьи использует экономические репрессии, значит, он применяет экономическое насилие.

Сценарий насилия

Отношения обидчика и жертвы цикличны. Их жизнь разбита на четыре фазы, повторяющиеся в неизменной последовательности. Американский психолог Ленор Уолкер описала этот «цикл насилия» в супружеской паре.

  1. Нарастание напряжения.
  2. Насильственный инцидент.
  3. Примирение.
  4. «Медовый месяц».

После бурной ссоры, как правило, происходит не менее бурное примирение, а затем партнеры какое-то время живут в идиллии, напоминающей их медовый месяц. Если бы не третья и четвертая фаза, жертве было бы легче выйти из патологических отношений. Но наступает очередной «медовый месяц», любовь вспыхивает с новой силой, и кажется, что на этот раз все будет хорошо. К сожалению, это не так.

Особенности поведения потенциального агрессора

Это человек, которому постоянно требуется подтверждение своей власти. Он ограничивает свободу партнера, контролирует его, изолирует от общения с родственниками и друзьями. Когда женщина живет в социальной изоляции, общается только с семьей, для психологов это серьезный сигнал о семейном неблагополучии.

Агрессор может принуждать партнера к каким-то действиям, унижать или насмехаться над ним в присутствии посторонних.

Он не готов нести ответственность за свои поступки. Как правило, такие люди не признают факта насилия («Я ж ее не бил, только слегка толкнул») или перекладывают вину на жертву («Она сама виновата»).

Агрессор не эмпатичен по своей природе, поэтому может быть жестоким даже с детьми. Упреки в бессердечии и призывы к сочувствию тут бесполезны. Они только подливают масла в огонь.

Агрессорам свойственна эмоциональная неустойчивость, резкая смена настроения.

Домашние насильники умеют производить хорошее впечатление на окружающих. Если это мужчина, знакомые видят в нем заботливого отца и мужа, его семью считают образцовой. Никто даже предположить не может, что дома за закрытыми дверями это совсем другой человек.

Что заставляет жертву терпеть насилие

Согласно официальной статистике, жертвами в семье чаще всего становятся женщины, поэтому мы говорим именно о них. Но все сказанное так же справедливо и по отношению к мужчинам.

Жертвами домашнего насилия, как правило, становятся люди с низкой самооценкой. Они внушаемы, тревожны, не уверены в себе, имеют гипертрофированное чувство вины. Они легко обвиняют во всем себя. Разве не женщина отвечает за мир в семье? Разве не она должна быть хранительницей очага, заботливой женой и матерью? Эти стереотипы только укрепляют жертву в мысли, что обидчик не виноват, и она подавляет в себе чувство гнева.

Женщина часто скрывает факт домашнего насилия из стыда и страха осуждения. Она уверена, что никто ей не поможет и что она не заслуживает помощи.

Удерживать жертву рядом с насильником может страх перед самостоятельной жизнью и теми трудностями, которые придется преодолеть. В первую очередь это относится женщинам, которые отказались от профессиональной карьеры и посвятили себя семье. Часто им просто некуда уходить и не на что начинать новую жизнь.

В психологии есть такой термин — «выученная беспомощность». Если человек предпринял несколько попыток изменить обстоятельства, но из этого ничего не вышло, он сдается и больше не стремится улучшить свою жизнь, хотя имеет такую возможность. Именно это происходит с жертвой. Многие женщины пытаются повлиять на ситуацию в семье — уходят из дома, ведут душеспасительные беседы с агрессором, угрожают судом и проч. Истратив весь свой ресурс и ничего не добившись, женщина впадает в апатию и остается с агрессором.

Советы тем, кто хочет изменить ситуацию

Заявление «Я от тебя ухожу» — худшее из всех возможных решений. Обидчик придет в ярость, если выстроенный им мир внезапно рухнет. Статистика утверждает: наибольшее количество ссор с применением силы происходит именно в момент резкого разрыва. Поэтому действовать надо не импульсивно, а по хорошо продуманному плану. В этом плане должны быть следующие пункты.

  1. Уйти в безопасное место, например, к родителям или друзьям. Можно обратиться в Центр помощи женщинам и детям. Находясь в безопасности, человек возвращается к себе, начинает себя слышать. Из этого состояния вы сможете начать думать о том, как быть дальше.
  2. Взять с собой все необходимое (деньги, одежду, лекарства и т.д.)
  3. Сообщить партнеру: «Я приняла решение подумать над нашими отношениями. Я нахожусь в безопасности».
  4. Если вы ушли вместе с детьми, сообщить об этом в органы опеки, чтобы потом вас не обвинили в краже детей.
  5. Начать работу со специалистами: юристами, медиками, психологами. Насколько вы экономически зависимы? Насколько юридически уязвимы? Насколько сильна ваша эмоциональная привязанность к обидчику? Комплексная работа поможет проанализировать все стороны вашей жизни. Сейчас необходимые консультации можно получить онлайн.
  6. Собирать доказательства. Фиксируйте все случаи преследования: делайте скриншоты переписки с угрозами, записывайте звонки. Сообщите в полицию, особенно если преследователь нарушает закон (портит вещи, нападает на улице). Даже если полиция ограничится только «беседой», обидчик будет знать, что он тоже под наблюдением.
  7. Не вступать в переговоры. По возможности не идите на контакт с обидчиком. Не отвечайте на сообщения, и, разумеется, не соглашайтесь на личную встречу.
  8. Воздержаться от постов в соцсетях. Обидчик может определить ваше местонахождение.

Что дальше?

Каким будет выход из вашей ситуации, предсказать невозможно. Каждый случай индивидуален. Некоторым парам достаточно один раз пережить кризис, чтобы переосмыслить свое отношение друг к другу. Это возможно, если оба партнера хотят сохранить отношения и соглашаются работать с психологом.

Если ваш партнер не готов к диалогу, вам предстоит большая работа, результатом которой должен стать безопасный выход из травматичной ситуации. Если собственных ресурсов не хватает, вы всегда можете обратиться в Кризисный центр помощи женщинам и детям:

8 (499) 977-20-10

(понедельник — суббота, 9:00 — 20:00),

8 (499) 492-46-89

(понедельник — воскресенье, 9:00 — 21:00)

Сайт krizis-centr.ru

По материалам вебинара «Нет домашнему насилию», проведенного в рамках проекта ИДПО «Online мастерская». Посмотреть вебинар: https://events.webinar.ru/19610373/3793966/record-new/3865712

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Если дома назревает кризис

Карантин, переход на удаленную работу, дистанционное обучение школьников — все это может стать серьезным испытанием на прочность отношений в семье. Читайте советы психологов и пройдите тесты по теме семейного кризисана портале «Я дома».

ПОМОЩЬ НКО

С проблемой семейного насилия в Москве работают также психологи и юристы нескольких некоммерческих организаций. Специалисты помогут разобраться в ситуации и подобрать стратегию действий выхода из проблемы

Центр «Насилию.нет» оказывает консультации юристов и психологов. На сайте НКО можно найти видео-инструкцию для пострадавших от насилия

help.nasiliu.net

8 (495) 916-30-00 по будням с 11:00 до 19:00 по московскому времени

Кризисный центр «Дом для мамы» службы «Милосердие» предоставляет временное жилье для беременных женщин, которым больше некуда пойти.

Всероссийский бесплатный телефон доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию

8 (800) 700-06-00 по будням с 07:00 до 21:00 по московскому времени

что это и как бороться

Психологическое насилие: что это и как бороться

Физическое насилие в семье – тема обсуждаемая и громкая, тогда как случаи насилия эмоционального не вызывают такого общественного резонанса. Между тем, психологическое насилие бывает не менее, а порой и более опасно, чем насилие физическое.

Муж-тиран – распространенная тема обсуждения. Если тирания сопровождается физическим насилием, тут все понятно – надо уходить. И чем скорее, тем лучше. Именно такой совет получат большинство женщин от подруг и родных, пожаловавшись на побои. Однако, кроме физического, существует также насилие психологическое.

Психологическое насилие обсуждается крайне редко, а между тем, психологи уверяют, что для психики жертвы оно даже опаснее физического. Если физическое насилие калечит тело, то психологическое – душу и саму личность жертвы.

Для начала стоит разобраться, что из себя представляет психологическое насилие.

Психологическое (моральное, эмоциональное) насилие – способ  нефизического давления на психику человека. Обычно такое давление осуществляется на четырех уровнях:

  • Контроль поведения (тиран контролирует круг общения жертвы и ее действия, заставляет отчитываться за опоздания, может устроить допрос в духе – где была, с кем и почему так долго)
  • Контроль мышления (жертве навязываются установки тирана)
  • Контроль эмоций (эмоциональные качели, провоцирование эмоций – от положительных до резко отрицательных, манипуляция с целью вызвать определенные эмоции)
  • Информационный контроль (тиран контролирует, какие книги читает жертва, какую слушает музыку, какие смотрит фильмыи телепередачи).

 

Как же это проявляется на практике?

Распознать психологического тирана бывает непросто. Первым признаком становится то, что с самого начала отношения очень эмоциональные. Они быстро перерастают в серьезные. Вам расскажут о безумной любви, о том, что только вы способны сделать его счастливым…

Проблемы начинаются чуть позже – партнер-тиран начинает критически высказываться о ваших действиях, друзьях, работе. Часто он настаивает на том, чтобы вы ушли с работы, мол, его средств достаточно, чтобы вас содержать…

 

Осторожнее!

На самом деле под видом любви  и заботы вы получите тотальный контроль – тиран стремится контролировать ваш круг общения, ваши действия, даже мысли. Средства не столь важны – это может быть ядовитое высмеивание или напротив – демонстрация столь искреннего огорчения, что вы сами начинаете ощущать себя виноватой в том, что расстроили этого прекрасного человека…

Результатом постоянного давления становится отказ от собственных установок и принятие установок партнера. Психологический тиран разрушает личность жертвы, ломает ее установки, занижает самооценку. Жертва все чаще ощущает себя никчемной, глупой, несамостоятельной, эгоистичной – нужное вписать. Она все больше зависит от тирана. А тот, в свою очередь, старательно взращивает в ней убеждение, что если бы не он – она бы никому больше не была нужна.

Тиран может вести себя подчеркнуто жертвенно. Но эта позиция ничего общего не имеет с настоящим принятием и жертвой. Это – некая эмоциональная кабала в духе «Я отдам тебе все – но ты всегда будешь мне должен».

Отличить психологическую тиранию от настоящей заботы бывает непросто. Ориентируйтесь на свои ощущения. Если вас преследует чувство вины перед партнером, но при этом вы четко не можете понять, за что именно чувствуете себя виноватой – это верный признак того, что вы подвергаетесь психологическому насилию.

Чем опасно эмоциональное насилие

Опасность психологического насилия в том, что при взгляде со стороны ничего особенного не происходит. В какой паре не бывает ссор? Попытки пожаловаться на отношения редко встречают понимание близких – со стороны тираны всегда кажутся милейшими людьми, а жертва сама не может четко объяснить, почему ощущает дискомфорт. «С жиру бесишься» – слышит она. C другой же стороны жертва обрабатывается тираном, который говорит ей, что все в порядке, у них прекрасные отношения – а плохо ей только потому, что она сама эгоистична, или не умеет быть счастливой, или не знает, как это должно быть…

Естественно, жертва начинает думать, что с ней что-то не так. Ведь все вокруг твердят, что ее партнер – прекрасный человек и очень ее любит, а она, неблагодарная, чем-то недовольна… Жертва перестает доверять своим ощущениям, у нее пропадает критическое отношение к ситуации – она оказывается в полной эмоциональной зависимости от тирана. А в его интересах – продолжать ей внушать чувство вины и ощущение собственной неполноценности, чтобы и дальше сохранять контроль.

Что делать, если ваш партнер – психологический тиран?

Не пытайтесь убедить себя, что все в порядке – что вы сами виноваты, что на самом деле он заботится о вас. .. Как только вы поняли, что рядом с вами – тиран, нужно уходить. Чем дольше вы пробудете в таких отношениях, тем более разрушительному воздействию подвергнется ваша психика.

К сожалению, осознание обычно приходит довольно поздно – границы личности жертвы окончательно размыты, у нее недостаточно сил, чтобы дать отпор, она не верит в себя и уверена, что заслужила такое отношение. Поэтому вначале нужно понять, что проблема – не в вас, а в том, кто самоутверждается за ваш счет, навязывая вам ложное чувство вины и комплексы.

Следующий шаг – найти поддержку. Того, кто поддержит ваше решение уйти от тирана, того, кто сможет напомнить вам о причинах вашего решения, если вы вдруг дрогнете. Иначе вам будет тяжело выдержать давление окружения и самого тирана.

И наконец – попробуйте вспомнить, как вы жили без него. Во что тогда верили, о чем думали, с кем дружили, чем увлекались. Были ли вы счастливее тогда? Если да – вперед, к переменам!

Очень важно хотя бы на первое время после ухода максимально оградить себя от общения с бывшим партнером – необходимо набраться сил и вспомнить, кто вы на самом деле, вне отношений с тираном. Эта необходимость связана с тем, что тиран всегда предпринимает попытки вернуть жертву.

Только вернувшись, наконец, к своей личности, вы сможете трезво оценивать попытки давления и манипуляции вашими чувствами, отделить собственные установки от навязанных тираном.

 

Помните: основной критерий правильности происходящего с вами – ощущение счастья. Если этого ощущения нет – значит, что-то идет не так. Доверяйте себе, не игнорируйте свои ощущения, цените себя – вы заслуживаете счастья точно так же, как и любой другой человек.

 

Подготовила психолог Таразевич Е.М.

Array ( [status] => 404 [wiam] => file_download [id] => [s] => file_download [c] => [context] => article [q] => [m] => [pg] => [p] => [month] => [author] => [tag] => [ku_year] => 0 [ku_month] => 0 [ku_day] => 0 [forum] => [fpost] => [ftopic] => [mobile] => [request_uri] => /file_download/278/%25d0%259f%25d0%25a0%25d0%2590%25d0%259a%25d0%25a2%25d0%2598%25d0%25a7%25d0%2595%25d0%25a1%25d0%259a%25d0%2598%25d0%2595-%25d0%25a0%25d0%2595%25d0%259a%25d0%259e%25d0%259c%25d0%2595%25d0%259d%25d0%2594%25d0%2590%25d0%25a6%25d0%2598%25d0%2598-%25d0%259f%25d0%259e-%25d0%259f%25d0%25a0%25d0%259e%25d0%25a2%25d0%2598%25d0%2592%25d0%259e%25d0%2594%25d0%2595%25d0%2599%25d0%25a1%25d0%25a2%25d0%2592%25d0%2598%25d0%25ae-%25d0%2596%25d0%2595%25d0%25a1%25d0%25a2%25d0%259e%25d0%259a%25d0%259e%25d0%259c%25d0%25a3-%25d0%259e%25d0%2591%25d0%25a0%25d0%2590%25d0%25a9%25d0%2595%25d0%259d%25d0%2598%25d0%25ae-%25d0%25a1-%25d0%25a0%25d0%2595%25d0%2591%25d0%2595%25d0%259d%25d0%259a%25d0%259e%25d0%259c%25d0%25ba%25d0%25be%25d1%2580. pdf [qs] => [subpath] => \/ [req] => /file_download/278/%25d0%259f%25d0%25a0%25d0%2590%25d0%259a%25d0%25a2%25d0%2598%25d0%25a7%25d0%2595%25d0%25a1%25d0%259a%25d0%2598%25d0%2595-%25d0%25a0%25d0%2595%25d0%259a%25d0%259e%25d0%259c%25d0%2595%25d0%259d%25d0%2594%25d0%2590%25d0%25a6%25d0%2598%25d0%2598-%25d0%259f%25d0%259e-%25d0%259f%25d0%25a0%25d0%259e%25d0%25a2%25d0%2598%25d0%2592%25d0%259e%25d0%2594%25d0%2595%25d0%2599%25d0%25a1%25d0%25a2%25d0%2592%25d0%2598%25d0%25ae-%25d0%2596%25d0%2595%25d0%25a1%25d0%25a2%25d0%259e%25d0%259a%25d0%259e%25d0%259c%25d0%25a3-%25d0%259e%25d0%2591%25d0%25a0%25d0%2590%25d0%25a9%25d0%2595%25d0%259d%25d0%2598%25d0%25ae-%25d0%25a1-%25d0%25a0%25d0%2595%25d0%2591%25d0%2595%25d0%259d%25d0%259a%25d0%259e%25d0%259c%25d0%25ba%25d0%25be%25d1%2580.pdf [filename] => %d0%9f%d0%a0%d0%90%d0%9a%d0%a2%d0%98%d0%a7%d0%95%d0%a1%d0%9a%d0%98%d0%95-%d0%a0%d0%95%d0%9a%d0%9e%d0%9c%d0%95%d0%9d%d0%94%d0%90%d0%a6%d0%98%d0%98-%d0%9f%d0%9e-%d0%9f%d0%a0%d0%9e%d0%a2%d0%98%d0%92%d0%9e%d0%94%d0%95%d0%99%d0%a1%d0%a2%d0%92%d0%98%d0%ae-%d0%96%d0%95%d0%a1%d0%a2%d0%9e%d0%9a%d0%9e%d0%9c%d0%a3-%d0%9e%d0%91%d0%a0%d0%90%d0%a9%d0%95%d0%9d%d0%98%d0%ae-%d0%a1-%d0%a0%d0%95%d0%91%d0%95%d0%9d%d0%9a%d0%9e%d0%9c%d0%ba%d0%be%d1%80. pdf [file_error] => 404 [skin] => default [page] => default [css] => [path_from_root] => / [pfr] => / [path_to_site] => /home/h/hkkiru/hkki.ru/public_html [permlink_mode] => ku_category_subcategory [sitename] => ХАБАРОВСКИЙ КРАЕВОЙ КОЛЛЕДЖ ИСКУССТВ [secondpass] => 0 [_txp_atts] => )

Запрашиваемая страница не найдена.

Когда мужчина становится жертвой: исповедь о бытовом насилии | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

10 ноября в Берлине была представлена новая статистика по домашнему насилию в Германии. Согласно данным полиции, в 2019 году каждый третий день в ФРГ от рук бывшего или нынешнего мужа или любовника погибала женщина. В результате домашнего насилия лишились жизни 117 женщин и 32 мужчины. Всего по стране — 141 тысяча жертв преступлений с тем или иным (по степени тяжести) исходом. 81 процент жертв — женщины. 19 процентов — мужчины…

Когда Тами Вайссенберг (Tami Weissenberg) только познакомился со своей подругой, он думал, как многие мужчины: «Я ее спаситель». Она рассказала ему о прежней жизни с партнером, применявшим насилие, о побоях и своем горе. Это его тронуло, он хотел ей помочь, показать, что есть и другие мужчины. Понимающие, чуткие и внимательные. Такие, как он. «Я тогда не заметил, что все это было лишь искусным приемом, чтобы заполучить человека, которого можно использовать в своих интересах», — рассказывает Тами сегодня. Отношения продлились шесть фатальных лет.

Тами Вайссенберг создает впечатление уверенного в себе человека. Высокий, статный. Человек дела. Свою историю он рассказывает спокойно и задумчиво. Тами — жертва? В такое сложно поверить. Жертвы обычно маленькие, хрупкие, слабые. Или это стереотип?

«Я ощущал себя прислугой, которая всегда хотела угодить»

Тами и его подруга съехались. Общая квартира, общие будни, общий счет. Он ее поддерживал, в том числе и финансово. Он помогал ей жить новой жизнью, получал от этого моральную отдачу и все глубже впадал в зависимость. И вот это случилось в первый раз…

«Все началось с того, что в отпуске мы ночевали в отеле, который не соответствовал ее требованиям, — рассказывает Тами. — Она не хотела платить. И я должен был ее поддержать и высказать владельцу отеля, какая у него грязища. Но я этого не сделал, потому что не хотел унижать мужчину. Тогда она сама решила отчитать его. А я сел в машину и ждал. Когда она вернулась, то набросилась на меня с криком и дала пощечину. И я подумал, что никогда больше не решусь ее ослушаться».

Его подруга оправдывала себя. У нее было тяжелое детство. Без тепла и стабильных отношений в семье. Он принимал ее объяснения. И так зависимость росла из года в год. «Я ощущал себя прислугой, которая всегда хотела угодить. И всегда на первом месте была мысль: надо делать то, что ей нравится. Подавать фрукты, которые она любила, так, как она любила. А если ее что-то не устраивало, то в меня летели разные предметы», — говорит Тами.

Тами Вайссенберг

Но требования и запросы подруги росли, а вместе с ними усиливались и приступы ярости, после которых Тами Вайсенберг не раз оказывался в больнице с переломом костей или порезами. Несмотря на это, он не восставал, не защищался, а надеялся, что она, наконец, поймет, что поступает неправильно. «Я был под напряжением все дни, 24 часа в сутки, чтобы выполнять требования, не допускать ошибок. Я постоянно был занят, у меня не было времени, чтобы побыть одному, поразмышлять над ситуацией», — продолжает Тами. Надежды на помощь почти не было. Подруга контролировала все социальные контакты. От людей, которые могли узнать о вспышках насилия, в том числе и родственники, он должен был держаться подальше.

Мужчины не воспринимают себя как жертву

По данным Федерального управления уголовной полиции, в 2018 году в Германии было зафиксировано 26 тысяч случаев домашнего насилия в отношении мужчин. Это то, что известно. Кто поверит тому, кто говорит, что его бьет жена? Для ранимого мужчины в общественном сознании места нет. Это подтверждают и исследования Элизабет Бейтс из Камбрийского университета. «В телевизионных программах и комедийных шоу насилие над мужчиной — юмористическое средство. Мы можем смеяться, видя, как женщина колотит мужчину, но у этого есть последствия, — отмечает британский ученый.  — Есть множество причин, которые мешают мужчине обратиться за помощью. Одна из них — опасение, что ему не поверят. И то, как в СМИ говорят о насилии, влияет на этот страх». Исследования также показывают, что из-за такого отношения к мужчинам в обществе они не воспринимают себя как жертву, хотя страдают от насилия ментально и испытывают проблемы со здоровьем.

Каким образом мужчины становятся жертвами? Как показывает исследование, проведенное федеральным министерством по делам семьи, чаще всего это причинение легкого вреда, например, когда женщина толкает мужчину. Примерно каждый десятый мужчина, страдающий от бытового насилия, получал пощечины, побои или травмы от запущенного в него предмета, лежащего под рукой. Еще чаще мужчины рассказывают о психологическом давлении, когда им запрещают социальные контакты из ревности, полностью контролируют их действия, унижают и оскорбляют. «Мужчины столь же часто, как и женщины, признаются в том, что хотя бы раз испытали домашнее насилие в партнерских отношениях. Тяжелые проявления в случае женщин встречаются намного чаще, но и среди мужчин с этим сталкиваются не единицы», — говорит один из авторов исследования Ральф Пухерт (Ralf Puchert).

Для Тами Вайссенберга побои были не самым страшным. Психологическое давление действовало гораздо сильнее. «Однажды она сняла халат, встала передо мной обнаженной. И стала бить себя и царапать, она кричала: «А! Прекрати! Мне больно». Я был в полном оцепенении. Когда она закончила, то надела халат, достала из своей сумки диктофон и выключила его», — вспоминает Тами. «Как классно иметь такой диктофон. Это — мой козырь», — шантажировала его подруга, чтобы он не рассказал кому-то о побоях. «Я боялся потерять лицо, репутацию на работе и быть воспринятым не как жертва, а как насильник. А страх может сломить любого», — признается Тами.

Помощь мужчинам-жертвам бытового насилия

Весной этого года в Германии появился телефон доверия для мужчин, страдающих от бытового насилия. «Мужчинам нужно такое место, где у них нет ощущения, что их «заткнут», — говорит руководитель консультационной службы Андреас Хаазе (Andreas Haase). Каждую неделю сюда обращаются десятки мужчин, и многим из них кажется, что их ситуация безвыходная. «Многие боятся что-то менять. Думают, что если захотят уйти, то партнерши «добьют» их. Нередко у них есть дети, и они боятся лишиться общения с ними», — отмечает Хаазе.

Реклама телефона доверия для мужчин в Германии

Обращаясь в службу поддержки, мужчины могут откинуть героизм в сторону и посмотреть на себя с позиции жертвы. Уже это им приносит существенное облегчение, говорит консультант. Его цель — дать им почувствовать, что у них есть поле для маневра, и помочь им разобраться в своих чувствах. К Тами осознание предела пришло спонтанно: «Решающим стал день, когда у меня болело горло, и, возвращаясь с работы, я должен был заехать в аптеку. Но мой путь домой был настолько скрупулезно спланирован и постоянно сопровождался ее звонками… Я почувствовал себя беспомощным. Домой я не вернулся. Больше никогда».

Тами Вайссенберг сам освободился от токсичных отношений. «Мне тогда не хватало людей, к которым я мог бы обратиться со своими проблемами. Поэтому позже я основал группу взаимопомощи. Так я увидел, что в похожих ситуациях оказывались и многие другие мужчины», — рассказывает он. Из группы выросло общественное объединение Weissenberg e.V. Помимо консультаций для мужчин в кризисных ситуациях оно помогает с жильем, где жертвы домашнего насилия могут быть в безопасности.

Сейчас у Тами — новая любовь. Он не хочет мстить своей бывшей подруге, он до сих пор ее защищает и поддерживает с ней контакт. «Она пережила потери, мечтала компенсировать их за счет материальных благ. Она постоянно нуждалась в том, чтобы ею восхищались. Это была ее зависимость. Она боялась все это потерять», — сочувствует ей Тами. Для него дискуссия о домашнем насилии не сводится к противопоставлению мужчин и женщин. Он, как и консультационные службы для мужчин, постоянно подчеркивает, что женщины гораздо чаще подвергаются бытовому насилию и что его последствия для них намного трагичнее. Феминизм и борьба за равноправие способствовали и восприятию проблемы насилия по отношению к мужчинам, считает Вайссенберг, поскольку женщины первыми начали ставить под сомнение гендерные роли и распространенные клише. И, по его мнению, эта борьба еще не закончена.

Смотрите также:

  • Художники выступили против насилия

    Борьба за жизнь

    25 ноября объявлен ООН Международным днем борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин в память о сестрах Мирабаль, убитых за сопротивление диктаторскому режиму в Доминиканской Республике. Обратить внимание на проблему насилия — задача художников, чьи работы выставлены в Женском музее Бонна. Картины серии «Курдские женщины и их борьба за жизнь» написаны беженками из Ирака, Сирии и Турции.

  • Художники выступили против насилия

    Холодное оружие

    Палки, ножи, бутылки — объекты снимков фотографа Дирка Дэмлова (Dirk Dähmlow). В серии под названием «Называть вещи своими именами» запечатлены орудия издевательств над женщинами из Германии, России, Бразилии, Индии, Эфиопии, Замбии и Буркина-Фасо.

  • Художники выступили против насилия

    Сто тысяч в год

    По данным Федерального ведомства по уголовным делам (Bundeskriminalamt — BKA), в 2015 году жертвами домашнего насилия в Германии стали более ста тысяч женщин. В 331 случае полученные ими травмы оказались смертельными.

  • Художники выступили против насилия

    Знакомые преступники

    В странах ЕС с сексуальным и физическим насилием хотя бы один раз сталкивалась каждая третья женщина. В большинстве случаев преступниками являются бывшие и настоящие мужья и партнеры.

  • Художники выступили против насилия

    Тревожный сигнал

    К насилию относятся не только побои, но и угрозы, оскорбления, психологическое и эмоциональное давление. Эти действия по отношению к женщинам могут стать первыми сигналами к возможному физическому насилию.

  • Художники выступили против насилия

    Незаменимая поддержка

    До сих пор тема насилия является табу. Тем не менее, во всех городах Германии круглосуточно работают горячие линии для жертв преступлений. Помимо немецкого консультанты владеют несколькими иностранными языками и могут оказать необходимую поддержку. Кроме того, женщины могут обратиться в специальные дома — Frauenhäuser, в которых можно переночевать и получить первую помощь.

    Автор: Ксения Сафронова


что это и как бороться – Семья и дети – Домашний

Муж-тиран – распространенная тема обсуждения. Если тирания сопровождается физическим насилием, тут все понятно – надо уходить. И чем скорее, тем лучше. Именно такой совет получат большинство женщин от подруг и родных, пожаловавшись на побои. Однако, кроме физического, существует также насилие психологическое.

Психологическое насилие обсуждается крайне редко, а между тем, психологи уверяют, что для психики жертвы оно даже опаснее физического. Если физическое насилие калечит тело, то психологическое – душу и саму личность жертвы.

Для начала стоит разобраться, что из себя представляет психологическое насилие.

Психологическое (моральное, эмоциональное) насилие – способ  нефизического давления на психику человека. Обычно такое давление осуществляется на четырех уровнях:

• Контроль поведения (тиран контролирует круг общения жертвы и ее действия, заставляет отчитываться за опоздания, может устроить допрос в духе – где была, с кем и почему так долго)

• Контроль мышления (жертве навязываются установки тирана)

• Контроль эмоций (эмоциональные качели, провоцирование эмоций – от положительных до резко отрицательных, манипуляция с целью вызвать определенные эмоции)

• Информационный контроль (тиран контролирует, какие книги читает жертва, какую слушает музыку, какие смотрит фильмы и телепередачи).

Как же это проявляется на практике?

Распознать психологического тирана бывает непросто. Первым признаком становится то, что с самого начала отношения очень эмоциональные. Они быстро перерастают в серьезные. Вам расскажут о безумной любви, о том, что только вы способны сделать его счастливым…

Проблемы начинаются чуть позже – партнер-тиран начинает критически высказываться о ваших действиях, друзьях, работе. Часто он настаивает на том, чтобы вы ушли с работы, мол, его средств достаточно, чтобы вас содержать…

Осторожнее!

На самом деле под видом любви  и заботы вы получите тотальный контроль – тиран стремится контролировать ваш круг общения, ваши действия, даже мысли. Средства не столь важны – это может быть ядовитое высмеивание или напротив – демонстрация столь искреннего огорчения, что вы сами начинаете ощущать себя виноватой в том, что расстроили этого прекрасного человека…

Результатом постоянного давления становится отказ от собственных установок и принятие установок партнера. Психологический тиран разрушает личность жертвы, ломает ее установки, занижает самооценку. Жертва все чаще ощущает себя никчемной, глупой, несамостоятельной, эгоистичной – нужное вписать. Она все больше зависит от тирана. А тот, в свою очередь, старательно взращивает в ней убеждение, что если бы не он – она бы никому больше не была нужна.

Тиран может вести себя подчеркнуто жертвенно. Но эта позиция ничего общего не имеет с настоящим принятием и жертвой. Это – некая эмоциональная кабала в духе «Я отдам тебе все – но ты всегда будешь мне должен».

Отличить психологическую тиранию от настоящей заботы бывает непросто. Ориентируйтесь на свои ощущения. Если вас преследует чувство вины перед партнером, но при этом вы четко не можете понять, за что именно чувствуете себя виноватой – это верный признак того, что вы подвергаетесь психологическому насилию.

Чем опасно эмоциональное насилие

Опасность психологического насилия в том, что при взгляде со стороны ничего особенного не происходит. В какой паре не бывает ссор? Попытки пожаловаться на отношения редко встречают понимание близких – со стороны тираны всегда кажутся милейшими людьми, а жертва сама не может четко объяснить, почему ощущает дискомфорт. «С жиру бесишься» – слышит она. C другой же стороны жертва обрабатывается тираном, который говорит ей, что все в порядке, у них прекрасные отношения – а плохо ей только потому, что она сама эгоистична, или не умеет быть счастливой, или не знает, как это должно быть…

Естественно, жертва начинает думать, что с ней что-то не так. Ведь все вокруг твердят, что ее партнер – прекрасный человек и очень ее любит, а она, неблагодарная, чем-то недовольна… Жертва перестает доверять своим ощущениям, у нее пропадает критическое отношение к ситуации – она оказывается в полной эмоциональной зависимости от тирана. А в его интересах – продолжать ей внушать чувство вины и ощущение собственной неполноценности, чтобы и дальше сохранять контроль.

Что делать, если ваш партнер – психологический тиран?

Не пытайтесь убедить себя, что все в порядке – что вы сами виноваты, что на самом деле он заботится о вас… Как только вы поняли, что рядом с вами – тиран, нужно уходить. Чем дольше вы пробудете в таких отношениях, тем более разрушительному воздействию подвергнется ваша психика.

К сожалению, осознание обычно приходит довольно поздно – границы личности жертвы окончательно размыты, у нее недостаточно сил, чтобы дать отпор, она не верит в себя и уверена, что заслужила такое отношение. Поэтому вначале нужно понять, что проблема – не в вас, а в том, кто самоутверждается за ваш счет, навязывая вам ложное чувство вины и комплексы.

Следующий шаг – найти поддержку. Того, кто поддержит ваше решение уйти от тирана, того, кто сможет напомнить вам о причинах вашего решения, если вы вдруг дрогнете. Иначе вам будет тяжело выдержать давление окружения и самого тирана.

И наконец – попробуйте вспомнить, как вы жили без него. Во что тогда верили, о чем думали, с кем дружили, чем увлекались. Были ли вы счастливее тогда? Если да – вперед, к переменам!

Очень важно хотя бы на первое время после ухода максимально оградить себя от общения с бывшим партнером – необходимо набраться сил и вспомнить, кто вы на самом деле, вне отношений с тираном. Эта необходимость связана с тем, что тиран всегда предпринимает попытки вернуть жертву.

Только вернувшись, наконец, к своей личности, вы сможете трезво оценивать попытки давления и манипуляции вашими чувствами, отделить собственные установки от навязанных тираном.

Лучшее средство от последствий психологического насилия – новый роман с адекватным партнером. Не хуже действует и работа с грамотным психологом.

Помните: основной критерий правильности происходящего с вами – ощущение счастья. Если этого ощущения нет – значит, что-то идет не так. Доверяйте себе, не игнорируйте свои ощущения, цените себя – вы заслуживаете счастья точно так же, как и любой другой человек.

Что делать, если столкнулся с насилием со стороны мамы

«Афиша Daily» анонимно поговорила с девушкой, которая все детство сталкивалась с физическим и эмоциональным насилием со стороны матери, и узнала о том, как такой травматический опыт повлиял на ее жизнь, а также выяснила у психолога и юриста, как помочь себе в такой ситуации.

Ксения

22 года, Москва

«Мое воспитание напоминало дрессировку»

Когда я родилась, моей маме было 18 лет, а папе — 17. Я была незапланированным ребенком: они еще учились в университете и жили в общежитии. У обоих был взрывной характер, и поэтому ссоры между ними случались часто. Иногда дело доходило даже до физического насилия: в порыве гнева они, например, могли разорвать друг на друге одежду или подраться. Я с самого детства наблюдала их ругань, поэтому рано начала не только впитывать культуру насилия, но и ощущать ее на себе.

Когда мне исполнилось четыре года, они развелись, и я осталась жить с мамой. С самого детства я проявляла интерес к учебе и в школе практически сразу стала отличницей. Заметив это, моя мама решила проявить строгость и решительность во всех вопросах, связанных с моим образованием. Например, я не могла самостоятельно делать домашнее задание: после школы я писала его на черновик и только после того, как мама его проверит, переписывала в школьную тетрадь. Мне это жутко не нравилось: я могла прийти из школы еще до обеда, сделать все за час и пойти гулять до вечера, но в итоге ждала маму с работы и потом переписывала все проверенное. Если я плохо переписывала домашнее задание в чистовик, то мама начинала кричать на меня и рвать мои тетради. Тогда мне приходилось заводить новые и заново писать в них не только последнее задание, но и все предыдущие, включая классные работы. Злясь, она никогда не стеснялась в выражениях. Она могла говорить мне гадкие и страшные вещи, а я их впитывала, думая, что заслужила их.

Из‑за этого с самого детства я очень боялась маму. Мне было страшно, что она меня шлепнет, ударит, разорвет мою тетрадь и накажет. Порой страх по-настоящему мной руководил. Например, я любила делать уроки, сидя на полу, и маме это очень не нравилось. Как только я слышала поворот ключа в дверном замке, я со всей скорости бежала к письменному столу и перекидывала туда все тетради, чтобы она думала, что я занималась там. Я понимала: если она увидит, что я сижу на полу с домашним заданием, она меня просто прибьет.

Мое воспитание напоминало дрессировку: мама общалась со мной по методу кнута и пряника и в большинстве случаев отдавала предпочтение первому. Хотя она старалась быть идеальной в материальном плане и обеспечивала меня всем, чем было нужно, в духовном, моральном аспекте она меня упустила, заложив во мне множество страхов. Худшие эпизоды происходили, когда мама выходила из себя: она могла таскать меня за волосы по дому, кричать на меня матом, если я нарушала ее правила. Из‑за таких моментов мне хотелось уйти к отцу.

«Мне некуда было деть злость и обиду внутри себя, поэтому я причиняла себе боль»

Отношения между моими родителями всегда были плохими. Папа не был ни хорошим мужем, ни хорошим отцом: контакт с ним мне удалось наладить уже в более взрослом возрасте. Тем не менее он пытался мне помочь. Помню, как, когда мне было семь-восемь лет, мы в очередной раз поругались с мамой. В ходе ссоры между нами была драка, и папа решил забрать меня. Я хотела собрать свои вещи до прихода мамы и уехать к нему. Но она вернулась с работы раньше, чем мы ожидали. Увидев, как я пакую сумки, она начала истерику: держа меня у дверного проема, она кричала соседям: «Вызовите полицию, ее похищают!» Потом она посмотрела мне в глаза, все еще не давая двигаться, и сказала: «Если ты сейчас переступишь этот порог, ты больше никогда меня не увидишь, даже не смей сюда возвращаться». Я испугалась: несмотря на все желание переехать к отцу, я боялась потерять маму. Папа не стал вмешиваться — пойди он с ней на конфликт, она сделала бы все, чтобы он потерял со мной любую связь.

Ребенком я больше осознавала физическое насилие, а не эмоциональное. Последнее я стала понимать в подростковом возрасте.

Наша совместная жизнь стала невыносимой: мама продолжала меня бить, а после одной из ссор она сказала мне фразу, которую я запомнила на всю жизнь: «У тебя отвратительный характер, ты такая мразь, что сдохнешь в одиночестве».

Старшие классы были для меня кошмаром, и я отсчитывала секунды до поступления в университет в Москве, чтобы просто съехать. Когда я училась в 11-м классе, мама забеременела от моего отчима. Тогда у нас с ней случился конфликт на бытовой почве: ей не понравилось, как я убрала в доме. Она всегда была зациклена на чистоте, и любая крошка на полу становилась поводом для скандала. Тот конфликт снова перешел в насилие: она била меня, а я не могла защититься — вдруг что случится с ее ребенком. Она не только избила меня, но и отобрала телефон и сказала ту фразу про мой характер. Тогда у меня впервые появились суицидальные мысли. Но желание жить победило: я понимала, что, когда перееду, у меня все будет по-другому и все получится. Тогда я просто села у батареи и начала со всей силы рыдать и биться головой о стену. Мне некуда было деть злость и обиду внутри себя, поэтому я причиняла себе боль, расцарапывая до крови руки от кистей до плеч.

«Наши отношения напоминали американские горки»

Постоянные конфликты с мамой привели к тому, что я все время ощущаю себя виноватой во всем, что происходит в моей жизни. После скандалов мы могли не общаться несколько недель: мама просто ходила обиженная и ждала, пока я на коленях приползу извиняться. Я делала это большую часть своей жизни, хотя далеко не всегда я действительно была виноватой.

Я всегда плакала во время наших ссор — это было моей защитной реакцией на те ужасные слова, которые она мне говорила. До сих пор я разговариваю с родителями как маленькая девочка: даже сейчас, спустя годы, после любой перепалки с мамой я рыдаю и не могу остановиться. Когда мама видела мои слезы, то говорила, что плакать должна она, а не я, потому что у нее плохая дочь. Отчим пытался нас помирить, когда понимал, что мы игнорируем друг друга слишком долго, но на прямой конфликт с мамой он не шел, а мне постоянно напоминал, чем я ей обязана. Это только увеличивало чувство вины, которое я сегодня пытаюсь перебороть с психологом.

Отношения с мамой ненадолго наладились после рождения моего младшего брата. Когда мы не ругались, я многим могла с ней поделиться: рассказывала о своей личной жизни, просила совета. В такие моменты у нас действительно были доверительные, хорошие отношения, но как только назревала ссора или у нее менялось настроение, она направляла против меня все то хорошее, чем я с ней делилась. Наши отношения напоминали американские горки: позитивные моменты резко сменялись негативными, и казалось, что этому не будет конца.

Подробности по теме

Гид по психотравмам: как неприятные события из детства портят взрослую жизнь

Гид по психотравмам: как неприятные события из детства портят взрослую жизнь

Поступив в Москву и уехав из дома, я поняла, что прошлое меня не отпустит. Учеба давалась мне нелегко: оказавшись вдали от матери, которая держала меня в строгости и страхе, я почувствовала свободу, хотела бунтовать. Мне не хватало привычного пинка и контроля с ее стороны, чтобы взяться за свое образование. После второго курса я приехала к ней в гости: мы снова поссорились, и она бросила в меня игрушечную бетономешалку. Весила она прилично — почти восемь килограммов. Я поняла, что это конец и с меня хватит: такие отношения нужно заканчивать.

«Ребенок не должен чувствовать ту боль, которую чувствовала я»

Спустя несколько лет жизни в Москве я обратилась к психологу. Отношения с мамой стали невыносимыми, продолжались проблемы с учебой. Помимо этого, я встречалась с молодым человеком, который также проявлял эмоциональное насилие ко мне. Я не могла от него уйти — считала, что боль, которую он причиняет, не дает мне права жить без него. Я выросла в культуре насилия и попала в отношения, в которых меня не ценили, обижали и унижали, а я только сильнее привязывалась к этому человеку. В подобной ситуации кажется, что вы любите друг друга еще сильнее, если твой партнер плохо к тебе относится. Я держалась за эти отношения, боялась их потерять — точно так же было и с мамой. Когда я увидела, что насилие со стороны моего парня становится регулярным, то поняла, что так дальше продолжаться не может.

Часто я задаюсь вопросом: «А люблю ли я вообще свою мать?» Ведь ее есть за что любить и за что ненавидеть. Я не могу точно сказать, что я ее люблю, но и не могу с уверенностью сказать, что нет. Общаясь с психологом, я осознала, что люди, которые проявляют эмоциональное или физическое насилие, сами в какой‑то степени жертвы внутри. Жертвы насилия, нелюбви, непонимания, неприятия. Они не рождаются такими, а становятся, потому что кто‑то, кого они любили, не смог научить их делать это правильно.

Раньше я пыталась оправдать действия этих людей. В таких ситуациях ты в какой‑то момент теряешь ощущение реальности: сначала не понимаешь, за что с тобой так поступают, затем — и это самое страшное — начинаешь привыкать и думать: «Наверное, я заслуживаю».

Маму я оправдывала тем, что у нее было тяжелое детство, в котором ей недодали любви. Тем же я объясняла и поведение своего парня. Мама до сих пор не понимает, как тяжело мне тогда было и какой урон она нанесла моему здоровью. Каждый раз, когда я хочу это объяснить, она воспринимает все в штыки и пытается конкурировать с моим отцом: «Он хороший, а я одна такая плохая». Она не пытается выслушать, ей очень тяжело это дается. Если у меня будут дети, я хочу, чтобы они были эмоционально здоровыми и не имели такого опыта, который был у меня или моей мамы. Я понимаю, что нет идеальных семей, но ребенок не должен чувствовать ту боль, которую чувствовала я.

Периодически я и сама могу проявить какую‑то жестокость — пережитый опыт дает о себе знать, он не уходит бесследно. Я эмоциональна: могу накричать или сказать что‑то плохое, но я всегда останавливаюсь, потому что понимаю, что сейчас веду себя как собственная мать, а я ни за что не хочу быть похожей на нее. Я работаю над тем, чтобы стать другим человеком, — и у меня это получается.

Мой главный совет тем, кто оказался в подобной ситуации: ни в коем случае не воспринимать мнение абьюзера как авторитет, даже если это твой родственник, родитель, словом, тот, кто стоит выше по какой‑то иерархии. Не верьте словам этого человека, даже если он для вас самый близкий. Его слова — проекция его личных проблем. И самое ужасное — осознавать, что твоя мама из‑за них просто не умеет любить тебя в ответ.

«Детям, выросшим в насилии, нужно вернуться к себе настоящим, понять, что они ценны сами по себе»

Татьяна Исакова

психолог, психотерапевт в «Мастерской Ольги Троицкой»

Абьюз над ребенком приводит к очень серьезным последствиям. По своему опыту могу сказать, что физическое насилие может переноситься легче, чем эмоциональное, потому что второе не маркируется как насилие ни ребенком, ни самим взрослым, а воспринимается как естественность. В контексте физических наказаний боль, которую причиняют детям, может восприниматься сторонами как любовь.

Это опасно тем, что самые близкие люди — мама или папа — показывают ребенку, что только через боль можно выражать любовь. Но психика человека построена так, чтобы избегать боль, и именно поэтому многие дети, которые подвергались насилию в детстве, особенно эмоциональному, вырастают отчужденными, никого не подпускают к себе и никому не доверяют. Так происходит, потому что любое соприкосновение с чувствами поднимает ту боль, которая была в детстве, когда самые близкие люди так плохо поступали.

В случае домашнего насилия ребенку важно найти группу или человека, который поможет ему увидеть другое отношение к себе. Это может быть учитель, тренер или кто‑то еще, от кого ребенок будет чувствовать, что его любят безусловно. Когда есть насилие, отсутствует шанс получить другой опыт отношения себя с миром, а тот, что имеется, кажется единственно возможным.

Когда тебя бьют, ты готов уйти из дома. Однако, когда ребенок, особенно маленький, пытается покинуть семью, он понимает, что там, в большом мире, его никто не ждет.

Дети, которые столкнулись с домашним насилием, не осознают, что их готовы принять такими, какие они есть. Они пытаются соответствовать какому‑то образу, тому, что хотят видеть другие.

Тем, кто мог оказаться в подобной ситуации, я бы посоветовала работу с психологом, который поможет восстановить и выстроить границы. Дети, пережившие эмоциональное насилие, легко убегают в собственные мысли: они начинают жить в будущем, думая о том, какими они будут когда‑то, но не сейчас («Вот я стану богатым, и мама меня полюбит»), или живут прошлым («Мама меня обижала, и папа говорил обидные слова»). Важно ощущать себя здесь и сейчас, а не где‑либо еще.

Детям, выросшим в насилии, нужно вернуться к себе настоящим, понять, что они ценны сами по себе, провести работу над полученными травмами и только после этого выходить на контакт с родителями. Восстанавливать отношения стоит с коротких моментов общения (телефон, СМС) — даже если в ответ будет получена привычная негативная реакция, нужно стараться делать акцент на том, что тебе в этот раз удалось по-другому: например, более спокойно среагировать на негатив или решить какую‑то проблему без конфликта. Человек может ждать похвалы от родителей, но жить надо своей жизнью, не думая, какой отклик ты получишь.

Подробности по теме

Интенсивное родительство: как стремление к успеху может навредить ребенку и его маме

Интенсивное родительство: как стремление к успеху может навредить ребенку и его маме

Татьяна Саломатова

специалист по семейному праву, адвокат

До момента совершеннолетия законные представители ребенка — его родители или один из них. Исключение есть лишь в двух случаях: при вступлении ребенка после 16 лет в брак или при его эмансипации (признания органами опеки полной дееспособности ребенка и его независимости от взрослых. — Прим. ред.).

В ситуации насилия несовершеннолетней жертве важно понимать, что на основании ч. 2 ст. 56 Семейного кодекса РФ ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей или лиц, их заменяющих. Оснований для подобной защиты несколько: нарушение прав и законных интересов ребенка, ненадлежащее выполнение или игнорирование обязанностей по воспитанию, злоупотребление родительскими правами и т. д. До 14 лет ребенок вправе самостоятельно обращаться за защитой в органы опеки и попечительства, а после получения паспорта — в суд.

Если причинение насилия будет доказано, то можно ставить вопрос в суде о лишении родительских прав на основании 69-й статьи Семейного кодекса РФ. Согласно этой статье родители (или один из них) могут быть лишены родительских прав, если они злоупотребляют своими родительскими правами: жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность. Для лишения родительских прав необходимы доказательства. Ими могут стать видеоматериалы, фотографии, аудиозаписи или показания свидетелей. Кроме того, может понадобиться и проведение психологической экспертизы.

«Этика в исследовании семейного насилия: межкультурные вопросы» в JSTOR

Абстрактный

В этой статье исследуются этические вопросы межкультурных исследований насилия в семье. Он предлагает исследователям способы улучшить понимание и избежать злоупотребления властью. Особое внимание к информированному согласию, определению выборки, составу исследовательской группы, методам исследования, а также потенциальному вреду и пользе считается ключом к разработке этического кросс-культурного исследования.Обсуждение иллюстрировано примерами из литературы и из опыта автора, проводящего исследования сексуального насилия в трущобах в Чили и с пуэрториканцами в США

Информация о журнале

Family Relations публикует прикладные статьи, которые являются оригинальными, инновационными. и междисциплинарные, которые сосредоточены на различных семьях и семейных проблемах. Аудитории включать преподавателей семейной жизни в академические и общественные учреждения, исследователей с прикладной или оценочной направленностью семейные врачи, использующие профилактику или терапевтические модели и методы, а также специалисты по семейной политике.Примеры соответствующих статей включают те, которые касаются прикладных исследований, образовательных философии или практики, синтез основных областей, оценки программ, разработка и оценка учебных программ. Статьи должны быть задуманы и написаны с учетом потребностей практиков. С 1951 года семейные отношения охватывают критически важные области. семейным профессионалам. Основное внимание уделяется семейным исследованиям с последствиями. для вмешательства, образования и государственной политики. Публикует: Эмпирические исследования Литературные обзоры Концептуальный анализ Более 80% наших читателей идентифицируют семейные отношения как встречу их потребности лучше, чем в любом другом прикладном журнале.В каждом выпуске ежеквартального журнала (январь, апрель, июль и октябрь) средние значения 120 страниц. Общий тираж более 4200 экземпляров. Статьи рецензируются.

Информация об издателе

Уже более шестидесяти четырех лет Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) связывает мультидисциплинарные семейные специалисты через свои журналы, конференции, государственные партнерские советы и секции по интересам. NCFR является некоммерческой, беспартийной и полностью финансируется членами.Исследователи, педагоги, практикующие врачи и политики из всех семейных сфер и направлений делятся знания и информация о семьях. NCFR была основана в 1938 году. Миссия NCFR: Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) обеспечивает форум для семейных исследователей, преподавателей и практиков, чтобы поделиться своими разработками и распространение знаний о семье и семейных отношениях, устанавливает профессиональные стандарты и работает над повышением благополучия семьи.

Подверженность насилию влияет на развитие моральных впечатлений и доверительного поведения у заключенных мужчин

  • 1.

    Финкельхор Д., Тернер Х. А., Шаттак А. и Хэмби С. Л. Распространенность насилия, преступности и жестокого обращения в детстве: результаты Национального исследования подверженности детей насилию. JAMA Pediatr. 169 , 746–754 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 2.

    Финкельхор Д., Тернер Х. А., Шаттак А. и Хэмби С. Л. Насилие, преступность и жестокое обращение в национальной выборке детей и молодежи: обновленная информация. JAMA Pediatr. 167 , 614–621 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Delaney-Black, V. et al. Подверженность насилию, травмы и дефицит интеллекта и / или чтения у городских детей. Arch. Педиатр. Adolesc. Med. 156 , 280–285 (2002).

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Bailey, B. N. et al. Соматические жалобы у детей и насилие в обществе. J. Dev. Behav. Педиатр. 26 , 341 (2005).

    Артикул Google ученый

  • 5.

    Моффитт Т.Э. и Клаус-Граве 2012 Think Tank. Подверженность насилию в детстве и здоровье на протяжении всей жизни: наука о клинических вмешательствах и исследования в области биологии стресса объединяются. Dev. Психопатол 900 13. 25 , 1619–1634 (2013).

  • 6.

    Баскин Д. и Соммерс И. Траектории подверженности насилию со стороны сообщества и симптомам психического здоровья среди серьезных преступников-подростков. Crim. Правосудие поведение. 42 , 587–609 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Фаулер, П. Дж., Томпсетт, К. Дж., Брацишевски, Дж. М., Жак-Тиура, А. Дж. И Балтес, Б. Б. Насилие в обществе: метаанализ воздействия воздействия и последствий для психического здоровья детей и подростков. Dev. Psychopathol. 21 , 227–259 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Guo, X. et al. Подверженность насилию снижает эмпатическую реакцию на чужую боль. Brain Cogn. 82 , 187–191 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Дюрант Р. Х., Пендерграст Р. А. и Каденхед К. Подверженность насилию, виктимизации и боевому поведению городских чернокожих подростков. J. Adolesc. Здравоохранение 15 , 311–318 (1994).

    CAS Статья Google ученый

  • 10.

    Герра, Н. Г., Хьюсманн, Л. Р. и Шпиндлер, А. Подверженность насилию в обществе, социальное познание и агрессия среди городских детей начальной школы. Child Dev. 74 , 1561–1576 (2003).

    Артикул Google ученый

  • 11.

    Hawkins, J. D. et al. Предсказатели молодежного насилия. бюллетень ювенальной юстиции. https://eric.ed.gov/?id=ED440196 (2000).

  • 12.

    Альберт Бандура. Теория социального обучения агрессии. J. Commun. 28 , 12–29 (1978).

    Артикул Google ученый

  • 13.

    Huesmann, L. R. и Kirwil, L. Почему наблюдение за насилием увеличивает риск агрессивного поведения наблюдателя. in Кембриджский справочник по агрессивному поведению и агрессии 545–570 (Cambridge University Press, Нью-Йорк, 2007). https://doi.org/10.1017/CBO9780511816840.029.

  • 14.

    Нг ‐ Мак, Д. С., Зальцингер, С., Фельдман, Р. С. и Стуэв, К. А. Патологическая адаптация к насилию в среде городской молодежи. Am. J. Orthopsychiatry 74 , 196–208 (2004).

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Нг-Мак, Д. С., Стуэв, А., Зальцингер, С. и Фельдман, Р. Нормализация насилия среди городской молодежи: формулировка для исследования. Am. J. Orthopsychiatry 72 , 92–101 (2002).

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Хайдт, Дж. И Джозеф, К. Интуитивная этика: как изначально подготовленная интуиция порождает культурно изменчивые добродетели. Дедал 133 , 55–66 (2004).

    Артикул Google ученый

  • 17.

    Шейн, К. и Грей, К. Теория диадической морали: переосмысление морального суждения путем переопределения вреда. Личный. Soc. Psychol. Ред. 22 , 32–70 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 18.

    Сигел, Дж. З., Матис, К., Ратледж, Р. Б. и Крокетт, М. Дж. Убеждения о плохих людях непостоянны. Nat. Гм. Behav. 2 , 750 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Энгелл, А. Д., Хаксби, Дж. В. и Тодоров, А. Решения о неявной достоверности: автоматическое кодирование свойств лица в миндалине человека. J. Cogn. Neurosci. 19 , 1508–1519 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Тодоров А., Пакраши М. и Остерхоф Н. Н. Оценка достоверности лиц после минимального воздействия. Soc. Cogn. 27 , 813–833 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Стэнли, Д. А., Сокол-Хесснер, П., Банаджи, М. Р. и Фелпс, Э. А. Скрытые расовые установки предсказывают суждения о надежности и решения об экономическом доверии. Proc. Natl Acad. Sci. США 108 , 7710–7715 (2011).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 22.

    Александр Р. Биология моральных систем (основы человеческого поведения) . (Aldine Transaction, Нью-Йорк, 1987). https://doi.org/10.1086/293057.

    Артикул Google ученый

  • 23.

    Гинтис, Х. Сильная взаимность и человеческая социальность. J. Theor. Биол. 206 , 169–179 (2000).

    CAS Статья Google ученый

  • 24.

    Боксер П., Мидлмасс К. и Делоренсо Т. Подверженность насильственным преступлениям во время заключения: влияние на психологическую адаптацию после освобождения. Crim. Правосудие поведение. 36 , 793–807 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 25.

    Баскин Д. и Соммерс И. Подверженность общественному насилию и траектории насильственных преступлений. Молодежное насилие Juv. Правосудие 12 , 367–385 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 26.

    Финкельхор, Д., Тернер, Х., Ормрод, Р. и Хэмби, С. Л. Тенденции насилия и жестокого обращения в детстве: данные двух национальных опросов. Arch. Педиатр. Adolesc. Med. 164 , 238–242 (2010).

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Фитцпатрик К. М. и Болдизар Дж. П. Распространенность и последствия насилия среди афроамериканской молодежи. J. Am. Акад. Ребенок-подростокc. Психиатрия 32 , 424–430 (1993).

    CAS Статья Google ученый

  • 28.

    Берг, Дж., Дикхаут, Дж. И Маккейб, К. Доверие, взаимность и социальная история. Games Econ. Behav. 10 , 122–142 (1995).

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Селнер-О’Хаган, М. Б., Киндлон, Д. Дж., Бука, С. Л., Рауденбуш, С. В. и Эрлз, Ф. Дж. Оценка подверженности насилию городской молодежи. J. Child Psychol. Психиатрия 39 , 215–224 (1998).

    Артикул Google ученый

  • 30.

    Матис, К., Даунизо, Дж., Фристон, К. Дж. И Стефан, К. Э. Байесовская основа индивидуального обучения в условиях неопределенности. Фронт. Гм. Neurosci. 5 , 39 (2011).

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Ямагиши, Т. и Ямагиши, М. Доверие и приверженность в США и Японии. Motiv. Эмот. 18 , 129–166 (1994).

    Артикул Google ученый

  • 32.

    Рэнд, Д. Г., Оцуки, Х. и Новак, М. А. Прямая взаимность с дорогостоящим наказанием: преобладает щедрый око за око. J. Theor.Биол. 256 , 45–57 (2009).

    MathSciNet Статья Google ученый

  • 33.

    Дельгадо, М. Р., Франк, Р. Х. и Фелпс, Э. А. Восприятие морального характера модулирует нейронные системы вознаграждения во время доверительной игры. Nat. Neurosci. 8 , 1611–1618 (2005).

    CAS Статья Google ученый

  • 34.

    Хейс, А.F. ПРОЦЕСС: универсальный вычислительный инструмент для моделирования наблюдаемых переменных, модерации и условного моделирования процессов. (2012).

  • 35.

    Баскин-Соммерс, А. Р. и др. Влияние психопатологии, расы и окружающей среды на насильственные преступления в выборке подростков мужского пола. Личный. Disord. 7 , 354–362 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 36.

    Баскин-Соммерс, А. Р., Баскин Д.Психопатические черты опосредуют связь между подверженностью насилию и насильственным правонарушением несовершеннолетних. J. Psychopathol. Behav. Оценивать. 38 , 341–349 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 37.

    Kimonis, ER, Frick, PJ, Munoz, LC & Aucoin, KJ Бесчувственные черты характера и эмоциональная обработка сигналов бедствия у задержанных мальчиков: проверка сдерживающей роли агрессии, подверженности насилию со стороны сообщества и историй злоупотреблений. Dev. Psychopathol. 20 , 569–589 (2008).

    Артикул Google ученый

  • 38.

    Hare, R. Руководство по пересмотренному контрольному списку психопатии 2 edn, (Toronto: Multi-Health System, 2003).

  • 39.

    Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-5®) (Вашингтон, округ Колумбия, 2013 г.).

  • 40.

    Бернштейн Д. П.и другие. Разработка и проверка краткой версии опросника по детским травмам. Child Abus. Negl. 27 , 169–190 (2003).

    Артикул Google ученый

  • 41.

    Noonan, M. P. et al. Раздельное сравнение значений и механизмы обучения в медиальной и латеральной орбитофронтальной коре макак. Proc. Natl Acad. Sci . США 201012246. https://doi.org/10.1073/pnas.1012246107 (2010).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 42.

    Zapparoli, L. et al. Вскрытие нейрофункциональных основ преднамеренного действия. Proc. Natl Acad. Sci. 115 , 7440–7445 (2018).

    CAS Статья Google ученый

  • 43.

    Нунан М. П., Коллинг Н., Уолтон М. Э. и Рашворт М. Ф. С. Переоценка роли орбитофронтальной коры в вознаграждении и подкреплении. Eur. J. Neurosci. 35 , 997–1010 (2012).

    CAS Статья Google ученый

  • 44.

    De Brito, S.A. et al. Уменьшение орбитофронтального и височного серого вещества в выборке детей, подвергшихся жестокому обращению. J. Child Psychol. Психиатрия 54 , 105–112 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 45.

    МакКрори, Э., Брито, Д., А., С. и Видинг, Э. Влияние жестокого обращения в детстве: обзор нейробиологических и генетических факторов. Фронт. Психиатрия 2 . https: // doi.org / 10.3389 / fpsyt.2011.00048 (2011).

  • 46.

    МакКрори, Э., Брито, С. А. Д. и Видинг, Э. Обзор исследования: нейробиология и генетика жестокого обращения и невзгод. J. Child Psychol. Психиатрия 51 , 1079–1095 (2010).

    Артикул Google ученый

  • 47.

    Блэр, Р. Дж. Р. Роли орбитальной лобной коры в модуляции антисоциального поведения. Brain Cogn. 55 , 198–208 (2004).

    CAS Статья Google ученый

  • 48.

    Блэр, Р. Дж. Р. Нейрокогнитивные модели агрессии, антисоциальные расстройства личности и психопатия. J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатрия 71 , 727–731 (2001).

    CAS Статья Google ученый

  • 49.

    Бакгольц, Дж. У. Социальные нормы, самоконтроль и ценность антисоциального поведения. Curr. Opin. Behav. Sci. 3 , 122–129 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 50.

    Нельсон, Р. Дж. И Трейнор, Б. С. Нейронные механизмы агрессии. Nat. Rev. Neurosci. 8 , 536–546 (2007).

    CAS Статья Google ученый

  • 51.

    Андерсон Э. Кодекс улиц. Месяц . Атлантика 273 , 81–94 (1994).

    Google ученый

  • 52.

    Бесбрис, М., Фабер, Дж. У., Рич, П. и Шарки, П. Влияние стигмы соседства на экономические операции. Proc. Natl Acad. Sci . СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 201414139. https://doi.org/10.1073/pnas.1414139112 (2015).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 53.

    Рауденбуш, Д. «Я остаюсь сам по себе»: социальная поддержка, недоверие и избирательная солидарность городской бедноты. Sociol Forum , 31 , 1018–1039. https://doi.org/10.1111/socf.12294 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 54.

    Уилсон У. Дж. Больше, чем просто раса: быть черным и бедным во внутреннем городе (проблемы нашего времени) . (W. W. Norton & Company, Нью-Йорк, 2009).

  • 55.

    Бука, С. Л., Стичик, Т. Л., Бёрдтистл, И. и Эрлз, Ф. Дж. Подверженность насилию среди молодежи: распространенность, риски и последствия. Am. J. Orthopsychiatry 71 , 298–310 (2001).

    CAS Статья Google ученый

  • 56.

    Hetey, R.C. & Eberhardt, J.L. Цифры не говорят сами за себя: расовое неравенство и сохранение неравенства в системе уголовного правосудия. Curr. Реж. Psychol. Sci. 27 , 183–187 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 57.

    Гоффман, А. В бегах: разыскиваемые лица в гетто Филадельфии. Am. Социол. Ред. 74 , 339–357 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 58.

    Фер Э. Об экономике и биологии доверия. J. Eur. Экон. Доц. 7 , 235–266 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 59.

    Knack, S. & Keefer, P. Имеет ли социальный капитал экономическую отдачу? Межгосударственное расследование. Q. J. Econ. 112 , 1251–1288 (1997).

    Артикул Google ученый

  • 60.

    ЛаПорта Р., Лопес-де-Силан Ф., Шлейфер А. и Вишни Р. В. Доверие крупным организациям . (Национальное бюро экономических исследований, 1996). https://doi.org/10.3386/w5864.

  • 61.

    Casciano, R. & Massey, D. S. Окрестности, занятость и социальное обеспечение: оценка влияния социально-экономического состава района. Soc. Sci. Res. 37 , 544–558 (2008).

    Артикул Google ученый

  • 62.

    Гарбарино, Дж. И Шерман, Д. Районы высокого риска и семьи высокого риска: человеческая экология жестокого обращения с детьми. Child Dev. 51 , 188–198 (1980).

    CAS Статья Google ученый

  • 63.

    Гоффман А. В бегах: жизнь в бегах в американском городе .(Пикадор, Нью-Йорк, 2015).

  • 64.

    Монахан, К.С., Кинг, К.М., Шульман, Е.П., Кауфман, Э. и Чассин, Л. Влияние воздействия насилия на развитие контроля над импульсами и ориентацию на будущее в подростковом и раннем взрослом возрасте: в зависимости от времени и общие эффекты в выборке несовершеннолетних правонарушителей. Dev. Psychopathol. 27 , 1267–1283 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 65.

    Танни, Дж. П., Стювиг, Дж. И Машек, Д. Дж. Моральные эмоции и нравственное поведение. Annu. Rev. Psychol. 58 , 345–372 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 66.

    Закари Р. А. Институт живых чешуек Шипли . (Западная психологическая служба (WPS), Лос-Анджелес, Калифорния, 1991).

  • 67.

    Уилкинсон, Г.С. WRAT-3: руководство по администрированию широкодиапазонного теста достижений .(Wide Range, Inc., Уилмингтон, Делавэр, 1993).

  • 68.

    Лэпсли, Д. К. и Ласки, Б. Прототип морального характера. Идентификационный номер 1 , 345–363 (2001).

    Артикул Google ученый

  • 69.

    Hare, R. D. et al. Пересмотренный контрольный список психопатии: надежность и факторная структура. Psychol. Оценивать. J. Консультации. Clin. Psychol. 2 , 338–341 (1990).

    Google ученый

  • 70.

    Mathys, C.D. et al. Неопределенность восприятия и иерархический фильтр Гаусса. Фронт. Гм. Neurosci. 8 , 825 (2014).

    Артикул Google ученый

  • Как это поддерживает поддержание моральной самооценки

    1168 Marzana et al.

    Экхард, К. И., Сампер, Р. Э., и Мерфи, К. М. (2008). Нарушения гнева среди виновных в насилии со стороны интимного партнера

    : Клинические характеристики и результаты предписанного судом лечения.

    Journal of Interpersonal Violence, 23, 1600–1617.

    Эрез А., Джонсон Д. Э. и Джадж Т. А. (1995). Самообман как посредник взаимосвязи

    диспозиций и субъективного благополучия. Личность и индивидуальные различия, 19, 597–612.

    Fitch, F. J., & Papantonio, A. (1983). Мужчины, которые бьют: некоторые характерные особенности. Журнал

    Нервные и психические заболевания, 171, 190–192.

    Грэм Дж. И Хайдт Дж.(2012). Священные ценности и злые противники: подход, основанный на моральных основах. В

    М. Микулинсер и П. Р. Шейвер (ред.), Социальная психология морали: исследование причин

    добра и зла (стр. 11–31). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Американская психологическая ассоциация.

    Грэм Дж., Хайдт Дж. И Носек Б. А. (2009). Либералы и консерваторы полагаются на разные наборы из

    моральных устоев. Журнал личности и социальной психологии, 96, 1029–1046.

    Грэм, Дж., Носек, Б.А., Хайдт, Дж., Айер, Р., Колева, С., и Дитто, П. Х. (2011). Отображение морального домена

    . Журнал личности и социальной психологии, 101, 366–385.

    Хайдт, Дж. (2007). Новый синтез в моральной психологии. Наука, 316, 998–1002.

    Хайдт, Дж. (2008). Нравственность. Перспективы психологической науки, 3, 65–72.

    Хайдт Дж. И Грэм Дж. (2007). Когда мораль противостоит справедливости: консерваторы обладают моральной интуицией

    , которую либералы могут не признать.Исследование социальной справедливости, 20, 98–116.

    Хайдт Дж. И Джозеф К. (2008). Моральный разум: как пять наборов врожденной интуиции направляют развитие многих культурных добродетелей и, возможно, даже модулей. В книге П. Каррутерса, С. Лоуренса,

    и С. Стича (ред.), «Врожденный разум», том 3: Основы и будущее (стр. 367–391). New

    York, NY: Oxford University Press.

    Волос, Дж. Ф., Андерсон, Р. Э., Татхам, Р. Л., и Блэк, В. К. (1998).Многомерный анализ данных

    (5-е изд.). Нью-Джерси, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

    Hamberger, L. K., & Hastings, J. E. (1991). Личностные корреляты мужчин, которые избивают, и ненасильственных

    мужчин: некоторые преемственности и разрывы. Журнал семейного насилия, 6 (2), 131–147.

    Харт, С. Д., Даттон, Д. Г., и Ньюлав, Т. (1993). Распространенность расстройства личности среди жены

    нападавших. Журнал расстройств личности, 7 (4), 329–341.

    Гастингс, Дж.Э. и Хамбергер Л. К. (1988). Личностные характеристики обидчиков супругов: контролируемое сравнение

    . Насилие и жертвы, 3 (1), 31–48.

    Hirschberger, G., & Pyszczynski, T. (2012). Убийство с чистой совестью: экзистенциальная тоска и

    парадокс морали. В М. Микулинсер и П. Р. Шейвер (ред.), Социальная психология морали

    : исследование причин добра и зла (стр. 331–347). Вашингтон, округ Колумбия: Американская

    Психологическая ассоциация.

    Хоталинг, Г. Т., и Шугарман, Д. Б. (1986). Анализ маркеров риска насилия между мужем и женой:

    Текущее состояние знаний. Насилие и жертвы, 1 (2), 101–124.

    Ховард, К. Дж. (2012). Нейробиологические корреляты мужчин, злоупотребляющих партнером: равноправие исполнителей

    насилия со стороны интимного партнера. Психологическая травма: теория, исследования, практика и политика, 4,

    330–337.

    Хойт, Т., Рэй, А.М., Виггинс, К.Т., Герстл, М., И Маклин П.С. (2012). Личностные профили

    преступников, совершивших насилие со стороны интимного партнера, с посттравматическим стрессовым расстройством и без него. Журнал реабилитации правонарушителей,

    51, 239–256.

    Ху Л. и Бентлер П. М. (1997). Выбор критериев отсечения для индексов соответствия для оценки модели:

    Традиционные и новые альтернативы. Санта-Крус, Калифорния: Калифорнийский университет, Санта-Крус.

    Ху Л. и Бентлер П. М. (1999). Критерии отсечения для индексов соответствия в анализе ковариационной структуры:

    Обычные критерии в сравнении с новыми альтернативами.Структурное моделирование уравнения, 6, 1–55.

    Джонсон М. П. (1995). Патриархальный терроризм и насилие со стороны обычных пар: две формы насилия

    в отношении женщин. Журнал брака и семьи, 57, 283–294.

    Джонсон М. П. (2011). Пол и типы насилия со стороны интимного партнера: ответ на антифеминистский обзор литературы

    . Агрессия и агрессивное поведение, 16, 289–296.

    Кинни, А. (2000). Положительные иллюзии благополучия и иррациональность: последствия для рациональной-

    эмоциональной поведенческой терапии.Журнал современной психотерапии, 30, 401–415.

    (PDF) Этические соображения при проведении исследования насилия в семье

    23. Термин «насилие в семье» используется здесь для обозначения исследований жестокого обращения с детьми

    , включая жестокое обращение и пренебрежение, а также насилия в семье

    между интимными партнерами или родители детей.

    24. Тейлор Дж., Болдуин Н., Спенсер Н. Предсказание жестокого обращения с детьми и нег-

    лекций: этические, теоретические и методологические проблемы.JClin

    Nurs 2008; 17: 1193-1200.

    25. Пелед Э. Этически обоснованное исследование подверженности детей насилию в семье

    : предложение. В Graham-Bermann SA, Edleson

    JL (ред.). Домашнее насилие в жизни детей: будущее

    исследований, вмешательства и социальной политики. Вашингтон, округ Колумбия:

    Американская психологическая ассоциация, 2001: 111-132.

    26. Morrow V, Richards M. Op cit.

    27. Бронфенбреннер У. Принципы профессиональной этики: Cornell stud-

    -е годы в социальном росте.Am Psychol 1952; 7 (8): 452-455.

    28. напр., Олдерсон П. Слушание детей: дети, этика и общество

    исследования. Barkingside: Barnardo’s, 1995.

    29. Straus MA. Измерение внутрисемейных конфликтов и насилия: шкалы тактики конфликта. JMarriage Family 1979; 41: 75-88.

    30. Крейтон С., Гейт Д., Хейзел Н., Филд Дж., Финч С. Использование шкалы тактики конфликта

    в контексте насилия, передаваемого от родителей к ребенку.

    В Ли Р.М., Станко Э.А. (ред.) Исследование насилия: эссе по

    методологии и измерениям.Лондон: Рутледж, 2003: 30-48.

    31. Рихтерс Дж. Э., Мартинес ЧП. Проект NIMH по борьбе с насилием в сообществе:

    I. Дети как жертвы и свидетели насилия. Психиатрия

    1993; 56: 7-21.

    32. (i) Kotch JB. Этические проблемы длительного жестокого обращения с детьми

    research. Journal of Interpersonal Violence 2000; 15 (7): 696-709.

    (ii) Knight ED, Runyan DK, Dubowitz H, Brandford C, Kotch J,

    Litrownik A, Hunter W. Методологические и этические проблемы

    , связанные с самоотчетом ребенка о жестоком обращении: решения реализованы Консорциум LONGSCAN.Journal of Interpersonal

    Violence 2000; 15 (7): 760-775.

    33. Кинард Э.М. Этические проблемы в исследованиях с детьми, подвергшимися жестокому обращению. Ребенок

    Жестокое обращение и пренебрежение 1985; 9: 301-311.

    34. Страус М.А. Защита людей в обсервационных исследованиях:

    Случай насилия в семье. В Filsinger EE, Lewis RA (eds)

    Оценка брака. Новые поведенческие подходы. Беверли-Хиллз,

    Калифорния: Сейдж, 1981: 272-286.

    35. Creighton S et al.Op cit.

    36. Morrow V, Richards M. Op cit.

    37. Пелед Э. Соч. Соч.

    38. (i) Картер Б. Отметьте галочкой для ребенка? Этическое позиционирование детей

    как уязвимых, исследователей как варваров и рецензентов как чрезмерно осторожных. Международный журнал медсестер (в прессе, доступно на сайте 11

    , февраль 2009 г.). (ii) Валентин Дж., Батлер Р., Скелтон Т. Этические

    и методологические сложности проведения исследований с «уязвимыми»

    молодыми людьми.Этика, место и окружающая среда 2001; 4 (2): 119-125.

    39. Босток Л. «Боже, она собирается доложить обо мне»: этика защиты детей

    в исследовании бедности. Дети и общество 2002; 16: 273-283.

    40. Каличман СК. Обязательное сообщение о предполагаемом жестоком обращении с детьми, закон об этике

    и политика. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация

    , 1993.

    41. В США существует различие между штатами в отношении того, кто, помимо

    медицинских работников, должен сообщать о предполагаемом насилии,

    , хотя многие считают это моральным обязательством. .Несколько штатов из

    США определяют домашнее насилие как насилие, которое регулируется теми же законами

    о сообщении, что и физическое или сексуальное насилие.

    42. США разрешают запрашивать сертификат конфиденциальности,

    , который освобождает исследовательский проект от «попыток законодательного, судебного или административного

    получить конфиденциальную информацию о проекте —

    ции», что включает в себя незарегистрированные злоупотребления (Kotch JB. Op cit, p700).

    43. Аллен Б. Обязаны ли исследователи с этической точки зрения сообщать о подозреваемых

    жестоком обращении с детьми? Критический анализ противоположных точек зрения.

    Этика и поведение 2009; 19: 15-24.

    44. Steinberg AM, Pynoos RS, Goenjian AK, Sossanabadi H, Sherr L.

    Обязаны ли исследователи законами о сообщении о жестоком обращении с детьми? Жестокое обращение с детьми

    и пренебрежение 1999; 23 (8): 771-777.

    45. (i) Рунян Д.К. Введение в специальный выпуск: этические, правовые,

    и методологические последствия прямого опроса детей о

    жестоком обращении. Journal of Interpersonal Violence 2000; 15 (7): 675-681.(ii)

    Путман Ф., Лисс М., Ландсверк Дж. Этические проблемы жестокого обращения

    исследования с участием детей и подростков. В Hoagwood K, Jensen P,

    Fisher C (ред.). Этические проблемы в исследованиях психического здоровья детей

    и подростков. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум, 1996: 113-134.

    46. См., Например, Rossman BBR. Долгосрочные последствия воздействия домашнего насилия на детей

    . В Graham-Bermann S (ed).

    Домашнее насилие в жизни детей.Вашингтон, округ Колумбия:

    Американская психологическая ассоциация; 2001: 35-65.

    47. Горин С., Хупер С., Дайсон С., Кабрал С. Этические проблемы при проведении исследований по воздуховодам

    с труднодоступными семьями. Обзор жестокого обращения с детьми

    2008; 17: 275-287.

    48. Койн И. Исследование детей: некоторые методологические и этические соображения

    . J Clin Nurs 1998; 7: 409-416.

    49. Гровер С. Почему они нас не слушают? О предоставлении силы и голоса

    детям, участвующим в социальных исследованиях.Детство 2004;

    11 (1): 81-93.

    50. Пелед Э. Соч. Соч.

    51. Созье М. Раскрытие сексуального насилия над детьми: лучше или хуже

    . Psychiatr Clin N. Am 1989; 12: 455-469.

    52. (i) Straus MA. Op cit. (ii) Ньюман Э., Калупек Д.Г., Кин Т.М.,

    Фольштейн С.Ф. Этические вопросы исследования травм. В Кауфман Кантор

    G, Jasinski JL (ред.) Из темноты. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж,

    1997: 271-281. (iii) ДеПринс А.П., Фрейд Дж. Дж.Стоимость и преимущества

    , когда спрашивают о травмах в анамнезе. JTrauma Pract 2006; 3: 23-35.

    53. Кэшмор Дж. Этические вопросы, касающиеся согласия на получение детьми

    отчетов об их опыте насилия. Жестокое обращение с детьми и пренебрежение

    2009; 30: 969-977.

    54. Маллендер А., Гаага Г., Имам У., Келли Л., Малос Е., Риган Л.

    Взгляды детей на насилие в семье. Лондон: Sage

    Publications, 2002.

    55. (i) Амая-Джексон Л., Socolar RRS, Хантер В., Раньян Д.,

    Колиндрес Р.Непосредственный опрос детей и подростков о

    жестоком обращении: обзор использованных методов исследования. J Interpers

    Violence 2000; 15 (7): 725-759. (ii) Рунян Д.К. Op cit.

    56. Лейтер Дж., Майерс К.А., Зинграфф М.Т. Обоснованные и необоснованные —

    ред. Случаев жестокого обращения с детьми: различаются ли их последствия? Soc

    Work Res 1994; 18: 67-82.

    57. например, Коусон П. Жестокое обращение с детьми в семье. Опыт

    национальной выборки молодежи.Лондон: NSPCC, 2002.

    58. Кэрролл-Линд Дж., Чепмен Дж. У., Грегори Дж., Максвелл Г. Ключ к

    привратников: пассивное согласие и другие этические проблемы в округе

    о правах детей на высказывание вопросы, которые касаются

    им. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность 2006; 30: 979-989.

    59. Блэк М.М., Пониракис А. Компьютерные интервью с

    детей о жестоком обращении: методологические, связанные с развитием и

    этические вопросы. Journal of Interpersonal Violence 2000; 15 (7): 682-

    695.

    60. Берри В., Литтл М., Аксфорд Н., Рут Кьюсик Г. Оценка

    молодых людей из

    участников программы «Коучинг для сообществ».

    Ховард Журнал уголовного правосудия 2009; 48 (1): 60-75.

    61. Ассоциация социальных исследований. Этические принципы. Лондон: SRA,

    2003. Доступно по адресу http://www.the-sra.org.uk/ethical.htm

    62. Британское психологическое общество: Кодекс поведения и этическое руководство —

    строк (2006). Доступно по адресу http: //www.bps.org.uk/the-society/code-

    of-behavior / code-of-behavior_home.cfm

    63. RESPECT — это проект, возглавляемый Институтом занятости

    Исследования в Великобритании, пытающийся разработать набор общие

    Европейские стандарты и тесты (www.respectproject.org)

    64. Gorin S et al. Op cit.

    Vashti Berry

    98

    О насилии в семье

    Что такое насилие в семье?

    Семейное насилие — это когда кто-то использует оскорбительное поведение для контроля и / или причинения вреда члену своей семьи или кому-то, с кем у него есть интимные отношения.

    Насилие в семье включает множество различных форм физического и эмоционального насилия, а также пренебрежение со стороны членов семьи или интимных партнеров. Он может включать единичный акт насилия или несколько действий, образующих модель жестокого обращения. Семейное насилие может иметь серьезные, а иногда и фатальные последствия для жертв и для тех, кто видит или слышит насилие.

    Хотя в Уголовном кодексе не упоминаются конкретные «преступления, связанные с насилием в семье», многие преступления Уголовного кодекса могут быть использованы для обвинения кого-либо в актах насилия в семье.Для получения дополнительной информации об уголовных законах, которые могут применяться, см. Законы о насилии в семье.

    Формы и виды насилия

    Существует множество форм насилия, включая физическое, сексуальное, эмоциональное и финансовое насилие.

    Различные формы жестокого обращения также могут иметь место в различных отношениях и контекстах. Некоторыми примерами различных видов насилия в семье являются насилие со стороны интимного партнера, жестокое обращение с детьми и пренебрежение ими, жестокое обращение с пожилыми людьми, насилие на основе так называемой «чести» и принудительные браки.

    Формы насилия

    Насилие в семье — это не просто физическое насилие. Человек может быть жертвой одной или нескольких форм насилия или жестокого обращения, включая:

    Физическое насилие

    Физическое насилие, включая нападение, — это умышленное применение силы против человека без его согласия. Это может вызвать физическую боль или травму, которая может длиться долгое время. Физическое насилие включает:

    • толкать или толкать
    • Удары руками и ногами
    • защемление или пробивание
    • задушить или задушить
    • колющий или режущий
    • стрельба
    • бросать предметы в кого-то
    • горит
    • держит кого-то, чтобы кто-то напал на него
    • запирать или связывать кого-то в комнате
    • Убийство

    Все эти действия являются преступлениями в Канаде.

    Сексуальное насилие

    Сексуальное насилие над взрослым может включать:

    • Сексуальные прикосновения или сексуальные действия без согласия
    • продолжал сексуальный контакт, когда его просили прекратить
    • принуждение к совершению небезопасных или унижающих достоинство сексуальных действий

    Любой сексуальный контакт с кем-либо без согласия является преступлением. Это включает в себя сексуальные прикосновения или принуждение к сексуальной активности супруга, партнера по гражданскому праву или партнера по свиданиям. Даже находясь в браке, супруга нельзя принуждать к половому контакту.

    Существуют также специальные законы, защищающие детей от сексуального насилия и сексуальных действий, в которых они эксплуатируются.

    Эмоциональное насилие

    Эмоциональное насилие происходит, когда человек использует слова или действия, чтобы контролировать, пугать или изолировать кого-либо или лишать его самоуважения. Эмоциональное насилие иногда называют психологическим насилием. Может включать:

    • угрозы, оскорбления, обзывания или оскорбления
    • Постоянный крик или крик
    • контроль или удержание кого-либо от встреч с друзьями или семьей
    • высмеивает то, что мешает кому-либо исповедовать свою веру или религию
    • Уничтожение вещей, причинение вреда домашним животным или угроза этого
    • издевательства: запугивание или унижение (в том числе в Интернете)

    Многие формы эмоционального насилия не являются преступлениями, но могут быть признаками того, что насилие может усугубиться.

    Некоторые формы являются преступлениями, например:

    • угрозы причинить вред человеку или другому лицу
    • Преступное преследование (преследование), которое включает в себя слежку или постоянный контакт с человеком, когда он не хочет контакта и боится.
    Финансовые злоупотребления

    Финансовые злоупотребления случаются, когда кто-то использует деньги или собственность для контроля или эксплуатации другого человека. Может включать:

    • захват чьих-либо денег или имущества без разрешения
    • удержание или ограничение денег для контроля над кем-либо
    • принуждение к подписанию документов
    • принуждение к продаже вещей или изменение завещания

    Большинство форм финансовых злоупотреблений — это преступления, включая кражи и мошенничество.

    Пренебрежение

    Пренебрежение случается, когда член семьи, который обязан заботиться о вас, не может удовлетворить ваши основные потребности.

    Это может включать:

    • отсутствие надлежащего питания или теплой одежды
    • неспособность обеспечить надлежащую медицинскую помощь, лекарства и личную гигиену (при необходимости)
    • неспособность предотвратить физический вред
    • без надлежащего надзора (при необходимости)

    Супруги и гражданские партнеры обязаны заботиться друг о друге.Взрослые обязаны заботиться о своих иждивенческих детях, а также о своих иждивенческих родителях.

    Некоторые формы пренебрежения считаются преступлениями в Канаде, в том числе неспособность обеспечить предметы первой необходимости и отказ от детей. Если ребенок находится без присмотра, органы по защите детей могут вмешаться и забрать ребенка от его или ее родителей.

    Виды семейного насилия

    Насилие со стороны интимного партнера

    Насилие со стороны интимного партнера — это насилие или жестокое обращение, которое имеет место:

    • в браке, гражданском браке или отношениях при свидании
    • в отношениях между лицами противоположного пола или одного пола
    • в любое время в течение отношений, в том числе во время их разрыва или после их завершения

    Не все случаи насилия со стороны интимного партнера одинаковы.В некоторых случаях одному человеку может потребоваться власть и полный контроль над своим партнером, и он будет использовать разные способы (включая физическое насилие), чтобы добиться этого. Например, они пытаются контролировать такие вещи, как:

    • что может носить другой человек
    • когда и где этот человек может выйти
    • с кем этот человек проводит время
    • , когда этот человек может поговорить с семьей и друзьями
    • на что этот человек может потратить деньги
    • может ли этот человек работать или посещать уроки
    • Все аспекты сексуальной активности этого человека

    Этот тип злоупотреблений почти всегда со временем усугубляется.Это часто приводит к серьезному физическому насилию и может стать причиной длительных проблем со здоровьем, включая посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

    В остальных случаях оба партнера могут оскорблять друг друга. Конфликт случается в любых отношениях, но есть здоровые способы решения проблем. Иногда люди прибегают к насилию вместо того, чтобы мирно решать свои проблемы. Преодолеть шаблон злоупотреблений может быть сложно, но возможно.

    Жестокое обращение с детьми и пренебрежение

    Жестокое обращение с детьми включает физическое, сексуальное и эмоциональное насилие.Это также включает пренебрежение и любое насилие, которое дети видят или слышат в своих семьях. Лицом, жестоко обращающимся с ребенком, может быть:

    • родитель
    • брат или сестра
    • другой родственник
    • воспитатель
    • опекун
    • учитель
    • другой специалист или волонтер, работающий с детьми (например, врач или тренер)

    Жестокое обращение может иметь место в доме ребенка или в других местах, например, дома других людей, школы, общественные центры или места отправления культа.

    Законы о защите детей

    Существуют федеральные, провинциальные и территориальные законы, защищающие детей от жестокого обращения в семье. Некоторые виды злоупотреблений являются преступлениями и перечислены в Уголовном кодексе , который является федеральным законом, который применяется на всей территории Канады.

    Даже если жестокое обращение не является преступлением в соответствии с Уголовным кодексом , провинциальные и территориальные законы о защите детей могут быть использованы для прекращения жестокого обращения.

    Существуют также специальные законы, защищающие детей от сексуального насилия и сексуальных действий, в которых они эксплуатируются.Сексуальное насилие над детьми происходит, когда человек использует ребенка в сексуальных целях. К сексуальному насилию над ребенком относятся:

    • любой сексуальный контакт между взрослым и ребенком в возрасте до 16 лет
    • Любой сексуальный контакт с ребенком в возрасте от 16 до 18 лет без согласия
    • Любой сексуальный контакт с целью эксплуатации ребенка младше 18 лет

    Любой половой контакт между взрослым и ребенком до 16 лет является преступлением. В Канаде возраст согласия на сексуальную активность составляет 16 лет, но есть некоторые исключения, если другой человек близок по возрасту к ребенку.

    Кроме того, дети младше 18 лет не могут по закону давать согласие на сексуальные действия, в которых они эксплуатируются. Сексуальные действия, в которых используется ребенок, включают проституцию и порнографию. Они также включают ситуации, когда кто-то, занимающий авторитетное положение или пользующийся доверием, или кто-то, от кого зависит ребенок, вступает в какие-либо сексуальные отношения с ребенком. Авторитетным или доверенным лицом может быть родитель, приемный родитель, дедушка или бабушка, старший брат или сестра, учитель или тренер.

    Если ребенок подвергается сексуальному насилию дома, службы защиты детей могут вмешаться и забрать ребенка от его или ее родителей.

    Дети-свидетели насилия в семье

    Дети, ставшие свидетелями насилия в семье, подвергаются риску как краткосрочного, так и долгосрочного вреда. Даже если они не видят и не слышат насилие, они могут пострадать, услышав или увидев результаты насилия. У них могут быть эмоциональные, поведенческие проблемы и проблемы с развитием. Эти проблемы могут длиться долго. Они также подвержены риску развития посттравматического стрессового расстройства.

    Подвергание ребенка насилию в семье может быть основанием для вмешательства в защиту детей в соответствии с законами о защите детей провинций и территорий.

    Для получения дополнительной информации о жестоком обращении с детьми и безнадзорности см .:

    Жестокое обращение с детьми — это неправильно: что я могу сделать ?.

    Другие правительственные публикации:

    Жестокое обращение с пожилыми

    Жестокое обращение с пожилыми — это любое действие, поведение или бездействие лица, пользующегося доверием, например взрослого ребенка, члена семьи, друга или опекуна, которое причиняет или рискует причинить вред пожилому взрослому. Жестокое обращение с пожилыми людьми включает:

    • физический, сексуальный или эмоциональный вред
    • повреждение или потеря имущества или активов

    Жестокое обращение с пожилыми людьми охватывает целый ряд форм поведения, включая

    • обидные комментарии
    • доминирование над деятельностью пожилого взрослого или контроль над ним
    • изоляция пожилого человека от семьи, друзей или обычных занятий
    • неправомерное давление на пожилых людей с целью подписания юридических документов, которые они не полностью понимают
    • злоупотребление доверенностью
    • не предоставляет соответствующие лекарства или медицинскую помощь
    • Физическое насилие в любой форме

    Жестокое обращение с пожилыми людьми может иметь место дома, в общине или в учреждении.

    Для получения дополнительной информации о жестоком обращении с пожилыми людьми см. Нашу публикацию «Жестокое обращение с пожилыми людьми — это неправильно».

    Для получения дополнительной информации о мошенничестве и пожилых людях см .:

    Насилие по мотивам так называемой «чести»

    Насилие, основанное на так называемой «чести», происходит, когда члены семьи прибегают к насилию для защиты чести семьи. Жертва, которой обычно является женщина, вела себя так, что семья считает, что это принесет позор или бесчестие. Например, семья может не одобрить:

    • свидания или разговоры с мальчиками
    • Внебрачные сексуальные отношения
    • носить неправильную одежду, по мнению родителей
    • отказ от принудительного брака

    Члены семьи верят, что насилие восстановит репутацию семьи.Типы насилия, применяемые семьей, могут включать:

    • избиений
    • принудительное заключение
    • угроз
    • Консультации по самоубийству
    • убийство

    Все эти действия являются преступлениями, и преступления, совершаемые во имя так называемой «чести», часто планируются заранее с другими членами семьи или сообщества. Это насилие не ограничивается какой-либо конкретной этнической или религиозной общиной.

    Для получения дополнительной информации о насилии на почве «чести» см. Нашу публикацию «Злоупотребление неправильно на любом языке».

    Принудительный брак

    Принудительный брак происходит, когда один или оба человека не соглашаются на брак. Принудительный брак — это не то же самое, что брак по договоренности, когда люди соглашаются на брак. Члены семьи иногда используют физическое насилие, похищение, принудительное заключение или эмоциональное насилие, чтобы заставить человека вступить в брак. Даже если родители пытаются заставить своего ребенка жениться, потому что считают, что это хорошо для ребенка, использование угроз или насилия для этого является преступлением.

    Дети также могут быть жертвами принудительных браков.Иногда их семьи забирают их из школы, чтобы заставить их вступить в брак. Это насилие может иметь место во многих этнических или религиозных общинах.

    Дополнительную информацию о принудительных браках см. В нашей публикации «Жестокое обращение на любом языке — неправильно».

    Калечащие операции на женских половых органах

    Калечащие операции на женских половых органах — это любая процедура, при которой повреждаются или удаляются все или часть внешних женских половых органов по немедицинским причинам. Он не имеет пользы для здоровья и может вызвать боль и серьезные долгосрочные проблемы со здоровьем.Калечащие операции на женских половых органах ребенка являются преступлением в Канаде.

    Кроме того, любое лицо, которое помогает калечить гениталии ребенка женского пола, может быть обвинено в преступлении. Сюда входят родители, врачи или медсестры. Даже человек, который просит кого-то сделать это с ребенком, совершает преступление. Вывоз ребенка из Канады для прохождения этой процедуры в другой стране также является противозаконным.

    Калечащие операции на женских половых органах — это жестокое обращение с детьми, о котором следует сообщать властям.

    Семейное насилие в Канаде

    Насколько широко распространено насилие в семье в Канаде?

    Правительство Канады работает над расширением наших знаний о насилии в семье, проводя исследования, исследования и опросы, в том числе:

    Национальная информация, полученная из этих источников, представлена ​​в отчетах и ​​статьях Статистического управления Канады, которые показывают, что насилие в семье остается распространенной и широко распространенной проблемой в Канаде.Например,

    По данным Общего социального исследования по виктимизации (GSS) 2009 г .:

    • Шесть процентов лиц, имевших настоящего или бывшего супруга, сообщили, что в течение предшествующих пяти лет подвергались физическим или сексуальным преследованиям со стороны супруга.
    • В 2009 году 64 процента детей, подвергшихся насилию со стороны бывшего супруга, указали, что ребенок видел или слышал насилие.
    • Менее четверти жертв супружеского насилия заявили о насилии в полицию.

    По данным полиции:

    • В 2010 году почти 99 000 жертв насилия в семье в Канаде обратились в полицию, что составляет четверть всех жертв насильственных преступлений, о которых сообщает полиция. Из них почти половина (49 процентов) были жертвами супружеского и бывшего супружеского насилия, в то время как другая половина (51 процент) были детьми, братьями и сестрами или членами расширенной семьи.
    • В 2011 году почти треть (32,6 процента) раскрытых убийств была совершена членами семьи.

    Согласно Канадскому исследованию случаев жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы о них:

    • Двумя наиболее распространенными категориями доказанного жестокого обращения в 2008 году были насилие со стороны интимного партнера (34 процента) и пренебрежение (34 процента) как основная категория жестокого обращения. Физическое насилие было основной формой жестокого обращения в 20 процентах обоснованных расследований в 2008 году, эмоциональное насилие составило 9 процентов, а сексуальное насилие было основной проблемой в 3 процентах.

    Многие эксперты предполагают, что уровень насилия в семье может быть намного выше, чем показывают эти цифры. Опросы, исследования и отчеты полиции не охватывают все случаи насилия и жестокого обращения. Исследования показали, что многие жертвы жестокого обращения не сообщают — или не могут — сообщить о жестоком обращении в полицию.

    Воздействие на канадцев

    Все члены общества страдают от насилия в семье. Насилие может иметь долгосрочные последствия для физического и эмоционального здоровья жертв, что может привести к их неспособности работать, потере заработной платы, неучастию в регулярной деятельности и ограниченной способности заботиться о себе и своих детях.Дети могут страдать от долговременных эмоциональных, поведенческих проблем и проблем развития, которые могут даже привести их к насилию в более позднем возрасте. Финансовые последствия и последствия распространяются далеко за пределы семьи, друзей и сообщества жертвы.

    Есть также социальные издержки. Значительный объем канадских ресурсов направляется на решение этой проблемы, включая расходы на здравоохранение, расходы на систему правосудия, работодателей и предприятия, а также на социальные и общественные услуги

    В недавнем исследовании Министерства юстиции Канады «Оценка экономических последствий супружеского насилия в Канаде», 2009 г., экономические последствия одной формы насилия — супружеского насилия — оцениваются примерно в 7 долларов.4 миллиарда в год, что составляет 225 долларов на одного канадца.

    Общая сумма 7,4 миллиарда долларов включает затраты на:

    • Жертвы . Около 6,0 миллиардов долларов США связаны с обращением жертв за медицинской помощью, потерей заработной платы, повреждением или уничтожением имущества, а также с «нематериальными активами», такими как боль, страдания и гибель людей.
    • Третьи лица . Затраты третьих сторон на сумму более 890 миллионов долларов США, включая текущие расходы на социальные услуги, убытки работодателей, негативное воздействие на детей, подвергшихся насилию со стороны супруга, и другие государственные расходы.
    • Судебная система стоит . Около 545 миллионов долларов покрывают система уголовного правосудия (то есть полиция, суд, прокуратура, юридическая помощь и исправительные службы) и система гражданского правосудия (то есть судебные приказы о гражданской защите, разводы и разлучения супругов и системы защиты детей).

    Нематериальные затраты составляют большую часть экономического воздействия супружеского насилия (74,1 процента), за ними следуют материальные затраты (22,8 процента) и утраченный будущий доход детей, ставших свидетелями насилия (3.1 процент).

    Материальные затраты могут быть далее разбиты по тому, кто фактически платит: государство (63,8 процента), физические лица, включая потерпевших (29,4 процента), или частный сектор (6,9 процента).

    Этика: насилие в семье, медсестры и этика: по каким ссылкам?

    Мэри Чиприано Силва, PhD, RN, FAAN
    Рут Людвик, PhD, RN, C

    Образец цитирования: Сильва М. и Людвик Р. (14 мая 2002 г.). Колонка по этике: «Домашнее насилие, медсестры и этика: какие связи?». Интернет-журнал проблем сестринского дела . Vol. 7 № 2. Доступно: www.nursingworld.org/MainMenuCategories/ANAMarketplace/ANAPeriodicals/OJIN/Columns/Ethics/DomesticViolenceandEthics.aspx

    Ключевые слова: домашнее насилие, этика, феминистская этика, этические кодексы

    Во всем мире мы ежедневно сталкиваемся с насилием. Мы слышим об этом в новостях. Мы читаем об этом в газетах и ​​в Интернете. Мы тонко и открыто переживаем это во всех культурах и во всех странах в инцидентах, варьирующихся от этнических оскорблений и преступлений на почве ненависти до насилия, совершаемого во имя идеологии.Такие случаи насилия, как правило, легко увидеть, поскольку они относятся к сфере общественного достояния. Однако менее заметным, но зачастую более разрушительным является домашнее насилие, которое происходит в семье и часто в отношении женщин. Международный совет медсестер (ICN) (2001) отмечает в резюме исследования, проведенного на четырех континентах, от 20 до 50 процентов всех женщин, участвовавших в исследованиях, сообщили о том, что они подвергались насилию со стороны партнера. Таким образом, номер 1 тома 7 OJIN посвящен проблеме насилия. Но какова связь между домашним насилием, медсестрами и этикой? Используя иллюстрации из статей в OJIN, мы проанализируем этот вопрос через призму трех подходов: (а) феминистская этика; (б) непричинение вреда и поддерживающие его правила; и (c) этические кодексы для медсестер.

    Феминистская этика

    Существуют различные определения феминистской этики, но в целом они разделяют общую тему: систематическое и продолжающееся угнетение женщин, основанное в первую очередь на гендерной принадлежности, является морально неправильным. Согласно Чой (1999), «феминистская этика устраняет разрыв в общем благополучии между большим количеством женщин и мужчин как в промышленных, так и в развивающихся странах» (стр. 14). Гендерный вопрос, а также более широкий социальный контекст также отмечен Volbrecht (2002):

    Феминистка — это человек, который отвергает методы критики, игнорирования и обесценивания женщин и их опыта.Феминистка — это также тот, кто работает над тем, чтобы вызвать социальные изменения, необходимые для установления более справедливых отношений между мужчинами и женщинами. Феминистская этика бросает вызов предполагаемым мужским предубеждениям в этике, которые способствовали обесцениванию нравственного опыта женщин и подчинению женщин. (стр.160)

    Тесно связаны с социальными изменениями, отмеченными Волбрехтом, политические процессы, необходимые для достижения желаемых изменений для женщин, особенно в сфере здравоохранения. Взаимосвязь между социальными и политическими процессами была отмечена Сильвой и Крёгер-Маппесом (1998).По их данным,

    Специалисты по женской этике раскрывают способы, которыми этическая теория была и остается встроенной в определенные социальные структуры и представления, а также в политические институты. По мнению специалистов по женской этике, понимание социальных и политических сил необходимо для понимания и изменения влияния любой моральной теории на женщин и их значения. (стр. 6)

    В этом выпуске OJIN мы выбрали две статьи, посвященные феминистской этике.В одной части своей статьи Драакер (2002) рассматривает жестокое обращение с интимным партнером как повторяющуюся и увеличивающуюся модель насилия в отношении женщин со стороны мужчин в их попытках получить власть. Она отмечает, что, поскольку это насилие происходит в продолжающихся отношениях или в недавно разорванных отношениях, преступник может иметь долгосрочный доступ к тому, кто подвергся насилию. Кроме того, она признает многие экономические и социологические факторы, которые способствуют домашнему насилию, а затем рекомендует, среди прочего, чтобы медсестры отстаивали политику, которая перераспределяет власть и богатство в Соединенных Штатах, чтобы принести пользу женщинам-жертвам домашнего насилия.В этом смысле и в рамках предыдущих определений феминизма медсестры основывают многие свои действия, возможно, неосознанно, на принципах феминистской этики.

    Эрез (2002), обсуждая домашнее насилие и систему уголовного правосудия, повторяет тот факт, что женщины, а не мужчины, являются основными жертвами домашнего насилия; то есть потребность мужчины контролировать и доминировать лежит в основе насилия, приводящего к угнетению женщин. Затем она помещает насилие в историческую перспективу, где до 1970-х годов система уголовного правосудия не считала избиение супруги-женщины преступлением, поэтому полиция рассматривала это не как серьезное преступление, а как частное дело.Однако с 1970-х годов Эрез отмечает, что женское движение, наряду с другими общественными силами, которые привели к созданию групп защиты интересов жертв преступлений, несет ответственность за изменения во взглядах и подходах к домашнему насилию. Эти изменения сделали насилие в семье не только публичным делом, но и преступлением, в котором участвуют как полиция, так и система уголовного правосудия, и приводит к аресту обидчика. Однако, по мнению ученых-феминисток, арест также имеет свои проблемы, например, игнорирование автономии женщин в отношении ареста и отсутствие у них необходимых ресурсов для выхода из своей ситуации.

    В вопросах, вызывающих озабоченность общества и общественного здравоохранения, медсестры играют важную роль. Феминистский взгляд на домашнее насилие как серьезную проблему общественного здравоохранения должен расширить представление медсестры о роли феминистской этики в здравоохранении. Но почему феминистская этика так важна для медсестер? Потому что некоторых медсестер, как и других женщин, приучили думать, как мужчины, в отношении этики. Это означает, что они часто «не видят» социально-политическую среду, которая угнетает женщин, особенно если они не считают себя угнетенными (что может быть так, а может и не быть).Кроме того, слово феминистка вызывает дискомфорт у многих медсестер, и они не хотят, чтобы их называли одной из них. Тем не менее, они согласны с тем, что женщины не должны подвергаться притеснениям и что медсестры играют важную роль в улучшении социальной и политической среды для улучшения медицинского обслуживания женщин. Таким образом, медсестры должны понимать, что, учитывая предыдущие убеждения, они на самом деле думают и практикуют феминистскую этику.

    Принцип непричинения вреда

    Авторы всех пяти статей в томе 7, номере 1 из OJIN четко заявляют, что домашнее насилие вредит женщинам.Некоторые из авторов также обращаются к тому, как насилие в семье вредит плоду, детям, пожилым людям и мужчинам. Поскольку непричинение вреда здоровью лежит в основе этики большинства обществ и медицинских профессий, оно требует нашего внимания. Согласно Бошампу и Чилдрессу (2001), «принцип непричинения вреда подразумевает обязательство не причинять вред другим» (стр. 113). Обычно это переводится как «Во-первых, не навреди». Этот принцип поддерживается определенными правилами, такими как:

    1. Не убивать.
    2. Не причинять боли или страданий.
    3. Не выводить из строя.
    4. Не в обиду.
    5. Не лишайте добра жизни других.

    (Beauchamp & Childress, 2001, стр.117)

    Однако имейте в виду, что принцип непричинения вреда и поддерживающие его правила — это prima facie , то есть они всегда являются обязательными, если только они не противоречат равным или более строгим обязанностям, которые их отменяют.Тем не менее, размышляя о принципе и поддерживающих его правилах, невозможно избежать их отношения к домашнему насилию: принцип, а часто и все пять поддерживающих его правил, нарушаются.

    Теперь мы исследуем вред, наносимый здоровью домашним насилием. Draucker (2002), цитируя работы Campbell (1998) и Warshaw (1998), сообщает о физическом насилии, включая такие травмы, как рваные раны, ушибы, переломы костей и потеря слуха / зрения; сексуальное насилие, включая такие проблемы, как инфекции мочевыводящих путей, заболевания, передаваемые половым путем, и сексуальная дисфункция; насилие, связанное со стрессом, включая такие проблемы, как расстройства пищевого поведения, синдром хронического раздраженного кишечника и постоянные головные боли; и психологическое насилие, включая такие проблемы, как посттравматическое стрессовое расстройство, депрессия и злоупотребление психоактивными веществами.Уолтон-Мосс и Кэмпбелл (2002) соглашаются с Драукером (2002) в отношении последствий домашнего насилия для здоровья.

    Гриффин и Косс (2002) добавляют к изображению выше. В дополнение к физическому, сексуальному и психологическому насилию они добавляют экономическое насилие и преследование. Под экономическим злоупотреблением они подразумевают такую ​​тактику, как ограничение доступа к банковским счетам, транспорту и возможностям получения образования, чтобы контролировать жертву. Под преследованием они подразумевают такое поведение, как повторяющиеся угрозы, возникающие дома или в офисе жертвы и доставляемые лично, по телефону или в письменном виде.Гриффин и Косс (2002) также выделяют пять препятствий, которые мешают женщинам сообщать о насилии со стороны партнера: страх, культурные различия, зависимость от обидчика, чувство неудачи и обещание обидчика измениться.

    Эрез (2002) проводит различие между домашним насилием, которое определяется как уголовное, и некриминальное. Например, преследование считается преступлением, а психологическое и финансовое насилие — нет. Вот пример, где закон — минимальный стандарт, а этика — высший стандарт.Принцип непричинения вреда и поддерживающие его правила явно рассматривают психологические и финансовые злоупотребления как этически неправильные, даже если в законе о них в основном ничего не говорится.

    Наконец, Кэмпбелл, Шарпс, Гэри, Кэмпбелл и Лопес (2002) обсуждают последствия домашнего насилия для здоровья афроамериканских женщин. Они отмечают, что опыт афроамериканской женщины отличается от опыта кавказской женщины. Во-первых, проблема расизма может заставить афроамериканских женщин воздерживаться от обращения за помощью в случае домашнего насилия; они считают, что забота, которую они получают, хуже, чем у кавказских женщин.Во-вторых, в исследовании, проведенном вышеупомянутыми авторами (Campbell et al. 2002), фемицид со стороны интимного партнера был наиболее вероятен, если мужчина был безработным и афроамериканцем.

    Предыдущие пять статей рисуют разрушительную картину нарушения принципа непричинения вреда и поддерживающих его правил. Были нарушены все правила. Женщин убивали, причиняли боль или страдания, выводили из строя, оскорбляли и лишали всего имущества жизни (Beauchamp & Childress, 2001, стр. 117). Вы спросите: «Как все эти трагедии могли произойти в так называемой« развитой стране »?» «Что медсестры могут с этим поделать?» Чтобы ответить на эти вопросы, мы обратимся к двум этическим кодексам: Этическому кодексу ICN для медсестер , принятому в 2000 году Международным советом медсестер и далее именуемому Этическим кодексом ICN; и Кодекс этики медсестер с пояснительными заявлениями, принятый в 2001 году Американской ассоциацией медсестер и именуемый далее Кодексом этики ANA .

    Кодексы этики медсестер

    Международный совет медсестер (2001 г.) заявляет: «Слишком долго насилие рассматривалось как выходящее за рамки сферы здравоохранения» (стр. 29). Однако медсестры могут руководствоваться своими этическими кодексами относительно своих обязательств по борьбе с насилием. Изучая цели и интерпретирующие положения Кодекса этики ANA и изучая преамбулу и элементы кодекса этического кодекса ICN, медсестры могут определить некоторые действия, которые медсестры могут предпринять, чтобы помочь жертвам домашнего насилия, а также получить некоторое понимание проблемы.

    Во-первых, медсестры обязаны уважать достоинство и права человека других людей и относиться к ним с состраданием независимо от состояния здоровья, этнической принадлежности или образа жизни. Duty — слово, к которому нельзя относиться легкомысленно. Обязанность всегда должна выполняться, если она не противоречит обязанности равной или более высокой. Таким образом, работая с жертвами домашнего насилия, независимо от того, насколько сложно или неприлично, оба кодекса четко заявляют, что медсестра уважает «неотъемлемую ценность, достоинство и права человека каждого человека» (ANA, 2001, стр.7) и «… права человека, включая право на жизнь, достоинство и уважение к себе» (ICN, 2000, стр. 2).

    Отсутствие уважения к человеческому достоинству и правам человека является основной проблемой домашнего насилия. Человек не может заставить себя причинить вред другому человеку, если этот человек действительно рассматривается как обладающий внутренней ценностью. Те люди, которые прибегают к домашнему насилию, обладают чертами характера и ценностями, которые унижают человеческое достоинство и притесняют их жертв. Точно так же люди во многих странах имеют определенные права, самые основные из которых включают право на жизнь и право на безопасность, особенно в их собственных домах.Но домашнее насилие убивает; его жертвами в основном становятся угнетенные женщины. Домашнее насилие также лишает жертв права на безопасность. Дом становится полем битвы, где жертва не знает, когда произойдет следующее избиение и какую форму оно примет, будь то физическое, психологическое, сексуальное или экономическое.

    Во-вторых, этические кодексы устанавливают, что с точки зрения оказания сестринской помощи жертвам домашнего насилия медсестры не могут выйти из этой ситуации, потому что это сложно или некрасиво.Важной частью этого не подлежащего обсуждению этического стандарта является то, что «медсестра продвигает, защищает и стремится защищать здоровье, безопасность и права пациента» (ANA, 2001, стр. 12). Кодекс этики медсестер ICN (2000) гласит: «Медсестры несут четыре основных обязанности: укреплять здоровье, предотвращать болезни, восстанавливать здоровье и облегчать страдания» (стр. 2). Если кто-либо в системе здравоохранения или за ее пределами пытается отговорить медсестру от использования его / ее пропагандистской роли (если только жизнь медсестры не подвергается опасности или медсестра выходит за рамки сестринской практики), медсестра защищается этическими кодексами.

    В-третьих, оба кода призывают к активности медсестер. Этический кодекс ANA призывает медсестер сотрудничать с общественностью и специалистами в области здравоохранения, чтобы способствовать удовлетворению потребностей людей в области здравоохранения, где бы они ни находились. Точно так же Кодекс этики ICN призывает медсестер сотрудничать со своими национальными ассоциациями в применении этических стандартов. Таким образом, этот активизм расширяет роль медсестры на законодательные усилия и политические действия, которые могут привести к социальной реформе, направленной на решение таких проблем, как бедность, небезопасные условия жизни, бездомность, жестокое обращение и насилие.Этот контекст насилия обсуждался в Campbell et al. (2002) статья о домашнем насилии и афроамериканках. Взаимодействие циклов бедности, злоупотребления алкоголем и другими наркотиками, безработицы, расизма и отсутствия надлежащего образования и здравоохранения — все это создает контекст, в котором высок уровень домашнего насилия. Медсестра больше не может игнорировать социальные проблемы дома или за границей. Этические кодексы требуют социальных действий.

    Таким образом, можно выделить три связи между домашним насилием и этикой.Ссылки были посвящены феминистской этике, непричинению вреда и кодексам этики для медсестер с примерами из Кодекса этики ANA и Кодекса этики ICN . Все три ссылки способствуют пониманию медсестрами разрушительных последствий домашнего насилия и того, что они могут с этим поделать. Кодексы этики обязывают нас что-то делать не только на индивидуальном и профессиональном уровне, но также на местном, национальном и международном уровнях.

    Домашнее насилие, где бы оно ни происходило, убивает каждого человека.Проблема в том, что медсестры могут с этим поделать. Спросите женщину, не боится ли она причинения вреда. Напишите письмо или поговорите с законодателем о домашнем насилии. Поделитесь своими навыками в приюте для жертв домашнего насилия. Начните обсуждение домашнего насилия с человеком из другой культуры. Ответ заключается в том, чтобы перейти от этических убеждений к этическим действиям.

    Американская ассоциация медсестер. (2001). Кодекс этики медсестер с разъяснительными заявлениями . Вашингтон, округ Колумбия: Издательство американских медсестер.

    Beauchamp, T. L., & Childress, J. F. (2001). Принципы биомедицинской этики (5-е изд.). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Кэмпбелл, Дж. К. (1998). Превращение системы здравоохранения в зону расширения прав и возможностей женщин, подвергшихся побоям: последствия для здоровья, политические рекомендации, введение и обзор. В Дж. К. Кэмпбелл (ред.), Расширение прав и возможностей переживших жестокое обращение: медицинское обслуживание пострадавших от насилия женщин и их детей (стр. 241-258). Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

    Кэмпбелл, Д.У., Шарпс, П. У., Гэри, Ф., Кэмпбелл, Дж. К., и Лопес, Л. М. (2002). «Насилие со стороны интимного партнера среди афроамериканских женщин». Интернет-журнал по вопросам сестринского дела (Том 7, № 1, Рукопись 4). Получено 27 февраля 2002 г. с сайта: www.nursingworld.org/MainMenuCategories/ANAMarketplace/ANAPeriodicals/OJIN/TableofContents/Volume72002/No1Jan2002/AfricanAmericanWomenPartnerViolence.aspx.

    Чой, Э. (1999). Феминистская этика в женском здоровье. NursingConnections , 12 (1), 14-18.

    Драукер, К. Б. (2002). «Домашнее насилие: проблема для медсестер». Интернет-журнал по вопросам сестринского дела (Том 7, № 1, Рукопись 1). Получено 27 февраля 2002 г. с сайта: www.nursingworld.org/MainMenuCategories/ANAMarketplace/ANAPeriodicals/OJIN/TableofContents/Volume72002/No1Jan2002/DomesticViolenceChallenge.aspx.

    Эрез, Э. (2002). «Домашнее насилие и система уголовного правосудия: обзор». Интернет-журнал по вопросам сестринского дела (Том 7, No.1, Рукопись 3). Получено 27 февраля 2002 г. с сайта: www.nursingworld.org/MainMenuCategories/ANAMarketplace/ANAPeriodicals/OJIN/TableofContents/Volume72002/No1Jan2002/DomesticViolenceandCriminalJustice.aspx.

    Гриффин М. П. и Косс М. П. (2002). Клинический скрининг и вмешательство в случаях насилия со стороны партнера. Интернет-журнал по вопросам сестринского дела (Том 7, № 1, Рукопись 2). Получено 27 февраля 2002 г.: www.nursingworld.org/MainMenuCategories/ANAMarketplace/ANAPeriodicals/OJIN/TableofContents/Volume72002/No1Jan2002/ClinicalScreeningandPartnerViolence.aspx.

    Международный совет медсестер. (2000). Кодекс этики медсестер ICN. Получено 26 марта 2002 г. с сайта www.icn.ch/icncode.pdf.

    Международный совет медсестер. (2001). Медсестры, всегда рядом: вместе против насилия. Набор инструментов для борьбы с насилием. Получено 26 марта 2002 г. с сайта www.icn.ch/indkit2001_01.pdf

    .

    Сильва, М. К., и Крёгер-Маппес, Дж. (1998). Этические рамки в 21 веке. В J. A. Dienemann (Ed.), Сестринское управление: Управление уходом за пациентами (стр.3-22). Стэмфорд, Коннектикут: Appleton & Lange.

    Уолтон-Мосс, Б. Дж., И Кэмпбелл, Дж. К. (2002). Насилие со стороны интимного партнера: последствия для ухода. Интернет-журнал по вопросам сестринского дела (Том 7, № 1, Рукопись 5). Получено 27 февраля 2002 г.: www.nursingworld.org/MainMenuCategories/ANAMarketplace/ANAPeriodicals/OJIN/TableofContents/Volume72002/No1Jan2002/IntimatePartnerViolence.aspx.

    Уоршоу, К. (1998). Выявление, оценка и вмешательство с жертвами домашнего насилия.В C. Warshaw & A. L. Ganley (Eds.), Улучшение реакции здравоохранения на насилие в семье: Справочное руководство для медицинских работников (стр. 49-86). Сан-Франциско: Фонд предотвращения насилия в семье.

    Волбрехт Р. М. (2002). Этика медсестер: общины в диалоге . Река Аппер Сэдл, штат Нью-Джерси: Prentice Hall.


    © 2002 Интернет-журнал проблем сестринского дела
    Статья опубликована 14 мая 2002 г.


    Насилие в семье — обзор

    Категории насилия со стороны интимного партнера Джонсона

    Ранние социологические исследования насилия со стороны интимного партнера в основном основывались на двух точках зрения: перспектива насилия в семье, первоначально приписываемая Геллесу (1974) и Штраусу (1979); и феминистская перспектива, примером которой являются Добаш и Добаш (1979), Уокер (1984) и Курц (1989).Эти две точки зрения использовали разные типы данных и пришли к очень разным выводам о распространенности и причинах насилия со стороны интимного партнера. Перспектива насилия в семье опирается в первую очередь на крупномасштабный количественный анализ данных и концентрируется на отдельных насильственных действиях, происходящих во время семейного конфликта. Исследования, использующие эту точку зрения, рассматривают насилие как относительно распространенный элемент интимных и семейных отношений, который может усугубляться стрессом. Напротив, ученые, работающие в рамках феминистской точки зрения, с большей вероятностью будут использовать качественные данные, такие как интервью с женщинами, живущими в приютах для женщин, подвергшихся побоям.Феминистская точка зрения рассматривает насилие со стороны интимного партнера как следствие патриархальных отношений, построения гендерных ролей и структурных ограничений, которые ограничивают возможности выхода для женщин, подвергающихся интенсивным систематическим избиениям (Buntin et al., 2004).

    Различия в понимании насилия в отношениях и использование совершенно разных источников данных привели к очень разным выводам о распространенности и природе насилия со стороны интимного партнера с этих двух точек зрения.Результаты были настолько разными, что исследователи с обеих точек зрения давно утверждали, что другая точка зрения неверно понимает природу насилия в семье (Johnson, 1995). Исследователи парадигмы семейного насилия рассматривают насилие как естественный, относительно распространенный, а иногда и мягкий аспект интимных отношений, тогда как феминистские исследователи воспринимают насилие в интимных отношениях как более интенсивное, более жестокое и результат попыток мужчин физически и психологически контролировать женщины.

    Майкл П. Джонсон (1995, 2008), однако, утверждает, что вместо того, чтобы одна точка зрения была ошибочной, а другая правильной, на самом деле путаница и конфликт между точкой зрения на насилие в семье и феминистской точкой зрения возникает из-за однородной концептуализации интимного отношения. насилие со стороны партнера. В своем новаторском анализе Джонсон (1995) утверждает, что обе точки зрения верны и что они просто исследуют разные явления. Первоначально он различает два типа насилия со стороны интимного партнера: патриархальный терроризм и обычное семейное насилие.Из-за использования источников крупномасштабных исследований, с точки зрения насилия в семье, в первую очередь рассматривается «обычное семейное насилие» или насилие, которое, как правило, носит более умеренный характер, редко достигает экстремальных уровней и более сбалансировано с гендерной точки зрения, т. Е. В нем участвуют как мужчины, так и женщины. в насилии с одинаковой скоростью (Johnson, 1995). Другими словами, это «повседневное» насилие, которое происходит примерно в половине интимных отношений (Olson, 2002). Напротив, зависимость феминистской точки зрения от тематических исследований из приютов для женщин, подвергшихся побоям, дает данные о «патриархальном терроризме», более интенсивных, крайних случаях насилия, в которых партнер-мужчина физически и психологически контролирует свою партнершу и злоупотребляет ею.Эта форма насилия и контроля глубоко укоренилась в «патриархальных традициях права мужчин контролировать« своих »женщин … форма террористического контроля над женами со стороны их мужей, включающая систематическое использование не только насилия, но и экономического подчинения, угроз, изоляции. и другие тактики контроля »(Johnson, 1995: 284). Эта форма насилия встречается реже; поэтому он меньше проявляется в данных крупномасштабных опросов. Однако его более высокий уровень интенсивности означает, что последствия для жертв и их детей более серьезны, что побуждает некоторых женщин обращаться за помощью в приюты для женщин, подвергшихся побоям, где они попадают в поле зрения исследователей, работающих с феминистской точки зрения.

    Проведенное Джонсоном различие между различными типами насилия помогло разобраться в противоречивых выводах литературы о насилии со стороны интимного партнера. С тех пор он пересмотрел и развил свою схему, протестировав ее на дополнительных данных (Johnson, 2001, 2008; Johnson and Leone, 2005). Другие ученые также протестировали его типологию на различных наборах данных и нашли поддержку такого подхода к домашнему насилию (Graham-Kevan and Archer, 2003; Leone et al., 2004; Olson, 2002). Пересмотренная типология Джонсона (2008) включает четыре категории насилия со стороны интимного партнера, а не две: интимный терроризм, насильственное сопротивление, ситуативное насилие в паре и взаимное насильственное сопротивление.Первый, интимный терроризм — это то, что Джонсон ранее называл патриархальным терроризмом. Это насилие, совершаемое с намерением получить общий контроль над своим партнером. Это насилие, которое десятилетиями находится в центре внимания ученых-феминисток и активистов. Это также тип насилия, который привлекает наибольшее внимание средств массовой информации и, как правило, именно то, что имеет в виду большинство людей, когда они думают о «домашнем насилии». Не все виды насилия, совершаемые в отношении интимных партнеров, можно отнести к таковым.В дополнение к «ситуативному насилию в паре», пересмотренному термину Джонсона для обозначения обычного насилия в паре, в котором присутствует насилие без намерения полностью контролировать партнера, его более поздняя концепция также включает еще две категории. «Насильственное сопротивление» относится к насилию, совершаемому партнерами, обычно женщинами, которые становятся жертвами интимного терроризма. В этой категории насилие возникает как способ противостоять насилию и контролю со стороны интимного террориста или избежать его. В эту категорию входят юридически определенная самооборона, а также акты насилия, которые не будут считаться самообороной в зале суда, но происходят из отчаяния человека, который подвергался терроризму и изолировался в течение длительных периодов времени.Наконец, Джонсон определяет гораздо меньшую категорию насилия со стороны интимного партнера, а именно «взаимный насильственный контроль» (Johnson, 2008). В этих случаях оба партнера прибегают к насилию и контролируют поведение друг против друга. Другими словами, насилие — это активная борьба за контроль и господство в отношениях (Johnson, 2008).

    Дифференциация Джонсоном насилия со стороны интимного партнера и последующие теоретические разработки и эмпирические испытания, проведенные им и другими исследователями насилия со стороны интимного партнера, значительно расширили наше понимание роли насилия в интимных отношениях, а также разнообразных психологических, социальных и даже экономические последствия, которые это может иметь для участников и их семей.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *