Содержание

ПСИХОЛОГ В КОЛЛЕДЖЕ: Тест легитимизированной агрессии

Опросник предназначен для измерения агрессии, которая является социально одобряемой, легитимизированной. 

Авторы-разработчики: С.Н. Ениколопов, Н.П. Цибульский.

Внутренняя структура

Опросник представляет перечень из 44 утверждений, которые испытуемый должен оценить по семибалльной шкале (от 1 «абсолютно не согласен» до 7 «абсолютно согласен»). Результаты обрабатываются по ключу по пяти шкалам («личный опыт», «спорт», «политика», «СМИ», «воспитание»). Сумма баллов по каждой шкале позволяет судить о выраженности склонности к легитимизированной агрессии в той или иной сфере. Также есть интегральная шкала, позволяющая сделать вывод об общей склонности испытуемого к легитимизированной агрессии.


Интерпретация

Утверждениям приписывается значение в баллах, равное числовому значению ответа в бланке ответов. Ряд пунктов подсчитывается в обратных значениях:

Вариант ответаПрямое утверждениеОбратное утверждение
абсолютно не согласен с утверждением1 балл7 баллов
не согласен, но бывают исключения2 балла6 баллов
чаще не согласен3 балла5 баллов
50/504 балла4 балла
чаще согласен5 баллов3 балла
согласен, но бывают исключения6 баллов2 балла
абсолютно согласен с утверждением7 баллов1 балл

Подсчёт сырых баллов

ШкалаПрямые утвержденияОбратные утвержденияРазброс значений
«Политика»1, 5, 10, 14, 18, 21, 25, 30, 33, 36, 38, 42, 44. от 13 до 91 баллов
«Личный опыт»3, 16, 22, 27, 32, 37, 417, 11от 9 до 63 баллов
«Воспитание»4, 8, 20, 26, 31, 3915от 7 до 49 баллов
«Спорт»6, 12, 23, 28, 35от 5 до 35 баллов
«СМИ»13, 19, 34, 40, 432, 9, 17, 24, 29от 10 до 70 баллов.
Интегральная шкала3, 4, 5, 6, 10, 12, 13, 14, 18, 20, 21, 23, 27, 28, 31, 32, 36, 37, 38, 39, 42, 437от 44 до 308 баллов

Вывод о выраженности того или иного признака делается по аналогии со шкалой нормального распределения: до 30% от общего числа баллов – отсутствие или незначительная выраженность признака, выше 60 % от общего числа баллов – явно выраженный признак, склонность к агрессии.

Практическая значимость

По мнению авторов, опросник ЛА-44 может быть использован для изучения отношения субъекта к легитимной в культуре агрессии; влияния легитимной в культуре агрессии на динамику агрессивных и насильственных форм поведения, в том числе делинквентных; анализа психологических особенностей, которые способствуют активному использованию легитимных в обществе форм насилия и агрессии; определению наиболее опасных сфер − носителей легитимной агрессии в конкретной группе.

Кроме того, методика позволяет косвенно осуществлять диагностику склонности к агрессивным формам поведения.

Инструкция

Оцените, пожалуйста, насколько Вы согласны с приведенными ниже утверждениями в соответствии со шкалой:

абсолютно не согласен с утверждениемне согласен, но бывают исключениячаще не согласен50/50чаще согласенсогласен, но бывают исключенияабсолютно согласен с утверждением
1234567

Напротив каждого утверждения обведите в круг одну цифру, соответствующую Вашему варианту ответа. Здесь нет верных или неверных ответов, нас интересует Ваше мнение относительно содержания утверждений. Некоторые утверждения могут иметь к Вам косвенное отношение. Постарайтесь представить, как бы Вы ответили на них, если бы они имели к Вам непосредственное отношение, и отвечайте соответствующим образом.

Утверждения1234567
1. Уважения мирового сообщества можно добиться только путем усиления военного потенциала страны.
2. Люди, считающие, что в современных мультфильмах слишком много агрессии, абсолютно правы.
3. Мне нравится стрельба в тире.
4. Наиболее эффективный способ успокоить неугомонного ребенка − отшлепать его.
5. Я бы одобрил принятие закона, разрешающего свободную продажу оружия.
6. В боксе мне нравятся победы нокаутом.
7. Я бы не смог поднять руку на человека ни при каких обстоятельствах.
8. Искоренить драки возможно только с применением силы.
9. Сообщения о насилии или убийствах следует показывать по телевидению без излишней детализации.
10. Армия имеет право уничтожать гражданское население страны, с которой ведется война.
11. Я предпочел бы коллекционировать марки, а не оружие.
12. В профессиональном спорте средства защиты спортсмена должны быть сведены к минимуму.
13. В боевиках показана реальная жизнь.
14. Власть принадлежит тем, у кого есть оружие.
15. Основной целью тюремной системы должно быть перевоспитание, а не наказание.
16. Если тебя ударили, дай сдачу.
17. Я считаю, что люди не должны видеть насилие по телевидению.
18. Высшей мерой наказания должна быть смертная казнь.
19. Бой без правил − самый зрелищный вид спорта.
20. Школьные драки закаляют характер.
21. Увеличивающийся поток иммигрантов угрожает благополучию нашей нации.
22. Думаю, лучше отдать своего сына в секцию борьбы или бокса, чем в школу танцев.
23. Стремление к победе в спорте порождает ненависть к противнику.
24. Я не понимаю тех людей, которые часто смотрят передачи на криминальные темы.
25. Хорошая власть та, которую боятся.
26. Если родитель пообещал выпороть ребенка за провинность, он должен сдержать свое слово.
27. В отношениях с другими людьми я придерживаюсь принципа «око за око».
28. Собачьи бои могли бы стать популярным видом спорта.
29. Необходимо запретить показ документальных съемок убийств по телевидению.
30. Для подавления народных волнений правительством все средства хороши, в том числе военная сила.
31. Насилие в тюрьме служит хорошим уроком потенциальным преступникам.
32. Разумный человек, чувствуя, что драка неизбежна, нанесет удар первым.
33. Я не представляю себе всенародного праздника без военного парада.
34. В книгах о серийных убийцах есть своя прелесть.
35. В спорте страх противника вызывает еще большую агрессию у атакующего.
36. В нашей стране порядок можно навести только «железной рукой».
37. Я понимаю тех, кто считает необходимым иметь личное оружие.
38. Судить человека следует по справедливости, даже если это противоречит закону.
39. Бьет − значит любит.
40. Не представляю себе хорошего фильма без эффектной перестрелки.
41. Скорее, я бы пошел на выставку оружия, а не в картинную галерею.
42. Враги развалили нашу страну.
43. Передачи, посвященные реальной криминальной хронике, интереснее боевиков.
44. За насилие и убийства следует приговаривать к смертной казни

Любовь к ненависти: как устроена повседневная агрессия на улицах и в соцсетях

Откуда берутся хейтеры? Почему все такие злые? Как быть, если вас послали матом или не извинились, наступив вам на ногу? Почему люди звереют во время дискуссий в соцсетях? «Афиша» внимательно изучила феномен повседневной агрессии в компании социолога, эволюционного биолога, психолога и историка.

Карина Пипия

Социолог «Левада-центра»

Лишь 2% участников наших исследований отрицают, что в России существует проблема хамства. 89% россиян признают, что лично сталкивались с хамством в общественных местах или просто на улице. Основная реакция на это — не обращать внимания и терпеть. Каждый третий россиянин пытается возмущаться, но безрезультатно. Только 13% протестуют против хамского обращения и добиваются более уважительного отношения к себе. Тот факт, что большая часть жителей страны закрывает глаза на хамство даже в отношении самих себя, позволяет говорить о том, что агрессия стала нормой, к которой привыкли. Например, пара молодых людей одного пола, целующихся в общественном месте, вызвала бы более негативную реакцию со стороны окружающих, потому что в российском обществе сформировано коллективное представление о том, что однополый союз — это табу, а агрессия — это, конечно, плохо, но допустимо.

Александр Марков

Доктор наук, заведующий кафедрой биологической эволюции биофака МГУ

Чем человеческая агрессия отличается от агрессии животных

Возможно, психологи со мной не согласятся, но мне не кажется очевидным, что у человека есть формы агрессии, принципиально отсутствующие у других животных. Агрессия — фундаментальный элемент поведения. Без нее приспособиться к жизни в сообществе вообще невозможно. Каждое животное, как и человек, пытается как-то охранять личное пространство, территорию, интересы, потомство от конкурентов. Абсолютно ничего отсутствующего у других животных в человеческой агрессии нет, если мы не рассматриваем сложные общества. Конечно, крупные межгосударственные войны с большими армиями — это уже чисто человеческая форма агрессии, но и она развивается как надстройка над обыкновенной агрессией. Психологическая и нейробиологическая основа у человека такая же, как и у других приматов и других млекопитающих.

О том, что вызывает агрессию

Принято жаловаться на агрессию среди пассажиров общественного транспорта. Но то же самое происходит в аналогичных обстоятельствах и у животных. Выберите на свой вкус любых млекопитающих — белочек или крыс, напихайте их плотно в автобус и посмотрите, как они будут себя вести. В стрессовой ситуации скученности многие животные — от муравьев до млекопитающих — станут бросаться друг на друга без всяких очевидных причин, потому что нарушается их индивидуальное пространство. Мозг и психика приспособлены к определенным условиям: они держат некоторую дистанцию от сородичей, если вдруг их становится гораздо больше — выделяются гормоны стресса, которые провоцируют агрессивное поведение.

Но скученность — только один из факторов. Никогда не нужно стараться в таких сложных науках, как биология и психология, свести все к одной причине. Австрийский зоолог Конрад Лоренц считал, что агрессия — это базовый инстинкт, потребность. Если нет под рукой подходящего объекта агрессии, то эта агрессия копится, а потом выбрасывается на первый попавшийся объект. Лоренц экспериментировал с аквариумными рыбками. Если посадить в один большой аквариум две семьи, самцов и самок, они начинают отчаянно драться парами за территорию внутри этого аквариума. Но если поставить между ними непрозрачную перегородку, то через некоторое время самцы начинают атаковать своих самок. Это неадаптивное поведение (то есть вредное проявление полезного в целом инстинкта, который проявляется в нетипичной ситуации). Если перегородка будет прозрачной, то они будут видеть врагов и пытаться атаковать их, а не своих самок.

В большинстве случаев в животном мире до кровопролития дело не доходит

Вполне возможно, что у человека есть подобные проявления. Возникает какой-то агрессивный потенциал. Но в современном обществе нельзя бросаться на соседей или прохожих с кулаками, все решается цивилизованно. И тогда накопленная агрессия выплескивается на что-то другое.

В иерархическом обществе существует смещенная агрессия — ее можно наблюдать как, например, у петухов, так и у людей. Самый главный, доминант, клюет субдоминанта, те, кому некого клюнуть, клюют землю. То есть агрессия выплескивается на неодушевленные предметы.

О природе словесной агрессии

Люди часто проявляют агрессию с помощью слов. У животных нет речи, но есть много способов проявить угрозу. В большинстве случаев в животном мире до кровопролития дело не доходит. Драка опасна даже для сильнейшего: он может получить увечье и в столкновении со слабым, а ему это ни к чему. Если он может просто напугать соперника, обратить его в бегство, это выгодно. Поэтому у многих животных бывают угрожающие позы, символические действия, сигналы: я сильный, мощный, даже не начинай. Совсем дикие сразу бросаются кусаться, а нормальные животные сначала рычат, распушают шерсть, бьют хвостом. Это создает впечатление, что животное крупнее, чем на самом деле. Кто поменьше, послабее, тот убегает.

У человека есть рудимент древнего рефлекса: волосы встают дыбом или кожа покрывается мурашками от страха и от возбуждения. У нас не осталось шерсти на теле, но мышцы, которые поднимали шерсть торчком на теле наших предков, сокращаются — отсюда и мурашки.

Сегодня нам кажется, что в мире становится все больше насилия, но на самом деле уровень жестокости снижается

Причем у сильно вооруженных хищников есть своеобразная мораль: во внутригрупповых конфликтах волков и других крупных хищников крайне редко дело доходит до убийства. Они сдерживают себя. Бывают турниры у копытных, например у оленей: они бьются рогами, но не пытаются пырнуть острым рогом в бок или выпустить кишки сопернику.

В Московском зоопарке живут гориллы: один самец, две его жены и детеныши. Когда их кормят, служители зоопарка сначала выводят горилл из вольера, а потом складывают еду в кучу. Первым начинает есть самец — все остальные ждут, когда он попробует пищу. Он должен показывать, что он самый главный, и таким образом поддерживать свое положение. Точно так же ведут себя другие обезьяны и люди.

О том, что сдерживает агрессию

Человек — слабо вооруженный примат. Он никогда не имел сдерживающих инстинктов, потому что обезьяны плохо вооружены. Потом люди взяли в руки камни, палки, копья и получили гораздо больше возможностей для убийства себе подобных, а сдерживающих инстинктов не получили. У первобытных охотников-собирателей кровопролития было чудовищно много. Археологические данные показывают, что в разных первобытных обществах от 5 до 30% смертей случались в драках, войнах, стычках. Дальше произошла не биологическая, а культурная эволюция. Появились правила, нормы поведения и мораль, поэтому после перехода к производящему хозяйству крови проливать стали меньше.

Наша цивилизация выросла из патриархального общества. Отсюда и статистика, по которой большую часть преступлений, связанных с насилием, совершают мужчины

Сегодня нам кажется, что в мире становится все больше насилия, но на самом деле уровень жестокости снижается. Почему нам кажется, что он растет? В частности, из-за того, что усилились моральные нормы. В Средние века войны и казни были нормой жизни. Сейчас же акты насилия вызывают мировые скандалы. Население огромное, больше семи миллиардов, и случаев жестокости много в силу этой статистики, а так как СМИ мгновенно оповещают нас о случившемся, то складывается ощущение, что мир становится более жестоким. В действительности же все иначе: исследователь Стивен Пинкер подсчитал, что если бы в XX веке уровень кровопролитности был таким же, как в каменном веке, то в войнах и конфликтах погибло бы не сто миллионов человек, а два миллиарда. Бывают небольшие скачки, конечно, но в целом после Второй мировой количество войн и количество погибших постоянно снижается. Наша планета становится все более безопасным и приятным для жизни местом.

О том, как пропаганда манипулирует человеческой агрессией

Очень легко воспламенить сидящие в нас древние инстинкты при помощи пропаганды. У нас сохранилась мощнейшая врожденная психологическая предрасположенность становиться грудью на защиту своих против чужих — группы, которая в нашем воображении представляет угрозу для своих. Мы это наблюдаем в России последние пару лет: например, когда толпы людей, насмотревшись телевизора, хватали оружие и мчались воевать на Донбасс, чтобы убивать тех, кого считали врагами. Кто мог себе представить, что такой кошмар может начаться между Россией и Украиной? Телепропаганда за несколько месяцев может это сделать. На этих же дремучих инстинктах основаны драки футбольных болельщиков.

Об отличиях женской агрессии от мужской

У многих животных самцы агрессивнее самок. Этот феномен очень хорошо объясняется теорией полового отбора. Самцам, которые мало участвуют в судьбе потомства, выгоднее стремиться к максимизации числа половых партнерш, тогда как самкам это не настолько выгодно. Поэтому женский репродуктивный ресурс, как правило, в дефиците, а мужской — в избытке.

Человек относится к видам, для которых типичен мужской вклад в потомство. То есть встречаются, конечно, мужчины, которые придерживаются стратегии мачо: вместо семьи заводят много связей и добиваются репродуктивного успеха, максимизируя число партнерш. Но все-таки устойчивые связи и совместная забота о потомстве более типичны для нашего вида. И половой отбор работает по-другому. Конкуренция между женщинами тоже обычно сильная, в том числе за хороших брачных партнеров. Женщина старается привлечь побольше потенциальных партнеров, чтобы выбрать из множества кандидатов лучшего. Поэтому, согласно теории полового отбора, мы можем ожидать значительный уровень агрессии не только у мужчин, но и у женщин. Что, мне кажется, и подтверждается. Но культура, которая эволюционирует гораздо быстрее, чем наши гены, может накладывать свои ограничения. Во многих обществах женщина оказалась очень сильно подавлена. Возник партиархальный уклад, в котором женщины были лишены физической возможности проявлять агрессию. Конечно, внутри гарема между женами какого-нибудь султана могли быть конфликты вплоть до убийств. Но, как правило, в таком обществе женщина — забитое, бесправное создание, которое не конкурирует ни с кем ни за что. Наша цивилизация выросла из этого патриархального общества. Отсюда и статистика, по которой большую часть преступлений, связанных с насилием, совершают мужчины. Но эта разница по мере роста равноправия будет постепенно сходить на нет.

О том, почему люди агрессивно ведут себя в интернете

Интернет — это коммуникативная среда, которая совершенно не похожа на то, что существует в природе. Здесь мы можем только с удивлением наблюдать, как наши психологические черты, развивавшиеся в других условиях, проявляют себя в этих новых и необычных обстоятельствах. В социальных сетях мы не видим собеседника, не слышим его, только читаем, что он написал, и поэтому у нас не включается механизм эмпатии, способности понимать и разделять чужие эмоции. А этот механизм у людей вообще очень сильно развит: мы умеем по выражению лица собеседника реконструировать его внутренний мир, поэтому отчасти становимся на его позицию.

Когда мы сопереживаем собеседнику, это подавляет нашу агрессию по отношению к нему; если мы его видим, у нас срабатывают зеркальные нейроны (нейроны головного мозга, которые отвечают в том числе за эмпатию. — Прим. ред.): это тоже человек, возможно, свой, он говорит на том же языке, к нему нужно относиться по-человечески. С определенными ограничениями, но эти механизмы действуют. А в интернете зеркальные нейроны не работают, мы видим только голый смысл. Если этот смысл нам не нравится, то собеседник мгновенно переводится в ранг чужака, врага — и на него можно выливать свой гнев сколько угодно.

Данила Гуляев

Психолог, нарративный практик

О том, что побуждает людей быть агрессивными по отношению к незнакомым

Людей побуждает к агрессии каждый раз какая-то уникальная история. Помните, в «Дне сурка» герой Билла Мюррея в одном из бесконечных повторений своего дня начинает бить людей, которых встречает в миллионный для себя раз. А для тех, кого он бьет, это встреча единственная. Они не понимают его поведения и, скорее всего, будут объяснять эти выпады его дурным нравом или обострением психоза, например. Это простые объяснения, которые скорее утешают пострадавших, чем отражают мотивы самого агрессора. И чтобы понять уникальные мотивы человека, желательно его о них расспросить. Чаще всего такой возможности нет, но можно попробовать самим понять, что может приводить людей к агрессивным действиям.

В психологической науке есть множество теорий, которые объясняют агрессию разными причинами: личными особенностями, биологическими эволюционными программами поведения, разрушительными инстинктами или реакцией на препятствия к удовлетворению потребностей. Но чаще всего на агрессивное поведение влияют смыслы — те значения, которые люди придают поступкам и намерениям окружающих. Иными словами, человек может действовать агрессивно, если попал в ситуацию, которую он понимает как повод для нападения или контрнападения, словесного или физического.

Власть поддерживает жизнь «по понятиям», избирательно карая за насилие — защищая от него только лояльных людей и применяя его к несогласным

В культуре есть целая система сильных ограничителей: норм, предписаний и запретов, которые лучше не нарушать. Но иногда границы приличий становятся условными — и появляется санкция их нарушить. Это так называемая легитимизированная агрессия, когда причинять вред другому человеку кажется нормальным и законным. Яркий пример наших дней — нападения на людей, которые выходили на улицы с антивоенными пикетами или в поддержку дискриминированных сообществ. Эти нападения становились возможными, потому что в обществе стало актуальным деление на своих и врагов. И если человек в чем-то противоречит доминирующему взгляду на события, то его автоматически относят к врагам, а нападать на врагов — это не агрессия, а героизм.

Не менее злободневный пример — насилие по отношению к женщинам, которые в чем-либо «сами виноваты». В норме агрессия по отношению к женщинам табуирована сильнее, чем по отношению к мужчинам. Но есть множество случаев, когда женское поведение оценивается как повод для нападения. Например, когда, по мнению мужчины, женщина ведет себя уверенно и конкурирует с ним в чем-то. Или когда ее поведение трактуется как слишком свободное или провоцирующее. Это оборотная сторона патриархальной «галантности» — чтобы обеспечить себе безопасность, женщина должна демонстрировать, что она не конкурирует и не провоцирует.

Еще одна патриархальная особенность — легитимность агрессии старших по отношению к младшим. И по возрасту, и по званию, и по социальному статусу. Считается нормальным накричать на подростка в метро, толкнуть или даже ударить. Считается, что начальник пользуется меньшим уважением, если не кричит и не оскорбляет подчиненных. В конфликтах на улице или магазинах можно услышать фразу «Да кто ты такой!». Это распространенный способ снизить статус оппонента, ведь с «никем» можно позволить себе больше грубости и оскорблений. С другой стороны, близкий статус людей тоже часто дает повод для легитимизации агрессии — в семьях, коллективах, дружеских компаниях. Если свой, значит, можно не церемониться.

Об агрессии в больших городах

Люди в городах не более агрессивны, а иначе агрессивны, потому что у них другие проблемы по сравнению с маленьким городами и селами. Город и его отдельные районы могут быть перенаселены, отчего стресс от повседневного совместного проживания усиливается. Самый простой пример — вы на большой скорости идете по узкому тротуару в час пик и, сами того не желая, толкаете других прохожих.

Нормально или нет толкать людей намеренно — это вопрос нашего самоопределения как общества. Нормально ли причинять людям боль, если что-то в них нам не нравится? Если исходить из ценностей психологической профессии, то это отклонение от нормы — люди имеют право на безопасность. Другое дело, что сейчас в нашем обществе идет конкуренция разных норм. И с гуманистическими и правовыми нормами конкурируют нормы неформальных сообществ — криминальных, мачистских, экстремистских. Того, что называется жить по понятиям. Согласно этим нормам агрессия и насилие — это естественная часть жизни, часть традиционного устройства общества. И насилие оправданно, если жертва сама заслужила его своим низким статусом или неправильными «по понятиям» действиями, если она «сама виновата». Власть поддерживает жизнь «по понятиям», избирательно карая за насилие — защищая от него только лояльных людей и применяя его к несогласным.

Мы как общество проходим через особый период нормативной утряски, результат которой непредсказуем. Может оказаться, что агрессия по отношению к «тем, кто сам виноват» действительно станет официальной нормой. И тут многое зависит от активности людей, которые не готовы такую норму принимать.

Об особенностях агрессии в России

Особенность российского менталитета состоит в том, что мы часто преувеличиваем свою особенность. Как в плане самокритики, так и в плане самовосхваления. Если правильно помню, писатель Михаил Идов называл это где-то самоэкзотизацией — очень удачно, на мой взгляд. Поэтому мне не хочется поддерживать версию, что жители России какие-то особенно агрессивные, но можно говорить о местных особенностях агрессии.

Менталитет — это не статичная законсервированная данность, а постоянно обновляющееся самоописание общества. Сейчас агрессивность становится главной чертой российского менталитета. «Русский бьет первым», «Не смеши мои «Искандеры» — эти угрожающие высказывания конституируют агрессию как норму жизни. Миролюбие, готовность договариваться при таком подходе воспринимаются как слабость, а враждебность, готовность нападать, жестокость начинают быть социально привлекательными. Конфронтация становится главным способом решать повседневные проблемы.

Задача агрессии — выбить человека из колеи, лишить самообладания и этим подчинить

Мы живем в сложном обществе, которое изо всех сил пытается быть простым. Культурные, этнические, религиозные, классовые, мировоззренческие различия есть в любых странах, но у нас это многообразие различий особенно велико как в бывшей империи. И многие люди ощущают это многообразие как проблему, которую надо решать единообразием и группомыслием. Хотя различия — это не столько проблема, сколько данность. А проблема в том, какие способы реагирования на эти различия доминируют в культуре.

За мнения стыдят и винят, за взгляды могут признать врагом. Наверное, это культурное наследие большевизма, которое сейчас снова стало актуальным. С другой стороны, это доминирующий способ справляться с когнитивным диссонансом. Если люди, которых я считаю своими — друзья, коллеги, соседи, соотечественники, — придерживаются чуждых мне взглядов и как-то иначе себя ведут, то мой внутренний баланс нарушается. И чтобы его восстановить, мне нужно либо заставить их перестать так думать и так себя вести, либо перестать считать своими, либо признать их право на взгляды, отличные от моих. Этот третий вариант в нашей реальности часто даже не рассматривается. Большинство людей разрываются между первым и вторым — либо переделывают друг друга, либо отвергают. Более того, в политической и социальной риторике сейчас этот третий вариант клеймится как толерантность, как будто это что-то плохое.

Как быть, если ты стал жертвой повседневной агрессии

Экспресс-реакция на бытовую агрессию — сразу сфокусироваться на своем теле. Попробовать дышать глубже, на пару секунд крепко сжать и разжать кулаки, ногами почувствовать точку опоры. Полезно бывает отрефлексировать собственные эмоции, чтобы с ними не сливаться. Любое чувство — страх, стыд, вина или гнев — может подняться как волна, а потом пройти. Необязательно глубоко в него погружаться. Ведь задача агрессии — выбить человека из колеи, лишить самообладания и этим подчинить. Поэтому важно не пытаться оценить, прав оппонент или не прав, а попробовать отследить, какие слова и физические приемы он использует, чтобы доминировать. Агрессия — это в каком-то смысле технология унижения и подчинения, которую люди воспроизводят. И если она становится изученной и прозрачной, то человеку легче не вовлекаться в такое взаимодействие.

Оскорбления, насмешки, угрозы — это не информация о человеке, которому они адресованы, а инструмент причинения эмоциональной боли

Мне не хочется давать сейчас конкретных рецептов. Ситуации бывают настолько разные, что полезная для одного случая рекомендация может принести вред в другом. Но общий принцип — нужно показать агрессору, что вы не собираетесь нападать, что у вас мирные намерения. Но при этом продемонстрировать, что вы можете и защитить себя в случае необходимости. Можно предложить человеку выбор, альтернативу: мы можем сейчас ругаться и причинять друг другу вред, а можем поговорить мирно и с взаимной пользой. Иногда важно обозначить ситуацию нападения, но без обвинения. Можно просто сказать, что вам сейчас неприятно, что вам не нравится такой стиль общения. Ответные обвинения и оскорбления могут только раззадоривать агрессора так же, как растерянность и робость. По отзывам людей, с которыми я работал, одна из самых полезных стратегий в такой ситуации — вести себя не по шаблону. Агрессор часто ждет либо ответной агрессии, либо самозащиты — оправданий, уговоров, переубеждения. Разрывом шаблона может быть неожиданное поведение — например, предложить получше познакомиться или восхититься тем, как прекрасно человек умеет нападать и оскорблять.

О механизмах агрессии в интернете

Раньше считалось, что интернет способствует проявлениям агрессии, потому что общение в нем анонимно — и это снимает с людей многие ограничения. В первую очередь личную ответственность и эмпатию. Если оппонент не сидит прямо перед тобой, ты не видишь его лица, а он твоего, то сказать можно гораздо больше и резче. Но с приходом социальных сетей ситуация с анонимностью и сниженной ответственностью изменилась. Теперь большинство людей остаются под своими именами, можно найти про них подробную информацию — и от ответственности за свои действия уйти сложнее. Тем не менее градус агрессивности в интернете по-прежнему высок и вероятность получить оскорбительное сообщение здесь выше, чем в реале. Люди в интернете оказываются коммуникативно расторможенными — в каком-то смысле недержание аффектов и мнений здесь не только технологически возможно, но даже приветствуется. Это эффект хулигана, который быстро пробежал мимо, обматерил — и след его простыл. Так и в интернете: человек заскочил в комменты и дальше убежал. К тому же хейтерство в комментах уже стало сложившейся практикой, которую люди просто воспроизводят. Надеюсь, эта практика со временем станет маргинальной. Особенно если большинство людей не будут ее поддерживать чтением таких комментов и реакцией на них.

О кибербуллинге и травле в соцсетях

Кибербуллинг технологически очень легко инициировать и поддерживать. Интернет дает эту возможность как среда быстрой и постоянно вовлекающей новых участников коммуникации. Тут большие технические возможности для травли. А подвергающийся травле человек оказывается более уязвим в информационном и эмоциональном плане — здесь ему сложнее спрятаться, закрыться, он оказывается доступен в любое время суток. И даже если человек не выходит в интернет, то можно причинить ему отсроченную эмоциональную боль, распространяя про него клевету.
Главная мишень буллеров — это социальный статус и самооценка человека, которого они преследуют. И их задача — создать у жертвы ощущение, что ее статус и самооценка словно бы находятся в их руках. Это прежде всего способ установить власть — втянуть в коммуникацию, где они окажутся более эффективны.

И важно эту власть не поддерживать, не подчиняться ей. Прежде всего, не втягиваться в прямую коммуникацию. Буллеры ожидают шаблонных эмоциональных реакций — страха, стыда, злости, — чтобы дальше эти чувства растравливать. Поэтому важно не кормить ни троллей, ни буллеров — ни ответами, ни спорами, ни оправданиями. Если буллинг происходит в вашем аккаунте, то лучше блокировать всех, кто оставляет оскорбительные и угрожающие комментарии. Естественно, чувства все равно будут возникать, но важно их прожить не в процессе общения с буллерами, а отдельно, самостоятельно и с поддержкой близких.

Важно помнить, что самооценка человека не принадлежит другим людям, они над ней не властны. Оскорбления, насмешки, угрозы — это не информация о человеке, которому они адресованы, а инструмент причинения эмоциональной боли. Инструмент ничего не говорит о том, кому пытаются боль причинить. Если агрессивные реплики все же затрагивают самооценку, заставляют сомневаться в себе, то важно вспомнить людей, которые не согласятся с негативными высказываниями в ваш адрес и смогут рассказать что-то хорошее о вас. Если вы стали свидетелем травли, то хорошо бы поддержать человека, который ей подвергается.

Об особенностях онлайн-общения в России

Для меня главная особенность российского интернета — его перегруженность смыслами и функциями. Социальные сети у нас становятся не просто местом для выкладывания фото после отпуска, а площадкой для социальной и политической полемики. И агрессивный настрой может быть реакцией на эту перегруженность одного канала коммуникации важными социальными функциями. Интернет стал у нас общиной веб 2.0 — своеобразной практикой коллективных обсуждений всем миром, местом для столкновений и конкуренции мнений. Думаю, это может быть полезно в плане развития гражданского общества и развития культуры полемики. Но пока что эта культура только начинает развиваться.

Артем Ефимов

Учитель истории

Обычно говорят, что история человечества — это история войн. Это, мягко говоря, большое упрощение. Про войны легко и интересно рассказывать: там, как правило, понятно, кто, с кем и за что рубится, все драматично, есть яркие герои, подвиги и все такое прочее. Мирное время, торговля, развитие земледелия и ремесел, медленный технологический прогресс — это сложно и скучно, как бухгалтерские книги. Но если приглядеться, самые существенные перемены человечество переживает именно так, медленно и скучно.

Никакая война не ведется ради самой войны — всякий раз ее целью провозглашается более совершенный мир. При всей своей воинственности человечество неизменно тяготеет к миру. Вот только накажем злодея, который у царя жену похитил, или выгоним захватчиков с нашей исконной земли, или научим этих дикарей правильным законам — и тогда заживем.

Про Первую мировую в свое время говорили, что это «война за то, чтобы прекратить все войны». Прямо скажем, не очень получилось, но сама постановка задачи свидетельствует: человечество предпочитает мир войне. И чем дальше, тем больше это осознает. Сам факт того, что мы сокрушаемся по поводу окружающей нас агрессии, — это очень важный симптом: мы уже не воспринимаем агрессию во всех ее проявлениях как нечто само собой разумеющееся, мы пытаемся отыскать ее причины и как-то ее умерить.

Медленно и скучно война перестает быть естественным состоянием человечества — и не только на уровне государств, но и на уровне отдельных людей. Это, конечно, пока еще далеко не свершившийся факт, но устойчивая тенденция. Это не отменяет всплесков насилия — в диапазоне от толчеи в метро до Сталинградской битвы, но мы уже не так упиваемся красотой войны и агрессии, как наши предки. Мы находим все более изощренные и все менее кровопролитные способы регулировать наши отношения и решать наши споры. От этого история становится все запутаннее и все скучнее, но, честно говоря, и слава богу.

Агрессия в обществе: что делать? | Программа: ПРАВ!ДА? | ОТР

Елена Сутормина

первый вице-президент Российского Фонда Мира, заместитель председателя Общественного совета при Ростуризме

Александр Теслер

врач-психотерапевт, действительный член Российской Академии медико-технических наук

«Человек уникален тем,
что он составляет род массовых убийц;
это единственное существо, которое
не годится для своего собственного общества».

Эрих Фромм

Анастасия Урнова: Здравствуйте! Вы смотрите Общественное телевидение России. Это программа «ПРАВ!ДА?». Меня зовут Анастасия Урнова. И вот о чем поговорим сегодня:

Уровень агрессии в российском обществе постоянно растет. Сегодня с ней столкнуться можно повсюду – в магазинах, поликлиниках, на дорогах, в госучреждениях и даже в школах. По мнению многих экспертов, агрессия стала не только нормой, но и главной чертой российского менталитета. Согласно исследованиям ученых, с точки зрения агрессии, грубости и ненависти к своему окружению, россияне занимают первое место в Европе.

Анастасия Урнова: Частые проявления агрессии – это яркий пример неблагополучия общества, считают психологи. И действительно, в последнее время агрессия проникла, кажется, во все сферы нашей жизни. А недавняя трагедия в Керчи только актуализировала эту тему.

Алексей, ну давайте действительно разберемся, откуда берется эта агрессия. И то, что произошло в Керчи – это просто попытка перенести в Россию какие-то западные примеры и образцы или это наше, оригинальное?

Алексей Рощин: Ну, скорее, я думаю, здесь проблема-то в том, что у нас общество до сих пор, что называется, не устаканилось после резкой смены общественной формации в 91-м году, до сих пор многие как бы не могут найти свое место в жизни. И что еще, может быть, важнее – те, кто это место нашел, они им не удовлетворены до конца. И это передается, в том числе и детям, соответственно. То есть это такая общая неудовлетворенность тем, как идут дела, и она, соответственно, выливается в основном как раз в личностные отношения, на внутренние взаимоотношения в семье, в каких-то малых группах. При том, что сама по себе социальная структура как раз, наоборот, у нас довольно окостеневшая с давних пор, и, в принципе, наоборот, так сказать, все общество молится на стабильность так называемую. Соответственно, как бы сами идеи о том, что можно что-то изменить, они признаются, ну, такими крамольными. И вот это состояние, когда как бы внутри все кипит, а сверху такая наросла как бы корка, которую никак и нельзя пробивать, и неприлично пробивать, оно и создает то, что называется фрустрацией у нас, у психологов, то есть когда хочется, но нельзя. В этих случаях на самом деле вот этот внутренний импульс, который возник, он никуда не девается, а он начинает искать себе выходы куда-то, что называется, вбок.

Анастасия Урнова: Услышали мысль, спасибо. Александр, ну тогда получается, если вы согласны с этими тезисами, что агрессия только копится, копится и копится. И мы понимаем, что когда сверху образуется корочка спокойствия, рано или поздно она прорвется. Как же тогда предотвращать такие случаи?

Александр Теслер: Ну, в общем-то, агрессия свойственна любому биологическому персонажу, я бы сказал, и человек далеко не ушел. Но вопрос в другом – в том, что нестабильность какая-то и неуверенность в завтрашнем дне, зависть, конечно, дает возможность культивировать агрессию. И скажем прямо: дети ведь очень часто повторяют поведения какие-то психологические, может быть – ну, сказать? – поведенческие моменты, которые не видят в себе, и когда они видят в семье родителей озлобленных, обиженных, то, конечно, дети стараются расширить и свое пространство, и тоже, в общем-то, воздействовать на окружающих агрессивными методами. На самом деле агрессия, которая началась в 90-е годы… А я помню этих людей, бегающих с битами по заправкам, эту статистику, что в стране продано 300 тысяч бейсбольных бит и два бейсбольных мяча…

Анастасия Урнова: Ну, эта статистика еще не из 90-х годов, а даже из 2000-х, насколько я знаю.

Александр Теслер: Из 90-х. Нет, в 2000-х уже поспокойнее стало. Дело в том, что все отвечали агрессией на агрессию, все каким-то образом пытались очертить свое приватное пространство именно агрессией.

Анастасия Урнова: Ну, вы хотите сказать, что это тянется еще оттуда?

Александр Теслер: Это тянется еще из пещер. Это все тянется, это свойственно натуре человеческой. Бессознательное (агрессия, секс), если оно не тормозится корой головного мозга, если нет сдерживающих центров, если человек в определенной ситуации чувствует себя безнаказанным, то он, конечно демонстрирует агрессию.

Анастасия Урнова: Григорий, тут естественно возникает вопрос. Я понимаю, что любой биологический вид, ему присуща агрессия. Но почему тогда, например, в Европе мы не слышим о стрельбе в школах? И вообще, приезжаешь туда – и вроде как люди улыбаются?

Григорий Трофимчук: Да нет. Ну вы что? Как раз все оттуда, с Запада, к нам и пришло.

Елена Сутормина: Про Америку не слышали?

Анастасия Урнова: Я про Европу.

Григорий Трофимчук: Вот безо всяких шаблонов, просто по жизни как оно есть. Ну, во-первых, надо сказать, что очень хорошо, что мы дискуссию об агрессии в таком спокойном, даже где-то вялом режиме начали. Тут на контрасте надо работать.

Анастасия Урнова: Посмотрим, как мы закончим.

Григорий Трофимчук: Надо успокаивать общество. Ну, я думаю, так же и закончим, и даже найдем какие-то рецепты. Все очень просто, если отвечать на главный вопрос нашей дискуссии. Надо посмотреть просто в базу происходящего. Российская Федерация – это по определению не Советский Союз, это совершенно другая скорость, другая динамика жизни, другие люди. Можно сказать, что народ в целом другой. Даже если чисто визуально посмотреть на фотографии людей, то это просто какие-то другие люди с другой планеты. По фильмам это очень четко читается. Вот, допустим, советские фильмы: в спокойном режиме, статичный кадр, полчаса могут двое обсуждать в кадре какую-то проблему жизненную.

Анастасия Урнова: Григорий, но если мы посмотрим фильмы того времени западные, то там тоже они гораздо спокойнее.

Григорий Трофимчук: Нет, западные… Ну как? «Рэмбо» и вот это все остальное.

Анастасия Урнова: Ну, вы сравните какого-нибудь «Джеймса Бонда» первого и того, который выходит сейчас. Невозможно сравнивать динамику. Я проводила это исследование специально.

Григорий Трофимчук: Там были авторские работы всегда, там артхаус так называемый. Но в целом там вот этот стремительный монтаж как раз задавал динамику, а динамика провоцирует агрессию.

Более того, посмотрим на лингвистический параметр. Вот у нас многие слова, которые раньше имели отрицательную, прямо конкретно отрицательную коннотацию, в Советском Союзе… Я просто их перечислю. «Амбиции», допустим, «альянс», «фискальный», «карьера» – это однозначно отрицательная коннотация была, в негативном контексте эти слова применялись. Сегодня, наоборот, такие слова, даже более того, такие действия приветствуются. У нас даже представители министерств каких-то постоянно от своих подчиненных требуют амбициозного подхода.

Вот это все вместе как раз провоцирует другую скорость, другую динамику (о чем я уже сказал), и это начинает выплескиваться в какие-то агрессивные форматы.

Анастасия Урнова: Елена, вы согласны, что рост конкуренции, получается, если я правильно услышала, – это как раз то, что провоцирует агрессию?

Елена Сутормина: Нет, я вот здесь с этим не совсем согласна. И в советское время карьера приветствовалась, и тоже было стремление молодежи двигаться вперед. Об этом были и фильмы, и движения. Ну и не надо забывать, что сейчас расширился интернет, интернет-сообщества, есть подражательство. Мы знаем вот это печальное событие, которые в школе в Соединенных Штатах Америки произошло.

Анастасия Урнова: «Колумбайн» вы имеете в виду?

Елена Сутормина: Да. Ну, я не называю специально. И, к сожалению, есть приверженцы, есть ореол определенный. Они маскируются, какие-то слова, это двигается. К сожалению, у нас в последнее время очень широкое распространение получила травля подростковая в интернете, и есть трагические случаи…

Ирина Абанкина: Ну, это не только в интернете.

Елена Сутормина: Да, и вообще. И выкладывают это все в социальные сети, лайки…

Александр Теслер: Простите, эта травля – это продолжение травли в школах, которая была и без интернетов.

Ирина Абанкина: Конечно.

Александр Теслер: Это попустительство и молчание учителей, недостаток воспитательной работы.

Елена Сутормина: Вот о том, что воспитания практически нет.

Анастасия Урнова: Дмитрий, я вижу, что вы не согласны.

Дмитрий Журавлев: Не совсем. Во-первых, тот, кто объявил, что Россия первая по хамству и агрессии, никогда не ходил по ночному Лондону.

Анастасия Урнова: Возможно.

Дмитрий Журавлев: Вот это я вам скажу точно.

Александр Теслер: Там, пока по-русски не заматеришься, от тебя не отстанут, кстати.

Анастасия Урнова: Может быть, действительно, просто не осталось свидетелей.

Дмитрий Журавлев: Я тоже ходил, поэтому не буду тратить время…

Елена Сутормина: И также преступления молодежи в Европе.

Дмитрий Журавлев: Но я вас уверяю, что мы…

Анастасия Урнова: Правда, мои друзья, которые все время приезжают из Лондона, как-то, знаете, не жаловались на ночную жизнь.

Дмитрий Журавлев: Ну, они, наверное, по центру. А у меня приятель: «Покажу тебе, где я живу».

Анастасия Урнова: Я видела окраины. Знаете, было чудесно!

Дмитрий Журавлев: Да? Я бы не согласился, потому что степень как раз агрессии нижнего и среднего слоя населения в Великобритании очень высокая, не всех.

Анастасия Урнова: Хорошо. Россия не лидер?

Дмитрий Журавлев: Не лидер. Это первый тезис. Второй тезис – общие причины есть, которые не российские. Кроме того, о чем говорили коллеги (я ни с чем не спорю), урбанизация, да? Если вы живете в муравейнике, то у вас агрессия будет нарастать. Если вы живете в собственном доме, и у вас два километра в одну сторону соседи, два километра в другую…

Александр Теслер: Потому что все время нарушается личное пространство.

Дмитрий Журавлев: Вот-вот-вот.

Анастасия Урнова: Проблема большого города?

Дмитрий Журавлев: Это общая проблема. И есть проблема, действительно, может быть, наша, хотя в действительности тоже мировая, – это проблема образа будущего. Вот молодой человек пошел стрелять и погибать. Он же не только убивает, а он же понимает, что он жив не останется. Почему? Потому что у него нет ощущения, нет понимания вписания себя в общество. Вот он так себя вписывает в общество. Значит, что такое образ будущего? Это не просто же картинка, как хорошо мы будем жить завтра. Не об этом речь.

Анастасия Урнова: Ну, он не очень понимает, что ждет его в будущем.

Дмитрий Журавлев: Нет четких шагов, вот что такое образ будущего…

Анастасия Урнова: Мы поняли.

Дмитрий Журавлев: «Я закончу школу, я закончу институт – и будет мне счастье». Я сейчас очень грубо…

Григорий Трофимчук: Ну а почему тогда в коммунальных квартирах люди раньше не убивали друг друга в 40-х, в 50-х годах? Они в еще более сплоченном формате жили.

Ирина Абанкина: Много разного было.

Анастасия Урнова: Тут сразу люди не согласны с тем, что там было хорошо и дружелюбно.

Александр Теслер: Убивали и стучали, чтобы освободить соседнюю комнату, доносили.

Ирина Абанкина: Я хотела бы сказать, что, конечно, легко закрываться за общемировыми проблемами, которые касаются всех. На самом деле у нас свои собственные очень серьезны. Я на нескольких хотела бы остановиться и подчеркнуть, это мне кажется очень важным.

Во-первых, к сожалению, после… Да, была агрессия, несомненно, в 90-е, связанная с радикальными изменениями, но были и ожидания, были очень серьезные ожидания. А сейчас они для многих, очевидно, обмануты. Глубина несправедливости состоявшейся, реально состоявшейся в обществе, и перекрыты все каналы, как мы говорим, вертикальной мобильности, вот того самого (я абсолютно с вами согласна) будущего…

Анастасия Урнова: То есть возможности чего-то достигнуть, если просто, да?

Ирина Абанкина: Конечно. Своими собственными усилиями, тем, что ты находишься среди таких людей вокруг, которые тебя готовы поддерживать, которые готовы понять, которые готовы прийти на помощь, в конце концов. И мне кажется, что вот эта несправедливость и порождает в том числе молодежную и подростковую агрессивность, в том числе для людей не очень внутренне еще, я бы сказала, окрепших и уверенных в своих возможностях и силах.

Плюс к этому – на самом деле это довольно серьезно. Мы очень много говорим, но очень мало реально делаем и инвестируем в то, чтобы препятствовать этой агрессии.

Анастасия Урнова: А вот кто может что-то делать?

Ирина Абанкина: Вы знаете, говорилось, мне кажется, уже на протяжении последних десяти лет о том, чтобы возможность пронести в школу… После трагедии в Беслане должны были быть приняты очень серьезные меры и инвестировано в то, чтобы внести оружие в школу было невозможно.

Анастасия Урнова: То есть усиление мер безопасности? Хорошо, спасибо.

Ирина Абанкина: Это не сделано. И в этом смысле доступность, конечно, здесь возрастает…

Алексей Рощин: Я бы еще что отметил? Особенность нашего общества – крайне сильная атомизация на самом деле, вплоть до того, что у нас общество настолько неустоявшееся, что мы как бы по отношению к чужому, к другому человеку не знаем, как себя вести. Вот даже элементарный пример, такая черта. Допустим, я забыл ваше имя.

Анастасия Урнова: И непонятно, как ко мне обратиться.

Алексей Рощин: Как я могу вас назвать? Женщина? «Мужчина», «женщина» – это как бы… Барышня? Это очень старомодно. Товарищ? Вышло из употребления. На самом деле это такая деталь, мелочь, а с точки зрения социологического взгляда на проблему, это то, что у нас коммуникации нет в обществе, элементарной коммуникации.

Григорий Трофимчук: Почему нет? Есть.

Алексей Рощин: То есть просто на уровне незнакомца с незнакомцем.

Александр Теслер: Всегда найдется возможность…

Анастасия Урнова: Я понимаю. Алексей говорит о том, что нет конкретной практики общепринятой и работающей.

Алексей Рощин: В принципе не отработан как бы сама по себе модель общения с незнакомцем.

Анастасия Урнова: Механизм.

Алексей Рощин: А когда я не знаю, как общаться с незнакомцем, у меня возникает агрессия.

Анастасия Урнова: Давайте не будем кричать!

Александр Теслер: Агрессия в данной ситуации – это подавление собственного страха, что тебя не поймут, что ты будешь неуспешен, что ты фиаско потерпишь в общении.

Алексей Рощин: Что ты неправильно обращаешься.

Александр Теслер: А если ты открытый, доброжелательный, в руках ничего нет, то на самом деле это очень…

Анастасия Урнова: Вот смотрите, я от чего хочу оттолкнуться? Потому что то, о чем сказала Ирина – это, в общем-то, мне кажется, перекликается с тем, что говорят все, и об этом очень много пишут психологи в своих статьях. Во-первых, у нас отсутствует представление о том, что будет впереди. Кроме того, сложное переходное общество. И в итоге человеку тяжело в таких условиях, и он склонен делить всех окружающих на своих и чужих, очень жестко. Насколько это важный фактор, а?

Дмитрий Журавлев: Молодому человеку практически невозможно. Взрослым – трудно, молодым – невозможно.

Анастасия Урнова: Что невозможно?

Дмитрий Журавлев: Потому что он без завтрашнего дня жить не могут, они не сегодня живут. Вот те, кому 14 и 20, в этом периоде, они не сегодня живут. Но я хотел бы закончить сразу то, о чем говорил коллега. Круг-то замыкается. То есть почему мы еще стесняемся общаться? Очень не хочется по лицу получить – либо физически, либо психологически. И агрессия вырастает. А потом она сама…

Анастасия Урнова: Сейчас, коллеги! Я стесняюсь общаться – меня это делает злее разве? Стесняюсь я общаться – ну и сижу себе в своем уголочке.

Дмитрий Журавлев: Нет, это другой вопрос. Но есть еще и страх агрессии.

Анастасия Урнова: Григорий… Сейчас, коллеги.

Григорий Трофимчук: Я, кстати, не согласен с нашим психологом – в том плане, что раньше…

Алексей Рощин: Алексей меня зовут.

Григорий Трофимчук: Да, Алексей. Ну, я подчеркнул просто ваш профиль, это в данном случае важно. Я не согласен с тем, что раньше существовал такой стандарт для обращения друг к другу, если не знали, допустим…

Анастасия Урнова: Давайте не будем зацикливаться на этом, как это влияет на наши с вами…

Григорий Трофимчук: Нет-нет, это важно. Товарищ? Но к девушке так – «Эй, товарищ!» – раньше никто не обращался. Кстати, раньше…

Алексей Рощин: Обращались.

Анастасия Урнова: Обращались, обращались.

Алексей Рощин: Ну, «девушка» у нас говорили, не «сударыня».

Анастасия Урнова: Нет, ну как это? Товарищ Урнова была бы у вас тут.

Григорий Трофимчук: В частности, новые поколения, молодые поколения внутри себя, внутри своего этого сообщества вели себя иногда более агрессивно. Вот посмотрите, как сейчас встречаются представители нового поколения. Целуются, обычно целуются, даже молодые люди. Девушки – это само собой. За руку. И иногда в щеку как бы тычутся.

Анастасия Урнова: Да.

Григорий Трофимчук: Раньше этого не было вообще, в принципе.

Анастасия Урнова: Это признак чего?

Григорий Трофимчук: Признак того… Вообще надо сказать о менталитете нашего народа – русского, российского в целом, невозможно, советского раньше. Наши люди в принципе не агрессивные. Это, видимо, идет от многих параметров, на которые мы не обращаем внимания иногда, от такой огромности до сих пор нашей страны. Если раньше она необъятной считалась, то сейчас – просто большая страна. Мы можем… Ну, я утрирую, конечно. Мы можем на завалинке лежать после обеда, долго беседовать, сидеть. В нас нет агрессии, если конечно, время, само время как таковое не начинает нас на это провоцировать.

Александр Теслер: Очень правильно вы сказали – «после обеда». А если нет обеда?

Григорий Трофимчук: Ну, как пример – гражданская война, революция и так далее, те же самые 90-е годы. Вот эти периоды пиковые начинают, конечно, приводить в резонанс людей. Но потом проходит какое-то время, может быть, десятилетия – и люди опять возвращаются в основном, в целом к своему этому фундаментальному и базовому формату.

Анастасия Урнова: Очень интересно то, что вы говорите. Сейчас мы более агрессивные, чем были, например, в 90-е или в конце СССР, в начале 2000-х? Когда был этот пик агрессии? Потому что многие как раз говорят… Почему я говорю про 90-е? Многие говорят: «Вы знаете, нет, тогда было гораздо спокойнее. Да, это для кого были «лихие» годы, а для кого-то это было время надежд». По-вашему как?

Елена Сутормина: Ну, я не совсем соглашусь, потому что…

Анастасия Урнова: Это личные оценки?

Елена Сутормина: Конечно, личные оценки. Мы сейчас немножко в сторону уходим, обсуждаем. Но самое главное, что происходит – это все-таки подростковое. Потому что огромная ритмика, родителям некогда, они заняты зарабатыванием денег. Очень много дополнительных занятий, кружков, которые были раньше, они сейчас стали платными, не у всех есть возможность отправить. Дети больше сами предоставлены себе. И многие родители считают, что они дали в руки гаджет, еще что-то – и ребенок сидит занят. А на самом деле что они смотрят, какие сообщества начинают? Понимаете, вот эти игры, то, что идет с экранов телевизора… И вот здесь уровень агрессии возрастает, потому что многие, играя в эти игры (а там убил, встал, пошел), некоторые так и ассоциируют, что и дальше будет.

Анастасия Урнова: Раз уж мы начали говорить про игры, очень хочу узнать, насколько проблема в тех же играх. Есть ли какие-то исследования, которые доказывают, что они имеют конкретно негативное влияние? И у меня сразу возникает вопрос: а что было до появления этих игр? Что, все были добрее?

Алексей Рощин: Исследования есть, наоборот, их на Западе достаточно много. Распространение этих самых игр, в том числе именно как раз связанных… так называемых Counter-Strike и так далее, связанных с агрессией именно, с убийствами, они приводят на самом деле к снижению агрессию и снижению насилия в обществе. Потому что если человек раньше, когда у него накатывало, он шел, так сказать, и, что называется, вступал в уличное «мессилово» и так далее, то сейчас все эти люди сидят на самом деле у себя по домам и на компьютере изливают эти свои скрытые комплексы. На самом деле это послужило значительному смягчению нравов. И если это убрать, то на самом деле уровень агрессии не понизится, а на самом деле повысится, потому что… Я говорю, что вот это само стремление выплеснуть свой импульс, оно же никуда не девается от того, что…

Анастасия Урнова: Его некуда деть. Дмитрий.

Дмитрий Журавлев: Тут палка о двух концах. Вы абсолютно правы, с одной стороны. Вот сидит взрослый человек, ему надо куда-то выплеснуть. А если человеку двенадцать? Дело не в том, что он туда агрессию выплескивает. Он приучается к тому, что летящая кровь – это не проблема.

Алексей Рощин: Да у него есть эта агрессия. Дети – это вовсе не ангелочки на самом деле.

Анастасия Урнова: Дмитрий, очень важно. Это ваше личное мнение, или оно базируется на чем-то, на каких-то исследованиях? Это важно.

Дмитрий Журавлев: Я хочу еще ответить по поводу 90-х. Вы знаете, я бы тоже не говорил… Я понимаю то, о чем говорит коллега – об ожиданиях. Было все, правда. Но было и другое: идешь по улице, останавливается машины, выстрел – человек падает, а машина уезжает. Это же видели окружающие.

Анастасия Урнова: Ну, это вопрос, я думаю, законов.

Ирина Абанкина: Мне кажется, что сейчас выросло поколение из разведенных семей. Это очень серьезный семейный кризис. Вообще говоря, сменилась семейная модель, она стала другой. И дети в этой модели оказались самой страдающей стороной. Несмотря на то, что… Кроме разрушения ожиданий и глубокой несправедливости, они, конечно, живут в ситуации очень больших страхов и опасений – быть ненужными, брошенными, быть забытыми. И это очень сильно воздействует на детскую психику. Всегда очень важно быть кому-то нужным и защищенным. Это разрушилось. Не надо делать вид, что это сохранилось, как прежде. Не сохранилось.

Анастасия Урнова: То, что вы говорите, звучит пугающе, потому что…

Ирина Абанкина: Тем не менее…

Анастасия Урнова: Что же нас ждет со следующим поколением? – я хочу сказать.

Ирина Абанкина: Это очень серьезная проблема – что ждет. Потому что я спрашивала недавно очень многих молодых людей: «Хоть кто-нибудь мне может сказать, у кого, скажем так, не разведенные семьи, и кто может сказать: «Мои дети выросли в неразведенной семье»?» Среди молодежи таких практически нет. Это не хорошо и не плохо, это так есть. И с этим очень трудно вот сейчас быстро…

Григорий Трофимчук: Это шаблон, шаблон. И он нас уводит в сторону.

Ирина Абанкина: Это не шаблон, нет.

Григорий Трофимчук: Потому что много сирот. Вот просто актеры, политики сиротами были, вообще воспитывались непонятно как, и они добились намного большего…

Ирина Абанкина: И сейчас их много.

Григорий Трофимчук: А семьи всегда разводились, всегда были разводы.

Анастасия Урнова: Сейчас я дам вам слово.

Ирина Абанкина: Это влияет…

Григорий Трофимчук: В какой-то степени влияет. Но это нельзя делать основной причиной. Этого нет, это шаблон психологический.

Алексей Рощин: А вот тут я бы поспорил на самом деле, потому что мы, конечно, любим, склоняемся к тому, что надо все время как бы самих себя гладить по головке и рассказывать, какие мы замечательные. Но на самом деле я думаю, что реальная ситуация не так. И вообще в нашей стране всегда на самом деле был культ хамства, так или иначе. Вы даже подумайте, чем мы гордимся, по сравнению с западными странами: «У них все лицемеры, они все друг другу улыбаются, негодяи».

Анастасия Урнова: «А мы честно агрессивно смотрим друг другу в лицо!»

Алексей Рощин: «А мы люди честные. Если нам человек не нравится, то мы ему – раз! – и сразу по харе». И это на самом деле представляется в основном и воспринимается, что это признак того, что мы искренние, признак того, что вот есть, то и выплескиваем. И вспомните, это еще с советских времен длится – культ такой простоты, культ человека из народа, культ человека, который… то, что ему в голову пришло, то он сразу и высказал, он простой, прямой. Это все, как правильно вы сказали, как раз звучит как позитивные вещи-то. А ведь простота, искренность и так далее – в чем-то это та же самая агрессия в том числе.

Анастасия Урнова: Александр, недавно многие обращали внимание на то, что за последние 18 лет, в том числе в телевизоре, было, скажем так, легитимизирован язык насилия, и вот такие простые выражения, как «дать в табло» или что-нибудь еще, стали использоваться постоянно, в том числе высшими чиновниками государства, и это повлияло на всех нас. Вы бы с этим согласились?

Александр Теслер: Ну, я, в общем-то, никогда не брал пример с высших чиновников государства. Например, вот вы говорите, что поцелуи недавно появились. Леонид Ильич очень практиковал, кстати, с удовольствием.

Насчет простоты я тоже могу ремарку дать. Я помню, когда я учился в восьмом-девятом классе, все красивые девчонки дружили с хулиганами, потому что хулиган защитит.

Григорий Трофимчук: Так до сих пор.

Анастасия Урнова: Мне кажется, это биология человеческая.

Александр Теслер: Вы знаете, это всегда лидеры. В школе одни лидеры, в университете уже совсем другие лидеры, а в жизни совершенно другие люди. Но вопрос в другом. Человек проходит определенные этапы формирования отношения к лидерам. И если сейчас лидеры допускают, в общем-то, какие-то резкие слова для того, чтобы понравиться – ну, это очень сложно. Ругаться? Всегда ругались. Насчет агрессии. Я помню, в школу ходили со «свинчаткой», потому что четыре квартала до английской школы, и у тебя два раза деньги на завтрак…

Григорий Трофимчук: Да там район на район дрались друг с другом. Вы это не сравнивайте.

Анастасия Урнова: Так видите – стало-то лучше, получается.

Александр Теслер: Но назвать это, «стенка на стенку», «народной русской забавой» – это тоже достаточно примитивная история. На самом деле то, что существуют игры – тут и плюсы, и минусы. Потому что сначала все сваливали на голливудские боевики. А на самом деле все известно – человек совершает какие-то микродвижения, глядя боевик, и, в общем, он может отреагировать свою агрессивность, и после этого он не одевает жене кастрюлю с борщом на голову, а говорит: «Завари-ка мне чайку». Тоже ничего страшного в этих играх…

Григорий Трофимчук: Нет, сначала на рок-музыку сваливали. Кстати, пример Запада с рок-музыкой, которую у нас здесь порицали, в Советском Союзе, достаточно интересный. Ведь там нашли каналы для того, чтобы выплескивалась агрессия – вот эта рок-музыку.

Александр Теслер: В 54-м году из комсомола и из институтов выгоняли за Элвиса Пресли.

Григорий Трофимчук: А у нас вокально-инструментальные ансамбли были, стояли люди статично в костюмах хорошо отглаженных на сцене, не двигались вообще за время исполнения песни ни на миллиметр. Там все выплескивалось в рок-музыку. То есть они выходят на сцену, вот это все выплескивают. Видимо, это тоже было, канал сброса этой агрессивности.

Александр Теслер: Гитары разбивают.

Григорий Трофимчук: Кстати, можно посмотреть по конкретным примерам, как увеличился сегодня уровень агрессии. Вот мы берем футбольных болельщиков. Сейчас их болельщиками нельзя назвать. Они – фанаты. Они сами себя так называют – фанатские клубы. Что такое был болельщик раньше, ну, в 50-х годах? Этот человек сидит в твидовой кепочке, у него таблица турнирная на руках, вырванная из газеты…

Александр Теслер: И у него вот такой чемоданчик на динамо, где четвертинка…

Григорий Трофимчук: Он химическим карандашом помечает там результаты матчей. А сейчас это нацеленность на агрессию. Причем я здесь не в негативном контексте, а я просто привожу то, что видят все.

Александр Теслер: Но это же поощряется клубами.

Григорий Трофимчук: И это поощряется, совершенно верно.

Елена Сутормина: Это не только в России.

Григорий Трофимчук: Это просто пример. Это во всех сферах примерно точно так же, как и в кинематографе. Я об этом уже говорил. Поэтому здесь определяющим, на мой взгляд, является хороший пример. «Вот с кем поведешься, от того и наберешься». И причем это необязательно семья может быть, воспитание в семье. Человек вообще любой, из нас в том числе, счастье, если он встретил на своем пути жизненном одного-двух (и это будет огромный успех для него) тех людей, от которых он что-то смог взять. А бывает, что не встречаются. И если этот человек генерирует просто какую-то энергию, причем положительную энергию, примерно он воспитывает в таком же духе того человека или группу людей, которые к нему прислушиваются. Он может быть абсолютно спокойным, этот человек. Поэтому, если не встретились такие люди – ну, это беда для человека.

Анастасия Урнова: Хорошо. Смотрите, Дмитрий, мы все время говорим о том, что влияет на человека и его агрессивность. Мне кажется странным, что так мало внимания уделяется телевизору, который работает практически в каждом доме. Насколько он сегодня может повлиять на уровень агрессии?

Дмитрий Журавлев: Почему мало уделяется?

Александр Теслер: Где телевизор и где дети?

Анастасия Урнова: Ну как? В одной и той же квартире, простите.

Дмитрий Журавлев: Телевизор смотрят в основном люди за сорок, да?

Анастасия Урнова: Нет, простите. Хорошо, допустим, молодежь не смотрит телевизор. Но, пока ребенок делает уроки, в соседней комнате его бабушка или мама телевизор смотрят, например, и он это слышит. И после этого…

Елена Сутормина: Он сидит в гаджетах.

Анастасия Урнова: Опять же многие из вас говорят: «Ну как же? Родители транслируют на ребенка свой настрой». И я думаю, с этим никто не поспорит. Поэтому как мы можем исключать это?

Дмитрий Журавлев: Нет, в этом смысле – да. Хотя надо сказать, что если ребенок и звереет, то скорее от объема мелодрам, а не от объема насилия, потому что мама или бабушка, потому что папа на работе, они смотрят…

Анастасия Урнова: Ну, надо сказать, что мама или бабушка тоже часто на работе.

Дмитрий Журавлев: Может быть, это даже большая проблема, чем телевизор. Помните, как у Райкина было сказано: «Если бы папа получал чуть больше, а мама сидела бы сыном чуть меньше, то и денег на перевоспитание не потребовалось бы».

Александр Теслер: Сейчас то же самое.

Дмитрий Журавлев: Конечно! Сейчас даже больше.

Александр Теслер: Раньше с двух лет: ясли, сад, продленка, армия…

Анастасия Урнова: То есть что? Просто недостаточно внимания уделяется детям?

Дмитрий Журавлев: Телевидение должно нести ответственность за то, что происходит, и его надо каким-то образом в этом форматировать. Вот здесь главное – не перестараться. Потому что, когда перестараешься, эффект будет обратный.

Ирина Абанкина: Влияние телевизора на молодых родителей, на молодежь, на подростков не велико. Они не смотрят это и не обсуждают. Они живут в других информационных пространствах. И, к сожалению, очень часто нас там как раз нет. И в очень трудные минуты нас там нет. И эти пространства, в которых они общаются, в которых они создают свои проекты, в которых они вообще реально живут просто, действительно, они очень сложные и очень драматичные. И вот здесь сказать, что просто другими программами по телевидению мы достучимся до них и найдем возможность оказаться на одной с ними площадке, в одном разговоре, в одном пространстве – это иллюзия.

Анастасия Урнова: А почему же нас нет в других пространствах?

Ирина Абанкина: Потому что мы не умеем туда войти. Не умеем.

Григорий Трофимчук: Просто люди на том же телевидении должны быть интересными для молодежи. Ни в коем случае (и психологи это подтвердят, наверное) нельзя с ними говорить на так называемом молодежном сленге, языке. Если ты интересен представителю нового поколения как человек, ты должен говорить на своем языке, ты говорить должен то, что тебе интересно – и тогда они будут к тебе тянутся. А если тебя показали где-то по какому-то каналу телевизионному, то они даже мимо не пройдут. Если их что-то заинтересовано – пусть бабушка, родители смотрят, – он обязательно остановится и всмотрится, и вслушается, и вчитается в то, что происходит на экране. Кстати, это шаблон, что новое поколение не смотрит телевизор. И даже не только новое, а любой человек, который говорит: «Я в принципе не смотрю телевизор, я его давно выбросил!» – значит, он смотрит телевизор больше всех остальных.

Анастасия Урнова: Алексей, пожалуйста.

Алексей Рощин: Я бы сказал, что на самом деле телевидение все равно известно, потому что телевидение создает все-таки в обществе определенные тренды так или иначе, даже если человек напрямую его не смотрит. И один из трендов, который четко прослеживается, – это милитаризм. Вот милитаризация как раз общественного этого самого вещания очень четко прослеживается, не знаю, в последние лет пять-десять: военные успехи, наша замечательная армия и так далее. Даже если мы вспомним, кстати говоря, про нашего «стрелка керченского», с чего все началось, ведь чем он вообще все объяснял? Почему ему дали спокойно купить оружие? Почему он спокойно тренировался? Он же как говорил? «Я готовлюсь к армии. Да, хочу в армию прийти в полном всеоружии».

Александр Теслер: И со своим ружьем.

Алексей Рощин: Да, прекрасное объяснение. И его брали на все эти стрельбища, давали ему отстреливать. Это совершенно легитимное, так сказать, оправдание, почему ему нужно оружие. В частности, если мы посмотрим его открывшиеся страницы, то он очень был увлечен как раз именно нашими милитаристскими как бы «достижениями», скажем так, в последнее время – Донбасс и все прочее. То есть на самом деле вот эта милитаризация, само представление о том, что главное достоинство человека – это какой он хороший воин…

Анастасия Урнова: Сила.

Алексей Рощин: … и какой он сильный, и как его все остальные боятся из-за того, что он воин, что есть хорошее оружие и так далее, – это и сказывается в том числе на агрессивности, потому что, естественно, это на самом деле культ агрессии.

Ирина Абанкина: А трагедии в Бурятии с топорами и в Перми не совсем вписываются в милитаристскую тематику.

Елена Сутормина: Именно.

Ирина Абанкина: Корни гораздо глубже, к сожалению.

Алексей Рощин: Нет, это один из факторов.

Ирина Абанкина: Но вы правы, что культ милитаризма, и то, что мы можем себе позволить поссориться со всеми, не слушать собеседников и не понимать, о чем они говорят – да, это действительно влияет.

Анастасия Урнова: Александр, у меня еще в последнее время ощущение, что…

Дмитрий Журавлев: Ну, хороший воин и человек, которого боятся – это все-таки не одно и то же.

Анастасия Урнова: Ощущение, что слово «толерантность» становится скорее каким-то ругательным. И когда говорят про то, что человек толерантен и открыт к тому, что его сосед может думать как-то по-другому – это проявление его слабости. Это такая моя иллюзия? Или вы тоже можете с этим согласиться?

Александр Теслер: Ну, мы все вкладываем разные значения в слово «толерантность». Было бы неплохо вообще договориться о словаре.

Анастасия Урнова: Ну, здесь, мне кажется, это просто. Это просто право вашего соседа на инакомыслие. Что уж тут? Есть определение.

Александр Теслер: Я считаю, что если ты хочешь, чтобы уважали твои права, твое пространство, нужно сначала научиться уважать пространство окружающих тебя людей. Вот как в восточных единоборствах? Ты, не как в тупом боксе, должен, как вы правильно сказали, наколотить куда-нибудь, в одно место, а ты уважаешь своего противника в восточных единоборствах. И подразумевается, что он тебя уважает. Так что, если ты уважаешь людей, которые вокруг тебя, ты вправе требовать уважения. А вымогать это уважение, агрессивно себя вести для того, чтобы тебя боялись – это самый непродуктивный путь.

Григорий Трофимчук: Да нет, здесь проблема в другом как раз – вот что касается применения оружия в школе, в частности этим «стрелком» так называемым. Это проблема продажи оружия. Это проблема продажи оружия.

Ирина Абанкина: Не совсем.

Григорий Трофимчук: Нельзя продавать нашим людям оружие ни в коем случае – ни со скольки, ни до стольки лет.

Анастасия Урнова: Но у нас же и так практически…

Александр Теслер: В Молдавии все умные, у них свободная продажа оружия.

Григорий Трофимчук: И что касается лингвистики, вот здесь по поводу слова «толерантность» говорили. Вот мы сразу, как только вот эта трагедия случилась в Керчи, мы мгновенно стали применять западное словосочетание – «керченский стрелок». Зачем мы это привносим сюда, на нашу землю? Назовите его как-то по-другому, специально назовите его по-другому. Нет, мы себя уже включили в Западный мир. Об этом, кстати, президент Российской Федерации говорил, что мы – жертвы глобализации в этом смысле. И в лингвистическом смысле – прямо в первую очередь.

Александр Теслер: Ну, для того чтобы стать жертвой глобализации, надо выучить английский язык хотя бы.

Григорий Трофимчук: Пусть у них стрелки будут в каждом городе. Давайте как-то по-другому его называть – и вот от этого начнет и отношение другое раскручиваться.

Анастасия Урнова: Елена, это как-то поможет нам, если мы по-другому назовем этого человека?

Григорий Трофимчук: Не только, но от этого начинается.

Елена Сутормина: Нет, это ничего не даст. Нет, ну это ничего не даст. Ну, назвали так. По сути, причина в чем?

Александр Теслер: Ему-то все равно на самом деле.

Елена Сутормина: Причина в совершенно другом – его поведение, разведенная семья, мать в секте была, неустройство, вот эта агрессия. Что, он надел майку, где написано «ненависть»?

Григорий Трофимчук: А в семьях олигархов?

Анастасия Урнова: Хорошо. Ирина, тогда у меня возникает фундаментальный вопрос: кто должен следить за молодежью? Если мы понимаем, что много разведенных семей, так или иначе недостаточно денег, люди должны работать, короче, недостаточно внимания молодежи уделяется, то кто может компенсировать этот провал?

Ирина Абанкина: Вы знаете, а вот это дело каждого из нас. Вот нет другого ответа, кроме – буквально каждого из нас.

Анастасия Урнова: Ну, мы можем пойти и сказать: «Государство, давай решай проблему!»?

Ирина Абанкина: Нет, это вообще ничего не даст.

Александр Теслер: Государство должно давать социальные лифты, в абсолютно правы.

Ирина Абанкина: Но обеспечить поддержку, в том числе финансовую, подготовкой профессионалов, действительно, грамотным и очень спокойным обсуждением, например, – конечно, это обязанность государства, несомненно. Но точно так же – поддержка семьи, наше собственное общение друг с другом, отношение просто к детям, отношение к тем людям, которые нуждаются в поддержке, – это тоже очень важная работа, в каком-то смысле почти каждодневная. Пройти мимо состоявшейся трагедии уже невозможно. Потому что, если бы это был случайный всплеск агрессии (не только в этом случае, но и в других), было бы гораздо меньше жертв, человек бы просто ужаснулся сразу же содеянному. А ни один из них не ужаснулся. Понимаете?

Поэтому это выношенная, глубоко выстраданная агрессия, которая рождается и которую мы не замечаем, проживая каждый день в своей повседневности, день за днем. И мне кажется, что общество наше… Я не могу согласиться, что оно неагрессивное. Оно очень агрессивное друг к другу, очень агрессивное. И мы культивируем сейчас эту агрессивность, даже иногда перехлестывая, готовы поддерживать только лидеров, готовы поддерживать только тех, кто стремится к успеху, амбициозных, вы правы, не понимая, что люди все очень разные и нуждаются в очень разных отношениях, нуждаются в разной прочерченной для себя судьбе. И поэтому я здесь считаю, что чиновничьи решения мало чему помогут, а вот общественные обсуждения, движения, общественные проекты, в том числе социального содействия и помощи, они очень многому могут помочь.

Анастасия Урнова: Дмитрий, действительно, какую статью психолога ни почитай – всюду будет сказано, что в обществе агрессия стала нормой. И в качестве примера здесь можно привести то, что, когда мы слышим о каком-то очередном примере насилия, избиения, мы проходим мимо этого уже совершенно спокойно, потому что: «Ну да, агрессия». Это норма.

Дмитрий Журавлев: Мы привыкли и боимся одновременно, да?

Ирина Абанкина: ДА.

Дмитрий Журавлев: С одной стороны, привыкли, нас это уже не так шокирует. С другой стороны, боимся, что мы окажемся в этой истории.

Ирина Абанкина: Что она опрокинется на нас, да.

Дмитрий Журавлев: Знаете, чего больше всего боюсь я? Не в нашем обсуждении, оно мне кажется очень качественным. Я боюсь, что общество признает этого мальчика сумасшедшим, а все сведет к важным и нужным техническим вопросам – рамки и продажа оружия. А причины глубже, абсолютно коллега права.

Ирина Абанкина: Гораздо.

Дмитрий Журавлев: Мы не должны за ними следить. Понимаете, ни за кем уследить нельзя. Их надо воспитывать. Это не вопрос слов. Их должны воспитывать, и в первую очередь их должна воспитывать семья. А общество в первую очередь должно воспитывать социальными стандартами, теми самими образами будущего. Счастливый человек не пойдет убивать себе подобных, чтобы погибнуть. И если он увидит, что у него этот завтрашний день есть, то не будет этой агрессии.

Ирина Абанкина: И есть дорога к нему.

Дмитрий Журавлев: А что касается более мелких задач. Смотрите, вы спрашивали о телевидении. Это очень важный вопрос – не в смысле, насколько оно виновато, а насколько оно может помочь. Вот насколько виновато – мне сложнее отвечать. А у нас есть, например, молодежная передача (не конкретно на вашем канале, а в принципе), в которой участвовала бы сама молодежь, если это не спортивная передача?

Анастасия Урнова: Есть, конечно.

Александр Теслер: В интернете сколько их.

Анастасия Урнова: Есть телеканалы, которые делаются молодыми для молодых.

Григорий Трофимчук: В 90-е годы именно с этого и начиналось. Там масса была соответствующих передач, фильмы…

Анастасия Урнова: Есть каналы про путешествия.

Григорий Трофимчук: «Легко ли быть молодым?». И во что это буквально через несколько вылилось? Так что тут…

Анастасия Урнова: Есть канал, не знаю, «Пятница!», где, я бы даже сказала, социально ответственные и популярные шоу идут. Такие есть.

Знаете, Алексей, я что хочу еще тоже понять? Когда какие-то трагедии случаются, мы сразу говорим: «А давайте мы запретим это, давайте мы запретим то, давайте мы потратим большие деньги на дополнительные меры безопасности», – и так далее. А почему никто не говорит: «Слушайте, а давайте, может быть, мы просто поговорим с этими ребятами? Давайте…»?

Александр Теслер: «Может, этим деньги потратим на молодежь?».

Анастасия Урнова: «Может быть, потратим на молодежь, на психологов в школах?»

Алексей Рощин: Я по-другому поставил бы вопрос даже.

Ирина Абанкина: Просто на какие-то интересные для них проекты.

Алексей Рощин: Еще серьезнее можно поставить вопрос. Дело-то, может быть, как раз, что сами запреты порождают эту агрессию, сама атмосфера закрытости и того, что туда нельзя, туда нельзя и так далее, она как раз и вызывает ту самую фрустрацию, которая порождает агрессию. Мы говорим: «Давайте школы еще плотнее оградим, рамки на входе, давайте поставим там уже людей с автоматами, чтобы они проверяли».

Ирина Абанкина: С автоматами не будет. Пронести автомат в школу – это недопустимо в любом случае.

Алексей Рощин: И почему-то никто на самом деле не ставит вопрос иначе: а может быть, вообще нужно убрать всю эту охрану-то из школы? Она же показала, что она бессмысленна реально.

Анастасия Урнова: Нет, ну от чужих людей, по крайней мере, защищать школу. Разве нет?

Алексей Рощин: Потому что все последние вот эти школьные расстрелы, начиная с «одинцовского стрелка» до того, что было в Перми, и так далее – это все на самом деле внутренние проблемы, это то, что случилось внутри школы.

Александр Теслер: Внутри коллектива и при попустительстве педагогов.

Алексей Рощин: Стоит охрана, и она как бы ограждает…

Александр Теслер: Она бабушек не пускает.

Алексей Рощин: Мы как бы все еще боремся с нападением Басаева, что вдруг Басаев, так сказать, прибежит и станет брать школу штурмом, и поэтому мы оградили ее забором, поэтому мы сделали единственный вход, поэтому на входе у нас стоят эти самые охранники. Хотя на самом деле, конечно, все мы понимаем, что если Басаев нападет, то он этих двух или трех все равно…

Анастасия Урнова: Ну, там не поможет, пускай там даже бойцы «Альфы» стоят.

Алексей Рощин: Все последние инциденты последних пяти лет – это все внутренние нападения, против которых охрана, которая стоит на входе, по определению бессильна, потому что они стоят на входе, а входит человек и убивает по рекреациям. И эта охрана ничего не может сделать вообще.

А с другой стороны… Вот это самый важный момент. С другой стороны, при этом школа у нас превращается в этакий замок, а на самом деле – практически в тюрьму, в которой дети ощущают себя зэками. Причем эта сама охрана…

Елена Сутормина: Это совершенно неправда.

Алексей Рощин: Я вам скажу, что охрана на самом деле на что заточена? Чтобы не выпускать детей раньше времени. То есть на самом деле это реально охрана, то есть охрана не от внешнего, а от внутреннего.

Анастасия Урнова: Которая ограничивает свободу. Мы поняли, спасибо. Григорий?

Григорий Трофимчук: Что предложил бы самый глубокий специалист, исследователь для того, чтобы изначально в нашем обществе, вот прямо с самых новых поколений (ноль плюс) снять агрессивность и вот эту так называемую милитаризацию сознания? У нас же все мальчики… Я не знаю, в каком объеме, я такую статистику не встречал. У нас все мальчики с детства играют в солдатиков, у них пушки, пистолеты, какие-то игрушечные автоматы. Мне интересно, на Западе это в каком объеме присутствует? Вот и тут интересно было бы сравнить. Девочки – естественно, у них куклы. Мама идет с коляской. Она сама выходит из коляски, чтобы размять ноги, дочка идет и уже вынимает маленькую коляску. Давайте попробуем забрать, убрать у мальчиков вот эти пистолетики, автоматики, солдатки…

Александр Теслер: А у девочек куклы забрать, да? И посмотрите, чем кончится.

Григорий Трофимчук: А всем дадим куколки, допустим. Ну, тут разные есть варианты.

Анастасия Урнова: Я представляю себе, как общество на это отреагирует.

Григорий Трофимчук: А автоматы девочкам дать. То есть выбрать какие-то адресные группы и на них поэкспериментировать. Мне кажется, вот такими экспертами никто не занимался.

Анастасия Урнова: Александр, как по-вашему, поможет это?

Александр Теслер: Ну, если автоматы дать девочкам, то уже мужское население они низведут до предела, до нуля.

Анастасия Урнова: Мужчины не выживут.

Александр Теслер: Что?

Анастасия Урнова: Мужчины не выживут, я боюсь.

Александр Теслер: Они слабее. Они только с автоматами могут защищаться. Ну, мне кажется, дело не в милитаризации, а дело в том, что ребенок должен испытывать защищенность дома у себя. Он твердо должен знать, что даже если родителей пропесочат на родительском собрании, они придут домой и не начнут пересказывать претензии учительницы, а родители с ними побеседуют, и ребенок почувствует себя защищенным. Если ребенок чувствует себя защищенным, если он знает, что за его спиной родители, если он знает, что его оградят от чужой агрессии, конечно, он будет более раскован и более доброжелателен.

Анастасия Урнова: Елена, ну, пока у нас есть деньги в государстве на дополнительную охрану и дополнительные рамки. Можем ли мы рассчитывать, что у нас найдутся деньги на дополнительных психологов, например. То, что говорят коллеги, очень важно, но не у всех есть семья.

Елена Сутормина: Кстати, вот именно психологи – это очень важно. Потому что сейчас реально получается, что в школах на одного психолога две школы – это 800 человек.

Анастасия Урнова: А потом мы говорим: «Куда смотрел психолог?»

Елена Сутормина: Ну конечно. Там даже многие родители не хотят своего ребенка вести к такому психологу.

Анастасия Урнова: Ну, их можно понять.

Александр Теслер: Потому что клеймо ставят на лоб.

Елена Сутормина: То есть нужна эта служба, во-первых. И настало время, может быть, создания единого телефона доверия, которого нет, для детей, для подростков, для родителей, когда какие-то ситуации, они видят агрессию, чтобы они могли обратиться, переговорить. Вот сейчас Министерство просвещения планирует ресурсный центр создавать. Нужно это делать. И нужно, чтобы там были и психотерапевты, и психологи, и врачи, и так далее. Вот это в первую очередь. Потому что, действительно, ячейка – это очень важно. Если ребенок в семье, неважно какая ситуация, но его любят. Нужно больше общаться, выходить.

Еще раз хочу повторить: не то, что они сидят в интернете. Родителям некогда, они считают и счастливы, что дети вроде бы заняты. Нужно отрывать, находить время, выходить, в выходные проводить время. Кроме этого, ведь вовлечение в разные экстремистские и псевдорелигиозные… Есть же есть еще и вербовка в террористические организации.

Анастасия Урнова: Ну да.

Елена Сутормина: И это тоже большая опасность.

Анастасия Урнова: А у меня тогда возникает вопрос: почему, когда что-то происходит, общая риторика – это всегда «давайте запретим еще это, это и это»? И никто практически никогда не говорит «а давайте введем», «а давайте поговорим», «а давайте разрешим»?

Ирина Абанкина: Нет, об этом говорилось, но просто масштаб усилий был несоизмерим проблеме. О психологических службах в школе говорилось уже очень давно. И Ольга Юрьевна Васильева даже пообещала: «Мы обязательно в каждой школе создадим». И действительно, они необходимы. На самом деле нужно готовить современных психологов, а это тоже очень сложно. И об общей службе доверия сколько говорилось. Может быть, она и не общая, может быть, она как сеть служб, но так, что она была доступна каждому. Говорится об этом очень много, но вкладывается в это пока очень мало.

Григорий Трофимчук: Ну, сама по себе единица психолога в штате – она ничего не дает.

Ирина Абанкина: Конечно.

Григорий Трофимчук: Вот я уже говорил о том, что человек сам по себе, пусть он психологом работает, он должен быть: а) интересным; б) авторитетным для этой как раз категории.

Анастасия Урнова: Хорошо.

Ирина Абанкина: Но тем не менее профессиональная служба должна быть. Один не сможет.

Александр Теслер: Это человек, на которого давит педагогический коллектив и директор школы. Кстати, о телефоне доверия. Я имел честь присутствовать при организации телефона доверия в начале 80-х годов, в 80-е годы. Вы знаете, это была суицидологическая служба, она до сегодняшнего дня существует. Туда звонили и беременные семиклассницы, и солдатики, которых девушка бросила, и действительно суициденты, которые не видели выхода из создавшейся патовой ситуации. Все есть, есть наработки. Просто сейчас упало финансирование. Все это нужно. Кабинеты социально-психологической помощи были, где никого не ставили на учет…

Елена Сутормина: Ну, фактически общественность делает, а на государственном уровне нет этого.

Александр Теслер: …для подростков, для взрослых, куда мог прийти человек, не показывая прописку, паспорт и гражданство. И там сидел грамотный психолог, грамотный психиатр-суицидолог. И всегда можно было найти поддержки и снять напряжение. Бывают ведь разные ситуации, но если тебя направят по правильному пути, то ты уже сам сможешь справиться с проблемой.

Ирина Абанкина: Это должно быть так, чтобы тебе действительно легко было позвонить, прийти, посоветовать, чтобы на тебя потом не показывали бы пальцем, что у тебя проблемы.

Анастасия Урнова: Поняли, что психологическая помощь нужна.

Ирина Абанкина: И очень квалифицированная.

Анастасия Урнова: Смотрите, есть просто еще одно мнение, которое как-то объясняет уровень агрессии в обществе, тоже оно психологам принадлежит. Говорят, что проблема в том, что сейчас наши границы постоянно нарушаются, мы находимся в постоянном стрессе, защитить свои права очень сложно. Вы обращаетесь в государственную инстанцию – вас отфутболивают, вы ничего не можете сделать. Вам наступают на ногу – вы ничего не можете сделать. Вы обращаетесь в суд – сталкиваетесь там с несправедливостью и ничего не можете сделать. Короче, естественно, стараетесь упростить мир, в котором вы живете, как мы уже вначале говорили, поделить мир на своих и чужих, вообще хоть как-то в нем себя установить.

Александр Теслер: Это от беспомощности все, к сожалению.

Анастасия Урнова: Вот насколько, во-первых, это действительно так? И что с этим делать? – естественно, возникает вопрос.

Александр Теслер: Ну, дать гарантии защиты прав обывателей.

Анастасия Урнова: Вот в том мире, в котором мы живем…

Александр Теслер: Это уже не к психиатрам и не к психологам. Мы все это знаем.

Алексей Рощин: Давайте еще такой важный момент отметим, потому что мы с вами тут рассуждаем: агрессия, агрессия, убрать агрессию из общества. На самом деле, как еще говорил Парацельс в свое время: «Все яд и все лекарство. Разница лишь в дозе». На самом деле агрессия сама по себе – это не чувство, которое вообще надо убрать, чтобы его не было в принципе. Агрессия – чувство очень полезное на самом деле, и оно нужно. Кстати сказать, даже на Западе, например, сейчас многие бьют тревогу, говоря, что там у большого количества людей низок уровень агрессивности, что они живут, как амебы, и так далее.

Анастасия Урнова: Сейчас, коллеги!

Алексей Рощин: Когда я занимался кадрами, в резюме люди пишут про себя, нахваливают, пишут «aggressive», то есть «я агрессивный».

Анастасия Урнова: Для продаж?

Алексей Рощин: «Я агрессивный» – это на самом деле плюс для того, чтобы просто устроиться на работу.

Александр Теслер: Они другой смысл вкладывают.

Алексей Рощин: И проблема не в том, чтобы агрессию вообще убрать, чтобы мы все ходили, как обколотые в специальном стационаре, а чтобы эта агрессия направлялась на какие-то позитивные вещи. То есть это не значит, что если я переживаю, если мои права кто-то нарушает, что я должен сказать: «Пусть это все будет, я лучше буду духовным». Нет. Агрессию проявляй. Но главное, чтобы ее можно было направить в какое-то конструктивное русло, в исправление ситуации

Анастасия Урнова: То есть как раз добиваться реализации своих прав.

Алексей Рощин: А именно этого у нас и нет.

Александр Теслер: Мы сейчас говорим не о дозированной агрессии.

Ирина Абанкина: Конечно. А о переступающей буквально все границы.

Александр Теслер: Агрессия может быть как защита, чтобы расставить флажки, чтобы свое пространство каким-то образом определить.

Александр Теслер: Мы сейчас говорим об агрессии, которая не поддается никакой коррекции, к сожалению.

Дмитрий Журавлев: Эмоциональная.

Анастасия Урнова: Насколько я знаю, у нас в России порядка 80% убийств как раз совершаются на фоне такой спонтанной агрессии.

Александр Теслер: Это бытовые убийства сковородкой.

Анастасия Урнова: То есть это не расчет?

Александр Теслер: Ограничивают продажу оружия. Все равно никто для того, чтобы ударить по пьяни соседа гаечным ключом или сковородкой, не пойдет за 2 тысячи покупать кольт с компенсатором.

Григорий Трофимчук: Эту агрессию надо правильно направлять. Вот у нас существуют политические партии в стране, и об этом забывают почему-то. Почему-то всегда апеллируют к президенту, к премьер-министру. Партии есть, которые с 93-го года как минимум, с первой Государственной Думы, когда она сформировалась, отвечают напрямую за то, что внутри и вокруг страны происходит. Но нас здесь «внутри» волнует прежде всего. Вот офисы, в каждом районе есть представительства, офисы, отделения той или иной партии. Пожалуйста, вам не нравится эта партия – зайдите в другую. У нас несколько фракций в Госдуме. Есть партии, которые в Думе не представлены. Туда как-то направили людей? Им подсказали: «Вот офис – сходите и предъявите?» А люди имеют полное право предъявить. И они от этого не открутятся в этом отделении. Раньше, вот в Советском Союзе, были парткомы. Вот мы говорили о проблемах в семье…

Анастасия Урнова: Тогда партия была одна.

Александр Теслер: Этот сумасшедший дом все прекрасно помнят.

Григорий Трофимчук: Неважно. Ну, они же не в партию, они же не в Политбюро шли, а они шли в партком, который вот на месте, и профсоюз находился, и там решали даже семейные проблемы в том числе. Поэтому нужен канал, куда люди пойдут, сбросят агрессию или (тут же не сброс агрессии важен) получат ответ на свой вопрос и, более того, смогут решить проблему.

Анастасия Урнова: Ирина, сегодня имеет смысл идти?

Ирина Абанкина: Доверия никакого. Зачем же предлагать решение, которое нереализуемое?

Григорий Трофимчук: У людей нет денег? Идите в партию, которая за это отвечает!

Анастасия Урнова: Какие решения могут быть реализуемыми?

Григорий Трофимчук: Их несколько.

Елена Сутормина: Уже Российское движение школьников создано.

Ирина Абанкина: И тоже мертворожденное абсолютно, абсолютно мертворожденное.

Анастасия Урнова: Первый раз слышу, честно говоря.

Александр Теслер: Молодежная политика – это чтобы подготовить кадровый резерв для губернаторов и для Государственной Думы.

Анастасия Урнова: Ну, например, например? У нас просто, коллеги, уже совсем заканчивается время. Я хочу понять, какой-то вывод из нашей программы сделать. Что делать? Вот я завтра проснусь в той стране, в которой я живу. Как мне реагировать на то, что мне хамят, меня толкают и так далее?

Александр Теслер: У вас есть дети?

Анастасия Урнова: Нет.

Александр Теслер: Ну, займитесь племянниками.

Анастасия Урнова: Хорошо, отлично. Это все идет от семьи. Если человек чувствует себя защищенным, если он знает, что старший брат тебя защитит, что родители тебя защитят, дядя, тетя, он не будет столь агрессивным.

Алексей Рощин: А если он сам старший брат?

Александр Теслер: Если старший брат, то придется…

Анастасия Урнова: Что делать человеку, если он одинокий? Господа, давайте не будем кричать! По очереди.

Александр Теслер: Агрессия в семье выплескивается на улицу.

Алексей Рощин: Проблема в том, что наши люди агрессивные, потому что они все время ощущают, что их права так или иначе попраны и что никаких прямых и легальных путей для того, чтобы их отстоять, нет. И из этого начинается вот эта самая агрессия, причем она ненаправленная и зачастую по самым приемлемым путям, то есть по отношению к слабым. И проблема-то в том, чтобы в обществе были возможности для того, чтобы свои права отстаивать. Когда я пострадал, я иду к своим единомышленникам, которые меня выслушают и с помощью которых я смогу бороться за свои права. У нас проблема самая главная в атомизации. Если бы у нас были эти структуры, у нас было бы все проще.

Анастасия Урнова: Хорошо, спасибо большое. Что же, сегодня мы говорили об агрессии в обществе. Интересно, когда проводят социологические опросы, люди обычно говорят: «Вот люди вокруг меня становятся все злее и злее». Но так выходит, что часто злым бывает просто каждый из нас. Поэтому давайте будем добрее по отношению друг к другу, будем жить по-настоящему в другом обществе.

Правду вместе с вами искала Анастасия Урнова. Оставайтесь на Общественном телевидении России. Спасибо вам большое.

Захарова ответила на призыв США к ЕС по «Северному потоку — 2» — РТ на русском

Официальный представитель МИД России Мария Захарова назвала «политической агрессией» заявление и. о. посла США в Германии Робин Куинвилл о моратории на строительство газопровода «Северный поток — 2». Захарова также напомнила о призыве американской стороны «быть ответственным игроком в международной экономике».

Официальный представитель МИД России Мария Захарова назвала «политической агрессией» призыв исполняющей обязанности посла США в Германии Робин Куинвилл наложить мораторий на строительство газопровода «Северный поток — 2».

Куинвилл в интервью изданию Handelsblatt заявила, что «для ЕС и ФРГ пришло время объявить мораторий на строительство газопровода». По её словам, подобная мера станет чётким сигналом того, что Европа больше не приемлет «продолжающегося вредоносного поведения России».

«Этот газопровод является не только экономическим проектом, но и политическим инструментом Кремля, с помощью которого планируется обойти Украину и разделить Европу», — заявила Куинвилл.

Представитель российского внешнеполитического ведомства в своём Facebook назвала подобное заявление «фантастикой» и напомнила, что 5 марта 2014 года американская газета The Washington Times опубликовала материал с заголовком: «Администрация Рейгана предупреждала, что поставки российского газа через Украину ослабят Запад». В статье, отметила Захарова, говорилось, что в 1981 году советники из администрации президента США Рональда Рейгана призывали к противодействию новому трубопроводу из России в Европу. В Белом доме тогда заявили, что такая «стратегия направлена на ограничение экономических рычагов советского влияния на Запад», уточнила она.

«Вот такая дихотомия. Российская труба, куда, когда и как бы она ни шла, какими бы договорами она ни была легитимизирована, вызывает у США десятилетиями одну реакцию — политической агрессии и незаконного противодействия», — подчеркнула Захарова.

«Хочется сказать Вашингтону: «Нельзя играть против правил. Если вы хотите быть ответственным игроком в международной экономике, надо играть по правилам», — отметила Захарова.

Она напомнила, что именно эту фразу произнесла бывший госсекретарь США Кондолиза Райс в контексте российского газа в 2006 году.

«Время вернуло США их же призыв», — отметила Захарова.

Напомним, газопровод «Северный поток — 2» проходит от побережья России в Балтийском море до Германии. Соединённые Штаты, продвигающие в ЕС свой сжиженный природный газ, активно выступают против завершения строительства, утверждая, что проект якобы угрожает энергобезопасности Европы. В частности, американская сторона неоднократно объявляла о введении ограничительных мер, призванных помешать завершению строительства. 

Так, в конце 2019 года американский лидер Дональд Трамп утвердил оборонный бюджет страны на новый финансовый год, который, помимо прочего, включал санкции против российских трубопроводов «Северный поток — 2» и «Турецкий поток». В документе говорилось, что рестрикции будут введены против судов, осуществляющих прокладку труб на глубине более 100 футов (30 м), а также компаний, которые продают либо сдают в аренду такие суда.

После этого швейцарская компания Allseas, которая осуществляла укладку труб «Северного потока — 2», опасаясь возможных санкций со стороны Вашингтона, прекратила участие в проекте. Глава «Газпрома» Алексей Миллер тогда заявил, что трубопровод будет достроен своими силами, отметив, что у России нет для этого технологических препятствий.

Также по теме

Ограничительное толкование: США расширили интерпретацию санкций против «Северного потока — 2»

США расширили интерпретацию санкций против российских газопроводов «Северный поток — 2» и «Турецкий поток». В Госдепартаменте…

В октябре 2020 года США расширили интерпретацию положений закона, в рамках которого были введены санкции в отношении российских газопроводов. В Госдепартаменте заявили, что теперь ограничительные меры будут затрагивать компании, также предоставляющие услуги или товары для судов, участвующих в проектах «Северный поток — 2» и «Турецкий поток». 

Помимо этого, в начале декабря конгресс США согласовал расширение санкций в отношении газопроводов. Новые ограничения вошли в проект оборонного бюджета США на 2021 год.

Министр энергетики США Дэн Бруйетт, комментируя решение конгресса в своём Twitter, заявил, что российский газопровод якобы наносит ущерб безопасности и суверенитету ЕС, а также укрепляет доминирующее положение России на рынках природного газа Европы.

При этом в Еврокомиссии выступили против американских санкций, раскритиковав попытку третьих стран вмешиваться в европейскую политику. Представитель пресс-службы ЕК Петер Стано отметил, что в случае применения Вашингтоном нового пакета ограничений, ЕС будет отстаивать интересы своих компаний.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя намерение США расширить санкции против газопровода, назвал это проявлением недобросовестной конкуренции, противоречащим принципам международной торговли и международного права.

Тесты для определения психического состояния человека. Тесты на психику

Тест «Оценка самоконтроля в общении», покажет не только и не столько ваше умение сдерживать сильные эмоции во время разговора (хотя отчасти и это тоже). Опросник измеряет то, на чьи чувства и эмоции вы ориентируетесь в ходе коммуникации в первую очередь – на свои или же ваших собеседников

«Большая пятерка» (Big five) – модель личности, разработанная таким образом, чтобы из набора входящих в нее черт можно было составить структурированный и довольно полный портрет личности. Измерить показатели «Большой пятерки» предлагает тест с соответствующим названием – пятифакторный опросник личности

Легитимизированная агрессия – агрессия, одобряемая или условно одобряемая социумом. Однако некоторые люди прибегают к ней слишком часто, что может говорить о серьезных внутренних проблемах. Измерить ее уровень позволяет тест легитимизированной агрессии (опросник ЛА-44).

Психологические тесты – один из самых интересных и популярных разделов данной науки. Тесты по психологии привлекают даже тех, кто в саму психологию совершенно не верит и за науку ее не считает. Именно поэтому некоторые любят проходить бесплатные психологические тесты онлайн – просто для того, чтобы посмотреть, работают ли подобные опросники и насколько точной окажется характеристика. Конечно, это только частный случай и на самом деле сфера их применения весьма широка.

В первую очередь самые различные психологические тесты – большие и короткие, представляющие собой набор картинок или анкету, подразумевающие выбор ответа из представленных вариантов или предоставляющие широкий простор для творчества – используют психиатры, психологи, психотерапевты и т.д. Различные задания и опросники помогут врачу поставить диагноз, а пациенту – разобраться в своих проблемах, определить особенности характера и многое другое.

Кроме того, прохождение психологических тестов – один из обязательных этапов поступления в некоторые учебные заведения или получения работы в определенных учреждениях (в первую очередь речь идет о медицинских сферах, силовых структурах и т.д.). Работодатели в принципе любят тестировать кандидатов, чтобы найти наиболее подходящего – того, кто лучше всего вольется в коллектив и справится с предлагаемыми обязанностями.

Онлайн-тесты по психологии или «бумажные» сборники тестов хороши и для самодиагностики (при условии, что вы сначала проходите тест, а потом смотрите расшифровку). Подобные опросники расскажут больше о вашей личности в целом, о характере, о ваших сильных и слабых сторонах, дадут портрет со стороны, то есть помогут понять, как вас, возможно, воспринимают со стороны.

О чем могут рассказать тесты по психологии? О самых разных вещах – практически обо всем. Некоторые тесты дают комплексную, всестороннюю характеристику личности (их часто называют многофакторными). Некоторые ориентированы только на 2-3 фактора, самые узкоспециализированные сфокусированы только на одном параметре. Различные психологические тесты могут рассказать о характере, коммуникабельности, особенностях мышления и восприятия, эмоциональности, склонности к определенным типам поведения или патологиям.

При этом некоторые тесты подразумевают непосредственное общение специалиста и его клиента/пациента . Речь идет о тех методиках, где нет как таковых вариантов ответа, например, где испытуемому надо что-то нарисовать или рассказать о своих ассоциациях. Все ответы здесь, как правило, очень индивидуальны, и их расшифровкой должен заниматься профессионал. Другие же виды тестов – в первую очередь психологические опросники – вполне можно проходить самостоятельно . Особенно удобны онлайн-тесты по психологии, где надо выбрать ответ из предложенных вариантов, а результаты подсчитываются специальными алгоритмами.

Именно такие и представлены на нашем сайте. Мы отобрали наиболее интересные тесты по психологии – как многофакторные, так и более специализированные. Все их можно пройти совершенно бесплатно и без регистрации. Результаты вы получите сразу же после завершения тестирования (обращаем ваше внимание, что алгоритм не подсчитает результаты по не пройденным до конца опросникам или там, где даны ответы не на все вопросы). К каждому тесту мы постарались привести максимально подробную и понятную расшифровку. Однако если у вас остались вопросы, не стесняйтесь обращаться к нам за пояснениями.

Сейчас на просторах интернета можно найти тысячи психологических тестов, но их результаты часто разочаровывают: неточные или слишком общие. Вы просто выискиваете в тексте приятные для вас слова — и создается впечатление, что они написаны про вас.

Наша подборка тестов одобрена психологическим сообществом. Результатам вы действительно можете доверять. К тому же эти тесты сложно обмануть и предугадать результат.

Тест Люшера

Методика цветовых выборов. Этот тест, изобретённый швейцарским психологом Максом Люшером, довольно точно определяет ваше психологическое состояние, в котором вы находитесь сейчас. Этот тест описывает то, каков человек на самом деле, поскольку выбор цвета основан на бессознательных процессах.

Тест Сонди

Метод портретных выборов. Методика разработана в 30-е годы ХХ столетия венским психологом Леопольдом Сонди. Он обнаружил определенную закономерность, которой подчиняется избирательность человека в общении с окружающими. Бессознательный выбор определенных черт лица, по его мнению, определяет некоторые черты собственного характера, особенности личности и даже предрасположенность к психическим заболеваниям.

Опросник Кеттела

16-факторный личностный опросник Кеттела — один из наиболее распространенных анкетных методов оценки индивидуально-психологических особенностей личности как за рубежом, так и у нас в стране. Этот тест позволяет взглянуть на личность с разных сторон. Опросник довольно большой, чтобы пройти этот тест целиком, придется выделить на это специальное время.

Краткий ориентировочный, отборочный тест (КОТ) предназначен для диагностики общего уровня интеллектуальных способностей. Этот тест часто используют при приеме на работу на руководящие должности, в спецслужбы, в армию и в других областях. КОТ позволяет диагностировать способность человека овладевать новыми знаниями, видами деятельности.

Проективный рисуночный тест

Вообще проективных методик существует множество. Вам нужно включить воображение и дорисовать предложенную фигуру. Предлагаем простой и быстрый тест.

  • Тест Люшера
  • Тест Сонди
  • Опросник Кеттела
  • Краткий ориентировочный тест (КОТ)
  • Проективный рисуночный тест

Поможет определить ваше душевное состояние на данный момент. Согласитесь, что мы не всегда понимаем сами, что творится в нашей душе, почему испортилось настроение и что на самом деле мы хотим.

Предлагаем узнать о своем внутреннем психологическом состоянии прямо сейчас!

Внимательно рассмотрите все представленные на картинке символы. В каждой группе символов (Движение, Спокойствие, Уверенность и Неуверенность) выберите тот, который вам нравится . В итоге вы должны выбрать 4 символа из каждого квадрата. Подсчитайте количество баллов, которое у вас получилось и читайте результат.

Результат теста

От 8 до 13 баллов. На данный момент ваше внутреннее состояние, ваши решения и действия в большей мере зависят от окружающих людей. Вы легко можете пасть духом и вам сложно заставить себя заниматься тем, что вам не нравиться. Вы пребываете в стадии какой-то зависимости от обстоятельств и вас это очень удручает.

От 14 до 20 баллов. Вы ищете свой путь, хотя на самом деле по большей части плывете по течению. Руководствуетесь здравым смыслом, способны смотреть на себя и окружающий мир без иллюзий. На данный момент вами сложно управлять, так как вы четко придерживаетесь своих позиций.

От 21 до 27 баллов. Вы считаете, что во всем правы и живите правильно, в отличии от многих окружающих людей. Гордитесь своими достижениями. На данный момент есть в вашей жизни несколько людей, перед которыми вы пасуете. Но несмотря на это все же стараетесь найти компромисс между своими взглядами и сложившимися ситуациями. Вы следуете своим инстинктами и интуиции, и это вам помогает.

С 28 до 34 баллов. Вы проявляете большое упорство и даже упрямство. Даже если вы понимаете, что не правы, вам все равно очень сложно отказаться от своей позиции. Чем больше на вас давят, тем активнее вы сопротивляетесь.

С 35 до 40 баллов. Вас сложно переубедить в чем-то. Вы жесткий человек, который несмотря ни на что идет к поставленной цели. Порой вы способны не задумываясь сжечь мосты, так как не боитесь терять, о чем потом, чаще всего, сожалеете. Вам не хватает гибкости и сообразительности.

Совпала ли расшифровка теста с вашими личными ощущениями? Ждем ваших комментариев и не забывайте нажимать на кнопки и

Тест направлен на выявление психологических отклонений. Он состоит из нескольких этапов. На каждом из них вам продемонстрируют портреты, из которых нужно будет выбрать наименее и наиболее приятные на ваш взгляд.

Этот способ тестирования разработан психиатром Леопольдом Сонди в 1947 году. Врач заметил, что в клинике пациенты ближе общались с теми, у кого были такие же заболевания. Разумеется, интернет-тест не поставит вам диагноз — он просто поможет обнаружить некоторые склонности. Причём в зависимости от состояния результаты будут разными, так что проходить тест Сонди можно в любой непонятной ситуации.

2. Шкала депрессии Бека

Как понятно из названия, этот тест оценивает, насколько вы подвержены депрессии. Он учитывает распространённые симптомы и жалобы пациентов с этим заболеванием. Вам предстоит при ответе на каждый вопрос выбрать из нескольких утверждений наиболее близкое.

Тест стоит пройти даже тем, кто абсолютно уверен, что здоров. Некоторые утверждения из опросника покажутся вам странными, но многие из них справедливы для человека с заболеванием. Так что если вы считаете, будто депрессия — это когда кто-то приуныл от безделья, пора переосмыслить своё отношение.

3. Шкала Занга (Цунга) для самооценки депрессии

4. Шкала Бека для оценки тревожности

Тест позволяет оценить степень выраженности различных фобий, панических атак и других тревожных расстройств. Результаты не очень красноречивые. Они лишь скажут, есть у вас причины беспокоиться или нет.

Вам предстоит прочесть 21 утверждение и решить, насколько они справедливы для вас.

5. Цветовой тест Люшера

Этот тест помогает оценить психологическое состояние через субъективное восприятие цвета. Всё очень просто: из нескольких цветных прямоугольников вы выбираете сначала те, которые вам нравятся больше, а потом — которые меньше.

Специалист на основе результатов теста Люшера сможет дать рекомендации, как избежать , ну а вы просто заглянете глубже внутрь себя.

6. Проективный тест «Куб в пустыне»

Этот тест выглядит менее серьёзным, чем предыдущие, и это действительно так. Он состоит из упражнений на фантазию. Вопросов немного, а результат прост и понятен.

Вам предложат представить серию образов, а потом дадут трактовку того, что вы навыдумывали. Этот тест, скорее всего, не откроет Америку, а просто ещё раз познакомит вас с собой настоящим.

7. Диагностика темперамента по Айзенку

Вам предстоит ответить на 70 вопросов, чтобы выяснить, кто вы: холерик, сангвиник, флегматик или меланхолик. Заодно тест определяет уровень экстраверсии, так что вы сможете узнать, являетесь ли вы или просто временно устали от людей.

8. Расширенный тест Леонгарда — Шмишека

Тест помогает раскрыть свойства личности. Итоговая оценка выставляется по нескольким шкалам, каждая из которых раскрывает тот или иной аспект. Отдельно проверяется, искренне вы отвечали на вопросы или пытались быть лучше, чем есть на самом деле.

9. Методика экспресс-диагностики невроза Хека — Хесс

Эта шкала поможет определить степень вероятности невроза. Если она высока, то, возможно, стоит обратиться к специалисту.

10. Тест эмоционального интеллекта Холла

Эмоциональный интеллект — это способность человека распознавать настроение и чувства окружающих. Для его оценки психолог Николас Холл придумал тест из 30 вопросов.

Как выявить психическое расстройство на ранней стадии?

Являются ли какие-то тревожные симптомы признаком отклонения?

Апатия, дезориентация, перевозбуждение, беспричинное беспокойство, подавленность, галлюцинации сами по себе не всегда являются причиной серьезной патологии.

Вы можете бесплатно пройти приведенный ниже онлайн тест на психологическое состояние. Он поможет определить присущи ли вам признаки различных расстройств психики.

Пройти его не сложно. Онлайн тест позволяет выявить признаки таких расстройств, как пограничное состояние, паранойю, зависимость, нарциссизм, обсессию, шизоидное и антисоциальное расстройство личности, а так же синдром тревожности.

Отвечаем на вопросы «Да» или «Нет»

Отвечать на вопросы нужно утвердительно или отрицательно. Ответ «Да» значит, что вы испытываете подобные состояния или идеи достаточно долго, и они повторяются.

Толчком к развитию психических расстройств является неумение справляться со стрессом в различных жизненных ситуациях. Потому тест скорее указывает направление, в котором следует предпринимать меры, чтобы избежать неприятной симптоматики.

Смотреть нужно не только на результаты. Обратить внимание стоит и на ситуацию, в которой вы пребываете.

Тест: 17 вопросов, которые раскроют правду

Перед тем, как пройти тест, возьмите карандаш и лист бумаги. В процессе прохождения пишите номер вопроса и ответ.

1. Вы чувствуете, что за вами наблюдают, следят другие люди?

2. У вас существуют определенные ритуалы, которые вы прибегаете, чтобы о утихомирить снедающее вас беспокойство?

3. Окружающие часто говорят вам, будто вы:

  • Беспокойный.
  • Одержимый.
  • Параноик.
  • Слишком часто находитесь в своем мире.
  • Двуличный.

4. Вы подвержены перепадам энергии и жизненного тонуса?

5. Окружающие часто раздражаются от того, что вы погружаетесь (уходите) в свой мир?

6. Вы повторяете различные занятия строго определенное число раз (например, делаете ровно 4 глотка из питьевого фонтана, считаете до 4, скажем, прежде, чем начать что-то делать).

7. Ваши ладони часто потеют, а вы ощущаете трепетание под ложечкой?

8. Если кто-то пропадает из вашей жизни, думаете, что он сделал это нарочно, чтобы позлить вас?

9. Одна из ваших особенностей:

  • Стараетесь все делать идеально.
  • Слишком часто бываете рассеянным.
  • Беспокоитесь о том, что говорят о вас окружающие.
  • Приходите в неописуемое волнение из-за мелочей.
  • Пребываете в угнетенном состоянии.
  • У меня нет никаких особенностей.

10. Вы испытываете к окружающим противоречивые чувства, сегодня любите, завтра — ненавидите?

11. Вы причиняете себе вред, чтобы почувствовать себя лучше, спокойнее?

12. У вас мало друзей?

13. Вы боитесь обязательств?

14. Иногда вы чувствуете себя гиперактивно и доводите себя до сумасшествия?

15. Вы тихий и сдержанный?

16. Вы пропускаете различные мероприятия по той причине, что не можете ни с кем пообщаться, вам кажется, вас подслушивают?

17. У вас есть потребность дотрагиваться до вещей? Если не можете ее удовлетворить, вы становитесь крайне беспокойным?

Результаты: мания или дефицит внимания?

Если вы ответили утвердительно меньше, чем на два вопроса теста, состояние вашей психики абсолютно нормально. В зависимости от того, на какие вопросы вы ответили утвердительно, это может говорить о следующих отклонениях.

1. О дефиците внимания говорит стремление пребывать в своем мире, приступы рассеянности, неспособность сосредоточиться, нежелание брать на себя ответственность.

2. Если человек чувствует себя то хорошо, то плохо, испытывает к людям то чувство безграничной симпатии, то необъяснимой неприязни, злится по непонятным причинам и беспокоится о том, что думают окружающие, вредит себе (например, ранит себя, царапает), это признаки маниакально-депрессивного психоза .

3. Если человек избегает людных мест, ему кажется, что за ним следят или подслушивают, это признаки паранойи .

4. Ритуалы, привязанность к числам, необходимость дотрагиваться до вещей и часто переставлять их, меняя порядок, свидетельствуют об обсессивно-компульсивном синдроме (невроз) .

И все же, только пройти тест недостаточно! Смотреть на результаты обязательно нужно в совокупности. Если вы всерьез обеспокоены своим состоянием, которое кажется вам непривычным, имеет смысл обратиться к специалисту.

Он сможет точно поставить диагноз и назначить соответствующее лечение. В поликлинике или государственной больнице это можно сделать бесплатно.

Если имеет место быть клиническое расстройство, само собой оно не пройдет. В борьбе с подобными недугами необходима профессиональная поддержка и помощь.
Автор: Мария Ариэль

Подробные тесты по психологии. Под небом голубым

Тест «Оценка самоконтроля в общении», покажет не только и не столько ваше умение сдерживать сильные эмоции во время разговора (хотя отчасти и это тоже). Опросник измеряет то, на чьи чувства и эмоции вы ориентируетесь в ходе коммуникации в первую очередь – на свои или же ваших собеседников

«Большая пятерка» (Big five) – модель личности, разработанная таким образом, чтобы из набора входящих в нее черт можно было составить структурированный и довольно полный портрет личности. Измерить показатели «Большой пятерки» предлагает тест с соответствующим названием – пятифакторный опросник личности

Легитимизированная агрессия – агрессия, одобряемая или условно одобряемая социумом. Однако некоторые люди прибегают к ней слишком часто, что может говорить о серьезных внутренних проблемах. Измерить ее уровень позволяет тест легитимизированной агрессии (опросник ЛА-44).

Психологические тесты – один из самых интересных и популярных разделов данной науки. Тесты по психологии привлекают даже тех, кто в саму психологию совершенно не верит и за науку ее не считает. Именно поэтому некоторые любят проходить бесплатные психологические тесты онлайн – просто для того, чтобы посмотреть, работают ли подобные опросники и насколько точной окажется характеристика. Конечно, это только частный случай и на самом деле сфера их применения весьма широка.

В первую очередь самые различные психологические тесты – большие и короткие, представляющие собой набор картинок или анкету, подразумевающие выбор ответа из представленных вариантов или предоставляющие широкий простор для творчества – используют психиатры, психологи, психотерапевты и т.д. Различные задания и опросники помогут врачу поставить диагноз, а пациенту – разобраться в своих проблемах, определить особенности характера и многое другое.

Кроме того, прохождение психологических тестов – один из обязательных этапов поступления в некоторые учебные заведения или получения работы в определенных учреждениях (в первую очередь речь идет о медицинских сферах, силовых структурах и т.д.). Работодатели в принципе любят тестировать кандидатов, чтобы найти наиболее подходящего – того, кто лучше всего вольется в коллектив и справится с предлагаемыми обязанностями.

Онлайн-тесты по психологии или «бумажные» сборники тестов хороши и для самодиагностики (при условии, что вы сначала проходите тест, а потом смотрите расшифровку). Подобные опросники расскажут больше о вашей личности в целом, о характере, о ваших сильных и слабых сторонах, дадут портрет со стороны, то есть помогут понять, как вас, возможно, воспринимают со стороны.

О чем могут рассказать тесты по психологии? О самых разных вещах – практически обо всем. Некоторые тесты дают комплексную, всестороннюю характеристику личности (их часто называют многофакторными). Некоторые ориентированы только на 2-3 фактора, самые узкоспециализированные сфокусированы только на одном параметре. Различные психологические тесты могут рассказать о характере, коммуникабельности, особенностях мышления и восприятия, эмоциональности, склонности к определенным типам поведения или патологиям.

При этом некоторые тесты подразумевают непосредственное общение специалиста и его клиента/пациента . Речь идет о тех методиках, где нет как таковых вариантов ответа, например, где испытуемому надо что-то нарисовать или рассказать о своих ассоциациях. Все ответы здесь, как правило, очень индивидуальны, и их расшифровкой должен заниматься профессионал. Другие же виды тестов – в первую очередь психологические опросники – вполне можно проходить самостоятельно . Особенно удобны онлайн-тесты по психологии, где надо выбрать ответ из предложенных вариантов, а результаты подсчитываются специальными алгоритмами.

Именно такие и представлены на нашем сайте. Мы отобрали наиболее интересные тесты по психологии – как многофакторные, так и более специализированные. Все их можно пройти совершенно бесплатно и без регистрации. Результаты вы получите сразу же после завершения тестирования (обращаем ваше внимание, что алгоритм не подсчитает результаты по не пройденным до конца опросникам или там, где даны ответы не на все вопросы). К каждому тесту мы постарались привести максимально подробную и понятную расшифровку. Однако если у вас остались вопросы, не стесняйтесь обращаться к нам за пояснениями.

Свыше 600 психологических тестов онлайн различных направлений. Онлайн тесты на профориентацию и личностные, каждый найдет для себя нужный и интересный.

Тест пройден: 4 149 раз

Организаторские способности — это практическое умение человека организовать какой-либо процесс или взаимодействие людей, выполняющие его.

Уровень развития таких способностей устанавливается путем анализа его ответов на специальные тесты-опросники. Посредством таких методик устанавливается степень специальных мотивов, иначе говоря — социальные потребности, в которых нуждается хороший организатор. Такими побуждениями к действиям служит потребность достижения цели, установка на высокую социальную активность, объективность в оценке людей, оптимизм, независимость, умение находить выход из трудных ситуаций, отсутствие тревожности.

Тест пройден: 2 892 раз

Методика составлена Н.Н. Обозовым и предназначена для обобщенной характеристики волевых качеств проявляемых личностью.

В опросе используются 18 разных эмпирических характеристик, которые в совокупности определяют проявление темперамента человека. Все они позволяют определить степень волевых качеств человека, в том числе и без его участия.

Тест пройден: 1 915 раз

Предлагаемая методика диагностирует уровень коммуникабельности и качество сформированности свойства. Данный опрос является разновидностью теста о достижения и имеет построение схожее со структурой задачи, которая всегда имеет правильный ответ.

Методика предлагает испытуемому некоторые эталонные варианты поведения. Каждый их них соответствует определенному партнерскому стилю. Степень приближения в наивысшему результату можно определить по числу верных ответов. Тест предлагает 10 коммуникативных вариаций для размышления, к каждой из них предлагается по 5 возможных вариантов ответного поведения. Необходимо выбрать один и не более.

Результаты опроса предлагают несколько вариантов ответа, опрашиваемого можно отнести к уверенному, зависимому или агрессивному типу личности.

Тест пройден: 2 468 раз

Предпринимателем может стать далеко не каждый желающий. Есть много грамотных, квалифицированных людей, сильных духом и хорошо образованных. Они трудолюбивы, но чтобы стать бизнесменом этого мало.

Предприниматель — это тоже профессия и для ее овладения необходим определенны набор качеств, а именно: готовность рисковать, склонность к достижению цели, коммуникативные и организаторские навыки, личная ответственность за процесс и людей. Данная методика поможет ответить на вопрос — есть ли у вас способность к ведению бизнеса.

Исследования показывают, что около 40% квалифицированных специалистов не планируют заниматься бизнесом, они не могут и не планируют становиться предпринимателями. У человека-бизнесмена иной менталитет. Он окунается в свое дело без остатка. Человек, который занимается бизнесом, инициативен, активен, у него достаточно высокая самооценка и самоотдача в процессе работы.

Тест пройден: 5 459 раз

Данная шкала разработана А. Т. Беком в сотрудничестве коллегами в 1961 году. Основой для выявления ограниченного списка релевантных и значимых симптомов депрессивного расстройства послужили клинические наблюдения и часто предъявляемые пациентами жалобы. Опросник был разработан путем соотнесения выявленного набора параметров с существующими клиническими описаниями депрессии. Тест включает в себя 21 категорию симптомов и жалоб.

В первоначальном варианте тест выполнялся при участии специалиста. Клинический психолог зачитывает вслух каждый пункт категории и просит пациента выбрать утверждение. По окончанию методики пациенту на руки выдавалась копия опросника. В дополнение к результатам, исследователь учитывал показатели интеллектуального развития, анамнестические данные и другие интересующие параметры.

Сегодня методика значительно упрощена: опросник выдаётся на руки пациенту для самостоятельного заполнения.

Тест пройден: 6 865 раз

Методика диагностики уровня самооценки личности применяется для оценки своих возможностей. Как бы не звучало парадоксально, но человек именно такой, каким он сам себе представляет и ощущает. Существующая самооценка служит основой для каждодневного выбора того, как себя вести в той или иной ситуации или социуме. Самооценка составляет относительную стабильность человека, выстраивая вектор развития.

Верная самооценка — это основа достоинства личности и как следствие — нравственного её удовлетворения. Адекватное или неадекватное к себе отношение либо гармонизирует духовную составляющую, обеспечивая разумную уверенность в себе и своих силах, либо к постоянному внутреннему спору и конфликтам с людьми. Самооценка с точки зрения психологии — это понимание важности личной деятельности в обществе и оценка себя, личных качеств и чувств, выражаемых открыто или закрыто.

Тест пройден: 6 647 раз

Шкала Торонтская или методика алекситимии (TAS), как её еще называют, раскрывает умение чувствовать, проявлять эмоции и доносить свои мысли до собеседника. Опрос позволяет осознать свое внутреннее состояние, силу и глубину чувств человека и разобрать их причины.

Принимая свои эмоции, мы лучше разбираемся в мыслях и поступках других людей, что повышает личный вес в обществе. Шкала алекситимии направлена на глубокое изучение алекситимии как свойства человека. Тест был адаптирован к применению в институте им. В.М.Бехтерева. Методика включает 26 вопросов, утверждений, на которые можно дать один единственный ответ, выбрав его из 5 вариантов ответа .

Тест пройден: 2 753 раз

Толерантность в общении или свойство понимать других можно выразить в следующей фразе: позволь себе быть самим собой, а другим — другими, отпусти ожидания. Отсутствие толерантности в межличностных отношениях довольно часто приводит к конфликтам. Профилактики и разрешения таких ситуаций является хороший уровень толерантности.

Тест коммуникативной толерантности, разработанный ученым В.В. Бойко, раскрывает понимание аспектов отношений, где вы более всего подвержены конфликтным ситуациям. Зная причину конфликта, всегда легче не допускать его вовсе или в кратчайшие сроки найти способы их разрешения.

Опросник Бойко помогает увидеть свои слабые места и осознать какие поведенческие установки и реакции в общении стоит скорректировать, чтобы сделать процесс коммуникации наиболее приятным и эффективным.

Тест пройден: 4 305 раз

Тревожность – это склонность переживать неконтролируемое беспокойство в самых различных ситуациях.
Когда обстоятельство таит в себе реальную опасность, состояние тревоги действительно полезно: оно помогает быть более внимательным осторожным, избежать неприятных или тяжелых последствий. Если тревожность возникает беспричинно, безосновательно, то это несомненно мешает человеку жить и работать счастливо и эффективно, делает его раздражительным, нервным, вспыльчивым и доставляет психологический дискомфорт ему самому и окружающим его людям.

Имеете ли вы склонность к повышенной тревожности, поможет выяснить следующая методика.
На все предложенные высказывания необходимо ответить «да» или «нет».

Тест пройден: 5 556 раз

С большой уверенностью можно предположить, что вы не раз задавались вопросом, идеальная ли вы пара, счастливое ли вас ждет будущее. Гармоничные отношения можно создать, для этого нужны любовь, чувство привязанности, так же важно разделять интересы друг друга, взгляды на жизнь, семейные и социальные ценности. Даже если они и не будут совпадать полностью, важно, чтобы в паре партнеры дополняли друг друга, не вступая в диссонанс.

Хотите знать, насколько ваш союз идеален? Тогда стоит приступить к выполнению следующей методики.

Как выявить психическое расстройство на ранней стадии?

Являются ли какие-то тревожные симптомы признаком отклонения?

Апатия, дезориентация, перевозбуждение, беспричинное беспокойство, подавленность, галлюцинации сами по себе не всегда являются причиной серьезной патологии.

Вы можете бесплатно пройти приведенный ниже онлайн тест на психологическое состояние. Он поможет определить присущи ли вам признаки различных расстройств психики.

Пройти его не сложно. Онлайн тест позволяет выявить признаки таких расстройств, как пограничное состояние, паранойю, зависимость, нарциссизм, обсессию, шизоидное и антисоциальное расстройство личности, а так же синдром тревожности.

Отвечаем на вопросы «Да» или «Нет»

Отвечать на вопросы нужно утвердительно или отрицательно. Ответ «Да» значит, что вы испытываете подобные состояния или идеи достаточно долго, и они повторяются.

Толчком к развитию психических расстройств является неумение справляться со стрессом в различных жизненных ситуациях. Потому тест скорее указывает направление, в котором следует предпринимать меры, чтобы избежать неприятной симптоматики.

Смотреть нужно не только на результаты. Обратить внимание стоит и на ситуацию, в которой вы пребываете.

Тест: 17 вопросов, которые раскроют правду

Перед тем, как пройти тест, возьмите карандаш и лист бумаги. В процессе прохождения пишите номер вопроса и ответ.

1. Вы чувствуете, что за вами наблюдают, следят другие люди?

2. У вас существуют определенные ритуалы, которые вы прибегаете, чтобы о утихомирить снедающее вас беспокойство?

3. Окружающие часто говорят вам, будто вы:

  • Беспокойный.
  • Одержимый.
  • Параноик.
  • Слишком часто находитесь в своем мире.
  • Двуличный.

4. Вы подвержены перепадам энергии и жизненного тонуса?

5. Окружающие часто раздражаются от того, что вы погружаетесь (уходите) в свой мир?

6. Вы повторяете различные занятия строго определенное число раз (например, делаете ровно 4 глотка из питьевого фонтана, считаете до 4, скажем, прежде, чем начать что-то делать).

7. Ваши ладони часто потеют, а вы ощущаете трепетание под ложечкой?

8. Если кто-то пропадает из вашей жизни, думаете, что он сделал это нарочно, чтобы позлить вас?

9. Одна из ваших особенностей:

  • Стараетесь все делать идеально.
  • Слишком часто бываете рассеянным.
  • Беспокоитесь о том, что говорят о вас окружающие.
  • Приходите в неописуемое волнение из-за мелочей.
  • Пребываете в угнетенном состоянии.
  • У меня нет никаких особенностей.

10. Вы испытываете к окружающим противоречивые чувства, сегодня любите, завтра — ненавидите?

11. Вы причиняете себе вред, чтобы почувствовать себя лучше, спокойнее?

12. У вас мало друзей?

13. Вы боитесь обязательств?

14. Иногда вы чувствуете себя гиперактивно и доводите себя до сумасшествия?

15. Вы тихий и сдержанный?

16. Вы пропускаете различные мероприятия по той причине, что не можете ни с кем пообщаться, вам кажется, вас подслушивают?

17. У вас есть потребность дотрагиваться до вещей? Если не можете ее удовлетворить, вы становитесь крайне беспокойным?

Результаты: мания или дефицит внимания?

Если вы ответили утвердительно меньше, чем на два вопроса теста, состояние вашей психики абсолютно нормально. В зависимости от того, на какие вопросы вы ответили утвердительно, это может говорить о следующих отклонениях.

1. О дефиците внимания говорит стремление пребывать в своем мире, приступы рассеянности, неспособность сосредоточиться, нежелание брать на себя ответственность.

2. Если человек чувствует себя то хорошо, то плохо, испытывает к людям то чувство безграничной симпатии, то необъяснимой неприязни, злится по непонятным причинам и беспокоится о том, что думают окружающие, вредит себе (например, ранит себя, царапает), это признаки маниакально-депрессивного психоза .

3. Если человек избегает людных мест, ему кажется, что за ним следят или подслушивают, это признаки паранойи .

4. Ритуалы, привязанность к числам, необходимость дотрагиваться до вещей и часто переставлять их, меняя порядок, свидетельствуют об обсессивно-компульсивном синдроме (невроз) .

И все же, только пройти тест недостаточно! Смотреть на результаты обязательно нужно в совокупности. Если вы всерьез обеспокоены своим состоянием, которое кажется вам непривычным, имеет смысл обратиться к специалисту.

Он сможет точно поставить диагноз и назначить соответствующее лечение. В поликлинике или государственной больнице это можно сделать бесплатно.

Если имеет место быть клиническое расстройство, само собой оно не пройдет. В борьбе с подобными недугами необходима профессиональная поддержка и помощь.
Автор: Мария Ариэль

Не мое произведение, но может кому-нибудь поможет.

Психологические тесты, техника прохождения

Впервые использовать психологическое тестирование при приеме на работу начали в США в пятидесятых годах. В России пик моды на психологические методики при отборе кандидатов пришелся на 2000-2008 годы. Трудно поспорить, психологические тесты действительно являются надежным источником информации, но только в руках профессионала. К примеру, в Германии сотрудник, проводящий тест, должен быть дипломированным психологом и обязан разъяснить кандидату, что именно он определяет. В России менеджер по подбору персонала может быть экономистом или филологом и при этом смело обрабатывать результаты тестирования и ставить «диагнозы» кандидатам.

Итак, приступим!

Психологические тесты, применяемые при отборе кандидатов, подбираются в зависимости от требований к будущему сотруднику как профессионалу, члену коллектива или руководителю. Чаще всего для тестирования подбираются несколько тестов (батарея), охватывающих наиболее важные для данной профессии интеллектуальные, личностные, мотивационные и волевые качества. Самые популярные методики можно разделить на несколько групп.

Психофизиологические

Предложили на собеседовании за определенное время вычеркнуть цифры и буквы в рядах случайных цифр и букв? Знайте, вы проходите корректурную пробу Бурдона или таблицу Шульца. Основные «подопытные» теста: бухгалтеры, кассиры, секретари-референты, продавцы и специалисты, которым в работе необходима скорость реакции, умение сосредоточиться и стрессоустойчивость. По окончании теста заполненный лист проверяют на наличие ошибок. Если их много и, более того, к концу тестирования их число возрастает, значит, внимание кандидата истощается, и он не способен долгое время концентрироваться на одной деятельности. Таких бухгалтеров или кассиров предпочитают отсеивать сразу: они обязательно допустят ошибки в течение рабочего дня.

Как пройти: Найти с помощью интернет-поисковика тест и потренироваться дома: один, два, три… десять раз. Даже если вас не возьмут на работу, улучшить память и внимание никогда не будет лишним.

Личностные

Личностные тесты вызывают самую серьезную неприязнь у кандидатов, многие воспринимают их как вторжение в личное пространство. Между тем такие опросники достаточно широко используются при подборе персонала, так как позволяют заглянуть вглубь человека: узнать его основные потребности и интересы, мотивы поведения, цели и ценности, понять, каким образом он принимает решения.

Один из популярных личностных тестов , способный выявить основные качества кандидата и его потенциал, — опросник Майерс-Бриггс. Оригинал-тест содержит как минимум 94 вопроса и определяет предпочтения людей путем выбора из ситуации вариантов ответов: да или нет. Например, «На ваш взгляд, самый большой недостаток — быть бесчувственным или неблагоразумным?». Ответы не оцениваются как правильные или неправильные, весь тест изначально построен по принципу «один любит груши, а другой — овсянку»…

«Меня раздражают люди, которые не могут принимать решения», «Я бы мог жить вдали от людей» и еще 103 подобных утверждения предлагает принять или опровергнуть не менее популярный опросник Кеттелла. Согласно теории английского психолога и основателя теста, в основе любой личности лежат 16 главных черт: практичность-мечтательность, замкнутость-общительность, самоуверенность-чувство вины, динамику развития которых и поможет определить тест.

Один из самых коротких личностных тестов, но не уступающий в эффективности — тест Айзенка, позволяющий выявить тип темперамента и уровень эмоциональной устойчивости кандидатов. Вопросы: «Предпочитаете ли вы книги встречи с людьми?» или «Бывают ли у вас приступы дрожи?» также не предполагают многообразие вариантов ответов.

Как пройти: Личностные тесты считаются самыми «хитрыми», так как не содержат правильных или неправильных ответов. Один из верных способов пройти тест — узнать, какого кандидата ждут в компании и на время стать им. При этом быть внимательным, обходя незаметные вопросы-ловушки, самая распространенная из которых: один и тот же вопрос, в чуть-чуть различающейся формулировке. Необходимо следить, чтобы в обоих случаях ответ был одинаковым, иначе могут обвинить в неискренности.

Другой вид «ловушек» — вопросы: «Всегда ли вы платите за проезд в общественном транспорте?» или «Вы когда-нибудь бывали раздражены?» Не стоит на них отвечать так, как ответил бы идеальный человек, нормальные люди не всегда все делают правильно. Ничего ужасного в том, чтобы иногда выпускать пар, нет. А вот если критическая масса обмана в ответах превысит определенную величину, вас обвинят в «социальной желательности».

Проективные

Попросили нарисовать несуществующее животное, выбрать предпочтительные цвета или геометрическую фигуру — значит, вас рассматривают через проективные тесты.
Самым простейшим в проведении и снятии результата считается психогеометрический тест. Кандидаты показывают пять геометрических фигур: круг, квадрат, прямоугольник, зизгаг и треугольник и предлагают выбрать одну из них, в отношении которой он может сказать: «Вот фигура, символизирующая меня!». В зависимости от выбранной фигуры испытуемого определят в трудоголики, творческие личности или карьеристы.

Претендентам на должности, где приходится много общаться с другими людьми, — менеджерам по продажам или водителям-экспедиторам — часто предлагают пройти тест Розенцвейга. В нем используются 24 карточки-картинки, на которых изображены люди в различных конфликтных ситуациях и тут же приводится реплика одного из действующих лиц, а испытуемый должен придумать, какой могла бы быть реплика второго участника. С помощью теста можно выявить, как человек реагирует на неудачу и как проявляет себя в конфликтах.

Выбрать предпочтительный цвет из карточек разных цветов предложат при проведении цветового теста Люшера. Проходят тест два раза через небольшой промежуток времени. По мнению основателя теста, выбор цвета может показать направленность испытуемого на определенную деятельность и наиболее устойчивые черты личности.

Реже всего из всех проективных методик используют рисуночные тесты, так как обработка результатов — длительный, трудоемкий процесс, требующий от специалиста подготовки и опыта. Основная суть теста: кандидата просят нарисовать несуществующее животное или композицию «дом, дерево, человек», далее эйчар анализирует качественные и количественные характеристики рисунка.

Как пройти: Чтобы пройти тест Люшера, необходимо просто запомнить правильную последовательность выбора цветов: красный, желтый, зеленый, фиолетовый, синий, коричневый, серый, черный. И помнить, если дважды повторить идеальный порядок, это насторожит тестирующего, поэтому при повторном выборе необходимо слегка изменить последовательность цветов.

В тесте Розенцвейга, как и в личностных тестах, можно использовать принцип вживания в образ и строить фразу не по первому импульсу, а как ответил бы идеальный кандидат.

С рисуночными тестами необходимо запомнить несколько правил интерпретации рисунков. Так, животное с зубами или выступающими острыми углами будет знаком о вашем конфликтном или агрессивном нраве. Энергичный, уверенный в себе человек рисует четкими, плавными линиями или штрихами с небольшим нажимом.

Интеллектуальные

Мало кто из нас не пытался узнать свой уровень IQ в домашних условиях, решая упражнения на арифметику, запоминание цифр, завершение картинок и т. д. Эйчары предлагают решать те же известные и широко применяемые тесты на определение уровня интеллекта Д. Векслера и батареи тестов Станфорд-Бине.
Зачастую средний проходной балл в компанию устанавливают на отметке в 120 условных единиц. При этом интеллект среднего человека (IQ) составляет 100 единиц (половина решенных задач), а интеллект человека, полностью ответившего на все задания, соответствует 200 единицам.

Кроме тестов на IQ эйчары могут предложить и тесты на логику, в них проверяется способность отделять правильные логические следствия от неправильных. В заданиях часто встречаются незнакомые слова, такие как «куздра», «запырка», «дубаратор», это сделано специально, чтобы отделить способность к логическому мышлению от других знаний об окружающем мире. Поначалу задания могут ввести кандидата в замешательство: «Джон всегда либо урдит, либо мурлит» или «Некоторые лапухондрии не стабильны», но позже нормальная логика берет свое.

Как пройти: В тестах на интеллект основная задача для соискателя — набрать максимальное количество баллов за определенный период времени. Самые распространенные ошибки в подобных тестах связаны с невнимательностью и пропуском заданий, ответ на которые не удается найти. Основные правила: прежде, чем приступать к решению, тщательно ознакомиться с вопросами и стараться отвечать на все задания: даже если вы не знаете правильного ответа, всегда есть шанс его угадать. И последнее: тренировка, многие из таких тестов построены по одному принципу, и раз разобравшись с задачей, второй раз вы потратите на нее значительно меньше времени.

Тесты на логику имеют один правильный ответ, и если есть сомнения в отношении собственной логики, варианты ответов можно просто запомнить.

Профессиональные

Чаще всего профессиональные тесты на соответствие требованиям к вакансии и проверке хорошей теоретической базы предлагают пройти финансистам, бухгалтерам, юристам и программистам, это позволяет ранжировать специалистов и произвести их первоначальный отсев.

При этом многие организации разрабатывают собственные тесты, что позволяет повысить их надежность и учесть специфику организации и данных должностей. К примеру, юристу или бухгалтеру могут предложить найти решение из сложной ситуации, которые уже случались в компании.

Как пройти: К сожалению, «обмануть» профессиональные тесты практически невозможно, особенно если работодатель составляет их самостоятельно. Да и нужно ли обманывать, если речь идет о вашем профессионализме, подтверждать который впоследствии надо будет каждый день.

Вольно или невольно мы анализируем свои и чужие поступки и реакции, стремимся понять переживания близких, предупредить конфликты, направить ребенка в нужное русло и т. д. Эта бытовая психология, которой в разной степени владеет каждый человек.

Благодаря таланту убеждения успешные политики выходят на лидирующие позиции, руководители крупных предприятий добиваются лояльности подчиненных, а деловые люди легко привлекают инвестиции и находят надежных партнеров. Искусство убеждения ― настоящий талант, требующий развития.

Способность безотказно влиять на окружающих ― тайное желание большинства людей. Всем хотелось бы не встречать сопротивления и препятствий, когда цель намечена. Все очень просто ― научитесь делать предложения, от которых трудно отказаться, или изучайте психологию.

Качество нашей жизни не в последнюю очередь зависит от того, умеем ли мы объективно оценивать реальные затраты времени и потребность в этом ресурсе. Растянуть сутки на 25 часов не удастся, но можно развить способность управлять собственным временем.

Правильно выражать нужно не только возмущение, обиды и претензии, не менее важно научиться говорить о радости, хвалить людей, искренне благодарить. Ты имеешь право на любые чувства, и никто лучше тебя не знает, что именно ты испытываешь.

Умение разбираться в себе и других людях, находить нужные слова в каждой ситуации, улавливать настроения и адекватно реагировать на них — все эти полезные знания присущи психологам по жизни. Понимание мотиваций и реакций — обязательное условие бесконфликтного общения.

Не нужно быть психологом, чтобы понимать, что нельзя безоглядно доверять словам. Желание казаться лучше или хуже присуще большинству из нас, и чтобы читать между строк, нужно научиться понимать, какие эмоции и мотивации движут человеком.

В любимом вопросе зануд «Как не быть занудой?» сконцентрировано все занудство мира. Пока новые меланхолики и флегматики пополняют ряды зануд, можно попытаться обнаружить в себе преувеличенную любовь к деталям и склонность к страхам и комплексам, и замаскироваться получше.

Благоприятное общественное мнение точно не омрачает жизнь, но стоит ли в погоне за одобрением всех и каждого терять индивидуальность? Не доводите свое желание нравиться до уровня невроза, и вы обреете гармонию с собой и социумом.

Психология изучает закономерности психической деятельности человека. Эта наука с полным правом занимает место в ряду естественных наук и ее законы столь же определенны, как и законы природы. Если в кипящую воду сунуть палец, обязательно возникнет ожог, независимо от того, кому палец принадлежит — миллионеру, нищему, мужчине или женщине, ребенку или старику. Так же действуют и закономерности психических реакций — любая информация отражается и помогает нам адаптироваться к реальности. Мы воспринимаем мир с помощью органов чувств, мысленно обрабатываем информацию, стараемся понять причины явлений, при этом используем память и личный опыт. «Готовый продукт» окрашиваем эмоциями и выдаем отражение, которое свидетельствует о нашем отношении к объекту.

Психология занимается изучением структуры личности. Если она недостаточно адаптирована к реальности, психолог помогает выправить и скорректировать восприятие и отражение. Изучая психологию, вы лучше поймете себя и сможете самостоятельно решать многие жизненные проблемы, научитесь общаться, улаживать конфликты и не создавать их.

Захарова ответила на призыв США к ЕС по «Северному потоку-2» :: Политика :: РБК

Призыв американского посольства к Евросоюзу и Германии объявить мораторий на строительство газопровода «Северный поток-2» — это политическая агрессия, написала в Facebook официальный представитель МИД России Мария Захарова.

«Российская труба, куда, когда и как бы она ни шла, какими бы договорами она ни была легитимизирована, вызывает у США десятилетиями одну реакцию — политической агрессии и незаконного противодействия», — отметила Захарова.

Она напомнила, что в марте 2014 года в газете The Washington Times вышла статья под названием «Администрация Рейгана предупреждала, что поставки российского газа через Украину ослабят Запад». В ней говорилось, что в 1981 году советники в администрации президента США Рональда Рейгана призывали к противодействию новому трубопроводу из России в Европу.

Еврокомиссия выступила против расширения санкций по «Северному потоку-2»

Ранее исполняющая обязанности посла США в ФРГ Робин Куинвилл призвала ЕС и Германию объявить мораторий на строительство газопровода «Северный поток-2».

Применение точки зрения социальной идентичности.

Hirardin, Bernache-Assollant, & DeOliveira AGGRESSION 461

Marques, J. M., Yzerbyt, V. Y., & Leyens, J.-Ph. (1988). Эффект паршивой овцы:

Критическая крайность по отношению к членам внутренней группы как функция идентификации внутри группы

. Европейский журнал социальной психологии, 18, 1-16.

Миллер Д. Т. и Росс М. (1975). Корыстные предубеждения в атрибуции причинности

.Факт или вымысел? Психологический бюллетень, 82, 213-225.

Минтах, Дж. К., Хаддлстон, С., и Дуди, С. Г. (1999). Обоснования агрессивного поведения

в контактных и полуконтактных видах спорта. Journal of Applied Social

Psychology, 29, 597-605.

Moret, O., Traclet, A., Clémence, A., & Ohl, F. (2019). «Агрессивный стиль»:

Генезис неоднозначного ресурса для швейцарских хоккеистов и футболистов.

Спорт в обществе, 22, 1-17.

Moscovici, S., & Zavalloni, M. (1969). Группа как поляризатор взглядов.

Журнал личности и социальной психологии, 12, 125-135.

Манро К., Эстабрукс П., Деннис П. и Каррон А. (1999). Феноменологический анализ

групповых норм в спортивных командах. Спорт

Психолог, 13, 171-182.

Оттен С. и Стапель Д. А. (2007). Кто этот Дональд? Как социальная категоризация

влияет на эффекты, вызывающие агрессию.Европейский журнал социальной психологии,

37, 1000-1015.

Раскле, О., Тракле, А., Сушон, Н., Кулон-Кабаньо, Г., и Петруччи, М.

(2010). Несогласие агрессора-жертвы в воспринимаемой легитимности агрессии в

футбол: сдерживающая роль ситуационного фона. Research Quarterly

for Exercise and Sport, 81, 340-348.

Рейнс, Э., Панталеон, Н., и Лонг, Т. (2007). Les comportements disruptifs en

футбол: мораль и ответственность.Les Cahiers Internationaux de

Psychologie Sociale, 75-76, 65-77.

Рикман, Р. М., Хаммер, М., Качор, Л. М., и Голд, Дж. А. (1990).

Построение шкалы гиперконкурентного отношения. Журнал личности

Оценка, 55, 630-639.

Сагар, Х.А., и Скофилд, Дж. У. (1980). Расовые и поведенческие признаки в черном и

восприятии белыми детьми неоднозначно агрессивных действий. Журнал

Личность и социальная психология, 39, 590–598.

Сейдж, Л., и Кавуссану, М. (2008). Ориентация на цели, мотивационный климат и

просоциальное и антисоциальное поведение в юношеском футболе: исследование их временной стабильности и взаимных отношений. Журнал спортивных наук, 26, 717-732.

Шеард, М. (2012). Психическая стойкость: образ мышления, лежащий в основе спортивных достижений

(2

nd

Ed.). Восточный Сассекс: Рутледж.

Шерилл, А. М., и Брэдел, Л.Т. (2017). Участие в контактных видах спорта предсказывает

инструментальной агрессии, а не враждебной агрессии, во время соревнований: квази-

экспериментальных данных. Journal of Aggression, Conflict and Peace Research,

9, 50-57.

Шилдс Д. Л., Бредемайер Б. Дж. (2001). Нравственное развитие и поведение в

спорте. В книге Р. Н. Сингера, Х. А. Хаузенбласа и К. М. Жанель (ред.) Справочник по спортивной психологии

(стр. 585-603).Нью-Йорк: Вили.

Шилдс, Д. Л., Бредемайер, Б., Гарднер, Д., и Бостром, А. (1995). Лидерство,

сплоченность и командные нормы в отношении обмана и агрессии. Социология

Sport Journal, 12, 324-336.

Понимание легитимации агрессии в футболе: применение точки зрения социальной идентичности.

Страница / Ссылка:

URL страницы: HTML-ссылка: Belfort, Франция.

Подпись: РИСУНОК 1.Оценки воспринимаемой легитимности как функция Агрессивный акт (напористый, инструментальный или враждебный) и игра Результат (победа против поражения), Исследование 1.

Подпись: РИСУНОК 2. Воспринимаемая оценка легитимности как функция исход игры (победа против поражения) и уровень идентификации команды (-1 / + 1 SD), Исследование 2.

Подпись: РИСУНОК 3. Восприятие оценок наказания как функции Результат игры (победа против поражения) и уровень идентификации команды (-1 / + 1SD), этюд 2

Подпись: РИСУНОК 4.Оценки атрибуции по принципу честной игры как функция Результат игры (победа против поражения) и уровень идентификации команды (-1 / + 1SD), этюд 2.

ТАБЛИЦА 1 Средства, SD для восприятия легитимности агрессивных
Поведение и восприятие наказания по типам агрессивных действий
& Результат игры

                    Напористая инструментальная враждебность
                    Поведение Поведение Поведение

Зависимые меры GW GL GW GL GW GL
Восприятие 5.24 5,33 3,15 1,77 1,98 2,18
Легитимность (1,52) (1,32) (1,62) (0,083) (0,88) (1,14)
Восприятие 2,63 2,70 4,84 5,50 5,52 5,54
Наказание (1,42) (1,82) (1,81) (1,00) (1,28) (1,50)

Примечание: восприятие правомерности агрессивного поведения
наказание оценивалось по 7-балльной шкале.
скобки. GW = выигранные игры; GL = Стандартные отклонения
появился в разделе "Игры проиграли".
 

Обратите внимание: иллюстрации недоступны из-за авторских прав. ограничения.

АВТОРСКИЕ ПРАВА 2019 Североамериканский психологический журнал
Никакая часть этой статьи не может быть воспроизведена без письменного разрешения правообладателя.

Авторские права 2019 Gale, Cengage Learning. Все права защищены.


Законное и незаконное использование насилия

Обзор идей и доказательств

Глава

  • 5 Цитаты
  • 166 Загрузки
Часть Серия статей Центра Гастингса по этике серия книг (HCSE)

Abstract

Можно принять позицию, что никакое насилие не является законным ни при каких обстоятельствах.Можно принять позицию, что любое насилие законно. Оба взгляда редки. Большинство людей в большинстве случаев действительно проводят различие между законными и незаконными (или незаконными) актами насилия. Кроме того, часто имеет место частично совпадающее, но отчетливое различие между оправданным и неоправданным насилием; например, конкретный акт насилия может быть признан законным («он имел право на это»), но не полностью оправданным в данных обстоятельствах («но он не должен был этого делать »).Сразу становится очевидным, что отношения между этими двумя различиями, хотя и реальны и важны в повседневных делах, являются сложными и часто неоднозначными. Основная ось контраста — между социальным правом — «подтвержденным» законом, статусом, обычаями или всеобщим признанием — в отличие от моральным оправданием — подтвержденным апелляцией к религиозным заповедям, этическим принципам и аргументам или согласованным моральным суждениям . Законное, но аморальное действие может быть совершено должным образом обеспеченным должностным лицом, занимающим законную должность.Незаконный, но нравственный поступок может быть совершен принципиальным противником злого политического режима. В этой главе мы должны отложить более полный концептуальный анализ. Вместо этого наша основная задача является эмпирической: мы стремимся выяснить, какие основные ориентации действительно существуют, и как убеждения и оценки, касающиеся насилия, различаются в разное время и между различными частями социального сообщества.

Ключевые слова

Социальный контроль Телесное наказание Карательное правосудие Угон автотранспортного средства Отчет центра Гастингса

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами.Это экспериментальный процесс, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Примечания

  1. 1.

    Ричард Хофстадтер и Майкл Уоллес, ред.

    Насилие в Америке: документальная история

    (Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 1970), стр. 9.

    Google Scholar
  2. 4.

    Невитт Сэнфорд, Крейг Комсток, ред. И соавторы,

    Санкции за зло

    (Сан-Франциско: Джосси-Басс, 1971), стр. 2–3.

    Google Scholar
  3. 7.

    Куинси Райт, A

    Study of War

    , в сокращении Луизы Л. Райт (Чикаго: University of Chicago Press, 1964).

    Google Scholar
  4. Куинси Райт, «Война», в

    Международная энциклопедия социальных наук

    , 16-е изд., изд. Дэвид Л. Силлс (Нью-Йорк: Crowell Collier and Macmillan, 1968), стр. 453–468.

    Google Scholar
  5. 8.

    Янус К. Заводный, редактор, «Предисловие» к «Нетрадиционной войне»,

    Анналы Американской академии политических и социальных наук

    341 (1962): viii.

    Google Scholar
  6. 9.

    Льюис Ф. Ричардсон,

    Статистика смертельных ссор

    (Питтсбург: Boxwood Press, 1960).

    Google Scholar
  7. 10.

    Питирим А. Сорокин,

    Социально-культурная динамика

    , т. 3,

    Колебания социальных отношений, войны и революции

    (Нью-Йорк: Американская книжная компания, 1937).

    Google Scholar
  8. 15.

    Irving Louis Horowitz,

    Genocide, State Power and Mass Murder

    (New Brunswick, N.J .: Transaction Books, 1977), p. 18.

    Google Scholar
  9. 16.

    Сеймур Спилерман, «Причины расовых беспорядков: тесты объяснения»,

    American Sociological Review

    36 (1971): 431.

    Google Scholar
  10. 18.

    Джино Германи, обзор Германа Гусмана, Орландо Фаис Борда и Эдуардо Умана Луна,

    La Violencia en Colombis: Estudio de un Proceso Social

    , в

    American Sociological Review 29 (1964): 434.

    Google Scholar
  11. 19.

    Элмер Х. Джонсон,

    Преступление, исправление и общество

    (Homewood, Ill .: Dorsey Press, 1978), стр. 11.

    Google Scholar
  12. 25.

    Мелвин Дж. Лернер, «Оценка жертвы наблюдателем: справедливость, вина и достоверное восприятие»,

    Journal of Personality and Social Psychology

    20 (1971): 127–135.

    CrossRefGoogle Scholar
  13. 26.

    Майрон Ротбарт, «Достижение расового равенства: анализ сопротивления социальной реформе», в

    На пути к ликвидации расизма

    , изд. Филлис А. Кац (Нью-Йорк: Pergamon Press, 1976), стр. 356–357.

    Google Scholar
  14. 29.

    Эрнест Беккер,

    Побег от зла ​​

    (Нью-Йорк: Free Press / Macmillan, 1975), стр. 117.

    Google Scholar
  15. 30.

    Инис Л. Клод, младший, обзор Клауса Норра,

    The Power of Nations

    , in

    Polit Science Quarterly

    91 (1976): 571.

    Google Scholar
  16. 35.

    Франц Фанон,

    Проклятые Земли

    , пер. Констанс Фаррингтон (Нью-Йорк: Grove Press, 1966).

    Google Scholar
  17. 41.

    Ирвин А. Хайман и Джеймс Х. Уайз, ред.

    Телесные наказания в американском образовании: материалы по истории, практике и альтернативам

    (Филадельфия: Temple University Press, 1979) .

    Google Scholar
  18. 42.

    Дольф Штернбергер, «Легитимность»,

    Международная энциклопедия социальных наук

    , 9-е изд., Изд. Дэвид Л. Силлс (Нью-Йорк: Crowell Collier and Macmillan, 1968), стр.244.

    Google Scholar

Информация об авторских правах

© Центр Гастингса 1981

Авторы и аффилированные лица

  1. 1. Кафедра социологии Корнеллского университета, Италия, США

Законная государственная монополия на средства насилия

6.7 Необходимое условие: Законная государственная монополия на средства насилия

6.7.1 Что такое законная государственная монополия на средства насилия? Почему это необходимое условие ?

Законная государственная монополия на средства насилия — это условие, при котором силы безопасности государства действуют на законных основаниях под законной гражданской властью, где субъекты ведут себя в соответствии с демократическими нормами и принципами надлежащего управления.122 Это условие возникает, когда вооруженные группы, пережившие конфликт, разоружены, демобилизованы и реинтегрированы в общество, а военнослужащие и полицейские проходят проверку, переподготовку и мониторинг с соблюдением принципов прав человека. Реализация этого условия обычно влечет за собой два основных процесса: разоружение, демобилизацию и реинтеграцию вооруженных групп (известных как РДР) и реформирование сектора безопасности (известного как РСБ) — системы субъектов и институтов, обеспечивающих безопасность государства и население принимающей страны.Оба процесса чрезвычайно трудоемки и ресурсоемки, всегда сложны и политически нестабильны. В раздираемых войной странах, где органы безопасности и надзора за безопасностью слабы, граждане становятся уязвимыми для запугивания; произвольный арест; серьезная преступная деятельность; и общий страх насилия, угнетения и несправедливости. Эти угрозы непропорционально сильно затрагивают уязвимые и маргинализированные группы населения, включая женщин и детей. Основная обязанность государства перед своими гражданами — защита от внешних и внутренних угроз.123 Для выполнения этих функций необходимы подотчетные и эффективные институты государственной безопасности.

6.7.2 Руководство по законной монополии на средства насилия

6.7.3 Подход: разоружение и демобилизация (DD)

Взаимодействие с комбатантами — это первый шаг на пути к миру. Разоружение и демобилизация бывших комбатантов — это очевидный процесс, который может повысить доверие общества к мирному процессу.Разоружение предполагает сбор и уничтожение оружия; демобилизация включает в себя демонтаж воинских частей и перевод комбатантов к гражданской жизни с помощью программ ориентации и транспортировки в их общины. Демобилизация включает в себя регистрацию людей и наблюдение за ними в сборных лагерях, пока они ожидают реинтеграции. Реинтеграция обычно группируется вместе с разоружением и демобилизацией и пользуется аналогичными руководящими принципами, но здесь она выделена отдельно, чтобы подчеркнуть уникальные проблемы успешной реинтеграции бывших комбатантов в общество.

6.7.4 Начать планирование DD заранее. Стратегическое планирование разоружения и демобилизации должно начинаться до начала мирного процесса или, по крайней мере, пока переговоры еще продолжаются.124 Это гарантирует, что детали программы DD будут закреплены в мирном соглашении. Будьте осторожны, не спешите с началом разоружения, пока не будет достаточно миротворческих сил для обеспечения безопасности. Период стратегического планирования должен учитывать роль заместителей международных агентств правительства принимающей страны; определить роли в реализации и мониторинге программы разоружения и демобилизации; идентифицировать повстанческие группы, правительственные силы и их оружие; определить право на участие в программе DD; и укрепить доверие, заинтересованность и заинтересованность принимающей страны.Доказано, что роль женщин в программах DD имеет решающее значение для их успеха, поэтому убедитесь, что они включены.125 Составьте гибкие и реалистичные графики, чтобы учесть задержки в реализации и укрепить доверие общественности.

6.7.5 Адаптируйте стратегию DD к местным условиям. 126 Требуется большой объем информации, чтобы правильно адаптировать программу разоружения и демобилизации к ситуации на местах. Оцените характер конфликта, набор целевых клиентов и общий баланс сил между воюющими сторонами.На этапе разоружения миротворцы должны собирать информацию о количестве, типах и местонахождении оружия, использованного во время конфликта, а также о местах хранения и запасах, имеющихся по всей стране. При разработке программы демобилизации обязательно укажите демографические характеристики комбатантов, уделяя особое внимание уязвимым группам, таким как женщины и дети.

6.7.6 Включите подробности разоружения и демобилизации в мирное соглашение. Детали программы должны быть закреплены в мирном соглашении127 и более широких стратегиях миростроительства, чтобы свести к минимуму непоследовательность в осуществлении разоружения и демобилизации и подготовки сил, осуществляющих разоружение.В частности, в мирном соглашении должны быть указаны детали, где это возможно, например, когда прекращение огня должно вступить в силу; гибкие целевые даты и ориентиры для прогресса; виды собираемого оружия и боеприпасов и способы их утилизации; и учреждения, которые будут реализовывать программы РДР и РСБ. В число участников этого процесса могут входить официальные национальные силы безопасности, военизированные формирования, оперативники разведки, частные ополчения или другие вооруженные группы, а также некомбатанты, которые поддерживали эти группы.

6.7.7 Предоставлять надежные гарантии безопасности для укрепления доверия к разоружению. 128 Предоставление надежных гарантий безопасности помогает гарантировать участникам процесса разоружения и демобилизации уверенность в том, что они сдадут свое оружие. Миротворческие силы должны иметь возможность обеспечивать эту безопасность на всех этапах программы, особенно в демобилизационных лагерях, где собираются многие бывшие комбатанты в ожидании реинтеграции в общество.Это также означает, что нужно уделять пристальное внимание соотношению сил между фракциями на протяжении всего процесса. Международная поддержка может повысить доверие к этим усилиям, наблюдая за осуществлением процесса разоружения и демобилизации или участвуя в работе национальной надзорной комиссии, чтобы обеспечить сопоставимость показателей разоружения среди соперников.129 Эта поддержка также должна обеспечивать расследование, выявление и исправление нарушений разоружения.

6.7.8 Максимальное участие принимающей страны в стратегии разоружения и демобилизации. Право собственности требует не только поддержки со стороны правительства принимающей страны, но и участия сообщества и гражданского общества, а также политической воли сторон.130 Право собственности может быть труднодостижимым сразу после конфликта, потому что способность низкий. В переходный период необходимо прочное партнерство между принимающей страной и международными субъектами, где субъекты принимающей страны обеспечивают движущую силу, а международные субъекты предоставляют необходимый технический потенциал. Международные субъекты должны поддерживать активные консультации с субъектами принимающей страны, чтобы максимизировать ответственность.

6.7.9 Информировать население, чтобы заручиться поддержкой населения. Сильная общественная информационная и образовательная кампания, которая повышает прозрачность и подотчетность, имеет важное значение для успешной кампании разоружения и демобилизации.131 Информирование населения о целях программы укрепит доверие к усилиям и продемонстрирует важность принятия бывших комбатантов в сообщества, чтобы дать им шанс на альтернативную жизнь. Информационная кампания должна также информировать комбатантов об их правах и обязанностях в процессе, подробностях о местах разоружения и расквартирования, а также о преимуществах участия.

6.7.10 Стремление к вовлечению всех противоборствующих сторон. Программы разоружения и демобилизации наиболее успешны, когда все стороны конфликта демонстрируют желание соблюдать условия и участвовать в более широком мирном процессе. В свою очередь, программа должна включать и относиться ко всем воюющим сторонам на равной основе, независимо от пола, расы, класса или политических позиций.132 Темпы разоружения между различными воюющими сторонами должны быть сопоставимы, чтобы избежать внезапного изменения баланса военной мощи.

6.7.11 Включить пострадавших нетрадиционных комбатантов. Программа разоружения и демобилизации должна тщательно учитывать уязвимые группы в сообществе бывших комбатантов, такие как женщины и дети-солдаты, инвалиды и хронически больные лица, а также семьи комбатантов, средства к существованию которых могли быть получены от ополченцев133. из этих лиц, возможно, не было оружия, но они были вовлечены в материально-техническое обеспечение конфликта. Программы также должны быть «гендерно-ориентированными» (как для мужчин, так и для женщин), что включает в себя четкое понимание гендерных отношений в стране, понимание маскулинности и моделей мужского насилия, а также специфические для женщин меры вмешательства для обеспечения того, чтобы женщины такой же доступ к пособиям по разоружению и демобилизации, как и у мужчин.

6.7.12 Обеспечение ответственности за соблюдение стандартов прав человека посредством идентификации. 134 Регистрация и идентификация бывших комбатантов могут гарантировать, что плохие парни не будут непреднамеренно реинтегрированы в государственные силы безопасности и не смогут саботировать или подорвать мирный процесс. Идентификация также может способствовать участию в представительном правительстве, помогать в разрешении имущественных споров и использоваться для подтверждения профессиональных полномочий. Создание программы идентификации может включать в себя защиту документов с личной информацией, включая удостоверения личности, права собственности на землю, судебные записи, профессиональные свидетельства, регистрацию избирателей, свидетельства о рождении и водительские права.

6.7.13 Обеспечить, чтобы DD возглавляли гражданские лица, с технической поддержкой и оперативной поддержкой со стороны международных сил. Разоружение и демобилизация — это в основном гражданские усилия, хотя военные играют решающую роль в методологии разоружения и обеспечения безопасности во время этого процесса. В целом, DD требует высокого уровня координации между гражданскими лицами и военными. Военные играют большую роль в разоружении; военные и гражданские лица помогают в демобилизации, в то время как гражданские лица в основном участвуют в фазе реинтеграции в рамках обычной программы РДР.135

6.7.14 Подход: реинтеграция бывших комбатантов Реинтеграция — это социальный и экономический процесс, в котором бывшие комбатанты возвращаются к общественной жизни и участвуют в средствах к существованию, альтернативных насилию136. Интеграция бывших комбатантов в гражданскую жизнь дает бывшим комбатантам заинтересованность в мире и снижает вероятность того, что они обратятся к ним. преступной деятельности или присоединиться к повстанческим группам, чтобы поддержать себя, если они не могут найти оплачиваемую работу. Мероприятия по реинтеграции включают создание микропредприятий, обеспечение образования и профессиональной подготовки, а также подготовку общин к приему бывших комбатантов.137 Реинтеграция связана с процессом РДР, но на самом деле она требует внимания, ресурсов и опыта очень специфической группы социальных и экономических субъектов. Для миротворцев это большой пробел. Экономические аспекты реинтеграции более подробно рассматриваются в Разделе 9.6.17. Обучение демобилизованных солдат рассматривается в Разделе 10.6.12.

6.7.15 Подготовка к реинтеграции — это наиболее чувствительный и сложный этап DDR. Реинтеграция бывших комбатантов является наиболее политически чувствительным элементом обычной программы РДР и поэтому представляет собой более сложную задачу, чем разоружение или демобилизация.Хотя процессы DD привязаны ко времени и поддаются количественной оценке, реинтеграция гораздо менее дискретна, что затрудняет реализацию, мониторинг и оценку успеха. Успешная реинтеграция требует глубокого понимания социальных и экономических потребностей комбатантов, поскольку владение оружием могло стать важной частью их личности или средств к существованию. Реинтеграция также требует внимательного отношения к психологическим последствиям для детей-солдат или женщин и девочек, подвергшихся насилию во время насильственного конфликта138. Другая проблема реинтеграции связана с подготовкой и убеждением принимающих сообществ принять бывших комбатантов в свои районы.В частности, рассмотрите риск перемещения женщин, которые могли взять на себя обязанности главы семьи во время конфликта139.

6.7.16 Избегайте превращения бывших комбатантов в привилегированный класс путем интеграции их в более широкие стратегии восстановления , нацеленные на все затронутые конфликтом группы населения. Хотя бывшим комбатантам может потребоваться особое внимание, чтобы не допустить дестабилизации мира, уделение им исключительного внимания может вызвать недовольство широких слоев населения.К другим группам, также требующим существенной социальной и экономической поддержки, относятся беженцы, ВПЛ, женщины и дети, ставшие жертвами конфликта. Безопасность должна быть сбалансирована с равенством. В максимально возможной степени интегрируйте стратегии для бывших комбатантов с более широкими стратегиями, касающимися переселения и реабилитации перемещенного населения, усилий по примирению, верховенства закона и управления.140 Это также поможет предотвратить стигматизацию или изоляцию бывших комбатантов от общества. остальная часть сообщества.

6.7.17 Продолжать международную поддержку процесса реинтеграции. 141 Международные субъекты часто проявляют большой энтузиазм в отношении разоружения и демобилизации и финансируют эти программы на основе оценок миротворческих операций в миссиях ООН. Но их приверженность программам реинтеграции может быть менее уверенной. В прошлом неадекватность ресурсов часто препятствовала усилиям по реинтеграции142. Для успешной реинтеграции требуется своевременная и постоянная международная финансовая и техническая помощь на протяжении многих лет.

6.7.18 Подход: реформа сектора безопасности Реформа сектора безопасности — это набор политик, планов, программ и мероприятий, которые правительство предпринимает для улучшения способов обеспечения безопасности, защиты и правосудия.143 Разработка интегрированной системы субъектов, институтов и надзорных органов является единственным механизмом, с помощью которого правительство может обеспечить безопасность. Все силы безопасности всегда должны подчиняться законным гражданским властям и действовать по их указанию.Это непросто в обществах, переживших конфликт, где население может сохранять глубоко укоренившееся представление об институтах безопасности как об эгоистичных и опасных, а не о существовании для защиты общества144.

6.7.19 Обеспечить, чтобы реформы отражали потребности населения принимающей страны в области безопасности. 145 Реформы не могут быть навязаны извне и должны отражать потребности и приоритеты населения. Успех принципов, политики, законов и структур РСБ во многом зависит от учета уникальной местной истории, культуры, правовой базы и институтов.Преобразуйте культуру незащищенности, поддерживая новые институты и силы, которые действуют в соответствии с демократическими принципами, верховенством закона и уважением прав человека. Содействовать участию женщин в новых министерствах и силах безопасности.146 Создание полицейских сил также должно иметь приоритет перед вооруженными силами, поскольку внутренние угрозы с большей вероятностью представляют большую угрозу безопасности, чем внешние угрозы.147 Полиция лучше оснащена и подготовлена ​​для устранять общие угрозы общественному порядку, такие как торговля оружием и транснациональная организованная преступность.

6.7.20 Усиления сил безопасности недостаточно; способствовать эффективному управлению и законному гражданскому надзору для обеспечения долгосрочной подотчетности. 148 Акцент в SSR сместился в сторону создания новых вооруженных сил и полиции. Хотя это важно, больше внимания следует уделять укреплению механизмов гражданского надзора для обеспечения подотчетности этих сил в долгосрочной перспективе. Надзор должен исходить от правительства, гражданского общества и средств массовой информации.Законодательные комитеты, например, могут призвать к себе министров и других руководителей военных / разведывательных служб для отчета о надлежащем использовании государственных средств. Создавая платформы для обучения и оказывая материальную помощь силам безопасности, также предоставляйте инфраструктуру, персонал и административную поддержку гражданским надзорным учреждениям. Надлежащее управление сектором безопасности также обсуждается в Разделе 8.6.13.

6.7.21 Предотвратить проникновение сил безопасности с помощью надежной проверки. В состав полиции могут входить лица, совершившие нарушения прав человека или коррумпированные. Может потребоваться люстрация или проверка. Проверка требует много времени и ресурсов. Обычно это начинается с идентификации. Например, в полиции часто нет записей, подтверждающих, действительно ли кто-то числился в реестре полиции. Установите строгие критерии приема на работу, чтобы исключить некомпетентных или коррумпированных лиц. Разработайте эффективные механизмы мониторинга и аудита для поддержания этих стандартов.149 Также имейте в виду, что широко распространенная проверка и люстрация на раннем этапе может представлять опасность, поскольку лишает полицию большей части человеческого капитала. Сопоставьте этот риск с ущербом, который может возникнуть, если нарушителям прав человека будет позволено оставаться в силе и нарушить нормы верховенства закона. Набирайте только отдельных лиц, а не группы, чтобы не позволить группам консолидировать контроль в силе, которая все еще слаба. Убедитесь, что сила представляет население с точки зрения пола, этнической принадлежности, религии и языка.150 Обсуждение проверки судебных органов см. В Разделе 7.6.18.

6.7.22 Ориентация на этику и компетентность государственной службы при обучении сил безопасности. Привитие концепций прав человека и ответственности восстановит доверие к силам безопасности в долгосрочной перспективе. Информирование населения об этих концепциях также может помочь заручиться поддержкой сил безопасности. Сосредоточьтесь на компетентности посредством передачи технических знаний и навыков, в том числе для управления, расследования, разведки, поиска и изъятия, а также судебной экспертизы.Также работайте в тесном сотрудничестве с полицией высшего уровня, чья заинтересованность и политическая поддержка будут иметь решающее значение для успеха реформы и внесения культурных изменений во всей организации. Обеспечьте гендерно-чувствительный тренинг для сил, уделяя особое внимание необходимости предотвращения и лечения гендерного насилия151.

6.7.23 Поддерживать улучшение отношений между полицией и общественностью и повышение оперативности полиции. Историческое недоверие и неуважение к полиции заставляет людей обращаться к другим формам правосудия.Чтобы полиция рассматривалась как сила добра, необходимо улучшить отношения между местным населением и полицией. Отношения могут быть налажены через общественные полицейские комитеты или консультативные форумы, где община имеет возможность поделиться своими опасениями с полицией. Информация, полученная от общественности об общих проблемах общественного порядка или конкретных инцидентах, может иметь как профилактический эффект, так и способствовать полицейским расследованиям. Консультации также помогают повысить оперативность полиции.152 Другими способами повышения оперативности полиции являются обеспечение большего числа пеших или велосипедных патрулей, что делает их более доступными для общественности, и обучение полиции вежливому объяснению причин своих действий. .

6.7.24 Обеспечение согласованности стратегии и усилий основных участников. 153 РСБ по своей природе очень кооперативная и должна вовлекать военные, межправительственные организации, НПО, многонациональных партнеров, гражданское общество, СМИ и принимающую страну. Сектор безопасности включает всех участников, которые коллективно обеспечивают безопасность: 154
  • Основные субъекты, непосредственно участвующие в защите гражданского населения и государства от насильственного вреда (например, полиция, вооруженные силы и органы внутренней разведки)

  • Учреждения, управляющие этими субъектами (e.г., министерства внутренних дел, обороны и юстиции, советы национальной безопасности)

  • Контрольные органы.

Реформа любого из этих элементов должна проводиться в тандеме с другими мероприятиями по реформированию сектора безопасности. Слабая система правосудия, например, может подорвать любые преимущества полицейской деятельности, допуская организованную преступность, коррупцию, внесудебные казни и мелкие преступления155. Она также может привести к военизированной безопасности или использованию сил, выходящих за рамки соответствующих прав человека и правосудия. каркасы.

6.7.25 Повышение гражданской власти в государстве; от этого зависит долговременная стабильность. 156 В миссиях S&R больше не преобладают традиционные военные задачи (например, взаимодействие, наблюдение за прекращением огня, проверка соблюдения мирного соглашения). Хотя военные по-прежнему имеют решающее значение для сдерживания злостных боевиков, преследования повстанцев, перехвата цепочек поставок оружия или противодействия обструкционистам мирного процесса157, они всегда должны действовать по указанию гражданских властей, чтобы обеспечить поддержку более широкой политической стратегии.

Оружие не убивает людей…: хорошие парни и легитимация насилия с применением огнестрельного оружия

В приведенном ниже анализе используется онлайн-форум по оружию, который я регулярно посещал в рамках более крупного проекта по скрытому ношению оружия, который был завершен в 2015 году. исследования, я провел много времени на сайте, чтобы узнать больше о ценностях, нормах и предположениях, которые формируют владение оружием, и о том, что я стал называть «мировоззрением скрытого ношения». Это был критически важный дополнительный источник данных. на сегодняшний день о том, как участники форума реагируют на политику в отношении оружия, в том числе их реакцию на случаи насилия с применением огнестрельного оружия.По мере того, как общественные дебаты вокруг правил обращения с оружием стали более острыми, особенно после стрельбы в средней школе Паркленда, штат Флорида, приверженность участников форума главному парадоксу — единственному решению проблемы применения огнестрельного оружия — это больше оружия — потребовала дальнейшего расследования.

Участие в политически ориентированном онлайн-форуме позволяет взаимодействовать с единомышленниками в «дискурсивном представлении, предназначенном для выражения политической идентичности» (Marichal, 2013). Хотя такой источник полезен для изучения того, как люди участвуют и воспроизводят политизированный дискурс, неясно, смогут ли они жить этой идентичностью в автономном режиме и как они это сделают.Однако степень, в которой кто-то воплощает или не воплощает на самом деле эти дискурсы «в реальной жизни», в данном случае гораздо менее теоретически актуальна, чем изучение самой онлайн-производительности. В том же духе то, что некоторые могут посчитать слабым местом анализа форума — то, что мы не всегда можем знать расу, класс или пол плаката, — не имеет отношения к исследованию того, чего достигают конкретные расовые / классифицированные / гендерные дискурсы, в данном случае: служат ли они и каким образом для рационализации распространения частной собственности на оружие как формы санкционированного государством господства.

Следующий анализ применяет оправдания Вебера законного насилия к трем конкретным случаям применения огнестрельного оружия, обсуждаемым на онлайн-форуме: то, как Шериф Скот Петерсон из округа Бровард отреагировал во время стрельбы в Паркленде; события, которые привели к расстрелу Филандо Кастилии; и случаи, когда дети находят оружие и случайно стреляют в себя или других. Этот анализ основан на следующих исследовательских вопросах: Какие дискурсивные рамки используются, чтобы рационализировать насилие с применением огнестрельного оружия, так что огнестрельное оружие предлагается в качестве ответа на насилие с применением огнестрельного оружия? Что такие дела говорят о формах господства, поддерживаемых частными гражданами, имеющими широкий доступ к средствам «законного насилия»?

Рационализация насилия с применением огнестрельного оружия

Герои защитят нас

Подобно тому, как героизм узаконивает способность к насилию со стороны полиции и вооруженных сил и, таким образом, вынуждает людей подчиняться господству государства, аналогичная динамика действует и в отношении владения огнестрельным оружием. и скрытое ношение оружия среди частных лиц, где героизм считается центральным элементом того, что отличает «хороших парней с оружием» от обычных людей.Как объяснил респондент в более раннем исследовании (Страуд, 2016), называя «хороших парней» «овчарками»: «Они всегда ходят, защищая овец, потому что это в их природе. Они герои… те, кто делают то, что должно быть сделано ». Фрейм героя хорошо работает в гипотетических сценариях, где можно представить себе, как грозит опасность и спасает положение, но что происходит в реальной жизни?

Один из самых сенсационных фактов о стрельбе в Паркленде — это то, как Скот Петерсон, местный заместитель шерифа округа Бровард и единственный вооруженный человек в школе, отреагировал на первые выстрелы.Подробный отчет о стрельбе из South Florida Sun Sentinel («Unprepared and Overwhelmed», 2018) показывает, что Петерсон занял позицию за пределами соседнего здания и не смог приблизиться к звуку выстрела, несмотря на то, что проходил активную стрелковую подготовку в каких офицеров учат быстро приближаться к звуку выстрела, чтобы они могли «противостоять стрелку» (Оппель и Синха, 2019). С тех пор Петерсон подвергся резкой критике, и в июне 2019 года ему было предъявлено обвинение по одиннадцати пунктам обвинения в пренебрежении к ребенку, виновной халатности и лжесвидетельстве. стрельба (Burch and Blinder, 2019).

Реакция на инцидент в Паркленде на форуме, посвященном оружию, была быстрой — первое сообщение появилось сразу же после появления новостей о стрельбе — и внимательно отслеживалось: первоначальная ветка Сноска 5 в конечном итоге состояла из 304 ответов и была просмотрена просто менее 20000 раз; Всего было не менее дюжины отдельных веток, посвященных Паркленду. Первые одиннадцать сообщений в основном касались обновлений количества убитых и раненых и выражений сочувствия, но двенадцатое, появившееся всего через четыре часа после стрельбы, гласило: «Один учитель, который был ВООРУЖЕН, мог бы быстро остановить это».Через пару часов в другом было написано: «И снова, очевидно, нет вооруженного персонала школы. Когда они узнают? О, у них была запись? Это работает». Эти настроения иллюстрируют распространенную пропагандистскую позицию, согласно которой единственное решение проблемы стрельбы в школах — наличие в кампусе большего числа вооруженных силовиков и / или учителей (сколько именно будет достаточно — тема, обсуждаемая позже на форуме).

В последующие месяцы дискуссии о Паркленде оставались активными, и разговоры велись широко. Когда появились новости о действиях Петерсона, постеры на форуме вызвали в его адрес шквал критики; один из первых заявил: «Скот Петерсон — помощник, трус и лжец», а другой сказал: «Он не был хорошим парнем с ружьем, он был просто парнем с ружьем».В ответ на вопрос о том, как обучаются шерифы, один из участников форума написал: «Проклятье с обучением. Человек — НАСТОЯЩИЙ ЧЕЛОВЕК — защищает невинных. Они не намного более невиновны, чем школьники ». В сообщении, появившемся в июне 2019 года после предъявления обвинения Петерсону, говорилось: «Если вы не тот, кто бежит на огонь, а убегает, то таким вас сделали Бог и жизнь. Притворяться тем, кто побежит на огонь, и показать миру, что это ложь, — судьба хуже всего ».Он включал экранное изображение твита, написанного братом жертвы Паркленда, в котором был изображен снимок Петерсона, и текст, который гласил: «[Скот Петерсон] позволил убить семнадцать человек на своих часах. Впоследствии он солгал и не сожалел о своем бездействии. Сделайте ретвит, чтобы мир увидел этого труса ». Стыдить Скотта Петерсона за то, что у него не хватило мужества и храбрости бежать навстречу опасности — за то, что он недостаточно мужественен, чтобы спасти положение — критически важно для тех, кто считает вооружение «хороших парней» ответом на насилие с применением огнестрельного оружия; сосредоточив внимание на своих неудачах, фантазия о том, что вооруженные герои могут спасти жизни, остается неизменной.Об этом свидетельствует одна из самых яростных антипетерсоновских тирад на форуме:

Печальный, тошнотворный, приводящий в бешенство, нет… Это не похоже на его описание. Я не могу выразить то, что хочу сказать здесь, не нарушив несколько правил форума. Я знал, что это целый список некомпетентности, но понятия не имел, что это эпидемия. Как бывший [сотрудник правоохранительных органов], я потрясен бездействием округа Кауард [офис шерифа]. Не могу поверить в чистую трусость депутатов и школьных наблюдателей.Некоторые школьные учителя и тренеры отреагировали должным образом и стали героями, но можно было бы спасти столько жизней, если бы был хотя бы один человек, [который] действовал, чтобы остановить это до того, как это началось. Но вместо этого давайте обвиним оружие, правозащитную организацию или саму Конституцию.

Организация гражданских прав, указанная в последней строке, предположительно, является NRA, которая (неправильно) называет себя «старейшей организацией гражданских прав в стране» (Hargis, 2017). Этот пост наиболее четко описывает насилие с применением огнестрельного оружия как проблему, которую лучше всего решают вооруженные герои, действующие в защиту невинных, а не как проблему, коренящуюся в широкой доступности огнестрельного оружия.

Невозможно узнать точные последствия того, что Скот Петерсон не успел броситься на звук выстрела и войти в здание, где произошла стрельба, но согласно хронологии событий, предоставленной Sun Sentinel , девять студентов были убиты в течение двух минут после прибытия стрелка в университетский городок, и маловероятно, что Петерсон мог привлечь его раньше, чем через три или четыре минуты после начала мероприятия, когда он находился на третьем этаже и стрелял по толпе студентов и учителей; к этому моменту было убито двенадцать человек.Для семей тех, кто умер на третьем этаже, бездействие Петерсона, скорее всего, сводит с ума, но сосредоточение внимания на его неудачах, чтобы стать героем, в том числе каким-то безопасным и эффективным образом сразиться со стрелком, который стрелял в переполненный зал, также выполняет решающую функцию в отвлечении критики от ряда критических вопросов: почему молодой человек, который неоднократно угрожал стрелять в своих одноклассников, смог купить полуавтоматическую винтовку с магазинами на тридцать патронов? Почему у правоохранительных органов было мало доступных юридических инструментов, чтобы внести его в «список запрещенных для покупок» или изъять его оружие, когда он был известен как опасный? Почему единственным моментом, когда правовое вмешательство было возможно, было то, что стрелок прибыл на территорию школы вооруженным и готовым убить? Осуждение, вынесенное Петерсону, деконтекстуализирует насилие с применением огнестрельного оружия и поддерживает нарратив «хорошего парня с пистолетом», согласно которому обществу просто нужно больше вооруженных героев, дискурс, который подтверждает и даже прославляет патриархальные протекционистские формы насилия (Страуд, 2016), не говоря уже о том, чтобы ничего не сказать. его потенциального воздействия на цветных учащихся, которым уже непропорционально сильно вредят дисциплина и работа полиции в школах (Rios, 2011).Легитимизация и поощрение распространения огнестрельного оружия при одновременном обосновании применения огнестрельного оружия как неизбежности основывается на центральной ошибке и опасном решении: поскольку нет ничего, что можно было бы сделать, чтобы предотвратить эти случаи, все, на что мы можем надеяться, — это иметь достаточно вооруженных героев с смелость отстреливаться.

Хороший процесс сохранит вам жизнь

Способность государства осуществлять господство посредством законности возникает всякий раз, когда бюрократические или другие аргументы судебного процесса используются для рационализации государственной власти, например, в идее о том, что система уголовного правосудия является справедливым арбитром и неправильно.«Рационально созданные правила» используются для узаконивания убийств невооруженных людей и, в редких случаях, даже тех, кто вооружен на законных основаниях, как это произошло, когда Филандо Кастиль — законный держатель скрытого ношения — был убит полицейским Джеронимо Янезом во время остановки движения. в пригороде Миннеаполиса летом 2016 года. Реакции на этот случай на форуме поучительны, поскольку они показывают, как некоторые плакаты понимают риски, связанные с ношением оружия в общественных местах, и управляют ими, и они представляют собой увлекательный и трагический пример того, как дальтонизм важен для рационализации распространения огнестрельного оружия.

Первая ветка, связанная со смертью Кастилии, была размещена на следующий день после публикации новостей о стрельбе и содержала очень мало информации, только ссылку на новостной репортаж и уведомление о том, что скрытый держатель для переноски был застрелен полицейским во время остановка движения. Следующие три ответа согласились с тем, что ситуация выглядела проблематичной, и все же полностью поддержали офицера. На одном плакате было написано: «Я действительно надеюсь, что у этой истории есть и другая сторона. Если нет, то плохо ». В пятом посте основное внимание было уделено описанию того, как кто-то со скрытой лицензией на ношение оружия должен взаимодействовать с правоохранительными органами, и просьбам, чтобы люди не делали поспешных выводов о том, что произошло.В одиннадцатом посте говорилось: «Похоже, раса здесь играет важную роль» и «Я надеюсь, что этот кусок мусора в униформе получит обвинение в убийстве за то, что он сделал». Последовали дебаты, поскольку разные люди говорили, что этот плакат делает поспешные выводы; Позже он объяснил, что, хотя есть много хороших полицейских, есть также много людей, которые недостаточно обучены или не способны:

[Ужасная] правда заключается в том, что из-за позитивных действий, снижения стандартов и деградации надлежащих протоколов обучения, направленных на указанное снижение стандартов, люди, которым не нужно быть сотрудником правоохранительных органов, в конечном итоге получают работу, к которой они не готовы ручка.

Этот плакат, обвиняющий позитивные действия в смерти Кастилии, сумел превратить то, что изначально казалось озабоченностью по поводу расовой несправедливости, в обличение позитивных действий, основанных на расистском дискурсе, который предполагает, что цветной офицер не подходил для этой должности. Главная забота плаката — не правосудие, а здоровый процесс.

В отдельной ветке, посвященной той же теме, беседа была сосредоточена почти исключительно на том, как Кастилия допустил ошибку, не отреагировав должным образом на офицера полиции.Один плакат написал:

.

Самая большая проблема здесь — недопонимание между офицером и водителем. Вот мой вывод: офицер дал две команды — предъявить лицензию и не тянуться за ружьем. Он не знал, где находится какой-либо из этих предметов в машине. Водитель понял и поверил, что он подчиняется, потому что он потянулся за водительскими правами, которые в данном случае, очевидно, были рядом с его пистолетом. Когда офицер заметил пистолет, он решил, что водитель пытается вытащить его, и ответил (ужасно большой) смертоносной силой.Вот мои рекомендации, чтобы избежать подобной ситуации:

  1. 1.

    Не храните идентификационные данные на той стороне, где находится пистолет в кобуре.

  2. 2.

    Сообщая офицеру, что вы вооружены, скажите ему, где находится пистолет и опознавательный знак.

  3. 3.

    Не тянитесь за удостоверением личности рукой, находящейся на той же стороне, что и пистолет.

  4. 4.

    Держите руки на рулевом колесе и не двигайтесь, пока не убедитесь, что и вы, и офицер одинаково понимаете, что вы собираетесь делать.

Держа обе руки на рулевом колесе, двигатель выключен, ключи на приборной панели, и если после наступления темноты при включенном внутреннем освещении, скажите: «Из уважения к вашей безопасности, я хочу, чтобы вы знали, что я на законных основаниях ношу пистолет в поясная кобура за правым бедром. Мое удостоверение личности находится в моем левом заднем кармане. Как вы хотите, чтобы я действовал? »Когда я уверен, что понимаю его ответ, я медленно двигаю только левой рукой, чтобы вытащить свой бумажник, и вынимаю из него лицензию, держа руки высоко на виду на уровне рулевого колеса.У меня никогда не возникало проблем, следуя этой практике.

Администратор сайта — член правления NRA и недвусмысленный патриарх форума — предложил свой знак одобрения, ответив: «Отличный пост». Другие ответы были сосредоточены на отдельном юридическом вопросе: что Кастилия не имел права на получение лицензии на скрытое ношение, потому что, по словам одного из авторов, он постоянно употреблял марихуану.

Протокол при взаимодействии с полицией — обычная тема для разговоров среди скрытых держателей огнестрельного оружия по уважительной причине: большинство людей понимают, что их ошибочно принимают за «плохого парня с оружием».Но в своем слепом акценте на то, что хороший процесс обеспечит безопасность, эти плакаты не отражали то, как раса формирует человека, которого воспринимают как преступника, и как это влияет как на частных лиц, так и на полицию. Это проявляется не только в длинном процедурном списке, подробно описанном выше, который предполагает, что полиция рассматривает водителей как опасные только в том случае, если они не предпринимают конкретных шагов, это также ясно из многих сообщений, написанных людьми, которые утверждают, что единственный наиболее важный способ избежать смертельного взаимодействия с полицией — значит соблюдать все правила дорожного движения и, в первую очередь, не быть остановленными, что свидетельствует об их глубоких инвестициях в судебный процесс и их незнании того факта, что темнокожих водителей задерживают гораздо чаще, чем белых полиция просто за «вождение в черном».Белизна, необходимая для того, чтобы ее считали невинной и не представляющей угрозы, игнорируется, и вместо этого акцент на процессе рационализирует убийство легально вооруженного черного человека, которого остановили из-за разбитого заднего фонаря. Любая критика полиции, двойственное отношение к скрытому ношению оружия как практика или возмущение несправедливостью смерти Кастилии разрешаются путем сосредоточения внимания на том, как виноваты его собственные процессуальные ошибки. Фундаментальная несправедливость системы, которая освобождает кого-либо от убийства в упор невиновного человека, единственным преступлением которого было незначительное нарушение правил дорожного движения, похоронена под предлогом того, что более эффективный процесс обеспечил бы его безопасность.Этот фокус узаконивает расовое доминирование и скрывает одно из самых серьезных социальных последствий распространения огнестрельного оружия: чернокожие мужчины несоразмерно страдают от межличностного насилия с применением огнестрельного оружия (Armstrong and Carlson, 2019). Более того, это позволяет участникам форума уйти от главного вопроса: является ли владение огнестрельным оружием в целом и скрытое ношение в частности правом на практике за белыми людьми.

Фантазии патриархального контроля

Третья легитимизирующая структура Вебера — традиция, «осуществляемая патриархом» (стр.79), проявляется на разных уровнях государства: от дико непропорциональной чрезмерной представленности мужчин на всех уровнях власти (например, в политике, армии, полиции) до ранних законов, которые определяли только белых мужчин, владеющих землей. как граждане, к современному законодательству, которое ограничивает способность женщины принимать решения относительно своего собственного тела. В каждом из этих примеров ясно, что патриархат — культурная система, в которой мужчины и маскулинность являются привилегированными и которая «организована вокруг одержимости контролем» (Johnson, 2014, p.6) — центральное место в способности государства доминировать. Связь между владением огнестрельным оружием и патриархальной властью уже обсуждалась применительно к «героизму хороших парней» — в том смысле, что «настоящий мужчина» защищает невинных, например, — но его использование еще более резко проявляется в случаях, когда дети найти незащищенное оружие и случайно застрелить себя или других. Сообщения на форумах показывают, в какой степени патриархальная власть рассматривается как ресурс, обеспечивающий безопасность людей, но вместо этого является дискурсивным инструментом, который используется для рационализации как насилия с применением огнестрельного оружия, так и мужского доминирования.

Ключевой особенностью мировоззрения скрытого ношения, необходимой для оправдания введения большего количества оружия в общественные места, является отсутствие такой вещи, как несчастный случай. Таким образом, непреднамеренные выстрелы называются «выстрелами по неосторожности» — эвфемистическим способом убедиться, что в случае чего-то плохого обвиняют людей, а не оружие. Истории о небрежных выстрелах появляются на форуме с некоторой регулярностью, и ответы указывают на то, что они служат важной возможностью для участников критиковать неосторожное поведение и определять себя как чрезвычайно компетентных специалистов по обращению с огнестрельным оружием, которые всегда сохраняют полный контроль над своим огнестрельным оружием, сравнивая их.Но когда дети находят оружие и стреляют в себя или других, патриархальная власть приобретает отчетливо агрессивный, даже жестокий оттенок.

Темы на эту тему, которые появляются на форуме в среднем четыре раза в год с 2016 г. пистолетом, в то время как другие настаивают на том, что реальная проблема заключается в том, что дети не уважают родительский авторитет.Типичным примером последнего является ответ на сообщение от апреля 2019 года, в котором была ссылка на историю о четырехлетнем мальчике, который вытащил пистолет из консоли машины своей матери и застрелил своего шестилетнего ребенка. сестре по голове, убив ее. Единственный ответ гласил:

.

Я этого не понимаю !!! Я никогда не защищал свое оружие от детей, я защищал своих детей от детей! И мою дочь, и сына стреляли в [четырехлетний] и показали, что пистолет делает с такими вещами, как кувшины, наполненные водой и т. Д.Их строго предупредили, чтобы они даже пальцем не приставали к моему ружью, иначе они получат самую ужасную порку в своей жизни! Когда моей дочери было около пяти лет… в явном испытании для меня, она приложила указательный палец и коснулась рукоятки моего 1911 года! В этот момент я снял свой пояс и утомил ее! Больше она никогда этого не делала. Когда моему сыну было около семи лет, он проявил чрезмерный интерес к патрону своей матери .38, поэтому я взял его на стрельбу. Я принес ему пятьдесят патронов для стрельбы. Он выстрелил десятью патронами и попытался прекратить — я сказал ему: «О, нет, у тебя осталось 40 патронов!» Я заставил его выстрелить все пятьдесят патронов! После этого он действительно не интересовался этим пистолетом!

Этот плакат считает, что дети могут быть «защищены от огнестрельного оружия» строгим отцом, готовым применить жестокие меры наказания, и он гордится тем, что «измотал» свою дочь ремнем, потому что она бросила ему вызов; примечательно, что именно он, а не его жена, заставил их сына стрелять так, чтобы ему не стало скучно, даже несмотря на то, что ребенок проявлял интерес к ее ружью.Мужчины используют оружие, чтобы утверждать, что они «защитники семьи» и поэтому могут претендовать на патриархальное право управлять своими семьями (Stroud, 2016), и сообщения такого типа предполагают, что это верно не только тогда, когда они представляют, что защищают свои семьи от преступлений, но и также постольку, поскольку отцы могут установить, что они, как и их ружья, сильны, опасны и заслуживают уважения.

Некоторые участники форума подчеркивают важность блокировки оружия или использования замка на спусковом крючке, но чаще всего пишут люди, которые говорят, что оставляют свое оружие заряженным и доступным, потому что они хотят, чтобы их огнестрельное оружие было всегда под рукой.Обосновывая эту последнюю стратегию, большинство плакатов вызывают ностальгические воспоминания из их юности, когда на стеллажи пикапов висели ружья или когда в углах комнат стояли ружья в их домах. Урок из этих рассказов состоит в том, что было время, когда дети уважали власть и оставляли оружие в покое, но теперь у них нет уважения в целом, и особенно когда дело касается огнестрельного оружия. Footnote 7 Это очевидно из ответа на сообщение, посвященное новостному сообщению о двух детях, четырех и шести, которые погибли в результате стрельбы по отдельности, когда они обнаружили в своих домах оружие: «Я сомневаюсь, что дети более любопытны, чем мы. но [нас] учили никогда не трогать пистолет без папы! Это было усилено поясом! » В ответ другой плакат сказал: «Так верно… мы совершали много безумных вещей в детстве, но были определенные черты, которые вы не пересекали… Как 47-летний мужчина, я все еще могу слышать, как кожаные петли очищаются от ремня в любое время, когда я думаю ремня отца … до сих пор он заставляет меня съеживаться! » Согласно этой логике, когда дети находят оружие и берут в руки оружие, это указывает на неспособность патриархальной власти адекватно терроризировать детей, заставляя их повиноваться, и на невероятно опасную практику оставлять их заряженными и незащищенными — оружие, которое можно украсть (основной способ получения преступников доступа к нему). к огнестрельному оружию, используемому в других преступлениях (, сноска 8, ), импульсивному (как это происходит в большинстве случаев самоубийств и убийств, связанных с домашним насилием.Такая позиция используется не только для узаконивания патриархального господства, но и для его празднования и обвинения не в оружии или небезопасных методах хранения оружия, а в потере отцовского авторитета после смерти детей.

Может ли брак (повторно) привести к сексуальному насилию и узаконить его ?: феноменологическое исследование патрилинейного общества Ганы

https://doi.org/10.1016/j.wsif.2019.102296 Получить права и контент

Аннотация

Сексуальное насилие в браке в Гане, где женщины и мужчины социализированы, веря, что брак дает неограниченный сексуальный доступ к женскому телу.Следовательно, брак используется для узаконивания сексуального насилия и изнасилования. Законодательный инструмент Ганы, касающийся насилия в семье, был определен социокультурными нормами Ганы, которые игнорируют чувствительность к сексуальному насилию в браке. В частности, проведенное на сегодняшний день исследование дает ограниченные сведения о природе сексуального насилия в браке в контексте гендерного опыта женщин. Чтобы начать раскрывать природу сексуального насилия в браке в Гане, мы использовали феминистский феноменологический подход для описания опыта сексуального насилия среди замужних женщин Ганы в Восточном регионе Ганы.Наши качественные полуструктурированные интервью с 15 женщинами, когда-либо состоявшими в браке, показывают, что на сексуальный опыт в браке влияют гендерные и социальные ожидания женщин в отношении сексуального подчинения и детородной роли. Участники считали, что брак дает обещание неограниченной сексуальной доступности независимо от несогласия жены, и что в неверности мужа часто винят жену. Большинство рассказанных случаев секса без согласия сопровождались физической агрессией и эмоциональным насилием. Хотя участники предпочитали обращаться за помощью к неофициальным источникам, включая семью и друзей, почти все выступали за криминализацию супружеского изнасилования, чтобы ограничить институт брака, который поощряет неограниченный сексуальный доступ мужа к своей жене в отсутствие явного согласия жены.Эти результаты позволяют осознать существование изнасилований в браке и необходимость разработки нескольких стратегий для решения этой проблемы.

Ключевые слова

Сексуальное насилие в браке

Изнасилование в браке

Женщины

Патрилинейное родство, Гана

Африка

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

© 2019 Elsevier Ltd. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Действия в отношении угроз миру, нарушений мира и актов агрессии

Глава VII Устава Организации Объединенных Наций определяет рамки, в которых Совет Безопасности может принимать принудительные меры.Он позволяет Совету «определять наличие любой угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии» и давать рекомендации или прибегать к невоенным и военным действиям для «поддержания или восстановления международного мира и безопасности» . Репертуар охватывает неявные ссылки и явные ссылки на главу VII и статьи 39–51 Устава в документах Совета Безопасности, а также тематические исследования случаев, когда Совет обсуждал соответствующие статьи главы VII при рассмотрении конкретных ситуаций свою повестку дня.

A. Статья 39 — Определение угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии

Прежде чем Совет Безопасности сможет принять принудительные меры, он должен определить наличие любой угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии. Диапазон ситуаций, которые Совет определил как порождающие угрозу миру, включает ситуации в конкретных странах, такие как межгосударственные или внутригосударственные конфликты или внутренние конфликты регионального или субрегионального характера.Кроме того, Совет определяет потенциальные или общие угрозы как угрозы международному миру и безопасности, такие как террористические акты, распространение оружия массового уничтожения или распространение и незаконный оборот стрелкового оружия и легких вооружений.

Репертуар предоставляет информацию о том, когда Совет определил наличие угрозы, и изучает случаи, когда существование угрозы обсуждалось.

Б. Статья 40 — Временные меры по предотвращению обострения ситуации

Целью мер, предусмотренных статьей 40 Хартии, является «предотвращение обострения ситуации».Хотя это прямо не перечислено в Уставе Организации Объединенных Наций, типы мер, которые обычно можно рассматривать как подпадающие под действие статьи 40 и которые отличаются от рекомендаций, вынесенных в соответствии с главой VI Устава, включают вывод вооруженных сил, прекращение боевых действий, заключение или соблюдение режима прекращения огня или создание условий, необходимых для беспрепятственной доставки гуманитарной помощи.

Репертуар излагает решения Совета, содержащие конкретные временные меры, которые Совет призвал стороны соблюдать, чтобы предотвратить обострение ситуации, и охватывает случаи, когда обсуждалось принятие мер, подпадающих под действие статьи 40.

C. Статья 41 — Меры, не связанные с применением вооруженной силы

Среди наиболее распространенных мер, не связанных с применением вооруженной силы, которыми Совет располагает для обеспечения выполнения своих решений, являются меры, известные как санкции. Санкции могут быть наложены на любую комбинацию государств, групп или отдельных лиц. Диапазон санкций включал всеобъемлющие экономические и торговые санкции и более целенаправленные меры, такие как эмбарго на поставки оружия, запреты на поездки, финансовые или дипломатические ограничения.Помимо санкций, статья 41 включает такие меры, как создание международных трибуналов (например, по бывшей Югославии и Руанде в 1993 и 1994 годах) или создание фонда для выплаты компенсации за ущерб в результате вторжения.
Справочник фиксирует решения Совета о введении, изменении, освобождении от или прекращении мер в соответствии со статьей 41 и освещает вопросы, которые были подняты в обсуждениях Совета в связи со статьей 41.

Вся информация, касающаяся комитетов, созданных для надзора за выполнением мер, принятых в соответствии со статьей 41, подпадает под обязательные меры по надзору за санкциями и другими комитетами. Справочник также охватывает общую дискуссию Совета по теме санкций.

.

D. Статья 42 — Другие меры по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности

Статья 42 Устава позволяет Совету применять силу для поддержания или восстановления международного мира и безопасности, если он считает, что невоенные меры являются или оказались недостаточными.Поскольку в распоряжении Организации Объединенных Наций нет вооруженных сил (подробности см. В статье 43), Совет использует статью 42 для санкционирования применения силы миротворческой операцией, многонациональными силами или вмешательством региональных организаций.

В репертуаре тематические исследования исследуют санкционирование Советом принудительных действий в соответствии с главой VII Устава. В нем также освещаются вопросы, которые были подняты в ходе обсуждений в Совете в связи с принятием резолюций, разрешающих применение силы.

Полномочия региональных организаций на уровне Совета входят в раздел «Отношения с региональными организациями». О разрешении применения силы операциями по поддержанию мира см. Также раздел «Миссии по поддержанию мира и военные наблюдатели».

E. Статьи 43-47 — Командование и размещение вооруженных сил

Статьи 43–47 Устава предусматривают механизмы, предназначенные для регулирования отношений между Советом Безопасности и государствами-членами, предоставляющими войска для целей поддержания международного мира и безопасности.Репертуар фиксирует решения и обсуждения, затрагивающие эту взаимосвязь.

Статья 43 — Обязательство государств-членов предлагать помощь в поддержании международного мира и безопасности

Обязательство членов Организации Объединенных Наций предоставлять вооруженные силы Совету Безопасности, оказывать помощь и предоставлять чрезвычайную помощь, если это необходимо для поддержания международного мира и безопасности, существует только в соответствии с одним или несколькими специальными соглашениями.Тем не менее такие соглашения никогда не заключались, и ни одно государство не обязано предоставлять войска Совету в той или иной ситуации. Следовательно, Организации Объединенных Наций приходится вступать в переговоры каждый раз, когда ситуация требует проведения операции.

Статья 44 — Консультации со странами, предоставляющими войска

Участие в решении Совета о военных действиях предусмотрено для тех государств, которые предоставили силы в его распоряжение в соответствии со статьей 43.В последние годы Совет признал в своих решениях и обсуждениях важность более широкого вовлечения стран, предоставляющих войска, на этапах планирования и обзора мандатов миссий.

Статья 45 — Предоставление военно-воздушных сил государствами-членами

Деятельность Совета в отношении статьи 45 Устава очень ограничена. В последние годы в Совете возникли дискуссии о необходимости обеспечения воздушной мобильности для миротворческой операции в Судане.

Статья 46 — Помощь со стороны Военно-штабного комитета
Статья 47 — Состав Военно-штабного комитета
Военно-штабной комитет, состоящий из начальников штабов пяти постоянных членов Совета, отвечал за стратегическая координация сил, переданных в распоряжение Совета Безопасности. Однако на практике Военно-штабной комитет имел ограниченное значение. Однако он продолжал регулярно встречаться.В последние годы возможность возобновления деятельности Военно-штабного комитета поднималась в связи с вопросами угроз международному миру и безопасности и миротворческих операций Организации Объединенных Наций.
Для получения дополнительной информации о Военно-штабном комитете см. Также раздел, посвященный отношениям между Советом Безопасности и Военно-штабным комитетом, и раздел «Отчеты Военно-штабного комитета» из тома 1946-1951 гг.

F. Статья 48 — Обязательство государств-членов принимать и выполнять обязательные решения Совета

Статья 48 Устава подтверждает обязательство государств согласно статье 25 Устава принимать обязательные решения Совета.Статья 48 (1) позволяет Совету ограничивать такие обязанности избранными членами, в то время как статья 48 (2) делает попытку кооптировать другие международные организации в миротворческую систему Организации Объединенных Наций.

Хотя обычно не содержится прямых ссылок на статью 48, Совет принял решения в соответствии с главой VII Устава, в которых подчеркивается обязательный характер введенных мер и содержатся положения, призывающие к действиям по выполнению решений, принятых в соответствии с положениями статей 40, 41 и 42 Устава.Справочник представляет собой обзор решений Совета, принятых в соответствии с положениями статей 40, 41 и 42 Устава, которые содержат призывы к действиям, необходимым для выполнения его решений.

G. Статья 49 — Взаимная помощь государств-членов в выполнении решений Совета

Справочник отражает, что решения Совета часто призывают государства-члены оказывать взаимную помощь, например финансовую или техническую, в выполнении решений, принятых в соответствии с положениями статей 41 и 42 Устава.

H. Статья 50 — Последствия превентивных или принудительных мер Совета в отношении третьих государств

Цель статьи 50 Устава — помочь государствам, испытывающим экономические трудности в результате превентивных и принудительных мер, принятых Советом в соответствии с главой VII Устава. С Советом можно проконсультироваться относительно трудностей, возникающих в результате участия государства в мерах, вводимых Советом, и в результате принудительных мер, принимаемых другими государствами.Учитывая переход от всеобъемлющих экономических санкций к целевым санкциям, в последние годы лишь немногие государства применили статью 50.

Репертуар рассматривает решения Совета, касающиеся запросов о помощи. Кроме того, в нем подчеркивается, когда статья 50 упоминалась в других документах или в ходе обсуждения в Совете. Он также представил материалы, касающиеся вспомогательных органов Совета в связи со статьей 50, которые включены в их отчеты Совету, а также в отчеты Генерального секретаря о «Осуществлении положений Устава Соединенных Штатов Америки». Государства, связанные с помощью третьим государствам, пострадавшим от применения санкций ».

I. Статья 51 — Право на индивидуальную или коллективную самооборону

Статья 51 Хартии предусматривает исключение из запрета на применение силы, предусмотренного в статье 2 (4) Хартии. Право на индивидуальную или коллективную самооборону может осуществляться в случае «вооруженного нападения» на члена Организации Объединенных Наций. Государства должны немедленно сообщать Совету о принятых мерах и прекращать их, как только последний сам примет меры, необходимые для поддержания международного мира.

Справочник охватывает любые ссылки на право на самооборону в решениях Совета, в его обсуждениях и в официальной переписке государств-членов.

Доступ ко всему разделу на

Глава VII Устава

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *