Содержание

Ксенофоб — это… Что такое Ксенофоб?

Ксенофо́бия (от греч. ξένος, «чужой» и φόβος, «страх») — нетерпимость к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному. Восприятие чужого как непонятного, непостижимого, а поэтому опасного и враждебного. Воздвигнутое в ранг мировоззрения, может стать причиной вражды по принципу национального, религиозного или социального деления. Также может (редко) трактоваться буквально, как навязчивый страх перед другими людьми, то есть фобия в клиническом смысле.

Определения и словоупотребление

Ксенофобию часто отождествляют с национализмом, однако между этими понятиями есть существенное отличие: приверженцы националистических взглядов не обязательно испытывают негативные чувства к другим нациям, этносам или религиям. С другой стороны, ксенофобски настроенные люди могут называть свои воззрения «национализмом» с целью придания им большей привлекательности. Также ксенофобия в своих конкретных проявлениях граничит и пересекается с шовинизмом.

Авторы фантастических произведений используют этот термин для обозначения боязни или ненависти к обитателям других планет.

Природа ксенофобии

В природе ксенофобии лежит естественный страх перед неизвестным. Зачастую в условиях взаимной информационной изоляции сообществ среди не знающих чужих обычаев людей. Так возникает мнение о варварских нравах этих «чужих», иногда искусственно распространяют недостоверные слухи.

Ксенофобия и психологическое манипулирование

Есть предположение о существующей практике намеренной культивации ксенофобии как проверенного метода управления группой лиц (масштаб и ситуации можно варьировать очень разнообразно). Принцип — объединение общей идеей (создание «образа врага», разжигание ненависти / ксенофобии по отношению к кому-либо) ради достижения своих, иногда внешне неочевидных целей.

Возможно и неосознанное навязывание, передача чувства от одного поколения другому, что может фиксироваться и устно, и письменно, в тех или иных «религиозных книгах» и прочих трудах.

Ксенофобия в наиболее яркой форме иррациональна, но может оправдываться некоторыми логическими доводами. Человек может объяснять свою неприязнь к группе Х тем, что она имеет плохие обычаи Y, а свое негативное отношение к обычаям Y — тем, что их придерживаются плохие люди Х. При этом ни людей Х, ни обычаев Y он может вообще не знать.

При личном знакомстве установки часто меняются к лучшему, люди узнают друг о друге и страх перед неизвестным отступает. Это замечено и на примере антисемитизма, и на примере гомофобии

[1].

Предпочитаемые объекты ненависти могут быть разными, некоторые не любят русских, евреев, другие — африканцев, азербайджанцев или американцев. По подсчётам социолога Льва Гудкова, в России вероятность пересечения разных ксенофобских установок составляет 75—80 %, таким образом среднестатистический ксенофоб может избирать в качестве объекта приложения своей ненависти и «чёрных», и евреев, и китайцев, и перуанцев, даже гомосексуалистов или представителей иной субкультуры, достаточно того, что перед ним — чужой (инакомыслящий).

Люди, испытывающие на себе действие ксенофобии, также могут испытывать ксенофобию как к другим представителям преследуемых меньшинств, так и к основной группе, то есть к большинству.

Генетические детерминанты ксенофобии

Ряд этологов указывали на биологическую детерминированность ксенофобии человека. У животных существует явление этологической изоляции — агрессии и неприязни, проявляемой ими по отношению к близким видам и подвидам. Биологическая целесообразность такого поведения — запрет на образование смешанных пар. А различия во внешнем виде и характере поведения представителей различных рас (а зачастую — и субкультур) порой заметно сильнее, чем различия между разными видами (хотя всё человечество является представителем одного вида Homo sapiens).

По мнению В. Р. Дольника, ксенофобия является сбоем генетического механизма, что объясняет её иррациональность и неподверженность рациональным доводам. Самоошибочное функционирование генетической программы также может быть генетически детерминировано.

[2]

Примечания

  1. Игорь Кон — «Гомофобия как форма ксенофобии»
  2. Дольник В. Р. Непослушное дитя биосферы. СПб., 2003. С. 72-75

См. также

По народам и странам

Литература

  • Противодействие ксенофобии и этнической дискриминации — М.: Московская Хельсинкская группа, 2006 Ч. 1 ISBN 5-98440-025-X, Ч. 2 ISBN 5-98440-027-8

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

Ученые США связали ксенофобию немцев с близостью к концлагерям

Корни нынешней ксенофобии в Германии стоит искать в концлагерях, отравлявших идеями расизма местное население, выяснили американские ученые. По очагам современной нетерпимости к мигрантам можно изучать карту концлагерей, показало исследование.

Почему одни группы населения или отдельно взятые люди более склонны к расовой нетерпимости и испытывают больше ксенофобских чувств, чем другие? В поисках ответа на свой вопрос ученые долгое время искали причину в ухудшении экономических условий, глобализации, личных страхах, культурных различиях. Однако, подобная ненависть, вероятнее всего, имеет более глубокие исторические корни.

Группа ученых из Университета Вашингтона в Сент-Луисе мотивирует свое предположение тем, что давно, казалось бы, исчезнувшие институты продолжают влиять на политические взгляды и поведения людей. Одним из таких институтов в новейшей истории Европы были концентрационные лагеря, возникшие во времена Третьего рейха.

Ученые утверждают, что межгрупповая ненависть и ксенофобия среди немцев частично восходит именно к нацистским лагерям.

Роль таких лагерей, созданных после 1934 года, заключалась в том, чтобы обособить и взять под контроль в расовом отношении так называемые «нежелательные элементы» общества. Таким образом, эти лагеря, олицетворявшие расистскую философию, доводили расовую неприязнь до крайности. Евреи и другие этнические группы, заключенные в лагеря, подвергались унижениям, тяжелому физическому труду и голоду. Многие погибли от болезней и пыток, но большинство было просто убито.

Концентрационные лагеря, будучи интегрированными в экономику страны, сформировали свой комплекс ценностей и способствовали идеологическому становлению ценностей Третьего рейха. Эта система с акцентом на ненависть выливалась за пределы лагерей на окружающие общины, поставив их население таким образом перед фактом новой действительности.

Иными словами, близость к концентрационным лагерям вызвала у людей когнитивный диссонанс. Новая информация, противоречившая их прежним убеждениям, не могла не сказаться на их психике. Психологический дискомфорт начал приводить к тому, что люди начинали испытывать негативное отношение к чужакам, чтобы соответствовать новым нормам социальной среды.

Эти новые ценности и убеждения стали передаваться из поколения в поколение.

Для подкрепления своего предположения, исследователи сосредоточились на Германии, сопоставив данные переписи населения и результатов выборов в Веймарской республике с данными географического расположения концентрационных лагерей Третьего рейха, а также проанализировав данные Европейского исследования ценностей 2008 года (EVS), Общего социологического опроса Германии (ALLBUS) и современные данные результатов выборов.

Сопоставление этих данных показало, что нынешние немцы, проживающие ближе всего к местам, где находились концентрационные лагеря, демонстрируют более высокий уровень ксенофобии и нетерпимы к внешним группам, не только к евреям и мусульманам, но и к любым иммигрантам, а также склонны поддерживать крайние правые партии. Таким образом, исследование показывает, что на нетерпимость к чужакам и проявление антисемитизма влияют не столько экономическая нестабильность, политическая идеология и образование,

сколько передача ценностей от старшего поколения молодому — начиная со времен Третьего рейха до наших дней.

Нетерпимость к чужакам

Политика нацистской Германии была основана на доктрине, утверждающей превосходство «арийской расы». Доктрина одобряла сегрегацию, тюремное заключение, стерилизацию и истребление иных этнических групп, включая евреев, цыган, славян и других рас.

Хотя эта политика расизма была распространена по всей Германии, лагеря стали местами особой концентрации и проявления человеческой ненависти и особого проявления расизма. Нюрнбергские расовые законы 1935 года определяли, что только люди германского происхождения имели право быть гражданами рейха.

Таким образом, в категорию отверженных попадали не только евреи, цыгане и иностранные военнопленные, но любые негерманцы.

Близость проживания к концентрационному лагерю сыграла важную роль в формировании нетерпимости к внешним группам. Тем не менее, лагеря могли влиять на людей только в том случае, если они знали о их существовании. А места эти были хорошо разрекламированы, так как они были известны как трудовые лагеря. В основном это было обусловлено экономическими потребностями: они находились в непосредственной близости с шахтами, карьерами, заводами.

Лагеря не были секретными объектами, а, наоборот, все происходящее там было известно местному населению. «К примеру, выживший в концлагере Нойенгамме Владимир Остапенко, рассказывал,

как местные фермеры регулярно забирали пепел из крематория на удобрения», — пишут авторы исследования.

Сохранились фотографии, на которых видно, что жители гуляли семьями рядом с лагерями. Местных жителей также просили помогать ловить беглых узников. А региональные газеты пропагандировали лагеря, демонстрируя картинки «типичных недочеловеков», и призывали к открытию новых – для людей иной расы с косоглазием, гидроцефалией и другими физическими недостатками. Таким образом, чем ближе к лагерю жили люди, тем больше они были вовлечены в проявление ненависти и борьбы с иными расами: государственная доктрина была не какой-то абстрактной идеологией, а вполне реальной и ощутимой.

Когнитивный диссонанс

О влиянии когнитивного диссонанса на ценности человека подробно изложено в учебниках по социальной психологии. Участие или наблюдение насильственного отношения к человеку или группе может порождать негативное отношение к ним. Именно возникновением когнитивного диссонанса можно объяснить, почему расовые предрассудки находят свои корни в наблюдении насилия.

Согласно этой теории, люди относительно толерантных взглядов, оказавшись в непосредственной близости к концентрационному лагерю и став очевидцами происходящего, начинали испытывать психологический дискомфорт.

Ликвидация лагеря впоследствии не избавляла очевидца от воспоминаний: единственным выходом побороть чувство диссонанса было изменить свое представление о других расах, рационализировать дискриминацию, порабощение, насилие и другие виды бесчеловечного обращения с людьми. Задача лагерей заключалась в как раз в изменении взглядов и отношения местного населения к «не таким как все».

Методы исследования

Для проверки своей гипотезы о воздействии концентрационных лагерей на отношение местного населения к чужакам, ученые провели опросы, основываясь на двух критериях: терпимость и поведение при голосовании, а также предоставление точных региональных идентификаторов. К примеру. людей спрашивали: «Кого из перечисленных вы бы хотели иметь с качестве соседей? Варианты: люди иной расы, евреи, мусульмане, цыгане, иммигранты, гомосексуалисты».

В вопросе «за какую партию вы бы проголосовали?» или «какая партия вам нравится больше всего?» принимали во внимание ответ «крайне правую партию» (Национал-демократическая партия Германии, Немецкий народный союз, другие).

Проведенные исследования подтвердили гипотезу: действительно, люди, живущие по соседству с бывшими концентрационными лагерями более склонны к нетерпимости по отношению к иным группам людей, а также в большинстве случаев голосуют за правые партии.

Результаты проведенного исследования, опубликованного в журнале American Political Science Review, возможно, помогут понять, как именно бороться с различными проявлениями нетерпимости в современном мире.

Согласно выводам ученых, в борьбе с ксенофобией в будущем можно также использовать механизм когнитивного диссонанса. Этот метод психологического воздействия, некогда давший долгосрочные и эффективные результаты, можно будет использовать в благих целях.

В Совете Европы отмечают рост ксенофобии на континенте | Новости из Германии о Европе | DW

Комиссия Совета Европы против расизма и нетерпимости (ECRI) опубликовала в четверг, 27 февраля, традиционный ежегодный доклад за 2019 год. Как заявила, представляя этот документ, генеральный секретарь Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич, «Европа сталкивается с шокирующей реальностью: число антисемитских, антимусульманских и других преступлений на расистской почве растет с угрожающей скоростью». В качестве примера она привела стрельбу в немецком городе Ханау, когда в результате атаки правого экстремиста на посетителей двух кальянных погибли 9 человек. 

В докладе ECRI отмечается, что объектами давних предрассудков, дискриминации, ксенофобской риторики и насилия становятся мусульмане, евреи, цыгане и афроамериканцы. В ряде европейских стран с притеснениями, угрозами и насилием регулярно сталкиваются представители ЛГБТ-сообщества.

Особый акцент в докладе сделан на интернете. «Различные избирательные кампании в 2019 году показали, что ультранационалистическая, ксенофобская, расистская и гомо/трансфобская риторика вновь набирает обороты и все глубже проникает и даже задает тон в социальных сетях. Оскорбительные и унизительные комментарии в интернете, которые в прошлом считались бы неприемлемыми, становятся новой нормой», — указывается в документе.

Эксперты отметили также, что растущее чувство незащищенности среди европейцев продолжает подпитывать антииммиграционные настроения. Растет число людей, которые считают, что равенство и интеграция приводят к дальнейшей нежелательной конкуренции и угрожают их рабочим местам, экономической и социальной стабильности.  Этим широко пользуются националисты и ксенофобы, указывается в документе. «Мы должны остановить распространение ядовитой риторики расистских экстремистов, которая бьет в самое сердце наших демократий», — заявила Мария Пейчинович-Бурич.

Она также отметила, что организации, отстаивающие интересы уязвимых групп населения, по-прежнему не располагают финансовыми ресурсами и квалифицированными кадрами, а также полномочиями оказывать поддержку жертвам и представлять их интересы в судах.

Смотрите также:

  • Теракт в Ханау

    Гессенский город Ханау в Германии стал местом кровавой бойни

    Вечером 19 февраля в одну из кальянных в центральной части города Ханау, что в федеральной земле Гессен, ворвался человек и начал стрельбу по посетителям. В результате были убиты три человека.

  • Теракт в Ханау

    Стрельба в кальянной

    Через некоторое время появилась информация о стрельбе в кальянной, находящейся в другом районе Ханау — Кессельштадте. Мужчина вошел в помещение и открыл беспорядочную стрельбу, убив пятерых человек. Еще один пострадавший скончался через несколько часов от полученных ранений.

  • Теракт в Ханау

    Полиция быстро вышла на след преступника

    Полиции оперативно удалось установить личность предполагаемого преступника. В его квартире были найдены два трупа. Одним из убитых оказался сам Тобиас Р. — 43-летний житель Ханау, гражданин Германии. Рядом с ним находилось тело 72-летней женщины, его матери.

  • Теракт в Ханау

    В машине предполагаемого преступника найдены патроны

    По данным полиции, Тобиас Р. имел разрешение на владение охотничьим оружием. В машине предполагаемого преступника обнаружены патроны.

  • Теракт в Ханау

    Полиция провела масштабную операцию

    На помощь коллегам из Гессена прибыли полицейские из Баварии. Следствие считает, что речь идет о преступнике-одиночке.

  • Теракт в Ханау

    Тобиас Р. разместил видео в YouTube за несколько дней до убийств

    Предполагаемый преступник за несколько дней до убийств опубликовал в YouTube видео. Об этом, по данным dpa, сообщают правоохранительные органы. Видео Тобиас Р. — немец, бегло говорящий по-английски, назвал «персональным посланием ко всем американцам». В нем автор послания заявил, что якобы «в США существуют подземные военные объекты, где мучают и убивают детей. Там также поклоняются дьяволу».

  • Теракт в Ханау

    Расследованием занимается Федеральная прокуратура

    В связи с особой тяжестью преступления расследование взяла на себя Федеральная прокуратура Германии. Следователи располагают свидетельствами того, что предполагаемый убийца руководствовался ксенофобскими мотивами. По данным полиции, все 9 жертв нападений имеют миграционные корни. Турецкое консульство в Берлине подтвердило, что среди погибших — 5 граждан Турции.

  • Теракт в Ханау

    Президент ФРГ Штайнмайер: «Акт террористического насилия»

    Президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер 20 февраля в Ханау назвал произошедшее «жестоким актом террористического насилия» и призвал общество не позволить «запугать себя». «Граждане должны быть «едины против ненависти, расизма и насилия», — подчеркнул глава государства.

  • Теракт в Ханау

    Траурные митинги памяти погибших

    Не только в самом Ханау, но и в десятках других городов вечером в четверг, 20 февраля, прошли траурные митинги в память о жертвах преступления.

  • Теракт в Ханау

    Минута молчания на кинофестивале Берлинале

    70-й Берлинский международный кинофестиваль в четверг, 20 февраля, открылся минутой молчания в память о погибших в Ханау. Как написали организаторы фестиваля в специальном заявлении, «Берлинале выступает против насилия и расизма».

  • Теракт в Ханау

    МВД ФРГ признало стрельбу в Ханау терактом

    «Преступление в Ханау — это однозначно расистски мотивированный террористический акт», — заявил глава ведомства Хорст Зеехофер на состоявшейся 21 февраля пресс-конференции в Берлине. Министр заверил, что по всей стране будет усилена работа полиции, чтобы предотвратить действия возможных преступников-подражателей.

    Автор: Вадим Шаталин


Уровень ксенофобии в России заметно понизился — Российская газета

На днях молодой житель Калининграда был осужден на один год лишения свободы условно «за совершение действий, направленных на возбуждение ненависти, вражды и унижение человеческого достоинства группы лиц по признакам национальности».

Было установлено, что мужчина, придерживаясь националистических взглядов, разместил в социальной сети «ВКонтакте» комментарий, содержавший признаки возбуждения ненависти и вражды в отношении представителей Кавказа и Средней Азии. А несколько ранее процесс по делу с аналогичной окраской состоялся в окружном суде города Ферден (федеральная земля Нижняя Саксония): жительницу Германии Урсулу Хафербек приговорили к 2,5 года тюрьмы за разжигание национальной розни и отрицание Холокоста. В своем последнем слове подсудимая, продолжая стоять на своем, заявила, что лагерь Освенцим был не концентрационным, а трудовым, и людей там не истребляли в газовых камерах.

Ксенофобия не знает границ — ни моральных, ни географических. Она существует везде. В Европе (особенно сейчас, в условиях миграционного кризиса) ее не меньше, чем в России. Кстати, в России уровень ксенофобии заметно понизился: ненависть к «понаехавшим» заместилась ненавистью к Западу. Оттого и ноябрьские «русские марши» последних двух лет были относительно миролюбивыми. В том смысле, что нетерпимость его участников к представителям этнических меньшинств не была явлена столь агрессивно, как прежде. Снизить идеологический градус организаторов «маршей» заставили события на востоке Украины, к которым русские националисты относятся по-разному. Кто-то из них поддерживает «Новороссию», а кто-то — на стороне украинских властей.

Лишь 18 процентов «понаехавших» ощущают межнациональную напряженность

Внеся раскол в ряды русских националистов, события на Украине одновременно повысили уровень толерантности в российском обществе. Проявлений межнациональной вражды стало значительно меньше — в этом мнении сходятся и власти, обычно склонные приукрашивать реальную картину, и правозащитники, столь же привычные к сгущению красок. И те и другие считают, что благодаря украинским событиям Россия получила прививку от национализма. Лозунг «Россия — для русских!» его приверженцами отложен в сторону на какое-то время (но вряд ли навсегда). Меньше стало антикавказских и антимигрантских выступлений. «В целом этноконфессиональную ситуацию в стране можно охарактеризовать как шаткое равновесие: снижение напряженности обусловлено «внешней угрозой» и носит временный характер; негативные факторы, напротив, имеют тенденцию к укоренению», — такой вывод содержится в докладе, подготовленном Центром изучения национальных конфликтов (ЦИНК) и федеральным информагентством «Клуб регионов».

Снижение уровня ксенофобских настроений отмечает и информационно-аналитический центр «Сова». Его руководитель Александр Верховский говорит: «В 2013 году был пик ксенофобии, шла антимигрантская кампания, которая транслировалась по телевидению. Сейчас мы возвращаемся к тому, что было пять лет назад». Радует, что выросло число тех, кто не испытывает никаких эмоций, думая о мигрантах, добавляет он: «Люди об этом не задумываются — и это хорошо». Но уровень агрессивности не упал, а трансформировался, считает Верховский: «Украинская тема в какой-то момент заменила тему ксенофобии, теперь все переключились на конфликт в Сирии. Негатива в отношении мигрантов стало меньше, поскольку повестка оказалась перекошена на конфликт с Западом».

Что ксенофобские настроения в России ослабели и вернулись к уровню 2011 года, достигнув минимальных значений, явствует также из опросов Левада-Центра. Лишь 18 процентов граждан ощущают межнациональную напряженность в местах их проживания, только 12 процентов опрошенных говорят о возможности столкновений на национальной почве. У пятой части респондентов нет этнических предубеждений. Снизилось и число тех, кто поддерживает лозунг «Россия — для русских!» «Тот факт, что в России живут люди многих национальностей, приносит ей в целом больше пользы, чем вреда» — с этим согласна почти половина участников опроса, проведенного фондом «Общественное мнение» для Федерального агентства по делам национальностей. Лишь менее четверти респондентов сочли, что многонациональность приносит России скорее вред, чем пользу, и 32 процента затруднились с ответом. При этом 90 процентов опрошенных сообщили, что никогда не подвергались дискриминации по национальному признаку, и только 16 процентов признались, что испытывают неприязнь к людям другой национальности.

Утратил свою остроту и «еврейский вопрос». По данным американской Антидиффамационной лиги, Россия находится на последнем месте по уровню антисемитизма среди стран Восточной Европы. «Снизить его удалось благодаря законодательству, пресечению антисемитизма на судебном уровне, — говорит президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер. — А раз нет госзаказа на антисемитизм, то это отражается и на других уровнях».

Уровень ксенофобии в России заметно понизился

Причиной улучшения общественного климата в «национальном» его сегменте правозащитники называют активную борьбу государства с экстремизмом и успешные действия силовых структур по нейтрализации вооруженного подполья на Северном Кавказе. Отмечается, что относительному спокойствию способствовал раскол в рядах русских этнонационалистов из-за событий на Украине. «Их шествия и митинги не собирают и половины от бывшего числа участников, стало меньше так называемых националистических рейдов в поисках нелегальных мигрантов», — говорится в докладе «Агрессивная ксенофобия и радикальный национализм в РФ», подготовленном в Московском бюро по правам человека.

Националистической истерии как массового психоза в России сейчас нет. Отношения накаляются не между «коренными» и «понаехавшими». Они накаляются между Россией и Западом. И ксенофобия находит себе новые объекты для ненависти.

Как излечить россиян от ксенофобии

В последнее время ксенофобия в России вышла на новый уровень. Газеты и политики (как провластные, так и оппозиционные) забывают о необходимости даже видимости политической корректности. Нарушения и преступления выходцев с Северного Кавказа (части Российской Федерации!) и граждан стран Центральной Азии привлекают особое внимание — как будто доказывая, что лица неславянской национальности более предрасположены к насилию и неповиновению закону. Откуда это берется? Трудно представить себе, что это заложено в генах. Аргумент ксенофобов другой: если человек воспитывался в другой культуре, то вполне возможно, что он будет себя и вести по-другому.

Но дело не только в культуре и воспитании. Выросший на Кавказе или в Средней Азии человек славянской внешности инстинктивно вызывает у среднего москвича гораздо больше доверия, чем черноволосый и смуглый москвич, никогда не бывавший на юге. В чем здесь дело? Дело в том, что мы часто оцениваем людей на основании предрассудков, причем не всегда осознавая, откуда эти предрассудки берутся. По внешним признакам — рост, цвет кожи, глаз и волос, одежда — мы сразу же делаем вывод, стоит ли иметь дело с человеком, отнестись к нему с доверием или перейти на другую сторону. Этот способ принятия решений — результат эволюции, в процессе которой человек научился мгновенно принимать некоторые решения на подсознательном уровне, с тем чтобы не тратить драгоценное время на разговоры с неизвестными. Это может быть и разумно, но лишь до тех пор, пока предрассудки и стереотипы основаны на надежных данных, а не на вымыслах или давно отвергнутых теориях. Сегодняшний мир меняется так быстро, что вчерашние стереотипы просто устарели и опираться на них уже не имеет смысла. Лучше на рациональном, а не на подсознательном уровне принимать решение о том, доверять неизвестным или бояться их, — в том числе задумываясь и над тем, есть ли статистически значимые отличия в уважении к закону между средним москвичом и средним южанином.

Впрочем, не все так просто — часто в обществе работают механизмы, которые действительно дают рациональные основания для ксенофобских стереотипов, делая их фактически самосбывающимися. Дело в том, что предрассудки, однажды укоренившись, могут вызывать обратную реакцию, которая делает их самоподдерживающимися. Так работает известная теория статистической дискриминации. Если в обществе считается, что представитель одного из меньшинств может сделать только спортивную карьеру, то в этом меньшинстве у молодежи не будет стимулов учиться на инженера — все равно инженером не стать. Тогда возникнет замкнутый круг: представители меньшинства будут стараться стать спортсменами, а представители большинства будут действительно правы в своих предрассудках.

Реклама на Forbes

Если москвичи знают, что приезжий из какой-то страны может хорошо работать только в незаконном бизнесе, то они — при прочих равных — будут бояться нанять его на ответственную работу в «белом» секторе. Соответственно и приезжие, не имея выхода, будут самоорганизовываться в незаконные сообщества. Таким образом, стереотипы москвичей будут действительно полностью оправданны. Примеры подобных ловушек можно продолжать до бесконечности — такие же предрассудки и самосбывающиеся ожидания возникают и по отношению к женщинам, и по отношению к людям с ограниченными возможностями.

Как вырваться из этого замкнутого круга? Это не бином Ньютона. Необходима та самая политическая корректность, над которой принято смеяться в России. Надо обеспечить равенство людей всех рас и религий на рынке труда, дать равные шансы молодым людям (по крайней мере российским гражданам) вне зависимости от их происхождения. При этом, возможно, для защиты меньшинств придется пойти и на affirmative action — на неслыханные в России квоты представительства женщин, людей с ограниченными возможностями, этнических и религиозных меньшинств.

Конечно, политическая корректность сработает не сразу; дискриминация по-прежнему сильна и в США. Но очевидно, что в Америке эта политика принесла вполне ощутимые результаты — например, афроамериканец Барак Обама смог окончить Гарвардскую школу права и (дважды!) стал президентом США. При этом в 2008 году на первичных выборах он конкурировал с женщиной, а в 2012-м на президентских выборах — с мормоном. Еще 50 лет назад такое казалось абсолютно невозможным.

Есть ли ксенофобия и расизм в России

С 2018 года в России отмечается рост ксенофобских настроений, хотя на ее территории проживает более 180 этнических групп. «Афиша Daily» поговорила с представителями коренных народов Сибири, которые живут за пределами национальных республик, о том, с какими стереотипами и проблемами они встречаются и что думают о ксенофобии в родной стране.

Надежда Гаврильева

Красноярск, 26 лет

© Из личного архива

Я родилась и выросла в Якутске, затем шесть лет училась в Москве, стажировалась там в сфере рекламы и пиара, потом переехала с мужем в город Губкинский, в Ямало-Ненецком автономном округе, там ему предложили работу. А когда у нас родился ребенок, то мы уехали в Красноярск, где сейчас и живем.

Опасения, когда я уезжала учиться в Москву, были у родителей. Они говорили, что город большой, там могут быть не самые приятные люди. Знакомые, которые учились на старших курсах, рассказывали, что бывают преподаватели, которые могут игнорировать студентов другой национальности, но я с таким не сталкивалась. Бывало, что подходили ребята из универа и говорили «нихао» или «конишуа» с издевкой. Но со стороны одногруппников такого не было, все окружающие всегда со мной хорошо общались — и русские, и люди других национальностей. Все знакомые знали, где находится Якутск, но у многих о нем были только стереотипные представления: «О, у вас олени и алмазы».

Со съемом квартир в разных городах проблем особо не возникало. Арендодатели, когда я им звонила, слышали русское имя, хорошую речь и уже настраивались на позитив. При встрече они могли быть немного удивлены из‑за внешности, но это уже никак не влияло на дальнейшую сделку. Объявлений с пометкой «только лицам славянской внешности» действительно встречается много, приходилось их пропускать. Но была ситуация, когда попался очень хороший вариант, и мы решили позвонить владельцам. Мы хорошо пообщались и поехали смотреть квартиру — и все прошло нормально, никакого негатива со стороны хозяев я тогда не заметила.

В Красноярске много студентов из Китая. Мы однажды гуляли всей семьей, и кто‑то из проходившей рядом компании молодых людей громко сказал: «Тут опять китайцы». Мы с мужем ответили: «Нет, чувак, мы не китайцы». Ребята смутились и ушли. Мне не обидно, когда меня принимают за китаянку, пока это не перерастет в грубость.

Когда началась история с коронавирусом, но еще можно было гулять, на нас с сыном нехорошо смотрели и демонстративно обходили. Видимо, думали, что мы из Китая, и опасались.

Во время путешествий мы с мужем говорили, что мы из России. Иностранцы часто удивлялись: «Вы точно оттуда, может быть, тогда ваши родители из Китая или из Японии?» Обидно, что люди не знают, что у нас в стране много национальностей и россияне могут выглядеть по-разному.

Когда я слышу фразу «Россия для русских», мне, конечно, неприятно. Я надеюсь, что такого станет меньше. Но думаю, что и сейчас людей, настроенных негативно к другим национальностям, мало. Мне кажется, что расизм и ксенофобия в России существуют из‑за того, что страна у нас большая, и некоторые люди всю жизнь проживают в одном месте, не путешествуют, не знают о других территориях, на которых проживают люди азиатской внешности.

Ольга Доможакова

Новосибирск, 55 лет

© Из личного архива

Я руководитель Хакасского культурного центра в Новосибирске, занимаюсь сохранением и популяризацией культуры хакасского народа. Родилась в Абакане, но в раннем возрасте с семьей переехала в Кузбасс (Кемеровскую область), потому что папа, окончив Ленинградский горный институт, выбрал работу на Беловском цинковом заводе. В Кузбассе я окончила школу и институт, потом по распределению попала в Новосибирск. В мои школьные годы, это были 70-е, лиц нерусской национальности часто обзывали. В моей школе такого не было, отношения в классе были хорошими, нашу семью знали и уважали. Но за ее пределами незнакомые люди могли оскорбить без повода: узкоглазая, нерусь и прочее.

Добиваться карьерных успехов людям с нерусской внешностью непросто — сложилось представление, что они глупые. Хотя население, проживавшее на территории Хакасии, всегда было грамотным, о чем свидетельствуют наскальные рунические надписи, сохранившиеся с давних времен.

В советское время много было анекдотов о необразованных чукчах, в которых народов Сибири и Севера представляли как людей недалеких и безграмотных. Хотя вся их история говорит об обратном — о силе духа и сильной связи с землей и родом.

Я рада, что меня по жизни окружали хорошие люди. В Новосибирске я попала на оборонное предприятие, в замечательный инженерный коллектив, где мы друг другу помогали, вопрос о национальности не стоял. Конфликты на почве национальности возникают, как мне кажется, когда социальные условия становятся тяжелыми, потому что снижается духовность. Сегодня на улице, как раньше, уже не оскорбляют. Но если идет человек в плохом настроении, то он может пробурчать что‑то в мою сторону.

Наша хакасская общественная организация входит в Ассоциацию национально-культурных автономий и национальных организаций «Содружество», у нас их порядка 37, и мы между собой хорошо общаемся, проводим фестивали народов, ходим друг к другу на праздники. Вокруг меня люди, которые сохраняют культуру, говорят на своем языке, носят национальную одежду, не каждый день, но хотя бы по праздникам. И это так красиво! Когда грузин, например, надевает национальный костюм, исполняет свои танцы и песни, то он сразу преображается. А когда одевается в обычную современную одежду, то становится обезличенным.

Подробности по теме

«В школе я мечтала о русской фамилии»: как живут дети из межнациональных семей в России

«В школе я мечтала о русской фамилии»: как живут дети из межнациональных семей в России

Сегодня есть большие изменения в отношении к коренным народам. Мы добились внимания к нашим проблемам, возросла гражданская активность. Однако к нам все еще не хотят прислушиваться. Так, в Хакасии активно работают угольные разрезы, которые уничтожают реликтовую Койбальскую степь, где целебный воздух и уникальные травы. А вместе с этим и культуру хакасов: археологические памятники и традиционное землепользование. Угольщики, не спрашивая коренное население, фермеров, которые всю жизнь там выращивают ячмень и пасут скот, забирают их земли. Люди протестуют, выходят на митинги, но никто их не слушает.

В последнее время интерес к культуре сибирских народов вырос. Из европейской части страны к нам часто приезжают туристы. В самом Новосибирске мы проводили фестивали и праздники, организовывали гастроли фольклорных групп «Ульгэр», «Айланыс», театра «Читиген». Новосибирцы с удовольствием приходили на концерты и удивлялись, что рядом с ними живет народ с таким культурным наследием. И хотя Хакасия находится через одну область от Новосибирской, не все об этом знают. Бывали случаи, когда люди спрашивали: «А Хакасия где‑то на Кавказе?» Чаще всего представления о коренных сибирских народах связаны только с шаманизмом. Приходится объяснять, что наша культура — это еще красивые национальные костюмы, горловое пение, уникальные музыкальные инструменты, археологические памятники.

Человек, который переселяется в большой город, неизбежно теряет связь со своей культурой, растворяется. Это касается любого народа. Сейчас среди молодежи есть разные мнения: кто‑то считает, что перспективнее учить китайский и английский языки и уехать за границу, но есть и те, кто интересуется своими корнями, учит родной язык, изучает традиции и осознает свою значимость как носитель национальной культуры. Знаю одно: все они рано или поздно приходят к истокам.

Идегел Намдан

Москва, 23 года

© Из личного архива

Я родился и вырос в Туве и уже четыре года учусь в Москве. Родители всегда поддерживали мое желание уехать, хотели, чтобы я получил образование в столице, тем более у мамы там прошли студенческие годы. Но с детства я слышал одну историю от взрослых: в апреле очень часто гуляют скинхеды (если не ошибаюсь, отмечают день рождения Гитлера), и люди попадают под раздачу — кого‑то избили, кого‑то пырнули ножом. Но это было в 2000-х годах.

На первом курсе преподавательница по этике спросила, правда ли, что в Туве происходит геноцид русских. Тогда, в 2016 году, статьи про мою республику писали многие, но это не так, никто никого не убивает. Серьезные межнациональные конфликты действительно были в 90-е, после распада СССР, республика даже хотела отделиться от России. Тогда были и стычки, и убийства. Это темная страница в истории Тувы, но времена изменились.

В университете я со всеми отлично общался, завел кучу друзей, дискриминации не было. Но было много шуток про тувинцев с ножами. На первом курсе одна девочка сказала, что ей посоветовали с тувинцами не гулять, не пить, потому что они могут всех порезать. Но я к этому отнесся с юмором (девочке тогда ответил: «Ой, не шути, а то сейчас нож достану»). Думаю, что эти вопросы вызваны любопытством, а не желанием меня обидеть. Я всегда дружил с русскими ребятами, учился с ними в одном классе и привык к таким черным шуткам, сам могу пошутить на такие темы.

Была только одна ситуация, которая вывела меня из себя. На паре я как‑то болтал с подругой, преподавательница сделала нам замечание: «Там, на последней парте, девочка в водолазке и китайский мальчик». Бывало, что преподаватели удивлялись, что я хорошо говорю по-русски, возможно, думали, что я студент из Китая (у нас их много). Но так, в открытую, никто не говорил, еще и при полной аудитории. В конце пары мы сдавали задание, я подписал работу «От китайского мальчика из Республики Тыва», после этого она перестала со мной здороваться. Эту историю я обдумывал целую неделю — как сотрудник МГУ мог так сказать? Меня задело это, потому что я считаю себя россиянином, частью этой страны, а когда меня отделяют, то хочется сказать: «Ребята, я же свой!»

Подробности по теме

«Нужно смотреть дальше цвета кожи»: как в России травят блогерку с африканскими корнями

«Нужно смотреть дальше цвета кожи»: как в России травят блогерку с африканскими корнями

Не все знают, где находится моя республика. Многие в университете спрашивали: «Тува, а это какая страна?» И я постоянно включал шарманку: «Это в России, республика граничит с Красноярским краем, Монголией». Или же говорили: «А, это откуда Сергей Шойгу?» Интересно получается: ты родился в России, всю жизнь прожил здесь и, когда тебе приходится поступить в университет в другой город, ты попадаешь совсем в другой мир, где о существовании твоего региона почти не знают.

В Москве большую роль играет внешний вид. Если на мне классические брюки, пальто, ботинки, то меня никто не остановит. Стоит надеть что‑то спортивное, меня обязательно попросят остановиться и открыть рюкзак, особенно в метро. Такое отношение я всегда связываю с политикой, с какой‑то пропагандой. Я всю жизнь слышу фразу «Россия для русских». Когда об этом постоянно говорят из телевизора, то у людей может сформироваться впечатление, что страна только из русских состоит.

Я четыре месяца провел в Америке по программе Work and Travel, там были ребята со всего мира. Когда мы знакомились, у всех был маленький шок, потому что для них Россия — исключительно европеоиды, светлокожие ребята с голубыми глазами. Американцы расспрашивали, как я, с азиатской внешностью, оказался там. И я начинал рассказывать, что Россия — вообще-то, многонациональная страна. Но самое интересное, что американцы спрашивали, притесняют ли меня в родной стране, есть ли у нас расовая сегрегация. Потому что у них это все еще существует. Я сказал, что сегрегации нет, я не чувствую притеснения. Сейчас классное время, мое поколение более толерантное, открытое, люди понимают, что если у тебя азиатская внешность, то это не означает, что ты хуже.

Почему в России существует ксенофобия?

Ольга Шевченко

доктор философских наук, профессор Института социологии и регионоведения ЮФУ

Ксенофобия — с одной стороны, способ социально-психологической защиты человека от внешних негативных воздействий, а с другой — эффективная политическая технология. Основа ксенофобии — страх чужого, поскольку все малознакомое способно нести скрытые угрозы. Это порождает у людей стремление провести видимые и невидимые границы между своим и чужим и таким образом справиться со страхом. Но эти границы не всегда естественны, напротив, они социально организованы и нередко сопровождаются намеренным формированием «образа врага». В этом аспекте ксенофобия — элемент политической технологии.

В истории человечества «образ врага» во всех его разновидностях всегда выступал в качестве эффективного пропагандистского инструмента, который использовался властью для тотального подчинения и управления общественным сознанием населения.

В России формирование этнорелигиозной ксенофобии в виде азиатофобии, исламофобии, юдофобии, кавказофобии обусловлено культурными, историческими и политическими факторами. Например, наличием реальной или потенциальной внешней угрозы от этнически и религиозно «чужих», принудительной культурной унификацией населения на присоединенных в результате войн территориях, политико-административным строительством централизованного государства.

Рост ксенофобии обусловлен в первую очередь духовным кризисом, сопровождающимся дезориентацией населения, дискредитацией прошлого и утратой понимания будущего страны. В настоящее время отсутствует система ценностей, способная объединить представителей различных этнических культур, не сформирована гражданская идентичность в стране. В ситуации духовного вакуума возрождаются способы консолидации на этнической или религиозной основе. Этому способствует затяжное кризисное состояние российского общества, а в подобных условиях усиливается деструктивная активность населения.

Подробности по теме

Нигериец, таджик и кореянка — о том, как жить в России с неславянской внешностью

Нигериец, таджик и кореянка — о том, как жить в России с неславянской внешностью

Более 50% россиян высказались за идею «Россия для русских»

Кремль не видит проблем с ксенофобией в России, заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, отвечая на просьбу прокомментировать результаты опроса «Левада-центра» об уровне ксенофобии в стране.

Он сказал, что не знаком с результатами этого исследования и не знает, что там было предметом исследования. «Мы, по крайней мере, не сталкиваемся с какими-то проблемами в этой области, честно говоря, абсолютно, скажем так, в операционном плане такие проблемы на повестку дня не попадают», — сказал Песков журналистам, отвечая на вопрос, насколько Кремль беспокоит вопрос роста ксенофобии и действительно ли фиксирует в России рост таких настроений.

В исследовании «Левада-центра», посвященном вопросам ксенофобии и национализма в России, отмечалось, что на вопрос «Как Вы относитесь к идее «Россия для русских», 51% опрошенных согласились или поддержали такую идею (19% безоговорочно поддержали, 32% заявили, что ее было бы неплохо осуществить). И только 29% считают, что лозунг «Россия для русских» — «это настоящий фашизм».

73% респондентов заявили, что властям России необходимо ограничивать приток трудовых мигрантов из других государств, приезжающих в Россию на заработки. Это максимальный показатель с июля 2017 года.

Отвечая на вопрос, насколько близко лично Вы готовы видеть представителей представителей других национальностей и этнических групп, голоса опрошенных россиян разделились следующим образом:

-евреев готовы видеть в России или в своем близком окружении 68% опрошенных, 27% считают, что на их пребывание в России следует наложить ограничения;
-таджиков, узбеков (выходцев из Средней Азии) — готовы видеть в своей семье, среди своих друзей, соседей и коллег 38% россиян, а за ограничения на их пребывание в стране выступили 59% опрошенных;
-украинцев не против видеть в своем окружении или просто в России 57%, а за то, чтобы не пускать их в страну или пускать с ограничениями высказался 41% россиян;
-чеченцев готовы видеть в своей семье, среди своих друзей, соседей и коллег, а также среди жителей России 52% респондентов, а 44% не хотели бы выпускать их в остальную часть страны;
-цыган — 33% и 63% опрошенных соответственно;
-африканцев — 34% и 59% респондентов соответственно;
-китайцев готовы видеть в России или в своем близком окружении 44%, а 52% считают, что на их пребывание в стране надо наложить ограничения.

Таким образом, в российском общественном мнении по-прежнему сохраняется наибольшая дистанцированность по отношению к цыганам. К евреям, напротив, самая короткая социальная дистанция.

В исследовании, проводившемся аналитиками «Левада-центра» с 20 по 26 августа участвовали 1601 человек, в возрасте от 18 лет и старше, проживающие в 50 российских регионах и 137 населенных пунктах. Среди опрошенных представители городского и сельского населения.

Отметим, что результаты этого опроса вполне вписываются в последние тенденции внутренней политики властей России.

1 июля этого года в России на всенародном голосовании по поправкам в Конституцию россияне приняли более 200 изменений, дополнений и уточнений к 46 статьям Основного закона РФ. Среди них было и дополнение в Статью 68 о «государствообразующем народе» Российской Федерации. «Государствообразующий народ» — новая для Конституции формулировка. Что именно следует понимать под этой фразой, не уточняется.

Как отмечал директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский, предметно исследующий проблемы национализма и ксенофобии, «требование внести русский народ как государствообразующий в Конституцию было требованием русских националистов еще с начала 1990-х годов. Постоянно говорилось, что государство у нас, конечно, называется Россией, но давайте, наконец, выделим русский народ». И хотя в Конституции прямо не говорится, что русский народ является государствообразующим, фразу, что «русский язык является языком государствообразующего народа» буквально понять нельзя. Странность такой формулировки заставляет всех толковать ее по-своему.

Националисты напоминают, что Конституционный суд РФ признал эту поправку «неполитической», то есть не ущемляющей права других народов. Но многие общественные организации национальных республик (Татарстана, Якутии и других) заговорили о дискриминации 25 миллионов российских граждан, которые теперь, по новой Конституции, вроде бы стали представителями «негосударствообразующих народов».

В свою очередь ученые из РАН и МГИМО настаивают, что законодатели внесли путаницу в понятия этничности и гражданства и сумятицу в умы граждан РФ.

Newsru.com

Категория: Ксенофобы | Вики Сообщества | Фэндом

Ты кусок грязи. Нет, я ошибаюсь. Ты ниже грязи. Вы — муравей .
~ Хоппер оскорбляет Флика за то, что он муравей.
Хищники, они могут быть сильными и громкими, но их добыча в десять раз превосходит хищников. Подумай об этом; 90% населения объединились против общего врага.Нас не остановить.
~ Дон Беллвезер объясняет Джуди свою ненависть к хищникам.

Ксенофобы — это злодеи, которые ненавидят, не любят и / или боятся культуры, страны, сообщества, кланы, расы, ориентацию, религии, виды, фракции и / или индивидуумов, которые совершенно разные. Многие используют эти предвзятые движения как средство подавления тех, кто им не нравится; они пересекаются с сторонниками превосходства из-за схожих убеждений и мотивов, но некоторые сторонники превосходства принимают извращенный кодекс «долга», в котором другие расы «ниже» по сравнению с их собственными, в то время как ксенофобы гораздо меньше озабочены такими вещами и открыто враждебны им. вне их собственной группы.

Они могут ненавидеть себе подобных или других, потому что им присущи гены в соответствии с родственными связями их генеалогического дерева, и они не знают, как принять себя, или потому, что в прошлом они были преданы представителем своего вида. Это означает, что они могут быть незащищенными, хотя это может быть не так, если они станут чистым злом, что исключает незащищенность. Ксенофобные злодеи действуют из предрассудков на инстинкте, позволяя им затуманивать свои суждения и использовать их против других по вышеупомянутым причинам или в других дурных целях.Иногда они даже доходят до того, что используют ненависть других людей к группе, чтобы продвигать свои планы или распространять слухи, чтобы другие встали на их сторону.

Это, к сожалению, тип настоящих злодеев, которые выступают против всего и любого, кого они считают отличным от других, в надежде прогнать их и / или стереть следы их существования.

Примечание : Если злодеи квалифицируются как мизантропы, их не нужно считать ксенофобами , если только они не испытывают пренебрежения к другим видам или разделяют антипатии определенных групп (например,грамм. Дональд Лав). Если они имеют геноцид, не добавляйте это, так как они предназначены только для персонажей, которые ненавидят другие расы и / или виды, но не пытаются совершить геноцид. Тем не менее, злодеи, проявляющие расизм по отношению к другим видам, могут привести к геноциду, если позволят своей ненависти взять верх над ними.

Внешние ссылки

Правда о миграции: как эволюция сделала нас ксенофобами

Мультикультурные общества более гармоничны и успешны, но чтобы заставить их работать, мы должны бороться с нашей сформировавшейся тенденцией не доверять мигрантам

Люди 6 апреля 2016 г.

Alex Majoli / Magnum Photos

Все данные свидетельствуют о том, что мигранты способствуют экономическому росту.Так почему бы нам просто не доставить людей, которые хотят работать, в страны, где есть рабочие места, и не приветствовать их с распростертыми объятиями? Отчасти в этом могут быть виноваты предрассудки, уходящие корнями в эволюционное прошлое человечества.

«Представления о конкуренции во многом определяют наше мышление, и их трудно избежать», — говорит Виктория Эссес из Университета Западного Онтарио в Лондоне, Канада. Люди думают о своих системах поддержки как об игре с нулевой суммой, поэтому, если один человек выигрывает, другой должен проиграть. Такие представления были точными на протяжении нашей эволюционной истории как охотников-собирателей, когда появление других на нашем участке означало для нас меньше мастодонтов или грибов.Если бы они были близкими родственниками, они могли бы быть общими — или, по крайней мере, наши общие гены выиграли бы от их успеха. Но любой, кто демонстрирует разные культурные маркеры, скорее всего, станет конкурентом. Современная капиталистическая экономика — это не игра с нулевой суммой: если вы добавите больше рабочих, она будет расти (см. Основную историю). Независимо от этого, наши эволюционные зацикленность затрудняют принятие экономического смысла в приеме иммигрантов.

Это еще не все. «Мы инстинктивно опасаемся близкого контакта с незнакомцами, потому что в нашем эволюционном прошлом это помогало нам защититься от инфекционных заболеваний», — говорит Марк Шаллер из Университета Британской Колумбии в Канаде.Отдельные группы людей часто имеют разную историю воздействия и приобретенный иммунитет к патогенам. Болезнь, безобидно переносимая одним, может опустошить другого, как это случилось с коренными американцами после прибытия европейцев.

Стивен Нойберг из Университета штата Аризона в Темпе отмечает, что группы также развивают различные методы, способствующие выживанию. «Иностранцы с другими правилами могут мешать социальной координации, необходимой вам для выполнения важных задач, или могут вместо этого заставить членов вашей группы следовать их правилам», — говорит он.«Хаос может возникнуть, если ваша группа будет принимать решения на основе консенсуса, но их решения авторитарны».

Шаллер и Нойберг полагают, что по обеим этим причинам человеческие культуры эволюционировали, чтобы опасаться тесного взаимодействия с людьми, которые отличались от их группы.

Эта ксенофобия сохраняется, говорит Нойберг, который обнаружил, что люди чувствуют угрозу со стороны групп с разными ценностями и разного рода. Этнические группы в современных городах часто образуют анклавы, а не смешиваются случайным образом, что может способствовать укреплению местных сообществ, но также порождает более широкое недоверие.Чтобы жить в мультикультурном обществе, нам нужно научиться преодолевать такие сложившиеся тенденции.

Подробнее о миграции читайте здесь

Эта статья появилась в печати под заголовком «Истоки ксенофобии»

Еще по этим темам:

5 способов, которыми ксенофобная программа президента Трампа усилилась во время пандемии COVID-19

С первых дней своего пребывания в должности президент Трамп предпринял серию яростных атак на фундаментальные американские ценности гостеприимства, инклюзивности и терпимости.Но вместо того, чтобы сворачивать эти усилия, учитывая острую необходимость борьбы с кризисом коронавируса, администрация ускорила многие из своих худших ксенофобных политик.

Это подвергает всех нас опасности, игнорируя фундаментальную реальность, согласно которой никто из нас не может быть по-настоящему здоровым, если все не здоровы.

Вот пять наиболее разрушительных атак, предпринимаемых администрацией Трампа, которым Конгресс и американская общественность должны срочно противостоять.

1. Введение нового иммиграционного запрета, который делает козлами отпущения иммигрантов.

Новый Указ президента Трампа об ограничении иммиграции — это, пожалуй, его самая вопиющая попытка использовать COVID-19 в качестве предлога для реализации его радикальной ксенофобской программы.

Хотя запрет сначала был представлен как временная реакция на экономические последствия пандемии, быстро выяснилось, что он является фундаментальной частью долгосрочной стратегии администрации по сокращению иммиграции в США. Эта администрация имеет большой послужной список ущемления прав рабочих, от усилий по устранению защиты, связанной с детским трудом, до уничтожения новых средств защиты сверхурочной работы. Совсем недавно он сократил требования к отчетности о болезни COVID и не обеспечил четких указаний и правоприменения во время пандемии.Вместо этого администрация пытается заставить мясоперерабатывающие предприятия оставаться открытыми из-за проблем со здоровьем своих рабочих.

На самом деле недавние иммигранты сегодня работают вместе с детьми вчерашних иммигрантов на передовой линии борьбы с COVID-19. Мы не позволим этому распоряжению отвлечься от мрачного отчета администрации Трампа о правах трудящихся или ее неспособности отреагировать на пандемию.

2. Отказ просителям убежища в их законных правах на границе США и Мексики

Президент Трамп уделяет особое внимание границе США и Мексики.Его заявление о том, что стена нужна «больше, чем когда-либо», противоречит тому факту, что в США больше всего случаев коронавируса в мире. Мексика и страны Центральной Америки фактически подвергаются риску новых инфекций из США, а не наоборот.

Вместо того, чтобы остановить распространение вируса из в США, администрация удваивает усилия, направленные на то, чтобы люди, статистически маловероятные для вывоза вируса из США, включая людей, спасающихся от насилия и преследований.Отказ от лиц, ищущих безопасности в США, нарушает международно-правовой принцип о невысылке , который требует, чтобы государства не могли возвращать людей на территорию, где они могут столкнуться с преследованием.

Это обязательство по спасению жизни не имеет исключений — не заставлять людей снова попадать на путь причинения вреда. Как Oxfam заявила администрации, тестирование, карантин и другие меры могут быть использованы, чтобы позволить США выполнить свои обязательства по защите здоровья американского народа и защищают людей, спасающихся от насилия и преследований.

3. Исключение иммигрантов без документов и членов их семей из программы помощи при коронавирусе

По оценкам, 11 миллионов человек без документов проживают в общинах по всей территории США. Они составляют основу экономики, работая в передовых отраслях, таких как сельское хозяйство, и платят в такие системы, как социальное обеспечение, страхование по безработице и Medicaid, несмотря на то, что они не могут получить какие-либо из этих пособий. У миллионов есть дети-граждане США.

Но исключение Конгрессом людей без документов и их семей лишило миллионы людей возможности позволить себе продукты питания, лекарства и медицинское обслуживание.Международное право обязывает государства уважать право на здоровье всех людей, независимо от миграционного или иного правового статуса. Oxfam работает над тем, чтобы Конгресс не совершил ту же ошибку в своем следующем пакете стимулов, а тем временем подталкивает правительства штатов к предложению помощи.

4. Продолжение иммиграционного контроля и небезопасное содержание под стражей

Администрация также подорвала благосостояние иммигрантских общин, продолжая иммиграционные рейды и аресты.Эти действия сеют страх, удерживая людей от выхода из дома за медицинской помощью.

Рейды и аресты отрывают матерей и отцов от их детей и направляют их в массивную и непрозрачную систему иммиграционного содержания под стражей. Пандемия COVID-19 убедительно продемонстрировала бесчеловечность системы содержания под стражей в США, заключающую в тюрьму уязвимых людей, нарушая их достоинство и права человека и ставя под угрозу здоровье как задержанных мигрантов, так и работников центров содержания под стражей.Эти учреждения особенно уязвимы для распространения COVID-19 из-за хорошо задокументированных нестандартных условий, перенаселенности, а также плохого и нечастого доступа к медицинскому обслуживанию. Эта система также является дорогостоящей и ненужной, особенно с учетом существования альтернатив задержанию, доказавших свою успешность.

Oxfam поддерживает новый закон сенатора Кори Букера, штат Нью-Джерси, и представителя Прамилы Джаяпал, штат Вашингтон, который ограничит иммиграционное право в уязвимых местах и ​​вокруг них и обеспечит крупномасштабное освобождение людей из иммиграционных задержаний, начиная с люди, наиболее уязвимые для вируса.

5. Продолжаются депортации

Несмотря на то, что глобальное воздушное сообщение прекращается, администрация Трампа продолжает свои рейсы по депортации, отправляя людей, которые могли заразиться коронавирусом в иммиграционных центрах, в страны, плохо подготовленные к их приему.

Это особенно характерно для Центральной Америки. В Гондурасе около 1,5 миллиона жителей не имеют доступа к лекарствам, а больницам не хватает необходимого оборудования и ресурсов. Медицинская инфраструктура в Гватемале также недостаточна для реагирования на кризис такого масштаба, однако на людей, депортированных из США, в настоящее время приходится 20 процентов заболевших в стране.Администрация Трампа должна немедленно прекратить депортации в соответствии с Соглашением о сотрудничестве по предоставлению убежища в Гватемалу, Сальвадор и Гондурас, чтобы предотвратить распространение COVID-19 в этих странах.

Oxfam и наши союзники не принимают эти атаки лежа. Мы сражаемся от имени иммигрантов, лиц, ищущих убежища, и других лиц, на которых нацелена эта администрация. Члены Конгресса должны услышать от своих избирателей, что они также не примут эту ксенофобную повестку дня.

Помогите нам обеспечить, чтобы Конгресс выступил против этой ксенофобской повестки дня, включив иммигрантов без документов и их семьи в следующий пакет мер стимулирования COVID-19.

Подпишите нашу электронную акцию Кризис

беженцев: какие европейские страны наиболее ксенофобны?

Ангела Меркель модно опоздала на самую шикарную глобальную вечеринку осени: атаку в Восточной Европе.

На прошедшей на прошлой неделе встрече за закрытыми дверями канцлер Германии стал последней фигурой, критиковавшей правительства стран Восточной Европы за их изоляционистский ответ на кризис беженцев в Европе. Враждебное отношение восточноевропейских стран к беженцам от войн в Ираке, Сирии и Афганистане было излюбленной темой политиков, обозревателей и общественных интеллектуалов в течение многих месяцев, особенно после вирусного видео в сентябре, в котором венгерская оператор-оператор ставит подножку бегущего родителя-беженца и его ребенка. .

На страницах The New York Times бывший посол США в Венгрии Элени Куналакис обвинила решение Венгрии оставить мигрантов на различных вокзалах на «ксенофобской платформе», которая привела к власти премьер-министра Виктора Орбана. В интервью Der Spiegel , Канцлер Австрии Вернер Файманн сравнил инцидент в Венгрии 3 сентября — когда беженцы в Будапеште сели на поезд, думая, что они направляются в Австрию, но вместо этого оказались в лагере беженцев в Бичке, — с Холокост: «Посадить беженцев в поезда с верой в то, что они отправятся куда-то еще, вызывает воспоминания о самом мрачном периоде нашего континента.

«В Западной Европе, — писал обозреватель журнала Die Zeit Мартин Клингст, — все раздирают Страну мадьяр на части». (Он отказался присоединиться.) Возможно, самое сильное осуждение исходит от принстонского историка польского происхождения Яна Гросса, автора книги Neighbours , в которой подробно описываются ужасы, совершенные против евреев в городе Едвабне их польскими соседями. В немецкой газете Die Welt Гросс утверждал, что восточные государства Европейского Союза «оказались нетерпимыми, ограниченными и ксенофобными.»

« У жителей Восточной Европы нет чувства стыда? » он написал. «Веками их предки массово эмигрировали, спасаясь от материальных страданий и политических преследований». Он утверждал, что ксенофобия Восточной Европы, в отличие от более доброжелательного отношения Германии к мигрантам и беженцам, связана с ее нежеланием противостоять активному и даже восторженному участию населения в истреблении европейских евреев и других этнических меньшинств. «Немецкое общество, которое осознало свои исторические преступления, научилось через них подходить к моральным и политическим вызовам, таким как нынешний приток беженцев», — заключил он.«Восточная Европа, с другой стороны, еще не смирилась со своим кровавым прошлым». Он написал, что только тогда он начнет лучше относиться к беженцам.

Подобные обвинения вызвали защитную реакцию — из тонально неловкого заявления президента Румынии Клауса Йоханниса после раскола между Востоком и Западом при голосовании по схеме переселения беженцев в ЕС, что Румыния не является «ксенофобией, аутистом или сепаратистом», к серии писем читателей, опубликованных в The New York Times в ответ на статью Коуналакиса.«Осмелюсь сказать, что очень похожие голоса ксенофобии были бы услышаны во всем политическом спектре в Соединенных Штатах, если бы американцы столкнулись с волной беженцев из Сирии», — говорится в одном из таких писем. В Die Welt Павел Укельский из Института национал-геденкен защищал Польшу от нападения Гросса, указывая на то, что страна была разрушена нацистскими и советскими вторжениями, чего никогда не случалось в западных странах.

европейцев склонны говорить о «ксенофобии», в то время как американцы склонны говорить о «расизме».

Но действительно ли ксенофобия свирепствует в Восточной Европе, чем в Западной Европе — или чем в Соединенных Штатах, если на то пошло? Общественные науки здесь имеют ограниченную ценность. По словам профессора политической философии Университета Сан-Франциско Рональда Сандстрома, который вместе с Дэвидом Хэкауном Кимом написал статью 2014 г. о необходимости конкретизации с помощью таких терминов: обсуждая группы внутри и вне группы, европейцы склонны говорить о «ксенофобии», в то время как американцы склонны говорить о «расизме».

«Расизм — это быстрое явление, к которому [американцы] могут обратиться в силу нашей собственной истории», — сказал Сандстрем. Европейцы имеют меньше опыта с заряженной черно-белой динамикой и антирасистским активизмом, который хорошо знают американцы, и поэтому менее склонны строить дебаты об иммигрантах в этих терминах. Кроме того, «европейцы, особенно немцы, страдают аллергией на слово« расизм »из-за Холокоста, поэтому они быстрее переходят к обсуждению ксенофобии».

Разделение имеет тенденцию обеднять оба дискурса.«Опасность заключается в том, что, когда мы сталкиваемся с ксенофобией, которая не выглядит расистской, нам трудно понять ее как проблему», — сказал Сандстрем. По другую сторону Атлантики «активистам может быть действительно важно указать, как исключение этих беженцев и мигрантов может иметь расовый оттенок. Они не хотят вникать в этот вопрос, потому что он слишком чувствителен для них ».

В 2011 году группа исследователей из Университета Амстердама, Университета Осло и Высшего института Пацифика в Калифорнии попыталась дать импульс исследованиям ксенофобии, разработав «межнациональный показатель ксенофобии, основанной на страхе».Они пришли к выводу, что для надежного измерения только основанного на страхе компонента ксенофобии (в отличие от столь же важных компонентов «ненависти или презрения») в разных странах необходимо задать много вопросов.

«Систематические исследования ксенофобии только начались».

Причина, как объяснил Кес ван дер Вир, ведущий автор итоговой статьи, по электронной почте, заключается в том, что люди могут питать многочисленные страхи перед иностранцами: личный страх (чувство личной угрозы при появлении новых людей), страх культурных изменений, страх потери идентичности, страх нелояльности иностранцев, страх потерять контроль над политической системой.В результате полезно спросить людей, согласны ли они с рядом утверждений о культурных, экономических, политических и религиозных аспектах миграции — таких, как «исповедание ислама не соответствует нашей христианско-еврейской традиции» или более косвенные «лица, ищущие убежища, приезжают в нашу страну только для того, чтобы попытаться заработать состояние».

Кроме того, для разных вопросов стоит присваивать разный вес. Утверждение вроде «иммиграция в этой стране вышла из-под контроля»… является сравнительно «легкой», — утверждали авторы: «люди могут положительно отреагировать на этот вопрос, когда они обладают лишь небольшой долей [ксенофобии].«Напротив, относительно высокий уровень ксенофобии может потребоваться для того, чтобы человек согласился с утверждением вроде« Взаимодействие с иммигрантами меня беспокоит ».

Что касается статьи, команда проводила опрос только среди студентов бакалавриата в США, Норвегии и Нидерландах. «Систематические исследования ксенофобии только начинаются», — признал ван дер Веер. Он и его соавтор сказали, что им не было известно ни об одном исследовании с использованием их анкеты в Европе.

Сравнение данных Восточной и Западной Европы о том, что — это , в основном основанные на отдельных вопросах, а не на тщательном опросе и не предназначенные специально для измерения ксенофобии, рисуют сложный портрет.

Как продемонстрировал Макс Фишер на The Washington Post в 2013 году, можно примерно сравнить уровни расовой терпимости, сосредоточившись на одном вопросе международного исследования мировых ценностей, в котором респондентам задается вопрос, каких людей они не хотели бы иметь в качестве соседей, и предлагает в качестве опции «людей другой расы». По этому показателю нетерпимость более распространена в Венгрии и Румынии, чем в Испании, Германии, Великобритании и большей части Скандинавии, но уровни нетерпимости во Франции выше, чем в Венгрии или Румынии.Уровни толерантности в Польше, Украине и Чехии примерно такие же, как в Италии или Финляндии.


Процент респондентов в Европе, которые не хотели бы, чтобы иммигранты или иностранные рабочие были соседями, 2005-2009 гг.

Данные для Беларуси, Эстонии, Ирландии, Исландии, Бельгии, Люксембурга, Австрии, Дании, Чешской Республики, Словакии , Греция, Латвия, Литва, Хорватия, Албания, Черногория, Болгария, Португалия и Македония взяты из Обзора европейских ценностей (2008).


Эти данные не касаются напрямую ксенофобии, но другой возможный ответ на тот же вопрос стал ближе: некоторые респонденты определили «иммигрантов / иностранных рабочих» как лиц, которых они не хотели бы иметь в качестве соседей. В исследовании за 2005–2009 годы — самом последнем, включающем широкий круг стран Восточной и Западной Европы, — Франция по-прежнему производит впечатление более ксенофобной, чем многие страны Восточной Европы. В то время как больший процент венгерских респондентов (24 процента) заявили, что не хотели бы жить рядом с иммигрантами или иностранными рабочими, по сравнению с респондентами из Германии (13 процентов), французские респонденты оказались наиболее враждебно настроенными среди европейских респондентов к тому, чтобы делиться своим соседством с иностранцами, чуть более 36 процентов.


Процент респондентов, которые не хотели бы, чтобы иммигранты или иностранные рабочие были соседями, 2005-2009 гг.


В последнем опросе, который проводился с 2010 по 2014 г. и не включал Францию ​​или Венгрию, процент респондентов Число респондентов из Германии, заявивших, что они не хотели бы, чтобы иностранные рабочие или иммигранты уезжали из соседей, выросло с 13 процентов до 21 процента, что выше, чем процент респондентов, говорящих то же самое в якобы ксенофобных странах Восточной Европы, таких как Польша (7 процентов) и Украина (19 процентов). , и примерно такой же процент, как в Румынии.


Процент респондентов, которые не хотели бы, чтобы иммигранты или иностранные рабочие были соседями, 2010-2014 гг.


Что все это означает? Сказать почти невозможно. Как отметил политолог из Карлтонского университета Стивен Сайдеман, уровни расовой, культурной или религиозной нетерпимости могут выглядеть радикально по-разному в зависимости от того, какой вопрос вы задаете (это было основной причиной упомянутого выше исследования ксенофобии, основанного на страхе). Например, в отчете Pew Global Attitude от 2009 года о Европе, например, на первый взгляд предполагалось, что нетерпимость была выше в Восточной Европе, чем в Западной Европе: на вопрос, согласны или не согласны опрошенные с тем, что «хорошо иметь разные расы, религии и культуры» В обществе, Pew обнаружил, что более высокий процент респондентов сказал «нет» в Восточной Европе, чем в таких странах, как Франция, Великобритания, Испания и Германия.

Но когда исследователи Pew углубились в представления о конкретных группах, они обнаружили разные результаты. Только 15 процентов респондентов из Чехии, 13 процентов респондентов из Украины и 29 процентов респондентов из Венгрии отрицательно относятся к евреям (наиболее неоднозначному меньшинству в этом регионе). Между тем, 27 процентов британских респондентов и 46 испанских респондентов восприняли неблагоприятное отношение к мусульманам, тогда как 26 процентов французских респондентов заявили, что они отрицательно относятся к североафриканцам.Другими словами, западноевропейские респонденты теоретически выглядели более терпимыми, но при нажатии на группы, к которым они были наиболее чувствительны, они казались такими же предвзятыми, если не более предвзятыми, чем восточноевропейцы. В более широком вопросе, возможно, не удалось вспомнить конкретную группу, к которой они относились наиболее враждебно.

Ничто из вышесказанного не означает, что идея обострения ксенофобии в Восточной Европе не правдоподобна : В дополнение к обилию исторических и анекдотических свидетельств, некоторые из причин ксенофобии, которые выявили социологи, указывают на проблему. более выражен в Восточной Европе.

«Одним из факторов является история миграции в стране», — писал ван дер Веер, предполагая, что больший опыт работы с открытыми границами, как правило, облегчает миграцию. Западноевропейские страны веками были объектами иммиграции между своими империями и их богатством, и на протяжении большей части 20-го века уровень иммиграции был высоким. Страны Восточной Европы редко были магнитом для мигрантов и провели большую часть второй половины 20-го века с закрытыми границами из-за холодной войны.

Следует различать политику правительства, враждебную беженцам, и настроения управляемого населения.

Но каждый из ученых, с которыми я разговаривал, так или иначе полагал, что любое обсуждение ксенофобии, происходящее в Соединенных Штатах или Западной Европе за счет Восточной Европы, может быть не очень самосознательным.

«Нидерланды имеют иммиграционные традиции, восходящие к 16-17 векам», — писал ван дер Веер. «Однако я должен сразу добавить, что в настоящий момент существует движение (как и в других европейских странах), которое считает, что Нидерланды« слишком малы »для притока новых иммигрантов.

Оксана Якушко, психолог украинского происхождения, работавшая над исследованием ксенофобии, основанной на страхе, указала на то, что у восточноевропейцев недолговечная память о благотворительности, которую они получали от других — благотворительности, как утверждается, теперь они отрицают сирийцев — их тоже можно перевернуть с ног на голову: «Когда [Берлинская] стена пала, богатые страны, особенно Германия, начали поглощать всех этих людей из Восточной Европы», — сказала она, не оставив восточноевропейцам чужих на ксенофобию — направлено на из них .

В таком случае, возможно, уместно, что некоторые из наиболее заметных анти-восточноевропейских заявлений в СМИ США и Западной Европы исходили не от западных европейцев, а, скорее, от самих восточноевропейцев. Ян Гросс, например, родился в Польше. Зузана Штевулова, словацкий правозащитник, в интервью Deutsche Welle раскритиковала реакцию Словакии на кризис с беженцами, заявив, что «ксенофобия и расизм глубоко укоренились в сознании людей.Недавняя статья о «Венгерской политике ненависти» в The New York Times любезно предоставлена ​​Иштваном Ревом, венгерским историком. А Ангела Меркель сказала, что «считает [себя] восточноевропейцем» — канцлер выросла в Восточной Германии во время холодной войны, — когда она обвинила этот регион в том, что он не извлекает уроки из истории.

То немногое, что можно почерпнуть из запутанных исследований ксенофобии, предполагает, что стоит проводить различие между государственной политикой, враждебной беженцам (в которой такие страны, как Венгрия, безусловно, имеют свою долю), и настроениями управляемого населения.Они взаимосвязаны, но точный механизм не всегда легко измерить. Меркель должна знать это сейчас лучше, чем кто-либо. Если последний опрос общественного телевидения Германии ARD верен, то ее политика открытых дверей в иммиграции дала заметный результат: после значительного сдвига по сравнению с сентябрем большинство немцев теперь «боятся» волны прибывающих беженцев.

Иммиграционные скептики, ксенофобы или расисты? Радикальное правое голосование в шести странах Западной Европы — РИДГРЕН — 2008 — Европейский журнал политических исследований

Учитывая, насколько центральным был вопрос иммиграции для новых радикальных правых партий в Западной Европе, многие обратились к факторам, связанным с иммиграцией, в попытках объяснить их возникновение и предвыборную мобилизацию.Это исследование убедительно показало, что иммиграционный скептицизм (то есть желание сократить иммиграцию) является одним из основных факторов для прогнозирования того, кто проголосует за праворадикальную партию. Однако более ранние исследования часто некритически приравнивали иммиграционный скептицизм к ксенофобии или даже расизму. Используя данные первого раунда Европейского социального исследования (2003 г.), в котором участвовали шесть западноевропейских стран (Австрия, Бельгия, Дания, Франция, Нидерланды и Норвегия), в этой статье проводится различие между иммиграционным скептицизмом и ксенофобскими настроениями.Анализ убедительно показывает, что ксенофобские настроения являются гораздо менее значимым фактором, чем иммиграционный скептицизм при прогнозировании, кто проголосует за новых правых радикалов. Более того, в этой статье анализируется, в какой степени антииммиграционные рамки, используемые радикальными правыми партиями, перекликаются с настроениями поддерживающих избирателей, и в какой степени они влияют на решение людей голосовать за правых радикалов. Анализ показывает, что фреймы, связывающие иммиграцию с преступностью и социальными беспорядками, особенно эффективны для мобилизации поддержки радикальных правых избирателей.Наконец, в статье критикуется более раннее исследование, объясняющее праворадикальное голосование со ссылкой на теорию этнической конкуренции. В отличие от большей части более ранних исследований, в которых использовались меры и сравнения на макроуровне, в этом исследовании используются (самооценки) индивидуальные данные о степени этнической неоднородности района проживания людей. Гипотезы, основанные на теории этнической конкуренции, получают меньшую поддержку, чем ожидалось, что указывает на то, что более ранние исследования могли переоценить значение этих факторов.

Мнение | Обращение судьи к ксенофобам

Прошлой осенью более двух десятков республиканских губернаторов устроили настоящую давку, чтобы первыми запретить переселение одобренных на федеральном уровне сирийских беженцев в свои государства. Бесстыдное проявление ура-патриотизма было вызвано кровавой бойней в Париже в ноябре и опасениями, диктуемыми соперниками-республиканцами в президенты, что террористы могут проникнуть в Соединенные Штаты в качестве беженцев, несмотря на один из самых строгих в мире процессов переселения.

Федеральный окружной судья в Индианаполисе проколол эту выдумку на прошлой неделе, заблокировав попытку губернатора штата Индиана Майка Пенса отрезать федеральные средства на переселение сирийских беженцев, прошедших процедуру проверки, которая длилась до двух лет. Приказ г-на Пенса был неконституционным и «явно дискриминировал» сирийцев по сравнению с другими беженцами, судья Таня Уолтон Пратт вынесла решение по иску, поданному некоммерческой организацией по переселению. Судья пришел к выводу, что решение г-на Пенса удержать средства на переселение «никоим образом» не оправдано его утверждением о том, что его главной заботой является безопасность жителей Индианы.

Постановление потрясло ксенофобную политику, которая сейчас разжигает предвыборную кампанию по выборам президента. Штат был вынужден признать, что на самом деле у него нет полномочий запрещать беженцам въезд в Индиану — уступка, на которую ни один губернатор-республиканец не пожелал пойти прошлой осенью в критике прав штатов. Мистер Пенс просто прекратил финансирование, на которое имели право беженцы — тактика, которую осудил судья. «По сути, это политика наказания сирийских беженцев, уже находящихся в Индиане, в надежде, что их больше не будет», — написала она.

Адвокаты по вопросам переселения заявили, что это постановление было первым, в котором по существу рассматривались попытки некоторых губернаторов, в основном республиканцев, использовать проблему терроризма. Кандидаты в президенты, конечно, яростно боролись за то, чтобы не отставать от ядовитого нативизма, исходящего от Дональда Трампа и губернатора Нью-Джерси Кристи Кристи, который сказал консервативному радиоинтервьюеру, что «я не думаю, что сироты младше пяти лет остаются в живых. вы знаете, в этот момент должны быть допущены в Соединенные Штаты ».

По данным Госдепартамента, 67 процентов сирийских беженцев, направленных в США с просьбой о предоставлении убежища, составляют женщины и дети в возрасте до 12 лет.Г-н Трамп ошибочно предположил, что федеральные чиновники направляли сирийских беженцев в штаты с республиканскими губернаторами, тогда как на самом деле решения о переселении принимаются основными социальными агентствами, такими как Конференция католических епископов США. Заявление г-на Трампа было еще одним примером пропаганды, используемой для искажения правды о проблеме беженцев.

Дело в том, что программа переселения беженцев в этой стране включает в себя осторожный процесс расследования, который резко контрастирует с неконтролируемыми потоками беженцев в Европе, которые республиканские политики используют для разжигания террористических опасений в этой стране.За последние четыре десятилетия более трех миллионов человек, спасающихся от преследований и войн, были расследованы и приняты в Соединенных Штатах. Сирийских беженцев нельзя не приветствовать.

ксенофобы — определение и значение

  • Дестарди говорит: drsinker, когда вы отделите ксенофобов от людей, которые понимают, что ресурсы не безграничны, вы ясно увидите, что И Л Е Г А Л и неконтролируемая иммиграция ЯВЛЯЮТСЯ очень большой проблемой, которую мы должны иметь.

    Think Progress »ThinkFast PM: 11 июля 2006 г.

  • ADL описывает протестующих против иммиграции как « ксенофобов » — людей, страдающих иррациональным страхом перед иностранцами и другими.

    Республиканская радиовещательная сеть

  • ADL описывает протестующих против иммиграции как « ксенофобов » — людей, страдающих иррациональным страхом перед иностранцами и другими.

    Республиканская радиовещательная сеть

  • Разве СНП не называла ксенофобов на последних выборах?

    Почему так много людей ненавидят SNP?

  • Разве СНП не называла ксенофобов на последних выборах?

    Архив 2009-08-01

  • Другое их название — неоконсерваторы или ксенофобов , что является страхом перед людьми, которые вам чужды.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.