Содержание

Конформизм — это… Что такое Конформизм?

Конформи́зм (от позднелат. conformis — «подобный», «сообразный») — изменение индивидом установок, мнений, восприятия, поведения и так далее в соответствии с теми, которые господствуют в данном обществе или в данной группе.[1][2] При этом господствующая позиция не обязательно должна быть выражена явно[3] или даже вообще существовать в реальности.[4] Свойство личности, выражающееся в склонности к конформизму, называется «конфо́рмность».[2]

Виды

Традиционно выделяют 2 вида конформизма:

  • Внутренний, связанный с реальным пересмотром человеком своих позиций, взглядов.
  • Внешний, связанный с избеганием того, чтобы на внешнем, поведенческом уровне противопоставлять себя сообществу.[5]

Роль конформизма

Философ-неофрейдист Эрих Фромм уделил большое внимание тому, что он назвал автоматизирующей ролью конформизма (англ. automaton conformity

). Конформизм, по его мнению, является широко распространённой в современном обществе защитной формой поведения — человек, использующий конформизм, перестает быть самим собой, полностью усваивает тот тип личности, который ему предлагают модели культуры, и полностью становится таким, как другие, и каким они его ожидают увидеть. Фромм считает, что это позволяет человеку не испытывать чувства одиночества и тревожности, однако ему приходится расплачиваться за это потерей своего «Я».[6]

Факторы, влияющие на конформизм

Проявление конформизма обуславливается множеством факторов. Часть из них были исследованы экспериментально, например, Соломоном Ашем.[5] Выделяются следующие факторы:

  • индивидуально-психологические особенности индивида (уровень интеллекта, степень внушаемости, устойчивость самооценки, уровень самоуважения, потребность в одобрении и так далее).
  • микросоциальные характеристики индивида (статус и роль индивида в группе, значимость группы для индивида и так далее).
  • ситуационные характеристики (личностная значимость обсуждаемых проблем для индивида, уровень компетентности индивида и членов сообщества, принимается ли решение публично, в узком кругу или наедине и так далее).
  • половозрастные характеристики индивида.[1][5]

Экспериментальные исследования

Наиболее широко известны следующие экспериментальные исследования конформизма:[5]

Конформизм и нонконформизм

Интуитивно, конформизму часто противопоставляется реакция нонконформизма, или негативизма, однако при более детальном разборе между этими видами поведения обнаруживается очень много общего. Нонконформная реакция, как и конформная, обусловлена и определена групповым давлением, является зависимой от него, хотя и осуществляется в логике «Нет». Поведенческий негативизм нередко связан с тем, что конкретный индивид оказывается на стадии вхождения в группу, когда первостепенной личностной задачей для него выступает задача «быть и, главное, казаться не таким, как все». В значительно большей степени реакциям и конформизма, и нонконформизма противоположен феномен самоопределения личности в группе.

[5][7][8]

Отмечается так же, что и конформное, и нонконформное поведение чаще встречаются в группах низкого уровня социально-психологического развития, и, как правило, не свойственно членам высокоразвитых просоциальных сообществ.[5]

Примечания

  1. 1 2 Философский словарь / под редакцией И. Т. Фролова — 4-е издание. — Москва: Политиздат, 1981. — 448 с. — 500000 экз.
  2. 1 2 Конформность // Большой психологический словарь / под редакцией Б. Г. Мещерякова и В. П. Зинченко — 4-е издание, расширенное. — Москва: АСТ, Прайм-Еврознак, 2009. — 816 с. — 2500 экз. — ISBN 978-5-17-055694-6, ISBN 978-5-9713-9307-8, ISBN 978-5-93878-662-2.
  3. Н. И. Семечкин. Словарь ключевых понятий // Социальная психология на рубеже веков. Истории, теория, исследования — Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 2001. — Т. 1. — 159 с.
  4. Словарь по истории психологии — 2007.
  5. 1 2 3 4 5 6 Кондратьев М. Ю., Ильин В. А. Конформизм // Азбука социального психолога-практика — Москва: Пер Сэ, 2007. — 464 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-9292-0162-2.
  6. Фромм, Эрих. Механизмы «бегства» // Бегство от свободы = Escape from Freedom — АСТ, 2011. — 288 с. — (Philosophy). — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-065381-2, ISBN 978-5-271-34452-7.
  7. Кондратьев М. Ю., Ильин В. А. Нонконформизм // Азбука социального психолога-практика — Москва: Пер Сэ, 2007. — 464 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-9292-0162-2.
  8. Нонконформизм // Социальная психология. Словарь / Под редакцией М. Ю. Кондратьева; Редактор-составитель Л. А. Карпенко; Под общей редакцией А. В. Петровского — Пер Сэ, Речь, 2006. — Т. 2. — 175 с. — (Психологический лексикон. Энциклопедический словарь). — ISBN 5-9292-0141-2, ISBN 592680339X.

См. также

Harvard Business Review Россия

В 1971 году киностудия «Киевнаучфильм» выпустила фильм «Я и другие», в основу которого легли эксперименты, демонстрирующие закономерности конформного поведения человека в социуме. Автор большинства этих экспериментов, доктор психологических наук, академик РАО, профессор, заведующая кафедрой психологии развития МПГУ Валерия Сергеевна Мухина объясняет, что общего у конформизма и нонконформиза и почему самостоятельность — удел избранных.

Что такое конформизм?

Понятие «конформизм» происходит от позднелатинского «conformis» — подобный, сходный. В Европе его начали использовать в средние века для обозначения сообщества, сформировавшегося вокруг англиканской церкви и принимающего все ее догматы. В ХХ веке в связи с изменением системы социального взаимодействия это слово приобрело новый смысл. Обществу понадобился термин, означающий «следование за мнением других». И он появился. Строго говоря, его ввели европейцы, перед которыми встала проблема влияния на людей — с одной стороны, и изучения той категории лиц, которые легко поддаются чужому воздействию, — с другой. В это же время возникло и понятие «конформность» для обозначения качества личности, проявляющей конформизм. Эти понятия распространялись по миру не очень быстро. В 1960-е годы у нас был друг семьи — известный японист Ирина Львовна Иоффе. Она рассказывала, что японские литераторы, глядя на то, как мы живем, сказали ей: «Вы, советские люди, — настоящие конформисты». Ирина Львовна, женщина очень образованная, не поняла, о чем речь. «Вот видите, — ответили ей японцы, — вы даже слова такого не знаете».

Как ученые исследуют конформизм? Можете привести примеры известных экспериментов?

Одними из первых конформность начал исследовать турецкий психолог Шериф Музафер. В 1935 году он провел эксперимент с использованием автокинетического эффекта, то есть иллюзии движения. Он просил испытуемых отмечать моменты начала и окончания движения световых точек и определять расстояние, на которое они якобы переместились. В одной группе Шериф Музафер проводил эксперимент сначала с участием всех испытуемых, а потом индивидуально, а в другой — наоборот. В результате оказалось, что групповое обсуждение влияет на индивидуальные показания. Пожалуй, самые известные эксперименты по изучению конформности принадлежат американскому психологу Соломону Ашу. В 1950-е годы он провел эксперимент с разновеликими отрезками. Он показывал восьмерым молодым людям (семеро из них были «сообщниками» Соломона Аша, то есть членами подставной группы, и лишь один — испытуемым) четыре линии и просил указать одинаковые по длине. «Подсадные утки» систематически давали неверные ответы, и испытуемый всегда шел у них на поводу.

В эксперименте Соломона Аша было семь «подсадных уток». Это случайное число?

Нет. В результате множества социально-психологических исследований было установлено, что самое сильное влияние на человека оказывает группа именно из семи членов. Антон Семенович Макаренко писал в своих работах о том, что семь имеет особую силу воздействия. Это верно для взрослых. А когда дело касается детей, семь— уже много. Мы в своих экспериментах с детьми уменьшали подставную группу до четырех человек.

Каковы мотивы конформного поведения?

Конформизм может быть социальной реакцией, а может — свойством личности. Истинные конформисты всегда готовы следовать за другими. Это опасные люди, ими легко манипулировать, они поддаются каждому последующему воздействию, у них нет внутреннего стержня, нет своей позиции. Конформистов в чистом виде не так много. В то же время конформизм может быть формой продуманной социальной адаптации. Люди часто поступают конформно, если это им выгодно. Кроме того, исследователи зафиксировали резкое повышение конформности в нестабильные исторические периоды. В ситуации неопределенности, когда люди не знают, как себя вести, они невольно соглашаются с другими.

И все же, можно ли сказать, что конформизм в большей степени присущ представителям тех или иных государств?

Есть страны, система которых ждет от человека конформных реакций. Системам Сталина, Мао, Гитлера конформизм был на руку. И люди проявляли конформизм. Как я уже сказала, человек порой демонстрирует конформную реакцию из рациональных побуждений. Наша психика сложнее, чем условия, к которым нас пытаются подстроить. Очень интересные исследования проводил американский психолог (кстати, выходец из России) Ури Бронфонбренер. Изучая ценности североамериканских и латиноамериканских детей, он выяснил, что для американцев важна социальная агрессивность, а для латиноамерикацев — конформизм, следование друг за другом. Он обратил внимание: если поставить к доске трех учеников-латиноамериканцев и попросить первого, кто решит математическую задачу, повернуться лицом к классу, никто не повернется. Все будут ждать друг друга, потому что в Латинской Америке быть первым неприлично. А в США — наоборот, там идет постоянная конкуренция. Но это внешний культурный фактор поведения, форма адаптации к социальным условиям, к социальным ожиданиям — и больше ничего. В реальности же в любой системе обязательно есть лидеры, есть конформисты и негативисты.

Если человек — существо социальное, как проявляется его индивидуальность?

В каждом человеке есть два начала: социальное (я принадлежу обществу, оно меня взращивает) и уникальное. Уникальные проявления нужны нам лишь в отдельных случаях: при решении сложных проблем и в творчестве (научном, литературном, художественном и т.д.) — то есть когда мы тем или иным способом выражаем свое видение мира, пропуская через себя Великое идеополе общественного сознания (все сложившиеся в истории человечества образы и идеи, которые влияют на самосознание каждого отдельного человека в зависимости от уровня его образования и внутренней позиции).

Однако чаще всего мы ведем себя как социальные единицы — это стереотипы, навыки взаимодействия с другими. Мы выходим на улицу и (если нормативность нами усвоена) не толкаемся, не хулиганим, уступаем место пожилым. Мы не проявляем свою личностную позицию до тех пор, пока не попадаем в проблемную ситуацию. Социальное начало в нас сильно, потому что любая система делает из человека социальную единицу. Это нормально. Другое дело, что людей нельзя ломать, превращать в винтики. Конечно, есть люди, у которых одно из этих двух начал развито сильнее. Например, у Бродского был конфликт с собой и с обществом. Он отразил этот конфликт в своем рефлексивном эссе «Меньше единицы». Любопытно, что он сам нашел этот образ и использовал слово, прижившееся в философии и науках о человеке, — «единица».

Если говорить о конформизме как о свойстве личности, то как оно формируется? Или это нечто врожденное?

Никто не знает, исследовать это очень сложно. Может быть, дело в слабом типе нервной системы: сензитивные, то есть чувствительные к внешнему воздействию люди могут поддаваться влиянию окружающих. А если эта слабость сопряжена с отсутствием культуры, системного отношения к миру, если человек не занимается саморазвитием и самоформированием, то дело совсем плохо. Хотя, замечу, сензитивность — тоже великий дар. Художники чувствительны к миру, и благодаря этому свойству они могут реализовать свои способности.

Теперь давайте обратимся к противоположному явлению — нонкорформизму.

В психологии чаще используется термин «негативизм». Только в одном психологическом словаре — А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского — есть понятие «нонконформизм». Так вот негативизм — это протестное поведение, которое проявляется как реакция на общественное мнение. У него много общего с конформизмом: и то и другое — зависимость от общества. Только конформисты соглашаются и говорят «да», а негативисты возражают и говорят «нет». И теми и другими можно манипулировать. Если мы хотим чего-то добиться от негативиста, мы просим его об обратном. Почему-то некоторые видят в нонконформизме некую социальную ценность.

Так при советской власти все протестные проявления людей расценивались как свидетельство силы и самостоятельности личности. Однако нонконформизм — это демонстративный негативизм, а не самостоятельное выражение своей социальной позиции. Да, в Советском Союзе определенную категорию людей называли нонконформистами. Конечно, они могли быть борцами. Но это были по большей части тщеславные борцы. И их протест я бы не назвала высшим достижением социального поведения.

А что высшее достижение?

Высшее достижение — это самостоятельность. Это Андрей Дмитриевич Сахаров, Александр Исаевич Солженицын — они понимали, что и зачем делают, и объясняли это людям. Они выступали прежде всего за интересы человечества. Самостоятельность — это личностное свойство. Только самостоятельного человека можно назвать личностью.

Самостоятельность — это целостное представление о своем месте в мире, о своем пути, о том, как «делать» себя, как выстраивать отношения с близкими, с Родиной, с миром. Чтобы реализовать свои представления, нужна воля. Человеку часто приходится противостоять мнению других. Людей, демонстрирующих целостность сознания и воли, во все времена было не так много. Хочу назвать блистательного русского политического деятеля Василия Витальевича Шульгина (1878—1976), который достойно соответствовал в истории Государства российского своему месту и своему времени, верно служа Родине и честно признавая свои заблуждения. На съемках фильма «Я и другие» проводились эксперименты со студентами. И реакции большинства (вопреки надеждам нашего научного консультанта Артура Владимировича Петровского, который хотел показать, что советская молодежь, в отличие от американской, самостоятельна) были конформными.

Но были и те, кто не шел на поводу у группы. Так вот студентов, которые проявляли самостоятельность, я спрашивала, что они чувствовали, не соглашаясь с большинством. И они отвечали, что очень волновались. Один здоровый парень, мастер спорта, сказал: «У меня такое ощущение, что некий стержень дрожит во мне. Так мне было трудно». То есть когда группа давит, а ты идешь своим путем, ты несешь большие энергетические потери. Проще проявить конформизм: ты со всеми, тебя никто не казнит, не милует, все в порядке. Самостоятельность дорогого стоит.

На самостоятельного человека нельзя воздействовать? Это настолько сильная личность, что его реакция никогда не будет конформной?

Самостоятельная личность может давать и конформные, и негативные реакции. Любого человека можно «подставить». Когда мы проводили эксперименты для фильма, мы специально обрабатывали людей. Мы приводили их в уютную комнату, где были кофе, конфеты, шоколад. Испытуемый входил туда вместе с подставными участниками — входил не последним, а третьим или четвертым. К нему все хорошо относились, показывали ему свое расположение, шутили, смеялись над его шутками. Все его поддерживали, и он чувствовал себя среди своих. И в такой компании в ситуации эксперимента он чаще всего вставал на ту же позицию, что и члены подставной группы. Скажем, про фотографии разных людей, мужчин и женщин, говорил вслед за другими, что это портрет одного и того же человека. А если перед экспериментом все были нервные, злые, то на самом эксперименте дополнительное напряжение создавала съемочная команда, испытуемый давал негативные реакции. Например, про портреты одного и того же человека, говорил, что это разные люди.

Лично я, когда речь идет о серьезных, принципиальных для меня вещах, связанных с моим представлением о мире, внутренне готовлюсь, мобилизую свою энергию, чтобы, если понадобится, дать отпор тем, кто намерен мною манипулировать. К этому надо быть готовым эмоционально и физически. Человека можно сломать, если, например, он устал — ведь все мы к концу дня истощаемся. Кроме того, чтобы противостоять манипуляции и не сломаться, нужна воля и эмоциональная культура — способность регулировать собственные эмоции. В этом смысле себя надо воспитывать. Вообще социальные отношения — это ловушки. Есть люди, которые профессионально расставляют эти ловушки, которые умеют руководить массами, манипулировать ими. Когда вышел фильм «Я и другие», меня приглашали в учреждение, где обучались будущие политические лидеры африканских, азиатских и других дружественных СССР стран. Я успела прочитать там несколько лекций, когда наконец поняла, что на этом фильме учат манипулировать людьми. И я прекратила свои визиты. Ведь цель нашего фильма была показать людям, что они могут невольно пойти на поводу у других.

Нуждается ли общество в самостоятельных людях?

Да, конечно. Однако людей самостоятельных, которые умеют думать, стремятся развивать свою душу, тех, для кого на первом плане личностное развитие, всегда меньше. И это нормально. Как всякому биологическому виду нам не нужна избыточная самостоятельность. Обществу это не нужно. Человечеству надо воспроизводить себя. Какими бы социальными, интеллектуальными и духовными мы ни были, необходимость воспроизводства подчас сильнее нас. Это ключевой момент жизни. Здесь возможно провести аналогию с животным миром. Великий Чарльз Дарвин писал, что среди животных есть лидеры (вожаки), они более интеллектуальны, чем остальные. Вожаков всегда меньше. В стереотипных ситуациях, когда действует описанная Иваном Петровичем Павловым схема поведения по модели «стимул-реакция», стадо действует в соответствии с инстинктом: добывает пищу, производит на свет потомство, пребывает в покое. Когда случаются природные и другие катаклизмы, вожаки вынуждены «соображать» за всех, решать возникшие проблемы. Каждый вид нуждается в интеллектуальном лидере, который может проявить себя в экстремальной ситуации. Вожак в животном царстве — прообраз самостоятельного лидера в человеческом сообществе.

А как эти интеллектуальные вожаки ведут себя в спокойное время?

Есть гениальный эксперимент с крысами. В вольер с высокими железобетонными стенами посадили крыс (из грызунов они самые интеллектуальные создания). Дали им ветошь, бумагу, солому, ветки — они начали строить гнезда. Поставили качели — они начали качаться. Дали еды… А посередине вольера — глубокий колодец с водой. Так вот четыре крысы — три мальчика и одна девочка — освоив пространство, начали изучать колодец и в конце концов попадали в него. Сработал павловский рефлекс «Что такое?».

Сейчас у нас в стране, да и вообще в мире, непростая ситуация. Как раз такая, при которой у общества должна повышаться конформность. Значит, именно сейчас нам нужны самост ятельные личности. Поэтому вопрос: можно ли как-то воспитать, развить в людях самостоятельность?

Самостоятельность воспитать в людях в известной мере возможно. Однако это нерационально с точки зрения реальных потребностей социума. Изобилие самостоятельных персон не нужно обществу.

Развитие человека определяется тремя факторами. Первый — это генотип (то, что досталось нам от предков: тип нервной системы, особенности строения органов чувств и т.д.) Второй — социальные условия: то, как человека воспитывали. Бихевиористы, которые позаимствовали у Ивана Петровича Павлова схему «стимул-реакция», говорили: дайте нам двенадцать детей, и из одного мы сделаем врача, из другого — педагога, из третьего — преступника и т.д. Третий фактор — внутренняя позиция самого человека. Эта позиция формируется не у каждого. Она может сложиться у тех, у кого есть некая система ценностей, кто готов работать над собой. Внутренняя позиция для своего формирования требует колоссальных усилий. Кроме того, воспитать можно только тех, кто имеет к этому мотивацию и сам ищет себе учителя.

В целом же, общество (в том числе и лидеры) не заинтересовано в большом числе лиц, претендующих на самостоятельность.

Конформизм и нонконформизм, лабильность психики

Конформизм: понятие и особенности

Данная статья поможет узнать о конформизме и нонконформизме, о том, что такое лабильность психики. Изучив данный материал, Вы сможете проанализировать формы конформизма, овладеть способами диагностики конформных форм сознания.

Определение 1

Под конформизмом понимается социально-психологическая направленность человека, проявляющаяся, не в самостоятельном, тщательно продуманном выборе жизненных и социальных ценностей, а в пассивной, приспособительной форме к привычному порядку вещей.

Конформным поведением считается некритическое, согласное поведение. Конформисты – это люди, способные вне критического разбора присоединиться к суждениям, которые господствуют в конкретных группах.

«Не будь бараном…» – это слоган одной из центральных газет, которая несколько лет назад вышла с таким слоганов в последние дни президентских выборов. Животное, которое выбрали, не является рефлектирующим сознанием, по этой причине его поступки имеют стадный характер. Не стоит выделяться, а там что будет, то будет.

Отклики на результаты голосования могут содержать ликования из-за общественного единодушия, а также недовольства, связанные с психологией рабской направленности, бездумным следованием и зависимостью от политтехнологи. Говорит ли это о том, что мы заложники стереотипного поведения, трафарета мысли?

Конформизм подразумевает приспособленчество, безмолвное принятие обычного порядка вещей, господствующего мнения и т.д. Следует различать морально-политический конформизм и конформность в виде психологического явления. Нет психопатий, имеющих комфортный тип. Данный вид в чистом виде можно встретить исключительно в виде акцентуации, по данной причине они не включены в клинические систематики. Комфортная акцентуация обозначалась постепенно в характерологических исследованиях. Т. Рибо во второй половине XIX в. писал об аморфном виде характера, который якобы не имел никаких конкретных черт, плывущем по течению, просто подчиняющемся своей среде. Рибо считает, что такие люди не способны сами думать и действовать, а совершенствование у них ограничено подражанием. В свое время П. Б. Ганнушкин смог четко обозначить ряд черт данного типа. Речь идет о постоянной готовности подчиняться большинству, о шаблонности, банальности, склонности к ходячей морали, консерватизму. Но связь этого типа с наличием низкого интеллекта ошибочка.

Замечание 1

На самом деле интеллект не связан с конформизмом. Конформист может хорошо учиться, получить высшее образование, быть успешным в работе.

Основной чертой данного типа является постоянный и чрезмерный комфорт по отношению к своему привычному окружению. Эту тему обширно изучали американские социальные психологи. Они обратили внимание на недоверие и настороженное отношение к незнакомым людям, свойственные для этих людей. Выше уже говорили, что конформность является подчинением личности, отсутствие независимости и самостоятельности. Стоит отметить, что все субъекты при определенных условиях испытывают конформность. Но если конформная акцентуация характера выводит это свойство в устойчивую черту.

Представители конформного типа – это люди своей среды. Главным их качеством, основным жизненным правилом является действовать, как все, пытаться не отличаться, иметь одежду, домашнюю обстановку, мировоззрение, суждения как у всех. Все, как правило, это непосредственное окружение конформистов. Для конформиста важно ни в чем не отставать от него. Но выделение тоже не приветствуется. Яркий пример этого – это отношение к модной одежде. При появлении новой необычной моды на что-либо, конформисты больше всех ее не одобряют. Но стоит только их среде освоить данное новшество, конформисты тоже одеваются согласно этой моде и забывают о своей прежней позиции. Для конформиста свойственно ориентироваться на сентенции и во время трудной ситуации искать в них утешение.

Так как для конформиста важно соответствовать своей среде, они не могут ей противостоять. Исходя из этого, личности такого типа являются полностью продуктом своей микросреды. Хорошее окружение делает из них неплохих людей и работников, а плохая среда формирует негативные качества личности. Важно отметить, что на первом этапе конформисты сложно адаптируются, но когда эта стадия пройдена, новая обстановка также формирует их поведение, как и прежняя. Так, конформный подросток может легко завести негативные привычки или втянут в групповые правонарушения.

Замечание 2

Еще один интересный факт – конформность тесно связана с абсолютным отсутствием критичности. Все, что сказано окружением, все, что они узнали в привычных для них местах информации, все это для них истина. Даже если они получают информацию, которая явно не соответствует действительности, конформист все равно считает ее единственно верной.

Также конформисты являются консерваторами. Им чуждо все новое, по причине того, что они трудно к нему приспосабливаются, со сложностями осваивают новые ситуации. Но в современном мире люди такого типа редко об этом открыто говорят, так как сегодня подавляющее большинство микроколлективов испытывают интерес ко всему новому, а новаторы пользуются успехом. У конформиста же положительная позиция относительно нового остается исключительно на словах. В реальности же для конформиста комфортным является стабильность окружения и окончательно установленный распорядок. Неприязнь относительно всего нового проявляется в необоснованной неприязни к чужакам. Речь идет как о новичках, появившихся в их коллективе, так и представителях другой среды, иной манеры поведения или даже национальности.

Профессиональный успех конформиста обусловлен еще одним качеством. Речь идет об их не инициативности. Высокий результат в работе может быть достигнут на всех уровнях социальной лестницы только при одном условии – позиция не должна требовать постоянной личной инициативы.

Замечание 3

Если же работа предполагает личную инициативу, то конформист перестает справляться даже с самой простой работой, хотя может обладать высокой квалификацией и уметь работать в напряженном режиме, но при четко регламентированных задачах. 

Конформизм в подростковом возрасте

При опеке взрослыми в детстве конформист лишен чрезмерных нагрузок. Исходя из этого, можно предположить, что только в подростковом возрасте могут проявиться черты конформной акцентуации. Весь ряд особых подростковых реакций пройдет под знаком конформности.

Для конформного подростка большое значение имеет место в знакомой группе сверстников, стабильность данного коллектива, постоянство окружения. Для них совершенно не типично менять коллектив, к которому привыкли. Часто конформный подросток выбирает то учебное заведение, в которое идет большая часть его товарищей. Одна из самых сложных психических травм, которая может быть у такого типа подростков – это изгнание из привычной подростковой группы. Также тяжело переносится столкновение общепринятых суждений и обычаев их среды с их личностными мнениями и качествами. К примеру, опасные приключения не свойственны для конформиста, но часто встречаются в подростковый период. Поэтому лишенный собственной инициативы конморфный подросток, может быть втянут в совершение групповых правонарушений, состоять в алкогольных компаниях, подбит на побег из дома или драку.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Реакции эмансипации возможны только при тех обстоятельствах, когда взрослые, учителя, родители пытаются вырвать конформного подростка из привычной среды сверстников, в ситуациях, когда взрослые не позволяют ему «быть как все», следовать распространенным подростковым модам, увлечениям, манерам, намерениям. Среда и мода полностью определяют увлечения конформного подростка.

Замечание 4

В большинстве случаев конформная акцентуация в подростковом возрасте встречается у мальчиков.

Конформно-гипертимный вид – это специфическая форма конформного типа. Он отличается от других видов повышенной витальной самооценкой. Для подростков такого типа свойственно быть эйфоричными, подчеркивать свое бодрое состояние, здоровье, аппетит и хороший тон. Помимо этого зачастую они чрезмерно оптимистично оценивают свое будущее, убеждены в исполнении всех желаний. Но на этом их сходство с гипертимным типом завершается. Они не обладают большой активностью, живостью, предприимчивостью, стремлением к лидерству. Для них свойственно быть дисциплинированными и соблюдать регламентированный режим, в особенности, если таким же образом поступают окружающие.

У конформных подростков редко случаются проблемы в области психиатрии, наблюдается только сочетание конформности и дебильности. Только 3% подростков на исследованном нами континенте, которые были госпитализированы, относились к этому типу. Но стоит отметить, что яркая конформная акцентуация – это крайний вариант нормы. Ганнушкин отмечал склонность конформистов к реактивным состояниям. Так, у некоторых наблюдалась ипохондрия после известия о страшном диагнозе, реактивная депрессия после утраты близких или имущества, реактивная параноида во время угрозы ареста и т.д. Их слабым звеном является излишняя податливость воздействию окружающего мира, а также большая привязанность ко всему, что привычно. При ломке стереотипов, лишении привычного для них коллектива могут наблюдаться реактивные состояния. А при дурном влиянии окружающего мира встречаются интенсивный алкоголизм и приобщение к наркотикам. Психопатическое развитие по неустойчивому типу может быть спровоцировано длительным неблагоприятным влиянием. 

Замечание 5

Помимо этого следует обратить внимание на то, что подростковая конформность может являться временной стадией, которая в будущем приведет к формированию акцентуации по другим типам. Речь идет о паранойяльном или эпилептоидном типе.

Для социализации индивида принципиально важно усвоить определенные нормы, привычки и ценности. На психологические механизмы отбора и усвоения индивида социальных данных влияет совокупность различных факторов:

  • индивидуально-личностные факторы. Речь идет об уровне интеллекта, степени внушаемости, устойчивости самооценки и уровня самоуважения, потребности в одобрении других людей и др.;
  • микросоциальные факторы. Речь идет о положении личности в коллективе, ее значимости для него, степени сплоченности и структуре группы;
  • ситуационные факторы, которые подразумевают состав задачи и уровень заинтересованности в ней человека, уровень его компетентности, вопрос того, будет ли приниматься решение публично, в небольшой компании, либо в одиночестве и т.д.;
  • общесоциальные и общекультурные факторы. Речь идет об условиях, существующих в обществе для развития самостоятельности и ответственности индивида.

Отношение к конформизму в разное время

На сегодняшний день так и нет окончательной точки зрения по вопросам конформизма. Шопенгауэр первым выступил против безропотного послушания. В те времена еще не было понятия «конформист», поэтому использовали понятие «филистер». Размышляя о таком социальном типе, Шопенгауэр говорил, что кульминацией его существования являются устрицы и шампанское. Основная задача в жизни филистера – это получить все, способствующее телесному счастью. Именно по этой причине, по мнению ученого, данный тип людей склонен к чинам, богатству, власти. Это и обуславливает его сговорчивость по всем темам, которые касаются обычных общественных установок.

Также Маркс и Энгельс тоже относились к данному явлению не доброжелательно. С их стороны раздавалась критика в сторону тех, кто был зависим от своей жизненной среды, не могли следовать энтузиазму ради свободы. Они говорили даже о Гете, о котором классики писали, что он был одновременно колоссально велик и безмерно мелок. Учитывая его талант, он мог быть бунтарем, но, напротив, в жизни он был мещанином.

Во время большевистской идеологии на смену филистеру пришли такие понятия, как обыватель и мещанин. Люди, выращивающие хлеб, добывающие уголь, занимающиеся торговлей, воспитанием детей, приумножением собственного достатка, сразу же изобличались, по причине того, что не имели революционного энтузиазма. Для большевиков было важно, чтобы люди шли на баррикады, в то время как мещане всеми силами пытались остаться в собственной жизненной колее.

Для советской историографии свойственно прославление бунтовщика, повстанца, мятежника, головореза и ниспровергателя. Героями были те, кто проливал кровь, а злодеями – подчиняющиеся власти, обычаям и жизненным ситуациям.

Замечание 6

Но, так или иначе, в большевистской идеологии появилось неразрешимое противоречие. Так, фанатизм должен был сочетаться с верноподданичеством, идейным послушанием и вождизмом.

Конформизм в литературе претерпел большое переосмысление. До конца XX в. он имел критический и иронический характер. Фромм сопоставлял данный механизм с защитным окрасом ряд животных: когда животное меняет свой окрас, сливаясь с окружающей средой.

В середине XX в. были проведены психологические опыты, на основе различных методик. И тогда много психоаналитиков и социологов приняли мысль о том, что конформность – это имманентное свойство индивидуального сознания. Успех пропаганды связывали с податливостью сознания, а сама пропагандистская техника являлась искусством применения тайных пружин конформизма.

Для психоаналитиков были очевидны такие свойства человека, имеющего конформистскую направленность, как отсутствие индивидуальности, стандартность, высокий уровень подверженности манипуляциям, консерватизм. Под конформизмом понимали механизм «бегства от свободы». Человек утрачивает свою личность, а перенимает тип личности, который предлагают ему как общепринятый образ. Он превращается в тождественного другим человека, в такого, каким его хотят видеть. Больше нет различий между собственным Я и внешним миром. И это приводит к отсутствию страха одиночества и бессилия.

Исследованием псевдомышления занимался Э. Фромм. Данное явление изучено лучше, чем схожие явления в сфере желаний и чувств.

Пример 1

Если вы спросите рядового читателя газеты его мнение насчет определенной политической проблемы, то под своим мнением он выдаст вам относительно точный пересказ напечатанного в газете. Важно отметить, что он будет воспринимать переданную вам информацию, как действительно свое собственное мнение, к которому он пришел сам. В ситуациях, когда человек находится в небольших общинах, где любая политическая точка зрения передается от отца к сыну, человек может даже не понимать насколько его якобы личное мнение определено авторитетом строгого отца, который сформировался еще в детстве. Другой же читатель может иметь мнение, которое стало продуктом кратковременного замешательства, страха оказаться не разбирающимся в данном вопросе. Таким образом, его мнение будет лишь видимостью, а не синтезом опыта, знаний и политических взглядов. Аналогичное явление применимо и к эстетическим суждениям.

Отмечается, что в большинстве случаев критическое мышление подавляют в раннем детстве. К примеру, девочка в 5 лет может увидеть то, что мать не искренна. Она часто говорит о любви, но на деле является холодной и эгоистичной. Или, например, говорит о высоких моральных устоях, а на самом деле состоит в отношениях с посторонним мужчиной. Для девочки становится очевиден данный разрыв, который оскорбляет ее чувство правды и справедливости, но она зависима от матери, не допускающей ни малейшей критики. Помимо этого девочка не может найти помощи у слабохарактерного отца, и так, она подавляет свою критическую проницательность. В скором времени девочка больше не будет обращать внимания на неискренность или неверность своей матери и потеряет, по мнению Фромма, критическое мышление, так как поймет, что это опасно и ни к чему не приводит. Помимо этого у девочки закрепится шаблон мышления, который позволит ей поверить в то, что ее мать является искренним и достойным человеком, что семейный союз ее родителей – это счастливая семья. Для нее данная мысль будет восприниматься как ее собственная.

5 способов преодолеть групповой конформизм

Инструменты борьбы с деструктивной групповой динамикой.

 

Одна из самых неискоренимых «болезней» стратегических обсуждений — это «синдром заезженной пластинки», или «съезд партии». Это ситуация абсолютной предсказуемости динамики обсуждения, сплошного «поддакивания» и поддержки единственно верного решения. «Зачем мне спрашивать мнение моих сотрудников, ведь я заранее знаю, что они скажут!», — говорят некоторые руководители.

 

Как же раскрутить участников стратегической сессии на откровенное высказывание разнонаправленных мнений? Есть несколько способов, применяемых в российской и мировой практике.

 

Шесть шляп мышления. Не так давно провели очередную стратегическую сессию для одного клиента — и как всегда у нас бывает в этот раз у нас тоже было много восторгов и прорывов во время обсуждения идей в разноцветных шляпах Эдварда де Боно. Как вы наверняка помните, эта методика подразумевает взгляд на вопрос с ряда альтернативных точек зрения: рациональной («белая шляпа»), оптимистической («желтая шляпа»), пессимистической («черная шляпа»), иррациональной («красная шляпа») и творческой («зеленая шляпа»). Это прекрасный подход, и мы рекомендуем его к применению во всех ситуациях.

 

Батл. Марк Розин из «Экопси» устраивает «батл», «судебное разбирательство» — одна точка зрения против противоположной, «стенка на стенку». И «нападающие», и «обороняющиеся» высказывают свою точку зрения не в сглаженной и дипломатической, но в нарочито утрированной форме.

 

Адвокат дьявола. В Римской католической церкви существовала специальная должность под названием «укрепитель веры», или «защитник дьявола». Его задача состояла в том, чтобы предотвратить причисление того или иного человека к лику святых. Он выискивал прегрешения и изъяны характера в кандидате. В частности Христофора Колумба дважды собирались наречь святым, но так и не смогли переспорить адвоката дьявола, который указывал на факты супружеской неверности и меркантильности первооткрывателя Америки.

 

Индивидуальный опрос и «рынок предсказаний». Есть еще отличные способы избежать преждевременного консенсуса. Например, коллективное обсуждение предварить индивидуальным опросом, где люди свободно выскажут свои мысли без попытки сделать их удобоваримыми для коллег. Прекрасно работает так же и «рынок предсказаний»: когда уже есть реестр альтернативных мнений, то можно попросить людей сделать индивидуальные, непубличные «ставки» на те или иные варианты решений — и затем собрать эту информацию. Подобное «коллективное прогнозирование» чрезвычайно эффективно в задействовании той распределенной информации, которая витает в головах членов группы, в окончательном решении проблемы, утвеждает Касс Санстин, соавтор нобелиата Ричарда Талера. Мы в РКГ «Стратегии устойчивого развития» категорически подтверждаем данные выводы собственной многолетней практикой.

 

Коллективные процессы подвержены «групповой динамике», «ловушке мышления», иррационализму, связанному с тем, у участников группы есть более сильные стимулы к тому, чтобы достичь согласия с коллегами, чем к тому, чтобы установить истину. Поэтому группы часто деградируют в направлении наименьшего сопротивления. Чтобы предотвратить подобное соскальзывание группы в преждевременное единодушие, нужно сознательно режиссировать не консенсус, а диссенсус мнений — и на стратегической сессии, и вне ее. Именно в этом случае появляются шансы на появление эффективных стратегий и решений. «Мне в глаза сотрудники говорят, что все хорошо, а вот по итогам индивидуального интервьюирования я, наконец-то, получил перечень проблем и болей, с которым могу работать», — поведал нам один клиент.

 

Алексей Пан

Конформизм в психологии

Здравствуйте, дорогие читатели и посетители!
Наша команда экспертов рада приветствовать на образовательном портале, где мы оказываем помощь в вопросах, связанные с самыми популярными дисциплинами, такими как русский язык, физика, психология и т.д. Вас интересует следующий вопрос: «Что принято понимать под конформизмом личности в обществе»? Жду вашего личного мнения экспертов.
 
ПСИХОЛОГИЯ – это наука, которая изучает закономерности возникновения, развития, а также функционирования психики человека, а также группы людей. После того, как мы выяснили основные положения изучаемой науки, переходим к системному рассмотрению следующих терминов, которые будут часто встречаться в сегодняшней теме: ЛИЧНОСТЬ, ПСИХОЛОГИЯ, АНАЛИЗ, ВОСПРИЯТИЕ, ОБЩЕСТВО, КОНФОРМИЗМ.  
 
ЛИЧНОСТЬ – это относительно устойчивая целостная система интеллектуальных, морально-волевых и социально-культурных качеств человека, выраженных в индивидуальных особенностях его сознания и деятельности. АНАЛИЗ — это такой метод исследования, характеризующийся выделением и изучением отдельных частей объектов исследования. ОБЩЕСТВО (в широком смысле) – это такая форма объединения людей, обладающих общими интересами, ценностями и целями. ВОСПРИЯТИЕ (перцепция) – это чувственное познание предметов окружающего мира, субъективно представляющееся непосредственным. КОНФОРМИЗМ – это изменение поведения или убеждений в результате реального или воображаемого давления группы.
 
Так, что же принято понимать под конформизмом личности в группе (обществе и т.д.)? Стоит в первую очередь отметить, еще в древности философы сходились в том, что человек не может жить в социуме и не быть зависимым от него. Так, термин конформизм произошел от латинского слова conformis (то есть подобный, сообразный), это морально-политическое понятие, обозначающее приспособленчество, пассивное согласие с существующим порядком вещей, господствующими мнениями и т.п.
 
Стоит дополнить, что в психологии под конформизмом личности понимают ее податливость реальному или воображаемому давлению группы, при этом человек меняет поведение и личные установки в соответствии с позицией большинства, которую он не разделял ранее.
 
Стоит также дополнить, что существует также социальный конформизм, под которым понимают некритическое восприятие и следование господствующим мнениям, массовым стандартам и стереотипам, традициям, авторитетным принципам и установкам. На этом урок подошел к концу. Я надеюсь, что Вы усвоили пройденную тему сегодняшнего урока. Если же что-то осталось непонятным из данной темы, Вы всегда можете задать волнующий Вас вопрос.  
Желаем успехов в учебе, на работе, в творчестве!

Мужество быть частью в обществе демократического конформизма. Избранное: Теология культуры

Мужество быть частью в обществе демократического конформизма

Тот же методологический подход возможен и по отношению к тому, что я называю демократическим конформизмом. Демократический конформизм в его наиболее характерной форме мы встречаем в сегодняшней Америке, однако корни этого явления уходят в далекое прошлое Европы. Невозможно понять суть этого явления, как и в случае с неоколлективистским образом жизни, если принимать во внимание лишь такие второстепенные факторы, как жизнь в условиях приграничной зоны, необходимость объединить множество национальностей, длительная изоляция от активной мировой политики, влияние пуританизма и т. д. Чтобы понять сущность этого явления, нужно спросить себя: на каком типе мужества основан демократический конформизм, как это мужество справляется с тревогами человеческого существования, как оно соотносится с неоколлективистским самоутверждением, с одной стороны, и с проявлениями мужества быть собой — с другой? Но прежде необходимо отметить следующее. С начала 30-х годов Америка испытала на себе сильнейшее воздействие европейских и азиатских культур, в результате чего проявило себя либо мужество быть собой в его крайней форме (так возникли экзистенциалистская литература и искусство), либо трансцендирующее мужество, различными способами преодолевающее тревогу нашего времени. Но это воздействие ощутили на себе немногие: лишь интеллигенция да те, кого решающие события мировой истории заставили задуматься над вопросами современного экзистенциализма. Это воздействие не затронуло большинства ни одной из социальных групп и не изменило господствующих умонастроений и основных течений мысли или соответствующих социальных структур и функций. Напротив, стремление быть частью и утверждать свое бытие через соучастие в заданных жизненных структурах растет с поразительной быстротой. Конформность постоянно усиливается, однако она еще не приняла форму коллективизма.

Неостоики эпохи Возрождения, превратив мужество пассивного приятия судьбы, свойственное древним стоикам, в активное противоборство судьбе, проложили дорогу тому мужеству быть, которое свойственно демократическому конформизму Америки. В произведениях искусства эпохи Возрождения символом судьбы становится ветер, наполняющий паруса корабля, в то время как человек стоит у штурвала и определяет направление движения в той мере, в какой возможно определить его при заданных условиях. Человек старается актуализировать все свои потенции, а эти потенции неисчерпаемы. Ведь он — микрокосм, в котором потенциально присутствуют все космические силы и который соучаствует во всех сферах и уровнях Вселенной. Именно в нем продолжается творческий процесс Вселенной, началом которого был он сам как цель и центр творения. А теперь человек призван сформировать свой мир и самого себя в соответствии с данными ему созидательными силами. В человеке природа приходит к своему исполнению, он принимает ее в свое знание и преобразующую техническую деятельность. В изобразительном искусстве природа вовлечена в сферу человека, а человек перенесен в сферу природы: их красота показана как достигшая своих предельных возможностей.

Субъект этого творческого процесса — индивид, который в своем качестве индивида есть единственный представитель Вселенной. Особая роль отводится творческой личности, гению, в котором, как это позже сформулировал Кант, бессознательное творческое начало природы прорывается в сознание человека. Таких людей, как Пико делла Мирандола, Леонардо да Винчи, Джордано Бруно, Шефтсбери, Гете, Шеллинг, вдохновляла идея соучастия в творческом процессе Вселенной. У них энтузиазм и рациональность слились воедино. Их мужество было мужеством быть собой и мужеством быть частью. Учение об индивиде как микрокосме, участвующем в творческом процессе макрокосма, предоставляло им возможность для синтеза подобного рода.

Созидательная деятельность человека развивается от потенциальности к актуальности таким образом, что все актуализированное обладает потенциями для дальнейшей актуализации. Такова основополагающая структура прогресса. Однако вера в прогресс, несмотря на то что она была описана в терминах, заимствованных у Аристотеля, резко отличалась от позиции самого Аристотеля и всего античного мира. У Аристотеля движение от потенциальности к актуальности вертикально, т. е. идет от низших к высшим формам бытия. А прогрессивизм Нового времени рассматривает это движение как горизонтальное, протекающее во времени и направленное в будущее. Такова главная форма самоутверждения, свойственная западной цивилизации Нового времени. Это самоутверждение было формой мужества, ведь ему пришлось принять в себя ту тревогу, которая нарастала по мере углубления знания о Вселенной и о нашем мире внутри нее. Коперник и Галилей вытолкнули Землю из центра мира. Земля стала маленькой, и, несмотря на то, что Джордано Бруно в состоянии «героического эффекта» ринулся в бесконечность Вселенной, ощущение потерянности в океане космических тел с их незыблемыми законами движения прокралось в сердца многих людей. Мужество Нового времени было не просто оптимизмом. Оно было призвано принять в себя глубокую тревогу небытия внутри Вселенной, лишенной границ и понятного человеку смысла. Можно было мужественно принять эту тревогу, но устранить ее было невозможно; она возникала всякий раз, когда мужество ослабевало.

Таков важнейший источник мужества быть частью в творческом процессе природы и истории, которое развилось в западной цивилизации и наиболее наглядно — в Новом Свете. Однако это мужество претерпело множество изменений, прежде чем превратилось в конформистский тип мужества быть частью, характерный для сегодняшней американской демократии. Космический энтузиазм эпохи Возрождения исчез под воздействием протестантизма и рационализма, а когда он вновь возник в движении романтизма в конце XVIII и начале XIX вв., то оказалось, что он не может стать достаточно влиятельным в индустриальном обществе. Соединение индивидуальности и соучастия, основанное на космическом энтузиазме, распалось, породив ситуацию постоянного противостояния мужества быть собой, присутствовавшего в возрожденческом индивидуализме, и мужества быть частью, присутствовавшего в возрожденческом универсализме. Реакционные попытки восстановить средневековый коллективизм или утопические попытки создать новое органическое общество бросали вызов крайним формам либерализма. Либерализм и демократия могли прийти в столкновение в двух случаях: либо либерализм мог подорвать демократический контроль над обществом, либо демократия могла перерасти в тиранию, стать ступенькой к тоталитарному коллективизму. Но кроме этих динамических и бурных процессов было, возможно, и более спокойное, неагрессивное развитие: так возникла демократическая конформность, которая сдерживает все крайние формы мужества быть собой, но не разрушает те элементы либерализма, которые отличают ее от коллективизма. Великобритания первая пошла по этому пути. Противостояние либерализма и демократии проясняет также и многие особенности американского демократического конформизма. Однако за всеми этими изменениями всегда стоит мужество быть частью созидательного процесса истории, что делает современное американское мужество выдающимся типом мужества быть частью. Соответствующее этому мужеству самоутверждение — это утверждение себя как участника творческого развития человечества.

Стороннему наблюдателю из Европы американское мужество может показаться чем-то странным; его символизирует, прежде всего, мужество первых переселенцев, однако и сегодня этот тип мужества характерен для большинства американцев. Человек может пережить трагедию, удары судьбы, крушение идеалов, даже испытать чувство вины и минутное отчаяние: однако он не чувствует себя раздавленным, обреченным, лишенным надежды и смысла. Римский стоик, переживая подобные потрясения, воспринимал их с мужеством покорности. Типичный американец, утратив основания своего существования, вырабатывает новые основания. Это с уверенностью можно сказать как об индивиде, так и о нации в целом. Экспериментировать можно постоянно, ведь неудачный эксперимент — еще не повод для уныния. Участие в созидательном процессе, конечно же, подразумевает риск, неудачи, потрясения. Но все это не может подорвать основы мужества.

Следовательно, сила и значимость бытия присутствуют в самом созидательном акте. Таков частичный ответ на вопрос, который так часто задают иностранцы, особенно теологи: ради чего все это? Какова цель всех этих замечательных средств, полученных в результате созидательной деятельности американского общества? Не случилось ли так, что средства поглотили цели, и не свидетельствует ли неограниченное созидание средств об отсутствии целей? Даже многие урожденные американцы склонны сегодня ответить на последний вопрос утвердительно. Но на самом деле вопрос о созидании средств значительно сложней. Глубинную цель созидания, его telos, составляют вовсе не орудия труда и технические средства, telos — это само созидание. Средства — нечто большее, чем просто средства; они воспринимаются как творения, как символы бесконечности возможностей, свойственных созидательной способности человека. Само-бытие созидательно по своей сути. Тот факт, что сегодня исходно религиозное слово «творческий» без колебаний применяется как христианами, так и нехристианами по отношению к созидательной деятельности человека, свидетельствует о том, что творческий процесс истории воспринимается как божественный. Именно поэтому он подразумевает мужество быть его частью. Я считаю, что в этом контексте уместнее говорить о «созидательном», а не о «творческом» процессе — так как имеется в виду прежде всего материальное созидание.

Первоначально демократически-конформистский тип мужества быть частью был явно связан с идеей прогресса. Мужество быть частью прогресса группы, нации, всего человечества выразилось в некоторых разновидностях типично американского взгляда на жизнь: в философии прагматизма и философии процесса, в этике роста, в методах прогрессивного образования, в борьбе за демократию. Но даже если вера в прогресс подорвана, как, например, сегодня, то это вовсе не означает, что этот тип мужества неизбежно разрушается. Слово «прогресс» может обозначать два явления. Любое действие, в результате которого создается нечто сверх того, что уже существовало, есть прогресс («прогресс» буквально значит «движение вперед»). В этом смысле действие и вера в прогресс неразделимы. Другое значение прогресса — универсальный, метафизический закон неуклонной эволюции, которая через накопление ведет к созданию все более высоких ценностей и форм. Доказать существование подобного закона невозможно. Большинство процессов обнаруживает равновесие между достижениями и потерями. Тем не менее существует необходимость в постоянном росте, иначе все прошлые достижения будут утрачены. Мужество соучастия в созидательном процессе не зависит от метафизической идеи прогресса.

Мужество быть частью созидательного процесса принимает в себя все три главные вида тревоги. Мы уже описывали то, как мужество справляется с тревогой судьбы. В обществе, основанном на жесткой конкуренции, это имеет особое значение, ведь социальная защищенность индивида практически сведена к нулю. Этот тип тревоги, которую побеждает мужество быть частью созидательного процесса, имеет большое значение сегодня: судьба грозит безработицей или утратой экономической базы, ведь именно эти явления могут лишить человека такого соучастия. Только исходя из этой ситуации, можно понять, каким огромным потрясением для американского народа была великая депрессия 30-х годов, повлекшая за собой массовую утрату мужества быть. Тревога смерти обычно преодолевается двумя способами. Люди прилагают максимальные усилия для того, чтобы исключить присутствие смерти из повседневной жизни: мертвым запрещено обнаруживать свою смерть, их превращают в подобие живущих. Другой (и более важный) способ — это вера в продолжение жизни после смерти, которое называют бессмертием души. Это не христианское и даже вряд ли платоническое учение. Христианство говорит о воскресении и вечной жизни, платонизм — о соучастии души в надвременной сфере сущностей. Однако представление Нового времени о бессмертии подразумевает непрерывность соучастия в созидательном процессе «времени и миру нет конца». Не вечный покой человека в Боге, а именно его безграничный вклад в динамику Вселенной придает ему мужество смотреть в лицо смерти. Для надежды такого рода Бог почти не нужен. Конечно же, к Богу можно относиться как к гарантии бессмертия, но даже без этой гарантии вера в бессмертие остается неколебимой. Для мужества быть частью созидательного процесса важно именно бессмертие, а не Бог, за исключением тех случаев, когда, как у некоторых теологов, Бог отождествляется с созидательным процессом.

Потенциально тревога сомнения и отсутствия смысла так же сильна, как и тревога судьбы и смерти. Ее возникновение обусловлено конечностью самой созидательной деятельности. И несмотря на то что, как мы уже заметили, важно не орудие труда само по себе, но орудие труда как результат человеческого созидания, вопрос «Ради чего?» не может быть вытеснен до конца. Этот вопрос, хотя его и замалчивают, всегда может возникнуть вновь. Сегодня мы видим, как эта тревога усиливается, а мужество, которое призвано принять ее в себя, ослабевает. Тревога вины и осуждения имеет глубокие корни в американском сознании. Это вызвано влиянием пуританизма, а также пиетистских евангелических движений. Эта тревога сильна, даже если ее религиозная основа подорвана. Однако в условиях господства мужества быть частью созидательного процесса она видоизменилась. Осознание вины возникает в том случае, если человек недостаточно приспособился к творческой деятельности общества и его достижения незначительны. Именно та социальная группа, в созидательной деятельности которой человек участвует, судит его, прощает и восстанавливает в правах в том случае, если он сумел приспособиться и его достижения стали заметны. Именно поэтому опыт оправдания или прощения грехов теряет экзистенциальную значимость по сравнению со стремлением человека освятить и преобразовать как свое собственное бытие, так и свой мир. От человека требуется стремление начинать все заново. Вот как мужество быть частью созидательного процесса принимает в себя тревогу вины. Соучастие в созидательном процессе требует конформности и умения приспосабливаться к особенностям общественного созидания. Необходимость в этом усиливается по мере того, как методы созидания становятся все более единообразными и универсальными. Техническое общество приобретает устойчивую структуру. Конформность в том, что необходимо для обеспечения нормального функционирования огромного механизма производства и потребления, растет по мере усиления воздействия средств массовой информации. Политическая борьба с коллективизмом выявила черты коллективизма у тех, кто сам с ним боролся. Этот процесс продолжается до сих пор и может привести к укреплению конформных свойств в том типе мужества быть частью, который представлен в сегодняшней Америке. Конформизм может сблизиться с коллективизмом не столько в экономической и даже не в политической сфере, сколько на уровне повседневной жизни обыденного сознания. Произойдет ли это, а если да — то в какой степени, отчасти зависит от силы сопротивления тех, кто представляет противоположный полюс мужества быть — мужество быть собой. В следующей главе мы обсудим важный элемент их самовыражения — критику конформистских и коллективистских форм мужества быть частью. Все эти критические подходы основаны на признании того, что в разных формах мужества быть частью содержится угроза индивидуальному Я. Именно опасность утратить свое Я порождает протест против мужества быть частью и ведет к возникновению мужества быть собой — мужества, которому, в свою очередь, грозит утрата мира.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

РОЛЬ КОНФОРМИЗМА В СТРУКТУРЕ МАНИПУЛЯЦИИ МАССОВЫМ СОЗНАНИЕМ

Аннотация:

В данной статье рассматривается тесная взаимосвязь между фактом манипулирования общественным сознанием и конформизмом в его поведении. Дается краткое определение понятий «конформизм», «массовое сознание», «масса», «пропаганда». Прослеживается взаимозависимость между феноменом конформизма, являющимся одним из важнейших механизмов социальной адаптации индивидов в обществе и массовым сознанием, как одной из граней сознания общественного. Делается предположение о склонности массы подчиняться бессознательному началу, формируемому с помощью методов пропаганды. В доказательство в работе проводится краткое теоретическое исследование, касающееся применения пропагандистских методов в обществе склонном к проявлениям конформизма, иллюстрирующееся на примере одной из стран СНГ. По итогам исследования делается вывод о роли конформистского поведения общества в структуре политической манипуляции.

Образец цитирования:

Безбородова К.С., (2016), РОЛЬ КОНФОРМИЗМА В СТРУКТУРЕ МАНИПУЛЯЦИИ МАССОВЫМ СОЗНАНИЕМ. Социально-политические науки, 2: 84-86.

Список литературы:

Как Украина маршировала в вышиванках [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://lenta.ru/articles/2015/05/24/vishivanka/. — Загл. с экрана (дата обращения 15.05.2016).
Лебон, Г. Психология народов и масс / Г. Лебон ; перевод с фр. А. Фридмана, Э. Пименовой. — М. : Академический Проект, 2011. — 240 с.
На Донбассе находится 34 тыс. российских военных — МИД Украины [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://podrobnosti.ua/2105021-na-donbasse-nahoditsja-34-tys-rossijskih-voennyh-mid-ukrainy.html. — Загл. с экрана (дата обращения 15.05.2016).
ПАМЯТКА (РЕКОМЕНДАЦИИ) по организации профилактической работы в сети Интернет [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://05.mvd.ru/document/6401540. — Загл. с экрана (дата обращения 16.05.2016).
Порошенко назвал Новороссию Мордором [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://lenta.ru/news/2015/08/24/mordor/. — Загл. с экрана (дата обращения 15.05.2016).
Предвыборная истерия: абсурдные лозунги рвущихся к власти [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://blog.i.ua/user/6764780/1538417/. — Загл. с экрана (дата обращения 16.05.2016).
Хевеши, М. А. Толпа, массы, политика / А. А. Хевеши. — М. : ИФ РАН, 2001. — 224 с.

Ключевые слова:

конформизм, манипуляция, массовое сознание, пропаганда.

GoodTherapy | Соответствие

Соответствие — это акт поведения, мышления, разговора или внешнего вида, похожего на других людей, будь то сознательное изменение поведения или убеждений или бессознательная попытка приспособиться к давлению, реальному или воображаемому, из группы.

Понимание соответствия

Желание, чтобы на вас благосклонно смотрели и принимали другие, сильно характерно для социальных животных, включая людей. Следовательно, согласие часто не требует явного давления; большинство людей естественным образом принимают поведение, убеждения и внешний вид, аналогичные группам сверстников.Однако принуждение к подчинению может быть тонким или явным, а также может быть вызвано такими практиками, как изгнание людей, которые не подчиняются, или насмешки над людьми с другими ценностями.

Типы соответствия включают:

  • Соблюдение или согласие общества на социальное давление, несмотря на внутренние разногласия. Часто этот акт подчинения мотивируется получением вознаграждения и избеганием наказаний.
  • Идентификация или принятие убеждений близкого человека ради улучшения или построения отношений с этим человеком.
  • Усвоение или принятие убеждений доверенного лица. Желание быть правым часто является важным мотиватором, и, столкнувшись с влиятельным общественным деятелем, многие люди ответят на давление, приняв убеждения этого человека и включив их в личные убеждения.

Такие факторы, как единодушие, размер группы, самооценка, культура и легитимность власти — все это может усилить конформность, тогда как предыдущая приверженность, дистанцирование от власти и собственная личность человека могут уменьшить конформность.

Желание соответствовать либо врожденное, либо развивается в очень раннем возрасте, говорится в недавнем исследовании. Исследование показало, что люди, даже дети в возрасте двух лет, часто скрывают какой-то навык, чтобы лучше вписаться в группу. Часто соответствие нормам группы происходит бессознательно. Это можно увидеть по тому, как группы сверстников склонны отражать язык тела и образы речи друг друга, а также по тому, как семьи принимают свои собственные нормы приветствия, времени, проведенного вместе, и приемлемых форм поведения.

Эффекты соответствия

Конформизм — это нейтральная позиция, но она может способствовать решению определенных социальных проблем. В некоторых случаях конформности желание человека вписаться в социальную группу может помешать способности принимать моральные или безопасные решения. Один из примеров — когда человек пьет и водит машину, потому что это делают друзья или потому, что друзья заверяют этого человека, что он или она может это сделать безопасно. Более крайние примеры можно найти в принятии несправедливых политических систем или отказе оспаривать расистские, сексистские и другие репрессивные и тревожные взгляды из-за желания соответствовать.

Однако соответствие не обязательно отрицательное. Например, ребенок, который плохо себя ведет в классе, может успокоиться и начать работать, увидев, как это делают одноклассники. Человек, мчащийся по шоссе, может замедлить скорость, если поймет, что другие водители едут не так быстро.

Чтобы приспособиться к социальным группам, часто требуется некоторая степень соответствия. Например, во многих культурах ношение одежды в общественных местах является ожидаемым поведением. Несоблюдение этой социальной нормы приведет к замешательству, недоумению, возможной озабоченности своим психическим состоянием и, возможно, к цитированию.Те, кто соответствует социальным нормам, считаются «нормальными» и обычно не подвергаются остракизму, но это может быть проблематично, когда культурные ожидания могут быть вредными для некоторых или когда определенные люди не хотят соответствовать, но делают это, чтобы избежать остракизма. Подростки, например, часто могут чувствовать давление, заставляя их заниматься случайным сексом, даже если они не хотят этого, потому что это делают друзья.

Исторически сложилось так, что людей, которые не соответствовали социальным нормам, часто называли психически больными. Например, женщины, которые стремились получить право голоса, рассматривались как неприспособленные люди, которые стремились разрушить неприкосновенность дома и брака, а мужья и отцы могли заставить их пройти психиатрическое лечение или поместить их в лечебные учреждения, пока они не будут соответствовать или не будут выглядеть соответствия.Вдобавок гомосексуальность когда-то рассматривался психиатрическим сообществом как отклонение от нормы и расстройство, от которого человеку требовалось лечение, например, репаративная терапия. Эта классификация официально изменилась в 1973 году, когда она перестала перечисляться в Диагностическом и статистическом руководстве как психическое расстройство, хотя гомосексуальность по-прежнему часто рассматривается как ненормальное состояние, а не как нормальный аспект человеческой сексуальности.

Каталожные номера:

  1. Американская психологическая ассоциация. Краткий психологический словарь APA . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 2009. Печать.
  2. История психиатрии и гомосексуализма. (2012). Получено с http://www.aglp.org/gap/1_history.
  3. Принц, Дж. Дж. (2007). Эмоциональное построение морали . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
  4. Стетка, Б. (12 февраля 2015 г.). Соответствие начинается молодым. Получено с http://www.scientificamerican.com/article/conformity-starts-young.
  5. Уильямс, Р. (нет данных). Соответствие. Получено с https://www3.nd.edu/~rwilliam/xsoc530/conformity.html.

Последнее обновление: 15.06.2018

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Как соответствие может быть хорошим и плохим для общества

В U.S. Федеральная судебная система, многие важные дела рассматриваются коллегиями из трех судей. Мнение большинства этих комиссий имеет значение, а это означает, что наличие большинства имеет решающее значение для той или иной стороны, чтобы получить желаемое решение. Таким образом, если двое из трех судей назначаются демократами, можно с уверенностью предположить, что большинство дел пойдут по их собственному усмотрению.

Но исследование поведения судей округа Колумбия привело к удивительному выводу: коллегия из трех судей, назначенных Республиканской партией, на самом деле значительно более склонна выносить консервативное решение, чем коллегия из двух назначенных Республиканской партии и одного кандидата от демократов.Казалось, что всего один демократический инакомыслящий изменил ситуацию; инакомыслящие явно склоняли своих коллег, демонстрируя, как разнообразие точек зрения может повлиять на выводы группы.

Это судебное исследование является одним из многих, на которые ссылается ученый-юрист Касс Санстейн в его новой книге «Конформность : сила социальных влияний », в которой подробно рассматривается, как и почему люди часто следуют мнениям и поведению групп, к которым они принадлежат.

Положительные и отрицательные стороны соответствия

Рекламное объявление Икс

Meet the Greater Good Toolkit

От GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для благополучия.

В то время как книга предупреждает об обратных сторонах конформизма, Санстейн не заявляет, что конформинг всегда вреден для общества. Напротив, он повторяет многочисленные обстоятельства, при которых общество может извлечь из этого пользу.

Соответствие : сила социального влияния (NYU Press, 2019, 176 страниц)

Например, Санштейн отмечает, как конформизм помогал поощрять общественные законы о курении. Одно исследование показало, что, когда в трех городах Калифорнии были введены общественные запреты на курение, соблюдение правил было высоким, и города получили мало сообщений о нарушениях.Санстейн считает, что закон оказал влияние не из-за угрозы применения закона со стороны государства, а потому, что «закон предполагает, что большинство людей считает, что курить в общественных местах — это неправильно. И если большинство людей считают, что курить в общественных местах — это неправильно, потенциальные курильщики с меньшей вероятностью будут курить, отчасти потому, что они не хотят, чтобы их критиковали или ругали ». Другими словами, сила популярного закона частично объясняется его соответствием.

Но конформизм также несет в себе силу заставлять людей игнорировать свою совесть, иногда вплоть до совершения злодеяний.

Книга указывает на печально известный эксперимент Стэнли Милгрэма, в котором участникам было предложено провести серию электрических разрядов другому участнику (на самом деле актеру, работающему в качестве сообщника исследователя), каждый раз немного увеличивая интенсивность. Хотя эксперимент был уловкой, участники этого не знали. Милгрэм обнаружил, что все участники были готовы поразить союзника током 300 вольт, а две трети продолжали применять разряды при очень высоком уровне напряжения.Участники просто были готовы поверить инструктору в том, что то, что они делают, было нормальным.

Что способствует соответствию

Чтобы понять, как работает конформизм — от довольно банальных примеров, таких как запрет на курение в общественных местах, до зверств, совершенных во время Второй мировой войны, — Санштейн разбивает его на составные части:

Информационные сигналы: Санштейн предполагает, что участники эксперимента Милгрэма были готовы следовать приказам, потому что они считали экспериментатора надежным экспертом, который уверял их, что потрясения не причиняют длительного вреда.Это представляет собой «информационный сигнал» — пакет информации, рассылаемый доверенным экспертом или толпой, который может помочь вам решить, как вы себя чувствуете или действуете. Сигналы от внутренних групп — людей, которые вам нравятся, которым вы доверяете или которыми восхищаетесь, — гораздо более ценны, чем информационные сигналы от внешних групп.

Репутационные сигналы: У нас могут быть личные сомнения по поводу точки зрения или заданного курса действий, но поскольку мы хотим оставаться в благосклонности нашей социальной группы, мы подавляем свое несогласие и в конечном итоге попадаем в строй.Это особенно очевидно в том, как действует поляризация социальных сетей, когда люди получают престиж и влияние, когда соглашаются с предубеждениями своей когорты, а не противостоят им.

Социальные каскады: Санштейн идентифицирует как информационные, так и репутационные сигналы как вспомогательные для создания социальных каскадов: «крупномасштабные социальные движения, в которых многие люди в конечном итоге что-то думают или делают что-то из-за убеждений или действий нескольких первопроходцев. ” Он называет все, от успеха романов Джейн Остин до выборов Барака Обамы и Дональда Трампа, каскадом.

Чтобы продемонстрировать, как может работать каскад, он цитирует исследование социолога Дункана Уоттса, в котором участникам было предложено расположить группу из семидесяти двух песен от лучших к худшим. Контрольной группе не предоставили никакой информации, кроме самих песен. Но восемь других подгрупп могли видеть, сколько людей ранее загрузили песни в рамках своей подгруппы.

Ватт обнаружил, что песни, которые контрольная группа пометила как худшие, обычно оказывались внизу, в то время как те, которые предпочитала контрольная группа, обычно оказывались вверху.Но для большинства других песен всплеск популярности, основанный на ранних загрузках, предсказал, насколько хорошо они занимают место в рейтинге. Другими словами, люди давали более высокие оценки песням, которые они считали популярными в своей группе. Подобные результаты могут объяснить, почему компании, продающие определенные продукты, часто пытаются смазать колеса продаж, создавая впечатление популярности до того, как продукт действительно станет популярным.

Как соответствие влияет на поляризацию

Сила конформизма и каскадов имеет глубокие последствия для политической поляризации.Санстейн отмечает, что «единомышленники доходят до крайностей», и приводит три фактора, объясняющих, почему это происходит: «информация, подтверждение и социальное сравнение».

В однородных группах люди обычно имеют дело с ограниченным объемом информации. Если вы принадлежите к социальной группе, члены которой склонны выступать против права на аборт, маловероятно, что вы когда-либо услышите какие-либо аргументы в пользу этих прав. С вашей ограниченной информацией вы, скорее всего, пойдете в сторону противодействия правам на аборт, а не поддержите их.

«В большинстве случаев в интересах человека следовать за толпой, но в интересах общества — говорить и делать то, что они считают лучшим»
―Касс Санштейн

Подтверждение вступает в игру, потому что люди, не доверяющие своим взглядам, обычно придерживаются более умеренных взглядов. Как пишет Санстейн, люди, «не знающие, что им следует думать, склонны умерить свои взгляды. Именно по этой причине осторожные люди, не зная, что делать, скорее всего, выберут середину между соответствующими крайностями.Но если вы окружите себя людьми, которые разделяют ваши взгляды, это в конечном итоге подтвердит ваши убеждения. В такой среде вы станете более уверенными в своей правоте и с большей вероятностью двинетесь в крайнем направлении.

Социальное сравнение приводит к тому, что мы хотим, чтобы члены нашей группы воспринимали нас положительно. Если наша группа решительно выступает за контроль над оружием, мы, естественно, будем стремиться к этой позиции, чтобы заслужить аплодисменты нашей группы.

Таким образом, эти три фактора вместе демонстрируют, как чрезмерное соответствие может управлять поляризацией.

Что мы можем сделать, чтобы уменьшить недостатки соответствия?

Для Санстейна больше всего беспокоят обратные стороны конформизма в его профессии: закон. Он считает, что конформизм может подорвать нашу систему совещательного управления, суды, а также высшее и юридическое образование.

В книге приводятся доводы в пользу сдержек и противовесов, существующих в федеральной системе, когда, например, Палата представителей и Сенат могут нарушать каскады. Он также утверждает, что свобода объединений обеспечивает защиту от информационных и репутационных влияний, которые могут побудить людей подчиняться без учета отрицательных сторон точки зрения или плана действий.

Ссылаясь на множество исследований, показывающих, что присутствие несогласного судьи в федеральных комиссиях может значительно изменить результаты, Санстейн приводит доводы в пользу большего разнообразия в федеральной скамье. «Мои единственные предложения состоят в том, что желательна высокая степень разнообразия в федеральной судебной системе, что Сенат имеет право добиваться разнообразия, и что без такого разнообразия судебные коллегии неизбежно пойдут в неоправданном направлении», — пишет он.

Наконец, Санстейн погружается в дебаты о позитивных действиях в высшем образовании.Он предлагает несколько нюансированную точку зрения: расовое разнообразие — основная тема многих дебатов о высшем образовании — в некоторых обстоятельствах может быть важным, но не панацеей. В конечном итоге он выступает за «когнитивное разнообразие» — это означает, что в классах юридических школ должны проводиться строгие дебаты с изложением многих точек зрения. В той мере, в какой расовое и культурное разнообразие способствует развитию этих дебатов, Санстейн, похоже, поддерживает. Но он также утверждает, что есть много путей к идеологически разнообразному классу.

В своем заключении Санштейн снова признает, что конформизм иногда может принести пользу обществу.«В некоторых условиях конформисты укрепляют социальные связи, в то время как инакомыслящие подвергают их опасности или, по крайней мере, создают напряженность», — отмечает он.

Но в конечном итоге он соглашается, что мы могли бы использовать немного меньшее соответствие.

«В большинстве случаев в интересах человека следовать за толпой, но в интересах общества — говорить и делать то, что они считают лучшим», — пишет он. «Хорошо функционирующие институты предпринимают шаги, чтобы препятствовать подчинению и поощрять инакомыслие, частично для защиты прав инакомыслящих, но в основном для защиты своих собственных интересов.”

Соответствие

Лекция 05 — Социальный психолог

Соответствие

(адаптировано из The Social Animal ; Meyers; Michener и другие.; Вандер Занден)

1. Определения

Соответствие = изменение поведения или убеждений как результат реального или воображаемого группового давления.

2.Типы соответствия

A. Соответствие . Публично действует в соответствии с социальное давление при несогласии в частном порядке. Этот термин лучший описывает поведение человека, у которого есть мотивация вознаградить или избежать наказания. По уровню соответствия многие экспериментаторы не видят разницы между животными и люди, потому что все организмы реагируют на награды и наказания.

Б. Идентификация .Что касается соблюдения, мы не вести себя определенным образом, потому что такое поведение по сути удовлетворительно. Скорее, мы принимаем конкретный поведение, потому что оно ставит нас в удовлетворительное отношение к лицо или лица, с которыми мы отождествляем себя. Мы делаем поверить в мнения и ценности, которые мы принимаем, хотя не очень сильно. Мы хотим быть похожими на какого-то конкретного человека.

EX: Хочу быть похожим на своего отца.

C. Интернализация (или принятие). И актерское мастерство, и вера в соответствии с социальным давлением. Это самый постоянная, глубоко укоренившаяся реакция на социальное влияние. Интернализация мотивируется желанием быть правым. Если человек, оказывающий влияние, считается заслуживающий доверия и здравый смысл, мы принимаем убеждение, что он или она защищает, и мы интегрируем это в нашу систему убеждений.

Д.Сравнение трех:

1. Соответствие является наименее устойчивым и имеет наименьшее влияние на человека, потому что люди подчиняются просто получить награду или избежать наказания. Награды и наказания очень важны для того, чтобы научить людей и выполнять определенные действия, но ограничены как методы социальное влияние, потому что они должны всегда присутствовать, чтобы быть эффективны — если человек не обнаружит дополнительных причина для продолжения поведения.(???)

2. Для идентификация. Все, что нужно, — это желание человека быть похожим на этого человека. Вы будете продолжать придерживаться убеждений похож на SO, пока он остается важным для вас, он все еще придерживается тех же убеждений, и эти убеждения не оспаривается более убедительными контр-мнениями. Если убеждения SO меняются, или он становится для вас менее важным, ваши убеждения могут измениться.Они также могут измениться, если люди, которые для вас важнее выражать разные убеждения. В эффект отождествления также может быть рассеян желанием быть правым.

3. Интернализация — самый постоянный ответ на социальное влияние, потому что ваша мотивация быть правым — это мощная и самоподдерживающаяся сила, не зависящая от постоянное наблюдение (как и соблюдение требований), или на вашем постоянное уважение к другому человеку или группе (как и идентификация).

4. В соответствии важная составляющая мощность -способность влиятельного лица раздавать награды и наказания. В идентификации ключевой компонент привлекательность — привлекательность человека, с которым мы себя идентифицируем. Поскольку мы отождествляем себя с моделью, мы хотим придерживаться того же мнения, которых придерживается модель. При интернализации ключевой компонент — это доверие — доверие лица, предоставляющего информацию

5.Любой из трех может определять поведение. В Аше исследования, кажется очевидным, что испытуемые соблюдали единодушное мнение группы во избежание наказание насмешкой или неприятием. Если либо идентификация или интернализация, соответствующее поведение сохранятся в частном порядке (ПРИМЕЧАНИЕ: испытуемые дали разные ответы, когда ответы не были общедоступными.)

6. Обстоятельства могут увеличить постоянство соответствия производится путем соответствия или идентификации.Соблюдая, мы может узнать что-то о наших действиях или о последствия наших действий, поэтому стоит продолжать поведение даже после первоначальной причины соблюдения больше не ожидается. Например, люди пришли соблюдать законы о превышении скорости даже после ослабления правоприменения потому что им нравился менее лихорадочный темп.

3. Классические исследования

A. Исследования Шерифа формирования норм .Люди посмотрели на стационарный свет — а потом сформировали группу консенсус относительно того, как далеко переместился свет. Иллюстрированная сила внушаемость. Позже показал, что предложение можно продолжить через пять или более поколений участников.

Имейте реальные примеры силы внушаемости — самоубийства и автокатастрофы идут вслед за выдающимся человеком кончает жизнь самоубийством.

Б. Исследования Аша группового давления .Аш считал умные люди не соглашались бы, если бы могли легко увидеть правду сами. Показал людские линии — треть того времени испытуемые были готовы пойти против своих лучших суждение и согласен с группой. Около 75% пошли с группа хоть раз!

Аш обнаружил, что три разных типа реакций способствовал соответствию.

1. Искажение восприятия .Ряд предметов сказали, что не знали, что их оценки были искажены большинством. Они пришли, чтобы увидеть сфальсифицированное большинство оценивает как правильную.

2. Искажение суждений . Большинство испытуемых, которые уступили большинству заключили, что их собственное восприятие неточно. Не имея уверенности в собственных наблюдениях, они сообщили не о том, что видели, а о том, что, по их мнению, должно быть верный.

3. Искажение действия . Ряд предметов признали, что они не сообщили о том, что у них было на самом деле видимый. Они сказали, что уступили, чтобы не показаться разные или глупые в глазах других членов группы.

Кратчфилд провел аналогичное исследование с военными. 46% времени они голосовали вместе с группой!

C. Эксперименты Милгрэма с послушанием . В приведенном выше описании явного принуждения подчиняться не было.Милгрэм сделал свое исследования поражения электрическим током. (*** Опишите эксперимент — прочтите стр. 245 Майерса.) 63% дошли до максимального шокового уровня.

Эти исследования показывают, что соответствие может иметь приоритет перед собственные моральные чувства. Злые ситуации имеют огромные развращающая сила. Раздробление зла делает его еще больше эффективный.

Мы склонны совершать фундаментальную ошибку атрибуции, когда глядя на такие вещи — но Милгрэм сказал

«Самый важный урок нашего исследования заключается в том, что обычные люди, просто выполняющие свою работу, и без всяких особую враждебность с их стороны, могут стать агентами в ужасный деструктивный процесс.«

4. Почему нужно соответствовать?

A. Информационное влияние — Поведение других может убедить нас, что наше первоначальное суждение было неверным. Поведение группы дает ценную информацию о том, что ожидал.

B. Желание избежать наказания (например, отказ или насмешки) или получить награду. Мы заботимся о наших социальных имидж и результаты.

C. Группы создают препятствия для независимого поведения .

1. Риск неодобрения со стороны других членов группы . К слишком далеко отклоняясь, люди рискуют получить отказ.

2. Отсутствие предполагаемых альтернатив . Член не может понять, что у него есть другой выбор, кроме соответствия. (В Милграме экспериментам, испытуемым сказали, что у них нет другого выбора.)

3. Страх нарушить работу группы . Люди опасаются, что независимость помешает достижению группы цели.

4. Отсутствие связи между участниками группы . Отсутствие информации, к которой другие могли бы присоединиться в несоответствующие действия, они избегают того, чтобы рискнуть.

5. Отсутствие чувства ответственности за результаты группы . Члены, которые подчиняются, могут привести к тому, что группа не сможет выполнить свои требования. цели. Они не решаются взять на себя инициативу повернуть ситуация вокруг, особенно если они не чувствуют себя лично несет ответственность за успех или неудачу группы.

6. Чувство бессилия . Если человек чувствует, что он не может изменить ситуацию, вряд ли он попытается что-нибудь новое. Апатия становится самореализующейся. Никто пробует что-то другое, и, следовательно, ничего не улучшается.

5. Что увеличивает или уменьшает соответствие?

А. Единогласие . Любое нарушение единодушия делает его легче бросить вызов группе (даже если другой бросающий вызов идиот!).Фактически, даже если кто-то другой дает неверное ответ, который отличается от ошибки, остальные делает (т.е. он говорит A, группа говорит B, и правая ответ: В) соответствие резко падает. Друг-несогласный оказывает мощный освобождающий эффект от воздействия большинство. Милгрэм обнаружил, что когда учитель / единомышленники не повиновались, только 10% испытуемых показали максимальную шок.

B. Размер группы — но группа не должна быть такой большой.Группы из 3 человек примерно так же влиятельны, как и группы из 16 человек.

C. Связность . Более привлекательные люди группе, тем больше вероятность, что они будут соответствовать ее диктует.

D. Статус (человека, которого просят подчиняться). Существуют разные теории о влиянии статус соответствия. Джордж К. Хоманс придерживается мнения, что люди как с высоким, так и с низким статусом подчиняются меньше, чем те промежуточный по статусу.Он считает, что одно отклонение вряд ли поставит под угрозу положение высокопоставленного человека, и что людям с низким статусом нечего терять несоответствие. Но для лиц с промежуточным статусом ситуация другая; им не хватает высокого положения статусного человека, и, в отличие от человека с низким статусом, у них есть много места для нисходящей мобильности. Некоторые исследования подтверждают это, но другие исследования нет.

Милграм обнаружил, что типы с более низким статусом подчиняются приказам подробнее охотно.И наоборот, люди с более высоким статусом или те, кто чувствует они более компетентны в поставленной задаче, более может противостоять групповому давлению.

E. Самоуважение . Лица, у которых в целом низкое мнение о себе гораздо чаще уступает групповое давление, чем у людей с высокой самооценкой.

F. Культура . Норвежцы больше, чем Французкий язык. Японские студенты охотнее принимают меньшинство положение, чем американские студенты.

E. Публичность и наблюдение . Чем больше гласность и наблюдение, связанные с поведением, большее соответствие. Где поведение трудно монитора, эффективность социальных санкций ослаблена. В общественных местах мы, вероятно, столкнемся с давлением соблюдение, хотя частное принятие может отсутствовать.

F. Предыдущее обязательство . Как только люди дали ответ, они с гораздо большей вероятностью будут придерживаться этого, чем когда они первыми слышат других.Те, кто в первую очередь высказывает собственное мнение гораздо менее открыты для влияния. Не хочу появляться невыразительный.

г. Эмоциональная дистанция потерпевшего . Милграм найден ближе они физически были к жертве, менее вероятно, что они должны были подчиняться. (например, иногда жертва находилась в другой комнате, иногда в одной комнате, а иногда учитель фактически пришлось прижать руку жертвы к шокеру). Живое наблюдение за страданиями других людей делает их еще более сильными. трудно продолжать причинять им боль.

В другом варианте на эту тему субъект не пришлось самому нажать на рычаг амортизатора, но ему назначили вспомогательная роль помощи другому учителю. Более 90% предметы вышли на максимальный уровень. Кажется, что большинство из них были вполне готовы участвовать в этой ситуации, пока не они причинили боль.

ПРИМЕЧАНИЕ: имеет отношение к ситуации Курта Вальдхайма, и другие.

ПРИМЕЧАНИЕ: Это имеет реальные последствия в ядерный век, когда вы можете убивать людей за тысячи миль. Легко быть безразлично к участи ни в чем не повинных жертв. Кто-то предположил, что, прежде чем президент сможет отдать приказ использовать ядерное оружие, он должен сначала убить человека держит коробку — так, чтобы он / она осознавал реальность смерть.

H. Легитимность власти .Мы были приучены верить, что ученые несут ответственность, доброжелательные люди высокой порядочности. Когда «помощник» взял на себя ответственность за эксперименты Милгрэма, комплаентность снизилась до 20%. Когда исследования проводились в Бриджпорт, Коннектикут, а не Йельский университет, только 48% доставил максимальный шок.

Исследование медсестер выявило почти всеобщее соблюдение доктора приказы, даже когда им сказали дать передозировку.

I. Закрытость власти . Когда были отданы приказы по телефону количество полностью послушных испытуемых снизилось до 25%.

J. Личность . Продемонстрированный эффект был очень небольшой. Однако исследования, как правило, смотрят на похожих людей. в сильных ситуациях. Непохожие люди в слабых ситуациях может показать больше различий. т.е. поставить Мать Терезу и Чарльз Мэнсон вместе в повседневной ситуации, и личность может играть более заметную роль.

К. Сложность и неоднозначность . Чем сложнее задача или чем неоднозначнее стимул, тем сильнее соответствие. Там, где задача сложная, мы с большей вероятностью смотреть на других как на источники информации о соответствующий курс действий.

L. Распределение ресурсов . Справедливое распределение ресурсы усиливают склонность людей подчиняться и требуют меньше надзора для обеспечения соблюдения.

М. Вина . Когда мы совершаем зло, мы чувствуем себя виноватыми. Мы стремимся искупить грехи, исполняя желания другого человека. Виновные ищут способы уменьшить свою вину путем добровольно совершить доброе дело. Однако желание реституция не кажется причиной. Человек, который причиняет вред, может быть еще более склонен помочь кому-то, кто не жертва. Продолжение контакта с жертвой очевидно приводит к неприятному чувству долга.

6. Сопротивление социальному давлению. Зная, что кто-то попытка принуждения может даже побудить нас отреагировать на противоположное направление.

A. Когда социальное давление становится настолько явным, что угрожает их чувству свободы, люди часто бунтуют. Реактивное сопротивление = Мотив защиты или восстановления чувства свободы. Реакция возникает, когда свобода действий оказывается под угрозой. Может привести к социальному бунту.

B. Утверждение нашей уникальности. Люди тоже чувствуют себя неловко выглядя как все. Когда люди лишены их чувство уникальности, они с большей вероятностью будут утверждать их индивидуальность несоответствием.

7. Реакции на отклонения (несоответствия) внутри групп. Несоответствие представляет собой серьезную проблему для остальных группа. Это нарушает нормальную работу и бросает вызов групповая концепция реальности.Если разрешено продолжить, отклонение может в конечном итоге привести к плохой работе группы или даже рухнуть. Как же тогда группы могут справиться с несоответствующее поведение?

А. Группа может попробовать восстановить соответствие . Группа участники могут поговорить с девиантом, напомнить ему о группе ожидания, объяснить и оправдать эти ожидания, и убедить его подчиниться.

Если это не сработает, группа может оказать большее давление, в том числе угрозы прямого наказания.Будь девиантный будут наложены санкции, и насколько они суровы, зависит от нескольких вещи.

1. Насколько мешает девиантное поведение с важными групповыми целями? Поведение, которое мешает группе от достижения своих целей — например, нарушения центральной нормы — вызовет быстрое и суровое наказание.

2. Статус девианта повлияет на суровость наказания, но отношения нет просто и понятно.Одна теория гласит, что высокий статус люди относительно свободны нарушать второстепенные нормы при условии, что они не мешают достижению группы цели. При этом наказываются высокопоставленные лица. более серьезно, чем лица с низким статусом, если они нарушают важные нормы и тем самым препятствуют продвижению к цели группы.

Другими словами, группы обычно неохотно заклеймите высокопоставленного человека девиантным.Когда последствия отклонения незначительны, они предпочитают игнорировать иметь значение. Если девиантный поступок блокирует достижение группы цель, у участников мало выбора: они должны пометить высокостатусный член девианта и применяет суровые санкции. Этот явление известно как статусная ответственность — члены с высоким статусом более ответственны, чем участники с низким статусом за серьезные правонарушения.

Б. Группа девианта может отклонить .Если большинство членам группы не хватает способности или склонности к оказать давление на девианта, у них есть другой вариант им доступны: они могут отвергнуть девианта. Отклонить можно принимают различные формы.

1. Член может быть исключен

2. Группа не может приглашать девианта обратно на следующий встреча.

3. Психологическая изоляция — большинство игнорирует девиантным и отказываются общаться с ним, даже если он физически присутствует.

Отказ и санкции часто происходят одновременно. Отказ от отклонения — средство восстановления равновесие внутри группы, потому что оно «очищает» членство. После того, как девиант подвергается остракизму, только соответствующие члены остаются.

C. Группа может изменить свое положение и перейти в линия с девиантом . Небольшое меньшинство иногда качаться, а потом даже становиться большинством.Даже когда большинство не принимает взгляды меньшинства, часто не согласны увеличивает неуверенность большинства в себе и побуждает его рассмотреть другие альтернативы более серьезно. Галилей, Линкольн, Фрейд продвигал все позиции меньшинства и в конечном итоге большинство принять их убеждения.

Девиантное поведение — потенциальная угроза группе эффективность. Однако иногда человек будет заниматься в независимом поведении не потому, что он хочет нарушить группироваться или преследовать корыстные цели, но потому что он хочет изменить правила или процедуры, используемые группой в преследуя свои цели.Несмотря на хорошее диссидентство намерения, группа может предпочесть оставить в покое, и попытается подавить предложенные изменения.

Вопрос: Когда независимое поведение может вызвать изменения вместо того, чтобы встретить подавление большинством?

Ответ: Необходимо различать групповые нормы и цели, лежащие в основе этих норм. Если поведение участника отходит от групповых норм, но указывает на новые пути к большему полностью реализовать цели группы, изменения могут быть приняты членами группы.. Если участник пытается принудительно изменить групповые цели, он или она, скорее всего, встретят сопротивление. Только если группа бесцельно дрейфовала или неоднократно терпела неудачу достичь своих целей будет ли попытка изменить цели в лучшую сторону полученный.

Новаторские предложения с большей вероятностью будут приняты, если их предлагают солидные или высокопоставленные член. Одно исследование показывает, что лидеры более способны вносить изменения после того, как они впервые продемонстрировали приверженность нормам и ценностям группы.Высокий статус участники более успешны, потому что они обычно считается более умелым и более приверженным группе целей, чем другие участники.

Предпринимаются сознательные попытки добиться социальных изменений не только отдельными лицами, но и небольшими подгруппами, называемыми активными Меньшинства . Большинство часто может отклонить несогласие одного члена меньшинства как результат этого идиосинкразия человека, но труднее сбрасывать со счетов два или больше членов меньшинств, которые поддерживают друг друга.

Что делает меньшинство убедительным? Стиль поведения принятое активным меньшинством важно при определении его успех.

1. Консистенция . Несколько исследований показали, что активное меньшинство с большей вероятностью изменит мнение группы членов, если его позиция отличительна и последовательна по время. Принимая во внимание, что большинство часто может добиться согласия независимо от того, основополагающих взглядов членов, активные меньшинства должны по-настоящему убедить членов группы.Последовательная позиция убедительно, потому что подразумевает, что меньшинство рассудительный, уверенный и целеустремленный. Постоянное меньшинство заставляет большинство пересматривать свои позиции. Он также может стимулировать творческое мышление. Последовательное меньшинство становится в центре дискуссии.

EX: Московичи утверждал, что эксперименты Аша на самом деле иллюстрированное влияние меньшинства. Тема была представитель большинства — перцептивные конкуренты.В остальные шесть были из меньшинства некомпетентных к восприятию. Это меньшинство было влиятельным благодаря своей последовательности.

EX: Консервативные республиканцы были сильно избиты в 1964 году. В 1980 году они выиграли с Рональдом Рейганом. Это может быть из-за их согласованность. Демократы могут страдать из-за их непоследовательность.

2. Уверенность в себе . Любое поведение меньшинства, которое передает уверенность в себе — например, занятие изголовьем за столом — вызовет неуверенность в себе среди большинство.Уверенность в себе также может быть чертой лидеры. Харизматические лидеры, как правило, непоколебимы. в своем деле, полная уверенность в своей способности добиться успеха, и способность передать эту веру в ясной и простой форме. язык.

3. Уход от большинства . Члены большинство, которые в противном случае могли бы подвергнуть цензуре свои сомнения в себе чувствовать себя свободнее, чтобы выразить их, и даже может переключиться на положение меньшинства.Перебежчики часто более убедительны, чем те, кто все время был с позицией меньшинства. Дефекты часто могут привести к эффекту снежного кома.

Множество разновидностей конформности — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

  1. Опишите некоторые из активных и пассивных способов, которыми конформность проявляется в нашей повседневной жизни.
  2. Сравните и сопоставьте информационное социальное влияние и нормативное социальное влияние.
  3. Обобщите переменные, которые создают социальное влияние большинства и меньшинства.
  4. Обозначьте ситуационные переменные, которые влияют на степень нашего соответствия.

Типичным результатом социального влияния является то, что наши убеждения и поведение становятся более похожими на убеждения и поведение других людей вокруг нас. Иногда это изменение происходит спонтанно и автоматически, без какого-либо очевидного намерения одного человека изменить другого. Возможно, вы научились любить джаз или рэп, потому что ваш сосед по комнате много ее играл. Вы действительно не хотели любить музыку, и ваш сосед по комнате не навязывал ее вам — ваши предпочтения изменились пассивно.Роберт Чалдини и его коллеги (Cialdini, Reno, & Kallgren, 1990) обнаружили, что студенты колледжей с большей вероятностью бросали мусор на землю, когда они только что видели, как другой человек бросает на землю какую-то бумагу, и с меньшей вероятностью бросали мусор, когда они бросали мусор на землю. только что видел, как другой человек поднял и бросил бумагу в мусорное ведро. Исследователи интерпретировали это как своего рода спонтанное подчинение — тенденцию следовать за поведением других, часто совершенно незаметно для нас. Даже наши эмоциональные состояния становятся более похожими на те, с которыми мы проводим больше времени (Anderson, Keltner, & John, 2003).

В фокусе исследований

Имитация как тонкое соответствие

Возможно, вы заметили в своем собственном поведении тип очень тонкого соответствия — тенденцию подражать другим людям, которые вас окружают. Вы когда-нибудь говорили, улыбались или хмурились так же, как друг? Таня Чартранд и Джон Барг (1999) исследовали, будет ли тенденция подражать другим даже у незнакомцев и даже в очень короткие периоды времени.

В своем первом эксперименте ученики работали над заданием с другим учеником, который на самом деле был экспериментальным сообщником.Эти двое работали вместе, чтобы обсудить фотографии, взятые из текущих журналов. Пока они работали вместе, конфедерат проявил необычное поведение, чтобы увидеть, будет ли участник исследования имитировать их. В частности, сообщник либо потер лицо, либо встряхнул ногу. Оказалось, что студенты действительно имитировали поведение конфедератов, сами потирая лицо или качая ногами. И когда экспериментаторы спросили участников, заметили ли они что-нибудь необычное в поведении другого человека во время эксперимента, ни один из них не указал на то, что осознавал трение лица или тряску ног.

Говорят, что подражание — это форма лести, и поэтому мы можем ожидать, что нам понравятся люди, которые подражают нам. Действительно, во втором эксперименте Чартран и Барг обнаружили именно это. Вместо того, чтобы создавать поведение, которое нужно имитировать, в этом исследовании сообщник имитировал поведение участника. В то время как участник и сообщник обсуждали фотографии из журнала, он отражал позу, движения и манеры, показанные участником.

Как видно на рисунке 6.2, участники, которых имитировали, больше понравились другим людям и указали, что, по их мнению, взаимодействие прошло более гладко по сравнению с участниками, которым не подражали.

Рис. 6.2.

Участники, которых имитировали, указали, что им больше понравился человек, который имитировал их, и что взаимодействие с этим человеком прошло более гладко по сравнению с участниками, которых не имитировали. Данные взяты из Chartrand and Bargh (1999).

Имитация — важная часть социального взаимодействия. Мы легко и часто подражаем другим, даже не подозревая об этом. Мы можем сообщать другим, что согласны с их точкой зрения, подражая их поведению, и мы, как правило, лучше ладим с людьми, с которыми мы хорошо «скоординированы». Мы даже ожидаем, что люди будут подражать нам в социальных взаимодействиях, и расстраиваемся, когда они этого не делают (Dalton, Chartrand & Finkel, 2010). Это бессознательное соответствие может помочь объяснить, почему мы сразу же нашли общий язык с одними и никогда не нашли общий язык с другими (Chartrand & Dalton, 2009; Tickle-Degnen & Rosenthal, 1990, 1992).

Информационное социальное влияние: соответствие требованиям точности

Хотя мимикрия представляет собой более тонкую сторону, социальное влияние также проявляется в более активном и вдумчивом смысле, например, когда мы активно смотрим на мнения наших друзей, чтобы определить соответствующее поведение, когда продавец автомобилей пытается совершить продажу, или даже когда могущественный диктатор использует физическую агрессию, чтобы заставить людей в его стране вести себя так, как он желает.В этих случаях влияние очевидно. Мы знаем, что на нас влияют, и можем попытаться — иногда успешно, а иногда менее успешно — противодействовать давлению.

Влияние также иногда происходит потому, что мы считаем, что другие люди имеют достоверные знания о мнении или проблеме, и мы используем эту информацию, чтобы помочь нам принимать правильные решения. Например, если вы взлетели и приземлились в незнакомом аэропорту, вы можете проследить за потоком других пассажиров, которые вышли из самолета раньше вас. В этом случае вы можете предположить, что они знают, куда направляются, и что следование за ними, скорее всего, приведет вас к багажной карусели.

Информационное социальное влияние — это изменение мнений или поведения, которое происходит, когда мы подчиняемся людям, которые, по нашему мнению, обладают точной информацией . Мы основываем свои убеждения на мнениях, представленных нам репортерами, учеными, врачами и юристами, потому что мы считаем, что они обладают большим опытом в определенных областях, чем мы. Но мы также используем наших друзей и коллег для информации; Когда мы выбираем куртку на основе советов наших друзей о том, что нам нравится, мы используем информационное соответствие — мы считаем, что наши друзья хорошо разбираются в вещах, которые для нас важны.

Информационное социальное влияние часто является конечным результатом социального сравнения , процесса сравнения наших мнений с мнениями других для получения точной оценки обоснованности мнения или поведения (Festinger, Schachter, & Back, 1950; Хардин и Хиггинс, 1996; Тернер, 1991). Информационное социальное влияние приводит к реальным, долгосрочным изменениям убеждений. Результатом соответствия из-за информационного социального влияния обычно является частное принятие : реальное изменение мнений со стороны человека .Мы считаем, что выбор куртки был правильным, и что толпа приведет нас к багажной карусели.

Нормативное социальное влияние: подчиняться тому, чтобы его любили, и избегать отказа

В других случаях мы подчиняемся не потому, что хотим иметь достоверные знания, а, скорее, для достижения цели принадлежности к группе, которая нам небезразлична, и быть принятой ею (Deutsch & Gerard, 1955). Когда мы начинаем курить сигареты или покупаем обувь, которую на самом деле не можем себе позволить, чтобы произвести впечатление на других, мы делаем это не столько потому, что думаем, что это правильно, сколько потому, что хотим нравиться.

Мы становимся жертвами нормативного социального влияния , когда мы выражаем мнения или ведем себя так, чтобы нас приняли или которые не давали нам быть изолированными или отвергнутыми другими . Когда мы занимаемся конформизмом благодаря нормативному социальному влиянию, мы подчиняемся социальным нормам общепринятым убеждениям о том, что мы делаем или должны делать в определенных социальных контекстах (Cialdini, 1993; Sherif, 1936; Sumner, 1906).

В отличие от информационного социального влияния, при котором установки или мнения отдельных лиц меняются, чтобы соответствовать мнениям влиятельных лиц, результат нормативного социального влияния часто представляет собой общественное согласие, а не частное принятие. Общественное подчинение — это поверхностное изменение поведения (включая публичное выражение мнений), которое не сопровождается фактическим изменением личного мнения . Соответствие может проявляться в нашем публичном поведении, даже если в частной жизни мы можем верить во что-то совершенно иное. Мы можем соблюдать ограничение скорости или носить униформу в соответствии с нашей работой (поведением), чтобы соответствовать социальным нормам и требованиям, даже если мы не обязательно считаем, что это уместно (мнение).Мы можем употреблять наркотики с нашими друзьями, даже не желая этого и не веря, что это действительно правильно, потому что все наши друзья употребляют наркотики. Однако поведение, которое изначально осуществляется из желания быть принятым (нормативное социальное влияние), часто может приводить к изменению убеждений, чтобы соответствовать им, и результатом становится личное принятие. Возможно, вы знаете кого-то, кто начал курить, чтобы доставить удовольствие своим друзьям, но вскоре убедил себя, что это приемлемо.

Хотя в некоторых случаях соответствие может быть чисто информационным или чисто нормативным, в большинстве случаев цели быть точными и принятыми идут рука об руку, и поэтому информационное и нормативное социальное влияние часто имеет место одновременно.Когда солдаты подчиняются своим командирам, они, вероятно, делают это как потому, что это делают другие (нормативное соответствие), так и потому, что они думают, что это правильно (информационное соответствие). И когда вы начинаете работать на новой работе, вы можете копировать поведение своих новых коллег, потому что вы хотите, чтобы они нравились вам, а также потому, что вы полагаете, что они знают, как нужно делать дела. Утверждалось, что различие между информационным и нормативным соответствием более очевидно, чем реально, и что, возможно, невозможно полностью различить их (Turner, 1991).

Влияние большинства: соответствие группе

Хотя конформность возникает всякий раз, когда члены группы меняют свое мнение или поведение в результате восприятия других, мы можем разделить такое влияние на два типа. Влияние большинства происходит , когда преобладают убеждения, которых придерживается большее количество людей в текущей социальной группе . Напротив, влияние меньшинства происходит, когда преобладают убеждения меньшего числа людей в текущей социальной группе .Неудивительно, что влияние большинства более распространено, и мы сначала рассмотрим его.

В серии важных исследований конформности Музафер Шериф (1936) использовал перцептивный феномен, известный как автокинетический эффект , для изучения результатов конформности в развитии групповых норм. Автокинетический эффект вызывается быстрыми, небольшими движениями наших глаз, которые происходят, когда мы смотрим на объекты, и которые позволяют нам сосредоточиться на стимулах в нашей окружающей среде. Однако, когда людей помещают в темную комнату, в которой есть только одна маленькая неподвижная точка света, эти движения глаз производят необычный эффект для воспринимающего — они заставляют точку света двигаться.

Шериф воспользовался этим естественным эффектом, чтобы изучить, как групповые нормы развиваются в неоднозначных ситуациях. В его исследованиях студентов колледжа помещали в темную комнату с точкой света и просили указывать каждый раз при включении света, насколько он двигался. Некоторые участники сначала выносили свои суждения в одиночку. Шериф обнаружил, что, хотя каждый участник, который был протестирован в одиночку, давал оценки, которые находились в относительно узком диапазоне (как если бы у них была своя собственная «индивидуальная» норма), были большие различия в размере этих суждений среди разных участников, которых он изучал.

Шериф также обнаружил, что, когда людей, которые изначально давали очень разные оценки, затем помещали в группы вместе с одним или двумя другими людьми, и в которых все члены группы давали свои ответы на каждое испытание вслух (каждый раз в разном случайном порядке) , первоначальные различия в суждениях между участниками начали исчезать, так что члены группы в конечном итоге сделали очень похожие суждения. Вы можете видеть, что эта модель изменений показана на рисунке 6.3, «Результаты исследования Шерифа», иллюстрирует фундаментальный принцип социального влияния: со временем люди приходят все больше и больше, чтобы поделиться своими убеждениями друг с другом. Таким образом, исследование Шерифа является ярким примером развития групповых норм.

Рис. 6.3 Результаты исследования Шерифа

Участники исследования Музафера Шерифа (1936) изначально имели разные представления о степени, в которой кажется, что точка света движется. (Вы можете увидеть эти различия в первом дне.) Однако по мере того, как они делились своими убеждениями с другими членами группы в течение нескольких дней, выработалась общая групповая норма. Здесь показаны оценки, сделанные группой из трех участников, которые встречались вместе в четыре разных дня.

Кроме того, новые групповые нормы продолжали влиять на суждения, когда людей снова тестировали в одиночку, что указывает на то, что Шериф добился частного признания. Участники не вернулись к своим первоначальным мнениям, хотя они были вполне свободны для этого; скорее, они остались с новыми групповыми нормами.И эти эффекты конформности, по всей видимости, произошли совершенно незаметно для большинства участников. Шериф сообщил, что большинство участников указали после окончания эксперимента, что на их суждения не повлияли суждения других членов группы.

Шериф также обнаружил, что нормы, разработанные в группах, могут сохраняться со временем. Когда первоначальные участники исследования были разделены на группы с новыми людьми, их мнения впоследствии повлияли на суждения новых членов группы (Jacobs & Campbell, 1961).Нормы сохранялись на протяжении нескольких «поколений» (MacNeil & Sherif, 1976) и могли влиять на индивидуальные суждения вплоть до года после последнего тестирования человека (Rohrer, Baron, Hoffman, & Swander, 1954).

Когда Соломон Аш (Asch, 1952, 1955) услышал об исследованиях Шерифа, он ответил, возможно, так же, как и вы: «Ну, конечно, люди согласились в этой ситуации, потому что, в конце концов, правильный ответ был очень неясным», — вы мог подумать. Поскольку участники исследования не знали правильного ответа (или, действительно, «правильный» ответ был отсутствием движения), возможно, неудивительно, что люди соответствовали убеждениям других.

Аш провел исследования, в которых, в отличие от экспериментов Шерифа с автокинетическим эффектом, правильные ответы на суждения были совершенно очевидны. В этих исследованиях участниками были студенты колледжа мужского пола, которым было сказано, что они будут участвовать в тесте на визуальные способности. Мужчины сидели маленьким полукругом перед доской, на которой отображались визуальные стимулы, которые они собирались оценивать. Мужчинам сказали, что в ходе эксперимента будет 18 испытаний, и в каждом испытании они увидят по две карточки.Стандартная карта имела единственную линию, которая подлежала оценке. На тестовой карте было три линии, длина которых варьировалась от 2 до 10 дюймов:

Рисунок 6.4 Стандартная карта и тестовая карта.

Задача мужчин заключалась в том, чтобы просто указать, какая линия на тестовой карточке имеет ту же длину, что и линия на стандартной карточке. Как видно из приведенного выше примера карточки Аша, нет никаких сомнений в том, что правильный ответ — это строка 1. Фактически, Аш обнаружил, что люди практически не совершали ошибок при выполнении задания, когда они выносили свои суждения в одиночку.

На каждом испытании каждый человек отвечал вслух, начиная с одного конца полукруга и переходя к другому концу. Хотя участник этого не знал, другие члены группы были не настоящими участниками, а экспериментальными единомышленниками, которые давали заранее определенные ответы в каждом испытании. Поскольку участник сидел предпоследним в ряду, он всегда выносил свое суждение после того, как большинство других членов группы высказывали свое. Хотя на первых двух испытаниях каждый из единомышленников дал правильный ответ, на третьем испытании и на 11 последующих испытаниях все они были проинструктированы дать один и тот же неправильный ответ.Например, даже если правильным ответом была строка 1, все они сказали бы, что это строка 2. Таким образом, когда настала очередь участника отвечать, он мог либо дать явно правильный ответ, либо соответствовать неправильным ответам единомышленников.

Аш обнаружил, что около 76% из 123 человек, прошедших тестирование, дали по крайней мере один неверный ответ, когда настала их очередь, и 37% ответов в целом соответствовали друг другу. Это действительно свидетельство силы нормативного социального влияния, поскольку участники исследования вслух давали явно неверные ответы.Однако соответствие не было абсолютным — помимо 24% мужчин, которые никогда не соглашались, только 5% мужчин соответствовали всем 12 критическим испытаниям.

Влияние меньшинства: сопротивление групповому давлению

Исследование, которое мы обсуждали до сих пор, включает конформность, при которой мнения и поведение людей становятся более похожими на мнения и поведение большинства людей в группе — влияние большинства. Но мы не всегда слепо подчиняемся убеждениям большинства.Хотя это более необычно, тем не менее есть случаи, когда меньшее количество людей может влиять на мнения или поведение группы — это влияние меньшинства .

Это хорошо, что меньшинства могут иметь влияние; в противном случае мир был бы довольно скучным. Когда мы оглядываемся на историю, мы обнаруживаем, что именно необычные, расходящиеся, новаторские группы меньшинств или отдельные лица, хотя в то время их часто высмеивали за их необычные идеи, в конечном итоге пользуются уважением за то, что внесли позитивные изменения.Работа ученых, религиозных лидеров, философов, писателей, музыкантов и художников, которые идут вразрез с групповыми нормами, часто выражая новые и необычные идеи, поначалу не нравятся. Галилей и Коперник были учеными, которые не соглашались с мнениями и поведением окружающих. В конце концов, их новаторские идеи изменили мышление масс. Эти новые мыслители могут быть наказаны, а в некоторых случаях даже убиты за свои убеждения. Однако, в конце концов, если идеи интересны и важны, большинство может соответствовать этим новым идеям, что приведет к социальным изменениям.Короче говоря, хотя согласие с мнением большинства важно для обеспечения бесперебойно работающего общества, если бы люди только соответствовали другим, было бы мало новых идей и мало социальных изменений.

Французский социальный психолог Серж Московичи особенно интересовался ситуациями, в которых может иметь место влияние меньшинства. Фактически, он утверждал, что все члены всех групп могут, по крайней мере в некоторой степени, влиять на других, независимо от того, составляют они большинство или меньшинство.Чтобы проверить, действительно ли члены группы меньшинств могут оказывать влияние, он и его коллеги (Moscovici, Lage, & Naffrechoux, 1969) создали противоположность исследования восприятия линии Аша, так что теперь в группе было меньшинство единомышленников (двое) и большинство участников эксперимента (четыре). Все шесть человек просмотрели серию слайдов, изображающих цвета, якобы как исследование цветового восприятия, и, как в исследовании Аша, каждый вслух высказал свое мнение о цвете слайда.

Хотя цвета слайдов различались по яркости, все они были явно синего цвета. Более того, продемонстрировав однозначность слайдов, как и линейные суждения Аша, участники, которых попросили высказать свои суждения в одиночку, менее чем в 1% случаев называли слайды другим цветом, чем синий. (Когда это случилось, слайды назвали зелеными.)

В эксперименте двух соучастников попросили дать один из двух вариантов ответов, которые отличались от обычных ответов.В условии последовательного меньшинства два конфедерата давали необычный ответ (зеленый) на каждом испытании. В условии несовместимого меньшинства конфедераты назвали слайды зелеными на две трети своих ответов и назвали их синими на другой трети.

Меньшинство из двоих могло изменить убеждения большинства из четырех, но только тогда, когда они были единодушны в своих суждениях. Как показано на Рисунке 6.5, «Сила постоянных меньшинств», Московичи обнаружил, что присутствие меньшинства, которое давало неизменно необычные ответы, влияло на суждения, сделанные участниками эксперимента.Когда меньшинство было постоянным, 32% участников группы большинства сказали зеленый хотя бы один раз, а 18% ответов группы большинства были зелеными. Однако непоследовательное меньшинство практически не повлияло на суждения большинства.

Рисунок 6.5. Сила согласованных меньшинств

В исследованиях влияния меньшинств, проведенных Сержем Московичи, только постоянное меньшинство (в котором каждый человек давал одинаковый неверный ответ) смогло вызвать согласованность у большинства участников.Данные взяты из Moscovici, Lage и Naffrechoux (1969).

На основе этого исследования Московичи утверждал, что меньшинства могут иметь влияние на большинство при условии, что они будут давать последовательные, единодушные ответы. Последующие исследования показали, что меньшинства наиболее эффективны, когда они выражают последовательные мнения в течение долгого времени и друг с другом, когда они показывают, что они вкладываются в свое положение, принося значительные личные и материальные жертвы, и когда они, кажется, действуют из принципиальных соображений. чем из скрытых мотивов (Hogg, 2010).Хотя они могут захотеть принять относительно открытый и разумный стиль ведения переговоров по вопросам, которые менее важны для отношения, которое они пытаются изменить, успешные меньшинства должны полностью соответствовать их основным аргументам (Mugny & Papastamou, 1981).

Когда меньшинства преуспевают в оказании влияния, они способны произвести сильное и устойчивое изменение отношения — истинное частное признание — а не просто общественное согласие. Люди подчиняются меньшинствам, потому что они думают, что они правы, а не потому, что они считают это социально приемлемым.У меньшинств есть еще один, потенциально даже более важный результат, связанный с мнениями членов группы большинства — присутствие групп меньшинств может побудить большинство к более полному, а также к более дивергентному, новаторскому и творческому мышлению по обсуждаемым темам (Martin & Hewstone , 2003; Мартин, Мартин, Смит и Хьюстон, 2007).

Немет и Кван (1987) предложили участникам работать в группах по четыре человека над творческим заданием, в котором им предлагали цепочки букв, такие как tdogto , и просили указать, какое слово пришло им в голову первым, когда они смотрели на буквы.Суждения были сделаны в частном порядке, что позволило экспериментаторам давать ложные отзывы об ответах других членов группы. Все участники указали наиболее очевидное слово (в данном случае собака ) в качестве своего ответа на каждом из начальных испытаний. Однако участникам сказали (в соответствии с условиями эксперимента), что либо трое из других членов группы также сообщили, что видели собак и что один сообщил, что видел богов , либо что трое из четырех сообщили, что видели богов , тогда как только один сообщил о собаках .Затем участники самостоятельно заполнили другие похожие словосочетания, и их ответы были изучены.

Результаты показали, что когда участники думали, что необычный ответ (например, бог , а не собака ) был дан меньшинством одного человека в группе, а не большинством из трех человек, они впоследствии ответили больше из новые цепочки слов с использованием новых решений, таких как поиск слов, составленных задом наперед или с использованием случайного порядка букв.С другой стороны, люди, которые думали, что большая часть группы дала новый ответ, не развивали более творческих идей. Очевидно, когда участники думали, что новый ответ исходит от группового меньшинства (одного человека), они думали об ответах более тщательно, по сравнению с тем же поведением, выполняемым большинством членов группы, и это привело их к принятию новых и творческих подходов. думать о проблемах. Этот результат, наряду с другими исследованиями, показывающими аналогичные результаты, предполагает, что сообщения, исходящие от групп меньшинств, побуждают нас более полно задуматься о решении, которое может вызвать новаторское, творческое мышление у членов группы большинства (Crano & Chen, 1998).

Таким образом, мы можем заключить, что влияние меньшинства, хотя и не так вероятно, как влияние большинства, иногда имеет место. Немногие могут влиять на многих, когда они последовательны и уверены в своих суждениях, но менее способны оказывать влияние, когда они непоследовательны или действуют менее уверенно. Более того, хотя влияние меньшинства трудно достичь, если оно действительно имеет место, оно может быть сильным. Когда большинство находится под влиянием меньшинства, они действительно меняют свои убеждения — результатом является более глубокое осмысление сообщения, личное принятие сообщения и в некоторых случаях даже более творческое мышление.

Ситуационные детерминанты соответствия

Исследования Аша, Шерифа и Московичи демонстрируют, в какой степени отдельные лица — как большинство, так и меньшинства — могут создавать конформность в других. Кроме того, эти исследования предоставляют информацию о характеристиках социальной ситуации, которые важны для определения степени нашего соответствия другим. Давайте рассмотрим некоторые из этих переменных.

Размер большинства

По мере того, как количество людей в большинстве увеличивается по сравнению с количеством людей в меньшинстве, давление на меньшинство, чтобы оно соответствовало, также увеличивается (Latané, 1981; Mullen, 1983).Аш провел повторение своего первоначального исследования линейного судейства, в котором он варьировал количество конфедератов (членов подгруппы большинства), давших первоначальные неправильные ответы, от одного до 16 человек, сохраняя при этом число в подгруппе меньшинства постоянным на уровне одного (единичное исследование участник). Возможно, вы не удивитесь, услышав результаты этого исследования: когда размер большинства становился больше, одинокий участник с большей вероятностью давал неправильный ответ.

Увеличение размера большинства увеличивает соответствие независимо от того, является ли соответствие информационным или нормативным.С точки зрения информационного соответствия, чем больше людей выражают мнение, их мнения кажутся более достоверными. Таким образом, большее большинство должно привести к большему информационному соответствию. Но большее большинство также приведет к большему нормативному соответствию, потому что отличаться будет труднее, когда большинство больше. По мере того, как большинство становится больше, человек, высказывающий иное мнение, все больше осознает, что он отличается, и это вызывает большую потребность соответствовать преобладающим нормам.

Хотя увеличение размера большинства действительно увеличивает соответствие, это верно лишь до определенного момента. Увеличение степени соответствия, которое достигается за счет добавления новых членов в группу большинства (известное как социальное воздействие каждого члена группы) больше для членов первоначального большинства, чем для более поздних членов (Latané, 1981) . Эта закономерность показана на рис. 6.6, «Социальное влияние», где представлены данные известного эксперимента Стэнли Милгрэма и его коллег (Milgram, Bickman, & Berkowitz, 1969), в ходе которого изучалось, как поведение других людей влияет на людей. улицы Нью-Йорка.

Милгрэм приказал своим сообщникам собраться группами на 42-й улице в Нью-Йорке, перед выпускным центром городского университета Нью-Йорка, каждый смотрел в окно на шестом этаже здания. Конфедерации были объединены в группы от одного до 15 человек. Видеокамера в комнате на шестом этаже выше зафиксировала поведение 1424 пешеходов, которые прошли по тротуару рядом с группами.

Как вы можете видеть на Рисунке 6.6, «Социальное влияние», более крупные группы конфедератов увеличивали количество людей, которые также останавливались и смотрели вверх, но влияние каждого дополнительного конфедерата в целом было слабее по мере увеличения размера.Группы из трех конфедератов производили больше соответствия, чем один человек, а группы из пяти человек производили больше соответствия, чем группы из трех человек. Но после того, как группа достигла примерно шести человек, это уже не имело большого значения. Так же, как включение первого источника света в изначально темной комнате больше влияет на яркость комнаты, чем включение второго, третьего и четвертого источников света, добавление большего количества людей к большинству имеет тенденцию давать убывающую отдачу — меньший дополнительный эффект на соответствие.

Рисунок 6.6 Социальное воздействие

Одна из причин того, что влияние новых членов группы так быстро уменьшается, заключается в том, что по мере увеличения числа в группе люди в большинстве вскоре будут восприниматься скорее как группа, а не как отдельные лица. Когда есть только пара людей, выражающих свое мнение, каждый человек, вероятно, будет рассматриваться как личность, придерживающаяся своего собственного уникального мнения, и каждый новый человек вносит свой вклад. В результате два человека более влиятельны, чем один, а трое более влиятельны, чем двое.Однако по мере того, как количество людей растет, и особенно когда эти люди воспринимаются как способные общаться друг с другом, люди с большей вероятностью будут рассматриваться как группа, а не как отдельные лица. На этом этапе добавление новых членов не меняет восприятия; независимо от того, есть ли четыре, пять, шесть или больше участников, группа по-прежнему остается просто группой. В результате, выраженные мнения или поведение членов группы, кажется, больше не отражают их собственные характеристики в такой степени, как характеристики группы в целом, и, таким образом, увеличение числа членов группы менее эффективно для увеличения влияния (Уайлдер , 1977).

Размер группы — важная переменная, которая влияет на широкий спектр поведения людей в группах. Люди оставляют в ресторанах пропорционально меньшие чаевые по мере увеличения числа участников, и люди с меньшей вероятностью будут помогать, поскольку число свидетелей инцидента увеличивается (Latané, 1981). Количество членов группы также имеет важное влияние на работу группы: по мере увеличения размера рабочей группы вклад каждого отдельного члена в работу группы становится меньше.В каждом случае влияние размера группы на поведение оказывается таким же, как показано на Рисунке 6.6, «Социальное воздействие».

Единогласие большинства

Хотя количество людей в группе является важным фактором соответствия, оно не может быть единственным — в противном случае влияние меньшинства было бы невозможным. Оказывается, согласованность или единодушие членов группы даже важнее. В исследовании Аша, например, соответствие произошло не столько потому, что многие конфедераты дали неправильный ответ, сколько потому, что каждый из конфедератов дал одинаковый неправильный ответ.В одном последующем исследовании, которое он провел, Аш увеличил число единомышленников до 16, но только один из них дал правильный ответ. Он обнаружил, что в этом случае, несмотря на то, что единомышленники дали 15 неправильных и только один правильный ответ, соответствие тем не менее резко снизилось — до примерно 5% ответов участников. И вы помните, что в исследовании влияния меньшинства Московичи произошло то же самое; соответствие наблюдалось только тогда, когда члены группы меньшинства были полностью последовательны в своих выражениях.

Хотя вы, возможно, не удивитесь, узнав, что соответствие снижается, когда один из членов группы дает правильный ответ, вы можете быть более удивлены, узнав, что соответствие снижается, даже когда несогласный сообщник дает другой неправильный ответ . Например, конформность резко снижается в ситуации Аша с линейным судейством, так что практически все участники дают правильный ответ (предположим, что это строка 3 в данном случае), даже когда большинство соратников указали, что строка 2 является правильным ответом и один союзник указывает, что строка 1 верна.Короче говоря, соответствие снижается, когда есть какое-либо несоответствие между членами группы большинства — даже когда один член большинства дает ответ, который даже более неверен, чем ответ, данный другими членами группы большинства (Allen & Levine, 1968). .

Почему единодушие должно быть таким важным определяющим фактором соответствия? Во-первых, когда существует полное согласие между членами большинства, человек, который является целью влияния, остается совершенно один и должен первым нарушить ряды, высказав иное мнение.Быть единственным человеком, который отличается от других, потенциально смущает, и люди, которые хотят произвести хорошее впечатление или понравиться другим, могут, естественно, захотеть этого избежать. Если вам удастся убедить друга надеть на свадьбу голубые джинсы, а не пальто и галстук, тогда вы, естественно, будете чувствовать себя намного менее заметным, когда будете носить джинсы.

Во-вторых, при полном согласии — еще раз вспомните о постоянном меньшинстве в исследованиях Московичи — участник может стать менее уверенным в своем собственном восприятии.Поскольку все остальные придерживаются того же мнения, кажется, что они должны правильно реагировать на внешнюю реальность. Когда возникает такое сомнение, человек может подчиняться из-за информационного социального влияния. Наконец, когда один или несколько других членов группы дают другой ответ, чем остальная часть группы (так что единодушие группы большинства нарушается), этот человек больше не является частью группы, которая оказывает влияние, и становится (вместе с участником) часть группы, на которую оказывается влияние.Вы можете видеть, что другой способ описания эффекта единогласия — это сказать, что как только у человека появляется кто-то, кто согласен с ним или с ней, что другие могут быть неправы (сторонник или союзник), тогда давление, чтобы соответствовать. . Наличие одного или нескольких сторонников, оспаривающих статус-кво, подтверждает собственное мнение и повышает вероятность несогласия с большинством (Allen, 1975; Boyanowsky & Allen, 1973).

Важность задачи

Еще одним определяющим фактором соответствия является воспринимаемая важность решения.Исследования Шерифа, Аша и Московичи могут быть подвергнуты критике, поскольку решения, которые принимали участники, например, судя о длине линий или цвете объектов, кажутся довольно тривиальными. Но что произойдет, если людей попросят принять важное решение? Хотя вы можете подумать, что соответствие будет меньше, когда задача станет более важной (возможно, потому, что люди будут чувствовать себя некомфортно, полагаясь на суждения других и захотят взять на себя больше ответственности за свои собственные решения), влияние важности задачи на самом деле оказывается слабым. более сложный, чем это.

В фокусе исследований

Как важность задачи и уверенность влияют на соответствие

Совместное влияние уверенности человека в своих убеждениях и важности поставленной задачи было продемонстрировано в эксперименте, проведенном Бароном, Ванделло и Брунсманом (1996), в котором использовалась небольшая модификация процедуры Аша для оценки соответствия. Участники завершили эксперимент вместе с двумя другими студентами, которые на самом деле были единомышленниками-экспериментаторами. Участники работали над несколькими различными типами испытаний, но было 26, которые имели отношение к прогнозам соответствия.На этих испытаниях сначала была представлена ​​фотография одного человека, за которой сразу же последовали фотографии четырех человек, один из которых был показан на начальном слайде (но который мог быть одет по-другому):

Рисунок 6.7

Задача участников заключалась в том, чтобы указать, какой человек в очереди был таким же, как и исходный человек, используя число от 1 (человек слева) до 4 (человек справа). В каждом из критических испытаний два сообщника опережали участника, и каждый из них давал одинаковый неправильный ответ.

Использованы две экспериментальные манипуляции. Во-первых, исследователи манипулировали важностью задачи, говоря некоторым участникам (условие высокой важности ), что их эффективность в выполнении задачи была важной мерой способности очевидца и что участники, которые выполнили наиболее точно, получат 20 долларов в конце данных. коллекция. (В конце семестра была проведена лотерея с участием всех участников, и некоторым участникам было выплачено по 20 долларов.) С другой стороны, участникам с маловажным условием сказали, что процедура тестирования является частью процедуры тестирования. пилотное исследование и что решения не так уж и важны.Во-вторых, сложность задания варьировалась, показывая тестовые фотографии и фотографии состава в течение 5 и 10 секунд соответственно ( легкое условие ) или только ½ и 1 секунды соответственно ( сложное условие ). Оценка соответствия была определена как количество испытаний, в которых участник предлагал такой же (неправильный) ответ, что и его участники.

Рис. 6.8

В простых задачах участники меньше соглашались, когда думали, что решение имеет высокую (а не низкую) важность, тогда как в сложных задачах участники больше согласовывались, когда считали решение очень важным.Данные взяты из Baron et al. (1996).

Как вы можете видеть на рисунке 6.8, наблюдалась взаимосвязь между сложностью задачи и ее важностью. В легких задачах участники меньше подчинялись неверным суждениям других, когда решение имело для них более важные последствия. В этих случаях они, казалось, больше полагались на свое собственное мнение (которое, по их убеждению, было правильным), когда оно действительно имело значение, но с большей вероятностью соглашались с мнением других, когда все было не так критично (вероятно, в результате нормативное социальное влияние).

На сложных задачах, однако, результаты были противоположными. В этом случае участники больше соглашались, когда думали, что решение имеет высокую, а не низкую важность. В тех случаях, когда они были более неуверенными в своем мнении, но все же действительно хотели быть правыми, они использовали суждения других для информирования своих собственных взглядов (информационное социальное влияние).

  • Социальное влияние создает соответствие.
  • Влияние может быть более пассивным или более активным.
  • Мы подчиняемся как для получения точных знаний (информационное социальное влияние), так и для того, чтобы не быть отвергнутыми другими (нормативное социальное влияние).
  • И большинство, и меньшинство могут оказывать социальное влияние, но делают это по-разному.
  • Характеристики социальной ситуации, включая количество людей в большинстве и единодушие большинства, имеют сильное влияние на конформизм.

Упражнения и критическое мышление

  1. Опишите время, когда вы следовали мнению или поведению других.Интерпретируйте соответствие с точки зрения информационного и / или нормативного социального влияния.
  2. Представьте, что вы работаете в жюри присяжных, в котором вы оказались единственным человеком, который считает, что подсудимый невиновен. Какие стратегии вы могли бы использовать, чтобы убедить большинство?

Список литературы

Аллен, В. Л. (1975). Социальная поддержка несоответствий. В Л. Берковиц (ред.), Достижения экспериментальной социальной психологии (Том 8). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press;

Аллен, В.Л. и Левин Дж. М. (1968). Социальная поддержка, инакомыслие и соответствие. Социометрия, 31, (2), 138–149.

Андерсон, К., Келтнер, Д., и Джон, О. П. (2003). Эмоциональное сближение людей с течением времени. Журнал личности и социальной психологии, 84 (5), 1054–1068.

Аш, С. Э. (1952). Социальная психология . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл;

Аш, С. Э. (1955). Мнения и социальное давление. Scientific American, 11 , 32.

Барон Р. С., Ванделло Дж. А. и Брансман Б. (1996). Забытая переменная в исследовании соответствия: влияние важности задачи на социальное влияние. Журнал личности и социальной психологии, 71, 915–927.

Бояновский, Э. О., и Аллен, В. Л. (1973). Нормы внутри группы и самоидентификация как детерминанты дискриминационного поведения. Журнал личности и социальной психологии, 25 , 408–418.

Чартранд, Т. Л., и Барг, Дж. А. (1999).Эффект хамелеона: связь между восприятием и поведением и социальное взаимодействие. Журнал личности и социальной психологии, 76 (6), 893–910.

Чартранд, Т. Л., и Далтон, А. Н. (2009). Мимикрия: ее повсеместность, важность и функциональность. В Э. Морселла, Дж. А. Барг и П. М. Голлвитцер (ред.), Оксфордский справочник действий человека (стр. 458–483). Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета;

Чалдини Р. Б. (1993). Влияние: наука и практика (3-е изд.). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер Коллинз; Шериф, М. (1936). Психология социальных норм . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер и Роу;

Чалдини Р. Б., Рино Р. Р. и Каллгрен К. А. (1990). Основная теория нормативного поведения: переработка концепции норм для уменьшения количества мусора в общественных местах. Журнал личности и социальной психологии, 58 , 1015–1026.

Crano, W. D., & Chen, X. (1998). Договор о снисхождении и сохранение влияния большинства и меньшинства. Журнал личности и социальной психологии, 74 , 1437–1450.

Далтон, А. Н., Чартран, Т. Л., и Финкель, Э. Дж. (2010). Хамелеон, управляемый схемой: как мимикрия влияет на исполнительные и саморегулирующие ресурсы. Журнал личности и социальной психологии, 98 (4), 605–617.

Дойч, М., и Джерард, Х. Б. (1955). Изучение нормативных и информационных социальных влияний на индивидуальное суждение. Журнал аномальной и социальной психологии, 51 , 629–636.

Фестингер, Л., Шахтер, С., и Бэк, К. (1950). Социальное давление в неформальных группах . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер;

Хардин, К., и Хиггинс, Т. (1996). Общая реальность: как социальная проверка делает субъективное объективным. В Р. М. Соррентино и Э. Т. Хиггинс (ред.), Справочник по мотивации и познанию: основы социального поведения (том 3, стр. 28–84). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд;

Хогг, М.А. (2010). Влияние и лидерство. В С.Ф. Фиске, Д. Т. Гилберт и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (том 2, стр. 1166–1207). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley.

Джейкобс, Р. К., и Кэмпбелл, Д. Т. (1961). Сохранение произвольной традиции через несколько поколений лабораторной микрокультуры. Журнал аномальной и социальной психологии, 62 , 649–658.

Латане Б. (1981). Психология социального воздействия. Американский психолог, 36 , 343–356;

Макнил, М.К. и Шериф М. (1976). Смена норм из поколения в поколение в зависимости от произвола предписываемых норм. Журнал личности и социальной психологии, 34 , 762–773.

Мартин Р. и Хьюстон М. (2003). Влияние большинства или меньшинства: когда, а не заставляет ли статус источника эвристическую или систематическую обработку. Европейский журнал социальной психологии, 33 (3), 313–330;

Мартин, Р., Мартин, П. Ю., Смит, Дж. Р., и Хьюстон, М.(2007). Влияние большинства против меньшинства и предсказание поведенческих намерений и поведения. Журнал экспериментальной социальной психологии, 43 (5), 763–771.

Милграм, С., Бикман, Л., и Берковиц, Л. (1969). Обратите внимание на силу притяжения толпы разного размера. Журнал личности и социальной психологии, 13 , 79–82.

Moscovici, S., Lage, E., & Naffrechoux, M. (1969). Влияние последовательного меньшинства на ответы большинства в задаче на цветовосприятие. Социометрия, 32, , 365–379.

Mugny, G., & Papastamou, S. (1981). Когда жесткость не подводит: индивидуализация и психологизация как сопротивление распространению инноваций меньшинства. Европейский журнал социальной психологии, 10 , 43–62.

Mullen, B. (1983). Реализация влияния группы на человека: перспектива самовнимания. Журнал экспериментальной социальной психологии, 19 , 295–322.

Немет, К.Дж. И Кван Дж. Л. (1987). Влияние меньшинства, несовпадающее мышление и поиск правильных решений. Журнал прикладной социальной психологии, 17 , 788–799.

Рорер Дж. Х., Барон С. Х., Хоффман Э. Л. и Свандер Д. В. (1954). Устойчивость автокинетических суждений. Американский журнал психологии, 67 , 143–146.

Шериф М. (1936). Психология социальных норм . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Самнер, В. Г.(1906). Народные пути . Бостон, Массачусетс: Джинн.

Tickle-Degnen, L., & Rosenthal, R. (1990). Природа раппорта и его невербальных коррелятов. Психологический опрос, 1 (4), 285–293;

Tickle-Degnen, L., & Rosenthal, R. (Eds.). (1992). Невербальные аспекты терапевтического взаимопонимания . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Тернер, Дж. К. (1991). Социальное влияние . Пасифик Гроув, Калифорния: Брукс Коул.

Уайлдер, Д. А.(1977). Восприятие групп, размер оппозиции и социальное влияние. Журнал экспериментальной социальной психологии, 13 (3), 253–268.

Сила социального влияния: Санштейн, Касс Р., Фрэнк, Роберт Х .: 9781479867837: Amazon.com: Книги

«Санстейн открывает захватывающие и удивительные открытия … Возможно, наиболее глубокое понимание из книги Санстейна — это осознание того, что конформизм действует на нас почти все время. Мы думаем, что выбираем, какие фильмы смотреть, какие книги читать или даже что политическое племя претендовать на, но на нашу способность формировать собственное мнение по чему-либо в значительной степени влияют незаметные силы, подталкивающие нас к консенсусу.Это не всегда плохо. Но, как пишет сам Санштейн: «Несмотря на все хорошее соответствие, оно может также сокрушить то, что является самым ценным и самым важным в человеческой душе». — GQ

«Указывает на положительные преимущества соответствия, а также исследует, как следование за толпой может легко увести людей по пути крайнего мышления. Опираясь на научные исследования, Санстейн обсуждает корректирующие эффекты инакомыслия для общего блага, а не просто из противоречия. В высшей степени актуальное, разъясняющее обсуждение Санстейна необходимо прочитать.»- Книжный список

» Исследование основ конформизма, каскадов и групповой поляризации не могло быть более своевременным. Касс Санстейн снова использует новейшие социальные науки для решения сложной правовой и политической проблемы, помогая нам с его обычной ясностью увидеть, как мы можем создавать институты, которые бы противодействовали слабостям нашей собственной психологии ». — Энн-Мари Слотер, Генеральный директор New America

«Касс Санстейн, один из самых оригинальных умов нашей эпохи, предлагает мощную критику конформизма и опасных последствий слепого единомышленников.Санстейн призывает читателей осознавать ценность институтов, поощряющих разнообразие взглядов, от политики до права, чтобы мы могли принимать самые мудрые и лучшие решения. В тот момент, когда страна наблюдает за разрушительным воздействием трайбализма на нашу государственную систему, это столь необходимая работа, которая предлагает увлекательное аналитическое объяснение того, что мешает нам мыслить нестандартно », — Джулиан Зелизер, Принстонский университет и соавторы. автор книги «Линии разлома: история Соединенных Штатов с 1974 года

» «Если вы, как и многие из нас, встревожены радикальной поляризацией нашей политической жизни, новая книга Кэсса Санстейна объяснит вам, почему это происходит и почему система сдержек и противовесов, встроенная в наши институты, является препятствием на пути реализации наших худших опасений.Читатели Conformity уйдут в высшей степени информированными, сдержанными в своем идеализме, но, тем не менее, оптимистично настроенными по поводу выживания тех же идеалов », — Стэнли Фиш, профессор права в Международном университете Флориды и приглашенный профессор юридической школы Кардозо

« Соответствие — это на самом деле так же стара, как само человечество. Но лучшая книга о соответствии начинается именно здесь. И кто может лучше написать ее, чем архаичный нонконформист Кэсс Санстейн? »- Тайлер Коуэн, профессор экономики, Университет Джорджа Мейсона

« Эта книга выделяется среди других книг Санстейна тем, что делает акцент на широких социальных последствиях социального влияния. .Санстейн основывает свой аргумент на принципах, лежащих в основе американской демократии, и тем самым ему трудно не впасть в депрессию из-за того, насколько далеким наше нынешнее положение дел от этого идеала. Тем не менее, Санстейн предлагает оптимизм в виде основы для действенных решений ». — Polit Science Quarterly

« Санстейн мастерски синтезирует десятилетия исследований в связное повествование и предлагает действенные идеи, которые могут быть использованы широким кругом организаций.Эта книга — еще одна книга Санштейна, которую я ожидаю увидеть в руках ученых, политиков и бизнесменов в аэропорту или в местной кофейне ». — Polit Science Quarterly

Касс Р. Санстейн — профессор Гарвардского университета Роберта Уолмсли. Он является основателем и директором Программы поведенческой экономики и государственной политики Гарвардской школы права. Он является автором сотен статей и десятков книг, в том числе Nudge: Improving Decisions about Health , Wealth and Happiness (с Ричардом Х.Талер), Соответствие: сила социального влияния, как происходят изменения, и Слишком много информации: понимание того, что вы не хотите знать.

Роберт Х. Франк — профессор менеджмента Х. Дж. Луи и почетный профессор экономики в Высшей школе менеджмента им. Джонсона Корнельского университета. Он является автором совсем недавно книги Под влиянием: как заставить работать давление со стороны сверстников.

Биологические основы соответствия

Front Neurosci.2012; 6: 87.

TJH Morgan

1 Школа биологии, Университет Сент-Эндрюс, Сент-Эндрюс, Файф, Великобритания

KN Laland

1 Школа биологии, Университет Сент-Эндрюс, Сент-Эндрюс, Файф , Великобритания

1 Школа биологии, Университет Сент-Эндрюс, Сент-Эндрюс, Файф, Великобритания

Отредактировал: Гвидо Биле, Университет Осло, Норвегия

Рецензент: Кэролин Юн, Мичиганский университет, США; Кристофер Дж. Берк, Обсерватория Гарвардского колледжа, США

* Для переписки: К.Н. Лаланд, Школа биологии, Университет Сент-Эндрюс, Bute Medical Buildings, Westburn Lane, St Andrews, KY16 9TS Fife, UK. e-mail: [email protected]

Эта статья была отправлена ​​в Frontiers in Decision Neuroscience, специальность Frontiers in Neuroscience.

Поступило 7 марта 2012 г .; Принята в 2012 г. 24 мая.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями Некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution, которая разрешает некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на других форумах при условии указания авторов и источника.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Для людей характерна крайняя зависимость от информации, передаваемой культурой, и недавняя формальная теория предсказывает, что естественный отбор должен способствовать адаптивным стратегиям обучения, которые способствуют эффективному копированию и принятию решений. Одна из стратегий, которая привлекла особое внимание, — это конформистская передача, определяемая как несоразмерно вероятное принятие наиболее распространенного варианта. В литературе по социальной психологии исторически подчеркивалось важное значение конформности, а в последнее время также стали поступать сообщения о конформистском поведении у животных, не являющихся людьми.Однако математический анализ различается тем, насколько важным и широко распространенным, по их мнению, должно быть соответствие, и соответствующей экспериментальной работы мало, а результаты являются взаимно противоречащими и несовместимыми с предсказаниями моделей. Мы рассматриваем соответствующую литературу, рассматривая причинно-следственную связь, функцию, историю и онтогенез соответствия, и описываем компьютерный эксперимент на людях, который мы провели, чтобы разрешить двусмысленность. Мы обнаружили, что только когда было доступно много демонстрантов и испытуемые были неуверенными, поведение испытуемых было конформистским.Дальнейший анализ показал, что основная реакция только на социальную информацию была в целом конформистской. Таким образом, наши данные согласуются с конформистским использованием социальной информации, но, поскольку поведение субъектов является результатом как социальных, так и асоциальных влияний, результирующее поведение может не быть конформистским. В заключение мы свяжем эти открытия с литературой по когнитивной нейробиологии, которая недавно начала исследовать нейронные основы социального обучения. Здесь конформистская передача может быть особенно полезным тематическим исследованием не только потому, что есть четко определенные и доступные возможности охарактеризовать биологические основы этой формы социального обучения, но также потому, что первые результаты предполагают, что люди могут обладать особыми когнитивными адаптациями для эффективной социальной адаптации. обучение.

Ключевые слова: конформность, социальное обучение, культурная трансмиссия, культурная эволюция

В 1963 году этолог Нико Тинберген утверждал, что для полного понимания поведения в биологии необходимо рассмотреть его с четырех разных точек зрения: с точки зрения истории, онтогенеза и т. Д. функция и причинно-следственная связь. Хотя подобные эвристики могут ограничивать исследования, а также помогать им (Laland et al., 2011a), реализация ответов на четыре вопроса Тинбергена часто является очень полезной целью для исследования, поощряя широкий взгляд на поведение и поощряя междисциплинарные подходы.Здесь мы сосредотачиваемся на поведенческом соответствии, теме, которая привлекла значительное внимание по крайней мере с трех из этих точек зрения. Ниже мы суммируем выводы о конформности, полученные из социальной психологии и психологии развития, моделирования и экспериментирования культурной эволюции, социального обучения животных и когнитивной нейробиологии. Поскольку подходы в этих областях не полностью соответствуют вопросам Тинбергена, мы организуем наш анализ на дисциплинарной основе, но обращаем внимание на то, какие из вопросов Тинбергена решаются в каждом конкретном случае.Мы пришли к выводу, что изучению соответствия препятствовали несогласованность определений и экспериментальные ограничения, и признаем необходимость более всеобъемлющей теоретической основы, если исследователи хотят продвигаться к общему пониманию, которое охватывает эти различные области.

Литература по социальной психологии

Самые ранние исследования конформности были проведены социальными психологами в двадцатом веке и были сосредоточены в основном на его причинной связи; то есть на социальных контекстах, которые его вызвали (Jenness, 1932; Sherif, 1935; Asch, 1955).В чрезвычайно влиятельной статье Соломон Аш (Asch, 1955) описал наблюдение о том, что взрослые охотно отказываются от собственных перцептивных суждений в очень простой визуальной задаче, когда сталкиваются с группой единомышленников, которые с ними не согласны. Аш назвал это поведение соответствием, предполагая, что почтение к групповой норме обусловлено желанием получить социальное одобрение. Такой вывод был воспроизведен огромное количество раз в разных возрастных группах и культурах, и было выявлено большое количество факторов, влияющих на соответствие индивидов, включая размер группы (Asch, 1955; Bond, 2005), сложность задачи и важность ( Барон и др., 1996), культурной (Bond and Smith, 1996) мотивации (Griskevicius et al., 2006) и настроения (Tong et al., 2008). Хотя социальная психология, изобилующая эмпирическими данными, успешно определила множество факторов, влияющих на принятие людьми решений других, она изо всех сил пыталась объединить такие выводы в единую теоретическую основу. Возможно, наиболее успешной попыткой является теория социального воздействия (Latane, 1981; Latane, Wolf, 1981; Nowak et al., 1990), которая характеризует социальное влияние как силу, аналогичную физической силе, такой как электромагнетизм, которая действует на личность.Предлагаемые факторы, влияющие на величину этой силы, — это ее сила (определяется такими факторами, как возраст и статус источника), непосредственность (близость в пространстве-времени к наблюдателю) и количество людей в группе, которой наблюдатель выставлен. Теория социального воздействия может эффективно объяснить убывающий эффект увеличения числа единомышленников в экспериментах Аша (Latane, 1981), а также была распространена на случаи, когда большинство конфликтовало с меньшинством (Latane and Wolf, 1981).Однако его переменные силы и непосредственности — именно то, что отличает его от других моделей (например, Tanford and Penrod, 1984) — натолкнулись на противоречивые эмпирические данные, и там, где были обнаружены эффекты, они, как правило, были очень низкой величины (Mullen, 1985). , 1986; Джексон, 1986). Более того, эти теории в значительной степени основывались на исследованиях, связанных с принятием произвольных или причудливых групповых решений, и поэтому их способность понимать социальное влияние в более общем плане, особенно в контексте эволюции, ограничена.Соответственно, амбиции теорий социального влияния социальной психологии, хотя и ценный вклад в изучение социального обучения, никогда не были полностью реализованы.

Тем не менее, теории социального влияния оказались очень успешными в учете эффектов размера группы. Более того, социальная психология также является источником ценного различия между информационными и нормативными мотивами соответствия групповой норме (Deutsch and Gerard, 1955). Это различие возникло, когда исследователи пытались понять, почему их испытуемые соглашались с явно неправильными решениями.Они отстаивали две цели со стороны испытуемого: одна — быть верной, а вторая — получить положительную оценку со стороны других по соглашению. Первая цель — информационная, вторая — нормативная. Поскольку простота задачи в экспериментах Аша, кажется, препятствует достижению информационной цели, утверждалось, что испытуемые подчинялись, чтобы получить нормативное вознаграждение, полученное за согласие со своими товарищами по группе. Удивительно, учитывая это, Дойч и Джерард (1955) обнаружили, что некоторые испытуемые все равно выбирали явно неправильный ответ, даже если они принимали решение в отсутствие единомышленников.Они восприняли это как означающее, что конфедераты также оказывали некоторое информационное влияние и что испытуемые действительно могли поверить групповым решениям. Альтернативное объяснение состоит в том, что, даже будучи явно изолированными, людям может быть трудно сопротивляться нормативным тенденциям.

Моделирование эволюции культуры

Стимулом к ​​изучению конформности послужила также теория культурной эволюции. Начиная с 1970-х годов группа теоретических эволюционных биологов начала исследовать культуру и социальную передачу информации с использованием математических эволюционных моделей (Кавалли-Сфорца и Фельдман, 1981; Ламсден и Уилсон, 1981; Бойд и Ричерсон, 1985).Центральным в этом подходе было определение использования социальной информации в контексте эволюции (то есть с учетом ее «функции» и «эволюционной истории» с точки зрения вопросов Тинбергена) и попытка понять, когда и как люди должны полагаться на социальные трансмиссия, чтобы максимально улучшить их физическую форму. Было предсказано, что люди обладают широким спектром предубеждений, связанных с культурной передачей, которые диктуют, когда они копируют других и кого копируют (Boyd and Richerson, 1985; Feldman et al., 1996; Генрих и Бойд, 1998; Schlag, 1998, 1999; Генрих и Гил-Уайт, 2001; Генрих и Макэлрит, 2003; Лаланд, 2004; Энквист и др., 2007; Вакано и Аоки, 2007; Кендал и др., 2009). Культурные эволюционисты использовали термин «конформность» для описания определенного правила обучения, согласно которому индивидуум с непропорционально высокой вероятностью принимал решение большинства (см. Бойд и Ричерсон, 1985, с. 206, см. Рисунок). Математические модели установили, что конформность является эффективной стратегией в пространственно изменчивой среде с миграцией между субпопуляциями, потому что она помогает людям сосредоточиться на локально адаптивном поведении (Boyd and Richerson, 1985; Henrich and Boyd, 1998; Nakahashi et al., готовится к печати). В этом отношении понятие соответствия культурным эволюционистам хорошо согласуется с информационным понятием соответствия — ожидается, что люди будут соответствовать, потому что это приводит их к получению ценной информации, улучшающей физическую форму. Тем не менее, эволюция этой тенденции к соответствию может также правдоподобно объяснить существование нормативного соответствия (Boyd and Richerson, 1985; Richerson and Boyd, 2005). Более того, разные группы могут соответствовать разным вариантам под действием конформистской предвзятости, что может объяснить комбинацию стабильной межгрупповой гетерогенности и внутригрупповой однородности, наблюдаемой в человеческих популяциях, и потенциально способствовать культурному групповому отбору (Boyd and Richerson, 1985; Richerson). и Boyd, 2005; Kendal et al., 2009).

Соответствие (пунктирная линия) — лишь одно из нескольких правил обучения, которые приводят к все более вероятному усвоению признака по мере его увеличения частоты, однако оно уникально, поскольку тенденция к наиболее популярному признаку непропорциональна с учетом его частоты . Пропорциональная тенденция, эквивалентная случайному копированию (сплошная линия), приводит к вероятности принятия, равной частоте признака, тогда как антиконформизм (пунктирная линия) сопротивляется наиболее популярному выбору и имеет последствия для популяции, противоположные конформизму.Из этих частотно-зависимых правил только конформность ведет к однородному групповому поведению.

Однако теоретический анализ показал противоречивые результаты при исследовании адаптивной ценности конформистского ответа на социальную информацию. Например, некоторые модели обнаружили, что конформность развивается вместе с менее разборчивым социальным обучением и хорошо справляется даже в условиях пространственно и временно изменчивой среды (Boyd and Richerson, 1985; Henrich and Boyd, 1998). Однако эти модели подвергались критике, поскольку они предполагают, что люди имеют доступ ко всем вариантам поведения в любое время и просто должны выбрать правильный вариант.Критики утверждают, что при ослаблении этого предположения страдает конформность (Eriksson et al., 2007). Однако можно утверждать, что модели Эрикссона и др. Не более реалистичны, чем модели Бойда, Ричерсона, Хенрича и др., Поскольку здесь каждый случай изменения окружающей среды означает, что с нуля необходимо разработать совершенно новое поведение. Не менее важна степень пространственных и временных вариаций, поскольку первая способствует опоре на конформность, а вторая — против нее (Hoppitt et al., 2010; Nakahashi et al., готовится к печати). Таким образом, степень, в которой ожидается адаптивность соответствия, оспаривается, но данные теоретических моделей в целом заставляют нас ожидать широкого диапазона условий, при которых оно будет использоваться.

Можно подумать, что огромное количество эмпирических данных из социальной психологии проясняет этот вопрос, поскольку исследователи могут эмпирически определить, проявляли ли и при каких обстоятельствах человеческие субъекты конформистские тенденции. Однако, к сожалению, это не так по двум причинам.Во-первых, хотя от конформиста можно ожидать, что он будет вести себя как субъекты экспериментальной парадигмы Аша, такие эксперименты неспособны различить несколько возможных правил обучения, которые постулируют положительную взаимосвязь между популярностью черты и вероятностью ее принятия. Например, как показано на рисунке, соответствие, антиконформизм и случайное копирование — все это приводит к тому, что более популярные черты с большей вероятностью будут приняты, чем менее популярные (Boyd and Richerson, 1985), но среди них только соответствие приведет к гомогенизация группового поведения; антиконформизм разрушает любые групповые предпочтения, в то время как случайное копирование не действует на изменение частот черт.Во-вторых, непропорциональная тенденция к принятию поведения большинства ожидается только в тех случаях, когда наблюдающий индивид наивен (Boyd and Richerson, 1985). Это означает, что парадигма Аша не подходит для исследования конформности в контексте культурной эволюции, поскольку простота используемых задач означала, что испытуемые были далеки от наивности, когда прислушивались к решениям конфедератов. Вместо этого необходимо контролировать асоциальную информацию либо экспериментально, используя такой план, чтобы испытуемые действительно находились в состоянии наивности, либо статистически, чтобы была принята мера асоциальной информации и ее можно было использовать в анализах для разделения эффектов воздействия. асоциальная и социальная информация.Учитывая это, эмпирически мыслящие культурные эволюционисты провели дальнейшие исследования, чтобы изучить природу реакции на частоту вариантов.

Эксперименты на животных

Прежде чем рассматривать эксперименты с людьми, стоит отметить, что исследователи социального обучения проделали большую работу с другими животными в поисках конформистского обучения. Это обеспечивает дальнейшее понимание третьего из вопросов Тинбергена, эволюционной истории, поскольку, рассматривая текущее таксономическое распределение конформности, исследователи потенциально могут сделать вывод о наиболее вероятной эволюционной истории признака.Фактически, доказательства соответствия существуют для широкого круга таксонов, включая рыб (Day, 2001; Pike and Laland, 2010), крыс (Konopasky and Telegdy, 1977; Galef and Whiskin, 2008), обезьян (Dindo et al. , 2009) и человекообразных обезьян (Whiten et al., 2005), хотя в последнем случае требование соответствия основывается на более нормативном понятии. Однако следует отметить, что методов, использованных в этих исследованиях, как и в эксперименте Аша, обычно недостаточно, чтобы исключить другие формы социального обучения, которые предполагают положительную взаимосвязь между популярностью черты характера и вероятностью ее принятия.Единственное известное нам исследование, которое предоставляет убедительные доказательства того, что животные, не являющиеся людьми, демонстрируют непропорциональную тенденцию к принятию поведения большинства, — это исследование Пайка и Лаланда (2010) об использовании общественной информации о колюшках. Учитывая таксономическое расстояние между рыбами и людьми, этот вывод, скорее всего, отражает конвергентный отбор на соответствие, а не на гомологичную способность (Laland et al., (2011b). Таким образом, хотя и интригует, но требуется более подробная экспериментальная работа, чтобы понять как эволюционная история человеческой способности к соответствию и ее филогенетическое распространение.

Эксперименты на людях

В отношении людей, однако, было проведено несколько экспериментов с необходимой точностью, чтобы отличить непропорциональную тенденцию принимать решение большинства от других правил, которые не имеют таких же последствий на уровне популяции. Efferson et al. (2008) провели эксперимент, в котором испытуемые выбирали между двумя «технологиями». Испытуемые знали, что альтернативные технологии дают разные ожидаемые результаты, но не знали, какая из них лучше.На протяжении многих раундов испытуемые неоднократно выбирали одну из двух технологий. Половина испытуемых были асоциальными учащимися, и им была предоставлена ​​обратная связь относительно результатов их решений, другие испытуемые были социальными учениками, и им была предоставлена ​​информация только о решениях асоциальных учеников. Хотя конформность оказалась эффективной стратегией для социальных обучающихся, Efferson et al. обнаружили, что только поведение некоторых субъектов в условиях социального обучения, которые самоопределяются как конформисты, может быть хорошо объяснено с помощью конформистской модели, в то время как поведение других субъектов, которые не описывали свое поведение как конформистское, не могло .Efferson et al. охарактеризуйте это различие как смешанную популяцию конформистов и «индивидуалистов», последние представляют людей, обычно полагающихся на асоциальную информацию. Внутри групп конформистов и индивидуалистов наблюдались значительные различия на индивидуальном уровне, что позволяет предположить, что дихотомия типов не будет подходящей интерпретацией — скорее, люди различаются по степени, в которой они используют социальную информацию и / или склонны к конформизму.

Еще один эксперимент (McElreath et al., 2005) также использовали схему, в которой испытуемые должны были выбирать между двумя технологиями, и снова были обнаружены различия между предметами в использовании социальной информации. Более того, хотя испытуемые иногда и демонстрировали конформистский ответ, они не делали этого, когда окружающая среда была стабильной, что противоречит теории, которая предполагает, что стабильность окружающей среды является идеальным сценарием для того, чтобы конформизм преуспел (Henrich and Boyd, 1998). В дополнение к этому Toelch et al. (2010) обнаружили, что испытуемые отслеживают популярность вариантов с течением времени и фактически предвосхищают будущий выбор большинства, отдавая предпочтение вариантам, популярность которых растет.Это имеет смысл в контексте возможных изменений окружающей среды, и такое поведение может позволить людям быстро воспользоваться преимуществами новых технологий и преодолеть культурную инерцию, которую налагает конформность.

Следуя этим противоречивым открытиям, в настоящее время исследования обращаются к идее гибкого соответствия и пытаются определить факторы, которые влияют на то, является ли поведение субъекта конформистским и при каких обстоятельствах. С этой целью мы провели исследование (Morgan et al., 2011), в котором испытуемые должны были решить, является ли пара трехмерных фигур одной и той же формой, видимой под разными углами, или совершенно разными формами (см. Shepard and Metzler, 1971). В ходе нескольких испытаний испытуемым сначала разрешили выполнить задание самостоятельно, и их попросили принять решение и оценить свою уверенность в своем решении. Затем им показали решения группы предыдущих испытуемых, которые сталкивались с одной и той же парой форм (количество демонстрантов было 4, 8 или 12, одно испытание на каждого испытуемого не включало никакой социальной информации) и снова попросили принять решение. решение и оцените их доверие к нему.Важно отметить, что этот дизайн фиксировал решения и уверенность субъектов как до, так и после получения социальной информации, что позволяет нам разделять социальную и асоциальную информацию при принятии решений субъектами. Мы обнаружили, что испытуемые с непропорционально высокой вероятностью принимали решение социального большинства только тогда, когда количество демонстрантов было большим, а испытуемые не были уверены в своих способностях (см. Рисунок). Дальнейший анализ изучил влияние социальной информации изолированно и выявил общий конформистский ответ, лежащий в основе принятия решения субъектом (см. Рисунок).Эффект популярности выбора вида транспорта взаимодействовал с размером группы демонстрантов, однако с увеличением размера группы, что соответствовало все более непропорциональной реакции на популярность. Это согласуется с теорией, которая показывает, что информация, предоставляемая большинством людей данного размера, зависит от численности населения в целом (см. ESM, Morgan et al., 2011). Соответственно, мы предоставляем доказательства того, что в основе принятия человеческих решений лежит конформистская предвзятость и что, по крайней мере, в некоторых обстоятельствах человеческое поведение будет соответствовать конформистским предсказаниям.Наконец, мы смогли показать, что использование испытуемыми социальной информации в экспериментах было адаптивным в том смысле, что оно увеличивало их эффективность в ходе эксперимента, в соответствии с адаптивными предсказаниями эволюционных моделей.

(A) Morgan et al. (2011) обнаружили, что взрослые люди с непропорционально высокой вероятностью переключили свое решение на решение, одобренное большинством, только тогда, когда им была представлена ​​большая группа демонстрантов, они не были уверены в своих собственных способностях решать задачи, и большинство из них было очень большим. . (B) Однако контроль предшествующей асоциальной информации показал, что реакция субъектов на изолированную социальную информацию была в целом конформистской, что иллюстрируется S-образной кривой. В этом случае ось y отражает изменение линейного предиктора до преобразования в вероятность, и форма кривой никоим образом не ограничивалась.

Нейронные основы конформности

Хотя вышеупомянутые исследования социальных психологов сделали основу для выделения социальных контекстов, вызывающих конформность, это лишь один аспект непосредственных причин такого поведения.Полное понимание требует некоторого знания того, что происходит в мозгу соответствующих индивидуумов. Однако процессам на нейронном уровне, лежащим в основе конформности, уделялось сравнительно мало внимания.

Тем не менее, недавние исследования, посвященные нейробиологии социального обучения в более общем плане, дали несколько важных результатов. Во-первых, исследования с использованием как задач умственного вращения (Berns et al., 2005), так и слуховых задач (Berns et al., 2010) показали, что социальная информация влияет на нейронную активность в областях обработки относительно низкого уровня, связанных с каждой задачей, в дополнение к области, отличные от этих перцептивных схем принятия решений, предполагая, что социальная информация влияла на восприятие субъектов, а также на их принятие решений, возможность, поднятую Ашем в интерпретации его результатов (Asch, 1955).В дополнение к этому, активность вентрального полосатого тела в задании по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) предполагает, что социальная информация напрямую влияла на воспринимаемую ценность различных песен. Эти результаты согласуются с идеей о том, что социальные и асоциальные источники информации объединяются, начиная с ранних этапов обработки, однако низкое временное разрешение фМРТ ограничивает силу такого вывода. Наконец, Mason et al. (2009) подвергали испытуемых символам, получившим положительную, отрицательную или отсутствующую социальную маркировку.Воздействие социально маркированного символа приводило к активности в медиальной префронтальной коре, независимо от того, была ли она отмечена положительно или отрицательно, в то время как активность хвостатого тела кодировала валентность социальной маркировки. Эти данные свидетельствуют о том, что именно благодаря интеграции деятельности в этих двух областях люди различают положительно и отрицательно социально отмеченные стимулы.

Для испытуемых, использующих предвзятость конформистского обучения, мы предполагаем, что существуют части мозга, которые оценивают уровни консенсуса среди демонстрантов.Хотя нет данных об исследованиях с использованием достаточно больших групп демонстрантов с различными уровнями консенсуса, тем не менее есть намеки на существование такого механизма в мозге. Эксперимент по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) обнаружил, что наряду с активностью коры островка и правого височно-теменного соединения, областей, связанных с отслеживанием решений других, активность переднего островка увеличивалась, когда два «опытных» рецензента находились в соглашение. Хотя это наводит на мысль о механизме оценки консенсуса, следует отметить, что в группе из двух демонстрантов социальная информация была либо единогласной, либо полностью несогласной, таким образом, передняя островковая часть могла отвечать на социальную информацию общим сообщением, а не конкретный уровень консенсуса.Однако более очевидны изменения в мозговой активности, вызванные разногласиями между испытуемым и демонстрантами. Ключарев и др. (2009) обнаружили, что разногласия между субъектом и демонстрантами вызвали активность в нескольких областях, которые, как известно, связаны с более общими ошибками и обработкой конфликтов, таких как зона ростральной поясной извилины (Botvinick et al., 2004), и подавленная активность в центрах вознаграждения, таких как ядро acumbens в брюшном полосатом теле. Таким образом, области мозга, которые оценивают ценность объекта, такие как вентральное полосатое тело в задании по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010), также, похоже, играют роль в поощрении субъекта за согласие с другими. Кроме того, величина изменения активации этих областей предсказывала изменения в последующем поведении субъекта (Ключарев и др., 2009; Кэмпбелл-Мейкледжон и др., 2010).

Нейробиологические эксперименты делают больше, чем объясняют явления из других областей, однако они также подчеркивают, как эти области должны расширять свои перспективы. Например, культурная эволюция и социальная психология еще не интегрировали изучение нормативных и информационных влияний в единую структуру (Deutsch and Gerard, 1955).Эксперименты обычно пытаются объяснить поведение субъектов с точки зрения того или иного источника влияния (например, информационного; Morgan et al., 2011) и даже постулируют различные поведенческие реакции, когда субъекты находятся под влиянием одного или другого (Campbell and Fairey, 1989 ). Однако данные неврологических исследований свидетельствуют о том, что эти два процесса могут неизбежно переплетаться. Например, Berns et al. 2005) обнаружил повышенную активность, когда испытуемые не соглашались с участниками-людьми, а не с компьютерами, несмотря на то, что задача не носила явно нормативного характера, хотя это могло быть результатом того, что испытуемые уделяли больше внимания человеческим реакциям, чем реакциям компьютеров.Однако в других исследованиях была обнаружена активность в областях, явно указывающих на нормативную реакцию, включая миндалевидное тело, область, связанную с эмоциональной нагрузкой, что свидетельствует о том, что субъекты находили свое несогласие с другими стрессовыми (Klucharev et al., 2009). Потенциально предполагая обратное, исследование социальной модификации памяти (Edelson et al., 2011), в котором испытуемым задавали вопросы о видео, которое они смотрели несколькими неделями ранее, как до, так и после предоставления ложной информации, показало, что миндалевидное тело показало повышенная активность только тогда, когда информация якобы исходила от других людей (в отличие от компьютеров) и , когда субъект впоследствии соответствующим образом изменил свои долгосрочные ответы.То, что такой активности не наблюдалось, когда поведенческие корректировки были временными, предполагает, что активность была связана с модификацией памяти, и поэтому эмоциональная нагрузка могла не быть задействована, однако активность наблюдалась только тогда, когда информация поступала от людей, указывающая на нормативный аспект. Дальнейшее исследование (Berns et al., 2010) обнаружило аналогичную активность в островке, области, связанной с тревогой и остракизмом, в то время как другое исследование (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) обнаружило активность в боковой префронтальной коре, области, связанной с Управление репутацией, эта деятельность также предсказывала последующие поведенческие корректировки в соответствии с нормой группы.Сходство между реакцией на человеческие и компьютерные решения можно интерпретировать как субъекты, антропоморфизирующие компьютеры, или как альтернативные способы обращения с людьми-демонстрантами как с машинами. Такие результаты подразумевают, что если исследователи должны понимать использование социальной информации, включая конформность, на поведенческом уровне, может быть недостаточно рассматривать ее в свете либо информационного, либо нормативного влияния изолированно, поскольку они могут не быть отдельными процессами на нейронном уровне. Более полная теория принятия социальных решений, возможно, должна включать и то, и другое, с переменным вознаграждением, связанным с получением правильного ответа и согласованием с товарищами по группе.Эксперименты, в которых участвуют и те, и другие, и изменяются их относительные силы, могут помочь нам понять, как они взаимодействуют. С этой точки зрения принятие социальных решений включает в себя максимизацию вознаграждения с учетом предоставленной другими людьми информации о нормах группы и консенсусе на уровне, стоящем за ней, ожидаемой стоимости отклонения от такого консенсуса, собственной информации индивида о задаче, информация о задаче, предоставленная другими лицами, и ожидаемая стоимость принятия неправильного решения.Чтобы продолжить наше понимание принятия социальных решений, может потребоваться объединить вышеупомянутые элементы в единую теоретическую основу и перестать думать о поведении с точки зрения нормативных и социальных влияний.

Развитие соответствия

Четвертый из вопросов Тинбергена, онтогенез, — это та область, которую исследование конформности оставило относительно нетронутой. Исследователи имели тенденцию предполагать, что любое конформистское предубеждение — это сформировавшаяся предрасположенность, и обычно не пытались исследовать, как его выражение меняется в течение жизни человека.Однако исследование доверия в психологии развития (Harris, 2007; Harris and Corriveau, 2011) имеет прямое отношение к этой теме. Было показано, что маленькие дети чрезвычайно чувствительны к ряду факторов при принятии решения о том, как использовать социальную информацию, и хотя работа в целом сосредоточена на надежности (Koenig and Harris, 2005, 2007; Fusaro and Harris, 2008; Corriveau and Harris, 2009) , исследования повторили эксперимент Аша с маленькими детьми (Corriveau and Harris, 2010) и обнаружили стойкую предвзятость в пользу людей, которые хорошо вписываются в культурную группу ребенка (Corriveau et al., 2009). Если бы такие исследования были расширены для изучения влияния различных уровней консенсуса, это было бы очень показательно в отношении онтогенеза соответствия. Действительно, уже есть свидетельства того, что правила обучения меняются со временем. Например, у детей разного возраста наблюдается сдвиг в чувствительности к оценке надежности, который может быть вызван опытом (Clement et al., 2004). Это также подтверждается нейробиологическими экспериментами, например, было обнаружено, что дорсомедиальная префронтальная кора, правая средняя височная извилина и правая верхняя височная борозда в височном соединении контролируют надежность информантов аналогично дофаминергической активности у людей. вознаграждение за обучение (Behrens et al., 2008). Это означает, что ожидаемые значения оцениваются для разных источников по мере того, как субъект получает обратную связь от своих решений. Эти области также участвуют в атрибуции мотивов в социальных задачах, предполагая, что социальная надежность принимает во внимание множество отчетливо социальных факторов, таких как обман (Behrens et al., 2008). Точно так же, в то время как активность передней поясной борозды отслеживает изменчивость ожидаемой ценности вознаграждения за несоциальные решения, передняя поясная извилина отслеживает изменчивость ожидаемой ценности вознаграждения за следование советам других (Behrens et al., 2008). Затем эти два источника были объединены в вентромедиальной префронтальной коре с относительной активностью двух потоков, предсказывающей, какой поток лучше всего соответствует поведению (Behrens et al., 2008). Эта непрерывная оценка ценности социальной информации и демонстраторов подразумевает, что онтогенез предубеждений социального обучения может быть более сложным, чем обычно предполагали многие экспериментаторы.

Заключение

Из вышесказанного мы можем видеть, что четыре вопроса Тинбергена об истории, онтогенезе, функции и причинно-следственной связи очень поучительны для определения областей, в которых необходимо развить наше понимание конформности и правил социального обучения в более общем плане.Имея большое количество теоретических и эмпирических данных по этой теме, исследователи начинают определять, когда люди будут соответствовать, и при дальнейшей тщательной экспериментальной работе, не связанной с людьми, они скоро смогут понять текущее таксономическое распределение такой систематической ошибки. Однако недавние нейробиологические эксперименты показывают, что полное понимание соответствия, вероятно, требует интеграции всех этих категорий. Возможно, больше не будет плодотворным рассматривать конформность в исключительно нормативном или информационном мире, поскольку человеческий (и, вероятно, нечеловеческий) мозг, по-видимому, не разделяет их.Требуется дальнейшая работа, чтобы изучить, как опыт может повлиять на развитие конформистского обучения с четкими последствиями как для индивидуальных различий, так и для использования социальной информации в целом. Несмотря на то, что несколько подходов дали ряд впечатляющих результатов, исследователи сейчас достигли той точки, когда требуется интеграция для биологического понимания конформности.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Источники

  • Аш С. Э. (1955). Мнения и социальное давление. Sci. Являюсь. 193, 31–3510.1038 / Scientificamerican1155-31 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барон Р. С., Ванделло Дж. А., Брунсман Б. (1996). Забытая переменная в исследовании соответствия: влияние важности задачи на социальное влияние. J. Pers. Soc. Psychol. 71, 915–92710.1037 / 0022-3514.71.5.915 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Беренс Т. Э. Дж., Хант Л. Т., Вулрич М. В., Рашворт М. Ф. С. (2008).Ассоциативное обучение социальной ценности. Природа 456, 245–24910.1038 / nature07538 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бернс Г. С., Капра К. М., Мур С., Нуссэр К. (2010). Нейронные механизмы влияния популярности на подростковые рейтинги музыки. Нейроизображение 49, 2687–269610.1016 / j.neuroimage.2009.10.070 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Berns GS, Chappelow J., Zink CF, Pagnoni G., Martin-Skurski ME, Richards Дж. (2005).Нейробиологические корреляты социальной конформности и независимости при умственном вращении. Биол. Психиатрия 58, 245–25310.1016 / j.biopsych.2005.04.012 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bond R. (2005). Размер группы и соответствие. Групповой процесс. Intergroup Relat. 8, 331–35410.1177 / 1368430205056464 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бонд Р., Смит П. Б. (1996). Культура и конформность: метаанализ исследований с использованием линейного суждения Аша (1952b, 1956). Psychol. Бык. 119, 111–13710.1037 / 0033-2909.119.1.111 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ботвиник М. М., Коэн Дж. Д., Картер С. С. (2004). Мониторинг конфликтов и передняя поясная извилина: обновленная информация. Trends Cogn. Sci. (Рег. Ред.) 8, 539–54610.1016 / j.tics.2004.10.003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бойд Р., Ричерсон П. Дж. (1985). Культура и эволюционный процесс. Чикаго: Издательство Чикагского университета [Google Scholar]
  • Кэмпбелл Дж. Д., Фэйри П. Дж. (1989). Информационные и нормативные пути к соответствию: эффект размера фракции как функция крайности нормы и внимания к стимулу.J. Pers. Soc. Psychol. 57, 457–46810.1037 / 0022-3514.57.3.457 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кэмпбелл-Мейкледжон Д., Бах Д., Рёпсторф А. (2010). Как мнение других влияет на нашу оценку объектов. Curr. Биол. 20, 1165–117010.1016 / j.cub.2010.04.055 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кавалли-Сфорца Л. Л., Фельдман М. В. (1981). Культурная передача и эволюция: количественный подход. Princeton: Princeton University Press [PubMed] [Google Scholar]
  • Клемент Ф., Кениг М., Харрис П. (2004). Онтогенез доверия. Mind Lang. 19, 360–379 [Google Scholar]
  • Корриво К., Харрис П. Л. (2009). Дошкольники продолжают доверять более точному информатору через 1 неделю после получения точной информации. Dev. Sci. 12, 188–19310.1111 / j.1467-7687.2008.00792.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Корриво К. Х., Фузаро М., Харрис П. Л. (2009). Плыть по течению: дошкольники в качестве информаторов предпочитают неисследователей. Psychol. Sci. 20, 372–710.1111 / j.1467-9280.2009.02291.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Корриво К. Х., Харрис П. Л. (2010). Дошкольники (иногда) полагаются на большинство при вынесении простых суждений о восприятии. Dev. Psychol. 46, 437–44510.1037 / a0017553 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Day R. (2001). Взаимодействие между размером стаи и соответствием при поиске пищи гуппи. Anim. Behav. 62, 917–92510.1006 / anbe.2001.1820 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дойч М., Герард Х. Б. (1955). Изучение нормативных и информационных социальных влияний на индивидуальное суждение.J. Abnorm. Soc. Psychol. 51, 629–63610.1037 / h0046408 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Диндо М., Уайтен А., де Ваал Ф. Б. М. (2009). Конформность внутри группы поддерживает различные традиции кормодобывания у обезьян-капуцинов ( Cebus apella ). PLoS ONE 4, e7858.10.1371 / journal.pone.0007858 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эдельсон М., Шарот Т., Долан Р. Дж., Дудай Ю. (2011). Вслед за толпой: мозговые субстраты соответствия долговременной памяти. Наука 333, 108–1110.1126 / science.1203557 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эфферсон К., Лалив Р., Ричерсон П. Дж., Макэлрит Р., Любелл М. (2008). Конформисты и индивидуалисты: эмпирика частотно-зависимой культурной передачи. Evol. Гм. Behav. 29, 56–6410.1016 / j.evolhumbehav.2007.08.003 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Энквист М., Эрикссон К., Гирланда С. (2007). Критическое социальное обучение: решение парадокса Роджерса неадаптивной культуры. Являюсь. Антрополь. 109, 727–73410.1525 / aa.2007.109.4.727 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эрикссон К., Энквист М., Гирланда С. (2007). Критические моменты в современной теории конформистского социального обучения. J. Evol. Psychol. 5, 67–8710.1556 / JEP.2007.1009 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фельдман М., Аоки К., Кумм Дж. (1996). Индивидуальное и социальное обучение: эволюционный анализ в меняющейся среде. Антрополь. Sci. 104, 209–23110.1537 / ase.104.209 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фузаро М., Харрис П. Л. (2008).Дети оценивают надежность информатора, используя невербальные сигналы посторонних. Dev. Sci. 11, 771–77710.1111 / j.1467-7687.2008.00728.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Галеф Б., Вискин Э. (2008). «Конформизм» у норвежских крыс? Anim. Behav. 75, 2035–203910.1016 / j.anbehav.2007.11.012 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Грискевичюс В., Гольдштейн Н. Дж., Мортенсен К. Р., Чалдини Р. Б., Кенрик Д. Т. (2006). Идти вперед против одиночества: когда фундаментальные мотивы способствуют стратегическому (несоответствию).J. Pers. Soc. Psychol. 91, 281–29410.1037 / 0022-3514.91.2.281 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Харрис П. Л. (2007). Доверять. Dev. Sci. 10, 135–13810.1111 / j.1467-7687.2007.00575.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Харрис П. Л., Корриво К. Х. (2011). Избирательное доверие детей младшего возраста к информаторам. Филос. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 366, 1179–118710.1098 / rstb.2010.0321 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хенрих Дж., Бойд Р. (1998).Эволюция конформистской передачи и возникновение межгрупповых различий. Evol. Гм. Behav. 19, 215–24110.1016 / S1090-5138 (98) 00018-X [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хенрих Дж., Гил-Уайт Ф. Дж. (2001). Эволюция престижа — свободное проявление почтения как механизм увеличения благ культурной трансляции. Evol. Гм. Behav. 22, 165–19610.1016 / S1090-5138 (00) 00071-4 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хенрих Дж., Макэлрит Р. (2003). Эволюция культурной эволюции.Evol. Антрополь. 12, 123–13510.1002 / evan.10110 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хоппитт В., Кандлер А., Кендал Дж. Р., Лаланд К. Н. (2010). Влияние структуры задачи на динамику распространения: последствия для кривой распространения и сетевого анализа. Учиться. Behav. 38, 243–25110.3758 / LB.38.3.243 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джексон Дж. М. (1986). В защиту теории социального воздействия: комментарий Маллена. J. Pers. 50, 511–51310.1037 / 0022-3514.50.3.511 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Jenness A.(1932). Роль дискуссии в изменении мнения о факте. J. Abnorm. Soc. Psychol. 27, 279–29610.1037 / h0074620 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кендал Дж., Жиральдо Л.-А., Лаланд К. (2009). Эволюция правил социального обучения: смещенная передача и частотно-зависимая передача. J. Theor. Биол. 260, 210–21910.1016 / j.jtbi.2009.05.029 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ключарев В., Хитёнен К., Рийпкема М., Смидтс А., Фернандес Г. (2009). Сигнал обучения с подкреплением предсказывает социальное соответствие.Нейрон 61, 140–15110.1016 / j.neuron.2008.11.027 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кениг М. А., Харрис П. Л. (2007). Основа эпистемического доверия: достоверные свидетельства или надежные источники? Эпистема 4, 264–28410.1353 / epi.0.0017 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кениг М. А., Харрис П. Л. (2005). Дошкольники не доверяют невежественным и неточным ораторам. Child Dev. 76, 1261–127710.1111 / j.1467-8624.2005.00849.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Конопаски Р., Телегды Г.(1977). Конформность у крысы: выбор цвета двери лидером по сравнению с изученным распознаванием цвета двери. Восприятие. Двигательные навыки 44, 31–3710,2466 / pms.1977.44.1.31 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лаланд К. Н. (2004). Стратегии социального обучения. Учиться. Behav. 32, 4–1410.3758 / BF03196002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лаланд К. Н., Аттон Н., Вебстер М. М. (2011a). От рыбы к моде: экспериментальные и теоретические взгляды на эволюцию культуры. Филос. Пер. Р.Soc. Лондон. B Biol. Sci. 366, 958–96810.1098 / rstb.2010.0328 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лаланд К. Н., Стерельный К., Одлинг-Сми Дж., Хоппитт В., Уллер Т. (2011b). Еще раз о причине и следствии в биологии: полезна ли дихотомия Мэйра между приближенным и конечным? Наука 334, 1512–151610.1126 / science.1210879 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Латане Б. (1981). Психология социального воздействия. Являюсь. Psychol. 36, 343.10.1037 / 0003-066X.36.4.343 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Латане Б., Вольф С. (1981). Социальное влияние большинства и меньшинств. Psychol. Ред. 88, 438–45310.1037 / 0033-295X.88.5.438 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ламсден К. Дж., Уилсон Э. О. (1981). Гены, разум и культура: коэволюционный процесс. Кембридж: Издательство Гарвардского университета [Google Scholar]
  • Мейсон М. Ф., Дайер Р., Нортон М. И. (2009). Нейронные механизмы социального воздействия. Орг. Behav. Гм. Процесс принятия решения. 110, 152–15910.1016 / j.obhdp.2009.04.001 [CrossRef] [Google Scholar]
  • McElreath R., Любелл М., Ричерсон П., Уоринг Т., Баум В., Эдстен Э., Эфферсон К., Пачиотти Б. (2005). Применение эволюционных моделей к лабораторным исследованиям социального обучения. Evol. Гм. Behav. 26, 483–50810.1016 / j.evolhumbehav.2005.04.003 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Морган Т., Ренделл Л., Эн М., Хоппитт В., Лаланд К. (2011). Эволюционная основа социального обучения человека. Proc. R. Soc. B Biol. Sci. 279, 653–66210.1098 / rspb.2011.1172 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mullen B.(1985). Сила и непосредственность источников — метааналитическая оценка забытых элементов теории социального воздействия. J. Pers. Soc. Psychol. 48, 1458–146610.1037 / 0022-3514.48.6.1458 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mullen B. (1986). Эффекты силы и непосредственности в групповом контексте: ответ Джексону. J. Pers. Soc. Psychol. 50, 514–51610.1037 / 0022-3514.50.3.514 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Nowak A., Szamrej J., Latane B. (1990). От частного отношения к общественному мнению — динамическая теория социального воздействия.Psychol. Ред. 97, 362–37610.1037 / 0033-295X.97.3.362 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Пайк Т. У., Лаланд К. Н. (2010). Конформистское обучение в решениях о кормлении девятииглой колюшки. Биол. Lett. 6, 466–46810.1098 / rsbl.2009.0815 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ричерсон П. Дж., Бойд Р. (2005). Не только генами: как культура изменила эволюцию человека. Чикаго: Издательство Чикагского университета [Google Scholar]
  • Schlag K. (1998). Зачем имитировать, и если да, то как ?: ограниченно рациональный подход к многоруким бандитам.J. Econ. Теор. 78, 130–15610.1006 / jeth.1997.2347 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шлаг К. Х. (1999). Какой из них мне подражать? J. Math. Экон. 31, 493–52210.1016 / S0304-4068 (97) 00068-2 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шепард Р. Н., Метцлер Дж. (1971). Мысленное вращение трехмерных объектов. Наука 171, 701.10.1126 / science.171.3972.701 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шериф М. (1935). Изучение некоторых социальных факторов восприятия. Arch. Psychol. 187, 60 [Google Scholar]
  • Tanford S., Пенрод С. (1984). Модель социального влияния — формальная интеграция исследований процессов влияния большинства и меньшинства. Psychol. Бык. 95, 189–22510.1037 / 0033-2909.95.2.189 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тулч У., Брюс М. Дж., Миус М. Т. Х., Ридер С. М. (2010). Люди копируют быстро увеличивающийся выбор в проблеме многорукого бандита. Evol. Гм. Behav. 31, 326–33310.1016 / j.evolhumbehav.2010.03.002 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тонг Э. М. У., Тан К. Р., Латиф Н. А., Селамат М.Ф. Б., Тан Д. К. Б. (2008). Соответствие: настроение имеет значение. Евро. J. Soc. Psychol. 38, 601–61110.1002 / ejsp.485 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вакано Дж. Й., Аоки К. (2007). Совместно ли эволюционируют социальное обучение и конформистские предубеждения? Генрих и Бойд снова посетили. Теор. Popul. Биол. 72, 504–51210.1016 / j.tpb.2007.04.003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уайтен А., Хорнер В., де Ваал Ф. Б. М. (2005). Соответствие культурным нормам использования инструментов у шимпанзе. Природа 437, 737–74010.1038 / nature04047 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

The Science of Sameness — Association for Psychological Science — APS

Давайте посмотрим правде в глаза: люди редко делают историю, вписываясь в нее.Нужны Нельсон Мандела или Аунг Сан Су Чжи, чтобы привлечь внимание к делу, Джордж Лукас или Мадонна, чтобы произвести революцию в развлекательном жанре, и Дональд Трамп или Джон Стюарт, чтобы изменить природу политического дискурса.

Но для большинства людей приспособление кажется гораздо более удобным, чем условность вздрагивания. Эта человеческая склонность распространила такие общие черты поведения, как переработка отходов, сбор за домашними животными и чаевые обслуживающему персоналу. Но соответствие также может иметь негативные последствия — присяжные могут прийти к единогласному вердикту, потому что один или два человека в жюри боялись не согласиться с остальными; мужчина может заставить себя смеяться над сексистской шуткой, потому что его приятели смеются над ней; и подростки могут решить употреблять алкоголь, потому что «все крутые ребята так делают.”

Психологические исследования конформизма прошли долгий путь с тех пор, как Соломон Аш разработал свои знаменитые эксперименты по социальному давлению в 1950-х годах. Они показывают, что конформизм — это не просто усвоенное поведение, а врожденное и гораздо более выраженное у людей, чем у других приматов.

Сейчас ученые исследуют мозговые процессы, которые определяют соответствие, а также отклонения от него. Исследование позволяет по-новому взглянуть на то, как люди справляются с разногласиями и почему они соблюдают правила, обычаи и директивы, даже если считают, что они вызывают возражения.Более того, эти исследования призваны раскрыть нейробиологию, лежащую в основе социальных отклонений.

Ответ на награду

Среди ученых, изучающих связь между мозгом и конформностью, — научный сотрудник APS Кристофер Д. Фрит, почетный профессор нейробиологии в Центре нейровизуализации Wellcome Trust при Университетском колледже Лондона, Соединенное Королевство, в сотрудничестве с экспериментальным психологом Дэниелом Кэмпбелл-Мейкледжоном из Университета им. Сассекс, Великобритания. Их работа показывает, что, когда другие люди соглашаются с нами, наш мозг проявляет относительно повышенную активность в областях, связанных с вознаграждением.

В ходе исследования, проведенного несколько лет назад, Кэмпбелл-Мейкледжон, Фрит и международная группа исследователей набрали 28 добровольцев и попросили их составить список из 20 песен, которые им нравятся, но которые не принадлежат ни в каком формате. Затем участники оценили, насколько они хотят владеть каждой из песен, по шкале от 1 до 10, где 10 — самый высокий показатель. Они также прочитали профили двух музыкальных обозревателей и оценили, насколько, по их мнению, можно доверять каждому из этих людей в выборе музыки, которую они (участники) хотели бы.

Во время функционального сканирования МРТ (фМРТ) неделю спустя испытуемые просматривали дисплей с названием песни из их предпочтительного списка на одной стороне экрана и другим названием песни, выбранным экспериментатором. Участники случайным образом получали жетон на одно название песни в каждом испытании (по своему выбору или по выбору экспериментатора), и им говорили, что песни с наибольшим количеством жетонов в конце задания будут переданы им на компакт-диске.

Однако перед тем, как получить жетон, участникам показали, какая из двух песен была предпочтительна каждым из рецензентов.После того, как задание было выполнено, испытуемые снова оценили свои песни на предмет желательности.

Результаты фМРТ показали, что участники показали относительно большую активность в брюшном полосатом теле, области мозга, связанной с вознаграждением, когда их любимая песня получила маркер, по сравнению с тем, когда альтернативная мелодия получила маркер. Эта активность была еще сильнее, когда мнения участников совпадали с мнениями обоих критиков, и этот эффект был наибольшим у испытуемых, чьи оценки песен находились под влиянием мнения рецензентов.

На более позднем этапе этого исследования Кэмпбелл-Мейкледжон, Фрит и его коллеги определили конкретную область мозга, которая, казалось, связана с нашей реакцией на консенсус. Они обнаружили, что испытуемые, у которых было больше объема в одной конкретной области мозга — боковой орбитофронтальной коре, — с большей вероятностью, чем их сверстники, изменили свои оценки, чтобы они больше соответствовали оценкам критиков.

Полученные данные показывают, отмечают исследователи, что боковая орбитофронтальная кора особенно чувствительна к признакам социального конфликта или несогласия, которые могут повлиять на изменение мнения.

«Наши результаты показывают, что социальная структура, по крайней мере частично, встроена в структуру мозга», — сказал Фрит.

Угроза наказания

Другие исследователи изучали активацию структур мозга, обрабатывающих угрозы, когда мы нарушаем социальные нормы. Среди них — стипендиаты APS Манфред Спитцер (Ульмский университет, Германия) и Эрнст Фер (Цюрихский университет, Швейцария). В исследовании, опубликованном в 2007 году, они изучили активность мозга, которая возникает, когда мы сталкиваемся с последствиями отклонения от социальных ожиданий.Кроме того, они намеревались изучить, как личность влияет на индивидуальную реакцию на наказание за несоответствие.

Спитцер, Фер и его коллеги набрали 24 человека и попросили добровольцев заполнить анкету, предназначенную для измерения таких макиавеллистских черт личности, как эгоизм и оппортунизм. Затем они разделили группу на пары, чтобы сыграть в игру. Каждой паре был предоставлен начальный запас в 100 единиц виртуальных денег, которые Игрок А мог разделить между собой и Игроком Б.Они также получили вторичный вклад в размере 25 денежных единиц.

Мужчины, назначенные на роль Игрока А, носили видеоочки, совместимые с фМРТ, и участвовали в серии из 24 испытаний, каждый раз сталкиваясь с другим Игроком Б в одном из двух случайным образом чередующихся условий.

В контрольном состоянии Игрок B просто получил все, что Игрок А предложил из 100 единиц эндаумента. В условиях наказания Игрок Б — если он чувствовал, что получил несправедливую сумму от пожертвования в 100 единиц — мог наказать игрока А, потратив весь или часть дополнительных 25-единиц банка, чтобы уменьшить свой заработок.В частности, каждая единица, которую потратил Игрок Б, приводила к уменьшению заработка Игрока А на 5 единиц. Например, если игрок А сохранил все 100 единиц из первого банка, игрок Б может наложить максимальное наказание и потратить все 25 единиц из второго банка. Это оставит игрока A ни с чем.

Анализируя результаты, исследователи обнаружили, что в среднем игрок А отдал примерно 10 единиц игроку Б в контрольном состоянии, в то время как разделял около 40 единиц в условиях наказания.Ученые отметили, что на самом деле некоторые из испытуемых, которые не давали денежных единиц в контрольном условии, заметно изменили свое поведение в условиях наказания. Открытие показало, что участников побуждали к справедливости, когда они сталкивались с угрозой наказания за эгоизм. И, как и ожидалось, чем меньше игроки А давали условия наказания, тем суровее относились к ним игроки Б в ответ.

Но как это проявилось на снимках головного мозга? Исследователи обнаружили, что по сравнению с контрольным условием, игроки A в условиях наказания показали значительно более высокую активацию боковой орбитофронтальной коры и правой дорсолатеральной префронтальной коры (rDLPFC) при принятии решения о том, сколько делить с игроками B.Учитывая, что rDLPFC, как известно, участвует в оценке угроз наказания, это открытие подтверждает теорию о том, что давление с целью соответствовать социальным ожиданиям активирует своего рода систему предупреждения о наказаниях, основанную на мозге. (В 2013 году Фер был частью команды, которая еще раз продемонстрировала это, используя неинвазивную стимуляцию рДЛПФК для фактического изменения соответствия нормативам.)

Неудивительно, что участники, набравшие высокие баллы по макиавеллистским чертам, переводили меньше денег во время контрольного условия и больше — в условиях наказания.Они также показали повышенную активацию ключевых областей мозга, участвующих в соблюдении социальных норм. Все это соответствует типичной макиавеллистской ориентации на собственные интересы.

Чтобы сравнить эти реакции мозга с состоянием с несоциальным наказанием, исследователи провели дополнительный эксперимент, в котором игрок А взаимодействовал с предварительно запрограммированным компьютером, а не с игроком B. области мозга по сравнению с человеческим взаимодействием.Ученые-психологи предположили, что их открытия могут привести к новому пониманию психопатического поведения, поскольку люди с повреждениями в префронтальных областях мозга демонстрируют неспособность вести себя в соответствии с социальными нормами, даже если они их понимают.

Контроль соответствия

Если наука может связать области мозга с социальным соответствием, может ли она, в свою очередь, способствовать развитию методов, позволяющих манипулировать нашей склонностью оставаться со стаей или отказываться от нее? Кэмпбелл-Мейкледжон и Фрит также входили в группу исследователей, которые изучали, могут ли риталин и другие метилфенидаты (MPH), используемые для лечения синдрома дефицита внимания с гиперактивностью, не повышать конформность в поведении, но также и в оценке.

Исследовательская группа дала 38 взрослым женщинам-добровольцам дозу MPH или плацебо, подождала час, а затем попросила участников просмотреть фотографии 153 лиц и оценить их по степени достоверности. После оценки каждого лица волонтерам сообщали среднюю оценку этого лица участниками, выполнявшими то же задание в других европейских университетах — другими словами, социальную норму.

После выполнения некоторых несвязанных задач в течение 30 минут добровольцев снова неожиданно попросили оценить лица на предмет достоверности.Они обнаружили, что в среднем субъекты, получившие MPH, изменили свой второй рейтинг в два раза выше, чем в группе плацебо, чтобы соответствовать социальной норме, если их первоначальный рейтинг умеренно отклонялся от того, что им было сказано как среднее. (Этого не произошло, когда мнения добровольцев сильно расходились по сравнению с нормой.) Таким образом, исследователи предполагают, что MPH может усиливать сигналы мозга, которые способствуют подчинению.

Во многих случаях склонность человека к подчинению может иметь негативные последствия — подумайте о людях, которые присоединяются к насильственному протесту или покупаются на политическую пропаганду.Исследователи под руководством психолога Василия Ключарева из Университета Радбауд в Нидерландах изучали возможность управления стремлением к соответствию. Они проверили способ умеренного соответствия, посылая электромагнитные импульсы в заднюю медиальную часть коры головного мозга (pMFC), другую часть лобной коры, участвующую в обработке вознаграждения и поведенческих корректировках и, как полагают, играющую роль в социальной согласованности.

Ключарев и его коллеги набрали 49 студенток и случайным образом разделили их на три группы.Одна группа получала транскраниальную магнитную стимуляцию (ТМС) для pMFC, а другая группа получала подпороговую ТМС в той же области мозга (то есть имитационное лечение). Третья группа получала ТМС в другую часть мозга — медиальную теменную кору.

Затем женщины просмотрели более 220 фотографий женских лиц в случайном порядке и оценили каждое лицо по 8-балльной шкале, из которых 8 были самыми привлекательными. Для каждого лица им быстро показали сравнение их собственного рейтинга со средним баллом, данным 200 их сверстниками.На втором занятии им было предложено оценить привлекательность одних и тех же лиц, снова в случайном порядке.

При анализе различий в рейтингах между двумя сессиями исследователи обнаружили, что участники всех трех групп TMS изменили свои оценки во второй сессии, чтобы они соответствовали средним оценкам своих сверстников. Но те, кто получил полную стимуляцию pMFC, изменили свои оценки в меньшей степени по сравнению с женщинами, принимавшими фиктивное лечение, и женщинами из контрольной группы.Ключарев и его коллеги заявили, что их исследование следует расширить, включив в него мужчин, а также другие социальные ситуации.

Послушание для общего блага

Некоторые ученые исследуют нейронные механизмы, управляющие соответствием в просоциальном или здоровом смысле. Сотрудник APS Джамиль Заки из Стэнфордского университета провел несколько нейропсихологических экспериментов по конформизму и обнаружил, что преимущества варьируются от общественного здравоохранения до благотворительных пожертвований.

В эксперименте, проведенном в прошлом году, например, Заки и аспирант Эрик К.Nook из Гарвардского университета попросил участников исследования пройти фМРТ-сканирование, в то время как они оценили, насколько им понравилась серия как питательных, так и нездоровых продуктов питания. Затем участникам показали средние оценки, якобы сделанные 200 их сверстниками по каждому пункту, а затем повторно оценили продукты, все еще находясь в фМРТ.

Рейтинг второй группы добровольцев сместился, чтобы приблизиться к предполагаемому среднему показателю по группе. Но более конкретно, участники, которые показали более высокую активность в прилежащем ядре, области мозга, критической для реакции на вознаграждение, более точно выровняли свои вторые оценки со средним значением по сравнению с теми, кто проявил меньшую активность в этой области.Кроме того, они обнаружили, что участники продемонстрировали повышенную активность в вентромедиальной префронтальной коре, которая играет роль в оценке и принятии решений, когда они были убеждены, что их сверстникам нравится определенная еда больше, чем им. И те, кто отдали предпочтение этим продуктам, после повторной оценки.

Заки и Нук говорят, что дальнейшие исследования позволят выяснить, как долго длится такой сдвиг в предпочтениях, но они рассматривают результаты своей работы как возможное вмешательство для снижения высоких показателей ожирения.Может ли у людей развиться отвращение к нездоровой пище, если они верят, что их друзья и соседи едят овощи, фрукты и цельнозерновые продукты?

Заки говорит, что исследование, подобное его, показывает, что конформизм может быть не просто ложью или притворством, чтобы соответствовать — как это часто называют, — но на самом деле путем к изменению наших мнений и ценностей.

«Мы рассматриваем конформность как слабость; мы говорим, что он поддерживает плохое поведение, такое как курение или переедание, — говорит он. «Но если вы думаете, что конформизм — это мощный социальный механизм, с помощью которого мы меняем наши представления о мире, его можно использовать положительно», например, поощряя людей голосовать или делать пожертвования на благотворительность.œ

Ссылки и дополнительная литература

Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Бах, Д. Р., Рёпсторф, А., Долан, Р. Дж., И Фрит, К. Д. (2010). Как мнение других влияет на нашу оценку объектов. Current Biology, 20 , 1165–1170. DOI: 10.1016 / j.cub.2010.04.055

Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Канаи, Р., Бахрами, Б., Бах, Д. Р., Долан, Р. Дж., Рёпсторф, А., и Фрит, К. Д. (2012). Структура орбитофронтальной коры предсказывает социальное влияние. Current Biology, 22 , R123 – R124.

Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Симонсен, А., Йенсен, М., Волерт, В., Гьерлофф, Т., Шил-Крюгер, Дж.,… Рёпсторф, А. (2012). Модуляция социального влияния метилфенидатом. Нейропсихофармакология, 37 , 1517–1525.

Ключарев, В., Муннеке, М.А.М., Смидтс, А., и Фернандес, Г. (2011). Подавление задней медиальной лобной коры препятствует социальному соответствию. Журнал неврологии, 31 , 11934–11940.

Нук, Э. С., и Заки, Дж. (2015). Социальные нормы изменяют поведенческие и нейронные реакции на еду. Журнал когнитивной неврологии, 27 , 1412–1426.

Рафф, К. К., Угазио, Г., и Фер, Э. (2013). Изменение соответствия социальных норм с помощью неинвазивной стимуляции мозга. Science, 342 , 482–484. DOI: 10.1126 / science.1241399

Спитцер, М., Фишбахер, У., Херрнберг, Б., Грон, Г., & Фер, Э. (2007). Нейронная подпись соблюдения социальных норм. Нейрон , 56 , 185–196. DOI: 10.1016 / j.neuron.2007.09.011

Заки Дж., Ширмер Дж. И Митчелл Дж. П. (2011). Социальное влияние модулирует нейронное вычисление ценности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *