Содержание

Когнитивный сдвиг. Когнитивная психотерапия расстройств личности

Когнитивный сдвиг

Иллюстрацией сдвига в когнитивных функциях при переходе от расстройств личности к состоянию тревоги и затем к депрессии могут служить переживания Сью. Насколько она себя помнила, она всегда сомневалась в том, принимают ли ее люди. Когда ее отношения с Томом оказались под угрозой, эти спорадические сомнения трансформировались в непрерывное волнение. По мере того как она погружалась в депрессию, ее убеждение, что она может оказаться нежеланной, сменялось убеждением, что она является нежеланной.

Точно так же установки Сью, связанные с будущим, изменялись от хронической неуверенности к постоянному опасению и в конечном счете, когда ее состояние становилось еще более депрессивным, к утрате веры в будущее. К тому же она была склонна в состоянии тревоги делать катастрофические прогнозы на будущее, а в состоянии депрессии полагала, что такая катастрофа уже произошла.

Когда Сью не находилась в состоянии клинической депрессии или тревоги, она была способна воспринимать некоторую позитивную информацию о себе: она была «хорошим человеком», внимательным и верным другом и добросовестным работником.

При возникновении тревоги она могла отмечать наличие у себя этих положительных качеств, но они казались ей менее релевантными — возможно, потому что они очевидно не гарантировали ей стабильных отношений с мужчиной. С началом депрессии она затруднялась признать наличие у себя положительных качеств и даже не могла думать о них; когда же она все-таки была способна признать их наличие, она была склонна обесценивать их, так как они противоречили ее образу себя.

Мы уже отметили, что дисфункциональные убеждения пациентов становятся ярче выраженными и более жесткими при развитии аффективных расстройств. До этого Сью лишь иногда подтверждала убеждение «Я не могу быть счастлива без мужчины». По мере того как у нее развивались тревога и депрессия, это убеждение менялось на такое: «Я всегда буду несчастна без мужчины».

Иллюстрацией усиления когнитивной дисфункции от расстройства личности до тревоги и далее до депрессии является постепенное ухудшение способности осуществлять проверку реальностью. В состоянии тревоги Сью была способна рассматривать свои катастрофические ожидания с некоторой долей объективности. Она могла понимать, что мысль «Я всегда буду одна и несчастна, если эти отношения разрушатся» — не больше чем мысль. Когда она погружалась в депрессию, мысль о том, что она действительно всегда будет несчастна, уже была не просто возможностью; для нее это было действительностью, фактом.

В психотерапии долговременные убеждения, которые формируют матрицу расстройств личности, изменить наиболее трудно. Если убеждения связаны только с аффективными и тревожными расстройствами, улучшение состояния происходит быстрее, так как эти убеждения менее устойчивы. Так, человек может перейти от депрессивного способа действий к нормальному в результате психотерапии, медикаментозной терапии или просто с течением времени. Наблюдается сдвиг энергии (катексис) от одного способа к другому. Когда происходит этот сдвиг, проявления «расстройства мышления» при депрессии (систематические негативные искажения, чрезмерное обобщение, персонализация) значительно сглаживаются.

«Нормальный» способ действий при расстройствах личности более устойчив, чем депрессивный или тревожный. Так как схемы при нормальном способе действий более полно представлены в когнитивной организации, они труднее поддаются изменению. Эти схемы определяют отличительные характеристики нормальной личности и расстройств личности. В рамках каждого расстройства личности доминируют определенные убеждения и стратегии, которые образуют характерный профиль. Эти отличительные особенности будут рассмотрены в следующей главе.

Когнитивные искажения (когнитивные ошибки) — Психолог Васильева Ольга Борисовна

Статья подготовлена Васильевой О.Б.

Расстройства мышления, искажения реальности характерны для всех без исключения психиатрических расстройств. Но и здоровые люди в той или иной степени склонны к когнитивным ошибкам. Когнитивные ошибки наиболее легко обнаруживаются при анализе автоматических мыслей.

Их допускают при обработке информации, и они мешают логично мыслить. Ошибки способствуют сохранению психопатологии, эмоциональных и поведенческих расстройств. Ниже приведены несколько различных типов когнитивных ошибок (или искажений), которые систематически допускают клиенты. В статье приведены синонимы названий когнитивных искажений.

Сверхгенерализация (сверхобобщение, генерализация)

Из одного или нескольких изолированных случаев выводится общее правило или делается умозаключение, которое распространяется на широкий круг ситуаций. Это правило начинают применять, в том числе к ситуациям, не имеющим к нему отношения.

Пример: женщина после разочаровавшего ее свидания приходит к следующему выводу: «Все мужчины одинаковы. Меня всегда будут отвергать. Меня никто и никогда не полюбит».

Произвольное умозаключение (произвольные заключения)

Человек делает необоснованные или противоречащие фактам выводы.

Пример: мать, которая все время проводит с ребенком в конце особенного трудного дня приходит к заключению «Я— ужасная мать».

Выборочное абстрагирование (избирательная абстракция, избирательное абстрагирование, избирательное внимание)

Человек делает вывод на основании детали, вырванной из контекста, при одновременном игнорировании другой, более существенной информации.

Пример: муж заметил, что его жена в гостях много времени разговаривала с мужчиной. Это вызвало ревность, которая основывалась на убеждении: «Моя жена меня не любит». Суть этого искажения состоит в том, что человек судит о том, кто он есть, по своим неудачам.

Туннельное зрение (фильтр)

Туннельное зрение связано с выборочным абстрагированием. Люди воспринимают только то, что соответствует их настроению, хотя воспринимаемое событие может быть лишь частью гораздо более масштабной ситуации.

Пример: муж, который не видит ничего положительного, сделанного для него женой.

Преувеличение (переоценивание, магнификация) и преуменьшение (минимизация, недооценивание, обесценивание позитивного)

Неправильная оценка, рассмотрение себя, окружающих, конкретных событий или возможных их последствий как гораздо более или гораздо менее важных, значимых, сложных, позитивных, негативных или опасных, чем они есть на самом деле.

Пример преувеличения: «Оценка «три» говорит о том, что я неспособный».

Пример преуменьшения: «Мне удалось выполнить эту работу, но это вовсе не означает, что я способный», женщина с симптомами рака груди думает «Ничего страшного с моей грудью не происходит».

Катастрофизация (негативные предсказания)

Это один из видов преувеличения. При этом искажении человек предсказывает события будущего исключительно негативно, без учета более вероятных исходов.

Пример:

«Если я стану хоть чуть-чуть нервничать, у меня произойдет сердечный приступ».

Персонализация (принятие на свой счет, атрибутивность)

Человек приписывает себе ответственность за поведение других или за определенные события или явления без учета более вероятных объяснений. Возможно, человек переоценивает степень, в которой события связаны с ним. Этот тип искажения может быть назван чрезмерной ответственностью. Это уверенность человека в том, что его ошибки и просчеты находятся в центре внимания окружающих. Наиболее очевидно это проявляется у параноидных и тревожных клиентов, которые часто полагают, что окружающие обсуждают их, хотя это не соответствует действительности.

Пример: человек видит идущего по противоположной стороне оживленной улицы знакомого, который не замечает его приветственного помахивания, и думает: «Я, должно быть, чем-то его обидел».

Дихотомическое мышление (черно-белое восприятие, мышление по типу «или — или», поляризованное мышление, абсолютизм)

Речь идет о склонности клиентов мыслить крайностями, делить события, людей, поступки на две противоположные категории, при отсутствии промежуточных значений. Это мышление, характеризующееся максимализмом. Говоря о себе, клиент обычно выбирает негативную категорию.

Пример: «возможны только полный успех или полное поражение», «люди только хорошие или только плохие».

Пристрастные объяснения

Если отношения причиняют людям боль или радость, они склонны приписывать друг другу отрицательные/положительные чувства, мысли и действия. Люди могут с чрезмерной готовностью допускать, что за «оскорбительными» действиями партнера скрываются злые намерения или недостойные мотивы.

Пример: один из партнеров объясняет возникновение семейных проблем плохим характером другого партнера.

Субъективная аргументация (эмоциональное обоснование)

В основе субъективной аргументации лежит следующее ошибочное убеждение: если человек испытывает какую-то очень сильную эмоцию, эта эмоция оправданна. Это убеждение, что нечто правда только потому, что вы «чувствуете» (по сути верите) в это настолько сильно, что игнорируете или обесцениваете доказательства обратного.

Пример: «Мне многое удается на работе, но я по-прежнему чувствую себя неудачником».

Наклеивание (навешивание) ярлыков

Эта ошибка совершается на базе пристрастных объяснений. Наделение себя или окружающих безусловными, глобальными характеристиками без учета того, что доказательства могут не соответствовать глобальной оценке. Люди постоянно приклеивают отрицательные или положительные ярлыки к своим действиям или действиям другого. При этом они остро реагируют на ярлыки, как будто эти ярлыки являются реальными вещами.

Пример: учитель делает вывод, что определенный ребенок «хулиган», и в каждой краже или порче имущества обвиняет этого ребенка.

Чтение мыслей

Уверенность человека в том, что он знает мысли, чувства, мотивы окружающих или окружающие способны знать о его мыслях. При этом человек отказывается принимать во внимание другие, более вероятные возможности.

Пример: «Он думает, что я ничего не смыслю в этой работе».

Долженствование (мышление в стиле «я должен»)

Наличие четкой непреложной идеи о том, какими должны быть и как должны вести себя другие люди и каким должно быть собственное поведение. Если ожидания не оправдываются, человек воспринимает это как неудачу.

Пример: «Я должен во всем добиваться успеха».

Когнитивный сдвиг

Речь идет о базовом изменении, которое происходит в мышлении клиентов. По мере формирования эмоционального расстройства у клиентов нарушается восприятие определенной информации.

Например, когнитивный сдвиг при депрессии, выражается в следующем: большая часть позитивной информации, касающейся индивида отметается (когнитивная блокада), в то время как негативная информация о себе с готовностью воспринимается. Когнитивный сдвиг часто имеет место и при других расстройствах.

Например, в случае тревожного расстройства, в фокусе оказывается «опасность», поэтому человек приобретает повышенную восприимчивость к опасным стимулам.

Другие статьи о когнитивной психотерапии.

15 когнитивных искажений / Хабр

Люди сталкиваются с большим объёмом информации, часть из которой достоверна, а часть освещает интересующую область односторонне, а иногда и сознательно искажённо.

Эта статья о том, как отличать достоверную информацию от искажённой, и о том, как правильно подавать информацию, чтобы убедить других людей.

Начнём с того, что люди не всегда мыслят рационально. Это данность, которая обусловлена принципами работы нашего интеллекта, выработанными в процессе эволюции. Условно, представим разум, разделённый на две Системы. Устройство разума не так однозначно, но описанное упрощение позволит понять причины искажений. Первая система генерирует решения и гипотезы быстро «если коснёмся горячего предмета, то отдёрнем руку». Вторая, принимает решения путём логических рассуждений. Первая Система генерирует гипотезы, а вторая принимает их или отвергает. Такой способ мышления медленный и энергозатратный. Логическое рассуждение используется людьми реже и требует больших усилий. Это причина большинства когнитивных искажений.

Так, галочка «по умолчанию согласен» позволила увеличить количество согласных на донорство до 86% в Швеции, тогда как в Дании, где при получении прав нужно самостоятельно ставить согласие, т. е. принимать осознанный выбор, количество согласных на донорство 4%.

Рассмотрим некоторые из когнитивных искажений:

Прайминг

Контекст формирует направление мысли. Если разговор будет о еде, рецептах, вкусе и т. д., то слово «м…о» большинство людей продолжат как мясо, чем как мыло. Эксперименты показывают, что, если людям показывают образы или слова, ассоциируемые со старостью, люди начинают медленнее ходить. Люди, настроенные на деньги, начинают вести себя независимо и эгоистично, и менее склонны помогать другим. Это связано с тем, что образ рождает ассоциации, которые формируют наше поведение. Эффект прайминга используется в брендинге. Назовите не задумываясь название ресторана быстрого питания, или самый модный мобильный телефон.

Иллюзия истины

Чем более узнаваемый образ, тем больше утверждение ассоциируется с безопасностью и правдой. Так, частое повторение лжи делает обман правдоподобным. Истина похожа на ощущение знакомого. Узнаваемое = лёгкость. Чем контрастнее цвет, чем проще восприятие, тем правдоподобнее утверждение. Простые слова убеждают лучше сложных. Стихи воспринимаются как информация, содержащая глубокий смысл. Шрифт и ритм прозы влияют на ощущение правдоподобности.

Когнитивное напряжение мобилизует Систему 2. Если хотите, чтобы люди начали анализировать информацию используйте плохо читабельный текст, смазанные картинки и т. д.

Контекст задаёт правдоподобность. Ответьте на вопрос «сколько животных каждого вида с собой на ковчег взял Моисей?». Большинство ответит 2, не заметив, что ковчег построил Ной, а Моисей присутствует в другой библейской истории. Если на место Моисея поставить Стива Джобса, люди сразу заметят нестыковку.

Эффект привязки

Точка отсчёта влияет на нашу оценку. Если задать 2 вопроса группам людей «Высота секвойи больше или меньше 365 метров, и какова высота, на ваш взгляд?» и «Высота секвойи больше или меньше 55 метров, и какова высота, на ваш взгляд?» люди дадут отличающиеся оценки. Цифры 365 и 55 взяты случайно. Те, кому дали привязку 365, в среднем дадут ответ 257 метров, а те, кому дали привязку 55 ответят 86 метров.

Пример привязки — ограничение предложения «не более X единиц товара в одни руки».

Ретроспективные искажения

Люди меняют точку зрения с переносом на восприятие прошлого. Если событие произошло, человек завышает вероятность собственного прогноза в прошлом и наоборот. Иллюзия понимания прошлого порождает иллюзию прогнозируемого будущего. Люди недоумевают, как можно было допустить столь очевидную ошибку, забывая, что в момент принятия решения ошибка не была очевидна.

Игнорирование статистики и случайных событий

Люди стремятся найти причинно-следственные связи даже там, где связи нет. Последовательность событий наделяется причинно-следственной связью. Иллюзия умения, вызванная удачей брокеров на фондовом рынке, воспринимается как профессионализм. При подбрасывании монеты последовательности О, О, О, О, Р и О, Р, О, Р, Р равновероятны, но людям кажется, что вторая последовательность более вероятна. «У него 3 раза рождались дочери, теперь родится мальчик» или «У него лёгкая рука, Сергей сегодня забил уже 2 мяча, отдам ему пас, чтобы забил третий».

Регрессия к среднему

Результат складывается из 2 факторов: профессионализм и удача. Если спортсмен выступил очень хорошо, то с большой долей уверенности, можно сказать, что он профессионал и день был очень удачен, и наоборот. Но уровень удачи стремится к среднему показателю при увеличении количества попыток. В следующих попытках вероятность того, что спортсмен выступит хуже, чем в удачный день, больше, и наоборот. Это объясняет иллюзию эффективности наказания. Людям кажется, что наказание влияет на улучшение будущего результата, хотя это просто регрессия к среднему.

Искажения вероятностных событий

Редкие события вызывающие яркие образы и ассоциации, привлекают больше внимания и люди преувеличивают вероятность их появления. Примерами служат авиакатастрофы, теракты, катаклизмы и т. д. Роль в вызове подобных образов играют СМИ. Люди видят меньше пользы в продуктах, которые кажутся рискованными и готовы переплачивать за минимизацию риска наступления редких событий. Если редкое событие не вызывает ярких образов, то игнорируется. Редкое событие должно быть «перегружено подробностями», чтобы мы его представили и придали больший вес.

Люди игнорируют априорную вероятность и судят по стереотипу или причине. Человек не выводит частное из общего, но выводит общее из частного. Ассоциативный образ преобладает над статистикой. Вероятность труднее оценить, чем значение «сколько из».

Представьте молодого человека по имени Сергей. Сергей носит очки, интроверт, разбирается в технике и у него стоит Linux на компьютере. Расставьте предположения о Сергее в порядке убывания: 1) Сергей дизайнер 2) Сергей окончил технический университет и программист 3) Сергей официант 4) Сергей программист. Тут важны пункты 2 и 4. Большинство расположат ответ 2 выше 4, но это ошибка. Программисты, окончившие технический университет составляют только часть программистов. Поэтому вероятность, что Сергей просто программист выше. Люди игнорирует априорную вероятность и выбирают яркое описание, так как яркое описание легче представить.

Распространённой ошибкой является манипулирование на маленьких выборках. В результате исследования было установлено, что среди школ с высокими показателями успеваемости преобладают маленькие школы. Этому нашли казуальные объяснения, и инвестировали большое количество денег в создание подобных школ. Ошибка заключалась в том, что при маленькой выборке (количество учеников) более вероятны «аномальные ситуации». Более вероятно, что все ученики оказываются умными или глупыми. Похожая картина и среди онкологических заболеваний. Как наиболее здоровыми, так и наименее здоровыми оказываются жители малых населённых пунктов, но это объясняется вероятностью события на маленькой выборке, а не чистым воздухом или тяжёлым трудом.

Значимость маловероятных событий преувеличивается, а высоковероятных приуменьшается.

При этом психологически переход 0–5%(появление шанса) и 99–100%(наступление однозначности) более значим чем переход 50–55%.

Искажение оценки по среднему. Лучше меньше и лучше.

Если людям предложить 2 сервизных набора, где один состоит только из предметов без дефектов, а другой из такого же количества предметов без дефектов, к которым добавлены предметы с небольшими дефектами, то большинство оценит большой набор дороже маленького. Но если производить оценку по отдельности, люди оценят большой сервиз, содержащий дефекты дешевле чем маленький. Это связано с тем, что люди оценивают стоимость, не исходя из принципа интегрирования стоимости отдельных объектов, а исходя из средней стоимости частей. Так, комплект дорогая ручка + китайская ручка будет менее ценен чем просто дорогая ручка.

Точка отсчёта и эффект потерь

Нежелание проигрывать сильнее желания выигрывать. Так, для игр, связанных с деньгами коэффициент отношения выигрыша от потерь равен 2. Для вопросов здоровья коэффициент равен 50, что показывает чувствительность к потерям. Люди менее склонны рисковать для выигрыша и склонны рисковать при неминуемых потерях. На этом основывается бизнес-модель страхования. Опасность важнее возможности. Из-за различия цены потерь, бедный охотнее купит страховку у богатого, на переговорах «набивают цену» уступок и т. д. Игра с множеством попыток минимизирует эффект неприятия потерь (проще заняться бизнесом, если известно, что будет второй шанс).

Ожидаемая ценность зависит не линейно с увеличением выигрыша. Это описывается логарифмической шкалой. При этом важно не количественное состояние, а степень изменения. Рост состояния от 1 до 10 млн$ эмоционально более существенен чем рост от 10 до 20 млн$, но сопоставим с ростом от 10 до 100 млн$.

Эффект владения заключается в том, что вещи предназначенные для личного использования и вызывающие эмоциональный отклик вызывают большее ощущение потери. За сколько вы готовы продать любимую кружку или билеты на концерт любимой группы? Но если предмет изначально предназначен для продажи или обмена, чувства потери не возникает. Так, если человеку предложить равнозначный выбор дополнительная зарплата или отпуск, после первого выбора, поменять позицию тяжелее, так как присутствует точка отсчёта и перемена воспринимается как потеря плюс приобретение, где у потери больший вес.

Ошибка невосполнимых потерь – проще продолжать инвестировать в малоперспективное дело, чем зафиксировать убыток.

Сожаление сильнее если вызвано в результате действия, а не бездействия (Сергей продал доллары и купил рубли в Июне 1998 или Сергей не купил доллары). Необычность ситуации увеличивает сожаление (Сергей решил подвезти попутчика, хотя никогда этого не делал и подвергся ограблению).

Ошибка оптимиста

Собственный опыт понятен. Из-за этого возникают ошибка планирования, люди планируют исходя из доступных данных, а не статистических фактов. Ошибка мнения заключается в том, что люди считают себя умнее остальных. Пренебрежение конкуренцией происходит из-за эффекта исключительности. Из-за того, что собственный опыт понятен, люди склонны преувеличивать собственный вклад в общее дело. Полезным приёмом преодоления ошибки оптимиста является «прижизненный эпикриз» в ходе которого представляется неудача и анализируются причины которые к ней привели.

Эффект ореола

Люди проецируют оценку известных качеств объекта на неизвестные качества. Хороший оратор воспринимается как профессионал, приятный в общении человек представляется откровенным и т.д. Так, компетентность ассоциируется с силой и надёжностью и люди с выраженным подбородком и лёгкой улыбкой воспринимаются как более компетентные. Проецирование свойств происходит и на окружающие объекты, так для повышения рейтинга политику выгодно встречаться с чемпионами и лауреатами премий и избегать дебатов с непопулярными коллегами. Профессионализм управленца оценивается по финансовым показателям компании, хотя согласно исследованиям, корреляция между навыками руководства и успехом компании составляет 0.3. Компетентное руководство гарантирует успех с вероятностью 60%.

Эффект подачи информации

Точность 90% воспринимается позитивнее, чем утверждение об ошибке в 10%.

Формулировка меняет восприятие. Представьте 2 идентичные по существу постановки вопроса «согласитесь ли вы на игру с 10% вероятности выиграть 95$ и 90% вероятности проиграть 5» или «Заплатите ли вы 5$ за лотерею, где 10% билетов выигрывают 100$?».

Люди охотнее откажутся от «скидки за…», чем согласятся на «доплату за…».

Километр на литр бензина искажает расход (практика подсчёта в США). Правильнее считать в литрах на километр.

Напоминание о том, что за людьми наблюдают заставляет их вести себя приличнее.

Люди чувствуют себя свободными от ответственности, если считают, что другие осведомлены о ситуации.

Уверенность в утверждении падает с ростом количества аргументов.

Лучше «сохранить 50%», чем «потерять 50%» от состояния.

Лучше «95% выживаемость пациентов» чем «5% смертность пациентов».

Пренебрежение количеством и ранжирование значимости

При решении о важности, люди игнорируют количественные показатели. При проведении благотворительной кампании, сбор денег на спасение 100 тигров или на 10 000 тигров, не повлияет на среднюю сумму пожертвований.

Люди склонны определять значимость исходя из места образа внутри категории. Тигры занимают высокое место значимости внутри категории «животные», а люди, страдающие мигренью среди других больных людей, занимают низкую позицию значимости (хотя мигрень портит жизнь людям чаше, чем другие «значимые», но редкие болезни). Если проводить кампанию по сбору средств для вымирающих тигров и для людей, страдающих мигренью независимо, то среднее пожертвование для тигров будет выше. Но если оба этих предложения заключить в один контекст, то пожертвования для людей станут выше, так как позиция категории «люди» выше позиции категории «животные».

Эффект пренебрежения знаменателем заключается в том, что психологически лучше иметь 8 шансов из 100, чем 1 из 10. Риск смерти ребёнка 0,001%, ощущается как менее стоящий внимания, чем смерть десяти детей из миллиона. Болезнь, убивающая 186 человек из 1 тыс. кажется более опасной чем болезнь, убивающая 24% людей, и чем убивающая 24 из 100. Выражение «каждый год душевнобольные убивают 1 тыс. человек» несёт больший эффект, чем «риск смерти от рук душевнобольного равен 0,00036%, что сопоставимо с риском смерти от рук нормального человека».

Подмена вопросов

Сложные вопросы подменяются простыми. Когда людей спрашивают «счастливы ли вы?», человек отвечает на вопрос «какое у меня настроение». «Будет ли успешна компания?» заменяется на «нравится ли технология, команда и т. д.». На ответ влияет эффект прайминга, если спросить «сколько было свиданий?», а потом «счастливы ли вы?» то второй вопрос будет подменён на первый.

Люди склонны подменять общее — частным.
Иллюзия фокусировки создаёт искажение в пользу товаров и занятий привлекательных вначале (авто, телефон), чем занятиям, занимающим больше времени и переживания (танцы). Эффект фокусировки усиливает дискредитирующее усилие, направленное на слабое место объекта.

Игнорирование длительности

Эксперименты показали, что люди игнорируют длительность воздействия. При оценке полученного удовольствия или страдания играет роль только значение пика воздействия и ощущения при завершении. Оценка людей составляет среднее между ощущениями в пике и конце.

Правило распространяется и на впечатления об услышанных историях, в т. ч. историях жизнеописаний. Короткая яркая жизнь воспринимается лучше, чем короткая яркая жизнь вначале и менее яркий дополнительный отрезок.

Заключение

В статье рассмотрен ряд примеров когнитивных искажений, обусловленных способом нашего мышления. Люди в состоянии усталости, занятые другим делом, в приподнятом настроении, истощенные самоконтролем или наделённые властью подвержены риску когнитивных искажений в большей степени. Поэтому, если вы начальник, который устал на работе, стараясь произвести впечатление на партнёров и думаете об отпуске постарайтесь отложить судьбоносные решения на завтра!

Подробно с этой областью, исследованиями и подходами можно ознакомиться, прочитав книгу Даниэля Канемана «Думай медленно… решай быстро», которая послужила основой для написания статьи.

Памятка по когнитивным искажениям | by Alexey Ezhikov | Official Russian

Ты не должен. Но можно начать запоминать с четырёх гигантских проблем, с которыми сталкиваются наши мозги на протяжении миллионов лет. И ещё можешь добавить статью в закладки, чтобы потом найти и сослаться на конкретное когнитивное искажение.

  1. Переизбыток информации — это отстойно, поэтому мы агрессивно отсекаем всё ненужное. Шум становится сигналом.
  2. Недопонимание нас путает, поэтому мы активно достраиваем картину. Сигнал становится историей.
  3. Нам приходится действовать быстро, чтобы не упустить шанс, поэтому мы сразу перепрыгиваем к заключениям. Истории становятся решениями.
  4. Проще нам от этого не становится, поэтому мы пытаемся запоминать самое важное. Решения дают нам информацию для корректировки моделей мира и себя.

Чтобы не утонуть в переизбытке информации, мозгу приходится отсекать и фильтровать огромное количество информации и быстро, почти без усилий, решать, что из этого действительно важно и должно быть предъявлено нашему вниманию.

Чтобы создавать смыслы из разрозненных кусочков информации, мы заполняем пустые места и соотносим данные с нашими ментальными моделями окружающего мира и самих себя. Одновременно мы контролируем, что это происходит настолько устойчиво и непротиворечиво, насколько возможно.

Чтобы действовать быстро, нам приходится за доли секунды принимать решения, которые могут повлиять (или нам кажется, что могут повлиять) на наши шансы выжить, оказаться в безопасности, добиться успеха или почувствовать уверенность в своих силах.

Чтобы это происходило наиболее эффективным образом, мозг должен запоминать самое важное из новой информации и информировать об этом другие системы организма. Ровно настолько, чтобы они могли адаптироваться и усилиться со временем, но не больше.

Звучит полезно! А какие побочные эффекты?

Вместе с четырьмя главными проблемами полезно помнить о четырёх проблемах-следствиях, которые вызваны нашими способами решения главных проблем:

  1. Мы не видим всего. Часть информации, которую мы отсекаем, на самом деле оказывается ценной и важной.
  2. Поиск смыслов приводит нас к галлюцинациям. Иногда мы придумываем несуществующие детали только из-за предположений и предубеждённости, а также достраиваем смыслы и истории, которых не было в реальности.
  3. Быстрые решения могут быть плохими. Некоторые из быстрых реакций и решений оказываются нечестными, корыстными и непродуктивными.
  4. Память усиливает ошибки. Некоторые вещи, которые мы запоминаем, усиливают когнитивные искажения и обусловленность, ухудшая мыслительные процессы.

Если ты запомнишь четыре главных проблемы и четыре ошибки, к которым приводят наши стратегии их решения, то эвристика доступности (конкретнее, феномен Баадера — Майнхоф) приведут к тому, что ты начнёшь чаще обращать внимание на собственные когнитивные искажения. Если ты будешь иногда заходить на эту страничку и освежать в памяти информацию, то эффект интервала поможет запомнить некоторые из ошибок, чтобы чуть лучше противодействовать слепоте в отношении когнитивных искажений и наивному реализму.

Мы ничего не можем сделать, чтобы полностью избавиться от четырёх главных проблем (до тех пор, пока не расширим вычислительные мощности и память мозгов до размеров вселенной). Зато когда мы примем как факт, что мы навсегда обусловлены своей биологией, но можем учиться эффективнее с этим жить, то склонность к подтверждению своей точки зрения поможет находить этому новые и новые свидетельства. Благодаря этому мы научимся лучше понимать себя.

«Узнав о склонности к подтверждению своей точки зрения, я теперь постоянно вижу подтверждение её существования!»

Когнитивные искажения — всего лишь инструменты. Они полезны в одних контекстах и вредны в других. Но это единственные инструменты, которые у нас есть, и они довольно неплохо справляются в тех ситуациях, для которых предназначены. С ними можно познакомиться поближе и оценить их — в конце концов, они позволяют нашим загадочным мозгам действовать во вселенной.

Update: Через пару дней после публикации этой записи John Manoogian III спросил, можно ли сделать постер с диаграммой из моего текста. Что я, конечно же, разрешил. Вот что в итоге получилось:

Александр Невеев — Когнитивные искажения

Когнитивные искажения (cognitive biases) — это присущие нашим познавательным (когнитивным) процессам систематические ошибки, приводящие к тому, что человек делает неправильные выводы, оценивает ситуацию, других людей не правильно, принимает неверное решение.

Важно понимать, что когнитивные искажения — это не некие ситуативные искажения, и не что-то сугубо индивидуальное, индивидуально-специфическое. На самом деле когнитивные искажения присущи всем людям и являются по сути естественными ограничениями человеческого разума.

Вообще, нужно сказать, что естественных ограничений у человека много.

Естественные ограничения существуют у нашего тела. Это ограничения в скорости и силе, ограничения подвижности суставов (например, такое орудие пыток, как дыба, эксплуатирует ограничения нашего плечевого сустава), ограничения системы пищеварения (мы не можем переваривать зеленую траву как жвачные) и т.д. и т.п.

Естественные ограничения существуют и у наших органов чувств, т.е. у наших ощущений. Давайте рассмотрим несколько примеров.

Мы не видим ультрафиолет. А если бы мы его видели, то не сгорали бы на солнце, всегда могли бы выбрать место, где УФ-излучение наименее интенсивно.

Мы не слышим инфразвуки. А если бы слышали, то подобно многим животным могли бы заранее узнавать о, например, обвале, землетрясении, сходе лавины.

Мы не ощущаем радиацию. А если бы ощущали — нам не нужен был бы счетчик Гейгера.

Наше обонение не различает запаха угарного газа. А если бы различало, то в нашем языке не было бы такого понятия как «угарел».

Для нашего вкуса неразличимы многие яды. А если б мы эти вкусы чувствовали, то не нужны были бы дегустаторы.

Более сложный по сравнению с ощущением когнитивный процесс — это восприятие. У восприятия тоже есть свои ограничения, называются они иллюзиями восприятия. Многие знают целый ряд иллюзий восприятия, особенно это касается оптических иллюзий, обмана зрения. Одна из самых известных иллюзий такого рода — иллюзия Мюлера-Лайера.

При взгляде на рисунок, расположенный над этим текстом кажется, что верхняя линия длиннее нижней, хотя на самом деле линии равны. Можете распечатать рисунок и измерить их линейкой.

Еще одна широко известная иллюзия носит название вертикально-горизонтальной.

Хотя на рисунке выше вертикальная линия кажется длиннее горизонтальной, в действительности, эти линии равны.

Кстати, многие иллюзии восприятия помогают нам наслаждаться жизнью. Например, перспектива, которую мы созерцаем на картине является самой настоящей иллюзией восприятия.

Существует и такое естественное ограничение восприятия, как его скорость. Из-за этого ограничения мы не можем, скажем так, уворачиваться от пуль, но благодаря этому ограничению мы можем наслаждаться кинематографом (стробоскопический эффект).

Когнитивные искажения проявляются в более сложных чем ощущение и восприятие когнитивных процессах. Речь тут идет прежде всего о мышлении, памяти, о социальном восприятии (социальной перцепции — восприятии других людей и различных их групп, например, наций).

Открытие когнитивных искажений стало важной вехой на пути развития психологии и вообще науки. В частности, когда-то считалось, что разум — это точный механизм, и ошибается он только в результате работы с некачественной, неполной информацией и/или в результате вмешательства эмоций в его работу. И вот примерно с конца 60х годов ХХ века стало понятно, что сам этот механизм далек от совершенства, а наш разум сам по себе имеет ограничения, которые в реальной жизни приплюсовываются к ограничением, порожденным качеством и полнотой информации и эмоциональными всплесками.

И конечно, знать о когнитивных искажениях необходимо, полезно учитывать естественные ограничения нашего разума при принятии решений и составлении мнений. Но должен предупредить: само по себе знание о когнитивных искажениях не приводит автоматически к тому, что человек вовремя распознает, что действует под влиянием когнитивных искажений, и не совершит ошибки. Подобно тому как знание о том, что иллюзия Мюллера-Лайера и вертикально-горизонтальная иллюзия — это иллюзии, не приводит к тому, что линии начинают восприниматься нами как равные по длине.

В исследование когнитивных искажений внесли вклад такие ученые, как Даниэль Канеман, Амос Тверски, Томас Гилович, Питер Уэйсон, Барух Фишхоф, Эллен Лангер, Лорен и Джин Чепман, Эмили Пронин и многие другие.

Когнитивные искажения лежат в основе возникновения лженаук. Когнитивным искажениям подвержены как создатели лженаук, когда им кажется, что они открыли реально существующие закономерности и на самом деле эффективные средства и методы. Подвержены когнитивным искажениям и адепты и потребители лженаук, которым именно под влиянием когнитивных искажений представляются действенными лженаучные рецепты.

Такое явление, как тоталитарно-деструктивные секты тоже во многом связано с когнитивными искажениями. И опять-таки им подвержены и создатели сект и те, кто в эти секты попадают.

Вера в экстрасенсорику, в биоэнергетику, в энерго-информационные явления так же во многом обусловлена когнитивными искажениями.

Огромную роль исследование когнитивных искажений сыграло в формировании такой науки как поведенческая экономика, а также в принятии научным сообществом того факта, что человек не является рациональным при принятии экономических решений.

В заключении отметим, что когнитивных искажений в науке известно достаточно много. При этом многие когнитивные искажения пересекаются друг с другом, а единой общепринятой их классификации на сегодняшний день не существует.

Здесь Вы можете познакомиться со следующими когнитивными искажениями (список постоянно пополняется):

Подтверждающее искажение Неприятие потерь Денежная иллюзия Эффект обладания Предпочтение нулевого риска Ошибка невозвратных издержек Ошибка азартного игрока Иллюзия контроля Иллюзорная причинность Наивный реализм Искажение задним числом Закон малых чисел Субъективная валидизация Иллюзорная корреляция Эффект Барнума Ошибка выживших

Поделиться:

Facebook

Вконтакте

Google+

Twitter

Аберрантная функция обучения и когнитивный контроль лежат в основе недостаточной когнитивной гибкостью у пациентов с нервно-психической анорексией: перекрестное исследование с функциональной магнитно-резонансной томографией

У людей с нервно-психической анорексией отмечаются сложности в коррекции поведения в ответ на изменения внешних условий. Ранее это связывали с нарушениями поведенческих реакций вследствие снижения активности лобно-стриарных зон. Кроме того, погрешности инструментальных измерений, основанных на определении функционирования лобно-стриарных сетей, могут вносить свой вклад в изучение стереотипного поведения. Авторы попытались найти нейрональные факторы корреляции когнитивной гибкости и изменения поведения при нервно-психической анорексии.

32 взрослых женщины с диагнозом «нервно-психическая анорексия» и 32 здоровых женщины контрольной группы заполнили опросник Wisconsin Card Sorting Task, одновременно подвергаясь магнитно-резонансной томографии. Анализ вызванных потенциалов позволил сравнить исследование когнитивных сдвигов с теми, которые требуют соблюдения набора правил, и дать оценку исследованиям изменения поведения

Несмотря на то, что эффективность выполнения задания в обеих группах была одинакова, авторы обнаружили выраженное взаимодействие в медиальной лобной извилине, предклинье и верхней теменной извилине слева, в которых зависимый от уровня оксигенации крови ответ у пациентов с нервно-психической анорексией был выше при когнитивном сдвиге, но меньше при следовании набору правил в сравнении со здоровым контролем. Во время процесса обучения активность коры задней части поясной извилины у здорового контроля снижалась, тогда как у пациентов с нервно-психической анорексией-повышалась, в правом предклинье отмечалась обратная тенденция. Кроме того, изменение поведения было связано с менее выраженным ответом, зависимым от уровня оксигенации крови в хвостатом ядре в сравнении со здоровым контролем.

У пациентов с нервно-психической анорексией отмечаются обширные изменения исполнительных функций. В то время как когнитивная гибкость, казалось, была связана с аберрантным функционированием лобнопариетальной контролирующей сети нейронов, опосредующей взаимодействие когнитивной функции, направленной внутрь и вовне, нарушения лобно-стриарных проекций, особенно в каудальном ядре, были связаны с инструментальным научением. Вместе эти факты показывают, как персервативная установка может быть основой для множества процессов более высокого порядка, которые могут вносить вклад в развитие нервно-психической анорексии.

Искусственный интеллект для реальной жизни

Технологии
Дейвенпорт Томас , Ронанки Раджив
James Wheaton, Andrew Nguyen

В 2013 году в Онкологическом центре Андерсона запустили проект поистине космического масштаба: диагностика и составление планов лечения некоторых видов рака с помощью когнитивной системы Watson фирмы IBM. Однако в 2017 году, после того как на разработки потратили более $62 млн, проект заморозили, так и не начав испытывать систему на реальных пациентах.

ИДЕЯ КОРОТКО

Проблема
Для решения бизнес-задач все чаще используют когнитивные технологии. Правда, самые амбициозные проекты часто пробуксовывают или вовсе терпят крах.
Подход
Компании должны идти к ИИ постепенно, не предполагая полной трансформации. Акцент надо делать на расширение, а не на замену человеческих навыков и умений.
Процесс
Чтобы получить максимальную отдачу от ИИ, фирмы должны понять, какие технологии подойдут для их типов задач, создать портфель приоритетных проектов на основе потребностей бизнеса и разработать план развертывания ИИ по всей компании.

ИТ-отдел онкоцентра не прекратил экспериментировать с когнитивными технологиями, но проекты стали гораздо менее амбициозными. К примеру, искусственный интеллект (ИИ) легко справился с такими задачами, как подбор гостиниц и ресторанов для семей больных; выявление нуждающихся в финансовой поддержке пациентов; консультирование сотрудников центра по ИТ. Результаты этих проектов налицо: повысилась удовлетворенность пациентов, улучшились финансовые показатели, снизилось время, затрачиваемое на утомительный ввод данных. Первая неудачная попытка достичь главной цели: заставить когнитивные технологии работать в практике лечения онкобольных — не остановила Центр Андерсона: в настоящее время в его отделе когнитивных вычислений идут проработки нескольких новых проектов.

Понимать разницу между «журавлем в небе» и «синицей в руках» важно для любой организации, планирующей проекты с ИИ. Из 250 опрошенных нами руководителей, в компаниях которых есть такие инициативы, три четверти считают, что ИИ существенно изменит их бизнес в ближайшие три года. Наш анализ 152 проектов показывает, что у «прорывных» систем меньше шансов на реальное воплощение, чем у «лежащих на поверхности» улучшений бизнес-процессов. В этом нет ничего удивительного, ведь такое случалось с подавляющим большинством новых технологий, которые внедряли прежде. Но нынешний ажиотаж вокруг мощи ИИ был настолько мощным, что некоторые организации не смогли сопротивляться соблазну.

В этой статье мы рассмотрим различные категории ИИ и дадим общую схему, которая поможет компаниям наращивать свой «когнитивный» потенциал в ближайшие годы.

Три типа искусственного интеллекта

На ИИ полезнее смотреть сквозь призму бизнеса, а не возможностей самих технологий. В целом когнитивные системы могут поддерживать три типа задач: автоматизация бизнес-процессов, получение знаний на основе анализа данных и взаимодействие с клиентами и сотрудниками (см. врезку «Типы когнитивных проектов»).

Автоматизация процессов. Среди изученных нами проектов самыми распространенными оказались системы автоматизации — чаще всего административной и финансовой работы бэк-­офиса с помощью роботизированных технологий обработки (RPA). RPA — более продвинутая, чем прежние, среда для автоматизации бизнес-процессов. В этой среде робот (то есть программа на сервере), подобно человеку, обменивается информацией сразу с несколькими ИТ-системами, решая такие задачи, как:

перенос данных из электронной почты и сис­тем call-центра в базы данных — например, для отслеживания изменения адреса в файле клиента или сохранения запроса на дополнительные услуги;

замена утерянных кредитных и дебетовых карт с обработкой сообщений и последующим обновлением данных по клиенту в нескольких системах;

сверка отказов в оплате услуг через биллинговые системы с поиском информации в различных типах документов;

«чтение» юридической и контрактной документации для извлечения решений с помощью анализа естественного языка.

RPA — самый дешевый и простой в реализации тип когнитивных технологий. Как правило, он приносит быструю и высокую отдачу от инвестиций. Но он и наименее «умный» в том смысле, что эти приложения не запрограммированы, чтобы самообучаться и совершенствоваться, хотя разработчики постепенно добавляют им «интеллекта» и «способностей к обучению». Особенно хорошо роботам удаются проекты, связывающие несколько ИТ-систем.

NASA запустило четыре пилотных RPA-проекта — для расчетов дебиторской и кредиторской задолженности, расходов на ИТ и кад­рового учета. Ими управляет единый центр. Эти проекты показали себя хорошо (например, в программе найма 86% операций проходят без участия человека) и были распространены на всю организацию. А сейчас NASA внедряет еще больше RPA-ботов и некоторые из них имеют «повышенный уровень интеллекта». По словам руководителя проекта единого обслуживания Джима Уокера, «пока все идет гладко».

Кто-то подумает, что роботизация и автоматизация процессов приведут к тому, что множество людей станут терять работу. Но в 71 RPA-проекте, которые мы рассмотрели, замена административных сотрудников не была ни главной целью, ни высокочастотным результатом. Лишь несколько проектов привели к высвобождению персонала, а в большинстве роботам передали задачи, которые прежде решались аутсорсингом. В будущем проекты роботизации и автоматизации будут сопровождаться сокращениями в первую очередь в аутсорсинговых компаниях-офшорах. Вообще, если задачу можно отдать на аутсорсинг, скорее всего, ее можно и автоматизировать.

Когнитивные инсайты. Второй по распространенности тип проектов (38% от общего числа) использует алгоритмы для выявления и интерпретации закономерностей в огромных объемах данных. Можно назвать это «аналитикой на стероидах». Такие самообучающиеся сис­темы бизнес использует для:

предсказаний того, что определенный клиент, вероятно, купит в будущем;

выявления мошенничества с кредитными картами и страховками в режиме реального времени;

анализа данных гарантийного ремонта для выявления проблем с безопасностью и качеством автомобилей или других продуктов;

автоматизации персонализированного таргетинга диджитал-рекламы;

построения более точной и подробной актуарной модели для страховщиков.

Когнитивные решения на основе выявленных машиной закономерностей отличаются от традиционной аналитики в трех отношениях: (а) они гораздо более информационно емкие и детализированные; (б) они, как правило, обучаются на какой-то части данных; (в) со временем их способности использовать новые данные, делать прогнозы и разбивать объекты на категории улучшаются.

Некоторые виды машинного самообучения (в частности, глубинное обучение, которое пытается имитировать работу мозга с паттернами) способны на невероятные вещи, такие как распознавание изображений и «понимание» речи. Машина может и сама представить новые данные, улучшающие аналитику. Работа с данными всегда была трудоемкой, но теперь благодаря самообучающимся алгоритмам стало легче, например, находить информацию, которая скорее всего связана с одним и тем же человеком или компанией. Компания GE применила эту технологию для сличения данных о своих поставщиках и в первый же год сэкономила $80 млн за счет удаления дубликатов и пересмотра условий договоров разных отделов с одной и той же организацией. А в крупном банке эта технология использовалась для извлечения контрактной информации и сличения ее с реальными накладными. Оказалось, что десятки миллионов долларов были потрачены на продукты и услуги, которые не были получены. Компания Deloitte использует ИИ для извлечения условий из текстов контрактов. Это позволяет проводить аудит большей части документов (часто почти всех) без вычитывания аудитором-человеком.

Когнитивные решения обычно используют для улучшения работы, которую и так умеют делать только машины. Примером служит программируемый показ рекламных объявлений в сети, всегда требовавший скорости обработки данных за пределами человеческих возможностей. Подобные приложения вообще не несут угрозы для рабочих мест.

Системы взаимодействия. Это такие проекты, как: общение на естественном языке с применением чат-ботов, интеллектуальные агенты и машинное обучение. В нашей выборке этот тип составляет 16% от общего числа проектов. Вот примеры таких разработок:

интеллектуальные агенты, обслуживающие клиентов 24/7 и решающие широкий класс проблем: от запросов на восстановление пароля до технической поддержки, причем общение идет на естественном языке;

внутренние сайты для ответов на вопросы сотрудников, касающиеся ИТ, льгот для персонала или политик компании;

продукты и системы рекомендаций для ритейлеров, настроенные на улучшение персонализации предложения и общения с клиентом и повышение продаж — обычно с богатыми языковыми или визуальными средствами;

рекомендательные системы для врачей по ведению больных: помощь в разработке индивидуальных планов, учитывающих состояние здоровья и предыдущее лечение пациента.

В нашем исследовании чаще встречались когнитивные системы для взаимодействия с сотрудниками, а не с клиентами. Однако быстрый сдвиг весьма вероятен: фирмы стали проще относиться к передаче машине функций общения с клиентами. К примеру, компания Vanguard ведет пилотный проект интеллектуального агента, который помогает сотрудникам службы поддержки отвечать на часто задаваемые вопросы клиентов. Ожидается, что рано или поздно агент-робот полностью возьмет на себя общение с людьми. Шведский SEBank и медицинский производитель-гигант Becton Dickinson из США используют аватара Амелию для ИТ-поддержки своих сотрудников. SEBank недавно стала вводить Амелию и в клиентскую поддержку. Пока лишь для небольшой группы, чтобы проверить, как она работает и как на нее реагируют пользователи.

Осторожность в применении когнитивных технологий для общения с клиентами во многом объясняется их незрелостью. Например, в Facebook подсчитали, что 70% вопросов, задаваемых через мессенджер, требуют ответа человека. Как результат, Facebook и другие компании нашего списка ограничили применение ботов определенными темами и типами онлайн-бесед.

Наши исследования показывают, что когнитивные приложения для коммуникации в настоящее время не угрожают сотрудникам отделов продаж или сервиса. В большинстве проектов цель была не в сокращении штата, а в том, чтобы справиться с ростом интенсивности общения между компанией и клиентами без дополнительного найма. Некоторые организации планируют передать машинам рутинную коммуникацию, оставив службе поддержки более сложные задачи вроде клиентских проблем, требующих вмешательства руководства, ведения неструктурированных диалогов или предупреждения клиентов о риске — до того, как они сами позвонят и сообщат о неприятности.

По мере овладения когнитивными инструментами компании начинают экспериментировать с проектами, которые сочетают в себе элементы разных категорий. Итальянский страховщик, например, разработал «справочное бюро» по ИТ. В ходе взаимодействия с сотрудниками программа самообучается — выявляет часто задаваемые вопросы, ранее решенные проблемы и ссылки на документы, помогающие с ответом, (признаки принадлежности к категории когнитивных инсайтов). Смарт-маршрутизация, характерная для RPA, применяется для пересылки сложных проблем человеку, а интерфейс на естественном языке (итальянском) характерен для когнитивных технологий коммуникации.

Опыт работы с когнитивным инструментарием расширяется, но компании пока сталкиваются с серьезными препятствиями в реализации проектов. Мы разработали схему из четырех шагов. Она поможет правильно развернуть и интегрировать в работу компании когнитивные технологии любой степени амбициозности, от скромных до прорывных.

1. Понимание технологий

Прежде чем вступать в область искусственного интеллекта, надо понять, какие типы ИТ пригодны для ваших задач, разобраться в достоинствах и недостатках каждого класса ПО. Работа экспертных систем и программ автоматизации процессов понятна и прозрачна, но они не способны учиться и улучшаться. Глубинное обучение прекрасно подходит для иccледования больших объемов размеченных данных, но редко когда можно понять, по какой модели оно их анализирует. Функционирование в режиме «черного ящика» может стать серьезной проблемой в сильно зарегулированных отраслях, таких как финансовые услуги, ведь регулятор нередко хочет понимать, почему было принято то или иное решение.

В некоторых организациях неправильный выбор ПО уже привел к напрасным тратам времени и денег. Чтобы удовлетворять реальные потребности своего бизнеса, надо знать и правильных поставщиков ПО, и классы программных оболочек, и примерные сроки их внедрения. ИТ-отдел или инновационная группа должны быть готовы потратить немало сил на изучение и исследование рынка.

Кроме того, надо привлекать специалистов, владеющих статистикой и достаточно разбирающихся в больших данных, чтобы понять, как устроены когнитивные системы. Главный фактор успеха — желание сотрудников учиться. Одни будут в восторге от возможности узнать новое, а другие захотят остаться со своим привычным инструментарием. Постарайтесь, чтобы в вашей команде было больше первых.

Если у вас в штате нет специалистов по данным и аналитике, вам придется опереться на внешних поставщиков услуг. Но если вы планируете вести долгосрочные проекты с использованием ИИ, лучше привлечь экспертов в свою организацию. В любом случае оцените, есть ли у вас силы и средства, необходимые для продвижения в этой сфере.

Учитывая дефицит специалистов, большинству организаций лучше вести ИИ-проекты из единого центра (его можно подчинить отделу ИТ или стратегии) и привлекать экспертов из этого центра в разные проекты в соответствии с приоритетностью. По мере того, как потребность в системах ИИ будет расти, можно будет выделить группы для нужд подразделений, но даже тогда координирующие функции по управлению проектами и развитию сотрудников лучше будет сохранить за центром.

2. Создание портфеля проектов

Следующим шагом в запуске программы ИИ должна стать системная оценка потребностей и возможностей, а затем — приоритизация проектов. Обычно это делается в рамках воркшопов или небольших консалтинговых проектов. Мы рекомендуем компаниям проанализировать три аспекта.

Поиск выгод. Первым делом необходимо определить, в какой области бизнеса можно получить наибольший выигрыш от когнитивных разработок. Как правило, перспективны те виды деятельности, которые накапливают важные, полученные из анализа данных либо извлеченные из множества текстов знания, которые не удается использовать. Причины могут быть разными.

     Информационная «пробка». В некоторых случаях отсутствие значимых выводов вызвано пробкой в потоке информации; знания в организации есть, но нельзя сказать, где и какие. Например, в медицине знания часто замкнуты в пределах одной практики, одной кафедры или научного медицинского центра.

 Проблема масштаба. Бывает, что использование знаний сложно и дорого — например, когда для анализа приходится привлекать финансовых консультантов. Вот почему многие компании по инвестированию и управлению богатством сейчас предлагают «роботов-консультантов» на основе ИИ. По сути, это недорогие системы для решения рутинных финансовых вопросов.

В фармацевтической индустрии Pfizer с помощью Watson, разработанной IBM, ускоряется трудоемкий процесс поиска иммунопрепаратов в онкологии (это новый подход, который использует иммунную систему организма для борьбы с раковым заболеванием). Вывод на рынок одного иммунопрепарата может занять до 12 лет. Проанализировав имеющиеся публикации и накопленные в лабораториях Pfizer данные, Watson помогает выявить скрытые связи и закономерности. Благодаря этому ускоряется поиск возможных применений препарата, обнаруживаются перспективные комбинации лекарств, облегчается отбор пациентов.

     Недостаток мощностей. Наконец, компании могут столкнуться с потоком данных, проанализировать которые не под силу ни человеку, ни обычным ИТ. Возьмем поведение пользователей сети: данных море, но как их применить? Чтобы решить эту проблему, компании используют машинное самообучение, например, для таких задач, как персонализированная диджитал-реклама, или, как это сделали Cisco и IBM, создают десятки тысяч «моделей предрасположенности» (они определяют, какие товары человек скорее всего купит в будущем).

Определение сценариев применения. Вторая задача — разработать сценарии для оптимального использования когнитивных приложений. Задавайте вопросы вроде: какую роль в нашей стратегии сыграет решение этой проблемы? Насколько сложно будет реализовать предложенное решение с использованием ИИ — как технически, так и организационно? Превысит ли выгода от запуска приложения затраченные на него ресурсы? Разобрав все сценарии, их можно ранжировать по краткосрочной и долгосрочной ценности. Кроме того, надо учитывать, какие из них впоследствии могут быть интегрированы в более широкую платформу или стать частью когнитивных навыков организации, повышающих ее конкурентное преимущество.

Выбор технологии. Третья задача — понять, справятся ли предлагаемые инструменты ИИ с требуемой работой. Например, чат-боты и интеллектуальные агенты могут вас разочаровать, потому что пока большинство из них еще не могут сравниться с человеком в решении проблем, за исключением самых простых. Роботы справляются с несложными процедурами вроде выставления счетов, а более сложные могут, наоборот, замедлить. Самообучающиеся системы визуального распознавания в состоянии идентифицировать объект на фотографиях и видео, но требуют много размеченных данных и не всегда могут «понять» многоплановое изображение.

Рано или поздно когнитивные технологии изменят то, как компании ведут бизнес. Сегодня, однако, разумнее делать небольшие шаги и в то же время не забывать строить планы преобразования процессов в будущем. Возможно, со временем вам удастся переложить на ботов все взаимодействие с клиентами, но до поры до времени целесообразнее автоматизировать службу внутренней ИТ-поддержки. И это будет важным шагом к вашей конечной цели.

3. Запуск пилотных проектов

Бывает нелегко оценить размер разрыва между имеющимися у компании ресурсами и навыками в сфере ИИ и теми, что потребуют большие задачи. Поэтому перед тем, как пустить в ход когнитивные приложения по всему предприятию, стоит запустить пилотные проекты.

Пилоты, подтверждающие правильность подходов, особенно важны для инициатив с высоким потенциалом ценности для бизнеса и для тех, что позволяют организации тестировать сразу несколько технологий. Соблюдайте бдительность: иногда под влиянием поставщиков кто-то из руководителей затевает ненужный проект. Процесс запуска пилота должен быть строго регламентирован, ведь менеджмент и совет директоров сейчас испытывают прессинг: «надо внедрить что-нибудь когнитивное». Такие проекты часто проваливаются, что может существенно отсрочить программу ИИ в организации.

Если ваша фирма планирует запустить несколько пилотов, стоит задуматься о создании единого когнитивного центра. Так вы сделаете шаг к наращиванию ИИ-навыков внутри организации, и вам будет легче развить из небольших пилотных проектов более крупные, которые будут иметь бóльшее воздействие на бизнес. В Pfizer запустили более 60 когнитивных проектов; одни из них в стадии пилота, а другие уже запущены в промышленном масштабе.

Функция «глобальной автоматизации» в ИТ-отделе Becton Dickinson — компании, работающей в десятках стран, — курирует сразу несколько когнитивных пилотных проектов. Одни используют интеллектуальных цифровых агентов, другие — RPA (часть проектов выполняется в партнерстве с Глобальным центром обслуживания компании). Для управления внедрением и выявления перспективных объектов автоматизации используют технологические схемы, а направления, которые больше всего выиграют от ИИ, показаны на своеобразных «тепловых картах». Центр успешно внедрил интеллектуальных агентов в службу ИТ-поддержки, но пока не готов масштабировать систему — например, на полный цикл выполнения заказов.

Редизайн бизнес-процессов. С расширением когнитивных проектов рабочие процессы неизбежно будут меняться и потребуется точно определить, что делает робот, а что человек. В одних когнитивных системах 80% решений берут на себя машины, а 20% — люди; в других соотношение противоположное. Бизнес-процессы надо реорганизовывать так, чтобы люди и машины идеально дополняли друг друга.

Инвестиционная компания Vanguard, например, предлагает нового «Персонального консультанта» (PAS), сочетающего в себе автоматизированный и «человеческий» инвестиционный консалтинг. ИИ выполняет множество стандартных задач, в том числе собирает и перетряхивает портфели инвестиций, работает с налоговыми льготами и вычетами. Консультанты выступают в качестве инвестиционных тренеров, отвечают на вопросы, приучают инвесторов к «здоровому» финансовому поведению, поддерживая их, в том числе эмоционально. Компания нацеливает консультантов на понимание психологии финансовых решений. Использование PAS позволило привлечь под управление более $80 млрд активов, причем затраты оказались ниже, а удовлетворенность клиентов осталась высокой (см. врезку «Разделение труда: человек/машина»).

В отличие от Vanguard, многие компании не понимают, сколь важно переформатировать работу при внедрении когнитивной системы. Они просто автоматизируют готовые процессы, в частности методом RPA. И даже если им удается быстро реализовать проект и добиться окупаемости инвестиций, они упускают возможность воспользоваться всеми преимуществами ИИ и значительно улучшить свои процессы.

Переосмыслить работу с внедрением ИИ помогают принципы дизайнерского мышления, такие как понимание потребностей клиента или конечного пользователя; подключение к разработке сотрудников, деятельность которых будет реструктурирована; переход к проектированию с множеством черновых вариантов. Лучше одновременно с проектированием вести учет когнитивных технологий. Большинство когнитивных проектов также подходят для итеративного и адаптивного (agile) подхода к разработке.

4. Масштабирование

Многие организации успешно справились с когнитивным пилотом, но столкнулись с трудностями на этапе развертывания проекта. Для серьезного масштабирования нужен проработанный план, в создании которого должны участвовать как ИТ-специалисты, так и эксперты по тем бизнес-процессам, которые предстоит автоматизировать. Поскольку когнитивные технологии, как правило, решают отдельные задачи, но не берут на себя весь процесс, в ходе развертывания потребуется увязать работу автомата с действующими процессами. Наши респонденты отмечали, что именно интеграция модуля ИИ с уже работающими системами была самой большой проблемой внедрения.

Если система строится на редкой технологии, это может застопорить проект. Убедитесь, что руководитель, ответственный за бизнес-процесс, обсуждает план масштабирования с ИТ-отделом: работа «в обход» профессионалов вряд ли будет успешной даже для относительно простых технологий, таких как RPA.

Медицинский страховщик Anthem внедряет когнитивные технологии параллельно с масштабной модернизацией. Компания решила не строить ИИ-приложения на старой ИТ-инфраструктуре, а пересмотреть заодно и ее, чтобы максимизировать ценность ИИ и снизить стоимость разработки и интеграции. По словам ИТ-директора Тома Миллера, компания перестраивает бизнес-процессы, чтобы «когнитивные технологии вывели ее на новый уровень».

Сеть фэшн-ритейла США начала применять машинное самообучение в небольшой части магазинов: для товарных рекомендаций в онлайне, для расчета и оперативного пополнения запасов и — что самое сложное — для закупок товаров. И закупщики, которые всегда делали заказы «интуитивно», почувствовав угрозу со стороны ИИ, стали говорить: «Если вы доверяете роботу, зачем вам мы?». После запуска пилотного проекта они пришли к директору по закупкам и попросили прекратить программу. Однако директор отметил, что результаты обнадеживают, и дал добро на расширение проекта. Он заверил закупщиков, что освободит их от некоторых товароведческих задач, чтобы они могли взять на себя более важную работу, которую люди делают лучше машин: понять запросы молодежи или задать планы изготовителям одежды. В то же время он признал, что новым методам работы придется поучиться.

На этапе масштабирования в первую очередь надо думать о повышении продуктивности — например, о росте числа клиентов и сделок без привлечения дополнительного персонала. Компании, которые обосновывали свои инвестиции в ИИ сокращением штата, в идеале должны достигать этой цели за счет обычного оттока персонала или ликвидации аутсорсинга.

Будущее когнитивных компаний

Наши опросы показали, что менеджеры радужно смотрят на перспективы когнитивных технологий. Пока успехи довольно скромны, но мы верим, что ИИ суждено преобразовать работу. Компании, которые сейчас постепенно внедряют когнитивные технологии и одновременно строят амбициозные планы, окажутся в выигрыше как первопроходцы.

За счет применения искусственного интеллекта информационно емкие области: маркетинг, медицина, финансовые и юридические услуги, образование — могут стать и более ценными, и менее затратными для общества. Рутинные процессы и контроль за простыми операциями вроде ответов на типичные вопросы или извлечения данных из бесконечного потока документов можно будет отдать на откуп машинам. Когнитивные технологии послужат катализатором и для других ресурсоемких отраслей, в том числе беспилотных автомобилей, интернета вещей, мобильных и многоканальных приложений.

Один из главных нынешних страхов — в том, что когнитивные технологии оставят тысячи людей без работы. Действительно, ряд профессий, вероятно, уйдет в прошлое. Однако большинству работников сейчас бояться совершенно нечего. Когнитивные системы могут выполнять отдельные задачи, но не всю работу. Потери рабочих мест пока не превышают естественного оттока работников. В тех компаниях, которые мы наблюдали, просто не заменяли уволившихся либо автоматизировали процессы, прежде отдаваемые на аутсорсинг. Когнитивные системы берут на себя одну операцию из широкого арсенала специалиста, либо же делают нечто в принципе неподвластное человеку (например, анализ больших данных).

Многие управленцы привержены стратегии интеграции человека и машины, а вовсе не вытеснения человека. В ходе нашего опроса только 22% руководителей сочли сокращение персонала основным преимуществом ИИ.

Мы считаем, что каждая крупная компания должна исследовать когнитивные технологии. Этот путь не будет легким, и на нем не стоит игнорировать проблемы вытеснения рабочей силы и создание этики умных машин. Но при правильном планировании и развитии когнитивные технологии способны привести нас к золотому веку высокой производительности, удовлетворенности работой и процветания.

Об авторах

Томас Дейвенпорт (Thomas Davenport) — почетный профессор ИТ и менеджмента в Бэбсон-колледже, исследователь цифровой экономики Массачусетского технологического университета и старший советник Deloitte Analytics.

Раджив Ронанки (Rajeev Ronanki) — директор Deloitte Consulting; возглавляет направление когнитивных вычислений и инновационных практик в здравоохранении. Некоторые из компаний, упомянутых в этой статье, являются клиентами Deloitte.

Когнитивный сдвиг | Психология вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Показатель


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Когнитивный сдвиг (не путать с когнитивным сдвигом, общий термин терапии / медитации) — это психологическое явление, с которым чаще всего сталкиваются люди, принимающие психоделические препараты или страдающие психическими расстройствами, такими как шизофрения или биполярное расстройство (также известный как маниакально-депрессивный синдром).Во время когнитивного сдвига человек испытывает изменение в том, как его сознательный разум и бессознательный разум взаимодействуют друг с другом. Результатом может быть широкий спектр чувств, от эйфории до паники.

Общая причина []

Когнитивный сдвиг может происходить с помощью или без помощи принимаемых извне психоактивных веществ, таких как ЛСД, пейот или другие психоактивные препараты. Религиозные мистические переживания часто описываются как внезапный сдвиг одной или другой когнитивной функции, например, в трудах Уильяма Джеймса.

Традиционная психология []

Когнитивный сдвиг (в развитии психологии) — это также термин, который относится к пониманию того, что мысли (то есть познания) играют ключевую роль в эмоциональном состоянии и действиях (поведении) человека. Более ранние поведенческие психологи выдвинули гипотезу о том, что люди — это пустые сосуды, и новый опыт будет создаваться путем многократного воздействия и / или вознаграждения в отношении определенных вещей (например, заучивания таблиц умножения наизусть).

Однако когнитивный сдвиг продемонстрировал, что мысли также играют целостный процесс. Ключевой эксперимент поместил крысу в круговой лабиринт, и после вращения лабиринта крыса могла использовать указатели по комнате, чтобы найти пищу в качестве награды. Это говорит о том, что крыса использовала внутренние познания, чтобы повлиять на свое поведение и получить вознаграждение.

Также тот факт, что дети, изучая язык, часто и довольно внезапно начинают применять правила, которые они выучили, к новым фразам, например, говоря: «Я выпил весь свой напиток» после того, как узнал «Я съел всю свою еду» «.Обычно это происходит без предварительного обучения этим правилам и, таким образом, демонстрирует ключевую роль познания с точки зрения обучения.

См. Также []

Список литературы []

Перемещение — когнитивные способности

Что такое когнитивный сдвиг?

Когнитивное смещение — это способность мозга адаптировать ваше поведение и мысли к новым, изменяющимся или неожиданным событиям . Другими словами, переключение — это способность увидеть, что то, что вы делаете, не работает, и внести соответствующие изменения в , адаптироваться к новым ситуациям .

Психические сдвиги являются основным компонентом когнитивной гибкости и настолько тесно связаны между собой, что их часто называют одним и тем же понятием. Однако когнитивная гибкость относится к способности адаптироваться к изменениям, в то время как умственные сдвиги — это процесс , который позволяет адаптироваться к изменениям.

Сдвиг играет важную роль в обучении и решении проблем . Это позволяет вам выбрать стратегию и реализовать ее, чтобы адаптироваться к изменяющейся ситуации, в которой вы оказались.Он помогает собирать информацию из окружающей среды и гибко и эффективно реагировать на нее, адаптируя ваше поведение к изменениям, которых требует ситуация.

Характеристики человека с сильным когнитивным сдвигом могут быть следующими: :

  • Хороший умственный сдвиг позволяет быстро адаптироваться к изменениям или новым ситуациям.
  • Когнитивная гибкость помогает выдерживать изменения , которые могут произойти при решении проблем или выполнении задачи.Это позволяет создавать альтернативные решения.
  • Люди с хорошей когнитивной способностью легко могут переходить от одного вида деятельности к другому и знают, как правильно вести себя в любой ситуации.
  • Они могут захватывать различные измерения реальности, видеть с разных точек зрения и распознавать скрытые взаимосвязи, что позволяет им легко находить разные решения одной и той же проблемы.
  • Люди с гибкостью ума могут лучше переносить ошибки и изменения, , способны думать о ситуации с точки зрения другого человека и легко находят компромиссы.

Когнитивное переключение и умственная гибкость — две из основных высших когнитивных функций в метапознании, а составляют часть наших исполнительных функций . Управленческие функции — важнейшая составляющая успеха и правильного развития как в школе, так и в повседневной жизни. Он позволяет вам ставить цели, планировать и выполнять план , контролировать свои собственные действия и корректировать свое поведение в зависимости от результатов.

Когнитивная гибкость связана с гибким интеллектом , плавным рассуждением и способностью решать проблемы легко и эффективно.

Правильный умственный сдвиг и когнитивная гибкость позволяют вам, думать о других идеях, ценностях и способах мышления, которые помогут понять точки зрения других людей и ценить мнения других. Вот почему умственная гибкость сильно связана с эмпатией и социальным взаимодействием.

Развитие когнитивных сдвигов и умственной гибкости

Когнитивные сдвиги, как и языковые или моторные навыки, — это когнитивные навыки, требующие использования процессов развития и созревания мозга. Когнитивное переключение обычно полностью развивается к 20 годам.

Когнитивная гибкость и смещение зависит от префронтальной доли мозга , которая является структурой мозга, которая дольше всего созревает. Возможно, вы заметили, что дети склонны к нетерпению, расстраиваются, когда сталкиваются с изменением распорядка, и склонны устраивать истерики. Все эти формы поведения можно объяснить их плохой умственной гибкостью и когнитивными сдвигами, поскольку они все еще находятся на ранних стадиях развития и еще не полностью созрели.

Примеры когнитивного сдвига и умственной гибкости

С момента пробуждения до момента отхода ко сну вы почти постоянно используете свою когнитивную гибкость и умственные сдвиги. Как вы можете увидеть когнитивные сдвиги в своей повседневной жизни ?

  • Один из примеров — когда вы собираетесь завтракать и понимаете, что молока не осталось. Что вы делаете? Вы злитесь и ходите в школу или на работу без еды? Вы ходите в кафе и едите там? У вас есть еще что-нибудь на завтрак? Когнитивное переключение позволяет вам думать о других вариантах, когда ваш первоначальный план изменяется неожиданным изменением.
  • Если ваш хороший друг перестает с вами разговаривать, гибкость ума помогает вам подумать, почему это может быть. Это позволяет вам подумать о том, что произошло, и найти возможную причину, по которой они могут не разговаривать с вами. Если вы можете думать о вещах с точки зрения других людей, это поможет вам поставить себя в их ситуацию и подумать о том, что могло произойти.
  • Вы всегда идете на работу одним и тем же маршрутом. Однажды идет проливной дождь, и вы знаете, что движение будет длиться много миль.Что вы делаете? Вы можете сесть на поезд, вы можете выйти из дома пораньше и попытаться опередить поток машин, или вы можете воспользоваться другим общественным транспортом в надежде, что вы доберетесь до работы раньше. Ваши первоначальные планы или распорядок были изменены неожиданной ситуацией, но ваша когнитивная гибкость и подвижность позволяют вам думать о возможных альтернативных решениях, которые помогут вам приступить к работе вовремя. Вам придется использовать те же способности, что и при принятии решения: опыт, ожидания, мотивацию, знания и эмоции.
  • Если вы позвоните в дверной звонок, и никто не откроет дверь, вы сделаете вывод, что никого нет дома, вместо того, чтобы продолжать звонить в дверной звонок в пустой дом. Способность понять это и найти другое решение — еще один пример умственной гибкости. Вы начинаете искать другие способы связи: звонить человеку, чтобы узнать, где он сейчас и вернется ли он в ближайшее время.

Когнитивная ригидность: низкая когнитивная гибкость и психические сдвиги

Что такое когнитивная ригидность? Когнитивная ригидность — следствие недостатка умственной гибкости.Это можно определить как неспособность изменить поведение или убеждения , когда они неэффективны для достижения вашей цели. Когнитивная ригидность может вызывать изменения в регуляции поведения, создавая неэффективные модели поведения.

Если бы вас попросили произносить слова, начинающиеся с буквы «А», не имея возможности использовать собственные существительные, и единственное слово, которое вы могли бы придумать, было «Энтони», вы бы испытали когнитивную ригидность, как и вы не удалось создать альтернативы «Энтони».

Ощущение, которое вызывает это явление, — это ощущение «застрявшего» , не находящего выхода. Когнитивная ригидность может иметь негативные последствия в повседневной жизни, поскольку вы можете обнаружить, что часто возникают ситуации, требующие от вас создания альтернативных стратегий или решений.

Есть разные степени когнитивной гибкости или жесткости. В предыдущем примере была бы крайняя степень когнитивной ригидности, но другие случаи могут быть не такими ясными. Однако даже более низкая степень когнитивной ригидности, вероятно, прервет повседневную жизнь (когда ребенку трудно переходить от предмета к предмету, не забывая информацию).

Почему у некоторых людей когнитивная ригидность? Человеческий мозг любит стабильность и пытается избежать нестабильности, как только может. Кому-то с высокой степенью когнитивной ригидности может потребоваться приспособиться к изменениям в определенной ситуации, но он не сможет адаптировать свое поведение или образ мышления. Это нормально — с трудом приспосабливаться к изменениям, но людям с плохой умственной сменой будет намного труднее, чем кому-то другому.

Сохранение конкретно связано с когнитивной ригидностью , поскольку оно состоит из повторения действий, которые могли быть эффективными в других ситуациях или которые были запланированы, но не работают в текущей ситуации.

Расстройства или патологии, связанные с плохой когнитивной гибкостью и умственными сдвигами или психической ригидностью

Когнитивная ригидность часто встречается среди многих расстройств либо потому, что она напрямую влияет на когнитивную гибкость, либо потому, что изменяются функции мозга, используемые когнитивной гибкостью.

Когнитивная ригидность или ослабленное когнитивное переключение и умственная гибкость часто характерны для многих психоневрологических расстройств, таких как маленьких детей с нарушениями внимания , люди, перенесшие какую-либо черепно-мозговую травму (автомобильная авария, падение и т. Д.)), инсульт или комплексные расстройства, такие как Гиперактивное расстройство дефицита внимания (СДВГ), Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР), шизофрения , расстройство аутистического спектра (синдром Аспергера и аутизм), расстройства пищевого поведения (анорексия) nerviosa и bulemia nerviosa), люди с зависимостями, и многие другие.

Пожилые люди часто страдают от проблем, связанных с умственным сдвигом и когнитивной гибкостью .Старение мозга подразумевает функциональные и физические изменения в мозге, которые ухудшают обработку и когнитивные способности мозга.

Инструменты или тесты для оценки когнитивных сдвигов или психической ригидности

Оценка когнитивных сдвигов может быть полезна в различных сферах деятельности, таких как медицина, учеба, профессионалы или обучение.

Процесс психического или когнитивного сдвига можно оценить и измерить с помощью полного нейропсихологического обследования .Подтвержденные оценки CogniFit позволяют надежно оценивать широкий спектр когнитивных навыков, включая когнитивные сдвиги.

Для конкретной оценки когнитивного сдвига программа CogniFit использует множество проверенных задач, которые помогают точно оценить способность пользователя адаптироваться к изменениям окружающей среды. Эти задачи основаны на классическом тесте Stroop and Wisconsin Card Sorting Test (WCST).

  • Тест синхронизации UPDA-SHIF: на экране появится движущийся мяч.Пользователь должен будет следить за мячом своим курсором как можно более внимательно и точно.
  • Тест на одновременность DIAT-SHIF: пользователь должен как можно тщательнее следить за случайно движущимся мячом, обращая внимание на слова, которые появляются в центре экрана. Когда слово в середине экрана соответствует цвету, которым оно написано, пользователь должен дать ответ. Эта деятельность требует, чтобы пользователь приспосабливался к изменениям, вызывал соответствующие реакции и мог одновременно использовать умственные сдвиги и зрительные способности.
  • Тест на невнимательность FOCU-SHIF: в каждом углу экрана появится световой сигнал. Пользователь должен будет нажимать желтые огни как можно быстрее и избегать нажатия на красные огни.

Помимо умственного переключения, эти задания также помогут вам оценить время реакции, зрительно-моторную координацию, переключение и торможение.

Как можно улучшить когнитивное переключение?

Как и любую другую когнитивную способность, умственное переключение можно тренировать, изучать и улучшать , и CogniFit может в этом помочь.

Батарея упражнений для когнитивной стимуляции от CogniFit позволяет тренировать основные когнитивные навыки и исполнительные функции.

Программа когнитивной стимуляции от CogniFit была создана группой ученых и когнитивных психологов, изучающих нейропластичность и нейрогенез. Запатентованная система от CogniFit впервые оценивает умственные сдвиги и другие фундаментальные когнитивные функции. Программа собирает данные, собранные в результате оценки, и автоматически создает полную персонализированную программу когнитивной тренировки, предназначенную для улучшения когнитивного переключения и других исполнительных функций.

Сложный и последовательный режим тренировки мозга — лучший способ улучшить управляющие функции и умственные процессы, используемые при когнитивном переключении. CogniFit — это инструмент, используемый научным сообществом, школами и медицинскими центрами по всему миру. Все, что вам нужно, 15 минут в день 2–3 раза в неделю .

Эта программа доступна онлайн и подходит для взрослых и детей от 7 лет. Упражнения представлены как веселые и занимательные игры для мозга, в которые можно играть на мобильных устройствах и компьютерах.После каждого сеанса CogniFit будет предоставлять подробный график с когнитивным когнитивным прогрессом пользователя, что позволяет легко оставаться на правильном пути.

Amazon.com: Cognitive Shift: Growing Your Capacity через уверенность Электронная книга: Kallen, Kenneth, Paoli, Carl: Kindle Store

«Когнитивный сдвиг» Кенни Каллена — это рост ваших способностей и силы. Сила — это наша способность преодолевать трудности. Чем мы сильнее, тем тяжелее нас убить.Однако для того, чтобы и дальше наращивать наши возможности, нам нужна уверенность. Уверенность помогла мне преодолеть:
— Страх
— Беспокойство
— Депрессию
— Промедление и
— Ожирение

Уверенность — это все, что нам нужно для осуществления наших желаний в этой жизни. Однако нам нужен процесс, чтобы обрести уверенность. Мы не можем рассчитывать на то, что он просто появится тогда, когда нам это нужно. Я знаю, что мой метод работает, потому что я лично использовал его, чтобы преодолеть все, о чем упоминал. Кроме того, потому что я тренировал девять китайских олимпийцев по лыжному хафпайпу.Несмотря на то, что я не говорю по-китайски и плохо разбираюсь в лыжах, с помощью моей системы мы поместили трех спортсменов в десятку лучших в мире в своем виде спорта.

Когнитивный сдвиг — это то, что я называю моментом «A-HA». Это тот момент, когда что-то меняется в вашем образе мышления, и вы можете перейти на следующий уровень, совершить новое движение, получить новый пиар. Ваши глаза загораются от волнения. Это те моменты, которыми я жил, работая тренером.

С помощью этой книги я помогу вам внести в вашу жизнь больше познавательных сдвигов.Я показываю, как использовать науку, интуицию и радость для борьбы со стрессом, повышения энергии, адаптации и мотивации. Я хочу, чтобы вы сконцентрировались и сконцентрировались на творчестве, покончив с откладыванием на потом, чтобы вы могли каждый день проживать свой идеальный день.

Эта книга — мой процесс. Это то, что у меня сработало. Попробуйте сами. Посмотрите, что вам подходит. Сохраняйте то, что вам нравится. Избавьтесь от всего остального. Проявлять себя!

КЕННИ КАЛЛЕН (KENNY KALLEN) — спортсмен и участник соревнований на протяжении всей жизни с огромной страстью к коучингу и обучению.В настоящее время он живет в Санта-Монике со своей женой и кошкой Ашей. У него есть частный тренерский опыт, а также он преподает в Национальном институте персональной подготовки, преподает курс сертифицированного личного тренера NASM и другие продвинутые курсы.

Когнитивный сдвиг — UConn Today

В Университете штата Коннектикут наука о мозге предназначена не только для профессоров, но и для студентов, таких как Эллисон Фитч ’13 (CLAS), чье оригинальное исследование выявило ключевые компоненты того, как дети могут вырасти после диагноза аутизм.Все это часть набирающего обороты когнитивной науки, когда люди спрашивают: как на самом деле работает наш мозг?

Будучи второкурсником, изучающим психологию и человеческое развитие, Эллисон Фитч ’13 (CLAS) поняла, что, если она хочет получить диплом по психологии, ей придется потратить как минимум два года на исследования в бакалавриате.

Эллисон Фитч ’13 (CLAS) представляет свою работу на ежегодном собрании Общества когнитивных наук в Пасадене, Калифорния, в июле 2015 года.(Фото любезно предоставлено Эллисон Фитч)

Она не была уверена, что ей это понравится, но ее заинтриговала работа Инге-Мари Эйгсти, доцента психологии, чья работа была сосредоточена на том, как у некоторых подростков диагностировали аутизм в раннем возрасте. детство достигло «оптимальных результатов», эффективно избавившись от своих симптомов. Работа основана на новаторских исследованиях заслуженного профессора Деборы Фейн из попечительского совета Университета Конна в рамках финансируемого Национальным институтом психического здоровья проекта «Оптимальные результаты».

Fitch также было привлечено к исследованию по более личным причинам. Она выросла с младшим братом, который не начинал говорить, пока ему не исполнилось почти четыре года, и ему было любопытно узнать больше о взаимосвязи между коммуникацией и когнитивной функцией: концепция, которая в конечном итоге сформировала ее карьеру.

Большое изображение и маленькое изображение

Fitch начало расшифровку видеозаписей и регистрацию поведенческих данных в рамках исследовательской группы когнитивных исследований Эйгшти.Ее работа заключалась в том, чтобы записывать количество слов, которые молодые испытуемые использовали для словесного описания картин маслом, находясь под «когнитивной нагрузкой» — научный термин, обозначающий многозадачность, что в данном случае означало, что дети во время разговора нажимают на клавиатуру компьютера указательным пальцем.

Она начала замечать закономерность, в которой не учитывался подсчет слов. Казалось, что дети делятся на две категории: те, кто сосредоточен почти исключительно на мелких деталях картин, и те, кто рассматривает их как общие образы или сцены.И это заставило ее задуматься, как такое расстройство мозга, как аутизм, может повлиять на понимание человеком деталей, поэтому она спросила Эйгсти, может ли она использовать данные для разработки собственного исследования.

Эйгсти согласился, и Fitch далее показало, что дети, которые преодолели свой диагноз аутизма, были похожи на обычно развивающихся детей в распознавании общей картины, глядя на искусство, в то время как дети с аутизмом больше интересовались мелкими деталями. Это подтверждение теории Фейна предполагает, что преодоление диагноза аутизма требует изменений на уровне когнитивной обработки.

В результате ее работы у Fitch возникла страсть к исследованиям. Она также получила приглашение рассказать о своих открытиях на Международном совещании по исследованию аутизма в Испании и опубликовала рецензируемую статью в качестве первого автора, что является редким достижением для студентов.

«Эта фантастическая студентка взяла на себя смелость спросить, может ли она самостоятельно заниматься работой, которая дополняет данные, показывающие, как дети с аутизмом, как правило, сосредотачиваются на деталях вещей и действительно с трудом понимают и выражают более широкую картину», — говорит Eigsti.

По ее словам, работа Fitch имеет решающее значение для образовательной среды. Например, учитель, назначающий отчет по книге, будет знать, что ребенку с аутизмом понадобится дополнительная помощь в понимании задания в целом, но, вероятно, ему не потребуется так много помощи на каждом этапе.

«То, что сделала Элли, имеет огромное клиническое значение, — говорит Эйгсти.

Новый инструмент исследования

В рамках второй фазы исследования «Оптимальные результаты» Эйгсти и ее команда студентов сейчас работают над тем, чтобы лучше понять механические изменения в мозге, связанные с познанием, которые происходят у детей, которые по мере взросления теряют симптомы аутизма.Они также будут изучать жесты и другие формы невербального общения у детей с расстройствами аутистического спектра; и рассмотрим, как трудности с обобщениями влияют на поведение и обучение детей.

Инге-Мари Эйгсти, адъюнкт-профессор психологии, с новым фМРТ в здании Philips Communication Sciences Building. Исследование Эйгсти сосредотачивается на том, как некоторые подростки с диагнозом аутизм в раннем детстве эффективно избавляются от своих симптомов. (Питер Моренус / UConn Photo)

Работая с профессором психологии Эдвардом Ларджем, Эйгсти также исследует, как аутизм и навыки ученых влияют на познание музыки — область, о которой очень мало известно.

В этих проектах будет использоваться усовершенствованный аппарат для функциональной магнитно-резонансной томографии мозга (ФМРТ), который UConn приобрел в начале этого года, который показывает в реальном времени, какие части мозга задействованы в когнитивных задачах. Сканер является центральным элементом недавно созданного Исследовательского центра визуализации мозга при Колледже свободных искусств и наук.

Финансируемый за счет грантов почти на 10 миллионов долларов и развивающийся более трех лет, Центр является результатом плана UConn Academic Vision, в котором говорится о стремлении университета к совершенству в области высшего образования, последипломного образования, преподавания, участия и исследований.

Создание университета штата Коннектикут и Колледжа свободных искусств и наук в качестве центра изучения языка и познания также было частью этого плана — что, по словам Fitch, она имела возможность испытать еще до того, как этот план был полностью реализован.

Fitch перешло в Университет штата Коннектикут на втором курсе из-за возможностей, которые университет предлагал студентам, особенно в проведении исследований, которые не были доступны где-либо еще.

Сейчас она уже третий год работает над докторской степенью в области развития и наук о мозге в Массачусетском университете в Бостоне, и она связывает свой успех с теми первыми днями в Университете штата Коннектикут, когда она начала заниматься исследованиями.

«Получить согласие на проведение собственного исследования, когда меня попросили выступить на международной конференции… сначала все это было очень пугающе», — вспоминает Fitch. «Но потом я понял:« Эти люди что-то видят во мне ».

«Познание мозга — такая увлекательная и важная область, — добавляет она, — и я к этому привела, будучи студенткой Калифорнийского университета».

Когнитивная гибкость — обзор

Когнитивная гибкость

Когнитивная гибкость (также называемая «переключением») относится к нашей способности переключаться между различными ментальными установками, задачами или стратегиями (Diamond, 2013; Miyake & Friedman, 2012).В лаборатории когнитивную гибкость обычно исследуют с использованием парадигм переключения задач (обзор см. В Kiesel et al., 2010; Vandierendonck, Liefooghe, & Verbruggen, 2010). В этой парадигме участники должны чередоваться между двумя или более задачами. Переключение с одной задачи на другую требует определенных когнитивных затрат. Эта стоимость измеряется «стоимостью переключения», представляющей разницу в производительности (время реакции и / или частоту ошибок) между переключением задач и повторением задач (Jersild, 1927; Spector & Biederman, 1976; Vandierendonck et al., 2010). Можно выделить два различных типа затрат на коммутатор: глобальные и локальные затраты на коммутатор. Стоимость глобального переключения 1 относится к разнице в производительности между чистыми блоками (т. Е. Блоком, включающим повторение одной единственной задачи; AAAA или BBBB) и смешанными блоками (т. Е. Блоком, включающим чередование двух задач; ABABAB). Напротив, затраты на локальное переключение соответствуют конкретной разнице между испытаниями с повторением задач и испытаниями с переключением задач в смешанных блоках. В частности, затраты на локальное переключение измеряются путем сравнения производительности переходов A A и B B (испытания повторения задачи) с производительностью переходов B A и A B (испытания переключения задач) в смешанный блок, такой как AABBAABB (e.г., Кизель и др., 2010; Крей и Линденбергер, 2000; Mayr, 2001; Vandierendonck et al., 2010). Для измерения когнитивной гибкости затраты на локальные коммутаторы в настоящее время предпочтительнее затрат на глобальные коммутаторы, поскольку на стоимость глобального коммутатора также влияет разница в нагрузке на рабочую память между обоими блоками (Kiesel et al., 2010; Vandierendonck et al., 2010). Наконец, асимметричная стоимость переключения обычно наблюдается в парадигмах переключения задач, когда две задачи связаны с разными уровнями сложности.То есть стоимость переключения выше при переключении от сложной задачи к более легкой, чем наоборот, что приводит к более высоким затратам на переключение для простой задачи (например, Monsell, Yeung, & Azuma, 2000; Wylie & Allport, 2000).

В числовой области во многих исследованиях изучалась связь между когнитивной гибкостью и математическими способностями у детей (см. Главу Гилмора и Крэгга). Здесь предполагается, что когнитивная гибкость необходима в математической работе для поддержки переключения между различными операциями, такими как, например, переключение между сложением и вычитанием.Также предполагалось, что необходима гибкость для переключения между различными стратегиями, например, для переключения между стратегиями поиска, декомпозиции или преобразования при решении арифметических задач (например, Bull & Lee, 2014; Bull & Scerif, 2001; Toll, Van дер Вен, Крезберген и Ван Луит, 2011). Для более конкретного взгляда на роль гибкости при переключении между стратегиями в последовательных испытаниях мы отсылаем заинтересованного читателя к главе 7.

Мы согласны с этой литературой, что решение такой проблемы, как «3 + 4 — 2», однозначно подразумевает переключение. между арифметическими операциями.Однако фактические когнитивные издержки, связанные с этим переключением, неясны. Является ли соотношение между стоимостью переключения и арифметической операцией одинаковым в зависимости от типа выполненного перехода? Например, стоит ли переключатель при переключении между сложением и вычитанием такое же значение, как и при переключении между сложением и умножением? Как ни странно, насколько нам известно, такая информация в настоящее время отсутствует. Следовательно, вопрос о том, как именно гибкость соотносится с арифметической производительностью, остается в значительной степени без ответа.

Исследователи, интересующиеся когнитивной гибкостью, иногда использовали арифметические операции для изучения особенностей переключения задач (например, Baddeley, Chincotta, & Adlam, 2001; Ellefson, Shapiro, & Chater, 2006; Jersild, 1927; Rubinstein, Meyer, & Evans. , 2001). Например, Ellefson et al. (2006) использовали сложения и вычитания для исследования изменений стоимости асимметричного переключателя. Учитывая, что решение сложений проще, чем решение вычитаний, для сложений ожидались более высокие глобальные и локальные затраты на переключение по сравнению с вычитаниями.Удивительно, но Ellefson et al. (2006) наблюдали иную картину результатов у детей, чем у молодых людей. Как и ожидалось, дети показали асимметричные затраты на переключение с более высокими затратами на переключение для сложений, чем для вычитаний (т. Е. Стоимость переключения более важна при переключении с вычитаний на сложения, чем наоборот). С другой стороны, молодые люди продемонстрировали глобальные и местные затраты на переключение без какой-либо асимметрии. По-видимому, это различие в развитии было характерно для арифметических операций, поскольку не наблюдалось, когда одни и те же участники переключались между соответствующими фигурами по цвету или форме.Здесь и дети, и молодые люди показали типичные асимметричные затраты на переключение. Чтобы объяснить такую ​​картину результатов, Ellefson et al. (2006) предположили, что уровень осведомленности о задачах меняется в процессе разработки арифметических операций, что может влиять на стоимость переключения (например, Meuter & Allport, 1999; Yeung & Monsell, 2003). В отличие от детей, молодые люди имеют больше опыта и практики сложения и вычитания, что делает обе эти операции хорошо знакомыми, что приводит к отсутствию асимметричной стоимости переключения (Ellefson et al., 2006).

В качестве альтернативы исследователи, интересующиеся числовым познанием, действительно использовали парадигму переключения задач для изучения взаимосвязи между арифметическими операциями (например, каким образом различные арифметические операции мешают друг другу или облегчают друг друга; см. Следующий раздел) (например, Miller & Паредес, 1990; Збродофф и Логан, 1986). Например, Миллер и Паредес (1990) исследовали взаимовлияние умножения и сложения с помощью парадигмы переключения задач. Участники решали арифметические задачи в чистых блоках (содержащих только сложения или только умножения) и в смешанных блоках (переключение между сложениями и умножениями).Наблюдалась глобальная стоимость переключения: сложение и умножение решались быстрее в чистых блоках, чем в смешанных. Возникла еще одна интересная закономерность. В чистых блоках сложения решались быстрее, чем умножения. В смешанных блоках, однако, наблюдалась обратная картина с более быстрым умножением, чем сложением. Было дано объяснение развития. В процессе развития сложения изучаются раньше, чем умножения. Поскольку сети сложения и умножения взаимосвязаны в памяти, ранее изученные сложения должны быть запрещены, чтобы предотвратить вмешательство в обучение умножению (например,g., запрещая 5 в качестве ответа при обучении 2 × 3). Это торможение будет сохраняться и в зрелом возрасте, когда для успешного выполнения задач необходимо активировать обе сети, например, смешанные блоки (Miller & Paredes, 1990). Кэмпбелл и Арбутнотт (2010) более подробно исследовали природу сложений и умножений, связанных со смешением затрат на переключение. Поступая таким образом, они воспроизвели результаты, наблюдаемые Миллером и Паредесом (1990), смешивая сложение и умножение и обнаруживая более высокую стоимость глобального переключения для сложения, чем для умножения.Они утверждали, что это открытие связано не с порядком обучения арифметическим операциям, а с эффектом асимметричных затрат на переключение, наблюдаемых при переключении задач. Учитывая, что сложения обычно решаются быстрее и с меньшим количеством ошибок, чем умножения (например, Campbell & Arbuthnott, 2010; Campbell & Xue, 2001; Campbell, 1994), более высокая стоимость переключения для сложений просто отражает более важные затраты на более простую задачу, когда переключение связано с задачами различной сложности (Campbell & Arbuthnott, 2010).

Хотя часто предполагается связь между гибкостью и арифметическими способностями, обзор литературы несколько удивительно показал, что эта связь не является твердо эмпирически установленной. Существует серьезная нехватка исследований, непосредственно посвященных вопросу о переключении между арифметическими операциями (но см. Campbell & Arbuthnott, 2010), что затрудняет получение убедительных выводов. Основываясь на вышеупомянутых исследованиях, значение стоимости переключения между арифметическими операциями, по-видимому, зависит от типа арифметической операции (умножение, сложение, вычитание, деление).Однако, чтобы лучше понять роль асимметричных затрат на переключение, арифметические задачи могут быть дополнены независимыми измерениями сложности каждой арифметической операции отдельно. Кроме того, поскольку на стоимость переключения, по-видимому, влияет знакомство с задачами, в процессе разработки могут быть получены различные модели результатов (например, Ellefson et al., 2006). Другой нерешенный вопрос заключается в том, полностью ли смешаны затраты на переключение, связанные с арифметическими операциями, с затратами на переключение между другими типами информации.Представляет ли человек, представляющий большие затраты при переключении между сложением и вычитанием, также большие затраты при переключении между другими измерениями (например, цвет-форма). Наблюдение за тем, что молодые люди демонстрировали разные модели результатов для арифметики и для переключателей «цвет – форма» (Ellefson et al., 2006), может быть первым признаком того, что переключение между арифметическими процессами является специфическим для области, а не для общей области. Если бы это было так, то как стоимость локального переключения в арифметической и неарифметической областях предсказывала бы более общие характеристики в математике? Как указано ниже, вопрос специфичности предметной области также поднимается относительно связи между арифметическими операциями и ингибированием исполнительной функции (например,г., Гилмор и Крэгг, этот выпуск).

Расширение возможностей за счет уверенности Кеннет Каллен

«Когнитивный сдвиг» Кенни Каллена — это рост ваших способностей и ваших сил. Сила — это наша способность преодолевать трудности. Чем мы сильнее, тем тяжелее нас убить. Однако для того, чтобы и дальше наращивать наши возможности, нам нужна уверенность. Уверенность помогла мне преодолеть:
— Страх
— Беспокойство
— Депрессия
— Промедление и
— Ожирение

Уверенность — это все, что нам нужно для

«Когнитивного сдвига» Кенни Каллена — это рост ваших способностей и силы .Сила — это наша способность преодолевать трудности. Чем мы сильнее, тем тяжелее нас убить. Однако для того, чтобы и дальше наращивать наши возможности, нам нужна уверенность. Уверенность помогла мне преодолеть:
— Страх
— Беспокойство
— Депрессию
— Промедление и
— Ожирение

Уверенность — это все, что нам нужно для осуществления наших желаний в этой жизни. Однако нам нужен процесс, чтобы обрести уверенность. Мы не можем рассчитывать на то, что он просто появится тогда, когда нам это нужно. Я знаю, что мой метод работает, потому что я лично использовал его, чтобы преодолеть все, о чем упоминал.Кроме того, потому что я тренировал девять китайских олимпийцев по лыжному хафпайпу. Несмотря на то, что я не говорю по-китайски и плохо разбираюсь в лыжах, с помощью моей системы мы поместили трех спортсменов в десятку лучших в мире в своем виде спорта.

Когнитивный сдвиг — это то, что я называю моментом «A-HA». Это тот момент, когда что-то меняется в вашем образе мышления, и вы можете перейти на следующий уровень, совершить новое движение, получить новый пиар. Ваши глаза загораются от волнения. Это те моменты, которыми я жил, работая тренером.

С помощью этой книги я помогу вам внести в вашу жизнь больше познавательных сдвигов. Я показываю, как использовать науку, интуицию и радость для борьбы со стрессом, повышения энергии, адаптации и мотивации. Я хочу, чтобы вы сконцентрировались и сконцентрировались на творчестве, покончив с откладыванием на потом, чтобы вы могли каждый день проживать свой идеальный день.

Эта книга — мой процесс. Это то, что у меня сработало. Попробуйте сами. Посмотрите, что вам подходит. Сохраняйте то, что вам нравится. Избавьтесь от всего остального. Проявлять себя!

КЕННИ КАЛЛЕН (KENNY KALLEN) — спортсмен и участник соревнований на протяжении всей жизни с огромной страстью к коучингу и обучению.В настоящее время он живет в Санта-Монике со своей женой и кошкой Ашей. У него есть частный тренерский опыт, а также он преподает в Национальном институте персональной подготовки, преподает курс сертифицированного личного тренера NASM и другие продвинутые курсы.

Когнитивный сдвиг

Термин «когнитивный сдвиг» используется для описания прорыва или личного осознания, которое включает в себя глубокое понимание. Это часто связано с изменением парадигмы; где некоторые стандартные средства обрамления жизненных событий заменяются новыми рамками или старый образ мышления резко расширяется или улучшается.Это также называют «эффектом обзора», потому что космонавты по-новому смотрят на Землю из космоса.

ОБЗОР

Эффект обзора, впервые описанный автором Фрэнком Уайтом в 1987 году, — это опыт, который меняет взгляд астронавтов на планету и место человечества на ней. Общие черты опыта — это чувство благоговения перед планетой, глубокое понимание взаимосвязи всего живого и обновленное чувство ответственности за заботу об окружающей среде.

«Обзор» — это короткометражный фильм, в котором исследуется это явление посредством интервью с пятью астронавтами, испытавшими эффект обзора. В фильме также представлены идеи комментаторов и мыслителей о более широких последствиях и важности этого понимания для общества и наших отношений с окружающей средой.

Термин «парадигма» используется для описания фундаментальных или преобладающих рамок, которые формируют наш образ мышления. Смена парадигмы — это изменение основы.Это часто также вызывает когнитивный сдвиг. Обе формы изменений связаны с сильными эмоциональными переживаниями, религиозными переживаниями и употреблением психоделических препаратов.

Сдвиги парадигм и когнитивные сдвиги также могут быть вызваны преднамеренно посредством интенсивного изучения, концентрации и медитации. Смена парадигмы часто включает изменение точки зрения или точки зрения. Первый шаг в изменении точки зрения — осознание нашей текущей точки зрения. В большинстве случаев, чем драматичнее смена точки зрения, тем драматичнее результаты.

Небольшое изменение точки зрения может решить проблему без каких-либо других серьезных изменений. Но резкое изменение точки зрения часто приводит к полному изменению парадигмы и связанному с ней когнитивному сдвигу. Одним из прекрасных примеров этого является изменение, которое мы отождествляем с Коперником, в переходе от парадигмы, согласно которой Земля была в центре Солнечной системы с Солнцем, вращающимся вокруг нас, к идее, что Солнце находится в центре, а Земля вращается вокруг Земли. Солнце. Эта полная инверсия или изменение точки зрения на 180 градусов случается редко, но может привести к полному изменению или сдвигу в мышлении.За инверсией Коперника последовал взрыв революционного научного мышления.

Полномасштабные инверсии Коперника трудно осуществить. Небольшие сдвиги в перспективе легче, и, как и в любой другой форме упражнений, способности можно формировать путем повторения и расширения границ. Повторение небольших сдвигов в точке зрения и попытки расширить это изменение каждый раз могут привести к некоторым интересным изменениям в мышлении и познании.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *