Содержание

Диссоциативное расстройство идентичности — лечение, консультации, помощь. Эмпатия

В результате смены одной личности на другую активная на данный момент личность не может вспомнить о том, что делала личность, которая была активна до «переключения».

Диссоциация, будучи механизмом психологической защиты, часто возникает как ответ на серьезные психологически травмы, случившиеся в детстве, на насилие физическое, сексуальное и эмоциональное. Рассматриваемое расстройство является крайним проявлением диссоциации, в результате чего человек оказывается защищен от избыточных эмоций, так как воспринимает произошедшее так, будто оно случилось не с ним самим, а с кем-то посторонним.

Симптомы

Стоит отметить, что диссоциативное расстройство никак не связано с шизофренией, однако зачастую бывает отягощено такими факторами, как депрессия, панические атаки, фобии, тревога, попытки самоубийства, расстройства питания и сна.

Для постановки диагноза согласно МКБ-10 (принятой в РФ классификации болезней), у больного должны наблюдаться следующие признаки:

  1. Единовременное проявление одной личности в конкретный момент при экзистенциональном присутствии двух или более разных личностей пациента.
  2. Каждой личности соответствует свой блок памяти, свои приоритетные ценности и поведенческие паттерны, а также способность время от времени полностью контролировать поступки пациента.
  3. Личность подчас не может вспомнить важные для нее события или информацию, что выходит за рамки обычных беспамятности или рассеянности.
  4. Признаки не являются следствием употребления психотропных веществ или расстройствами психического (например, эпилептического) характера.

По критериям DSM-IV-TR (используемое в США и других англоязычных странах руководство по психическим расстройствам), диагноз диссоциативного расстройства идентичности ставится при наличии четырех признаков:

  1. 1. Наличие двух или более различных идентичностей или персональных состояний, каждому из которых соответствует свое собственное восприятие реальности и собственная ментальность.
  2. 2. Как минимум две идентичности поочередно контролируют жизнедеятельность пациента.
  3. 3. Неспособность пациента удержать в памяти и вызвать важные воспоминания о себе, причем намного серьезнее и глубже, чем при обыкновенной забывчивости.
  4. 4. Подобные проявления не являются результатом злоупотребления алкоголем или наркотическими веществами, а также не могут быть соматическими проявлениями. В детском возрасте подобные признаки не должны быть элементами игры с воображаемым другом или другими фантазийными играми.

Кроме указанных выше основных симптомов диссоциативного расстройства идентичности пациенты могут ощущать тревогу и депрессивность. Подавленность может привести к попыткам самоубийства, вызвать физиологические нарушения, проблемы со сном. При диссоциации личность не может полностью абстрагироваться от реальности, человек продолжает оставаться самим собой, при этом количество других личностей способно множиться с течением времени. В неосознанной попытке защититься и отгородиться от стрессоров, каждый раз новых, больной формирует новые сущности, совершенно различные, с разными именами, интонацией, манерами и, что особенно важно, жизненными ценностями, которые, как правило, не подозревают о существовании друг друга. С годами ситуация может лишь усугубляться: появляются ощущения невозможности управления собственными действиями, искажается реальное видение мира.

Лечение диссоциативного расстройства идентичности


Ослабить негативное влияние расстройства, в определенной степени обезопасить жизнь пациента и способствовать социальной адаптации может вовремя начатое лечение.

Для облегчения ярко выраженных проявлений депрессии и тревожности при диссоциативном расстройстве применяются антидепрессанты. Также, как основной способ лечения, широко применяется психотерапия и ее основополагающие методы – такие, как когнитивно-поведенческий метод, гипноз, практика семейной терапии, инсайт-метод (определение конфликта и преодоление травматического синдрома). Любой выбранный метод психотерапии работает на то, чтобы определить причинно-следственную связь механизма защиты и потребности в воссоздании множественных идентичностей, а главной задачей лечения диссоциативного расстройства идентичности является соединение нескольких идентичностей в одну целостную личность и ее последующая жизненная интеграция.

Чем мы можем помочь?

Если Вы обнаружили у себя некоторые из описанных симптомов – это может говорить о развитии ментального расстройства. В этом случае, стоит обратиться к врачу-психиатру для диагностики и начала своевременного лечения. Помимо очного приема, мы предлагаем услугу дистанционного консультирования, которая не уступает личной встрече по качеству. Таким образом, Вы можете получить квалифицированную помощь специалиста высокого уровня, в каком бы населённом пункте вы не находились.

В нашей клинике, рядом с ВАО Москвы, в Реутове, работают специалисты, которые имеют большой опыт лечения психических расстройств. Мы используем самые современные и передовые методики, руководствуемся принципами доказательной медицины. Эффективная помощь и конфиденциальность сведений, составляющих врачебную тайну, гарантированы.

Друзья внутри головы | Новая Этика: добро и зло в эпоху цифровой революции

Вам знакома ситуация, когда вы оказывались в сложном положении, и вам была необходима поддержка окружающих? С известной долей вероятности ваш ответ будет утвердительным. Кем бы ни был человек, оказавший вам поддержку, отныне он — часть вашей истории, вашей личности. В эпоху социальных сетей дружеские (да и не только дружеские) отношения претерпели некоторые изменения как по самому формату, так и по способу предоставления информации о друзьях. При желании можно, например, составить вот такой график:

В центре – вы, а все отходящие связи – ваши друзья. Как можно заметить, они могут пересекаться (быть в друзьях друг у друга), взаимодействовать и т.д. Но несмотря на подобные изменения в человеческих взаимоотношениях, в эпоху социальных сетей осталось неизменным одно: иногда дружба заканчивается. Происходит это в силу различных причин: ссора, расхождение интересов, взросление. В какой-то момент люди разрывают контакты друг с другом, теряют ценность и больше не связываются. Это может произойти и с теми, кто помог вам в какой-либо сложной, возможно, даже травматичной ситуации. А что, если бы этого не происходило, и ваши друзья оставались с вами всегда и везде? Не очень комфортно. Но как раз нечто похожее и происходит с людьми, страдающими диссоциативным расстройством идентичности.

Диссоциативное расстройство идентичности (или в быту «раздвоение личности», а раннее «расстройство множественной личности»,  далее в тексте — ДРИ) в рамках психиатрической и психологической науки достаточно новый феномен. Он, к тому же, малоизучен, а многие психиатры и клинические психологи вообще сомневаются в его существовании. Тем не менее этот диагноз занесен в DSM-5. Характеризуется ДРИ присутствием «внутри» одного человека двух или большего количества отдельных личностей или личностных состояний, причем каждая из этих личностей обладает своим характером, мышлением и т.п.

В 10-й редакции международной классификации болезней (МКБ-10), которым и пользуются медики в России, не выделяется подобное расстройство, но есть иные, которые несколько схожи с ДРИ. Это такие расстройства как диссоциативная фуга, транс и одержимость, диссоциативный ступор и др.

Но и это еще не все сложности, связанные с ДРИ. Диссоциативное расстройство идентичности часто привлекает внимание медиа. Многие слышали про Билли Миллигана, одного из самых известных людей, страдающих этим заболеванием (и по совместительству это один из самых спорных случаев), о нем написаны книги, уже выпущены и готовятся к выпуску новые фильмы, есть песни и театральные постановки, посвященные Миллигану. И, как обычно бывает в подобных случаях (когда нечто становится объектом внимания массовой культуры разной степени качества), мифов вокруг ДРИ очень много.

Его к тому же часто путают с шизофренией или считают частью данного диагноза, как показало исследование NAMI (National Alliance on Mental Illness) проведенное в 2008 г. Причин здесь может быть множество, но данная статья посвящена в первую очередь вопросу о внутренней феноменологии людей, страдающих ДРИ. Как устроена их психическая жизнь, как взаимодействуют эти личности? Все это мы и попробуем изучить в данной статье на основе различных материалов. И, конечно, стоит иметь в виду, что не только существование данного расстройства само по себе представляет серьезный вопрос для психиатрии и психологии: его, к тому же сложно описать в силу неразработанности методологии данной проблемы. В дальнейшем обсуждении будет совершена попытка суммировать имеющиеся данные без объединения их в какую-то цельную методологическую картину, чтобы избежать домыслов и профанирующих рассуждений.

Уильям Блейк. Иллюстрация из «Книги Уризена». 1796, ок. 1818

Tate

Итак, для начала стоит ответить на вопрос, что же такое «идентичность», вынесенная в название обсуждаемого расстройства. Это сложный конструкт, состоящий из множества элементов, таких, как представления человека о себе, представление других о нем, его цели, ориентиры, идеалы. Идентичность может меняться в течение жизни, и люди могут по-разному себя охарактеризовать. Разные теории предлагают свое понимание идентичности, но одно для них неизменно — наличие идентичности характеризуется ощущением целостности собственного «Я».

Как возникают новые личности? 

По описаниям пациентов, страдающих ДРИ, новые личности возникали в ситуации, когда основной личности угрожала опасность и она испытывала чрезмерный аффект. Некоторые исследования подтверждают, что важным фактором возникновения ДРИ является подверженность насилию. Также подтвержденным фактором являются отсутствие надежной привязанности и недостаток социальной и семейной поддержки.

Разберем пример: в ситуации семейного насилия, когда человек подвергался различным действиям, которые, грубо говоря, не укладывались у него в голове (говоря же более сложным языком, его эго-структура не была достаточно устойчивой для переживания подобных потрясений, что грозило полным ее распадом), возникала новая личность, которая брала на себя ответственность за происходящее и помогала пережить сложную ситуацию. Возникает она по принципу комплементарности (восполняет то, чего не хватает человеку в данной ситуации). Итак, здесь мы выделяем один из важнейших личностных факторов, если хотите, черт людей с ДРИ — отсутствие ощущения безопасности в силу недостатка различных ресурсов (в данном примере этот ресурс — сила), которые восполняются благодаря возникновению новых личностей. Личности, появляющиеся у человека страдающего ДРИ, могут быть абсолютно разными. Некоторые необходимы для базового функционирования в каких-либо бытовых, регулярно повторяющихся ситуациях, другие же могут возникать исключительно в критических случаях, когда человек чувствует себя в опасности и ему необходима защита.

В 2005 году имел место случай «Кэти» (псевдоним), он был описан в Journal of the Islamic Medical Association of North America.

Первая травма у Кэти была в возрасте 3-х лет. Ей снились кошмары, но родители не обращали на дочь внимания. Она просыпалась, плакала часами и снова засыпала, чтобы через некоторое время проснуться в ужасе.

В 4 года Кэти увидела своего отца в постели с пятилетним соседским мальчиком. Отец предложил ей присоединиться. Кэти чувствовала вину и плакала несколько часов, пока не приписала произошедшее другой личности – Пэт, именно она теперь была участницей этой истории и других подобных историй, но не Кэти.

В 9 лет мать застала Кэти в постели с отцом. Мать настояла на том, чтобы девочка теперь всегда с ними спала и занималась сексом. Тогда появилась новая личность, Вера, которая продолжала эти отношения еще пять лет.

В 14 Кэти была изнасилована лучшим другом отца, и у нее появилась новая личность, Дебби. Кэти была госпитализирована, она проявляла симптомы депрессии, диссоциации и трансоподобных состояний.

В 18 лет у Кэти появился молодой человек, но ее родители запретили им видеться. Кэти убежала из дому, долго не могла найти работу и занялась проституцией. Тогда появилась Нэнси.

Личность Дебби отказывалась принимать Нэнси и заставила ее принять смертельную дозу снотворного. Именно после этого Кэти попала в психиатрический госпиталь и получила диагноз ДРИ. Сейчас ей 29, она замужем и продолжает испытывать сложности из-за своего расстройства.

В каких отношениях находятся личности? 

Они все могут оберегать основную личность, но при этом конфликтовать между собой за «микрофон» и за правильное развитие основной личности. При этом от случая к случаю можно наблюдать некое подобие отсутствия критичности к своим действиям. Как видно из примера выше, Дебби пыталась убить Нэнси, но, судя по всему, не отдавала себе отчета в том, что в случае гибели Нэнси она и сама погибнет. Так что можно точно сказать: личности могут находиться друг у друга в своеобразном «черном списке».

Почему разные личности обладают разными навыками и чертами характера? 

Они узкоспециализированы и возникают в определенных ситуациях, как уже было сказано. Иными словами, их навыки направлены исключительно на решение данной конкретной проблемы, а также могут гиперболизироваться. Например, если существовала некая сложная ситуация, в которой нужно было не просто защитить основную личность неким «живым щитом», как в случае Кэти, а найти более сильную фигуру, которая может дать отпор, вполне можно представить возникновение личности стереотипного маскулинного мужчины, раздающего тумаки в воспитательных целях направо и налево, пьющего и снимающего проституток (ибо это просто стереотипный культурный образ, зафиксированный в нашей памяти).

Уильям Блейк. Иллюстрация из «Книги Уризена». 1794

Yale University Library

Могут ли две личности быть онлайн одновременно? 

Нет. Здесь работает правило одного микрофона. Как минимум, это связано с активацией моторной зоны коры БПШ мозга. Существует правило воронки Шеррингтона, которое гласит, что моторную реакцию на внешний раздражитель получит только самый сильный раздражитель. Мы выполняем, грубо говоря, одну программу. Только подумайте о сложности этого процесса! А теперь представьте, что у вас две личности, и они обе пытаются захватить контроль и начать что-то говорить. Сложно, не правда ли? Случай, который будет описан далее, позволяет судить о том, что личности не находятся онлайн одновременно, но могут брать и удерживать контроль какое-то время и даже контролировать основную личность. Отличные оберегающие друзья.

Мэри: Ребенок (другая личность) плачет все время, я слышу ее. Ей постоянно грустно, она не может говорить. (Мэри перестает говорить. Ее поведение и осанка меняются, психиатр настораживается потому что это выглядит так, будто перед ним другой человек)

Мэри (теперь Эдит): Она зануда. Я никогда бы не смирилась ни с чем из этого дерьма. Я убью его. Я убью его. Я убью тебя тоже, и она заслуживает смерти.

Психиатр: Кто? Ребенок?

Мэри (теперь Эдит): Мэри. Она зануда.

Психиатр: А что насчет ребенка?

Мэри (теперь Эдит): О чем вы говорите?

Психиатр: Могу я поговорить с Мэри?

Мэри (теперь Эдит): У нее кишка тонка, чтобы явиться сюда.

Психиатр (все равно обращаясь к Мэри): Звучит так, будто Мэри должна справляться иначе. Если она испытывает тревогу перед данной обстановкой, может ли она что-то сделать, чтобы ей стало легче? Есть ли что-то, с чем я мог бы ей помочь?

Мэри (теперь Эдит): Скажите ей, чтобы она взяла себя в руки. Она может справиться без вас, если вы уйдете.

Психиатр (все равно обращаясь к Мэри): Я не собираюсь уходить. Я буду здесь.

Отличается ли восприятие мира другими личностями? 

Безусловно, отличается. Представьте себе, что вы находились в какой-то сложной ситуации, вас пару раз спасли ваши друг или подруга. Вот вы уже окрепли, можете справиться с ситуацией, но ваш «помощник» все никак не отстает и почему-то считает вас слабым и неспособным что-то изменить. Именно в таких «дружеских отношениях» находятся люди со своими личностями. Это красочно продемонстрировал пример выше. Личности не дают этому человеку расти над собой, они постоянно его защищают, замещают в сложных ситуациях. Стоит отметить, что эти личности не являются полноценными и способными функционировать во всех сферах жизни. Они существуют постольку, поскольку есть ситуация, когда-то вызвавшая их возникновение.

Как же лечить людей с ДРИ? 

Это сложный вопрос без однозначного ответа. С одной стороны, этиология данного расстройства указывает наличие различных психологических травм, недостаток психических защит, нарушение ощущения собственной идентичности. С этим хорошо работают психоаналитический и когнитивно-поведенческий подходы. Соответственно, работа в данных подходах будет направлена на создание психических защит и объединение имеющихся личностей в одну, т.е. возвращение идентичности, целостности «Я» и обучение новым копинг-стратегиям. Что касается медикаментозной терапии, были проведены различные исследования как с применением анксиолитиков, транквилизаторов, так и антипсихотиков.

Внимательный читатель отметил, что обсужденные случаи наблюдения за ДРИ не имели места в России. Это действительно так. Как уже было сказано, в России используется МКБ-10, а в ней не выделяют ДРИ, с этим и связано отсутствие подобных случаев на территории Российской Федерации и стран СНГ. Тем не менее, в практике отечественных специалистов иногда встречаются случаи, когда пациенты страдают, к примеру, диссоциативной фугой (пациент перемещается на большие расстояния, при этом само путешествие он не помнит).

Диссоциативное расстройство идентичности, безусловно, спорный феномен, который требует дальнейшего изучения. Но в дискурсе социальных сетей оно приобретает особую значимость. Ведь действительно, что может лучше иллюстрировать высказывание Цицерона о том, что человек сам себе злейший враг?

Диссоциативное расстройство идентичности

БАДы недорого

У диссоциативного расстройства идентичности, пожалуй, самая богатая история и неоднозначная репутация. Еще до существования психологии и психиатрии как отдельных дисциплин люди, страдающие от этого состояния, «диагностировались» как одержимые каким-либо духом или демоном, и лечение было безжалостным. И лишь спустя несколько столетий стало понятно: существующие в одном человеке две личности — это болезнь, которая нуждается в квалифицированном лечении.

Бесплатная консультация прямо сейчас!

Онлайн консультация специалиста по Вашему вопросу!

Номер лицензии: ЛО-77-01-019036

Заказать звонок

Причины

В подавляющем большинстве случаев «раздвоение» личности — это результат сильной психической травмы, которая была перенесена человеком в детском возрасте. Это может быть смерть близкого, трагическое происшествие и участие ребенка при этом в качестве свидетеля, длительное семейное насилие и пр. Механизм развития диссоциативного расстройства следует рассмотреть более подробно.

Ни один ребенок не рождается цельной личностью — это происходит в процессе взросления и под влиянием личного опыта, внешних факторов, наблюдения за моделью поведения окружающих и других обстоятельств. При благоприятных условиях у ребенка все аспекты соединяются в концепцию самого себя как цельной и единой личности — опыт, воспоминания, эмоции, восприятие и пр. интегрируются в эту личность и существуют неотрывно от нее.

Но тяжелые психические травмы, пережитые в детстве, могут разграничить формирование личности на две фазы: «до» и «после» травмирующего события. Это приводит к тому, что образуются такие же две личности, разделенные травмой.

В других случаях разделение личностей может формироваться в качестве защитного механизма. В этом случае ребенок, пытаясь отгородиться от травмирующих его факторов, оставляет «снаружи» альтернативное Я, уводя истинное Я внутрь — туда, где тихо и уютно.

Хотя это состояние часто упоминается как раздвоение личности, на самом деле каждая фаза формирования психической концепции ребенка может порождать новое «Я», которое «заменяет» оригинальную личность при определенных событиях.

Заказать звонок

Симптомы

Диссоциативное расстройство идентичности имеет несколько характерных проявлений. Но диагностически информативным является их сочетание:

  • Множественные идентичности. Они проявляются в двух формах: одержимой и неодержимой. Первая заметна окружающим — человек ведет себя не так, как это для него характерно, у него появляются привычки и наклонности, прежде несвойственные ему. Меняться может все — от интонации и речи до манеры передвигаться и гастрономических предпочтений. Такая личность может быть реально существующей (например, умершая мать) или «сверхъестественной» (эльф, Бог, дьявол и пр.). В неодержимой фазе для окружающих человек остается нормальным, но он сам себя таковым не ощущает. У него возникает ощущение полной или частичной нереальности происходящего или возникает впечатление, что он играет роль зрителя в собственной жизни и неспособен повлиять на все происходящее. Больной может «слышать голоса» или ощущать, что «кто-то другой думает вместо него».
  • Диссоциативная амнезия. При расщеплении идентичности больной часто не помнит о совершенных им действиях и удивлен или даже возмущен попытками окружающих доказать, что это сделал именно он. Более того, человек с диссоциативным расстройством личности может вдруг утратить навыки, которыми владел еще несколько часов назад. Он не знает, как пользоваться микроволновкой или как включить телевизор. Утрата воспоминаний может касаться как событий, произошедших вчера или час назад, так и ключевых травмирующих происшествий. Например, человек «не знает» о смерти родственника, потому что не помнит этого — здесь налицо защитный механизм, ограждающий сознание человека от болезненных для него воспоминаний.

Кроме этих обязательных клинических признаков диссоциативное расстройство идентичности может сопровождаться зрительными, слуховыми, тактильными и обонятельными галлюцинациями, пристрастием причинять себе вред (самоповреждение или самокалечение), сексуальной дисфункцией, приступами паники и судорог и пр.

Лечение

Лечение наиболее эффективно на раннем этапе расщепления личности, когда разобщение еще не завершилось. На этой стадии в большинстве случаев удается интегрировать оба (или несколько) «я» и создать условия для формирования цельной и единой личности.

Терапия во взрослом возрасте может включать в себя элементы медикаментозного лечения и в обязательном порядке психотерапию. Она направлена на:

  • стабилизацию состояния человека;
  • увеличение продолжительности присутствия «оригинальной» личности;
  • выявление взаимосвязей между оригинальной и альтернативной личностью и поиск решений для их интеграции;
  • выявление ключевых травмирующих факторов, приведших к расщеплению личности, и переведение этих событий в рациональное психологическое русло и пр.

Онлайн консультация специалиста

по Вашему вопросу!

Номер лицензии: ЛО-77-01-019036

Заказать звонок

Профессиональный и индивидуальный подход делает возможным переподключение и реабилитацию альтернативных «Я», снижение чувствительности пациента к обстоятельствам, травмировавшим его в детстве (ставшим «спусковым крючком» для процессов расщепления), восстановление качества жизни.

Множественная личность — это… Что такое Множественная личность?

Варианты названия:

  • Диссоциативное расстройство идентичности (DSM-IV)
  • Расстройство множественной личности (МКБ-10)
  • Синдром множественной личности [1]
  • Органическое диссоциативное расстройство личности [2]
  • Расщепление личности [3]
Запрос «Раздвоение личности» перенаправляется сюда; см. также другие значения.

Множественная личность — психический феномен, при котором человек обладает двумя или более различными личностями, или эго-состояниями. Каждая альтер-личность в таком случае имеет собственные паттерны восприятия и взаимодействия с окружающей средой. Людям с множественной личностью определяют диагноз «диссоциативное расстройство идентичности», или «расстройство множественной личности». Данное явление известно также под названиями «расщепление личности» и «раздвоение личности».

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное расстройство идентичности (англ. dissociative identity disorder, или DID) — психиатрический диагноз, принятый в «Диагностическом и статистическом справочнике психических расстройств» (DSM-IV), описывающий феномен множественной личности. Чтобы определить у человека диссоциативное расстройство идентичности (или расстройство множественных личностей), необходимо наличие хотя бы двух личностей, которые регулярным образом по очереди контролировали бы поведение индивида, а также потеря памяти, выходящая за пределы нормальной забывчивости. Потеря памяти обычно описывается как «переключение». Симптомы должны происходить вне зависимости от злоупотребления какими-либо веществами (алкоголем или наркотиками) или общего медицинского состояния. Диссоциативное расстройство идентичности также известно как расстройство множественных личностей (англ. multiple personality disorder, или MPD)[4]. В Северной Америке данное расстройство принято называть «диссоциативным расстройством идентичности» из-за расхождения во мнениях в психиатрической и психологической среде относительно данной концепции, согласно которой один (физический) индивидуум может обладать более чем одной личностью, где личность можно определить как итоговую сумму психических состояний данного (физического) индивидуума.

Хотя диссоциация — доказуемое психиатрическое состояние, связанное с рядом различных расстройств, в особенности тех, которые относятся к травме и тревоге в раннем детстве, множественная личность как реально существующий психологический и психиатрический феномен некоторое время ставилась под сомнение. Несмотря на расхождение во мнениях относительно диагноза множественной личности, во многих психиатрических учреждениях (например, McLean Hospital) имеются палаты, специально предназначенные для диссоциативного расстройства идентичности.

Согласно одной из классификаций, диссоциативное расстройство идентичности рассматривается как тип психогенной амнезии (то есть имеющей только психологическую, а не медицинскую, природу). Посредством такой амнезии человек получает возможность вытеснять воспоминания травматических событий или определённого периода жизни. Данное явление называется расщепление «я», или, по другой терминологии, самости, а также переживаний прошлого. Имея множественные личности, индивид может переживать альтернативные личности с индивидуально различимыми характеристиками: такие альтернативные личности могут иметь разный возраст, психологический пол, разное состояние здоровья, разные интеллектуальные способности и даже разный почерк. Для лечения данного расстройства обычно рассматривают долгосрочные виды терапии.

В качестве двух характерных черт диссоциативного расстройства идентичности выделяют деперсонализацию и дереализацию. Деперсонализация — это изменённое (в большинстве случаев описываемое как искажённое) восприятие себя и собственной реальности. Такая персона зачастую выглядит обособленной от консенсуальной реальности. Пациенты часто определяют деперсонализацию как «ощущение вне границ тела и возможность наблюдать его с расстояния». Дереализация — изменённое (искажённое) восприятие других. При дереализации другие люди не будут восприниматься как реально существующие для данного человека; пациенты с дереализацией испытывают трудность при идентификации другого человека.

Как показало исследование[источник не указан 1149 дней], пациенты с диссоциативным расстройством идентичности зачастую скрывают свои симптомы. Среднее количество альтернативных личностей равно 15 и появляются обычно в раннем детстве, и, вероятно, именно по этой причине некоторые из альтернативных личностей являются детьми. У многих пациентов наблюдается коморбидность, то есть вместе с расстройством множественной личности у них выражены и другие расстройства, например, генерализованное тревожное расстройство.

Диагностические критерии

Согласно «Диагностическому и статистическому справочнику психических расстройств» (DSM-IV), диагноз диссоциативное расстройство идентичности ставится в случае, если у человека имеется две или более различающихся идентичности или личностных состояний (при этом каждая обладает собственным относительно продолжительным паттерном восприятия и взаимоотношения окружающей средой и самим собой), хотя бы две из этих идентичностей рекуррентно захватывают контроль над поведением человека, индивид не способен вспомнить важную персональную информацию, что выходит за пределы обыкновенной забывчивости, а само расстройство не вызвано прямыми физиологическими эффектами какого-либо вещества (например, умопомрачения или хаотичное поведение при алкогольной интоксикации) или общим медицинским состоянием (например, комплексными парциальными приступами). При этом отмечается, что у детей данные симптомы не следует относить к вымышленным друзьям или другим видам игр с применением фантазии[5].

Критерии для диагностики диссоциативного расстройства идентичности, опубликованные DSM-IV, были подвергнуты критике. В одном из исследований (2001) был выделен ряд недостатков данных диагностических критериев: в данном исследовании утверждается, что они не соответствуют требованиям современной психиатрической классификации, не основываются на таксометрическом анализе симптомов диссоциативного расстройства идентичности, описывают расстройство как закрытый концепт, имеют плохую содержательную валидность, игнорируют важные данные, препятствуют таксономическому исследованию, имеют низкую степень надёжности и зачастую приводят к неверной постановке диагноза, в них содержится противоречие и количество случаев с диссоциативным расстройством личности в нём искусственно занижено. В данном исследовании предлагается решение для DSM-V в виде новых, по мнению исследователей, более удобных для использования, политетических диагностических критериев для диссоциативных расстройств[6].

Расстройство множественной личности и шизофрения

Отличить шизофрению от расстройства множественной личности представляет трудность при диагностике, и в основном здесь опираются на структурные признаки клинической картины, нехарактерные для диссоциативных расстройств. Кроме того, соответствующие симптомы воспринимаются больными шизофренией всё же чаще как результат воздействия извне, а не принадлежа­щие собственной личности. Расщепление личности при множественном расстройстве является массивным или молекулярным, формируя довольно сложные и интегрированные относительно себя личностные субструктуры. Расщепление при шизофрении обозначаемое как дискретное, ядерное или атомарное, представляет собой отщепление отдельных психических функций от личности в целом, что приводит к её дезинтеграции[7].

Хронология развития понимания множественной личности

1640-е — 1880-е

Период теории магнетического сомнамбулизма как объяснения множественной личности[8].

  • 1784 — Маркиз де Пюисегюр, ученик Франца Антона Месмера, при помощи магнетических техник вводит своего работника Виктора Раса (Victor Race) в некое сомнамбулическое состояние: Виктор проявил способность бодрствовать во время сна. По пробуждении он оказывается неспособен вспомнить того, что делал в изменённом состоянии сознания, тогда как в последнем он сохранял полную осведомлённость о событиях, случавшихся с ним и в обычном состоянии сознания, и в изменённом. Пюисегюр приходит к мнению, что данный феномен схож с сомнамбулизмом, и называет его «магнетическим сомнамбулизмом»[8].
  • 1791 — Эберхард Гмелин описывает случай «меняющейся личности» у 21-летней немецкой девушки. У неё проявлялась вторая личность, говорившая на французском языке и утверждавшая, что является французской аристократкой. Гмелин увидел сходство между подобным феноменом и магнетическим сном и посчитал, что подобные случаи могут помочь в понимании формирования личности[8].
  • 1816 — в журнале «Medical Repository» описан случай Мэри Рейнольдс, имевшей «дуальную личность».
  • 1838 — Чарльз Деспин описывает случай дуальной личности у Эстеллы, 11-летней девочки.
  • 1876 — Эжен Азам описывает случай дуальной личности у молодой французской девушки, которую он называл Фелида Икс. Он объясняет феномен множественной личности при помощи концепции гипнотических состояний, получившей распространение в тот период во Франции[8].

1880-е — 1950-е

Введение концепции диссоциации и того, что человек может иметь несколько психических центров, возникающих, когда психика пытается взаимодействовать с травматическим опытом[8].

  • 1888 — Врачи Буррю (Bourru) и Бюрро (Burrot) публикуют книгу «Вариации личности» (Variations de la personnalité), в которой описывают случай Луи Виве (Louis Vivé), имевшего шесть различных личностей, у каждой из которой были собственные паттерны мышечных сокращений и индивидуальные воспоминания. Воспоминания каждой личности были жёстко привязаны к определённому периоду жизни Луи. В качестве лечения врачи использовали гипнотическую регрессию в эти периоды; они рассматривали личности этого пациента как последовательные вариации одной личности. Другой исследователь, Пьер Жане, ввёл концепцию «диссоциации» и предположил, что эти личности являлись сосуществующими психическими центрами в рамках одного индивида[8].
  • 1899 — Опубликована книга Теодора Флурнуа «Из Индии на планету Марс: Случай сомнамбулизма с вымышленными языками» (Des Indes à la Planète Mars: Etude sur un cas de somnambulisme avec glossolalie).
  • 1906 — В книге Мортона Принса «Диссоциация личности» (The Dissociation of a Personality) описывается случай пациентки с множественной личности Клары Нортон Фаулер, также известной как мисс Кристин Бешам. В качестве лечения Принс предполагал объединить две личности Бешам, а третью вытеснить в подсознание[8].
  • 1908 — Г. Г. Эверс публикует рассказ «Смерть барона фон Фридель», который первоначально носил название «Второе Я». В рассказе речь идёт о расщеплении сознания на мужскую и женскую составляющую. Оба компонента поочерёдно завладевают личностью и, в конце концов, вступают в непримиримый спор. Барон застрелился, а в заключении рассказа сказано: «Разумеется, о самоубийстве здесь не может быть и речи. Скорее так: он, барон Езус Мария фон Фридель, застрелил баронессу Езус Мария фон Фридель; или же наоборот — она убила его. Этого я не знаю. Хотелось убить — он или она — но не себя самоё, то другое хотелось убить. Так и вышло».
  • 1915 — Уолтер Франклин Принс публикует историю пациентки Дорис Фишер — «Случай множественной личности Дорис» (The Doris Case of Multiple Personality). У Дорис Фишер было пять личностей. Два года спустя им издан отчёт о экспериментах, выполненных с участием Фишер и других её личностей.
  • 1943 — Стенгел утверждает, что состояние множественной личности более не встречается.

После 1950-х

  • 1954 — Публикуется книга Тигпен и Клекли «Три лица Евы» (The Three Faces of Eve) по мотивам истории психотерапии с участием Крис Костнер-Сайзмор — пациентки со множественной личностью. Выход данной книги всколыхнул интерес общей публики к природе феномена множественной личности[8].
  • 1957 — Экранизация книги «Три лица Евы (фильм)» с участием Джоанн Вудворд.
  • 1973 — Публикация книги-бестселлера Флоры Шрайбер «Сивилла» (Sybil), повествующей историю Ширли Мэйсон (в книге — Сивилла Дорсетт).
  • 1976 — Телевизионная экранизация «Сибил» (Сибил (фильм)), в главной роли — Сэлли Филд.
  • 1977 — Крис Костнер-Сайзмор (англ.) издаёт автобиографию «Я Ева» (I’m Eve), в которой утверждает, что книга Тигпен и Клекли неверно интерпретировала историю её жизни.
  • 1980 — Публикация книги «Мишель помнит» (Michelle Remembers), написанной в соавторстве психиатром Лоуренсом Паздером и Мишель Смит — пациентки со множественной личностью.
  • 1981 — Дэниел Киз публикует книгу «Множественные умы Билли Миллигана (The Minds of Billy Milligan)», основанную на широком материале интервью с Билли Миллиганом и его психотерапевтом.
  • 1981 — Публикация книги Трудди Чейз (англ.) «When Rabbit Howls».
  • 1994 — Публикация в Японии второй книги Дэниела Киза о Билли Миллигане под названием «Milligan Wars»
  • 1995 — Запуск веб-сайта «Astraea’s Web» — первого интернет-ресурса, посвящённого признанию множественной личности как здорового состояния.
  • 1998 — Публикация статьи Джоан Акокеллы «Creating Hysteria» в «New Yorker», описывающей излишества психотерапии множественной личности.
  • 1999 — Публикация книги Кэмерон Уэст «First Person Plural: My Life as a Multiple».
  • 2005 — Публикуется автобиография Роберта Окснэма «Расщеплённый разум» (A Fractured Mind).
  • 2007 — Вторая телевизионная экранизация «Сибил».

Определение диссоциации

Диссоциация — защитный механизм психики, срабатывающий обычно при болезненных и/или травматических ситуациях. Диссоциация характеризуется дезинтеграцией Эго. Целостность Эго может быть определена как способность человека успешно инкорпорировать внешние события или социальные переживания в своём восприятии и затем действовать в постоянной манере во время таких событий или социальных ситуаций. Человек, неспособный успешно с этим справляться, может испытывать как эмоциональную дизрегуляцию, так и потенциальный коллапс эго-целостности. Другими словами, состояние эмоциональной дизрегуляции в некоторых случаях может быть весьма интенсивным, чтобы форсировать дезинтеграцию эго, или то, что, в крайних случаях, диагностически определяется как диссоциация.

Диссоциация описывает настолько сильный коллапс эго-целостности, что личность буквально расщепляется. По этой причине диссоциацию зачастую называют «расщеплением», хотя этот термин зарезервирован для обозначения другого механизма психики. Менее глубокие проявления этого состояния во многих случаях клинически описываются как дезорганизация или декомпенсация. Различие между психотическим проявлением и диссоциативным проявлением заключается в том, что, хотя переживающий диссоциацию человек формально и отрывается от ситуации, которую он или она не может проконтролировать, некоторая часть этого человека остаётся связанной с реальностью. Тогда как психотик «порывает» с реальностью, диссоциатив от неё отсоединяется, но не полностью.

Поскольку человек, испытывающий диссоциацию, полностью не отключается от своей реальности, он, в некоторых случаях, может иметь множество «личностей». Другими словами, существуют разные «люди» (читай личности) для взаимодействия с разными ситуациями, но, говоря обобщённо, ни одна из личностей полностью не отделяется.

Расхождение во мнениях о множественной личности

До сих пор научная общественность не пришла к единому мнению относительно того, что же считать множественной личностью, поскольку в истории медицины до 1950-х годов было слишком мало задокументированных случаев данного расстройства. В 4-м издании «Диагностического и статистического справочника психических расстройств» (DSM-IV) название рассматриваемого состояния было изменено с «расстройства множественной личности» на «диссоциативное расстройство идентичности», чтобы убрать запутывающий термин «личность». Такое же обозначение было принято и в МКБ-9, однако в МКБ-10 используется вариант «расстройство множественной личности». Следует отметить, что в СМИ очень часто совершается грубая ошибка, когда путается расстройство множественной личности и шизофрения.[источник не указан 1264 дня]

Исследование источников в медицинской литературе XIX и XX века на тему множественной личности, проведённое в 1944 году, показало только 76 случаев. В последние годы количество случаев диссоциативного расстройства идентичности резко возросло (по некоторым данным, в период с 1985 по 1995 было зарегистрировано около 40 000 случаев)[9]. Однако другие исследования показали, что у расстройства всё же есть длительная история, в литературе простирающаяся на период около 300 лет, и само оно затрагивает менее 1 % населения[10]. По другим данным, диссоциативное расстройство идентичности проявляется среди 1—3 % общей популяции[11]. Таким образом, эпидемиологические данные указывают на то, что среди населения диссоциативное расстройство идентичности в действительности встречается столь же часто, как и шизофрения.

В данный момент диссоциация рассматривается как симптоматическое проявление в ответ на травму, критический эмоциональный стресс, и оно связано с эмоциональной дизрегуляцией и пограничным расстройством личности[12]. Согласно лонгитюдному (долгосрочному) исследованию Огавы и др., наиболее сильным предсказательным фактором диссоциации у молодых людей было отсутствие доступа к матери в возрасте 2 лет. Многие последние исследования показали связь между нарушенной привязанностью в раннем детстве и последующими диссоциативными симптомами, также очевидны данные, что насилие в детстве и заброшенность ребёнка зачастую способствуют формированию нарушенной привязанности (проявляющейся, к примеру, когда ребёнок очень пристально следит за тем, обращено ли внимание родителей на него или нет).

Критическое отношение к диагнозу

Некоторые психологи и психиатры считают, что диссоциативное расстройство идентичности имеет ятрогенный или надуманный характер, или утверждают, что случаи истинной множественной личности очень редки и большинство задокументированных случаев следует рассматривать в качестве ятрогенных.

Критики модели диссоциативного расстройства личности утверждают, что диагноз состояния множественной личности — это феномен, в большей степени характерный для англоговорящих стран. До 1950-х годов случаи раздвоения личности и множественной личности иногда описывались и лечились как редкость в Западном мире[13]. В 1957 году публикация книги «Три лица Евы» (The Three Faces of Eve) и позднее выход одноимённого фильма способствовали росту публичного интереса к феномену множественных личностей. В 1973 году издаётся впоследствии экранизированная книга «Сибил» (Sybil), описывающая жизнь женщины с расстройством множественной личности. Однако сам диагноз «расстройство множественной личности» не был включён в «Диагностический и статистический справочник психических расстройств» вплоть до 1980 года. В период с 1980-х по 1990-е количество зарегистрированных случаев расстройства множественной личности возросло до двадцати—сорока тысяч[9][14].

Множественная личность как здоровое состояние

Основная статья: Множественная личность как здоровое состояние

Некоторые люди, в том числе и самостоятельно идентифицировавшие себя в качестве имеющих множественную личность, считают, что это состояние может быть не расстройством, но естественной вариацией человеческого сознания, не имеющего ничего общего с диссоциацией. В качестве одного из убеждённых сторонников данной версии выступает Трудди Чейз, автор бестселлера «When Rabbit Howls». Хотя она и признаёт, что в её случае множественные личности появились вследствие насилия, в то же время она утверждает, что её личности отказались пройти интеграцию и живут вместе как коллектив.

В рамках глубинной или архетипической психологии Джеймс Хиллман выступает против определения синдрома множественной личности как однозначного расстройства. Хиллман поддерживает идею относительности всех персонификаций и отказывается признать «синдром множественной личности». Согласно его позиции, рассматривать множественность личности либо как «психическое нарушение», либо как неудачу в интеграции «частных личностей» — это проявлять культурное предубеждение, ошибочно идентифицирующее одну частную личность, «я», со всей личностью как таковой[15].

Межкультурные исследования

Антропологи Л. К. Сурьяни и Гордон Йенсен убеждены, что феномен ярко выраженных трансовых состояний в сообществе острова Бали имеет ту же феноменологическую природу, что и явление множественной личности на Западе[16]. Утверждается, что люди в шаманских культурах, испытывающие множественные личности, определяют эти личности не как части себя, но как независимые души или духи. Не существует данных о связи между множественностью личности, диссоциацией, а также восстановлением воспоминаний и сексуальным насилием в этих культурах. В традиционных культурах множественность, проявляемая, к примеру, шаманами, не считается расстройством или заболеванием.

Потенциальные причины расстройства множественной личности

Диссоциативное расстройство идентичности, как считается, вызывается совокупностью нескольких факторов: непереносимый стресс, способность к диссоциации (включая способность отделять свои воспоминания, восприятия или идентичность от сознания), проявление защитных механизмов в онтогенезе и — в период детства — недостаток заботы и участия в отношении ребёнка при травматическом опыте или недостатке защиты от последующего нежелательного опыта. Дети не рождаются с ощущением унифицированной идентичности, последняя развивается, основываясь на множестве источников и переживаний. В критических ситуациях детское развитие встречает препятствия, и многие части того, что должно было быть интегрировано в относительно унифицированной идентичности, остаются сегрегированными[17].

Североамериканские исследования показывают, что 97—98 % взрослых с диссоциативным расстройством идентичности описывают ситуации насилия в детстве и что факт насилия может быть задокументирован у 85 % взрослых и у 95 % детей и подростков с расстройством множественной личности и другими сходными формами диссоциативного расстройства. Эти данные указывают на то, что насилие в детстве выступает в роли главной причины расстройства среди североамериканских пациентов, тогда как в других культурах большую роль могут играть последствия войны или природной катастрофы. Некоторые пациенты могли не испытывать случаев насилия, но пережить раннюю потерю (например, смерть родителя), серьёзную болезнь или другое крайне стрессовое событие[17].

Развитие человека требует от ребёнка способность успешно интегрировать различные виды комплексной информации. В онтогенезе человек проходит ряд стадий развития, в каждой из которых могут быть созданы различные личности. Способность генерировать множественные личности наблюдается или проявляется не у каждого ребёнка, претерпевшего насилие, потерю или травму. Пациенты с диссоциативным расстройством идентичностью обладают способностью легко входить в трансовые состояния. Такая способность в соотношении со способностью диссоциироваться, как считается, выступает в качестве фактора для развития расстройства. Как бы то ни было, большинство детей, обладающих этими способностями, также имеют нормальные адаптивные механизмы и не находятся в таком окружении, которое может вызвать диссоциацию[17].

Лечение

Наиболее часто встречающийся подход к лечению расстройства множественной личности заключается в облегчении симптомов, чтобы обеспечить безопасность индивида, и в реинтеграции различных личностей в одну хорошо функционирующую идентичность. Лечение может происходить с использованием различных видов психотерапии — когнитивной психотерапии, семейной психотерапии, клинического гипноза и т. д.

С некоторым успехом применяется инсайт-ориен­тированная психодинамическая терапия, помогающая преодолеть полученную травму, вскрывающая конфликты, опреде­ляющие нужду в отдельных личностях и исправляющая соответ­ствующие защитные механизмы. Возможным удовлетворительным результатом лечения является обеспечение бесконфликтного сотрудничающего отношения между отдельными личностями. Терапевту рекомендуется с равным уважением относиться ко всем альтер-личностям, избегая стано­виться на чью-то сторону во внутреннем конфликте[7].

Медикаментозная терапия не позволяет добиться заметных успехов и носит исключительно симптоматический характер; не существует никакого фармакологического препарата для лечения самого диссоциативного расстройства идентичности, однако некоторые антидепрессанты используются для облегчения сопутствующих депрессий и тревоги[7].

Примечания

  1. Талбот М. Голографическая Вселенная. — К.: София, 2004. Гл. Терапия при синдроме множественных личностей ISBN 5-9550-0482-3
  2. Комер Р. Основы патопсихологии. — М: «Прайм-Еврознак», 2005. Гл. 13: Расстройства памяти и других когнитивных функций.
  3. Sharma, Sanjeev. [http:// ezinearticles.com/?Split-Personality—A-Myth-or-a-Reality?&id=45153 Split Personality — A Myth or a Reality?]. Июнь 2005. (англ.)
  4. МКБ-10. Международная классификация болезней.
  5. Diagnostic criteria for 300.14 Dissociative Identity Disorder // Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, 4th Edition (DSM), Revised. (англ.)
  6. Dell P., Carena Etzel et al. Why the diagnostic criteria for dissociative identity disorder should be changed // Journal of trauma & dissociation. 2001, vol. 2, no1, pp. 7-72. ISSN 1529-9732. (англ.)
  7. 1 2 3 F44.81 Расстройство множественной личности (РМЛ) // Вид В. Д., Попов Ю. В. Современная клиническая психиатрия. — СПб: 2000.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 Crabtree A & J. Multiple personality before Eve. — Веб-сайт: Psychotherapy Arts. (англ.)
  9. 1 2 Acocella, Joan. Creating Hysteria: Women and Multiple Personality Disorder. — San Francisco: Jossey-Bass Publishers, 1999. ISBN 0-7879-4794-6 (англ.)
  10. Ross, Colin. Dissociative Identity Disorder: Diagnosis, Clinical Features and Treatment of Multiple Personality, Second Edition — John Wiley & Sons, Inc, 1997. ISDN: 0471-13265-9 (англ.)
  11. 3484. Dissociative Disorders. eMedicine Clinical Knowledge Base. (англ.)
  12. Marmer SS, Fink D. Rethinking the comparison of borderline personality disorder and multiple personality disorder // The Psychiatric clinics of North America. — 1994, vol. 17, no 4 (i-xiv, 701—879 [189 p.]) (157 ref.), [Note(s) : VI, 743-771 [30 p.]]. ISSN 0193-953X (англ.)
  13. A History of Dissociative Identity Disorder (formerly called Multiple Personality Disorder). — Веб-сайт: Demonic Possession and Psychiatry. (англ.)
  14. Adams, Cecil. Does multiple personality disorder really exist? // The Straight Dope. Октябрь 2003. (англ.)
  15. Адамс, Мишель Вэнней. Архетипическая школа. Юнг об архетипах и архетипических образах.
  16. Luh Ketut Suryani, Gordon D. Jensen. Trance and Possession in Bali: A Window on Western Multiple Personality, Possession Disorder, and Suicide. — Oxford University Press, 1994. ISBN 0-19-588610-0 (англ.)
  17. 1 2 3 Dissociative Identity Disorder. — Веб-сайт: MERCK. Февраль 2003. (англ.)

Библиография

  • Ross, Colin. Dissociative Identity Disorder: Diagnosis, Clinical Features and Treatment of Multiple Personality, Second Edition — John Wiley & Sons, Inc, 1997. ISDN 0471-13265-9.
  • Luh Ketut Suryani, Gordon D. Jensen. Trance and Possession in Bali: A Window on Western Multiple Personality, Possession Disorder, and Suicide. — Oxford University Press, 1994. ISBN 0-19-588610-0.
  • Патнем Ф. В. Диагностика и лечение расстройства множественной личности. — М.: Когито-Центр, 2003. ISBN 5-89353-106-X.
  • Фрейд З. Расщепление Я в процессе защиты (1938)/ Психология бессознательного. М., 2006. С. 415—424.

См. также

Ссылки

Общая информация

Материалы по теме

Тематические интернет-ресурсы

  • The Layman’s Guide — Справочник по множественности личности, написанный группой людей со множественной личностью. (англ.)
  • Amorpha: Collective Phenomenon — Интернет-сообщество, посвящённое множественной личности как здоровому состоянию. (англ.)
  • Astraea — Коллекция статей и ссылок, посвящённых множественной личности как здоровому состоянию. (англ.)
  • Pavilion — Активистский веб-сайт, посвящённый функциональной (или здоровой) множественности личности. (англ.)
  • Multiplicity — ЖЖ-сообщество, посвящённое феномену множественной личности. (англ.)
  • The Hidden Art of Shirley Mason — Картины Ширли Мэйсон (известной как Сибил), которые, как утверждается, написаны различными её личностями. (англ.)
  • Pack Collective’s FAQ — Список часто задаваемых вопросов относительно множественности личности с ответами. (англ.)
  • The House — Мемориальный веб-сайт, посвящённый женщине с множественной личностью. (англ.)

предпосылки и механизмы формирования – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 616.85-055.2(574) ББК Р645.093.3(5Каз)

МАССОВОЕ ДИССОЦИАТИВНОЕ РАССТРОЙСТВО В ЖАНАОЗЕНЕ:

ПРЕДПОСЫЛКИ И МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ

Е.С. Молчанова1, Ж.А. Жолдасова2

1 Американский университет в Центральной Азии, Бишкек, Киргизия

2 Клиника лечения неврозов и болезни Альцгеймера, Алматы, Казахстан

Введение: город Жанаозен и его жители

Жанаозен вряд ли покажется привлекательным для избалованного путешественника. Расположенный в Мангистауской области Казахстана город не отличается мягким климатом и не радует зелеными скверами. Суровые климатические условия — морозный ветер зимой и пыльное пекло летом не скрашивает даже близость Каспийского моря. Нефтяников, работающих здесь в 60-е годы прошлого века, трудно было назвать жителями — их десантировали из разных мест Советского Союза сроком на две-три недели и, после быстрого заработка нефтяных денег, отправляли обратно. Вахтовый городок изначально не требовал постоянных условий проживания, и, хотя теперь многие кирпичные общежития превращены в жилые дома, они и по фасаду и по подъездам остаются типичными советскими «общагами» прошлого века. Синдром временщика или «камчатский синдром» — долговременная установка на пребывание в регионе ради быстрого заработка — не способствовал бережному отношению к поселению, которое создавалось ради нефти и до сих пор ради нефти продолжает жить. Один из наших респондентов, описывая свое первое впечатление от бывшего Нового Узеня, рассказывал: «Приехав сюда зимой, я подумал, что именно так может выглядеть Марс — ни единого дерева, простор и мелкие снежные вихри на поверхности». «Грешники из Жанаозена вместо ада возвращаются снова в Жанаозен», — говорят местные. Тем не менее малокомфортные условия проживания не препятствуют рождаемости, и город занимает лидирующие позиции по приросту населения среди городов Казахстана. Почти половину жителей составляют люди до 19 лет, что создает определенную подростковую предрасположенность к волнениям и кризисам. Относительно высокие для Казахстана заработки, связанные с добычей нефти, с одной стороны, и малопригодные для проживания условия, не привлекающие жителей других регионов госу-

дарства — с другой, превратили Жанаозен в центр для возвращения на историческую родину этнических казахов из других стран — орал-манов. Со слов одного из наших респондентов, получить казахстанское гражданство в Мангистауской области в разы проще и дешевле, чем в других регионах Казахстана.

Вышеперечисленные особенности города дополняются исторически сложившимся проживанием на этой территории казахов — представителей рода «адай», относящегося к младшему жузу (группе казахских родов и племён). Казахстанский политолог Нурбулат Масанов, крупнейший исследователь кочевой цивилизации, отмечал, что принадлежность к определенному роду — это «прежде всего способ мышления и интерпретации происходящих процессов и явлений сквозь призму генеалогического происхождения, объяснение и аргументация, регламентация и регулирование процессов социальной мобилизации и консолидации общества» [3]. Иными словами, родовая принадлежность участвует в формировании культурно обусловленных когнитивных карт, которые, в свою очередь, определяют жизненные ценности и цели, а также отношение к миру и себе. Все вышеперечисленное можно обозначить в качестве особенностей национального характера.

Все наши респонденты рассказывали об адайцах как о «настоящих кочевниках, наиболее приспособленных к выживанию в голой голодной степи»1. Они известны своим стремлением к справедливости, подозрительным отношением к чужакам, выносливостью, боевой отвагой, упрямством, свободолюбием, небрежным, типично кочевым отношением к месту проживания. Демонстрация принадлежности к роду в иерархии ритуальных приветствий адайцев занимает второе место после «здравствуй». «Свои» четко отделены от «чужих», к которым, кстати, принадлежат оралманы. Жители города уверены в том, что «на средства от добываемой ими нефти отстроена Астана», что их бессовестно обкрадывало прежнее правительство. Нынешние власти также, по мнению жителей, забирают основную часть дохода от продажи нефти для развития столиц и оставляют ничтожные крохи для региона. Подобное стойкое убеждение было описано еще в 1989 году, когда в Новом Узене произошел крупный конфликт, потребовавший вмешательства тогда еще советских вооруженных сил.

Городские противоречия

Первые Жанаозенские (тогда еще — Новоузеньские) волнения пришлись на перестроечное время. До развала Советского Союза

1 Цитата из устного интервью.

оставалось еще два года, когда обычная бытовая драка переросла в массовые межнациональные столкновения. Примерно через двадцать лет, в том же городе, но уже в другом, независимом государстве, произошел напряженный трудовой конфликт, который длился более семи месяцев. Истории возникших разногласий многочисленны, субъективны, весьма эмоциональны и, как следствие, противоречивы. Фактом остается сама забастовка, волнения, погибшие и раненые в декабре 2011 года, а также испытываемые до сих пор жителями Жанаозена последствия пережитой трагедии.

Наша рабочая группа, состоящая из психологов, социологов, политологов и психиатров, была приглашена в Жанаозен в начале января 2012 года, когда угроза рекуррентной вспышки беспорядков была более чем высока — приближалась дата 40-дневных поминок по погибшим в результате декабрьских событий, которые в то время весьма активно продолжали освещаться средствами массовой информации. В результате проведенных фокус-групп, подробных индивидуальных интервью, внимательного изучения архивных документов, доступных видеоматериалов и других источников у членов исследовательской группы сформировалось стойкое déjà vu. Действительно, ситуация, сложившаяся на предприятии XXI века, поразительно напоминала противоречия между трудом и капиталом, описанные еще классиками марксизма-ленинизма. Встречаясь с разными представителями города, мы обратили внимание на дихотомию, существующую в сознании жителей: город был четко разделен на «нефтяников» и «прочих». Иными словами, кризисная ситуация в городе осложнялась вялотекущим внутригородским конфликтом: жители, не работающие в нефтяной отрасли и зарабатывающие в десятки раз меньше нефтяников, но в равной степени пострадавшие от декабрьских событий 2011 года, были обижены неравным распределением внимания и средств, текущих в Мангистаускую область в целом и в Жанаозен в частности. Основным центром внимания властей стали пострадавшие «нефтяники», что, естественно, вызывало реакцию обиды и относительную персональную депривацию у «прочих». Представители местной власти позже рассказывали нам о постоянных склоках между пострадавшими. «Люди сравнивали свое горе и требовали все большего возмещения ущерба, — делился один из респондентов, — перед зданием городской администрации постоянно устраивались мини-голодовки только для того, чтобы выпросить какие-либо льготы у местного акимата». В городе сложилась ситуация, при которой перенесенная травма использовалась в качестве инструмента легального шантажа властных структур. Успех нескольких жителей в получении привилегий поощрил остальных,

микрозабастовки стали обыденными средствами воздействия на разные уровни власти. Во многом благодаря слаженной работе экспертов, местных политических, государственных и религиозных деятелей повторные вспышки беспорядков удалось предотвратить, хотя прогнозы к середине января 2012 года были тревожными.

Трагические события декабря 2011 года привлекли внимание всего Казахстана к проблемам нефтяников, что стимулировало денежный поток в Мангистаускую область и Жанаозен. Тем не менее объективное улучшение качества жизни работников нефтяной отрасли обострило персистирующий внутригородской конфликт между элитой города — нефтяниками — и остальными, зарабатывающими в десятки раз меньше. Относительная персональная депривация, вкупе с постоянным ростом ожиданий среди «прочих», не совпадавшим с реальными возможностями, привела к хронической фрустрации, которая особенно легко диагностировалась в семьях оралманов. Наши респонденты редко были довольны чем-либо в городе, сравнивая свою жизнь «здесь» с жизнью «где-то там», чаще всего — в предыдущей стране проживания. По классическим невротическим законам жанра, эта страна чрезмерно идеализировалась. Покинутым столицам приписывались желаемые качества («жить там легче, богаче, климат мягче, люди добрее, специалисты лучше»), при этом желания вернуться в прежнюю страну проживания не было («мы — казахи, будем жить на Родине»). Выходцы из других стран сформировали отдельное сообщество в Жанаозене, компактно заселив один из самых некомфортных микрорайонов города. Когнитивная схема «хороший Я и хорошие Мы в плохом месте», привела, во-первых, к четко очерченной внешне-обвинительной позиции и, во-вторых, к углублению существующих внутригородских разногласий. На фоне противостояния между жителями и властью еще больше расцвели противоречия между нефтяниками и бюджетниками, между местными и пришлыми, между семьями раненых, но оставшихся в живых, и семьями, потерявшими близких.

К концу января 2015 года в городе, при всех объективных показателях улучшения качества жизни, сформировалась достаточно сложная социально-психологическая ситуация, которая сопровождалась прочно усвоенными и неоднократно подкрепленными методами достижения желаемого при помощи шантажа и активной демонстрации страданий.

События середины февраля 2015 года

В середине февраля 2015 года нефтяной городок вновь оказался в центре внимания прессы и пользователей социальных сетей. 16

февраля 2015 года в городскую больницу было госпитализировано 20 девушек-подростков с судорогами неясной этиологии. В течение последующих трех дней заболели еще 60 детей. Размытый диагноз «поствакцинальной реакции» вызвал растерянность и панику у населения городка, маленькая больница города оказалась переполнена пациентками и их многочисленными родственниками, создававшими дополнительные препятствия для нормальной работы медицинского персонала. В течение последующей недели количество заболевших продолжало увеличиваться, 195 человек было госпитализировано, еще более сотни находились на амбулаторном лечении.

В городке, где до сих пор нет специалистов в области психического здоровья, странные симптомы, которые появились сразу после вакцинации, всколыхнули панические слухи, которые вскоре стали приобретать агрессивный оттенок. Врачи города были деморализованы давлением родственников и многочисленных сочувствующих, и, чтобы переложить ответственность на внешний фактор, стали поддерживать циркулирующее среди жителей Жанаозена мнение об «испорченной» вакцине. Волна слухов о том, зачем и кому нужна была эта странная болезнь, в прямом смысле слова затопила город. Среди особо распространенных были предположения о происках зарубежных спецслужб, крайней коррумпированности местных чиновников из Минздрава, которые не погнушались нажиться на здоровье детей и подменили качественную вакцину некачественной. Высказывалось мнение о подготовленном замысле стерилизации населения Жанаозена, чтобы таким жестоким образом решить вопрос с чрезвычайно высоким уровнем рождаемости в городе. Во всех случаях ядром оставалось стойкое убеждение о том, что главной причиной событий является токсическое действие коревой вакцины. Ссылки на исследования ВОЗ и других не доходили до сознания населения, потому что при неформальном общении и врачи, и некоторые чиновники низшего звена намекали на плохо проведенную экспертизу.

Комментарии к роликам о последствиях проводимой вакцинации, запущенные на интернет-канале YouTube (www.youtube.com) в феврале — марте 2015 года, помогают восстановить картину происходивших в городе событий. Крайне эмоциональная и напряженная ситуация в городе актуализировала хорошо усвоенные алгоритмы поведения активных жертв. Многие дети демонстрацией активных симптомов выторговывали у родителей дорогие подарки (сотовые телефоны, планшеты, украшения и пр.), а родители, со своей стороны, использовали симптоматику детей для получения дополнительных социальных льгот. Достаточно интересным представлялся тот факт, что большинство заболевших девочек были из семей оралма-

нов и других «прочих», обслуживавших нефтяную промышленность, но не работающих в ней. Описанная выше когнитивная схема и идеализация страны предыдущего проживания вызывали естественное желание лечиться именно там, при этом все расходы на проезд и лечение должен был взять на себя основной «виновник» происходящего — городская и областная власть. Встречи представителей акимата города и области с родителями и учителями заболевших выливались в требования ответить на несколько основных вопросов, а именно:

• Больны ли дети? Если да, то чем?

• Почему Жанаозен?

• Связана ли болезнь детей с проведенной вакцинацией?

• Связана ли болезнь детей с забастовкой нефтяников 2011 года и последовавшими за ней событиями?

• Что делать?

Больны ли дети? Если да, то чем?

В апреле 2015 года для оценки ситуации в городе и оказания экспертной поддержки небольшая группа в составе политолога, антрополога и психиатра была направлена в Мангистаускую область, город Жанаозен.44), которые в предыдущей номенклатуре психических расстройств носили название истерических припадков.

В международной классификации болезней 10-го пересмотра диссоциативные или конверсионные расстройства описываются следующим образом: «Общепринятыми положениями, на основе которых выделяются диссоциативные, или конверсионные, расстройства, являются полная или частичная потеря нормальной интеграции между памятью на прошлые события, способностью осознать себя как личность и непосредственными ощущениями и способностью управлять движениями тела. Все виды диссоциативных расстройств имеют тенденцию к исчезновению через несколько недель или месяцев, особенно если их возникновение связано с каким-либо травмирующем событием в жизни. Многие хронические расстройства, особенно параличи и потеря чувствительности, могут развиваться на основе существования неразрешимых проблем и межличностных сложностей. Эти расстройства ранее преимущест-

венно классифицировались как различные виды «конверсионной истерии». Считается, что они имеют психогенную этиологию, поскольку по времени возникновения тесно связаны с травмирующими событиями, неразрешимыми и невыносимыми проблемами или нарушенными взаимоотношениями. Симптомы часто соответствуют представлению больного о том, как должно было бы проявляться психическое заболевание. Медицинский осмотр и обследование не выявляют каких-либо явных физических или неврологических нарушений. Кроме того, совершенно очевидно, что потеря функции является выражением эмоционального конфликта или потребностей. Симптомы могут развиваться в тесной связи с психологическим стрессом и часто проявляются внезапно» [4].

Для диссоциативных расстройств характерно «отсутствие физического расстройства, которое могло бы объяснить симптомы, характеризующие данное расстройство (но могут быть физические расстройства, которые дают развитие другим симптомам)». Также «имеется убедительная связь во времени между появлением симптоматики расстройства и стрессовыми событиями, проблемами или потребностями» [4]. К спектру диссоциативных расстройств относятся диссоциативная амнезия, диссоциативная фуга, диссоциативный ступор, транс и одержимость, диссоциативные двигательные расстройства, диссоциативные конвульсии, диссоциативная анестезия или потеря чувственного восприятия, а также синдром Ганзера, расстройство множественной личности, другие неуточненные диссоциативные расстройства [4].

Массовое конверсионное расстройство, известное в старых учебниках психиатрии как массовая истерия, достаточно часто наблюдается в периоды социально-психологических и политических кризисов. С 1974 года по 2004 год в мире было зафиксировано более 70 случаев массового конверсионного расстройства в таких странах, как Франция, США, Япония, Англия, Иордания, Испания. Многие из этих случаев достаточно хорошо описаны [6, 12]. Более того, существуют исследования массовых психогенных расстройств у детей именно после вакцинации: в Испании [13], Иране [14], на Тайване [11]. Не случайно специалисты департамента ВОЗ по вакцинам и иммунизации предупреждают о готовности лечебных учреждений к подобным явлениям [8].

В странах постсоветского пространства эпидемия диссоциативных расстройств зафиксирована в начале 2000-х годов. Именно такие случаи были описаны в Шелковском районе Чеченской Республики [1].

Наиболее подробно хронологию и причины возникновения эпидемии диссоциативного расстройства описал профессор, доктор психологических наук, автор классической монографии по психологическому стрессу Л.А. Китаев-Смык: «Утром 16 декабря 2005 г. в Шелковском районе Чечни, в станице Староглазовской странная болезнь поразила четырех девочек-чеченок и двух молодых женщин. С утра в школе, а потом уже в больнице у них время от времени возникали краткие приступы удушья, судороги рук и ног. Они падали и в ужасе кричали. Глава района оповестил всех, что это следствие нервно-паралитического или психотропного воздействия. К концу дня было уже двенадцать заболевших учениц той школы и две женщины, работавшие в ней. У всех одинаковые симптомы: онемение рук, ног, судорожные припадки, тошнота, озноб, слабость и пугающие приступы удушья. Они длились по несколько минут и повторялись 4-5 раз за день. По всей Чечне прокатился слух о «поражении детей в станице Староглазовская либо боевыми отравляющими веществами, либо радиацией». Местные врачи подтверждали этот диагноз. Здесь следует напомнить, что с 1994 г. в Чечне началась… война… В 2002-м году активные бои сменились множественными диверсионными действиями: подрывами мин на дорогах, снайперскими убийствами, захватом заложников, отравлением земли и источников воды. К 2006-му году была спровоцирована, — самое страшное, что может быть у горцев, — массовая кровная месть. Стали частыми исчезновения людей, взрывы домов, расстрелы и неизвестно кем обезображенные трупы. Накануне странного заболевания чеченских девочек по Чечне промчалось очередное пугающее сообщение: «В столице, в Грозном, обнаружен мощный источник радиоактивного излучения, превышающий допустимый уровень в 58 тысяч раз». За истекшее десятилетие Чечня превратилась из процветающей курортной северокавказской республики в единый, сплоченный, больной социально-этнический организм, где все, про всё, про любую угрозу мгновенно узнают, где все жители всё время эмоционально перевозбуждены. Одни страхом, другие — злобой, где люди одержимы либо жаждой мести, либо мучительной обязанностью мстить. При этом они упорно трудились, поддерживая свою жизнь» [2].

Л.А. Китаев-Смык [2], цитируя выдающихся российских психиатров Сперанского и Гиндикина, излагает достаточно популярную гипотезу «повторного удара». Согласно этой гипотезе, для развития невротической симптоматики необходимо и достаточно двух факторов: (1) чрезмерного по силе кумулятивного (совокупного) стресса и (2) «повторного удара» — события, которое само по

себе не способно послужить причиной расстройства, но оказывается последней каплей, окончательно ломающей предварительно истощенные адаптационные ресурсы.

Заражение диссоциативными симптомами происходит по механизму эмоциональной цепной реакции, облегчается страхом перед неизвестным заболеванием. Наиболее уязвимой группой признаются девушки и юные женщины с определенной конституциональной предрасположенностью. До настоящего времени неврологи и врачи общей практики называют диссоциативные расстройства «функциональными», подчеркивая, с одной стороны, преходящий и обратимый характер даже самой тяжелой симптоматики (например, ступора или истерической мнимой смерти), с другой — обращая внимание на так называемую «неорганическую», как бы «ненастоящую» природу болезни. Эта «функциональность» почти неизбежно приводит к снисходительному, обидно стигматизирующему отношению к заболевшим, которые даже докторами порой воспринимаются чуть более серьезно, чем откровенные симулянты.

Тем не менее последние нейропсихологические исследования, проведенные при помощи функциональной магнитно-резонансной томографии, позитронно-эмиссионной томографии и других инновационных технологий, продемонстрировали наличие четкого ней-робиологического субстрата диссоциативных симптомов. Обзорная статья С. Харви с соавт. [10] резюмирует результаты более 50 исследований, среди которых работы О. Девинского [9] и М. Брума [7]. Авторы указывают на общие для всех пациентов нейробиологиче-ские маркеры, в частности, на чрезмерную активацию префрон-тальной коры и лимбической системы под воздействием хронического накапливающегося стресса. Чрезмерный по силе дистресс, как это было показано на клинических примерах, способен подавить проведение восходящей сенсорной и моторной информации по та-ламокортикальному тракту и привести к дефициту контроля за собственными сенсорными и моторными функциями. Заметим, что дефицит внутреннего контроля может быть защитным механизмом, который развивается в ответ на чрезмерное по силе стрессовое воздействие и, как и всякий защитный механизм, подкрепляется вторичной выгодой — получением возможности внешнего контроля, в частности, контроля над близким окружением. Проще говоря, симптоматика может держаться столько времени, сколько будет поощряться возможность манипулирования другими людьми при помощи признаков своего расстройства.

Таким образом, диссоциативное расстройство (1) вызывается наложением «последней капли» на хронический кумулятивный

дистресс; (2) быстрее всего развивается у девочек и юных женщин, имеющих конституциональную предрасположенность; (3) развивается по механизму эмоционального заражения; (4) сопровождается зафиксированными нейробиологическими изменениями.

К моменту приезда в Жанаозен экспертной группы врачи-психиатры области и специалисты, приехавшие из Алматы, успешно разобрались в природе странной эпидемии и разработали пошаговый алгоритм вмешательства. Одна из нерешенных проблем заключалась в недостаточно удачном, на наш взгляд, концептуальном подходе к терапии, который выражался в девизе лечебного лагеря для девочек, расположенного в курортной зоне Кендерли: «Мы не больны!». Очевидно, что девиз создавал дополнительную диссоциацию между декларируемым отсутствием болезни и наличием симптомов.

Почему Жанаозен? Связана ли болезнь детей с проведенной

вакцинацией? Связана ли болезнь детей с событиями

2011 года? («Кто виноват?»)

Суровый климат, удаленность от «элитных» регионов Казахстана, сравнительная, в прошлом, легкость получения казахстанского гражданства, привлекательность больших заработков, связанная с добычей нефти, сделали город особенно привлекательным для оралманов — этнических казахов, волею судьбы оказавшихся в других странах. С учетом особенностей когнитивных карт адайцев, описанных нами ранее в статье, особенного отношения к «пришлым», а также разросшегося внутригородского конфликта, становится понятно, что «пришлые», а также «прочие» оказались в относительной изоляции от денежного потока, направленного в область и город после трагических событий 2011 года. Феномен относительной персональной депривации, или зависти в обыденном лексиконе, способствует возникновению чувства неполноценности, которое определяется в качестве одного из наиболее мощных внутренних отрицательных стрессоров. Описанный в социальной психологии «эффект зеркала» состоит в том, что люди склонны оценивать уровень доходов и качество собственной жизни в сравнении не с удаленными коллегами (что было бы корректно с «научной» точки зрения), а с соседями по региону, по цеху, по дому. Например, шофер нефтяной компании в Жанаозене сравнивает свое положение не с шофером такой же компании в Татарстане или на российском Севере, а с заработком более квалифицированного соседа-нефтяника или даже менеджера компании. Принимая во внимание тот факт, что все жители города так или иначе были травмированы событиями 2011 года, достаточно большая группа горожан, чья

травмированность не была ни признана, ни поощрена, оказалась в ситуации незавершенного гештальта, что, в свою очередь, приводило к усилению и без того высокого уровня эмоционального напряжения. Интересным представляется тот факт, что в соседнем поселке, принадлежащем уже другой области, случаев осложнения после проведения вакцинации не было.

Массовая вакцинация не предполагает проведения предварительного разъяснения и информированного согласия, поэтому может восприниматься как насильственное действие, совершаемое без осознанного участия подростка. Лишение возможности выбора, собственного контроля над совершаемыми действиями вполне могло стать той самой последней каплей, которая привела к первым диссоциативным судорогам у девочек. Остальные механизмы распространения эпидемии классические: распространение панических слухов о вакцине, эмоциональное заражение от уже заболевших детей, появление признаков расстройства даже у тех юных жителей, которые не были вакцинированы. Следует отметить, что другое событие, имеющее хотя бы минимальный травматический потенциал в восприятии граждан города, вполне могло сыграть роль окончательного удара, запустившего цепочку событий в феврале 2015 года. Тем не менее объяснение причин массовых диссоциативных расстройств в Жанаозене предполагает положительные ответы на оба вопроса: да, болезнь детей была связана с событиями 2011 года и была «запущена» проведенной вакцинацией.

Что делать?

К моменту нашего приезда в Мангистаускую область квалифицированными психиатрами из Казахстана была разработана программа комплексной помощи пациенткам с диссоциативными расстройствами. Реабилитация проводилась на базе курортной зоны Кендерли, отстроенной специально для работников нефтяной промышленности и расположенной на берегу Каспийского моря неподалеку от Жанаозена. Индивидуальная работа с пациентками осуществлялась на дому под присмотром квалифицированных психологов. Новых случаев заражения уже не было, заболевшие, правда, не всегда успешно, учились контролировать свои «приступы», основная часть родителей заболевших девочек вскоре осознали связь между излишним вниманием к персоне дочери и симптомами странной болезни. Некоторые из отцов и матерей стали активными помощниками в терапевтическом процессе.

Тем не менее несколько детей, отправленные в другую республику вместе с требовательными родственниками, были диагности-

рованы как лица, страдающие «токсической энцефалопатией». Страшный диагноз оказал на лечившихся там детей и их родителей парадоксально-успокаивающее воздействие — виновник был найден, болезнь подтверждена, многочисленные процедуры создали необходимый положительный плацебо-эффект. Проблема заключалась в том, что выставленный «хорошими специалистами» другой страны страшный диагноз мгновенно распространился среди выздоравливающих, обесценив все прошлые достижения медиков. Проведенная ВОЗ экспертиза вакцины не принималась массовым сознанием, в Жанаозене появились кликуши — учительницы, агрессивно требовавшие наказать виновных, формулирующие катастрофические прогнозы и собирающие вокруг себя толпы сочувствующих. Желающих уехать на лечение в другое государство становилось все больше. Остановить очередное поветрие удалось применением достаточно суровых мер, а именно: экспертизой выставленных в клинике диагнозов, проведенной специалистами тамошнего Минздрава, в результате которой «токсический» диагноз был изменен.

Усвоенная модель получения желаемого путем откровенного шантажа собственным здоровьем могла привести к освобождению заболевших от единого национального тестирования (аналог российского ЕГЭ), однако благодаря слаженным действиям команды специалистов этого осложнения удалось избежать.

Случай массивного диссоциативного расстройства, зарегистрированного в современном Казахстане в XXI веке, не единичен. Травматический стресс весьма часто сопровождается диссоциативными симптомами, которые могут сохраняться продолжительное время и быть как связанными с актуальным культуральным контекстом [5], так и не обнаруживать с ним связи вообще. Особенности клинических проявлений диссоциации весьма разнообразны. Так, в Кыргызской Республике преобладают состояния диссоциативной одержимости, во время которых и девушки, и молодые люди рассказывают об одержимости джиннами. Нечто подобное отмечали наши коллеги, работающие в Чечне. Описанию механизмов развития этого расстройства, возможно, будет посвящена следующая статья об отдаленных последствиях травматического стресса.

ЛИТЕРАТУРА

1. Дальсаев М.А., Дальсаева Р.Ч. Массовая психогения или массовое отравление в Шелковском районе Чеченской Республики // Социальная и клиническая психиатрия. 2006. № 2. С. 88-92.

2. Китаев-Смык Л.А. Конверсионное заболевание женщин в Чечне: «Эпидемия» индуцированных болезней или конверсионная истерия? // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2005. № 4(31). С. 50-57.

3. Масанов Н.Э. Кочевая цивилизация казахов: основы жизнедеятельности номадного общества. Алматы: Социнвест; М.: Горизонт, 1995. 320 с.

4. Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем. 10-й пересмотр. Женева: Всемирная организация здравоохранения, 1995.

5. Суслова Е.С., Николаев Е.Л. Психологические механизмы совладания при дезадаптации личности: культуральный аспект // Вестник Чувашского университета. 2006. № 1. С. 281-288.

6. Balaratnasingam S, Janca A. Mass hysteria revisited. Current Opinion in Psychiatry. 2006 Mar; 19(2): 171-4.

7. Broome M.R. A neuroscience of hysteria? Current Opinion in Psychiatry, 2004. 17: 465-9.

8. Clements C.J. Mass psychogenic illness after vaccination. Drug Safety, 2003; 26(9): 599-604.

9. Devinsky O., Mesad S., Alper K. Nondominant hemisphere lesions and conversion nonepileptic seizures. J. Neuropsychiatry Clin. Neurosci. 2001. 13: 367-73.

10. Harvey S.B., Stanton B.R., David A.S. Conversion disorder: towards a neurobio-logical understanding. Neuropsychiatr. Dis Treat. 2006 Mar; 2(1): 13-20.

11. Huang W.T., Hsu C.C., Lee P.I., Chuang J.H. Mass psychogenic illness in nationwide in-school vaccination for pandemic influenza A(h2N1) 2009, Taiwan, November 2009-January 2010. Euro Surveill. 2010 May 27; 15(21): 19575.

12. Karam E.G., Khattar L.H. Mass psychogenic illness (epidemic sociogenic attacks) in a village in Lebanon. J. Med.Liban. 2007 Apr-Jun; 55(2): 112-5.

13. Peiro E.F., Yanez J.L., Carraminana I., Rullan J.V., Castell J. Study of an outbreak of hysteria after hepatitis B vaccination. Med Clin (Barc). 1996 Jun 1; 107(1): 1-3. [Spanish].

14. Yasamy M.T., Bahramnezhad A., Ziaaddini H. Postvaccination mass psychogenic illness in an Iranian rural school. East Mediterr Health J. 1999 Jul; 5(4): 710-6.

REFERENCES

1. Dal’saev M.A., Dal’saeva R.Ch. Massovaya psikhogeniya Hi massovoe otravlenie v Shelkovskom raione Chechenskoi Respubliki [Mass psychogeny or intoxication in Shelkovskoy district of Chechnya]. Sotsial’naya i klinicheskaya psikhiatriya [Social and clinical psychiatry], 2006, no. 2, pp. 88-92.

2. Kitaev-Smyk L.A. Konversionnoe zabolevanie zhenshchin v Chechne: «Epidemiya» indutsirovannykh boleznei ili konversionnaya isteriya? [Conversion diseases in Chechen women: induced diseases «epidemic» or conversion hysteria?]. Psikhopedagogika v pravookhranitel’nykh organakh [Psychology and pedagogic in law-enforcement agencies], 2005, no. 4(31), pp. 50-57.

3. Masanov N.E. Kochevaya tsivilizatsiya kazakhov: osnovy zhiznedeyatel’nosti no-madnogo obshchestva [Kazakh nomadic culture: vital activity base of nomadic society]. Almaty, Sotsinvest Publ.; Moscow, Gorizont Publ., 1995, 320 p.

4. International Statistical Classification of Diseases and Related Health Problems: Tenth Revision. Geneva: World Health Organisation, 1992. [Russ. ed.: Mezhduna-rodnaya staticticheskaya klassifikatsiya boleznei i problem, svyazannykh so zdo-rov’em: 10-i peresmotr. Geneva: World Health Organisation, 1995].

5. Suslova E.S., Nikolaev E.L. Psikhologicheskie mekhanizmy sovladaniya pri dezadap-tatsii lichnosti: kul’tural’nyi aspekt [Psychological coping-mechanisms of malad-

justed personality: cultural aspect]. Vestnik Chuvashskogo universiteta, 2006, no. 1, pp. 281-288.

6. Balaratnasingam S, Janca A. Mass hysteria revisited. Current Opinion in Psychiatry. 2006 Mar; 19(2): 171-4.

7. Broome M.R. A neuroscience of hysteria? Current Opinion in Psychiatry, 2004. 17: 465-9.

8. Clements C.J. Mass psychogenic illness after vaccination. Drug Safety, 2003; 26(9): 599-604.

9. Devinsky O., Mesad S., Alper K. Nondominant hemisphere lesions and conversion nonepileptic seizures. J. Neuropsychiatry Clin. Neurosci. 2001. 13: 367-73.

10. Harvey S.B., Stanton B.R., David A.S. Conversion disorder: towards a neurobio-logical understanding. Neuropsychiatr. Dis Treat. 2006 Mar; 2(1): 13-20.

11. Huang W.T., Hsu C.C., Lee P.I., Chuang J.H. Mass psychogenic illness in nationwide in-school vaccination for pandemic influenza A(h2N1) 2009, Taiwan, November 2009-January 2010. Euro Surveill. 2010 May 27; 15(21): 19575.

12. Karam E.G., Khattar L.H. Mass psychogenic illness (epidemic sociogenic attacks) in a village in Lebanon. J. Med.Liban. 2007 Apr-Jun; 55(2): 112-5.

13. Peiro E.F., Yanez J.L., Carraminana I., Rullan J.V., Castell J. Study of an outbreak of hysteria after hepatitis B vaccination. Med Clin (Barc). 1996 Jun 1; 107(1): 1-3. [Spanish].

14. Yasamy M.T., Bahramnezhad A., Ziaaddini H. Postvaccination mass psychogenic illness in an Iranian rural school. East Mediterr Health J. 1999 Jul; 5(4): 710-6.

Молчанова Е.С., Жолдасова Ж.А. Массовое диссоциативное расстройство в Жанаозене: предпосылки и механизмы формирования // Вестник психиатрии и психологии Чувашии. 2015. Т. 11, № 4. С. 135-150.

Аннотация

В статье проанализированы причины и механизмы развития массового диссоциативного расстройства, зарегистрированного в феврале-апреле 2015 года в казахстанском городе Жанаозен. Поступление в городскую больницу двадцати девушек-подростков с судорогами неясной этиологии с диагнозом «поствакцинальной реакции» вызвало панические слухи у населения, что сопровождалось увеличением числа подверженных данным симптомам более чем в десять раз. Автором описано взаимодействие различных факторов, повлиявших на вспышку «психической эпидемии», в частности прослежены особенности когнитивных схем и ожиданий, а также специфика травматического стресса, переживаемого жителями города в период 2011-2015 годов. Установлена наиболее уязвимая группа — девушки и молодые женщины с определенной конституциональной предрасположенностью. Массовая вакцинация подростков, не сопровождавшаяся предварительным разъяснением и получением информированного согласия, стала восприниматься как насильственное действие, совершаемое без осознанного участия самого человека. Лишение возможности выбора и контроля над совершаемыми действиями стали последней каплей, приведшей к появлению первых диссоциативных судорог у девушек. Среди остальных механизмов разрастания эпидемии: распространение панических слухов о вакцине, эмоциональное заражение от уже заболевших подростков, появление признаков расстройства даже у тех жителей, которые

не были вакцинированы. Прослежена связь психических расстройств в 2015 году с последствиями психотравмирующих событий 2011 года. Выделен феномен относительной персональной депривации, способствовавший росту ощущения неполноценности у жителей города, что определено в качестве одного из наиболее мощных внутренних стрессоров. С опорой на современные данные нейронаук показано, что чрезмерный по силе дистресс способен подавить проведение восходящей сенсорной и моторной информации по таламокортикальному тракту и привести к дефициту контроля над сенсорными и моторными функциями. Проведена аналогия с эпидемией диссоциативного расстройства, возникшего в Шелковском районе Чеченской Республики в 2005 года. Описана специфика помощи пострадавшим.

Ключевые слова: диссоциативное расстройство, эпидемия, массовые психогенные расстройства, травматический стресс, когнитивные схемы, Жанаозен.

Информация об авторах:

Молчанова Елена Сергеевна, кандидат медицинских наук, доцент кафедры психологии Американского университета в Центральной Азии, Киргизия, 720000, г. Бишкек, ул. Аалы Токомбаева 7/6, тел. +996(312)915000+447, [email protected]

Жолдасова Жибек Алилулаевна, кандидат медицинских наук, Генеральный директор «Клиники лечения неврозов и болезни Альцгеймера» при ТОО «Древо познания», Казахстан, Алматы, Ауэзовский район, мкр Мамыр-4, д. 197/1, тел. 8727255 52 30, [email protected]

Molchanova E., Zholdasova Zh. Massovoe dissotsiativnoe rasstroistvo v Zhanaozene: predposylki i mekhanizmy formirovaniya [Mass dissociative disorder in Janaozen: predictors and mechanisms of development] (Russian). Vestnik psikhiatrii i psikhologii Chuvashii [The Bulletin of Chuvash Psychiatry and Psychology], 2015, vol. 11, no. 4, pp. 135-150.

Abstract. The article analyses the causes and mechanisms of development of mass dissociative disorders registered between February and April 2015 in Janaozen, Kazakhstan. Twenty teenage girls with convulsions of unknown etiology were admitted to a municipal hospital and diagnosed with «a postvaccinal reaction». This caused panic rumours among the population, which led to an increase in the number of those who turned susceptible to the symptoms by more than ten times. The authors of the article describe the interaction of various factors that influenced the outbreak of «mental epidemic», particularly the peculiarities of cognitive schemes and anticipation, as well as the specific character of the traumatic stress experienced by the residents of the town between 2011 and 2015. The most vulnerable group of people was determined, that is girls and young women with a certain constitutional predisposition. The mass vaccination of teenagers without explaining and obtaining informed consent was regarded as an act of violence committed without the conscious participation of a vaccinated individual. Depriving of a choice

and control over the committed acts became the last straw that led to the emergence of the first dissociative convulsions in the girls. The other mechanisms for the epidemic spreading include: the proliferation of panic rumours of the vaccine, emotional contagion from those teenagers who are already affected, the emergence of the disorder in those residents who were not vaccinated. The article traces the connection between the mental disorders of 2015 and the consequences of the psychologic traumatic experiences of 2011. The article marks out the phenomenon of relative personal deprivation, which contributed to the growth of the inferiority feeling among the town residents, and which is defined as one of the most powerful internal stressors. Relying on the contemporary data of neurosciences, the article shows that excessively powerful distress is able to suppress the passage of ascending sensory and motor information along the thalamocortical tract and cause the deficit of control over sensory and motor functions. The article draws similarities between the epidemic in question and the dissociative disorder epidemic in the Shelkovsk region of the Chechen Republic in 2005. It describes the specific ways of giving aid to sufferers from this condition.

Keywords: dissociative disorder, epidemic, mass psychogenic disorder, traumatic stress, cognitive scheme, Janaozen.

Information about authors:

Molchanova Elena, M.D., Ph.D. in Medicine, Associate Professor, Psychology Department, American University in Central Asia; 7/6, Aaly Tokombaev st., Bishkek, 720000, Kyrgyzstan, tel. +996 312915000+447, [email protected]

Zholdasova Zhibek, M.D., Ph.D., General Director, Clinics on neurosis and Alzheimer’s disease treatment; 197/1, Mamyr-4, Auezov district, Almaty, Kazakhstan, tel. 8727255 52 30, [email protected]

Поступила: 24.09.2015 Received: 24.09.2015

Кондаков Станислав Вадимович — врач Психиатр в Санкт-Петербурге: записаться на прием

Ананкастное расстройство личности

Андрофобия

Антропофобия

Аутизм

Аффективно-респираторный приступ

Аффективное расстройство

Аффективные расстройства

Бедная симптомами шизофрения

Биполярное аффективное расстройство

Биполярное расстройство второго типа

Болезнь Альцгеймера

Бредовое расстройство

Вызывающее оппозиционное расстройство

Галлюциноз

Гебефреническая шизофрения

Гелотофобия

Гиперестезия

Гиперкинетические расстройства

Двигательные и волевые расстройства

Депрессия

Дисморфомания

Дисморфофобия

Диссоциальное расстройство личности

Диссоциативная амнезия

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное расстройство личности

Диссоциативные двигательные расстройства

Диссоциативный ступор

Дранкорексия

Дромомания

Злокачественный нейролептический синдром

Идиотия

Имбецильность

Импульсивное расстройство личности

Ипохондрическая шизофрения

Ипохондрия

Истерическое расстройство личности

Кататоническая шизофрения

Кататонический синдром

Коммуникативное расстройство

Контрафобия

Легкий депрессивный эпизод

Легкое когнитивное расстройство

Маниакально-депрессивный психоз

Маниакальный эпизод

Мания без психотических симптомов

Мания величия

Мания преследования

Мания с психотическими симптомами

Неврастения

Невроз навязчивых состояний

Недифференцированная шизофрения

Недифференцированное соматоформное расстройство

Нервно-психические расстройства

Органический галлюциноз

Органическое бредовое расстройство

Органическое диссоциативное расстройство

Органическое расстройство личности

Острое полиморфное психотическое расстройство

Острое шизофреноподобное психотическое расстройство

Острые и транзиторные психотические расстройства

Параноидная шизофрения

Параноидное расстройство личности

Паранойя

Повышенное половое влечение

Пограничное расстройство личности

Пограничные психические расстройства

Поздняя дискинезия

Послеродовой психоз

Посттравматическое стрессовое расстройство

Психические расстройства

Психоз

Разговоры во сне

Расстройства поведения

Расстройство личности

Расстройство мышления

Расстройство памяти и внимания

Расстройство приспособительных реакций

Расстройство рецептивной речи

Расстройство сознания

Расстройство экспрессивной речи

Расторможенное расстройство привязанности

Реактивное расстройство привязанности

Рекуррентное депрессивное расстройство

Синдром деперсонализации — дереализации

Сосудистая деменция

Спастическая диплегия

Тяжелый депрессивный эпизод с психотическими симптомами

Умеренный депрессивный эпизод

Фобии специфические

Фобические тревожные расстройства

Фобия

Фобия социальная

Хроническое бредовое расстройство

Хроническое соматоформное болевое расстройство

Шизофрения

Эндогенная депрессия

Нервно-психические расстройства

Агорафобия

Ананкастное расстройство личности

Андрофобия

Апатия

Апифобия

Астения

Атипичная депрессия

Аутизм

Большое депрессивное расстройство

Вуайеризм

Галлюциноз

Гебефреническая шизофрения

Генерализованное тревожное расстройство

Депрессия

Диссоциальное расстройство личности

Диссоциативная амнезия

Диссоциативная анестезия

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативные двигательные расстройства

Зависимое расстройство личности

Импульсивное расстройство личности

Ипохондрия

Истерический невроз

Истерическое расстройство личности

Контрафобия

Нарушение активности и внимания

Нарциссизм

Нарциссическое расстройство личности

Неврастения

Острая реакция на стресс

Паническое расстройство

Панофобия

Параноидное расстройство личности

Пассивно-агрессивное расстройство личности

Повышенное половое влечение

Пограничное расстройство личности

Послеродовая депрессия

Постшизофреническая депрессия

Психалгия

Психические расстройства

Расстройство личности

Расторможенное расстройство привязанности

Реактивное расстройство привязанности

Рекуррентное депрессивное расстройство

Смешанные расстройства личности

Социофобия

Тревожно-депрессивное расстройство

Тревожно-фобические расстройства

Тревожное расстройство

Тревожное расстройство в связи с разлукой

Тревожное расстройство личности

Тревожное состояние

Тревожный невроз

Элективный мутизм

Диссоциативные (конверсионные) расстройства:Причины,Симптомы,Лечение | doc.ua

Под конверсией понимается замещение тревоги различными соматическими симптомами, которые нередко могут быть признаками неврологического заболевания. Диссоциация же значит, что симптомы происходят от неправильного взаимодействия между разными функциями психического характера и являются результатом определенных нарушений. Также такого рода расстройства могут называться истерией.
Выделяют две главные проблемы в случае диагностики такого рода расстройств.
В начале развития заболевания, например такого, как синдром деперсонализации, полностью исключить соматическую патологию нельзя. Часто требуется длительное наблюдение за больным, проведение многих процедур, что позволяет поставить точный диагноз. Если случай сомнителен, то останавливаются на диагнозе диссоциативных расстройств, что не дает допустить наличие тяжелого заболевания соматического характера.
Иногда весьма тяжело определить, сознательные такие симптомы или бессознательные. Во многих случаях симуляция наблюдается у тех, кто лишен свободы или желает избежать призыва к армии. Часто больным свойственно преувеличивать свои симптомы, однако, при диагностике, в любом случае, предполагается существование компонента бессознательного характера, принимающего участие в происхождении симптомов.

Расстройства такого рода разделяются на двигательные, сенсорные диссоциативные и диссоциатвные расстройства, которые имеют определенные психологические симптомы.

Причины

Очень часто больные, сами того не сознавая, начинают подражать симптоматическим проявлениям, которые ими наблюдаются у окружающих. Таким образом, они проводят параллели между собой и этими людьми. Также распространены случаи, когда после того, как умер отец, взрослая дочь может страдать диссоциативным параличом, который по клинической картине схож с тем, который наблюдался у отца перед смертью.
Первоначальная выгода проявляется в том, что с помощью процессов диссоциации, а также конверсии, больной может подсознательно предотвращать внутренние конфликты психологического характера, к примеру, при диссоциативной амнезии из воспоминаний пациента могут выпадать наиболее приятные для него события.
Вторичная или социальная выгода проявляется в том, что результаты болезни могут стать для больного явными преимуществами. Они могут предотвратить трудные и обязательные житейские ситуации, так как больным действительно многое прощается. Они постоянно получают поддержку и достаточный уровень внимания со стороны окружающих, могут манипулировать своим состоянием и применять его для достижения личных целей. Несмотря на то, что вторичная выгода может быть очевидной, она не может быть использована для стопроцентной постановки точного диагноза.

Симптомы

По сути, возникновение таких симптомов не является умышленным и преднамеренным, однако они формируются под воздействием того, как больной сам представляет свое заболевание. Как уже было сказано, часто больные склонны придавать своим симптомам преувеличенное значение, но в основе заболевания находятся и бессознательные механизмы психологического характера. Больные, страдающие данным расстройством, могут не осознавать свои действия и не управлять ими. Также ясно, что такого рода расстройства являются выражением эмоционального конфликта: они имеют тесную связь со стрессом и развиваются внезапно.
Имеет место и отсутствие органических этиологических факторов. Если в настоящем или прошлом имелись истинные нарушения неврологического характера либо системные заболевания, которые влияют на ЦНС, то расстройства присутствовали у 40% больных. Диссоциативные и конверсивные проявления часто бывает весьма тяжело отличить от неврологических или соматических расстройств, особенно у тех пациентов, которые неплохо информированы о клинической картине и ходе течения такого рода заболеваний. Однако при медицинском осмотре и обследовании не выявляются нарушения. Важно помнить и понимать, что диагноз может быть установлен только в случае отсутствия нарушений физического и неврологического характеров или при отсутствии явной связи с данными нарушениями.

Клиническая картина не соответствует картине расстройства и схожих заболеваний. Проявления расстройств не соответствуют проявлениям настоящих неврологических расстройств, что отражает наивные представления пациентов относительно анатомической иннервации. Данное несоответствие крайне важно в случае необходимости уточнения диагноза.

Диагностика

Практически во всех случаях самые большие проблемы провоцируются органическими болезнями ЦНС. К примеру, явная слабость замечается при миопатиях, миастении и рассеянных склерозах. Неврит зрительных нервов может быть ошибочно принят за дисоциативную слепоту. Признаки и симптомы, которые не соответствуют анатомическим структурам либо известным механизмам патофизиологического характера, наверняка будут обусловлены диссоциативного рода расстройствами, а не соматическими болезнями. То есть, во всех ситуациях нужно провести тщательное соматическое и неврологическое обследования пациента. Симптомы таких проблем, как диссоциативное расстройство личности, которые могут пропасть под действием гипноза, внушения либо при введении определенных препаратов, скорее всего, также являются психогенными.
В случае проведения дифференциальной диагностики расстройств нужно принимать по внимание следующие особенности:

  • возраст проявления заболевания – как правило, диссоциативные расстройства обнаруживаются в возрасте моложе 40 лет;
  • симптомы — они проявляются под действием стрессовых ситуаций. Если ситуации такого рода не присутствуют, то диагноз является сомнительным. Но сами по себе стрессовые ситуации не являются доказательством диссоциативного расстройства, поскольку они часто предшествуют соматическим болезням.
  • вторичная выгода, о которой говорилось выше. Если она отсутствует, то диагноз расстройства нужно пересмотреть.

Лечение

При такой задаче, как лечение диссоциативных расстройств, в первую очередь очень важно устранить обстоятельства, которые могут травмировать больного или минимизировать их влияние. Часто, положительное действие достигается благодаря перемене обстановки. Основное место в лечении таких проблем возлагается на плечи психотерапии, в том числе рациональной. Пациенту очень важно объяснить то, что причиной являются не заболевания, а психологические причины, поэтому именно психологическую терапию рекомендуют в данной ситуации. Регулярные убедительные беседы психотерапевта с больным помогают выработать у него правильное отношение к данной проблеме и причинам, которые стали факторами ее развития.

Психологическое лечение

Врачи советуют использовать психоаналитическую психотерапию. В определенных случаях оказывают хорошее действие гипноз и психотерапия поведенческого характера. Очень важное условие лечения – это изучение ситуации больного в социальном плане, что дает возможность исключить вторичные выгоды от данных заболеваний.
Лекарственная терапия не играет принципиальной роли в данной ситуации, помимо тех случаев, когда такого рода расстройства проявляются вторично и являются результатом депрессивного заболевания. В случае выраженной тревоги показан прием транквилизаторов и антидепрессантов.
Почти у всех больных на фоне лечения проявляется улучшение. В случае отсутствия результатов терапии нужно исключить возможности соматического заболевания. С целью лечения диссоциативных расстройств используются короткие и директивные психотерапевтические методы. Причем чем больше времени пациент пребывает в роли больного, тем хуже будет действие терапии.
Прогноз, как правило, благоприятен. Практически во всех случаях симптомы заболеваний непродолжительны, они резко начинаются и так же быстро заканчиваются. Болезни, которые являются длительно текущими, и сочетаются с определенной выгодой, терапии могут поддаваться тяжело. Диссоциативная амнезия, которая является внезапным окончанием расстройства, нечасто имеет рецидивы. Диссоциативная фуга – это кратковременное нарушение, при котором рецидивы случаются крайне редко, выздоровление появляется быстро и неожиданно. Диссоциативное расстройство идентичности – самое тяжелое расстройство из всех, при нем есть вероятность хронического течения. Больные, которые имеют такие диссоциативные расстройства личности, как дереализация и деперсонализация, могут наблюдаться на протяжении всей жизни. При этом больные остаются абсолютно здоровыми внешне, но могут страдать от состояний депрессивного характера.

Диссоциативные расстройства — Симптомы и причины

Обзор

Диссоциативные расстройства — это психические расстройства, которые связаны с переживанием разъединения и отсутствия непрерывности между мыслями, воспоминаниями, окружением, действиями и идентичностью. Люди с диссоциативными расстройствами ускользают от реальности непроизвольными и нездоровыми способами, которые вызывают проблемы с функционированием в повседневной жизни.

Диссоциативные расстройства обычно развиваются как реакция на травму и помогают избавиться от тяжелых воспоминаний.Симптомы — от амнезии до альтернативной идентичности — частично зависят от типа диссоциативного расстройства, которое у вас есть. Время стресса может временно ухудшить симптомы, сделав их более очевидными.

Лечение диссоциативных расстройств может включать беседу (психотерапию) и прием лекарств. Хотя лечение диссоциативных расстройств может быть трудным, многие люди узнают новые способы справиться с ними и вести здоровую и продуктивную жизнь.

Продукты и услуги

Показать больше продуктов от Mayo Clinic

Симптомы

Признаки и симптомы зависят от типа вашего диссоциативного расстройства, но могут включать:

  • Потеря памяти (амнезия) на определенные периоды времени, события, людей и личную информацию
  • Чувство оторванности от себя и своих эмоций
  • Восприятие окружающих вас людей и вещей как искаженное и нереальное
  • Смутное чувство идентичности
  • Значительный стресс или проблемы в отношениях, на работе или в других важных сферах жизни
  • Неспособность справиться с эмоциональным или профессиональным стрессом
  • Проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия, беспокойство, суицидальные мысли и поведение

В Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5), опубликованном Американской психиатрической ассоциацией, определены три основных диссоциативных расстройства:

  • Диссоциативная амнезия. Основной симптом — потеря памяти, которая более серьезна, чем обычная забывчивость, и не может быть объяснена каким-либо заболеванием. Вы не можете вспомнить информацию о себе или событиях и людях в своей жизни, особенно из травмирующего времени. Диссоциативная амнезия может быть связана с событиями определенного времени, такими как интенсивный бой, или, что реже, может включать полную потерю памяти о себе. Иногда это может быть связано с путешествиями или сбивчивым уходом от жизни (диссоциативная фуга).Эпизод амнезии обычно возникает внезапно и может длиться минуты, часы, а в редких случаях — месяцы или годы.
  • Диссоциативное расстройство личности. Ранее известное как расстройство множественной личности, это расстройство характеризуется «переключением» на альтернативную идентичность. Вы можете чувствовать присутствие двух или более людей, говорящих или живущих в вашей голове, и вам может казаться, что вы одержимы другими личностями. Каждая личность может иметь уникальное имя, личную историю и характеристики, включая очевидные различия в голосе, поле, манерах и даже таких физических качествах, как необходимость в очках.Также есть различия в том, насколько каждая идентичность знакома с другими. Люди с диссоциативным расстройством идентичности обычно также страдают диссоциативной амнезией и часто испытывают диссоциативную фугу.
  • Расстройство деперсонализации-дереализации. Это включает в себя постоянное или эпизодическое чувство отстраненности или нахождения вне себя — наблюдение за своими действиями, чувствами, мыслями и собой на расстоянии, как при просмотре фильма (деперсонализация). Другие люди и вещи вокруг вас могут чувствовать себя отстраненными, туманными или похожими на сон, время может замедляться или ускоряться, а мир может казаться нереальным (дереализация).Вы можете испытать деперсонализацию, дереализацию или и то, и другое. Симптомы, которые могут вызывать глубокое беспокойство, могут длиться всего несколько мгновений или появляться и исчезать в течение многих лет.
Когда обращаться к врачу

Некоторые люди с диссоциативными расстройствами попадают в кризис с травматическими воспоминаниями, которые подавляют или связаны с небезопасным поведением. Людей с этими симптомами следует обращаться в отделение неотложной помощи.

Если у вас или у вашего близкого есть менее срочные симптомы, которые могут указывать на диссоциативное расстройство, позвоните своему врачу.

Суицидальные мысли или поведение

Если у вас есть мысли о том, чтобы причинить вред себе или кому-то еще, немедленно позвоните в службу 911 или на местный номер службы экстренной помощи, обратитесь в отделение неотложной помощи или обратитесь к надежному родственнику или другу. Или позвоните по номеру горячей линии для самоубийц — в Соединенных Штатах позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (1-800-273-8255), чтобы связаться с квалифицированным консультантом.

Причины

Диссоциативные расстройства обычно развиваются как способ справиться с травмой.Расстройства чаще всего возникают у детей, подвергающихся длительному физическому, сексуальному или эмоциональному насилию или, реже, в пугающей или крайне непредсказуемой домашней обстановке. Стресс войны или стихийных бедствий также может вызвать диссоциативные расстройства.

Личность все еще формируется в детстве. Таким образом, ребенок более способен, чем взрослый, выйти за пределы самого себя и наблюдать травму, как если бы она происходила с другим человеком. Ребенок, который учится диссоциировать, чтобы переносить травмирующий опыт, может использовать этот механизм выживания в ответ на стрессовые ситуации на протяжении всей жизни.

Факторы риска

Люди, подвергшиеся длительному физическому, сексуальному или эмоциональному насилию в детстве, подвергаются наибольшему риску развития диссоциативных расстройств.

Дети и взрослые, которые пережили другие травмирующие события, такие как война, стихийные бедствия, похищение, пытки или длительные травматические медицинские процедуры в раннем возрасте, также могут развить эти состояния.

Осложнения

Люди с диссоциативными расстройствами подвержены повышенному риску осложнений и связанных с ними расстройств, таких как:

  • Самоповреждение или нанесение увечий
  • Суицидальные мысли и поведение
  • Сексуальная дисфункция
  • Алкоголизм и расстройства, связанные с употреблением наркотиков
  • Депрессия и тревожные расстройства
  • Посттравматическое стрессовое расстройство
  • Расстройства личности
  • Нарушения сна, включая кошмары, бессонницу и лунатизм
  • Расстройства пищевого поведения
  • Физические симптомы, такие как головокружение или неэпилептические припадки
  • Основные трудности в личных отношениях и на работе

Профилактика

Дети, подвергшиеся физическому, эмоциональному или сексуальному насилию, подвергаются повышенному риску развития психических расстройств, таких как диссоциативные расстройства.Если стресс или другие личные проблемы влияют на ваше отношение к ребенку, обратитесь за помощью.

  • Поговорите с доверенным лицом, например с другом, врачом или лидером вашей религиозной общины.
  • Обратитесь за помощью в поиске ресурсов, таких как группы поддержки родителей и семейных терапевтов.
  • Поищите церкви и общественные образовательные программы, предлагающие уроки для родителей, которые также могут помочь вам научиться более здоровому стилю воспитания.

Если ваш ребенок подвергся насилию или пережил другое травмирующее событие, немедленно обратитесь к врачу.Ваш врач может направить вас к специалисту по психическому здоровью, который поможет вашему ребенку выздороветь и научиться справляться с трудностями.

17 ноября 2017 г.

Что такое диссоциативные расстройства?

Диссоциативное расстройство личности

Диссоциативное расстройство идентичности связано с тяжелыми переживаниями, травмирующими событиями и / или жестоким обращением, имевшими место в детстве.Диссоциативное расстройство личности ранее называлось расстройством множественной личности.

Симптомы диссоциативного расстройства идентичности (критерии диагностики) включают:

  • Существование двух или более различных идентичностей (или «состояний личности»). Различные идентичности сопровождаются изменениями в поведении, памяти и мышлении. Признаки и симптомы могут наблюдаться другими людьми или сообщаться самим человеком.
  • Текущие пробелы в памяти о повседневных событиях, личной информации и / или прошлых травмирующих событиях.
  • Симптомы вызывают серьезный стресс или проблемы в социальной, профессиональной или других сферах жизнедеятельности.

Кроме того, беспорядки не должны быть нормальной частью общепринятой культурной или религиозной практики. Как отмечается в DSM-5 1 , во многих культурах по всему миру переживания одержимости являются нормальной частью духовной практики и не являются диссоциативными расстройствами.

Отношение и личные предпочтения (например, в отношении еды, занятий, одежды) человека с диссоциативным расстройством идентичности могут внезапно измениться, а затем вернуться назад.Отождествления возникают непроизвольно, они нежелательны и вызывают беспокойство. Люди с диссоциативным расстройством идентичности могут почувствовать, что они внезапно стали наблюдателями своей собственной речи и действий, или их тела могут ощущаться по-другому (например, как маленький ребенок, как противоположный пол, огромные и мускулистые).

Институт Сидрана отмечает, что человек с диссоциативным расстройством идентичности «чувствует, что внутри нее есть две или более сущности, каждая со своим собственным способом мышления и воспоминаний о себе и своей жизни.Важно помнить, что, хотя эти альтернативные состояния могут ощущаться или казаться очень разными, все они являются проявлениями единого, целостного человека ». Другие названия, используемые для описания этих альтернативных состояний, включая «альтернативные личности», «альтеры», «состояния сознания» и «идентичности».

Для людей с диссоциативным расстройством идентичности степень функциональных проблем может варьироваться от минимальных до значительных. Люди часто пытаются свести к минимуму влияние своих симптомов.

Факторы риска и риск самоубийства

Люди, пережившие физическое и сексуальное насилие в детстве, подвергаются повышенному риску диссоциативного расстройства идентичности. Подавляющее большинство людей, у которых развиваются диссоциативные расстройства, в детстве пережили повторяющиеся тяжелые травмы. Среди людей с диссоциативным расстройством личности в США, Канаде и Европе около 90 процентов были жертвами жестокого обращения и пренебрежения в детстве.

Попытки самоубийства и другое самоповреждающее поведение распространены среди людей с диссоциативным расстройством личности.Более 70 процентов амбулаторных пациентов с диссоциативным расстройством идентичности пытались покончить жизнь самоубийством. 1

Лечение

При соответствующем лечении многие люди успешно справляются с основными симптомами диссоциативного расстройства идентичности и улучшают свою способность функционировать и вести продуктивную, полноценную жизнь.

Лечение обычно включает психотерапию. Терапия может помочь людям обрести контроль над диссоциативным процессом и симптомами.Цель терапии — помочь интегрировать различные элементы идентичности. Терапия может быть интенсивной и сложной, поскольку она включает в себя вспоминание и преодоление прошлого травмирующего опыта. Когнитивно-поведенческая терапия и диалектическая поведенческая терапия — два наиболее часто используемых типа терапии. Также было обнаружено, что гипноз помогает в лечении диссоциативного расстройства идентичности.

Не существует лекарств для непосредственного лечения симптомов диссоциативного расстройства личности. Однако лекарства могут быть полезны при лечении связанных состояний или симптомов, таких как использование антидепрессантов для лечения симптомов депрессии.

диссоциативных расстройств | НАМИ: Национальный альянс по психическим заболеваниям

Диссоциативные расстройства характеризуются непроизвольным уходом от реальности, характеризующимся разрывом между мыслями, идентичностью, сознанием и памятью. Люди всех возрастных групп и расового, этнического и социально-экономического происхождения могут испытывать диссоциативное расстройство.

До 75% людей переживают хотя бы один эпизод деперсонализации / дереализации в своей жизни, и только 2% соответствуют всем критериям хронических эпизодов.У женщин чаще, чем у мужчин, диагностируют диссоциативное расстройство.

Симптомы диссоциативного расстройства обычно сначала развиваются как реакция на травмирующее событие, такое как жестокое обращение или военное сражение, чтобы держать эти воспоминания под контролем. Стрессовые ситуации могут усугубить симптомы и вызвать проблемы с повседневной деятельностью. Однако симптомы, которые испытывает человек, будут зависеть от типа диссоциативного расстройства, которое у него есть.

Лечение диссоциативных расстройств часто включает психотерапию и лекарства.Хотя найти эффективный план лечения может быть сложно, многие люди могут жить здоровой и продуктивной жизнью.

Симптомы

Симптомы и признаки диссоциативных расстройств включают:

  • Значительная потеря памяти о конкретном времени, людях и событиях
  • внетелесные переживания, например ощущение, будто вы смотрите фильм о себе
  • Проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия, беспокойство и мысли о самоубийстве
  • Чувство отрешенности от эмоций или эмоциональное онемение
  • Отсутствие самоидентификации

Симптомы диссоциативных расстройств зависят от типа диагностированного расстройства.В Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM) определены три типа диссоциативных расстройств:

  • Диссоциативная амнезия. Основной симптом — трудности с запоминанием важной информации о себе. Диссоциативная амнезия может сопровождать конкретное событие, такое как драка или насилие, или, что реже, информация о личности и истории жизни. Начало приступа амнезии обычно внезапное, и он может длиться минуты, часы, дни или, в редких случаях, месяцы или годы.Нет среднего возраста начала или процента, и человек может испытывать несколько эпизодов на протяжении своей жизни.
  • Расстройство деперсонализации. Это расстройство включает в себя постоянное чувство отстраненности от действий, чувств, мыслей и ощущений, как если бы они смотрели фильм (деперсонализация). Иногда другие люди и вещи могут ощущать людей и вещи в окружающем их мире нереальными (дереализация). Человек может испытать деперсонализацию, дереализацию или и то, и другое.Симптомы могут длиться всего несколько мгновений или возвращаться время от времени через годы. Средний возраст начала — 16 лет, хотя эпизоды деперсонализации могут начаться где угодно в раннем и среднем детстве. Менее 20% людей с этим расстройством начинают испытывать приступы после 20 лет.
  • Диссоциативное расстройство личности. Ранее известное как расстройство множественной личности, это расстройство характеризуется чередованием нескольких идентичностей. Человек может чувствовать, что один или несколько голосов пытаются взять под контроль его голову.Часто эти личности могут иметь уникальные имена, характеристики, манеры и голоса. Люди с ДРИ будут испытывать пробелы в памяти о повседневных событиях, личной информации и травмах. У женщин больше шансов получить диагноз, поскольку они чаще проявляют острые диссоциативные симптомы. Мужчины более склонны отрицать симптомы и истории травм и обычно демонстрируют более агрессивное поведение, чем амнезию или состояние фуги. Это может привести к увеличению числа ложноотрицательных диагнозов.

Причины

Диссоциативные расстройства обычно развиваются как способ справиться с травмой.Диссоциативные расстройства чаще всего возникают у детей, подвергшихся длительному физическому, сексуальному или эмоциональному насилию. Стихийные бедствия и боевые действия также могут вызывать диссоциативные расстройства.

Диагностика

Врачи диагностируют диссоциативные расстройства на основе анализа симптомов и личного анамнеза. Врач может провести тесты, чтобы исключить физические состояния, которые могут вызывать такие симптомы, как потеря памяти и ощущение нереальности происходящего (например, травма головы, поражения или опухоли головного мозга, недосыпание или интоксикация).Если физические причины исключены, часто консультируется со специалистом по психическому здоровью для оценки.

Многие особенности диссоциативных расстройств могут зависеть от культурного происхождения человека. В случае диссоциативного расстройства личности и диссоциативной амнезии у пациентов могут возникать необъяснимые неэпилептические припадки, параличи или потеря чувствительности. В условиях, когда одержимость является частью культурных убеждений, фрагментированная идентичность человека с ДРИ может принимать форму духов, божеств, демонов или животных.Межкультурный контакт также может влиять на характеристики других идентичностей. Например, человек в Индии, знакомый с западной культурой, может представить «альтер», который говорит только по-английски. В культурах с очень ограниченными социальными условиями амнезия часто вызывается серьезным психологическим стрессом, например конфликтом, вызванным угнетением. Наконец, добровольно вызванные состояния деперсонализации могут быть частью медитативных практик, распространенных во многих религиях и культурах, и не должны диагностироваться как расстройство.

Лечение

Диссоциативные расстройства лечат с помощью различных методов лечения, включая:

  • Психотерапия , такая как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) и диалектическая поведенческая терапия (ДПТ)
  • Десенсибилизация и обработка движением глаз (EMDR)
  • Лекарства , такие как антидепрессанты, могут лечить симптомы родственных состояний

Связанные условия

Поскольку диссоциативные расстройства проявляются в спектре травм, у многих пациентов могут быть состояния, связанные с травмой, а также дополнительные состояния, связанные с травмой.

Типы, причины, симптомы и лечение

Обзор

Что такое диссоциативные расстройства?

Слово «диссоциация» означает отключение от других, от мира вокруг вас или от самого себя.

Термин «диссоциативные расстройства» описывает стойкое психическое состояние, которое характеризуется ощущением оторванности от реальности, нахождения вне собственного тела или потери памяти (амнезия).

Около 2% населения США испытывает настоящие диссоциативные расстройства (а не просто кратковременное чувство диссоциации).Затронуты все возрастные группы, расовая, этническая и социально-экономическая принадлежность. У женщин больше шансов получить диагноз, чем у мужчин.

Виды диссоциативных расстройств

Существует три основных типа диссоциативных расстройств:

  • Диссоциативное расстройство личности
  • Расстройство деперсонализации / дереализации
  • Диссоциативная амнезия

Острое стрессовое расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) тесно связаны с диссоциативными расстройствами, разделяя такие симптомы, как потеря памяти, деперсонализация или дереализация.

Симптомы и причины

Что вызывает диссоциативные расстройства?

Диссоциативные расстройства часто сначала развиваются как способ справиться с катастрофическим событием или с длительным стрессом, жестоким обращением или травмой. Это особенно верно, если такие события происходят в раннем детстве. В этот период жизни есть ограничения на способность полностью понимать, что происходит, механизмы выживания еще не полностью развиты, а получение поддержки и ресурсов зависит от присутствия заботливых и знающих взрослых.

Мысленное избавление от травмирующей ситуации, такой как несчастный случай, стихийное бедствие, военное сражение, положение жертвы преступления или повторное физическое, психическое или сексуальное насилие, может быть механизмом выживания, который помогает избежать боли в краткосрочной перспективе. Это становится проблемой, если в течение длительного времени продолжает отделять человека от реальности и стирать воспоминания о целых периодах времени.

Каковы симптомы диссоциативных расстройств?

Когда-то известное как расстройство множественной личности, диссоциативное расстройство личности обычно возникает в результате катастрофических переживаний, жестокого обращения или травм, которые произошли, когда человек был ребенком.Среди людей с этим расстройством около 90% были жертвами жестокого обращения (физического или сексуального) или пренебрежения в детстве.

Симптомы диссоциативного расстройства идентичности включают:

Существование двух или более различных идентичностей или «состояний личности». Каждая идентичность имеет определенный набор поведения, отношений, предпочтений, воспоминаний и способов мышления, которые наблюдаются другими и о которых может даже сообщить пострадавший. Переход от одной идентичности к другой является непроизвольным, внезапным и может в любой момент полностью измениться.

  • Долговременные провалы в памяти о повседневных событиях, личной информации или травмирующих событиях прошлого.
  • Проблемы в социальной среде, на рабочем месте или в других сферах повседневной жизни. Серьезность таких проблем может варьироваться от минимальной до значительной.

Попытки самоубийства, членовредительства и другие виды самоповреждающего поведения распространены среди людей с диссоциативным расстройством идентичности. Более 70% амбулаторных пациентов с этим заболеванием пытались покончить жизнь самоубийством.

Симптомы расстройства деперсонализации / дереализации

Одно или оба следующих состояния существуют у одного и того же человека повторяющимся образом в течение длительного периода времени:

  • Деперсонализация — Чувство нереальности или оторванности от собственного разума, тела или себя. Это как если бы человек был наблюдателем, а не участником своих жизненных событий.
  • Дереализация — Чувство нереальности или оторванности от своего окружения. Люди и вещи могут показаться нереальными.

Во время этих эпизодов человек осознает свое окружение и знает, что то, что он переживает, ненормально. Даже если во время этих эпизодов человек проявляет мало эмоций, они обычно расстраиваются.

Симптомы могут проявиться уже в детстве, при этом средний возраст первого опыта составляет 16 лет. Менее 20% впервые столкнутся с этим заболеванием после 20 лет.

Симптомы диссоциативной амнезии

Диссоциативная амнезия означает неспособность вспомнить информацию о своем прошлом.Это не то же самое, что просто забывчивость, поскольку обычно это связано с травмирующим или особенно стрессовым событием или периодом времени. Эпизод амнезии возникает внезапно и может длиться от нескольких минут до нескольких месяцев или лет. Не существует определенного возраста начала заболевания, и эпизоды могут возникать периодически на протяжении всей жизни.

Есть три типа амнезии:

  • Локализовано — не могу вспомнить событие или период времени (наиболее распространенная форма амнезии)
  • Выборочный — Невозможно запомнить некоторые детали событий за определенный период времени.
  • Обобщенный — Полная потеря идентичности анамнеза жизни (самая редкая форма).

Человек может не осознавать свою потерю памяти или плохо осознавать. Даже когда они осознают потерю памяти, человек часто преуменьшает важность того, чтобы не вспомнить конкретное событие или период времени.

Диагностика и тесты

Как диагностируются диссовиативные расстройства?

Диагностика диссоциативных расстройств включает анализ симптомов и истории жизни человека.Физические тесты могут быть выполнены, чтобы исключить физические или медицинские условия, которые могут вызвать такие симптомы, как потеря памяти или чувство нереальности. Такие состояния могут включать травму головы, опухоль головного мозга, проблемы со сном, употребление наркотиков или алкоголя. Как только физические причины будут исключены, специалист по психическому здоровью вмешается, чтобы проанализировать детали случая человека.

Ведение и лечение

Как лечат диссоциативные расстройства?

Лечение диссоциативных расстройств обычно состоит из психотерапии с целью помочь человеку интегрировать различные идентичности и получить контроль над диссоциативным процессом и симптомами.Терапия может быть долгой и сложной, поскольку она включает в себя вспоминание и обучение работе с прошлой травмой.

Когнитивная (то есть работа с сознательной интеллектуальной деятельностью пациента) поведенческая терапия оказалась эффективной. Еще одним полезным лечением может быть гипноз. Новая терапия под названием «Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз» (EMDR) фокусируется именно на той роли, которую тревожные воспоминания играют в развитии психических расстройств.

Никакие специальные лекарства не лечат диссоциативные расстройства, хотя для лечения симптомов депрессии могут потребоваться антидепрессанты.

Диссоциация и диссоциативные расстройства — Better Health Channel

Диссоциация — это психический процесс, при котором человек отключается от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувства идентичности. Диссоциативные расстройства включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.

Люди, пережившие травмирующее событие, часто имеют некоторую степень диссоциации во время самого события или в последующие часы, дни или недели.Например, событие кажется «нереальным» или человек чувствует себя оторванным от того, что происходит вокруг, как если бы он смотрел события по телевизору. В большинстве случаев диссоциация проходит без лечения.

Однако у некоторых людей развивается диссоциативное расстройство, требующее лечения. Диссоциативные расстройства — это противоречивые и сложные проблемы, требующие особой диагностики, лечения и поддержки. Если вы обеспокоены тем, что у вас или у вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью.

Симптомы

Симптомы и признаки диссоциативных расстройств зависят от типа и степени тяжести, но могут включать:

  • Чувство оторванности от самого себя
  • Проблемы с обработкой сильных эмоций
  • Внезапные и неожиданные изменения настроения — например, чрезмерное самочувствие. грустно без причины
  • Проблемы с депрессией или тревожностью, или и то и другое
  • Ощущение, будто мир искажен или нереален (так называемая «дереализация»)
  • Проблемы с памятью, не связанные с физическими травмами или заболеваниями
  • Другие когнитивные (связанные с мыслями) проблемы, такие как проблемы с концентрацией
  • Значительные провалы памяти, такие как забывание важной личной информации
  • Чувство принуждения к определенному поведению
  • Смешение личности — например, поведение, которое человек обычно считает оскорбительным или отвратительно.

Диапазон диссоциативных расстройств

Специалисты в области психического здоровья различают четыре основных типа диссоциативных расстройств, в том числе:

  • Диссоциативную амнезию
  • Диссоциативную фугу
  • Деперсонализационное расстройство
  • Диссоциативное расстройство идентичности.

Диссоциативная амнезия

Диссоциативная амнезия — это когда человек не может вспомнить детали травмирующего или стрессового события, хотя он понимает, что испытывает потерю памяти.Это также известно как психогенная амнезия. Этот тип амнезии может длиться от нескольких дней до одного или нескольких лет. Диссоциативная амнезия может быть связана с другими расстройствами, такими как тревожное расстройство.

Четыре категории диссоциативной амнезии включают:

  • Локализованная амнезия — какое-то время человек вообще не помнит травмирующее событие. Например, после нападения человек с локальной амнезией может не вспоминать никаких подробностей в течение нескольких дней.
  • Избирательная амнезия — человек имеет неоднородные или неполные воспоминания о травмирующем событии.
  • Общая амнезия — человек не может вспомнить детали своей жизни.
  • Систематизированная амнезия — у человека может быть очень специфическая потеря памяти; например, они могут не помнить одного родственника.

Диссоциативная фуга

Диссоциативная фуга также известна как психогенная фуга. Человек внезапно и без всякого предупреждения не может вспомнить, кто он, и не помнит своего прошлого.Они не осознают, что теряют память и могут изобрести новую личность. Обычно человек уезжает из дома — иногда на тысячи километров — находясь в фуге, которая может длиться от часов до месяцев. Когда человек выходит из своей диссоциативной фуги, он обычно сбивается с толку, не вспоминая «новую жизнь», которую он создал для себя.

Расстройство деперсонализации

Расстройство деперсонализации характеризуется ощущением отстраненности от своей жизни, мыслей и чувств.Люди с этим типом расстройства говорят, что они чувствуют себя отстраненными и эмоционально не связанными с собой, как если бы они смотрели персонажа из скучного фильма. Другие типичные симптомы включают проблемы с концентрацией внимания и памятью. Человек может сообщать, что чувствует себя неконтролируемым или неконтролируемым. Время может замедлиться. Они могут воспринимать свое тело как другое по форме или размеру, чем обычно; в тяжелых случаях они не могут узнать себя в зеркале.

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное расстройство идентичности (DID) — наиболее противоречивое из диссоциативных расстройств, которое оспаривается и обсуждается специалистами в области психического здоровья.Ранее называвшееся расстройством множественной личности, это самый тяжелый вид диссоциативного расстройства.

Состояние обычно подразумевает сосуществование двух или более состояний личности в одном и том же человеке. Хотя различные состояния личности влияют на поведение человека, человек обычно не осознает эти состояния личности и переживает их как провалы в памяти. Другие состояния могут иметь другой язык тела, тон голоса, взгляды на жизнь и воспоминания. При стрессе человек может перейти в другое состояние личности.Человек с диссоциативным расстройством личности почти всегда страдает диссоциативной амнезией.

Причины

Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве. Примеры травм включают неоднократное физическое или сексуальное насилие, эмоциональное насилие или пренебрежение. Непредсказуемая или пугающая семейная среда также может привести к тому, что ребенок «отключится» от реальности во время стресса. Кажется, что тяжесть диссоциативного расстройства во взрослом возрасте напрямую связана с тяжестью детской травмы.

Травматические события, происходящие в зрелом возрасте, также могут вызывать диссоциативные расстройства. Такие события могут включать войну, пытки или стихийное бедствие.

Осложнения

Без лечения возможные осложнения для человека с диссоциативным расстройством могут включать:

  • Жизненные трудности, такие как разрыв отношений и потеря работы
  • Проблемы со сном, такие как бессонница
  • Сексуальные проблемы
  • Тяжелая депрессия
  • Тревога расстройства
  • Расстройства пищевого поведения, такие как анорексия или булимия
  • Проблемное употребление наркотиков, включая алкоголизм
  • Самоповреждение, включая самоубийство.

Диагноз

Если вы обеспокоены тем, что у вас или вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью. Диссоциативные расстройства всегда требуют профессиональной диагностики и лечения.

Диагностика может быть сложной, поскольку диссоциативные расстройства сложны и их симптомы являются общими для ряда других состояний. Например:

  • Физические причины (например, травма головы или опухоли головного мозга) могут вызвать амнезию и другие когнитивные проблемы.
  • Психические заболевания, такие как обсессивно-компульсивное расстройство, паническое расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство, могут вызывать симптомы, аналогичные диссоциативному расстройству.
  • Действие некоторых веществ, в том числе некоторых рекреационных наркотиков и лекарств, отпускаемых по рецепту, может имитировать симптомы.
  • Диагностика может быть затруднена, когда диссоциативное расстройство сосуществует с другой проблемой психического здоровья, такой как депрессия.

Лечение

Эффективность лечения диссоциативных расстройств не изучалась.Варианты лечения основаны на тематических исследованиях, а не на исследованиях. Вообще говоря, лечение может длиться много лет. Возможные варианты:

  • Безопасная среда — врачи будут пытаться заставить человека чувствовать себя в безопасности и расслабиться, чего достаточно, чтобы вызвать воспоминание у некоторых людей с диссоциативными расстройствами.
  • Психиатрические препараты — например, барбитураты.
  • Гипноз — может помочь восстановить подавленные воспоминания, хотя эта форма лечения диссоциативных расстройств считается спорной.
  • Психотерапия — также известная как «разговорная терапия» или консультирование, которое обычно необходимо в долгосрочной перспективе. Примеры включают когнитивную терапию и психоанализ.
  • Управление стрессом — поскольку стресс может вызвать симптомы.
  • Лечение других расстройств — обычно у человека с диссоциативным расстройством могут быть другие проблемы психического здоровья, такие как депрессия или тревога. Лечение может включать антидепрессанты или лекарства от тревожности, чтобы попытаться улучшить симптомы диссоциативного расстройства.

Куда обратиться за помощью

  • Ваш врач (для направления к специалисту)
  • Психолог
  • Психиатр

Что нужно помнить

  • Диссоциация — это умственный процесс отключения от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувство личности.
  • Диссоциативные расстройства, требующие профессионального лечения, включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.
  • Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве.

Диссоциация и диссоциативные расстройства — Better Health Channel

Диссоциация — это психический процесс, при котором человек отключается от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувства идентичности. Диссоциативные расстройства включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.

Люди, пережившие травмирующее событие, часто имеют некоторую степень диссоциации во время самого события или в последующие часы, дни или недели.Например, событие кажется «нереальным» или человек чувствует себя оторванным от того, что происходит вокруг, как если бы он смотрел события по телевизору. В большинстве случаев диссоциация проходит без лечения.

Однако у некоторых людей развивается диссоциативное расстройство, требующее лечения. Диссоциативные расстройства — это противоречивые и сложные проблемы, требующие особой диагностики, лечения и поддержки. Если вы обеспокоены тем, что у вас или у вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью.

Симптомы

Симптомы и признаки диссоциативных расстройств зависят от типа и степени тяжести, но могут включать:

  • Чувство оторванности от самого себя
  • Проблемы с обработкой сильных эмоций
  • Внезапные и неожиданные изменения настроения — например, чрезмерное самочувствие. грустно без причины
  • Проблемы с депрессией или тревожностью, или и то и другое
  • Ощущение, будто мир искажен или нереален (так называемая «дереализация»)
  • Проблемы с памятью, не связанные с физическими травмами или заболеваниями
  • Другие когнитивные (связанные с мыслями) проблемы, такие как проблемы с концентрацией
  • Значительные провалы памяти, такие как забывание важной личной информации
  • Чувство принуждения к определенному поведению
  • Смешение личности — например, поведение, которое человек обычно считает оскорбительным или отвратительно.

Диапазон диссоциативных расстройств

Специалисты в области психического здоровья различают четыре основных типа диссоциативных расстройств, в том числе:

  • Диссоциативную амнезию
  • Диссоциативную фугу
  • Деперсонализационное расстройство
  • Диссоциативное расстройство идентичности.

Диссоциативная амнезия

Диссоциативная амнезия — это когда человек не может вспомнить детали травмирующего или стрессового события, хотя он понимает, что испытывает потерю памяти.Это также известно как психогенная амнезия. Этот тип амнезии может длиться от нескольких дней до одного или нескольких лет. Диссоциативная амнезия может быть связана с другими расстройствами, такими как тревожное расстройство.

Четыре категории диссоциативной амнезии включают:

  • Локализованная амнезия — какое-то время человек вообще не помнит травмирующее событие. Например, после нападения человек с локальной амнезией может не вспоминать никаких подробностей в течение нескольких дней.
  • Избирательная амнезия — человек имеет неоднородные или неполные воспоминания о травмирующем событии.
  • Общая амнезия — человек не может вспомнить детали своей жизни.
  • Систематизированная амнезия — у человека может быть очень специфическая потеря памяти; например, они могут не помнить одного родственника.

Диссоциативная фуга

Диссоциативная фуга также известна как психогенная фуга. Человек внезапно и без всякого предупреждения не может вспомнить, кто он, и не помнит своего прошлого.Они не осознают, что теряют память и могут изобрести новую личность. Обычно человек уезжает из дома — иногда на тысячи километров — находясь в фуге, которая может длиться от часов до месяцев. Когда человек выходит из своей диссоциативной фуги, он обычно сбивается с толку, не вспоминая «новую жизнь», которую он создал для себя.

Расстройство деперсонализации

Расстройство деперсонализации характеризуется ощущением отстраненности от своей жизни, мыслей и чувств.Люди с этим типом расстройства говорят, что они чувствуют себя отстраненными и эмоционально не связанными с собой, как если бы они смотрели персонажа из скучного фильма. Другие типичные симптомы включают проблемы с концентрацией внимания и памятью. Человек может сообщать, что чувствует себя неконтролируемым или неконтролируемым. Время может замедлиться. Они могут воспринимать свое тело как другое по форме или размеру, чем обычно; в тяжелых случаях они не могут узнать себя в зеркале.

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное расстройство идентичности (DID) — наиболее противоречивое из диссоциативных расстройств, которое оспаривается и обсуждается специалистами в области психического здоровья.Ранее называвшееся расстройством множественной личности, это самый тяжелый вид диссоциативного расстройства.

Состояние обычно подразумевает сосуществование двух или более состояний личности в одном и том же человеке. Хотя различные состояния личности влияют на поведение человека, человек обычно не осознает эти состояния личности и переживает их как провалы в памяти. Другие состояния могут иметь другой язык тела, тон голоса, взгляды на жизнь и воспоминания. При стрессе человек может перейти в другое состояние личности.Человек с диссоциативным расстройством личности почти всегда страдает диссоциативной амнезией.

Причины

Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве. Примеры травм включают неоднократное физическое или сексуальное насилие, эмоциональное насилие или пренебрежение. Непредсказуемая или пугающая семейная среда также может привести к тому, что ребенок «отключится» от реальности во время стресса. Кажется, что тяжесть диссоциативного расстройства во взрослом возрасте напрямую связана с тяжестью детской травмы.

Травматические события, происходящие в зрелом возрасте, также могут вызывать диссоциативные расстройства. Такие события могут включать войну, пытки или стихийное бедствие.

Осложнения

Без лечения возможные осложнения для человека с диссоциативным расстройством могут включать:

  • Жизненные трудности, такие как разрыв отношений и потеря работы
  • Проблемы со сном, такие как бессонница
  • Сексуальные проблемы
  • Тяжелая депрессия
  • Тревога расстройства
  • Расстройства пищевого поведения, такие как анорексия или булимия
  • Проблемное употребление наркотиков, включая алкоголизм
  • Самоповреждение, включая самоубийство.

Диагноз

Если вы обеспокоены тем, что у вас или вашего близкого может быть диссоциативное расстройство, важно обратиться за профессиональной помощью. Диссоциативные расстройства всегда требуют профессиональной диагностики и лечения.

Диагностика может быть сложной, поскольку диссоциативные расстройства сложны и их симптомы являются общими для ряда других состояний. Например:

  • Физические причины (например, травма головы или опухоли головного мозга) могут вызвать амнезию и другие когнитивные проблемы.
  • Психические заболевания, такие как обсессивно-компульсивное расстройство, паническое расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство, могут вызывать симптомы, аналогичные диссоциативному расстройству.
  • Действие некоторых веществ, в том числе некоторых рекреационных наркотиков и лекарств, отпускаемых по рецепту, может имитировать симптомы.
  • Диагностика может быть затруднена, когда диссоциативное расстройство сосуществует с другой проблемой психического здоровья, такой как депрессия.

Лечение

Эффективность лечения диссоциативных расстройств не изучалась.Варианты лечения основаны на тематических исследованиях, а не на исследованиях. Вообще говоря, лечение может длиться много лет. Возможные варианты:

  • Безопасная среда — врачи будут пытаться заставить человека чувствовать себя в безопасности и расслабиться, чего достаточно, чтобы вызвать воспоминание у некоторых людей с диссоциативными расстройствами.
  • Психиатрические препараты — например, барбитураты.
  • Гипноз — может помочь восстановить подавленные воспоминания, хотя эта форма лечения диссоциативных расстройств считается спорной.
  • Психотерапия — также известная как «разговорная терапия» или консультирование, которое обычно необходимо в долгосрочной перспективе. Примеры включают когнитивную терапию и психоанализ.
  • Управление стрессом — поскольку стресс может вызвать симптомы.
  • Лечение других расстройств — обычно у человека с диссоциативным расстройством могут быть другие проблемы психического здоровья, такие как депрессия или тревога. Лечение может включать антидепрессанты или лекарства от тревожности, чтобы попытаться улучшить симптомы диссоциативного расстройства.

Куда обратиться за помощью

  • Ваш врач (для направления к специалисту)
  • Психолог
  • Психиатр

Что нужно помнить

  • Диссоциация — это умственный процесс отключения от своих мыслей, чувств, воспоминаний или чувство личности.
  • Диссоциативные расстройства, требующие профессионального лечения, включают диссоциативную амнезию, диссоциативную фугу, расстройство деперсонализации и диссоциативное расстройство идентичности.
  • Большинство специалистов в области психического здоровья считают, что основной причиной диссоциативных расстройств является хроническая травма в детстве.

Каковы признаки и симптомы диссоциации и диссоциативного расстройства?

Типы

Какие бывают типы диссоциативного расстройства?

Существуют разные типы диссоциативного расстройства. Более подробная информация по каждому из них приведена ниже.

Важно помнить, что у вас могут быть симптомы диссоциации без диссоциативного расстройства.Среди профессионалов также есть много разногласий по поводу диссоциативных расстройств.

Что такое диссоциативная амнезия?

Если у вас диссоциативная амнезия, вы можете не вспомнить, что с вами случилось. Это может относиться к стрессовому или травмирующему событию, но не обязательно.

В тяжелых случаях вам может быть трудно вспомнить:

  • кто ты,
  • что с тобой случилось, или
  • , как вы себя чувствовали во время травмы.

Это не то же самое, что просто что-то забыть.Это «провал» памяти. Это означает, что вы не можете получить доступ к памяти в это время, но они также не потеряны навсегда.

При диссоциативной амнезии вы все еще можете общаться с другими людьми, например вести беседу. Вы также можете помнить о других вещах и жить нормальной жизнью. Но у вас также могут быть воспоминания, неприятные мысли или кошмары о вещах, которые вам сложно вспомнить.

У вас может быть диссоциативная амнезия с диссоциативной фугой. Это когда кто-то с диссоциативной амнезией путешествует или блуждает в другом месте, связанное с вещами, которые он не может вспомнить.Вы могли или не могли путешествовать специально.

Что такое диссоциативное расстройство личности (ДИД)?

Диссоциативное расстройство личности (ДИД) иногда называют «множественным расстройством личности». Но мы назвали это DID на этой странице.

Если у вас есть DID, может показаться, что у вас есть 2 или более разных идентификатора, называемых «альтернативными идентификаторами». Эти личности могут взять на себя управление в разное время.

Вы можете обнаружить, что ваше поведение меняется в зависимости от того, какая личность контролирует.У вас также могут возникнуть трудности с запоминанием того, что произошло, когда вы переключаетесь между личностями. Некоторые люди с DID знают о своей личности, а другие нет.

Между исследователями существует много разногласий по поводу понятия DID.

Мы думаем, что кто-то с DID имеет разные личности. Но некоторые исследователи считают, что на самом деле это разные части одной идентичности, которые не работают должным образом.

Они предполагают, что ДРИ вызван длительным переживанием тяжелой травмы в детстве.Переживая травму в детстве, вы приобретаете другую идентичность и поведение, чтобы защитить себя. По мере того, как вы взрослеете, это поведение становится более полно сформированным, пока не станет казаться, что у вас разные идентичности. Когда на самом деле разные части вашей личности не работают должным образом.

Что такое другое уточненное диссоциативное расстройство?

С этим диагнозом у вас могут регулярно появляться симптомы диссоциации, но они не подходят ни к одному из типов.

Психиатр использует этот диагноз, когда считает, что причина вашего диссоциации важна.

Причины, которые они приводят, включают следующее.

  • Вы диссоциируетесь регулярно и уже давно. Вы можете выделяться в отдельных регулярных эпизодах. Между этими эпизодами вы можете не заметить никаких изменений.
  • Вы отстраняетесь от принуждения. Это означает, что вас кто-то заставил или уговорил. Например, если вам промыли мозги, или если вы на долгое время посадили в тюрьму.
  • У вас острая диссоциация. Это означает, что ваша серия короткая, но серьезная.Это могло быть из-за одного или нескольких стрессовых событий.
  • Вы находитесь в диссоциативном трансе. Это означает, что вы очень мало осведомлены о том, что происходит вокруг вас. Или вы можете не реагировать на вещи и людей вокруг вас из-за травмы.
Что такое неуточненное диссоциативное расстройство?

Этот диагноз используется, когда вы диссоциируете, но не вписываетесь в конкретное диссоциативное расстройство.

Психиатры также используют этот диагноз, когда предпочитают не указывать причины, по которым вы не подходите к определенному заболеванию.

Или если у них недостаточно информации для конкретного диагноза. Например, после первого осмотра при несчастном случае и аварийной ситуации.

Что такое диссоциативные припадки?

Диссоциативные припадки трудно диагностировать. Им часто ошибочно ставят диагноз эпилепсия.

Диссоциативные расстройства также могут быть известны как неэпилептические приступы (NEAD).

Может быть трудно отличить диссоциативный припадок от эпилептического. ЭЭГ может считывать эпилептические припадки, но не может считывать диссоциативные припадки.ЭЭГ — это тест, который определяет электрическую активность вашего мозга с помощью небольших металлических дисков, прикрепленных к коже головы.

Диссоциативные припадки возникают по психологическим, а не физическим причинам.

Что такое расстройство деперсонализации / дереализации (DPDR)?

Чувство деперсонализации и дереализации может быть симптомом других состояний. Он также был обнаружен среди людей с лобной эпилепсией и мигренью.

Но это также может быть расстройством само по себе.Это означает, что это «первичное расстройство». Среди профессионалов существуют разногласия по поводу того, следует ли вообще включать DPDR в список других диссоциативных расстройств.

DPDR имеет некоторые отличия от других диссоциативных расстройств. В DPDR вы можете не подвергать сомнению свою личность или вообще иметь другую личность. Вы все еще можете различать вещи вокруг себя. И может не быть симптомов амнезии. Вместо этого с DPDR вы можете почувствовать эмоциональное оцепенение и задаться вопросом, каково это жить.Мы объяснили это более подробно ниже.

Вы можете испытывать эти чувства постоянно, а не эпизодически. Это не обязательно должно быть вызвано травматическим или стрессовым событием.

Многие люди думают, что это заболевание может быть более распространенным, чем считалось ранее. Это может быть из-за:

  • Отсутствие информации о нем,
  • пациентов, не сообщивших о своих симптомах, и
  • пациентов.
  • врачей, которые не знают об этом достаточно, то есть занижают информацию о своем заболевании.

При DPDR у вас могут быть симптомы деперсонализации или дереализации, либо того и другого.

Деперсонализация
С деперсонализацией вы можете почувствовать себя «отрезанными» от себя и своего тела, или как будто вы живете во сне. Вы можете чувствовать эмоциональную нечувствительность к воспоминаниям и тому, что происходит вокруг вас. Может показаться, что вы смотрите на себя вживую.

Переживание деперсонализации очень трудно описать словами. Вы можете сказать что-то вроде «Я чувствую, что меня больше нет» или «Как будто я слежу за своей жизнью из-за стекла».

Дереализация
Если у вас есть дереализация, вы можете почувствовать себя отрезанными от окружающего мира. Вам может казаться, что вещи вокруг вас нереальны. Или они могут казаться туманными или безжизненными.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *