Содержание

Приступы агрессии: как справиться с гневом и яростью, если вас что-то злит

Нас многое раздражает. Бесконечные пробки, растущие цены на ЖКХ, сумасшедшие герои стритстайла, грубые официанты, ленивые подчиненные и сорванные свидания. И, по идее, мы имеем полное право расстраиваться и злиться, когда что-то идет не по плану или кто-то нас подводит.

Но где пределы раздражения? Мне знакомы сумасшедшие приступы гнева, из-за которых становится тяжело дышать, начинает болеть голова, бросает в жар, сердце бешено колотится. Для меня такие вспышки заканчивались тем, что я впечатывал кулак в ближайшую цель – стену, стол, чье-то лицо, боковое зеркало автомобиля (простите, соседи). Когда дело кончилось переломом руки, стало понятно, что эта агрессия вредит в первую очередь мне и с ней нужно что-то делать.

Пока внутреннего Халка сдерживал вполне внешний гипс, я начал обдумывать свое поведение и читать все книги и статьи о вспышках гнева и контроле эмоций. Базовые советы посчитать до 10 и медленно дышать, когда начинаете злиться, раздражали, но иногда срабатывали. Простой счет срабатывал хуже. А вот концентрируясь на дыхании, удавалось отвлечься от гнева. Но мой любимый метод – пробежать хотя бы 100 метров (очень быстро), или 15 раз отжаться (с поломанной рукой не советую), или 30 раз присесть. Вся злость уходит в физические упражнения – своего рода выход эмоций, но при этом с пользой для вас и без вреда для окружающих (многие во время вспышек гнева срываются на близких – кричат, ругают, бьют).

Правильнее, конечно, разбираться с агрессией не здесь и сейчас, а в долгосрочной перспективе. Вот несколько советов, которые помогут вам справиться с приступами гнева.

Определите симптомы

Успокоиться будет гораздо проще, если вы постараетесь нейтрализовать себя не на пике гнева, а когда только почувствуете первые признаки приступа агрессии. Попробуйте зафиксировать, как начинает вести себя ваш организм, когда вы злитесь.

Учащается сердцебиение? Трясутся руки? Становится трудно дышать? Начинаете сбивчиво говорить? Сразу же, как замечаете проявление одного из симптомов гнева, начинайте считать до 10, дышать, бегать, приседать, смотреть мультфильм или звонить маме. Делайте что угодно, лишь бы успокоиться.

Сходите к психотерапевту

Иногда приступы гнева могут быть просто вспышками агрессии. Или же оказаться симптомами более серьезных заболеваний – биполярного расстройства, психоза, глубокой депрессии или даже психопатии (расстройство личности). Выяснить сразу же на первом сеансе, страдаете ли вы одним из этих недугов, не получится. Это не грипп, который можно распознать, заглянув в горло и измерив температуру, и даже не венерическое, которое выдаст анализ. В голове придется покопаться пару месяцев, чтобы доктор точно понимал, какие ролики за какие шарики заехали и как их вынимать. Возможно, придется пить таблетки или же обойтись терапией. В любом случае, отказаться от алкоголя очень советую – спиртное активирует в нас не лучшие порывы и позывы.

К тому же зачастую мы пытаемся запить проблемы и забыться, хотя на деле алкоголь – сильнейший депрессант, который только усугубляет ситуацию.

Поймите, что вас злит

И избавьтесь от раздражителей

Психотерапевт поможет вам разобраться, что на самом деле вызывает приступы гнева. Это может быть связано с вашим детством, текущими отношениями с родителями или девушкой, сексуальной неудовлетворенностью, нелюбимой работой или комплексами по поводу внешности. Если вы решили пока не ходить к врачу, постарайтесь провести тщательный самоанилиз и решить, что делает вас несчастливым. Придется набраться решимости выкинуть из жизни то, что вас раздражает. Если вы состоите в абьюзивных отношениях, бросьте это дело (пока не дошло до бытовухи). Не нравится работа, но вы сидите в офисе, потому что не знаете, куда еще себя деть? Увольтесь, и сразу появится мотивация найти свежие вакансии. Просто устали ото всех и мечтаете о тишине и спокойствии? Найдите самый доступный для вас тур на необитаемый остров и уезжайте, наплевав на все.

Пользы от вас, если вы постоянно будете закипать и свистеть, как советский чайник, все равно мало.

Займитесь спортом

Лучше всего помогает бороться с приступами гнева спорт. Если вы уже ходите в зал, делайте это в три раза чаще. Например, по утрам, чтобы приступать к работе, уже выплеснув эмоции. Или попробуйте сменить вид спорта – мне отлично помогли единоборства. Если вас больше тянет к футболу, хоккею, бальным танцам, йоге или керлингу – не вопрос, лишь бы отвлекало, дарило новый смысл жизни и помогало самовыразиться. Важно выбить себя из привычного ритма, разорвать унылый круг рутины, которая сильно выводит, и заняться чем-то, что будет действительно воодушевлять и радовать. Вспышка гнева – лакмусовая бумажка, что ваш организм – начиная с психики и заканчивая сердечным ритмом – что-то сильно не устраивает. Придется понять, что вызывает реакцию и делает среду, в которой вы обитаете, токсичной.

Вероятно, вам также будет интересно:

10 способов перестать волноваться и полюбить жизнь

Как научиться держать свои эмоции при себе

Управление гневом с Тони Парсонсом

Фото: giphy

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Симптомы и лечение агрессии

05.10.2018

Агрессия является встроенным в психику любого животного механизмом. Она должна помогать выжить в экстремальных условиях и защитить человека и его семью: при встрече с врагом, опасным животным и т.п. В современном обществе индивид большей частью вынужден подавлять свои примитивные инстинкты, в том числе такую эмоцию как гнев или направлять их в безопасное для него русло.

Современный мир и пассивно-агрессивное поведение


Если бы ни Уголовный Кодекс, Вера и боязнь быть изгнанным их социальной группы (например, с работы или из семьи), человек проявлял бы агрессию шире и чаще. В городе человек испытывает чувство гнева почти постоянно. Кто-то охотно вступает в конфликты и ведет себя «некрасиво». Для некоторых людей «выходом» становится пассивная агрессия.

Основные причины этого поведения кроются в детстве человека. Таким способом защиты психики научили ребенка родители, когда запрещали ему вступать в конфликты и учили подавлять свой гнев, вместо конструктивного решения спорных вопросов, хотя это и не всегда возможно. Да и сами родители могут быть примером такого поведения.

Как проявляется пассивно-агрессивное поведение у ребенка? Он не будет вступать в открытый конфликт, выполнение задания или работы будет откладываться или растягиваться по времени. Если будет возможность не выполнить свое обещание или ничего не делать, то это будет «сделано». Ребенок может провоцировать раздражающего его человека на психическую реакцию, но в прямой конфликт вступать не будет. Он никому не доверяет и считает, что его недооценивают.

Как правило, человек сохраняет такое поведение на всю жизнь и использует эти методы в учебе, на работе и дома. Сарказм и ехидство, любовь к сплетням и стремление «совать свой нос в чужие дела» также являются признаками пассивного агрессора. Такому человеку трудно самому, тем более он видит причины не в себе, а в окружающих людях и в ситуациях. Еще труднее, порой невыносимо тем, кто с ним вынужден общаться.

Пассивные агрессоры стараются сильно не выходить за рамки, принятые в обществе и тем более вступать в открытые конфликты с возможностью их перехода в драку. Но люди такого склада могут испытывать приступы физической агрессии, так как постоянно подавленная злость имеет способность накапливаться и тогда, человек может убить другого или даже группу людей.

Современное общество не поощряет людей проявлять свои негативные эмоции, поэтому людей с пассивно-агрессивным поведением становится все больше. Оно резко начинает проявляться у подростков, во время гормональной перестройки. И если раньше такое поведение почти осознанно воспитывалось обществом у женщин, то сейчас его все чаще можно наблюдать у мужчин.

Может ли пассивный агрессор изменить свою жизнь?


Для решения этой проблемы медицина предлагает таблетки седативного действия. Они успокаивают нервную систему, снимают раздражение и «гасят» агрессию. Врачи рекомендуют обратиться к психологу для разрешения внутренних конфликтов, заняться спортом, прогулками и наладить режим дня.

Для того чтобы ребенок не стал пассивно-агрессивным человеком, ему нужно разрешать высказывать и проявлять свои чувства, в том числе злость и гнев, и научить его продуктивно разрешать конфликты. Человеку, осознавшему свое поведение лучше всего найти профессионального психолога, который сможет увидеть все проблемы со стороны и поможет найти выход из замкнутого круга. Пассивно-агрессивное поведение можно изменить и от этого жизнь станет намного проще и светлее.

Агрессия лечение у взрослых — записаться на курс лечения от неконтролируемых приступов агрессии | Цена

Лечение гневологизма

Термин «гневологизм» встречается в психотерапии. Это потребность в постоянных вспышках гнева. Такое состояние чаще всего проявляется у мужчин, реже женщины склонны ктакого рода отклонениям. Суть такого процесса в том, что при вспышке ярости мужчина испытывает мощный прилив тестостерона, который усиливает его либидо и приводит к эрекции. В таком состоянии партнер может длительное время быть со своей женщиной, но при этом избегая прелюдий и используя во время секса ненормативную лексику и агрессию. Причиной вспышки агрессии гневоголика может быть что угодно – не тот ужин, неправильно повешенное пальто или пульт не на том месте.

Казалось бы,  чем проблема? Если таким образом мужчина себя заводит и доставляет длительное удовольствие женщине? На самом же деле, для женщины гневоголик является домашним тираном. Его агрессия, обидные слова и ненормативная лексика влияют на либидо второй половины с точностью до наоборот. Как следствие, женщина не получает удовольствие от такого секса. Именно поэтому, проблема гневологизма считается серьезным психологическим состоянием, которое требует вмешательства специалиста. Лечение агрессии – это основа избавления от гневологизма.

Как становятся гневоголиком?

Агрессия, лечение ее и появление – это следствие чего-то в жизни мужчины. Она не возникает просто так, на то всегда есть причина. Это может быть слишком властная мать, слабое либидо, партнеры, которые оставили след после себя психологического плана насмешками и упреками. Все это порождает агрессивное восприятие сексуального процесса. В таком случае, мужчина находит прекрасный способ власти – агрессивный. Он увеличивает его тестостерон и делает его сексуальную жизнь лучше, но при этом калечит ее для спутницы. Женщина становиться заложником такой ситуации и испытывает домашнее насилие.

Как помочь гневоголику?

Специалисты нашего медицинского реабилитационного центра «Алипия» помогут разобраться с данной проблемой пациенту и его родным. Лечение агрессии у взрослых в нашем центре начинается с назначения небольших доз тестостерона для агрессора. Таким образом, можно помочь мужчине начать нормальный половой акт без использования ненормативной лексики и без прилегания к агрессии. Далее происходит лечение психологического плана. Специалисты работают как с гневоголиком, так и его женой. Такая семейная психотерапия способна определить искусственную причину появления агрессии и искоренить ее. Сеансы проводятся индивидуально и в группе. В ходе терапии приступы агрессии, лечение ее начинает снижать гневологическое состояние и пациент полностью избавляется от него.

Запись на приём

Администратор свяжется с Вами для подтверждения записи. Медицинский реабилитационный центр «Алипия» гарантирует полную конфиденциальность Вашего общения.

Please enable JavaScript to view the comments powered by Disqus.

Пожалуйста, оцените эту статью

Средняя оценка: 1.5 из 5 (проголосовало: 2)


Поделиться

Лечение агрессии в Москве в клинике “Респект” – комплексное решение и индивидуальный подход в лечении агрессии и гнева у детей и взрослых в Москве.

Как избавиться от агрессии?

Несмотря на доступность сведений в интернете и высокую грамотность населения в поиске и анализе информации, лечение агрессии и гнева все же желательно проводить в тесном сотрудничестве со специалистами клиники “Респект”. Так как пациенту не придется изучать большой объем информации, теряя драгоценное время, страдая самому от существующей проблемы и причиняя страдания близким. Специалисты клиники “Респект” назначат необходимые и действенные методы лечения для скорейшего выздоровления пациента.

Как проходит лечение агрессии в центре “Респект”?

Специалисты клиники “Респект” используют сочетание всех методов лечения агрессии и гнева в зависимости от составленного плана лечения. В процессе лечения и наблюдения за пациентом методика лечения может корректироваться в зависимости от показателей диагностики, в связи с тем, что каждая ситуация уникальна и каждый человек индивидуален.

Почему вам нужно выбрать центре лечения “Респект”?

В поиске выхода из ситуации, когда человек осознает пагубность своих приступов агрессии и гнева для себя и близких, но не в силах ее решить; либо когда на поиск способов ее решения уже нет ни времени, ни сил, предлагаем Вам обратиться к нашим профессионалам. Мы поможем Вам обрести душевное равновесие и избавиться от приступов агрессии и гнева.

Лечение агрессии в Москве быстро и анонимно происходит по адресу?

В клинике “Респект” Вам обеспечат полную анонимность и грамотное, нацеленное на быстрый результат лечение. Мы находимся по адресу: Свободный просп., 18, Москва

Не ждите пока уйдет драгоценное время, а гнев и агрессия разрушат вашу жизнь и отношения с близкими. Не тратьте его на поиск информации в интернете, которая порой противоречива. Доверьте свою проблему нашим профессионалам и мы поможем Вам справиться с ней не растягивая лечение во времени и назначая действительно нужные методы и средства.

Вспышки агрессии на фоне ковида. Почему они возникают и как на них реагировать?

«Передо мной в кассе стоял мужчина с маской под носом. Кассир потребовала натянуть маску, «как чадру». Как же дико он начал орать, где он ее видел в этой чадре!»

Наверняка за последние месяцы вы не раз наблюдали подобные ситуации, а может, и участвовали в них сами. Кто-то считает ковид серьезной угрозой и уверен в необходимости масок. Кто-то не верит в пандемию и считает, что людей обманывают, а маски вредны. В соцсетях столкновения таких людей ограничиваются репликами «вы убийцы, из-за вас другие болеют» vs «а вы бараны в намордниках». В реале все бывает сложнее. С чем связаны вспышки агрессии «на почве» ковида? И как лучше на них реагировать?

Раздражение

© Ольга Ивакова/ТАСС

Я живу в маленьком городе, здесь не все можно купить с доставкой, иногда приходится ходить в универмаг. Чтобы в очереди люди не утыкались мне в спину, я ставлю тележку не спереди, а за собой. Как-то женщина позади меня возмутилась: «Вы мешаете мне выложить продукты!» Я говорю: «Вообще-то надо соблюдать дистанцию. И от того, что вы их выложите, их раньше пробивать не начнут». Она разразилась бранью: «Понасмотрятся всякой хрени в своих интернетах и корчат из себя не пойми кого! Уберите эту железяку!» И начала ее у меня реально вырывать из рук. Мы препирались минут десять, пока не вмешались кассир и охранник. Я беременна, и к тому моменту у меня уже переболели муж и дочь, — поэтому я очень осторожна. А женщина была в маске на подбородке…»

Лариса

«Ситуация: я в маске на подбородке (забыла натянуть) в пустом супермаркете. Мужчина лет 50 подошел к охраннику, начал тыкать в меня пальцем и говорить, что «вот из-за таких-то мы все и болеем». Требовал, чтобы меня выгнали, потом схватил за плечо и попытался тянуть к выходу. Я его достаточно жестко отправила звонить в полицию, и он ушел из магазина с возмущениями. По-моему, он мог бы просто попросить меня натянуть маску на нос».

Марина

«У людей сейчас очень много раздражения, — говорит психолог, психотерапевт, директор Центра психологического консультирования ВШЭ Ирина Макарова. — Все устали от того, что происходит». От ограничений, от тревоги за здоровье и материальное положение, но главное — от неопределенности. «В начале пандемии была идея, что мы сейчас соберемся, потерпим несколько месяцев, и все наладится, — напоминает Макарова. — Но сейчас уже все говорят, что никто не знает, когда это кончится. Мы даже отпуск спланировать не можем».

Заведующий сектором Института социологии РАН, вице-президент Российского общества социологов Михаил Черныш считает, что в лице случайного покупателя в магазине человек на самом деле пытается излить гнев на тех, кто принимает решения. Кто-то из-за локдауна лишился отдыха в Европе, а кто-то — работы и стабильного дохода. В этой ситуации те, кто носят маски и просят соблюдать дистанцию, кажутся «пособниками». «Вы носите маску — значит, вы лояльны тем, кто объявил локдаун. Значит, вы как бы их соучастник», — объясняет Черныш.

В то же время, по его словам, «для людей с разными финансовыми возможностями действуют разные правила игры». А «для сплоченности общества нужно, чтобы в критические моменты люди следовали одним правилам». Если же одни приносят жертвы, а другие нет, то это вызывает раздражение. Но сорвать его на (например) публичного человека, не носящего маску, сложно, — гораздо проще выплеснуть агрессию в магазинной очереди. При этом люди, конечно, не осознают таких «переносов» — все происходит само собой.  

Недоверие

© Ольга Ивакова/ТАСС

«Видела сцену на почте: посетителю без маски не хотели выдавать посылку, а он принципиально отказывался ее надевать. Сыпал номерами статей разных законов, угрожал полицией и орал».

Светлана

«Как-то в магазине мужик ругался на кассе, потому что его не пропускали без маски. Кричал, что тряпки и намордники носить не будет, пусть другие носят! Хамил продавцам. А потом попросил меня или еще кого-то купить ему пиво. Ну мы же в масках, что нам стоит!»

Екатерина

По данным ВЦИОМ, в декабре 2020 года обязательное ношение масок в общественных местах поддерживали 88% россиян. Вряд ли оставшиеся 12% хотели заразиться ковидом. Скорее, не верили, что маски их защитят. И вполне возможно, что это неверие связано в том числе с тем, что информация о коронавирусе неоднократно менялась. В феврале 2020 года ВОЗ посоветовала использовать маски «рационально» — то есть надевать их только при респираторных симптомах или при уходе за больным. В июне организация рекомендовала носить маски всем людям от 60 лет в случае, если невозможно соблюдать дистанцию. В декабре маски рекомендовали носить уже всем взрослым и детям от 12 лет, и не только внутри, но и вне помещений.

На эту тему

Понятно, что с изменением ситуации менялись и советы — но легко понять и то, что из-за этого им меньше доверяют. Просто потому, что «а раньше я слышал другое».

«В многообразном, сложном обществе мы всегда будем наблюдать разные мнения, — добавляет социолог Михаил Черныш. — И всегда будут люди с крайней степенью недоверия по отношению к любым распоряжениям властей». Это можно наблюдать не только у нас: в Нидерландах, например, недавно прошли протесты в связи с введенным комендантским часом.

Михаил Черныш также считает, что в России «отсутствует привычка к коллективному действию». «Наше общество тяготеет к индивидуализму, — говорит он. — Общие правила игры нам часто не нравятся. И возникает потребность утвердить себя таким образом: есть правила игры, а есть моя воля, я не буду носить маску».

«Исследования американского социолога Рональда Инглхарта показывают, что отношение общества к правилам зависит в том числе от экономического развития страны», — говорит социолог, научный сотрудник Лаборатории сравнительных социальных исследований ВШЭ Мария Кравцова. Чем стабильнее экономика и выше уровень жизни, тем больше в стране людей с «постматериалистическими» ценностями. Им важны, например, самовыражение, индивидуализм и свобода слова. Там, где экономическое положение хуже, люди заняты в основном выживанием. То есть их больше волнуют «материалистические» ценности, такие как экономический рост и физическая безопасность. «Постматериалисты» во всем проявляют индивидуализм — и не следуют правилам слепо, а рефлексируют над ними.

«При этом исследование, которое мы проводили с коллегами из ВШЭ, показывает закономерность: там, где «постматериалистов» больше, они склонны следовать правилам, там, где меньше, — нарушать, — говорит Кравцова. — В развитых странах с большой долей «постматериалистов» многие люди соблюдают правила не потому, что боятся наказания, а потому, что считают эти правила справедливыми. В таких странах, как наша, наоборот, люди либо вообще не рефлексируют над правилами, либо, подумав, решают, что они дурацкие и не надо их соблюдать».

А если правила «дурацкие», то требования их соблюдать, конечно, вызывают злость. ​

Личное

© Ольга Ивакова/ТАСС

«В кафе зашел мужик. К нему подошли померить температуру, и он устроил скандал. Записывал на видео, требовал сертификаты устройства, грозился засудить за медицинское вмешательство и за то, что его не хотят обслуживать. Потом вызвал полицию и написал заявление. В книге жалоб и отзывов тоже оставил жалобу. Из кафе он ушел, и я видела, как он нарезает поблизости круги и обсуждает с кем-то по телефону, как бы их всех засудить».

Илона

Со стороны иногда кажется, что подобные реакции несоразмерны. Ведь даже если человек не верит в пользу масок/считает опасность ковида преувеличенной, соблюдать правила проще, чем спорить о них. Зачем же устраивать скандал из-за температуры, если ты хочешь поесть в кафе?

Психотерапевт Ирина Макарова объясняет: то, что снаружи кажется мелочью, изнутри может быть критично важным. И если человек готов потратить время и нервы на такой скандал, значит, это затрагивает что-то очень личное. Причин может быть тысяча. Кому-то человек с градусником мог напомнить злого врача из его детства. А для кого-то дело не в просьбе, а в том, как она была сформулирована, — иногда одно слово тоже может вызвать какие-то ассоциации. «Нам кажется, что у этих людей нет логики, что они на ровном месте дают затратную реакцию, — говорит Макарова. — Но если б мы их спросили, нам могли бы рассказать историю, которая, возможно, вообще не связана с ковидом. А связана с какими-то другими людьми, которые притесняют, не считаются со свободой и с мнениями, прикасаются…» При этом человек и сам может не осознавать, что именно вызвало в нем столько эмоций.

На эту тему

По словам Макаровой, люди, которые резко реагируют на просьбы соблюдать «пандемийные» правила, в целом склонны воспринимать все «очень личностно». «Как будто это не противоборство «масочников» и «антимасочников», а нападение лично на меня, — объясняет психотерапевт. — Тетенька, которая требует надеть маску, просто пользуется обстоятельствами, чтобы ущемить мою свободу. Вот есть же другие люди без масок — но к ним не привязываются, привязались ко мне. Это неправильно, несправедливо!»

То есть главные причины «ковидных» вспышек агрессии не снаружи, а внутри. «Иначе бы эти истории были менее локальными и более отчаянными», — уверена Макарова. Другое дело, что тревога и неопределенность, в которых мы живем уже почти год, «расшатали» даже вполне устойчивых людей. «И у человека, который раньше на замечание «отойдите от меня подальше» отреагировал бы спокойно, теперь выплескивается агрессия», — объясняет психотерапевт. 

Похожее происходит с теми, кто агрессивно требуют надеть маску и отойти от него подальше. «Я думаю, эти люди и до пандемии не доверяли миру, он казался им враждебным, — говорит Макарова. — А сейчас многие из них почти не выходят из дома, и им кажется, что любой вздох в одном лифте с посторонним человеком может быть смертельным». А чем опаснее кажется мир, тем напористее надо защищать себя от него.

Как реагировать на вспышки агрессии?

«Человек сразу начинает агрессивно на вас нападать, требуя надеть маску? Наденьте ее, если можете, — советует Ирина Макарова. — Если у вас ее нет или вы принципиально не хотите ее надевать, отойдите куда-нибудь, подождите, пока человек пройдет».

Стоит ли в такой ситуации ввязываться в спор? «Если вам очень хочется победить человека, который не разговаривает с вами, а с ходу вступает в поединок, то можно, конечно, — говорит Макарова. — Просто непонятно зачем?» В принципе, это тоже способ «слить» собственную агрессию — и тогда она, по крайней мере, не достанется вашим близким. Но психотерапевт призывает помнить: вы не знаете, на что способен человек перед вами и хорошо ли работают сдерживающие механизмы его психики. Не с каждым можно «покричать и разойтись». В ноябре прошлого года в петербургском автобусе убили мужчину, попросившего пассажиров надеть маски. «Но не стоит думать, что любой, кто начинает кричать, способен на физическую агрессию, — добавляет Макарова. — Я думаю, в большинстве случае все же можно договориться». Просто точно ли вам нужно это проверять?

На эту тему

Если вы сами хотите попросить кого-то соблюдать правила, неэффективно будет начинать с требований. Ваше «Сейчас же наденьте маску!» вряд ли вызовет что-то, кроме сопротивления или агрессии. Попробуйте «я-высказывания»: «Буду очень вам признателен, если вы наденете маску», «Я очень боюсь заразиться, и мне тревожно рядом с вами. Не могли бы вы, пожалуйста, надеть маску или отойти от меня». Конечно, это тоже не гарантия — но так все же есть шанс, что вас услышат.

А что делать, если вы сами ловите себя на желании агрессивно реагировать на просьбы надеть маску или, наоборот, на ее отсутствие у других? Ирина Макарова советует спросить себя: что с вами происходит в этот момент. Возможно, вы выясните, что вам очень тревожно. Или вы злитесь. И поработать со своими чувствами может быть куда полезнее, чем вступать в дискуссию. «Убеждать в чем-то других людей — затратное мероприятие, — говорит психотерапевт. — Если у вас есть на это время и душевные силы, то, наверное, это однажды даст эффект. Но если в жизни есть что-то, что больше нуждается в вашей энергии, — может, лучше направить ее туда?»

«У меня кашель курильщика, и на пике паники люди от меня шарахались, — рассказывает Александра. — Как-то ехала в такси, и водитель явно занервничал, смотрю, зыркает на меня в зеркало то и дело. Спросила, что не так, — он признался, что переживает из-за ковида, живет с пожилой мамой. В итоге он спросил, смогу ли я вызвать другую машину, и даже предложил перевести компенсацию на карту. Я вышла — да и все». Так что если у обоих есть цель договориться, а не настоять на своем, — все получится разрешить мирно.

Бэлла Волкова, Константин Крашенинников 

Лечение агрессии в Красноярске — клиника Доктора Шурова

Приступы неконтролируемого гнева и ярости, наблюдаемые регулярно, представляют опасность для человека и окружающих. Чтобы избавиться от агрессии, силы воли недостаточно – без помощи врача расстройство будет развиваться и дальше. Запишитесь на прием к психотерапевту в клинике доктора Шурова, и в ходе консультации врач оценит симптомы, поможет разобраться в причинах опасного поведения.

Хроническая агрессивность

Психоэмоциональная нестабильность, выраженная в форме агрессии, без лечения не проходит. Целенаправленные попытки причинения вреда себе или окружающим часто являются симптомами ряда заболеваний. В их основе лежит перевозбуждение нейронов в разных зонах головного мозга. Чтобы вылечить агрессии, приема успокоительных препаратов недостаточно. Точный диагноз и понимание причин, провоцирующих деструктивное поведение – задача, справиться с которой в состоянии только узкоспециализированный врач. 

Всемирная организация здравоохранения относит такие поведенческие аномалии к расстройствам личности, требующим коррекции. Проблема осложняется тем, что проявления агрессивности во многом зависят от окружающей среды, и распознать в них признаки болезни удается далеко не сразу. Как результат – ранних обращений за медицинской помощью для лечения агрессий ничтожно мало.

Что провоцирует проявления?

Неприятные симптомы могут быть вызваны целым рядом факторов, на первый взгляд не имеющих ничего общего с этим видом расстройства. Чтобы избавиться от агрессии, определяют и купируют такие причины:

  • хроническое переутомление, стресс;

  • алкоголизм, регулярная интоксикация наркотическими веществами;

  • травмы головного мозга, опухоли;

  • сосудистые нарушения в области шеи и головы, перенесенный инсульт;

  • биохимический дисбаланс в коре головного мозга у гиперактивных детей;

  • гормональная перестройка в подростковом возрасте;

  • нарушения пищевого поведения, дефицит витаминов и микроэлементов;

  • наследственная гиперчувствительность нервной системы.

В некоторых случаях лечение агрессии сводится к устранению проявлений инфекционных заболеваний, купированию сахарного диабета, стойких психических нарушений (шизофрения, мании, панические атаки, неврозы и другие). Деструктивные симптомы проявляются и как реакция на отсутствие реабилитационной программы после перенесенных травм, операций, сложных заболеваний. Агрессивное поведение нередко сопровождает необратимые возрастные изменения в организме. Деменции, болезнь Альцгеймера, утрата дееспособности перегружают нервную систему, что приводит к различным видам агрессии, требующих лечения с помощью врача.

Какие виды агрессий встречаются?

Если агрессия не вызвана жизненной необходимостью, человек нуждается в лечении, так как отклонение относится к злокачественному виду, Для построения эффективной терапии важен точный диагноз врача и корректное определение симптомов:

  • Физическая. Человек целенаправленно причиняет физический ущерб себе или окружающим.

  • Вербальная. Сводится к нанесению психического ущерба по отношению к выбранной жертве.

  • Пассивная. Выражается в упорном несогласии и противодействии, в том числе и с помощью отказа говорить.

  • Активная. Агрессивно настроенный человек всегда выбирает роль зачинщика и нападающего.

На этапах формирования личности агрессия даже полезна, так как помогает воспитать настойчивость и упорство, развивает лидерские качества и умение постоять за себя. Как только проявления переходят тонкую черту дозволенности и принимают разрушительный характер, необходима коррекция воспитания, помощь детского психолога или психотерапевта.

Диагностика агрессивных состояний в клинике 

Врачи частной клиники Шурова, расположенной в Красноярске, проводят консультации и лечение всех видов агрессий, носящих хронический характер. Чтобы поставить объективный диагноз, доктору необходимо не только изучить анамнез по истории перенесенных болезней. Оценив симптомы, побудившие обратиться за помощью, врачу потребуется сделать ряд уточнений. С этой целью проводится:

  • Тестирование по опроснику Басса-Дарки. Односложные ответы (всего 75 вопросов) позволят определить степень и характер враждебности, агрессивности пациента.

  • Ассоциативно-рисуночный тест (видоизмененный анализ Розенцвейга). Проводится для детей и подростков для выяснения степени социальной адаптации.

  • Тест руки Вагнера. Служит для выявления у детей агрессий, требующих лечения.

Есть и другие методы диагностирования, которые психотерапевт подбирает индивидуально. Если у врача есть подозрения, что агрессивные состояния вызваны иными заболеваниями, проводится медицинское обследование со сдачей анализов и применением аппаратных средств диагностики. Также привлекаются доктора иных специализаций для консультаций по уточнению диагноза и лечебного плана.

Методики лечения

В клинике доктора Шурова проводится лечение агрессий, вызванных поведенческими или психоэмоциональными расстройствами. Психотерапевты клиники обладают большой практикой успешной работы с детьми и подростками. Есть группа врачей, занимающихся взрослой категорией пациентов. В каждом случае вылечить агрессии помогает индивидуальный подход и использование разнонаправленных методов воздействия:

  • Психологическая помощь. Применяется для коррекции поведенческих факторов у детей и взрослых. Практикуется проведение групповых занятий с участием всех членов семьи, так как помогает восстановить доверительные отношения между поколениями и корректировать воспитательный процесс.

  • Медикаментозное лечение. Используется при острых симптомах, в том числе вызванных зависимостью от психоактивных веществ, рядом других заболеваний или возрастных изменений в организме. Терапия подбирается индивидуально, и включает препараты различных групп: ингибиторы МАО, нейролептики, психостимуляторы, противосудорожные, серотонинергические, нормотимики, витаминные комплексы и другие.

  • Физиотерапия. Стимулирует обменные процессы, улучшает питание клеток головного мозга и служит для снятия избыточной восприимчивости нервной системы и прекращению стрессовых состояний. Сюда относятся водные процедуры, некоторые виды лечебного и расслабляющего массажей, ЛФК, аппаратные процедуры.

  • Диетическое питание. Сбалансированный рацион снижает возбудимость и освобождает дополнительную энергию для лечения агрессий с симптомами разной интенсивности.

  • Санаторно-курортное лечение. Полный пансион в специализированном санатории с соблюдением распорядка дня, своевременным приемом лекарств и назначенных процедур помогает избавиться от агрессий, носящих застарелый характер.

Последняя методика по сути объединяет комплекс лечебных мероприятий и предлагает самый комфортный способ восстановления здоровья.

Особенности лечения агрессий в клинике доктора Шурова

Если агрессивные состояния купируются методом психотерапии или корректной работой психологов, достаточно пройти амбулаторный курс с посещением сеансов и соблюдением рекомендаций доктора. При комплексном воздействии для прекращения агрессий хронического характера рекомендуется стационарное лечение. В клинике. Шурова этот процесс конфиденциален, и отличается рядом неоспоримых преимуществ:

  • Круглосуточный медицинский контроль, оперативность экстренной помощи при обострениях и отслеживание динамики.

  • Контроль времени принятия препаратов и прохождения процедур.

  • Корректное и предупредительное отношение персонала.

  • Защита пациента от раздражающих факторов – клиника расположена в экологически чистом районе города.

  • Современная материально-техническая база.

  • Палаты с разным уровнем комфорта, сбалансированное суточное питание (в клинике есть кухня и свой шеф-повар).

Терапевтический курс проходит под контролем врачей высшей категории с практикой не менее 10 лет. Применяются протоколы лечения агрессий, одобренные Минздравом РФ и демонстрирующие положительную динамику в краткосрочной перспективе.

Проявление деструктивных состояний иногда провоцирует развитие иных заболеваний, в том числе психических. Игнорирование симптомов или попытки самостоятельно вылечить агрессии в детском и подростковом возрасте опасны – использование ряда препаратов способно спровоцировать необратимые изменения, стать причиной инвалидности. Все назначения разрешено делать только дипломированному врачу с терапевтическим опытом.

Если вы заметили повторяющиеся симптомы агрессий у себя или близких, не пытайтесь избавиться от них самостоятельно – позвоните в нашу клинику и запишитесь на консультацию к доктору. Только после уточнения диагноза врач сможет вам рассказать, что делать, как взять ситуацию под контроль.

Часто задаваемые вопросы

Диагностированием и лечением агрессий, занимается специалист в области психиатрии. Если в ходе диагностирования выясняется, что симптомы вызваны другими заболеваниями, привлекается узконаправленный врач. Когда состояние детей, подростков и людей других возрастных категорий не требует медикаментозной терапии, за дело берутся психологи или психотерапевты клиники.

Сроки носят индивидуальный характер. Для поведенческой коррекции у детей и подростков – не менее 3 сеансов. Работа со взрослыми с целью избавиться от агрессии требует комплексных усилий. Курс медикаментозной терапии в условиях стационара – от 7 до 21 дня. Если симптомы провоцируют возрастные изменения, назначенные препараты принимают сериями курсов с определенной периодичностью на регулярной основе.

Самостоятельно избавиться от агрессий, когда симптомы носят характер болезни, невозможно. Для этого надо быть психиатром, психотерапевтом и психологом одновременно, владеть разными методиками и уметь верно диагностировать состояние. Тем более не рекомендуется принимать назначенные самому себе препараты – такое необдуманное решение способно привести к тяжелым последствиям. В любом случае, попытки игнорировать агрессии или лечиться «народными» методами приводят к тому, что болезнь продолжает развиваться, и когда человек попадает на прием к врачу, ему необходима более серьезная помощь. Лучшим решением будет сразу обратиться в частную клинику Шурова для анонимных консультаций специалиста.

Агрессия как симптом, связанные с ней болезни

Агрессивность, агрессивное поведение, агрессия подавленная и вытесненная, латентная и явная, физическая и психологическая, в частности, вербальная, – все эти понятия достаточно сложны и изучаются многими науками. Применительно к медицине большинство источников, где приводится определение агрессии, акцентируют целенаправленное стремление причинить тот или иной ущерб, вред, травму, душевный дискомфорт другому человеку, – и разбирают различные, очень многочисленные варианты мотивации агрессивного поведения. Впрочем, не всегда объектом агрессии становится именно человек: это может быть ни в чем не повинная тарелка, домашнее животное или, скажем, специальная кукла для битья в кабинете психологической разгрузки. Агрессия, наконец, может быть направлена на самого себя, принимая самые разные формы, – от самопорезов или словесного самоуничижения до завершенного суицида. Вспышки агрессивного поведения наблюдаются в клинике многих психических расстройств и состояний (широко известна, например, агрессивность социопатов), хотя бытующее представление о всех душевнобольных в целом как о людях опасных и агрессивных (стереотип общественного сознания, неоднократно исследованный на большом статистическом материале), – абсолютно не соответствует действительности.

Проблема агрессии двойственна и парадоксальна, как и многие другие проблемы, обусловленные уникальным филогенезом человека как биологического вида. С одной стороны, нет нужды подробно останавливаться на больших и малых, индивидуальных и общественных, – вплоть до глобальных, – трагедиях и катастрофах, в основе которых лежит неконтролируемая, разнузданная или индуцируемая пропагандой агрессия. С другой стороны, определенный уровень агрессии и инстинкт агрессивного поведения заложены самой природой как один из важнейших механизмов эволюции (не случайно сексуальное поведение многих животных очень напоминает или в точности имитирует агрессию). По всей вероятности, одной из фундаментальных задач человека и человечества, – если верить в дальнейшую эволюцию и цивилизацию, – станет поиск универсальных, истинно человеческих и более эффективных (нежели нынешняя педагогика, спорт, различные конкурсы и т.п.), способов канализировать колоссальную деструктивную энергию агрессии в энергию созидания, творчества, преодоления, достижения.

Агрессия и насилие

Агрессия и насилие — термины, которые часто используются как синонимы; однако они отличаются. Насилие можно определить как применение физической силы с намерением причинить вред другому человеку или уничтожить имущество, в то время как агрессия обычно определяется как гневные или агрессивные чувства или поведение. Агрессивный человек не обязательно проявляет насилие. Проблемы, связанные с агрессией и насилием или их последствиями, можно решить в ходе терапии с помощью специалиста по психическому здоровью.

Понимание агрессии и насилия

Агрессия и насилие — это не одно и то же. В то время как человек, совершающий акт насилия, может действовать агрессивно, человек с агрессивным характером не обязательно будет участвовать в насильственных действиях. Хотя агрессия может привести к физическому или словесному нападению, иногда нападение может быть защитным или импульсивным и не иметь вредного намерения. Насилие, которое часто считается физическим выражением агрессии, может носить хищный, импульсивный, реактивный или защитный характер.Насилие может развиваться из-за ситуационных факторов или факторов окружающей среды и может быть результатом психического состояния, личных или культурных убеждений.

И насилие, и агрессия могут иметь негативные последствия как на социальном, так и на индивидуальном уровне. Акты насилия могут быть направлены против конкретного человека или группы людей, иметь сексуальный характер или иметь место в результате употребления алкоголя или наркотиков. По оценкам Центров по контролю за заболеваниями (CDC), в Соединенных Штатах ежегодно 2 миллиона обращений в отделения неотложной помощи происходят из-за насильственных нападений, и каждый год будут убиты около 16 000 человек.Молодые люди в возрасте от 18 до 24 лет чаще становятся жертвами или виновниками насилия. Более трети американских женщин и более четверти американских мужчин подвергались преследованию или физическому или сексуальному насилию со стороны интимного партнера, и почти половина всех американских женщин испытали психологическую агрессию со стороны интимного партнера.

Хотя трудно определить все факторы, которые могут привести к развитию агрессивных тенденций или агрессивного поведения, социальный статус, личные проблемы и институциональные силы могут быть факторами.Виновные в насилии могут неоднократно терять работу, отношения и членов семьи. Издержки насилия в уголовном судопроизводстве также высоки: люди, неоднократно совершающие акты насилия, могут провести в тюрьме несколько лет или даже десятилетий своей жизни.

Управлению агрессией можно облегчить перенаправление, урегулирование конфликтов, а также установление границ и соответствующих взаимоотношений с коллегами. Такого рода стратегии могут помочь предотвратить повторное проявление агрессивных тенденций через насилие, особенно когда поведение рассматривается в детстве.

Типы агрессии

Агрессию можно определить по-разному, и исследования в различных областях часто описывают разные типы агрессии, но четыре основных типа агрессивного поведения следующие:

  • Случайное нападение не является преднамеренным и может быть результатом неосторожности. Эта форма агрессии часто наблюдается у играющих детей, а также может возникать, когда человек спешит. Например, бегущий на автобусе человек может столкнуться с кем-нибудь или сбить ребенка.
  • Выразительная агрессия — это преднамеренный акт агрессии, который не предназначен для причинения вреда. Ребенок, который бросает игрушки или пинает песок, демонстрирует выразительную агрессию: хотя такое поведение может расстраивать другого человека или причинять вред, причинение вреда не является целью такого поведения.
  • Враждебная агрессия призвана причинить физическую или психологическую боль. Издевательства и злонамеренные сплетни или распространение слухов являются формами враждебной агрессии.Реактивная агрессия или агрессивное действие в результате провокации также является формой враждебной агрессии.
  • Инструментальная агрессия может быть результатом конфликта из-за объектов или того, что считается чьими-то правами. Например, ученик, который хотел сесть за парту, которую занял другой ученик, может отомстить, сбив его вещи со стола.

Эти четыре типа агрессивного поведения часто наблюдаются у детей, но также могут описывать действия взрослых.Некоторые давние популярные идеи могут утверждать, что мужчины более агрессивны, чем женщины, но исследования показали, что это не так. Хотя женщины могут использовать агрессивную тактику вербально или косвенно и реже прибегать к физической агрессии, чем мужчины, исследования показали, что между мужчинами и женщинами нет существенной разницы в отношении агрессии.

Психические расстройства и агрессивное или агрессивное поведение

Агрессивные или насильственные наклонности могут быть результатом нескольких различных состояний психического здоровья.Злоупотребление алкоголем и наркотиками может привести к агрессивному поведению, даже если человек обычно не проявляет агрессии. Посттравматический стресс и биполярное расстройство также могут привести к насильственному выражению агрессивных мыслей. В некоторых случаях травмы мозга заставляют человека проявлять агрессию, и дети, выросшие в травмирующей или небрежной среде, могут быть более склонны демонстрировать агрессию и прибегать к насилию. Любые жизненные обстоятельства, вызывающие стресс, такие как бедность, проблемы в отношениях или жестокое обращение, также могут способствовать агрессии и насилию.

Дети, которые растут с агрессивными родителями или у которых есть агрессивные образцы для подражания, такие как тренеры и учителя, также могут начать демонстрировать агрессивное поведение или в результате у них могут развиться психические расстройства. Например, акт запугивания в значительной степени связан с психическим здоровьем: дети, которые непоследовательно или ненадлежащим образом дисциплинируют, а также дети, подвергшиеся насилию, с большей вероятностью станут хулиганами, а затем могут жестоко обращаться с собственными детьми в более позднем возрасте. Они также с большей вероятностью будут испытывать депрессию и тревогу и могут обратиться к наркотикам, алкоголю или другому поведению, вызывающему зависимость, чтобы справиться с этим.Дети, над которыми издеваются братья и сестры, более чем в два раза чаще испытывают депрессию или совершают самоповреждающие действия до совершеннолетия и в два раза чаще испытывают тревогу, чем те, над кем не издевались братья и сестры. Они также чаще страдают парасомниями, такими как ночные кошмары и лунатизм, чем дети, которые не подвергались издевательствам со стороны братьев и сестер.

Продемонстрированное агрессивное и / или агрессивное поведение может также указывать на такие состояния, как прерывистое взрывное расстройство (СВУ) или расстройство поведения.IED, поведенческое состояние, которое обычно проявляется в подростковом или раннем взрослом возрасте, классифицируется в Руководстве по диагностике и статистике (DSM) как расстройство контроля над импульсами. На это состояние часто указывают крайние проявления гнева, несоразмерные ситуации, которые могут перерасти в неконтролируемую ярость. Расстройство поведения, состояние, которое обычно начинается в подростковом возрасте, указано в DSM как дефицит внимания и деструктивное поведение и частично характеризуется физической и вербальной агрессией, деструктивным поведением и жестоким поведением по отношению к людям и животным.

Недавно были идентифицированы два гена, которые, как было установлено, увеличивают вероятность совершения человеком насильственных преступлений: MAOA, или ген воина, и вариант кадгерина 13, который был связан со злоупотреблением психоактивными веществами и СДВГ. В сочетании с другими факторами, такими как употребление психоактивных веществ или влияние окружающей среды, присутствие этих генов может увеличить вероятность того, что человек будет действовать в ответ на сильные побуждения.

Влияние агрессии и насилия на психическое здоровье

Насилие встречается во многих сферах жизни: на рабочем месте, дома, на спортивных мероприятиях и в общественных местах.Обычно люди не могут предвидеть этого, и жертвы насильственных действий могут в результате испытывать серьезные проблемы с психическим здоровьем, такие как посттравматический стресс, депрессия и беспокойство. Например, человек, находящийся в оскорбительных отношениях, может опасаться дальнейших последствий и чувствовать себя неспособным разорвать отношения, потенциально подвергая себя дальнейшему ущербу.

Иногда виновные в насилии имеют проблемы с психическим здоровьем, такие как нарциссизм, антисоциальность или пограничная личность.Хотя эти состояния психического здоровья не обязательно указывают на агрессивное поведение, нарушение навыков совладания часто может способствовать агрессивному или агрессивному поведению, а антисоциальная личность частично характеризуется жестокостью по отношению к животным, которая может включать насилие. Пассивная агрессия или слегка агрессивное поведение характеризуется не насилием, а скрытой критикой действий другого человека. Человек, демонстрирующий пассивную агрессию, может спорить или крайне критически относиться к авторитету, жаловаться на то, что его недооценивают или неправильно понимают, или пассивно сопротивляется поставленным задачам, откладывая на потом или «забывая».«

Лечение агрессивного или агрессивного поведения в терапии

Многие различные виды терапии могут быть полезны при лечении агрессивного или агрессивного поведения, в зависимости от причин такого поведения, а также от личности и жизненного опыта человека, проходящего лечение. Однако в ситуациях домашнего насилия психотерапия для пар не всегда может быть лучшим способом действий, поскольку этот процесс может еще больше подвергнуть опасности жертву насилия, и некоторые терапевты не будут работать с агрессором, который, кажется, не желает или не может измениться.

Когнитивно-поведенческая терапия фокусируется на обучении тех, кто демонстрирует агрессивное и агрессивное поведение, лучшему пониманию и контролю своей агрессии, изучению различных механизмов выживания, чтобы лучше направить мысли и чувства, связанные с агрессивным поведением, и научить правильно оценивать последствия агрессии или насилия. .

В подходах психодинамической терапии людям, которые прибегают к насилию, чтобы скрыть более глубокие эмоции, поощряют осознавать более уязвимые чувства, которые могут лежать в основе их агрессии.Когда эти чувства, которые могут включать такие эмоции, как стыд, унижение или страх, выражаются, защитная агрессия может исчезнуть.

Когда насилие происходит в результате жестокого обращения, например, когда физическое насилие, имевшее место в детстве, заставляет взрослого прибегать к насильственному самовыражению, может оказаться полезной терапия для лечения последствий жестокого обращения.

Примеры случаев

  • Мать начинает терапию, чтобы перенаправить насильственные побуждения: Аня, 25 лет, начинает посещать терапевта, потому что боится своего гнева.Она несет ответственность за большую часть заботы о своем трехлетнем сыне, так как ее муж работает много часов, а поскольку ее сын находится в состоянии неповиновения, она часто испытывает стресс из-за его непослушания и нападок на него. его физически. Аня сообщает терапевту, что в своем разочаровании она часто дает сыну несколько сильных ударов по ягодицам или ноге, достаточно, чтобы кожа покраснела, или сильно хлопает его рукой, когда он беспокоит ее, пока она занимается домашними делами. Она защищает себя, говоря, что делает это только тогда, когда он не слушается ее, когда она слишком расстроена, чтобы оставаться спокойной, но затем ломается, признавая, что она чувствует себя ужасно, когда ее сын плачет, и решает никогда не делать этого снова, но что она не может помочь поведению.На сессиях она также показывает, что, когда она злится, она часто ударяет по предметам достаточно сильно, чтобы их сломать, пинает стены или испытывает желание повредить имущество. Терапевт работает с Аней, исследуя идею о том, что она, возможно, не научилась адекватным способам выражения своей агрессии в подростковом возрасте, и помогает ей понять, что физическое наказание ребенка бесполезно и может рассматриваться как жестокое обращение с ребенком. Они обсуждают, как Аня могла бы справиться со своим разочарованием, когда с сыном трудно справиться, и как она могла бы перенаправить побуждения наказать его или вмешаться, например, в искусство или энергичную игру.Психотерапевт предлагает Ане присоединиться к группе поддержки. После нескольких сеансов Аня сообщает, что у нее улучшилось настроение и помогает группа поддержки.
  • Мальчик-подросток проходит санкционированную судом терапию в связи с агрессивным поведением: Исаака, 17 лет, несколько раз отстраняли от занятий в школе за драки, и в настоящее время ему грозит исключение за несколько месяцев до окончания школы за то, что он бросил книгу на парту учителя, когда она назначила ему заключение под стражу за невыполнение задания. В его последнюю ссору вмешалась полиция, и судья приказал ему посетить сеансы терапии или поместить его в исправительное учреждение для несовершеннолетних.Терапия Исаака несколько смущена и извиняется. Он говорит терапевту, что никогда не намеревается начинать ссоры или проявлять агрессивное поведение, но иногда он становится очень зол по небольшой причине: бросает парту своего одноклассника на пол, когда он сделал грубый комментарий, несколько раз ударил мальчика за то, что он споткнулся. его в коридоре. Отвечая на вопросы терапевта, он сообщает, что его настроение часто бывает раздражительным, но не до такой степени, что оно становится агрессивным, но что, когда он действительно действует агрессивно, его агрессия часто сопровождается истощением.Исаак также говорит терапевту, что у него часто болит голова, а в груди сжимается грудь, прежде чем он, как он выразился, «взорвется». Исаак также сообщает, что он живет со своими старшими братьями и сестрами, которые ушли из дома как можно скорее, чтобы уйти от частых кричащих поединков и физических драк своих родителей (хотя он заявляет, что ни один из его родителей никогда не применял к нему физического насилия). Терапевт диагностирует у Исаака СВУ и начинает работать с ним, чтобы определить его триггеры и изучить способы контролировать его сильные побуждения, такие как расслабление и когнитивная реструктуризация.По совету терапевта Исаак также начинает посещать группу по управлению гневом для подростков, и в течение нескольких недель сообщает об улучшении своего поведения.

Каталожные номера:

  1. Нападение или убийство. (2013, 17 апреля). Центры по контролю и профилактике заболеваний . Получено с http://www.cdc.gov/nchs/fastats/homicide.htm.
  2. Björkqvist, K., Österman, K., & Lagerspetz, K. (1994). Половые различия в скрытой агрессии среди взрослых.Агрессивное поведение, 20, 27-33.
  3. Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств: DSM-5. (5-е изд.). (2013). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.
  4. Дотинга, Р. (8 сентября 2014 г.). Братья-хулиганы могут оставить неизгладимые последствия. Получено с http://consumer.healthday.com/mental-health-information-25/anxiety-news-33/sibling-bullies-may-leave-lasting-effects-691464.html.
  5. Хогенбум, М. (28 октября 2014 г.). Два гена связаны с насильственными преступлениями.Получено с http://www.bbc.com/news/science-environment-29760212.
  6. Херли, К. (2012, 17 апреля). Хулиганами не рождаются, их воспитывают. Получено 26 мая 2015 г. с сайта http://www.kevinmd.com/blog/2012/04/bullies-born-raised.html.
  7. Насилие со стороны интимного партнера. (нет данных). Получено с http://www.apa.org/topics/violence/partner.aspx.
  8. Костельник, М. (2010). Помощь детям разрешить конфликт: агрессивное поведение детей. NebGuide. Получено с http: // ianrpubs.unl.edu/live/g2016/build/g2016.pdf.
  9. Перри, Б. (нет данных). Агрессия и насилие: нейробиология опыта. Получено 21 мая 2015 г. с веб-сайта http://teacher.scholastic.com/professional/bruceperry/aggression_violence.htm.
  10. Шепер-Хьюз, Н., и Бургуа, П. И. (2004). Насилие на войне и в мире . Молден, Массачусетс: Blackwell Pub.

Как лечить жестоких и агрессивных пациентов — Подкаст Психиатрии и психотерапии

Различные типы агрессии

Слова «агрессия» и «насилие» иногда используются как синонимы, но на самом деле агрессия может быть физической или ненастоящей. физический, и направленный либо против других, либо против самого себя.Насилие — это скорее применение силы с намерением нанести ущерб.

В одном исследовании были рассмотрены основные типы агрессии и насилия, которые происходят у психиатрических пациентов, и разбиты их на три категории:

  • Импульсивное насилие (наиболее распространенная категория)

  • Хищническое насилие ( целенаправленное и спланированное насилие)

  • Психологическое насилие (реже всего)

В 5 государственных больницах 88 пациентов с хроническим или постоянным насилием с 839 нападениями, уровень импульсивного насилия составил 54%, а насилие со стороны хищников было 29%.Пациенты с психическим подтекстом зарегистрировали 17% всех случаев насилия (Meyers, M. Cummings et al., 2013). Исследования показывают, что насилие, вызванное психическими расстройствами, уменьшается, чем дольше пациенты находятся на лечении и лечении.

ХИЩНОЕ НАСИЛИЕ

Хищное насилие — это то, о чем люди обычно думают, когда думают о психопатии или о ком-то с антисоциальным расстройством личности. Это насилие с целью, и эта цель обычно — добиться чего-то. Они обычно демонстрируют отсутствие страха и очень слабое вегетативное возбуждение, даже когда проявляют насилие.Миндалевидное тело и височная доля неактивны, и связь между ними имеет слабый сигнал. Люди с хищническим насилием также имеют более низкую аффективную эмпатию.

Некоторые из ранних исследований, проведенных Адрианом Рейном, измеряли артериальное давление, кожно-гальваническую реакцию и частоту сердечных сокращений при демонстрации детям нейтральных, пугающих или мирных картинок. Из тех, кто не смог эффективно или автономно отреагировать на эти картинки, 75% этих людей стали жестокими преступниками к 18 годам.Интересно, что 25% из них стали просоциальными и устроились на работу в качестве полицейских, специалистов по обезвреживанию бомб и так далее.

Истинные психопаты — очень небольшая часть населения. Около 2% женщин значимо набирают баллы по контрольному списку психопатии. Около 2-4% мужчин имеют повышенные оценки в контрольном списке психопатии. Однако не все из этих людей склонны к насилию, и многие психопаты больше заинтересованы в прибыли. Некоторые становятся криминальными авторитетами (фактически не совершая насилия), а другие кончают политикой.

ИМПУЛЬСНОЕ НАСИЛИЕ

Импульсивное насилие или агрессия на самом деле является наиболее распространенной и во многих отношениях самой сложной формой насилия, которая возникает при различных психических заболеваниях, включая:

  • психоз

  • расстройства настроения

  • расстройства личности

  • тревожные расстройства

  • ПТСР

По сути, это дисбаланс в генерации импульсов и неспособность префронтальной коры оценить импульс и взвесить последствия.Все мы генерируем самые разные импульсы, хорошие и плохие, в том числе импульсы, вызванные нашей раздражительностью и гневом.

При хищнической агрессии повышается активность медиальной префронтальной коры, тогда как при реактивной агрессии активность снижается.

Что может вызвать импульсивное насилие, чтобы стать проблемой:

ПСИХОТИЧЕСКАЯ АГРЕССИЯ

Психотическая агрессия чаще всего является результатом бредовых идей или убеждений человека в том, что его каким-то образом преследуют и используют в своих интересах. .Психотические или психически больные люди действительно подвергаются более высокому уровню насилия по сравнению с населением в целом. Психически больные несут ответственность примерно за 5% насильственных преступлений, то есть люди, не страдающие психическими заболеваниями, несут ответственность за 95%.

Психотические заблуждения, ведущие к насилию

Одно исследование, специально посвященное первым эпизодам психоза, показало, что примерно у 458 пациентов гнев был связан с определенными типами заблуждений, которые привели к насилию (Coid, 2013).

Основа насилия, вызванного иллюзиями, обычно возникает из-за того, что люди имеют бредовые убеждения, преследующие по своей природе.Когда они верят, что кто-то пытается их заполучить, это снимает запреты против насильственных действий, потому что этот человек считает, что они защищают себя. Обычно это насилие происходит из-за веры в то, что за ними шпионят или преследуют.

Бред преследования, связанный с командной галлюцинацией, является особенно мощным предвестником агрессивного поведения. Если ваше заблуждение говорит вам, что ваш сосед — дьявол, а ваша командная слуховая галлюцинация состоит в том, что Бог говорит вам «убить его и спасти мир от разрушения», это может привести к очень плохому исходу.

IQ И АГРЕССИЯ

Существует также связь между IQ и агрессией (Huesmann, 1987).

Недавнее исследование, проведенное в государственных больницах, изучило, что коррелирует с продолжающимся насилием, и по всем типам агрессивного поведения когнитивные дефициты (особенно нарушения и исполнительные функции) были связаны с повышенным уровнем насилия.

МУЖЧИНЫ БОЛЬШЕ НАСИЛИЯ, ЧЕМ ЖЕНЩИНЫ

Мужчины, вероятно, более склонны к насилию, чем женщины, потому что они исторически были охотниками, что предполагало насилие.Чаще всего собирателями были женщины, и, следовательно, мужчины имеют устойчивую эволюционную тенденцию к более частому применению насилия. Женщины могут быть жестокими, но если вы посмотрите на уровень насилия между мужчинами и женщинами, мужчины явно более агрессивны.

ЦЕЛЬ АГРЕССИИ

Можно сказать, что самый здоровый результат для наших агрессивных и жестоких импульсов — это когда мы используем нашу врожденную способность быть агрессивными, чтобы участвовать в таких вещах, как здоровая конкуренция. Или даже для мотивации и стремления к достижению.

Вначале человечество сформировало племена, и агрессия позволила кому-то подняться по иерархии господства внутри племени. Это также позволяло им защищаться от других племен. Это было основой выживания.

Если мы посмотрим на психологию животных, мы можем многое узнать об иерархии агрессии и доминирования, например, как обезьяны взаимодействуют друг с другом или образуют союзы. Для создания союзов альфа-обезьяна часто ухаживает за другими самцами. Насилие возникает тогда, когда кланы выступают друг против друга.Когда одна обезьяна выходит из своего клана, две обезьяны из другого клана могут злобно напасть на одну обезьяну.

В других обстоятельствах, если доминирующую обезьяну забрать из своего клана на пару дней и вернуть в клан, пара других обезьян могла образовать новый альянс против предыдущего лидера и напасть на него.

Как люди, мы такие же. Многие из наших социальных взаимодействий и групповых структур имеют одинаковые виды союзов, и эффекты отсутствия могут проявляться аналогичным образом.Конечно, у людей есть высшие вербальные центры, а также философия или духовность, которые позволяют человеку быть менее жестоким и превосходить свои базовые инстинкты.

АГРЕССИЯ И АУТИЗМ

Люди с интеллектуальными проблемами чаще всего проявляют импульсивное насилие, особенно люди аутичного спектра. Человеку может быть труднее обрабатывать или понимать свои собственные эмоции, если имеется значительный интеллектуальный дефицит. У них также могут быть элементы неспособности оценить ответ или модерировать ответ.Общая патофизиология расстройства аутистического спектра предполагает, что связи между нейронами и аутичным мозгом не такие, какими они должны быть, и они не дифференцированы, так что обработка информации может быть фрагментированной.

Лечение агрессии

ЛЕЧЕНИЕ ПСИХОТИЧЕСКОЙ АГРЕССИИ

Лечение антипсихотическими препаратами помогает уменьшить количество эпизодов насилия. В одном исследовании клозапин помогал психотически агрессивным пациентам с исполнительной дисфункцией больше, чем при использовании галдола или оланзапина (Krakowski, 2011).

ЛЕЧЕНИЕ ПСИХОПАТИЧЕСКОЙ АГРЕССИИ

Хищно-насильственный человек должен содержаться в тюрьме, если в прошлом было продемонстрировано постоянное насилие.

Есть свидетельства того, что благодаря усилению интеллектуальной эмпатии психопаты станут менее агрессивными. Существует также интересное исследование, показывающее, что окситоцин, гормон, увеличивающий аффилированность и сотрудничество, может оказывать сдерживающее воздействие на некоторых психопатических людей.

Однако, с точки зрения психофармакологии, у нас нет каких-либо конкретных лекарств для контроля этого поведения.Некоторые лекарства, такие как клозапин, могут влиять на проблемы, лежащие в основе психотического поведения, и тем самым уменьшать его, но прямого фармакологического лечения психопатического насилия не существует.

ЛЕЧЕНИЕ ИМПУЛЬСНОЙ АГРЕССИИ

Д-р Каммингс обсудил использование стабилизаторов настроения, помогающих людям с пограничным расстройством личности, СИОЗС и тразодон, помогающие в лечении деменции у пожилых людей, и агонистов альфа-2 у людей с такими заболеваниями, как аутизм или ЧМТ. Агонисты альфа-2 (клонидин) могут обмануть ствол мозга, заставив его думать, что было выпущено достаточно норэпинефрина, а затем выделяется меньше норадреналина, заставляя ствол головного мозга успокаиваться.

По сути, при эмоциональном расстройстве, если вы измените аффективный (лимбический) тонус, вы можете снизить вероятность эмоционально реактивной агрессии, например, с помощью стабилизаторов настроения лития и дивалпроекса.

Использование нейролептика, а не только стабилизатора настроения, не приносит пользы пациентам с черепно-мозговой травмой. Антипсихотики использовались для лечения людей с расстройствами аутистического спектра, и некоторые данные показывают, что такие препараты, как рисперидон, могут быть полезны для контроля над вспышками.Если есть доказательства сексуальной агрессии (или агрессии, проявляющейся у женщин после полового созревания), иногда может потребоваться использование агониста ГнРГ — антиандрогенного лечения).

ПСИХОТЕРАПИЯ ПРИ АГРЕССИИ

С течением времени использовалось несколько методов лечения гнева. Терапевты могут помочь людям осознать свой гнев и управлять своими импульсами или подтолкнуть свой гнев и агрессию к более просоциальной реакции.

Для людей с пограничным расстройством личности важны диалектическая поведенческая терапия, терапия на основе ментализации или терапия переноса.Для пациентов с шизофренией важен хороший терапевтический альянс для обеспечения соблюдения режима лечения. Я коснулся того, как обрабатывать гнев, в своей серии микровыражений, и в следующих сериях я буду уделять больше внимания психотерапевтическим подходам к гневу.

В целом в терапии мы должны исходить из того, что наши пациенты будут иногда лгать нам из-за своего страха, и дважды проверять, соблюдают ли они предписанный нами протокол. Мы также должны упорно работать над укреплением доверия и терапевтического союза.

Последние мысли

Насилие и агрессия заслуживают гораздо большего внимания как специальность, чем мы уделяли ей в прошлом. Это серьезное бремя для членов семьи и друзей.

Пожалуйста, задавайте любые вопросы, которые у вас есть, и мы передадим их доктору Каммингсу и ответим на них.

(В подкасте подробности о конкретных лекарствах обсуждаются для психиатров, интересующихся продвинутой психофармакологией.)

Дополнительная литература:

Ссылка на идеальные уровни крови находится в библиотеке ресурсов

«Оценка насилия в больнице штата Калифорния и Руководство по лечению (Cal-VAT)

6 способов справиться с агрессивным поведением вашего ребенка — Основы здоровья от Cleveland Clinic

Если вы родитель, вы, вероятно, уже сталкивались со своей изрядной долей истерик, срывов и нервных расстройств.Эмоциональная регуляция — это навык, которому мы все должны научиться, и некоторым детям требуется больше времени, чтобы овладеть самоконтролем, чем другим. Но как узнать, когда агрессивное или агрессивное поведение вашего ребенка не просто часть его обучения, а выходит из-под контроля? И чем вы можете помочь?

Клиника Кливленда — некоммерческий академический медицинский центр. Реклама на нашем сайте помогает поддерживать нашу миссию. Мы не поддерживаем продукты или услуги, не принадлежащие Cleveland Clinic. Политика

Большинство детей так себя ведут?

Все дело в знании того, что подходит для развития.«Обычно мы ожидаем, что малыши будут проявлять агрессивное поведение», — говорит детский психолог Эмили Мадд, доктор философии.

«На этом этапе дети склонны прибегать к физическому выражению своего разочарования просто потому, что у них еще нет языковых навыков, чтобы выразить себя. Например, типичным можно считать столкновение сверстника на детской площадке. Мы не обязательно называли бы это агрессией, если бы это не было частью модели ».

Как распознать настоящую агрессию?

К тому времени, когда ребенок станет достаточно взрослым, чтобы научиться говорить о своих чувствах — примерно к 7 годам, — физические проявления агрессии должны уменьшиться, — говорит она.

Если этого не происходит, пора проявить беспокойство, особенно если ваш ребенок подвергает себя или других опасности или регулярно наносит ущерб имуществу.

Следите за предупреждающими знаками, указывающими на то, что поведение вашего ребенка оказывает негативное влияние:

  • Проблемы в учебе.
  • Испытывает трудности во взаимоотношениях со сверстниками.
  • Часто вызывает сбои в доме.

«Эти предупреждающие знаки вызывают беспокойство, и их нельзя игнорировать», — говорит она.

В поведении вашего ребенка может быть основная причина, требующая внимания. СДВГ, беспокойство, невыявленная неспособность к обучению и аутизм могут создавать проблемы с агрессивным поведением.

«Какой бы ни была причина, если агрессивное поведение влияет на повседневное функционирование вашего ребенка, пора обратиться за помощью», — говорит доктор Мадд.

Начните с разговора со своим педиатром. При необходимости он или она может направить вас к специалисту по психическому здоровью для диагностики и лечения проблем, которые могут вызвать агрессию.

Что родители могут сделать, чтобы помочь своему ребенку?

Доктор Мадд рекомендует следующие стратегии, чтобы помочь вашему ребенку обуздать агрессию:

  1. Сохраняйте спокойствие. «Когда ребенок выражает много эмоций, а родители встречают это с большим количеством эмоций, это может усилить агрессию ребенка», — говорит она. Вместо этого попробуйте смоделировать эмоциональную регуляцию для своего ребенка.
  2. Не поддавайтесь истерикам или агрессивному поведению. Например, если у вашего ребенка истерика в продуктовом магазине из-за того, что он хочет какую-то крупу, не сдавайтесь и не покупайте ее.Это полезно и усиливает неподобающее поведение.
  3. Поймайте ребенка в хорошем настроении. Поощряйте хорошее поведение, даже если ваш ребенок не делает ничего необычного. Если обед прошел без проблем, скажите: «Мне очень нравится, как вы вели себя за ужином». Угощения и призы не нужны. Признание и похвала сильны сами по себе.
  4. Помогите детям научиться выражать себя, называя эмоции. Например, вы можете сказать: «Я могу сказать, что вы сейчас очень зол.Это подтверждает то, что чувствует ваш ребенок, и поощряет словесное, а не физическое выражение.
  5. Знайте привычки своего ребенка и определяйте триггеры. Случаются ли истерики каждое утро перед школой? Постарайтесь структурировать свой утренний распорядок. Разбейте задачи на простые шаги и предупредите о времени, например: «Мы уезжаем через 10 минут». Ставьте перед собой цели, например, приходить в школу вовремя четыре дня из пяти. Затем наградите своего ребенка, когда он или она достигнет этих целей.
  6. Найдите подходящие награды. Не сосредотачивайтесь на финансовых или материальных целях. Вместо этого попробуйте награды, такие как полчаса особого времени с мамой или папой, выбор того, что семья ест на ужин, или выбор того, что семья смотрит на вечер кино.

Если ваш ребенок борется с самоконтролем, включение этих стратегий в ваше воспитание должно помочь вам обуздать такое поведение.

Если ситуация кажется неуправляемой, помните, что вы не единственный, кто борется с поведением своего ребенка.Детские психологи умеют помогать детям и семьям решать эмоциональные и поведенческие проблемы. Спросите своего педиатра, как зовут психиатров в вашем районе.

Новые рекомендации по лечению дезадаптивной агрессии среди молодежи

Рекомендации 2012 года по лечению дезадаптивной агрессии среди молодежи (T-MAY), разработанные Руководящим комитетом T-MAY, организованные и соавторы исследователей Образовательного центра Университета Рутгерса и Исследования терапевтических средств для психического здоровья (CERT)

Автор: Шелли Норден Барнс

Фон

15-летний мальчик неоднократно вступал в драки с одноклассниками, которые, по его словам, «сводят меня с ума, что я просто щелкаю».«У 10-летней девочки часто бывают неспровоцированные вспышки гнева со своими учителями и сверстниками во время учебы в школе. Такие эпизоды характерны для 10–25 процентов американской молодежи, страдающей агрессивным поведением. 1

Импульсивная дезадаптивная агрессия или незапланированное и плохо контролируемое агрессивное поведение само по себе не является психическим расстройством. Это симптом нескольких распространенных детских психических состояний, таких как синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и расстройства настроения / тревожные расстройства.Если не лечить, дезадаптивная агрессия может подорвать академическую успеваемость, нарушить отношения и привести к злоупотреблению психоактивными веществами, исключению из школы и тюремному заключению. Это также одно из самых дорогих детских состояний для лечения. 2

Все чаще и чаще клиницисты назначают психотропные препараты, такие как нейролептики второго поколения и стабилизаторы настроения, не по назначению врача для лечения явно агрессивного поведения. Однако такая практика выходит за рамки указаний, утвержденных U.S. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) для назначения антипсихотических препаратов, поскольку данные об их эффективности и безопасности в отношении их применения у детей ограничены. В то время как доступны другие варианты лечения, научно-обоснованные практики, помогающие клиницистам оценивать, лечить и управлять детской импульсивной агрессией, особенно в амбулаторных условиях, ограничены.

Для решения этих проблем Образовательный и научно-исследовательский центр психиатрических лечебных средств (CERT) Рутгерса сотрудничал с Институтом REACH (Ресурсы для улучшения здоровья детей) и другими организациями с целью создания научно обоснованных рекомендаций по лечению дезадаптивной агрессии среди молодежи.Цель заключалась в оптимизации эффективности и безопасности лечения путем создания основы, которую врачи могли бы использовать в амбулаторных условиях для диагностики и лечения дезадаптивной импульсной агрессии у молодежи, управления побочными эффектами фармакологической терапии и координации психосоциальных вмешательств. Полученные в результате рекомендации «Лечение дезадаптивной агрессии у молодежи: рекомендации I и II CERT (известные как рекомендации T-MAY)» были опубликованы в июньском выпуске журнала « Pediatrics » за 2012 год. 3,4 Доступ к рефератам PubMed:

  • Лечение дезадаптивной агрессии у молодежи (T-MAY): Рекомендации CERT I. Вовлечение семьи, оценка и диагностика, а также начальное ведение.
  • Лечение дезадаптивной агрессии среди молодежи (T-MAY): Рекомендации CERT II. Психосоциальные вмешательства, лечение лекарствами и управление побочными эффектами.

Роль Rutgers CERT в рекомендациях T-MAY

«Этот проект T-MAY является прекрасным примером того, как вы получаете больше преимуществ от ресурсов, большее влияние и лучшую работу, имея центр, который объединяет исследования, образование и взаимодействие с заинтересованными сторонами по вопросам использования и результатов психотропных препаратов. «говорит Стивен Кристал, доктор философии.Д., соавтор руководящих принципов T-MAY и главный исследователь Rutgers CERT, который предоставил финансирование, организовал и курировал Руководящую группу T-MAY в сотрудничестве с Институтом REACH и другими партнерами.

«Благодаря нашим предварительным исследованиям стало очевидно, что попытки справиться с импульсивной агрессией, которая является симптомом, а не диагностируемым состоянием, во многом обусловили чрезвычайно большую частоту назначения детских нейролептиков», — говорит Кристал. Хотя лекарства могут быть ключевым компонентом плана лечения агрессивного поведения, Кристал подчеркивает, что это только часть комплексной стратегии, которая включает психосоциальные вмешательства и индивидуальную оценку.

Две из наиболее важных рекомендаций, по словам Кристал, — это провести всестороннюю психосоциальную диагностику и оценку риска для ребенка и лица, осуществляющего уход, до начала приема лекарств и предоставить основанное на фактах обучение родителей, детей и опекунов на всех этапах. лечения.

«Если бы эти рекомендации последовательно применялись на практике, это было бы огромным сдвигом в лечении», — отмечает Кристалл. «Это часть процесса осознания рисков, а также преимуществ приема психотропных препаратов.Лекарства должны быть не первым шагом, а, скорее, последним средством ».

Еще одна ключевая рекомендация — нацелить лечение на основное основное заболевание, а не на симптом агрессивного поведения — подход, который не всегда применяется, — говорит Кристал. Например, данные показывают, что использование специфических для СДВГ лекарств для лечения агрессии у детей с СДВГ часто бывает эффективным без добавления антипсихотических препаратов, чтобы повлиять на агрессивное поведение.

«Риск долгосрочных пагубных результатов лечения нейролептиками — особенно метаболических проблем и риск диабета — выше, чем у лекарств от некоторых основных проблем», — говорит Кристал.«В случае СДВГ специфические для СДВГ препараты имеют гораздо лучший профиль риска. Важно сначала вылечить основное заболевание».

Результаты: превращение исследований в политику

Хотя рекомендации T-MAY были опубликованы ранее в этом году, они уже влияют как на местные, так и на национальные инициативы в области здравоохранения.

Многие штаты приняли элементы исследования T-MAY в свои собственные лечебные рекомендации. Кристал и его команда недавно работали со штатом Техас над пересмотром его руководящих принципов по назначению психотропных лекарств приемной молодежи, которым эти лекарства назначаются значительно чаще, чем молодежи в целом.«Эти руководящие принципы оказали большое влияние, потому что большинство штатов не так четко указали свои письменные инструкции», — отмечает Кристал. «Предоставляя наши рекомендации штату Техас, мы действительно опирались на наши исследования T-MAY и ссылались на них».

Команда

Crystal также работала с CalOptima, планом общественного здравоохранения, обслуживающим округ Ориндж, Калифорния, над разработкой рекомендаций по назначению лекарств, которые включали несколько элементов исследования T-MAY, в частности необходимость мониторинга метаболизма.

Исследование T-MAY оказало влияние и на национальный масштаб. Команде CERT было предложено встретиться с Детским бюро США, чтобы проинформировать о разработке информационного меморандума, который был разослан во все штаты и предписывал им разработать планы мониторинга приема лекарств. Команда также использовала работу T-MAY в своей презентации на недавнем саммите по психотропам и благополучию детей Министерства здравоохранения и социальных служб США, где 300 представителей государственных учреждений собрались вместе, чтобы решить проблему психотропных средств для приемной молодежи, — говорит Кристал. .

Кроме того, Главное бухгалтерское управление США и Управление по делам детей и семьи также ссылались на исследование CERTs в своих отчетах о применении психотропных средств у приемных детей. С последним отчетом можно ознакомиться на веб-сайте «Администрирование для детей и семей».

«Наше финансирование CERT позволило нам собрать все это воедино и обеспечить направление и основу. Но мы смогли задействовать значительные усилия наших партнеров», — объясняет Кристал.
Только так могло случиться.«

Узнайте больше и загрузите набор инструментов «Лечение дезадаптивной агрессии среди молодежи» (T-MAY) (PDF, 3,3 МБ).

Образовательный и исследовательский центр психиатрической терапии при Университете Рутгерса — один из шести общенациональных CERT, финансируемых Агентством медицинских исследований и качества. Миссия каждого CERT — проводить исследования и обеспечивать образование, которое будет способствовать оптимальному использованию лекарств, медицинских устройств и биологических продуктов; повысить осведомленность о преимуществах и рисках терапии; и улучшить качество при сокращении затрат на здравоохранение.

Список литературы

  1. Лобер Р., Фаррингтон Д.П., ред. Дети-правонарушители: потребности в развитии, вмешательстве и услугах. Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE Publications; 2001.
  2. Сони А. Пять самых дорогостоящих детских состояний, 2006 г .: оценки для неинституционализированных детей из числа гражданского населения США, возраст 0–17. Статистическая справка 242. Роквилл, Мэриленд: Агентство медицинских исследований и качества; Апрель 2009 г. Доступно на www.meps.ahrq.gov/mepsweb/data_files/publications/st242/stat242.штмл.
  3. Knapp P, Chait A, Pappadopulos E, Crystal S, Jensen P и Руководящая группа T-MAY. Лечение дезадаптивной агрессии у молодежи (T-MAY): Рекомендации CERT I. Вовлечение семьи, оценка и диагностика, а также начальное ведение. Педиатрия 129 (6): e1562-1576, июнь 2012 PMID: 22641762.
  4. Скотто Розато Н., Коррелл С., Паппадопулос Э., Чайт А., Кристал С., Дженсен П. и Руководящая группа T-MAY. Лечение дезадаптивной агрессии у молодежи (T-MAY): Рекомендации CERT II.Психосоциальные вмешательства, лечение лекарствами и управление побочными эффектами. Педиатрия 129 (6): e-1577-1586, doi 10.1542 / peds.2010-1361, июнь 2012. PMID: 22641763

Импульсивная агрессия (ИА): симптомы и обзор лечения

Импульсивная агрессия: обзор симптомов

Импульсивная агрессия (ИА) характеризуется реактивными, открытыми, взрывными реакциями на ситуации, которые превышают нормальный и соответствующий данной ситуации уровень эмоций. Эта негативная эмоциональная реакция является ассоциированной особенностью, наблюдаемой при многих психических расстройствах, таких как обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР), синдром дефицита внимания (СДВГ или СДВ), деструктивное расстройство регуляции настроения (МДДД) и биполярное расстройство.В отличие от адаптивного агрессивного поведения — агрессии ради самозащиты — импульсивная агрессия дезадаптивна: агрессия, происходящая вне приемлемого социального контекста. Обычно это приносит пользу отдельному человеку, но вредно для других участников.

IA может быть идентифицирован у пациентов в возрасте пяти лет. Такой молодой диагноз также указывает на СДВГ, психосоциальные и психиатрические трудности, сопутствующие заболевания и антисоциальное поведение.

Опрос 2011 года среди детей и подростков в возрасте от 4 до 17 лет показал, что 54 процента детей с СДВГ также имеют агрессию, причем импульсивная агрессия является преобладающим подтипом.Для IA не существует установленной шкалы оценок или одобренных FDA лекарств, поэтому медицинские работники часто начинают с диагностики и лечения сопутствующих психических расстройств. Например, лечение сопутствующего СДВГ или депрессии может потенциально улучшить ИА. Специалисты должны проявлять осторожность при лечении ИА, потому что оно часто совпадает с другими состояниями. Пациентам следует начинать с низкой дозы и работать с командой профессионалов, включая психиатров и психологов.

Импульсивная агрессия: варианты лечения

Атипичные нейролептики : Обычно используется для лечения шизофрении, это лекарство может использоваться для эффективного управления агрессией IA путем стабилизации резких перепадов настроения.

Стимуляторы: Соблюдайте осторожность при лечении стимуляторами, поскольку они могут вызвать возбуждение и раздражительность. Тем не менее, пациенты могут предпочесть стимуляторы из-за их «большого эффекта», что означает, что они начинают действовать немедленно.

Нестимуляторы : Некоторые врачи могут лечить ИА нестимуляторами, хотя взрослым показан только один. Их «умеренный эффект» означает, что это лекарство не ощущается так быстро, как стимуляторы, но они также имеют меньший эффект «включения-выключения».

Программы управления непредвиденными обстоятельствами: Поскольку пациенты с ИА и / или СДВГ подвергаются большему риску снижения самооценки и проблем с настроением, важно разработать план поведения, основанный на положительном подкреплении.

Лекарства, применяемые при судорожных расстройствах , а именно ламиктал, литий и депакот, иногда используются для стабилизации настроения.

Risperdal : При применении Risperdal отмечалось умеренное улучшение в случаях серьезной агрессии.Но потенциальные побочные эффекты включают увеличение пролактина, увеличение груди или галакторею.

Биргит Х. Аманн, доктор медицины, психиатр для детей, подростков и взрослых. Она — медицинский директор Центра поведенческой медицины в Трое, штат Мичиган. Содержание этой статьи взято из ее презентации на конференции CHADD 2018 года под названием «Импульсивная агрессия: сопутствующая особенность, наблюдаемая при СДВГ».

Сохранить

Обновлено 28 мая 2021 г.

Предыдущая статья Следующая статья

Исследование лечения тяжелой детской агрессии (TOSCA): проблемы дизайна | Психиатрия и психическое здоровье детей и подростков

  • 1.

    Ангольд А, Костелло Э, Эрканли А: Коморбидность. J Child Psychol Psyc. 1999, 40: 57-87. 10.1111 / 1469-7610.00424.

    CAS Статья Google Scholar

  • 2.

    Каздин А., Вайс Дж .: Определение и разработка эмпирически поддерживаемых методов лечения детей и подростков. J Консультируйтесь с Clin Psych. 1998, 66: 19-36.

    CAS Статья Google Scholar

  • 3.

    Нок М: Обзор прогресса психосоциального лечения проблем поведения детей.Clin Psychol — Sci Pr. 2003, 10: 1-28. 10.1093 / clipsy.10.1.1.

    Артикул Google Scholar

  • 4.

    Серкетич В., Дюма Дж .: Эффективность поведенческого тренинга для изменения антисоциального поведения у детей: метаанализ. Behav Ther. 1996, 27: 171-186. 10.1016 / S0005-7894 (96) 80013-X.

    Артикул Google Scholar

  • 5.

    Коннор Д., Карлсон Дж., Чанг К., Даниолос П., Ферцигер Р., Финдлинг Р., Хатчинсон Дж., Мэлоун Р., Гальперин Дж., Платтнер Б., Пост Р., Рейнольдс Д., Роджерс К., Саксена К., Штайнер Х. : Подростковая дезадаптивная агрессия: обзор профилактики, лечения и конфигурации услуг, а также предлагаемая программа исследований.J Clin Psychiatry. 2006, 67: 808-820. 10.4088 / JCP.v67n0516.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 6.

    Карлсон С., Пелхам В., Милич Р., Диксон Дж.: Отдельные и комбинированные эффекты метилфенидата и поведенческой терапии на успеваемость в классе детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности. J Abnormal Child Psych. 1992, 20: 213-232. 10.1007 / BF00916549.

    CAS Статья Google Scholar

  • 7.

    Jensen PS, Hinshaw SP, Kraemer HC, Lenora N, Newcorn JH, Abikoff HB, March JS, Arnold LE, Cantwell DP, Conners CK, Elliott GR, Greenhill LL, Hechtman L, Hoza B, Pelham WE, Severe JB, Swanson JM, Wells KC, Vitiello B, Wigal T: Выводы о коморбидности СДВГ из исследования MTA: Сравнение подгрупп с сопутствующими заболеваниями. J Am Acad Child Psy. 2001, 40: 147-158. 10.1097 / 00004583-200102000-00009.

    CAS Статья Google Scholar

  • 8.

    Группа сотрудничества MTA: 14-месячное рандомизированное клиническое испытание стратегий лечения синдрома дефицита внимания / гиперактивности.Arch Gen Psychiat. 1999, 56: 1073-1086. 10.1001 / archpsyc.56.12.1073.

    Артикул Google Scholar

  • 9.

    Swanson JM, Kraemer HC, Hinshaw SP, Arnold LE, Conners CK, Abikoff HB, Clevenger W, Davies M, Elliott G, Greenhill LL, Hechtman L, Hoza B, Jensen PS, March JS, Newcorn JH , Owens L, Pelham WE, Schiller E, Severe J, Simpson S, Vitiello B, Wells CK, Wigal T, Wu M: Клиническая значимость основных результатов MTA: показатели успеха на основе тяжести симптомов СДВГ и ODD в больнице. Конец лечения.J Am Acad Child Psy. 2001, 40: 168-179. 10.1097 / 00004583-200102000-00011.

    CAS Статья Google Scholar

  • 10.

    Кэмпбелл С., Спикер С., Вандергрифт Н., Бельски Дж., Бурчинал М.: Предикторы и последствия траекторий физической агрессии у мальчиков и девочек школьного возраста. Dev Psychopathol. 2010, 22: 133-150. 10.1017 / S09545794099.

    PubMed Central Статья PubMed Google Scholar

  • 11.

    Гиллберг К., Хеллгрен Л.: Результат. Расстройства гиперактивности в детстве. Отредактировано: Сандберг С. 1996, Кембридж: Издательство Кембриджского университета

    Google Scholar

  • 12.

    Спенсер Т., Бидерман Дж., Виленс Т., Хардинг М., О’Доннелл Д., Гриффин С.: Фармакотерапия синдрома дефицита внимания с гиперактивностью на протяжении всего жизненного цикла. J Am Acad Child Psy. 1996, 35: 409-432. 10.1097 / 00004583-199604000-00008.

    CAS Статья Google Scholar

  • 13.

    The MTA Cooperative Group: NIMH Последующее наблюдение MTA: 24-месячные результаты стратегий лечения синдрома дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ). Педиатрия. 2004, 113: 754-761.

    Артикул Google Scholar

  • 14.

    Кляйн Р., Абикофф Х., Хехтман Л., Вайс Г.: Дизайн и обоснование контролируемого исследования долгосрочного применения метилфенидата и мультимодального психосоциального лечения у детей с СДВГ. J Am Acad Child Psy. 2004, 43: 792-801.10.1097 / 01.chi.0000128798.91601.fe.

    Артикул Google Scholar

  • 15.

    Коннор Д., Глатт С., Лопес И., Джексон Д., Меллони Р., Психофармакология и агрессия. I. Мета-анализ стимулирующих эффектов на явное / скрытое поведение, связанное с агрессией, при СДВГ. J Am Acad Child Psy. 2002, 41: 253-261. 10.1097 / 00004583-200203000-00004.

    Артикул Google Scholar

  • 16.

    Klein R, Abikoff H, Klass E, Ganeles D, Seese L, Pollack S: Клиническая эффективность метилфенидата при расстройстве поведения с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью и без него. Arch Gen Psychiat. 1997, 54: 1073-1080.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 17.

    Кэмпбелл М., Смолл А., Грин В., Дженнингс С., Перри Р., Беннет В., Андерсон Л.: Поведенческая эффективность галоперидола и карбоната лития: сравнение у госпитализированных агрессивных детей с расстройством поведения.Arch Gen Psychiat. 1984, 41: 650-656.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 18.

    Мэлоун Р., Делани М., Любберт Дж., Катер Дж., Кэмпбелл М.: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование лития у госпитализированных агрессивных детей и подростков с расстройством поведения. Arch Gen Psychiat. 2000, 57: 649-654. 10.1001 / archpsyc.57.7.649.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 19.

    Кэмпбелл М., Адамс П., Смолл А., Кафантарис В., Сильва Р., Шелл Дж., Перри Р., Общий Дж. Литий у госпитализированных агрессивных детей с расстройством поведения: двойное слепое и плацебо-контролируемое исследование. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 34: 445-453.

  • 20.

    Рифкин А., Караджги Б., Дикер Р., Перл Э, Боппана В., Хасан Н., Поллак С.: Лечение литием нарушений поведения у подростков. Am J Psychiat. 1997, 154: 554-555.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 21.

    Донован С., Стюарт Дж., Нуньес Е., Куиткин Ф., Паридес М., Даниэль В., Сассер Е., Кляйн Д.: Лечение Divalproex для молодежи с взрывным характером и лабильностью настроения: двойной слепой, плацебо-контролируемый кроссовер. Am J Psychiat. 2000, 157: 818-820. 10.1176 / appi.ajp.157.5.818.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 22.

    Steiner H, Petersen M, Saxena K, Ford S, Matthews Z: Divalproex натрия для лечения тяжелого расстройства поведения: рандомизированное контролируемое клиническое исследование.J Clin Psychiat. 2003, 64: 1183-1191. 10.4088 / JCP.v64n1007.

    CAS Статья Google Scholar

  • 23.

    Kafantaris V, Campbell M, Padron-Gayol M, Small A, Locascio J, Rosenberg C: Карбамазепин у госпитализированных детей с агрессивным поведением: открытое пилотное исследование. Psychopharmacol Bull. 1992, 28: 193-199.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 24.

    Куэва Дж., Общий Дж., Смолл А., Арментерос Дж., Перри Р., Кэмпбелл М.: Карбамазепин у агрессивных детей с расстройством поведения: двойное слепое и плацебо-контролируемое исследование.J Am Acad Child Psy. 1996, 35: 480-490. 10.1097 / 00004583-199604000-00014.

    CAS Статья Google Scholar

  • 25.

    Коннор Д., Флетчер К., Суонсон Дж .: Мета-анализ клонидина для выявления симптомов синдрома дефицита внимания с гиперактивностью. J Am Acad Child Psy. 1999, 38: 1551-1559. 10.1097 / 00004583-199

    0-00017.

    CAS Статья Google Scholar

  • 26.

    Sallee F, Lyne A, Stat C, Wigal T, McGough J: Долгосрочная безопасность и эффективность продленного высвобождения гуанфацина у детей и подростков с синдромом дефицита внимания / гиперактивности. J Child Adol Psychop. 2009, 19: 215-226. 10.1089 / cap.2008.0080.

    Артикул Google Scholar

  • 27.

    Коннор Д., Баркли Р., Дэвис Х: пилотное исследование метилфенидата, клонидина или комбинации при сопутствующем СДВГ с агрессивным оппозиционно-вызывающим или поведенческим расстройством.Clin Pediatr. 2000, 39: 15-25. 10.1177 / 000992280003

    2.

    CAS Статья Google Scholar

  • 28.

    Hazell P, Stuart J: рандомизированное контролируемое испытание клонидина, добавленного к психостимулирующим препаратам для гиперактивных и агрессивных детей. J Am Acad Child Psy. 2003, 42: 886-894. 10.1097 / 01.CHI.0000046908.27264.00.

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Центр FDA по оценке и исследованию лекарственных средств, сведения о лекарстве: гуанфацина гидрохлорид.[http://www.accessdata.fda.gov/scripts/cder/drugsatfda/index.cfm?fuseaction=Search.Overview&DrugName=GUANFACINE%20HYDROCHLORIDE]

  • 30.

    Центр оценки и исследования лекарственных средств FDA, сведения о лекарствах: Клонидина гидрохлорид. [http://www.accessdata.fda.gov/scripts/cder/drugsatfda/index.cfm?fuseaction=Search.Overview&DrugName=CLONIDINE%20HYDROCHLORIDE]

  • 31.

    Cheng-Shannon J, McGough J, Pataki C. McCracken J: Антипсихотические препараты второго поколения для детей и подростков.Дж. Чайлд и Адоль Психоп. 2004, 14: 372-394. 10.1089 / cap.2004.14.372.

    Артикул Google Scholar

  • 32.

    Findling R, McNamara N, Branicky L, Schluchter M, Lemon E, Blumer J: двойное слепое пилотное исследование рисперидона в лечении расстройства поведения. J Am Acad Child Psy. 2000, 39: 509-516. 10.1097 / 00004583-200004000-00021.

    CAS Статья Google Scholar

  • 33.

    Aman M, DeSmedt G, Derivan A, Lyons B, Findling R, Risperidone Disruptive Behavior Study Group: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование рисперидона для лечения разрушительного поведения у детей с субсредним интеллектом. Am J Psychiat. 2002, 159: 1337-1346. 10.1176 / appi.ajp.159.8.1337.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 34.

    Снайдер Р., Тургай А., Аман М., Биндер С., Фишман С., Кэрролл А., Исследовательская группа по изучению поведения рисперидона: Влияние рисперидона на нарушения поведения и деструктивного поведения у детей с субсредним IQ.J Am Acad Child Psy. 2002, 41: 1026-1036. 10.1097 / 00004583-200209000-00002.

    Артикул Google Scholar

  • 35.

    Findling R, Aman M, Eerdekens M, Derivan A, Lyons B. Исследовательская группа по разрушительному поведению рисперидона: долгосрочное открытое исследование рисперидона у детей с тяжелым деструктивным поведением и IQ ниже среднего. Am J Psychiat. 2004, 161: 677-684. 10.1176 / appi.ajp.161.4.677.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 36.

    Turgay A, Binder C, Snyder R, Fisman S: Долгосрочная безопасность и эффективность рисперидона для лечения расстройств деструктивного поведения у детей с субсредним IQ. Педиатрия. 2002, 110: e34-10.1542 / peds.110.3.e34.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 37.

    Данбар Ф., Кусумакар В., Данеман Д., Шульц М.: Рост и половое созревание во время длительного лечения рисперидоном. Am J Psychiat. 2004, 161: 918-920.10.1176 / appi.ajp.161.5.918.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 38.

    Rapport MD, Denney C, DuPaul GJ, Gardner MJ: синдром дефицита внимания и метилфенидат: показатели нормализации, клиническая эффективность и прогноз ответа у 76 детей. J Am Acad Child Psy. 1994, 33: 882-893. 10.1097 / 00004583-199407000-00015.

    CAS Статья Google Scholar

  • 39.

    Blader JC, Pliszka SR, Jensen PS, Schooler NR, Kafantaris V: агрессивное поведение, реагирующее на стимуляторы и резистентное к стимуляторам, среди детей с СДВГ. Педиатрия. 2010, 126: e796-e806. 10.1542 / peds.2010-0086.

    PubMed Central Статья PubMed Google Scholar

  • 40.

    Duffy FF, Narrow WE, Rae DS, West JC, Zarin DA, Rubio-Stipec M, Pincus HA, Regier DA: Сопутствующая фармакотерапия среди подростков, проходящих обычную психиатрическую практику.J Child Adol Psychop. 2005, 15: 12-25. 10.1089 / cap.2005.15.12.

    Артикул Google Scholar

  • 41.

    Комер Дж. С., Олфсон М., Мойтабай Р.: Национальные тенденции детской и подростковой психотропной полипрагмазии в офисной практике, 1996-2007 гг. J Am Acad Child Psy. 2010, 49: 1001-1010. 10.1016 / j.jaac.2010.07.007.

    Артикул Google Scholar

  • 42.

    Американская академия детской и подростковой психиатрии: Практический параметр по использованию психотропных препаратов у детей и подростков.J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2009, 48: 961-973.

    Артикул Google Scholar

  • 43.

    Американская академия детской и подростковой психиатрии: параметр практики для оценки и лечения детей и подростков с синдромом дефицита внимания / гиперактивности. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2007, 46: 894-921.

    Артикул Google Scholar

  • 44.

    Palumbo DR, Sallee FR, Pelham WE, Bukstein OG, Daviss WB, McDermott MP, Исследовательская группа CAT: Клонидин для лечения синдрома дефицита внимания / гиперактивности: I. Результаты эффективности и переносимости. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2008, 47: 180-188. 10.1097 / chi.0b013e31815d9af7.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 45.

    Группа изучения синдрома Туретта: Лечение СДВГ у детей с тиками: рандомизированное контролируемое исследование.Неврология. 2002, 58: 527-536.

    Артикул Google Scholar

  • 46.

    Kollins S, Findling RA, Wigal SB, Brams M, Segal SD, Khayrallah M: клонидин с модифицированным высвобождением для лечения детей / подростков с СДВГ. Плакат, представленный на 56-м ежегодном собрании Американской академии детской и подростковой психиатрии, Гонолулу, Гавайи. 2009

    Google Scholar

  • 47.

    Blader JC, Schooler NR, Jensen PS, Pliszka SR, Kafantaris V: Дополнительный дивалпроекс по сравнению с плацебо для детей с СДВГ и агрессией, невосприимчивых к монотерапии стимуляторами.Am J Psychiatry. 2009, 166: 1392-1401. 10.1176 / appi.ajp.2009.0

    33.

    PubMed Central Статья PubMed Google Scholar

  • 48.

    Kronenberger WG, Giauque AL, Lafata DE, Bohnstedt BN, Maxey LE, Dunn DW: добавление кветиапина у устойчивых к лечению метилфенидата подростков с коморбидным синдромом дефицита внимания / гиперактивности, поведением / оппозиционно-вызывающим расстройством и агрессией : Проспективное открытое исследование.J Детская подростковая психофарма. 2007, 17: 334-347. 10.1089 / cap.2006.0012.

    Артикул Google Scholar

  • 49.

    Penzner JB, Dudas M, Saito E, Olshanskiy V, Parikh U, Kapoor S, Checkuri R, Gadaleta D, Avedon J, Sheridan E, Randell J, Malhotra A, Kane J, Correll C: Отсутствие влияние комбинации стимуляторов с нейролептиками второго поколения на увеличение веса, метаболические изменения, уровень пролактина и седативный эффект у молодежи с клинически значимой агрессией или противодействием.J Child Adol Psychop. 2009, 19: 563-573. 10.1089 / cap.2009.0051.

    Артикул Google Scholar

  • 50.

    Weiss M, Panagiotopoulos C, Giles L, Gibbins C, Kuzelijevic B, Davidson J, Harrison R: Натуралистическое исследование предикторов и рисков использования атипичных антипсихотиков в клинике синдрома дефицита внимания / гиперактивности. J Child Adol Psychop. 2009, 19: 575-582. 10.1089 / cap.2009.0050.

    Артикул Google Scholar

  • 51.

    Bienvenu O, Davydow D, Kendler K: Психиатрические «болезни» против поведенческих расстройств и степень генетического влияния. Psychol Med. 2011, 41: 33-40. 10.1017 / S003329171000084X.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 52.

    Каннингем К., Бремнер Р., Секорд М: COPE Программа обучения родителей в сообществе: Руководство для лидера. 1998, Гамильтон, Онтарио, Канада: COPE Works!

    Google Scholar

  • 53.

    Greenhill LL, Swanson JM, Vitiello B, Davies M, Clevenger W, Wu M, Severe JB, Arnold LE, Abikoff HB, Conners CK, Elliott G, Hechtman L, Hinshaw SP, Hoza B, Jensen PS, Kraemer HC, March JS, Newcorn JH, Pelham WE, Wells K, Wigal T: Нарушения и поведение реакции на различные дозы метилфенидата у детей с СДВГ: титрование MTA. J Am Acad Child Psy. 2001, 40: 180-187. 10.1097 / 00004583-200102000-00012.

    CAS Статья Google Scholar

  • 54.

    Аман М.Г., Леоне С., Лекавалье Л., Парк Л., Буйкан Б., Кури Д.: Форма оценки поведения детей в Нисонжере — Типичная версия IQ, для детей с типичным IQ. Int Clin Psychopharm. 2008, 23: 232-242. 10.1097 / YIC.0b013e3282f94ad0.

    Артикул Google Scholar

  • 55.

    Guy W: Оценка ECDEU, Мануэль для психофармакологии, пересмотренная. Паб Министерства здравоохранения и социального обеспечения Министерства здравоохранения США (ADM). Отредактировано: Rockville, MD: Национальный институт психического здоровья.1976, 76-338.

  • 56.

    Johnson CR, Butter EM, Handen BL, Sukhodolsky DG, Mulick JA, Lecavalier L, Aman MG, Arnold LE, Scahill L, Stigler KA, McDougle CJ: стандартизированная процедура аналога наблюдения (SOAP) для оценки родителей и поведение ребенка в клинических испытаниях. J Intellect Dev Disabil. 2009, 34: 230-238. 10.1080 / 13668250

  • 4471.

    PubMed Central Статья PubMed Google Scholar

  • 57.

    Стэнфорд М., Хьюстон Р., Матиас К., Грев К., Виллемаретт-Питтман Н., Адамс Д.: двойное слепое плацебо-контролируемое перекрестное исследование фенитоина у лиц с импульсивной агрессией.Psychiatry Res. 2001, 103: 193-203. 10.1016 / S0165-1781 (01) 00287-6.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 58.

    Браун К., Аткинс М.С., Осборн М.Л., Милнамов М.: пересмотренная шкала оценок учителей для реактивной и проактивной агрессии. J Abnormal Child Psych. 1996, 24: 473-480. 10.1007 / BF01441569.

    CAS Статья Google Scholar

  • 59.

    Kabacoff RI, Miller IW, Bishop DS, Epstein NB, Kestner GI: Психометрическое исследование Семейного устройства MacMaster в психиатрических, медицинских и доклинических образцах.J Fam Psychol. 1990, 3: 431-439.

    Артикул Google Scholar

  • 60.

    Коккаро Э. Ф., Харви PH, Купшоу-Лоуренс Э, Герберт Дж. Л., Бернштейн Д. П.: Разработка нейрофармакологических поведенческих оценок импульсивного агрессивного поведения. J. Neuropsych Clin N. 1991, 3: 44-51.

    Google Scholar

  • 61.

    Кауфман Дж., Бирмахер Б., Брент Д., Рао Ю., Флинн С., Морси П., Уильямсон Д., Райан Н.: График аффективных расстройств и шизофрении для детей школьного возраста: настоящая и прижизненная версия (KSADS — PL ): Исходные данные о надежности и достоверности.J Am Acad Child Psy. 1997, 36: 980-988. 10.1097 / 00004583-199707000-00021.

    CAS Статья Google Scholar

  • 62.

    Puig-Antich J, Chambers W: Расписание для аффективных расстройств и шизофрении для детей школьного возраста. Неопубликованный график собеседований. 1978, Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психиатрический институт штата Нью-Йорк

    Google Scholar

  • 63.

    Youngstrom EA, Findling RL, Danielson CK, Calabrese JR: Дискриминантная достоверность сообщения родителей о гипоманиакальных и депрессивных симптомах.Психологическая оценка. 2001, 13: 267-276.

    CAS Статья Google Scholar

  • 64.

    Гадоу К.Д., Спрафкин Дж .: Инвентаризация симптомов у детей и подростков-4R. 2005, Стоуни-Брук, Нью-Йорк: Мат Плюс

    Google Scholar

  • 65.

    Гадоу К.Д., Спрафкин Дж .: Контрольный список симптомов СДВГ-4 Руководство 2008 года. 2008, Стоуни-Брук, Нью-Йорк: Мат Плюс

    Google Scholar

  • 66.

    Simpson GM, Angus JW: шкала оценки экстрапирамидных побочных эффектов. Acta Psychiat Scand. 1970, 212: 11-19.

    CAS Статья Google Scholar

  • 67.

    Barnes T: шкала оценки лекарственной акатизии. Брит Дж. Психиатр. 1989, 154: 672-676. 10.1192 / bjp.154.5.672.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 68.

    Аман М., Биндер С., Тургай А. Эффекты рисперидона при наличии / отсутствии психостимулирующих препаратов у детей с СДВГ, другими деструктивными поведенческими расстройствами и IQ ниже среднего.J Child Adol Psychopharm. 2004, 14: 243-254. 10.1089 / 1044546041649020.

    Артикул Google Scholar

  • Лечение агрессии у пациентов с деменцией

    Образовательные цели:

    Прочитав эту статью, вы будете знакомы с:

    • Поведенческие расстройства, связанные с деменцией, и концептуальной моделью для их классификации;
    • Нефармакологические методы, используемые для уменьшения негативного поведения;
    • Фармакологические вмешательства и их место в лечении.

    Кому будет полезна эта статья?

    Психиатры, врачи первичного звена, неврологи, практикующие медсестры, психиатрические медсестры и другие специалисты в области психического здоровья. Кредит на непрерывное медицинское образование предоставляется по большинству специальностей. Чтобы определить, соответствует ли эта статья требованиям CE для вашей специальности, обратитесь в совет штата по лицензированию.

    Д-р Рэйчал — координатор исследований Хьюстонского центра исследований качества медицинской помощи и использования, Службы исследований и развития медицинских услуг.

    Д-р Куник — врач-психиатр и заместитель директора по исследовательской подготовке Южно-центрального научно-клинического центра психиатрических болезней (MIRECC) Управления по делам ветеранов. Д-р Куник также является заместителем директора Хьюстонского центра исследований качества медицинской помощи и использования и адъюнкт-профессором кафедры психиатрии Менингера Медицинского колледжа Бейлора.

    Ни один из авторов не может ничего раскрыть относительно предмета этой статьи.

    Деменция характеризуется как прогрессирующее и хроническое снижение когнитивной функции, не ограничивающееся ухудшением памяти, которое значительно мешает нормальному повседневному функционированию и часто сопровождается поведенческими нарушениями. Несмотря на ограниченность доступных продольных данных, известно, что поведенческие проблемы при деменции отрицательно сказываются на пациентах и ​​лицах, осуществляющих уход. Эти нарушения приводят к помещению в специализированные учреждения (Evans and Strumpf, 1988), увеличению затрат и нагрузки на лиц, осуществляющих уход, и ухудшению прогноза (Lyketsos et al., 1999; Rabins et al., 1999).

    В нескольких исследованиях была предпринята попытка концептуализировать деструктивное поведение в рамках теоретических рамок и разделить их на подтипы для дальнейшего определения и стандартизации инструментов оценки. Хотя клиницисты и исследователи еще не достигли консенсуса, наиболее часто используемые определения взяты из Опросника агитации Коэна-Мэнсфилда. Инвентарь определяет деструктивное поведение от агрессивного до неагрессивного, проявляющееся вербально или физически (рис. 1).Примеры включают вербально неагрессивное поведение, такое как жалобы или негативизм, и более вербально агрессивное поведение, такое как проклятия, крик или вербализация сексуальных домогательств. Физически неагрессивное поведение включает в себя стимуляцию, несоответствующее раздевание или копирование по сравнению с более физически агрессивным поведением, таким как плевание, пинки, укусы или причинение вреда себе или другим (Cohen-Mansfield, 2000). Агрессивное поведение беспокоит лиц, осуществляющих уход, потому что такое поведение часто усложняет повседневный уход и затрудняет ведение пациентов.Однако поведенческие расстройства не ограничиваются агрессией, а часто сопровождаются апатией, психозом и депрессивными симптомами.

    Хотя в нескольких исследованиях сравнивалась частота конкретных поведенческих нарушений у пациентов с деменцией и в общей популяции, два крупных исследования подтвердили, что до 75% участников исследования с деменцией имели по крайней мере один симптом нейропсихиатрической инвентаризации (НПИ) и что 62% из них были клинически значимыми (Lyketsos et al., 2002). Наиболее частым нарушением, о котором сообщалось у 27–36% участников исследования с деменцией, была апатия, за ней следовали до 32% — депрессия и 30% — возбуждение и агрессия (рис. 2) (Lyketsos et al., 2000). Оба исследования дают медицинским работникам и клиницистам общую основу для прогнозирования поведения. Что еще более важно, эти исследования показывают, что поведенческие расстройства являются центральным компонентом деменции и вносят значительный вклад в заболеваемость. Различные методы лечения, включая нефармакологические и фармакологические подходы, использовались в попытке снизить заболеваемость и смертность, связанные с поведенческими нарушениями у пациентов с деменцией.

    Оценка и лечение

    Многомерная поведенческая модель была разработана, чтобы помочь клиницистам и лицам, осуществляющим уход, понять изменяемые и неизменяемые факторы пациента, лица, осуществляющего уход, и факторов окружающей среды, которые влияют на поведение (рис. 3). Факторы пациентов влияют на их предрасположенность и выражение неудовлетворенных потребностей, а факторы лиц, осуществляющих уход, влияют на их восприятие и управление поведенческими нарушениями. Использование этой модели позволяет дифференцировать поведение, которое является частью процесса деменции, от поведения, усугубляемого другими факторами, что в конечном итоге помогает клиницистам разработать более эффективный индивидуальный план лечения (Braun and Kunik, 2004).

    Нефармакологические вмешательства

    Нефармакологические вмешательства у пациентов с деменцией часто направлены на индивидуализацию ухода и изменение личных, поведенческих или экологических факторов, которые могут способствовать ненадлежащему поведению. Хорошо известно, что нефармакологические вмешательства играют важную роль в лечении поведенческих нарушений у пациентов с деменцией (таблица). Тем не менее, многие проблемы были выявлены при проведении нефармакологических вмешательств в домах престарелых.Некоторые из этих проблем присущи организации домов престарелых, включая убеждения персонала в отношении лечения и уровень подготовки, отсутствие технологий и самих физических условий. Другие факторы носят более внешний характер, например, нехватка профессиональных кадров, карательный правовой климат и опасения относительно регулирующих органов и опросов. Вместе они создают значительные ограничения для удовлетворения более индивидуальных потребностей пациентов с деменцией и обучения членов семьи и персонала методам выявления и преодоления поведенческих нарушений (Cody et al., 2002).

    Поведенческая терапия. Поведенческая терапия направлена ​​на выявление ситуаций, в которых возникает поведение, и обучение тому, как предвидеть эти ситуации и справляться с ними. И модификация поведения, и поведенческая терапия изучались как варианты лечения пациентов с деменцией.

    Тери и его коллеги (1997) провели исследование поведенческой терапии и обнаружили статистически значимое уменьшение депрессивных симптомов у участников, которых учили определять приятные для поведения события, увеличивать частоту этих событий и противостоять поведению, которое мешало этим событиям.Обзор литературы, проведенный Сноуденом и его коллегами (2003), выявил шесть исследований, в которых сообщалось об улучшении деструктивного поведения, но только в двух из этих исследований была проведена большая выборка. В одном крупном исследовании использовалась теория Пиаже, в рамках которой были разработаны поэтапные планы лечения пациентов, сгруппированные по стадиям развития (Matteson et al., 1997). В этом трехлетнем исследовании сообщалось о более низких показателях разрушительного поведения для группы вмешательства в период от 12 месяцев до 18 месяцев, но не через три месяца. Эти исследования показывают, что модификация поведения и терапия играют роль в снижении частоты деструктивного поведения.В недавнем обзоре сообщается, что методы управления поведением, направленные на психообразование и взаимодействие лиц, осуществляющих уход, могут положительно влиять на поведение пациента в течение нескольких месяцев (Livingston et al., 2005). Тем не менее, для получения более убедительных доказательств необходимы дополнительные, более масштабные испытания.

    Привлечение деятельности. Кэмп и его коллеги (2002) предположили, что предоставление социальной поддержки и контактов, участие в деятельности и облегчение дискомфорта с помощью индивидуализированных планов лечения уменьшит деструктивное поведение, поскольку они направлены на удовлетворение неудовлетворенных потребностей пациента.Однако исследования, посвященные оценке эффективности этих подходов, неоднозначны. В своем обзоре Сноуден и его коллеги (2003) сообщили об улучшении возбужденного поведения на 12–60% при вовлечении субъектов в действия, начиная от довольно пассивного аудио / видео-моделирования и заканчивая более активными упражнениями. Единственное рандомизированное контрольное испытание по звуковому моделированию не показало значительных различий в поведении во время прямого наблюдения и еженедельного опроса персонала, но улучшило ажитацию на 67% при вмешательстве по сравнению с 59% и 46% при обычном уходе и плацебо, соответственно (Camberg et al., 1999). Тем не менее, шестимесячное рандомизированное контрольное исследование, основанное на активности, проведенное Ровнером и коллегами (1996) с участием 81 пациента, которым выполнялись умственно и физически стимулирующие действия, показало снижение возбуждения на 71% в группе активности по сравнению с уменьшением на 49% в контрольной группе. . Два исследования активности, основанной на физических упражнениях, сообщили об уменьшении возбуждения и улучшении депрессии и ролевой физической активности. Одно исследование показало снижение среднего наблюдаемого возбуждения на 22% в группе вмешательства по сравнению с увеличением на 150% среднего наблюдаемого возбуждения в контрольной группе (Alessi et al., 1999). Второе испытание физических упражнений на базе сообщества объединило трехмесячную программу упражнений на дому с обучением поведенческому управлению и сообщило об улучшении депрессии на основе Корнельской шкалы депрессии и улучшении показателей физического ролевого функционирования, оцененных по подшкале мобильности профиля воздействия болезни (Teri et al. др., 2003).

    В совокупности эти исследования подтверждают, что привлечение недостаточно стимулированных пациентов соответствующими возрасту упражнениями и социально-активными видами деятельности может уменьшить возбужденное поведение.

    Сенсорная стимуляция. Трудно обеспечить надлежащую стимуляцию пациентам с деменцией, и многие поддерживают теорию о том, что слишком слабая или слишком большая стимуляция часто является основным источником возбуждения и деструктивного поведения. Следовательно, многие исследования посвящены изучению роли музыки, света и прикосновения с неоднозначными результатами. Обзор этих вмешательств показал, что из сообщенных от 25% до 54% ​​улучшений возбужденного поведения результаты были статистически значимыми только в шести из 20 испытаний.Дизайн исследований был наблюдательным, поэтому необходимы дальнейшие исследования, чтобы подтвердить преимущества этих альтернативных вмешательств в качестве стандарта лечения (Snowden et al., 2003).

    Психомоторная терапия. Стимуляция пациента не ограничивается сенсориумом, но также может иметь психосоциальный или когнитивный характер. Психомоторная терапия разработана, чтобы помочь пациентам с деменцией справиться с изменениями, связанными с болезненным процессом, с помощью психосоциальной и когнитивной стимуляции, такой как групповые занятия и игры.Мало данных о психомоторной терапии. Из двух исследований, рассмотренных Verkaik et al. (2005), были обнаружены значительно более низкие оценки агрессии по голландской подшкале агрессии, но не было разницы в апатии и депрессии (Droes, 1991). В другом исследовании не сообщалось об отсутствии статистических различий в отношении апатии или депрессии, хотя наблюдалось некоторое улучшение когнитивных функций (Hopman-Rock et al., 1999). Терапия, направленная на улучшение когнитивных функций, не показала многообещающих результатов, но те, которые больше нацелены на улучшение психосоциального функционирования, были более многообещающими.Вероятно, это связано с тем, что эти психосоциальные вмешательства направлены на удовлетворение индивидуальных потребностей пациента.

    Множественные нефармакологические методы лечения, в том числе методы, ориентированные на эмоции, когнитивные функции или моделирование, в этой статье не рассматриваются. Эти исследования проводятся с небольшими размерами выборок и схемами наблюдений, поэтому эти методы требуют дальнейшего изучения. Однако нефармакологические вмешательства могут быть дополнительно исследованы и использованы, учитывая ограниченную эффективность фармакологических вмешательств и недавние сообщения о серьезных побочных эффектах, связанных с длительным использованием нейролептиков.

    Фармакологические вмешательства

    В настоящее время среди клиницистов и исследователей нет единого мнения или убедительных доказательств использования фармакологических методов лечения деструктивного поведения. Несмотря на отсутствие доказательств, иногда нефармакологические вмешательства неэффективны, и фармакологические вмешательства становятся необходимыми. При выборе этих вмешательств цели должны быть ясны в отношении того, является ли возбуждение острым или хроническим, и какие факторы могут способствовать такому поведению. Нейролептики обычно используются для контроля агрессивного поведения, связанного как с острым, так и с хроническим возбуждением.Длительное применение у пациентов часто является результатом восприятия персоналом эффективности лекарств, хотя оно не основано на доказательствах или клинической практике (Cohen-Mansfield et al., 1999). Однако принятие Закона о согласовании консолидированного омнибусного бюджета повлияло на практику назначения психотропных препаратов, и в нескольких исследованиях сообщалось об уменьшении приема антипсихотических препаратов (Borson and Doane, 1997; Lantz et al., 1996). Доказательства в литературе подтверждают, что отмена препарата безопасна и не приводит к быстрому ухудшению или обострению деструктивного поведения пациента (Cohen-Mansfield et al., 1999).

    Информационное сообщение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (2005 г.) недавно предупредило, что пациенты с деменцией, получавшие атипичные нейролептики, имеют повышенный риск смерти по сравнению с пациентами, получавшими плацебо. Это предупреждение было выпущено после оценки 17 исследований с арипипразолом (Abilify), оланзапином (Zyprexa), кветиапином (Seroquel) или рисперидоном (Risperdal), которые продемонстрировали увеличение смертности в 1,6–1,7 раза. Причина смерти — сердечная недостаточность, внезапная смерть или инфекции (в основном пневмония).

    В недавно опубликованном метаанализе 15 исследований, проведенных Schneider и коллегами (2005), был вычислен относительный риск смерти 1,65 путем объединения данных об использовании антипсихотических препаратов в течение коротких периодов испытаний от восьми до 12 недель у пациентов с деменцией. (Этот риск соответствует вышеупомянутым оценкам FDA.) Риск смерти не был статистически значимым для каждого препарата, но общее отношение шансов смерти у пациентов, получавших нейролептики, составляло 1,54% (95% доверительный интервал [ДИ] 1.06-2.23, p = 0,02) по сравнению с пациентами, получавшими плацебо. Абсолютная разница в риске, обнаруженная в этом метаанализе, составила 1% дополнительных смертей при атипичном лечении по сравнению с плацебо. Изучая количество пациентов, нуждающихся в лечении (от четырех до 12 в этих исследованиях), авторы сообщили, что на каждые 9-25 субъектов, которым оказали помощь в этих исследованиях, возможно, приходился один смертельный исход. Таким образом, предупреждение FDA в сочетании с данными метаанализа предполагает, что использование антипсихотиков у пожилых пациентов с деменцией сопряжено со значительным риском.

    Нейролептики — острое возбуждение. Исторически сложилось так, что нейролептики прописывались для лечения психозов, а также при резком насильственном и возбужденном поведении. Распространенное осложнение деструктивного поведения у пациентов с деменцией, не ограничивающееся агрессией и возбуждением, но также психозом, привело к широкому использованию этих агентов в качестве долгосрочного лечения пациентов с деменцией, особенно в учреждениях. Очевидно, что для лечения острых поведенческих расстройств, представляющих опасность для пациента и персонала, быстродействующие психотропы лучше плацебо.Двойное слепое исследование внутримышечного оланзапина показало значительные результаты при использовании 2,5 мг и 5 мг через 2 часа и 24 часа по сравнению с плацебо (Meehan et al., 2002).

    Метаанализ, проведенный Lonergan et al. (2002), показал, что дозы обычного нейролептика галоперидола (Haldol) от 1,2 мг до 3,5 мг превосходили плацебо для лечения только агрессии. Они пришли к выводу:

    1. Данные свидетельствуют о том, что галоперидол был полезен для контроля агрессии, но был связан с усилением побочных эффектов; не было доказательств, подтверждающих регулярное использование этого препарата при других проявлениях ажитированной деменции.2. Сходные показатели прекращения лечения среди пациентов, получавших галоперидол и плацебо, предполагают, что плохо контролируемые симптомы или другие факторы могут иметь важное значение для прекращения лечения. 3. Различия в степени деменции, дозировках и продолжительности лечения галоперидолом, а также в способах оценки ответа на лечение предполагали осторожность при интерпретации сообщаемых эффектов галоперидола при ведении ажитированной деменции. 4. Настоящее исследование подтвердило, что галоперидол не следует регулярно использовать для лечения пациентов с возбужденной деменцией.Лечение ажитированной деменции галоперидолом должно быть индивидуальным, и пациенты должны находиться под наблюдением на предмет побочных эффектов терапии.

    Эти данные были подтверждены в других исследованиях, а также сообщалось о значительно более высокой частоте экстрапирамидных симптомов (Allain et al., 2000). Недавнее рандомизированное контролируемое исследование по сравнению перорального оланзапина и галоперидола подтвердило эти результаты и сообщило о сопоставимой эффективности этих агентов при лечении агрессии (Verhey et al., 2005). Следовательно, эти агенты могут быть более эффективными для краткосрочного использования при лечении агрессии; при длительном применении у пациентов более вероятно развитие экстрапирамидных симптомов.

    Нейролептики длительного применения. Хотя было показано, что нейролептики эффективны у очень агрессивных пациентов, длительное использование атипичных нейролептиков все еще вызывает споры. Многие врачи по-прежнему разделяют мнение о продолжении использования атипичных нейролептиков у пациентов с деменцией из-за различной эффективности, описанной в литературе, и документально подтвержденного повышенного риска цереброваскулярных и сердечно-сосудистых событий, особенно у пациентов с известными факторами риска.Из шести рандомизированных контрольных испытаний атипичных нейролептиков, рассмотренных в исследовании, проведенном Sink et al. (2005), в четырех было обнаружено значительное уменьшение нейропсихиатрических симптомов. Эти четыре исследования проводились в учреждениях на срок до 12 недель с участием участников с деменцией средней и тяжелой степени. Из испытаний, проведенных с оланзапином, в одном исследовании применялся пероральный прием. Остальным оланзапин вводили внутримышечно. Оланзапин, вводимый перорально в дозах 5 мг / день и 10 мг / день, а не 15 мг / день, превосходил плацебо в снижении возбуждения / агрессии, галлюцинаций и иллюзий, как было измерено по шкале NPI (Street et al., 2000). Другое исследование не обнаружило значительных различий в поведении, измеренных по подшкалам NPI, Краткой психиатрической рейтинговой шкалы (BPRS) и общего клинического впечатления от изменений (CGIC), за исключением вторичного анализа (De Deyn et al., 2004). Сообщалось об усилении побочных эффектов, включая экстрапирамидные симптомы, сонливость и цереброваскулярные нарушения, как для оланзапина, так и для рисперидона по сравнению с плацебо (Sink et al., 2005).

    Как и в случае с оланзапином, исследования рисперидона показывают различную эффективность.Сравнительное исследование галоперидола, рисперидона и плацебо, проведенное Де Дейном и его коллегами (1999), не обнаружило существенной разницы между этими вмешательствами в первичных показателях исхода по поведенческой патологии в рейтинговой шкале болезни Альцгеймера (BEHAVE-AD). Сообщалось о значительных результатах по вторичным исходам. Эти данные противоречили результатам других исследований рисперидона.

    В одном исследовании, проведенном Katz et al. (1999) с дозами от 0,5 до 2 мг / день рисперидона, был сделан вывод, что от 1 мг / день до 2 мг / день превосходит плацебо в лечении агрессии по нескольким шкалам поведения. со снижением баллов BEHAVE-AD более чем на 50% по сравнению с уменьшением на 33% в группе плацебо.Во всех исследованиях, сравнивающих рисперидон с плацебо, сообщалось об усилении побочных эффектов сонливости; кроме того, Deberdt et al. (2005) сообщили об усилении экстрапирамидных симптомов, возникающих при лечении рисперидоном, по сравнению с плацебо и оланзапином. Сообщения в исследовании Brodaty et al. (2003) о серьезных побочных эффектах, включая цереброваскулярные события, в 16,8% в группе лечения по сравнению с 8,8% в группе плацебо стали катализатором для обязательных предупреждений об использовании рисперидона у пожилых пациентов с деменцией.Хотя у пациентов были известные факторы риска цереброваскулярных заболеваний, эти результаты заставили врачей более осторожно подходить к использованию нейролептиков и в конечном итоге привели к публичным предупреждениям FDA о серьезных побочных эффектах этих лекарств. Другие исследования подтвердили повышенный риск побочных эффектов, особенно при применении атипичных нейролептиков (Percudani et al., 2005). В настоящее время в литературе нет единого мнения о том, есть ли разница в безопасности между антипсихотиками первого или второго поколения.

    В совокупности эти исследования атипичных нейролептиков иллюстрируют дилемму: лечение поведенческих нарушений у пациентов с деменцией может увеличить риск нежелательных явлений. Прежде чем назначать нейролептики пожилым пациентам с деменцией, клиницисты должны оценить, является ли дистресс пациента значительным или может ли он причинить вред пациенту или другим людям (Rabins and Lyketsos, 2005). Если дистресс значительный и необходимо начать лечение нейролептиками, начальные дозы должны быть низкими, а титрование — медленным.Кроме того, врачи должны обсудить с опекунами повышенный риск побочных эффектов, включая акатизию, тремор, брадикардию, ортостатическую гипотензию, седативный эффект, позднюю дискинезию и цереброваскулярные явления.

    Антидепрессанты. Во многих исследованиях изучается использование антидепрессантов для лечения психоневрологических симптомов из-за их более низких профилей побочных эффектов по сравнению с антипсихотиками. В литературе имеется ограниченное количество доказательств их эффективности. Кокрановский обзор тразодона (Desyrel) не выявил значительных преимуществ тразодона перед плацебо (Martinon-Torres et al., 2004). Одно рандомизированное контролируемое исследование селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС) показало, что циталопрам (Celexa) в дозе 20 мг / день значительно улучшает возбуждение и лабильность по сравнению с плацебо у госпитализированных пациентов с деменцией (Pollock et al., 2002). Ограничения исследования включали короткий период исследования в 17 дней и высокий процент выбываний, при этом около половины участников как в группах циталопрама, так и в группах плацебо прекратили исследование либо из-за побочных эффектов, либо из-за отсутствия эффективности (статистической разницы между группами не было сумма или причина прекращения).Однако авторы считают, что их результаты можно обобщить для эффектов циталопрама в условиях неотложной госпитализации. Дальнейшие исследования не обнаружили значительного воздействия антидепрессантов на психоневрологические симптомы, но обнаружили, что эти агенты эффективны при лечении сопутствующей депрессии и тревоги у пациентов с деменцией. Дальнейшие исследования СИОЗС, особенно сертралина (Золофт), не выявили значительного воздействия на нейропсихиатрические симптомы, но обнаружили, что эти агенты эффективны при лечении сопутствующей депрессии и тревоги у пациентов с деменцией (Finkel et al., 2004, Lyketsos et al., 2003).

    Ингибиторы холинэстеразы и другие агенты. Хотя ингибиторы холинэстеразы часто используются для усиления когнитивной функции у пациентов с болезнью Альцгеймера путем блокирования ацетилхолинэстеразы, фермента, ответственного за расщепление ацетилхолина, считается, что эти агенты также могут уменьшать нейропсихиатрические симптомы (Ballard and O’Brien, 1999). В частности, ингибиторы холинэстеразы нацелены на галлюцинации, которые, как считается, связаны с холинергическим истощением.Привлекательность ингибиторов холинэстеразы заключается в их переносимости у пожилых пациентов и снижении риска смертности по сравнению с атипичными нейролептиками (Ballard and O’brien, 1999; Sink et al., 2005).

    Испытания ингибиторов холинэстеразы показали противоречивые результаты: либо отсутствие клинически значимого улучшения, либо незначительное улучшение психоневрологических симптомов. Рандомизированное контрольное исследование на уровне сообщества субъектов с болезнью Альцгеймера, сравнивающее донепезил (Aricept) с плацебо, сообщило о значительном улучшении функциональных и поведенческих симптомов в группе вмешательства через 24 недели (5.Разница в 6-балльной шкале NPI между донепезилом в дозе 5–10 мг / день и плацебо) (Feldman et al., 2001). Другой широко используемый ингибитор холинэстеразы, галантамин (реминил), как сообщается, несколько значительно превосходит плацебо в исследованиях с ежедневными дозами, начинающимися с 16 мг (Herrmann et al., 2005). Исследование Olin и Schneider (2002) подтвердило, что по большей части дозы галантамина, начинающиеся с 8 мг / день, были значительно лучше, чем плацебо; но дозы выше 8 мг / день усиливали нежелательные желудочно-кишечные симптомы.Исследователи пришли к выводу: «Похоже, что дозы 16 мг / сут лучше всего переносились в единственном испытании, в котором лекарство титровалось в течение 4-недельного периода, и поскольку эта доза показала статистически неразличимую эффективность с более высокими дозами, она, вероятно, предпочтительнее изначально».

    Текущие исследования ингибиторов холинэстеразы были ограничены их статистически небольшими эффектами и набором пациентов без тяжелых психоневрологических симптомов. Необходимы дальнейшие исследования этих агентов с большим количеством участников и включение пациентов со значительными нейропсихиатрическими симптомами, чтобы по-настоящему оценить их эффективность и возможность обобщения при лечении поведенческих нарушений в условиях стационара.

    Это побудило некоторых исследователей изучить другие потенциально более переносимые агенты, такие как противосудорожные препараты и тразодон (Ballard and O’Brien, 1999; Martinon-Torres et al., 2004). Однако постоянно сообщалось об умеренных эффектах, которые подтверждают необходимость дальнейших исследований нефармакологических вмешательств.

    Заключение

    Доказательства нефармакологических и фармакологических вмешательств слабы, но распространенность и последствия поведенческих нарушений требуют вмешательства.Исторически сложилось так, что нейролептики были препаратами первой линии для лечения деструктивного поведения у пациентов с деменцией. Однако необходимы дальнейшие исследования, прежде чем использование нейролептиков станет золотым стандартом. Кроме того, учитывая все отрицательные данные и предупреждения о серьезных побочных эффектах, необходимо изучить альтернативы. Эта дилемма требует опоры на имеющиеся данные и использование вмешательств, которые с наименьшей вероятностью причинят вред, в качестве стратегии первой линии.

    Клиницистам предлагается использовать нефармакологические вмешательства, такие как поведенческие, психомоторные и стимулирующие действия, в качестве лечения первой линии при разрушительном поведении.Использование этих методов и разработка индивидуальных планов ухода для удовлетворения неудовлетворенных потребностей (таких как комфорт, адекватный контроль боли и расслабленная обстановка) пациентов с деменцией являются критически важными первыми вмешательствами. Если результаты неудовлетворительны, может быть полезно дополнить нефармакологические вмешательства пробной терапией фармакологических агентов, таких как ингибиторы холинэстеразы или антидепрессанты. Альтернативой может быть дальнейшее использование антипсихотических препаратов для пациентов, устойчивых к лечению, после обсуждения рисков и преимуществ с лицом, осуществляющим уход.

    Psychiatric Times — Кредит категории 1

    Если вы впервые пользуетесь услугами, вы должны обновить свой профиль.

    Если вы не находитесь на сайте непрерывного обучения, щелкните здесь.

    Вы должны вести собственные записи об этой деятельности. Скопируйте эту информацию и включите ее в свой файл непрерывного образования для целей отчетности.

    CME LLC аккредитована Советом по аккредитации непрерывного медицинского образования для обеспечения непрерывного медицинского образования врачей.CME LLC присваивает этой образовательной деятельности максимум 1,5 балла категории 1 для получения награды AMA Physician’s Recognition Award. Каждый врач должен запрашивать только те кредиты, которые фактически потрачены на учебную деятельность.

    CME LLC является утвержденным поставщиком непрерывного медицинского образования для врачей, медсестер и фельдшеров в штате Флорида и зарегистрирован в CE Broker.

    CME LLC одобрена Калифорнийским советом по медсестринскому делу, поставщик № CEP12748, и назначает эту образовательную деятельность для 1.5 контактных часов для медсестер. Американский центр аттестации медсестер (ANCC) принимает зачетные единицы категории 1 AMA для требований повторной сертификации.

    Ссылки:

    1.

    Alessi CA, Yoon EJ, Schnelle JF et al. (1999), Рандомизированное испытание сочетания физической активности и воздействия окружающей среды у жителей дома престарелых: улучшаются ли сон и возбуждение? J Am Geriatr Soc 47 (7): 784-791.

    2.

    Allain H, Dautzenberg PH, Maurer K et al.(2000), Двойное слепое исследование тиаприда по сравнению с галоперидолом и плацебо при возбуждении и агрессивности у пожилых пациентов с когнитивными нарушениями. Психофармакология (Берл) 148 (4): 361-366.

    3.

    Баллард К., О’Брайен Дж. (1999), Лечение поведенческих и психологических признаков при болезни Альцгеймера. BMJ 319 (7203): 138-139.

    4.

    Борсон С., Доан К. (1997), Влияние OBRA-87 на назначение психотропных препаратов в учреждениях квалифицированного сестринского ухода.Psychiatr Serv 48 (10): 1289-1296.

    5.

    Braun UK, Kunik ME (2004), Поведенческие нарушения при деменции: определение причины (причин). Гериатрия 59 (12): 32-34.

    6.

    Brodaty H, Ames D, Snowdon J et al. (2003), Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование рисперидона для лечения агрессии, возбуждения и психоза при деменции. J Clin Psychiatry 64 (2): 134-143.

    7.

    Camberg L, Woods P, Ooi WL et al.(1999), Оценка симулированного присутствия: индивидуальный подход к улучшению самочувствия людей с болезнью Альцгеймера. J Am Geriatr Soc 47 (4): 446-452 [см. Комментарий].

    8.

    Camp CJ, Cohen-Mansfield J, Capezuti EA (2002), Использование нефармакологических вмешательств среди жителей домов престарелых с деменцией. Psychiatr Serv 53 (11): 1397-1401.

    9.

    Коди М., Бек С., Сварстад Б.Л. (2002), Проблемы использования нефармакологических вмешательств в домах престарелых.Psychiatr Serv 53 (11): 1402-1406.

    10.

    Коэн-Мэнсфилд Дж. (2000), Теоретические основы поведенческих проблем при деменции. Ежеквартально «Помощь при болезни Альцгеймера» 1 (4): 8-21.

    11.

    Cohen-Mansfield J, Lipson S, Werner P et al. (1999), Отмена галоперидола, тиоридазина и лоразепама в доме престарелых: контролируемое двойное слепое исследование. Arch Intern Med 159 (15): 1733-1740.

    12.

    Deberdt WG, Dysken MW, Rappaport SA et al.(2005), Сравнение оланзапина и рисперидона при лечении психозов и связанных с ними поведенческих нарушений у пациентов с деменцией. Am J Geriatr Psychiatry 13 (8): 722-730.

    13.

    Де Дейн П.П., Карраско М.М., Дебердт В. и др. (2004), оланзапин по сравнению с плацебо в лечении психозов с или без связанных поведенческих нарушений у пациентов с болезнью Альцгеймера. Int J Geriatr Psychiatry 19 (2): 115-126.

    14.

    Де Дейн П.П., Раберу К., Расмуссен А. и др. (1999), рандомизированное исследование рисперидона, плацебо и галоперидола для лечения поведенческих симптомов деменции. Неврология 53 (5): 946-955 [см. Комментарий].

    15.

    Droes RM (1991), Effecten van psychosociale behandelingsvormen bij SDAT-Patienten [Эффекты психосоциальных методов лечения пациентов с SDAT]. В: Beweging Over Psychociale Hulpverlening aan Demente Ouderen [Психосоциальная помощь пожилым людям, страдающим слабоумием].Диссертация.

    16.

    Evans LK, Strumpf NE (1988), Привязка пожилых людей. Обзор литературы по физическому сдерживанию. J Am Geriatr Soc 37 (1): 65-74.

    17.

    Feldman H, Gauthier S, Hecker J et al. (2001), 24-недельное рандомизированное двойное слепое исследование донепезила при умеренной и тяжелой болезни Альцгеймера. [Опубликованные исправления Neurology 57 (11): 2153.] Neurology 57 (4): 613-620 [см. Комментарий].

    18.

    Финкель С.И., Минтцер Дж. Э., Дискен М. и др. (2004), Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование эффективности и безопасности сертралина при лечении поведенческих проявлений болезни Альцгеймера у амбулаторных пациентов, получавших донепезил. Int J Geriatr Psychiatry 19 (1): 9-18.

    19.

    Herrmann N, Rabheru K, Wang J, Binder C (2005), Лечение галантамином проблемного поведения при болезни Альцгеймера: апостериорный анализ объединенных данных трех крупных исследований.Am J Geriatr Psychiatry 13 (6): 527-534.

    20.

    Hopman-Rock M, Staats PG, Tak EC, Droes RM (1999), Эффекты программы психомоторной активации для использования в группах людей с когнитивными нарушениями в домах для престарелых. Int J Geriatr Psychiatry 14 (8): 633-642.

    21.

    Katz IR, Jeste DV, Mintzer JE et al. (1999), Сравнение рисперидона и плацебо при психозах и поведенческих нарушениях, связанных с деменцией: рандомизированное двойное слепое исследование.Группа по изучению рисперидона. J Clin Psychiatry 60 (2): 107-115.

    22.

    Lantz MS, Giambanco V, Buchalter EN (1996), Десятилетний обзор влияния OBRA-87 на практику назначения психотропных препаратов в академическом доме престарелых. Psychiatr Serv 47 (9): 951-955.

    23.

    Ливингстон Г., Джонстон К., Катона С. и др. (2005), Систематический обзор психологических подходов к лечению психоневрологических симптомов деменции.Am J Psychiatry 162 (11): 1996-2021.

    24.

    Lonergan E, Luxenberg J, Colford J (2002), Галоперидол для возбуждения при деменции. Кокрановская база данных Syst Rev 2: CD002852.

    25.

    Lyketsos CG, DelCampo L, Steiberg M et al. (2003), Лечение депрессии при болезни Альцгеймера: эффективность и безопасность терапии сертралином, а также преимущества уменьшения депрессии: DIADS. Arch Gen Psychiatry 60 (7): 737-746.

    26.

    Lyketsos CG, Lopez O, Jones B et al. (2002), Распространенность психоневрологических симптомов при деменции и легких когнитивных нарушениях: результаты исследования здоровья сердечно-сосудистой системы. JAMA 288 (12): 1475-1483.

    27.

    Lyketsos CG, Стил CD, Steinberg M (1999), Нарушения поведения при деменции. В: «Уход за пожилыми людьми Райхеля: клинические аспекты старения», 5-е изд., Галло Дж. Дж. Басби-Уайтхед Дж., Рабинс П. В. и др., Ред. Балтимор: Уильямс и Уилкинс, стр 214-218.

    28.

    Lyketsos CG, Steinberg M, Tschanz JT et al. (2000), Психические и поведенческие нарушения при деменции: результаты исследования памяти в старении округа Кэш. Am J Psychiatry 157 (5): 708-714.

    29.

    Martinon-Torres G, Fioravanti M, Grimley EJ (2004), Тразодон от возбуждения при деменции. Кокрановская база данных Syst Rev 4: CD004990.

    30.

    Matteson MA, Linton AD, Cleary BL et al.(1997), Управление проблемными поведенческими симптомами, связанными с деменцией: подход к когнитивному развитию. Старение (Милан) 9 (5): 342-355.

    31.

    Михан К.М., Ван Х., Дэвид С.Р. и др. (2002), Сравнение быстро действующего внутримышечного оланзапина, лоразепама и плацебо: двойное слепое рандомизированное исследование с участием сильно возбужденных пациентов с деменцией. Нейропсихофармакология 26 (4): 494-504.

    32.

    Олин Дж., Шнайдер Л. (2002), Галантамин при болезни Альцгеймера.Кокрановская база данных Syst Rev (3): CD001747 [см. Обновление].

    33.

    Percudani M, Barbui C, Fortino I et al. (2005), Нейролептики второго поколения и риск нарушений мозгового кровообращения у пожилых людей. J Clin Psychopharmacol 25 (5): 468-470.

    34.

    Pollock BG, Mulsant BH, Rosen J (2002), Сравнение циталопрама, перфеназина и плацебо для лечения острых психозов и поведенческих расстройств у госпитализированных пациентов с деменцией.Am J Psychiatry 159 (3) 460-465.

    35.

    Рабинс П.В., Ликетсос К.Г. (2005), Антипсихотические препараты при деменции: что нужно делать с рисками? JAMA 294 (15): 1963-1965 [комментарий].

    36.

    Рабинс П.В., Ликетсос К.Г., Стил С.Д. (1999), Практическая помощь при деменции. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    37.

    Ровнер Б., Стил С.Д., Шмуели Ю., Фолштейн М.Ф. (1996), Рандомизированное исследование помощи при деменции в домах престарелых.J Am Geriatr Soc 44 (1): 7-13 [см. Комментарии].

    38.

    Schneider LS, Dagerman KS, Insel P (2005), Риск смерти при лечении деменции атипичными антипсихотическими препаратами: метаанализ рандомизированных плацебо-контролируемых исследований. JAMA 294 (15): 1934-1943 [см. Комментарий].

    39.

    Раковина К.М., Холден К.Ф., Яффе К. (2005), Фармакологическое лечение психоневрологических симптомов деменции: обзор доказательств. JAMA 293 (5): 596-608 [см. Комментарии].

    40.

    Сноуден М., Сато К., Рой-Бирн П. (2003), Оценка и лечение жителей дома престарелых с депрессией или поведенческими симптомами, связанными с деменцией: обзор литературы. J Am Geriatr Soc 51 (9): 1305-1317.

    41.

    Street JS, Clark WS, Gannon KS et al. (2000), Лечение оланзапином психотических и поведенческих симптомов у пациентов с болезнью Альцгеймера в учреждениях сестринского ухода: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование.Исследовательская группа HGEU. Arch Gen Psychiatry 57 (10): 968-976.

    42.

    Тери Л., Гиббонс Л.Э., МакКарри С.М. и др. (2003), Упражнения плюс поведенческое управление у пациентов с болезнью Альцгеймера: рандомизированное контролируемое исследование. JAMA 290 (15): 2015-2022 [см. Комментарии].

    43.

    Teri L, Logsdon RG, Uomoto J, McCurry SM (1997), Поведенческое лечение депрессии у пациентов с деменцией: контролируемое клиническое испытание. J. Gerontol B Psychol Sci Soc. 52 (4): 159-166.

    44.

    Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (2005 г.), FDA Public Health Advisory: Смертность от приема нейролептиков у пожилых пациентов с поведенческими нарушениями. Доступно по номеру

    www.fda.gov/cder/drug/Addressory / antipsychotics.htm

    . Проверено 1 февраля 2006 г.

    45.

    Verkaik R, van Weert JC, Francke AL ​​(2005), Влияние психосоциальных методов на депрессивное, агрессивное и апатичное поведение людей с деменцией: систематический обзор.Int J Geriatr Psychiatry 20 (4): 301-314 [см. Комментарий].

    46.

    Verhey FR, Verkaaik M, Lousberg R (2005), Оланзапин по сравнению с галоперидолом в лечении возбуждения у пожилых пациентов с деменцией: результаты рандомизированного контролируемого двойного слепого исследования. Dement Geriatr Cogn Disord 21 (1): 1-8.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *