Содержание

Психологические особенности восприятия образа

Восприятие произведения искусства осуществляется с помощью четырех основных механизмов: художественно-смыслового, результирующего процесс восприятия и создающего «концепцию восприятия»; способствующего «раскодированию» художественно-образного языка произведения искусства; эмоционально-эмпатического «вхождения» в произведение искусства, сопереживания, соучастия; ощущения художественной формы и чувства эстетического наслаждения.

Интегрированное действие всех четырех механизмов осуществляется с помощью художественного воображения, которое способствует катарсическим процессам.

Специфическая особенность художественного восприятия заключается в особом отношении механизмов, его осуществляющих.

Художественный образ восприятия имеет субъективно-объективную природу. Он объективен в том смысле, что все необходимое для понимания уже сделано автором, вмонтировано в художественную ткань вещи. Существует «объективность» текста литературного произведения, музыкальной культуры, пластических форм, живописного создания. Объективность художественного образа не исключает, а предполагает активность воспринимающего, трактующего по-своему созданное художником.

Если художественный образ читателя, зрителя, слушателя окажется равным тому, что предполагает автор произведения, то следует думать, что подобный образ-клише не более, чем репродукция.

Если же формирование образа восприятия происходило вне тех рамок и «силовых линий», которые предлагает автор произведения, то созданное воображением воспринимающего будет граничить с эксцентрическими, произвольными представлениями, минующими суть художественного произведения и граничащими с аберрацией.

Оптимальным вариантом художественного образа восприятия, очевидно, следует считать диалектическое соотношение индивидуальности и ее жизненного и художественного опыта восприятия. При таком сочетании эстетическая информация складывается в целостный образ восприятия, приобретающий для субъекта определенную ценность и смысл.

Художественное восприятие «бинокулярно-двупланово». Эта бинокулярность состоит в том особом соотношении механизмов восприятия, благодаря которому «реципиент» имеет возможность изолировать неизбежную реакцию на реальный жизненный материал, который лег в основу произведения, от реакции на его функциональную роль в произведении искусства.

Первый план настраивает воспринимающего на художественное про изведение как на своеобразную действительность. И чем сильнее выражена эта установка, тем ярче эмоциональная отзывчивость, тем активнее его сопереживание и соучастие в той жизненной коллизии, которую показал автор, тем очевиднее его «перенесение» в мир, показанный художником.

Полноценное действие второго плана, очевидно, связано прежде всего с уровнем эстетической грамотности воспринимающего, с запасом теоретико-искусствоведческих знаний и представлений об искусстве как особой форме художественного видения мира.

Если перестает действовать первый план, то видение воспринимающего теряет свою «стереоскопичность» и становится догматическим представлением о художественном объекте, начисто лишенным живого эстетического чувства. Отсутствие в эстетическом сознании индивида второго плана делает его эмпиричным, наивно-инфантильным, лишающим субъекта представлений об особой и сложной специфике искусства.

Художественное восприятие художественного произведения возможно лишь при условии одновременного действия двух планов. Создается тот объем видения, в котором только и возникает художественный эффект. Как только эта стереоскопичность видения разрушается и установка сознания становится «монокулярной», отношение к произведению искусства «вырождается» и теряет свою специфику.

Изучение художественного восприятия в нашем исследовании осуществлялось с помощью оригинальной методики, позволяющей экспериментально провоцировать работу основных его механизмов. Эту методику мы условно обозначили как «тест- корни».

Она состояла из набора шести предметов различной конфигурации, в который входили корни деревьев. Набор предъявлялся испытуемым в определенной последовательности.

Эксперимент включал в себя три серии, отличающиеся друг от друга различной постановкой задач и характером инструкции.

Первая серия эксперимента провоцировала процесс создания художественного образа восприятия с помощью предъявленного тест-объекта и инструкции, напоминающей вопрос известного проективного теста Роршаха: «Скажите, на что это похоже?»

Вторая серия эксперимента стимулировала художественно-эстетический аспект отношения и сопровождалось следующей инструкцией: «Какой из предъявленных корней вы могли бы назвать комическим, романтическим, прекрасным, грациозным, героическим, безобразным, изящным, трагическим, ироническим, отвратительным?»

Третья стадия эксперимента актуализировала личностно-смысловой план отношения с помощью следующих вопросов: 1. «Какой корень вам нравится больше остальных?» 2. «Какой корень имеет наибольшую художественную ценность и может быть, с вашей точки зрения, выставлен в зале музея в качестве экспоната?» 3.«Какой корень вам не нравится?»

Эксперимент проводился на группе испытуемых свыше 200 человек, включающей взрослых людей различной профессии, студентов, школьников и дошкольников.

В представлениях многих художников, писателей, поэтов и ученых так называемые «корни» являются

произведениями искусства или во всяком случае очень близким аналогом искусства. Хрестоматиен пример великого Леонардо да Винчи, который предлагал своим ученикам подолгу рассматривать пятна, выступающие от сырости на церковных стенах…

Широко известно высказывание ученого Р. Якобсона о художественной специфике рассматривания очертаний движущихся облаков, пятен, клякс, сломанных корней и веток, которые интерпретируются воспринимающим как изображения живых существ, пейзажей или натюрмортов, как произведения изобразительного искусства.

Французский поэт Поль Валери указывал на то, что имеются формы, вылепленные из песка, у которых совершенно невозможно выделить структуры, созданные человеком и морем. Французский ученый Л. Моль высказывает следующее предположение: «… степень ослабления эстетического восприятия не пропорциональна количеству разрушенных элементов соответствующего сообщения. Она определяется сложными законами, которые различны для сообщений различной природы от пятен Роршаха до скульптур, например, египетского сфинкса, черты которых разрушены временем».

Известный советский артист С. В. Образцов утверждает, что корни деревьев, сломанные ветки, узоры кристаллов на мраморных глыбах, наконец, сами каменные глыбы, «обработанные» природой, являются произведениями искусства, естественно, в восприятии людей с развитым художественным восприятием искусства. Он пишет: «Удивительными произведениями природы китайцы наслаждаются как произведениями искусства.

В пекинском дворце мы увидели доску, на мраморной поверхности которой темные слои расположились таким образом, что казались двумя дерущимися собаками…

Руководитель экскурсии показывал нам эту доску с такой же гордостью, с какой служитель венской галереи показывал мне полотна Питера Брейгеля.

И для китайцев, и для нас, остановившихся перед мраморной доской, она была произведением искусства».

И наконец, известнейший у нас и за рубежом искусствовед Н. А, Дмитриева утверждает вслед за С. В. Образцовым, что нерукотворные произведения природы являются произведениями искусства в восприятии художественно развитых людей.

В результате проведенного нами исследования было получено представление о художественном восприятии или художественном образе, т. е. была построена его модель.

Художественный образ восприятия является «единицей», концентрирующей в себе все основные свойства отношения личности к искусству: в ней имеются так называемые диспозиционные компоненты: эмоциональность, активность и адекватность отношения; перцептивное «ядро», включающее «составные» художественного образа, и критерии оценки художественного объекта: эстетические, эмоционально- эстетические п эмоциональные.

Материалы исследования показали, что у различных испытуемых преобладал разный «тип» диспозиционной готовности к восприятию. Так, у испытуемых с преобладанием эмоционального элемента в реакции на каждый предъявляемый тест-объект были высказывания такого рода: «Очень интересно», «Где вы взяли такие интересные корни?», «Где вы откопали такую прелесть?», «Получаю удовольствие, что держу в руках дерево, люблю держать в руках дерево», «Корень отталкивает», «Корень не отпускает» и т. п. — и все это на фоне реальных эмоциональных реакций радости, восхищения, смеха, удивления, отвращения и т. д.

Испытуемые, в диспозиции которых преобладает активный

элемент, прибегали к многоракурсному рассмотрению объекта, были склонны к аффективному состоянию в ситуации невозможности создать адекватные, конструктивные образы: «Сюжет не возникает, обидно», «Приходит на ум всякая банальщина», «Обидно, хочу работать, но ничего не возникает», «Возникает какое-то раздражение, но ничего не могу поделать» и т. д.

Испытуемые с адекватной диспозицией прибегали к ассоциациям преимущественно в рамках конфигурации заданного тест-объекта, испытуемые с неадекватным отношением — к ассоциациям, не имеющим ничего общего с характером и фактурой предъявляемого корня.

На перцептивной стадии восприятия художественный образ формировался в шести основных планах.

1. В плане динамичности, которая определяла взаимодействие компонентов образа.

Испытуемые с динамическим видением каждый раз ощущали движение образа, возникающее в результате взаимодействия его составляющих: «Веселый чертик пляшет», «Носорог, которого убили стрелой, извивается, ему больно», «Поросенок пляшет, но не очень-то веселится», «Животное сжалось и дрожит». Испытуемые, склонные к статическому восприятию, фиксировали образ в неподвижности: «Это козел, а может быть, не козел», «Это сочетание собаки и кошки», «Слияние собаки и льва», «Дракон» и т.

 д.

2. В плане видения образа во всей его целостности «Ящерица», «Эволюционное дерево», «Дугою старого дерева», «Сгусток всего ушедшего из мира», «Потусторонний мир», «Хаос», «Силовые линии». Видение образа как крупной детали, чего-то целого: «Рука из ада», «Часть луны».

3. В плане способности ощущать фактуру художественного образа объем, пространство, фактуру объекта, вес и даже тепло, характерное для дерева: «Структура дерева крупная, крупные мазки, пластины дерева прихотливо извиваются», «Интересная структура дерева, мазки свободные и твердые», «Цвет портит, даже делает похожим на пластилин, глину, это не лепка, а естественное создание» и т. д.

4. В плане художественно-смыслового обобщения, подводящего итог перцепции и создающего личностную концепцию художественного восприятия объекта- «Неземное», «Космогоническое», «Вечная непрерывность (символ «ниоткуда и никуда»)», «Хаос», «Дантов ад», «Трагизм», «Деградация», «Пробуждение», «Весна» и т. п.

На стадии оценочного отношения к объекту испытуемого формировали эмоциональные критерии — добродушный, веселый, нежный, грустный и т. д. и художественно-эстетические оценки предъявленного объекта — грациозный, изящный и т. д.

Материалы исследования показали, что художественное восприятие формируется, во-первых, при условии взаимодействия всех трех его уровней, диспозиции, перцепции и оценочной деятельности — и, во-вторых, наибольшей выраженности таких крайних значений художественного образа восприятия, как динамичность, целостность, взаимодействие образа с деталями и сенсорно-чувственной фактурой образа. Итогом всей структурно-динамической «коллизии» образа художественного восприятия является его художественно-смысловая концепция.

При соблюдении этих условий испытуемые имели возможность выходить на уровень художественно-эстетического отношения к объекту. Отсутствие необходимого набора свойств (качеств) художественного образа, предопределяло нехудожественное отношение к нему.

Психологический журнал, Том 6, No 3, 1985, с J50-153

куда движутся российско-американские отношения :: Мнение :: РБК

Если окажется, что мотив американского президента заключался только в сокрытии информации о коммерческих переговорах, которые компания Трампа вела с российскими представителями во время его предвыборной кампании (до июня 2016 года), то предъявить ему серьезное обвинение в сговоре с Россией вряд ли получится. Однако продолжать сдерживать напор своей администрации насчет «наказания» России Трамп уже вряд ли захочет и сможет.

Вполне возможно, что, как утверждают сторонники Трампа, скрытого мотива в его поведении вообще нет: он проявляет дружелюбие в отношении России, поскольку считает, что выпады в адрес руководителей других стран никакой выгоды не приносят. Такие выпады связали бы ему руки и не позволили бы конструктивно вести диалог с российским лидером ради достижения важнейших целей внешней политики. Пример мягкого подхода администрации Трампа к Саудовской Аравии, наследного принца которой подозревают в заказе убийства оппозиционного журналиста, показывает, что американский президент движим не гуманитарными, а прагматическими соображениями: желанием продать побольше вооружений, изолировать Иран и поддержать Израиль, активно взаимодействующий с Саудовской Аравией по иранскому вопросу.

Читайте на РБК Pro

Последний сценарий — наиболее благоприятный для России, однако любой доклад Мюллера создаст отрицательные стимулы к сближению Трампа с Москвой. Сейчас сложно представить себе такое изменение политической конъюнктуры в США, которое позволило бы Трампу или его преемнику, если таковой появится в ближайшие два года, получить свободу рук для сближения с Россией. Сам Трамп мог бы обрести такую возможность после переизбрания в 2020 году, но оно, конечно, не гарантировано.

Дипломатия увязок

Что бы ни произошло в ближайшие месяцы в американской внутренней политике, в подходе администрации Трампа к России наметилась новая тенденция. Президент, как и его советники, начал выдвигать конкретные и, казалось бы, выполнимые условия взаимодействия с Россией. Например, он потребовал от Москвы отпустить задержанные у берегов Крыма украинские военные корабли и их экипажи. В свою очередь, госсекретарь Майк Помпео призвал Россию в течение двух месяцев устранить инкриминируемое Вашингтоном нарушение Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Американская сторона также усилила публичную координацию политики с другими членами НАТО. Еще недавно Трамп шокировал европейских союзников отказом подтвердить безусловные гарантии их военной защиты со стороны США, но теперь подключил европейские столицы к нажиму на Москву насчет ракет и одновременно повысил градус критики газопровода «Северный поток-2».

Выдвинутые Трампом конкретные условия ставят Москву перед непростым выбором. В определенном смысле ситуация становится сложнее, чем во времена второго срока Барака Обамы, который обычно либо выставлял требования общего характера, касающиеся изменения внешней политики России, либо выдвигал явно неприемлемые условия, подкрепляя их не слишком значительной угрозой. Отвергать такие требования было несложно.

В случае же с украинскими моряками Трамп лично выставляет условия продолжения диалога на высшем уровне. А именно личная позиция президента США воспринималась в России как последняя надежда на то, чтобы наладить отношения. Выполнить такие условия — значит дать непозволительную слабину, однако невыполнение, скорее всего, не позволит сохранить статус-кво, то есть интенсивность конфликтов, связанных с Украиной, Сирией, «Северным потоком-2», контролем над вооружениями, вмешательством в выборы и т.д., может возрасти.

Паритет или вторые роли?

Москва традиционно стремилась к паритету с Вашингтоном, во всяком случае в сфере ядерных вооружений, и успешно этот паритет поддерживала. Сегодня одно из основных российских предложений США, поддержанное некоторыми влиятельными американскими экспертами, заключается в обсуждении стратегической стабильности — состояния взаимной уязвимости с одновременным согласием эту уязвимость не использовать. Однако недавние высказывания президента США могут быть поняты как проявление заинтересованности в обсуждении проблемы вооружений с Китаем, в то время как Россию приглашают лишь присоединиться к переговорам в трехстороннем, а может, и более широком составе.

Стоит вспомнить, что сразу после подписания последнего крупного договора о контроле над вооружениями в 2010 году администрация Обамы начала поднимать вопрос о дальнейших сокращениях российских и американских ракетно-ядерных сил. Москва отвечала призывами провести следующий раунд сокращений в многостороннем формате — с участием других ядерных держав, включая Китай, поскольку в случае предлагавшихся Обамой сокращений российские и американские арсеналы становились бы сопоставимыми с китайскими. Белый дом, однако, полагал, что важнее всего добиться уменьшения именно российских арсеналов и настаивал на новых двусторонних соглашениях. Администрация же Трампа, вероятно, уже необратимо переносит фокус на Китай, в возможность острого конфликта с которым она верит больше, чем в прямое столкновение с Москвой. Теперь уже США требуют трехсторонних переговоров с участием России и Китая, в то время как позиция Москвы скорее отрицательна.

Одно из объяснений стремления США снять с себя ограничение на развертывание наземных ракет средней и меньшей дальности заключается в желании Вашингтона установить паритет с Пекином, на который это ограничение до сих пор не распространялось. Китай, по оценкам наблюдателей, в последние месяцы стал восприниматься в США как самый опасный соперник, несмотря на все сохраняющиеся острые противоречия между Вашингтоном и Москвой. Именно китайские ракеты средней дальности создают угрозу для Военно-морских сил США в случае их приближения к китайскому побережью для защиты союзников или иных операций.

Окончательный выход Китая на позицию главного глобального соперника США, с одной стороны, не так уж и плох для России, поскольку Вашингтон будет вынужден выделять ресурсы прежде всего на противостояние с Пекином. С другой же стороны, складывающееся ныне у американцев восприятие России как опасной, но слабеющей державы несет в себе существенные риски. Слабеющего игрока можно игнорировать или безответно усиливать на него нажим. Россия, в свою очередь, уверена, что слабеют именно США, которые, как предполагается, скоро уйдут с позиции единственной сверхдержавы. Такие взаимные подходы безотносительно их соответствия реальности повышают риск внезапной эскалации конфликта.

Возможно, переломить неприятную тенденцию могла бы некая «креативная» идея сотрудничества. Например, пять лет назад такой идеей стало химическое разоружение Сирии. Но текущая ситуация значительно сложнее, а конфликт зашел гораздо дальше по сравнению с 2013 годом. Однако, как и в случае с Башаром Асадом, Россия и США могли бы рассмотреть варианты прояснения совместными усилиями намерений одного из ключевых международных игроков, например Северной Кореи, в условиях, когда назревает срыв переговоров США и КНДР. Прояснить намерения Пхеньяна интересно и Пекину, который вряд ли заинтересован открывать второй явный фронт борьбы с США в дополнение к торговому. Доказательства или гарантии мирных намерений Северной Кореи позволили бы сохранить позитивную динамику разрешения конфликта на Корейском полуострове и в отношениях КНДР и США. Пока, однако, такие варианты совместных российско-американских проектов выглядят не слишком реалистично.

Психология восприятия. — Физиологические основы восприятия.

Страница 3 из 10

Физиологические основы восприятия.

Восприятие, как и ощущение, — рефлекторный физиологический процесс. И.П. Павлов показал, что в основе восприятия лежат условные рефлексы, временные нервные связи, образующиеся в коре больших полушарий головного мозга при воздействии на рецепторы предметов или явлений окружающего мира. Последние выступают в качестве комплексных раздражителей. В ядрах корковых отделов анализаторов осуществляется сложный анализ и синтез этих комплексных раздражений. Анализ обеспечивает выделение объекта восприятия из фона. На основе анализа осуществляется синтез всех свойств объекта восприятия в целостный образ.

По сравнению с ощущениями восприятие более высокая форма аналитико-синтетической деятельности мозга. Без анализа невозможно осмысленное восприятие. Так, незнакомая иностранная речь воспринимается как сплошной звуковой поток. Для осмысленного восприятия речи, т. е. ее понимания, необходимо расчленить речь на отдельные фразы, слова с их значениями. В то же время в процессе восприятия речи одновременно с анализом имеет место и синтез, благодаря чему мы воспринимаем не отдельные разрозненные звуки, а слова и фразы. Основу синтеза составляет процесс установления временных нервных связей.

В основе восприятия лежат два вида нервных связей: связи, образуемые в пределах одного анализатора, и межанализаторные связи. Первый случай наблюдается при воздействии на организм комплексного раздражителя одной модальности. Таким раздражителем может быть мелодия, представляющая собой своеобразное сочетание отдельных звуков, воздействующих на слуховой анализатор. Весь этот комплекс действует как один сложный раздражитель. При этом нервные связи образуются не только на сами раздражители, но и на их отношение — временное, пространственное и другие (так называемый рефлекс на отношение). В результате в коре больших полушарий происходит процесс интегрирования, сложный синтез.

Другой вид нервных связей, образующихся при воздействии комплексного раздражителя, — это связи в пределах разных анализаторов. И.М. Сеченов объяснял восприятие предмета или пространства ассоциацией зрительных, кинестезических, осязательных и других ощущений. К этим ассоциациям у человека обязательно присоединяется и слуховой образ слова, которым обозначается данный предмет или пространственное отношение.

В акте зрения при восприятии величины предметов, их удаленности и т.д. всегда ассоциируются чисто зрительные ощущения с мышечными. Некоторое нарушение этих связей путем усиления или ослабления глазных мышц можно вызвать действием определенных лекарственных веществ. При этом наблюдается макрония (кажущееся увеличение предметов) или микрония (кажущееся уменьшение предметов).

Временные нервные связи, лежащие в основе восприятия, складываются на основе объективных связей свойств предметов и явлений внешнего мира.

Благодаря связям, образующимся между анализаторами, мы отражаем в восприятии и такие свойства предметов или явлений, для которых нет специально приспособленных анализаторов (например, величина предмета, удельный вес). Поэтому в восприятии мы глубже познаем мир, чем в ощущениях.

Таким образом, в основе сложного процесса построения образа лежат системы внутрианализаторных и межанализаторных связей, обеспечивающих наилучшие условия выделения раздражителей и учет взаимодействия свойств предмета как сложного целого.



Поведение потребителя: восприятие, память и обучение

Автор: Mapинa Львoвнa Bлacoвa, кандидат философских наук, преподаватель кафедры методов cбора и анализа coциологической информации ГУ BШЭ, директор консалтинговой группы «Pycинфoмар».

 

Жизнь потребителя проходит в чрезвычайно насыщенном информационном поле. Он ежедневно сталкивается с разнообразными продуктами, подвергается влиянию рекламы, транслируемой через коммуникационные каналы — телевидение, радио, прессу и т.п. Все эти внешние явления воздействуют на его органы чувств и вызывают соответствующие реакции или ощущения. Такое «отражение в сознании предметов, ситуаций и событий внешнего мира, составленное из отдельных ощущений, а также их интерпретация» называется восприятием.

Различные чувственные сигналы, исходящие от продукта (рекламы), могут спровоцировать у человека целый спектр внутренних переживаний, выделить продукт из числа конкурентов и подтолкнуть потребителя к покупке. С другой стороны, неадекватное понимание маркетологами процессов восприятия приводит к серьезным ошибкам — продуктам, которые никого не интересуют; рекламе, которая ни к чему не побуждает.

 

Практикующему маркетологу и рекламисту полезно знать следующие законы восприятия.

1. Результатом восприятия всегда является образ, включающий в себя комплекс разнообразных ощущений, приписываемых сознанием предмету или явлению.

2. Восприятие характеризуется:

  • предметностью — способностью воспринимать мир в форме отдельных друг от друга от предметов, обладающих специфическими свойствами;
  • целостностью — способностью мысленно «достраивать» образы предметов до некоторой целостной формы на основе небольшого набора элементов;
  • константностью — способностью воспринимать предметы относительно постоянными по форме, цвету, величине и т.п. независимо от меняющихся физических условий восприятия;
  • категориальностью — способностью относить каждый воспринимаемый предмет к определенному классу;
  • относительной устойчивостью уже сформировавшихся образов.

 

3. Все эти свойства восприятия не присущи человеку с рождения. Они постепенно складываются в процессе жизненного опыта. Поэтому:

  • на восприятие сложных объектов большое влияние оказывает прошлый опыт человека и различные мыслительные процессы;
  • у разных людей существуют различия в восприятии одних и тех же предметов и объектов;
  • восприятие изменяется под влиянием условий жизни человека.

 

4. Восприятие является интеллектуальным процессом, связанным с активным поиском признаков, необходимых и достаточных для формирования образа и принятия решений. Рассмотрим подробнее, как происходит процесс восприятия.

  • Продукт «посылает» чувственные раздражители, которые воспринимаются рецепторами и осуществляют воздействие на мозг человека, провоцируя внимание — «процесс сознательного или бессознательного отбора одной информации, поступающей через органы чувств, и игнорирование другой».
  • Затем наступает интерпретация — «объяснение поступивших через органы чувств ощущений на основе предшествовавшей или сопутствующей информации». Интерпретация активизирует память как хранилище информации, благодаря которой человек может либо принять решение, либо сохранить полученную информацию для будущих решений.

 

Восприятие, внимание и память человека чрезвычайно избирательны. Из всей доступной информации индивид воспринимает, отбирает и запоминает только определенную ее часть. С одной стороны, это определяется тремя объективными порогами ощущений от сенсорных раздражителей, которыми обладает стимул:

  • абсолютный нижний порог ощущения — минимальное действие стимула на органы чувств, достаточное для того, чтобы у человека возникло ощущение;
  • предельный порог — максимальное действие стимула, после которого дополнительное увеличение действия уже не влияет на ощущение;
  • дифференциальный порог — минимальное изменение интенсивности стимула, которое человек может заметить.

 

С другой стороны, существуют субъективные факторы, влияющие на восприятие и запоминание конкретной информации. Их можно разделить на две группы — стимульные и индивидуальные факторы.

 

1. Стимульные факторы — физические характеристики самого стимула (продукта, рекламного материала и т.п.) Это то, что можно регулировать при помощи различных маркетинговых действий, направленных на сознательное привлечение внимания потребителя. Приведем примеры основных стимульных факторов рекламного сообщения:

  • размер: рекламное объявление большого размера повышает шансы привлечь внимание потребителя;
  • интенсивность: чем чаще рекламное объявление появляется в прессе, тем вероятнее оно будет замечено потребителем;
  • цвет: яркие объявления заметнее, лучше привлекают внимание;
  • движение: движущиеся объекты или изображение движения также чаще фиксируется потребителем, чем статичная реклама;
  • позиция: размещение рекламного объявления на более выгодной позиции (например, на первой полосе газеты) повышает вероятность быть замеченным;
  • количество информации: «перегруженные» или неинформативные рекламные сообщения чаще пропускаются потребителем;
  • новизна: неожиданный дополнительный стимул — «пробники» крема в глянцевых журналах, мобильные конструкции на уличных щитах и т. п. — привлекает внимание;
  • известные лица: использование в рекламе «звезд» шоу-бизнеса, политики и т.п. повышает интерес потребителя;
  • привычные стимулы: включение в рекламный ролик таких звуков, как телефонный звонок, аплодисменты, звук разбитой посуды и т.п. невольно привлекает внимание.

 

2. Индивидуальные факторы — это совокупность характеристик индивида, которые определяют степень его внимания к информации. Повлиять на индивидуальные факторы какими-то маркетинговыми действиями гораздо сложнее. Однако соответствующие исследования позволяют их выявлять и по возможности учитывать. К индивидуальным факторам относятся:

  • степень личной заинтересованности или потребности конкретного потребителя в продукте. Очевидно, что поиск продукта, удовлетворяющего наиболее актуальные потребности индивида, будет происходить активнее; человек будет больше внимания уделять такого рода информации;
  • отношение: симпатии и антипатии потребителей по отношению к марке, продукту, явлению и т.п. Нередко определяют его степень внимания к тому или иному продукту; например, если человек негативно относится к курению, то реклама табака, скорее всего, не привлечет его внимания;
  • степень адаптации к стимулу: постепенно человек привыкает к мельканию рекламы, обилию товаров и многие из этих стимулов просто перестает замечать;
  • влияние ситуации: время от времени каждый человек оказывается в наиболее благоприятной ситуации для восприятия информации — например, чтение журналов в ожидании самолета, разглядывание щитовой рекламы в автомобильной пробке и т.п.

 

Аналогичные факторы влияют и на то, каким образом полученная информация будет интерпретирована. В результате комплекса стимульных и индивидуальных факторов потребитель создает для себя образ продукта (стимула). Процесс интерпретации включает в себя познавательные реакции индивида (его попытки логически выстроить систему аргументов и контраргументов по поводу стимула) и эмоциональные реакции (чувства и эмоции, вызываемые стимулом и не всегда поддающиеся логическому объяснению).

Важнейшей задачей маркетолога является анализ интерпретации образа продукта (рекламы) потребителями и исключение возможности неадекватной или ложной интерпретации. Это возможно при помощи различных методов тестирования концептуальных решений и различных вариантов стимулов, использования проективных методик.

 

Впечатления, которые человек получает об окружающем мире, оставляют определенный след, сохраняются, закрепляются, а при необходимости — воспроизводятся. Эти процессы называются памятью. Трансляция интерпретационного образа продукта в память является последним этапом обработки информации. Психологи выделяют множество видов памяти: зрительная, слуховая, двигательная, осязательная, вкусовая, эмоциональная, в зависимости от того, что именно запоминается и воспроизводится.

Кратковременная память играет огромную роль в жизни человека. Благодаря ей перерабатывается огромный объем информации: отсеиваются ненужные и остаются потенциально полезные сведения. Без хорошей кратковременной памяти невозможно нормальное функционирование долговременной памяти. При переполнении индивидуально ограниченного объема кратковременной памяти новая информация безвозвратно вытесняет уже имеющуюся информацию, не давая ей перейти в долговременное хранилище.

Переход информации в долговременную память происходит в результате ее повторения (сознательного или бессознательного). На эту специфику человеческой памяти работают все рекламные кампании, обязательным условием которых является многократное повторение стимулов. Оба вида памяти взаимосвязаны и работают как единая система.

Память у людей различается по многим количественным и качественным параметрам: скорости, прочности, длительности, точности, объему запоминания, доминированию отдельных видов памяти (зрительной, слуховой и т.п.) Запоминание также зависит от отношения индивида к запоминаемой информации. Обычно лучше запоминается то сообщение, которое:

  • вызывает интерес;
  • более значимо для индивида;
  • эмоционально более насыщенно;
  • каким-то образом незавершено и вызывает желание его завершить (так называемый эффект Зейгарника).

 

Все эти специфические особенности памяти можно изучать на стадии тестирования рекламных материалов при помощи специальных тестов на запоминаемость.

 

Поведение потребителей является приобретенным усвоенным повелением. Вкусы, ценности, убеждения, предпочтения и привычки, которые влияют на поведение в процессе покупки и потребления, являются результатом прошлого обучения — процесса, при котором опыт человека приводит к изменениям в знаниях, отношениях и поведении. Анализ феномена обучения базируется на двух основных подходах: бихевиористском и когнитивном.

Бихевиористский подход основывается на классическом учении об условной рефлексии Ивана Павлова, в котором обучение рассматривается как результат ассоциации «стимул — реакция». В рамках данного подхода выделяют две формы обучения.

1. Классическая условная рефлексия — перенос эмоций и образов, «окружающих» стимул, на сам стимул. Приведем несколько примеров:

  • в рекламном ролике очаровательная девочка с пушистым котенком на руках употребляет продукт «А», она вызывает у индивида положительные эмоции, которые переносятся и на сам продукт;
  • новогодняя музыка в супермаркете настраивает покупателя на праздничный лад и подталкивает к покупке подарков для друзей и родственников;
  • изображение аппетитного яблока на упаковке с яблочным соком приводит к формированию образа натурального, вкусного напитка и подталкивает к покупке.

 

Метод классической условной рефлексии удачно применяется для обучения потребителей продуктов низкой вовлеченности, где информационная активность потребителя минимальна.

2. Обучение методом проб и ошибок основано на влиянии последствий поведения на вероятность повторения поведенческих актов. Здесь нет автоматической «команды» «стимул — реакция»; потребитель должен произвести некое действие, включиться в желаемое поведение. Примерами обучения методом проб и ошибок являются:

  • раздача бесплатных образцов продукта, когда потребитель включается в желаемое маркетологом поведение и пробует продукт; его дальнейшие действия зависят от степени удовлетворенности продуктом;
  • специальные ценовые скидки на новые продукты, стимулирующие покупку и т. п.;
  • создание специальной атмосферы и качества услуг, сопровождающих покупку товара (подарок от фирмы-производителя, комфортная атмосфера торгового центра и т.п.)

 

Основными характеристиками обучения потребителя являются:

  • сила обучения — прочность и длительность сохранения реакции потребителя. Данная характеристика имеет большое значение при планировании рекламной кампании. Различные методы, повышающие силу обучения (повторение, образность стимулов и т.п.), должны использоваться при разработке стратегии продвижения продукта.
  • забывание — исчезновение обученной реакции при недостатке специального подкрепления знаний. Феномен забывания может по-разному использоваться в маркетинговой деятельности. Иногда компания заинтересована в активизации этого процесса (например, чтобы стереть из памяти потребителей образ неудачного продукта). Иногда, напротив, она стремится затормозить процесс забывания, предпринимая ряд специальных усилий.
  • генерализация стимулов — склонность потребителя к одинаковой реакции на одни и те же стимулы. Генерализация стимулов может иметь как положительные, так и отрицательные последствия для компании. Например, один неудачный продукт может повлечь за собой формирование негативного отношения ко всем прочим продуктам компании. И наоборот, как это было, например, с Procter & Gamble, понравившиеся потребителям средства личной гигиены (шампуни, мыло) способствовали формированию положительного образа моющих средств. Именно на принципе генерализации символов базируются стратегии расширения марки (brand extension), «семейных марок» (family branding), создания зонтичных брендов.

 

Все эти далекие, на первый взгляд, от маркетинговой практики особенности восприятия, памяти и обучения являются тем базисом, на котором строятся стратегии успешных взаимоотношений с потребителями.

 

Научитесь обучению ваших клиентов изучив курс «Реклама: создание, планирование, размещение»:

Реклама: создание, планирование, размещение: практический интерактивный мультимедийный дистанционный курс

Фотография и визуальное восприятие Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

УДК 165. 18 ББК 87.225 X 82

А. А. Хорошилов,

аспирант кафедры социальной философии и философии истории института философии Санкт-Петербургского государственного университета, тел.: 8(960)251-55-85, e-mail: [email protected]

Фотография и визуальное восприятие

(Рецензирована)

Аннотация. В статье на междисциплинарном уровне рассматривается феномен визуального восприятия фотографий в контексте социально-философской проблематики отношения между реальностью и образами. На основе экологического подхода к визуальному восприятию формулируются основные законы восприятия изображений. Показывается, что фотографии не находятся в проективном отношении с тем, что они изображают и могут быть сконструированы в соответствии со способом видения общества. На основании этого делается вывод о возможности использования фотографии как теоретического средства для анализа общественных структур.

Ключевые слова: фотография, визуальное восприятие, фотография и общество, восприятие изображений, философия фотографии.

А.А. Khoroshilov,

Post-graduate student of Department of Social Philosophy and the Philosophy of History, Institute of Philosophy, Saint Petersburg State University, ph.: 8(960251-55-85, e-mail: [email protected]

Photography and visual perception

Abstract. The paper considers the phenomenon of visual perception of photographs at interdisciplinary level and in the context of socio-philosophical problems of the relationship between reality and images. Based on the ecological approach towards visual perception the basic laws of image sensing are formulated. It is shown that there are no photographs in the projective relationship with the object they represent, and may be designed in accordance with the method of vision of society. On these grounds, the conclusion is made about the possibility of using photography as the theoretical tool to analyze social structures.

Keywords: photography, visual perception, photography and society, the perception of images, photography’s philosophy.

В истории мысли о фотографии и результата работы этой техники, че-

есть одна из центральных нитей, ко- рез единое сущностные выражение:

торая представляет собой онтологиче- «фотография — это…». И так как

ский подход к осмыслению феномена в основу поиска было положено рас-

фотографии. В основе этого подхода смотрение ремесленной части процес-

лежит задача определения сущности са производства фотоизображений и ее

фотографии, того, что она есть на са- визуальное сходство с объектами окру-

мом деле. Для решения этого вопроса жающего мира, то обычно ответ на во-

обычно прибегали к описанию самого прос о сущности фотографии строился

фотографического способа получения вокруг следующего: это автоматиче-

изображения и на основе этой проце- екая — без участия человека, — техни-

дуры строили выводы. Задача состояла ка создания изображений с помощью

в том, чтобы дать определение фотогра- света, отраженного от объектов; вви-

фии как определенного рода техники ду своего автоматизма и особенности

химического процесса проявления изображения фотография может считаться документом и достоверным фактом о своем референте. В общем виде это движение наиболее полно выражено в знаменитом названии для ноэмы фотографии, сформулированным Роланом Бартом — «это там было». «В случае Фотографии нельзя, в отличие от других видов имитации, отрицать, что вещь там была» [1].

Однако, как указывает французский исследователь Андре Руйе, «бар-товское «это» — не что иное, как представленная материальная вещь, которая, как предполагается, существует прежде изображения и регистрируется в изображении, вполне прозрачном. Понятие «это было» замыкает фотографию в узилище метафизической проблематики бытия и сущего, оно давит на вещи «всегда невидимыми» образами и полностью пренебрегает фотографическими формами» [2]. Такой подход в исследовании фотографии имеет целью определение ее сущности и сводится к рассмотрениюеевизуальныххарактеристик. То есть такое рассмотрение предмета не дает никакой основы для исследования влияния фотографии на современное общество, не позволяет исследовать феномен как теоретическое средство, т. е. как средство для анализа процессов необязательно визуальных, во многом подчиняя фотографию авторитету оригинала, от которого изображение берет свое начало. Но стоит ли за постоянным ростом числа произведенных фотографий лишь немая потребность в документировании, потребность в постоянном наличии факта «это было» по отношению к проходящему моменту, жизни, эпохе? Или есть причины, которые требуют создание фотографий в большей мере, чем просто стремление к документации порядка вещей в окружающем мире? Иными словами, есть ли еще какие-либо возможности, которые предоставляют человеку фотографии, каждая, с которой он встречается, и каждая, которую он делает?

В этой статье показывается, как можно от теории фотографии, онтоло-

гии фотообраза, перейти к социальной философии фотографии, а также доказать, что фотография не исчерпывается в своей связи с оригиналом, и может выступать инструментом анализа социальной реальности. Для этого необходимо описать основные особенности зрительного восприятия человека и через них показать, как мы воспринимаем изображения в общем и фотографии в частности. То есть ответить на следующие вопросы: что делает изображение (фотографию) видимым? Что мы видим, когда смотрим на изображение (фотографию)? Какие возможности предоставляет изображение (фотография) своему наблюдателю и автору? Ответ на эти вопросы покажет, что фотография не ограничивается своим общепринятым пониманием и может служить средством для анализа складывающихся общественных структур.

Начнем рассмотрение с вопроса о том, как мы воспринимаем мир с помощью зрения, так как фотографии и предметы окружающего мира наравне с ними воспринимаются нами зрительно. Фотографии, если так можно выразиться, созданы для того, чтобы быть увиденными, и только в связи со зрительным восприятием мы можем говорить о восприятии фотографии. Далее, на основе общей концепции зрительного восприятия необходимо рассмотреть интересующий нас специфический тип восприятия — восприятие изображений, выделив из этого пласта отдельной темой фотографии и определить, что делает фотографию видимой или как мы определяем изображение как снимок. В итоге это поможет сформулировать те возможности, которые предоставляет фотография человеку как техника и как готовое изображение. Это послужит основой для интерпретации предмета рассмотрения как теоретического средства, позволяющего анализировать и исследовать общество, которое использует его возможности как осознанно, так и бессознательно.

Для описания основных законов зрительного восприятия будем опираться на итоговую работу аме-

риканского психолога Дж. Гибсона «Экологический подход к зрительному восприятию». Эта работа выбрана по причине оригинальной концепции, в рамках которой автор решает ряд проблем, являющихся неразрешенными как для теории сетчаточного изображения, так и для феноменологического подхода к зрительному восприятию. Также важным в экологической подходе Гибсона является разработанная автором теория извлечения информации и теория возможностей. Первая доказывает, что процесс восприятия окружающего мира неразрывно связан с его же познанием и разница между восприятием и познанием заключается в количественном масштабе. Вторая теория показывает, что процесс восприятия связан с обнаружением возможностей, предоставляемых окружающим миром наблюдателю. Используя исследование Гибсона как инструменты для анализа восприятия фотографий, можно ответить на вопрос: что мы видим, когда смотрим на фотографии?

В общем виде процесс восприятие, по Гибсону, — это психосоматический акт живого наблюдателя. Это процесс непосредственного контакта с внешним миром, процесс переживания впечатления о предметах. Восприятие, представленное как действие живого наблюдателя, означает, что это активный процесс, для которого недостаточно простого раздражения органов чувств внешней средой. Процесс восприятия — это поток, т. е. не набор стимуляций, разделенных последовательно во времени, он не прерывается и не прекращается. В таком подходе к восприятию Гибсон сближается с Бергсоном, который также настаивал на непрерывности психической жизни в целом. Мое существование — по мнению Бергсона, — бесконечный поток, на котором, как светляки на краю дороги ночью, фиксируются моим сознанием, наиболее яркие мои состояния. Психическая жизнь представляет собой целое (несмотря на кажущуюся прерывность, изорванность), в котором следующее состояние включает предыдущее и предполагает последующее [3].

Помимо непрерывности процесс восприятия, по Гибсону, это психосоматический акт, т. е. предполагает процесс совосприятия или проприоцепцию. Процесс восприятия невозможен без осознания себя и своего места в окружающем мире.

Наблюдатель может воспринимать следующее: места, прикрепленные и изолированные объекты, устойчивые вещества (твердые, жидкие, газообразные), события. Равным образом воспринимаются и возможности, которые предоставляют перечисленные элементы для наблюдателя. Элементы восприятия и их качество задаются информацией, которую мы воспринимаем. Для более подробного прояснения, изложенного выше, рассмотрим такое место, как обрыв. Обрыв является очень важной деталью местности. С него можно упасть. Восприятие такого места, помимо компоновки и текстуры поверхностей, должно включать восприятие его возможностей, причем негативных. Любая поверхность или объект находится в определенном отношении к наблюдателю. Обрыв — это большой перепад высот относительно животного, а ступенька — достаточно малый. Наблюдатель нуждается в восприятии возможностей объектов или событий окружающего мира, а не только компоновке его поверхностей, так как это жизненно важно. В подтверждение этого вывода Гибсон приводит результаты эксперимента с восприятием опорной поверхности. В эксперименте со стеклянным полом, когда опорную поверхность заменял лист прозрачного стекла, животные и дети свободно передвигались по этому полу, когда могли и видеть, и осязать поверхность. В этом случае прямо под стекло подкладывалась текстури-рованная бумага. Но в случае, когда животные могли только осязать опорную поверхность пола (это достигалось за счет бумаги лежащей намного ниже стекла) они съеживались, выказывали признаки дискомфорта, некоторые животные принимали позу соответствующую их падению.

На основе приведенного примера можно согласиться, что информа-

ция, задающая элементы окружающего мира, содержит в себе его качество и возможности. Процесс извлечения информации, т. е. восприятие, связан с ощущением наблюдателя себя самого. В эксперименте со стеклянным полом внимание испытуемых «направлено на соотнесенность земли и тела. Перцепция и проприцепция взаимодополните льны» [4].

За процесс восприятия, по Гибсону, отвечают не отдельные органы чувств (зрение-глаз, обоняние-нос), а целые воспринимающие системы. Они активны, т. е. глаз наблюдателя не просто раздражается световым потоком, но наблюдатель сам активно рассматривает, слушает. Важно отметить, что видение является феноменом деятельности, также настаивают и другие исследователи, например: В.М. Розин, Дж. Бергер [5, 6]. Воспринимающая зрительная система, пишет Гибсон, состоит из следующих элементов: хрусталика, зрачка, двух глаз, головы, тела. Иными словами, в процессе зрительного восприятия человек участвует всем своим телом. «Качество данных, с которыми имеют дело отдельные чувства, определяются типами стимулируемых рецепторов, тогда как воспринимающая система, ее работа, определяется качеством предметов внешнего мира и теми возможностями, которые они открывают» [4]. Информация об окружающем мире не специализирована относительно наших органов чувств (нет отдельно информации для фоторецепторов, механорецепторов и т. д.). Есть реакция рецепторов — ощущения, — и они несущественны относительно восприятия. Есть информация для воспринимающих систем и наблюдатель переживает непосредственно качество вещей окружающего мира.

Зрительная система способна обнаруживать постоянства и изменения. «Воспринимающий извлекает инварианты структуры из потока стимуляции, не переставая в то же время замечать сам поток» [4]. Неизменным объектам соответствуют определенные инварианты оптической структуры, которые сами по себе лишены формы. Любо-

му движению объекта соответствует свое возмущение оптической структуры — перспективное преобразование. Воспринимать, с учетом приведенных параметров, значит фиксировать определенные параметры инвариантности в стимульном потоке наряду с определенными параметрами возмущения. Отсюда вытекают важные следствия, а именно: инварианты задают постоянство окружающей среды и постоянство наблюдателя, если они не воспринимаются, то восприятие невозможно; если параметры оптического строя различимы, то события будут восприниматься, т. е. события задаются через возмущение оптического строя.

Разрабатывая теорию извлечения информации, Гибсон показывает, что разрыва между восприятием и знанием не существует. При восприятии и при познании происходят одни и те же процессы — экстрагирование и абстрагирование инвариантов. Различие между восприятием и постижением окружающего мира — количественное, а не качественное. Восприятие неразрывно связано с постижением. Зрительное восприятие связано с осознанием устойчивой структуры окружающего мира. Познание является расширением этого процесса восприятия.

Все положения, изложенные выше, Гибсон относит к непосредственному восприятию окружающего мира. Восприятие изображений он называет опосредованным восприятием. Что такое изображение и в чем заключается его действие на нас? Что значит видеть изображение и что делает его видимым?

Начнем с того, что воспринимать изображение — это значит воспринимать оптический строй с определенной структурой. Первая особенность этого строя заключается в том, что он не изменяется во времени и зафиксирован с единственной неподвижной точки наблюдения. То есть сколько бы раз за любой промежуток времени из любой точки наблюдения, открывающей нам это изображение, мы ни смотрели бы на него, восприниматься будет одна и та же структура оптического строя.

Еще одна важная особенность восприятия изображений, заключается в том, что они демонстрируют инварианты, а не просто формы и компоновку этих форм. Основанием для этого утверждения служит то, что восприятие изолированного объекта не складывается из набора его отдельных форм, а зависит от инвариантных во времени характеристик этого семейства форм. А это значит, что у отдельных представителей этого семейства имеются, по крайней мере, некоторые из этих инвариантов. Именно поэтому на фотографиях или картинах мы можем узнавать объекты. За таким объектом, как яблоко, стоит свое семейство возможных форм этого фрукта, которым соответствуют все существующие и возможные яблоки. Само количество форм прямо соотносится с количеством существующих яблок. В этой ситуации для того, чтобы определить, что на изображении яблоко, мы предварительно должны знать все семейство форм, соответствующих яблокам. Но это, очевидно, невозможно. «Если восприятие объектов зависит от обнаружения инвариантов, а не от восприятия формы, то обнаружение некоторых инвариантов должно быть следствием самого факта восприятия формы» [4].

Итак, среди объектов окружающего мира изображения представляют собой особым образом обработанную поверхность, которая обеспечивает наличие вида застывших структур с их глубинными инвариантами. И это всегда такая поверхность, которая задает нечто отличное от того, чем она является.

Изображения — это всегда обработанные поверхности, и видим мы их всегда в окружении других поверхностей, которые изображениями не являются. Наряду с инвариантами компоновки поверхностей, которые показывает изображение, существуют инварианты поверхности самого изображения. Это может быть холст, бумага, экран, стена и т. п. Изображение — это одновременно и сцена, и поверхность. Причем сцену мы видим за поверхностью. Изображение — это поверхность, которая существует сама по себе,

но одновременно она является объектом для показа, предоставляющим информацию о другом объекте. Наблюдатель не может видеть одновременно и то, и другое. В этом заключается парадокс: одно воспринимаемое содержание противоречит другому. Мы способны отличить поверхность самого изображения от поверхности на изображении. Таким образом, объекты изображения не воспринимаются и воспринимаются. Изображение предполагает два способа восприятия: непосредственный и опосредованный. Наряду с восприятием поверхности изображения существует опосредованное восприятие изображенных поверхностей. Для понимания изображения необходимы оба этих параметра.

Что делает фотографию видимой? Изображение не предлагает взгляду никаких форм. Конечно, оно может это делать, но цель изображения в проявлении инвариантов, которые только и могут сделать изображение видимым, показать, что на нем изображено. При этом чистая видимость, лишенная инвариантов, не воспринимается. Мы можем определить предмет как фотографию по признакам: бумажная или другая поверхность, прямоугольной формы, расчерченная цветовыми пятнами. Но за этими пятнами не видно ничего, т. е. мы имеем как бы фото, а на самом деле это просто раскрашенная поверхность. Так может произойти, если мы не сможем воспринять инварианты.

Гибсон предлагает выделить две группы изображений, основываясь на методах их создания: фотографический и хирографический. Первый предполагает систему объектив-глаз, определенного рода оборудование — какая-либо разновидность фотоаппарата, — и химический или физический процесс создания самого изображения. Второй способ создания изображений предполагает систему глаз-рука, определенный материал — любая поверхность, на которой будут рисовать, — и материал для отображения движения руки и отличительных черт изображаемого объекта. Общим для любой

группы изображений является то, что они создаются, у них есть автор. И на основании того, что изображения должны быть созданы, их, как и текст, можно рассмотреть как определенную разновидность письма. На такое сравнение указывает язык и такие выражения, как «писать картину», «светопись».

Изображения похожи на текст, так как на них можно смотреть несколько раз одному или нескольким людям, они обеспечивают подобие общения между их зрителями. Изображения позволяют накапливать, сохранять, удалять или заменять информацию или знания, которые были добыты наблюдателем. Однако посредством языка можно передать информацию только определенного типа. Любая информация, выраженная в языке, предварительно была в него проведена. Знание, выраженное в языке, — это явное знание. Соответственно оно отличается от неявного знания. Человек способен выразить в языке то, что он осознает, и тем самым делает это доступным для передачи. Однако восприятие предшествует высказыванию и не может быть исчерпано в языке. Мы всегда будем видеть больше того, что способны рассказать. То, что мы можем назвать из данных нашего восприятия — это понятия (абстракция) и ими не исчерпывается то, что мы можем увидеть.

Знание, передаваемое при помощи изображений, — неявное, его нельзя выразить в словах. Невозможно в принципе описать словами подавляющее большинство инвариантов, содержащихся в той видимости, — оптическом строе или видимом поле, — которая порождается изображением. Автор (художник или фотограф) может их схватить, но не может выразить словами. На этом принципе, видимо, основано создание серии картин или фотографий как попытка своеобразного рассказа.

Существует еще один пункт, который указывает на внутреннее различие между изображением и текстом. В информации или знаниях об окружающем мире, которые нам доступны, есть недостаток: нельзя осуществить тест на реальность. Приходится дове-

рять тому, кто был первоначальным наблюдателем. То, что утверждается, может соответствовать действительности, но может оказаться и вымыслом. Словесное описание, высказывание может быть истинным или ложным. Зрительное описание, изображение может быть правильным или неправильным совершенно в другом смысле. Изображение «не может быть истинным в том же самом смысле, в каком является истинным утверждение, но оно может соответствовать или не соответствовать действительности, окружающему миру» [4].

Посредством изображения можно передать информацию, не преобразуя ее в другую форму. Изображения фиксируют и передают инварианты с помощью оптического строя, в котором эти инварианты более или менее совпадают с инвариантами, доступными при прямом восприятии. Естественные инварианты начинают идентифицироваться с графическими инвариантами. В этом заключается основа для любого восприятия изображений. Однако, как и в случае с текстом, восприятие изображений представляет собой вид восприятия, в процессе которого невозможно убедиться в реальности воспринимаемого содержания.

Но если всё-таки продолжать сравнение изображения и текста, то записью чего именно является изображение? Изображение показывает восприятие, но не всегда. Восприятие можно запечатлеть — такую возможность дает изображение, но на некоторых из них не всегда запечатлено восприятие. Автор может «записать» не только перцептивные разновидности внутреннего опыта, но и то, что он воспринимает. Здесь, однако, может возникнуть вопрос: если с хирографи-ческими изображениями, которые создаются с помощью красок и тому подобных материалов самим автором, понятно, как можно изобразить вымышленное и фантастичное, то как такое возможно сделать с помощью фотографии?

На фотографии запечатлевается лишь то, что попало в поле зрения

объектива. В этом процессе фотография аналогична зрительному акту. Но на фотографии запечатлевается то, на что было направлено внимание автора, даже в ситуации случайного любительского снимка. А для передачи именно того, на что фотограф обратил внимание, у фотографии есть достаточное количество средств, обладающих совершенно другой репрезентативной способностью, нежели обычно используемое резкое фиксирование того, что попалось на глаза: глубина резкости, чувствительность к невидимому спектру, постобработка, монтаж, длительная выдержка, постановка сцены ит. д. Пытаясь передать что-то с помощью изображения, автор всегда оперирует инвариантами как в случае реалистического вида, так и демонстрируя вымышленное и фантастическое. Инварианты нельзя выразить в словах или перевести в символы. Информация заключена в изображении в неявной форме. Изображение передает знание без слов. Запечатленное нельзя втиснуть в рамки высказываний. Инварианты — это не абстракция и не понятия, не являются они и знанием. «Инварианты — это просто инварианты» [4]. Человек, создающий изображение, размечает поверхность с таким расчетом, чтобы она передавала инварианты, чтобы в ней запечатлелось осознание.

Создание изображений никогда не является копированием. Даже крошечную часть окружающего мира нельзя скопировать. Скопировать можно только другое изображение. Поэтому отношение копия — оригинал не работает в сравнении реального мира и изображения. Изображение не исчерпывается подобием или имитацией оригинала. В нем содержится какая-то информация о том, что на нем изображено, однако это не означает, что оно находится в проективном соответствии с тем, что на нем изображено. Реальную сцену полностью восстановить с помощью изображения невозможно. Можно сохранить некоторые ее инварианты, но не более. Фотография не может сохранить всю информацию, имеющуюся в данной точке наблюдения

в естественном окружении, поскольку такая информация неисчерпаема. Изображение не является имитацией ранее увиденного. Нельзя рассматривать ее как средство вернуться и посмотреть еще раз. Регистрируется, запечатлевается и сохраняет информация, а не чувственные данные. Изображение не похоже на восприятие.

Ребенок, впервые рисующий человека, животное или стол, запечатлевает инварианты, которые он научился выделять. Мы начинаем рисовать с ощущений и постепенно приходим к понятиям. С помощью изображений мы можем извлекать инварианты. Однако на изображении теряется большая часть информации об окружающем мире. Теряется то, что можно увидеть только при движении наблюдателя из меняющейся перспективы видимого мира. В оптическом строе, который создается в точке наблюдения благодаря изображению, информативным оказывается не форма и цвет, а инварианты.

Итак, изображение — это запе-чатление, которое позволяет другим увидеть все то, что видел, переживал и воображал ее творец. Однако в зазоре, который возникает между изображением и этой вещью, возникают миры, с одной стороны, основанные на свойствах реальных предметов, с другой — приписывающие реальным предметам качество образов. Или как пишет Сьюзен Сонтаг: «Первобытное представление о двойственности образов основано на том, что образ обладает свойствами реального предмета; мы же склонны приписывать реальным вещам свойства изображений. Образы обратили свое оружие против реальности, из копий они превратились в задающие реальность модели. Это приводит к тому, что теория фотографии расширяется до социальной теории» [7].

Исходя из вышеописанных положений фотографии предоставляют следующие возможности: зафиксировать с помощью аппарата инварианты оптического строя, для того чтобы в дальнейшем продемонстрировать их на поверхности. При этом нет оснований утверждать, что любая фотография

полностью репрезентирует нам изображенный референт или событие. Восприятие фотографий зависит от выработанных в обществе систем передачи знаний, и для современного общества фотография, как и 180 лет назад в эпоху ее изобретения, обладает свойством автоматического представления реальности. И в этих же координатах определяется разница между действительностью и вымыслом на фотографии. Но чей же образ предлагает изображение? От какого оригинала оно происходит? Изображение не имеет другого оригинала, кроме него самого. Оно свободно от требований оригинала отличного от него. Освобождение изображения состоит в том, что оно освободилось от какого бы то ни было оригинала, изображение имеет ценность само по себе и для себя самого. У изображения нет другого оригинала кроме него самого, и оно воспроизводит себя,

чтобы выдать за единственный оригинал. Например «красивая» фотография предмета не добавляет ценности предмету, который изображает. Фотография, по меткому афоризму Гарри Виногранда, не рассказывает, как выглядят фотографируемые объекты. Она показывает, как эти объекты выглядят на фотографии. То есть ценность имеет само изображение, его вид. Вот почему с помощью фотографий можно исследовать общество. Мир фотографий, не связанный со своими оригиналами, регулируется с помощью критериев того, кто воспринимает. Создавая изображения, я буду делать их такими, какими их хочет видеть взгляд другого. Утверждая свою идентичность в мире цифровых коммуникаций, я буду открывать и передавать себя как образ. Поэтому анализ способа конструирования изображений принятых в обществе может быть применен, как способ мысли об этом обществе.

Примечания:

1. Барт P. Camera lucida. Комментарий к фотографии. М., 2011. 272 с.

2. Руйе А. Фотография. Между документом и современным искусством. СПб.: Клаудберри, 2014. 712 с.

3. Бергсон А Творческая эволюция // Бергсон А. Творческая эволюция. Материя и память. Минск: Харвест, 1999. 1408 с.

4. Гибсон Дяс. Экологический подход к зрительному восприятию. М.: Прогресс, 1988. 464 с.

5. Розин В.М. Визуальная культура и восприятие. Как человек видит и понимает мир. М.: Едиториал УРСС, 2004. 224 с.

6. Бергер Дж. Искусство видеть. СПб.: Клаудберри, 2012. 184 с.

7. Сонтаг С. О фотографии. М.: Ад Маргинем Пресс, 2013. 272 с.

References:

1. Bart R. Camera lucida. Commentary to the photo. M., 2011. 272 p.

2. Ruye A. Photo. Between the document and modern art. SPb.: Klaudberri, 2014. 712 p.

3. Bergson A., Creative Evolution, Bergson A. // Creative Evolution. Matter and memory. Mn.: Harvest, 1999. 1408 p.

4. Gibson J. Ecological approach to visual perception. M.: Progress, 1988. 464 p.

5. Rozin V.M. Visual culture and perception. How a person sees and understands the world. M. Editorial URSS, 2004. 224 p.

6. Berger J. The art of seeing. SPb.: Klaudberri, 2012. 184 p.

7. Sontag S. About a photo. M. LTD «Ad Marginem Press», 2013. 272 p.

Как эмоции влияют на наше восприятие времени — Нож

Восприятие времени и органы чувств

Каждый из нас хотя бы раз сталкивался со странными эффектами течения времени: например, прогулка по пустой и тихой улице может показаться более долгой, чем по многолюдной и шумной. Восприятие привычного маршрута от работы до дома порой сильно различается: в зависимости от нашего настроения, от того, слушаем ли мы по дороге музыку, совершаем ли путь в одиночку или в компании, одна и та же дорога будет бесконечной или, напротив, довольно короткой.

Ощущение времени складывается из информации, которая поступает от разных органов чувств и обрабатывается мозгом. Существует несколько моделей, объясняющих механизм восприятия времени, однако ни одна из них пока не ответила в полном объеме на вопросы исследователей и не получила широкого признания в научных кругах.

Сложно сказать, по каким именно биоалгоритмам собираются воедино сигналы, приходящие извне и определяющие работу внутренних часов. Однако известно, что данные, полученные на слух или визуально, по-разному влияют на субъективное ощущение времени. Еще пионер физиологии Иван Сеченов, а после него нейрофизиолог Александр Лурия отмечали приоритет слуха в восприятии времени.

Это предположение было экспериментально подтверждено и современными учеными: человек способен более точно оценить продолжительность звуков, чем визуальных стимулов.

При этом мы склонны недооценивать длительность визуальных сигналов в отличие от аудиальных или вибрации.

В исследовании 2011 года нейрофизиолог Риота Канаи и его коллеги показали: нарушения в работе зон мозга, отвечающих за слух, приводят к ошибкам при попытке оценить длительность как аудиальных, так и визуальных стимулов. Если же нарушения обнаружены в зонах головной коры, отвечающих за зрение, то ошибки при оценке длительности внешних стимулов будут касаться только визуальных данных. Ученые предположили, что время распознается в слуховой системе, а визуальные сигналы автоматически сопоставляются со звуковыми.

Читайте также

Что любовь делает с мозгом, почему расставание вызывает реальную боль и как пережить разрыв с помощью науки

Оценка длительности сигнала зависит от его «заполненности»: непрерывный звуковой сигнал обычно ощущается как более длительный, чем такой же интервал тишины, разграниченный двумя щелчками.

В обычной жизни мы редко сталкиваемся с ситуациями, когда приходится судить о длительности события, исходя из информации, полученной только от одного из органов чувств. Тем не менее не повредит иногда напоминать себе, что субъективное ощущение времени представляет собой сплав из разных данных, поэтому, полагаясь лишь на зрение или слух, мы почти наверняка рискуем столкнуться с когнитивными искажениями.

Например, когда мы видим сложные изображения (которые содержат много деталей, незнакомые образы и имеют несимметричную композицию), нам кажется, будто их показывали меньше по времени. С другой стороны, по некоторым данным, подобный эффект наблюдается, только когда мы пытаемся определить смысловую нагрузку картинки.

Эмоционально окрашенные изображения оцениваются как более длительные по сравнению с нейтральными. А вот звуки, которые вызывают сильные переживания, напротив, воспринимаются как более короткие по сравнению с такими же по длительности нейтральными звуками.

Привычка и предшествующий опыт также способны исказить наше восприятие времени. Эксперименты показывают, что многократное повторение одного и того же сигнала уменьшает его субъективно воспринимаемую длительность. Человек адаптируется к воздействию стимула, с которым уже знаком. Поэтому чем старше мы становимся, тем быстрее течет время — ведь большинство людей изо дня в день переживают одну и ту же рутину.

Нейроученый Дэвид Иглман отмечает: в детстве дни и сезоны ощущаются иначе, нам может казаться, будто лето длится вечно, а яркое воспоминание о нем надолго сохраняется в памяти. Однако с возрастом нам всё труднее удержать в голове даже то, что произошло вчера. У этого феномена есть простое объяснение: с годами мир перестает быть удивительным и полным новых открытий, окружающая действительность банализируется и наводит скуку.

Существует ли противоядие от уныния и скоротечности? Наверняка интуитивно вы знаете ответ: главное лекарство от забывчивости — разнообразие.

Чтобы жизнь снова стала более насыщенной, стоит чаще смотреть на мир глазами ребенка и находить приключения на каждом шагу — пусть это будет хотя бы новый путь из офиса до дома или новое блюдо на обед.

Даже такие мелочи заставят время замедлить свой ход.

Эксперимент 2014 года психолога Питера Ульрика Це и его коллеги из Дартмутского университета это подтверждает. Ученые показывали добровольцам картинки — часть из них участники видели ранее, некоторые были для них новыми. Хотя все изображения находились на экране равное количество времени, испытуемые были уверены, что незнакомые картинки держались на мониторе дольше других.

Может быть интересно

Как работа по ночам влияет на здоровье

Впрочем, иногда подобный эффект вкупе с эволюционной бдительностью может сыграть с нами злую шутку. Гордон Московитц из Лихайского университета в 2015 году показал, что белым людям — особенно тем, кто боится показаться расистом, — кажется, что время течет медленнее в присутствии афроамериканцев. Такое наблюдение объясняет некоторые неосознаваемые европейцами предрассудки, например, когда прием пациента афроамериканского происхождения длится меньше, чем человека с белой кожей.

Есть и еще одно любопытное наблюдение: восприятие времени связано с моторикой. Мы составляем представление о длительности события, наблюдая за движениями другого человека и сопоставляя их с собственным опытом.

Состояние потока и предвкушение вознаграждения

Психолог американо-венгерского происхождения Михай Чиксентмихайи посвятил научную карьеру исследованию счастья. Пожалуй, больше всего он известен как автор концепции потока — состояния, когда человек настолько глубоко погружен в процесс, что никакие посторонние факторы не способны его отвлечь, а ощущение времени теряется. Попасть в поток удается при условии, что уровень сложности задачи выше среднего и уровень навыков тоже выше среднего.

Дальнейшие исследования ученых выявили связь между мотивацией, предвкушением вознаграждения и восприятием времени. Психологи Филип Гейбл и Брайан Пул обнаружили, что в ожидании поощрения минуты для участников эксперимента субъективно проходят быстрее, чем в отсутствие некоторого приятного события.

Читайте также

«Мы не можем контролировать прошлое и законы природы, следовательно, свободы воли у нас нет». Интервью с аналитическим философом времени Джакомо Андреолетти

В другой серии экспериментов исследователи показывали волонтерам изображения нескольких типов — нейтральные (геометрические формы), приятные, но не мотивирующие (цветы), приятные и мотивирующие (десерты/сладкое). Добровольцы должны были оценить, сколько длился показ каждой картинки.

Как ученые и предполагали, участники эксперимента были уверены, что изображения десерта демонстрировались в течение более короткого периода, чем другие картинки, — хотя это и не соответствовало действительности. Кроме того, дисторсия времени оказывалась сильнее, если добровольцы были голодными во время теста.

По мнению психологов, удовлетворенности не достаточно, чтобы почувствовать быстротечность минут.

Время летит, когда мы к чему-то стремимся и хотим получить что-то приятное.

Такой феномен восприятия имеет прагматичную ценность в ситуациях длительного ожидания или труда: благодаря нему, мы сохраняем терпеливость и мотивацию, несмотря на то, что конечная цель виднеется лишь где-то вдалеке.

Застывшее время

В 2012 году ученые из Стэнфорда и Университета Миннесоты провели совместное исследование: они предложили группе добровольцев посмотреть несколько видео с захватывающими пейзажами или ролики, в которых очевидцы сталкивались с дикими животными в повседневности. Контрольной группе показали видео нейтрального характера. По субъективным оценкам для первой категории участников время прошло быстрее и интенсивнее, чем для второй. Ученые считают, что когда мы чем-то заворожены или удивлены, мгновения будто ускоряются.

Окружающая среда также вносит свой вклад в восприятие времени. Согласно наблюдению исследователей из Карлтонского университета, на природе время течет медленнее. Ученые сопоставили как реальную ситуацию нахождения в лесу, так и воздействие на человека изображений с видами природы. В каждой части эксперимента участники отметили, что в городской обстановке ритм жизни ощущается как более быстрый. При этом в ситуации реальной прогулки дисторсия времени была сильнее. Добровольцы также отметили, что чувствовали себя на природе более расслабленно и спокойно.

Страх и другие сильные эмоции

Изучению связи между страхом и ощущением времени посвящено больше всего научных работ по сравнению с другими человеческими эмоциями. Испуг также демонстрирует различия в восприятии визуальных и звуковых стимулов.

Психолог Анна Солодкова в тексте про исследования восприятия времени в современной психологии пишет:

«Изображения, вызывающие отвращение (увечья тела), оцениваются как длящиеся дольше, чем изображения, вызывающие страх (змея)».

Искажения в восприятии времени характерны и для звуковых стимулов. Длительность восклицаний, произнесенных с разной интонацией, субъективно будет ощущаться по-разному: фраза, произнесенная с интонацией отвращения, воспринимается как более короткая по сравнению с длительностью стимула с удивленной интонацией.

Нейроученый Дэвид Иглман в начале 2010-х провел показательный эксперимент, чтобы изучить, как чувство страха искажает наше восприятие времени. Он установил на запястье нескольким добровольцам секундомеры и попросил их спрыгнуть с трамплина высотой с пятнадцатиэтажное здание. Как и ожидал Иглман, отважные участники исследования были уверены, что прыжок длился дольше, чем в действительности показали приборы.

По словам ученых, такая особенность восприятия может быть связана с инстинктом самосохранения. Когда нам что-то угрожает, наш мозг переключается в режим повышенного внимания и фиксирует малейшие детали.

В рамках исследования 2011 года психолог Сильвия Друа-Воле показала группе студентов несколько видео, которые должны были вызвать испуг (фрагменты из фильмов ужасов), грусть (фрагменты из голливудских драм) или никак не повлиять на их настроение (прогноз погоды или финансовые сводки). После сеанса она проверила, как чувствовали себя добровольцы: ролики вызвали у испытуемых ровно те эмоции, которые и предполагались. До и после сессии Друа-Воле попросила участников оценить длительность визуального стимула (изображение голубой точки).

Просмотр страшного кино исказил восприятие стимула студентами: им казалось, будто они видели точку дольше, чем ее демонстрировали в реальности.

По предположениям психологов, это проявление встревоженности объясняется готовностью организма к действию в случае приближения опасности.

Может быть интересно

Что такое дерматилломания и почему навязчивое внимание к собственной коже может стать бесконтрольным

Согласно исследованиям Сандрин Жил и Сильвии Друа-Воле, выражение лица собеседника также способно повлиять на восприятие времени. Видя, что человек напротив нас испытывает сильные эмоции — злится, испуган, счастлив или грустит, мы склонны переоценивать количество проведенных вместе с ним минут.

Однако чувство отвращения или стыда не приводит к дисторсии времени. По мнению психологов, причина проста: тот факт, что кто-то испытывает отвращение, не требует от нас моментальной реакции и готовности к предотвращению потенциальной опасности.

Почему терять счет времени — нормально

Нейроученая Хизер Берлин в магистерской и докторской работе изучила вопрос точности человеческого восприятия времени. Ее интересовало, насколько точно мы в состоянии определить, сколько прошло минут, не смотря на часы.

В одном из экспериментов Берлин попросила добровольцев мысленно следить за временем, а сама читала им вслух числа, написанные заранее на карточках. Испытуемые должны были прервать ее по истечении 90 секунд. В исследовании принимали участие как здоровые люди, так и те, у кого была повреждена орбитофронтальная кора головного мозга, которая отвечает за принятие решений и мотивацию.

Читайте также

Токсичная терапия: 10 типов психологов и психотерапевтов, которые вам только навредят

Результаты были довольно неожиданными: здоровые волонтеры чаще ошибались и останавливали Берлин после того, как 90 секунд прошли, то есть для них время текло медленнее. Зато реакция участников с травмой мозга была гораздо точнее: они прерывали ученую почти ровно 90 секунд спустя.

Получается, что мы эволюционно склонны к субъективному искажению времени. Более того, точность восприятия секунд, минут и часов не приносит пользы организму.

В нормальном состоянии мы переоцениваем количество прошедшего времени: думаем, что прошло 15 минут, а оказывается — всего 10. Отчасти в этом стоит винить нейропептид Y, считает Дэвид Иглман.

Когда здоровые люди испытывают стресс, в крови повышается уровень адреналина. Наш мозг готовится атаковать или бежать. Если стресс слишком велик, то защитная реакция организма на него может негативно сказаться на префронтальной коре, фактически лишая нас возможности действовать рационально. Нейропептид Y помогает сбалансировать работу внутреннего аварийного механизма.

Поэтому важную роль играет подготовка к чрезвычайным ситуациям. По данным исследователей, в стрессовой ситуации у солдат, прошедших военные учения, уровень нейропептида Y значительно выше, чем у тех, кто не был на предварительных испытаниях. В итоге первым проще справляться с волнением и принимать рациональные решения в критическом положении.

На самом деле нейропептид Y выделяется в организме всегда, просто в меньших количествах, если перед нами нет угрозы для жизни. А это значит, что обычно для людей минуты текут медленнее, чем показывают часы.

В момент опасности же ход времени замедляется еще сильнее. Такая особенность восприятия позволяет нам не терять самообладания и сохранять трезвость ума в экстренных случаях.

Так что в следующий раз, когда вы проспите или опоздаете на встречу, не сердитесь на себя и помните, что неспособность точно рассчитать время — не досадный дефект вашего мозга, а сложный защитный механизм, который упрощает жизнь и помогает быть более выносливым.

Из чего складывается наше восприятие

Как работает наш мозг.

Для того, чтобы более полно понять из чего складывается наше восприятие — восприятие людей, которые нас окружают, событий, которые происходят в нашей жизни, любых объектов, которые мы наблюдаем, в первую очередь, необходимо обратить свое внимание на работу нашего мозга. На механизм поступления и обработки им информации. В предыдущих статьях я уже разбирала основные факторы влияющие на формирование нашего восприятия. Здесь же я буду разбирать этот процесс более подробно, на примере упрощенной схемы.

Наш мозг собирает и обрабатывает абсолютно всю информацию поступающую извне. Происходит этот процесс как на осознанном уровне, например, когда мы что-либо изучаем,  так и бессознательно, когда мы не ставим перед собой как таковой цели. Затем он проводит анализ всей полученной информации. Происходит это по мере ее поступления. Далее начинается синтез вновь поступившей информации с той, которая уже была обработана ранее. Потом, он начинает сортировать информацию по аналогии с предыдущим накопленным опытом и  предлагает выводы и перспективы развития ситуации. Мы в этом процессе не участвуем. Сортировка происходит в соответствии с нашими убеждениями и установками.

Весь этот процесс формирует границы нашего восприятия. Те рамки, за пределы которых нам так сложно выйти. Поэтому очень важно какая информация поступает на обработку — каким является наше окружение, как мы строим наше общение, что мы слушаем, что мы смотрим, что мы читаем и прочее. В последствии, мозг будет нам сам подбирать реакции по аналогии с той информацией, которая уже была отсортирована. Он «заботится» о нас — безопасна любая информация, которая уже знакома.

Именно поэтому нужно проводить анализ своего прошлого. Именно анализ, а не заниматься самобичеванием и не копаться в нем бесцельно. Мы всегда должны помнить о том, что, то, как мы поступили в прошлом — это идеальный вариант развития событий для нас тогда. Потому что на тот момент у нас не было возможности поступить иначе. Необходимо находить и устранять те негативные установки, убеждения и привычные способы поведения и мышления, которые были сформированы на протяжении всей жизни. Особенно это касается нашего детства. Тут действует принцип передачи информации «от родителей наших родителей -> нашим родителям -> от наших родителей нам». Эту цепочку нужно тщательно отследить. В противном случае, человек будет неосознанно все эти негативные установки транслировать в свою жизнь. И будет считать, что это и есть его судьба. Здесь хорошо видно как работает принцип зеркального отражения Вселенной.

Иллюзия или реальность?

Именно эти установки и модели поведения и мышления создают в нашем восприятии иллюзию «характера и индивидуальности». То есть то, что исправить уже нельзя, как и судьбу. Если же мы отследим, найдем и изменим старые способы мышления и поведения, установки негативного характера, заменим их на другие, новые и позитивные, то как следствие, мы получим «новый» характер и «новую» судьбу. Таким образом, человек сможет расширить границы своего восприятия, выйти за старые границы, и недоступное ранее, станет доступным. Важно изменить концепцию восприятия.

Несмотря на то, что все мы уникальны, мы все являемся частью единого целого. И наше представление о реальности сильно отличается от реальности Творца. У каждого из нас есть истинное эго — разум и ложное эго — ум. Разум — это наша интуиция, связь души и тела. А ум — это рационализация нашего мозга. Ложное эго формирует не правильное представление о реальности, уводит нас в мир фантазий и иллюзий, выдавая желаемое за действительное. И чем дальше человек от реальности, тем в большем заблуждении он пребывает. Таким образом происходит процесс подмены ценностей, и, как итог, неверная трактовка всего, что происходит вокруг.

Очень важно находиться в настоящем моменте. Не жить прошлым, сожалея о том, что уже произошло и том, чего уже не вернуть. Не забегать вперед, создавая в своем воображении прекрасные или ужасные картины будущего. А жить «здесь и сейчас» и формировать свое завтра позитивным настроем и эмоциями. Не нужно пытаться контролировать все вокруг.

Жизнь — это процесс. Она живая и она постоянно течет и меняется. Энергии пространства и времени изменяются постоянно. Пытаясь, удержать момент, мы пытаемся остановить ток жизни. И зачастую, боясь потерять что-либо или кого-либо, мы теряем это. Мы препятствуем естественному процессу развития событий в своей жизни. Нужно проявлять гибкость мышления и восприятия. Не винить людей и внешние обстоятельства жизни в ваших разочарованиях и неудачах, а полностью взять ответственность за свою жизнь на себя. И каждый раз, потерпев неудачу, обращаться к себе с вопросом — «а почему это произошло со мной?». Почему такой хороший и добрый человек, оказался среди такого ужасного окружения, например.

То, что человек пытается скрыть внутри себя, будет неизбежно проявляться снаружи в виде людей и обстоятельств. Мы сами окрашиваем события в оттенки. Ситуация сама по себе нейтральна. Наш ум, формирует наше восприятие, и мы сами решаем в какой цвет окрасить ту или иную ситуацию. Мы решаем радоваться нам или печалиться. С любой ситуацией необходимо смириться и принять ее. Дать трезвую оценку происходящему и искать пути решения проблемы.

Качество нашей жизни напрямую зависит от нас. От того насколько мы готовы привносить в нашу жизнь перемены. Готовы ли мы работать над собой и менять себя, а не пускать все на самотек.

Перейти к следующему разделу >>

 

Подписывайтесь на мой канал в Яндекс Дзен

Подписывайтесь на мою рассылку на Subscribe.ru

 

Все о женской красоте и здоровье

Полезные советы и статьи для женщин

Мы и наше восприятие

советы женщинам,уход за собой в домашних условиях,духовный путь развития,познание себя,любовь к себе

как устроена работа мозга,как формируются негативные установки,способы мышления и поведения,как расширить границы своего восприятия,как изменить свою судьбу

Вы знаете, что составляет ваше восприятие?

Мишель Миллер

ЕСЛИ ваше восприятие составляет 99 процентов вашей реальности, тогда разве не важно знать, что составляет ваше восприятие?

Тем не менее, большинство людей понятия не имеют, что составляет их восприятие.

В большинстве случаев восприятие состоит из внешних факторов, преимущественно наполненных вещами, исходящими от наших пяти органов чувств. Это вещи нашего зрения, а не обязательно нашей интуиции.

Таким образом, хотя большинство из них согласны с мнением, что 99 процентов их восприятия — это их реальность, большинство никогда не задаются вопросом о том, что составляет их восприятие.Осознайте, что ваше восприятие — это не только 99 процентов вашей реальности, это совокупность вашей реальности, потому что нет реальной мотивации анализировать ценность оставшегося одного процента.

По этой причине реальной реальности нет; есть только восприятие. Эта концепция может быть немного сложной для понимания, но она фундаментальна. То, как вы видите вещи, основано на многих факторах. Например, во что вы верите, ваши основные ценности, культурные нормы и, самое главное, ваше самоощущение.

Линза вашего восприятия развивается изнутри. Еще одно слово для обозначения восприятия — это осознание или различение, что является очень субъективным, личным понятием. Вы осознаете только то, что осознаете, и только это составляет вашу осознанность. Точно так же ваше восприятие в первую очередь состоит из информации, которой вы владеете, и того, как вы ее воспринимаете. Проблема в том, что большая часть того, что вы воспринимаете, также исходит из восприятия других.

СМИ — один из самых влиятельных создателей восприятия.Это связано с той важной ролью, которую СМИ играют в жизни людей повсюду. Через интерпретацию средств массовой информации и сенсационную доставку или трансляцию информации они часто формируют восприятие масс. Еще одна ключевая область, в которой представления сильно сформированы, — это религия.

Когда так много людей используют личную, субъективную интерпретацию библейской информации и эмоционально доносят ее до масс, появляется бесконечная возможность формировать восприятие других, и мы видим результаты в мире болезненных восприятий, который мы создали.

Жизнь в век информации означает, что каждый может научиться чему угодно. Таким образом, при наличии правильной платформы любой может повлиять на ваше восприятие. Здесь начинается ваша ответственность.

Вы должны беречь свой разум и целенаправленно понимать ингредиенты, составляющие линзу вашего восприятия. Возьмите на себя ответственность идти дальше, копать глубже и задавать более важные вопросы об информации, которую вы получаете, прежде чем принять ее в свое разумное пространство.

Несмотря на множество проблем, жизнь — это увлекательное приключение.Он с готовностью предлагает нам углубить наше понимание и расширить наше понимание (восприятие) того, что возможно для нашей жизни. К сожалению, большинство отказывается принять это великое приглашение от жизни. В самом деле, в мире мимолетных снов, функциональных зависимостей и жажды мгновенного удовлетворения очищение восприятия может стать огромной проблемой.

Тем не менее, вы должны это сделать. Напрягите ум, чтобы расширить свою жизнь. Найдите время, чтобы проанализировать свое восприятие, потому что чаще всего вы всегда видите мир таким, какой вы есть, а не таким, какой он есть.Вы можете изменить мир, только изменив сначала себя.

Это требует ясности и уверенности, чтобы владеть своей жизнью. Знать, во что вы верите и почему вы в это верите, и иметь уверенность в себе.

От лидера к лидеру, сделайте сегодня день, когда вы распутаете составляющие своего восприятия. Придерживайтесь привычки быть разборчивым в поиске качественной информации, расширяющей ваше восприятие.

Когда вы измените свое восприятие в лучшую сторону, вы измените в лучшую сторону свою реальность и сможете более уверенно жить той жизнью, которую любите.

Как вы думаете?

Пожалуйста, присылайте свои комментарии по адресу [email protected] или 429-6770 или обычной почтой на почтовый ящик CB-13060. Вы также можете посетить www.taketheleadbook.com.

• Мишель М. Миллер — сертифицированный консультант по вопросам жизни, эксперт по лидерству и ведущая радиопрограммы «Мужчины и электронный фактор».

Восприятие | Britannica

Восприятие , у людей — процесс, посредством которого сенсорная стимуляция преобразуется в организованный опыт.Этот опыт или восприятие является совместным продуктом стимуляции и самого процесса. Связи, обнаруженные между различными типами стимуляции (например, световыми волнами и звуковыми волнами) и связанными с ними восприятиями, позволяют сделать выводы о свойствах процесса восприятия; теории восприятия могут быть разработаны на основе этих выводов. Поскольку процесс восприятия сам по себе не является публичным и не наблюдаемым (за исключением самого воспринимающего, чьи восприятия даны непосредственно в опыте), обоснованность теорий восприятия может быть проверена только косвенно.То есть предсказания, полученные на основе теории, сравниваются с соответствующими эмпирическими данными, довольно часто посредством экспериментальных исследований.

Исторически систематическое мышление о восприятии было прерогативой философии. Действительно, восприятие по-прежнему представляет интерес для философов, и многие вопросы о процессе, которые первоначально были подняты философами, по-прежнему актуальны. Однако как научное предприятие исследование восприятия особенно развилось как часть более широкой дисциплины психологии.

Философский интерес к восприятию проистекает в основном из вопросов об источниках и достоверности того, что называется человеческим знанием (см. Эпистемологию). Эпистемологи спрашивают, существует ли реальный физический мир независимо от человеческого опыта, и если да, то как можно изучить его свойства и как определить истинность или точность этого опыта. Они также спрашивают, существуют ли врожденные идеи или весь опыт возникает в результате контакта с физическим миром, опосредованного органами чувств.По большей части психология игнорирует такие вопросы в пользу проблем, с которыми можно справиться ее особыми методами. Однако остатки таких философских вопросов все же остаются; Например, исследователи по-прежнему озабочены относительным вкладом врожденных и усвоенных факторов в процесс восприятия.

Однако такие фундаментальные философские утверждения, как существование физического мира, принимаются как должное среди большинства тех, кто изучает восприятие с научной точки зрения.Обычно исследователи восприятия просто принимают видимый физический мир, особенно в том виде, в каком он описан в тех областях физики, которые связаны с электромагнитной энергией, оптикой и механикой. Проблемы, которые они рассматривают, связаны с процессом формирования восприятия в результате взаимодействия физической энергии (например, света) с воспринимающим организмом. Еще интересует степень соответствия между восприятием и физическими объектами, с которыми они обычно связаны. Насколько точно, например, визуально воспринимаемый размер объекта соответствует его измеренному физическому размеру (например,г., меркой)?

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Вопросы последнего типа подразумевают, что у перцептивного опыта обычно есть внешние референты и что они осмысленно организованы, чаще всего как объекты. Значимые объекты, такие как деревья, лица, книги, столы и собаки, обычно видны, а не воспринимаются по отдельности как точки, линии, цвета и другие элементы, из которых они состоят. Говоря языком гештальт-психологов, непосредственный человеческий опыт складывается из организованных целых ( Gestalten ), а не из совокупностей элементов.

Основной целью теории гештальт в 20 веке было определение процессов мозга, которые могли бы объяснить организацию восприятия. Теоретики гештальта, главные из которых немецко-американские. психолог и философ, основоположник гештальт-теории Макс Вертхаймер и немецко-американский. психологи Курт Коффка и Вольфганг Кёлер отвергли ранее высказанное предположение о том, что организация восприятия является продуктом выученных отношений (ассоциаций), составные элементы которых были названы простыми ощущениями.Хотя гештальтисты согласились с тем, что простые ощущения с логической точки зрения могут пониматься как содержащие организованные восприятия, они утверждали, что сами восприятия являются основой опыта. Например, не воспринимается так много дискретных точек (как простые ощущения); восприятие — это пунктирная линия.

Не отрицая того, что обучение может играть определенную роль в восприятии, многие теоретики придерживались позиции, согласно которой организация восприятия отражает врожденные свойства самого мозга. Действительно, восприятие и функции мозга гештальтисты считали формально идентичными (или изоморфными) настолько, что изучать восприятие — значит изучать мозг.Многие современные исследования восприятия направлены на то, чтобы вывести определенные особенности функции мозга из такого поведения, которое люди сообщают о своем сенсорном опыте (интроспекции). Все больше и больше таких выводов, к счастью, сопоставляются с физиологическими наблюдениями за самим мозгом.

Многие исследователи в значительной степени полагались на интроспективные отчеты, рассматривая их как объективные описания публичных событий. В 1920-х годах возникли серьезные сомнения по поводу такого использования У.С. психолог Джон Б. Уотсон и другие, которые утверждали, что это дает только субъективные оценки и что восприятия неизбежно являются частным опытом и не обладают объективностью, обычно требуемой от научных дисциплин. В ответ на возражения по поводу субъективизма возник подход, известный как бихевиоризм, который ограничивает свои данные объективными описаниями или измерениями явного поведения организмов, отличных от самого экспериментатора. Устные сообщения не исключаются из рассмотрения, если они рассматриваются строго как публичное (объективное) поведение и не интерпретируются как буквальные и надежные описания личного (субъективного, интроспективного) опыта говорящего.Бихевиористский подход не исключает научного исследования восприятия; вместо этого он скромно относит перцептивные события к статусу умозаключений. Очевидно, что восприятие других невозможно наблюдать, хотя их свойства могут быть выведены из наблюдаемого поведения (вербального и невербального).

Одно из наследий бихевиоризма в современных исследованиях восприятия — это сильная зависимость от очень простых реакций (часто невербальных), таких как нажатие кнопки или рычага. Одним из преимуществ этого спартанского подхода является то, что он может быть применен к организмам, отличным от человека, и к человеческим младенцам (которые также не могут давать устные отчеты).Однако это ограничение не отрезает исследователя от богатого запаса гипотез о восприятии, вытекающих из его собственных интроспекций. Бихевиоризм не запрещает источники гипотез; он просто указывает, что для проверки этих гипотез должны использоваться только объективные данные.

Поведенческие методы изучения восприятия склонны в минимальной степени задействовать сложные, субъективные, так называемые высшие психические процессы, которые кажутся характерными для взрослых людей; таким образом они склонны дегуманизировать теорию восприятия и исследования.Таким образом, когда внимание ограничивается объективными стимулами и реакциями, можно легко провести параллели между восприятием (живыми организмами) и обработкой информации (такими устройствами, как электронные компьютеры). Действительно, именно благодаря этому подходу к обработке информации в настоящее время делаются некоторые из наиболее интересных теоретических вкладов (например, абстрактные модели восприятия). Ожидается, что из этих человеко-машинных аналогий могут появиться такие практические приложения, как создание искусственных «глаз» для слепых.Компьютерные машины, которые могут различать визуальные шаблоны, уже созданы, например, те, которые «считывают» кодовые числа на банковских чеках.

Понимание человеческого восприятия с помощью иллюзий, созданных руками человека

Абстракция

Восприятие иллюзий может быть забавным, но понимание того, как они работают, еще более стимулирующее и устойчивое: они могут сказать нам, где пределы и возможности нашего аппарата восприятия найдены — они могут указать, как устанавливаются ограничения восприятия.Кроме того, они позволяют нам анализировать когнитивные подпроцессы, лежащие в основе нашего восприятия. Иллюзии в научном контексте в основном создаются не для того, чтобы выявить недостатки нашего восприятия или дисфункции нашего аппарата, а вместо этого указывают на особую силу человеческого восприятия. Основная задача человеческого восприятия — усилить и усилить сенсорные входы, чтобы иметь возможность воспринимать, ориентироваться и действовать очень быстро, конкретно и эффективно. Настоящая статья усиливает эту аргументацию, сильно выдвинутую пионером восприятия Ричардом Л.Грегори (например, Грегори, 2009), обсуждая конкретные визуальные иллюзии и то, как они могут помочь нам понять магию восприятия.

Ключевые слова: оптическая иллюзия, заблуждение, обман, реальность, восприятие, представление, достоверность, истина

О достоверности восприятия

Отношения между реальностью и объектом

Чувственное восприятие часто является наиболее ярким доказательством чего-то фактического. — когда мы что-то воспринимаем, мы интерпретируем это и принимаем как «объективное», «реальное».Совершенно очевидно, что вы можете испытать это на примере свидетельских показаний очевидцев: если очевидец «видел это невооруженным глазом», судьи, члены жюри и посетители принимают отчеты об этих , воспринимают не только как убедительные доказательства, но обычно как факт, несмотря на то, что активные и предвзятые процессы на основе восприятия и памяти. В самом деле, кажется, что нет лучшего, не более «доказательства» того, что что-то является фактическим знанием, чем восприятие этого. Предполагаемая связь между восприятием и физической реальностью особенно сильна для зрительного восприятия — на самом деле, мы изучаем ее только тогда, когда условия зрения были неблагоприятными, когда у людей плохое зрение или когда мы знаем, что свидетель находился в состоянии стресса или не обладал когнитивными способностями. факультеты.Когда людям требуется даже больше доказательств реальности, чем невооруженным глазом, они интуитивно пытаются прикоснуться к объекту, подлежащему анализу (если это вообще возможно), чтобы исследовать его тактильно. Ощущение чего-либо на ощупь кажется окончательным переживанием восприятия, позволяющим людям говорить о физических доказательствах (Carbon and Jakesch, 2013).

Мы можем анализировать качество нашего перцептивного опыта по стандартным методологическим критериям. Поступая таким образом, мы можем регулярно обнаруживать, что наше восприятие действительно в основном очень надежное и объективное (Грегори и Гомбрих, 1973) — но только если мы будем использовать стандартные определения «объективного» как согласованные между разными наблюдателями.Тем не менее, даже отвечая этим методологическим критериям, мы не можем дать какие-либо доказательства о физической реальности. Кажется, что знания о физических свойствах объектов нельзя получить путем восприятия, поэтому восприятие не является ни «достоверным», ни «действительным» в строгом смысле слова — свойства «вещи в себе» остаются неопределенными в любом эмпирическом смысле. (Кант, 1787/1998). Мы «достоверно» и «объективно» можем воспринимать восход солнца утром и закат вечером; физические отношения определенно отличаются, как мы знаем, по крайней мере, со времен гелиоцентризма, предложенного Николаем Коперником — это также может быть здравым смыслом, что Земля является сфероидом для большинства людей, однако большинство людей не воспринимало Землю как сферическую и не представляло ее. как это; Одна из причин этого заключается в том, что в повседневной жизни иллюзия самолета отлично работает, чтобы направлять нас в планировании и выполнении наших действий (Carbon, 2010b).

Ограничения возможности объективного восприятия

Ограничения восприятия еще более значительны: наше восприятие не только ограничено, когда у нас нет доступа к самой вещи, оно очень практически ограничено качеством обработки и общие характеристики нашей системы восприятия. Например, наше акустическое чутье может регистрировать и обрабатывать только очень узкую полосу частот в диапазоне примерно от 16 Гц до 20 кГц в молодом возрасте — эта полоса становится все уже и уже с возрастом.Как правило, инфразвуковые и ультразвуковые диапазоны просто не воспринимаются, несмотря на то, что они необходимы для других видов, таких как слоны и летучие мыши, соответственно. Восприятие окружающей среды и, следовательно, восприятие и представление мира как такового у этих видов разное — какая музыка была бы любимой у слона, какое предпочтение указала бы летучая мышь, если бы ее «честно спросили»? Как звучит и ощущается инфразвуковая акустика? Примечание: инфразвуковые частоты также могут восприниматься людьми; не акустически в строгом смысле слова, а посредством вибраций — тем не менее, получаемые в результате переживания очень разные (ср.Нагель, 1974). Чтобы сделать такую ​​информацию доступной, нам нужны методы преобразования; например, трубка Гейгера-Мюллера для восприятия ионизирующего излучения, поскольку мы не разработали никакой сенсорной системы для обнаружения и ощущения этой полосы чрезвычайно высокочастотного электромагнитного излучения.

Но даже если у нас есть доступ к данной информации из окружающего мира, было бы иллюзией думать об «объективном восприятии» ее — различия в восприятии у разных людей кажутся очевидными: это одна из причин, по которой разные люди имеют разные вкусы, но это еще более экстремально: даже в течение жизни одного человека воспринимаемые качества и количества, которые мы можем обработать, меняются.У пожилых людей, например, часто роговица желтоватого цвета, что приводит к искаженному восприятию цвета, что снижает способность обнаруживать и различать спектры синеватого цвета. Так что даже объективность восприятий в смысле консенсуального опыта вряд ли достижима, даже в пределах одного вида, даже в пределах одного человека — просто подумайте о феноменах моды (Carbon, 2011a), изменениях вкусов (Martindale, 1990) или так называемом цикл предпочтений (Carbon, 2010a)! Понятно, что так называемое объективное восприятие невозможно, это иллюзия.

Иллюзорное конструирование мира

Проблема с идеей достоверного восприятия мира еще больше обостряется при учете дополнительных перцептивных явлений, которые демонстрируют высоко конструктивные качества нашей системы восприятия. Ярким примером такого рода является эффект восприятия, который возникает, когда любая визуальная информация, которую мы хотим обработать, попадает на область сетчатки, где находится так называемое слепое пятно (см. Рисунок).

Демонстрация слепого пятна, области на сетчатке, где визуальная информация не может быть обработана из-за отсутствия фоторецепторов .Демонстрация работает следующим образом: зафиксируйте на расстоянии прибл. Правым глазом 40 см по оси X слева, закрыв левый глаз — теперь слегка двигайте головой по горизонтали слева направо и назад, пока черный диск с правой стороны не исчезнет.

Интересно, что визуальная информация, отображаемая на слепой зоне, не просто сбрасывается — это было бы самым простым решением для зрительного аппарата. Это также не жестко интерполируется, например, путем простого дублирования информации о соседях, но разумно дополняется путем анализа смысла и гештальта контекста.Если мы, например, подвергаемся воздействию пары линий, система восприятия дополнит физически несуществующую информацию о слепом пятне эвристикой наилучшего предположения о том, как линии связаны между собой в каждом случае, в основном давая очень близкое приближение к «Реальность», поскольку она использует наиболее вероятные решения. Наконец, мы воспринимаем четкую визуальную информацию, по-видимому, того же качества, что и та, которая отражает физическое восприятие — в конце концов, «физическое восприятие» и «сконструированное восприятие» имеют одинаковое качество, в том числе потому, что «физическое восприятие» не является ни изображением физической реальности, но также строится нисходящими процессами, основанными на эвристике наилучшего предположения, как своего рода проверка гипотез или решение проблем (Gregory, 1970).

Помимо этого выдающегося примера, который до сих пор стал общеизвестным, существует ряд других явлений, в которых мы можем говорить о полных перцептивных конструкциях внешнего мира без какой-либо прямой связи с физическими реальностями. Очень интригующий пример такого рода будет описан более подробно ниже. Когда мы делаем быстрые движения глаз (так называемые саккады), наша система восприятия подавляется, в результате чего мы функционально слепы во время таких саккад. На самом деле мы не воспринимаем эти слепые моменты жизни, хотя они очень часты и относительно продолжительны как таковые — на самом деле, Rayner et al.по оценкам, типичные фиксации длятся около 200–250 мс, а саккады длятся около 20–40 мс (Rayner et al., 2001), поэтому около 10% нашего времени, когда мы бодрствуем, подвержены таким эффектам подавления. В соответствии с другими явлениями заполнения недостающие данные дополняются наиболее правдоподобной информацией: для такого процесса необходимы гипотезы о том, что происходит в текущей ситуации и как она будет развиваться (Gregory, 1970, 1990). Если гипотезы вводят в заблуждение, потому что лежащая в основе ментальная модель ситуации и ее дальнейший генезис неверны, мы сталкиваемся с существенной проблемой: то, что мы затем воспринимаем (или не воспринимаем), несовместимо с текущей ситуацией, и поэтому будет вводить в заблуждение наши предстоящие действия .В большинстве крайних случаев это может привести к фатальным решениям: например: если модель не создает конкретный мешающий объект на нашей оси движения, мы можем пропустить информацию, необходимую для изменения нашей текущей траектории, что приведет к столкновению. В таком созвездии мы были бы полностью поражены крахом, так как мы бы вообще не заметили целевой объект — речь идет не о том, чтобы пропустить объект, а о том, чтобы полностью упустить его из-за несуществующего следа восприятия.

Несмотря на знание этих характеристик зрительной системы, мы можем сомневаться в таких процессах, поскольку механизмы работают в такой степени в большинстве повседневных жизненных ситуаций, что это создает идеальную иллюзию непрерывного, правильного и сверхдетализированного визуального ввода.Однако мы можем очень легко проиллюстрировать этот механизм, просто наблюдая за движениями наших глаз в зеркале: выполняя быстрые движения глаз, мы не можем наблюдать их, непосредственно рассматривая свое лицо в зеркале — мы можем только воспринимать наши фиксации и медленные движения глаза. Если же мы снимаем ту же сцену на видеокамеру, вся процедура выглядит совершенно иначе: теперь мы также ясно видим быстрые движения; Таким образом, мы можем непосредственно испытать конкретную работу визуальной системы в этом отношении, сравнивая одну и ту же сцену, захваченную двумя по-разному работающими визуальными системами: нашей собственной, очень когнитивно работающей, визуальной системой и жестко снимающей видеосистемой, которая просто захватывает кадр сцены за кадр без дальнейшей обработки, интерпретации и настройки. 1 Мы называем этот момент феномена временной функциональной слепоты «саккадной слепотой» или «подавлением саккад», что снова иллюстрирует иллюзорные аспекты человеческого восприятия «подавлением саккад», Bridgeman et al., 1975; «Тактильное подавление», Ziat et al., 2010). Мы можем использовать этот феномен для проверки интересных гипотез о ментальном представлении визуальной среды: если мы изменяем детали визуального отображения во время таких функциональных слепых фаз саккадических движений, люди обычно не осознают таких изменений, даже если это очень важные детали. , е.g., выражение рта, изменяется (Bohrn et al., 2010).

Иллюзии процессов сверху вниз

Грегори предположил, что восприятие показывает качество проверки гипотез и что иллюзии дают нам понять, как эти гипотезы формулируются и на каких данных они основаны (Gregory, 1970). Одно из ключевых предположений для проверки гипотез состоит в том, что восприятие — это конструктивный процесс, зависящий от обработки данных сверху вниз. Такими нисходящими процессами можно руководствоваться на основе знаний, накопленных за годы, но восприятие также может определяться заранее сформированными способностями связывания и интерпретации определенных форм как определенных гештальтов.Сильная зависимость восприятия от обработки данных сверху вниз является важным ключом к обеспечению надежных способностей восприятия в мире, полном двусмысленности и неполноты. Если мы прочитаем текст со старого факсимиле, где некоторые буквы исчезли или побелели за долгие годы, где кофейные пятна закрыли частичную информацию и где процессы распада превратили первоначально белую бумагу в желтоватую рассыпчатую субстанцию, мы могли бы быть очень успешно читать фрагменты текста, потому что наша система восприятия интерполирует и (воссоздает) конструирует (см. рисунок).Если мы знаем или понимаем общее значение целевого текста, мы даже прочитаем некоторые отрывки, которых вообще не существует: мы заполняем пробелы с помощью наших знаний — мы меняем значение в сторону того, что мы ожидаем.

Демонстрация нисходящей обработки при чтении утверждения «Великая иллюзия» в очень сложных условиях (по крайней мере, сложных для автоматического распознавания символов) .

Знаменитый пример, который часто цитируется и демонстрируется в этой сфере, — это так называемая иллюзия человека-крысы, где представлен неоднозначный эскизный рисунок, содержание которого не совсем понятно, но вместо изображения человека он переключается с изображения человека на изображение крысы — другое популярным примером такого рода является бистабильная картина, где интерпретация меняется от старухи к молодой женщине и против.v. (см. рисунок) — большинство людей интерпретируют этот пример как захватывающую иллюзию, демонстрирующую способность людей переключаться от одного значения к другому, но этот пример также демонстрирует еще более интригующий процесс: то, что мы воспринимаем с первого взгляда, в основном определяется через конкретная активация нашей семантической сети. Если нам уже доводилось видеть изображение человека раньше, или если мы думаем о нем или слышали слово «человек», то вероятность того, что наша система восприятия интерпретирует неоднозначный образец изображения человека, сильно возрастает, если предыдущие опыты были больше связаны с крысой, мышью или другим подобным животным, мы, напротив, будем склонны интерпретировать неоднозначную картину больше как крысу.

Иллюзия молодой пожилой женщины (также известная как иллюзия «Моя жена и моя свекровь»), уже популярная в Германии в 19 веке, когда ее часто изображали на открытках . Скучно (1930) был первым, кто представил эту иллюзию в научном контексте (изображение справа), назвав ее «новой» иллюзией (конкретно, «новой неоднозначной фигурой»), хотя весьма вероятно, что она была взята из уже представленного изображения XIX век в рекламе A и P Condensed Milk (Lingelbach, 2014).

Итак, мы можем буквально сказать, что мы воспринимаем то, что знаем — если у нас нет предварительных знаний об определенных вещах, мы можем даже пропустить важные детали в шаблоне, потому что у нас нет прочной связи с чем-то значимым. Интимная обработка между сенсорными входами и нашими семантическими сетями позволяет нам распознавать знакомые объекты за несколько миллисекунд, даже если они демонстрируют сложность человеческих лиц (Locher et al., 1993; Willis and Todorov, 2006; Carbon, 2011b).

Нисходящие процессы являются мощным средством схематизации и упрощения процессов восприятия в смысле сжатия «больших данных» сенсорных входных данных в крошечные пакеты данных с заранее категоризированными метками на таких схематизированных «значках» (Carbon, 2008) .Однако нисходящие процессы также подвержены характерным ошибкам или иллюзиям из-за их управляемой, основанной на модели природы: когда у нас есть только короткий временной интервал для снимка сложной сцены, сцена (если у нас есть ассоциации с общий смысл исследуемой сцены вообще) настолько упрощен, что отдельные детали теряются в пользу обработки и интерпретации общего смысла всей сцены.

Бидерман (1981) впечатляюще продемонстрировал это, продемонстрировав участникам эскизный рисунок типичной уличной сцены, где типичные объекты размещены в прототипной обстановке, за исключением того, что видимый гидрант на переднем плане не был расположен на тротуаре , кроме машина но необычно прямо на машине.Когда люди находились в такой сцене всего лишь на 150 мс, после чего следовала зашифрованная обратная маска, они «перестраивали» настройку нисходящими процессами, основываясь на своих знаниях о гидрантах и ​​их типичных положениях на тротуарах. В этом конкретном случае люди действительно были обмануты, потому что они сообщают о сцене, которая соответствовала их знаниям, но не оценке представленной сцены — но для повседневных действий это кажется несложным. Хотя вы действительно можете потерять связь с детализированной структурой конкретной сущности, если сильно полагаетесь на нисходящие процессы, такая попытка в большинстве случаев работает блестяще, поскольку это наилучшая оценка или приближение — она ​​особенно хорошо работает, когда у нас заканчиваются ресурсы, e.g., когда мы находимся в определенном режиме ограниченного времени и / или вы вовлечены в ряд других когнитивных процессов. Собственно, такой режим — стандартный в повседневной жизни. Однако, даже если бы у нас было время и не нужно было выполнять другие процессы, мы не смогли бы адекватно обрабатывать большие данные сенсорного ввода.

Вся идея этой нисходящей обработки со схематизированным восприятием проистекает из новаторской серии экспериментов Ф. К. Бартлетта в различных областях (Bartlett, 1932).Бартлетт уже показал, что мы не читаем полную информацию с визуального отображения или повествования, но полагаемся на схемы, отражающие сущность вещей, историй и ситуаций, которые сильно формируются предшествующим знанием и его конкретной активацией (см. отражение метода Бартлетта Carbon and Albrecht, 2012).

Восприятие как великая иллюзия

Реконструкция психологической реальности человека

Очевидно, существует огромный разрыв между большими данными, предоставляемыми внешним миром, и нашей строго ограниченной способностью их обрабатывать.Разрыв еще больше увеличивается, если учесть, что мы не только должны обрабатывать данные, но и в конечном итоге должны четко понимать суть данной ситуации. Цель состоит в том, чтобы принять одно (и только одно) решение, основанное на однозначной интерпретации данной ситуации, чтобы выполнить соответствующее действие. Этот очень телеологический способ обработки требует подавляющих способностей для конкурирующих интерпретаций, чтобы строго отдавать предпочтение одной-единственной интерпретации, которая позволяет быстро действовать без споров об альтернативах.Чтобы реализовать такую ​​ясную интерпретацию ситуации, нам нужна ментальная модель внешнего мира, которая очень ясна и не содержит двусмысленностей и неопределенностей. В идеале такая модель представляет собой своего рода карикатуру на физическую реальность: если есть объект, который нужно быстро обнаружить, контраст, например, между фигурой и фоном должен быть усилен. Если нам нужно определить границы объекта в неблагоприятных условиях просмотра, полезно, например, усилить переходы от одной границы к другой.Если мы хотим легко диагностировать спелость плода, желаемого для употребления в пищу, наиболее полезно, когда насыщенность цвета усиливается для знакомых видов фруктов. Наша система восприятия обладает именно такими способностями к усилению, усилению и усилению — в результате генерируются схематические, прототипные, наброски-подобные восприятия и представления. Любая метафора восприятия как своего рода инструмента для создания фотографий полностью вводит в заблуждение, потому что восприятие — это гораздо больше, чем просто чертеж: это когнитивный процесс, направленный на реконструкцию любой сцены в ее основе.

Все эти «интеллектуальные процессы восприятия» легче всего продемонстрировать с помощью иллюзий восприятия: например, когда мы смотрим на внутреннюю горизонтальную полосу рисунка, мы наблюдаем непрерывный переход от светлого к темно-серому и слева направо, хотя там не является физическим изменением значения серого — фактически для создания этой области используется только одно значение серого. Иллюзия вызвана распределением периферийных значений серого, которое действительно показывает непрерывный сдвиг уровней серого, хотя и в обратном направлении.Явление одновременного контраста помогает нам сделать контраст более четким; помогает нам легче, быстрее и надежнее определять отношения между фигурой и фоном.

Демонстрация одновременного контраста, оптическая иллюзия, уже описанная как явление 200 лет назад Йоханом Вольфгангом фон Гете и представленная в высоком качестве и с интенсивным эффектом МакКуртом (1982): внутренняя горизонтальная полоса физически заполнены одинаковыми значениями серого по всей поверхности, тем не менее, периферия с ее непрерывным изменением оттенков серого от более темных к более светлым слева направо вызывает появление восприятие обратного непрерывного изменения значений серого .Первым, кто продемонстрировал эффект в ступенях градаций серого, был, вероятно, Эвальд Геринг (см. Hering, 1907; стр. I. Teil, XII. Kap. Tafel II), который также предложил теорию обработки цвета оппонента.

Подобный принцип усиления заданных физических отношений системой восприятия теперь известен как полосы Шевреля-Маха (см. Рисунок), независимо введенный химиком Мишелем Эженом Шеврелем (см. Шеврель, 1839 г.) и физиком и философом Эрнстом Вальдфридом Йозефом Венцелем. Мах (Мах, 1865).В процессе бокового торможения изменения яркости от одного столбца к другому преувеличены, особенно по краям столбцов. Это помогает различать разные области и запускать обнаружение края полос.

Ленты Шеврёля-Маха. Демонстрация преувеличения контраста за счет бокового подавления: хотя каждая полоса заполнена одним сплошным серым уровнем, мы воспринимаем узкие полосы по краям с повышенным контрастом, который не отражает физическую реальность сплошных серых полос.

Конструирование психологической реальности человека

Эта реконструктивная способность впечатляет и помогает нам избавиться от двусмысленных или неопределенных представлений. Однако сила восприятия становится еще более интригующей, когда мы смотрим на связанный с ней феномен. Когда мы анализируем иллюзии восприятия, в которых сущности или отношения не только усиливаются в своей узнаваемости, но даже полностью конструируются без физического соответствия, то мы вполне справедливо можем говорить об «активном построении» человеческой психологической реальности.Ярким примером является треугольник Канижа (рисунок), где мы ясно воспринимаем иллюзорные контуры и связанные с ними гештальты — на самом деле, ни один из них вообще не существует в физическом смысле. Иллюзия настолько сильна, что нам кажется, что мы способны охватить даже всю конфигурацию.

Демонстрация иллюзорных контуров, создающих ясное восприятие гештальтов . Так называемый треугольник Канижа, названный в честь Гаэтано Канижа (см. Канижа, 1955), очень известный пример давней традиции таких фигур, отображаемых на протяжении веков в архитектуре, моде и орнаменте.Мы не только воспринимаем два треугольника, но даже интерпретируем всю конфигурацию как одну с четкой глубиной, с сплошным белым «треугольником» на переднем плане другого «треугольника», который стоит снизу вверх.

Для нас очень важно обнаруживать и распознавать такие гештальты. К счастью, мы не только вооружены когнитивным механизмом, помогающим нам воспринимать такие гештальты, но и чувствуем вознаграждение, когда распознаем их как гештальты, несмотря на неопределенные паттерны (Muth et al., 2013): в момент прозрения для гештальтов. теперь уже определенный паттерн приобретает симпатию (так называемый «Aesthetic-Aha-эффект», Muth and Carbon, 2013).Процесс обнаружения и распознавания добавляет аффективной ценности к паттерну, что приводит к активации еще большей когнитивной энергии для работы с ним, поскольку теперь это что-то значит для нас.

Выводы

Перцептивные иллюзии можно увидеть, интерпретировать и использовать в двух очень разных аспектах: с одной стороны, и это общее свойство иллюзий, они используются для развлечения людей. Они являются частью нашей повседневной культуры, они могут убить время. С другой стороны, они часто являются отправной точкой для создания идей.А идеи, особенно если они основаны на личном опыте в процессе активной разработки, являются идеальными предпосылками для улучшения понимания, а также для улучшения и оптимизации ментальных моделей (Carbon, 2010b). Мы даже можем комбинировать оба аспекта, чтобы создать привлекательный учебный контекст: привлекая внимание людей с помощью пробуждающих и игривых иллюзий, мы вызываем влечение к явлениям, лежащим в основе этих иллюзий. Если люди действительно заинтересуются, они также потратят достаточно времени и когнитивной энергии, чтобы разрешить иллюзию или получить представление о том, как она работает.Если они достигнут более высокого состояния инсайта, они выиграют от понимания того, какой механизм восприятия лежит в основе этого явления.

Мы, конечно, можем интерпретировать перцептивные иллюзии как неисправности, указывающие на типичные пределы нашей перцептивной или когнитивной системы — это, вероятно, стандартная точка зрения на всю область иллюзий. С этой точки зрения наши системы подвержены ошибкам, работают медленно, работают со сбоями и несовершенны. Однако мы также можем интерпретировать иллюзорные восприятия как знак наших невероятных, очень сложных и эффективных способностей преобразовывать сенсорные входные данные в понимание и очень быстро интерпретировать текущую ситуацию, чтобы своевременно генерировать адекватные и целенаправленные действия. (см. Gregory, 2009) — этот взгляд еще не является стандартным, который можно найти в учебниках для начинающих и в типичных описаниях или ненаучных статьях об иллюзиях.Принимая во внимание то, насколько идеально мы действуем в большинстве повседневных ситуаций, мы можем довольно легко и интуитивно ощутить высокий «интеллект» системы восприятия. У нас может не быть самой совершенной системы, когда мы стремимся воспроизвести самые детали сцены, но мы можем оценить основной смысл сложной сцены.

Типичные процессы восприятия работают настолько блестяще, что мы в большинстве случаев можем действовать надлежащим образом, и, что очень важно для биологической системы, мы можем очень быстро реагировать на сенсорные входы — это должно быть оспорено любой технической системой, созданной руками человека. и всегда будет самым важным ориентиром для искусственных систем восприятия.Следуя программе исследований и инженерии bionics (Xie, 2012), где системы и процессы природы переносятся в технические продукты, нам, возможно, стоит направить наши разработки в области восприятия на характерную обработку биологических восприятий. системы и их типичное поведение при обнаружении иллюзий восприятия.

3.4 Восприятие — Организационное поведение

Цели обучения

  1. Понять влияние себя на процесс восприятия.
  2. Опишите, как мы воспринимаем визуальные объекты и как эти тенденции могут повлиять на наше поведение.
  3. Опишите предубеждения самовосприятия.
  4. Опишите предубеждения, присущие восприятию других людей.
  5. Объясните, что означают атрибуции, как мы формируем атрибуции и их последствия для поведения организации.

Наше поведение зависит не только от нашей личности, ценностей и предпочтений, но и от ситуации. Мы интерпретируем окружающую среду, формулируем ответы и действуем соответственно.Восприятие можно определить как процесс, с помощью которого люди обнаруживают и интерпретируют стимулы окружающей среды. Что делает человеческое восприятие таким интересным, так это то, что мы не реагируем исключительно на стимулы в окружающей среде. Мы выходим за рамки информации, которая присутствует в нашей среде, уделяем избирательное внимание некоторым аспектам окружающей среды и игнорируем другие элементы, которые могут быть немедленно очевидны другим людям. Наше восприятие окружающей среды не совсем рационально. Например, вы когда-нибудь замечали, что при просмотре газеты или новостного веб-сайта информация, которая интересна или важна для вас, выпрыгивает со страницы и бросается в глаза? Если вы фанат спорта, при прокрутке страниц вниз вы можете сразу увидеть новость, описывающую последние успехи вашей команды.Если вы являетесь родителем разборчивого едока, колонка с советами по кормлению малышей может быть первым, что вы увидите при просмотре страницы. Итак, то, что мы видим в окружающей среде, является функцией того, что мы ценим, наших потребностей, страхов и эмоций (Higgins & Bargh, 1987; Keltner, Ellsworth, & Edwards, 1993). Фактически, то, что мы видим в окружающей среде, может быть объективно совершенно неправильным из-за нашей личности, ценностей или эмоций. Например, один эксперимент показал, что когда людям, которые боялись пауков, показывали пауков, они ошибочно полагали, что паук приближается к ним (Riskin, Moore, & Bowley, 1995).В этом разделе мы опишем некоторые общие тенденции, с которыми мы сталкиваемся при восприятии объектов или других людей, и последствия такого восприятия. Наше описание предубеждений и тенденций в восприятии не является исчерпывающим — есть много других предубеждений и тенденций в нашем социальном восприятии.

Визуальное восприятие

Наше визуальное восприятие определенно выходит за рамки доступной нам физической информации. Прежде всего, мы экстраполируем доступную нам информацию. Взгляните на следующий рисунок.Белого треугольника, который вы видите посередине, на самом деле нет, но мы экстраполируем доступную нам информацию и видим ее там (Kellman & Shipley, 1991).

Рисунок 3.7

Наше визуальное восприятие выходит за рамки физически доступной информации. На этом рисунке мы видим белый треугольник посередине, хотя на самом деле его там нет.

Рисунок 3.8

Какой из кругов посередине больше? На первый взгляд, тот, что слева, может показаться больше, но на самом деле они одного размера.Мы сравниваем средний круг слева с окружающими его кругами, тогда как средний круг справа сравниваем с окружающими его большими кругами.

Наше визуальное восприятие часто предвзято, потому что мы не воспринимаем объекты изолированно. Контраст между фокусом нашего внимания и остальной частью окружающей среды может сделать объект больше или меньше. Этот принцип проиллюстрирован на рисунке кружками. Какой из средних кругов больше? Большинству людей тот, что слева, кажется больше, но это потому, что он окружен меньшими кругами.Контраст между фокусным объектом и окружающими его объектами может сделать объект больше или меньше для нашего глаза.

Как эти тенденции влияют на поведение в организациях? Возможно, вы осознали, что тот факт, что наше зрительное восприятие ошибочно, может сделать свидетельские показания ошибочными и предвзятыми. Как мы узнаем, действительно ли такой сотрудник, которого вы считаете трудолюбивым, быстрым и аккуратным? Это правда, или мы сравниваем этого человека с другими людьми из ближайшего окружения? Или, скажем, вам не нравится кто-то из ваших сверстников и вы думаете, что этот человек постоянно просматривает Интернет в рабочее время.Уверены ли вы? Вы действительно видели, как этот человек просматривал нерелевантные веб-сайты, или возможно, что этот человек просматривал веб-страницы в служебных целях? Наше предвзятое визуальное восприятие может привести к неверным выводам об окружающих нас людях.

Самовосприятие

Люди склонны к ошибкам и предубеждениям при восприятии себя. Более того, тип предубеждений зависит от их личности. Многие люди страдают от предвзятости к самосовершенствованию. Это тенденция переоценивать свою работу и возможности и видеть себя в более позитивном свете, чем другие видят нас.Люди с нарциссической личностью особенно подвержены этому предубеждению, но многие другие по-прежнему склонны переоценивать свои способности (John & Robins, 1994). В то же время у других людей есть противоположная крайность, которую можно назвать предвзятостью к самоуничижению. Это тенденция людей недооценивать свою работу, недооценивать способности и видеть события в более негативном свете. Мы можем ожидать, что люди с низкой самооценкой могут быть особенно подвержены этой ошибке.Эти тенденции имеют реальные последствия для поведения в организациях. Например, люди, которые страдают от чрезмерной склонности к самосовершенствованию, могут не понимать, почему их не продвигают по службе или не награждают, в то время как те, кто склонен к самоуничижению, могут проявлять низкую уверенность и брать на себя больше вины за свои неудачи, чем это необходимо.

Когда люди воспринимают самих себя, они также подвержены ошибкам ложного консенсуса. Проще говоря, мы переоцениваем, насколько мы похожи на других людей (Fields & Schuman, 1976; Ross, Greene, & House, 1977).Мы предполагаем, что какие бы причуды у нас ни были, их разделяет большее количество людей, чем на самом деле. Люди, которые берут канцелярские товары домой, лгут своему начальнику или коллегам или принимают за работу других людей, чтобы продвинуться вперед, могут искренне чувствовать, что такое поведение встречается чаще, чем они есть на самом деле. Проблема поведения в организациях заключается в том, что, когда люди считают, что поведение является обычным и нормальным, они могут более свободно его повторять. При некоторых обстоятельствах это может привести к высокому уровню неэтичного или даже незаконного поведения.

Социальное восприятие

То, как мы воспринимаем других людей в нашем окружении, также определяется нашими ценностями, эмоциями, чувствами и личностью. Более того, то, как мы воспринимаем других, будет определять наше поведение, которое, в свою очередь, будет определять поведение человека, с которым мы взаимодействуем.

Одним из факторов, влияющих на наше восприятие, являются стереотипы. Стереотипы — это обобщения, основанные на групповых характеристиках. Например, вера в то, что женщины более склонны к сотрудничеству, чем мужчины, или что мужчины более настойчивы, чем женщины, является стереотипом.Стереотипы могут быть положительными, отрицательными или нейтральными. У людей есть естественная тенденция классифицировать информацию вокруг себя, чтобы понять свое окружение. Что делает стереотипы потенциально дискриминационными и предвзятым отношением к восприятию, так это тенденция к обобщению от группы к конкретному человеку. Если убеждение в том, что мужчины более настойчивы, чем женщины, приводит к тому, что мужчина выбирает не менее (или потенциально более) квалифицированного кандидата-женщину на должность, решение будет предвзятым, потенциально незаконным и несправедливым.

Стереотипы часто создают ситуацию, называемую самоисполняющимся пророчеством. Этот цикл возникает, когда люди автоматически ведут себя так, как будто установленный стереотип верен, что приводит к реактивному поведению другой стороны, которое подтверждает стереотип (Snyder, Tanke, & Berscheid, 1977). Если у вас есть такой стереотип, как «азиаты дружелюбны», вы, скорее всего, сами будете дружелюбны по отношению к азиатам. Поскольку вы лучше относитесь к другому человеку, ваш ответ также может быть лучше, подтверждая ваше изначальное убеждение в том, что азиаты дружелюбны.Конечно, верно и обратное. Предположим, вы считаете, что «молодые сотрудники бездельничают». Вы с меньшей вероятностью дадите молодому сотруднику высокий уровень ответственности или интересные и сложные задания. В результате молодому сотруднику, подчиняющемуся вам, может стать все более скучно на работе, и он начнет дурачиться, подтверждая ваши подозрения в том, что молодые люди бездельничают!

Стереотипы сохраняются благодаря процессу, называемому избирательным восприятием. Избирательное восприятие просто означает, что мы уделяем избирательное внимание частям окружающей среды, игнорируя другие части.Наблюдая за окружающей средой, мы видим то, что хотим видеть, и игнорируем информацию, которая может показаться неуместной. Вот интересный пример того, как избирательное восприятие приводит к формированию нашего восприятия контекстом: в рамках социального эксперимента в 2007 году газета Washington Post пригласила Джошуа Белла, всемирно известного виртуоза игры на скрипке, выступить в углу Станция метро в Вашингтоне. Скрипка, на которой он играл, стоила 3,5 миллиона долларов, а билеты на концерты Белла обычно стоили около 100 долларов.В час пик, в течение которого он играл 45 минут, только один человек узнал его, лишь немногие осознали, что слушают необычную музыку, и он заработал всего 32 доллара в виде чаевых. Когда вы видите, что кто-то играет на станции метро, ​​вы ожидаете, что они будут необычными? (Вайнгартен, 2007)

Наш прошлый опыт, ожидания и убеждения будут определять, какие события мы замечаем, а какие игнорируем. Например, функциональный фон руководителей влияет на изменения, которые они воспринимают в своей среде (Waller, Huber, & Glick, 1995).Руководители с опытом работы в сфере продаж и маркетинга видят изменения спроса на свой продукт, в то время как руководители с опытом работы в области информационных технологий могут с большей готовностью воспринимать изменения в технологии, которую использует компания. Избирательное восприятие может закрепить стереотипы, потому что мы с меньшей вероятностью замечаем события, которые идут вразрез с нашими убеждениями. Человек, который считает, что мужчины водят лучше, чем женщины, может с большей вероятностью заметить, что женщины водят плохо, чем мужчины. В результате сохраняется стереотип, поскольку информация об обратном может не доходить до нашего мозга.

Рисунок 3.9

Первые впечатления надолго. Собеседование — это ситуация, в которой первое впечатление, сформированное в течение первых нескольких минут, может иметь последствия для ваших отношений с вашим будущим начальником или коллегами.

Допустим, мы заметили информацию, которая противоречит нашим убеждениям. Что тогда? К сожалению, это не гарантия того, что мы изменим наши убеждения и предрассудки. Во-первых, когда мы видим примеры, противоречащие нашим стереотипам, мы склонны придумывать подкатегории.Например, когда люди, которые считают, что женщины более склонны к сотрудничеству, видят напористую женщину, они могут классифицировать этого человека как «профессиональную женщину». Поэтому пример об обратном не нарушает стереотип, а вместо этого объясняется как исключение из правил (Higgins & Bargh, 1987). Во-вторых, мы можем просто сбрасывать со счетов информацию. В одном исследовании людям, которые выступали за или против смертной казни, были показаны два исследования, одно из которых демонстрирует преимущества от смертной казни, а другое не учитывает какие-либо преимущества.Люди отвергли исследование, которое противоречило их убеждениям, как методологически неполноценное и фактически еще больше укрепили веру в их исходную позицию (Lord, Ross, & Lepper, 1979). Другими словами, попытка опровергнуть убеждения людей или ранее сложившиеся мнения с помощью данных не обязательно поможет.

Еще одна тенденция восприятия, которая может повлиять на поведение на работе, — это первые впечатления. Первое впечатление, которое мы формируем о людях, имеет тенденцию к длительному воздействию. Фактически, однажды сформированное первое впечатление удивительно устойчиво к противоположной информации.Даже если людям говорят, что первые впечатления были вызваны неточной информацией, люди в определенной степени держатся за них. Причина в том, что как только мы формируем первые впечатления, они перестают зависеть от создавших их доказательств (Ross, Lepper, & Hubbard, 1975). Любая информация, которую мы получаем об обратном, не служит цели изменения первоначального впечатления. Представьте себе первый день, когда вы встретили свою коллегу Анну. Она грубо обращалась с вами, а когда вы просили ее о помощи, она отталкивала вас.У вас может сложиться впечатление, что она грубый и бесполезный человек. Позже вы можете услышать, что ее мать очень больна и находится в состоянии стресса. На самом деле она могла быть необычно взволнована в тот день, когда вы ее встретили. Если бы вы встретили ее в другой день, вы могли бы подумать, что она действительно хороший человек, который в наши дни испытывает необычный стресс. Но есть вероятность, что ваше впечатление, что она грубая и бесполезная, не изменится, даже когда вы услышите о ее матери. Вместо этого эта новая информация будет добавлена ​​к первой: она грубая, бесполезная и ее мать больна.Осознавая эту тенденцию и сознательно открывая свой разум новой информации, вы можете защитить себя от некоторых недостатков этого предубеждения. Кроме того, вам будет полезно уделять особое внимание первому впечатлению, которое вы производите, особенно во время собеседований.

OB Toolbox: как я могу произвести первое впечатление на собеседовании?

Собеседование — ваш первый шаг к получению работы своей мечты. Это также социальное взаимодействие, в котором ваши действия в течение первых 5 минут будут определять впечатление, которое вы производите.Вот несколько советов, которые помогут вам произвести положительное первое впечатление.

  • Ваша первая возможность произвести хорошее впечатление начинается еще до собеседования, в тот момент, когда вы отправляете свое резюме. . Убедитесь, что вы отправляете свое резюме правильным людям и правильно пишете имя контактного лица! Убедитесь, что ваше резюме выглядит профессионально и не содержит опечаток и грамматических проблем. Попросите кого-нибудь прочитать его, прежде чем вы нажмете кнопку отправки или отправите его по почте.
  • Будьте готовы к интервью .На многих собеседованиях есть стандартные вопросы, такие как «расскажи мне о себе» или «почему ты хочешь здесь работать?» Будьте готовы ответить на эти вопросы. Подготовьте ответы, подчеркивающие ваши навыки и достижения, и отработайте свое сообщение. А еще лучше потренируйтесь на собеседовании с другом. Практикуясь в своих ответах, вы не пожалеете о своих ответах или не найдете лучший ответ после завершения собеседования!
  • Исследование компании . Если вы много знаете о компании и работе, о которой идет речь, вы окажетесь человеком, действительно заинтересованным в этой работе.Если вы зададите простые вопросы, например: «Чем занимается эта компания?» вас не примут как серьезного кандидата. Посетите веб-сайт компании и другие сайты и узнайте как можно больше о компании и ее работе.
  • Если вас пригласили на собеседование в офисе, обязательно оденьтесь правильно. . Нравится вам это или нет, но то, как вы одеваетесь, во многом влияет на производимое вами впечатление. Одевайтесь правильно для работы и компании, о которой идет речь. На многих работах ожидается ношение профессиональной одежды, например, костюма.На некоторых должностях, связанных с информационными технологиями, может быть более правильным носить чистую и аккуратную повседневную деловую одежду (например, брюки цвета хаки и отглаженную рубашку), а не одеваться официально. Проведите небольшое расследование о том, что подходит. Какой бы ни была норма, убедитесь, что ваша одежда хорошо сидит, чистая и опрятная.
  • Приходите на собеседование вовремя . Если вы опоздаете, это покажет, что вам либо наплевать на собеседование, либо вы не очень надежны. Ожидая собеседования, не забывайте, что ваше собеседование уже началось.Как только вы въезжаете на стоянку компании, каждый человек, которого вы видите по дороге или с которым разговариваете, может оказать потенциальное влияние на лицо, принимающее решения. Действуйте профессионально и относитесь ко всем хорошо.
  • Во время собеседования будьте вежливы . Используйте правильную грамматику, проявляйте рвение и энтузиазм и следите за языком своего тела. От вашего рукопожатия до вашей позы ваше тело сообщает, подходите ли вы для этой работы!

Источники: адаптировано из идей Брюса, К.(2007, октябрь). Деловой этикет 101: произвести хорошее первое впечатление. Черный коллегианский , 38 (1), 78–80; Эвенсон, Р. (2007, май). Произвести отличное первое впечатление. Методы , 14–17; Мазер, Дж. И Уотсон, М. (23 мая 2008 г.). Идеальный кандидат. The Times Educational Supplement , 4789 , 24–26; Мессмер, М. (2007, июль). 10 минут, чтобы произвести впечатление. Бухгалтерский журнал , 204 (1), 13; Рис, Т. (ноябрь – декабрь 2006 г.). Как здорово! Мир карьеры , 35 , 16–18.

Атрибуции

Ваш коллега Питер не успел уложиться в срок. Что вы делаете? Вы помогаете ему закончить работу? Вы даете ему право сомневаться и возлагаете вину на сложность проекта? Или вы думаете, что он безответственный? Наше поведение — это функция нашего восприятия. В частности, когда мы наблюдаем, как другие ведут себя определенным образом, мы задаем себе фундаментальный вопрос: почему? Почему он не уложился в срок? Почему Мэри получила повышение? Почему Марк помог вам, когда вам нужна была помощь? Ответ, который мы даем, является ключом к пониманию нашего последующего поведения.Если вы считаете, что Марк помог вам, потому что он хороший человек, ваши действия будут отличаться от вашей реакции, если вы думаете, что Марк помог вам, потому что ваш босс оказал на него давление.

Атрибуция — это причинное объяснение, которое мы даем наблюдаемому поведению. Если вы считаете, что поведение обусловлено внутренними характеристиками актера, вы делаете внутреннюю атрибуцию. Например, ваша одноклассница Эрин много жаловалась при выполнении финансового задания. Если вы думаете, что она жаловалась, потому что она отрицательный человек, вы делаете внутреннюю атрибуцию.Внешнее приписывание объясняет чье-то поведение ссылкой на ситуацию. Если вы считаете, что Эрин жаловалась, потому что финансовая домашняя работа была трудной, вы делаете внешнюю атрибуцию.

Когда мы делаем внутреннюю или внешнюю атрибуцию? Исследования показывают, что три фактора являются ключом к пониманию того, какую атрибуцию мы делаем.

Консенсус: другие люди ведут себя так же?

Самобытность: Этот человек ведет себя одинаково в разных ситуациях?

Последовательность: Этот человек ведет себя таким образом в разных случаях в одной и той же ситуации?

Предположим, что помимо Эрин жаловались и другие люди из того же класса (высокий консенсус).Эрин обычно не жалуется в других классах (высокая самобытность). Эрин обычно не жалуется на занятиях по финансам (низкая согласованность). В этой ситуации вы, скорее всего, сделаете внешнюю атрибуцию, например, думаете, что финансировать домашнее задание сложно. С другой стороны, предположим, что Эрин — единственный человек, который жалуется (низкий консенсус). Эрин жалуется в самых разных ситуациях (низкая различимость), и каждый раз, когда она занимается финансами, она жалуется (высокая последовательность). В этой ситуации вы, вероятно, сделаете внутреннюю атрибуцию, например, думая, что Эрин — отрицательный человек (Kelley, 1967; Kelley, 1973).

Интересно, однако, что наши приписывания не всегда зависят от консенсуса, самобытности и последовательности, которые мы наблюдаем в данной ситуации. Другими словами, делая атрибуцию, мы не всегда смотрим на ситуацию объективно. Например, наши общие отношения — это фактор. Когда руководителю нравится подчиненный, его атрибуция будет более благоприятной (успехи приписываются внутренним причинам, а неудачи — внешним причинам) (Heneman, Greenberger, & Anonyou, 1989).Более того, интерпретируя собственное поведение, мы страдаем от корыстной предвзятости. Это тенденция приписывать свои неудачи ситуации, а успехи — внутренним причинам (Malle, 2006).

Таблица 3.1. Консенсус, самобытность и последовательность определяют тип атрибуции, которую мы делаем в данной ситуации.

Консенсус Самобытность Консистенция Тип атрибуции
Высокий консенсус Высокая узнаваемость Низкая консистенция Внешний
Все остальные ведут себя точно так же. Этот человек обычно не ведет себя так в разных ситуациях. Этот человек обычно так себя не ведет.
Низкий консенсус Низкая различимость Высокая консистенция Внутренний
Никто не ведет себя так же. Этот человек обычно так себя ведет в разных ситуациях. Каждый раз, когда этот человек оказывается в такой ситуации, он или она действует одинаково.

То, как мы реагируем на поведение других людей, будет зависеть от типа атрибуции, которую мы делаем. Столкнувшись с плохой работой, например, с опозданием в срок, мы с большей вероятностью накажем человека, если будет сделана внутренняя атрибуция (например, «человек ненадежен»). В той же ситуации, если мы делаем внешнюю атрибуцию (например, «сроки были необоснованными»), вместо наказания человека мы могли бы продлить срок или назначить ему дополнительную помощь.Если мы чувствуем, что чья-то неудача вызвана внешними причинами, мы можем сочувствовать этому человеку и даже предложить помощь (LePine & Van Dyne, 2001). С другой стороны, если кто-то преуспеет и мы сделаем внутреннюю атрибуцию (он много работал), мы с большей вероятностью вознаградим человека, тогда как внешняя атрибуция (проект был легким) с меньшей вероятностью принесет вознаграждение данному человеку. . Следовательно, понимание атрибуции важно для прогнозирования последующего поведения.

Ключевые вынос

Восприятие — это то, как мы понимаем окружающую среду в ответ на внешние раздражители.Воспринимая наше окружение, мы выходим за рамки объективной информации, доступной нам, и на наше восприятие влияют наши ценности, потребности и эмоции. Есть много предубеждений, которые влияют на восприятие людьми объектов, себя и других. Воспринимая физическую среду, мы заполняем пробелы и экстраполируем имеющуюся информацию. Мы также сопоставляем физические объекты с их окружением и можем воспринимать что-то больше, меньше, медленнее или быстрее, чем оно есть на самом деле. В самовосприятии мы можем совершать предвзятость к самоулучшению или самоуничижению, в зависимости от нашей личности.Мы также переоцениваем то, насколько мы похожи на других людей. Воспринимая других, стереотипы заражают наше поведение. Стереотипы могут привести к сбывающимся пророчествам. Стереотипы увековечиваются из-за нашей склонности уделять избирательное внимание аспектам окружающей среды и игнорировать информацию, несовместимую с нашими убеждениями. Воспринимая других, наши приписывания определяют, как мы реагируем на ситуацию. Понимание процесса восприятия дает нам ключ к пониманию человеческого поведения.

Упражнения

  1. Каковы последствия ошибки контраста для межличностного взаимодействия? Возникает ли эта ошибка только при наблюдении за физическими объектами? Или вы сталкивались с этой ошибкой при восприятии поведения других?
  2. Каковы проблемы ложного консенсуса? Как менеджеры могут справиться с этой тенденцией?
  3. Есть ли «хороший» стереотип? «Хороший» стереотип полезен или все еще проблематичен?
  4. Как мы справляемся с тем, что у людей развиваются стереотипы? Как бы вы не допустили, чтобы стереотипы приводили к несправедливости при принятии решений?
  5. Можно ли управлять атрибуцией нашего поведения другими людьми? Предположим, вы успешно выполнили проект.Как бы вы увеличили шансы на то, что ваш менеджер сделает внутреннюю атрибуцию? Как бы вы увеличили шансы на внешнюю атрибуцию, если вы не справились с задачей?

Ссылки

Филдс, Дж. М., и Шуман, Х. (1976). Общественные убеждения относительно убеждений общественности. Общественное мнение Ежеквартально , 40 (4), 427–448.

Хенеман, Р. Л., Гринбергер, Д. Б., и Анонью, К. (1989). Атрибуции и обмены: влияние межличностных факторов на диагностику производительности сотрудников. Журнал Академии управления , 32 , 466–476.

Хиггинс, Э. Т., и Барг, Дж. А. (1987). Социальное познание и социальное восприятие. Ежегодный обзор психологии , 38 , 369–425.

Джон О. П. и Робинс Р. У. (1994). Точность и предвзятость самовосприятия: индивидуальные различия в самоусовершенствовании и роль нарциссизма. Журнал личности и социальной психологии , 66 , 206–219.

Келли, Х.Х. (1967). Теория атрибуции в социальной психологии. Симпозиум по мотивации в Небраске , 15 , 192–238.

Келли, Х. Х. (1973). Процессы причинной атрибуции. Американский психолог , 28 , 107–128.

Келлман, П. Дж., И Шипли, Т. Ф. (1991). Теория визуальной интерполяции в восприятии объектов. Когнитивная психология , 23 , 141–221.

Келтнер Д., Эллсворт П. К. и Эдвардс К.(1993). За пределами простого пессимизма: влияние печали и гнева на социальное восприятие. Журнал личности и социальной психологии , 64 , 740–752.

ЛеПин, Дж. А., и Ван Дайн, Л. (2001). Ответы коллег на низкоэффективных исполнителей: атрибутивная модель помощи в контексте групп. Академия управленческого анализа , 26 , 67–84.

Лорд, К. Г., Росс, Л., и Леппер, М. Р. (1979). Предвзятая ассимиляция и поляризация отношения: влияние предшествующих теорий на впоследствии рассматриваемые доказательства. Журнал личности и социальной психологии , 37 , 2098–2109.

Малле, Б. Ф. (2006). Асимметрия актера и наблюдателя в атрибуции: (удивительный) метаанализ. Психологический бюллетень , 132 , 895–919.

Рискинд, Дж. Х., Мур, Р., Боули, Л. (1995). Появление пауков: ужасающее искажение восприятия движения и угрозы. Исследования и терапия поведения , 33 , 171.

Росс, Л., Грин Д. и Хаус П. (1977). «Эффект ложного консенсуса»: эгоцентрическая предвзятость в социальном восприятии и процессах атрибуции. Журнал экспериментальной социальной психологии , 13 , 279–301.

Росс, Л., Леппер, М. Р., и Хаббард, М. (1975). Настойчивость в самовосприятии и социальном восприятии: предвзятые процессы атрибуции в парадигме разбора полетов. Журнал личности и социальной психологии , 32 , 880–892.

Снайдер, М., Танке, Э. Д., & Бершайд, Э. (1977). Социальное восприятие и межличностное поведение: О самореализующейся природе социальных стереотипов. Журнал личности и социальной психологии , 35 , 656–666.

Валлер М. Дж., Хубер Г. П. и Глик В. Х. (1995). Функциональный фон как определяющий фактор избирательного восприятия руководителей. Журнал Академии управления , 38 , 943–974.

Вайнгартен, Г. (2007, 8 апреля). Жемчуг перед завтраком. Вашингтон Пост . Получено 29 января 2009 г. с сайта http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2007/04/04/AR2007040401721.html.

Восприятие — когнитивные способности CogniFit

Восприятие — это способность улавливать, обрабатывать и активно осмысливать информацию, которую получают наши органы чувств . Это когнитивный процесс, который позволяет интерпретировать наше окружение с помощью стимулов, которые мы получаем через органы чувств. Эта важная познавательная способность важна для нашей повседневной жизни, потому что она позволяет понимать наше окружение. Можно тренировать и улучшать восприятие с помощью когнитивной стимуляции . Это активный процесс, и он требует, чтобы мы обрабатывали информацию как «снизу вверх», так и «сверху вниз», что означает, что мы не только управляемы стимулами, которые мы получаем (пассивная обработка снизу вверх), но и что мы ожидать и предвосхищать определенные стимулы, контролирующие восприятие (активная, дополнительная обработка).

Типы восприятия и нейроанатомия

Восприятие — это сложный процесс, который позволяет нам связываться с окружающим миром.Классически он делится на пять значений:

  • Визуальный : способность видеть и интерпретировать световую информацию в видимом спектре, которая поступает к нашим глазам. Область мозга, отвечающая за зрительное восприятие, — это затылочная доля (первичная зрительная кора V1 и вторичная зрительная кора V2).
  • Слух : Способность получать и интерпретировать информацию, которая поступает в наши уши с помощью волн слышимой частоты по воздуху или другим способом (звуком).Частью мозга, отвечающей за основной этап слухового восприятия, является височная доля (первичная слуховая кора A1 и вторичная слуховая кора A2).
  • Сенсорное, соматосенсорное или осязательное : способность интерпретировать информацию о давлении и вибрации, полученную на поверхности нашей кожи. Теменная доля — это часть мозга, отвечающая за основные этапы тактильного восприятия (первичная соматосенсорная кора S1 и вторичная соматосенсорная кора S2).
  • Запах или обоняние : Способность интерпретировать информацию о химических веществах, растворенных в воздухе (запах).Основные этапы обонятельного восприятия выполняются обонятельной луковицей (первичная обонятельная кора) и грушевидной корой (вторичная обонятельная кора).
  • Вкус : Способность интерпретировать информацию о химических веществах, растворенных в слюне (вкус). Основными областями мозга, контролирующими основные стадии, являются первичные вкусовые области G1 (постцентральная нижняя извилина, теменная вентральная доля, передний островок, лобно-теменная медиальная покрышка) и вторичные вкусовые области G2 (каудолатеральная лобная орбитальная кора и передняя поясная извилина).

Другие типы восприятия

Помимо классических пяти чувств, сегодня мы знаем, что существуют и другие типы восприятия:

  • Spacial : способность осознавать свои отношения с окружающей средой вокруг вас и с самим собой. Это связано с тактильным и кинестетическим восприятием.
  • Форма : возможность извлекать информацию об ограничениях и аспектах объекта через контур и контраст.Это связано с зрительным и тактильным восприятием.
  • Вестибулярный : способность интерпретировать силу тяжести в соответствии с относительным положением нашей головы и пола. Это помогает поддерживать равновесие и контролировать осанку. Это связано со слуховым восприятием.
  • Thermoception или термический : способность интерпретировать температуру на поверхности нашей кожи. Это связано с тактильным восприятием.
  • Ноциперцепция : способность интерпретировать очень высокие или очень низкие температуры, а также присутствие вредных химических веществ или стимулов высокого давления.Это связано с осязанием и термоцепцией.
  • Зуд : способность интерпретировать вредные раздражители на нашей коже, вызывающие царапины. Это связано с тактильным восприятием.
  • Propioception : способность интерпретировать информацию о положении и состоянии наших мышц и сухожилий, которая позволяет нам осознавать нашу позу и в какой области находится каждая часть нашего тела. Это связано с вестибулярным и тактильным восприятием.
  • Интероцептив : способность интерпретировать ощущения, указывающие на состояние наших внутренних органов.
  • Время : способность интерпретировать изменения в стимулах и уметь организовывать их во времени.
  • Кинестетика : способность интерпретировать информацию о движении и скорости нашего окружения и нашего собственного тела. Это связано с визуальным, пространственным, временным, тактильным, интероцептивным, пропиоцептивным и вестибулярным восприятием.
  • Chemosensory : способность интерпретировать химические вещества, растворенные в слюне, что выражается в сильном вкусе.Это связано со вкусовым восприятием, но они используют разные структуры.
  • Магниторецепция или магнитоцепция : способность интерпретировать информацию из магнитных полей. Он более развит у таких животных, как голуби. Однако было обнаружено, что у людей также есть магнитный материал в решетчатой ​​кости (носовая кость), что позволяет людям иметь магнитоцепцию.

Восприятие — это не единичный процесс, который происходит спонтанно. Напротив, это серия фаз, которые происходят для правильного восприятия стимулов.Например, для восприятия визуальной информации недостаточно, чтобы свет отражался от объекта, и это стимулирует наши рецепторные клетки сетчатки, чтобы они отправляли эту информацию в нужные области мозга. Все это необходимо для того, чтобы это произошло. Тем не менее, это активный процесс, в котором мы должны выбирать, систематизировать и интерпретировать информацию, отправляемую в мозг:

  • Выбор : количество стимулов, которым мы подвергаемся ежедневно, превышает наши возможности. По этой причине нам нужно фильтровать и выбирать информацию, которую мы хотим воспринимать.Этот выбор делается на основе нашего внимания, опыта, потребностей и предпочтений.
  • Организация : Как только мы узнаем, что воспринимать, нам нужно собрать стимулы в группы, чтобы придать им смысл. В восприятии присутствует синергия, поскольку это общее признание того, что воспринимается, и его нельзя свести к отдельным характеристикам стимулов. Согласно гештальт-принципам , организация стимулов не случайна, а подчиняется определенным критериям.
  • Интерпретация : Когда мы организовали все выбранные стимулы, мы приступаем к их значению, завершая процесс восприятия. Процесс интерпретации определяется нашим опытом и ожиданиями.

Другие гештальт-принципы подчеркивают роль человека в этом процессе, определяя последовательность из трех этапов:

  • Шаг 1: Первая гипотеза о том, что мы собираемся воспринимать. Это поможет выбрать, организовать и интерпретировать стимулы.
  • Шаг 2: Ввод сенсорной информации.
  • Шаг 3. Сравните первую гипотезу с полученной сенсорной информацией.
  • Важно вовремя выявить любую проблему восприятия, которая может возникнуть у студента. Это позволит нам применить необходимые средства, чтобы не потерять слуховую информацию (что говорит профессор) или визуальную информацию (текст на доске и в книгах).
  • Правильное восприятие помогает работникам эффективно выполнять свою работу.Художники — яркий пример важности этого в профессиональном мире. Однако любая работа в большей или меньшей степени требует определенного восприятия: дворники, таксисты, дизайнеры, полицейские, кассиры, строители и т. Д.
  • Восприятие дорожных знаков, а также звуков из собственного автомобиля очень важно для безопасного вождения.
  • Это позволяет нам продвигаться в нашей среде и взаимодействовать с ней. Покупка продуктов, видеоигры, приготовление пищи и стирка требуют, чтобы мы использовали все наши чувства.

Агнозия и другие расстройства восприятия

В некоторых обстоятельствах восприятие может не отражать реальность, если это не является патологическим. Эти «сбои» в восприятии могут быть иллюзиями или галлюцинациями. Иллюзии относятся к ошибочной интерпретации реального внешнего стимула, тогда как галлюцинации состоят из ошибочного восприятия без присутствия реального внешнего стимула. Эти перцептивные переживания могут происходить с любыми существующими патологиями, они в основном вызваны физиологическими или когнитивными характеристиками системы или измененными состояниями (злоупотребление психоактивными веществами или сон).Примером иллюзии могут служить хорошо известные оптические иллюзии (различное восприятие двух одинаковых цветов, восприятие движения в статическом изображении и т. Д.). Наиболее распространенными галлюцинациями являются гипнагогические (когда вы засыпаете и воспринимаете фигуру, звук или чувствуете, что кто-то прикасается к вам), гипнопомпические (те же ощущения, но когда вы просыпаетесь) и те, которые происходят от употребления галлюциногенных веществ. наркотики (такие как ЛСД или галлюциногенные грибы, которые вызывают более сложные галлюцинации).Тем не менее, иллюзии и галлюцинации также могут быть патологическими , связанными с шизофренией , эпизодами психоза , бредовыми идеями .

Восприятие также может быть изменено повреждением наших органов чувств (например, травмой глаза), повреждением проводящих путей, передающих сенсорную информацию в мозг (например, глаукома ) или в областях мозга, отвечающих за восприятие (например, травма затылочной коры).Повреждение любого из этих трех пунктов может изменить нормальное восприятие стимулов.

Наиболее частым расстройством восприятия является Agnosia . Это расстройство влечет за собой трудности в управлении и управлении восприятием, а также поведением в целом. Есть два типа: Перцептивная зрительная агнозия (может видеть части объекта, но неспособна понять объект в целом) и Ассоциативная визуальная агнозия (понимает объект в целом, но может определить, какой это объект).Трудно понять это через эти расстройства, поскольку, даже если они могут видеть, для них это ощущение похоже на слепоту. Существуют также более специфические расстройства, такие как акинетопсия (неспособность видеть движения), ахроматопсия (неспособность видеть цвета), прозопагнозия (неспособность узнавать знакомые лица), слуховая агнозия (неспособность распознавать объект). по звуку, а в случае вербальной информации человек с агнозией не сможет распознать язык как таковой), amusia (неспособность распознавать или воспроизводить музыкальные тона или ритмы).Эти нарушения вызваны повреждениями головного мозга, такими как ictus , травма головного мозга или даже нейродегенеративное заболевание .

Как можно измерить и оценить восприятие?

Оценка восприятия может оказать большую помощь в различных аспектах жизни: в академических областях (чтобы узнать, нужна ли студенту дополнительная помощь для восприятия информации в классе), в клинических областях (чтобы узнать, будет ли пациент поступать трудности, связанные с окружающей средой) или в профессиональных областях (чтобы узнать, нуждается ли работник в поддержке из-за проблемы восприятия).

CogniFit использует ряд классических тестов в качестве основы для многих своих задач, таких как тест Струпа, тест переменных внимания (TOVA), тест на нарушение памяти (TOMM), непрерывный тест производительности (CPT), Hooper. Задача визуальной организации (VOT), тест NEPSY (Korkman, Kirk, Kemp, 1998). Помимо восприятия, эти тесты также измеряют наименование, контекстную память, время отклика, рабочую память, обновление, зрительную память, скорость обработки, разделенное внимание, сосредоточенное внимание, зрительно-моторную координацию, смещение, торможение и визуальное сканирование.

  • Идентификационный тест COM-NAM: Объекты будут представлены либо с изображением, либо со звуком. Пользователь должен сказать, как объект был представлен (изображение или звук) в последний раз. Если объект представлен впервые, пользователю необходимо будет выбрать соответствующий вариант.
  • Тест по программированию VIPER-PLAN: проведите мяч по лабиринту за минимальное количество ходов и как можно быстрее.
  • Тест на концентрацию VISMEM-PLAN: стимулы на экране будут светиться и воспроизводить звук в определенном порядке.Во время предъявления стимулов пользователь должен уделять пристальное внимание, чтобы иметь возможность повторить их в том же порядке, в котором они были представлены.
  • Запрос-тест REST-COM: объекты будут появляться на короткое время. Позже пользователю нужно будет как можно быстрее выбрать вариант, соответствующий представленным объектам.
  • Тест декодирования VIPER-NAM: изображения появятся на экране на короткое время, прежде чем исчезнут. На экране появятся четыре буквы, одна из которых соответствует первой букве показанного объекта.Пользователь должен будет как можно быстрее выбрать правильную букву.
  • Тест скорости REST-HECOOR: на экране появится синий квадрат. Пользователь должен щелкнуть как можно быстрее и как можно больше раз в середине квадрата. Чем больше раз пользователь нажимает, тем выше оценка.
  • Тест на распознавание WOM-REST: на экране появится серия из трех объектов. Пользователь должен запомнить порядок, в котором они отображаются, а затем выбрать правильный порядок из списка.
  • Тест разрешения REST-SPER: на экране появится ряд движущихся стимулов. Пользователь должен нажимать на целевые стимулы как можно быстрее, не нажимая на нерелевантные стимулы

Как можно восстановить или улучшить восприятие?

Каждый познавательный навык, включая восприятие, можно тренировать и улучшать.

Пластичность мозга — основа реабилитации восприятия и других когнитивных навыков. Мозг и его нейронные связи можно укрепить, бросая им вызов и работая, поэтому, если часто тренировать эти навыки, структуры мозга, связанные с ним, станут сильнее.

CogniFit был создан командой профессионалов, специализирующихся в области нейрогенеза и синаптической пластичности, именно так мы смогли создать персонализированную программу когнитивной стимуляции , которая будет адаптирована к потребностям каждого пользователя. Эта программа начинается с оценки восприятия и ряда других фундаментальных когнитивных областей, и на основе результатов создает индивидуальную программу тренировки мозга для каждого пользователя. Программа автоматически собирает данные этой начальной когнитивной оценки и с использованием сложных алгоритмов создает программу, которая работает над улучшением когнитивных слабостей пользователя и тренировкой их когнитивных сильных сторон.

Ключ к его совершенствованию — это адекватное и последовательное обучение. CogniFit имеет инструменты для профессиональной оценки и обучения , которые помогают как отдельным лицам, так и профессионалам оптимизировать эту функцию. Это занимает всего 15 минут в день, два-три раза в неделю.

CogniFit программы оценки и стимуляции доступны в Интернете и могут использоваться на большинстве компьютеров и мобильных устройств. Программа состоит из забавных интерактивных игр для мозга, и в конце каждой тренировки пользователь автоматически получает подробный график, показывающий когнитивный прогресс пользователя.

Ссылки: Эвелин Шатил, Ярослава Микулецка, Франческо Беллотти, Владимир Бурес — Когнитивная тренировка на основе телевидения улучшает рабочую память и исполнительную функцию — PLoS ONE 3 июля 2014 г. 10.1371 / journal.pone.0101472 Korcc Перец С., Ахаронсон В. и др. — Компьютерные когнитивные тренировки с CogniFit улучшили когнитивные способности по сравнению с эффектом классических компьютерных игр: проспективное, рандомизированное, двойное слепое исследование с участием пожилых людей.Болезнь Альцгеймера и слабоумие: Журнал Ассоциации Альцгеймера, 2007 г .; 3 (3): S171. Перец С., Корчин А.Д., Шатил Э., Ахаронсон В., Бирнбойм С., Гилади Н. — Компьютерное персонализированное когнитивное обучение по сравнению с классическими компьютерными играми: рандомизированное двойное слепое проспективное исследование когнитивной стимуляции — Нейроэпидемиология 2011; 36: 91-9. Корчин А.Д., Перец С., Ахаронсон В. и др. — Компьютерные когнитивные тренировки с CogniFit улучшили когнитивные способности по сравнению с эффектом классических компьютерных игр: проспективное, рандомизированное, двойное слепое исследование с участием пожилых людей.Болезнь Альцгеймера и слабоумие: Журнал Ассоциации Альцгеймера, 2007 г .; 3 (3): S171. Шатил Э., Корчин А.Д., Перец С. и др. — Улучшение когнитивных функций у пожилых людей с помощью компьютеризированной когнитивной тренировки — Alzheimer’s & Dementia: The Journal of the Alzheimer’s Association 2008; 4 (4): Т492. Хаимов И., Шатиль Э. (2013) Когнитивная тренировка улучшает качество сна и когнитивные функции у пожилых людей с бессонницей. PLoS ONE 8 (4): e61390. doi: 10.1371 / journal.pone.0061390 Томпсон Х.Дж., Демирис Г., Рю Т, Шатил Э, Виламовска К., Заславский О., Ридер Б.- Журнал телемедицины и электронное здоровье Дата и объем: декабрь 2011 г .; 17 (10,): 794-800. Epub 19 октября 2011 г.

Как работает восприятие

By Jasper09 апрель 2020

Ваше восприятие является ключом к изучению и пониманию мира вокруг вашего восприятия. Но как мы воспринимаем вещи? И как это влияет на наш опыт? В этой статье мы объясним вам все, что вам нужно знать о восприятии.

Что такое определение восприятия?

Восприятие — это организация, идентификация и интерпретация информации, которую вы получаете через свои органы чувств.Ваш мозг использует восприятие, чтобы понимать полученную информацию. Проще говоря, интерпретация, которую делает ваш мозг, основана на том, что вы видите, слышите, обоняете, ощущаете, вкусе, и как это соотносится с предыдущими воспоминаниями.

Что такое восприятие и почему оно важно?

Ваше восприятие — это ваша способность понимать или осознавать информацию, полученную через ваши органы чувств. Этот процесс важен, потому что он помогает вам интерпретировать и понимать все, что вас окружает.
Без этого когнитивного навыка лицо человека, которого вы знаете, было бы просто комбинацией цветов, форм, отделки и т. Д. Вы даже не смогли бы отличить запах розы от пиццы, которая горит в вашей духовке. . Эти запахи были бы просто запахами, которые вы не смогли бы понять.

Разница между ощущением и восприятием

Хотя восприятие известно как процессы ваших органов чувств, получающие информацию о вашем окружении, на самом деле это не так.Восприятие часто неправильно понимается ощущениями. Хотя эти два понятия взаимосвязаны, это не одно и то же.
Если под ощущением понимается процесс получения информации через органы чувств, то восприятие — это способ, которым ваш мозг интерпретирует эти ощущения. Другими словами, ощущение — это получение информации, а восприятие — это обработка этой информации.

Ощущение и восприятие существуют по разным предметам, мы перечислили их ниже:


Там, где ощущение существует только вне органов чувств, восприятие также существует за счет общения, речи, лиц и социального прикосновения.Это позволяет не только интерпретировать буквальную информацию, воспринимаемую органами чувств, но также распознавать и понимать лица, социальные взаимодействия и общение.
Чтобы дать четкое представление о различиях между ощущениями и восприятием, мы поместили важные различия рядом друг с другом на изображении ниже.

Как создаются восприятия?

Процесс формирования вашего восприятия мира вокруг вас начинается с того, что ваше окружение содержит все виды информации.Хотя получение этой информации и ее интерпретация происходит быстрее, чем вы можете моргнуть, весь процесс предшествует тому, как будет сделано восприятие. Мы объясним этот процесс, пройдя этапы, которые происходят во время этого процесса, на примере. Допустим, вы воспринимаете свежеиспеченный пирог, вынутый из духовки перед вами.
Это этапы процесса создания восприятия:

Этап 1. Сенсорные стимулы, посылаемые окружающей средой

Ваше окружение наполнено различной информацией, вы окружены разными звуками, видами, запахами и многим другим.Прежде чем ваш мозг придаст смысл этой информации с помощью вашего восприятия, это просто необработанная информация. В нашем примере вы видите, как свежеиспеченный пирог достают из духовки. Но на этом этапе пирог и духовка — это просто формы, цвета, свет и запах и ничего более. Пока не имеет для вас никакого значения.

Стадия 2: сенсорные рецепторы, получающие стимулы

Прежде чем ваш мозг сможет даже создать восприятие, он должен получить информацию о вашем окружении или ситуации.Ваши органы чувств получают всю эту информацию, это также известно как ощущение. Информацию получают рецепторы ваших чувств, это ваше ощущение (осязание), слух (эхогенное), зрение (изображение), обоняние (обоняние) и вкусовые ощущения (вкусовые ощущения). На данный момент информация по-прежнему существует только вне форм, цветов, света и т. Д., Но теперь ваш мозг обратил внимание на эти ощущения

В примере с пирогом ваш слух может получать информацию о том, что духовка все еще работает, ваш запах может получать информацию, исходящую от пирога, и ваше зрение может получать информацию о форме как духовки, так и пирога.Вы чувствуете, что уже видите, нюхаете и, возможно, даже пробуете пирог? Это ваше восприятие и память в действии, мы объясним, как это работает после этапа 5.

Этап 3: Внимание, фильтрация нерелевантной информации

Хотя этот шаг не может быть специфическим для восприятия, это важный шаг в создании восприятия на основе соответствующей информации. Вместо того, чтобы ваш мозг фактически воспринимал всю информацию, которую улавливают ваши органы чувств.Ранее мы объясняли, как наши сенсорные рецепторы собирают информацию о пироге, но на самом деле сенсорные рецепторы собирают гораздо больше информации, чем то, на чем вы сосредоточены. Без когнитивного навыка внимание ваш мозг был бы перегружен и не мог бы функционировать.

Этап 4. Информация отправляется в соответствующие части мозга

Соответствующая информация, полученная через органы чувств, направляется в соответствующие части мозга.Это возможно из-за нервной системы, которая отправляет сообщения через ваш мозг. Этот процесс еще называют нервным импульсом. Посылаемое сообщение передается тем, что мы называем нейроном. Отправка и получение этого импульса происходит очень быстро, это можно сравнить с включением выключателя света в комнате. При щелчке переключателя света электричество течет от переключателя к свету по проводам. Как и в примере с переключателем, нервный импульс — это электрический импульс.
В нашем примере с пирогом информация, полученная вашими глазами, носом и ушами, отправляется в виде нейронного импульса. Информация, полученная каждым типом чувств, поступает в ту часть мозга, которая отвечает за распознавание запахов, взглядов или звуков.

Этап 5. Соответствующие части мозга получают и интерпретируют информацию

После получения информации ваш мозг систематизирует и интерпретирует информацию для создания контекста.
Информация об источниках света, формах и цветах будет организована и интерпретирована в пределах затылочной части, которая расположена в синей точке мозга на изображении ниже.Вместе с вашей памятью, которая хранит информацию о предыдущих случаях, когда вы видели печь и пирог, ваш мозг помещает информацию в контекст. Это позволяет распознать эти огни, формы и цвета и определить, что это печь и пирог.
Информация о запахе свежеиспеченного пирога будет организована и интерпретирована в пределах лобной части, а точнее на фиолетовом пятне на изображении ниже. Как и ваше зрение, комбинация информации, хранящейся в вашей памяти, и информации, полученной через нос, будет распознана как запах свежеиспеченного пирога.
И последнее, но не менее важное: информация о звуке будет организована и интерпретирована в зеленой зоне на изображении ниже. Это часть мозга, которую мы называем височной долей. Теперь по звуку, который вы слышите, можно будет узнать звук еще работающей духовки.

Как уже упоминалось, ваше восприятие и память работают вместе, поэтому вы можете придать смысл всему в вашем окружении. Это происходит потому, что воспоминания о конкретной информации, полученной органами чувств, хранятся в тех частях мозга, которые отвечают за хранение конкретной информации от органов чувств.Как показано на изображении выше. Поскольку ваш мозг хранит всю эту информацию, вы действительно можете чувствовать запах, визуализировать и пробовать свежий пирог, когда вы думаете о нем.

Теория обнаружения сигналов

В некоторых случаях определенный стимул обнаруживается, когда стимул слабее других, хотя вы можете подумать, что самые сильные стимулы будут получены и обработаны. Но на самом деле это не так. Кто-то может обнаружить определенные, но более слабые стимулы через все другие более сильные стимулы.Это можно объяснить теорией обнаружения сигналов, в зависимости от контекста, одни стимулы получены, а другие нет. Например, родители новорожденного могут услышать плач своего ребенка из-за звука проезжающего поезда. Просто потому, что в это время их мозг запрограммирован на то, чтобы слышать, нюхать и отдавать предпочтение стимулам, посылаемым их ребенком, по сравнению с другими стимулами.

Порог ощущения

Функционирование органов чувств часто проверяется и делится на три уровня, проверка ваших чувств на этих различных уровнях может кое-что сказать о функционировании ваших чувств.Различные уровни — это абсолютный порог, дифференциальный порог и конечный порог. То, как вы воспринимаете вещи, зависит от информации, которую ваш мозг получает об окружающей среде в результате сенсационного процесса. Таким образом, работа ваших органов чувств в отношении различных пороговых значений влияет на то, как вы воспринимаете вещи после того, как почувствуете, услышите, увидите, почувствуете запах и попробуете их. Перебираем их по очереди:

Хотя ваши органы чувств получают как сильные, так и слабые стимулы, они не способны уловить все стимулы в окружающей среде.Когда раздражители находятся на таком низком уровне, вы не сможете их слышать, обонять, видеть, пробовать или чувствовать на вкус. Это то, что мы называем абсолютным порогом ощущения. Абсолютный порог отличается от человека к человеку. На изображении ниже вы можете найти пример абсолютного порога для каждого типа чувств, при котором люди могут обнаруживать в 50% случаев.

В то время как ваши чувства улавливают все виды раздражителей одновременно, некоторые из них близки друг к другу.Это могут быть шумы, которые звучат почти одинаково, цвета, которые выглядят почти одинаково и т. Д. Минимальное различие, которое человек может обнаружить между стимулами, также называется дифференциальным порогом. Это означает, что два стимула на самом деле отличаются друг от друга, но вы можете почувствовать, услышать, увидеть, понюхать или попробовать на вкус только одно. Возьмем, к примеру, цвета: есть цвета, которые настолько похожи друг на друга, что вы можете увидеть только один цвет. На изображении ниже вы можете видеть это: количество цветов, которые видят люди, различается от человека к человеку.В первой строке показаны, в большинстве случаев, легко обнаруживаемые основные и несколько второстепенных цветов. Второй ряд бросает вызов вашему зрению, используя разные оттенки одного цвета.


Различные оттенки красного на изображении выше — отличный пример дифференциального порога. Хотя существуют разные оттенки красного, вы можете увидеть всего пару оттенков и можете рассматривать разные оттенки красного как одно и то же. Сколько оттенков красного вы видите? И некоторые из коробок такого же оттенка красного? На изображении ниже показано, какие прямоугольники имеют одинаковый оттенок красного.

Желаете вы или нет, но ваши чувства улавливают раздражители. Это может не только принести вам пользу, но и привести к негативным последствиям. Не только ощущение, но и слух, зрение, вкус и обоняние могут вызывать боль, когда раздражители имеют высокий уровень интенсивности. Свет может быть таким ярким, что режет глаза, запах может быть таким неприятным и сильным, что вас тошнит, а звук может быть таким высоким или громким, что повредит ваши уши. В большинстве случаев эти стимулы улавливаются вашими чувствами, и сигнал стимула будет отправлен в ваш мозг быстрее, чем все другие стимулы.Это может происходить несмотря на то, что вы пытаетесь сосредоточиться на чем-то другом, чтобы обеспечить реакцию, которая защитит ваше тело. Например, когда вы пытаетесь поговорить, а скорая помощь проезжает мимо. Пока вы пытаетесь сосредоточиться на разговоре собеседника, вы можете даже не слышать его из-за громкого шума. Мозг получает сообщение о боли, в результате чего руки могут зажать уши.

Какие факторы влияют на восприятие?

Помимо того, как наши органы чувств обнаруживают стимулы, существуют и другие внутренние факторы, которые могут повлиять на ваше восприятие вещей.Как внешняя информация, воспринимаемая вашими органами чувств, так и информация, которая уже была сохранена в нашем мозгу (внутренняя), используются в процессе восприятия. Следовательно, ваше восприятие может быть сформировано следующим образом:

  • Ваша память

  • Ваши ожидания

  • Вашему вниманию

  • Ваша личность

  • Ваши мотивы

  • Ваши интересы

Как улучшить восприятие?

Стимулируя свой мозг сосредоточиться на задачах, требующих вашего восприятия, вы можете улучшить свое восприятие.Есть простые способы улучшить свое восприятие, изменив окружающую среду. Например, вы можете улучшить свое восприятие с помощью:

  • Избегайте раздражителей, которые могут нанести вред вашим чувствам, например наушников с громкой музыкой

  • Постарайтесь подумать объективно, прежде чем что-то судить

  • Умеренно выполняйте физические упражнения еженедельно

  • Здоровое питание

  • Обеспечение достаточного количества сна

  • Выполняйте упражнения для тренировки мозга, стимулирующие ваше восприятие

Заключение

Восприятие — это интерпретация, которую ваш мозг делает на основе того, что вы видите, слышите, обоняете, ощущаете, вкус и информацию, которая уже хранится в вашей памяти.Восприятие важно, потому что оно помогает вам понять окружающий мир.
Ощущение относится к процессу получения информации через органы чувств, восприятие относится к тому, как ваш мозг интерпретирует эти ощущения. Если и как вы воспринимаете вещи, зависит от вашего абсолютного, дифференциального и конечного порога. Если вы хотите улучшить свое восприятие, вы можете улучшить свой образ жизни и тренировать восприятие с помощью упражнений.

Восприятие и принятие индивидуальных решений

Восприятие

Что такое восприятие?

А процесс, с помощью которого люди организуют и интерпретируют свои сенсорные впечатления чтобы придать смысл своему окружению.

Почему это важно?

Потому что поведение людей основано на их восприятии реальности, а не на сама реальность. Воспринимаемый мир — это мир, который поведенчески важный.

Факторы Влияние на восприятие

Отношения, мотивы, интересы, переживания, ожидания Воспринимающего

Мишень новизна, движения, звуки, размер, фон, близость, сходство

Время, условия работы, социальная ситуация

Человек Восприятие: суждения о других

Атрибуция Теория

Когда люди наблюдают за поведением, они пытаются определить, является ли оно правильным. внутренне (под личным контролем физического лица) или внешне (внешние причины заставляют вас вести себя определенным образом) вызваны.

Фундаментальный Ошибка атрибуции

Тенденция к недооценивать влияние внешних факторов и переоценивают влияние внутренних факторов при вынесении суждений о поведении других.

Самообслуживание Смещение

Склонность людей приписывать свои успехи внутренним факторов, возлагая вину за неудачи на внешние факторы.

Атрибуция Теория — часто используемые ярлыки для оценки других

— Избирательное восприятие

Люди выборочно интерпретируют то, что видят, исходя из своих интересов, фон, опыт и отношения.

— Эффект ореола

Составление общего впечатления о человеке на основе единого характерная черта.

— Контрастные эффекты

Оценка характеристик людей, на которые влияют сравнения с другими недавно встреченными людьми, которые занимают выше или ниже того же характеристики.

— Проекция

Приписывание своих качеств другим людям

— Стереотипы

Судить кого-то на основе их восприятия группы, к которой это человек принадлежит.

Специальные приложения в организациях

— Собеседование

Ранние впечатления очень важны! Перцепционные суждения часто неточно! (Еще одна причина, по которой мы должны использовать структурированные интервью!)

— Ожидаемые результаты

Люди пытаются подтвердить свое восприятие реальности, даже если они неисправен! Самоисполняющееся пророчество (Эффект Пигмалиона) основанный на представлении о том, что ожидания могут определять поведение, это очень мощная управленческая техника!

— Этническое профилирование Правильно ли профилировать сотрудников?

— Оценка производительности

Многие субъективные компоненты (восприятия) используются при оценке сотрудников

— Усилия сотрудников

Как воспринимаются усилия? Часто является причиной увольнений

The Связь между восприятием и принятием индивидуальных решений

Решения = Выбор между 2 или более альтернативами

Проблемы = Несоответствие между текущим положением дел и желаемым состоянием

Как мы должны принимать решения в организациях?

Кому максимизировать конкретный результат, попробуйте модель принятия рациональных решений

ступеньки в модели принятия рациональных решений

Определите проблему.

Определите критерии принятия решения.

Присвойте критериям веса.

Разработайте альтернативы.

Оцените альтернативы.

Выберите лучшую альтернативу.

Предположения модели рационального принятия решений

— Ясность проблемы —

Проблема ясна и недвусмысленна.

— Известные варианты-

Лицо, принимающее решение, может определить все соответствующие критерии и жизнеспособные альтернативы.

— Очистить настройки —

Рациональность предполагает, что критерии и альтернативы можно ранжировать и взвешивать.

— Постоянные предпочтения —

Конкретные критерии принятия решения постоянны, и присвоенные им веса стабильны во времени.

— Отсутствие ограничений по времени или стоимости —

Полная информация доступна, потому что нет ограничений по времени или стоимости.

-Максимальная Выплата-

Альтернативный выбор принесет наивысшую воспринимаемую ценность.

Как можем ли мы улучшить творческий подход при принятии решений?

Вы можете создавать новые и полезные идеи, подчеркивая три составляющих: модель творчества: 1) опыт, 2) навыки творческого мышления и 3) внутренние мотивация задания

Итак, как решения на самом деле принимаются в организациях?

Ограниченная рациональность

— люди принимают решения, строя упрощенные модели, извлекающие основные функции из проблем, не охватывая всей их сложности.

Интуитивное принятие решений

Интуиция = бессознательный процесс, созданный из очищенного опыта.

Интуиция часто используется, когда есть высокий уровень неуверенности, есть небольшой прецедент, когда рассматриваемая переменная менее предсказуема, когда факты ограничены, эти факты не ведут вас в одном конкретном направлении, данные бесполезны, когда есть несколько правдоподобных вариантов, и есть давление времени

Проблема Идентификация

— Видимые проблемы имеют более высокую вероятность быть выбранными чем те, которые важны.Почему?

Легче распознать видимые проблемы.

Лица, принимающие решения, хотят казаться компетентными и осведомленными о проблемах.

Личный интерес лиц, принимающих решения, влияет на выбор проблемы, потому что обычно в высших интересах лиц, принимающих решения, для решения наиболее заметных проблем и высокая отдача. Это демонстрирует способность воспринимать и атаковать проблемы.

Альтернатива Разработка

— Лица, принимающие решения, редко ищут оптимальные решения, но удовлетворяют или достаточно хорошие.

Прилагаемые усилия просты и ограничиваются знакомым.

Усилия носят поэтапный, а не всеобъемлющий характер.

Множество последовательных ограниченных сравнений, а не вычисление значения для каждого альтернатива.

Такой подход избавляет лица, принимающего решения, от тщательного изучения альтернатива и ее последствия.

Таким образом, шаги лиц, принимающих решения, невелики и ограничиваются сравнением текущие или знакомые варианты.

Обычный Предубеждения и ошибки

— Мы склонны сокращать пути в принятии решений, и это допускает ошибки и предвзятость при вводе наших решений. Распространенные предубеждения и ошибки включают:

Самоуверенность Предвзятость Мы склонны быть чрезмерно оптимистичным (особенно когда наш интеллект и межличностные способности низкие)

Смещение якоря Тенденция к фокусировке по исходной информации в качестве отправной точки.

Подтверждение предвзятости Мы склонны ищите информацию, которая подтверждает наш прошлый выбор, и мы не принимаем во внимание информацию, которая противоречит наши прошлые суждения.

Наличие смещения — или тенденция людей, чтобы основывать свои суждения на доступной им информации.

Смещение представителя — Тенденция к оценке вероятности происшествия, проводя аналогии и рассматривая идентичные ситуации, в которых их не существует.

Повышение уровня обязательств — повышенное приверженность предыдущему решению, несмотря на негативную информацию (все тоже часто закрадывается в принятие решений)

Ошибка случайности Мы склонны создавать смысл из случайных событий (и суеверий).

Предвзятость в ретроспективе Мы склонны ошибочно полагать, что мы точно предсказали исход события, после которого он действительно известен.

Интуитивно понятный Принятие решений Бессознательный процесс, созданный из дистиллированного опыта. (см. пример о пожарных, стр. 153).

Индивидуальный Различия в стилях принятия решений

— Исследования стилей принятия решений выявили четыре различных индивидуальных подхода. к принятию решений.

Директивный стиль — люди, использующие этот стиль, плохо переносят двусмысленность. и ищите рациональность.

Аналитический стиль — люди, использующие этот стиль, гораздо более терпимы к двусмысленность, чем директивные лица, принимающие решения.

Концептуальный стиль — люди, как правило, очень широки в своем мировоззрении и рассматривают много альтернатив

Поведенческий стиль — люди, умеющие хорошо работать с другими.

Эти основаны на нашей терпимости к двусмысленности и способу мышления.

Пол: Женщины склонны анализировать решения больше, чем мужчины. Женщины склонны анализировать решение до и после факта. Это размышление (размышляя надолго) разница наиболее велика на ранних этапах жизни и во взрослом возрасте.

Организационная Ограничения

Оценка производительности

Системы вознаграждений

Официальный регламент

Системные ограничения времени

Исторические прецеденты

Культурный Отличия

Рациональная модель НЕ признает культурных различий

Есть различия в том, на каких проблемах сосредоточиться, в глубине анализа, важность логики и рациональности и предпочтение индивидуального vs.группа принятие решений

Что об этике принятия решений?

— Человек может использовать три разных критерия при формулировании или принятии этических решений. выбор. У каждого есть достоинства и недостатки

Утилитарный критерий — Решения принимаются исключительно на основании их результаты или последствия. Наибольшее благо для наибольшего числа.

Критерий прав — Решения, соответствующие основным свободам и привилегии, изложенные в таких документах, как Билль о правах.

Критерий справедливости — Решения, которые справедливо устанавливают и обеспечивают соблюдение правил и беспристрастно, чтобы обеспечить справедливое распределение выгод и затрат.

Этика И национальная культура

НЕТ глобальных этических стандартов

Большинство выпусков не черно-белые (т.э., легко сказать как правый или нет)

Вопрос: Как далеко мы должны зайти в наказании? нарушители правил? Исполнение?

Сводка и последствия для менеджеров

— Восприятие

Люди ведут себя не в зависимости от того, как на самом деле их внешняя среда но, скорее, на том, что они видят или верят в это.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *