1. Общество и индивид. Исследование истории. Том I [Возникновение, рост и распад цивилизаций]

1. Общество и индивид

Если, как мы выяснили в ходе наших размышлений, самоопределение является критерием роста и если оно означает самовыражение, то мы проанализируем процесс, в ходе которого растущие цивилизации действительно растут, исследуя тот способ, каким они постепенно себя выражают. В общих чертах очевидно, что общество, находящееся в процессе цивилизации, выражает себя через индивидов, которые «принадлежат» к нему или которым оно само «принадлежит». Мы можем выразить отношение между обществом и индивидом при помощи одной из этих формул, безразлично какой, хотя они и противоречат друг другу. Эта двусмысленность, по-видимому, показывает, что обе формулы недостаточны и что перед тем, как приступить к новому нашему исследованию, нам придется рассмотреть, в каком отношении находятся общества и индивиды друг к другу.

Это, конечно же, один из главных вопросов социологии, и на него существует два основных ответа. Один заключается в том, что индивид — это реальность, способная существовать и быть познаваемой сама по себе, а общество — только совокупность атомарных индивидов. Другой ответ состоит в том, что реальность — это общество, являющееся совершенным и умопостигаемым целым, тогда как индивид — просто часть этого целого, которая не может ни существовать, ни быть понятой в любом другом положении или окружении. Мы обнаружим, что ни один из этих взглядов не выдерживает критики.

Классической иллюстрацией воображаемого атомарного индивида является гомеровское описание циклопов, процитированное Платоном с той же целью, с какой цитируем теперь его мы:

Нет между ними ни сходбищ народных, ни общих советов;

В темных пещерах они иль на горных вершинах высоких

Вольно живут; над женой и детьми безотчетно там каждый

Властвует, зная себя одного, о других не заботясь{76}.

Знаменательно, что этот атомарный образ жизни приписывается не обычным человеческим существам, а фактически существам нечеловеческим, жившим подобно циклопам, ибо человек по сути своей — общественное животное, ввиду того что общественная жизнь является тем условием, которое необходимо для процесса эволюции человека из дочеловека и без которого эта эволюция не смогла бы, предположительно, принять законченную форму. А что же можно сказать относительно альтернативного ответа, который рассматривает человека всего лишь как часть социального целого?

«Есть сообщества, например сообщества пчел и муравьев, где хотя и не существует непрерывной вещественной целостности между членами, однако же все работают на целое, а не на самих себя, и каждый обречен на смерть, если отделится от остального общества.

Есть колонии, например колонии кораллов или гидроидных полипов, где множество животных, каждое из которых само по себе без колебания можно назвать индивидом, оказываются органически связанными до такой степени, что живое вещество одного является продолжением вещества остальных… Что же тогда такое индивид?

Гистология продолжает рассказ и показывает, что большинство животных, включая человека, — главный наш тип индивидуальности — образовано множеством единиц, так называемых клеток. Некоторые из них достаточно независимы, так что напрашивается мысль, не состоят ли они в таком же отношении ко всей массе, в каком индивиды колонии коралловых полипов, или, лучше, сифонофора, состоят к целой колонии. Этот вывод подтверждается, когда мы обнаруживаем, что существует огромное множество свободно живущих животных, простейших, включающих в себя все простейшие известные формы, которые, сохраняя отдельное, независимое существование, аналогичны в своих существенных частях единицам, образующим тело человека…

В известном смысле… весь органический мир составляет одного огромного индивида, некое неопределенное и плохо согласованное, однако не в меньшей степени непрерывное целое с взаимозависимыми частями: если в результате какого-либо несчастного случая исчезнет вся зеленая растительность или все бактерии, оставшаяся Жизнь окажется неспособной продолжать свое дальнейшее существование»

{77}.

Останутся ли эти наблюдения за органической природой в силе по отношению к человеческому роду? Действительно ли индивидуальное человеческое существо до такой степени далеко от независимости, которой обладают циклопы, что фактически является не более чем клеткой в социальном организме или, если посмотреть шире, клеточкой в еще более обширном «одном огромном индивиде», тело которого составляет «весь органический мир»? Хорошо известный первоначальный фронтиспис «Левиафана» Гоббса изображает человеческий социальный организм в качестве организма, состоящего из массы Анаксагоровых гомеомерий[453], являющихся индивидуальными человеческими существами, — как будто общественный договор мог произвести магический эффект, низведя циклопов до уровня клетки. Герберт Спенсер в XIX столетии и Освальд Шпенглер в XX совершенно серьезно описывали человеческие общества как социальные организмы. Достаточно лишь процитировать последнего:

«Культура зарождается в тот момент, когда из первобытно-душевного состояния вечнодетского человечества пробуждается и выделяется великая душа, некий образ из безобразного, ограниченное и преходящее из безграничного и пребывающего. Она расцветает на почве строго ограниченной местности, к которой она и остается привязанной, наподобие растения. Культура умирает после того, как эта душа осуществит полную сумму своих возможностей в виде народов, языков, вероучений, искусств, государств и наук и, таким образом, вновь возвратится в первичную душевную стихию»{78}.

Эффективную критику основного тезиса данного отрывка можно найти в работе английского автора, которая появилась в один год с книгой Шпенглера.

«Снова и снова теоретики общества, вместо того чтобы находить и постепенно использовать методы и терминологию, подходящие к их предмету, пытаются выразить факты и ценности общества в терминах какой-либо другой теории или науки. Опираясь на аналогии, заимствованные из естествознания, они стремятся проанализировать и объяснить общество как механизм, опираясь на аналогии, заимствованные из биологии, они настаивают на рассмотрении его как организма, опираясь на аналогии, заимствованные из психологии или философии, они настойчиво требуют относиться к нему как к личности, иногда, опираясь на религиозные аналогии, они близки к тому, чтобы смешивать его с Богом»{79}.

Биологическая и психологическая аналогии являются, возможно, в наименьшей степени пагубными и вводящими в заблуждение, когда их применяют к примитивным обществам или задержанным цивилизациям, но они явно непригодны для выражения тех отношений, которые существуют между растущими цивилизациями и индивидами. Склонность проводить подобные аналогии — всего лишь пример той мифотворческой или беллетристической немощи исторического сознания, о которой мы уже упоминали: тенденции персонифицировать группы или институты и навешивать на них ярлыки — «Британия», «Франция», «Церковь», «Пресса», «Скачки» и так далее, относясь к этим абстракциям как к людям. Достаточно очевидно, что представление об обществе как о личности или организме не дает нам адекватного выражения отношения между обществом и индивидом.

Как же тогда правильно описать отношение между человеческими обществами и индивидами? Истина, по-видимому, заключается в том, что общество само по себе — система отношений между человеческими существами, которые являются не только индивидами, но также и общественными животными в том смысле, что совсем не могут существовать, не состоя друг с другом в отношениях. Мы можем сказать, что общество есть продукт отношений между индивидами, и эти отношения возникают из-за совпадения их индивидуальных полей действия. Это совпадение объединяет индивидуальные поля в едином общем интересе, и этот общий интерес является тем, что мы называем обществом.

Если принять это определение, то возникает важное, хотя и очевидное, следствие. Общество — это «поле действия», однако источником этого действия являются составляющие его индивиды. На этом особенно настаивает Бергсон:

«Мы не верим в бессознательное в истории; великие подспудные течения мысли, о которых столько было сказано, были вызваны тем, что массы людей были увлечены одним или несколькими индивидами… Бесполезно утверждать, что [социальный прогресс] происходит постепенно, благодаря духовному состоянию общества на определенном этапе его истории. В действительности он является рывком, который имеет место лишь тогда, когда общество решает поставить эксперимент; это означает, что общество должно позволить убедить себя или, по меньшей мере, позволить встряхнуть себя; и эта встряска всегда производится

кем-то»{80}.

Эти индивиды, обеспечивающие процесс роста в обществах, к которым «принадлежат», больше, чем просто люди. Они могут делать то, что простым смертным кажется чудесами, поскольку сами они являются сверхчеловеками в буквальном, а не просто в переносном смысле.

«Дав человеку моральное устройство, необходимое ему для жизни в группе, природа, вероятно, сделала для биологического вида все, что могла. Но, подобно тому как находились гениальные люди, раздвигавшие границы ума,… так появлялись и особо одаренные души, которые чувствовали себя родственными всем душам, и вместо того чтобы оставаться в границах группы и ограничиваться солидарностью, установленной природой, в любовном порыве устремлялись к человечеству в целом. Появление каждой из них было как бы творением нового вида, состоящего из одного-единственного индивида»

{81}.

Новый специфический характер этих редких сверхчеловеческих душ, разрывающих порочный круг примитивной общественной жизни и возобновляющих творческую активность, может быть описан как личность. Именно благодаря внутреннему развитию личности индивидуальные человеческие существа способны совершать те творческие акты на внешнем поле действия, которые являются причиной роста человеческих обществ. По Бергсону, сверхчеловеческими творцами par excellence являются мистики, а сущность творческого акта — в высшей точке мистического опыта. Продолжим анализ собственными его словами:

«Душа великого мистика не останавливается на экстазе как на конечной цели путешествия. Это отдых, если угодно, но как при остановке, когда машина остается под парами; движение продолжается в сотрясении на месте и в ожидании нового рывка вперед… Великий мистик почувствовал, что истина течет в него из своего источника как действующая сила… [Его любовь] стремится с помощью Бога завершить творение человеческого рода… Путь ее тот же, что и у жизненного порыва; она есть сам этот порыв, полностью переданный особо одаренным людям, которые, в свою очередь, хотели бы сообщить его всему человечеству и посредством реализованного противоречия превратить в творческое усилие ту же сотворенную вещь, каковой является биологический вид, обратить в движение то, что, по определению, является остановкой»{82}.[454]

Это противоречие является сутью тех динамических общественных отношений, которые возникают между человеческими существами в связи с появлением мистически вдохновенных личностей. Творческая личность побуждаема к тому, чтобы преобразить своих сотоварищей в сотворцов, пересоздав их по своему образу. Творческая мутация, происходящая в микрокосме мистика, требует адаптивного видоизменения в макрокосме перед тем, как она сможет или завершиться, или быть гарантированной. Однако

ex hypothesi макрокосм преображенной личности является также и макрокосмом ее еще не преображенных товарищей, и это усилие преобразить макрокосм в согласии с изменением, произошедшим в ней самой, встретится с сопротивлением их инерции, которая будет стремиться сохранить макрокосм в гармонии со своими устоявшимися личностями, оставляя их такими, каковы они есть.

Эта социальная ситуация выдвигает дилемму. Если творческому гению не удастся произвести в своем окружении мутацию, которой он достиг в самом себе, то его творческая сила окажется для него гибельной. Он должен выйти из своего поля действия; и, утратив силу действия, он утратит и волю к жизни — даже если его бывшие собратья не приговорят его к смерти, как рядовые члены приговаривают к смерти ненормальных членов роя, улья, стада или стаи в статичной социальной жизни стадных животных или насекомых. С другой стороны, если нашему гению удается преодолеть инертность или открытую враждебность своих бывших собратьев и успешно преобразовать свое социальное окружение, установив новый строй, гармонирующий с его преображенной личностью, то он, таким образом, делает жизнь обыкновенных мужчин и женщин невыносимой до тех пор, пока им не удастся приспособить свои личности уже к новому социальному окружению, которое уверенно навязала им творческая воля победоносного гения.

Это и означают слова, приписываемые Евангелием Иисусу:

«Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его»{83}.

Как возможно восстановить социальное равновесие, некогда нарушенное разрушительным порывом гения?

Простейшее решение состояло бы в том, чтобы все члены общества самостоятельно осуществили одинаковые порывы — одинаковые как по силе, так и по направленности. В подобном случае имел бы место рост без следа какой-либо напряженности. Однако вряд ли нужно говорить о том, что подобные стопроцентные ответы на призыв творческого гения фактически не встречаются. История, несомненно, полна таких примеров, когда идея — религиозная или научная — как мы говорим, «носится в воздухе» и оформляется в умах сразу нескольких вдохновенных личностей независимо друг от друга и почти одновременно. Но даже в наиболее выдающихся из подобных случаев множество независимо и одновременно вдохновляемых умов следует причислять к одиночным фигурам, противостоящим тысячам и миллионам не реагирующих на призыв. Истина, по-видимому, состоит в том, что присущим любому творческому акту уникальности и индивидуальности никогда не препятствует в более чем незначительной степени тенденция к единообразию, основывающаяся на том, что каждый индивид является потенциальным творцом и что все эти индивиды живут в одной атмосфере. Так что творец, когда он появляется, всегда обнаруживает, что инертная нетворческая масса превосходит его своим подавляющим большинством, даже когда ему посчастливится наслаждаться обществом немногих родственных душ. Все акты социального творчества являются созданием или индивидуальных творцов, или по большей мере творческих меньшинств. С каждой последующей ступенью развития подавляющее большинство членов общества остается позади. Если мы взглянем на великие религиозные организации, существующие в сегодняшнем мире, христианскую, исламскую и индусскую, то обнаружим, что огромная масса их номинальных приверженцев, какими бы экзальтированными ни казались убеждения, которые они неискренне исповедуют, все еще живут в той интеллектуальной атмосфере, которая, насколько это касается религии, ушла не так далеко от язычества. То же самое верно и относительно недавних достижений нашей материальной цивилизации. Западное научное знание и основанная на его использовании техника обладают опасной эзотеричностью. Новые великие силы Демократии и Индустриализма были вызваны крошечным творческим меньшинством, а огромная масса человечества все еще остается в основном на том же интеллектуальном и моральном уровне, на котором пребывало до того, как начали появляться эти новые титанические социальные силы. Фактически основная причина, по которой эта возможная «соль земли» стоит сегодня перед опасностью утратить свой вкус, заключается в том, что огромная масса западной социальной системы остается еще «не просоленной».

Сам факт, что рост цивилизаций является произведением творческих индивидов или творческих меньшинств, подразумевает то, что нетворческое большинство будет оставаться позади, пока первопроходцы не смогут придумать какое-нибудь средство для того, чтобы подтянуть этот инертный арьергард до своего собственного уровня. А это соображение требует от нас определить ту разницу между цивилизациями и примитивными обществами, которую мы пытались установить до сих пор. Ранее в настоящем «Исследовании» мы обнаружили, что примитивные общества, какими мы их знаем, находятся в статическом состоянии, тогда как цивилизации — за исключением задержанных — в динамике. Теперь точнее было бы сказать, что растущие цивилизации отличаются от статичных примитивных обществ динамическим движением, происходящим в их социальных системах за счет индивидуальных творческих личностей. Следовало бы также добавить, что эти творческие личности даже при самой максимальной своей численности всегда составляют немногочисленное меньшинство. В каждой растущей цивилизации большинство индивидуальных ее участников находится в том же застойном, неподвижном состоянии, что и члены статичного примитивного общества. Более того, подавляющее большинство участников растущей цивилизации являются, не считая поверхностного слоя, наложенного на них образованием, людьми с такими же страстями, как и у примитивного человека. Здесь мы находим элемент истины в словах о том, что человеческая природа никогда не меняется. Высшие личности, гении, мистики или сверхчеловеки — назовите их, как хотите — не более чем дрожжи в массе обычного человечества.

Сейчас мы должны еще рассмотреть, каким образом этим динамическим личностям, разбившим то, что Беджгот назвал «кристаллом обычая», внутри себя, удается фактически закрепить свою индивидуальную победу и избежать социального поражения, продолжив разбивать «кристалл обычая» и в своем социальном окружении. Чтобы решить эту проблему, «требуется двоякое усилие: усилие некоторых к тому, чтобы найти новое, и усилие всех остальных к тому, чтобы его принять и к нему приспособиться. Общество может называться цивилизованным с того момента, как в нем обнаруживаются одновременно эти инициативы и эта податливость. Второе условие, впрочем, выполнить труднее, чем первое. Чего не хватало цивилизованным людям, так это, вероятно, не выдающегося человека (неясно, почему бы природе всегда и везде не предаваться этим счастливым развлечениям), а, скорее, случая, предоставляемого такому человеку, показать свое превосходство, скорее, готовности других за ним следовать»{84}.

Проблема того, как заставить нетворческое большинство следовать примеру творческого меньшинства, по-видимому, имеет два решения: одно практическое, а другое — идеальное.

«Один [путь] — это путь дрессировки… другой — это путь мистичности… Посредством первого метода внедряется мораль, состоящая из безличных привычек; посредством второго достигается подражание личности и даже духовное единство, более или менее полное совпадение с ней»{85}.

Непосредственная передача творческой энергии от одной души к другой является, несомненно, идеальным путем, но надеяться только на нее можно лишь в пожелании. Проблема подтягивания нетворческих рядовых членов до уровня творческих первопроходцев в масштабе общества может быть решена практически лишь благодаря способности абсолютного мимесиса — одной из наименее возвышенных способностей человеческой природы, имеющей больше от обучения, чем от вдохновения.

Привести в действие механизм мимесиса необходимо, поскольку мимесис является, по меньшей мере, одной из обычных способностей примитивного человека. Выше мы уже отмечали{86}, что мимесис является общей чертой социальной жизни как примитивных обществ, так и цивилизаций, однако в двух этих видах общества он действует различными путями. В статичных примитивных обществах мимесис направлен на старшее поколение живых членов и на мертвых, в ком воплощен «кристалл обычая», тогда как в растущих обществах та же способность направлена на творческих личностей, прокладывающих новый путь. Способность одна и та же, но сориентирована она в противоположных направлениях.

Может ли эта переработанная версия примитивной социальной дрессировки, этот поверхностный и почти автоматический «правый или левый уклон» реально послужить эффективным заменителем того «напряженного интеллектуального союза и близкого личного общения», которое, по мнению Платона, является единственным средством передачи философии от одного индивида другому? На это можно ответить лишь то, что инерцию человечества в его массе фактически никогда не удавалось преодолеть исключительным использованием платоновского метода. Чтобы подтянуть инертное большинство до уровня активного меньшинства, этот идеальный метод непосредственного индивидуального вдохновения всегда приходилось подкреплять практическим методом массового социального воспитания — обычной дрессировкой примитивного человечества, которое можно заставить служить делу прогресса, когда новые вожди возьмут на себя командование и отдадут приказ о новом походе.

Мимесис может привести к приобретению социальных «активов» — в виде способностей, эмоций или идей, — которыми приобретающие их не обладали и которыми бы никогда не овладели, если бы не встретились с теми, кто этими «активами» обладал, и не стали им подражать. Фактически это кратчайший путь. Однако позднее в настоящем «Исследовании» мы обнаружим, что этот кратчайший путь, хотя, быть может, и неизбежен для достижения нужной цели, тем не менее является средством весьма сомнительным, которое не с меньшей неизбежностью приводит к тому, что растущая цивилизация подвергается опасности надлома. Однако было бы преждевременным обсуждать эту опасность сейчас.

§ 18. Общество и индивид

Литература: Кареев, Сущность исторического процесса и роль личности в истории, 1890; Зиммель, Социальная дифференциация, 1909; Дюркгейм, об общественном разделении труда, 1900; Крживицкий, Отдельная личность и общество (Совр. Мир, 1910, июль).

Если общество есть совокупность индивидов, то между каждым индивидом и всей суммой остальных, которая является для него общественной средой, должно существовать постоянное взаимодействие. Оно не только существует, но в установлении равновесия между обществом и составляющими его индивидами заключается основная общественная задача. В истории общественности наблюдаются постоянные колебания то в сторону общества, усиливающего свою власть над индивидом, то в сторону индивида, протестующего и выбивающегося из-под господства общества. Вопрос об отношении между обществом и индивидом ставился и разрешался на различной общественной почве. В области религиозной он выразился в борьбе между католицизмом, подчинявшим безусловно личные убеждения авторитету церкви, и протестантизмом, выступившим вначале под знаменем личной свободы религиозной совести. На политической почве спор между обществом и индивидом отлился в форму борьбы между государственным абсолютизмом, подавлявшим подданного силой принудительной организации, и индивидуализмом, выдвигавшим в противовес принцип неотъемлемых прав личной свободы каждого гражданина. В сфере экономической тот же вопрос представлен с одной стороны социализмом, возлагающим на каждого индивида трудовую повинность, а с другой — либерализмом, предлагающим индивиду самому обеспечивать свое материальное существование по личному усмотрению, но и за личный страх.

Социологическая постановка вопроса тем отличается от рассмотренных сейчас, что она не выделяет какой-нибудь одной стороны в отношении между обществом и индивидом, а ставит вопрос полностью, как целое и единое. Общество и индивид стоят друг перед другом, как два исконных и высших начала, одновременно дружественных и враждебных. Перед социологической точкой зрения отступают отдельные моменты этого отношения, в социологическую постановку вопроса уже включены связь и столкновения между обществом и индивидом в сфере религиозной, политической, экономической, нравственной, юридической, художественной.

Вопросы, которые возникают на почве отношения между обществом и индивидом, следующие: каково взаимодействие между обществом и индивидом, где проходит граница неприкосновенности личности для общества, служит ли общество средством для целей индивида и не может ли общество обратить индивида в средство для своих целей.

Проблема взаимодействия должна быть рассмотрена с двух сторон: как влияет общество на индивида и как влияет индивид на общество. С точки зрения влияния среды на индивида вопрос сводятся к тому, насколько каждый индивид, входящий в состав общества, определяется в своем духовном существе этой общественной средой? Можно признавать, что психическая природа индивида есть его личное достояние, ограничиваемое средой в своем проявлении, но не обуславливаемое ею в самом происхождении. Можно, напротив, рассматривать психический облик индивида, как продукт общественной среды, и тогда остается лишь одно сомнение, полностью ли определяется индивид общественной средой или рядом с родовым достоянием индивид обладает и достоянием благоприобретенным.

Первое предположение совершенно недопустимо. Наше ежедневное наблюдение убеждает нас с очевидностью, что каждый индивид пропитан общественностью. Трудно не заметить, что взгляды среднего человека, высказываемые им, как его личное убеждение, с точностью воспроизводят семейные традиции, национальные симпатии, даже профессиональные черты. Ум, чувства и даже воля индивида складываются под влиянием общественной среды. Как бы ни возвышался индивид над средним уровнем, все же в его идеях больше воспринятых предрассудков, чем самостоятельно проведенных рассуждений. И даже там, где его мысль является новой, она воздвигается на целом ряде мыслей, высказанных другими индивидами и обуславливающих с необходимостью ее рождение и доступность. Чтобы в половине XIX века могла выдвинуться гипотеза происхождения видов, предложенная Чарльзом Дарвиным, необходимы были общественные предположения: во-первых, воспитание ума в атмосфере свободного исследования; во-вторых, успехи естествознания, на которые гипотеза опирается; в-третьих зародыши гипотезы в виде идей, высказанных рядом предшествующих мыслителей. По внутренней хронологии гипотеза Дарвина могла появиться именно в XIX столетии, а не в XIV или XVII, потому что мысль великого натурфилософа не могла бы испытать в те времена те общественные влияния, которые ее определили в XIX веке.

Подобно идеям и чувства индивида складываются в зависимости от воздействующей на него среды. Чувства человека прежде всего определяются полученной наследственностью, которая представляет собой ничто иное, как форму общественного влияния на психический склад индивида. С момента появления на свет, индивид испытывает культивирующее его чувство воздействия семьи, к которому уже рано начинает присоединяться сначала случайное, потом все усиливающееся воздействие общественности, находящейся за пределами семьи. И наконец, человек вступает в широкую общественную среду, где его чувства подвергаются решительной культурной и гражданской отделке. Что сфера чувств человека есть результат общественного воздействия, видно из того, что для определения поведения индивида, который предстает перед нами, как герой романа или как преступник на суде, романист или адвокат рисуют нам картину того, как постепенно складывались чувства интересующего нас лица под влиянием внешних условий.

Труднее, может быть, установить влияние общественной среды на волю индивида. Однако, это воздействие очевидно для нас в некоторые моменты. При панике самые сильные поражаются безотчетным страхом; в толпе, наступающей и грозящей, даже трусы поднимаются на высоту безумной храбрости. Но отсюда мы в праве сделать заключение, что это воздействие на волю является постоянным, хотя и малозаметным. Никто не сомневается, что волю ребенка можно развить, вызывая в нем самодеятельность, и напротив, можно убить ее, приучая к пассивному повиновению. To, что испытывает ребенок в семье, взрослый испытывает в общественной среде.

Итак, индивид есть продукт общественной среды. Общество оказывает на него массовое влияние, под которым складываются ум, чувства и воля человека. Общество приучает каждого индивида смотреть на все его глазами, чувствовать вместе с другими индивидами. В каждом индивиде, принадлежащем к определенной общественной группе, осуществляется коллективный общественный тип *(157).

Но, если каждый индивид складывается так решительно под влиянием общественной среды, почему не все индивиды одинаковы и в чем же состоит индивидуальность, факт которой не подлежит отрицанию? Несходство индивидов, принадлежащих к одной общественной группе, объясняется тем, что ни один индивид не испытывает воздействия всех общественных влияний, а только в некотором объеме. Чем разнообразнее общественные условия, чем многочисленнее влияния, чем своеобразнее их сочетания, — тем менее должен походить один индивид на другого. Крестьяне, вырастающие в весьма однообразных условиях, чрезвычайно сходны между собой и сильно отличны от крестьян других народностей, воспитывавшихся также в однообразных условиях. Национальный тип упорнее всего сохраняется в крестьянской среде. Наоборот, коммерсант, подвергающийся по условиям своей профессии воздействию многообразных и различных влияний, менее всего сохраняет национальные черты и проявляет сильнейшие тенденции к выходу за пределы коллективного типа.

Здесь мы подходим к положению, нередко выказываемому, будто с течением времени люди теряют свою оригинальность и все более принимают характер массового фабриката. «Общее стремление, — говорит Милль, — подвести всех людей под один тип с каждым днем все более и более растет». Относительно Англии Милль решается утверждать, что в этой стране все более утрачивается разнообразие людей, потому что сглаживается всякое разнообразие внешних условий *(158). Тоже утверждает Габриель Тард. По его мнению, если присмотреться к современным европейским обществам, то можно поразиться, до чего все население Европы превращается в людей, «представляющих собой издание, набранное одним и тем же шрифтом и выпущенное в нескольких сотнях миллионов экземпляров» *(159). Трудно найти положение более несоответствующее действительности. Наоборот, чем ниже стоит общество в культурном развитии, тем сильнее сходство между индивидами его составляющими. Это верно как относительно физического, так и относительно психического типа. И чем выше поднимается общество по культурным ступеням, тем больше различия между индивидами в физических и психических чертах. Это положение установлено и развито Дюркгеймом и Зиммелем. «Между французами и англичанами, — говорит первый из них, — вообще теперь расстояние меньше, чем некогда, но это не мешает теперешним французам отличаться между собой более, чем прежним» *(160). «В менее культурные эпохи, говорит второй, — индивиды, принадлежащие к одному роду, настолько однообразны и сходны между собой, насколько это возможно; напротив, роды в целом противостоят друг другу, как чуждые и враждебные: чем теснее синтез внутри своего рода, тем резче антитеза с чужим родом; с прогрессом культуры растет дифференциация между индивидами и увеличивается приближение к чужому роду» *(161).

Если индивид складывается под влиянием общественной среды, то где же источник его индивидуальности? Из предыдущего уже вытекает ответ, что этот источник не в индивиде, а вне его, т.е. в той же общественной среде. Человек является продуктом общественности, но индивидуальность, ему присущая, есть результат своеобразного сочетания влияний. Чем разнообразнее эти комбинации, при многообразии общественных факторов, тем сильнее индивидуальность. Вследствие этого в душе каждого индивида, в ее тайниках, заложены такие переживания, которые будучи произведением окружающей среды, мало доступны для окружающих людей, способных понимать один другого только по типическим проявлениям.

Испытывая на себе влияние общественной среды, индивид и сам влияет на среду, и в этом заключается другая сторона взаимодействия между обществом и индивидом. Но, прежде чем объяснить, каким образом индивид, являющийся продуктом общественности, может воздействовать на общество, необходимо устранить возражение, выставляемое теми, которые отрицают всякое влияние индивида на общество.

Отрицательно относится к влиянию индивида на общество Гумплович *(162). Прежде всего в человеке мыслят совсем не он, а его социальная группа. Поэтому исходный пункт в учении об обществе не индивид, а социальная группа, семья, род, община, класс, народ. В обществе нет взаимодействия между индивидами, а есть взаимодействие только между образовавшимися группами. В этом взаимодействии отдельный человек участвует лишь как атом, как клеточка в составе тела или организма. Поэтому индивид просто нуль, марионетка, заводимая для движения окружающей средой. Когда получается впечатление, будто какой-то индивид оказывает усиленное воздействие на современников, то в действительности: это не более как усиленное действие той же среды, направленное на одну точку. Такого же взгляда на роль индивида придерживается граф Л.Н. Толстой. Он протестует против склонности историков рассматривать ход истории под углом деятельности одного человека, именуемого великим, как напр., Наполеон. He великие люди двигают событиями, а события двигают людьми, из которых некоторые выталкиваются вперед и потому кажутся руководителями. He они ведут общество, а общество гонит их вперед. «В исторических событиях, так называемые, великие люди суть ярлыки, дающие наименование событию». «Каждое действие их, кажущееся им произвольным для самих себя, в историческом смысле непроизвольно, а находится в связи со всем ходом истории и определено предвечно». В истории действует только «роевая сила». Всякое событие, наприм., война, революция, есть результат силы всех индивидов, без исключения всего роя, а не ярлыков *(163).

Можно согласиться с Гумпловичем, что индивид «играет роль призмы, которая воспринимает извне лучи и, преломив их по известным законам, отражает их в известном направлении и с известной окраской» *(164). Но отсюда не следует будто влияние индивида равно нулю. Призма выполняет ту роль, которая не по силам лучам. Из того, что индивид создается средой, нельзя сделать вывода, что его действия должны рассматриваться как действия той же среды. В силу массы мелких причин произошел обвал горы, запрудившей реку: никто не скажет, что река изменила течение вследствие ветров, подземных ручейков, дождей, подготавливавших обвал в течение долгого времени. Всякий признает, что реку запрудила обвалившаяся гора. Общественная среда, обнаружив индивида, в котором сосредоточились особенно благоприятно общественные влияния, поддерживает его энергию, оказывает содействие, поощряет его личные интересы, чтобы заставить его действовать в общем интересе. И он будет действовать вследствие унаследованных и воспринятых воспитанием свойств, вследствие постоянного напирания со стороны общества, но все же действие будет исходить от него. Пусть его деятельность обусловлена внешними данными, но действует он и это точка зрения общества, которое его поощрит или его будет порицать. Лучи, концентрированные в индивиде, будут исходить от него, освещать и согревать общественную среду. А если человек стоит у власти и одним нажимом рычага может привести в движение сложный государственный механизм, созданный незаметными усилиями массы рук, может рычагом открыть широкую дорогу мысли и действиям других индивидов, или, наоборот, затормозить их, — возможно ли говорить, что такой индивид не в состоянии воздействовать на среду?

Согласимся с графом Толстым, что всякое историческое событие обусловлено силой не одного лица, с именем которого оно связывается, а силами всех индивидов, без которых событие не могло произойти. Но следует ли отсюда, что с общественной точки зрения все действовавшие силы равны? Войны 1812 года не было бы, если бы ее не захотел Наполеон, войны не было бы, если бы ее не хотели все сержанты французской армии. Однако для всякого очевидно, что если бы война не была согласна с желаниями одного индивида, называемого Наполеоном, то ее не было бы, но если бы от войны уклонился тот или иной солдат, то это обстоятельство не имело бы такого последствия. Значит силы и влияние индивидов не равны.

Взгляд прямо противоположный сейчас развитому пониманию роли индивида, был высказан английским историком Карлейлем. С точки зрения последнего «всеобщая история, история того, что совершил человек в этом мире, есть в сущности история великих людей, поработавших в этом мире» *(165). «Великие люди все дают обществу, и ничего взамен не получают», — такова основная идея Карлейля, который возмущается попытками историков свести деятельность людей к условиям их времени. Великий человек — это молния, исходящая с небес; толпа — это горючий материал, который воспламеняется этой молнией. Карлейль не одинок в своем культе героев. В немецкой науке это направление представлено Леманом, который также утверждает, что «история человечества есть только история героев, выдающихся личностей; поэтому она совершенно индивидуальна» *(166).

Такая точка зрения мало согласуется с современным демократическим мировоззрением, с признанием огромной роли масс. Сравнив великих людей с молнией, воспламеняющей толпу, Карлейль не объяснил нам, откуда же воспламеняемость? Всегда ли молния зажигает, все равно ударит ли она в дерево или в камень?

Допустимо ли думать, что великий человек может случайно явиться в любой исторический момент и воспламенить всякую толпу? Здесь-то, в способности к воспламенению и заключается ключ к пониманию отношения между обществом и индивидом. Формуле Карлейля правильно было противопоставлено положение: великие люди не сваливаются с неба на землю, а из земли растут к небесам (Михайловский).

Сопоставляя противоположные взгляды, сейчас рассмотренные, мы должны признать, что каждый индивид оказывает влияние на общественную среду, потому что, когда мы говорим о влиянии общественной среды на индивида, мы на самом деле имеем ввиду массу индивидов, действующих на одного.

Влияние индивида, выдающегося над уровнем, или великого человека соответственно усиливает результат его воздействия по сравнению с другими индивидами, действующими в том же направлении. Выдающийся человек есть не что иное, как удачная комбинация многочисленных индивидуальных явлений, сконцентрировавшихся в одной точке. Великий человек вбирает, впитывает в себя рассеянные кругом него, едва заметные, а иногда и вовсе незаметные для слабого глаза, стремления, желания, искания, представляет их в форме ясной идеи или яркого образа и свет их рассеивает от себя на широкие пространства. Но это воздействие великого человека не дает основания забывать, что сам он продукт общественности. «Прежде, чем великий человек преобразует общество, — говорит Спенсер, — необходимо, чтобы это общество образовало его самого» *(167). Такая точка зрения не есть отрицание воздействия индивида на общество, а составляет его объяснение.

Переходим теперь к другой проблеме в рассматриваемом нами вопросе, к разграничению сфер между индивидом и личностью. Эта проблема состоит в том, что тогда как общество стремится наложить свою руку на индивида, подчинить его себе возможно полнее, сам индивид стремится отстоять свою индивидуальность и борется за свою свободу.

С развитием культуры усиливается рост общественной зависимости индивида, т.е. все более и более общественная среда становится необходимым условием его существования. Прежде всего между индивидами устанавливается солидарность по сходству. Вследствие единства образующих факторов создается коллективный тип, к представителям которого индивид испытывает притягивание равное по силе отталкиванию, ощущаемому в отношении представителей чужого типа. Эти притягивания и отталкивания обуславливаются степенью возможности взаимного понимания, которое в свою очередь определяется сходством психической организации. Чем меньше общественная группа, чем больше она изолирована, — тем сильнее внутри ее взаимное притяжение. Чем ниже культурное развитие человека, тем легче в его глазах чужой ассоциируется с понятием о враге.

С общественным ростом расширяется круг общественного влияния на индивида, что сопровождается ослаблением солидарности, основанной на сходстве, так как неминуемо увеличение числа индивидов группы соединяется с уменьшением сходства. Патриотизм, столь сильный в небольших, чисто национальных государствах, должен падать с государственным ростом, если нет особых факторов, поддерживающих его существование.

В достигшей значительного увеличения общественной группе выступает другая солидарность, основанная на разделении труда. При натуральном хозяйстве, когда каждый производит сам все, что необходимо для его существования, индивид чувствует себя самостоятельным. Наоборот, при меновом хозяйстве, когда существование каждого обусловлено производством других, индивид чувствует, как целым рядом экономических нитей связан он с обществом. Так как процесс разделения труда идет все более усиленным темпом, то соответственно возрастает зависимость индивида от общества. Эта зависимость распространяется в ширину, так как разделение труда вовлекает в связь все большее число хозяйств; она распространяется в глубину, так как для каждого хозяйства все более ограничивается его доля в общем производстве. В этой солидарности каждый индивид тянется к другому не в силу общественного сходства, а в силу общественного различия, ища в других восполнения.

Рядом с ростом общественной зависимости идет рост индивидуального сопротивления индивида общественной среде.

Причина тому кроется в росте индивидуальности, обусловленном усилением разнообразия образующих факторов, которыми создается различие психических типов. Чем выше ступень сознательности человека, чем богаче его психическая натура, тем сильнее чувствует он тяжесть своей зависимости, потому что тем большая часть его душевных переживаний не встречает отзвука в других индивидах, тем энергичнее отстаивает он свою самостоятельность, тем настойчивее закрывает он общественному глазу доступ к своей душе.

Здесь создается драматическое и безвыходное противоречие. С одной стороны индивид стремится расширить сферу своей индивидуальной самостоятельности и отстранить общественное вмешательство, в какой бы форме оно ни выразилось, — политической, юридической, нравственной. С другой стороны индивид все более обобществляется. Нельзя говорить, что общество насильно втягивает в себя индивида, — индивид сам тянется к обществу. Чем выше развита индивидуальность, тем больше нуждается индивид в общении, в общественной деятельности.

Общественные круги, с которыми он себя связывает, становятся все шире. Мало развитые индивиды довольствуются узким кругом семьи, более развитые сознают свою связь со всем народом, выражая это сознание в здоровом чувстве народного патриотизма, построенного уже не на сходстве; наиболее одаренные поднимаются на еще большую высоту и чувствуют свою солидарность со всем человечеством.

Указанное сейчас противоречие определяет ход общественного развития, в котором наблюдаются правильные, сменяющие друг друга отклонения то в сторону общественности, то в сторону индивидуальности. Точка равновесия никогда не может быть найдена.

Тут мы подошли к третьей проблеме в вопросе об отношении между обществом и индивидом. Можно ли смотреть на общество, как на цель, а на индивида, как на средство, или же, наоборот, индивид является всегда целью и никогда не может быть средством? В настоящем случае вопрос ставится не в категории долженствования, а социологически. Речь идет не о том, как должно относиться к личности с нравственной точки зрения, а вытекает ли из существа общественности принуждение индивида в целях общества, даже принесение индивида в жертву благу и спасению общества?

Нужно признать, что реально существует только индивид, и что общежитие является только формой индивидуального существования. С этой точки зрения кажется бесспорным, что общественная организация только тогда может удовлетворять своему назначению, когда она отвечает запросам и целям индивидов, составляющих общество.

Однако между целями различных индивидов может возникнуть противоречие, неразрешимое с точки зрения общества, как средства для всех индивидов. Если общество не может быть рассматриваемо как средство для целей индивида, тогда не является ли оно целью, пред которой индивиды оказываются средством? Вопрос нуждается в некотором исправлении, потому что превращение общества в цель делает его каким то мистическим существом. Признаем, что общество есть совокупность индивидов, преследующих свои цели. Речь идет о том, могут ли индивиды, живущие в общении, сделать кого-либо из своей среды средством для целей остальных? Соответствует ли природе общества, чтобы все могли пожертвовать одним, или большинство меньшинством ради своих целей? Здесь дело идет о превращении одного индивида в средство для целей других индивидов. По мнению Канта личность никогда не должна быть рассматриваема как средство. Но факты исторической действительности говорят, что личность становилась не раз средством. В воинской повинности общество, т.е. большинство, ограждает свою внешнюю безопасность, подвергая некоторых индивидов риску потерять здоровье или жизнь; во всеобщем образовании общество обеспечивает себя внутри от невежества, влекущего вредные для всех последствия; в карательной деятельности общество ограждает себя от противообщественных элементов, т.е. от меньшинства, вредного для большинства. Общество может пойти дальше по этому пути и установить трудовую повинность, которою каждый индивид принужден был бы работать на всех остальных.

Как бы ни протестовал индивид против такого принудительного обращения его в средство, как бы ни защищала его индивидуалистическая философия, — общество всегда так поступало и всегда будет поступать, пока не утратит инстинкт самосохранения.

диалогический аспект – тема научной статьи по социологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИНДИВИДА И ОБЩЕСТВА: ДИАЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

В данной статье рассматривается взаимодействие общества с индивидом, которое, по мнению автора, проявляется в двух основных формах — традиционное и инновационное социальное взаимодействие, основанием которого является диалог. Анализируются следующие проблемы: индивидуальность как творческое начало, способность к инновации и репрессивное отношение социального универсализма к индивидуальному.

Социальная философия всегда уделяла приоритетное внимание проблеме взаимоотношения общества и индивида. Подходы к решению этой проблемы непосредственно зависят от характера того или иного направления в философии и могут существенно отличаться друг от друга. В частности, Франк отмечал, что в социальной философии есть два подхода к проблеме индивида и общества. Один подход — син-гуляризм, «социальный атомизм» — характерен тем, что за основу берется человек и из него выводится общество. Этот подход характерен для Эпикура, Гасенди, Гоббса, Тарда, Зимме-ля. Другой подход — универсализм — характерен тем, что во главу угла ставится общество, человек рассматривается как его производное. Этот подход характерен для Платона, Аристотеля, Канта, Гегеля, Дюркгейма. Франк считал, что у обоих этих подходов имеются недостатки, и стремился построить модель общества как единства, которая бы снимала эти недостатки. «Общество есть… подлинная целостная реальность, а не производное объединение отдельных индивидов, более того, она есть единственная реальность, в которой нам конкретно дан человек» [1].

Мы рассматриваем взаимоотношение индивида с обществом с позиций диалогизма, считая, что социальное взаимодействие — это способ социального бытия, который базируется на диалогическом отношении социальных субъектов и обеспечивает единство и гармонизацию социальных структур, имея конечной целью выработку стратегии единых действий отдельных личностей, социальных групп и общностей. В социальном взаимодействии непосредственно выражается диалогический характер социального бытия. В соответствии с парадигмой диалогизма социальное бытие имеет дихотом-ную структуру, в основе которой лежит «раздвоение» единого, то есть мыслящей и действующей субстанции. Истинная диалогика требует учитывать «онтологический» спор мышления и бытия, умозрения и опыта.

Раздвоение единого, то есть социального бытия, может быть рассмотрено в трех аспектах. Во-первых, диалогический принцип исходит из того, что мысль о бытии и само бытие выступают в качестве двух субъектов диалога

— в качестве взаимодействия Я и Ты. Чтобы стать самопознающим бытием, противоречие и тождество мысли и бытия должны иметь социально-онтологический статус.

Второй аспект — это взаимодействие диалога смысловых позиций. «Субстратом» этого диалога является прежде всего интеллектуальная активность, его основной атрибут — содержательное взаимодействие точек зрения, смысловых позиций как определенных представлений (пониманий) субъекта о предмете своего взаимодействия. Именно смысловые позиции являются в этом случае сторонами диалога, причем они могут принадлежать как разным субъектам, что будет соответствовать внешнему диалогу, так и одному субъекту, что соответственно представляет внутренний диалог.

Диалогизм исходит из того, что существует отношение мысли к ее рефлексии, что и порождает диалог смыслов. Предмет или субъект понимается как внешний, если он не совпадает с внутренним (идеализированным), если есть возможность от него отстраниться. Мысль и есть псевдоним такого отстранения от предмета своего взаимодействия, есть возможность действовать на внутренний образ субъекта, не действуя на сам субъект для того, чтобы преобразовать внешний субъект в соответствии со своей целью, своего взаимодействия. Действие на образ, изменение образа как идеи субъекта вне непосредственного практического взаимодействия — это и есть суть диалогического отношения.

Третий аспект — диалог — это совместное вербальное взаимодействие двух или более людей. Это можно условно назвать диалогом реплик. Суть диалога реплик — социальные отношения субъектов, и под такое понимание диалога подпадают практически все ситуации не-

посредственного онтологического общения людей.

Полагая, что личность определяет вариативность социального взаимодействия, следует уточнить, что речь идет о личностном сознании субъекта взаимодействия. Сознание субъектов общественного процесса определяет структурную организацию и динамические процессы в бытии народа, социальной группы и человечества. Сознание сопровождает и контролирует взаимодействие организма, социального в том числе, с окружающей средой, находясь между воздействующим извне раздражением и соответствующей этому раздражению реакцией.

Явление социального взаимодействия зарождается именно в момент возникновения идеи в сознании индивида. Каждый момент социального бытия обладает той или иной степенью диалогичности, точно также как личность практически никогда не находится в состоянии покоя. Личность непрерывно движется в своем пространственно-временном континууме, порождая взаимосвязанные и взаимозависимые состояния диалогического взаимодействия, что, в свою очередь, определяет степень стабильности, устойчивости социального бытия, дает основание говорить об отношении общества с индивидом.

По нашему мнению, взаимодействие общества и индивида проявляется в двух основных формах — традиционные и инновационные диалогические взаимодействия.

Явления диалога, основанные на постоянных составляющих социального бытия, представляют традиционные взаимодействия. Для состояния взаимодействия на межличностном уровне такими постоянными являются духовный стержень личности, стабильное ядро, воспитанные институтом семьи традиции, обычаи и проявления духа более высокого ранга. Для диалога на уровне народа и человечества постоянными являются менталитет и система общезначимых, общечеловеческих, мировых ценностей. Ментальность, как образ мышления, общая духовная настроенность человека или социальной группы, лежит в основе социального взаимодействия.

Однако личность находится в бесконечно разнообразных условиях объективной реальности социального бытия и постоянно приспосабливает свое поведение к ситуации. Для этого человек входит в состояние взаимодействия,

чаще всего это взаимодействие традиционного характера, но в него постоянно включены элементы взаимодействия инновационного вида, как для отдельного индивида, так и для общества.

Традиционные взаимодействия, с одной стороны, поддерживают структуру социума, и заставляют человека совершать интеракции, а, с другой стороны, человек, включенный в социум, уже не может не поддерживать его структуры и вступает в традиционные взаимодействия практически независимо от своего желания. Таким образом, обществом поддерживается социальная целостность бытия. По Марксу данный тезис выглядит следующим образом: как само общество производит человека как человека, так и он производит общество… Т оль-ко в обществе его природное бытие является для него его человеческим бытием [2].

Общество, обеспечивая человеку систему традиционных социальных взаимодействий, предоставляет: чувство укорененности, основательности своего места в мироздании; психологическую комфортность; чувство безопасности и эмоциональной общности; мотивацию самообразования. Взамен всего этого оно требует отказа от суверенности «Я», от ненорми-руемой инициативы, творчества, от оригинальности и т.п.

Инновационное взаимодействие — по существу, это некоторое «экстремальное» мироощущение, формирующееся и формируемое как у отдельных людей, так и у групп. Это «нетерпеливое» сознание и образ жизни, требующие всего сейчас. Этим сознанием конструируется свой, отличный от обыденного мировосприятия, мир и, соответственно, специфическая форма социального взаимодействия.

Однако следует обратить внимание на факт того, что любая новация, в том числе и новая форма взаимодействия, вызывает резонанс в устоявшейся структуре общества. Подвергаются сомнению универсалистские ценности, личность, способная на новацию, вынуждена идти «против течения», против сформированной, традиционной системы общественных связей. Здесь выходит на первый план проблема индивидуальности как требование уникальности. Лишь личность, обладающая чертами уникальной оригинальности, обладает той степенью свободы, которая позволяет противопоставлять себя общепризнанным канонам и создавать новации.

Свобода индивида в процессе взаимодействия предопределяет вариативность данного явления социального бытия. Свободный, творческий индивид имеет полностью непредсказуемое поведение, и, следовательно, уникальным становится каждый акт взаимодействия.

Непредсказуемость выбора внутренне присуща развитой субъективности, отсутствие или утрата этой способности придают поведению в процессе социального взаимодействия черты механистичности, запрограммированности, реактивности, традиционности. «Свобода составляет основу самодеятельного характера жизненного процесса, то есть неотъемлемый атрибут субъективности» [3]. Проблема человеческой свободы актуальна отнюдь не в стремлении к достижению абстрактных ценностных задач путем высвобождения субъективных, индивидуальных качеств и выхода из-под контроля социума, а в осуществлении возможности не просто подчиниться готовым нормам, но строить свою систему инновационных взаимодействий сообразно нормам, созданным культурным контекстом общества.

Каждый человек вынужден строить свою жизнь, свою систему социального взаимодействия в мире предзаданных ему ценностей и норм. Индивидуальное бытие по сути динамично, жизненные обстоятельства подвержены изменениям. Жизненная динамика порождает все большие и большие потребности и, соответственно, необходимости в инновационных формах взаимодействия.

Возникает вопрос — как сообразуются ценностные образцы, потребности индивида, нормы социального диалога, бытующие и вновь проявившиеся. Иными словами, достаточно ли возникновения у индивида потребности, чтобы создать новую ценность, способную занять впоследствии достойное место в общественном сознании и обрести объективное бытие. Индивиду, стремящемуся к проявлению своей уникальности, необходима выработка критерия истинности для своих потребностей. Но насколько спонтанно такое действие? Вспоминается Ж. П. Сартр с утверждением единственной свободы человека — свободы выбирать, выбирать себя в каждый момент своей жизни. Конечно, если выбор не навязан так же, как и мотивации, обществом.

«Спонтанность» выбора индивидом собственных потребностей сродни выбору в сарт-ровском понимании. На первый взгляд, такое

сравнение может показаться вопиющим противоречием. Ведь у Сартра человек «осужден быть свободным». Все дело в том, что выбор себя изначально несвободен, это выбор предназначенных индивиду социальных ориентаций. Разумеется, индивид свободен в непосредственном процессе осуществления выбора, но выбираемое — уже предстоит ему, поскольку лишь то, что социум содержит в себе потенциально, может воплотиться в конкретные жизненные обстоятельства того или иного человека. Посредством того или иного вида социального взаимодействия, где проявляется основное свойство индивида — его индивидуальность.

Проблема индивидуальности предстает перед нами как проблема творчества ценностей, творчества в результате диалога. Но сможет ли стать творцом сегодняшний индивид, чьи неосознанные стремления давно «просчитаны» и запрограммированы обществом? Многие проявления социальной жизни подсказывают отрицательный ответ. Неслучайно сегодня на первом месте — кризис идентичности. Так, немецкий философ В. Хесле видит сущность кризиса идентичности в отвержении «самости» со стороны Я, где «самость» выступает как наблюдаемое начало личности, а Я — начало наблюдающее. Личность теряет собственный «порождающий принцип», внутренний стержень, придающий смысл взаимодействию и соответствие между прошлыми и будущими поступками, обнаруживает несоответствие представлений о себе самом образу, созданному обществом, испытывает чувство неполноценности относительно более «совершенного» субъекта. Немецкий исследователь подчеркивает аналогичность проявлений как кризиса индивидуальной идентичности, так и коллективной [4].

Отсюда, наверное, вытекает неустанное стремление к поиску основы, будь то материальная субстанция или духовный Абсолют. Было бы на что опереться, была бы возможность «держаться корней». В то же время осознание (чувствование) собственной тотальной детерминированности социального взаимодействия воплощается человеком в утверждении предопределенности бытия (рок, судьба), «ведомости» его необъяснимыми, таинственными силами.

Вспомним рассуждения З. Фрейда об «океаническом» чувстве, о первоначальной слитности нашего Я со всей окружающей средой. Фрейд пишет: «…Первоначально Я включает в

себя все, а затем из него выделяется внешний мир. Наше нынешнее чувство Я — лишь съежившийся остаток какого-то широкого, даже всеобъемлющего чувства, которое соответствовало неотделимости Я от внешнего мира» [5].

Как только встает вопрос об индивидуальности, возникает проблема сохранения «внутреннего суверенитета», и здесь отъединение от общества предстает как наиболее радикальное средство достижения качественного состояния индивидуальности, потому что общество расценивается как постоянная угроза ассимиляции социальностью выделившегося индивидуального сознания. Любой период западной истории может представить множество примеров поведения, демонстрирующего разрыв с социумом, совершаемый ради эволюции этого социума.

Обратимся к данному парадоксу. Ведь общество вынуждено создавать все предпосылки для развития индивидуальности, в силу того уже, что человек в качестве индивидуальности

— ни что иное, как так называемый «двигатель прогресса». Откуда же появилось гипертрофирование чувства «отделенности»? На наш взгляд, здесь уместно сравнение Бердяева, который писал: «Индивидуализм пытался вести трагическую, но бессильную борьбу против власти детерминизма и натурализма. Индивидуализм есть лишь показатель кризиса натурализма и детерминизма, но есть еще его преодоление» [6]. Можно сказать, что утверждение собственной индивидуальности путем целенаправленного отторжения от социального организма есть такая же «трагическая, но бессильная» борьба индивида с обществом, в основе которого и лежит детерминизм в бердяевском понимании, отчаянная попытка как можно дальше отойти от первоначальной традиционно-органической нерасчлененности, нивелирующей человеческое начало.

И здесь возникает вопрос о механизмах реального разрыва индивида с обществом. В социологической теории есть следующее положение, что «преломление» социальных норм и ценностей через сознание индивида в его реальное действие определяет способ взаимодействия индивида с другими индивидами и социальным окружением в целом. Характерное утверждение, подчеркивающее общепризнанный факт, что социальная реальность становится средой обитания индивида лишь посредством придания им значимости ценностно-

нормативному содержанию этой реальности. Причем, интериоризация норм и ценностей в процессе воспитания вовсе не означает, что объект воспитания (ребенок) приписывает усваиваемому содержанию субъективную значимость. До определенного момента в своем развитии человек «программируется» обществом, посредством традиционных взаимодействий, «программа» зачастую сохраняется и в зрелом возрасте. Таким путем обеспечивается стабильность и преемственность всех социальных, культурных форм как способов жизнедеятельности общества. Говорить о придании вышеназванной субъективной значимости можно лишь тогда, когда люди свободным волеизъявлением порождают ситуации инновационных взаимодействий, то есть когда они способны делать выбор образцов «жизненного стиля» — в самом широком смысле — и вырабатывать критическое отношение к традиционным взаимодействиям.

В данном случае на первый план выдвигаются репродуктивные механизмы творческого акта, поскольку предзаданное содержание в результате переработки становится содержанием субъективного мира. Но уже сам факт способности человека отдать предпочтение тому или иному образцу социальных отношений свидетельствует о тесной взаимосвязи «репродуктивной» и собственно порождающей сторон инновационно-творческого взаимодействия. Момент выбора доказывает, что каждый человек, отрицая одни ценности и отстаивая другие, совершает безусловно творческое действие, поскольку моделирует, воображает свою будущую судьбу в соответствии с образцами, в определенном смысле творит ее. Такое координирование жизненных обстоятельств с готовыми, уже предложенными обществом образцами традиционных взаимодействий есть преддверие жизни как собственного творчества, в соответствии с уникальным, самим индивидом сотворенным сводом взаимодействий. Однако крайние положения данного тезиса представляют собой радикальный нигилизм и лишь отбрасывают человека в первоначальное состояние. Наиболее продуктивным является умеренный нигилизм, когда индивидом из всей совокупности социальных отношений отрицается определенная их часть, и индивид встает перед необходимостью заполнить «пустые места» новым содержанием. Это содержание есть результат реализации челове-

ком своей индивидуальности, но не путем отрицания собственного бытия, а посредством его дальнейшего развития, базирующегося на тех основных элементах общечеловеческого содержания, которые человек принял, то есть сделал частью своей субъективности, ввел в собственную систему отношений с миром.

Отрицание одних ценностей и неизбежное создание других, бегство из одной системы, но с неизбежностью — в систему другую, создающуюся творческими устремлениями единомышленников.

Существует мнение, что лишь разрыв с обществом, презрение общепринятых стандартов поведения способствует проявлению индивидуальности. Некоторые сознательно отдают предпочтение одиночеству, полагая, что углубление во внутренний мир поможет избежать «безликости». Действительно, сосредоточение, достигаемое определенного рода «затворничеством», необходимо, потому что общество, социальная группа, даже один человек зачастую мешают, олицетворяя собой постоянную угрозу нивелирования индивидуального. Складывается ситуация, что добровольное одиночество представляет наиболее благоприятные условия для самоопределения и продуцирования новации.

Затрагивая проблему одиночества, заметим, что термин «одиночество» применительно к определению индивидуальности во взаимодействии, мы не наполняем метафизическим смыслом. Из многочисленных психологических и этических характеристик этого феномена обратимся к тем, которые делают акцент на одиночестве как способе создания индивидом оптимальных условий для самореализации. В таком случае одиночество как сознательное бегство от общества принципиально сопоставимо с осуществлением принципа индивидуализма. Однако добровольное одиночество, как никакая другая акция со стороны личности, отражает ориентацию на общество, взаимодействие в данном случае предполагаемое.

Бердяев данную ситуацию описал следующим образом: «Одиночество не есть непременно индивидуализм. Одиночество не есть отчужденность от космоса, — оно может быть лишь симптомом того, что личность переросла данные состояния других и ее универсальное содержание не признается еще другими» [7]. Русский философ, на наш взгляд, заострил внимание именно на моменте порождения инновационной формы взаимодействия среди господству-

ющих традиционных. Иными словами, если индивид, творя свои жизненные взаимодействия, производит какую-либо комбинацию содержаний, в пределах обозначенных общественными детерминантами потребностей, то судьба ее полностью в руках окружающих людей — в первую очередь, той социальной группы к которой принадлежит человек.

Окружающие люди (может быть, и один человек) делают инновацию действительной и для самого творца, поскольку индивид зачастую не осознает порождаемые им взаимодействия как творческий процесс, или осознает как нетворческий, не находя в своих отношениях ничего неординарного и не представляя себя взрывающим общественную традицию. Дальнейшая судьба инновационного взаимодействия может складываться весьма удачно. Благодаря осуществлению принципа — ввода инновации в общезначимый контекст, когда она становится достоянием все большего количества людей, ее действительность подтверждается распространением специально выработанными способами, например, массовой коммуникацией, среди социума все большего и большего масштаба. В конечном итоге происходит закрепление содержания инновационного взаимодействия в традиционной социальной практике. Соответственно человек осознает себя творцом лишь при помощи общества, лишь благодаря признанию результатов его деятельности, одиночество осуществляет порождение инновационного социального взаимодействия.

Говоря о творце, мы наделили его свойствами индивидуальности, как некой отдельности, выпадающей из общей системы ценностей, но пришли к выводу, что именно сотворчество, став основным принципом диалогического взаимодействия, является оптимальным для реализации индивидуальности. Это проявляется как в изначальной коллективности, выражающейся в совместных формах трудовой деятельности, необходимой для выживания рода, так и в сопутствующих им единых основаниях сознания (архетипы коллективного бессознательного). Это и кризис гипериндивидуализма, ведущего к разрушению первооснов человеческого бытия. Возможно, стремление человека к универсальности, черпаемое в традиционных социальных взаимодействиях, есть не что иное, как проявление подсознательного чувства общности, той самой первоначальной слитности, из которой человек выходит и в итоге стано-

вится обладателем «несчастного сознания». Например, в ностальгии по безопасному и беспроблемному существованию, даруемому изначальной общностью с традиционными взаимодействиями, усматриваются исследователями истоки тоталитарного сознания. Тоталитаризм предстает как попытка восстановления на стадии цивилизации родовых нравов, предпринятая людьми в силу порожденных цивилизацией тяжестью ответственности, эскалацией рациональности и отсутствием гарантий безопасности перед внешней средой.

Бердяев понимал индивидуализм как отъединение от «вселенной» и называл его врагом индивидуальности. «Индивидуальность и ее свобода утверждаются только в универсализме» [8]. При попытке отыскать универсализм не в Боге, а в людях, оказывается, что и в этом случае индивидуализм есть враг индивидуальности, поскольку он отрицает универсальность человека, глубоко укорененную в социальном бытии. Индивидуализм оправдан как попытка, предпринятая в целях самосохранения, сохранения человеческого, возвысившегося над природой начала. Но судьба человека есть балансирование на грани между природным небытием и сверхчеловеческим состоянием, еще более губительным для истинно человеческого начала.

Предпринимались различные попытки достичь гармонии в отношениях индивида и общества. В рамках данного исследования считаем уместным остановиться на персоналистичес-ком понимании отношений человека и социума. Мунье отмечает: «Ведь личности надлежит неустанно освобождаться от укрывшегося в ней индивида. Ей не достичь успеха, если она полностью уйдет в себя» [9]. Христианский философ убежден в возможности создания «мира личностей». «Но по какой мерке скроен человек? Ограничивается ли его существование дачным участком или городским кварталом? А может быть, критерий здесь Вселенная или История?» [10]. Захлестнувшие человека «волны эгоцентризма» преодолеваются, согласно Му-нье, когда человек отказывается от самого себя, чтобы открыться обществу, обретая тем самым статус личности. В этом состоит принцип, положенный в основу «общества личностей», вне зависимости от количества его членов.

Мунье дополнял определенность человека в качестве индивида личностными характеристиками. Если же добавить к качествам челове-

ка как индивида его определенность как индивидуальности, то в соответствии с персоналис-тическими взглядами, индивидуальность может приобрести статус личности лишь при позитивном решении вопроса о реализации ее посредством социального взаимодействия. Мы не пользовались термином «личность», но постановка проблемы аналогична персоналистской: возможно ли существование «общества индивидуальностей», где индивидуальность реализуется посредством гармоничного взаимодействия с обществом.

Американский социолог Т. Миллз, характеризуя взгляды предшественников, пишет: «Большинство исследователей того времени основывались на дихотомии «изолированный индивид — большая система» [11]. Ч. Кули назвал семью главным действующим фактором в процессе социализации индивида. С тех пор многие исследователи видят посредника между индивидом и обществом в «малой группе». В рамках формальных организаций (производственных объединений) выделяются неформальные организации, в которых вырабатываются стереотипы мышления и взаимодействия, дополняющие подобные шаблоны (традиционно-корпоративные отношения, предписанные руководством). В таких неформальных организациях ученые усматривают единственную возможность для индивида, члена массового общества выступить как цельная личность и хоть как-то реализовать возможность инновационных взаимодействий. Однако здесь большое значение имеет выбор партнеров по взаимодействию. В концепции Дж. Морено решающей является «эмоциональная привлекательность». Л. Гумилев положил в основу образования «зародышевых» человеческих объединений — консорций подсознательное влечение, симпатию — «комплиментарность». То есть существует некая общая подоснова для объединения, помимо схожих условий воспитания и образования. Некоторые способны воспринимать проявления субъективности другого как нечто инновационное, превращаясь тем самым в сотворца. И сотворцов, вводящих инновацию во всеобщий социальный контекст, может существовать множество. Обратимся еще раз к Э. Мунье: «В современных условиях такого рода сообщества могут состоять из двух или небольшого числа личностей: супружеская пара, близкие друзья, товарищи по партии, боевые соратники, группа

верующих и т.п. Но здесь прорыв к общности, совершаемый на едином дыхании, грозит даже лучшим из сообществ превратиться в закрытые сообщества. Они могут стать ячейками личностного универсума, если только каждый из участников будет открыт навстречу универсальному личностному сообществу» [12].

Подводя итог, нужно сказать, что в начале исследования мы приняли за основание положение о том, что матрицей всякой социальности, всего социального является взаимодействие

индивида и общества, имеющее иод собой диалогический фундамент. Мы иротивоиоставили ирименительно к формам взаимодействия новацию — традиции, индивидуализму — универсализм человеческого бытия, однако целостность общества иоддерживается всей гаммой социальных отношений. Социальное взаимодействие, иредставленное как диалог индивида с обществом, выиолняет и роль иродуцирова-ния стабильности, и роль актуализатора социальной действительности.

Список использованной литературы:

1. Франк С.Л. Духовные основы общества. Введение в социальную философию. М.,1980. С.38.

2. Маркс К. Из ранних произведений. М.,1956. С. 16.

3. Иванов В.П. Человеческая деятельность — познание — искусство. Киев, 1977, С.204

4. Хесле В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности. // Вопросы философии. М.,1994, N10, С.112-123.

5. Фрейд З. Неудовлетворенность культурой. М., 1991. С.69.

6. Бердяев Н.А. Смысл творчества. М.,С.157.

7. Там же, С.162.

8. Там же, С.165.

9. Мунье Э. Персонализм. М., 1992. С. 38.

10. Там же, С. 45.

11. Миллз Т.О социологии малых групп. // Американская социология. М., 1972. С. 84.

12. Мунье Э. Персонализм. М., 1992. С. 48.

Индивид в современном информационном обществе

Вернадский В. И. Задачи науки в связи с государственной политикой в России // Публицистические статьи / В. И. Вернадский; Отв. ред. В. П. Волков М.: Наука, 1995. с. 240–241.

Зарубина Н. Н. Уважение к научному сообществу как предпосылка доверия к институту науки в современной России // Социологическая наука и социальная практика. 2017. Т. 5. № 1 (17). С. 89–107.

Капица П. Л. Эксперимент. Теория. Практика. М: Наука, 1981. 495 с.

Яблоков А. В., Левченко В. Ф., Керженцев А. С. Очерки биосферологии. СПб: Свое издательство, 2018.150 с.

Яницкий О. Н. Экологическая культура: очерки взаимодействия науки и практики. М.: Наука, 2007. 271 с.

Яницкий О. Н. Социология критических состояний общества: теоретические и методические проблемы // Социологическая наука и социальная практика. 2014. № 4 (8): С. 5–24.

Яницкий О. Н. Переходный период: цели изучения, теория и практика. М.: Политическая энциклопедия, 2019. 287 с.

Arsenault A., Castells M. Switching Power: Rupert Murdoch and the Global Business of Media Politics // International Sociology. 2008. № 23 (4). P. 488–513.

Bauman Z. Wasted Lives. Modernity and its Outcasts. Cambridge. UK: Polity Press, 2004. 140 p.

Bϋchler-Neiderberger D. Childhood Sociology – Defining the State of Arts and Ensuring Reflection // Current Sociology. 2010а. № 58 (2). Р. 155–163. DOI: https://doi. org/10.1177/0011392109354239.

Bϋchler-Neiderberger D. Childhood Sociology in Ten Countries: Current Outcomes and Future Directions // Current Sociology. 2010б. № 58 (2). Р. 369–384.

Castells M. The Internet Galaxy. Reflections on the Internet, Business, and Society. Oxford: Oxford University Press, 2004. 292 pp.

Urry J. Mobilities. Cambridge: Polity Press, 2008. 275 p.

Wolman A. The Metabolism of Cities // Scientific American. 1965. № 213 (3). Р. 178–193.

Yanitsky O. Dialogue between Science and Society // Social Sciences. A Quarterly Journal of the Russian Academy of Sciences. 2005. Vol. 36. № 2. Р. 78–90.

Yanitsky O. A Primary Eco-Structure: The Concept and its Testing // Social Analysis. 2012. Vol. 2. № 2. Р. 7–24.

Yanitsky O. Creative education: A View from Russia // Creative Education. 2019. № 10. Р. 752–765. DOI: 10.4236/ce.2019.104056.

Тема 8. Индивид, индивидуальность, личность. Социализация индивида

Понятия «индивид», «индивидуальность», «личность» в научной и популярной литературе употребляются как близкие по значению, но они не являются синонимами.

Индивид (от лат. individuum – неделимый, неразделенный) – это единичный представитель человеческого рода, конкретный носитель всех социальных и психологических черт человечества: разума, воли, потребностей, интересов и т. д. (человек как отдельная особь среди других людей).

Индивидуальность – это неповторимое своеобразие проявлений человека, подчеркивающая исключительность, многосторонность и гармоничность, естественность и непринужденность его деятельности(человек как один из многих, но с учетом его личных особенностей: внешний облик, манера поведения, характер и т. д.).

Личность (от лат. persona – особа) – это человеческий индивид, являющийся субъектом сознательной деятельности, обладающий совокупностью социально значимых черт, свойств и качеств, которые он реализует в общественной жизни (человек с социально значимыми качествами).


Структура личности

• Социальный статус – место человека в системе общественных отношений.

• Социальная роль – образ поведения, одобренный нормативно и соответствующий социальному статусу.

• Направленность – потребности, интересы, взгляды, идеалы, мотивы поведения.

Не всякий человек является личностью. Человеком рождаются, личностью становятся в процессе социализации.

Социализация(от лат. socialis – общественный) – это процесс усвоения и дальнейшего развития индивидом культурных норм и социального опыта, необходимых для успешного функционирования в обществе.

Процесс социализации продолжается всю жизнь, поскольку человек за это время осваивает множество социальных ролей.


Социализация охватывает все процессы включения индивида в систему общественных отношений, складывания у него социальных качеств, т. е. формирует способность участвовать в социальной жизни.

Все, что влияет на процесс социализации, обозначается понятием «агенты социализации». К ним относятся: национальные традиции и обычаи; государственная политика; средства массовой информации; социальное окружение; образование; самовоспитание.

Расширение и углубление социализации происходит:

– в сфере деятельности – расширение ее видов; ориентировка в системе каждого вида деятельности, т. е. выделение главного в ней, ее осмысление и т. п.

– в сфере общения – обогащение круга общения, углубление его содержания, развитие навыков общения.

– в сфере самосознания – формирование образа собственного «Я» («Я»-концепция) как активного субъекта деятельности, осмысление своей социальной принадлежности, социальной роли и др.


Образцы заданий

Прочитайте текст и выполните задания С1 – С4.

«Индивидуальность означает отграниченность, неповторимость личности, т. е. способность к самостоятельной жизни, к саморегулированию, к сохранению своей устойчивости. Человеческая индивидуальность, отличаясь такими признаками, как целостность, обособленность, неповторимость, автономность, свобода, наличие внутреннего „Я“, творчество, в то же время не только не означает разобщенности человека и общества, но, напротив, создает основу для их более глубокого единства. <…>

Уникальность, неповторимость личностей, взаимодополнение друг друга своими особенностями есть один из факторов успешного развития подлинно гуманного гармоничного общества. Индивидуализация является одним из моментов, связывающих людей. Известно, что взаимодействие вообще оказывается крепким, если в «другом» предмет находит дополнение самого себя, то, чего ему как таковому не хватает. Поэтому чем более развита индивидуальность, самостоятельность, инициатива, творчество каждого человека, тем богаче и сильнее общество в целом. <…>

Всякое проявление жизни индивида является проявлением и утверждением общественной жизни. Индивидуальная и общественная жизнь не отличны принципиально друг от друга, а выступают как две стороны жизни одного человека. <…>

Таким образом, неправомерно толкование индивидуального как только единичного и неповторимого. Определяя индивидуальность, мы делаем лишь акцент на том, что отличает людей друг от друга. Определяя личность, подчеркиваем общие, типические черты. <…>

Индивидуальность, которая, как уже отмечалось, может свободно развиваться лишь во взаимодействии с другими людьми, когда каждый человек дополняет, продолжает, обогащает благодаря своим особенностям другого человека, ничего общего не имеет с индивидуализмом. Индивидуализм означает противопоставление человека обществу, отношение к другим людям как к средству своего частного существования. Эта разорванность общества и личности, как правило, обращается против самого человека. Таким образом, в индивидуалистической интерпретации другой человек есть граница «для меня», в условиях развитых коллективистских отношений каждый другой есть не граница, а продолжение и дополнение «меня самого» (Спасибенко С. Г. Общее и индивидуальное в социальной структуре человека // Социально-гуманитарные знания. 2001. № 3. С. 98–101.).


C1. Что такое индивидуальность? Каковы ее признаки?

Ответ: Индивидуальность означает отграниченность, неповторимость личности, т. е. способность к самостоятельной жизни, саморегулированию, сохранению своей устойчивости. С помощью понятия «индивидуальность» делается акцент на отличиях людей друг от друга.

Признаки индивидуальности: целостность, обособленность, неповторимость, автономность, свобода, наличие внутреннего «Я», творчество.


C2. Опираясь на текст, укажите, почему индивидуальность является одним из факторов развития подлинно гуманного гармоничного общества.

Ответ: Индивидуальность является одним из факторов развития подлинно гуманного гармоничного общества поскольку известно, что взаимодействие вообще оказывается крепким, если в «другом» предмет находит дополнение самого себя, чего ему как таковому не хватает. Поэтому чем более развита индивидуальность человека, выраженная в самостоятельности, инициативе, творчестве, тем богаче и сильнее общество в целом.


C3. Как автор определяет сущность понятия «личность»? Приведите с опорой на знания обществоведческого курса три важнейшие характеристики личности.

Ответ: Автор определяет личность как воплощение общего, типичного. В качестве важнейших характеристик личности могут быть названы: индивидуальность, духовность, социальный статус, коммуникативный характер.


C4. В тексте говорится о двуединстве общего и индивидуального как об одном из внутренних источников формирования личности. Поясните этот вывод одним из примеров.

Ответ: В качестве примера может быть приведен следующий: Формирование личности предполагает соотношение социально-типического (общего) и творчески индивидуального в человеке. Пренебрежение данным соотношением чревато тяжелыми последствиями. И общество, и человек страдают как от обезличивания, нивелировки, недооценки значения индивидуальности, так и от абсолютизации индивидуальных, неповторимых качеств человека.

Что важнее индивид или общество? (Эссе)

Предмет: Экономика
Тип работы: Эссе
Язык: Русский
Дата добавления: 11.12.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете научиться правильно писать короткие эссе:

 

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

Введение:

Что важнее для жизни, общество или индивид? Попробуем для начала определиться с понятием базового разницы «веса» общества и индивида. Есть такая русская пословица «Один в поле не воин», в контексте поставленной задачи, ее можно перефразировать следующим образом: «Индивид без общества – никто». Собственно никто в абсолютном понимании, индивид без социализации в обществе, остается зверем, немногочисленные случаи «маугли» это полностью подтверждают. Индивид в том виде, как мы его знаем, полностью сформирован обществом. Начиная от умения говорить, и заканчивая всеми знаниями и умениями, которые Он черпает, в основном, из богатого запаса накопленного предыдущими поколениями общества. Если результаты труда индивида никак не используются обществом, то само его существование не оставляет ровно никакого следа. Определить значимость индивида вообще не возможно, без ее оценки обществом.

Значимости отдельного индивида и общества. Собственно стенания про то, что человек – это целая «вселенная», смешны на фоне общества состоящего из тысяч и миллионов подобных «вселенных». Конечно, для общества важны раскрытие и реализация всех способностей каждого из его индивидуумов, это способствует процветанию самого общества, но если кто-то не сможет реализовать полностью своих потенций, для общества в целом, это не смертельно.

У общества слишком много времени и возможностей для новых попыток, не удалось с одним индивидуумом, получится с другим. Индивидуум же сильно ограничен во времени, из-за конечности его жизни, и совершенно понятно, почему он может столь резко реагировать на невозможность реализации своих потенций или недооцененность обществом его усилий.

В любом случае амбиции отдельных индивидуумов не должны вступать в противоречия с нуждами и потребностями всего общества. Для увеличения «количества жизни» очень важно, что бы ресурсы которые производит общество, затрачивая на это значительную часть из общего «количества жизни» шли на создание новых жизней, а не на «игрушки» и «потехи» отдельных индивидуумов.

Любое общество состоит из индивидуумов и с точки зрения упрощения управления процессами, происходящими в обществе, логично было бы предположить, что следует максимально нивелировать разницу между отдельными индивидами. Видимо отсюда проистекает модная сейчас на Западе тенденция под видом обеспечения равных прав для отдельных индивидуумов постараться убрать или максимально уменьшить значение отличий разных индивидуумов друг от друга. Атаке подвергаются даже самые естественные различия, обусловленные полом и возрастом индивидуумов. Пытаются сделать одинаковыми мужчин и женщин, младенцев и стариков, родителей и детей.

Подобные процессы совершенно неприемлемы. В жизни существует строгая иерархия, в которой важны все типы индивидуумов. Если начать менять в этой иерархии папу на маму, деда на внука, родителей и детей между собой, то жизнь прекратится. Места и роли различных индивидуумов в родовой и семейной иерархии оттачивались тысячелетней эволюцией человеческих отношений, и не нынешним «реформаторам», с их приземлёнными целями и задачами, вмешиваться в этот глобальный общественный процесс. С точки зрения философии следует всемерно укреплять родовые и семейные иерархии, ибо именно в них зарождается и формируется новая жизнь, проходят процессы морально-нравственного становления индивидуумов, происходит постоянный обмен жизненным опытом между поколениями.

Кроме естественных различий между индивидуумами, обусловленных их полом и возрастом, существуют и другие часто весьма значительные отличия между индивидуумами — один ленивый, другой работящий, этот умный, а тот глупый, кто-то добрый, а кто-то злой и т.д. И в соответствии с этими индивидуальными особенностями людей так же формируются общественные иерархии. Если общественные иерархии формируются естественным путём, то расстановка в них индивидуумов происходит по приоритетам их естественных особенностей: сила, харизма, ум, смелость, доброта, мудрость и т.д. Однако, почему-то в современное общество стараются внедрить совершенно противоестественные для него иерархии, базирующиеся на понятиях власти и подчинения. И для этих иерархий становится совершенно не важна «естественная приоретизация» индивидуумов. Ум, харизма, сила или мудрость отступают перед единственным критерием – верность сюзерену.

Именно противоестественность и искусственность критериев для оценки места индивидуумов в этих властных иерархиях, и создают постоянный конфронтационный фон в современных обществах и делает сами эти властные иерархии весьма уязвимыми конструкциями. В случаях, когда искусственный лидер властной иерархии не обладает естественными способностями настоящего лидера, или, когда лидер, опасаясь за свою власть, заполняет ключевые узлы властной иерархии индивидуумами, сильно «проседающими» по естественным критериям оценки, разрушение такой иерархии – дело времени.

Современные общества не могут существовать без властных иерархий, но для жизни важно, что бы они формировались не на основе искусственных «властных полномочий» и права сюзерена, а на естественных для жизни «обязанностях ответственности» перед обществами, которыми эти власти управляют. Процесс заполнения вакансий в узловых точках властной иерархии должен происходить с учетом естественных критериев индивидуумов претендующих на эту роль, таких как: сила, воля, харизма, ум, смелость, доброта, мудрость и т.д. Для уменьшения вероятности или полного исключения ошибки выбора, очень важно, что бы оценки кандидатов исходили от людей формирующих их в результате непосредственного общения с кандидатами, а ещё лучше – в результате их совместной деятельности. В обществах, которые основываются на философии жизни, властные иерархии должны замениться на иерархии ответственности. А люди, составляющие эти иерархии, должны в полной мере обладать приоритетами в естественных положительных личностных качествах.

Как правило, человек чурается брать на себя излишнюю ответственность, поэтому его участие во властных структурах, должно рассматриваться как его обязанность перед обществом, а не право управлять им, как это часто трактуется сейчас.

Минимальной общественной единицей с точки зрения философии жизни должен быть вовсе не индивидуум, а семья. Отдельный индивидуум не способен в одиночку исполнить главную свою обязанность, с точки зрения жизни – породить новую жизнь. Только в семье возможно в полной мере реализовать все необходимые условия для новой жизни, рождение, воспитание и нравственное становление нового индивидуума. Никто, наверное, не станет спорить, что в неполных семьях дети не дополучают многого из того, что имеют дети в полных семьях. Но поскольку вес индивидуума как общественной единицы в этом случае значительно понижается, то нет никакого смысла опираться на него в процессе формирования властной иерархии. Не правильнее ли будет в качестве кандидатов и избирателей использовать не отдельных индивидуумов, а Глав семей. Статус Главы семьи должна делегировать сама семья вместе с долей ответственности за эту семью, своему Главе. А кто это будет по факту, отец, мать, бабушка – совершенно не важно, главное, что при таком подходе фиксируется минимальный уровень ответственности для каждого участника избирательного процесса. С другой стороны, от процесса формирования властной иерархии полностью отсекаются «безответственные одиночки», у которых появляется значительный стимул, закрепить за собой минимально возможный уровень ответственности, создав новую семью.

Личность и общество


Человек как субъект социальных отношений, носитель социально значимых качеств является личностью.

Наряду с понятием личность мы используем и такие термины, как человек, индивид и индивидуальность. Все эти понятия имеют специфику, но все они взаимосвязаны. Наиболее общее, интегративное понятие – понятие человек – существо, воплощающее высшую ступень развития жизни, продукт общественно-трудовых процессов, нерасторжимое единство природного и социального. Но неся в себе социально-родовую сущность, каждый человек есть единичное природное существо, индивид.

Индивид – это конкретный человек как представитель рода homo sapiens, носитель предпосылок (задатков) человеческого развития.

Индивидуальность – неповторимое своеобразие конкретного человека, его природных и социально-приобретенных свойств.

В понятии личность на передний план выдвигается система социально значимых качеств человека. В связях человека с обществом формируется и проявляется его социальная сущность.

Каждое общество формирует свой эталон личности. Социология общества определяет психологические типы данного общества.

Личность имеет многоуровневую организацию. Высший и ведущий уровень психологической организации личности – ее потребностно-мотивационная сфера – это направленность личности, ее отношение к обществу, отдельным людям, к себе и своим трудовым обязанностям. Для личности существенна не только ее позиция, но и способность к реализации своих отношений. Это зависит от уровня развития деятельностных возможностей человека, его способностей, знаний и умений, его эмоционально-волевых и интеллектуальных качеств.

Человек не рождается с готовыми способностями, характером и т. д. Эти свойства формируются в течение жизни, но на определенной природной основе. Наследственная основа человеческого организма (генотип) определяет его анатомо-физиологические особенности, основные качества нервной системы, динамику нервных процессов. В биологической организации человека, его природе заложены возможности его психического развития. Но человеческое существо становится человеком только благодаря освоению опыта предшествующих поколений, закрепленного в знаниях, традициях, предметах материальной и духовной культуры. Природные стороны человека не следует противопоставлять его социальной сущности. Сама природа человека является продуктом не только биологической эволюции, но и продуктом истории. Биологическое в человеке нельзя понимать как наличие в нем какой-то «животной» стороны. Все природные биологические задатки человека являются человеческими, а не животными задатками. Но становление человека как личности происходит только в конкретных общественных условиях.

То, что на первый взгляд представляется «естественными» качествами человека (например, черты характера), в действительности является закреплением в личности социальных требований к ее поведению.

Развитие личности связано с постоянным расширением ее возможностей, возвышением ее потребностей. Уровень развития личности определяется характерными для нее отношениями. При низком уровне развития отношения личности обусловлены в основном утилитарными, «деляческими», интересами. Высокий уровень характеризуется преобладанием у нее общественно значимых ценностей, ее одухотворенностью.

Регулируя свою жизнедеятельность в обществе, каждый индивид решает сложные жизненные задачи. Одни и те же трудности, коллизии преодолеваются различными людьми по-разному. Понять личность – значит понять, какие жизненные задачи и каким способом она решает, какими исходными принципами поведения она вооружена.

Будучи включенной в определенные общественные отношения и обусловленной ими, личность не является пассивным участником этих отношений. Индивидуальная жизнедеятельность является в значительной мере автономной.

Особенностью личности является и ее обособленность. Сознание своей обособленности позволяет индивиду быть свободным от произвольных преходящих социальных установлений, диктата власти, не терять самообладания в условиях социальной дестабилизации и тоталитарных репрессий. Автономия личности связана с ее высшим психическим качеством – духовностью. Духовность – высшее проявление сущности человека, его внутренняя приверженность человеческому, нравственному долгу, подчиненность высшему смыслу бытия. Духовность личности выражается в ее сверхсознании, потребности стойкого отвержения всего низменного, беззаветной преданности возвышенным идеалам, обособленности от недостойных побуждений, сиюминутной престижности и псевдосоциальной активности. Но чем примитивнее общество, тем сильнее его тенденция ко всеобщему уравнительству, тем больше в нем людей, слепо подчиняющихся требуемым стандартам. Человек, говорящий готовыми лозунгами, перестает заботиться о своем личностном самопостроении.

Качества личности обусловлены диапазоном ее практических отношений, включенностью ее в различные сферы жизнедеятельности социума. Творческая личность выходит за рамки непосредственного социального окружения, формирует себя на более широкой социальной базе. В личности может проявляться перспективность социума. Она может олицетворять будущее общество, опережать его современное состояние. Обособление личности означает ее независимость от узких рамок замкнутой группы, является показателем развитости личности.

Развитие личности – формирование системы ее социально положительных качеств – требует определенных общественных предпосылок, социального запроса, нейтрализации факторов, ведущих к отчуждению личности.

В становлении индивида как личности существенны процессы личностной идентификации (формирование у индивида отождествленности себя с другими людьми и человеческим обществом в целом) и персонализации (сознание индивидом необходимости определенной представленности своей личности в жизнедеятельности других людей, личностной самореализации в данной социальной общности).

С другими людьми личность взаимодействует на основе «Я-концепции», личностной рефлексии – своих представлений о самом себе, своих возможностях, своей значимости. Личностная рефлексия может соответствовать реальному Я, но может и не соответствовать ему. Завышенные и заниженные уровни личностных притязаний могут порождать различные внутриличностные конфликты.

Жизненный путь личности пролегает в конкретно-историческом социальном пространстве. Своеобразие производства материальных условий, сферы потребления, социальных отношений определяет образ жизни человека, устойчивое своеобразие его поведения и в конечном итоге – тип личности.

Каждая личность формирует собственную стратегию жизни – устойчивую систему обобщенных способов преобразования текущих жизненных ситуаций в соответствии с иерархией своих ценностных ориентации. Стратегия жизни – общее направление жизнеутверждения личности. Социально ценная стратегия – высоконравственная самореализация личности, выработка духовно-этнического и духовно-этического стиля жизни. При этом жизнедеятельность личности становится внутренне детерминированной, а не ситуативно обусловленной. Личность начинает жить своими социально осмысленными жизненными перспективами.

При отсутствии стратегии жизни индивид подчиняется лишь текущим смыслам и задачам, его жизнь не реализуется с необходимой полнотой, снижается мотивация его жизнедеятельности, сужаются его духовно-интеллектуальные запросы.

Все существенные деформации личности связаны с ее саморефлексией, дефектами ее самосознания, сдвигами в ее смыслообразовании, с личностным обесцениванием объективно значимых сфер жизнедеятельности.

Важнейшим показателем состояния личности является уровень ее психической саморегуляции, опосредованность ее поведения социально сформированными эталонами.

Личность характеризуется комплексом устойчивых свойств – чувствительностью к внешним воздействиям, устойчивой системой мотивации, установками, интересами, способностью к взаимодействию со средой, нравственными принципами саморегуляции поведения. Все эти особенности личности являются интеграцией генетических, наследственных и социально-культурных факторов.

(PDF) Отношения между человеком и обществом

Ф. М. А. Хоссейн, Мэриленд К. Али

, что культура общества влияет на личность (человека) и, в свою очередь, личность помогает в формировании культуры общества

. Эти антропологи изучали, как общество формирует или контролирует людей и как, в свою очередь, люди создают и изменяют общество. Таким образом, в заключение можно констатировать, что отношения между обществом

и

индивида не односторонние.Оба важны для понимания того и другого. Оба идут рука об руку, каждый по существу зависит от другого. Оба взаимозависимы друг от друга.

Индивид должен быть подчинен обществу, и индивид должен пожертвовать своим благосостоянием за

общества. Обе эти точки зрения являются крайними и рассматривают отношения между человеком и обществом всего лишь с

той или иной стороны. Но, конечно, не все гармонично между человеком и обществом.Индивид и

общество взаимодействуют друг с другом и зависят друг от друга. Социальная интеграция никогда не бывает полной и гармоничной.

7. Заключение

Благополучие наций может происходить за счет благосостояния их граждан, и, похоже, это происходило в прошлом. Но в нынешних условиях такого конфликта нет. Общество и личность становятся взаимозависимыми, ответственными и взаимодополняющими. В результате общество успешно развивается с минимально возможными ограничениями на человека

.Очень широкий простор дается естественному развитию

энергий личности таким образом, чтобы в конце концов. Общество от этого выиграет. В то время как общество

извлекает наибольшую выгоду из должным образом использованной и развитой энергии индивидов, делается попытка

увидеть, что нормальные, а иногда и ненормальные слабости индивидов имеют наименьшее возможное влияние на человечество. общество. Дух служения и долга перед обществом — это идеал личности и дух терпимости,

широта взглядов и безопасность личности — это забота общества.Не существует жесткого правила для развития индивида

по определенной модели, соответствующей правилам общества. Общество требует больших жертв от своих

больших людей, в то время как плоды дел всех предназначены в равной степени для всех. Общее правило таково: чем выше

статус и культура человека, тем меньше у него прав и тем выше его обязанности. Социологи искренне искушают свести к минимуму столкновение между индивидом и обществом, так что

, чтобы не было особых психологических проблем как для индивида, так и для общества.Присущие способности,

энергии и слабости индивидуума должным образом принимаются во внимание, и эволюция отношений между ними делается как можно более естественной. При должном уважении к человеческим ценностям и идеализму развитие отношений между ними является более или менее философским.

Ссылки

[1] MacIver and Page (1965) Society. Macmillan and Company, Лондон, 5-6.

[2] Грин А.В. (1968) Социология: анализ жизни в современном обществе.McGraw Hill Book Company, Нью-Йорк, 10-

14.

[3] Horton, P.B. и Хант, К. (1964) Социология. McGraw Hill Book Company, New York, 67.

[4] Ленски, Г., Нолан, П., Ленски, Дж. (1995) Человеческие общества: Введение в макросоциологию. McGraw-Hill,

Boston, 11.

[5] Марьянски А. и Тернер Дж. Х. (1992) Социальная клетка Человеческая природа и эволюция общества. Stanford Univer-

sity Press, Redwood City, 119.

[6] Цитируется из Ritzer, G.(1993) Макдональдизация общества. Pine Forge Press, Thousand Oaks, 39.

[7] MacIver and Page (1965) Society, op., Cit., 21-23.

[8] Сандерсон, С.К. (1995) Социальная трансформация. Blackie Press, New York, 110.

[9] Bottomore, T.B. (1979) Социология. George Allen & Unwine Ltd., Лондон, 19–27.

[10] Там же, 13-17.

[11] Хуберт Л. (1972) Критика искусственного разума. Harpen & Row, New York, 139.

[12] Hampshire, S.(1972) Новая философия справедливого общества. Нью-Йорк Ревью оф Букс энд Компани, Нью-Йорк,

34-39.

[13] Гидденс А. (2009) Социология. 6-е издание, Wiley India Pvt. Ltd., Нью-Дели, 329-331.

[14] Абрахамсон М. (1988) Социологическая теория. Prentice Hall Ltd., Лондон, 15-19.

[15] Цитата из Nagel, T. (1973) Rawls on Justice. Издательство Гарвардского университета, Кембридж, 27.

[16] Ролз, Дж. (1958) Справедливость и справедливость, Философское обозрение.Penguine Press, Нью-Йорк, 184.

Человек и общество | Программа общего образования

Описание темы: Основное внимание уделяется взаимоотношениям между человеком и обществом; исследует как биологические, так и когнитивные основы индивидуального поведения и культурные силы, влияющие на личный опыт. Акцент делается на том, как люди одновременно формируют и формируются в различных групповых, организационных и социальных контекстах.

Координатор темы: TBD

Курсы:

ANT 2420.Пол, раса и класс (3). F; S.
GEN ED: Историческая и социальная перспектива (Тема: «Человек и общество»)
Антропологическое исследование пола, социального класса, этнической принадлежности, расы и сексуальности как культурных категорий с множеством значений. Системы неравенства и способы использования этих категорий для ограничения доступа к экономическому богатству, власти и престижу анализируются в глобальном контексте. (МУЛЬТИКУЛЬТУРНЫЙ) (ЯДРО: СОЦИАЛЬНЫЕ НАУКИ)

ENG 2120. Афроамериканская литература (3).F; S.
GEN ED: Литературоведение; Историческая и социальная перспектива (Тема: «Человек и общество»)
Критическое исследование творчества выдающихся афроамериканских писателей. (ПИСЬМО; МУЛЬТИКУЛЬТУРНЫЙ) (ОСНОВНОЙ: ГУМАНИТАРНАЯ ИНФОРМАЦИЯ / ЛИТЕРАТУРА)

FCS 2111. Социальная история семьи (3). F; S
GEN ED: Историческая и социальная перспектива (Тема: «Человек и общество»)
Этот курс исследует семью как институт через межкультурный, социальный и исторический контекст.Цель курса — познакомить студентов с теоретическими перспективами, используемыми при изучении семей, знаниями об истории семейной жизни и опытом обучения, который дает возможность критически мыслить, разумно общаться и формировать информированное мнение о современной семье. вопросы. Связи с другими курсами в рамках индивидуальной и общественной темы будут сосредоточены на индивидуальном и групповом принятии решений в контексте семьи. Лекция три часа.

PHL 2000. Философия, общество и этика (3). F; S
GEN ED: Историческая и социальная перспектива (Тема: «Человек и общество»)
Введение в этическое мышление и исследование моральных проблем в современных социальных проблемах. (Ядро: гуманитарные науки)

PSY 1200. Психология: исторические, социальные и научные основы (3). F; S
GEN ED: Историческая и социальная перспектива (Тема: «Человек и общество» и «Разум»)
Этот курс будет сосредоточен на биологических и когнитивных основах индивидуального поведения, а также на личности в социальном контексте.Будет проведен обзор исследований психологических явлений, чтобы продемонстрировать логику научного метода, способствовать критическому мышлению, выявить потенциальные недостатки в интерпретации поведения (например, утверждения, представленные в популярных СМИ) и описать связи с повседневным опытом (например, эстетические и перцептивные суждения, улучшение учебы, дружба и влечение, а также развитие политических взглядов). У студентов будет возможность узнать, как использовать эмпирические данные, чтобы делать обоснованные выводы о поведении.Наконец, будут представлены связи с другими тематическими областями научных исследований в рамках других дисциплин. (Ядро: СОЦИАЛЬНЫЕ НАУКИ)

SOC 1000. Социологическая перспектива (3). F; S
GEN ED: Историческая и социальная перспектива (Тема: «Человек и общество»)
Этот курс применяет социологическую перспективу к опыту людей в различных социальных контекстах, начиная от межличностного взаимодействия и небольших групп до более крупных организаций и более широкое общество.Взаимоотношения между людьми и их обществами исследуются с учетом множества вопросов, включая процессы социализации и культурное разнообразие; природа гендерной, расовой и другой социальной идентичности; и институциональная среда — от семьи до экономики и правительства. Обязательно для мажоров и несовершеннолетних. (Ядро: СОЦИАЛЬНЫЕ НАУКИ)

WS 2400. Выдающиеся лекции о женщинах, сексе и гендере (3). По запросу
GEN ED: Историческая и социальная перспектива (Тема: «Человек и общество»)
Этот курс знакомит студентов с различными темами и методами исследования при изучении женских и гендерных проблем.Этот курс, включающий в себя множество лекций по разным дисциплинам, подчеркивает важность серьезного отношения к женщинам и гендерным вопросам для понимания множества тем. Студенты также будут интерпретировать и анализировать лекции посредством регулярных встреч с преподавателем, который также разрабатывает задания и чтения по каждой теме лекции. (МНОГОКУЛЬТУРНЫЙ; МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ)

Как эти курсы интегрируются в тему:

Студенты каждого курса будут рассматривать общий набор вопросов и концепций, которые являются неотъемлемой частью понимания взаимоотношений человека и общества.Студенты получат понимание точки зрения каждой дисциплины, чтобы развить широкое междисциплинарное понимание этих тем: личность / общество, разнообразие, природа / культура, этические вопросы и методы изучения людей и обществ.

Отношения между человеком и обществом

Поступило 10.06.2014 г .; пересмотрена 27 июля 2014 г .; принято 13 августа 2014 г.

РЕЗЮМЕ

Отношения между человеком и обществом очень тесные.По сути, «общество» — это закономерности, обычаи и основные правила античеловеческого поведения. Эти практики чрезвычайно важны для понимания того, как люди действуют и взаимодействуют друг с другом. Общество не существует независимо без личности. Индивид живет и действует в обществе, но общество есть ничто, несмотря на то, что индивиды объединяются для совместных усилий. С другой стороны, общество существует для того, чтобы служить людям, а не наоборот. Человеческая жизнь и общество почти идут рука об руку.Человек биологически и психологически приспособлен к жизни в группах, в обществе. Общество стало важным условием возникновения и продолжения человеческой жизни. Взаимоотношения между индивидуумом и обществом — это, в конечном счете, одна из самых глубоких проблем социальной философии. Он скорее философский, чем социологический, потому что затрагивает вопрос о ценностях. Человек зависит от общества. Именно в обществе человек окружен и охвачен культурой как социальная сила.Он снова в обществе должен соответствовать нормам, занимать статусы и становиться членами групп. Вопрос об отношениях между личностью и обществом является отправной точкой многих дискуссий. Это тесно связано с вопросом о взаимоотношениях человека и общества. Взаимосвязь между ними зависит от одного факта, что индивид и общество взаимозависимы, одно растет с помощью другого. Цель данной статьи — показать вопросы: как человек является социальным животным и как индивид и общество влияют друг на друга?

Ключевые слова:

Общество, социальная жизнь, личность

1.Введение

Человек — животное социальное. У него есть естественное стремление жить жизнью, связанной с другими. Человеку нужно общество для своего существования или выживания. Человеческий ребенок зависит от своих родителей и других в своем выживании и росте. Врожденные способности ребенка могут развиваться только в обществе. Конечная цель общества — способствовать хорошей и счастливой жизни для своих людей. Он создает условия и возможности для всестороннего развития личности. Общество обеспечивает гармонию и сотрудничество между людьми, несмотря на периодические конфликты и противоречия.Если общество помогает людям разными способами, великие люди также вносят свой вклад в общество своей мудростью и опытом. Таким образом, общество и отдельные люди связаны интимной и гармоничной связью, и конфликты между ними очевидны и кратковременны. В хорошо организованном обществе между ними будет прочная гармония.

2. Общество

Термин «общество» означает взаимоотношения социальных существ, людей, выражающих свою природу путем создания и воссоздания организации, которая направляет и контролирует их поведение множеством способов.Общество освобождает и ограничивает деятельность людей, и это необходимое условие для каждого человека и его потребность в полноценной жизни. Общество — это система обычаев и процедур власти и взаимопомощи, многие подразделения контроля человеческого поведения и свобод. Эту изменяющуюся систему мы называем обществом, и она постоянно меняется [1]. Общество существует только там, где социальные существа «ведут себя» по отношению друг к другу способами, определяемыми их признанием друг друга.

Общество не ограничено человеком [2].Должно быть ясно, что общество не ограничивается людьми. Есть много степеней обществ животных, вероятно, муравьи, пчелы, шершни известны большинству школьников. Утверждалось, что везде, где есть жизнь, есть общество, потому что жизнь означает наследственность и, насколько нам известно, может возникнуть только из другой жизни и в ее присутствии. Все высшие животные, по крайней мере, имеют очень определенное общество, вытекающее из требований их природы и условий, связанных с сохранением их вида [3].В обществе каждый член чего-то ищет и что-то дает. Кроме того, общество может состоять из единомышленников, управляемых своими собственными нормами и ценностями в рамках доминирующего большого общества; общество можно проиллюстрировать как экономическую, социальную или промышленную инфраструктуру, состоящую из разнообразного набора индивидов. Наконец, мы можем сказать, что слово «общество» может также относиться к организованному добровольному объединению людей в религиозных, благотворительных, культурных, научных, политических, патриотических или других целях [4].Общество универсально и всепроникающе, и у него нет определенных границ или установленных пределов. Общество — это совокупность индивидов, объединенных определенными отношениями или способами поведения, которые отделяют их от других, не вступающих в эти отношения или отличающихся от них поведением. Таким образом, мы можем заключить, что общество — это весь комплекс социального поведения и сеть социальных отношений [5].

3. Природа общества: [6]

Общество — это абстрактный термин, обозначающий комплекс взаимоотношений, существующих между членами группы.Общество существует везде, где есть хорошие или плохие, правильные или неправильные отношения между людьми. Эти социальные отношения не очевидны, они не имеют конкретного отношения, и поэтому общество абстрактно. Общество — это не группа людей; по сути, это означает состояние или условие, отношение и, следовательно, обязательно является абстракцией. Общество — это организация отношений. Это полный комплекс человеческих отношений. Он включает в себя весь спектр человеческих отношений. Социальные отношения неизменно содержат физический элемент, который принимает форму осознания присутствия другого человека, общей цели или общих интересов [7].Теперь мы можем сказать, что общество — это сам союз, организация, сумма формальных отношений, в которых объединяются отдельные индивиды. Общества состоят из взаимного взаимодействия и взаимоотношений индивидов и структуры, образованной их отношениями.

4. Социальная жизнь

Как человек, человек не может жить без ассоциаций. Итак, жизнь человека — это в огромной степени групповая жизнь. Потому что людей нельзя понять отдельно от их отношений друг с другом; отношения не могут быть поняты отдельно от единиц (или терминов) отношений.Человеку из общества может помочь понимание, скажем, нейронов и синапсов, но его поиском остается анализ социальных отношений [8]. Роль социальной жизни проясняется, если мы рассмотрим процесс, посредством которого они развиваются в жизни человека. Кант [9] считал, что именно антагонизм пробуждает в человеке способность преодолевать инерцию и в поисках силы завоевать себе место среди своих собратьев, «с которыми он вообще не может жить». Без этого сопротивления, злобной конкуренции тщеславия, ненасытного стремления к наживе и власти естественные способности человечества бездействовали бы и не были развиты [10].

Социальная жизнь — это сочетание различных компонентов, таких как деятельность, люди и места. Хотя все эти компоненты необходимы для определения социальной жизни, природа каждого компонента индивидуальна для каждого человека и может меняться для каждого человека под воздействием различных внешних воздействий. Фактически, сложная социальная жизнь наших дней, действительно, его действия, даже его мысли и чувства находятся под сильным влиянием социальной жизни, которая окружает его, как атмосфера [11].Верно, что человеческие достижения отмечены его способностями делать это в большей степени, чем любое другое животное. Повсюду существует социальная жизнь, устанавливающая ограничения и оказывающая преимущественное влияние на индивидуальные действия. В правительстве, в религии, в промышленности, в образовании, в семье — во всем, что составляет основу современной жизни, поэтому мужчины сотрудничают. Потому что они работают вместе, объединяются и организуются для определенных целей, так что ни один человек не живет сам по себе. Это единство усилий должно сделать общество [12].

Существуют разные виды социальной жизни, и они зависят от разных факторов. Есть и более важные вещи, которые могут повлиять на повседневную социальную жизнь. Наличие друзей и / или свиданий, текущий денежный поток, личный график, недавние положительные отзывы о ресторанах и, возможно, публикация в Perez Hilton о том, где тусуются знаменитости, могут определить, с кем вы взаимодействуете, характер деятельности и как часто вы общаетесь. и где происходит такая общественная деятельность [13].Подобные факторы социальной жизни нормальны и для нормальных людей. Тем не менее, общественная жизнь зависит от разных вещей, таких как: а) политическая жизнь; б) хозяйственная жизнь; в) общественные объединения; г) образовательные ассоциации; д) способы связи и; е) Семья [14].

Тем не менее, я пришел к выводу, что моя социальная жизнь или, по крайней мере, очень маленькие выходы, которые считаются «социальными», полностью определяются вещами, которые не должны иметь ничего общего с определением социальной жизни человека.

5. Человек — социальное животное

Хотя точная информация о точном происхождении общества неизвестна, тем не менее общепризнанным фактом является то, что человек жил в обществе с незапамятных времен. Давным-давно Аристотель сказал, что «человек по своей природе социальное животное». Он не может жить без общества, если он это делает; он либо зверь, либо бог. Человек должен жить в обществе для своего существования и благополучия. Практически во всех сферах своей жизни он чувствует потребность общества. Биологически и психологически он вынужден жить в обществе.

Человек никогда не сможет развить свою личность, язык, культуру и «внутреннюю глубину», живя вне общества. Суть этого факта в том, что человек всегда принадлежал к какому-то обществу, без которого человек вообще не может существовать. Общество удовлетворяет все его потребности и обеспечивает безопасность. Каждый человек рождается, растет, живет и умирает в обществе. Без общества жизнь человека подобна рыбе из воды. Следовательно, между человеком и обществом существуют очень тесные отношения. Оба они тесно взаимосвязаны, взаимосвязаны и взаимозависимы.Отношения между ними носят двусторонний характер. Но эта тесная связь между человеком и обществом поднимает один из самых важных вопросов: в каком смысле человек является социальным животным? Несомненно, так давно сказал Аристотель. Однако человек является социальным животным в основном по трем причинам:

5.1. Человек — социальное животное по природе

Человек — социальное животное, потому что его такова природа. Социальность или общительность — его естественный инстинкт. Он не может не жить в обществе.Все его человеческие качества, такие как: думать, исследовать, изучать язык, играть и работать, только развиты в человеческом обществе. Все это развивалось благодаря взаимодействию с другими. В изоляции нельзя быть нормальным существом. Его природа заставляет его жить со своими собратьями. Он не может позволить себе жить одному. Известный социолог Макивер привел три случая, когда младенцев изолировали от всех социальных отношений, чтобы провести эксперименты над социальной природой человека.

Первый случай произошел с Каспером Хаузером, который с детства до семнадцати лет воспитывался в лесах Нюрнберга.В его случае было обнаружено, что в возрасте семнадцати лет он едва мог ходить, имел ум младенца и бормотал лишь несколько бессмысленных фраз. Несмотря на последующее образование, он так и не смог стать нормальным человеком.

Второй случай касался двух детей-индуистов, которые в 1920 году были обнаружены в волчьей берлоге. Один из детей умер вскоре после обнаружения. Другой мог ходить только на всех четверых, не владел языком, кроме волчьего рычания. Она стеснялась людей и боялась их.Только после тщательного и отзывчивого обучения она смогла усвоить некоторые социальные привычки.

Третий случай касался Анны, незаконнорожденной американской дочери, которую поместили в комнату в возрасте шести месяцев и обнаружили пять лет спустя. При обнаружении выяснилось, что она не могла ходить, говорить и была безразлична к окружающим.

Все вышеперечисленные случаи доказывают социальную природу человека. Человеческая природа развивается в человеке только тогда, когда он живет в обществе, только когда он разделяет со своими собратьями начинается совместная жизнь.Общество — это то, что удовлетворяет жизненно важную потребность в конституции человека, а не что-то случайно добавленное к человеческой природе или навязанное ей сверх меры. Он знает себя и своих собратьев в рамках общества. Действительно, человек по своей природе социальный. Социальная природа не навязывается ему или не добавляется к нему, а врожденная.

5.2. Необходимость делает человека социальным животным

Человек — социальное животное не только по природе, но и по необходимости. Говорят, что потребности и нужды делают человека социальным.У человека много потребностей и нужд. Из этих различных потребностей очень важны и нуждаются в удовлетворении социальные, умственные и физические потребности. Он не может удовлетворить эти потребности, не живя в обществе.

Все его нужды и потребности заставляют его жить в обществе. Многие из его потребностей и потребностей останутся невыполненными без сотрудничества с его собратьями. Его потребности в психологической безопасности, социальном признании, любви и самореализации удовлетворяются только в процессе жизни в обществе.Его выживание полностью зависит от существования общества. Человеческий младенец воспитывается под опекой своих родителей и членов семьи.

Он бы не прожил ни дня без поддержки общества. Все его основные потребности, такие как еда, одежда, жилье, здоровье и образование, удовлетворяются только в рамках общества. Ему также нужно общество для своего социального и умственного развития. Его потребность в самосохранении заставляет его жить в обществе. Человек также удовлетворяет свои сексуальные потребности социально приемлемым в обществе способом.

Для выполнения своей заботы о безопасности в пожилом возрасте человек живет в обществе. Точно так же беспомощность во время рождения вынуждает его жить в обществе. Потребность в питании, приюте, тепле и привязанности побуждает его жить в обществе. Таким образом, для удовлетворения человеческих потребностей человек живет в обществе. Следовательно, верно также и то, что человек живет в обществе не только ради природы, но и ради удовлетворения своих потребностей и нужд.

5.3. Человек живет в обществе для своего умственного и интеллектуального развития

Это еще одна причина, по которой человек является социальным животным.Общество не только удовлетворяет его физические потребности и определяет его социальную природу, но также определяет его личность и направляет ход развития человеческого разума.

Развитие человеческого разума и личности возможно только в обществе. Общество формирует наши взгляды, убеждения, мораль, идеалы и тем самым формирует индивидуальную личность. В процессе жизни и в процессе социализации личность человека развивается, и он становится полноценной личностью. Человек обретает самость или личность, только живя в обществе.От рождения до смерти человек приобретает различные социальные качества в результате социального взаимодействия со своими собратьями, которое формирует его личность. Индивидуальный ум без общества остается неразвитым на младенческой стадии. Культурное наследие определяет личность человека, формируя его взгляды, убеждения, мораль и идеалы. С помощью социального наследия раскрываются врожденные возможности человека.

Таким образом, из вышеизложенного мы заключаем, что Человек — социальное животное. Его природа и потребности делают его социальным существом.Он также зависит от общества, чтобы быть человеком. Он обретает личность в обществе. Между индивидуумом и обществом существует очень тесная связь, как между клетками и телом.

6. Отношения между личностью и обществом

Человек не может выжить без общества, а общества не могут существовать без членов. Тем не менее, между человеком и обществом могут быть конфликты; можно представить, что социальные системы функционируют лучше, когда они имеют значительный контроль над своими отдельными членами, но это смешанное благо для членов системы.Точно так же может конкуренция с другими обществами укреплять социальную систему, изнашивая ее составных членов? Эта идея была высказана Руссо (1769), который считал, что мы лучше живем в изначальном состоянии природы, чем в условиях цивилизации, и по этой причине был менее позитивен в отношении классической греческой цивилизации, чем его современники. Отношения между человеком и обществом были одновременно интересной и сложной проблемой. Можно более или менее заявить, что до сих пор он бросал вызов всем решениям.Ни один социолог не смог дать

такого решения отношения между ними, которое было бы полностью удовлетворительным и убедительным, уменьшив конфликт

между ними до минимума и указав способ, которым оба будут иметь тенденцию вызывать здоровый рост друг друга. Аристотель рассматривал индивида только с точки зрения государства, и он хочет, чтобы индивид вписался в механизм государства и общества. Совершенно очевидно, что отношения между человеком и обществом очень близки.Итак, мы обсудим здесь три модели отношений Ролза между индивидом и обществом:

6.1. Утилитаризм

Первая модель — это представление Ролзом позиции классического утилитаризма. Его наиболее убедительный аргумент против утилитарной позиции состоит в том, что она объединяет систему желаний всех людей и приносит пользу обществу, рассматривая ее как один большой индивидуальный выбор. Это обобщение индивидуальных желаний. Утилитаризм часто описывается как индивидуалистический, но Ролз убедительно доказывает, что классическая утилитаристская позиция не принимает всерьез множественность и различие индивидов [15].К обществу применяется принцип выбора одного человека. Ролз также отмечает, что понятие идеального наблюдателя или беспристрастного и сочувствующего зрителя тесно связано с этой классической утилитарной позицией. Только с точки зрения такого гипотетического симпатичного идеального человека можно суммировать различные индивидуальные интересы для всего общества [16]. Представленная здесь парадигма, отвергнутая Ролзом, — это парадигма, в которой интересы общества рассматриваются как интересы одного человека.Множественность игнорируется, а желания людей смешиваются. Напряжение между индивидом и обществом разрешается путем подчинения индивида социальной сумме. Социальный порядок мыслится как единство. Принципы индивидуального выбора, основанные на переживании себя как единства, применяются к обществу в целом. Ролз справедливо отвергает эту позицию как неспособную объяснить справедливость, за исключением, возможно, какого-то административного решения, согласно которому для всех желательно предоставить людям некоторый минимальный уровень свободы и счастья.Но отдельные люди не входят в теоретическую позицию. Они просто источники или направления, из которых берутся желания.

6.2. Справедливость как честность

Вторая парадигма характеризует исходное положение. Уже было высказано предположение, что это картина совокупности индивидов, взаимно незаинтересованных и задуманных в первую очередь как воля. Хотя они не обязательно эгоистичны, каждый из них выбирает собственные интересы. У них свои жизненные планы.Они сосуществуют на одной географической территории и имеют примерно одинаковые потребности и интересы, так что между ними возможно взаимовыгодное сотрудничество.

Я подчеркну этот аспект обстоятельств правосудия, предположив, что стороны не заинтересованы в интересах друг друга … Таким образом, можно вкратце сказать, что обстоятельства справедливости возникают всякий раз, когда взаимно незаинтересованные лица выдвигают противоречащие друг другу требования. на разделение социальных преимуществ в условиях умеренного дефицита [17].

Здесь напряжение между индивидом и обществом разрешается в пользу множественности, совокупности взаимно незаинтересованных индивидов, занимающих одно и то же пространство в одно и то же время. Он разрешается в пользу множественного числа, отказываясь от какого-либо социального единства, которое могло бы возникнуть. Классическая утилитарная модель и исходная позиция, описанная Ролзом, обеспечивают парадигмы двух полярных способов разрешения противоречий между множественностью индивидов и единством социальной структуры.Одна резолюция выступает за единство, а другая — за множественность.

6.3. Идея социального союза

Третья парадигма включена в обсуждение Ролза соответствия справедливости и добродетели, а также проблемы стабильности. Он описывается как благо, как самоцель, которая является общей целью. Эта парадигма отличается как от смешанного применения ко всему обществу принципа выбора для одного человека, так и от концепции общества как совокупности взаимно незаинтересованных людей.Идея социального союза описывается в отличие от идеи частного общества. Частное общество — это, по сути, вторая модель, реализованная в реальном мире. Он проистекает из рассмотрения условий исходного положения как описывающих социальный порядок. Против этого понятия частного общества Ролз предлагает свою идею социального союза [18]. Это тот, в котором конечные цели разделяются и общественные институты ценятся.

6.4. Маркс и Энгельс об отношениях между людьми и обществом

Прямые разработки Маркса и Энгельса об отношениях между индивидуальным действием и социальным процессом можно разделить на три категории для целей обсуждения: 1) общие утверждения, касающиеся диалектических отношений между двумя и историчность человеческой натуры; 2) конкретные описания — часто гневные, иногда сатирические — воздействия на людей их особого отношения к производственному процессу и рассмотрения, как серьезного беспокойства, «отчуждения» или «отчуждения»; и 3) анализ сознания с особым вниманием к всепроникающей силе товарного фетишизма в классовом обществе [19].

Кроме того, отношения между индивидом и обществом можно рассматривать с других трех сторон: функционализм, интеракционизм и культура и личность.

6.4.1. Функционалистский взгляд: как общество влияет на человека?

Каковы отношения между человеком и обществом? Функционалисты считают, что личность сформирована обществом под влиянием таких институтов, как семья, школа и рабочее место. Ранние социологи, такие как Герберт Спенсер, Эмиль Дюркгейм и даже Карл Маркс, были функционалистами, рассматривали общество как существующее отдельно от индивида.Для Дюркгейма общество — это реальность; это первое по происхождению и важности для человека. Острое обсуждение Дюркгеймом коллективного сознания показало способы, которыми социальные взаимодействия и отношения и, в конечном итоге, общество влияют на установки, идеи и чувства человека. Он использовал свою теорию «коллективного представительства» для объяснения феноменов религии, самоубийства и концепции социальной солидарности. В отличие от Огюста Конта (известного как отец социологии), который рассматривал индивида как простую абстракцию, Дюркгейм придерживался несколько более существенной позиции, согласно которой индивид является реципиентом группового влияния и социального наследия.В социологическом кругу это был «животрепещущий вопрос» (индивидуум против общества) дня [20].

Важность общества в формировании личности четко отражена в случаях изолированных и одичавших детей (детей, выросших в компании животных, таких как медведи и волки). Упомянутые ранее исследования одичавших детей ясно продемонстрировали важность социального взаимодействия и человеческих ассоциаций в развитии личности.

6.4.2. Интерэкционистский взгляд: как устроено общество?

Как человек помогает строить общество? Для интеракционистов общество формируется через взаимодействие людей. Главным сторонником этого подхода был Макс Вебер (теоретик социального действия), который сказал, что общество построено на интерпретациях индивидов. Структуралисты (или функционалисты) склонны подходить к отношениям «я» (индивида) и общества с точки зрения влияния общества на индивида.С другой стороны, интеракционисты, как правило, работают от себя (личности) «вовне», подчеркивая, что люди создают общество.

Выдающийся теоретик прошлого века Талкотт Парсонс разработал общую теорию исследования общества, названную теорией действия, основанную на методологическом принципе волюнтаризма и эпистемологическом принципе аналитического реализма. Теория пыталась установить баланс между двумя основными методологическими традициями: утилитарно-позитивистской и герменевтико-идеалистической традициями.Для Парсонса волюнтаризм установил третью альтернативу между этими двумя. Парсонс представил не только теорию общества, но и теорию социальной эволюции и конкретную интерпретацию «движений» и направлений мировой истории. Он добавил, что структура общества, которая определяет роли и нормы, и культурная система, которая определяет конечные ценности целей. Его теория подверглась резкой критике со стороны Джорджа Хоманса. В своем президентском послании «возвращая человека» Хоманс вновь подтвердил необходимость изучения индивидуальных социальных взаимодействий, составляющих общества.Недавно известный теоретик Энтони Гидденс не принял идею некоторых социологов о том, что общество существует помимо индивидов. Он утверждает: «Человеческие действия и их реакции — единственная реальность, и мы не можем рассматривать общества или системы как существующие над отдельными людьми». [21].

6.4.3. Взгляд на культуру и личность: как личность и общество влияют друг на друга? Или как взаимодействуют личность и общество?

Оба представленных выше просмотра неполны.На самом деле не общество или личность, а общество и личность помогают в понимании всей реальности. От крайних взглядов на личность или общество давно отказались. Социологи от Кули до наших дней признали, что ни общество, ни личность не могут существовать друг без друга. Эта точка зрения была изложена в основном Маргарет Мид, Кардинер и другими, которые утверждали, что культура общества влияет на личность (человека) и, в свою очередь, личность помогает в формировании культуры общества.Эти антропологи изучали, как общество формирует или контролирует людей и как, в свою очередь, люди создают и изменяют общество. Таким образом, в заключение можно констатировать, что отношения между обществом и индивидом не односторонние. Оба важны для понимания того и другого. Оба идут рука об руку, каждый существенно зависит от другого. Оба взаимозависимы друг от друга.

Индивид должен быть подчинен обществу, и индивид должен жертвовать своим благосостоянием за счет общества.Оба эти взгляда являются крайними, они рассматривают отношения между человеком и обществом просто с той или иной стороны. Но, конечно, не все гармонично между человеком и обществом. Человек и общество взаимодействуют друг с другом и зависят друг от друга. Социальная интеграция никогда не бывает полной и гармоничной.

7. Заключение

Благополучие наций может происходить за счет благосостояния их граждан, и, похоже, это происходило в прошлом. Но в нынешних условиях такого конфликта нет.Общество и личность становятся взаимозависимыми, ответственными и взаимодополняющими. В результате общество успешно развивается с минимально возможными ограничениями для личности. Очень широкий простор дается естественному развитию энергий индивидуума таким образом, чтобы в конце концов. Общество от этого выиграет. В то время как общество извлекает максимальную выгоду из должным образом используемой и развитой энергии индивидов, делается попытка увидеть, что нормальные, а иногда даже ненормальные слабости индивидов имеют наименьшее возможное влияние на общество.Дух служения и долга перед обществом — это идеал личности, а дух терпимости, широты взглядов и безопасности человека — это забота общества. Не существует жесткого правила для развития человека по определенной схеме, соответствующей правилам общества. Общество требует больших жертв от своих великих личностей, в то время как плоды дел всех предназначены в равной степени для всех. Общее правило таково: чем выше статус и культура человека, тем меньше у него прав и тем выше его обязанности.Социологи искренне пытаются свести к минимуму столкновение между индивидом и обществом, чтобы не было особых психологических проблем как для индивида, так и для общества. Врожденные способности, энергия и слабости человека должным образом принимаются во внимание, и развитие отношений между ними делается как можно более естественным. При должном уважении к человеческим ценностям и идеализму отношения между ними развиваются более или менее философски.

Ссылки

  1. MacIver and Page (1965) Society. Macmillan and Company, Лондон, 5-6.
  2. Грин A.W. (1968) Социология: анализ жизни в современном обществе. McGraw Hill Book Company, Нью-Йорк, 10-14.
  3. Horton, P.B. и Хант, К. (1964) Социология. McGraw Hill Book Company, New York, 67.
  4. Ленски Г., Нолан П. и Ленски Дж. (1995) Человеческие общества: Введение в макросоциологию. Макгроу-Хилл, Бостон, 11.
  5. Марьянски, А.и Тернер, Дж. (1992) Социальная клетка Человеческая природа и эволюция общества. Stanford University Press, Redwood City, 119.
  6. Цитируется из Ритцера, Г. (1993) Макдональдизация общества. Pine Forge Press, Thousand Oaks, 39.
  7. MacIver and Page (1965) Society, op., Cit., 21-23.
  8. Сандерсон, С.К. (1995) Социальная трансформация. Blackie Press, New York, 110.
  9. Bottomore, T.B. (1979) Социология. George Allen & Unwine Ltd., Лондон, 19–27.
  10. Там же, 13-17.
  11. Хуберт, Л. (1972) Критика искусственного разума. Harpen & Row, New York, 139.
  12. Hampshire, S. (1972) Новая философия общества справедливости. Нью-Йорк Ревью оф Букс энд Компани, Нью-Йорк, 34–39.
  13. Гидденс А. (2009) Социология. 6-е издание, Wiley India Pvt. Ltd., Нью-Дели, 329-331.
  14. Абрахамсон, М. (1988) Социологическая теория. Prentice Hall Ltd., Лондон, 15-19.
  15. Цитируется из Nagel, T. (1973) Rawls on Justice. Издательство Гарвардского университета, Кембридж, 27.
  16. Ролз, Дж. (1958) Справедливость и справедливость, Философское обозрение. Penguine Press, New York, 184.
  17. Там же, 128.
  18. Цитируется из Nagel, T. (1973) Rawls on Justice, op., Cit., 329.
  19. Giddens, A. (2009) Sociology. 6-е издание , указ., Цит., 87.
  20. Абрахамсон, М. (1988) Социологическая теория, указ., Цит., 19.
  21. Хаузер, А. (1982) Социология искусства. Рутледж и Кеган Пол, Лондон, 43–46.

ПРИМЕЧАНИЯ

* Автор, ответственный за переписку.

Человек и общество — Фонд экономического образования

Недавно за обедом мой друг-философ подумал: «США. история — это история борьбы между человеком и обществом в целом ». Несколько дней спустя другой друг, столь же философски настроенный, сказал нечто подобное: «Все сводится к конфликту между индивидуумом и сообществом».

Я часто это слышал. У человека и сообщества конфликтующие потребности и желания.Это просто правда.

Или нет?

«Общество» — это, по сути, закономерности, обычаи и основные правила межчеловеческого поведения. Эти практики (и их признание людьми) чрезвычайно важны для того, как люди действуют и взаимодействуют друг с другом. Но существует ли на самом деле такое понятие, как «общество», цели которого противоречат целям отдельных людей? Я так не думаю.

Общество не существует независимо от отдельных людей. Как заметил Людвиг фон Мизес: «Человек живет и действует в обществе.Но общество — это не что иное, как объединение людей для совместных усилий ». 1 В самом деле, продолжает он: «Основные факты, которые привели к этому. . . общество. . . факты говорят о том, что работа, выполняемая в условиях разделения труда, более продуктивна, чем изолированная работа, и человеческий разум способен признать эту истину ». Другими словами, общество существует для того, чтобы служить людям, а не наоборот.

Это рассуждение проливает совершенно другой свет на отношения между людьми и обществом.Но это рассуждение не ново. Люди давно поняли, что они могут удовлетворить свои растущие потребности только через обмен и общение с другими. Огромная щедрость такого сотрудничества, которую Дэвид Рикардо прекрасно объяснил почти 200 лет назад, делает социальное взаимодействие величайшим инструментом индивидуума для достижения своих целей.

Конечно, ожидается, что люди будут подчиняться определенным правилам в отношениях с другими. Убийство, кража, мошенничество и запугивание противоречат сотрудничеству.Но, как заметил 150 лет назад Фредерик Бастиа, люди будут сопротивляться и наказывать такое поведение, «даже если бы против них не было конкретных законов», что означает, следовательно, что такое сопротивление не обязано своим происхождением «общественному договору», а скорее течет. из «общего закона человечества». 2 Неверно интерпретировать эти «общие законы» как противоречащие индивидуальным потребностям. Напротив, эти законы помогают достичь этих желаний.

К чему тогда все разговоры о вечном конфликте между личностью и обществом? Я считаю, что это потому, что «общее благо» — это такая эффективная политическая карта, которую можно разыграть.Множество государственных схем оправдано во имя общего блага, даже если они приносят пользу лишь небольшому меньшинству. Схемы, варьирующиеся от «пригодных для жизни» районов, устойчивого («умного») роста, правил Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, государственных школ и Корпорации общественного вещания — все они были оправданы во имя «общего блага», общества или « общее благосостояние ». 3 Таким образом, сопротивление фактически объясняется «эгоизмом» или «упрямым индивидуализмом».”

Общим для таких государственных схем является недоверие к выбору отдельных лиц в среде свободного обмена. Они стремятся навязать «новое видение», призванное спасти нас от хаоса нерегулируемого рынка. 4

Мне не нужно далеко ходить, чтобы увидеть плоды такого коллективистского гения. Несколько лет назад местный отдел редевелопмента нашего города решил потратить 6,1 миллиона налоговых долларов на строительство смешанного жилого и бизнес-здания в центре города. Коммерческие и жилые помещения в здании будут сдаваться в аренду примерно по «рыночным ставкам», но, тем не менее, бюрократы по перепланировке никогда не ожидали, что проект принесет прибыль.«Мы точно знаем, что [проект] должен субсидироваться примерно на первые 12 лет», — сказал мне в интервью директор комиссии по редевелопменту. Ожидалось, что 12-летняя цена составит несколько миллионов долларов сверх затрат на строительство.

Не очень успешный

Это было четыре года назад. Пятиэтажное здание сейчас стоит в самом центре нашего центра, всего в паре кварталов от моего офиса. Здесь есть небольшая пиццерия, независимый книжный магазин и несколько арендаторов жилья.И, что еще лучше, здание какого-то болезненно-желтого цвета. Действительно, «благоустроенность».

Прелесть добровольного обмена и свободного рынка в том, что он позволяет потребителям мирно распределять ресурсы в соответствии со своими предпочтениями. Это то, что Мизес назвал «суверенитетом потребителей». В противном случае миллионы долларов, потраченные на «проект возрождения» нашего города, пошли бы на нужды потребителей. Но автономные люди, а не правительственные планировщики, могли бы определить эти другие потребности.Для планировщиков это всегда проблема.

Бастиа красиво резюмировал позицию планировщиков, когда написал:

Пока человечество тяготеет ко злу, законодатели жаждут добра; пока человечество движется к тьме, законодатели стремятся к просветлению; в то время как человечество тянется к пороку, законодателей тянет к добродетели. Поскольку они решили, что это истинное положение вещей, они требуют применения силы, чтобы заменить человеческие склонности своими собственными влечениями. 5

Артур Фоулкс — писатель-фрилансер из Индианы.


  1. Людвиг фон Мизес, Human Action , 4-е изд. изд. (Ирвингтон-он-Хадсон, Нью-Йорк: Фонд экономического образования 1996 [1963]), стр. 143.
  2. Frédéric Bastiat, Economic Harmonies, trans. У. Хайден Бойерс (Ирвингтон-он-Гудзон, Нью-Йорк: Фонд экономического образования, 1996 [1850]), с. 2.
  3. Администрация Клинтона предложила потратить 1 доллар.7 миллиардов на схемы, направленные на продвижение «жизнеспособности», то есть запланированные сообщества с «многофункциональными центрами», «зелеными насаждениями» и т. Д., И все это для «общего блага». См. «Пригодные для жизни сообщества в 21 веке: замечания, подготовленные к публикации вице-президентом Элом Гором, Объявление о пригодности для жизни», 11 января 1999 г., на сайте www.smartgrowth.org/library/gore_speech21199.html. Для получения дополнительной информации об устойчивости см. Агентство по охране окружающей среды — регион 10, «Умный рост», www.epa.gov/r10earth/sustainability/smartprin.htm.
  4. Гор.
  5. Фредерик Бастиа, Закон (Ирвингтон-он-Хадсон, Нью-Йорк: Фонд экономического образования 1998 [1850]), стр. 32–33.

Миссия и цели | Центр изучения личности и общества

Центр изучения личности и общества будет поощрять и продвигать исследования, направленные на понимание того, как и почему люди активно участвуют в том, чтобы делать добро другим и обществу. Такое участие может принимать форму участия в волонтерской деятельности и благотворительности, общественной активности, общественных и районных организациях, социальных и политических движениях.

Эти и другие формы гражданского участия и гражданской активности разделяют возможности выйти за рамки собственных интересов и принять активное участие в индивидуальной и коллективной работе над решением проблем, стоящих перед обществом и стоящих перед ним. Фактически, было высказано предположение, что сеть кооперативных взаимодействий, формирующаяся, когда люди активно участвуют в помощи другим и работают над решением социальных проблем, является самой тканью, из которой соткано общество.С этой точки зрения участие граждан и гражданская активность являются важными составляющими хорошо функционирующего общества, укрепляют узы доверия, взаимности и социальных связей и служат строительными блоками общества, способного решать проблемы сообщества и реагировать на потребности. своих граждан.

Соответственно, возникают важные вопросы о том, почему люди вовлекаются в такие просоциальные действия, что поддерживает их участие с течением времени и последствия таких действий для людей и общества.Исследования, относящиеся к этим проблемам, могут иметь базовую / теоретическую или прикладную / ориентированную на действия направленность, или и то, и другое, и могут проводиться с использованием исследовательских стратегий психологии (особенно руководствуясь перспективами социальной психологии и психологии личности) и смежных социальных наук ( такие как социология и политология).

Центр изучения личности и общества поддерживается факультетом психологии Миннесотского университета, а также Колледжем свободных искусств.

Программа курса «Человек в обществе»

Программа курса
Человек в обществе
1131-SYP3000VC1131-20169
ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Информация о профессоре

Инструктор:

Доктор Гильермо Гренье

Часы работы:

По предварительной записи

Описание курса

Что такое человек? Каково отношение человека к социальной организации и социальным отношениям? Как индивид конституируется или создается через социальные отношения? Какие возможности и варианты выбора доступны человеку в рамках неравных и иерархических социальных систем? Это вопросы, которые исследуются в этом курсе.Людей, изучающих эти предметы, обычно называют социологами ; В ходе курса мы исследуем, что значит быть социальным и почему его изучение проводится с использованием практики и терминологии науки .

Во многом наши представления об отношениях между индивидом и обществом проистекают из западных представлений о себе: автономном, изолированном, способном принимать решения за себя и ответственном за свои действия.Мы будем изучать, как «я» конструирует себя из культурных и социальных материалов и как общество конструируется посредством взаимодействия множества индивидуальных «я».

Задачи курса

Ожидается, что к концу этого курса вы:

  • Понять западные представления об автономном «я» и альтернативные представления о «я», встроенные в социальные отношения;
  • Понять, как положение человека (гендерное, расовое, возрастное, классовое) в неравноправных обществах допускает различные виды выражения самости;
  • Проведите анализ, чтобы выяснить, как это происходит в повседневной жизни.
ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Политики

Просмотрите страницу политик, так как на ней содержится важная информация о правилах, относящихся ко всем курсам в ПФР, и дополнительная информация о стандартах приемлемого сетевого этикета, важная для онлайн-курсов.

Технические навыки

Убедитесь, что у вас надежное подключение к Интернету и обновленный браузер.Если у вас возникнут проблемы, обратитесь в службу онлайн-поддержки ПФР. В службу поддержки также можно связаться по телефону (305) 348-3630.

Учебник

Все чтения ОНЛАЙН!

Ссылки на внешние источники важны. Используй их!

Эти сайты — ваш друг.

Ожидания от этого курса

Вы несете ответственность за завершение считывания и своевременную сдачу заданий.Плохое онлайн-участие, поздняя сдача заданий, обман или неуважение к другим на форуме или иная грубость — все это основания для снижения вашей оценки. Я оставляю за собой право изменить вашу итоговую оценку на целую 1 оценку, если вы не соответствуете этим основным ожиданиям. Поздние задания и подготовленные экзамены НЕ допускаются, за исключением чрезвычайных обстоятельств, и независимо от обстоятельств автоматически влечет за собой штраф в виде вычета полной буквенной оценки.Также я очень серьезно отношусь к плагиату. Будет применяться общеуниверситетская политика в отношении плагиата.

ОПИСАНИЕ КУРСА
Курс общения

Общение в этом курсе будет происходить с помощью сообщений .

Функция сообщений — это частная внутренняя система связи Blackboard.Пользователи должны войти в систему Blackboard, чтобы отправлять / получать / читать сообщения. В Blackboard нет уведомлений, информирующих пользователей о получении нового сообщения; поэтому рекомендуется, чтобы учащиеся регулярно проверяли свои сообщения, чтобы быть в курсе последних событий.

Дискуссионные форумы

На форуме будут еженедельно публиковаться сообщения на основе вопросов, которые задает преподаватель (см. Подробности в разделе «Оценка»).Большинство вопросов будут относиться к материалам, включенным в PowerPoints, пакетам для чтения или чтениям по Интернету (например, из онлайн-программ BBC, PBS, NPR или случайных веб-сайтов). Сообщения учащихся на еженедельном дискуссионном форуме, который будет частью итоговой оценки, жизненно важны для интерактивного обучения.

Студенты должны оставлять сообщения на дискуссионном форуме в ответ на вопросы преподавателя.

Как обсуждается ниже, каждому сообщению будет присвоена оценка «прошел / не прошел», а семестровая оценка студента для дискуссионного форума будет основана на процентном соотношении заданий для обсуждения, которые студент публикует и сдает.

Вопросы на дискуссионном форуме подчеркивают ссылки на чтение курса. Просматривайте чтения, чтобы найти информацию, имеющую отношение к конкретному обсуждаемому вопросу; Студенты не обязаны писать обо всех чтениях веб-ссылок за данную неделю.

Студентам рекомендуется оставлять несколько комментариев для каждой темы дискуссионного форума: только первое сообщение, написанное каждым студентом, будет оцениваться в соответствии с рубриками дискуссионного форума, как показано ниже. Первоначальная публикация каждого студента будет оцениваться как удовлетворительно / неуспешно в соответствии со следующими критериями:

.
  • Релевантность назначенному материалу: опубликованные идеи указывают на то, что студент прочитал назначенный материал.
  • Ясность, последовательность: идеи изложены четко и связно.
  • Критическое мышление: есть свидетельства того, что учащийся адекватно проанализировал, синтезировал и оценил заданный материал.
  • Ставит вопрос для обсуждения: сообщение формулирует вопрос для обсуждения, относящийся к назначенному материалу.
  • Орфография, грамматика: сообщение должно соответствовать университетским стандартам орфографии и грамматики.
  • Длина: начальная проводка для каждого недельного модуля должна быть не менее 20 строк.

После публикации ответа на вопрос на дискуссионном форуме учащимся предлагается продолжить неформальную публикацию, чтобы продолжить диалог друг с другом и с преподавателем.

Будет 14 назначенных сообщений дискуссионного форума. Каждому сообщению будет присвоена оценка «прошел / не прошел» в соответствии с указанными выше критериями. Успешно = 10 баллов / Неудачно = 0 баллов.
Дискуссионные форумы будут открыты с понедельника с 12:00 до 23:59 в следующий вторник вечером определенной учебной недели (так же, как викторины).
Хотя необработанная оценка основана на количестве, я рекомендую вам вносить вдумчивые, хорошо написанные сообщения. В случаях, когда баллы выпадают на полях буквенных оценок, я награжу этих плаката

Тесты

Чтобы избежать любых проблем с вашим компьютером и онлайн-оценками, очень важно, чтобы вы проходили «Практический тест» с каждого компьютера, который вы будете использовать для прохождения оцениваемых викторин и экзаменов.Вы обязаны убедиться, что ваш компьютер соответствует минимальным требованиям к оборудованию. Оценки в этом курсе несовместимы с мобильными устройствами и не должны проходить через мобильный телефон или планшет. Если вам нужна дополнительная помощь, обратитесь в службу онлайн-поддержки ПФР.

15 викторин этого курса будут основаны на онлайн-чтениях и на материалах, запланированных на эту неделю. Требуется 13 тестов, каждый дополнительный тест будет засчитан как ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КРЕДИТ.

Каждая викторина будет состоять из 10 вопросов с несколькими вариантами ответов; Покроет назначенные показания из пакета и чтения в режиме онлайн.За каждый правильный ответ засчитывается 1 балл. Это означает, что каждая викторина приносит максимум 10 баллов.

Каждая викторина будет открыта с понедельника, с 12:00 до 23:59, в следующий вторник вечером определенной учебной недели. Викторина будет открыта в течение 30 минут с момента ее открытия. Надо ли мне сказать, что вам не следует ждать до 23:30. Во вторник вечером, чтобы пройти тест?

Викторина 1: 7 января (12.00) — 15 января (23:55)
Викторина 2: 14 января (12.00) — 22 января (23:55)
Викторина 3: 21 января (12.00) — 29 января (11: 55)
Викторина 4: 28 января (12.00) — 5 февраля (23:55)
Викторина 5: 4 февраля (12.00) — 12 февраля (23:55)
Викторина 6: 11 февраля (12.00) — 19 февраля (11 : 55)
Викторина 7: 18 февраля (12.00) — 26 февраля (23:55)
Викторина 8: 25 февраля (12.00) — 5 марта (23:55)
Викторина 9: 4 марта (12.00) — 12 марта ( 23:55)
Викторина 10: 11 марта (12.00) — 19 марта (23:55)
Викторина 11: 18 марта (12.00) — 26 марта (23:55)
Викторина 12: 25 марта (12.00) — 2 апреля (11:55)
Викторина 13: 1 апреля (12.00) — 9 апреля (11:55)
Викторина 14: 8 апреля (12.00) — 16 апреля (11:55)
Викторина 15: 15 апреля (12.00) — апрель 23 (11:55)

Чтобы подготовиться к каждой викторине, изучите следующее:

  • Еженедельный обзор затронутых тем
  • Слайды лекций PowerPoint на каждую неделю
  • Исследовательские вопросы размещены для каждой викторины.
  • И, конечно же, ПРОЧИТАЙТЕ задания
Краткое эссе

140 Всего баллов

На 15 неделе я заменю еженедельное обсуждение заданием на сочинение. Я задам вопрос (см. Файл «Что делать в эти недели») и несколько основных материалов для чтения по этой теме. Затем я попрошу вас написать краткое, хорошо написанное эссе на стандартном английском языке, в котором будет обсуждаться ваш взгляд на проблему.Я опубликую несколько основных рекомендаций, которые помогут вам в этом. Это эссе, в отличие от сообщений на форуме, будет оцениваться по содержанию (, 100 баллов, ). Также будет выставлена ​​оценка на своевременность ( 40 баллов ). Вы должны опубликовать это вовремя. На это у вас есть 15 недель. Вопрос поднят. За опоздание не принимаются оправдания!

Оценка

Итоговая оценка: процент из 410 возможных баллов

Примечание. Чтобы получить проходной балл, необходимо выполнить все необходимые задания.

Требования к курсу Количество позиций Очки
Тесты с несколькими вариантами ответов 13 (всего 15 тестов; каждая пройденная дополнительная викторина будет засчитана как ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КРЕДИТ) 130
Обсуждение сообщений на форуме 14 140
Краткое эссе 1 140
Итого 28 410

На курс можно набрать 410 баллов .Чтобы рассчитать итоговую оценку, разделите общее количество баллов на 410 и найдите процентное значение по этой шкале:

Letter
Оценка
Диапазон точек Letter
Оценка
Диапазон точек Letter
Оценка
Диапазон точек
А Выше 93 В- 80 — 82 D + 67–69
A- 90–92 C + 77–79 D 63–66
В + 87–89 С 73 — 76 D- 60–62
B 83 — 86 C- 70–72 F <60
КАЛЕНДАРЬ КУРСОВ
Еженедельное расписание модуля
Модуль 1
7-13 января

Ознакомьтесь с веб-сайтом курса, программой и календарем.
Щелкните Часто задаваемые вопросы по курсу; Лекции по PowerPoint; Дискуссионный форум; Вопросы / сообщения; Экзамены; & Практическая викторина

Дискуссионные форумы будут открыты с понедельника с 12:00 до 23:59 в следующий вторник вечером в конкретную неделю курса.

http://www.fiu.edu/orgs/socant/

Необязательно: создайте домашнюю страницу учащегося.
Вы можете найти практический тест, щелкнув ссылку «Экзамены» в меню курса. Эта практическая викторина не засчитывается в вашу оценку и предназначена для того, чтобы вы научились проходить онлайн-тесты.

Задания по чтению: Введение в курс

Всегда читайте мой краткий еженедельный обзор темы. Он не заменяет чтения, но пытается контекстуализировать материал. К тому же, если мне нужно заточить топор, я заточу его там.

1) Что значит быть человеком? Харон PDF в папке для чтения

2) Как социологи смотрят на общество? Харон PDF в папке для чтения

Модуль 2
Модуль 3
Модуль 4
Модуль 5
Модуль 6
Модуль 7
18-24 февраля

Изолированный и социальный: личность и аватар

19) Интернет-чтения — (Macionis) PDF в папке для чтения

20) Синтетические миры — (Кастронова) PDF в папке для чтения

21) Башня Штолле — третья часть игровых денег, (Dibbell) PDF в папке для чтения

22) Психология ролевых онлайн-игр с большим количеством пользователей — (Да) PDF в папке для чтения

23) Большие игры Castronova PDF в папке для чтения

Выезд:

Распад времени и пространства Большое время: Университет Айдахо в «Второй жизни»
http: // www.sl.uidaho.edu/

Университет второй жизни

Реальные деньги для онлайн-игр

Огр, которого нужно убить? Передайте это китайцам

Теории игр

Модуль 8
Модуль 9
4–10 марта

Чтение:

Пол и личность

27) Сексуальность — Глава 7 (Maciones) PDF в папке для чтения

28) PDF-файл «Как стать парнями», «мужчинами», «парнями» и «чуваками» в папке для чтения

29) Красавица и чудовище рекламы (Килборн) PDF в папке для чтения

30) Влияние гендерной социализации на расстройства пищевого поведения (Тауб и МакЛорг) PDF в папке для чтения

31) Гендерная социализация (Crespi) PDF в папке для чтения

Отъезд:
Что говорят биологические науки

Обрезание женщин в Египте

Женщины среди полевых командиров

Модуль 10
11-17 марта

Читать:

Личность и девиантность: девиантность по сравнению с чем?
Из отклонений в разных культурах — Хайнер

32) Нормальное и патологическое — (Дюркгейм) PDF в папке для чтения

33) По социологии девиантности — (Эриксон) PDF в папке для чтения

34) Социальная структура и аномия — (Мертон) PDF в папке для чтения

35) Кочон и Hombre-Hombre в Никарагуа — (Ланкастер) PDF в папке для чтения

36) Женщины в Лесото и (западное) построение гомофобии — (Кендалл) PDF в папке для чтения

37) Парафилии разных культур — (Bhugra) PDF в папке для чтения

Отъезд:

Нарушение норм

Ваш пол ID

Политическое нападение

Право человека

Военные преступления

Модуль 11
18-24 марта

38) Выпуск 5 — Следует ли официально признавать однополые браки? PDF в папке для чтения

39) Выпуск 6 — Упадок традиционной семьи — это национальный кризис? PDF в папке для чтения

Модуль 12
Модуль 13
Модуль 14
Модуль 15
15-21 апреля

Глобальные силы, локальное воздействие

Чтение:

48) Испанский вызов (Хантингтон) PDF в папке для чтения

49) Действительно ли личность имеет значение? (Харон) PDF в папке для чтения

Современная тема дебатов по теме: это ваш последний вопрос по теме эссе

50) Выпуск 2 — Иммиграция из стран третьего мира угроза образу жизни Америки? PDF в папке для чтения

Выезд:

Иммиграция и конфликт

Ваш мозг

Человек и общество

Человек и общество

Центральное место в курсах категории The Individual и Society — это исследование современного общества.Темы конкретно в этой области Ядра рассматриваются политические и экономические организации, социальное развитие, проблемы, с которыми сталкиваются группы меньшинств, отношения между физических лиц, а также права и обязанности, связанные с членством в сообществе.

Требование : Один курс на три кредита от утвержденного список.

Антропология
R060 Введение в антропологию
H090 Honors Введение в антропологию

Уголовное правосудие
C050 Введение в уголовное правосудие

Экономика
C050 Элементы экономической теории (ранее C053)
C051 / X051 Макроэкономические принципы
C052 Микроэкономические принципы
H091 С уважением к макроэкономическим принципам
H092 С уважением к микроэкономическим принципам
H093 С уважением к экономической теории

Электротехника
C051 Технологии и XXI век

География и урбанистика
C050 Окружающая среда и общество
C055 Городское общество
R055 Расизм, расизм и американский город

Управление здравоохранения
C101 / X101 Введение в систему медицинских услуг

Журналистика, связи с общественностью и реклама
C055 Введение в СМИ
H095 Почести Введение в СМИ

Исследования в области права и недвижимости
C001 Право и общество
C077 Первая поправка
X091 С уважением к закону и обществу

Философия
C050 Философские вызовы индивидуализму
C062 Мораль и закон
H090 С отличием Введение в философию
H092 С уважением к морали и закону

Политология
R050 Личность, раса и политическая жизнь в Америке
H050 Уважает личность, расу и политическую жизнь в Америке

Психология
C050 Психология как социальная наука
X091 С отличием Психология как социальная наука

Религия
C054 Религия и общество
H094 Почести Введение в религию и общество

Социальное управление
C060 Поведение человека в социальной среде

Социология
C050 / X050 Введение в социологию
C059 / R059 / X059 Социология расы и расизма
C066 Деньги: у кого они есть, у кого нет, почему они важны
H090 Honors Introduction to Sociology

Женские исследования
C051 / X051 Введение в женские исследования
C082 Мужчины и мужественность
C091 / X091 С отличием Введение в женские исследования
H092 С уважением к мужчинам и мужественности

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *