Содержание

Имплицитная и эксплицитная память

Оба раза, когда моя жена была беременна, я часто пел детям старую русскую песню, которую слышал от бабушки. В ней ребенок описывает любовь к жизни и к маме: «Пусть всегда будет солнце, пусть всегда будет небо, пусть всегда будет мама, пусть всегда буду я».

Я пел ее по-русски и по-английски на последнем триместре беременности супруги, потому что в это время слуховая система плода уже достаточно развита для восприятия звуков сквозь амниотическую жидкость.

Потом, когда детям исполнилась неделя, я провел с каждым из них эксперимент, для чего пригласил коллегу. (Я знаю, что это не было контролируемое исследование, но зато мы повеселились.) Не говоря ему, какую именно песню я пел беременной жене, я спел по очереди три разных.

Не было никаких сомнений: когда дети слышали знакомые мелодию и слова, они открывали глаза шире, становились активнее, и мой коллега легко определил изменения в их уровне внимания. Так, в мозге детей записалось перцептивное воспоминание.

(Сейчас они не разрешают мне петь. Наверное, сквозь плаценту мой голос казался лучше.)

Имплицитная память

Мы кодируем имплицитные воспоминания на протяжении всей жизни, и многие исследователи считают, что в первые восемнадцать месяцев мы фиксируем только их. Ребенок кодирует запахи и звуки, связанные с домом и родителями, ощущение голода в животе, упоительный вкус теплого молока, страх громких и злобных голосов и то, как напрягается тело мамы во время визита одного родственника. Имплицитная память зашифровывает впечатления, эмоции и телесные ощущения, включая появляющиеся по мере нашего роста умения ползать, ходить, разговаривать или кататься на велосипеде.

Имплицитная память также использует способность мозга обобщать на основании опыта, и именно таким образом мы создаем ментальные модели на базе повторяющихся событий. Это уже сложнее связывания нейронов, активирующихся одновременно. Наш мозг подытоживает и объединяет похожие события в одну прототипную репрезентацию, называемую схемой. Если мама обнимает маленького сына каждый вечер, приходя с работы домой, у него в голове появится ментальная модель, в которой возвращение мамы наполнено лаской и чувством единения.

Наконец, имплицитная память формирует механизм актуализации установки, с помощью которого мозг готовится к определенной реакции. Когда мама приходит домой, сын ожидает, что она его обнимет. Его внутренний мир подготовлен к восприятию жеста, и он начнет тянуть руки вверх, как только услышит звук подъехавшей машины. Когда мы становимся старше, актуализация установки продолжает работать, но уже для более сложного поведения. Если вы научились плавать, то, надевая купальник или плавки, вы автоматически активируете поведенческий репертуар плавания и, прыгнув в бассейн, будете полностью готовы плыть.

Перечисленные шесть сфер имплицитной памяти: восприятие, эмоции, телесные ощущения, поведение, ментальные модели и актуализация — это основные детали мозаики сознания. Они определяют, как прошлое продолжает влиять на нас в настоящем.

После получения опыта остаются синаптические связи, формирующие и фильтрующие ощущения в текущий момент. Используя имплицитные элементы из прошлого, мозг — ассоциативный орган и прогнозирующее устройство — постоянно готовит нас к будущему.

Эксплицитная память

Эксплицитная память проявляется на втором году жизни. Хотя в дошкольном возрасте дети имеют довольно яркие воспоминания о своем более раннем возрасте, становясь взрослыми, они помнят довольно мало из того, что происходило раньше пяти или шести лет. (Это явление называют детской амнезией.)

Эксплицитное кодирование зависит от способности концентрировать внимание и интегрировать элементы пережитых событий в фактические или автобиографические репрезентации.

Родители инстинктивно укрепляют данную способность у маленьких детей, прося их рассказать о вчерашнем походе в зоопарк или о том, что они видели на детской площадке утром.

Когда мы извлекаем эксплицитное воспоминание, у нас действительно появляется ощущение, что мы переносим в свое пространство осознанности что-то из прошлого. Ваши внутренние образы связаны одновременно с фактами и самоощущением внутри конкретного эпизода из прошлого.

В течение жизни мы аккумулируем эпизодические воспоминания в более крупные кластеры, укладывая их вдоль временной шкалы. Они называются автобиографической памятью. Благодаря ей вы способны сравнить свой десятый и двадцатый дни рождения и составить связный рассказ о собственной жизни — нарратив.

По мере развития гиппокампа мы можем формировать фактические и эпизодические воспоминания.  развивается на протяжении всей жизни, поскольку он продолжает собирать эксплицитные воспоминания, позволяющие нам узнавать себя и окружающий мир.

Влияние стресса

При чрезмерном стрессе выработка гормона кортизола ведет к подавлению развития гиппокампа и его нормальной работы. Согласно ряду еще не опубликованных исследований, дети, которые первые годы жизни провели в приютах, имеют ряд особенностей, связанных с чрезмерным стрессом, обусловленным жесткой, непредсказуемой и иногда пренебрежительной обстановкой в таких учреждениях.

Так, например, у них отмечают увеличенное миндалевидное тело и иногда уменьшенный гиппокамп.

Степень увеличения миндалевидного тела соответствует уровню эмоционального замешательства, испытываемого детьми, когда им показали фотографии людей с негативными выражениями лица. Кроме того, на увеличенное миндалевидное тело указывала сниженная концентрация внимания на глазах при просмотре изображений. Таким образом, механизм стресса работал следующим образом:

стресс от неблагоприятных условий среды — ускоренный рост миндалевидного тела — повышенная эмоциональная реактивность на лица с отрицательными эмоциями и сниженное восприятие черт лица

Предположительно в результате неблагоприятной ситуации у детей возникали трудности с эмоциональной регуляцией, с самоорганизацией в социальной обстановке и с восприятием лиц. Дети, которые росли в семьях, при просмотре фотографий лиц задействовали кортикальные участки (включая кору верхней височной доли и латеральную затылочно-височную извилину, отвечающую за знания и опыт).

А дети из детских домов не задействовали выше расположенные участки. Вместо этого у них происходила стимуляция миндалевидного тела и других подкорковых участков. Следовательно, имплицитная и эксплицитная память опыта обусловлена первыми годами жизни.

Дэниел Сигел. Майндсайт: новая наука личной трансформации

Эксплицитная и имплицитная информация в социальной и коммерческой рекламе

Евгения ЗДЕСЕНКО

Автор статьи анализирует тексты социальной и коммерческой рекламы с точки зрения теории импликатур, определяет особенности распространения информации через рекламу в прессе. Также автор обращает внимание на использование визуального компонента рекламы в качестве транслятора импликатур.

Ключевые слова: социальная реклама, коммерческая реклама, реклама, речевые акты, дискурс, импликатуры, имплицитная информация, эксплицитная информация

Восприятие любого рекламного текста потребителем во многом зависит от его личного опыта, знаний и даже от сложившейся в момент перцепции ситуации. Именно поэтому один и тот же рекламный текст может оказывать разное влияние на разных представителей аудитории. Это существенно усложняет задачу производителям рекламного продукта, ведь первоначальная цель их работы – завладеть вниманием как можно большего числа потенциальных клиентов, то есть найти подход к каждому из них. В рекламной практике распространено убеждение, что воздействие будет более эффективным, если продукт навязывается не прямо, а с помощью так называемых импликатур.

Основателем теории импликатур, согласно которой информация, передаваемая в речевом акте, делится на то, «что сказано» и «что имелось в виду», является английский лингвист и философ Герберт Пол Грайс. Он определяет импликатуры как значения, выходящие за пределы того, что сказано [Грайс, 1985]. Таким образом, имплицитная информация выражается в форме подтекста, который потребитель должен самостоятельно «извлечь» и интерпретировать. Тот факт, что все это производится фактически произвольно, влияет на степень доверия адресата – он сам домысливает то, что не говорится «прямым текстом».

Создателю рекламы остается лишь умело скомбинировать имплицитную и эксплицитную информацию таким образом, чтобы у аудитории возник этот эффект самостоятельности восприятия скрытой информации и сформировалось решение о приобретении товара/услуги.

Трудно представить себе рекламу, которая не использовала бы в своем тексте имплицитную информацию. Ведь отношение к рекламному продукту в целом, как известно, больше негативное – речь о предубеждении и недоверии адресата, его «усталости» от потока однотипной и навязчивой рекламной информации. Лучший способ воздействовать на аудиторию, не усугубляя при этом ситуацию, – дать потребителю самому раскрыть замысел рекламного сообщения.

Но всегда ли насыщенность рекламного текста скрытыми смыслами оправдана? И в каком соотношении должна присутствовать эксплицитная и имплицитная информация в рекламном сообщении? Ответить на эти вопросы трудно, но, сравнив тексты социальной и коммерческой рекламы в прессе, мы можем проследить существующую тенденцию и интерпретировать полученные результаты.

Учитывая то, что эмпирическим материалом для нашей статьи служит реклама в прессе, стоит сказать об особенностях этого типа рекламы. В основе структуры сообщения в данном случае находятся визуальные и вербальные элементы. Причем в глянцевых журналах, как правило, акцент делается именно на изображении. Как средство коммуникации изображение более многозначно, чем текст. Здесь большое влияние имеет выражение лиц, построение композиции, граница изображения, используемые цвета. При этом визуальные компоненты очень легко воспринимаются аудиторией, процесс чтения для которой может быть утомительным и неинтересным.

Однако не стоит списывать со счетов возможности текстовой части рекламного сообщения. И если в большинстве своем визуальный компонент – это имплицитная информация, то текст может представать в абсолютно разных вариациях и комбинациях. Текст может быть одновременно и достаточно образным, и в то же время конкретным. При этом максимальный эффект достигается за счет выстраивания особой динамики взаимодействия и визуального, и вербального компонентов.

Отсутствие более широкого ряда возможностей (по сравнению, например, с телевизионной рекламой) не останавливает рекламистов в поиске креативных решений для рекламы в прессе. Так, в глянцевых журналах часто используются всевозможные нетипичные способы рекламирования. Например, приклеенный к странице пробник продукции: каким эффективным бы ни был рекламный видеоролик, возможность протестировать товар бесплатно будет гораздо убедительнее для покупателя.

На первый взгляд, этот прием можно определить как эксплицитный способ передачи информации. Такой, например, пакетик с кофе или саше (порционная упаковка) с кремом буквально говорит «возьми и попробуй». Но с другой стороны, это происходит абсолютно ненавязчиво. Покупатель не платит за это дополнительно, а значит попробовать предложенный товар ему ничего не стоит – «просто попробуй и реши сам, нужен ли тебе этот продукт». За этим якобы самостоятельным принятием решения кроется манипулятивная сущность рекламы – имплицитная информация налицо.

Аудитория делает выводы как из самих слов (вербальной информации), так и опираясь на контекст, в котором они используются. Поэтому можно говорить о том, что имплицитность сообщения во многих случаях возникает именно в комплексе используемых средств, в нашем случае – изображения и текста. Рассмотрим на примере.

Так, в рекламе продукции компании Adidas в журнале National Geographic используется заголовок «Будь готов выйти на арену» (фоновое рекламное изображение – стадион). Ниже более мелким шрифтом идет описание рекламной акции: «Покупай продукты с промостикером и выиграй билеты на матч Лиги чемпионов УЕФА». Вторая часть информации определенно эксплицитного характера (хотя «выиграй билеты» выглядит как обещание обязательной победы в розыгрыше, что, естественно, не может быть гарантировано). Но так как основное внимание к себе привлекает именно заголовок, то у потребителя формируется определенный отвлеченный образ. Не зря рекламодателями вместо, например, тривиального «отправиться на стадион» используется высокопарное «выйти на арену». Арена ассоциируется с гладиаторскими играми, смелостью, доблестью и славой. Приглашая «выйти на арену», создатель рекламного текста предлагает почувствовать себя настоящим героем. Мерцающий в свете прожекторов стадион завершает этот создаваемый образ. Кроме того, фраза «будь готов выйти на арену» имеет еще один подтекст: чтобы быть, как говорится, во всеоружии, «просто воспользуйтесь продукцией нашей компании». И эта импликатура подкрепляется визуальным образом товара.

Для социальной рекламы в большинстве своем характерно прямо заявлять о проблеме. В рекламных текстах этого типа чаще используются директивы в общепринятом и понятном каждому значении: «Проводите больше времени с детьми», «Снижайте скорость в жилых зонах», «Будьте осторожны на дорогах». Однако в некоторых случаях для привлечения внимания к проблемам в социальной сфере используются не менее креативные подходы, чем в коммерческой рекламе. Прекрасный пример – социально-информационный проект, инициированный издательством «ЭКСМО», в котором приняли участие известные российские медиаперсоны.

Главная задача проекта – привлечение внимания молодежи к чтению. Серия печатной рекламы объединена под общим слоганом «Читай книги – будь Личностью!». И живым доказательством того, что чтение книг – это лучший способ самореализации, выступают Илья Лагутенко, Ксения Собчак, Ольга Шелест, Антон Комолов и Артемий Троицкий. Опора на авторитеты – не единственная импликатура, которая используется в этом рекламном проекте. Вербальная составляющая довольно провокационна, что не может не привлечь внимание аудитории: «Ночь с «Мартином Иденом» была незабываема!», «Проглотил «Собачье сердце» в 14 лет», «Люблю прилечь с «Госпожой Бовари», «Вчера проснулся в обнимку с «Тремя сестрами». Так, на восприятие аудиторией влияют не только образы успешных и известных личностей, но и имплицитность используемых выражений.

В манипулятивных целях имплицитная информация в рекламе может использоваться как основа для ложных умозаключений адресата. Такая тенденция чаще прослеживается в коммерческой рекламе. Говоря «идеальный выбор» об автомобиле, создатель рекламного сообщения утверждает, что этот товар – лучший в своем роде (синонимы к этому слову – бесподобный, совершенный, безупречный), а значит остальные компании, производящие подобные виды товаров, не смогут с ним конкурировать. С другой стороны, «идеальный» – тот, который лучше всего подходит именно вам. Поэтому в этом случае сложно говорить о нарушении свободы конкуренции. Но с уверенностью можно сказать о скрытых интенциях создателя рекламного текста.

Подводя итог, можно сказать, что для рекламы не характерно использование информации только в буквальном ее значении. Однако импликатуры более широко используются в коммерческой рекламе. Вместе с тем, что имплицитная информация ненавязчива и легче воспринимается аудиторией, нет никакой гарантии, что потребитель интерпретирует ее должным образом. Эффективность воздействия зависит от уровня информированности, личного опыта и интеллекта реципиента. Несмотря на эти детали, имплицитная форма подачи информации позволяет задействовать те механизмы влияния на потребителя, которые не всегда можно привлечь, используя только прямые речевые акты.

____________________

Список литературы:

Грайс Г. П. Логика и речевое общение / Г. П. Грайс // Новое в зарубежной лингвистике. – М.: Прогресс, 1985. – Вып. XVI: Лингвистическая прагматика. – С. 217-237.

Кара-Мурза Е.С. Имплицитная информация как средство рекламного воздействия/ Е.С. Кара-Мурза // Медиальманах. — 2005. – №3. – С. 84-96.

Пирогова Ю. К. Имплицитная информация как средство коммуникативного воздействия и манипулирования. На материале рекламных и PR-сообщений / Ю. К. Пирогова// Проблемы прикладной лингвистики. – М., 2001. — 209-227.


The author analyzes the texts of PSA and commercial advertisements from the view of the theory of implicatures. The paper discusses the peculiarities of informational transmission through the printed ads. The attention is also paid to the usage of the visual component of commercials as a translator of implicatures.

Key words: PSA, commercials, advertisement, speech acts, discourse, implicature, implicit information, explicit information.


ИМПЛИЦИТНОЕ ВЫРАЖЕНИЕ КАТЕГОРИИ ОЦЕНОЧНОСТИ В ТЕКСТАХ СОВРЕМЕННЫХ СМИ

Byadmin

ИМПЛИЦИТНОЕ ВЫРАЖЕНИЕ КАТЕГОРИИ ОЦЕНОЧНОСТИ В ТЕКСТАХ СОВРЕМЕННЫХ СМИ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2012 г.

Пантелеев Андрей Феликсович,

кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и теории языка факультета лингвистики и словесности Педагогического института Южного федерального университета
(г. Ростов-на-Дону, Россия)

Никитенко Наталья Александровна,

магистрант 2 курса специальности «Стилистика речи. Филологический анализ текста. Лингвистическая экспертиза» факультета лингвистики и словесности Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону, Россия)

 

ИМПЛИЦИТНОЕ ВЫРАЖЕНИЕ КАТЕГОРИИ ОЦЕНОЧНОСТИ В ТЕКСТАХ

СОВРЕМЕННЫХ СМИ

В настоящее время отмечается качественное изменение облика современной прессы, которое стало результатом провозглашения свободы слова и снятия идеологических фильтров. Информация, собираемая и обрабатываемая конкретными люди для определенных групп читателей, носит субъективные характер, в связи с чем не может быть абсолютно объективной. Читателю представляется интерпретация информации, содержащая оценочный компонент, хотя зачастую в СМИ подчёркивается её объективный характер.

Категория оценочности понимается как отражение авторского представления о положительном и отрицательном содержании описываемого явления, а также о положительном или отрицательном отношении к адресату речи. Оценочность — основной стилеобразующий фактор материалов текстов СМИ. Данная лингвистическая категория проявляется в отборе и классификации фактов и явлений действительности, в их описании под определенным углом зрения, в выборе специфических лингвистических средств. Существуют различные лингвистические способы выражения категории оценочности, с которыми мы постоянно сталкиваемся в любом текстовом материале СМИ. Оценка может быть имплицитной, т.е. заложенной в сему слова, и эксплицитной, присущей не конкретному слову, а его употреблению.

Бесспорно, журналистика в настоящее время отошла от открытой пропаганды и прямого идеологического давления на адресата. На смену пропаганде пришло умело завуалированное манипулирование массовым сознанием при использовании имплицитного выражения оценки действительности, её объектов. Причем, имплицитно выраженная оценка (положительная или отрицательная) закладывается таким образом, что её присутствие в тексте незаметно, она не навязывается, а исподволь передается. Адресат вслед за автором воспринимает заданную оценку на суггестивном, эмоциональном уровне. В результате чего читателю кажется, что он самостоятельно пришел к данному оценочному выводу.

Следует отметить, что именно установление наличия негативной оценки в текстовых материалах зачастую является предметом судебной лингвистической экспертизы наряду с решением вопросов толкования языкового материала, а также выявления элементов экстремистских проявлений.

«Контекст — мощный механизм формирования нужной оценки у нейтральной номинации. Оценка закладывается не в сему номинации, а эксплицируется в ее словесном окружении. Формирование заданной оценки с помощью контекста у исходно нейтрального слова активно используется современными СМИ. Пейоративное или мелиоративное значение у нейтрального слова развивается через формирование у него заданной коннотации при сохранении нейтральной семы» [2]. Коннотацию можно привить любому слову, т. к. существующее расстояние между денотатом и сигнификатом ведет к образованию коннотации. А какой (положительной или отрицательной) она будет, зависит от говорящего, поскольку коннотации (включая стилистические различия слов) имплицируют отношение говорящего к предмету речи» [1].

Частое же употребление слова в стилистически окрашенных контекстах способствует выработке в сознании носителей литературного языка новых стилистических характеристик данного слова, т. к. слова способны вбирать в себя из этих контекстов «содержащиеся в них сведения о тех или иных экстралингвистических обстоятельствах, не связанных с признаками самого обозначаемого словом предмета (в широком смысле слова)» [4].

Так, одним из проявлений адгерентной экспрессивности является изменение коннотации стилистически нейтральной номинации, которая в случае долгого употребления в прессе в негативных контекстах, впитывает в себя окружающую отрицательную оценку. В памяти читателей подобные слова вызывают определенное впечатление, навеянное устоявшейся коннотацией. Как известно, в устойчивых контекстах иногда формируется новое значение слова, которое затем как бы вычленяется из словосочетания и закрепляется за словом как таковым.

Для создания оценочных номинаций часто используется прием «скорнения» [3], построенный на контаминации разных слов. В результате этого приема стирается прежняя внутренняя форма слов-доноров и создается новая прозрачная внутренняя форма, ярко выражающая определенную оценку. Так, производное от нейтрального существительного «коммунист» в современных публицистических текстах зачастую резко оценочно. Это явление связано с тем, что слово послужило опорой для создания целых парадигм резко отрицательных номинаций: «коммуняки», «КПСС-овцы», «национал-коммунисты», «коммуно-фашисты». Как отмечают исследователи, такие слова служат средством выражения экспрессивной оценки, чаще всего иронической, и участвуют в языковой игре.

Помогает характеризовать явление и так называемая квазисинонимическая ситуация, когда в один ряд выстраиваются не слова, близкие по смыслу, а слова, сближающиеся только в рамках данного текста. Так, объединение современными СМИ в один ряд слов «все эти коммунисты, фашисты, националисты» способствует распространению негативного смысла на слово, ранее положительно окрашенное. Это очень тонкий и удобный для журналиста способ выражения собственной позиции.

Квазисинонимическая ситуация в современной публицистике не только помогает «внедрению» в массовое сознание заданных оценок, но и является способом избежать уголовного наказания за нанесенное журналистом оскорбление, так как квазисинонимы – это не обсцентная лексика и не прямо высказанная оскорбительная номинация: «Великую экономику убили, как убивают быка на бойне, – ударом кувалды в лоб. Тушу этого тучного тельца объедали тысячи червяков, Гайдаров, трупоедов, Чубайсов, гиен, березовских…» («Завтра», 2002, № 32).

Оценка высказана в указанном примере чётко, но уголовно наказуемого оттенка здесь нет. Именно такая эксплицитная оценка позволяет журналистам умело манипулировать общественным мнением.

Наиболее завуалированными приемами выражения авторской оценки, создания адгерентной экспрессивности элементов описания в тексте, по нашему мнению, являются различные синтаксические приёмы, среди которых приём умолчания (эллипсис), использование риторических вопросов, различные типы цитирования.

Так, риторические вопросы в современных СМИ  используются для эмоционального, оценочного оформления аргумента с целью привлечения внимания, повышения эмоционального воздействия на адресанта. Вопрос журналиста: «Уважаемый суд, может быть, в деле о защите чести и достоинства стоит поменять истца и ответчицу местами?» в заключительной части статьи «Месть по закону» об отце, желающем лишить наследства дочь («Уполномочен заявить» №2 (13), 2012), звучит как призыв восстановить справедливость. В одной из статей, размещённых в интернет – сети, читаем высказывание, имеющее форму риторического вопроса: «И как же можно жить с такими людьми /в контексте статьи – «русскими»/ в мире и согласии?». Указанный вопрос, помещённый в заключительную часть, приобретает значение ядерного в логике контекста. Автор  заставляет адресата оценить «таких людей» и побуждает принять меры, которые имеют значение отрицания сказанному — «в мире и согласии».

Подбирая лексему, опущенную автором при умолчании, читатель осознаёт характер оценки, которая формируется на основании семантики эллиптированного члена предложения, лексического наполнения всего эллиптического предложения, а также контекста его употребления.

В современных СМИ мы довольно часто стакиваемся с квазицитатами, в которых журналисты передают смысл цитаты своими словами с нужной автору журналистского текста интонацией и акцентами, используя вырванные из общего контекста обрывки цитат чужой речи. В этом случае мы имеем также возможность рассматривать варианты трансформации цитат — их «расширения» с помощью журналистского комментария, так как «расширительные» комментарии позволяют закладывать в цитату дополнительный оценочный смысл.

Зависимая роль цитат передает иронию, служит средством передачи авторской оценки, когда происходит каламбур в результате столкновения цитаты с комментарием. Ярким примером такого каламбура, связанного с цитированием, является передача «Итого» на телеканале НТВ с Виктором Шендеровичем.

Различные принципы цитирования таят в себе большие возможности моделирования высказываний в соответствии с коммуникативным намерением говорящего.

Таким образом, существует множество разнообразнейших приемов формирования необходимой адресату оценки. Именно по этой причине современному эксперту – лингвисту так необходимо умение отрефлексировать представленный текст, отделив факты от их интерпретации, объективно определить способы выражения оценочного компонента текста для точного понимания авторского замысла.

Литература:

  1. Винокур. Т. Г. Говорящий и слушающий. М., 1993.
  2. Клушина Н.И. Языковые механизмы формирования оценки в СМИ. http://www.rusexpert.ru
  3. Николина Н. А. «Скорнение» в современной речи // Язык как творчество. М., 1996.

Петрищева Е. Ф. Стилистически окрашенная лексика русского языка. М., 1984

Эксплицитная и имплицитная память

Исследователи процесса хранения и воспроизведения информации в памяти выделяют имплицитную и эксплицитную память, также называемую осознаваемой и неосознаваемой или активной и пассивной. Впервые эффект имплицитного научения был получен Ребером в 1967 г.: он предлагал испытуемым автомат, который работал по сложной программе. Эту программу, названную «грамматикой», испытуемые имплицитно усваивали, не зная о том, что такая программа существует.

  • Имплицитная память — это память без осознания предмета запоминания, или бессознательная память.
  • Эксплицитная память — это осознаваемая память.

Феномены имплицитной памяти были обнаружены не только при моторном научении, но в широком классе задач, который используется в парадигме запечатления. Например, исследователь предлагал испытуемым серию фотографий с изображением женщин с длинными и короткими волосами. Демонстрация фотографий женщин с длинными волосами всегда сопровождалась рассказом об их доброте. В тестовой серии испытуемых просили вынести суждение относительно «доброты» ранее не демонстрировавшейся женщины. Испытуемый, как правило, оценивал эту женщину как добрую, если у нее были длинные волосы. В 1984 г. психологи Граф и Шехтер описали больных амнезией, которые были способны к имплицитному научению, но имели серьезные нарушения в эксплицитной памяти. Действие имплицитной памяти проявляется в спонтанном отнесении примера к прототипу, в классификации объектов согласно имплицитно усвоенному основанию и др. След имплицитной памяти имеет большую силу по сравнению со следом эксплицитной памяти, но одновременно он и более уязвим.

При изменении семантического контекста продуктивность действия имплицитной памяти резко снижается. В экспериментах Шехтера и Графа был обнаружен феномен модальной специфичности имплицитной памяти. Оказалось, что имплицитная память чувствительна к смене модальности, особенно при переходе от зрительной к слуховой, тогда как на продуктивность эксплицитной памяти смена модальности не оказывает влияния. Чувствительность имплицитной памяти к модальности лежит в основе чувства «знакомости». Показано, что оценка стимулов как «знакомых» или как «незнакомых» во многом базируется на этом чувстве, причем само оно может быть неосознаваемым.

Имплицитные и эксплицитные ценности в общей схеме анализа Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Сер. 6, 2007. Вып. 2. Ч. I

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

ВТ. Круглое

ИМПЛИЦИТНЫЕ И ЭКСПЛИЦИТНЫЕ ЦЕННОСТИ В ОБЩЕЙ СХЕМЕ АНАЛИЗА

При решении практических задач часто необходимо определить ведущие личные ценности человека или группы людей. Анализ ценностей клиента широко применяется в консультировании, информация о ценностях сотрудников необходима для эффективного управления персоналом и для организационного развития, в маркетинге понимание ценностей потребителей требуется для разработки и успешного продвижения брендов. Однако подходы к определению и анализу ценностей отличаются значительным разнообразием, даже несогласованностью1. Изолированное выделение отдельных аспектов понятия ценности снижает полезность результатов прикладных исследований и затрудняет их сопоставление2. Следовательно, для систематизации, анализа и сравнения личных ценностей необходима концептуальная схема, позволяющая охватить и логично структурировать максимально широкую область возможных вариантов.

В отечественной психологии ценностные ориентации обычно определяются через понятия отношения, отражения, установки3. При этом они включаются в более широкое синтетическое понятие направленности личности4, которое содержит в себе доминирующие ценностные ориентации и над ситуационные установки. Ценности являются одновременно когнитивным и мотивационным образованием5. Они детерминируют процесс познания человеком социального мира и, в то же время, регулируют его поведение в социальной среде. В категорию ценностей включают идеи, идеалы и цели, к которым стремится человек и общество6. В социальной психологии ценности представляют собой социальное понятие, объект которого приобретает социальное значение и может являться предметом деятельности,

В другой работе личные ценности были определены нами как субъективно наиболее важные условия оптимального функционирования человека в окружающей среде7. Исходя из данного определения, в общих чертах была разработана схема анализа личных ценностей, основу которой составляют два фактора. Первый фактор задан категорией психологического времени: все ценности относятся к области психологического прошлого (то, что у человека уже есть, — ресурсы), настоящего (то, что человек реально стремится достичь, — цели) или будущего (то, что человек хотел бы в принципе. — идеалы). Второй фактор делит категории ценностей на объекты, в основном отражающие ценные возможности окружающей среды, и операторы, главным образом отражающие ценные качества субъекта. Критерием оценки важности ценностей-идеалов, служит их привлекательность в «идеальных условиях» (т. е. в отсутствие ресурсных ограничений). Критерием важности ценностей-целей выступает вклад ресурсов в их реализацию. Стремление сохранить данную ценность является критерием важности ценностей-ресурсов. Общий критерий для всех типов ценностей — предпочтение данной ценности в ситуации вынужденного выбора.

В данной статье предлагается дальнейшая разработка базовой схемы. Отправной точкой для анализа является рассогласование, наблюдающееся в теоретических подходах к ценностям и в вытекающих из них процедурах измерения.

© В.г. Круглов, 2006

Согласно одной трактовке, ценности определяются как сознательно формулируемые идеалы и стандарты оценки. Например, М. Рокич определяет ценности как устойчивое убеждение, что определенный способ поведения или конечная цель существования являются лично или социально более предпочтительными, чем противоположный или обратный способ поведения или конечная цель существования8. Н.Т. Физер рассматривал ценности как абстрактные структуры, которые включают в себя представления о желательных способах поведения или желательных целевых состояниях9. Г.Р. Мэйо и Д.М. Олсон концептуализировали ценности как культурные трюизмы, т. е. представления (beliefs), которые широко распространены и редко подвергаются сомнению9. Согласно Д. Элизар и А. Саги, ценности представляют собой оценку степени важности цели или поведения в соответствии с критерием личного благополучия11. В. Билски и Ш. Шварц называют пять общих признаков ценностей: это (1) концепции или убеждения, (2) относящиеся к желаемым конечным состояниям или к поведению, (3) не зависящие от конкретных ситуаций, (4) направляющие выбор или оценку поведения и событий и (5) упорядоченные по относительной важности12. Ценности представляют собой когнитивные репрезентации важных целей или мотивов человека, которые должны быть включены в коммуникацию, чтобы люди могли координировать свои действия.

Этой трактовке соответствует «прямой» подход к измерению, при котором респондентов просят оценить степень своей приверженности ряда ценностей или согласия с ценностными утверждениями. К наиболее известным «прямым» методам относятся методика Рокича — R.VS (Rokeach Value Survey)12 и методика Шварца — SVS (Schwartz Value Survey)14.

Второй подход подразумевает, что степень осознания ценностей может быть различной. Например, М.С. Каган указывает на два источника важности ценности: (1) более осознанный, детальный, рациональный анализ полезности; (2) менее осознанное, эмоциональное отношение15. Соотношение этих факторов в итоговой оценке может значительно варьироваться. М.Д. Мамфорд с коллегами определяет ценности как конструкт, который отражается в предпочтениях человека относительно определенных целей или способов их достижения16, В концепции М.Дж. Рохана ценности представляют собой имплицитные аналоговые принципы, базирующиеся на оценках способности вещей, людей, действий и деятельностей обеспечить «как можно более хорошую жизнь»17. Г, Хофстеде определяет ценности как «широко распространенные тенденции предпочитать одно положение вещей другому»18. Они усваиваются в самом раннем периоде жизни, без рефлексии и обоснования, поэтому большинство из них не осознается своими носителями. Следовательно, о ценностях человека можно судить лишь косвенно, анализируя его поступки в разных обстоятельствах. Э.Х, Шейн разделяет базовые представления (истинные ценности) и декларируемые ценности (стратегии, цели и философии)19. Если следование декларируемой ценности многократно оправдывается, она постепенно начинает восприниматься как нечто должное, как составная часть реальности, переходя в категорию базовых представлений. Аналогичную позицию занимает и Э. Берн20.

Этому более широкому подходу соответствуют «непрямые» методы измерения21. В них приоритеты ценностей выводятся из решений, совершаемых респондентами, когда их просят выбрать между разными курсами действий (причем сами эти действия не соотносятся явным образом с оцениваемыми ценностями). Среди «непрямых» методов наиболее известна основанная на теоретическом подходе Э. Шпрангера методика Олпорта- SOV (Allport-Vernon-Lindzey Study of Values)22.

Двойная система мотивации

Приведенный краткий обзор концепций ценностей показывает, что отмеченное нами рассогласование отражает различные подходы к месту личных ценностей в модели «двойной системы мотивации». Ее основная идея состоит в том, что личность — это комплексная система, состоящая из нескольких подсистем23. При этом, особое внимание уделяется системам имплицитной и эксплицитной мотивации, которые вызывают и направляют поведение. Имплицитные, или латентные, мотивы концептуализируются как ассоциативные сети, соединяющие ситуационные стимулы с базовыми аффективными реакциями и имплицитными поведенческими тенденциями24. Такие мотивы связаны с бессознательными потребностями25, с базовыми и «организмическими» потребностями26. В общем случае, имплицитные мотивы возникают подсознательно и ведут к эмоциональным предпочтениям и имплицитным поведенческим импульсам. Они проявляются в спонтанном, экспрессивном и часто приносящем удовольствие поведении27. Имплицитные мотивы развиваются на раннем этапе жизни и являются сравнительно независимыми от социальных требований в более поздние периоды28. Для их измерения чаще всего используется TAT и другие проективные методики.

Эксплицитные мотивы — это причины, которые люди приписывают своим действиям. Например, много работающий человек может объяснить это «ориентацией на достижение». Эксплицитная система мотивации включает в себя множество целей, планов и когнитивных стратегий. Такие мотивы доступны осознанию и могут быть оценены с применением вопросников, основанных на самоописании. В отличие от имплицитных мотивов, они сильно зависят от социальных требований и нормативных прессов29. Активированные эксплицитные мотивы генерируют когнитивные предпочтения и выбор «хорошо определенных» альтернатив (например, в ситуации тестирования человек с сильным само-атри-бутированным мотивом достижения будет демонстрировать высокую степень когнитивной ориентации на высокие результаты).

Центральное положение подходов двойной мотивационной системы состоит в том, что имплицитные и эксплицитные мотивы относятся к разным аспектам личности. Они в значительной степени активируются независимо30, хотя между ними и возможна корреляция31, особенно у людей с высокой степенью самодетерминации32. Имплицитные мотивы чаще вызываются факторами, внутренне присущими деятельности, а эксплицитные мотивы — внешними к ней факторами33. Соответствие внешних целей имплицитным мотивам повышает эффективность, удовлетворенность и психологическое благополучие субъекта34. Уровень стремления к таким целям усиливается намеренным представлением процесса и результата достижения35.

В ранних работах Д.С. Мак-Клеланда и Дж. В. Аткинсона эксплицитные мотивы обозначались термином «ценности». Однако впоследствии Д.С. Мак-Клеланд отказался от него в пользу термина «самоатрибутированные потребности», чтобы избежать смешения с нормативными представлениями (beliefs) относительно желательных целей и способов поведения36. Для имплицитных мотивов, выявленных путем анализа фантазий, он сохранил традиционные термины: мотив достижения, мотив власти и т. п.

Двойные модели аттитюдов

Представление о двойной системе мотивации находит свое отражение в «двойных» моделях аттитюдов37. Наиболее часто применяемые техники прямого оценивания объектов (например, с использованием биполярных шкал) дают информацию об эксплицитных

оценках. Для имплицитного измерения применяются разнообразные процедуры38, среди которых наиболее распространены различные варианты прайминга (priming) и теста имплицитных ассоциаций39.

‘ «Двойные модели» исходят из сопоставления двух основных линий исследования аттитюда. Одна из них показывает, что аттитюды являются стабильными оценками, которые активируются автоматически, а другая — что они представляют собой контекстно-специфические конструкции, которые часто изменяются. Большинство «двойных моделей» предлагает следующее решение: обычно при встрече с объектом аттитюда хранящиеся в памяти оценки (А{) активируются автоматически40. Затем, если это требуется, субъект адаптируют эти оценки в соответствии с другой доступной на данный момент информацией, например, с причинами, по которым он думает об этом объекте, или с характерными аспектами ситуации. Каждый из таких источников информации (первоначальная оценка, восстановленная из памяти, и доступная в данный момент информация) варьирует по силе и поэтому получает больший или меньший вес. В одном предельном случае заранее сформированный аттитюд может отсутствовать или быть очень слабым. Тогда оценка А2 полностью конструируется из доступных в данный момент мыслей. В другом предельном случае у человека может быть очень сильный исходный аттитюд. Тогда оценка объекта представляет собой исключительно функцию этой записанной в памяти оценки. В промежуточных случаях исходные оценки и сиюминутная информация обладают сопоставимым весом. Тогда человек восстанавливает из памяти исходную оценку, адаптирует ее в свете доступной в данный момент информации, и замещает А1 на А2. Например, в качестве теоретического фундамента имплицитных измерений Р.Х. Фацио и М.А. Олсон предложили модель влияния аттитюда на оценки и поведение посредством разных вариантов сочетания сравнительно спонтанных и более рассудочных процессов41. Рассудочный процесс включает в себя более трудоемкий анализ затрат и выгод, определяющий полезность конкретного поведения. Он требует от субъекта наличия достаточных когнитивных возможностей и мотивации. Дополнительно на связь между имплицитными и эксплицитными оценками оказывают влияние специфика объекта и связанное с ней давление социальной желательности. Б.А. Нозек добавляет еще два фактора: биполярность/униполярность и отличие оценки данного объекта от внутренних и внешних норм42.

Т.Д. Вилсон с коллегами указывает на возможность одновременного наличия в памяти двух разных оценок одного и того же объекта, которым сопоставляются имплицитный (автоматически активируемый) и эксплицитный аттитюд43. Аттитюд, который люди подтверждают, зависит от того, есть ли у них когнитивная возможность восстановить эксплицитный аттитюд, и «перепишет» ли он имплицитный аттитюд. Их этой модели вытекают важные следствия. Например, исследования, основанные только на эксплицитных измерениях, могли преувеличивать легкость изменения аттитюдов. Даже если эксплицитный аттитюд изменяется, имплицитный аттитюд может оставаться тем же самым.

Однако существующие эксплицитные процедуры измерения не гарантируют, что эксплицитный аттитюд независимо репрезентирован в памяти. Напротив, ответ на эксплицитное измерение может быть немедленно сконструирован. Поэтому Р.Х. Фацио и М.А. Олсон рекомендуют различать эксплицитные и имплицитные измерения, а не аттитюды44. Кроме того, следует различать имплицитные и «не навязывающие», но все же эксплицитные, измерительные процедуры45.

Традиционно в модели аттитюдов включались аффективные, когнитивные и поведенческие компоненты, однако в последние годы исследователи сосредоточились на этих

доменах как на коррелятах аттитюдов46. Кроме того, как указывает Т.Д. Вилсон с коллегами, нет причин считать имплицитный аттитюд более аффективным или когнитивным, чем эксплицитный аттитюд. Скорее, оба представляют собой интегральные оценки, которые могут быть основаны на множестве источников информации47.

Схема анализа личных ценностей

В схеме, представленной в нашей статье, параллельно «слою ценностей» был расположен «слой потребностей», стоящих за этими ценностями48. При этом потребности понимались в смысле, предложенном в работах Мак-Клелланда и его коллег — как имплицитные мотивационные образования. Для того чтобы уйти от терминологической путаницы, сошлемся на определение потребностей, которое дает Е.П. Ильин: это «.. .отражение в сознании нужды (нужности, желанности чего-то в данный момент), часто переживаемое как внутреннее напряжение (потребностное состояние) и побуждающее психическую активность, связанную с целеполаганием»49. Отсюда следует, что ценности представляют собой потребности, зафиксированные в представлениях об объектах и операторах внешнего и внутреннего мира личности.

Для детализации схемы анализа целесообразно рассмотреть процесс становления ценностей в онтогенезе. Личные ценности приобретаются в ходе социализации. С одной стороны, они отражают потребности ребенка, который на своем опыте узнает, что для него хорошо, а что плохо. С другой стороны, транслируемые извне ценности отражают потребности того социального субъекта, который старается добиться их усвоения ребенком: поощряет действия, соответствующие этим ценностям, и наказывает за поведение, которое им противоречит. Изначально это ценности родителей, семьи, позднее — своей социальной группы и т. д. На первых порах ребенок обладает лишь базовым набором врожденных потребностей. Именно к ним обращено поощрение и наказание в раннем детстве. Утверждение ценностей происходит за счет «переноса эмоций»50. Поскольку на первых годах жизни ребенок еще не овладел языком, ценности закладываются на имплицитном уровне. Представление о том, какие действия и объекты являются хорошими, а какие плохими, а также о релевантных им ситуациях носит образный, невербальный характер. Все ценности основаны на личном опыте участия в таких ситуациях и памяти о своих действиях, имевших положительные (приятные) и отрицательные (неприятные) последствия.

На более позднем этапе ценности могут передаваться эксплицитно — путем вербального описания ситуаций, указаний на хорошие и плохие действия и объекты и обоснования того, почему эти действия и объекты хороши или плохи51. Здесь ценности более или менее логично встраиваются в осмысленную картину мира. Транслируемые извне ценности могут усваиваться с разной степенью принятия и интеграции в структуру личности52. Следует отметить, что зачастую культурные ценности передаются в категоричной манере, без обоснования и достаточной когнитивной проработки, что обуславливает их прочность53.

Эти процессы можно наглядно изобразить в виде перевернутого усеченного конуса, меньшее основание которого обозначает ограниченный стандартный набор исходных потребностей, средняя часть — более широкий набор имплицитных ценностей, полученных в ходе слабо отрефлексированного и в основном раннего опыта, а большее основание — значительно более разнообразные ценности культуры, отражающие свойственную ей картину мира. Разнообразие и глубина современной культуры значительно превосходят возможности отдельного человека по ее усвоению. Поэтому для отдельно взятой личности характерна определенная направленность на сравнительно небольшой сегмент культурных

ценностей. Следует пояснить, что эти ценности не совпадают с показателями ценностной системы человека, которые выделяются в ходе факторных исследований. «Типы ценностей» Ш. Шварца, «культурные синдромы» Х.С. Триандиса или ценности из списка М. Рокича представляют собой скорее черты, нежели индивидуальные конструкты. Они являются обобщением межиндивидуальных и межкультурных различий и предназначены для нормативного описания личности или культуры. Здесь уместно сослаться на концептуальную модель Д.П. МакАдамса54, включающую в себя три относительно независимых уровня описания личности. Личностные черты (в т.ч. ценности из нормативных списков) находятся на первом уровне, образуя общий, сопоставимый и независящий от условий диспо-зиционный «автограф» личности. Второй уровень включает в себя задачи, цели, проекты, тактики, защиты и другие мотивационные и/или стратегические образования (concerns), которые определяют жизнь человека в контексте времени, пространства и роли. К этому уровню относятся и личные ценности, которые в рамках данного анализа рассматриваются как идеографические конструкты. Третий уровень образуют истории жизни личности, с помощью которых современный человек создает собственную идентичность.

Подводя промежуточные итоги, зафиксируем положение, что в схеме анализа личных ценностей следует выделить уровни имплицитных и эксплицитных ценностей.

Уровень эксплицитных ценностей ближе всего к «экрану сознания». Такие ценности легко вербализуются. Однако респондент не всегда сообщает о них правдивую информацию, т. к. личные ценности могут расходиться с доминирующими культурными ценностями и нормами. Уровень имплицитных ценностей находится «глубже». Имплицитные ценности не всегда осознаются в силу различных причин. Они формируются на основе личного, слабо отрефлексированного опыта. Соответственно, им релевантно образное представление о ситуации.

С «внешней стороны» личные ценности граничат с культурными ценностями, отражающими потребности общества. С «внутренней стороны» они примыкают к базовым потребностям, которым, очевидно, должны соответствовать базовые личные ценности. Однако вопрос о том, к какому уровню их отнести, остается открытым. С одной стороны, базовые потребности действуют с момента рождения и формируют имплицитные ценности; с другой стороны, в силу исключительной важности они не могут не опознаваться (проявляясь, например, в форме «базовых» эмоций). Рефлексия своих базовых потребностей приводит к развитию соответствующих им эксплицитных ценностей.

Существует множество возможных оснований для классификации содержания ценностей, например, по сферам жизнедеятельности, по функциональной роли, по субъекту потребности, по уровню в иерархии и т. д.55 Критерием нормативной важности ценностей является их значение для развития личности, эволюционное и социокультурное значение56. В частности, нормативная типология эксплицитных ценностей может быть получена в результате анализа языка и проведения широкомасштабных социологических исследований. Примером служат подходы Щ. Шварца и Х.С. Триандиса57. Нормативная типология имплицитных ценностей опирается на классификации базовых потребностей и базовых эмоций. Относительно биологических потребностей мнения различных исследователей

w со

в значительной мере сходятся, и соответствующие перечни похожи у разных авторов .

Существуют два подхода к типологии базовых психологических потребностей59. В рамках первого подхода предлагаются краткие, обычно спекулятивные, перечни. Например, E.JI. Деси и P.M. Райан называют три базовые психологические потребности — в компетентности, автономии и принадлежности60. Д.С. Мак-Клеланд упоминает «большую

тройку» потребностей — во власти, достижении и аффилиации61. К. Обуховский выделяет 4 категории человеческих потребностей — помимо физиологических, к ним относятся потребности в ориентации, сексуальные потребности и потребность в психологической дистанции62.3. Фрейд сводил мотивы к либидо и агрессии. К этому же подходу относится известная «пирамида» А. Маслоу. Второй подход предполагает, что различные конечные цели поведения сравнительно независимы (возможно, в той степени, в которой они являются генетически различными источниками мотивации с различной эволюционной историей). К этому направлению можно отнести работы Мак-Дауголла, Мюррея и др. На наш взгляд, сокращенные типологии целесообразно рассматривать как различные авторские варианты нормативного обобщения более детальных перечней врожденных потребностей. В силу значительного разнообразия, классификации ценностей по их предметному содержанию остаются за рамками нашей схемы. Однако их эвристическая ценность бесспорна, равно как и полезность в качестве опорных списков при проведении эмпирических исследований.

Второе дополнение схемы учитывает разделение оценки на когнитивную и аффективную. Это, в предельном случае, два разных источника значимости и влияния личных ценностей, информация о которых имеет большое значение. Например, методика М. Рокича неоднократно критиковалась за то, что источник важности ценностей в ней не раскрывается63. Применительно к конкретной ценности возможны три варианта. В одном предельном случае она признается важной в силу ее инструментального значения. Субъективно такая ценность переживается как нечто необходимое («мне это нужно»). В другом крайнем варианте ценность приобретает свое значение в силу своего позитивного аффективного заряда («мне этого хочется»). Между ними находится промежуточный вариант, когда аффективная оценка подтверждается когнитивной («я этого хочу, и мне это действительно нужно»).

С учетом введенных дополнений схема анализа личных ценностей приобретает следующий вид:

Схема анализа личных ценностей

Субъективн. ■ время ЭКСПЛИЦИТНЫЕ ЦЕННОСТИ

Объекты Операторы

«Что у меня есть?» «Что я могу?» |||

Будущее т Настоящее i Прошлое Ценности-идеалы

Идеальное состояние среды Идеальное Я |||

«хочется» «хочется и надо» «надо» «надо» «хочется и надо» «хочется» III

Ценности-цели

Цели, стремления, планы и проекты по достижению благ и возможностей Цели, стремления, планы и проекты по саморазвитию

«хочу» «хочу и должен» «должен» «должен» «хочу и должен» «хочу» ;||

Ценности-ресурсы ||

Имеющиеся ресурсы и блага Реальное Я (его положительные черты) ;||

«приятные» «приятные и полезные» «полезные» «полезные» «приятные и полезные» «приятные»

Применительно к эксплицитным ценностям выделение когнитивного и аффективного источника важности кажется очевидным. Более сложна ситуация с имплицитными ценностями. Некоторые авторы подчеркивают аффективный характер имплицитных мотивационных конструктов. Вместе с тем, имплицитные ценности могут обладать и инструментальной важностью, например, в силу привычной правильности соответствующих им действий («так нужно», «я всегда так поступаю», «это нормально»), которая основана на структуре имплицитных ассоциаций64.

Отметим, что достижение или неудача в достижении важной цели также вызывают эмоциональные реакции, связанные с внешней или само-оценкой. Кроме того, эмоция может развиваться и качественно изменяться по мере рефлексии вызвавшей ее ситуации65. Поэтому для выделения аффективного компонента имплицитной ценности необходимо фиксировать первичную эмоциональную реакцию.

Ценность как психологическая категория содержит два субъективных компонента — представление о некотором объекте, категории или качестве и их оценку как условия оптимального функционирования. На имплицитном и эксплицитном уровнях представления формируются по-разному, но даже один и тот же объект на этих двух уровнях может обладать разной важностью. Поэтому в общем случае эксплицитной личной ценности не обязательно соответствует аналогичная имплицитная ценность. Например, у человека важное место может занимать эксплицитно формулируемая ценность достижения. Однако на имплицитном уровне достижение может занимать значительно более скромное место.

Методы анализа эксплицитных и имплицитных ценностей

В заключение наметим некоторые возможные подходы к оценке приоритетов эксплицитных и имплицитных ценностей.

Для анализа состава и степени приоритетности эксплицитных ценностей вполне естественно использовать вопросники, базирующиеся на самоотчете респондента. Однако при таком подходе остается проблема возможности намеренного искажения сведений о своих ценностях. существует вероятность того, что предлагаемый для оценки нормативный список ценностей является неполным. Таким же неполным может оказаться состав ценностных категорий, на которых построен вопросник. Иногда у респондента имеются важные личные ценности, выходящие за его рамки. Во-вторых, индивидуальный смысл ценности, обозначенной стандартным ярлыком (например, «свобода»), может существенно различается у разных людей. В той части методики Ш. Шварца, которая относится к личным ценностям, эта проблема решается за счет достаточно подробного описания стилей жизни, в которых проявляются ценности. Респонденту предлагается оценить свое сходство с носителями этих стилей. Более радикальным способом является самостоятельное формулирование респондентом своих ценностей66. Однако при этом встает проблема обобщения и категоризации. В-третьих, критерии оценки обычно остаются неопределенными (как в методике М. Рокича). В методике Ш. Шварца67 объединяются разные критерии: при описании персонажей в одних случаях указываются когнитивные и аффективные предпочтения («он считает важным…», «ему нравится…»), в других — намерения («он стремится…») или действия («он избегает…»).

Для того чтобы снизить влияние социальной желательности, можно использовать технику «совместного анализа» (conjoint analysis), когда респондент оценивает набор вариантов действий или ситуаций, в которых по-разному комбинируются возможности для реализации нескольких ценностей. Инструкция должна создавать у респондента впечатление, что исследователь заинтересован в оценках целого (вариантов), а не важности их отдельных характеристик. При этом важно четко обозначить критерии оценки. Например, можно использовать шкалы для измерения инструментальной или аффективной ценности объекта как цели, ресурса или идеала. Если оценивать обычную для респондента интенсивность деятельности, направленной на эти объекты, мы получим выраженность его эксплицитных мотивов. Описание вариантов без явной отсылки к идеологическим и ценностным конструктам дает возможность использовать процедуру совместного анализа для измерения приоритетности имплицитных ценностей.

Другим способом, позволяющим снизить влияние социальной желательности, является парное сравнение ценностей68. Однако, на наш взгляд, сам по себе учет количества предпочтений ценностей в парах не позволяет говорить об оценке неосознаваемых ценностных ориентаций, если выбор между ними респондент осуществляет вполне осознанно.

В общем случае, для определения имплицитных ценностных приоритетов нужно создать условия, при которых снижается вероятность расширенной когнитивной проработки респондентом своих оценок. Этого можно достичь, например, за счет использования проективных методов, введения в инструкцию ложной цели, смещения внимания респондента на выполнение отвлекающей задачи, ограничения возможности для обдумывания ответа, и т. д.

Практический интерес представляет вопрос о том, как измерить имплицитные и эксплицитные приоритеты одной и той же ценности (например, творчества, статуса, свободы и т. п.). Другими словами, это означает измерение ценности одной и той же категории. В такой постановке данная задача сходна с измерением эксплицитного и имплицитного аттитюда по отношению к одному и тому же объекту. Однако проблема заключается в том, что содержание ценности творчества на эксплицитном и имплицитном уровнях может (и, скорее всего, будет) отличаться. Одному и тому же вербальному ярлыку будут сопоставлены два разных смысловых поля. Возникает резонный вопрос: можно ли считать имплицитную реакцию на слово «свобода» валидной оценкой имплицитной ценности свободы, особенно учитывая то обстоятельство, что научный язык относится к эксплицитному уровню описания? Возможно, снизить остроту проблемы позволит проведение имплицитной оценки набора основных категорий, входящих в эксплицитное описание данной личной ценности, как это реализовано в «тесте имплицитных ассоциаций»69.

В этом отношении, проективный подход представляется менее проблематичным. В проективных методиках тексты, полученные от респондентов, анализируются с целью выявления паттернов, относящихся к тем или иным категориям ценностей. При этом анализ проводится на «языке эксплицитного уровня». Например, если фантазии респондента, вызванные картинками TAT, часто включают в себя описание деятельности достижения в соответствии с зафиксированными критериями70, можно сделать вывод о высокой имплицитной ценности достижения (относительно других возможных ценностей). Однако применение проективных техник сопряжено со значительной затратой ресурсов как респондента, так и исследователя. Поэтому задача по разработке практичного и валидного метода сопоставления эксплицитных и имплицитных личных ценностей еще ждет своего решения.

1 Rohan M. J. A Rose by Any Name? The Values Construct // Personality and Social Psychology Review. 2000. Vol. 4. № 3.

2 Zeithaml V.A. Consumer Perceptions of Price, Quality, and Value: A Means-End Model and Synthesis of Evidence// Journal of Marketing. 1988. Vbl. 52.

3 Ядов В А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии / Под ред. Е. В. Шороховой. М., 1975; Карандашев В.И. Методика Шварца для изучения ценностей личности: концепция и методическое руководство. СПб., 2004.

4 Бубнова С. С. Ценностные ориентации личности как многомерная нелинейная система // Психологический журнал. 1999. Т. 20. №5; Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1999; Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб., 1998.

5 Лебедева Н.М. Ценностно-мотивационная структура личности в русской культуре // Психологический журнал. 2001. Т. 22. № 3.

6Куницына В.Н. Личность как социальный феномен // Психология: Учебник. М., 1998.

7 Круглое ВТ. Направления анализа личных ценностей // Психологические проблемы самореализации личности. 2006. Вып. 10.

8 Rokeach М., Regan J.F. The Role of Values in the Counseling Situation // The personal and guidance journal. 1980. Vol. 58. Issue 9.

9 Feather N.T. Values, Valences, and Choice: The Influence of Values on the Perceived Attractiveness and Choice of Alternatives // Journal of Personality and Social Psychology. 1995. Vol. 68. Issue 6.

10 Maio G.R., Olson J.M. Values as Truisms: Evidence and Implications // Journal of Personality and Social Psychology. 1998. Vol. 74. № 2.

11 ElizurDSagieA. Facets of Personal Values: A Structural Analysis of Life and Work Values//Applied Psychology: An International Review. 1999. Vol. 48. Issue 1.

12 Bilsky Ж, Schwartz S.HValues and personality // European Journal of Personality. 1994. Vol. 8.

w Леонтьев ДА. Методика изучения ценностных ориентаций. М., 1992; Rokeach М, Regan J.F. The Role of Values in the Counseling Situation // The personal and guidance journal. 1980. Vol. 58. Issue 9.

14 Карандашев В.И. Указ. соч.; Bilsky Ж, Schwartz S. Н. Op. с it.; Schwartz S.H., Boehnke К. Evaluating the structure of human values with confirmatory factor analysis // Journal of Research in Personality. 2004. Vol. 38.

15 Каган M. С. Проблема ценности и оценки в общей и технической эстетике // Системный подход и гуманитарное знание: Избранные статьи. Л., 1991; Его же. Философская теория ценности. СПб., 1997.

16 Mumford M.D., Connelly M.S., Helton W.B.t Van Doom J. R.t Osburn H. K. Alternative Approaches for Measuring Values: Direct and Indirect Assessments in Performance Predictioin // Journal of Vocational Behavior. 2002. Vol. 61. № 2.

17 Rohan M.J. Op. cit.

18 Хофстеде Г. Организационная культура // Управление человеческими ресурсами / Под ред. М. Пула, М. Уор-нера. СПб., 2002. С. 316.

19 Шейн Э.Х. Организационная культура и лидерство. СПб., 2002.

20 Берн Э. Лидер и группа. О структуре и динамике организаций и групп. Екатеринбург, 2000.

21 MumfordM.D., Connelly M.S., Helton W.B., Van Doom J.R., Osburn H.K. Op. cit.

22 Оппорт Г. Становление личности: Избр. труды. М., 2002; Kopelman R.E., RovenporJ.L., Guan M The Study of Values: Construction of the fourth edition // Journal of Vocational Behavior. 2003. Vol. 62. № 2.

23 Brunstein J.C., Maier G.W. Implicit and Self-Attributed Motives to Achieve: Two Separate but Interacting Needs / / Journal of Personality and Social Psychology. 2005. Vol 89. № 2; Deci E.L4 Ryan R.M. The <fWhat» and «Why» of Goal Pursuits: Human Needs and the Self-Determination of Behavior // Psychological Inquiry. 2000. Vol. 11. № 4.

24 McClelland D.C.t Koestner R.t Weinberger J. How Do Self-Attributed and Implicit Motives Differ? // Psychological Review. 1989. Vol. 96. № 4.

25 Macnoy А.Г. Мотивация и личность. СПб., 1999.

26 DeciE.L., RyanRM Op. cit,

27 McClellandD.C., Koestner R., Weinberger I Op. cit.

28 Koestner R., Weinberger J., McClelland D. С. Task-Intrinsic and Social-Extrinsic Sources of Arousal for Motives Assessed in Fantasy and Self-Report // Journal of Personality. 1991. Vol. 59. Issue 1.

29 DeciE.L, RyanRM\ Op. cit.; Koestner R., Weinberger J., McClelland D.C. Op. cit; В iem at M. Motives and Values to Achieve: Different Constructs With Different Effects // Journal of Personality. 1989. Vol. 57. Issue 1; McClelland D. C, Koestner R., Weinberger J. Op. cit.

30 McClelland D.C., Koestner R., Weinberger X Op. cit.; Biernat M. Op. cit.

31 Brunstein J. С., Maier G. W. Op. cit.

32 Thrash T.M., Elliot A J. Achivement Motives: Concordance and Predictive Validity//Journal of Personality. 2002. Vol 70. № 5.

33 Koestner R., Weinberger J., McClelland D.C. Op. cit.; DeciE.L, RyanRM Op. cit.

34 Deci E.L., Ryan R.M. Op. cit.

35 Schultheiss О. C, Brunstein, J. C. Goal Imagery: Bridging the Gap Between Implicit Motives and Explicit Goals // Journal of Personality. 1999. Vol. 67. Issue 1.

36 McClellandD.C., Koestner R., Weinberger J. Op. cit.; Biernat M. Op. cit.

37 Nosek B.A. Moderators of the Relationship Between Implicit and Explicit Evaluation // Journal of Experimental Psychology: General. 2005. Vol. 134. № 4; Brunei F.F, Tietje B.C., GreenwaldA.G. Is the Implicit Association Test a Valid and Valuable Measure of Implicit Consumer Social Cognition? // Journal of Consumer Psychology. 2004. Vol. 14. Issue 4; Fazio R.H., Olson M.A. Implicit Measures in Social Cognition Research: Their Meaning and Use // Annual Review of Psychology. 2003. Vol. 54. Issue 1; Greenwald A.G. t BanqjiM.R., RudmanL.A., FamhamS.DNosekB.A., MellottD.S. An Unified Theory of Implicit Attitudes, Stereotypes, Self-Esteem, and Self-Concept // Psychological Review. 2002. Vol. 109. № 1; Wilson T. D., Lindsey S.t Schooler T.Y. A Model of Dual Attitudes // Psychological Review. 2000. Vol. 107. № 1.

38 Fazio R.H., Olson M.A. Op. cit.

39 Greenwald A.G., Banaji M.R., Rudman LA., Farnham S.D., Nosek B. A., MellottD.S. Op. cit Brunei F. F., Tietje B.C., Greenwald A.G. Op. cit.

40 Wilson T.D., Lindsey S., Schooler T.Y. Op. cit.

41 Fazio RH., Olson M.A. Op. cit.

42 NosekB.A. Moderators of the Relationship Between Implicit and Explicit Evaluation // Journal of Experimental Psychology: General. 2005. Vol. 134, № 4.

43 Wilson T.D., Lindsey S., Schooler T.Y. Op. cit.

44 Fazio R.H., Olson MA. Op. cit.

45 Brunei F.F., Tietje B.C., Greenwald A.G. Op. cit.

46 Olson J.M., ZannaM.P. Attitudes and attitude change//Annual Review of Psychology. 1993. Vol. 44. Issue 1.

47 Wilson T.D., LindseyS., Schooler T.Y. Op. cit.

48 Круглое B.F. Указ. соч.

49 Ильин ЕЛ. Мотивация и мотивы. СПб., 2000. С. 38.

50 Вилюнас В.К Психологические механизмы мотивации человека. М., 1990.

51 Там же.

52 Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М., 1999.

53 Маю G.R., Olson J.M. Op. cit.; Rokeach M., Regan J.F. Op. cit.

54 McAdams D.P. Personality, Modernity, and the Storied Self: A Contemporary Framework for Studying Persons // Psychological Inquiry. 1996. Vol. 7. № 4.

55 Ядов B.A. Указ. соч.

56 Cantor N. From Thought to Behavior: «Having» and «Doing» in the Study of Personality and Cognition // American Psychologist. 1990. Vol. 45. № 6.

57 Triandis H С. The Psychological Measurement of Cultural Syndromes // American Psychologist. 1996. Vol. 51. № 4.

58 Хеюсаузен X. Мотивация и деятельность: В 2 т. М., 1986.

59 Reiss S. Multifaceted Nature of Intrinsic Motivation: The Theory of 16 Basic Desires // Review of General Psychology. 2004. Vol. 8. № 3. P. 179-193.

60 DeciE.LRyan R.M. Op. cit.

61 Kehr H.M. Integrating implicit motives, explicit motives, and perceived abilities: the compensatory model of work motivation and volition // Academy of Management Review. 2004. Vol. 29. № 3.

62 Обуховский К Галактика потребностей. Психология влечений человека. СПб., 2003.

63 Hague W.J. Toward a systemic explanation of valuing // Counseling & Values. 1993. Vol. 38. Issue 1.

64 BruneiF.F., Tletje B.C., GreenwaldA.G. Op. cit.; GreenwaldA.G., Banaji M.RRudmanLAFarnham S.D., Nosek В A., Mellott D.S. Op. cit.

65 Лазарус P.С. Эмоция как процесс защиты // Психология эмоций / Под ред. В. Вилюнаса. СПб., 2004.

66 Низовских НА. Психосемантическое исследование ценностно-мотивационных ориентаций личности // Психологический журнал. 2005. Т. 26. № 3.

67 Карандашев В.Н Указ. соч.

68 Бубнова С. С. Ценностные ориентации личности как многомерная нелинейная система//Психологический журнал. 1999. Т. 20. № 5.

69 GreenwaldA.G., BanqjiM.R., Rudman LA., Farnham S.D., NosekBA., MellottD.S. Op. cit.; BruneiF.F., TietjeB.C., GreenwaldA.G. Op, cit.

70 Хекхаузен X. Указ. соч.

Статья принята к печати 22 ноября 2006 г.

Имплицитный — экономическая этимология

implicit


Слово заимствовано в английском языке в конце ХХ века. Причина заимствования – необходимость отражения новых реалий, связанных с изучением современной психологии, западной экономической мысли и развитием рекламного дела.

Спектр значений слова отражает его первичное значение. Истоки английского implicit – в латинском implicatus – запутанный, невнятный от implicare: in- «в» + plicare «свертывать, свивать, застегивать».

Если обобщить итоги этимологического экскурса, то можно выделить две группы значений слова. Имплицитный – внешне не проявляющийся, не обнаруживающийся при поверхностном наблюдении, не выраженный прямо. Но это не только скрытый, неявный, неочевидный, неразвернутый, но и выраженный неясно, запутанный.

Широкий спектр смысловых оттенков слова определил и многообразие сфер его использования.

В экономике слово употребляется в понятии имплицитных издержек. Это издержки, не предусмотренные контрактами, не отражаемые в бухгалтерской отчетности, неоплачиваемые, но реальные альтернативные издержки использования собственных ресурсов.

В рекламном деле – в понятии имплицитной информации. Это информация в тексте явно не выраженная, но существующая в подтексте и домысливаемая потребителем.

В социальной психологии – в понятии имплицитной концепции. Это концепция о неосознаваемых, интуитивных представлениях о взаимосвязях между свойствами и чертами личности. Это концепция личности, интеллекта, нравственности, которая возникает в обыденном сознании.

В теории познания – в понятии имплицитной памяти. Это память без осознания пред¬мета запоминания, то есть бессознательная память.

Сопряженное понятие – неявное знание. Это знание подразумеваемое, имплицитное, не выраженное формально — в словах или в какой-либо другой форме. Оно — противоположно явному – открытому, эксплицитному знанию. Оно означает, что мы знаем больше, чем можем выразить словами.

Категория:
Связанные понятия:

Слово ИМПЛИЦИТНЫЙ — Что такое ИМПЛИЦИТНЫЙ?

Слово состоит из 11 букв: первая и, вторая м, третья п, четвёртая л, пятая и, шестая ц, седьмая и, восьмая т, девятая н, десятая ы, последняя й,

Слово имплицитный английскими буквами(транслитом) — implitsitnyi

Значения слова имплицитный. Что такое имплицитный?

Имплицитно

ИМПЛИЦИТНО (от лат. implicite, букв. – запутанно, спутанно) – неявно. В логич. и методологич. лит-ре термин И. чаще всего употребляется в словосочетаниях «И. содержащийся», «И. определенный», «И. введенный» и т. п.

Философская энциклопедия

ИМПЛИЦИТНО (от лат. implicite, букв. – запутанно, спутанно) – неявно. В логич. и методологич. лит-ре термин И. чаще всего употребляется в словосочетаниях «И. содержащийся», «И. определенный», «И. введенный» и т. п.

Философская энциклопедия

Имплицитный

ИМПЛИЦИТНЫЙ — скрытый, подразумеваемый, невыраженный смысл. Термин используют для оценки высказываний, в т. ч. текстов рекламы и PR. Напр., имплицитно в любой рекламе присутствует содержание, которое явно (эксплицитно) выражено в песенке…

Нейролингвистическое программирование

Имплицитный (франи. implicite — подразумеваемый, скрыто содержащийся, от лат. implicitum). Невыраженный, подразумеваемый; неразвернутый. Имплицитная конструкция…

Розенталь Д.Э. Словарь-справочник лингвистических терминов. — 1976

Имплицитный — (англ. implicit), подразумеваемый, невыраженный. Имплицитная теория личности — представления о структуре и механизмах функционирования личности, своей или другого человека, которые были сформированы не в научном исследовании…

Словарь по истории психологии. — 2007

ИМПЛИЦИТНЫЙ АВТОР

ИМПЛИЦИТНЫЙ АВТОР АНГЛ. IMPLIED AUTHOR, фр. AUTEUR IMPLICITE, нем. IMPL1ZITER AUTOR (в том же смысле часто употребляется понятие «абстрактный автор»). Повествовательная инстанция (повествовательные инстанции) …

Ильин И. Постмодернизм: Словарь терминов

ИМПЛИЦИТНАЯ ЭСТЕТИКА

ИМПЛИЦИТНАЯ ЭСТЕТИКА В ее развитии условно можно выделить три основных периода: протонаучный (до сер. 18 в.), классический, совпадающий с расцветом классической философской эстетики (сер. 18—19 в.)…

Новая философская энциклопедия. — 2003

ИМПЛИЦИТНЫЙ ЧИТАТЕЛЬ

ИМПЛИЦИТНЫЙ ЧИТАТЕЛЬ Франц. LECTEUR IMPLICITE, англ. IMPLIED READER, нем. IMPLIZITER LESER. Повествовательная инстанция (повествовательные инстанции) , парная имплицитному автору и, по нарратологическим представлениям…

Ильин И. Постмодернизм: Словарь терминов

Имплицитная теория личности

Имплицитная теория личности (от англ imрlicit — невыраженный и греч. theoria — исследование) — представления о структуре и механизмах функционирования личности, своей или другого человека, которые были сформированы не в научном исследовании…

Психологический словарь. — 2000

Имплицитная теория личности Набор предпосылок, основанных на наших представлениях о связи одних характеристик личности с другими характеристиками. К примеру, мы можем считать…

Психология от А до Я. — 2000

Имплицитная теория личности Словообразование. Происходит от англ imрlicit — невыраженный и греч. theoria — исследование. Авторы. Дж.Брунер и Р.Тагиури (1954 г.). Категория. Представления о структуре и механизмах функционирования личности…

Психологический словарь. — 2000

Имплицитное научение и имплицитная память

Имплицитное научение и имплицитная память (implicit learning and memory) И. н. и И. п. характеризуются улучшением в продуктивности выполнения задачи, к-рое, по-видимому…

Психологическая энцклопедия

Память имплицитная

ПАМЯТЬ, ИМПЛИЦИТНАЯ Бессознательная память, память на материал, который человек не осознает. Имплицитная память на предъявлявшийся ранее материал может вызываться рядом задач, чаще всего запуском (3).

Оксфордский словарь по психологии. — 2002

Память имплицитная — (англ. implicit – невыраженный, подразумеваемый) – непроизвольная память, память на информацию, которую индивид не осознаёт или не пытается запомнить.

Жмуров В.А. Большой толковый словарь терминов по психиатрии

Память имплицитная (англ. implicit – невыраженный, подразумеваемый) – непроизвольная память, память на информацию, которую или изменения которой индивид не осознаёт или во время приёма которой он не пытается её запоминать либо она остаётся для него…

vocabulary.ru

Русский язык

Имплици́тный; кр. ф. -тен, -тна.

Орфографический словарь. — 2004

  1. имплантология
  2. импликация
  3. имплицитность
  4. имплицитный
  5. имплозивный
  6. имплозия
  7. имплювий

Определение неявного по Merriam-Webster

im · plic · это | \ im-ˈpli-sət \ 1а : может быть понят из чего-то еще, хотя и не выражен : подразумевается неявное допущение Еще одной проблемой для Средней Америки было то, как корпорациям… было позволено нарушать неявный общественный договор послевоенной эпохи.- Кевин Филлипс — сравните явный смысл 1a б : присутствует, но сознательно не удерживается или не признается неявное отношение неявный расизм — см. Также неявную предвзятость 2 : не уменьшено сомнением : абсолютное, полное Между ними существует безоговорочное доверие.Безоговорочная уверенность в том, что ее судьба должна быть роскошной легкостью… — Джордж Элиот 3а : вовлечены в природу или сущность чего-либо, хотя и не раскрыты, не выражены или не развиты. : потенциал. … Скульптор может увидеть различные фигуры, заключенные в каменном блоке.- Джон Дьюи… снял дипфейк-видео, чтобы продемонстрировать опасности, скрытые в технологии. — Андреа Беллемар

определение неявного по The Free Dictionary

Могу только повторить, что я безоговорочно верю ее утверждению.И хотя из всех людей угрюмый капитан «Пекода» меньше всего склонялся к подобным поверхностным предположениям; и хотя единственное почтение, которое он когда-либо требовал, было безоговорочное, мгновенное послушание; хотя он не требовал, чтобы человек снимал обувь с его ног, прежде чем ступить на шкатулку; и хотя бывали времена, когда из-за особых обстоятельств, связанных с событиями, которые будут описаны ниже, он обращался к ним в необычных выражениях, будь то снисходительность или in terrorem, или иным образом; тем не менее, даже капитан Ахав отнюдь не игнорировал первостепенные формы и обычаи моря.На консультации, проведенной между полковником Уинслоу и капитаном Мюрреем [из войск Новой Англии, которым было поручено изгнать акадийцев], было решено, что в различных поселениях следует издать прокламацию, требующую присутствия людей в соответствующие посты в тот же день; это воззвание должно быть настолько двусмысленным по своему характеру, чтобы цель, ради которой они собирались собраться, не могло быть различимо, и настолько безоговорочным в своих терминах, чтобы обеспечить безоговорочное повиновение. Мистер Шеферд, гражданский, осторожный юрист, который, что бы ни было его придерживается своих взглядов на сэра Уолтера, предпочел бы, чтобы неприятное было подсказано кем-то другим, извинился от малейшего намека и только попросил разрешения порекомендовать безоговорочную ссылку на превосходное суждение леди Рассел, чей известный здравый смысл ожидал, что ему посоветуют именно такие решительные меры, которые он хотел видеть, наконец, принятыми.Мужчины создают противоположности, которых нет; и поместите их в новые термины, так фиксированные, так как если значение должно управлять этим термином, термин, по сути, управляет смыслом. Существуют также два ложных мира, или единства: один, когда мир основывается, но на скрытое незнание; ибо все цвета согласятся в темноте: другой, когда он будет выделен по частям, при прямом признании противоположностей, в основных моментах. Верните себе свободу любыми средствами, которые вам могут посоветовать применить; и будьте заранее уверены в моем полном и неявном подчинении.Это потому, что она была внутренним членом и, следовательно, была вынуждена безоговорочно подчиняться тому, что ее оттащили от мужа, держали отдельно от него против ее воли, заставляли прилагать усилия, чтобы одурачить Бротта даже ценой ее доброго имени. вера Давида заключалась в совершении древних чудес, он избегал веры в любые прямые сверхъестественные силы в управлении современной моралью. Джонсон, я намерен сохранить командование кораблем, даже если он перевалил за тридцать, и я буду требовать безоговорочного повиновения от каждого офицера и человека на борту до тех пор, пока меня не освободит должным образом вышестоящий офицер в порту Нью-Йорка.Они пообещали безоговорочное послушание и с готовностью отправились по своим поручениям. К этой и подобным статистическим данным они выслушали с глубоким вниманием и, по-видимому, безоговорочной верой. Оба могли оказаться под влиянием ранних впечатлений, ибо, если бы сын верного человека и храбрый солдат поклонился, безоговорочно подчиняясь воле своего государя, потомок преследуемых последователей Пенна оглянулся с небольшой горечью на незаслуженные несправедливости, нанесенные его предкам.

implicit — Викисловарь

Английский язык [править]

Этимология [править]

От среднефранцузского имплицитного , от латинского implicitus , причастия прошедшего времени имплицитного («Я раскрываю, вовлекаю, запутываю»); см. подразумеваемый.

Произношение [править]

Прилагательное [править]

неявно ( несопоставимо )

  1. Подразумевается косвенно, без прямого выражения
    • 1983 , Рональд Рейган, Прокламация 5018
      Библия и ее учения помогли сформировать основу для непоколебимой веры отцов-основателей в неотъемлемые права человека, права, которые они нашли подразумеваемыми в библейских учениях о неотъемлемой ценности и достоинстве каждого человека.
  2. Содержится в сущности чего-то, но не показывается открыто
  3. Без оговорок и сомнений; бесспорный или безусловный; обычно говорят о вере или доверии.
  4. (устаревший) перепутаны, скручены.
Синонимы [править]
Antonyms [править]
Производные термины [править]
Связанные термины [править]
Переводы [править]

косвенно подразумевается

  • Астурийский: implícitu
  • Белорусский: пожалуйста, добавьте этот перевод, если можете
  • Болгарский: косвен (bg) (косвен), загатнат (bg) (загатнат), неявен (неявен)
  • Каталонский: implícit
  • Китайский: 隱含 的 (zh), 隐含 的 (zh) (yǐnhánde), 不 言明 的 (bùyánmíngde)
  • Чешский: implicitní (cs)
  • Датский: неявный (da)
  • Голландский: impliet (nl)
  • Финский: epäsuora (fi), implisiittinen (fi)
  • Французский: имплицит (fr), tacite (fr)
  • Галисийский: implícito
  • Немецкий язык: implizit (de), stillschweigend (de)
  • Греческий: υπονοούμενος (el) m (yponooúmenos), σιωπηρός (el) m (siopirós)
  • Венгерский: неявный (hu), hallgatólagos (hu), beleértett, bennfoglalt, utaló, ráutaló, burkolt (hu), kimondatlan (hu)

содержится в сущности

безоговорочный или безусловный

Дополнительная литература [править]

румынский [править]

Этимология [править]

От французского неявного , от латинского implicitus .

Прилагательное [править]

имплицитный m или n ( женский род единственного числа имплицитный , мужской род множественного числа имплицитный , женский и средний род множественного числа имплицит )

  1. tacit
Cклонение [править]

Как думать о «неявном предубеждении»

Когда в последний раз вам в голову приходил стереотип? Если вы похожи на большинство людей, включая авторов, это происходит постоянно.Это не делает вас расистом, сексистом или кем-то еще. Это просто означает, что ваш мозг работает правильно, замечая закономерности и делая обобщения. Но те же мыслительные процессы, которые делают людей умными, могут также сделать их предвзятыми. Эту тенденцию к тому, что мысли, подтверждающие стереотипы, спонтанно проходят через наш разум, психологи называют неявной предвзятостью. Это настраивает людей на чрезмерное обобщение, что иногда приводит к дискриминации, даже когда люди чувствуют себя справедливыми.

Исследования неявной предвзятости недавно вызвали гнев как справа, так и слева.Для правых, разговоры о неявной предвзятости — всего лишь еще один пример того, как прогрессисты видят несправедливость под каждым кустом. Что касается левых, неявная предвзятость отвлекает внимание от более разрушительных примеров явного фанатизма. Дебаты стали жаркими и перешли из научных журналов в популярную прессу. Попутно были упущены некоторые важные моменты. Мы выделяем два заблуждения, о которых должен знать каждый, кто хочет понять скрытую предвзятость.

Во-первых, большая часть разногласий связана с самым известным тестом на неявное смещение — тестом на неявную ассоциацию (IAT).Большинство людей, проходящих этот тест, демонстрируют доказательства неявной предвзятости, предполагая, что большинство людей неявно предвзято, даже если они не считают себя предвзятыми. Как и в случае с любой другой мерой, у теста есть ограничения. Стабильность теста низкая, а это означает, что если вы пройдете один и тот же тест с разницей в несколько недель, вы можете получить совсем другие баллы. А корреляция между баллами IAT человека и дискриминационным поведением часто невелика.

IAT — это мера, и из того, что конкретный показатель ошибочен, не следует, что феномен , который мы пытаемся измерить, не является реальным.Сделав такой вывод, следует совершить ошибку «Божественный жезл». : если жезл не находит воду, это не означает, что воды не существует. Более разумный ход — спросить: «Что показывают другие доказательства?»

На самом деле, есть много других доказательств. Например, существуют иллюзии восприятия, при которых белые субъекты воспринимают черные лица более злыми, чем белые лица с таким же выражением. Раса может склонять людей к восприятию безобидных предметов как к оружию, когда они находятся в руках чернокожих, и к отвращению к абстрактным изображениям, сочетающимся с черными лицами.И есть десятки вариантов лабораторных заданий, в которых выясняется, что большинство участников быстрее распознают плохие слова в паре с черными лицами, чем с белыми лицами. Ни один из этих показателей не без ограничений, но они демонстрируют тот же образец надежной систематической ошибки, что и IAT. Существует множество свидетельств — независимо от какого-либо одного теста — того, что неявная предвзятость реальна.

Второе заблуждение касается того, что ученые имеют в виду, когда говорят, что мера предсказывает поведение. Одна из частых жалоб заключается в том, что индивидуальная оценка IAT не говорит вам, будет ли человек дискриминировать в конкретном случае.Это сделано для того, чтобы совершить ошибку при чтении по ладони : в отличие от хиромантии психологи-исследователи обычно не рассказывают вам, как человеку, о том, что готовит ваша жизнь. Большинство показателей в психологии, от тестов способностей до личностных шкал, полезны для прогнозирования того, как групп отреагируют на в среднем , а не для прогнозирования поведения конкретных индивидуумов .

Разница принципиальная. Знание того, что сотрудник добросовестен, мало что скажет вам о том, будет ли его работа аккуратной или небрежной, если вы посмотрите на нее прямо сейчас.Но если крупная компания нанимает сотни добросовестных сотрудников, это, скорее всего, окупится небольшим, но постоянным увеличением в среднем тщательной работы.

Исследователи неявной предвзятости всегда предостерегали от использования тестов для прогнозирования индивидуальных результатов, например того, как конкретный менеджер будет вести себя на собеседовании при приеме на работу — они никогда не занимались чтением по руке. Что IAT делает и делает хорошо, так это предсказывает средние результаты в крупных организациях, таких как округа, города или штаты.Например, в городских районах с более высокой средней неявной предвзятостью характерны более серьезные расовые различия в полицейских стрельбах. А в округах с более высокой средней неявной предвзятостью наблюдаются большие расовые различия в проблемах со здоровьем младенцев. Эти соотношения важны: от них зависят жизни чернокожих граждан и новорожденных чернокожих младенцев.

Полевые эксперименты показывают, что дискриминация в реальном мире продолжается и широко распространена. Белые соискатели получают на 50 процентов больше отзывов, чем черные соискатели с такими же резюме; профессора колледжей на 26 процентов чаще отвечают на электронное письмо студента, если оно подписано Брэдом, а не Ламаром; и врачи рекомендуют меньше обезболивающих для чернокожих пациентов, чем для белых пациентов с такой же травмой.

Сегодня менеджеры вряд ли объявят, что белых соискателей следует выбирать вместо чернокожих, а врачи не заявляют, что черные люди чувствуют меньше боли, чем белые. Тем не менее широко распространенная практика дискриминации и неравенства, наблюдаемая в полевых исследованиях, сохраняется. Это гораздо больше похоже на широко распространенные стереотипные мысли, наблюдаемые при неявных тестах, чем на исследования, в которых большинство людей представляют себя беспристрастными.

Одна из причин, по которой люди справа и слева скептически относятся к неявной предвзятости, может быть довольно простой: неприятно думать, что мы не очень хорошие.Было бы утешительно заключить, когда мы сознательно не поддерживаем нечистые намерения, что все наши намерения чисты. К сожалению, мы не можем сделать такой вывод: многие из нас более предвзяты, чем мы думаем. И это важная причина несправедливости — знаете вы об этом или нет.

World Web Math: неявное дифференцирование

World Web Math: неявное дифференцирование Предлагаемые пререквесты: Определение производной, Цепное правило
Существует два способа определения функций: неявно, и явно .Большинство рассмотренных нами уравнений имеют явные уравнения, такие как y = 2 x -3, так что мы можем написать y = f ( x ), где f ( x ) = 2 x -3. Но уравнение 2 x y = 3 описывает то же самое функция. Это второе уравнение является неявным определением y как функция x . Поскольку нет настоящего различие между внешним видом x или y в во второй форме это уравнение также является неявным определением x как функция от y

Не все неявные уравнения можно явно переформулировать в одном уравнение.Например, неявное уравнение x 2 + y 2 = 9 потребностей два явных уравнения,

которые являются верхней и нижней половинами cricle соответственно, чтобы полностью определить функциональную связь.

И ху = sin ( y ) + x 2 y 2 (пурпурные кривые на рисунке слева) не могут быть решены для либо y как явная функция от x , либо x как явная функция от y .Это неявное функция рассматривается в примере 2.

Возможно, что удивительно, мы можем взять производную неявных функций так же, как мы берем производную явных функций. Мы просто берем производной каждой стороны уравнения, не забывая рассматривать зависимой переменной как функции независимой переменной, примените правила дифференцирования и решить для производной. Возвращаясь к наш оригинальный пример:

Это, конечно, то, что мы получаем, дифференцируя явную форму, y = 2 x -3, относительно x .

Этот простой пример может быть не очень поучительным. Рассмотрим второй пример, уравнение, описывающее круг радиуса 3, с центром в начале координат. Взяв производную от обеих сторон с относительно x , используя правило степени для производной л ,

Из рисунков видно, что для любой части круга наклон касательной имеет знак, противоположный отношению x / y , и что величина наклона становится больше по мере приближения точки касания к оси x .

(В этом случае нахождение dy / dx как явной функции x требует использования правила мощности для дробных степеней, обычно рассматривается позже. Этот пример можно рассматривать как вкус вещи впереди.)


Некоторые примеры:


  1. Обратите внимание, что это выражение можно решить, чтобы получить x в качестве явная функция y путем решения кубического уравнения, и нахождение y как явной функции x будет включают в себя поиск уравнения четвертой степени, ни одно из которых не входит в наши строить планы.

    Используя правило цепочки и обрабатывая y как неявная функция x ,

    Как и в большинстве случаев, требующих неявного дифференцирования, в результате с точки зрения как x , так и y . В общем, если давать результат только в масштабе x был возможен, исходный Expresson может быть решен для y как явная функция x , и неявное дифференцирование, хотя и верное, не будет необходимости.


  2. В этом случае и правило цепочки, и правило продукта используются для преимущество:


  3. Использование обратных тригонометрических функций позволяет решить эту проблему для y как явная функция от x и графически изображена как показано. Однако эта функция служит хорошим примером неявного дифференциация:

В неявном дифференцировании и в дифференциальном исчислении в целом правило цепочки — самое важное, что нужно запомнить!

Упражнений:

    Продифференцируйте следующие уравнения в явном виде, найдя y как функция x .Решить для y ´ = dy / dx .





Решения к упражнениям | Вернуться на страницу исчисления | Вернуться на главную страницу World Web Math
[email protected]
Последнее изменение: 29 июля 2002 г.

Как сделать неявное явным… и повысить способность вашей команды получать отличные результаты

Руководителям легко предположить, что их сотрудники точно понимают, чего они хотят, даже если они используют стенографию или общаются без особых подробностей.Но на практике вероятность недопонимания намного выше, чем думает большинство менеджеров. Вот почему важно найти способы сделать неявным явным — другими словами, взять невидимые ожидания и предположения, которые у вас в голове, и ясно сформулировать их своим сотрудникам. В конце концов, вы, вероятно, будете удерживать людей в соответствии с этими ожиданиями, независимо от того, сформулируете вы их или нет.

Это сделает вас более эффективным менеджером любого сотрудника, но это особенно важно, когда вы управляете кем-то, чья система взглядов может отличаться от вашей, будь то из-за различий в расе, поле, возрасте, культурном происхождении, или другие идентичности, или просто из-за различий в опыте и взглядах.Часто, преодолевая этот тип различий, люди чувствуют себя неловко (и ведут себя неуклюже!) И в конечном итоге непреднамеренно усиливают этот пробел в ориентирах и перспективах. Но если вы сосредоточитесь на том, чтобы сделать неявное явным, вы сможете преодолеть этот пробел, настроить другого человека на успех и добиться лучших результатов.

Вот как это сделать.

1. Поделитесь учебником: сделайте неявное явным

Вам может быть совершенно ясно, что вы имеете в виду, когда говорите кому-то «хорошо провести собрание» или «сдать достаточно отточенный черновик».Но человек, с которым вы разговариваете, может иметь другое представление о том, что означают эти термины. Например, говоря «хорошо провести встречу», вы можете иметь в виду сосредоточиться на отношениях и хорошо узнать людей, прежде чем обращаться к ним с какими-либо просьбами, но ваш сотрудник может подумать, что это означает проработку всех пунктов повестки дня и завершение четким следующие шаги. Точно так же под «достаточно отточенным черновиком» вы можете иметь в виду отсутствие опечаток, правильное форматирование и близкое к отправке сообщение… но ваш сотрудник может предположить, что небольшие ошибки — это нормально, а главное — выровнять содержание.

Итак, когда вы делегируете работу, обязательно:

  • Будьте максимально прозрачны в том, что у вас в голове. Ошибайтесь в извлечении и вербализации всего, что у вас в голове по поводу проекта, даже если он кажется расплывчатым или не полностью сформированным. Например, если вы делегируете апелляцию по сбору средств, вы можете сказать: «Я знаю, что необходимо достичь X и Y, но мы должны быть осторожны в том, как мы обращаемся с Z, потому что это очень чувствительно» или «Я представляю ___ (крупный спонсор ) читая его и думая: «Вау, это увлекательно.’”(Наша таблица делегирования — это один из способов разобраться в этих деталях.)
  • Не полагайтесь на стенографию. Добавление фразы типа «… под которым я подразумеваю XYZ», когда вы используете термины, которые могут быть не понятны для всех, может иметь большое значение. Например, вместо того, чтобы «прислать мне достаточно доработанный черновик», вы можете сказать: «пришлите мне черновик, который почти готов к выпуску — это означает, что он был вычитан, проверен и отформатирован так, как он будет выглядеть в окончательной версии». форма.»
  • Приведите примеры.Примеры работ, которые похожи на то, что вы ищете, могут быть быстрым и прямым способом согласовать с сотрудником ваши ожидания. Например, если ваш новый сотрудник по связям с общественностью пишет пресс-релиз, покажите им некоторые из самых сильных пресс-релизов команды по связям с общественностью, чтобы они имели четкое представление о том, как выглядят успешные работы. Или вы можете указать своему веб-дизайнеру на несколько веб-сайтов, которые демонстрируют ощущение, которое вы хотите, чтобы ваш новый сайт имел, вместо того, чтобы просто надеяться, что у вас такое же понимание «сделать его популярным.”
  • Если кто-то что-то понимает не так, сделайте паузу и попытайтесь выяснить, есть ли что-то, что вы считаете очевидным, но не обсуждали. Например, если вы разочарованы тем, что ваш помощник пришел на работу одетым в тот день, когда в офисе находился важный спонсор, стоит спросить себя, выражали ли вы когда-либо явно свои ожидания по поводу одежды для VIP-персон.

2. Спросите о правилах игры: узнайте точку зрения другого человека.

Хорошее делегирование должно быть двусторонним разговором, а не односторонним диктованием. Это может быть особенно действенным, когда вы управляете разными линиями различий, поскольку исследования показывают, что отчасти ценность разнообразного персонала заключается в том, что разнообразие точек зрения часто дает более сильные результаты, чем одна точка зрения. (См., Например, «Как разнообразие делает нас умнее», Кэтрин В. Филлипс, Scientific American , 16 сентября 2014 г.) Когда вы говорите над заданием, обязательно предлагайте внести свой вклад («Я» m открытым — есть ли что-то в целях, которые, по вашему мнению, мы должны изменить? »), а не просто выдавать набор поручений.И если ваш сотрудник отстаивает идею или выступает за другой подход, убедитесь, что вы не занимаетесь защитой и не слишком укореняетесь в собственных идеях; даже если вы часто просите совета, вы, как правило, не получите его, если искренне не приветствуете его (и это может быть особенно верно при преодолении различий, когда доверие может занять больше времени).

3. Пересмотреть правила игры: включить новые перспективы

Делая вышесказанное, будьте готовы учитывать, что, учитывая точки зрения других, вы можете создать новое ожидание, которое приведет к лучшим результатам, чем если бы вы не нашли времени, чтобы обсудить это.Например, в приведенном выше примере о том, что значит хорошо провести встречу (сосредоточение внимания на отношениях, а не прохождение повестки дня с четкими следующими шагами), вы можете обнаружить, обсуждая свои различные точки зрения, что включение обоих подходов может помочь вам свести счеты. лучшие результаты. Фактически, вы можете прийти к более широкому руководству, например, «проведите встречу так, чтобы отразить то, что вы знаете о стиле клиента», что может быть лучшим ориентиром, точка.

Конечно, если вы внимательно прислушиваетесь к точке зрения другого человека, это не обязательно означает, что вы измените желаемый результат.Но даже если это не так, обсуждение почти наверняка даст вам обоим дополнительный полезный контекст. Если после обсуждения вы не измените свои ожидания («Я действительно уважаю вашу точку зрения на это, но вот почему мы собираемся использовать этот подход»), ваш сотрудник, вероятно, уйдет с более глубоким пониманием вашего обоснования, более сильное понимание сценария и ощущение, что их услышали и их точку зрения уважают. Точно так же вы можете использовать знание точки зрения вашего сотрудника в том, как вы управляете этим человеком в соответствии с этими ожиданиями.Например, ожидание может заключаться в том, чтобы «приспособиться к плотному графику волонтеров, даже если это неудобно для нас». Это ожидание может не измениться, но знание того, как оно соотносится с вашим сотрудником, может побудить вас потратить немного больше времени при следующей проверке, чтобы подтвердить, насколько волонтеры ценят репутацию вашей организации за это (или даже просто сочувствуют трудностям, с которыми она сталкивается. может привести).

Неявная дифференциация

Нахождение производной, когда вы не можете найти y

Вы можете сначала прочитать Введение в производные инструменты и правила по производным финансовым инструментам.

Неявное против явного

Функция может быть явной или неявной:

Явный : «y = некоторая функция от x». Когда мы знаем x, мы можем вычислить y напрямую.

Неявный : «некоторая функция y и x равна чему-то другому». Знание x не ведет непосредственно к y.

Пример: круг

Явная форма Неявная форма
y = ± √ (r 2 — x 2 ) x 2 + y 2 = r 2
В этой форме y выражается
как функция от x.
В этой форме функция
выражается как через y, так и через x.


График x 2 + y 2 = 3 2

Как сделать неявное дифференцирование

  • Дифференцировать по x
  • Собрать все dy dx с одной стороны
  • Решить для dy dx

Пример: x

2 + y 2 = r 2

Дифференцировать по x:

d dx (x 2 ) + d dx (y 2 ) = d dx (r 2 )

Давайте решим каждый член:

Используйте правило цепочки (поясняется ниже): d dx (y 2 ) = 2y dy dx

r 2 — константа, поэтому ее производная равна 0: d dx (r 2 ) = 0

Что дает нам:

2x + 2y dy dx = 0

Собрать все dy dx с одной стороны

y dy dx = −x

Решить для dy dx :

dy dx = −x y

Правило цепочки с использованием

dy dx

Давайте более внимательно посмотрим, как d dx (y 2 ) становится 2y dy dx

Правило цепочки говорит:

du dx = du dy dy dx

Заменить в u = y 2 :

d dx (y 2 ) = d dy (y 2 ) dy dx

А потом:

d dx (y 2 ) = 2y dy dx

По сути, все, что мы сделали, это дифференцировали по y и умножили на

dy dx

Другое распространенное обозначение — использовать ‘для обозначения d dx

Цепное правило с использованием ’

«Правило цепочки» можно также записать с использованием нотации ’:

f (g (x)) ’= f’ (g (x)) g ’(x)

g (x) — наша функция «y», поэтому:

f (y) ’= f’ (y) y ’

f (y) = y 2 , поэтому f ’(y) = 2y:

f (y) ’= 2yy’

или альтернативно: f (y) ’= 2y dy dx

Опять же, все, что мы сделали, это дифференцировали по y и умножили на

dy dx

явный

Давайте также найдем производную, используя явную форму уравнения .

  • Чтобы решить это явно, мы можем решить уравнение для y
  • Затем дифференцируйте
  • Затем снова подставьте уравнение для y

Пример: x

2 + y 2 = r 2

Вычтите x 2 с обеих сторон: y 2 = r 2 — x 2

Квадратный корень: y = ± √ (r 2 — x 2 )

Давайте сделаем только положительным : y = √ (r 2 — x 2 )

В качестве степени: y = (r 2 — x 2 ) ½

Производная (правило цепочки) : y ’= ½ (r 2 — x 2 ) −½ (−2x)

Упростить: y ’= −x (r 2 — x 2 ) −½

Еще больше упростите: y ’= −x (r 2 — x 2 ) ½

Теперь, поскольку y = (r 2 — x 2 ) ½ : y ’= −x / y

Таким образом мы получаем тот же результат!

Вы можете сами попробовать взять производную от отрицательного члена.

Цепное правило снова!

Да, мы снова использовали правило цепочки. Вот так (обратите внимание на разные буквы, но то же правило):

dy dx = dy df df dx

Заменить в f = (r 2 — x 2 ):

d dx (f ½ ) = d df (f ½ ) d dx (r 2 — x 2 )

Производные:

d dx (f ½ ) = ½ (f −½ ) (−2x)

И подставляем обратно f = (r 2 — x 2 ):

d dx (r 2 — x 2 ) ½ = ½ ((r 2 — x 2 ) −½ ) (−2x)

И мы упростили оттуда.

Использование производной

Хорошо, тогда зачем находить производную y ’= −x / y?

Ну, например, мы можем найти наклон касательной.

Пример: каков наклон окружности с центром в начале координат и радиусом 5 в точке (3,4)?

Нет проблем, просто подставьте это в наше уравнение:

dy dx = −x / y

dy dx = −3/4

И для бонуса уравнение касательной:

y = −3/4 x + 25/4

Другой пример

Иногда неявный способ работает там, где явный путь затруднен или невозможен.

Пример: 10x

4 — 18xy 2 + 10y 3 = 48

Как найти y? Нам не обязательно!

  • Во-первых, дифференцируйте по x (используйте правило произведения для xy 2 члена).
  • Затем переместите все члены dy / dx в левую сторону.
  • Решить для dy / dx

Как это:

Начать с: 10x 4 — 18xy 2 + 10y 3 = 48

Производная : 10 (4x 3 ) — 18 (x (2y dy dx ) + y 2 ) + 10 (3y 2 dy dx ) = 0

(средний термин поясняется ниже)

Упростить: 40x 3 — 36xy dy dx — 18y 2 + 30y 2 dy dx = 0

dy dx слева: −36xy dy dx + 30y 2 dy dx = −40x 3 + 18y 2

Упростить: (30y 2 −36xy) dy dx = 18y 2 — 40x 3

Упростить: 3 (5y 2 −6xy) dy dx = 9y 2 — 20x 3

И получаем:

dy dx = 9лет 2 — 20x 3
3 (5лет 2 — 6xy)

Правило продукта

Для среднего члена мы использовали Правило произведения: (fg) ’= f g’ + f ’g

(xy 2 ) ’= x (y 2 )’ + (x) ’y 2

= x (2y dy dx ) + y 2

Потому что (y 2 ) ’= 2y dy dx (мы выяснили это в предыдущем примере)

О, и dx dx = 1, другими словами x ’= 1

Обратные функции

Неявное дифференцирование может помочь нам решить обратные функции.

Общий шаблон:

  • Начнем с обратного уравнения в явном виде. Пример: y = sin −1 (x)
  • Перепишите его в неинверсном режиме: Пример: x = sin (y)
  • Продифференцируйте эту функцию по x с обеих сторон.
  • Решить для dy / dx

В качестве последнего шага мы можем попытаться еще больше упростить, подставив исходное уравнение.

Поможет пример:

Пример: функция обратного синуса y = sin

−1 (x)

Начать с: y = sin −1 (x)

В неинверсном режиме: x = sin (y)

Производная : d dx (x) = d dx sin (y)

1 = cos (y) dy dx

Положите dy dx слева: dy dx = 1 cos (y)

Мы также можем пойти еще дальше, используя пифагорейскую идентичность:

sin 2 y + cos 2 y = 1

cos y = √ (1 — sin 2 y)

И, поскольку sin (y) = x (сверху!), Получаем:

cos y = √ (1 — x 2 )

Что приводит к:

dy dx = 1 √ (1 — x 2 )

Пример: производная квадратного корня √x

Начать с: y = √x

Итак: y 2 = x

Производная : 2y dy dx = 1

Упростить: dy dx = 1 2y

Поскольку y = √x: dy dx = 1 2√x

Примечание: это тот же ответ, который мы получаем, используя правило мощности:

Начать с: y = √x

В качестве степени: y = x ½

Правило мощности d dx x n = nx n − 1 : dy dx = (½) x −½

Упростить: dy dx = 1 2√x

Сводка

  • Чтобы неявно получить функцию (полезно, когда функция не может быть легко решена для y)
    • Дифференцировать по x
    • Собрать все dy / dx с одной стороны
    • Решить для dy / dx
  • Чтобы получить обратную функцию, переформулируйте ее без обратной, а затем используйте неявное дифференцирование.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.