Содержание

Эмоциональный кризис

В жизни иногда случается так, что ничего не предвещало…

И вдруг — увольнение с работы.
Или ваш любимый человек заявляет, что нужно расстаться.
Вы узнаете об измене.
Или о том, что кто-то за вашей спиной распространяет ложные сведения о вас.
Врач ставит в тупик опасным диагнозом…

Подобных ситуаций в жизни может быть много, и у каждого не раз происходит такой случай, в котором чувства буквально захлестывают, казалось бы, не оставляя возможности ни на что другое, кроме как провалиться в эту эмоциональную пропасть.

Это — начало эмоционального кризиса, и от того, как вы справитесь с ним, будет во многом зависеть весь исход ситуации.

Когда действие — вредно…

Для начала давайте разделим случаи, требующие немедленного реагирования, и те, в которых это реагирование бессмысленно и, более того — вредно.

Если ваш близкий человек попал в беду, и вы знаете, где он находится — вы без раздумий помчитесь туда и выясните всю информацию. И правило сделаете, ведь он нуждается в вашей помощи и поддержке.

А вот если вы узнали об измене? Или врач сообщил неприятные новости о вас, тем не менее, предложив план лечения? Или если ваш партнер говорит, что чувства остыли, и надо расстаться? Или, предположим, вы узнаете о беременности, которая была нежелательна? Перечислять можно долго — но именно эти ситуации таковы, что немедленное реагирование в них может только все запутать.

И на этой стадии, пока вы окончательно не провалились в эмоциональную пропасть, лучше трезво спросить себя: могу ли я что-то реально сделать сейчас? Измена уже произошла. Работодатель уже подписал приказ об увольнении. Диагноз уже поставлен. Партнер уже пришел к выводу о том, что чувств нет…

Это совсем не значит, что ситуация не содержит никакого выхода — даже с изменой можно справиться, хоть ее и не отменить. И диагноз впоследствии может не подтвердиться. Даже там, где отменить нельзя и невозможно исправить — обязательно найдутся какие-то факторы, которые помогут сделать ситуацию более-менее приемлемой или изменить к ней отношение.

Важно другое — на начальном этапе переживания эмоционального кризиса попадание в неконтролируемую воронку чувств не в ваших интересах. Это может ослабить вашу реакцию и не позволит выйти из ситуации с минимальными потерями.

На самом деле попадание в эмоциональную воронку не происходит в одночасье. Это только задним числом кажется, что все произошло мгновенно. На деле же есть конкретный механизм.

Человек получает известие. Какое-то время длится шок, осмысление происходящего, а потом приходят мысли в духе «если бы я тогда пошла туда-то…», «если бы я тогда сказал другое…», «если бы я не сделала этого…», «если бы я поступил иначе…».

Эти мысли очень часто и заменяют действия, которые человек хотел бы предпринять, но уже не может. А потом из этих мыслей раскручивается целый букет чувств, которые только усугубляют ситуацию — вина, страх, чувство собственной ничтожности, бессилие и отчаяние. Мысли множатся, множатся и чувства.

Мозг, охваченный пожаром, строит новые версии того, как можно было бы когда-то в прошлом поступить, чтобы не допустить такого развития событий, и чувство вины, бессилия, страха и отчаяния крепнет.

Дальше все будет расти в геометрической прогрессии, и через некоторое время вы окажетесь бессильны с этим справиться. Эмоциональный кризис захватит вас целиком.

Очень важно суметь себя остановить еще на стадии появления первых подобных мыслей.
Как?

Шаг первый. Для начала назовите свои чувства.
Какие бывают чувства? Что вы испытываете? Боль? Обиду? Злость? Ревность?
Каким бы ни был ваш эмоциональный кризис, он имеет название, имеет доминирующее чувство или несколько. И их можно назвать своими именами.  

А теперь задайте себе вопрос — как вы можете его выразить? Вы злитесь на партнера? Найдите мягкий, но в меру плотный предмет, и бейте его, пока не устанете. Разбейте тарелку. Громко кричите, если это не нарушит чей-то покой. Рвите бумагу.

Делайте что-то, где вы могли бы прикладывать физическое усилие. Потому что эмоции накапливаются и живут в теле, и именно там они рискуют застрять в будущем в виде болезней разного рода. Важно, чтобы вы позволили себе действовать — это именно то, чего хочет ваш организм: пережить боль, сделать ее менее острой, а для этого ему надо выплеснуть куда-то растущую энергию чувств.

Этим приемом вы убьете двух зайцев — выплеснете первую волну гнева, не дадите ему скопиться в вас, и вместе с этим вы остановите поток мыслей, который мог бы привести вас к еще худшим чувствам: самообвинению, бессилию и отчаянию.

Несмотря на кажущуюся простоту приема, он очень эффективен. Думать — это последнее, что стоит делать в такой момент, особенно о том, что «это ни к чему не приведет» и «измену битьем подушки не исправишь».

Не исправишь, соглашусь. Зато исправить можно вашу реакцию, причем в корне, и тем самым застраховать вас от необдуманных поступков, которые могли бы только усугубить ситуацию. Я вспоминаю много случаев из практики, когда человек, попадая в эмоциональную воронку после подобного известия, предпринимал шаги, которые ситуацию буквально рушили.

Например, начинал в резкой форме выяснять отношения и провоцировал партнера на окончательный уход. Или наносил вред самому себе, с чем потом было довольно трудно справиться. Или сам рвал отношения, которые можно было еще восстановить. А в некоторых случаях доходило до сердечных приступов и даже инфарктов. Да, мы не можем, конечно, не реагировать эмоционально на подобные вещи, но мы можем сделать эту реакцию максимально экологичной и предельно безвредной для всего организма в целом.

Итак, необходимо выплеснуть первые эмоции. Этим вы добьетесь спадания их накала и возникновения чисто физической усталости, которая не позволит вам совершать лишних действий.

Шаг второй. Сублимировать возможную реакцию.
Конечно, ваше желание высказать обидчику все, что вы о нем думаете, не пройдет совсем. И в этот момент лучше взять ручку и бумагу и высказать все в письменной форме. Это займет ум и удержит его от проворачивания того, в чем вы лично кажетесь себе виноватым. И заодно поможет углубить выведение острых эмоций.

Почему ручку и бумагу? Потому что бумагу потом можно сжечь. То, что вы напишете в первых порывах — далеко не всегда имеет смысл говорить обидчикам, даже если «обидчиком» оказалась судьба или мир вообще. А тем более, если «обидчиком» окажется ваше собственное тело — тут можно и навредить, если обижаться без уничтожения последствий.

Сжигание поможет уже в символической форме попрощаться с частью тяжелых эмоций. Можно не только писать — рисовать. Можно проговорить, если никто вас не слышит. На этой стадии важно по инерции уже более спокойным способом выплескивать эмоции.

Шаг третий. Работа с телом
Вы можете принять какую-то позу, которая вас успокаивает — свернуться калачиком или, наоборот, лечь навзничь, раскинув руки. Можно пораскачиваться, сидя на стуле, помять в руках какой-то предмет, прикосновение к которому вас успокаивает.

Каким бы ни был ваш эмоциональный кризис, вы всегда можете найти хотя бы удобное положение для тела. Даже если это происходит в общественном месте, с вами всегда есть ваши мышцы и ваше дыхание.

Вы можете попеременно напрягать и расслаблять какие-то группы мышц.
Можете сосредоточиться на дыхании, есть способ, который успокаивает нервную систему:
неглубокий и достаточно активный вдох, а выдох должен быть спокойным, плавным и как минимум в 2 раза длиннее вдоха по длительности. Дальше в конце выдоха делается короткая пауза, задержка — и снова вдох.

Если эмоциональный кризис настиг вас в общественном месте, начните сразу с третьего шага и постарайтесь максимально сосредоточиться на дыхании — это остановит развитие мыслей и не даст возможности упасть в эмоциональную воронку. А шаги 1 и 2 вы сможете предпринять, когда окажетесь в одиночестве.

Нередко мне доводилось слышать, что подобные методы невозможны, когда человек сталкивается с травмирующим его известием, мол, все это очень стерильно и неестественно. На деле же люди прибегали к подобным способам веками, частью продуманно, потому что видели реакции своих близких, которые выражали свой гнев и злость даже публично, частью — интуитивно, потому что в нашем организме заложено чувствование сохраняющих нашу психику механизмов.

Просто в нашей культуре чаще принято подавлять чувства, и потому такие способы стали казаться неестественными. Но в конечном итоге никто, кроме вас, не возьмет на себя ответственность за то, попадать вам в эмоциональную воронку или нет.

И только вы сможете решить, что вам важнее: сохранить лицо перед самим собой и другими, а потом наделать глупостей и погрязнуть в чувствах вины и отчаяния — или грамотно выпустить пар, а потом искать конструктивные решения. Помните о том, что самые конструктивные решения приходят позже, не даром есть поговорка «утро вечера мудренее».

В психологии есть правило «48 часов», по которому не стоит принимать важные решения в течение двух суток после какой-то сильной эмоциональной реакции. И оно принято не зря — проверьте: вы на многое посмотрите иначе по прошествии этого времени, а эмоциональный кризис будет восприниматься не так остро. И именно в этот момент вы сможете конструктивно подумать: что делать.

Пожалуй, все вышесказанное сложно отнести только к одной форме ситуаций — смерти близких. Там есть свои законы и свои временные рамки. Но об этом — в другой раз.

Травматические кризисы | Suomen Mielenterveysseura

Травматический кризис – следствие непредвиденного, застающего врасплох, ошеломляющего события. Переживаемый сильный шок моментально отнимает все силы. Травматический кризис – реакция на ситуацию, в которой подвергается опасности жизнь человека или ее жизненно важные составляющие.

Кризис может носить травматический характер в силу многих причин. Например, смерть близкого человека, самоубийство в ближайшем окружении, тяжелая болезнь или потеря трудоспособности, увольнение с работы или пережитое насилие могут привести к психической травме. Также возникновению травматического кризиса могут способствовать масштабные несчастные случаи и катастрофы.

Переживание и преодоление травматического кризиса — часто очень болезненный процесс, требующий больших усилий. Тем не менее, каждый человек обладает способностями справляться с кризисами. Читать далее о способах преодоления и восстановления. За помощью в преодолении кризиса следует обращаться, к примеру, в районные кризисные центры, служебные поликлиники или муниципальные социальные или кризисные службы.

События, которые могут спровоцировать кризис

Кризис могут спровоцировать различные события и жизненные ситуации. Ниже перечислены некоторые наиболее типичные причины кризисов:

  • Смерть близкого человека
  • Самоубийство
  • Тяжелая болезнь, своя собственная или близкого человека
  • Утеря самостоятельности или самоуправления вследствие, например, травмы
  • Злоупотребление алкоголем или тюремное заключение, вызывающие стыд или причиняющие неудобство окружающим
  • Безработица
  • Финансовые проблемы
  • Несчастные случаи, например, автокатастрофа или пожар
  • Природная катастрофа или крупный несчастный случай
  • Насилие; например, насилие в семье, сексуальное или уличное насилие
  • Разбой, грабеж или нападение
  • Ощущение угрозы, например, страх возможного насилия
  • Так называемые «едва не» -ситуации, угрожавшие жизни или здоровью личным или кого-то из близких
  • Проблемы, связанные с рождением детей: бездетность, выкидыш, болезнь или увечье ребенка
  • Проблемы межличностных отношений, например, развод или измена
  • Эмиграция в другую страну или переезд в другой город, область

Фаза шока 

Фаза шока начинается непосредственно сразу после травмирующего события. Переживая шок, человек еще не способен осознать вызвавшую кризис ситуацию и может даже отрицать происходящее. Некоторые в ситуации шока могут быть парализованы полностью, некоторые действуют механически, отключая эмоциональные переживания. У некоторых людей реакция на шок может проявиться в виде сильного возбуждения, они могут, например, орать в полный голос или истерично рыдать. Также могут чередоваться подавленность и беспокойство. Проявляемые во время шока реакции, например, кажущаяся бесчувственность, могут привести в замешательство близких и даже вызывать осуждение.

Во время шока могут наблюдаться

  • отрицание происходящего,
  • отключение эмоций,
  • ощущение нереальности и чуждости происходящего,
  • крик, плач, паника

Шоковые реакции могут показаться пугающими и странными. Тем не менее, они играют важную роль психологической защиты: слишком сильное потрясение невозможно осознать за короткое время, и шоковая фаза дает возможность постигнуть происходящее. Человек, находящийся в шоке, обычно нуждается в конкретной поддержке и понимании того, что окружающие люди владеют ситуацией. С переживающим шок человеком следует спокойно поговорить о происшедшем. Необходимо учитывать, что обсуждаемые события с трудом доходят до сознания находящегося в шоке, и поэтому говорить следует спокойно, четко и понятно, т.к. способность воспринимать информацию у переживающего шок ослаблена.

Фаза реакции

Вслед за шоком наступает фаза реакции, во время которой человек начинает мало-помалу осознавать трагическое событие, пытается понять, что же произошло и каково значение случившегося. В начале фазы реакции у многих людей возникают странные и неожиданные чувства, например, что умерший человек находится где-то поблизости или откуда-то слышится его голос. Сознание человека еще пытается отвергнуть происшедшее, и странные ощущения являются частью этого процесса.

Переживающий фазу реакции человек нуждается в слушателе, а также в конкретных инструкциях и поддержке по организации своей деятельности. На данном этапе кризиса начинается осознание происходящего, и человек балансирует между защитой от невыносимых переживаний и началом их осознания. На фазе реакции вызвавшее кризис событие часто повторяется картинами, возникающими в памяти и во сне. Происшедшее может очень живо вдруг вернуться в сознании, например, вслед за каким-нибудь запахом или звуком, или в беседе с каким-нибудь человеком. Случившееся событие может поначалу представляться в виде ночных кошмаров, но позже сны становятся более разнообразными.

На фазе реакции переживаемые эмоции довольно часто носят однообразный характер, их обычно описывают до удивления одинаковыми фразами: «думаю, что схожу с ума», «голова не выдерживает», «выдержу ли я это?», «жизнь похожа на крутую гору», «неужели, это страдание будет вечным?».

На фазе реакции могут наблюдаться

  • страх и подавленность,
  • самообвинение и необходимость найти виновных,
  • бессонница и отсутствие аппетита,
  • озноб, плохое самочувствие и другие физические симптомы

Переживающий фазу реакции человек обычно нуждается в возможности быть услышанным. Потребность говорить о пережитом возникает снова и снова, что может восприниматься близкими очень тяжело и отнимать у них все силы. Окружающим следует помнить, что беседа играет важное значение в восстановлении: обсуждение дает возможность понять происшедшее; с чувствами легче справиться, когда их можно выразить словами, можно разделить переживания и получить поддержку от испытавших похожее, в разговоре собственное поведение становится более понятным. К тому же обсуждение дает возможность взглянуть на ситуацию с разных сторон и осознать ее значение.

Фаза осознания

На фазе осознания вызвавшее кризис событие начинает реально осознаваться. Случившееся больше не отрицается, а осознается как реальные изменение и потеря. Человек уже готов воспринять все аспекты происшедшего и свою изменившуюся ситуацию.

На фазе осознания могут наблюдаться

  • проблемы памяти и трудности концентрации внимания,
  • раздражительность,
  • уклонение от социального общения

На фазе осознания человек осознает вызванные кризисом изменения, начинается переоценка собственных самоидентификации, убеждений и верований. Человек начинает задумываться о других, не касающихся происшедшего событиях, делах, но еще не способен думать о будущем, хотя уже готов идти ему навстречу.

На фазе осознания потерявший близкого человек готов к преодолению своей скорби. (Читать далее о травматической скорби и ее преодолении)

Фаза восстановления

На фазе восстановления все случившееся начинает потихоньку осознаваться как часть жизни и жизненного опыта. С происшедшим становится возможным жить дальше, оно перестает занимать все мысли. Иногда, конечно, может возникать печаль, но в жизни появляется место радости, человек способен планировать будущее, вера в жизнь возвращается.

Происшедшее занимает свое важное место в жизненной истории, но перестает доминировать в мире чувств и мыслей. Пережитое более не угрожает психическому здоровью человека, напротив, делает его сильнее. Однако течение кризиса не прямолинейно, например, напоминающие о происшедшем события могут вновь вызывать тяжелые чувства, подавленность и другие симптомы.

Многие люди, пережившие действительно тяжелый кризис, рассказывают о происшедших изменениях, о том, что открыли в себе такой запас сил, о котором они и не подозревали. Последующая за кризисом жизнь может казаться более уязвимой, но еще более ценной, чем ранее.

В случае, если вызвавшее кризис событие исключительно тяжело для психики или если человек и помимо трагичных событий легко психически раним, восстановление может быть сложным и трудным. Иногда необходимо перестроить всю жизнь заново, а на это требуется время.

Для посттравматической работы характерно избегание разговоров о том, что произошло с момента шока, и вещей, напоминающих о случившемся. С другой стороны, ужасные воспоминания возникают в сознании невольно и неожиданно. Часто осмысление случившегося требует помощи стороннего специалиста.

Когда кто-то из окружающих переживает шокирующие события, у него может возникнуть потребность говорить о пережитом снова и снова. Уже только тем, что побудете рядом и выслушаете, вы поможете ему воспринять происходящее. Можно спросить у человека, что он чувствует. Следует избегать давать готовые ответы, а только предоставить ему возможность рассказать о его чувствах. Значение подобной беседы заключается в том, что переживающий кризис человек хочет осмыслить происходящее и разделить свои чувства с кем-то другим.

Важнее всего решиться предложить свою помощь находящемуся в кризисе человеку. Слишком часто близкие люди не имеют мужества общаться с переживающим кризис, например, потому, что они боятся сказать что-нибудь неправильное. Неподходящим образом сказанные слова поддержки приводят к переживанию одиночества и ощущения потери близких именно тогда, когда они необходимы.

Многие, переживающие кризис, подчеркивают ценность предельно конкретной помощи, оказываемой близкими. Когда сам не в силах сходить даже в магазин, совместное с другом приготовление еды приносит радость. Занимаясь конкретными делами, например, уборкой или приготовлением пищи, можно одновременно разговаривать о сложных вещах.

Вы можете поддержать находящегося в кризисе человека

  • тем, что выслушаете
  • тем, что побудете рядом
  • тем, что поможете по быту
  • тем, что поддержите надежду
  • тем, что покажете, что у вас есть для него время сейчас и в будущем
  • тем, что при необходимости поможете обратиться за профессиональной помощью

Вызванные шокирующим событием сильные реакции и симптомы, а также ощущение того, что все путается или вы сходите с ума, могут внушать страх. Тем не менее, эти чувства обычны и даже, можно сказать, нормальны.

Важно помнить, что способы преодоления кризиса индивидуальны, но при этом многие люди на каком-либо этапе нуждаются в поддержке окружающих. Доказано, что возможность обсудить происшедшее чрезвычайно важна в процессе восстановления.

В ситуациях, когда кризис затрагивает всю семью, чрезвычайно важно, чтобы все члены семьи смогли бы при желании поделиться своими чувствами, рассказать о страхах и трудностях. Если трудных тем хотят избежать, последствия этого замалчивания могут оказывать отрицательное влияние на семью еще многие годы спустя.

Пережитое кем-либо из членов или всей семьей трагическое событие может сплотить семью. Если члены семьи стараются поддержать друг друга и дать друг другу возможность разделить переживания, они могут почувствовать еще большую близость между собой. Вызвашее кризис событие может стать частью семейной истории и укрепить внутрисемейные связи.

Каждая семья обладает своими индивидуальными достоинствами и ресурсами, которые помогают преодолеть кризис. У одной семьи может быть, к примеру, много друзей и родственников, которые оказывают поддержку со своей стороны. В какой-нибудь другой семье ее члены имеют мужество обсуждать все проблемы, искать выходы из них и способы преодоления. Иногда дети находят способы поддержать свое состояние вне дома, например, приносящие радость увлечения или других взрослых, которым они доверяют, помимо родителей.

Для того чтобы справиться с последствиями трагического события, при необходимости следует обращаться за профессиональной помощью, например, в кризисный центр, служебную или районную поликлинику. Чрезвычайно важно обращение за профессиональной помощью в случаях, если вы заметите у себя или у близкого следующие симптомы или явления:

  • Ночной сон приобрел прерывистый характер или наблюдаются трудности засыпания
  • Пропало желание жить
  • Отказ от общения с друзьями
  • Длительные снижение способности концентрации внимания и расстройства памяти
  • Увеличение употребления алкоголя или других наркотических веществ
  • Затянувшиеся депрессия, тревожность и напряженность
  • Плохое самочувствие, боли в груди, другие физические симптомы, у которых нет явных причин
  • Нет никого, с кем можно было бы поговорить о случившемся
Помощь в Кризисном центре:
  • кризисный телефон
  • кризисный прием
  • курсы и группы
  • человек поддержки
  • дежурная служба для жертв преступлений

 

Кризис у детей 6-7 лет

Период дошкольного детства завершается кризисом 7 лет. Это кризис саморегуляции, напоминающий кризис 1 года.
Начиная с 6-7-летнего возраста постепенно ведущий вид деятельности – игра, начинает сменяться учением. Учение следует понимать в широком смысле, это развитие способностей, получение знаний, умений и навыков, то есть это переход к осмысленной работе. Чему бы ни учился ребенок, он должен чувствовать важность и нужность своих занятий. Только в этом случае он прикладывает усилия, активно приобретает полезные навыки и развивает свой интеллект.

Одним из признаков кризиса является кривлянье и манерность, которые объясняются желанием подражать взрослым. Появляется демонстративная наивность, которая порой раздражает родителей. Ребёнок хочет быть взрослым, начинает предъявлять претензии на внимание и регулировать свое поведение правилами. Но у него не всегда это получается, что приводит к неоправданным самоограничениям.

Еще один признак кризиса – это потеря непосредственности. Происходит это из-за появления в поступках ребёнка интеллектуальной составляющей, которая вклинивается между желанием и непосредственным поступком. У ребёнка появляются переживания по поводу поступка.

И третий признак кризиса – симптом «горькой конфеты». Ребёнку может быть плохо, но он не хочет этого показывать.

Кроме психологической трансформации происходят серьезные перестройки в организме: ребенок резко прибавляет в росте и весе, изменяется работа сердечно-сосудистой, нервной, дыхательной и других систем. Поэтому перепады настроения, утомляемость, раздражительность – это не проявления зловредного характера, а сигналы о перенапряжении и бурном росте.

К концу кризиса у ребёнка должна сформироваться новая социальная позиция – «школьник». Это значит, что ребёнок осознает своё место в системе общественных отношений. В этот период активно развивается саморегуляция, воля, самостоятельность, способность к самоорганизации, самоконтроль, умение оценивать свои поступки, целеполагание. Таким образом, дошкольный возраст можно назвать периодом наиболее интенсивного освоения смыслов и целей человеческой деятельности, периодом интенсивной ориентации в них.

Если ребенок в конце раннего детства говорит: «Я большой», – то дошкольник к 7 годам начинает считать себя маленьким. Такое понимание основано на осознании своих возможностей и способностей.

В дошкольном детстве значительные изменения происходят во всех сферах психического развития ребенка. Как ни в каком другом возрасте, ребенок осваивает широкий круг деятельности игровую, трудовую, продуктивные, бытовую, общение, формируется как их техническая сторона, так и мотивационно-целевая.

Специалисты нашего Центра готовы проконсультировать вас по вопросам взросления вашего ребенка https://www.psylogia.ru

Материал подготовили специалисты отдела профилактики социальных рисков КГБУ ХЦППМСП Тюляева О. А., Поздеева К.А.

Кризис пожилого возраста | Преодоление


Жизнь – это череда вех, сменяющих одна другую. Рождение, детство, юность, молодость, зрелось и, наконец, старость. Если в начале пути мы с нетерпением ждем перемен, взросления, то чем старше становимся, тем меньше хотим меняться. Старость – это не только период отдыха, возможность заняться любимыми делами, но и болезни, отчужденность. Именно этими факторами объясняется кризис пожилого возраста.

Определение и причины

По определению «кризис» – момент перемен, не позволяющий двигаться дальше, требующий переосмысливания ситуации, принятия новых решений. Применение этого понятия к старости указывает на необходимость изменить линию жизни, поломать существующие устои. Для кого-то это не составит особого труда, а кому-то сложно принять сегодняшний статус, сложить жизненный «пазл» и двигаться дальше.

Среди причин наступления психологического кризиса пожилого возраста выделяют:

  • изменение жизненных приоритетов, отсутствие четкого ритма – уже нет необходимости каждый день отправляться на работу. Активная интеллектуальная и физическая деятельность сменяется бездействием;
  • необходимость переосмыслить прожитые годы, найти новые, жизнеутверждающие цели;
  • ухудшение здоровья;
  • сужение круга общения, потеря друзей;
  • дискомфорт от пребывания в замкнутом пространстве, одиночество;
  • снижение физических сил, беспомощность, осознание своей зависимости от окружения.

На общее психическое состояние также значительно воздействует потеря родителей, отстранение детей (синдром «опустошения гнезда»). С выходом на пенсию у людей часто появляются финансовые трудности, которые также накладывают отпечаток на эмоциональное состояние. Ведь теперь приходится более тщательно планировать бюджет.

Явные психологические проявления

Переход от среднего возраста к старости сопровождается изменением социального статуса, личностных отношений. Именно в этот период человек начинает осознавать, что большая часть жизни позади и требуется подводить первые итоги. Эти перемены могут привести к развитию социально-психологических проблем, одна из которых – драма невостребованности. Ее причиной становится чувство нереализованности, ненужности.

Драма невостребованности развивается на фоне неспособности реализовать свои возможности, творческий, интеллектуальный потенциал. Ощущение собственной ненужности, принижение имеющихся достижений подогревается несоответствием менталитета молодежи и престарелых людей. Чтобы смягчить или преодолеть драму, важно помочь престарелому человеку сохранить чувство своей нужности, гарантирующее определенную стабильность, ощущение светлых перспектив. Так ему легче смириться с существующими реалиями, достичь гармонии в статусе пенсионера.


Другая значимая проблема – одиночество. В социальном смысле оно проявляется отдельным проживанием от детей и их семей. Также в этот период теряются многие дружеские связи с ровесниками. У этой проблемы имеется и психологическая сторона. Ухудшение здоровья, изменение социального положения приводит к самоизоляции или непринятия со стороны окружающих. Чувство покинутости усугубляется двойственностью ситуации. С одной стороны человек стремится отгородиться от реалий, защитить свой существующий стабильный мирок, с другой – осознает растущий разрыв с окружением, боится одинокой старости.

Не менее остро стоит проблема ограничения жизнедеятельности. Она обусловлена частичной или полной потерей возможности или способности к:

  • самообслуживанию и самоконтролю;
  • общению;
  • передвижению и ориентированию;
  • трудовой деятельности.

Эта проблема напрямую зависит от финансовой состоятельности. Многие люди озабоченны размером пенсии, ростом цен, удорожанием лечения существующих заболеваний и снижением платежеспособности. Учитывая это, приоритетно улучшение социальной поддержки малообеспеченых слоев общества.

Основные этапы развития

У каждого кризис протекает по-разному. У деятельных, уверенных в себе личностей он практически не проявляется. Неуверенные в себе – полностью ощущают его остроту. Если вовремя не повлиять на ситуацию, то велика вероятность развития апатии и лени у пожилого человека, которые способны перерасти в депрессию.

Важно отметить, что в преклонном возрасте каждый переживает 3 подкризиса:

  1. переоценка собственного «Я» – из опытного квалифицированного работника, профессионала человек превращается в никому не нужного старика. При этом жизнь должна продолжаться. Это начальный этап;
  2. осознание ухудшения здоровья, собственной немощности – признание действительности приводит к снижению психологической нагрузки. Непринятие этого факта обуславливает усиление регрессивных процессов;
  3. анализ ситуации и принятие неизбежности процессов – только взвешенные трезвые решения, осознание сложившихся обстоятельств, поиск адекватной замены трудовой деятельности позволяют побороть внутренних «демонов».

В золотом возрасте переломный момент сопровождается острым психосоциальным конфликтом. Ведь это пора вступления в последнюю жизненную фазу. Переосмысливание себя в социуме может пройти незаметно или вызвать серьезные проблемы с психическим здоровьем. Именно поэтому результатом кризиса может являться депрессия у пожилых.

В зависимости от способности к адаптации американский психолог Э. Эриксон различал 3 типа старости:

  • психопатологическая – бывает у людей, страдающих депрессиями, ипохондрией. Они боятся своих прожитых лет, не желают его принимать, доставляют массу неприятностей себе и окружающим;
  • несчастливая – люди с хроническими недугами тяжело переносят свое состояние. Они обидчивы, капризны, некоторые задумываются о суициде;
  • счастливая – у людей, которые легко преодолели психологический и эмоциональный барьер, нашли смысл жизни, интересные занятия и не боятся завтрашнего дня.

Кризис пожилого возраста у женщин и мужчин и женщин проходит по-разному. Причем отличаются не только особенности, но и временные рамки. Обобщенные данные Европейского бюро ВОЗ женщин к пожилым относят уже в 55 лет, мужчина достигает этого статуса к 61 году. А вот старость для обоих полов уравнивается и начинается с 75 лет. С 90 – говорят о долгожительстве.

Также различия связаны с ролью, которая отводится представителям каждого пола. Так, женщине, в первую очередь, отводится роль матери, хранительнице очага и продолжательнице рода. От нее не ждут больших свершений. Мужчины же – добытчики. Для них приоритетна работа, карьерные повышения и признания в работе. Именно поэтому выход на пенсию, лишение возможности доказывать свою нужность на этом поприще болезненно. Это усугубляет кризис пожилого возраста у мужчин.

Отличается у полов и отношение к одиночеству. Женщины гибче, легче приспосабливаются к обстоятельствам. Они посвящают себя заботе о муже, детях и внуках или находят подружек-собеседниц. Большинство представителей сильной части человечества углубляются в философские изыскания: выполнил ли я свое предназначение, можно ли было сделать что-то по-другому и др. Поэтому у них симптомы кризиса более выражены.

Как бороться с проблемами


Учитывая особенности кризиса пожилого возраста, важно создать для близкого комфортные условия, помочь ему найти себя в новом статусе. Возможность и далее делиться своими знаниями и умениями позволяет повысить самооценку, ощущать надежную «почву под ногами», уверенно смотреть в будущее.

Психологи, работающие со стариками, предлагают опираться на 5 принципов, которые помогут преодолеть кризисные проявления:

  1. Золотая пора – не повод разрывать дружеские и родственные связи. Не отстраняйтесь от общения.
  2. Не замыкайтесь в себе. Делитесь своими знаниями, мыслями, чувствами.
  3. Оглянитесь вокруг. В мире столько нового и интересного. Найдите себе очередное интересное хобби, запланируйте поездку, сделайте что-то значимое.
  4. Научитесь не только помогать, но и с благодарностью принимать заботу и опеку.
  5. Проявлять свое недовольство и раздражительность – не великое умение. Ищите позитив и делитесь ним с окружающими.

К сожалению, преодолеть последний возрастной кризис в одиночку многим не под силу. Им на помощь приходят социальные службы. Все больше разрабатывается программ для социальной адаптации стариков. Они направлены на привлечение пенсионеров к различным инициативам:

  • благоустройству придомовых и парковых зон;
  • оказание помощи нуждающимся;
  • наставничество над молодежью и др.

Также открываются кружки, курсы, где престарелые могут реализовать свои творческие навыки, общаться, получить новые знания, повысить компьютерную грамотность и т. д.

Старение — естественный процесс, который не остановить и не обратить. С ним связано не только ухудшение физической форм, но и преодоление психологического барьера. Ведь приходится перестраиваться, находить смысл существования без любимой работы, менять устоявшиеся правила. Чтобы перебороть себя и отпустить прошлое, начать следующий этап с чистого листа, не всегда хватает собственных сил и требуется поддержка родных, специальных служб.


Как преодолеть кризис в супружеских отношениях: рассказывает столичный психолог

Считается, что семейные кризисы — неотъемлемая и очень важная часть жизни любой супружеской пары. Без них трудно себе представить развитие и укрепление семьи, переход отношений на новый уровень, наполнение их новым смыслом. В каких-то семьях кризисы выражены более ярко, в других — менее. Бывает, что супруги не выдерживают проверку на прочность и расстаются, а бывает, что определенный жизненный рубеж, который муж и жена проходят вместе, лишь подтверждает, насколько глубока и искренна их связь. Можно ли обеспечить успешное преодоление кризисов заранее, а то и вовсе предотвратить их появление? И главное, как быть в периоды, когда сохранить мир и взаимопонимание супругам особенно сложно? Об этом рассказывает Екатерина Игонина, психолог Московской службы психологической помощи населению.

Психологи выделяют несколько так называемых взрывоопасных периодов в жизни семей, в которые отношения между супругами становятся напряженнее, чем обычно. Итак, основными кризисами считаются следующие вехи:

  • Первый год семейной жизни
    На молодоженов сразу обрушивается, пожалуй, самое большее количество трудностей из всех возможных. Это и начало совместной жизни с обязательно присутствующей притиркой характеров, привычек, образов жизни, и выявление особенностей поведения не на публике, а, так сказать, в естественной среде обитания. Сложно распределить бытовые обязанности, но еще сложнее их соблюдать. А еще нужно научиться жить общим хозяйством и перевести статус отношений из праздника свиданий в малоромантичные будни.
  • Второй-третий год: появление в семье малыша
    После того, как муж и жена более-менее определились и свыклись со своими ролями, разобрались с хозяйством и обязанностями, семью вновь ждут глобальные преобразования. В семье рождается ребенок. И снова супруги меняют роли — на маму и папу. Они перераспределяют обязанности, привыкают к новому режиму, в котором все подчинено благополучию и удобству их первенца.
    Происходят значительные изменения в их налаженной сексуальной жизни. Бывает, что в молодой семье с появлением ребенка появляются также теща или свекровь. И порой помимо колоссальной помощи, которая оказывается мамочке, это может нести и проблемы, напрямую влияющие на отношения супругов.
  • Седьмой-десятый год: ощущение «дня сурка»
    Воспитание и развитие ребенка, которое в основном лежит на женщине, и обеспечение семьи всем необходимым, за которое ответственен мужчина, поглощают семью полностью. Времени не остается как на личные, так и на совместные интересы супругов.
    Однако к тому времени, как ребенок становится школьником, как правило, семья вновь начинает чувствовать облегчение. Все роли давно привычны, сферы ответственности поделены, материальная стабильность достигнута, и … супружеская жизнь начинает казаться бесконечной предсказуемой рутиной: дом — работа — дом — выходные. А при этом мужчине может хотеться свежих впечатлений, а женщине — внимания.
  • Двадцатый год совместной жизни: достижение супругами сорокалетия
    В кризис среднего возраста идет тотальная переоценка ценностей, пересмотр всех своих удач и промахов — их всегда кажется больше. Подвергаются переосмыслению и личностные особенности, и профессиональная сфера, и, само собой, семейная. Пребывание в таком состоянии даже одного из супругов трудно переносится всей семьей. Если же в поисках смысла находятся оба — тут уж без столкновений, выяснений, срывов и ссор редко получается обойтись.

«Любая семья претерпевает гораздо больше передряг и, что характерно, вовсе не по расписанию. Помимо того, переломные моменты могут совпадать друг с другом: например, первый год совместного проживания молодых людей с рождением ребенка. Также они способны возникать внезапно. Тяжелая болезнь или инвалидность одного из супругов, бездетность, смерти родных, потеря работы или карьерный взлет, переезд в другую страну, измены, финансовый крах или, наоборот, резкое увеличение доходов, синдром опустевшего гнезда. Любые значимые события, которые являются стрессом или неожиданностью для семьи, считаются кризисом», — рассказывает психолог Екатерина Игонина.

ВИНОВАТ КРИЗИС: ЧТО ДЕЛАТЬ

Многие специалисты полагают, что любой семейный кризис — это прежде всего кризис общения. Более 80% пар, обращающихся в этот момент за психологической помощью, в первую очередь жаловались на сложности в коммуникации, ее дефицит в принципе.

Универсальные рекомендации по преодолению кризисов

  • Постоянное поддержание контакта друг с другом— эмоционального, вербального, телесного. Разумеется, права на личное пространство, даже во времена, когда двое кажутся себе одним целым, никто не отменял. Поэтому насколько тесным будет тот или иной контакт, решается индивидуально. Важно лишь позволять партнеру знакомиться с вашей Вселенной и точно так же интересоваться тем, что происходит в его.
    «Делитесь радостями и горестями, смешными инцидентами и досадными моментами, сожалениями о чем-то крупном и вспышками счастья по мелочам. Старайтесь какую-то часть бодрого времени суток обязательно проводить вместе: просто болтая о том, как прошел день, просматривая коротенькую серию ситкома, ужиная, гуляя с собакой или убирая квартиру. Такое времяпровождение здорово сближает и по-настоящему роднит. И да, телесный контакт — это не только про интимную близость. Порой объятия, утешительные поглаживания, ласковые прикосновения и традиционные утренние поцелуи перед уходом из дома дают гораздо больше, чем может показаться», — рассказывает психолог.
  • Искренний интерес к тому, чем живет супруг. Вспомните самое начало ваших отношений: как увлекательно было узнавать о том, каким мальчишкой был любимый человек, где росла и чем увлекалась избранница, и обнаруживать при этом совершенно удивительные совпадения — вплоть до одинаковых домашних имен.
    «Почему-то со временем такие рассказы начинают приедаться, вникать в подробности интриг в офисе жены становится скучно, а слушать о нюансах разработки пакета технической документации командой мужа — непонятно… А меж тем два притянувшихся когда-то мира не остановились в развитии: они растут и по-прежнему полны удивительных открытий! Правда, для того, чтобы казалось бы давно изученный человек удивил и вновь заинтересовал, иногда надо проявить терпение, иногда — понимание и внимание, а порой так и просто вежливость и готовность выслушать», — рассказывает Екатерина Игонина.
  • Своевременное обсуждение спорных моментов и конфликтных ситуаций — при обязательном взаимном уважении. Отмалчивания, обиды, обвинения, запоздалые упреки и торжествующие уличения, перекладывание ответственности, отсутствие прямого диалога и упорство в признании собственных ошибок… Это и многое другое только способствует разобщению пары, а не поискам компромиссных решений. На раз-два из любого пустяка можно создать настоящий, а то еще и долгоиграющий кризис семейных отношений.
    «Даже если вы не понимаете, почему в доме нарастает напряжение или недовольство со стороны вашей второй половинки, и не считаете себя к нему причастным — поговорите с ней о дискомфорте как можно раньше. Стрессы на работе или ссора с лучшей подружкой никак не относятся к супругу, но если ситуация усугубится, то это вполне способно внести серьезный разлад в семью. Умейте разъяснять проблемы по существу, уважительно и тактично, всегда помня о цели любого выяснения отношений. Ведь главное — достижение взаимопонимания и поддержка», — объясняет психолог.

ДОВЕРИЕ И ЛЮБОВЬ СПАСУТ БРАК

Точно так же, как болезнь легче предотвратить, чем лечить, семейную гармонию проще поддерживать, чем восстанавливать. А защититься от бурь и невзгод супругам всегда помогут любовь, доверие, внимание, понимание ценности и уникальности своей семьи и каждого ее члена, желание прислушиваться и беречь то, что подчас создается так кропотливо — буквально ювелирно, а разрушается так грубо, трагично и стремительно.

«Помните: если двое осознанно хотят главного — быть вместе, то они способны выстоять перед любыми ураганами, а наступающие периодически кризисы становятся еще одной возможностью стать ближе и счастливее», — резюмирует Екатерина Игонина.

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Исследование: эмоциональный интеллект оказался более важным для предпринимателей, чем IQ

Эмоциональный интеллект может быть намного более важным для выживания бизнеса в кризис, чем считалось ранее, выяснили учёные из Университета Индианы.

Способность понимать окружающих, управлять своими эмоциями и снимать стресс помогает бизнесу в кризис лучше, чем наличие фундаментальных знаний и высокого уровня IQ. «Мы обнаружили, что в условиях кризиса и неопределённости предприниматели гораздо больше выигрывают от эмоциональных, чем от других компетенций, таких как IQ», — рассказал научный сотрудник Риган Стивенсон.

Риган Стивенсон,

соавтор исследования

«Быть предпринимателем — это не похоже на традиционную работу. Если вы занимаетесь бизнесом, то знаете, что управление своей компанией порой можно сравнить с тем, как если бы вы кричали на американских горках, но никто вас не слышал. Экстремальный характер предпринимательства делает способность управлять эмоциями и налаживать связи особенно важными навыками, особенно во времена серьёзных потрясений и кризисов».

Согласно последним данным Бюро статистики труда США, примерно пятая часть всех новых компаний терпит крах в течение первых двух лет, а почти половина закрывается в течение пяти лет. В 2020 году из-за пандемии было закрыто более миллиона американских компаний.

Исследование, проведённое учёными из Университета Индианы, показало, что люди с более высоким эмоциональным интеллектом больше остальных способны к самомотивации и обладают более высокими социальными навыками — даже в обычных обстоятельствах вне кризиса.

Из исследования

«Эмоциональный интеллект связан с такими навыками, как понимание потребностей других, умение произвести хорошее первое впечатление, а также возможность в положительном смысле влиять на других. Эти навыки важны для развития деловых сетей, которые могут помочь в получении ресурсов. Также эти навыки связаны с повышенной креативностью и способностью принимать решения в эмоционально нестабильных ситуациях».

Учёные добавили, что IQ, несомненно, является важнейшим фактором эффективности и карьерного роста для наёмных работников, однако в сфере предпринимательства эмоциональный интеллект был сильнее связан с успехом. «Люди с высоким эмоциональным интеллектом, как правило, более успешны в качестве бизнес-лидеров», — говорится в исследовании.

Эмоциональный кризис беременности: что делать?

Беременность является критическим переходным периодом в жизни каждой женщины, во время которого меняется ее самосознание и ее положение в мире, в социуме, в семье. Особенно стрессовой становится первая беременность. Даже желанная беременность вызывает противоречивые чувства, а принятие своего нового образа дается непросто. Состояние беременности очень часто сопровождается амбивалентностью эмоций – наряду со счастьем и радостным ожиданием возникают страхи, тревога, усталость, неуверенность в себе.

Психологи отмечают, что во время беременности актуализируются все прожитые и непрожитые конфликты личности, а также усиливается раздражительность. Ваши отношения с мужем и родственниками могут так же измениться или перестроиться. Так же могут «попасть под удар» ваши отношения с матерью – размышления о том, какой вы будете мамой, могут привести вас к вскрытию детских проблем.

Все это не значит, что беременная женщина – это психологическая бомба замедленного действия, а скорее, говорит о том, какая громадная сознательная и подсознательная работа происходит в психике женщины в период подготовки, во время и после беременности.

Ощущения шевелений ребенка во втором триместре часто может вызвать волну противоречивых эмоций: с одной стороны, радость от осознания, что все это реально, а с другой тревога, что что-то может повредить ребенку.

Психологи так же замечают, что во втором триместре женщины чаще боятся родов сильнее, чем в третьем триместре.

Что такое кризис?

Это период, в который ставится под сомнение все прежнее, и в то же время открываются новые возможности. Это период стремительного развития самоидентичности, пересмотра ее границ. Беременность — это, с одной стороны, нормальный кризис, который присутствует у большинства женщин и приводит к резкой потере устойчивости. С другой стороны, беременность — это и так называемый развивающий кризис, движение по направлению к новой роли наивысшей важности для развития женщины; это кризис, который может способствовать созреванию не только ее организма, но и ее личности. Беременность, в особенности первая, — кризисный период в поиске своей женской идентичности; из него нет возврата, независимо от того, рождается ли в должный срок ребенок, случается ли выкидыш или делается аборт.

Перед вами в период беременности стоит несколько важных задач:

  • Осознать себя в своей новой роли.

  • Принять свое будущее материнство.

  • Понять, что ребенок не отнимет у вас вашу личность.

Очень полезны курсы подготовки к родам, это отличная возможность уменьшить тревогу, освоить техники расслабления и управления болью, обменяться опытом, поделиться чувствами с теми, кто тоже боится родов.

Не пытайтесь решить все проблемы сразу. Отложите их на неопределенное время, и возможно какая-то их часть разрешится без вашего участия. И вообще, беременность — уникальное время, когда можно с полным правом позволить себе не реагировать на жизненные проблемы, не ощущая при этом вины за такое безответственное поведение.

Вы можете начать переживать о своем душевном состоянии: ругать себя за несдержанность, испытывать чувство вины перед ребенком. Беременность делает женщину особенно эмоционально ранимой, склонной к беспокойству, более чувствительной к негативным переживаниям. Вроде бы и повод для расстройства ничтожный, а глаза на «мокром месте», и ничто не радует.

Повышенная раздражительность — это сигнал будущей маме, что нужно научиться расслабляться. Это ценное умение придет на помощь не только в период беременности или в момент родов, но и в целом благоприятно скажется на вашей жизни.

Самый простой способ расслабиться — это включить спокойную музыку, прилечь, расположившись поудобнее, и сосредоточиться на своем дыхании. Сделайте глубокий спокойный вдох и медленный расслабленный выдох. Представляйте, что с каждым выдохом приходит расслабление и покой.

Ни в коем случае не ругайте себя за неожиданные поступки, перепады настроения: поговорите с близкими и объясните им свое состояние, объясните свое поведение малышу. Лучше рассказать честно и откровенно, с чем именно было связано все произошедшее, что явилось причиной отрицательных эмоций. Желательно проговорить случившуюся ситуацию, объясняя, что в жизни всякое бывает, и ничего страшного не произошло.

Во время такого диалога «с ребенком» женщина начинает успокаиваться сама по себе и чувствует, как начинает успокаиваться ребенок. Чем увереннее будете себя чувствовать вы, тем увереннее будет кроха. Даже если до беременности женщина отличалась невозмутимым нравом, то теперь может легко впадать в панику от абстрактных рассуждений своего врача об осложнениях протекания беременности или от рассказа эксцентричной подруги о своих родах.

Не бойтесь дать выход своим эмоциям — поплачьте, пожалуйтесь кому-нибудь, главное не загоняйте мрачные мысли и обиду в глубину души. Такая повышенная впечатлительность просто напоминание о том, что пора сменить впечатления. Помните, что у вашей впечатлительности есть другая сторона — это возможность по-новому взглянуть на мир.

Помните, что природа наделила женщину всеми необходимыми для рождения ребенка качествами — терпением, мудростью, интуицией. Поверьте в собственные силы.

Чем могут помочь психологи: информационный бюллетень, серия

Информационные бюллетени включают загружаемую версию для распечатки и распространения через кабинеты психологов или общественные образовательные мероприятия.

Дата создания: 31 октября 2019 г. <1 мин на чтение

Комментарий:

Многие люди не часто осознают весь спектр проблем, связанных с поведенческим здоровьем, которым обучены лечить психологи.Новая серия информационных бюллетеней Американской психологической ассоциации (APA) «Как психологи могут помочь» дает представление о том, как психологи могут помочь пациентам справиться с рядом хронических заболеваний.

Хорошая жизнь с деменцией

Психологи работают над оценкой, диагностикой, лечением и поддержкой людей с деменцией и облегчением бремени их семей.

Американская психологическая ассоциация. (2019, 31 октября). Чем могут помочь психологи: серия информационных бюллетеней. http://www.apa.org/topics/psychotherapy/help-fact-sheets

Реагируя на эмоциональный кризис — Национальный центр расширения возможностей

Когда кто-то, кого мы знаем и любим, переживает сильные эмоциональные страдания, трудно понять, что делать.Чувство подавленности и страха — это естественно. Когда вы чувствуете страх перед ситуацией, легко реагировать слишком остро. Мы пришли к выводу, что, если мы не являемся квалифицированным профессионалом, нам не хватает навыков, чтобы быть с кем-то в кризисной ситуации.

Заботливый друг или член семьи на самом деле может быть более эффективной поддержкой, чем профессионал во время эмоционального потрясения. У вас есть отношения с этим человеком, и у вас гораздо более естественная поддержка. Любовь — более мощная сила и более сильное средство исцеления, чем профессиональная репутация.При этом я считаю, что мы все можем научиться некоторым успокаивающим и заземляющим приемам, которые помогут нам противостоять страху перед сложными ситуациями. Пожалуйста, прочтите «Опасность и возможности в условиях кризиса », который также находится на этом веб-сайте.

Вот что я узнал о тех, кто находится в эмоциональном кризисе:

  • Эмоциональный кризис — это крик из глубины души о том, что что-то нужно и хочет, чтобы его увидели и услышали.
  • Эмоциональный кризис всегда о чем-то.Это никогда не происходит «просто так».
  • Мы — это больше, чем химия нашего тела, и хотя во всех аспектах жизни присутствует биохимический компонент, наш эмоциональный кризис — это нечто большее, чем нейрохимия.
  • Во всем, что мы переживаем, всегда есть смысл.
  • Эмоциональный кризис часто является первым шагом в процессе освобождения и реорганизации своей жизни для достижения большего чувства подлинности и целостности.
  • У нас есть неугасимый человеческий дух и психика, запрограммированная на выживание.
  • Мы можем оказаться в сложных ситуациях.
  • Необязательно понимать, что происходит.
  • Важно БЫТЬ С происходящим.
  • Гораздо полезнее БЫТЬ с ЧЕЛОВЕКОМ , чем диагностировать и лечить болезнь.
  • Наша сила и страсть часто находятся по ту сторону того, чего мы боимся больше всего.
  • Боязнь не означает, что мы слабы или неспособны.
  • Независимо от того, что происходит в данный момент или что произошло в прошлом, есть часть нас, которая полностью неповреждена, целостна и связана с творческой жизненной силой, протекающей через все вещи, каждое мгновение, даже это. .
  • Вся жизнь постоянно движется в более высокий порядок и в более полное состояние целостности.
  • Разрушение, распад ЯВЛЯЕТСЯ частью процесса перехода к большему состоянию целостности.
  • Потенциал трансформации присущ каждому моменту.
  • Мы можем столкнуться с чем угодно и преодолеть все.

Это важные принципы, о которых следует знать не только человеку, находящемуся в кризисной ситуации, но и себе самому. Кризисная ситуация касается не только человека, испытывающего эмоциональные страдания.Это касается всех участников. Все в комнате чувствуют себя напуганными, небезопасными и подавленными. Следующие техники подходят для всех участников.

Вот несколько советов о том, как БЫТЬ С кем-то в эмоциональном кризисе:

Дыхание:

Один из самых мощных инструментов, которые у нас есть, — это дыхание. Во время кризиса — нормально задерживать дыхание. Реакция «бей или беги» посылает сообщение по всему телу. Все ненужные системы отключаются, мышцы сокращаются, а адреналин закачивается в систему, что усиливает беспокойство и возбуждение.Когда человек задерживает дыхание или дышит неглубоко, все тело сжимается, и эффекты страха расширяются.

Так что сделайте медленный глубокий вдох и выдохните. Вздох посылает телу сигнал расслабиться. Попросите человека сделать с вами несколько медленных глубоких вдохов. Если вы больше ничего не делали, глубокое дыхание помогает нам смотреть в лицо вещам, потому что, когда мы глубоко дышим, кислород распространяется по всей нашей системе. Начинаем сбавлять обороты и успокаиваемся. Поощряйте человека продолжать делать длинные, глубокие, медленные вдохи, выдыхая их со вздохом.

Честность:

Признайте, что происходит. Дайте понять человеку, что вам не все равно. Признайтесь, что вы боитесь или чувствуете себя подавленным и действительно не знаете, что делать, но вы готовы быть здесь с ней или с ним. Даже несмотря на то, что этот человек переживает сильные эмоциональные переживания, у него, вероятно, будет очень острый радар для искренности или правды, также известный как «счетчик чуши» (технический термин J). Избегайте банальностей и отрицания. Люди обычно ценят и расслабляются, когда другие честны с ними.Отрицание никому не помогает. Это нормально признать, что вы можете чувствовать себя беспомощным и желать, чтобы у вас был способ помочь человеку почувствовать себя лучше.

Контроль:

Когда кто-то находится в эмоциональном кризисе, он обычно очень бдителен. Любая попытка контролировать человека в кризисной ситуации обычно усугубляет кризис. Дайте понять, что вы тот человек, который хотите помочь им понять, что им нужно и чего они хотят, и что вы готовы помочь им.

Присутствие:

Солидное присутствие очень утешает.Чтобы оставаться в курсе ситуации, сосредоточьтесь на том, что происходит прямо сейчас. Сосредоточение внимания на том, что произошло в прошлом или может произойти в будущем, выводит вас из этого момента и затрудняет реакцию на то, что происходит сейчас. Не реагируйте слишком остро. Говорите медленно и спокойно, продолжайте дышать медленно и глубоко, сосредоточьтесь на человеке, обеспечивая устойчивое присутствие.

Приостановить необходимость исправления:

Попытки найти решения и «исправить» ситуацию бесполезны в его время.Попытка исправить ситуацию всегда связана с тем, что помощник должен чувствовать все под контролем, а не оказывать помощь. Подумайте о том, что помогло вам в трудные времена.

Глубокое прослушивание:

Слушай, слушай, слушай. Скажите человеку, что вас интересует то, что с ним происходит. Слушайте, даже если вы не понимаете, что говорит человек. Отложите собственное суждение и знайте, что в этом есть смысл, даже если вы не видите, что это такое.Попробуйте найти в себе место любопытства. Внутренние механизмы психики прекрасно справляются со своей задачей. Когда мы можем отказаться от попыток контролировать и остановить процесс, процесс действительно может стать довольно увлекательным.

Выражение эмоций:

Позвольте человеку выразить чувства. Просто свидетельствуйте об этих чувствах. Если вам сложно понять чувства этого человека, признайтесь в этом себе и этому человеку. Человек может чувствовать ответственность за чувства других или может быть не в состоянии выразить свои подлинные чувства из-за того, что нам трудно быть с ними.Можно устанавливать пределы. Дайте человеку понять, что вы будете держать его чувства в себе, если они не будут деструктивными. Если гнев является преобладающим чувством, предложите бить подушку, топать в лесу, издавать звуки, подобные рычанию или тонизирующему звуку и т. Д. Подавление чувств часто является одной из причин эмоционального кризиса.

Доверяйте процессу:

Имейте в виду, что эмоциональный кризис часто является первым шагом в процессе освобождения и реорганизации своей жизни для достижения большего чувства подлинности и целостности.Разрушение часто является шагом к прорыву. Дайте человеку понять, что вы считаете, что он проходит через важный процесс, и готовы поддержать его, чтобы он нашел то, что ему нужно.

Спросите, что вам нужно:

Несмотря на то, как это выглядит, большинство людей большую часть времени знают, что им нужно. Спросите человека, что, по его мнению, ему нужно. Поддержите их, чтобы они нашли то, что им подходит.

Основы:

Эмоциональный кризис требует самого начала.На самом деле нужно сделать очень немногое. Еда, вода, отдых и, возможно, прогулка — все, на чем вам нужно сосредоточиться. Избегайте сладких продуктов. Закуски с высоким содержанием белка полезны и часто уравновешивают эмоции. Убедитесь, что человек пьет много воды. Ходьба или сидение на земле — хорошая техника заземления. Осторожно (с разрешения) удерживая кого-то за лодыжки в течение нескольких минут, вы втягиваете его энергию обратно в свое тело. Эмоциональный кризис часто очень истощает. Человеку может потребоваться много сна, чтобы восполнить затраченную энергию.Вам также нужен достаточный отдых.

Обеспечение комфорта:

Часто человек в кризисной ситуации чувствует себя необоснованным и лишенным поддержки. Возможно, им захочется принять теплую ванну или укутаться в теплое одеяло. Спросите человека, хочет ли он обнять или позволит вам обнять его. Хороший способ удержать кого-то для поддержки — сесть на пол, прислонившись спиной к стене или устойчивому предмету мебели. Пусть человек сядет перед вами, спиной к вам, откинувшись назад, позволяя вам поддерживать его или ее руками, мягко удерживая их.Предложил им глубоко вздохнуть и вздохнуть. Это хороший способ снять напряжение, и когда они чувствуют поддержку, они часто могут сдаться в более глубокое место расслабления. Не удивляйтесь, если с этой сдачей приходит эмоциональная разрядка. Вы также можете предложить растереть человеку спину или ступни. Подумайте о том, что помогло бы вам почувствовать себя более расслабленным и о чем бы заботились, будь это вы.

Непатология:

Быть с любимым человеком во время эмоционального кризиса требует много времени и энергии.Если вам нужно искать стороннюю поддержку, убедитесь, что этого хочет человек. Ваша любовь и поддержка не могут быть дублированы. Если это вообще возможно, найдите способы поддержать себя и человека, не причиняя вреда опыту. Доверие к тому, что через этого человека проходит гораздо больший процесс, чем «болезнь».

Духовная поддержка:

Ищите любую духовную поддержку и веру, которая имеет смысл для вас и для этого человека. Просите изменить эту ситуацию.Вам не нужно знать, как это может выглядеть. Будьте открыты представлению о том, что более крупный творческий интеллект постоянно течет через все вещи. В каждом моменте есть потенциал для трансформации.

Написано Деборой (Уиттл) Трухарт

Целостный советник, консультант, писатель, мотивационный спикер

Доступно обучение по этой и другим темам

[адрес электронной почты защищен]

© 2006 Дебора (Уиттл) Трухарт

Как выглядит кризис психического здоровья?

К сожалению, никому из нас не нужно далеко ходить, чтобы найти кого-то, кто пострадал от самоубийства или психического расстройства.Самоубийство является второй по значимости причиной смерти в США среди взрослых и третьей по значимости причиной смерти среди подростков. Национальный альянс по психическим заболеваниям сообщает, что каждый пятый юноша в возрасте 13–18 лет в какой-то момент своей жизни испытывает серьезное психическое расстройство. Это 21,4% молодежи. Риск самоубийства для людей с психическими расстройствами вызывает беспокойство.

Узнайте здесь о 5 вещах, которые необходимы каждому ребенку для хорошего психического здоровья!

Один из наиболее частых комментариев, которые мы слышим в детских психиатрических больницах, заключается в том, что семьи и друзья госпитализированных людей не осознавали, что их близкий переживает кризис.Кризис психического здоровья — это не то, к чему люди обычно готовятся, и они могут не заметить признаки. Вот несколько способов распознать, когда человек переживает кризис психического здоровья, и помочь близкому человеку получить помощь.

Что такое кризис психического здоровья?

Кризис психического здоровья — это любая ситуация, в которой действия, чувства и поведение человека могут привести к тому, что он причинит вред себе или другим, и / или подвергнет их риску оказаться неспособным заботиться о себе или вести здоровый образ жизни в обществе. .Ситуации, которые могут привести к кризису психического здоровья, могут включать стресс дома, например конфликты с близкими, травмы или насилие. Стресс на работе или в школе и другие экологические стрессы также могут способствовать кризису психического здоровья.

Роберсон

Лица с диагностированным психическим заболеванием подвергаются большему риску переживания кризиса, но слишком часто кризис возникает до того, как психическое заболевание было диагностировано. «Мы должны помнить, что психическое заболевание — это физическое состояние», — сказал Джеймс Роберсон, вице-президент по программам и инновациям в больницах KVC.«Когда наступает кризис, это не переключатель, который можно выключить. Тело и мозг могут работать против наших собственных целей и желаний. Обращение за профессиональной помощью — самый безопасный способ решения основных медицинских проблем. После обращения к другим методам лечения и лечебным услугам можно использовать другие методы лечения, чтобы предотвратить будущий кризис и решить основные проблемы ».

Признаки кризиса психического здоровья

Кризис психического здоровья может проявляться по-разному. Нет ни одного индикатора того, что человек переживает критическое состояние психического здоровья или может предпринять попытку самоубийства, но вот некоторые признаки, на которые следует обратить внимание.Лицо может быть:

  • Невозможно выполнять повседневные задачи, такие как одевание, чистка зубов, купание и т. Д.
  • Устное заявление, письмо или намек на то, что они хотят убить себя и / или разговор о смерти
  • Уход от друзей, семьи и их типичных социальных ситуаций
  • Демонстрирует импульсивное или безрассудное поведение, проявляет агрессию
  • Резкое изменение настроения, режима сна или питания

Подготовка к кризису психического здоровья

Согласно Национальному альянсу по психическим заболеваниям, предварительная подготовка к кризису психического здоровья и обмен этим планом с любимым человеком могут помочь избежать кризиса.Если вы подозреваете кризис, вам нужно решить, кому звонить на помощь. Если этот человек представляет непосредственную опасность для себя или кого-то еще, не стесняйтесь звонить в службу 911 и сообщить им, что вы находитесь с кем-то, кто переживает кризис психического здоровья. Если человеку не угрожает непосредственная опасность, вы можете обратиться к терапевту, врачу или психиатру, если таковой имеется. Они смогут дать совет и помочь с кризисными службами. Вы также можете обратиться в местный центр психического здоровья или в отделение неотложной помощи, чтобы пройти обследование.

Существуют также методы, которые могут помочь в смягчении кризиса, в том числе сохранять спокойствие, слушать человека, двигаться медленно и избегать осуждающих комментариев. Вот вещи, которые вы можете обсудить, и информацию, которую вы можете собрать для создания плана готовности:

  • Знайте, куда обращаться за помощью. Это может быть общественный психиатрический центр, отделение неотложной помощи или психиатрическое лечебное учреждение. Национальная линия помощи по предотвращению самоубийств также доступна круглосуточно и без выходных по телефону 1-800-273-TALK (8255).
  • Определите членов семьи и друзей, которые могут быть готовы помочь и поддержать человека в кризисной ситуации.
  • Соберите номера телефонов и имена лечащего врача, психиатра, терапевта и других поставщиков медицинских услуг.
  • Составьте список лекарств и диагнозов, которые есть у вашего близкого.
  • Составьте список эмоциональных и вербальных триггеров, которые обычно влияют на вашего любимого человека.
  • Расскажите о любом известном вам анамнезе употребления наркотиков и / или алкоголя, а также о психозах или попытках самоубийства.
  • Подумайте о вещах, которые помогали стабилизировать и регулировать человека в прошлом.
  • Уберите оружие, безрецептурные лекарства и предметы, которые могут представлять опасность для их жизни.

Не пытайтесь справиться с ситуацией в одиночку. Если вы знаете кого-то, кто борется с депрессией или испытывает мысли о самоповреждении, свяжитесь с нашими психиатрическими больницами по телефону (913) 890-7468 или по телефону National Suicide Prevention Lifeline по телефону 1-800-273-TALK (8255).


Похожие сообщения:

Типы эмоционального кризиса — Психолог Варшава

Эмоциональный кризис (психический кризис) является естественным элементом жизни и может быть описан как « временное, периодическое нарушение душевного равновесия, вызванное угрозой, связанной со смыслом жизни, важными ценностями, в столкновении с важными жизненными проблемами. Для него характерно состояние эмоционального напряжения, в основном тревожное »(Кубацка-Ясецка, 2010, с.26).

Эмоциональный кризис вызывает изменения во многих областях функционирования, которые влияют друг на друга, то есть в когнитивной, эмоциональной, поведенческой и биофизической сфере. Состояние кризиса интуитивно связано с концепциями стресса, конфликта, сложной и критической ситуации, чувства безнадежности и беспомощности, разочарования, потери или траура. Серьезность и нарастание таких чувств и мыслей может вызвать настоящие страдания, с которыми трудно справиться.

Никто не может быть уверен, что эмоциональный кризис его никогда не коснется.

[vc_single_image image = ”4079 ″ img_size =” full ”align =” left ”border_radius =” 3 ″]

Симптомы эмоционального кризиса

Эмоциональный кризис, как зыбучие пески, может наступить без всякого предупреждающего сигнала — внезапно и неожиданно. Он также может поглотить вас во время перехода через пустыню после любого последующего шага. Эта метафора удачно иллюстрирует два хода кризиса:

Во время эмоционального кризиса происходит относительно внезапная и неожиданная потеря равновесия. Нарушаются нынешние модели поведения, что вызывает субъективное ощущение душевного дискомфорта.Ситуации, которые вызывают стресс и кризис, связаны с угрозой собственной идентичности — это имеет решающее значение для личных ценностей и смысла жизни.

Эмоциональный кризис и его последствия

Чувство баланса и чувство безопасности — это динамические конструкции. Любые события или изменения в окружающей среде или жизни могут вызвать недостаток комфорта и эмоциональное расстройство. В этой ситуации, естественно, может появиться тревога, напряжение или депрессия. Кризис возникает, когда человек не может остановить или повернуть вспять ход событий, и каждая попытка заканчивается углублением дисбаланса и увеличением напряжения, беспокойства, страдания, дискомфорта и хаоса.

Стоит знать, каковы симптомы эмоционального кризиса и как его распознать. Он проявляется в четырех взаимозависимых сферах:

1. Когнитивные:

  • Коллапс естественной способности решать проблемы и принимать решения
  • искаженное восприятие событий
  • потеря понимания однозначной связи между событиями
  • Дезорганизация самосознания

2. Эмоциональное: повышенное беспокойство (включая страх потерять контроль, недостаток внимания), многочисленные страхи, эмоциональный шок, непреодолимое чувство беспомощности и безнадежности, чувство потери, пустоты, вины и вреда, гнев, стыд, смущение

3.Поведенческие:

  • Трудности в выполнении повседневных функций
  • Трудность контролировать эмоции и контролировать свою жизнь
  • Изоляция или страх одиночества или увеличения зависимости от окружающей среды
  • импульсивные и необдуманные действия (например, деструктивные)
  • поведения, несовместимые с ощущаемыми чувствами

4. Биофизиология: расстройка и дезинтеграция физиологических процессов, соматические жалобы.

Однако следует помнить, что кризис — это уникальное состояние для каждого человека.Это означает, что каждый может переживать, чувствовать и интерпретировать ход событий индивидуально по-своему.

Понимание эмоционального кризиса

Кризис — это временная поломка, которую можно разрешить в разных направлениях. Вот почему важно позаботиться о себе и иметь смелость воспользоваться поддержкой психолога. Люди в кризисной ситуации — совершенно нормальные и интеллектуально развитые люди. Стресс и тревога могут препятствовать эффективному когнитивному функционированию, но в этом случае нет умственной отсталости или психического заболевания.

Несмотря на слабость и неорганизованность, люди, пострадавшие от кризиса, обычно хотят и могут помочь себе сами. Условием восстановления душевного равновесия является интерпретация кризиса как сиюминутной необходимости переформулировать свою жизнь, ценности или чувство смысла жизни.

Угроза, но может быть шанс

Эмоциональный кризис может быть одновременно угрозой и возможностью. Это зависит от субъективной интерпретации и реакции на ситуацию.

Несомненно, кризис — это поворотный момент, который требует немедленного разрешения и выбора направления.Его можно охарактеризовать как переживание события или ситуации как невыносимо трудных, утомляющих и нарушающих механизмы преодоления трудностей. Если человек в кризисной ситуации не получает поддержки, это может вызвать серьезные расстройства (Джеймс и Гиллиланд, 2004. стр. 26).

Учитывая вышесказанное, стоит выделить, почему кризис представляет собой угрозу:

  • Возможна серьезная декомпенсация, которая обнаруживается, например, агрессией, направленной на себя или на других
  • может быть какой-то уход из-за невыносимой ситуации
  • дезорганизация может вызвать смирение и даже мысли о самоубийстве
  • Только видимо, борьба с кризисом может стать причиной его хронизации
  • эмоциональный кризис может привести к зависимости
  • ухудшает функционирование в основных ролях и отношениях
  • эмоциональный кризис может препятствовать развитию личности

В то же время эмоциональный кризис — это ситуация, которая дает вам возможность изменить, переформулировать или переоценить определенные вопросы.Если мы посмеем и дадим шанс.

Что дальше?

Говорят, что эмоциональный кризис может длиться от нескольких дней до шести месяцев. Итак, как с этим бороться? Иногда времени не хватает, чтобы залечить раны. Кризис — это ситуация, требующая вмешательства и психологической помощи. В некотором смысле пережитое страдание имеет тенденцию разрушать внутренние барьеры и включает в себя тенденцию искать поддержки. Давайте будем открыты для таких возможностей.

Автор: Анна Чусиас

Библиография:

  1. Кубацкая-Ясецкая, Д.(2010). Interwencja kryzysowa. Pomoc w kryzysach psychoologicznych. Варшава: Wydawnictwa Akademickie i Profesjonalne.
  2. Маккей, М., Фаннинг, П., Лев, А., Скин, М. (2019). Relacje na huśtawce. Сопот: GWP.
  3. Джеймс, Р., Гиллиланд, Б. (2004). Strategie interwencji kryzysowej. Варшава: ПАРПА.

Что делать в кризисной ситуации

Когда вы живете с психическим заболеванием, ваш мозг и тело часто посылают вам сообщение, которое заставляет вас чувствовать, что вы находитесь в кризисной ситуации.Но иногда вы можете оказаться в опасной ситуации.

Для наших целей кризис может означать нарушение закона или нанесение себе травм случайно или намеренно. Это также кризисная ситуация, если вы обнаруживаете, что разрабатываете план покончить с собой или думаете о причинении вреда другим.

Оценить ситуацию

Какова природа вашего кризиса? Это что-то, что требует срочного лечения?

Если вы разработали план самоубийства, это немедленный кризис психического здоровья, и вам следует обратиться в отделение неотложной помощи больницы или позвонить по номеру 911.

Если вы не уверены, что это срочно, спросите себя, думали ли вы уже о том, какой метод вы бы использовали. Если вы думали о том, где, как и когда покончите с собой, это означает, что вы начали разрабатывать план.

Если вы все еще сомневаетесь, попросите друга или члена семьи остаться с вами, пока вы подвергаетесь риску. Как можно скорее позвоните на национальную горячую линию по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-8255. У них есть обученные консультанты, которые будут разговаривать с вами 24/7 и помочь в кризисной ситуации.

И свяжитесь со своими специалистами в области психического здоровья. Расскажите профессионалам и окружающим вас людям о том, что происходит, и получите их советы. Не нужно давать присягу о неразглашении.

Как избежать кризиса

Если вы живете с психическим заболеванием, важно планировать заранее. Поговорите со своей терапевтической бригадой, чтобы обсудить, куда обратиться за интенсивным лечением и как туда добраться, как взять отпуск или объяснить свое отсутствие другим и какие методы вы можете использовать, чтобы успокоиться в чрезвычайной ситуации.

Прежде всего, вы и ваши близкие должны знать, как связаться с вашим психиатром в случае возникновения чрезвычайной ситуации. Также важно знать номер телефона группы по оказанию помощи в кризисных ситуациях (CIT), если она есть в вашем районе. Офицеры CIT — это сотрудники полиции, обученные справляться с кризисными ситуациями, связанными с психическими заболеваниями.

Если ваше состояние здоровья в последнее время ухудшилось, но у вас нет мыслей о самоубийстве, это может означать, что вам нужно обратиться за помощью или внести изменения в свой план лечения, если вы уже получаете лечение.

Поговори со своим врачом

Первое, что нужно сделать, если вы чувствуете, что ваше здоровье ухудшается, — это позвонить специалистам по психическому здоровью и объяснить ситуацию. Не бойтесь открыто и честно говорить о том, что работает, а что нет в вашем плане лечения.

Если в настоящее время у вас нет специалиста по психическому здоровью, срочно запишитесь на прием к терапевту, как если бы вы поступили при гриппе или инфекции, чтобы вы могли быстро найти профессиональную поддержку.

Обратитесь к другим

В трудные времена многим людям полезно обращаться к друзьям, семье и группам поддержки за поддержкой. Горячая линия NAMI — 800-950-6264 или [email protected] — может предложить вам сочувствие и поддержку и предоставить вам информацию о ресурсах в вашем сообществе.

Также может быть полезно позвонить по «горячей линии» — номеру телефона, по которому обученные волонтеры предлагают сочувствие и поддержку. Чтобы найти горячую линию в вашем районе, наберите 211 или посетите www.211.info, чтобы получить информацию о местных социальных услугах.Однако обе эти линии поддержки часто являются сверстниками, живущими с психическим заболеванием, и не являются квалифицированными консультантами по кризисным ситуациям.

Береги себя

Подумайте о том, что помогало вам стабилизироваться в прошлом, и создайте «набор инструментов» механизмов выживания. Помогло бы поговорить с другом? Медитировать или вздремнуть? Чтобы заняться спортом или прогуляться? Примите меры, чтобы помочь себе, даже если сомневаетесь, что это сработает. Сомнение и чувство беспомощности могут быть симптомами психического расстройства.Сделайте что-нибудь, что поможет вам почувствовать себя лучше, и понаблюдайте, как вы себя чувствуете после этого.

Ваш непосредственный дискомфорт будет легче переносить, если у вас есть долгосрочный план лечения, потому что вы можете напоминать себе, что ваши трудные времена становятся все реже и менее тяжелыми. Помните, что вы не одиноки и помощь доступна.

Загрузите наш справочник по кризисным ситуациям

, характеризующие амбулаторные профили и эффективность лечения

BMC Psychiatry.2017; 17: 130.

, 1, 3 , 2 и 1

Адриано Занелло

1 Департамент психического здоровья и психиатрии университетских больниц Женевы 3, Женева, Швейцария

HUG Département de Santé Mentale et de Psychiatrie, Сайт Belle-Idée, Ch. du Petit-Bel-Air 2, CH-1225 Chêne-Bourg, Switzerland

Laurent Berthoud

2 Департамент психиатрии, Университет Лозанны, Лозанна, Швейцария

Jean-Pierre Bacchetta

1 Департамент психиатрии Здоровье и психиатрия, Университетские больницы Женевы, Женева, Швейцария

1 Департамент психического здоровья и психиатрии, Университетские больницы Женевы, Женева, Швейцария

2 Департамент психиатрии, Лозаннский университет, Лозанна, Швейцария

3 HUG Département de Santé Mentale et de Psychiatrie, Сайт Belle-Idée, Ch.du Petit-Bel-Air 2, CH-1225 Chêne-Bourg, Switzerland

Автор, ответственный за переписку.

Поступило 15 октября 2016 г .; Принята в печать 30 марта 2017 г.

Открытый доступ Эта статья распространяется в соответствии с условиями Международной лицензии Creative Commons Attribution 4.0 (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии вы должным образом указываете первоначального автора (авторов) и источник, предоставляете ссылку на лицензию Creative Commons и указываете, были ли внесены изменения.Отказ Creative Commons Public Domain Dedication (http://creativecommons.org/publicdomain/zero/1.0/) распространяется на данные, представленные в этой статье, если не указано иное.

Abstract

Предпосылки

Кризис случается ежедневно, но его понимание часто ограничено, даже в области психиатрии. Действительно, проблема состоит в том, чтобы оценить потенциал изменения пациентов, чтобы предложить соответствующие терапевтические вмешательства и повысить эффективность программы лечения. Это натуралистическое исследование было направлено на выявление социально-демографических характеристик и клинических профилей при поступлении пациентов, направленных в специализированный центр кризисного вмешательства (CIC), и на изучение эффективности вмешательства.

Метод

Выборка состояла из 352 взрослых амбулаторных пациентов, набранных из числа направлений в CIC. В ходе оценки, проведенной при поступлении и при выписке, изучались психиатрические симптомы, защитные механизмы, стили восстановления и глобальное функционирование. Кризисное вмешательство заключалось в психодинамически ориентированном мультимодальном подходе, связанном с лекарствами.

Результаты

Что касается клинических профилей на момент поступления, пациенты были среднего возраста (M = 38,56, SD = 10.91), причем доля женщин выше (62,22%). Они были адресованы в CIC, потому что они пытались покончить жизнь самоубийством, у них были суицидальные мысли или депрессивное настроение, связанное с трудностями межличностного общения. Не было обнаружено статистических различий между выбывшими пациентами ( n = 215) и участниками кризисного вмешательства ( n = 137). Кризисное вмешательство продемонстрировало положительный эффект ( p <0,01) почти на все переменные, при этом размер эффекта (ES) варьировался от малого до большого (0.12

Выводы

Это исследование устанавливает профиль пациентов, направленных в CIC, и показывает, что более половины пациентов выбыли из кризисного вмешательства до завершения. Наши результаты показывают, что люди, переживающие эмоциональный кризис, получают пользу от кризисного вмешательства. Однако, учитывая методологические ограничения, к этим результатам следует относиться с осторожностью.Более того, клиническая значимость улучшений не подтверждена. Таким образом, эффективность кризисного вмешательства в натуралистическом контексте полностью не определена и требует более тщательного изучения в будущих исследованиях.

Электронные дополнительные материалы

Онлайн-версия этой статьи (doi: 10.1186 / s12888-017-1293-3) содержит дополнительные материалы, которые доступны авторизованным пользователям.

Ключевые слова: Кризисное вмешательство, Краткая психиатрическая рейтинговая шкала, Защитные механизмы, Стиль выздоровления, Общественные службы охраны психического здоровья, Эффективность лечения

Предпосылки

Кризис — это конфигурация, включающая ускоряющее событие, эмоциональную реакцию и вмешательство [1] .Природа кризисных событий может быть публичной, как стихийные бедствия или террористические акты, или частной, например, уведомление о хроническом заболевании, домашнем насилии, потере самоощущения или сексуальном насилии [2]. Общественные кризисные события очевидны, воспринимаются и даже разделяются другими, например Кризис атипичной пневмонии [3]. С другой стороны, частные мероприятия часто скрыты от других, которые могут не знать о том, что происходит [4]. То, как люди воспринимают и переживают событие, может привести к кризисной реакции.Последнее представляет собой индивидуальную реакцию на стресс, которая может вызвать психопатологические симптомы [5]. Это также считается переходной фазой, которая может изменить поведение и межличностное функционирование [6]. Считается, что кризисные вмешательства обеспечивают неотложную психологическую помощь, позволяя людям в кризисной ситуации восстановить свой адаптивный уровень функционирования и избежать потенциальных пагубных последствий психологической травмы [7].

Среди кризисных вмешательств можно найти психодинамический, поведенческий, когнитивно-поведенческий, развивающий, системный, радикальный и социальный подходы к построению, а также десенсибилизацию и переработку движений глаз (EMDR) и терапию, ориентированную на стратегические решения, кризисные инциденты и управление стрессом для конкретных кризисы [4, 7, 8].Такое лечение обычно проводится в течение 2 месяцев хорошо обученными сотрудниками (например, психиатрами, медсестрами, психологами, социальными работниками …) в специальных структурах, таких как группы по разрешению кризисных ситуаций [9, 10], женские кризисные дома [11], кризисные ситуации. Отделения оперативного вмешательства [12] или центры кризисного реагирования [13–17]. Несмотря на то, что существуют важные различия между услугами и клинической практикой, кризисные вмешательства имеют некоторые общие характеристики, такие как проведение быстрых и ограниченных по времени краткосрочных вмешательств (<3 месяцев), круглосуточное обслуживание и телефонная линия помощи, которые обеспечивают альтернатива психиатрической госпитализации, облегчает выписку, выполняет функцию сторожа в стационарных отделениях, привлекает многопрофильные бригады и нацелена на стабилизацию состояния людей, столкнувшихся с кризисом.Кризисные вмешательства также имеют общие составляющие успеха лечения, а именно «душевную теплоту и сочувствие терапевта, терапевтический альянс, понимание и обратную связь, а также факторы действия, такие как когнитивное мастерство» (стр. 18) [2]. Одна из проблем при кризисном вмешательстве состоит в том, чтобы использовать потенциал для изменений, предоставляя пациентам достаточную поддержку и безопасность, а также поддерживая социальную интеграцию [15]. Следовательно, важно тщательно определить характеристики пациента при поступлении в конкретные кризисные структуры, чтобы предложить соответствующие терапевтические вмешательства и повысить эффективность программ лечения [18].С другой стороны, также важно, чтобы пациенты, родственники, лица, осуществляющие уход, больничные полисы и органы социального страхования документировали эффективность кризисных вмешательств. В нескольких исследованиях изучалась эффективность конкретных методов лечения, применяемых в различных кризисных центрах. В большинстве исследований изучали, способствовало ли вмешательство в кризисные ситуации снижению глобального показателя госпитализации и повторной госпитализации в отделения неотложной помощи с точки зрения экономической эффективности и повышения удовлетворенности клиентов [9, 10, 15, 16, 19–22].Метаанализ, состоящий из 36 исследований кризисных вмешательств, показал большие размеры эффекта [2]. К сожалению, авторы не уточнили, какие меры включены. Лишь в нескольких исследованиях сообщалось о влиянии Кризисного вмешательства на симптомы, социальное функционирование и качество жизни, показывая положительное краткосрочное влияние на эти переменные [23–25], в то время как в долгосрочной перспективе результаты остаются спорными [14].

Некоторые авторы утверждали, что центральной характеристикой кризиса является его способность изменять психологическое функционирование пациентов [6, 13, 26–28].Более того, в рамках психодинамической теории предполагается, что пациенты преимущественно используют дезадаптивные защитные механизмы во время эмоционального кризиса [27]. Насколько нам известно, ни одно эмпирическое исследование не изучало эти аспекты кризиса. Таким образом, кажется, что «… исследования кризисного вмешательства находятся на ранней стадии развития» (с.18) [2].

Это привело нас к разработке клинического проспективного натуралистического исследования, которое больше подходит для комплексных вмешательств, таких как те, которые проводятся в CIC, а не для рандомизированного исследования [29, 30].Цели этого исследования заключались в а) представить функционирование CIC, б) охарактеризовать кризисный контекст, социально-демографический, психиатрический и клинический профиль пациентов, направленных в CIC, и в) оценить эффективность психодинамически ориентированного [27] кризисное вмешательство.

Методы

В Женеве CIC была введена как альтернатива госпитализации [13] в рамках секторизации психиатрии. Направление в CIC делают сами пациенты или другие заинтересованные лица, например, частнопрактикующие врачи (например, частнопрактикующие врачи).грамм. психиатры, психотерапевты, врачи…), отделение неотложной помощи больницы общего профиля, специализированные психиатрические отделения (например, аффективные расстройства, расстройства пищевого поведения, расстройства личности, отделения наркозависимости…), а также амбулаторные и стационарные отделения психиатрической больницы.

Команда CIC многопрофильна. Он предлагает три основных услуги: клиническую оценку, ограниченную по времени поддерживающую терапию и кризисное вмешательство в индивидуальном или групповом формате. При необходимости пациентам может быть предложена одна из восьми кризисных коек в центре на срок до семи ночей.

Допуск в CIC осуществляется в течение 24 часов после первого звонка. Пациенты, участвующие в кризисной программе, закрепляются за психиатром и медсестрой; этот дуэт остается стабильным на протяжении всего вмешательства. Пациентам, участвующим в кризисном вмешательстве, предлагается индивидуальная и групповая терапия, а также поддержка со стороны социальных работников, а также семейные или семейные вмешательства [15]. Кризисное вмешательство обычно длится 6-8 недель [27], но его продолжительность может быть адаптирована к конкретным потребностям пациента . Назначенный дуэт вместе с пациентом решает, когда закончить программу.

Пациенты

Амбулаторные пациенты были набраны среди направлений в один из четырех CIC Департамента психиатрии, который является частью Женевских университетских больниц в Швейцарии, с 2005 по 2010 год. Критерии включения: возраст от 18 до 65 лет, выполнение диагноза психических расстройств по МКБ-10, наличие эмоционального кризиса и участие в программе интенсивного кризисного вмешательства [15].Критериями исключения были: трудности с устным или письменным французским языком, поведение, которое не позволяло провести оценку (например, враждебность, дезорганизация, под влиянием токсикомании), подозрение или документально подтвержденные нейрокогнитивные изменения или умственная отсталость.

Меры

Меры при поступлении включали социально-демографическую информацию, подробности кризиса и клинические переменные. Пациенты участвовали в полуструктурированном интервью для оценки тяжести психиатрических симптомов и заполнили набор самостоятельно заполняемых анкет для измерения психических симптомов, защитных механизмов, стилей восстановления и глобального функционирования.

Симптомы

Психиатрические симптомы оценивались с помощью двух инструментов: расширенной краткой психиатрической рейтинговой шкалы версии 4.0 (BPRS 4.0) [31] (Занелло и др., Французская адаптация краткой психиатрической рейтинговой шкалы версии 4.0, не опубликовано) и Симптома. Контрольный список 90 — Пересмотренный (SCL-90-R) [32, 33]. BPRS 4.0 — это полу-директивное интервью, состоящее из 24 вопросов с рейтингом от 1 (отсутствует) до 7 (строго). Чтобы иметь общее представление о серьезности симптомов и потому, что нет калибровки BPRS 4.0 до эквивалентных клинических суждений, мы позаимствовали и модифицировали категории, определенные группой Бреннера [34]. При приеме мы рассмотрели пять категорий общего дистресса, определяемых следующим образом: отсутствие болезни (по всем пунктам оценки <3), легкая степень тяжести (по крайней мере, один пункт = 3, но ни один пункт ≥4), умеренный (по крайней мере один пункт = 4, но нет пункта ≥5), тяжелого (хотя бы один пункт = 5, но нет пункта ≥6) и чрезвычайно тяжелого (хотя бы один пункт ≥6). Эта процедура была использована, потому что низкие баллы по BPRS 4.0 могут быть получены, даже если только один пункт оценивается как чрезвычайно серьезный (балл = 7), а другие отсутствуют (балл = 1).Эта переменная была обозначена как категории BPRS-4.0 (BPRS 4.0-C). Изменения, происходящие после вмешательства CIC, были изучены, сравнивая средний балл BPRS 4.0 по измерениям искажения реальности, апатии, активности, расстройства настроения, дезорганизации и соматизации [35], полученных при приеме и выписке.

SCL-90-R — это шкала самооценки, состоящая из 90 пунктов, оцениваемых от 0 (совсем нет) до 4 (чрезвычайно). При приеме мы рассмотрели Глобальный индекс серьезности (GSI) и преобразовали его в T-баллы (среднее значение = 50, SD = 10), указанные в опубликованных нормах [36].Воспользовавшись рекомендациями по интерпретации T-баллов [37], мы рассмотрели пять категорий, определяемых следующим образом: отсутствие дистресса ( T ≤ 55), легкое (56 ≤ T <60), умеренное (61 ≤ T <65). тяжелые (65 ≤ T <70) и крайне тяжелые ( T ≥ 70). Эта переменная была обозначена как категории SCL-90-R (SCL-90-R-C). Возможные изменения, вызванные кризисным вмешательством, были изучены путем сравнения баллов на момент поступления и при выписке по девяти параметрам симптомов SCL-90-R: соматизация, обсессивно-компульсивность, межличностная чувствительность, депрессия, тревога, враждебность, фобическая тревога, параноидные идеи и психотизм. .

Защитные механизмы и стили восстановления

Поскольку эмоциональный кризис приводит к нарушению защитных механизмов [27], последние были исследованы с помощью опросника защитного стиля (DSQ 40) [38, 39]. DSQ 40 — это опросник, составленный самим собой, состоящий из 40 пунктов, оцененных по 9-балльной шкале Лайкерта. Он измеряет 20 защитных механизмов, каждый из которых представлен двумя предметами. Эти механизмы сгруппированы как адаптивные (зрелая защита: например, юмор, подавление, сублимация), промежуточные (невротическая защита: e.грамм. уничтожение, идеализация, формирование реакции) или дезадаптивный (незрелая защита: например, расщепление, проекция, отыгрывание). Средний балл был рассчитан для каждого из этих трех параметров.

Опросник стиля восстановления (RSQ) [40] (Занелло и Кёльнер, Французская адаптация опросника стиля восстановления, не опубликовано) оценивает отношение пациентов к своему психическому заболеванию. Такое отношение поддерживается механизмами защиты. RSQ представляет собой опросник, составленный из 39 вопросов типа «да-нет».В нем последовательно оцениваются два противоположных основных стиля восстановления, определяемых как интеграция и изоляция [41]. Стиль интеграции характеризует пациентов, любопытствующих в отношении своего кризиса, признавая непрерывность их психической жизни до, во время и после кризиса, что считается положительным опытом на будущее. Стиль интеграции связан с более зрелыми защитными механизмами. С другой стороны, стиль запечатывания характеризует пациентов, которые рассматривают свой кризис как перерыв в их умственной жизни, не связанный с их личными трудностями, и как недостойный опыт для изучения.Стиль запечатывания связан с неадаптивными механизмами защиты. Рассчитывалась размерная оценка от 0 до 100 [42]. Баллы выше 49 отражают «интеграцию»; в то время как баллы, равные или ниже 49, указывают на «преодоление» эмоционального кризиса.

Общее функционирование

Шкала глобальной оценки функционирования (GAF) описывает текущий психологический, социальный и профессиональный функциональный статус пациента в виде единой меры в диапазоне от 0 до 100 [43], причем более высокие баллы отражают лучшее функционирование и слабую симптоматику.

Процедура

Наблюдательный комитет по этике учреждения одобрил исследование. Исследование было полностью описано пациентам, которые дали свое информированное письменное согласие перед оценкой. Оценку проводили клинические психологи. Все они прошли формальное обучение использованию BPRS 4.0 [35]. Надежность между экспертами была признана превосходной (корреляция внутриклассового коэффициента> 0,80). Оценка проводилась как можно раньше при поступлении в течение первых 2 недель лечения CIC.Чтобы оценить эффективность кризисного вмешательства, все пациенты, давшие формальное согласие, были приглашены для повторной оценки при выписке. Также следует упомянуть, что DSQ-40 не был включен в первоначальный протокол исследования и был предметом дополнения, которое потребовало времени, чтобы его изучить, прежде чем принять.

Статистический анализ

Нормальность распределения переменных проверялась с помощью критерия Колмогорова-Смирнова. Результаты свидетельствуют о нарушении нормальности для всех переменных; Таким образом, мы проанализировали данные, используя непараметрическую статистику.Групповые различия (например, пол, диагноз) изучались с помощью дисперсионного анализа Фридмана, критерия Вилкоксона для связанных выборок и U-критерия Манна-Уитни для независимых выборок. Связь между переменными рассчитывалась с помощью корреляции Спирмена. Категориальные переменные анализировались с помощью хи-квадрат Пирсона. Статистический анализ проводился с помощью SPSS версии 22.0. Уровень значимости был установлен на уровне p ≤ 0,05 после поправки Бонферрони для множественных сравнений, чтобы минимизировать риск ложных результатов.Величина эффекта (ES) оценивалась с использованием приблизительного значения r (r = z / n ½ ) [44] и интерпретировалась в соответствии с обычными рекомендациями [45], где ES мала, когда ≤0,20, средняя, ​​когда ≤0,50 и большая, когда ≤0,80. Поскольку выводной статистический анализ и ES дают лишь неполную картину воздействия кризисного вмешательства, также был рассчитан индекс надежных изменений (RCI) [46]. Это позволило проверить, были ли изменения вызваны кризисным вмешательством, а не ошибками измерения. RCI для каждого пациента и каждой отдельной переменной был рассчитан с поправкой на ошибку измерения и практический эффект.RCI был рассчитан по следующей формуле RCI = [(X1 — X2) / SE], где X1 и X2 представляют собой баллы пациента при поступлении и выписке соответственно, а SE (стандартная ошибка) = SD1 * (1 — r) 1 / 2 , где SD1 = стандартное отклонение переменной при поступлении, а r = тест — надежность повторного тестирования, вычисленная с непараметрическими коэффициентами корреляции (ро Спирмена или альфа Кронбаха). Чтобы классифицировать результат как улучшенный или ухудшающийся, мы выбрали критерий RCI ± | 1.96 | с доверительным интервалом не менее 95%; если этот критерий не соблюдался, результат считался неопределенным.Результат каждой переменной был классифицирован по этим трем категориям. Как рекомендовано в литературе [47, 48], мы также указали долю пропущенных данных и процент выбывших. Чтобы изучить эффективность кризисного вмешательства с максимальным количеством данных, мы решили проблему пропущенных данных, используя все наблюдения для каждой переменной, только если пациенту вводили BPRS 4.0 при поступлении и при выписке. Основной причиной этого выбора было то, что мы изучали психометрические характеристики BPRS 4.0 в выборке пациентов с эмоциональным кризисом [35]. Мы также были заинтересованы в том, чтобы проверить, отличаются ли «Не посещающие» (пациенты, участвующие только в первоначальной оценке и кризисном вмешательстве) от «Сопровождающие» (пациенты, участвующие как в оценках, так и в кризисном вмешательстве), поскольку значимые различия между этими двумя группами могут оказаться недостаточными для статистического анализа, составляют предвзятость при отборе выборки и предотвращение обобщения эффективности кризисных интервенций [49].

Результаты

Характеристики образца при поступлении

Базовые оценки (T0) были рассчитаны в пределах 12.В среднем через 12 дней (SD = 11,22) после приема на прием к психиатру и медсестре.

Социально-демографические переменные

Как представлено в таблице, это исследование включало 352 пациента среднего возраста (среднее значение = 38,56, SD = 10,91), две трети из которых составляли женщины (62,22%), причем последние были моложе мужчин. Других гендерных различий не обнаружено. Лишь немногие пациенты ( n = 7, 1,99%), упомянутые в CIC, жили в закрытых помещениях или получали жилье в гостиницах.Почти две трети были занятыми или учащимися, в то время как безработные получали финансовую поддержку социального страхования (например, социальное обеспечение, пенсию по безработице или пенсию по инвалидности).

Таблица 1

Социально-демографические характеристики выборки ( N = 352)

9066 (%) 36.50) 906 6
Выборка ( N = 352) Женщины ( N = 219) Мужчины ( N = 133) Статистика p
Среднее SD Среднее SD Среднее SD
Возраст 38.56 10,91 37,41 11,29 40,45 10,00 Z = -2,69 0,007
N (%) N
Условия жизни a
Собственная квартира, семья и совместное проживание 341 (98,00) 214 (61,5068) (61,5068) χ 2 = 1,16 (df = 1) 0,28
Закрытый корпус 7 (2,01) 3 (0,86) 4
Профессиональный статус b
906 ) 84 (25,07) χ 2 = 0,08 (df = 1) 0,77
Безработный 112 (36,65) 4468 (13,13)
Контекст кризиса

Как показано в таблице, пациентов в основном направляли в отделение неотложной помощи. Наиболее частыми симптомами, мотивировавшими госпитализацию, были суицидальные мысли или попытка самоубийства, подавленное настроение и тревога.Преобладающими триггерами кризиса были семейные трудности, работа и семейные отношения. Следует отметить, что триггерное событие было трудно классифицировать или было неясно для 20% пациентов. У женщин больше семейных проблем, трудностей супружеской пары и неясных триггеров, тогда как у мужчин больше триггеров, подпадающих под категорию «другие» (например, насилие в семье, злоупотребление алкоголем…). Других гендерных различий не обнаружено.

Таблица 2

Контекст кризиса при поступлении в выборку по полу и результаты гендерного сравнения

9066 9066 9066 9066 9066 03) 906 906 904 .00) df = 7) 1.42) Семья (16.76) .53)
Выборка Женщины Мужчины Статистика p
N (%) N (%) N (%)
χ 2 = 7.72 (df = 5) 0,10
Блок экстренной помощи 164 (46,59) 109 (30,97) 55 (15,63) (15,63)
33 (9,38) 21 (5,97) 12 (3,41)
Частный врач 106 (30668) 39 (11,08)
Психиатрическая больница 39 (11,08) 17 (4,83) 22
9 6,2
Самостоятельное обращение 10 (2,84) 5 (1,42) 5 (1,42)
Специализированные психиатрические отделения 0 (0,00) 0 (0,00)
Представленная основная проблема 0,32
Беспокойство 50 (14,20) 28 (7,95) 22 (6,25) (3.93) 6 (17,04) 7 (1,99)
Депрессивное настроение 112 (31,82) 71 9 (20669) 11,64)
Злоупотребление психоактивными веществами 7 (1,99) 5 (1,42) 2 (0,57) попытка суточного применения 143 (40.63) 92 (26,13) 51 (14,49)
Насилие 5 (1,42) 1 9 1,1 )
Не сообщается 17 (4,83) 13 (3,69) 4 (1,14)
2 (0,57) 3 (0,85)
Триггерное событие 2 906 = 5) <0,001
Пара 148 (42,05) 101 (28,69) 47 (13,35)
44 (12,50) 15 (4,26)
Рабочий 69 (19,60) 38 (10,76) 901 )
Другое 53 (15,06) 20 (5,68) 33 (9,38) 9
16 (4,54) 7 (1,99)
Основной диагноз и лекарства

В таблице обобщены диагнозы пациентов и статус лекарств. Наиболее частым основным диагнозом были расстройства настроения ( n = 253, 72,16%). Следующей важной категорией диагнозов были невротические, стрессовые и соматоформные расстройства ( n = 76, 21,59%). Остальные диагнозы составили 6,53% ( n = 23).Половых различий не обнаружено.

Таблица 3

Основной диагноз и лечение образца ( N = 352)

906) ) 50 50 (7,38) 906 жизнь — трудности управления 9066
Образец Женщины Мужчины Статистика p
N (%) N (%) N (%)
ICD-10 Диагностика
6 : Расстройства настроения (аффективные) 253 (72.16) 155 (44,03) 98 (27,84) χ 2 = 5,12 (df = 4) 0,28
F31: Биполярное аффективное расстройство (18669
F32: депрессивный эпизод 131 (37,22) 104 (29.54)
F40-F48 Невротические, стрессовые и соматоформные расстройства 76 (21,59)
F40: Фобические тревожные расстройства 4 (1,13) 9
(2.56)
F42: Обсессивно-компульсивное расстройство 3 (8,52)
до сильного стресса 60 (17,05)
Прочие 23 (6.53) 14 (3,98) 9 (2,56)
F10 Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением психоактивных веществ 3 (0,85)
F20 Шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства; 5 (1,42)
F50 Поведенческие синдромы, связанные с физиологическими нарушениями и физическими факторами 3 56)
F60 Специфические расстройства личности 11 (3,13)
1 (0,03)
Медикаменты
9066 9066 9066 906 32 (9.10) 20 (5,68) 12 (3,40) χ 2 = 1,35 (df = 2) 0,51
Монотерапия 66 61 () (9,65) 27 (7,67)
Политерапия 259 (73,58) 165 (46,8668) (46,8668)

Большинство пациентов ( n = 320, 90.90%) получали психотропные препараты, при этом большинство принимало более одного препарата. В качестве основного лекарства пациентам назначались антидепрессанты ( n = 213, 60,51%), нейролептики ( n = 44, 12,50%), снотворные ( n = 15, 4,26%), стабилизаторы настроения ( n = 14, 3,97%) и бензодиазепинов ( n = 11, 3,13%). Остальные психотропные препараты вводили менее 1% выборки. Половых различий не обнаружено.

Клинические характеристики

Таблица содержит подробную информацию о клинических психиатрических характеристиках выборки.У большинства пациентов наблюдались тяжелые или крайне тяжелые психиатрические симптомы как по BPRS 4.0-C, так и по SCL-90-R-C. Эти два показателя были положительно и значимо коррелированы ( r = 0,39, p <0,001). Пациенты использовали свои защитные механизмы по-разному (Friedman χ 2 = 37,45, df = 2, p <0,001). Апостериорный анализ показывает, что зрелые защиты присутствовали в большей степени, чем невротические (Вилкоксон Z = -3,68, p <0,001) и незрелые защиты (Вилкоксон Z = -6.68, p <0,001), и невротические защиты были более присутствующими, чем незрелые защиты (Wilcoxon Z = -4,05, p <0,001). Пятая часть пациентов продемонстрировала стиль восстановления с запечатыванием, чтобы преодолеть эмоциональный кризис. Оценка GAF указывает на то, что пациенты в среднем имели умеренные симптомы психического заболевания или умеренные функциональные нарушения. Ни одно из сравнений между полами не достигло статистической значимости.

Таблица 4

Психиатрические симптомы, защитные механизмы, стили восстановления и социальное функционирование

509 9066 (9066) 9066 (909,96) 9066 4.41) 68 (.32 9066
Переменные Выборка Женщины Мужчины Статистика p
N (%) N (%) N (%)
Психиатрические симптомы 9 41842 BPRS0 Нет болезни a 0 (0,00) 0 (0,00) 0 (0,00) χ 2 = 0,65 (df = 3)
Слабый 6 (1,77) 4 (1,17) 2 (0,58)
Умеренный 12 (3.52)
Тяжелая 71 (20,88) 44 (12,94) 27 (7,94) (7,94) 906 906 906,6 (69,47) 149 (43,82) 87 (25,58)
SCL-90-R Без бедствия 10 1.45) 6 (2,18) χ 2 = 5,92 (df = 4) 0,21
Мягкий 8 (2,92) 6 (0,73)
Умеренный 16 (5,84) 8 (2,92) 8 тяжелый (11.67) 24 (8,76) 8 (2,92)
Чрезвычайно суровый 208 (75,9166) 132
) 27,73)
Восстановление ( RSQ) Уплотнение свыше 54 (19,01) 39 (13,73) 15 (13,73) 15 = 2.78 (df = 1) 0,10
Интеграция 230 (80,98) 138 (48,59) 92 (32,3966)
906 Среднее значение SD Среднее значение SD Среднее значение SD
Защиты (DSQ-40) Зрелые 5,24 1.36 568 5,28 1,32 Z = -0,25 0,80
Neurotic 4,66 1,41 4,67 1,45 4,65 4,65
Незрелые 4,24 1,07 4,18 1,04 4,32 1,11 Z = -0,54 0,59
Глобальное функционирование (GAF) 51 10,99 52,56 11,21 52,42 10,64 Z = -0,58 0,57

Кризисная оценка эффективности вмешательства

2 58 Пропущенные пациенты при выписке
9% . Посетители были старше (среднее значение = 40,65 года, стандартное отклонение = 11,47), чем участники, не посещавшие занятия (среднее значение = 37,08 года; стандартное отклонение = 10,26) (Z Mann-Whitney = -2,81, p = 0,005). Соотношение мужчин и женщин было одинаковым в обеих группах (χ2 = 0.73, df = 1, p = 0,39). Что касается «активности и доходов», участники меньше зависели от системы социальной поддержки (χ2 = 14,7, df = 5, p = 0,01). Они также продемонстрировали более навязчивые особенности в измерениях SCL-90-R (участники: среднее значение = 1,82, стандартное отклонение = 0,83; участники, не участвующие в исследовании: среднее значение = 1,61, стандартное отклонение = 0,82, Z Манна-Уитни = -2,28, p = 0,02). Никакие другие различия не достигли статистической значимости. Также не было разницы в использовании лекарств (χ2 = 1,35, df = 2, p = 0.58). Психопатология и социальное функционирование были сходными в обеих группах (все p > 0,10; подробности см. В дополнительном файле 1).

Отсутствующие данные при выписке

В таблице также указано количество наблюдений для каждой переменной. Наибольшая доля отсутствующих данных при выписке наблюдалась для DSQ-40 (48,18%), за ним следовали GAF (22,62%), RSQ (21,16%) и SCL-90-R (10,22%).

Таблица 5

Результаты сравнения впуска и выпуска

1,668 ) 6 0,68 906,42001 * 6 0669
Длина
в среднем 57 дней (медиана) [минимум = 11; максимум = 409 дней].

Сравнение результатов потребления и сброса

В таблице приведены статистические результаты сравнений. После кризисного вмешательства наблюдалось значительное снижение тяжести симптомов по параметрам BPRS 4.0 и SCL-90-R, за исключением параметра активации BPRS 4.0. Также наблюдалось значительное снижение незрелых защитных механизмов и более широкое использование зрелых механизмов, в то время как невротические защиты оставались стабильными (DSQ-40). Пациенты приняли более интегративный стиль восстановления (RSQ) и имели лучшее глобальное функционирование (GAF).Все сравнения выдержали консервативную поправку Бонферрони для множественных сравнений, за исключением факторов апатии и дезорганизации BPRS 4.0 и зрелых защитных механизмов (DSQ-40). Ни одно из улучшений не было связано с полом (все p > 0,10).

Величина эффекта

Как показано в таблице, кризисное вмешательство имело средние размеры эффекта для всех переменных, кроме параметров активации и дезорганизации BPRS 4.0, где величина эффекта была небольшой.Также следует отметить, что наибольшая величина была обнаружена в переменных расстройства настроения и депрессии наблюдателя.

Индекс изменения надежности (RCI)

В таблице обобщены RCI для каждой переменной. После кризисного вмешательства клиническая эволюция для большинства пациентов попала в неопределенную категорию с долей от 41,46% до 96,35%; у некоторых пациентов клиническое ухудшение с пропорциями от 0,81% до 18,31%, а у некоторых улучшилось с пропорциями от 2,19% до 52.03%.

Таблица 6

Клиническая эволюция с использованием индекса изменения надежности

Впуск Выпуск Статистика
Wilcoxon
Значение Z
N p Размер эффекта
Среднее значение (стандартное отклонение) Среднее значение (стандартное отклонение)
Психиатрические симптомы
BPRS-4.0
Искажение реальности 1,80 (0,80) 1,53 (0,73) −3,86 137 0,001 * 0,33 6
1,33 (0,56) -1,56 137 0,119 0,13
Апатия 1,52 (0,55) 1,36 (0,55) 1,36 137 0,004 0,30
Нарушение настроения 3,41 (0,78) 2,45 (0,83) −8,73 6 Дезорганизация 1,16 (0,34) 1,08 (0,23) −2,66 137 0,007 0,22
Соматизация 2.06 (0,76) 1,63 (0,60) −5,74 137 <0,001 * 0,49
SCL-90-R
0,92 (0,94) −6,10 123 <0,001 * 0,55
Принуждение к одержимости 1,82 (0,84)
6 1,2 .83 123 <0,001 * 0,62
Межличностная уязвимость 1,38 (0,92) 0,99 (0,94)
−5,87 0,00
Депрессия 2,13 (0,83) 1,30 (0,95) -7,84 123 <0,001 * 0,71
Беспокойство52 (0,83) 0,93 (0,86) −7,18 123 <0,001 * 0,65
Враждебность 0,98 9066 (0,86) 9066 −5,70 123 <0,001 * 0,52
Фобическая тревога 0,97 (0,83) 0,68 (0,85) 0,40
Параноик 1,38 (0,95) 1,00 (0,93) −5,67 123 <0,001 *
0,5 (0,61) 0,58 (0,66) −5,32 123 <0,001 * 0,49
Защитные механизмы
DSQ-40
906
Зрелые 5.31 (1,30) 5,81 (1,49) −2,98 71 0,004 0,36
Нейротический 4,55 6 909 909 4,3 -1,14 71 0,260 0,14
Незрелые 4,17 (1,03) 3,83 (0,93) -3,24 71 71.39
Стиль восстановления
RSQ 63,31 (17,15) 70,70 (15,44) −4,79 108 <0,001686 * 108
GAF 52,46 (11,07) 63,00 (12,74) −6,78 106 <0,001 * 0,66
1 902% (%) () 21 49 29 0 9066 9066 GA 4
Ухудшенный Неопределенный Улучшенный
N (%)
Психиатрические симптомы
BPRS-4.0
Искажение реальности 5 (3,65) 132 (96.35) 0 (0,00)
Активация 5 (3,65) 122 (89,05) 10 (7,30)
906 2,19) 124 (90,51) 10 (7,30)
Нарушение настроения 5 (3,65) 62 51 (45,26) 9
Дезорганизация 11 (8.03) 123 (89,78) 3 (2,19)
Соматизация 3 (2,19) 110 (80,29) 6 24 9029 SCL-90-R
Соматизация 15 (12.20) 70 (56.91) 38 (30.89)
0.89 909 909 Принуждение 79 (64.23) 43 (34,96)
Межличностная уязвимость 5 (4,07) 79 (64,23) 39 (31,71) 9 9066 9066 (6,50) 51 (41,46) 64 (52,03)
Беспокойство 3 (2,59) 64 (55,17) 49 49
Враждебность 2 (1.77) 77 (68,14) 34 (30,09)
Фобическая тревога 7 (5,69) 95 (77,24)
Параноик 1 (0,81) 99 (80,49) 23 (18,07)
Психотизм 3 (2,665) 3 (2,665) (43.35) 13 (18,31) 46 (67,61) 10 (14,08)
Незрелая 13 (18,31) 50 8.45)
Стиль восстановления
RSQ 7 (6,48) 55 (58,33) 38 (35,19)
(3.70) 65 (60.19) 39 (36.11)

Обсуждение

В этой статье мы представили результаты натуралистического исследования, проведенного в Центре кризисного вмешательства ( CIC).В частности, мы стремились охарактеризовать социально-демографические и клинические профили пациентов, обращенных в CIC в контексте эмоционального кризиса и участвующих в интенсивном лечении, а также оценить эффективность последнего.

Характеристики выборки при поступлении

Пациенты были среднего возраста, с большей долей женщин. Большинство пациентов были обращены в CIC отделением неотложной помощи больницы или частнопрактикующими врачами, что соответствует предыдущим выводам [15, 22, 50, 51, 53], поскольку пациенты пытались совершить самоубийство, имели суицидальные намерения. идеи или подавленное настроение из-за трудностей в отношениях в семье, в паре или на работе.Большинству пациентов был поставлен диагноз депрессивного или невротического расстройства с низким глобальным функционированием, и им было назначено полифармакологическое лечение. Что касается социально-демографических переменных и кризисных характеристик, наши результаты согласуются с данными предыдущих исследований, проведенных в очень похожих психиатрических службах, предоставляющих кризисное лечение [9, 14, 15, 17, 50–53]. Тем не менее, мы обнаружили более высокий процент работающих пациентов и студентов-пациентов, чем в других исследованиях [22], а также пациентов в среднем на 10 лет старше, чем в исследовании Марини [50].Более того, в отличие от предыдущих исследований [9, 23, 52], в нашу выборку почти не вошли пациенты с шизофренией и родственными психотическими расстройствами. Как уже отмечалось ранее, психиатрические симптомы тяжелые [9, 15, 23, 50]. Поскольку ни одно из предыдущих исследований не оценивало защитные механизмы у пациентов с эмоциональным кризисом, мы не можем сравнивать наши результаты и можем только заявить, что в начале лечения пациенты использовали преимущественно зрелые защитные механизмы, за которыми следовали невротические и незрелые защитные механизмы.Что касается стилей восстановления, то стиль интеграции был обычным для пациентов с аффективными расстройствами, что согласуется с предыдущими наблюдениями [54]. Эти два последних наблюдения кажутся противоречащими психодинамической теории кризиса [27] и предполагают, что эмоциональный кризис не оказывает вредного воздействия, ожидаемого на психологическое функционирование.

Отсев и недостающие данные

Показатель отсева и недостающие данные были высокими. Доля выбывших, обнаруженная здесь, находится в верхнем диапазоне, то есть от 15% до 60%, от преждевременного прерывания, описанного в литературе [55].Однако предыдущие исследования, проведенные в аналогичных кризисных центрах, показали более низкую частоту преждевременного прерывания беременности, то есть с 16% до 37,5% [14, 50, 51]. Это различие может быть объяснено тем фактом, что пациенты, которые уже начали работать до окончания кризисного вмешательства, возможно, сочли неуместным возвращаться в CIC для исследовательских целей. Тем не менее, не было обнаружено значительных различий между группами участников и не участников, и, поскольку отсутствующие данные в основном имели место случайным образом, мы можем предположить, что выбывание и отсутствующие данные имеют лишь незначительное искаженное влияние на результаты [49].

Эффективность кризисного вмешательства

Кризисное вмешательство длилось в среднем 8 недель, но между пациентами наблюдались значительные различия — от 2 до 58 недель. Это изменение, вероятно, произошло из-за сложности случаев, связанных с серьезностью психиатрических симптомов и социальными проблемами (например, бездомность или увольнение во время вмешательства…).

Результаты этого исследования свидетельствуют об эффективности ограниченного по времени интенсивного психодинамически ориентированного кризисного вмешательства на разных уровнях.Во-первых, с точки зрения уменьшения симптомов, было обнаружено изменение защитных механизмов в сторону более зрелых, возможно, в результате лучшей интеграции кризиса, а также улучшения общего функционирования. Однако величина эффекта и индекс достоверных изменений несколько сглаживают высокие статистические различия, наблюдаемые после кризисного вмешательства. Уменьшение симптомов и улучшение социального функционирования соответствуют результатам предыдущих исследований, проведенных в отделениях по уходу, включая аспекты кризисного вмешательства [15, 24, 25, 52].Тем не менее, насколько нам известно, это первое исследование, демонстрирующее значительное изменение преобладающих механизмов защиты и изменение стиля восстановления; поэтому сравнения с другими исследованиями были невозможны.

Объем результатов для клинической практики

Представленные здесь результаты могут иметь важное клиническое значение. Социально-демографический и клинический профиль пациентов при поступлении в кризисный центр может помочь клиницисту предложить пациентам индивидуализированные фармакологические и психологические (например,грамм. индивидуальные или групповые вмешательства). Они также предоставляют доказательства того, что кризисное вмешательство должно не только устранять психиатрические симптомы — особенно суицидальные мысли и поведение — и психопатологию в целом, но и способствовать психологической адаптации к эмоциональному кризису (например, усиление зрелых защитных механизмов и стиля восстановления интеграции), а также социальное функционирование. и предотвратить будущие декомпенсации. Они также поддерживают точку зрения, что семейную и семейную психотерапию также следует рассматривать как важнейшие составляющие кризисного вмешательства.Кроме того, важно отметить, что пациентам может быть полезен определенный подход к лечению в соответствии с их стилем выздоровления [41, 56–59].

Ограничения

Обобщение наших выводов относительно эффективности вмешательства в кризисные ситуации ограничено из-за нескольких ограничений, которые необходимо признать. Натуралистический дизайн исследования не позволял контролировать, были ли улучшения вызваны естественным ходом разрешения эмоционального кризиса. Высокий процент выбывших из школы свидетельствует о том, что психодинамически ориентированное кризисное вмешательство подходит не всем пациентам.Более того, мы не могли отличить выбывших из исследования кризисного вмешательства (пациентов, преждевременно прекращающих вмешательство) от выбывших из исследования (пациентов, участвовавших в вмешательстве, но выбывающих из исследования). Продолжительность вмешательства не была определена и не контролировалась. Были включены только пациенты, входящие в интенсивную антикризисную программу и желающие участвовать в исследовании. Таким образом, возможно, что профиль этих пациентов может отличаться от профиля пациентов, обращенных в ЦИК.Также следует отметить, что психиатрический диагноз не был установлен с помощью структурированного интервью, такого как SCID [60] или MINI [61, 62]. Более того, использованные клинические оценки не принимали во внимание неприятные события из прошлой жизни, которые могли быть связаны с несколькими психическими расстройствами и считаться ключевым компонентом текущего эмоционального кризиса [63–65]. Сопутствующие заболевания (например, тяжелые заболевания, токсикомания) не рассматривались. Более того, последующая оценка в нескольких временных точках (например,грамм. 6 и 12 месяцев), что является обычным для психотерапевтических исследований [66, 67], не использовалось. Еще одним ограничением является отсутствие различия между первым и множественным кризисом, который, вероятно, требует различных вмешательств [17] . Поскольку отсутствуют нормативные данные для населения в целом по нескольким инструментам (например, BPRS 4.0, DSQ-40, RSQ и GAF), клиническая значимость не могла быть применена [46], и, таким образом, клинический результат не был полностью изучен. Кроме того, не учитывались влияние структуры сотрудников и приверженности строгим антикризисным концепциям.Наконец, побочные эффекты, возникающие во время вмешательства (например, попытки суицида, самоубийство, скарификация, госпитализация, агрессивное поведение …), не регистрировались.

Заключение

Таким образом, пациенты, столкнувшиеся с эмоциональным кризисом, не образуют однородную группу, например, в отношении контекст кризиса, диагноз, тяжесть симптома. Как следствие, специальная краткосрочная семейная терапия, терапия для пар или суицидальное вмешательство следует рассматривать как дополнительные методы лечения для большинства лиц, направленных в центр кризисного вмешательства.Это также имеет значение для сотрудников по вмешательству в кризисные ситуации, которым может быть полезно постоянное наблюдение и специальная подготовка (например, обучение навыкам суицидального вмешательства). Это исследование предполагает, что краткие психодинамически ориентированные кризисные вмешательства в конкретных подразделениях, таких как CIC, могут способствовать облегчению симптомов, изменению защитных механизмов, поскольку пациенты представляют более зрелые защитные механизмы после лечения, для улучшения общего функционирования и улучшения психологической адаптации пациентов. их эмоциональному кризису в сторону более «интегративного» стиля восстановления.

Результаты, представленные в настоящем документе, служат основой для нашей будущей работы по обобщению исследования на другие кризисные центры и по эффективности кратковременного интенсивного лечения кризисов. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, являются ли улучшения клинически значимыми и остаются ли они стабильными в долгосрочной перспективе.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить пациентов за желание участвовать в исследовании, несмотря на трудный момент в их жизни.

Финансирование

Это исследование не поддерживалось государственными или частными фондами или грантами.

Доступность данных и материалов

Дополнительная информация о наборе данных и статистическом анализе предоставляется по запросу.

Вклад авторов

AZ разработал исследование, написал протокол, обследовал пациентов, проанализировал данные, написал черновик статьи и отобрал ссылки. LB обследовал пациентов, внес свой вклад в базу данных, исправил и отредактировал окончательную версию статьи. JPB внес свой вклад в протокол исследования, контролировал сбор данных и рецензировал окончательную рукопись.Все авторы прочитали и одобрили окончательную рукопись.

Конкурирующие интересы

Авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересов.

Согласие на публикацию

Не применимо.

Одобрение этики и согласие на участие

Местный комитет по этике университетских больниц Женевы (Centrale d’Ethique de la recherche sur l’être humain, CCER / HUG) одобрил протокол исследования (номер протокола Psy 05-017). ). Все пациенты были проинформированы о цели и процедуре исследования до того, как дали письменное информированное согласие на участие.Оценки соответствуют Хельсинкской декларации.

Примечание авторов

Части этого исследования были представлены в виде плакатов на 13-м Конгрессе SSP, 10-12 сентября 2014 г., Базель (Швейцария), и на 13-м Конгрессе «L’Encéphale», 21-23 января 2015 г., Париж ( Франция).

Примечание издателя

Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий в опубликованных картах и ​​о принадлежности к учреждениям.

Сокращения

SAR SD 9 отклонение
BPRS 4.0 Краткая психиатрическая шкала оценки версии 4.0
BPRS 4.0-C Краткая психиатрическая шкала версии 4.0 — категории
CIC Центр кризисного вмешательства
Анкета стиля DSQ 40 Защита EMDR Десенсибилизация движением глаз и повторная обработка
ES Величина эффекта
GAF Глобальная оценка функционирования
ICD-10 Международная классификация болезней 906 906 Среднее значение
MINI Международное мини-нейропсихиатрическое интервью
RCI Индекс надежных изменений
RSQ Опросник стиля восстановления 9350
Тяжелый острый синдром
29 SCID Структурное клиническое интервью для DSM
SCL-90-R Контрольный список симптомов 90 пересмотрен
SCL-90-RC Контрольный список симптомов 90 пересмотрен — категории
SE Стандартная ошибка
SPSS Статистический пакет для социальных наук
X Баллы пациентов

Дополнительный файл

Дополнительный файл 1: (18K, docx)

Таблица: Сравнение между группами непосещающих и посещающих с аттестацией при поступлении.(DOCX 18 кб)

Ссылки

1. Джеймс Р.К., Гиллиланд Б.Э. Стратегии кризисного вмешательства. 7. Бельмонт: Брукс / Коул; 2013. [Google Scholar] 2. Робертс А.Р., Эверли Г.С. Метаанализ 36 исследований кризисных интервенций. Краткое лечение кризисного интервью. 2006; 6: 10–21. DOI: 10.1093 / краткое лечение / mhj006. [CrossRef] [Google Scholar] 3. Марьянович З., Грингласс Э.Р., Коффи С. Актуальность психосоциальных переменных и условий работы для прогнозирования стратегий выживания медсестер во время кризиса SARS: онлайн-анкетный опрос.Int Nurs Stud. 2007; 44: 991–998. DOI: 10.1016 / j.ijnurstu.2006.02.012. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Робертс А.Р., Йегер К.Р. Карманный справочник по кризисному вмешательству. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2009. [Google Scholar] 5. Робертс AR. Соединение прошлого и настоящего с будущим кризисного вмешательства и антикризисного управления. В: Робертс А.Р., редактор. Справочник кризисного вмешательства: оценка, лечение и исследования. 3-й. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2005. С. 3–33. [Google Scholar] 6.Розен А. Антикризисное управление в обществе. Med J Aust. 1997. 167 (11-12): 633–638. [PubMed] [Google Scholar] 7. Эверли Г.С., Митчелл Дж. Т.. Управление стрессом при критических происшествиях (CISM): новая эра и стандарт помощи при кризисном вмешательстве. Элликотт Сити: Мэриленд: Шеврон Паблишинг; 1999. [Google Scholar] 8. Лоугран Х. Понимание кризисной терапии. Лондон и Филадельфия: издательство «Джессика Кингсли»; 2011. [Google Scholar] 9. Джонсон С., Нолан Ф., Пиллинг С., Сандор Дж., Холт Дж., Маккензи Н., Уайт И.Р., Томпсон М., Беббингтон П.Рандомизированное контролируемое испытание неотложной психиатрической помощи, проведенное командой по разрешению кризисных ситуаций: кризисное исследование северного Ислингтона. BMJ. 2005; 331: 599–603. DOI: 10.1136 / bmj.38519.678148.8F. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Уиллер С., Ллойд-Эванс Б., Черчард А., Фицджеральд С., Фуллартон К., Моссе Л., Патерсон Б., Зугаро К. Г., Джонсон С. Внедрение модели команды по разрешению кризисных ситуаций в условиях психического здоровья взрослых: систематический обзор. BMC Psychiatry. 2015; 15:74. DOI: 10.1186 / s12888-015-0441-х.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Ховард Л.М., Лиз М., Байфорд С., Килласпи Х., Коул Л., Лоулор С., Джонсон С. Методологические проблемы при оценке эффективности женских кризисных домов по сравнению с психиатрическими палатами. J Nerv Ment Dis. 2009; 197: 722–727. DOI: 10.1097 / NMD.0b013e3181b97621. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Чахер В., Якобсхаген Н. Анализ процессов кризисного вмешательства. Кризис. 2002. 23 (2): 59–67. DOI: 10.1027 // 0227-5910.23.2.59. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13.Андреоли А., Лалив Дж., Гарроне Дж. Кризис и вмешательство в психиатрию. Лион: СИМЕП; 1986. [Google Scholar] 14. Андреоли А.В., Мюлебах А., Гогналонс М., Абенсур Дж., Гримм С., Фрэнсис А.Дж. Реакция на кризисные интервенции и долгосрочные результаты: пилотное исследование. Компр Психиатрия. 1992. 33 (6): 388–396. DOI: 10.1016 / 0010-440X (92) -T. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Баккетта Дж. П., Занелло А., Варнье М., Стеблер Е., Сафран Е., Ферреро Ф, Берчи Дж., Мерло MCG. Развитие женевских центров: влияние на госпитализации.Schweiz Arch Neurol Psychiatr. 2009. 160 (3): 116–121. [Google Scholar] 16. Гловер G, Arts G, Babou KS. Разрешение кризисных ситуаций / бригады лечения на дому и показатели госпитализации в психиатрические учреждения в Англии. Br J Psychiatry. 2006; 189: 441–445. DOI: 10.1192 / bjp.bp.105.020362. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Сентисси О., Бартоломей Дж., Моэглин С., Бэрисвил-Коттин Р. Рей-Белле П. Женевская модель кризисного вмешательства: ретроспективное исследование. Psychol Psychoter. 2014; 4: 149. [Google Scholar] 18. Коттон М.А., Джонсон С., Биндман Дж., Сандор А., Уайт И.Р., Торникрофт Дж., Нолан Ф., Пиллинг С., Холт Дж., Маккензи Н., Беббингтон П.Изучение факторов, связанных с поступлением в психиатрическую больницу, несмотря на наличие кризисных бригад. BMC Psychiatry. 2007; 7 (52). DOI: 10.1186 / 1471-244X-7-52. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 19. Комтоис К.А., Джобс Д.А., С.О’Коннор С., Аткинс, округ Колумбия, Янис К., Э. Чессен С., Юоделис-Флорес С. Совместная оценка и управление суицидальностью (CAMS): испытание возможности оказания услуг по назначению на следующий день. Подавить тревогу. 2011. 28 (11): 963–972. DOI: 10.1002 / da.20895. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20.Currier JM, Holland JM, Neimeyer RA. Смягчают ли вмешательства на основе КПТ состояние стресса после тяжелой утраты? Обзор имеющихся доказательств. Int J CognTher. 2010. 3 (1): 77–93. [Google Scholar] 21. Sjølie H, Karlsson B, Kim HS. Разрешение кризисных ситуаций и лечение на дому: структура, процесс и исход — обзор литературы. J Психиатр и медсестры по охране психического здоровья. 2010. 17 (10): 881–892. DOI: 10.1111 / j.1365-2850.2010.01621.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

22. Бартоломей Дж., Сентисси О. Бэрисвил-Коттин Р., Рей-Беллет П.Centres de Thérapies Brèves (CTB) в Женеве: подъем в центры? Schweizer Archiv Neurol Psychiatr. 2011; 162 (4): 161-166.

23. Джонсон С. Разрешение кризисных ситуаций и бригады интенсивной терапии на дому. Психиатрия. 2007. 6 (8): 339–342. DOI: 10.1016 / j.mppsy.2007.05.011. [CrossRef] [Google Scholar] 24. Wernicke F, Stieglitz RD, Riecher-Rössler A. Stationäre Psychiatrische Kurzzeit-Krisenintervention am Basler Universitätsspital. Schweizer Archiv Neurol Psychiatr. 2010; 161 (1): 17. [Google Scholar] 25.Райш Т., Шлаттер П., Чахер В. Эффективность кризисного вмешательства. Кризис. 1999. 20 (2): 78–85. DOI: 10.1027 // 0227-5910.20.2.78. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Каплан Г. Принципы превентивной психиатрии. Нью-Йорк: основные книги; 1964. [Google Scholar]

27. Де Кулон Н. Ла Кризе. Стратегии терапевтического вмешательства в психиатрии. Париж: Gaëtan Morin éditeur; 1999.

28. Khawaja IS, Westermeyer JJ. Предоставление кризисно-ориентированного и восстановительного лечения в рамках программ частичной госпитализации.Психиатрия (Эдгмонт) 2010; 7 (2): 28–31. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 30. Berger ML, Martin BC, Husereau D, Worley K, Allen JD, Yang W, Crown W. Анкета для оценки актуальности и достоверности наблюдательных исследований для информирования принятия решений в области здравоохранения: отчет целевой группы по передовой практике ISPOR-AMCP-NPC . Цените здоровье. 2014. 17 (2): 143–156. DOI: 10.1016 / j.jval.2013.12.011. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Вентура Дж., Лукофф Д., Нюхтерляйн К. Х., Лирманн Р.П., Грин М., Шанер А.Приложение 1: краткая психиатрическая рейтинговая шкала (BPRS), расширенная версия (4.0), шкалы, опорные точки и руководство по администрированию. Int J Methods Psychiatr Res. 1993; 3: 227–244. [Google Scholar] 32. Derogatis LR. SCL-90: руководство по администрированию, подсчету баллов и процедурам-1 для версии R (пересмотренной). Балтимор: Медицинская школа Университета Джона Хопкинса; 1977. [Google Scholar]

33. Фортин MF, Coutu-Wakulczyk G. Проверка и нормализация состояния человеческого тела: le SCL-90-R. Rapport présenté au Conseil québécois de la recherche sociale (CQRS).Université de Montréal: Faculté des Sciences infirmières; 1985.

34. Brenner HD, Merlo MCG. Определение резистентной к терапии шизофрении и ее оценка. Eur Psychiatry. 1995; 10: 11–17. DOI: 10.1016 / 0767-399X (96) 80079-4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Занелло А., Бертоуд Л., Вентура Дж., М.К.Г. Факторная структура краткой психиатрической рейтинговой шкалы (версия 4.0) и ее чувствительность в лечении амбулаторных пациентов с униполярной депрессией. Psychiatry Res. 2013; 210: 626–633. DOI: 10.1016 / j.psychres.2013.07.001. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36. Franke G. Die симптом Chekliste von LR Derogatis — руководство zur deutsche version [SCL-90-R. Симптом Cheklist by LR Derogatis — руководство для немецкой версии] 2 nd ed. Геттинген: Бельц; 2002. [Google Scholar] 37. Хитон Р., Полсен Дж. С., Макадамс Л. А., Кук Дж., Зисук С., Брафф Д., Харрис Дж. М., Джесте Д. В.. Нейропсихологический дефицит у шизофреников: связь с возрастом, хроническим заболеванием и деменцией. Arch Gen Psychiatry.1994. 51 (6): 469–476. DOI: 10.1001 / archpsyc.1994.03950060033003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Эндрюс Г., Сингх М., Бонд М. Анкета стиля защиты. J Nerv Ment Dis. 1993. 181 (4): 246–256. DOI: 10.1097 / 00005053-1900-00006. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. Guelfi JD, Hatem N, Damy C, Corruble E. Опросник по стилю защиты (DSQ), анкета по принципам защиты. Энн Мед Психол. 2000; 158: 594–601. [Google Scholar] 40. Дрейтон М., Берчвуд М., Тауэр П. Ранний опыт привязанности и выздоровление от психоза.Br J Clin Psychol. 1998. 37: 269–284. DOI: 10.1111 / j.2044-8260.1998.tb01385.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. МакГлашан TH, Леви ST, Карпернтер WT. Интеграция и герметизация: клинически разные стили выздоровления от шизофрении. Arch Gen Psychiat. 1975. 32: 1269–1272. DOI: 10.1001 / archpsyc.1975.01760280067006. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Маллиган А., Лаванда Т. Исследование взаимосвязи между привязанностью, полом и выздоровлением от психоза в стабильной выборке на базе сообщества.Clin Psychol Psychot. 2010. 17: 269–284. [PubMed] [Google Scholar]

43. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 4 th ed. (DSM-IV). Вашингтон, округ Колумбия: APA; 1994.

44. Pallant J. Руководство по выживанию по SPSS: пошаговое руководство по анализу данных с использованием SPSS версии 15. Nova Iorque: McGraw Hill; 2007. [Google Scholar] 45. Коэн Дж. Статистический анализ мощности для социальных наук. Хиллсдейл: Лоуренс Эрлбаум; 1988. [Google Scholar] 46. Якобсон Н.С., Труакс П.Клиническая значимость: статистический подход к определению значимых изменений в психотерапевтических исследованиях. J Консультируйтесь с Clin Psychol. 1991. 59 (1): 12–19. DOI: 10.1037 / 0022-006X.59.1.12. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 47. Уилкинсон Л. Целевая группа по статистическим выводам, Американская психологическая ассоциация, научное управление. Статистические методы в психологических журналах: рекомендации и пояснения. Am Psychol. 1999. 54 (8): 594–604. DOI: 10.1037 / 0003-066X.54.8.594. [CrossRef] [Google Scholar] 48. Schlomer GL, Bauman S, Card NA.Лучшие практики для управления недостающими данными в психологическом консультировании. J Couns Psychol. 2010. 57 (1): 1–10. DOI: 10.1037 / a0018082. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 49. Фьютрелл М.С., Кеннеди К., Сингхал А., Мартин Р.М., Несс А., Хаддерс-Альгра М., Лукас А. Сколько потерь от последующего наблюдения допустимо в долгосрочных рандомизированных испытаниях и проспективных исследованиях? Arch Dis Child. 2008. 93 (6): 458–461. DOI: 10.1136 / adc.2007.127316. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 50. Marini M, Sermanzin M, Vignaga F, Gardiolo M, Drago A, Caon F, Benetazzo M, Pavan C, Piotto A, Frederico L, Corinto B, Pavan L.Отказ от институционального психологического консультирования и краткосрочного целенаправленного вмешательства. Краткое лечение кризисного интервью. 2005; 5: 356–367. DOI: 10.1093 / краткое лечение / mhi027. [CrossRef] [Google Scholar] 51. Henzen A, Moeglin C, Giannakopoulos P, Sentissi O. Детерминанты отсева в кризисном центре психического здоровья по месту жительства. BMC Psychiatry. 2016; 16 (1): 1–7. DOI: 10.1186 / s12888-016-0819-4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 52. Адамс К.Л., Эль-Маллах РС. Исход пациента после лечения в отделении стабилизации кризисной ситуации по месту жительства.J Behav Health Serv Res. 2009. 36 (3): 396–399. DOI: 10.1007 / s11414-008-9141-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 53. Хассельберг Н., Граве Р.В., Джонсон С., Рууд Т. Исследование реализации модели команды по разрешению кризисов в Норвегии: выполняют ли группы по урегулированию кризисов свою роль? BMC Health Ser Res. 2011; 11 (1): 1–9. DOI: 10.1186 / 1472-6963-11-1. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 54. Томпсон К.Н., МакГорри П.Д., Харриган С.М. Стиль выздоровления и исход при первом эпизоде ​​психоза.Schizophr Res. 2003. 62: 31–36. DOI: 10.1016 / S0920-9964 (02) 00428-0. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 55. Chiesa M, Drahorad C, Longo S. Раннее прекращение лечения расстройства личности, полученного в психотерапевтической больнице. Br Психиатрия. 2000. 177 (2): 107–111. DOI: 10.1192 / bjp.177.2.107. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 56. МакГлашан TH, Леви ST. Запечатывание в терапевтическом сообществе. Психиатрия. 1977; 40: 55–65. DOI: 10.1080 / 00332747.1977.11023920. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 57.Джексон Х., МакГорри П., Генри Л., Эдвардс Дж., Халберт С., Харриган С., Даджен П., Фрэнси С., Мод Д., Кокс Дж., Пауэр П. Когнитивно-ориентированная психотерапия раннего психоза (COPE): последующее наблюдение в течение 1 года . Brit J Clin Psychol. 2001; 40: 57–70. DOI: 10.1348 / 014466501163481. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 58. McGlashan TH. Стиль восстановления после психического заболевания и отдаленный исход. J Nerv Ment Dis. 1987. 175: 681–685. DOI: 10.1097 / 00005053-198711000-00006. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

59. Стартап М.Когнитивно-поведенческая терапия и восстановление после острого психоза: тематические исследования двух противоположных стилей. J Contemp Psychother. 2006; 36 (1). DOI: 10.1007 / s10879-005-9002-9.

60. Первый МБ, Williams JBW, Karg RS, Spitzer RL. Структурированное клиническое интервью для расстройств DSM-5, версия для клинициста (SCID-5-CV) Арлингтон: Американская психиатрическая ассоциация; 2015. [Google Scholar] 61. Лекрубье Й., Шихан Д., Вейллер Э., Аморим П., Бонора И., Шихан К., Джанавс Дж., Данбар Дж. The M.I.N.I. Международное психоневрологическое интервью (М.I.N.I.) короткое диагностическое структурированное интервью: надежность и валидность согласно CIDI. Eur Psychiat. 1997; 12: 224–231. DOI: 10.1016 / S0924-9338 (97) 83296-8. [CrossRef] [Google Scholar] 62. Sheehan DV, Lecrubier Y, Harnett-Sheehan K, Janavs J, Weiller E, Bonara LI, Keskiner A, Schinka J, Knapp E, Sheehan MF, Dunbar GC. Надежность и действительность M.I.N.I. Международное психоневрологическое интервью (M.I.N.I.): согласно SCID-P. Eur Psychiat. 1997. 12: 232–241. DOI: 10.1016 / S0924-9338 (97) 83297-X.[CrossRef] [Google Scholar] 63. Klein J, Roniger A, Schweiger U, Spath C, Brodbeck J. Связь детских травм и расстройств личности с хронической депрессией: перекрестное исследование у амбулаторных пациентов с депрессией. J Clin Psychiatry. 2015; 76 (6): 794–801. DOI: 10.4088 / JCP.14m09158. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 64. Манделли Л., Петрелли С., Серретти А. Роль конкретной ранней травмы в депрессии у взрослых: метаанализ опубликованной литературы. Детские травмы и взрослые депрессии. Eur Psychiat.2015; 20: 665–680. DOI: 10.1016 / j.eurpsy.2015.04.007. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 65. Норман Р., Бьямбаа М., Де Р., Бутчарт А., Скотт Дж., Вос Т. Долгосрочные последствия физического насилия, эмоционального насилия и пренебрежения для здоровья детей: систематический обзор и метаанализ. PLoS Med. 2012; 9 (11): e1001349. DOI: 10.1371 / journal.pmed.1001349. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 66. Ambresin G, Despland JN, Preisig M, de Roten Y. Эффективность дополнительной краткой психодинамической психотерапии к обычному стационарному лечению депрессии: обоснование и дизайн рандомизированного контролируемого исследования.BMC Psychiatry. 2012; 12 (1): 1–9. DOI: 10.1186 / 1471-244X-12-182. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 67. Семерари А., Куччи М., Димаджо Дж., Кавадини Д., Карчоне А., Баттелли В., Николо Дж., Педоне Р., Сиккарди Т., Д’Анджерио С., Ронки П., Маффей С., Смеральди Э. Разработка интервью для оценки метапознания: инструмент описание, факторная структура и надежность в неклинической выборке. Psychiatry Res. 2012; 200 (2): 890–895. DOI: 10.1016 / j.psychres.2012.07.015. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Типы кризисов

Сексуальные домогательства связаны с нежелательными сексуальными домогательствами, просьбами о сексуальных услугах и другими словесными или физическими контактами; обычно это происходит в контексте отношений неравной власти, ранга или статуса.Не имеет значения, что человек не имел намерения беспокоить. Важен эффект, который он оказывает на других. Если такое поведение мешает успеваемости учащегося или создает запугивающую, враждебную или оскорбительную учебную среду, это считается сексуальным домогательством.

Сексуальное домогательство обычно не единичный разовый случай, а повторяющийся образец поведения, который может включать:

  • Комментарии о теле или одежде.
  • Вопросы о сексуальном поведении.
  • Унизительные упоминания о своем поле.
  • Шутки сексуального характера.
  • Беседы, наполненные намеками и двусмысленностями.
  • Показ изображений или предметов сексуального характера.
  • Неоднократные невзаимные требования свиданий или секса.

Сексуальное домогательство является незаконным в соответствии с разделом VII Закона о гражданских правах 1964 года и разделом IX Закона об образовании 1972 года. Обычная реакция студентов, подвергшихся преследованию, заключается в том, чтобы сомневаться в своем восприятии, задаваясь вопросом, не было ли это шуткой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *