Содержание

ДЕСПОТИЗМ — это… Что такое ДЕСПОТИЗМ?

  • ДЕСПОТИЗМ — (despotism) Самодержавное правление одного человека. Греки называли деспотом владыку или правителя несвободного государства. Так же обычно называли византийского императора и христианских властелинов в провинциях турецкой империи. Аристотель… …   Политология. Словарь.

  • деспотизм — а, м. despotisme m. Не ограниченная законами, абсолютная власть. Сл. 18. Насильственное правительство (despotisme). Юсти 1770 84. Деспотизм равно вреден Государям и народам. Туманский 1770 132. [Остромыслов:] Морея под Турецкою державою.. оное… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • деспотизм — См. самовольство …   Словарь синонимов

  • Деспотизм —  Деспотизм  ♦ Despotisme    Безграничная власть одного человека. Деспотизм может быть просвещенным и даже законным (этим он отличается от тирании), но при этом всегда остается несправедливым. Если бы деспот подчинялся закону, его власть утратила… …   Философский словарь Спонвиля

  • ДЕСПОТИЗМ —     ДЕСПОТИЗМ одна из основополагающих характеристик диктаторского правления, которая связана с властным произволом, усиливаемым концентрацией политической власти в руках главы государства (деспота, вождя, царя и т. п.) и приближенной к нему… …   Философская энциклопедия

  • ДЕСПОТИЗМ — 1) см. Деспотия. .2) Произвол; жестокое подавление прав, свобод, самостоятельности …   Большой Энциклопедический словарь

  • ДЕСПОТИЗМ — ДЕСПОТИЗМ, деспотизма, мн. нет, муж. (книжн.). отвлеч. сущ. к деспотический. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • ДЕСПОТИЗМ — ДЕСПОТИЗМ, а, муж. 1. Самовластное правление. Монархический д. 2. Поведение деспота (во 2 знач.). Д. самодура. | прил. деспотический, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю.

    Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Деспотизм — Формы правления, политические режимы и системы Анархия Аристократия Бюрократия Геронтократия Демархия Демократия Имитационная демократия Либеральная демократия …   Википедия

  • деспотизм — • безграничный деспотизм • беспримерный деспотизм …   Словарь русской идиоматики

  • ▷ Что такое деспотизм? 🥇 cultmir.ru

    Деспотизм относится к абсолютной политической власти, которой наделен один авторитет, которым может быть человек или сплоченная группа. В классическом смысле слова это относится к состоянию, когда индивид, которого называют деспотом, осуществляет полную власть и власть, а остальные люди считаются рабами. Этот вид деспотизма был первой формой цивилизации и государственности, и хорошим примером классического деспота является фараон Египта. Деспот часто используется для обозначения главы правительства, который злоупотребляет властью и поэтому тесно связан с диктатором или тираном.

    Этимология

    Происхождение слова despot происходит от греческого термина Despotes что переводится как «мастер» или даже «один с силой». Это слово фигурировало в описаниях многочисленных правителей и правительств на протяжении истории. Он ссылался на абсолютную власть, которой пользовались египетские правители по имени фараоны, а также был титулом византийских императоров. Термин далее означал дворянство в королевских византийских судах. Термин деспот не может быть объективно определен, так как он имел рефлексивные коннотации в истории. Это тесно связано с греческими словами, такими как

    autokrator а также василевса хотя эти слова использовались в качестве названий для различных правителей на протяжении всей истории от местных вождей, королей, до императоров.

    история


    Термин деспотизм, по-видимому, был впервые использован в 1690-х годах соперниками Людовика XIV во Франции, которые использовали слово деспотизм для объяснения свободного осуществления власти своим монархом. Термин имеет греческое происхождение, а в средневековом греческом употреблении термин деспот означал хозяина, который управлял в домашнем хозяйстве над теми людьми, которые были слугами или рабами. Слово сегодня подразумевает тираническое правление. Деспотизм может означать диктатуру, где правитель в определенном правительстве является полным диктатором, не ограниченным конституцией, другими законами или оппозицией. Деспотизм также может означать абсолютизм или тиранию. Концепция доброжелательного деспотизма или просвещенного деспотизма завоевала популярность в Европе 18-го века. Абсолютные монархи в это время использовали свою власть для осуществления нескольких реформ в обществах и политической структуре своих наций. Это конкретное движение, вероятно, возникло в результате идей, популяризированных в эпоху Просвещения. Монтескье, один из философов Просвещения, предположил, что деспотизм подходит для крупных государств, в то время как монархии и республики подходят для средних и малых государств соответственно.

    Деспотизм в Византии


    Термин «деспот» может иметь негативную коннотацию в наши дни, но когда-то это был признанный пост в средневековой Византийской империи. Термин был первоначально использован при Мануэле I Komnenos, который правил с 1143 по 1180 год, который использовал его для своего назначенного наследника по имени Алексий-Бела. Группа историков предположила, что термин был получен из древнегреческого

    Despotes что означает мастер. Если греческий язык используется для празднования православной литургии, то дьякон называет священника деспотом даже в наши дни. Титул деспота был дан главным образом зятям и в конечном итоге сыновьям Императора. Начиная с 13-го века, термин был дан иностранным князьям. Деспот был одет в сложные костюмы, подобные тем, которые носил император, и он пользовался многочисленными привилегиями. Деспоты управляют областями империи, называемыми Despotates.

    Средневековая Греция и восточный деспотизм


    Аристотель, среди всех древних греков, был самым заметным сторонником идеи восточного деспотизма.

    Он преподавал эту идеологию Александру Великому, который защитил Персию от Дария II, деспотического династии Ахеменидов. Аристотель предположил, что восточный деспотизм основывается не на страхе, а на согласии. Следовательно, рабская природа порабощенных людей будет подпитываться властью деспота. В средневековом греческом обществе каждый грек был свободен и мог занимать должность, то есть он мог управлять и править. Далее Аристотель предположил, что люди холодных наций, особенно европейцы, обладали духом, но им не хватало ума и умения, в то время как азиаты были полны ума и умения, но испытывали недостаток духа. Таким образом, греки, обладая умом и духом, были способны управлять другими людьми. Геродот утверждал, что природа Востока регулируется автократами, и он предложил общество, в котором люди становятся свободными, когда они юридически соглашаются с социальным контрактом своего города-государства. Эдвард Гиббон ​​предположил, что растущее использование восточного деспотизма римскими императорами было одним из факторов, которые привели к упадку Римской империи, особенно из-за правления Элагабала.

    Разница между абсолютной монархией и деспотом

    Монтескье предположил, что в случае абсолютной монархии, индивидуальные правила с абсолютной властью, как это предусмотрено установленными и установленными законами. С другой стороны, деспот правит по своей воле и капризу.

    Примеры Деспотов


    В нескольких странах мира правили или продолжают управлять деспоты. Одним из самых печально известных деспотов является Иди Амин, который правил с абсолютной властью над Угандой с 1971 по 1979 год. Амин получил военную тактику в качестве члена Африканской винтовки короля (KAR), и он оставался в вооруженных силах независимой Уганды. Он организовал военный переворот в 1971 году, который сверг Милтон Оботе и сделал его суверенным правителем. Правление Амина характеризовалось этнической чисткой, когда он приказал преследовать племена ачоли и ланго и приказал этническим азиату покинуть Уганду. Амина также обвиняли в коррупции, политических репрессиях, неэффективном управлении экономикой, нарушениях прав человека и кумовстве.

    Пол Пот был радикальным марксистским главой государства Камбоджи с 1975 по 1979 год. К концу его четырехлетнего правления умерло около 25% населения страны. Он приказал переселить городских жителей в сельские районы для работы на коллективных плантациях, а также в проектах принудительного труда. Трудные условия труда в сочетании с плохим медицинским обслуживанием и недоеданием нанесли ущерб населению. Он также организовал резню миллионов людей, включая тех, кто носил очки. Мао Цзэдун, другой деспот, провел серию обширных социальных экспериментов в Китае, которые привели к большим страданиям среди китайцев. Например, программа «Большой скачок вперед» вызвала общенациональный голод, унесший от 23 до 30 миллионов жизней. Впоследствии он организовал Культурную революцию, которая стремилась избавиться от элиты и бюрократов и которая видела заключение и убийство многих людей.

    А папы кто? – Огонек № 7 (4983) от 18.02.2007

    Отцы в нашей литературе предпочитают быть на заднем плане — а то и вовсе влиять на повествование из небытия

    Михаил Серафимов

    Роль деспотичной матери в русской литературе представлена обильно: тут и Кабаниха из «Грозы», и мать семейства Головлевых, и барыня из «Му-му», наконец.

    Зато культ отца, сам институт отцовства никогда не имел развитой мифологии — в отличие от античной, древнескандинавской, американской, европейской, латиноамериканской литературы.

    Наиболее яркие образы отцов в русской литературе с XVIII века до наших дней можно разделить на два условных типа: в качестве фона и в качестве деспота. В «Капитанской дочке» об отце главного героя написано только то, что еще когда «матушка была мною брюхата, отец записал меня в *** полк». На этой бюрократическо-сословной функции роль отца в литературе (как и в семье) начала XIX века часто и заканчивается. Определил, направил, записал — это во-первых. Во-вторых, «отец был скор на расправу», «отец угнетал мать», «отец меня так и не простил», «отец мой мною почти не занимался» — довольно типичные, укладывающиеся в одну строку упоминания об отцах-деспотах, которые, однако, тоже пребывают как бы на заднем, дособытийном фоне. Кроме того, отцовский век в отечественной литературе крайне недолог: к моменту совершеннолетия далеко не все персонажи могут похвастаться живым родителем.

    Редкий «живой» литературный деспот — помещик Троекуров из «Дубровского». Он — первостатейный герой-злодей: подл, хитер, мстителен, жесток. Однако этот тип неожиданно сходит на нет уже в литературе второй половины XIX века. В литературе после Пушкина почти не встретишь образа деспотичного отца: разве старик Болконский, деспот «европейского типа», который разрушает брак между сыном и Наташей Ростовой, да гоголевский Тарас Бульба, который убивает собственного сына за предательство. Но он деспотом не считается — он патриот.

    В главном русском семейном романе

    «Анна Каренина» мы наблюдаем сразу двух отцов семейств — Стиву Облонского и Сергея Александровича Каренина. Положение обоих незавидно. Стива, регулярно изменяя жене, чувствует свою вину и не имеет даже моральной власти в семье — да и не хочет. Ту же, казалось бы, незыблемую, по праву принадлежащую в начале романа власть над женой и сыном теряет скоро и Каренин. Даже его роль в качестве воспитателя малолетнего сына Сережи сводится к формальным и бессмысленным встречам. Старик-отец Карамазов из известного произведения Достоевского отличается дурным нравом, однако вызывает скорее жалость, чем ужас; отец семейства, в котором гостит Идиот — князь Мышкин, внешне суров, но в доме всем заправляет мать; наконец, отец Сони Мармеладовой из «Преступления и наказания» просто жалок.

    Самое классическое произведение на тему отцовства — знаменитый роман Тургенева: Кирсанов-отец в спорах с Базаровым пассивен, видно, что он готов согласиться со всем, лишь бы угодить приятелю сына. Ни о каком деспотизме речи уже не идет: поколение отцов проигрывает поколению сыновей почти всухую.

    Забавная деталь: отец семейства как герой произведения почти отсутствует в рассказах и пьесах Чехова: в трех из четырех знаменитейших пьесах роли отца нет вообще (!!!) — в «Вишневом саде», «Трех сестрах» и «Чайке» отцы семейств умерли еще «до начала повествования». Фрейдисты могли бы объяснить этот феномен «безотцовства» тем, что сам Чехов рос в семье деспотичного отца — и потому в качестве компенсации предпочитает «умертвлять» литературных отцов. Или издеваться над ними — как в «Дяде Ване», где роль отца, отставного профессора Серебрякова, декоративна: его и воспринимают в семье, скорее, как скверного ребенка (он cпит до полудня, попрекает домашних заботой, угрожает вскоре умереть, капризничает).

    Нет яркого образа отца и в советской литературе 1930 — 50-х, однако это объясняется довольно просто: на фоне всеобщего отца народов конкретные отцы просто терялись (часто и в самом прямом смысле). Вот несчастненький отец профессор Вихров из «Русского леса» Леонида Леонова: идейным воспитанием его приемного сына, например, занимается чужой дядя, политработник, своей же дочери он вовсе не видел почти с рождения… Исключение, пожалуй, составляет только отец семейства Мелеховых из «Тихого Дона» Шолохова, однако и его власть над семьей и сыном не безгранична, как мы вскоре убеждаемся.

    В литературе 1960-х из-за многочисленных войн и репрессий фигура отца опять появляется лишь в качестве фона: «О чем ты успел передумать, отец, расстрелянный мой, когда я шагнул с гитарой, растерянный, но живой?» (Булат Окуджава). Что тоже вполне объяснимо: поколение шестидесятников — по преимуществу поколение безотцовское: Аксенов, Евтушенко, Шукшин…

    Нет отца — и ладно, словно повторяет наша литература, чего нет — того нет. Зато столько идей!..

    Фото РИА НОВОСТИ

    Деспотизм – признаки и причины. Деспотизм

    Деспотия – одна из форм государственного правления , зародившаяся в античном мире. Данный термин имеет греческое происхождение, и имеет значение «неограниченная власть». Дословно же слово «деспот» переводится как «господин», и имело то же значение, что в английском языке «лорд», а в испанском и итальянском – «синьор».

    Подобная форма правления была присуща большинству древних государств на начальном этапе их политического становления. Классическими деспотиями можно считать монархии древнего Египта и Месопотамии, Индии и Китая, Персии и Ассирии, государства ацтеков и инков.

    Основные признаки классической деспотии

    По своей сути деспотия представляет абсолютную власть одного человека – деспота. В управлении населением страны правитель опирался на аппарат государственного принуждения и управления – армию, полицейскую стражу, чиновников различного ранга.

    Зачастую неограниченная власть деспота объяснялась его божественным происхождением, следствием чего было его прижизненное обожествление. В качестве примера можно привести древнеегипетских фараонов, японских императоров, правителей ацтеков и инков. Европейские монархи, включая российских императоров, хоть и не обожествлялись прямо, но всё же считались «помазанниками божьими», то есть, людьми, имевшими исключительное, божественное, право на управление.

    Современные историки выделяют несколько основных черт деспотии в классическом понимании этого слова:

    1. Ничем не ограниченная власть деспота. В государстве нет каких-либо сводов законов, конституции, органов представительской власти, ограничивающих власть правителя.
    2. Отсутствие в государстве права частной собственности. Все материальные богатства, орудия производства, земля и сами люди, населяющие страну, считаются собственностью деспота.
    3. Передача властных полномочий по наследству. Наследный правитель при этом назначается по личному усмотрению деспота, без учёта мнения народа и ближайшего окружения.
    4. Обоснование права деспота на власть его божественным происхождением, либо божественным происхождением его права на управление страной.
    5. Управление страной производится при посредстве чиновничьей или аристократической иерархической системы.

    В своём труде «Политика» великий древнегреческий философ Аристотель определяет власть деспота над своими подданными, как власть рабовладельца над своими рабами. Между тем, в действительности имелось множество исключений из приведённых выше классических правил. Так, в ряде случаев, деспот мог принимать во внимание мнение народа или своих приближённых.

    Правда, подобные демократические отклонения были временными и вызывались крайней необходимостью – тяжёлой внешнеполитической или экономической ситуацией, угрозой революционного взрыва и т.д.

    Были и обратные исключения : в Риме император юридически считался «принципсом» – «первым среди равных», и все его важные для государства решения должны были получать одобрение сената. На деле же правление императоров в большинстве случаев носило характер деспотии.

    Юлий Цезарь поплатился за попытки установить неограниченную власть в Риме жизнью, став жертвой заговорщиков-республиканцев. Однако его последователи смогли установить в стране порядки, типичные для классической деспотии. Венцом попрания старых республиканских порядков стало введение Калигулой в число парламентариев своего коня Инцитата, как символ презрения к мнению представителей римского народа.

    Во всех деспотиях имелась частная собственность, но права на неё не были закреплены никакими законами . Так, ремесленник или крестьянин в том же древнем Египте или Персии мог продавать свой товар, покупать в дом разную утварь, разводить домашний скот. Но, поскольку он сам де-факто являлся личным рабом правителя. В воле деспота было не только забрать у своего подданного не только его имущество, жену или детей, но и саму жизнь.

    Наследование властных полномочий происходило при деспотии в виде назначения преемника по собственному усмотрению. Правда, из этого правила часто бывали исключения. В ряде монархий существовали неписаные правила наследования – от старшего мужчины в роду к следующему по старшинству, либо от отца к сыну. Нарушения правителем подобных традиций зачастую приводили к бунту, дворцовым заговорам и гражданским войнам. А в ряде раннефеодальных деспотатов Восточной Европы, преемника деспоту назначал их сюзерен – византийский базилевс.

    Титул деспота

    В большинстве случаев правители деспотий не носили греческого титула «деспот». А именовались на своём языке , но близко по значению. В Египте это «пер-о» (фараон) – переводилось как «великий дом», где «дом» имел значение аристократической семьи, династии. В Месопатамии – «лугаль» («большой человек»), в Японии – «тэнно» («сын неба»). Однако существовали правители, официально носившие титул деспота, а их государства именовались деспотиями.

    С VI века в Византии «деспот» был одним из официальных титулов императоров (базилевсов). Позднее он переходит на императорских сыновей-наследников, наподобие английского титула «принц Уэльский» или французского «принц Оранский». К XII веку титул «деспот» даруется императором своим вассалам, а их государства получают наименование «деспотат».

    Наиболее известным из деспотатов был Эпирский, правители которого подчас проводили весьма независимую от Византии политику, а иногда прямо вмешивались во внутренние дела метрополии. В основном же, деспотаты получили распространение в зависимых от Константинополя балканских регионах – в современных Сербии, Болгарии, Греции, Румынии и Албании.

    Современный деспотизм

    В современном мире деспотами неофициально называют жестоких диктаторов , установивших в стране военно-полицейский режим. Главным поводом для обвинения руководства государства в деспотизме – подавления инакомыслия, расправ с недовольными, игнорирования мнения народных масс.

    Наиболее яркие примеры тому – Гитлер и Муссолини, Франко и Салазар. Под подобное определение подпадают и многие диктаторы, правившие в странах Африки, Азии и Латинской Америки в последние десятилетия: Дювалье, Сомоса, Стресснер, Чон Ду Хван, Ким Ир Сен и так далее.

    Возникают отношения. Они делятся на деловые, рабочие, любовные, дружеские, соседские, родственные и т. д., что зависит исключительно от статуса партнеров и качества их взаимодействия. Однако в любых отношениях люди проявляют свой характер и поведение. Одним из таких проявлений является деспотизм, который хорош в одних взаимоотношениях, но плох в других. Интернет-журнал сайт рассмотрит понятия, признаки и причины появления деспотизма, чтобы понимать, когда он плох и хорош.

    Под деспотизмом понимается стремление индивида к власти над другим человеком или даже группой людей. Желание властвовать приписывается некоторыми психологами к инстинктивным потребностям. Считается, что каждый человек желает быть властным, то есть управлять и повелевать окружающими. Однако деспотизм не у всех людей проявляется, а у тех, у кого он есть, выражается в различной степени. Это указывает на то, что деспотизм является приобретенным качеством, который вырабатывается в процессе жизни, человек с ним не рождается.

    Деспотизм включает в себя три компонента:

    1. Стремление к власти над другим человеком.
    2. Нежелание слушать и учитывать чужое мнение, единогласное принятие решений.
    3. Стремление к постоянному и полному повиновению другим человеком своей воле.

    Деспотизм проявляется в том, что человек просто желает быть хозяином другого индивида – раба. Однако крепостное право уже давно отменили, и все же у людей имеется внутренняя потребность подавлять и подчинять своей воле окружающих.

    Обычно такой подход к отношениям с другими людьми порицается. Однако не всегда деспотизм плох. Как это понимать?

    1. Деспотизм всегда разрушает те отношения, в которых партнеры являются равноправными. К примеру, деспотизм всегда разрушит любовные отношения или дружеские.
    2. Деспотизм может стать полезным в отношениях, где существует иерархия людей, есть руководители и подчиненные, родители и дети. Например, деспотизм в определенной степени хорош в бизнесе между начальниками и подчиненными, где первые должны принимать решения, а вторые их выполнять. Также деспотизм в определенной степени хорош в армии и непременно применяется в отношениях между заключенными и их надзирателями.

    Таким образом, деспотизм имеет право на свое существование. Только люди должны понимать, где он применим и полезен, а где явно приводит к разрушению гармоничных отношений. Достаточно часто деспотизм проявляется мужчинами, которых уже много веков обучают силе, власти и единогласному принятию решений (мужественности). Нередко современные женщины проявляют деспотизм в отношении своих детей (порой даже в отношении своих мужей).

    Что такое деспотизм?

    Деспотизмом называется приобретенное качество, когда человек желает властвовать над другими людьми. Поскольку в современном мире главенствует равноправие, деспотизм преимущественно проявляется в узком кругу людей. Так, деспотами становятся мужья в отношении своих жен и детей, руководители – в отношении подчиненных, учителя – в отношении школьников, женщины – в отношении мужей и детей. Деспотизм – это неадекватное оценивание себя и восприятие других людей.

    Властному человеку кажется, что все, кто считается его семьей или подчиненными, должны его слушаться, ему подчиняться. Он должен выдавать указания, а остальные должны молча их выполнять. Причем деспотизм проявляется не только в подчинении, но и в том, чтобы соответствовать представлениям деспота, придерживаться его желаний, мнения и даже соответствовать тому, какими люди должны быть.

    Деспот не воспринимает чужого мнения, поскольку не считает его важным и даже равным своему. Только его мнение является важным, значимым и правым. Здесь отсутствует понятие личных границ и свободы других людей.

    Деспотизм – это всегда насилие в семье, которое не всегда имеет физические формы. Несомненно, если жертва обороняется, сопротивляется, тогда деспот усиливает свои силы, нередко прибегая к физической расправе. А пока этого не наступило, происходит моральное и эмоциональное насилие, когда деспот давит на эмоции, чувства, комплексы и страхи своей жертвы.

    Деспотизм может проявиться абсолютно у любого человека. Часто каждому хочется настоять на своем мнении, заставив окружающих поступать по-своему. Однако для некоторых деспотизм является единственной моделью поведения, что явно приводит человека к неадекватному восприятию себя и окружающего мира.

    Если в былые времена женщин и мужчин воспитывали по принципу «Мужчина – глава семьи, а женщина ему подчиняется», то в современном обществе женщине даны такие же права, как и мужчине. Жизнь и порядки изменились, а некоторые люди до сих пор пытаются жить по старым традициям. Это похоже на то, как если бы вы пытались на себя надеть штаны, которые вы носили в 5-летнем возрасте. Вы стали больше по параметрам тела, жизнь ваша изменилась, а вы все никак не можете свыкнуться с тем, что ваши любимые детские штанишки на вас не натягиваются.

    Итак, современное общество ставит мужчину и женщину на равные позиции. Несомненно, мужчина сохраняет за собой мужскую энергию, природу, качества характера и т. д. И женщина продолжает оставаться женщиной, несмотря на то, что она теперь имеет право руководить, высказывать свое мнение, работать и зарабатывать деньги.

    Времена изменились, а некоторые, если не большая часть, все еще старается жить по старым традициям. А что гласят эти старые традиции? Что мужчина – глава семьи, а женщина ему беспрекословно подчиняется. Но вот в чем проблема: современная женщина теперь имеет право выражать свое мнение, уходить от мужчины, самой решать, как ей жить. Поэтому и возникают различные трудности в семейной жизни, поскольку люди пытаются старые традиции втиснуть в новые правила игры.

    Нет уж, дорогие читатели. Если вы желаете жить по старым традициям, то и правила игры должны оставаться старыми. Если же женщина желает, чтобы мужчина учитывал ее мнение, тогда она уже не может быть за ним, как «за каменной стеной». Если мужчина желает, чтобы женщина зарабатывала деньги для семьи, тогда он должен сделать ее равноправной себе. Понимаете? Если вы живете в иерархии, где мужчина – глава, а женщина – «за мужем», тогда женщина должна быть матерью, домохозяйкой и любовницей для своего мужа. А мужчина при этом полностью обеспечивает свою семью и выполняет все данные ему социальные функции, не надеясь на поддержку со стороны своей жены.

    Но достаточно сложно жить так, как это было 150-200 лет тому, когда за окном женщины зарабатывают деньги, имеют друзей, развлекаются и получают радость от жизни. Поэтому строить иерархию в семейных отношениях в современных условиях – это расчищать территорию, на которой муж и жена будут вести войну между собой. В чем будет заключаться эта война? В том, что женщина и мужчина будут периодически пытаться жить то по старым традициям, то вспоминать о своих правах, которые даются в современном мире.

    Если в семье мужчина пытается быть главным, то женщина периодически будет потакать его желаниям, но иногда, когда ей это будет выгодно, она будет заявлять о своих правах быть равной ему. Если женщина старается быть равной мужчина, то мужчина иногда будет соглашаться с ее правами, поскольку ему выгодно, чтобы женщина тоже зарабатывала деньги в семью и решала какие-то серьезные вопросы вместо него. Но порой, когда снова же мужчине это будет выгодно, он будет вспоминать о том, что женщина должна подчиняться. Вот супруги и будут вести постоянную войну, так и не определившись, по каким традициям они должны жить, чтобы наконец-то сложить все свои мечи и копья и прекратить войну.

    Можно сказать, что современные мужчины и женщины живут на стыке перехода от иерархии в семье к равноправию между партнерами. Многих людей воспитывают по старым традициям их бабушки и дедушки, но современный мир говорит: «Нет, мужчины и женщины равноправны. Женщина тоже может работать, а мужчина должен теперь считаться с ее мнением». Вот и происходит непонятная ситуация, когда человек не знает, по каким правилам жить. Стык двух взаимоисключающих традиций приводит к тому, что мужчины и женщины начинают хитрить, что приводит к войне внутри семьи. Когда кому-то что-то становится выгодным, тогда вспоминаются те или иные правила. Если женщине выгодно, чтобы мужчина ее слушался, то она вспоминает об их равноправии. Но уже через минуту может говорить следующее: «Ты же глава в семье. Вот и отвечай!». И становится непонятным, мужчина должен быть главным или равноправным женщине партнером?

    Подобные игры приводят не только к войне, но и к возникновению проблем в семейной жизни, которые практически никогда не решаются. Почему? Все потому, что сами люди еще не поняли, будут они жить по старым или по новым традициям. Совместить получится, но это приведет лишь к войне и к проблемам. Поэтому придется выбирать: либо мужчина главный, а женщина подчиняется ему, либо мужчина и женщина – равноправные друг другу партнеры.

    Деспотизм – это модель поведения индивида, который стремится быть правым и управляющим. Он не приводит аргументы, а использует силу, страхи, комплексы, физическое или психологическое унижение, месть.

    Причинами деспотизма психологи называют комплексы и страхи самого деспота. Еще с детства он развил в себе целый букет страхов и комплексов, которые теперь пытается разрешить. Однако своим поведением он лишь получает ненависть, агрессию, ответные атаки и давление со стороны.

    Деспот в отношениях не может с людьми:

    1. Сотрудничать.
    2. Уважать их.

    Здесь может присутствовать лишь борьба либо полное подчинение жертвы своей воле, которая все равно будет всегда во всем виновата и все делать не так, как нужно.

    Причины деспотизма

    Почему человек становится деспотом, который не умеет строить нормальные и комфортные взаимоотношения с окружающими? Причинами являются:

    1. Деспотичное поведение родителей человека, который постоянно воспитывался в рамках «слушайся», «твое мнение самое последнее», «подчиняйся». Человек просто усваивает подобные модели поведения, которые потом сам и демонстрирует.
    2. Желание отомстить окружающим за свои обиды. Если человек чем-то обижен на окружающих, тогда он может желать им только вреда.
    3. Завышенная самооценка, которая формируется тоже родителями. Человек с самого детства усваивает мысль о своей уникальности, возвышенности, величии по сравнению с другими людьми. Если человек считает себя повелителем, тогда он будет вести себя соответствующим образом.

    Признаки деспотизма

    Деспотизм возникает в отношениях, где у человека отсутствуют понятия о чужой свободе и личных границах либо он воспитывался в зависимости от других людей. Жертва всегда притянет своего деспота, первое время полагая его поведение нормальным. Главным признаком деспотизма является физическое или психологическое насилие, которое может носить различные формы.

    Поначалу деспот просто будет выражать свое недовольство и давать возможность жертве исправиться. Если же жертва не будет слушаться, тогда наказание станет незамедлительным. В дальнейшем для агрессии со стороны деспота не нужны будут причины, любое слово или поступок жертвы будет вызывать возмущение.

    Деспот все успехи приписывает себе, а неудачи – жертве, обвиняя ее во все грехах и заставляя исправить ситуацию. Деспот желает понизить , сделать ее зависимой от себя. Взывать к какому-либо адекватному поведению бессмысленно, деспот считает, что все делает правильно.

    Итог

    Деспотизм – частое явление в узком кругу людей, где человек, ведомый страхами и комплексами, пытается взять власть и сделать окружающих зависимыми от себя. При этом в кругу чужих людей деспот нередко становится самым тихим, слабым и беспомощным.

    Деспотизм – это самое ужасное, что может быть в человеке. Он может проявляться в различных формах, и зачастую его называют свойством характера, но это совсем не так. Деспотизм не чужд ни мужчине, ни женщине. Что такое деспотизм и как он проявляется, об этом расскажем в статье.

    Что это такое?

    Станислав Ежи Лец верно подметил, что из раны, нанесенной деспоту, льется море чужой крови. Деспотизм – это такая деятельность, когда человек, уверовавший в свою неограниченную власть, не может даже поверить в то, что кто-то способен действовать вопреки его желаниям. От этого он начинает проявлять агрессию, которая выражается в физическом или психологическом насилии. Именно так говорится о деспотизме в психологии. Это приобретенное качество личности, что проявляется в стремлении заполучить неограниченную власть.

    С другой стороны, термин «деспотизм» применяется в политологии. С точки зрения политических наук, деспотизмом называют форму правления, когда государственный аппарат находится в руках одного человека или группы лиц, и они имеют полное право распоряжаться судьбами своих подданных. Проще говоря, деспотизм – это неограниченная власть.

    Я – полубог

    Считается, что деспотизм заключается в проявлении неблагоприятных особенностей эго. В итоге это может привести к потере рационального контроля над своим поведением, и все действия станут подчиняться исключительно аффективной сфере.

    Деспотичное поведение не может остановиться само по себе. Чем меньше деспоту будет оказано сопротивления, тем больше он будет считать себя полубогом и станет требовать невозможного, как само собой разумеющегося.


    Не бывает людей, которые хотя бы раз не превращались в деспотов, чтобы добиться у окружения желаемого, но если это становится устойчивой линией поведения, то человеку определенно необходима консультация специалиста. Ведь главными признаками психических отклонений считается неконтролируемое насилие, неадекватные требования и оценка действительности.

    Произвол, тирания, властность, авторитарность, самовластие – эти синонимы деспотизма очень хорошо описывают возникнувшее отклонение. Деспоту свойственно навязывать свою волю окружающим через применение психологического или физического насилия, агрессией или унижением.

    Зачастую причинами деспотизма являются детские травмы, с которыми человек пытается справиться столь деструктивным путем, чтобы обрести уверенность в себе. Чем больше страхов хранится в закромах психики деспота, тем больше он стремится контролировать чужую свободу. Агрессивностью он прикрывает неуверенность в собственной привлекательности.


    В семье деспот буквально заставляет любить себя. Им руководит глобальная и беспричинная месть, которая появляется без повода. Таким образом, человек восстанавливает подорванное самомнение и уважение. Деспотичность исключает такие понятия, как сотрудничество и уважение других. Как итог, человек получает вместо недостающей любви и понимания ненависть, враждебность, непонимание и, как следствие, одиночество.

    Причины

    Деспотичность не заложена на уровне ДНК и не зависит от особенностей нервной системы, но предпосылки для ее формирования закладываются рано. Воспитываясь властными родителями, которые не слышали потребностей своего ребенка, а требовали беспрекословного послушания, человек воспринимает такую модель поведения как норму. Взрослея, он начинает реализовывать деспотичную форму взаимоотношений на всех возможных уровнях. Также деспотизм может быть вызван желанием отомстить окружению за свои обиды. Постоянные оскорбления, унижения и жестокость могут повлечь за собой стремление отомстить всему миру, а не только обидчику.


    Хотя деспотизм – это не только стремление наказать кого-то или копирование модели поведения родителей. Часто деспотичность развивается на фоне того, что ребенку постоянно внушали мысли о его уникальности, неповторимости и превосходстве над другими. Проявление деспотизма заключается в навязчивой, невротической идее подтвердить свое могущество. Для этого человек выбирает неадекватные методы и уверен, что только он единственный в этом мире заслуживает всеобщего признания и беспрекословного повиновения.

    Черты деспотизма

    В социуме с нарушенным восприятием насилия и границ личности деспотизм может восприниматься как проявление характера, и за это человека даже будут уважать. Первым и самым характерным признаком деспотизма является применение насилия как нормы поведения и единственного возможного способа регулировки отношений. Деспоты не умеют спрашивать, договариваться или находить компромиссы. При несоответствии поведения партнера желаниям деспота может быть применено разного рода насилие. Хотя вначале деспот, демонстрируя свое недовольство, может дать другому возможность исправить свою оплошность, но если этого не происходит немедленно, его тут же ждет наказание. Стоит также отметить, что зачастую деспоты выдвигают весьма странные требования, при которых недовольство может быть вызвано тем, что окружающие считают нормой.

    Газлайтинг

    Часто можно наблюдать такой тип поведения, как газлайтинг. Это когда деспот убеждает свою жертву, что ей все померещилось, а любая грубость – не что иное, как нестабильное психическое состояние самого потерпевшего. Деспот никогда не признает своей вины, даже наоборот, его жертва будет обвиняться в манипулятивных истериках, хотя на деле это будут слезы, вызванные болью и унижением.


    Для деспота унижать и оскорблять других – это норма. И если кто-то попытается прояснить отношения, его могут обвинить в отсутствии чувства юмора, а чтобы у жертвы развеялись все сомнения, постепенно ее круг общения сужается. Деспоты всегда пытаются полностью уничтожить самооценку другого человека, так они получают больше рычагов для манипуляции.

    Как действует деспот?

    Деспоты обычно действуют очень тонко. Механизм влияния на человека примерно такой: на первых порах деспот будет безобидным шушпанчиком, готовым на все. Он будет дарить море внимания и комплиментов. Со временем человек привыкает к восхищению в свой адрес, и тут деспот начинает действовать, а именно — критиковать. После первой критики человек делает все возможное, чтобы исправиться. Но потом критики становиться намного больше, пропорционально ей возрастает желание жертвы исправить ситуацию. В итоге обнаруживается идея, при помощи которой можно легко управлять сознанием другого человека. Также, еще важно отметить, что все достижения деспот присвоит себе, а неудачи взвалит на партнера, и бесполезно взывать к адекватному восприятию реальности.

    Мужской и женский деспотизм

    Когда мужчиной руководит деспотичное эго, он превращается в неуправляемый снаряд. Для него приемлемо применять психологическое и физическое насилие, некоторые не гнушаются и насилием сексуального характера. Домочадцам навязываются собственные представления и правила, которые должны безоговорочно выполняться, а любое проявление свободомыслия и индивидуальности считается непотребством.


    Деспотами могут быть не только мужчины, но и женщины, и это куда более опасно. Мужчина устроен так, что он руководствуется либо разумом, либо чувствами. У женщины одновременно работают оба этих фактора. Любимый ее конек – постоянная ревность. Женщина знает, что ее слово способно уничтожить любого мужчину, поэтому берет на вооружение оскорбления, упреки, язвительные замечания и не забывает высмеять качества личности и его половые способности. Если мужчина пытается сопротивляться, женщина переходит к шантажу и угрозам. К примеру, грозит совершить суицид или отобрать детей.

    Слово деспотизм не просто характеризует поведение человека – это самый настоящий диагноз, от которого нужно лечиться.

    ДЕСПОТИЗМ (греч. despoteia — неограниченная власть) — неограниченная власть деспота, произвол, самовластие, подавление чужой воли.

    Райзберг Б.А. Современный социоэкономический словарь. М., 2012, с. 118.

    Деспотизм (НФЭ, 2010)

    ДЕСПОТИЗМ — одна из основополагающих характеристик диктаторского правления, которая связана с властным произволом, усиливаемым концентрацией политической власти в руках главы государства (деспота, вождя, царя и т. п.) и приближенной к нему элиты, отсутствием разделения властей, подавлением инакомыслия любыми, включая насильственные, средствами, использованием армии для подкрепления действий государственного аппарата в целях осуществления монополии на власть. При деспотизме какие-либо юридические ограничения политической власти отсутствуют, что делает невозможным смешение деспота, опираясь на закон. Несуществующие гражданские свободы заменены строгим выполнением норм принудительного труда. Принятие решений носит непредсказуемый, импульсивный характер, объясняемый обычно желанием трансформировать или дисциплинировать общество. Деспотические методы контроля над обществом преследуют одну главную цель — укрепление единоличной власти…

    Деспотия (Лопухов, 2013)

    ДЕСПОТИЯ — власть, основанная на древних восточных традициях патриархальности и патернализма, когда государство, вырастающее из общинной организации и использующее общинные устои, отождествляется с обществом и в дальнейшем рассматривается как единая и неделимая вотчина верховного правителя, чья воля, чье решение — закон для многочисленных подданных (членов «семьи-общины»), объединенных, как правило, в социальные корпорации. При деспотии личность правителя, монарха обожествляется еще при жизни, после смерти становится предметом культа.

    Деспотизм (Конт-Спонвиль, 2012)

    ДЕСПОТИЗМ (DESPOTISME). Безграничная власть одного человека. Деспотизм может быть просвещенным и даже законным (этим он отличается от тирании), но при этом всегда остается несправедливым. Если бы деспот подчинялся закону, его власть утратила бы безграничность. Этим деспотизм отличается от монархии, при которой, как отмечает Монтескье, «управляет один человек, но посредством установления неизменных законов»; тогда как при деспотизме «все вне всяких законов и правил движется волей и произволом одного лица» («О духе законов», книга II, глава 1). Деспот ставит себя выше законов (Руссо) либо не признает никаких иных законов, кроме своих собственных (Кант). Деспотизм — это абсолютная авторитарная монархия. Его основополагающим принципом служит не честь, как при конституционной монархии, и не добродетель, как при республике, а страх (там же, III, 9). Но это же определяет и предел деспотизма: он остается в силе лишь до тех пор, пока его боятся.

    Время на чтение: 5 мин

    Деспотизм – это приобретенное качество личности, проявляющееся в стремлении к неограниченной власти, достигается которая, не считаясь с мнением и потребностями других путем требования постоянного и полного повиновения. Деспотизм это в психологии проявление крайне неблагоприятных особенностей эго, его непомерное разрастание, что в итоге приводит к потере разумного контроля над своими жизненными проявлениями, а все действия подчиняются исключительно аффективной сфере.

    Деспотизм в семье проявляется в качестве психологического и физического насилия, когда все методы становятся актуальны для достижения собственной власти. У деспотичного человека отсутствует понимание личных границ и свобод других, а те, кто считается его семьей, воспринимается им как собственность. Естественно при подобном от окружающих требуется постоянное исполнение воли деспота, а также полное соответствие его представлениям о жизни не только собственной и совместной, но и том, как должен себя вести и чувствовать другой человек. Среди обычных требований, могут быть такие, как запрет на слезы и необходимость постоянной радости. Такие посягания на чувственную сферу, не подлежащую контролю, указывают на отсутствие адекватного восприятия.

    Подобное поведение неминуемо вызывает на самых различных уровнях. Жертвы деспота могут пытаться объяснять или ругаться, в ход может идти разбитая посуда и физические побои. Те, кто окончательно ощущает свое бессилие, оказывают молчаливое сопротивление молчанием, подстраиванием, чем необратимо нарушается психика не только жертвы, но и самого тирана.

    Деспотичное поведение не может остановиться само по себе, и чем меньше сопротивления будет оказано, тем больше человек почувствует себя полубогом и начнет требовать невозможного, как должного. Нельзя сказать, что существуют люди, ни разу не превращавшиеся в деспотов, в попытках добиться от окружающих желаемого, но те, у кого данная линия поведения приобретает критические формы, нуждаются в помощи специалистов. Неконтролируемое насилие над окружающими, неадекватные требования и оценка ситуация являются главными признаками наличия психических отклонений. В лучшем случае, поможет исправить ситуацию длительная психотерапия, в худшем, потребуется специализированная медикаментозная терапия.

    Что такое деспотизм

    Деспотизм это в психологии поведение, включающее в себя такие проявления, как навязывание своей воли не аргументацией, а силой, проявление , использование мести, унижения, физического и сексуального насилия, газлайтинга. Обычно причинами подобного поведения становятся детские травмы, комплексы и , которые человек пытается преодолеть подобным деструктивным путем, и обрести уверенность и цельность. Проблема заключается в том, что эта стратегия поведения не способствует установлению гармоничных отношений, где возможно исцеление личности на глубоких уровнях.

    Чем большее количество страхов спрятано внутри психики деспота, тем изощренными становятся его способы управления и больше стремление к контролю чужой свободы. Неуверенность и сомнения в собственной привлекательности прикрываются , которая даже не дает возможности выбора другим.

    Деспотизм в семье не дает ее членам выбора даже в собственном отношении, их буквально заставляют любить. Деспотизм часто соседствует с унижением и мстительностью, причем, если унижение окружающих имеет более-менее очевидные тенденции, поскольку, таким образом, человек начинает в собственных глазах выглядеть лучше, то месть рождается глобальная и беспричинная, направленная на всех и без повода. Глубокий смысл подобного мщения кроется в восстановлении подорванного самомнения и уважения.

    Не смотря на силовую позицию и стремление к уважению и возвеличиванию себя, деспотичность исключает сотрудничество и уважение других. Со временем подобное отношение, провоцируя постоянные ссоры и конфликты, разрушает любые значимые и прочные отношения, а также психику участников контакта. Вместо недостающей любви и принятия, деспот получает страх, месть, непонимание, враждебность и в итоге одиночество.

    Проявляется деспотичность, как личностная черта у мужчин и женщин, только имеет небольшие внешние различия в выборе методов. Первоначально может показаться, что деспотизм является исключительно мужской чертой, точно так же, как когда речь заходит об изнасиловании все в роли жертвы сразу видят женщину. Однако, деспотичны во многом и женщины, просто это реже приобретает форму физического насилия. Женщины способны уничтожить мужчину морально , шантажом, постоянными истериками, угрозами , упреками и унижением его достоинства. Арсенал моральных пыток более широк, чем физических, и самое страшное в том, что деспотичная женщина не будет раскаиваться в совершенном, т.к. ее действиями и словами руководит не только , но и разум.

    Также деспотичность свойственна пожилым людям и даже детям (первые проявления подобных тенденций возможны в возрасте трех лет и провоцируются началом кризисного периода).

    Причины деспотизма

    Деспотичность не является врожденной чертой и никак не зависит от особенностей нервной системы и других физиологических факторов, однако предпосылки ее формирования закладываются довольно рано. Мнение о том, что деспотизм передается по наследству, обусловлено тем, что воспитываясь властными родителями, которые не слышали потребностей ребенка, а лишь требовали беспрекословного повиновения, человек усваивает данную модель поведения, как норму. В детстве этому качеству особо негде проявиться, поскольку дети слабы, но по мере взросления, обретения физической силы и овладения моральными способами насилия, и принуждения, человек начинает реализовывать деспотичную форму взаимодействия на всех уровнях.

    Подсознательно формирует деспотизм желание мести окружающим за нанесенные обиды. Для этого не достаточно одного случая, обычно это пребывание в токсических отношениях или воспитание подобными методами. Оскорбления, унижения, жестокие наказания ребенка могут повлечь за собой стремление наказать не только родителей, но и весь мир, за то, что тот остался глух и слеп к его горю. Но не только плохое обращение может служить предпосылкой развития деспотизма, а также и излишнее внушении об уникальности, неповторимости личности ребенка, его превосходства над другими. Мнение родителей является очень важным и формирует самоотношение, выйдя в реальный мир, такой человек испытывает стресс от того, что не все ему поклоняются, а кто-то откровенно высмеивает недостатки. В таких ситуациях выбирается путь принуждения окружающего социума думать и воспринимать собственную личность в привычных рамках.

    Подтверждение своего могущества для деспота становится навязчивой невротической идеей, не напитываемой потребностью, поскольку способы ее удовлетворения выбираются неадекватные. необходимо бережно открывать в безопасных условиях, учиться смотреть на них без ужаса и боли, вырабатывать новые способы реагирования, признавая такую историю своей жизни. Попытки же деспота получить любовь и признание напоминают вбивание выпавших волос молотком – больно, бесполезно и требует колоссальных усилий.

    Признаки деспотизма

    В обществе, где нарушено восприятие насилия и границ личности, деспотизм может восприниматься, как проявление характера или даже уважаться. Люди, получившие травматизацию по зависимому типу в детстве, во взрослом возрасте влюбляются именно в деспотов и тиранов, опять же не замечая грубого нарушения своей свободы.

    Одним из характерных признаков деспотизма является восприятие физического и психологического насилия, как нормы поведения и способа регулировки отношений. Подобные механизмы являются основными во взаимодействии с деспотом, он практически не умеет спрашивать, договариваться, искать компромиссы.

    Применяется любой вид насилия при несоответствии поведения партнера желаниям деспота, причем вначале он может продемонстрировать свое недовольство и дать возможность другому исправиться, если это не происходит в кратчайшие сроки, то другого ждет наказание (удар по лицу или недельное молчание – не важно). Стоит отметить, что требования к поведению партнера часто бывают довольно странными, а недовольство будет вызывать то, что окружающими воспринимается, как норма. Все дело в том, что вызывает любое поведение или мнение, содержащее индивидуальность другого, а не его личную.

    Обычно деспоты пытаются полностью уничтожить другого человека, чтобы иметь еще больше рычагов для управления. Хотя на первых этапах отношений они наоборот будут вас воспевать. Механизм примерно такой: человек привыкает получать огромные дозы комплиментов, поэтому при первой критике сделает все, чтобы исправиться, потом критики становится больше, а желание исправить ситуацию сильнее. В итоге можно обнаружить идею, из которой очень просто манипулировать другого: «на самом деле я ужасен, просто остальные этого не замечают, а это великий человек все обо мне знает и продолжает оставаться рядом».

    Важно, что все победы деспот присвоит себе, а все поражения повесит на партнера, при этом другого могут обвинить даже в собственных неприятностях на работе, испорченном настроении и том, что застрял в пробке. Попытки взывать к адекватному восприятию реальности, бесполезны.

    Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

    Что такое «деспотизм» | Вадим Слуцкий. Люди

    Обычно «деспотами» (или «тиранами»: эти слова в обыденной речи — синонимы или почти синонимы) называют правителей, глав государств. Это неверно: есть семейные деспоты, деспоты-учителя, деспоты-руководители учреждений, деспоты-лидеры молодёжных группировок (иногда — вроде бы вполне положительной направленности), деспоты-спортивные тренеры. Семейный деспот тиранит одного-двух человек, а не миллионы людей, как первый русский царь Иван Четвёртый или как Иосиф Сталин. Объективно приносимый им вред кажется незначительным, но для нас нет никакой разницы между ними. Когда-то было сказано: «Если ты погубил одного человека, это всё равно, как если бы ты погубил целый мир«.

    В данном случае важна психологическая, человеческая природа этого явления, а не объективные последствия поведения деспота.

    В этом смысле тиранящий одного и тиранящий миллионы — равноценны.

    И.В. Сталин (Джугашвили)

    Часто деспотизм понимают как проявление человеческой силы человека. Деспота считают энергичным, сильным, волевым, целеустремлённым, хотя и жестоким и бездушным, ни перед чем не останавливающимся ради достижения своей цели.

    Ниже я постараюсь показать, что это ошибочное представление.

    Корень деспотизма — не в человеческой силе, а, наоборот, в крайней человеческой слабости. В комплексе неполноценности.

    Известно, что у многих будущих знаменитых тиранов было т.н. «трудное детство». Их никто не любил, их третировали собственные родители и сверстники. Они ощущали себя изгоями.

    Подобное детство было у Чингисхана, Гитлера, Сталина. У Сталина, например, отец был пьяницей-сапожником, сына он не любил и избивал, бил и мать, которая это терпела.

    Отсутствие любви, тепла, близких отношений с матерью и отцом в детстве почти невозможно потом компенсировать. Удаётся это крайне редко.

    Чаще всего, такой ребёнок психологически заболевает. Он ощущает себя никем, ничтожным, жалким и беззащитным. Люди, которые лучше него (а почти все лучше), кажутся ему угрозой для него, потому что, сравнивая себя с ними, он особенно остро ощущает свою неполноценность.

    Особая среда обитания человека — это человеческие отношения. Именно в них и проявляется тот психологический феномен, о котором здесь идёт речь.

    Итак, человек ощущает себя ущербным. Он боится, что в полноценных человеческих отношениях, основанных на независимости, равенстве, любви, свободном выборе — он проиграет. Его никто не будет любить. Им будут пренебрегать. Его никто не выберет. Это не всегда осознаётся, да и не так важно, осознаётся ли.

    И если кто-то оказывается очень зависимым от такого человека: допустим, это его подчинённый, или это маленький ребёнок, или чрезвычайно привязавшийся к нему влюблённый — то деспот стремится превратить его в ничто.

    Что значит «стремится превратить в ничто»? Он старается добиться полного подчинения. Чтобы зависимый от него человек полностью утратил внутреннюю свободу, без которой человек не может оставаться человеком, — превратился фактически в биологически живую куклу.

    На самом деле подобное возможно, только если сам человек с этим согласится, смирится. Деспот его заставить не может, но он делает всё, чтобы подтолкнуть к такому решению, сделать его почти неизбежным.

    При этом ошибочно думать, что деспот всегда добивается своего только с помощью запугивания, с помощью страха. Это довольно эффективный инструмент превращения человека в куклу, но не самый эффективный. Самый эффективный инструмент расчеловечивания сейчас принято называть «гиперопёкой». Это усиленная забота, в результате которой тот, о ком заботятся, уже не может ни дня обойтись без этой заботы. По-другому это называется «баловство».

    Однако очень часто используются одновременно оба эти инструмента.

    Скажем, мать-деспотка, если ребёнок делает только то, что хочет от него мать, награждает его усиленной заботой, однако, как только ребёнок пытается проявить самостоятельность, «охладевает» к нему, отвергает его, лишая заботы и «любви», ругает его.

    Почему я взял слово «любовь» в кавычки? Потому что ни один деспот любить на самом деле не способен. Человек не может одновременно быть деспотом и любить: это несовместимо в душе одного и того же человека.

    Почему несовместимо?

    Потому что любовь оживляет, а деспотизм убивает. Нельзя одновременно оживлять и убивать.

    Убивает деспотизм далеко не всегда физически. Наоборот, часто физически тот, кого тиранят, процветает, но умирает духовно. Он теряет человека в себе, становясь манипулируемой куклой, у которой есть хозяин.

    Почему деспот стремится превратить людей в кукол, сделать их неживыми в духовном смысле? Потому что, только ощущая свою безграничную власть над другим человеком, он может почувствовать себя иллюзорно значимым и полноценным (тогда как в глубине души ощущает себя никем и ничем). Полная зависимость другого человека от него — как куклы от своего владельца — даёт ему ощущение своей силы.

    Отсюда ошибочное представление о деспоте как о сильном человеке.

    Кроме того, для деспота любое проявление самостоятельности просто само по себе невыносимо, потому что он сам несамостоятелен. Он очень боится самостоятельности, непредсказуемости — боится жизни. Потому что он внутренне мёртв.

    Поэтому ему хочется всех окружающих также сделать мёртвыми. Если у него есть такая возможность, он может и на самом деле стремится их убить — физически. Но часто такой возможности нет. Тогда он пытается сделать так, чтобы человек, оставаясь живым физически, умер духовно.

    Недавно, например, мы читали о том, как солдат-срочник Рамиль Шамсутдинов расстрелял своих сослуживцев в воинской части в Забайкалье. Он объяснил это тем, что офицер — его непосредственный командир — и солдаты-старослужащие сначала всячески издевались над ним, а потом обещали его «опустить»: изнасиловать.

    Этот офицер не извращенец, а просто деспот. Почему для него важно было «опустить» всех подчинённых ему солдат? Потому что тогда он был бы уверен, что они не люди, они перестали быть людьми. Тот, кто позволяет подобное сделать с собой, уже не человек. Вот чтобы он потерял человека в себе, это и нужно.

    Американо-австрийский (он родился в Австрии, а потом жил в США) психолог Бруно Беттельгейм в книге » Просвещённое сердце» вспоминает, как в концлагере (Бухенвальде, через который ему пришлось пройти) эсэсовцы вдруг ни с того ни сего начинали избивать какого-то ни в чём не повинного заключённого — и внимательно смотрели на остальных. Если кто-то поднимал голову и бросал хотя бы беглый сочувственный взгляд на избиваемого, этого сочувствующего тут же убивали.

    Почему они так делали? Они отбраковывали тех, в ком ещё оставалось человеческое начало.

    Многие не понимают, например, зачем Сталин приказывал бросать в лагеря жён своих абсолютно лояльных соратников, причём, ближайших к нему людей. Но он просто проверял, стерпит ли это человек. Если да, то в нём уже нет ничего человеческого: значит, с ним всё хорошо, он годится, он хороший.

    Итак, деспот хочет, чтобы все вокруг него только казались живыми, но на самом деле были мёртвыми. Предпочтительны для него всегда те, кого не надо запугивать, стращать, кто добровольно готов пойти на это, пытаясь ли снискать какие-то выгоды для себя, по слабости душевной или по какой-то другой причине.

    Если помните, Уинстона Смита перестали пытать и даже отпустили «на свободу» тогда, когда он попросил отдать крысам на растерзание Джулию, своего единственного близкого человека, свою возлюбленную. Это означало, что он уже не человек. И его отпустили. Раз не человек, значит, нужен, значит его физически убивать пока нет смысла, он пригодится.

    Так же поступал Сталин, и так поступают все деспоты. Если это семейный деспот, он требует, чтобы его жертва отказалась от возможности самостоятельно строить свою жизнь, выбирать себе дело или близкого человека: делать можно только то, чего хочет Хозяин, исполнять его желания, его прихоти.

    Только имея рядом с собой полностью расчеловеченное человеческое существо — хотя бы одно — деспот в состоянии существовать, ощущая подлинность своего существования. Это такой психологический вампир: он черпает уверенность в себе, силы для какой-то деятельности, просто для продолжения своего существования — забирая их у своей жертвы. Ему нужно у кого-то высасывать жизненные соки, так как своих ему не хватает.

    Я в данном случае ставлю перед собой очень простую цель. Дело в том, что очень много людей, не понимающих, кто такие деспоты, какова сущность деспотизма. И если по прочтении этой статьи их станет чуть-чуть меньше, то моя цель будет достигнута.

    Деспот никогда не бывает конструктивным. Он никогда не стремится к каким-то подлинным целям, а только провозглашает их. Сталин вовсе не собирался строить коммунизм. Да и не понимал, что это такое. Его целью была безграничная власть над людьми.

    Деспот всегда иррационален. Он не может созидать, никогда и ни в чём: он только разрушает.

    Деспот не сильный, а максимально слабый человек. Он внутренне пуст — поэтому стремится сделать пустыми всех вокруг себя.

    Деспот не может строить, он опустошает. Он стремится не к жизни, а к смерти, хотя и может казаться жизнелюбом. Это живой мертвец. И он мертвит всё вокруг себя.

    Деспотизм — страшная психологическая болезнь, перверсия. Патология не может быть созидательной, конструктивной. От неё нужно лечить.

    Что касается профилактики этого заболевания, то нельзя допускать такого детства, какое обычно бывает у людей, ставших деспотами. Ужасного детства. Ребёнок вырастет и не только станет несчастным взрослым, но может стать и очень опасным для окружающих, особенно — близких людей и тех, кто от него зависит.

    Чтобы не было деспотов, не должно быть несчастного детства.

    Деспотизм — Despotism — other.wiki

    Правительство деспотической властью

    Деспотизм ( греч . Δεσποτισμός , деспотизм ) — это форма правления, при которой единоличное правление обладает абсолютной властью. Обычно это лицо — деспот; но (как и при автократии ) общества, которые ограничивают уважение и власть определенным группам, также называются деспотическими.

    В разговорной речи слово « деспот» уничижительно относится к тем, кто использует свою власть и авторитет для угнетения своего населения, подданных или подчиненных. В частности, этот термин часто применяется к главе государства или правительства. В этом смысле он похож на уничижительные коннотации, связанные с терминами тиран и диктатор .

    Этимология

    Английский словарь определяет деспотизм как «правление деспота; осуществление абсолютной власти».

    Корень деспот происходит от греческого слова despotes , что означает «господин» или «обладающий властью». Этот термин использовался для описания многих правителей и правительств на протяжении всей истории. Он обозначал абсолютную власть и власть фараонов Древнего Египта, обозначал дворянство при византийских дворах, определял правителей византийских вассальных государств и действовал как титул византийских императоров . В этом и других греческих или греческих контекстах этот термин использовался скорее как почетное , чем уничижительное.

    Слово деспот не может быть определено объективно из-за его рефлексивной коннотации на протяжении всей истории . Хотя деспот тесно связан с другими греческими словами, такими как basileus и autokrator , эти коннотации также использовались для описания различных правителей и правительств на протяжении всей истории, таких как местные вожди, простые правители, короли и императоры.

    Древняя греция и восточный деспотизм

    Из всех древних греков Аристотель был, пожалуй, самым влиятельным пропагандистом концепции восточного деспотизма . Он передал эту идеологию своему ученику Александру Великому , который завоевал империю Ахеменидов , которой в то время правил деспотический Дарий III , последний царь династии Ахеменидов . Аристотель утверждал, что восточный деспотизм основан не на силе, а на согласии . Следовательно, нельзя сказать, что его движущей силой является страх, а скорее рабская природа порабощенных, которые будут питаться властью деспота. В древнегреческом обществе каждый грек был свободен и мог занимать должность; оба могут править и быть управляемыми. Напротив, среди варваров все были рабами по природе. Еще одно различие, которое поддерживал Аристотель, было связано с климатом. Он заметил, что народы холодных стран, особенно в Европе, были полны духа, но не обладали умением и умом, и что народы Азии, хотя и обладали умением и умением, страдали недостатком духа и, следовательно, подвергались рабству. Обладая духом и разумом, греки могли свободно управлять всеми другими народами.

    По мнению историка Геродота , на Востоке правили автократы, и, несмотря на восточный характер, недостатки характера деспотов были не более выражены, чем у обычного человека, хотя давали гораздо больше возможностей для снисходительности. Примером этого служит история Креза из Лидии . В преддверии экспансии Александра в Азию большинство греков отталкивались восточными представлениями о короле-солнце и божественным законом , принятым восточными обществами. Версия истории Геродота защищала общество, в котором люди становились свободными, когда они на законных основаниях соглашались на общественный договор своего соответствующего города-государства .

    Эдвард Гиббон предположил, что растущее использование деспотизма в восточном стиле римскими императорами было основным фактором падения Римской империи , особенно после правления Элагабала :

    Поскольку внимание нового императора было отвлечено самыми пустяковыми развлечениями, он потратил много месяцев в своем роскошном путешествии из Сирии в Италию, провел в Никомидии свою первую зиму после победы и отложил до следующего лета свое триумфальное вступление в столицу. . Однако точная картина, которая предшествовала его прибытию и была помещена по его непосредственному приказу над алтарем Победы в здании сената, передала римлянам справедливое, но недостойное сходство его личности и манер. Он был одет в свои священнические одежды из шелка и золота по свободно развевающейся моде мидян и финикийцев; его голова была покрыта высокой тиарой, его многочисленные воротники и браслеты были украшены драгоценными камнями неоценимой ценности. Его брови были окрашены в черный цвет, а щеки выкрашены искусственным красно-белым. Серьезные сенаторы со вздохом признались, что, долгое время испытав суровую тиранию своих соотечественников, Рим, наконец, был унижен перед женственной роскошью восточного деспотизма. ( Упадок и падение Римской империи , книга первая, глава шестая)

    История

    В своей классической форме деспотизм — это состояние, в котором один человек ( деспот ) обладает всей властью и авторитетом, олицетворяющими государство, а все остальные являются второстепенными лицами . Эта форма деспотизма была распространена в первых формах государственности и цивилизации ; Фараон из Египта является примерной фигурой классического деспота.

    Само слово, по-видимому, было придумано противниками Людовика XIV во Франции в 1690-х годах, которые использовали термин деспотизм для описания в некоторой степени свободного осуществления власти своим монархом. Слово в конечном итоге имеет греческое происхождение, и в древнегреческом употреблении деспот ( despótès ) технически был хозяином, который правил в домашнем хозяйстве над теми, кто был рабами или слугами по природе.

    Этот термин теперь подразумевает тираническое правление. Деспотизм может относиться к любому абсолютистскому или диктаторскому режиму или лидеру, который жестоко использует свою власть.

    Однако в просвещенном абсолютизме (также известном как доброжелательный деспотизм), который приобрел известность в Европе 18-го века, абсолютные монархи использовали свою власть для проведения ряда реформ в политических системах и обществах своих стран. Вполне вероятно, что это движение было инициировано идеями эпохи Просвещения .

    Философ Просвещения Монтескье считал, что деспотизм был подходящим правительством для больших государств. Точно так же он считал, что республики подходят для небольших государств, а монархии идеальны для государств среднего размера.

    Хотя в наши дни это слово имеет уничижительное значение, когда-то в Византийской империи оно было законным титулом должности . Подобно тому, как слово « Византийский» часто используется в уничижительном смысле, слово « деспот» теперь имеет столь же отрицательную коннотацию. Фактически, Деспот был имперским титулом, впервые использованным при Мануиле I Комнине (1143–1180), который создал его для своего назначенного наследника Алексия-Белы . По словам Дьюлы Моравчика , это название было простым переводом венгерского титула Белы úr , но другие историки считают, что оно пришло от древнегреческих деспотов (буквально — хозяин ). В православной литургии , если она совершается по- гречески , диакон и сегодня обращается к священнику как к деспоту.

    Его обычно дарили зятьям, а затем и сыновьям Императора, а начиная с 13 века — иностранным князьям. Деспот носил тщательно продуманные костюмы, похожие на костюмы императора, и имел множество привилегий. Деспоты правили частями империи, которые назывались Деспотатами.

    Штаты Декларация независимости США обвинили короля Георга III в «длинный шлейф злоупотреблений и насилий, неизменно преследующих тот же объект, evinc [ я ] дизайн , чтобы уменьшить [люди] Деспотизма».

    Контраст с абсолютной монархией

    Согласно Монтескье , разница между абсолютной монархией и деспотизмом заключается в том, что в случае монархии один человек управляет с абсолютной властью по установленным и установленным законам, тогда как деспот правит по своей собственной воле и капризу.

    Смотрите также

    Рекомендации

    внешняя ссылка

    Деспотизм: Британская энциклопедия фильмов

    Основные принципы геополитики в менеджменте

    Геополитическая теория Монтескье говорит, что форма правления в стране зависит от географического положения, климата, площади территории и количества полезных ископаемых.

    Монтескье считал, что главный критерий выбора метода правления — размеры территории. Для небольших стран подходит республика, монархия оптимальна для территории среднего размера, а в огромных странах наиболее действенный деспотизм.

    Но что, если рассмотреть компанию как государство, а коллектив — как население? Ведь геополитические принципы применимы и в негосударственном менеджменте.

     

     

    Климат решает

    Человеком управляет не только его воля, но и опыт прошлого, обычаи, культура, климат, законы. Каждая нация отличается от другой, поэтому важно понимать, какими людьми вы управляете.

    Формируя власть в компании, обратите внимание на особенности страны. Если верить Монтескье, в холодном климате люди менее чувствительны к наслаждениям.

    Например, один и тот же шедевр искусства по-разному воспринимают жители холодной Англии и горячие итальянцы. Так что, прежде чем предлагать что-то новое своим сотрудникам, задумайтесь, как они это примут.

    Островитяне и жители побережья более свободолюбивы. Даже в пределах одной страны люди мыслят по-разному в зависимости от региона проживания.

    Не старайтесь заковать в жесткие рамки жителей южных районов — это скорее вызовет бунт, чем усмирит их свободолюбивый нрав.

     

     

    Размер компании как определяющий фактор

    1. Деспотизм

    Самая грубая форма — деспотизм — кажется средневековой и вызывает в голове картины жестокого подчинения. Но в реальности мы часто путаем деспотию и тиранию. Тиран — единовластный правитель, отличающийся жестокостью.

    Деспот — это полновластный правитель, который руководит и государством, и народом. Только его идеология верна, и никто не смеет ей перечить. Но он не обязательно жестокий.

    Если представить себе масштаб задачи, когда нужно одновременно контролировать необъятные территории, вариант деспотизма уже не кажется неприемлемым.

    Это же можно сказать и о крупных компаниях, корпорациях, офисы которых разбросаны по всему миру, а штат состоит из тысяч сотрудников. В них трудно удержать авторитет, власть и избежать бунта.

    Только безграничное доверие руководителю и вера в его идеи помогут сохранить стабильность без деспотии. Но 100% согласие со взглядами лидера — это что-то фантастическое.

    Руководителю огромной корпорации не остается ничего, кроме как жестко принимать решения и не проявлять слабину.

    2. Монархия

    Средним по размеру территориям лучше всего подходит монархия. Она также предполагает неограниченную власть правителя. Но даже в абсолютной монархии существуют органы власти.

    И формально можно говорить, как Людовик XIV: «Государство — это я!», но с парламентом считаться все равно придется.

    В компаниях средних размеров, дела в которых идут размеренно и без резких перепадов, выбирайте монархию. Создайте свою «маленькую Англию», созовите «парламент», но последнее слово оставьте за управляющим.

    Понятная иерархия власти с разделением сфер влияния поможет мягко, но уверенно контролировать все происходящее. Основой монархии является честь. Следуйте этому принципу, и у сотрудников не возникнет сомнений в оправданности вашей власти.

    3. Республика

    В республиканских странах демократия процветает полным ходом. Выборность власти, политические и личные права граждан уместны в небольших государствах. Маленькая страна или маленькая компания — нет разницы.

    Все в одной лодке, у всех примерно одни взгляды и цели.

    В маленьких компаниях каждый сотрудник должен иметь право высказывать свое мнение и предлагать новые идеи. Не ограничивайте людей временем формальных совещаний.

    Такой демократичный подход и «связь с народом» будут отлично восприниматься, каждый почувствует свою важность и будет поддерживать выбранный руководством курс.

    Основа власти — равенство.

     

     

    Универсальная формула для всех руководителей

    Шарль Монтескье вывел идеальную формулу управления людьми, которая подойдет для любого климата, территории и географического положения.

    Знакомьтесь: Федеративная республика

    Основной принцип — разделить полномочия власти между федеральными и республиканскими органами.

    На практике это выглядит так: разделите компанию на отделы, поставьте ответственного во главе каждого подразделения и дайте свободу выбора. Оставьте несколько ключевых вопросов в своей власти, а в остальном — ослабьте хватку.

     

    Весь бизнес-контент в удобном формате. Интервью, кейсы, лайфхаки корп. мира — в нашем телеграм-канале. Присоединяйтесь!

     

    Пускай креативщики креативят и не согласовывают каждый шаг. Дайте рекламщикам волю внедрять стратегии, которые вы не очень понимаете.

    А HR-менеджерам не указывайте, как адаптировать новых сотрудников и контролировать их продуктивность.

     

     

    Теория поля — всегда помните о цели и учитывайте внешнее воздействие

    Стивен Б. Джонс, геополитик из Йельского университета, предложил «общую теорию поля». Он выделил 5 инстанций, которые определяют план управления.

    Они были разработаны для политических целей, но почему бы не применить их в менеджменте?

    1. Политическая идея — это проект, четкое представление, какой должна стать организация. Основывается на взглядах, ценностях и интересах общества.

    Для начала сформируйте модель команды, которая кажется идеальной. Это поможет не сбиться с курса.

    2. Решение — кульминация политической воли. Все решения принимайте для воплощения определенной стороны вашей идеи. Анализ и стратегия помогут понять, что правильно, а что — разрушит идею.

    3. Движение — это динамическое развитие общества. Перемены в компании неизбежно приведут к переменам в коллективе. Сотрудники, так или иначе, будут подстраиваться и меняться, хотя вы не сразу это заметите.

    4. Поле — это понятие отражает влияние внешнего окружения (других стран) на общество и страну в целом. Компания не существует обособленно, на нее оказывают воздействие даже те организации, с которыми она не конкурирует.

    Следите, чтобы курс и методы управления оставались актуальными в меняющихся обстоятельствах.

    5. Политический ареал — это своеобразный «статус-кво». Показатель отражает реальное положение дел. Иногда полезно объективно взглянуть на разницу между проектом (политической идеей) и реальностью (политическим ареалом).

    Деспотизм — обзор | Темы ScienceDirect

    Новые географии глобализации и контроля над трудом

    Период с начала 1980-х до начала 2000-х можно охарактеризовать как период нестабильности регулирования и экспериментов с новым, возможно, более глобальным режимом контроля над трудом, как это предлагается в концепции Буравого. гегемонистский деспотизм. Такой режим зависит не только от всепроникающей угрозы мобильности капитала, но и от различных государственных стратегий по смазке капиталистического рынка труда вокруг более гибких, но в то же время жестко принудительных рабочих мест.Такой режим, кроме того, означает демонтаж централизованных (общенациональных) форм социального обеспечения и их замену территориально децентрализованными институциональными механизмами (в местном масштабе), особенно в сфере труда. Как убедительно утверждает Пек, сегодня труд не только регулируется, но и, по сути, ставится на его место. Это происходит с помощью различных стратегий локализации, включая новые экономические способы обеспечения благосостояния и политические формы регулирования труда, которые, в свою очередь, являются симптомами активного построения неолиберального регулирования в капитализме в глобальном масштабе.Другой способ думать об этом заключается в том, что силы культурной гегемонии были активно восстановлены после фордизма государствами, работающими в партнерстве с капиталом, хотя и в гораздо более широком масштабе, чем тот, который мог себе представить Грамши.

    Конечно, география имеет значение. С одной стороны, новые условия гибкости рабочей силы имели тенденцию процветать в таких местах, как Кремниевая долина в Калифорнии или Третьей Италии, которые удалены от традиционных центров фордистского промышленного производства.Гибкое производство особенно процветало в населенных пунктах и ​​регионах, где рабочие менее организованы, возможно, из-за сокращения членства в промышленных профсоюзах, что позволило работодателям экспериментировать с альтернативными методами управления, новыми системами своевременного снабжения, субподрядчиками и, во все большей степени, контракты на нулевое рабочее время. Тем не менее, географы-феминистки, такие как Поллерт, Хэнсон, Пратт и Поллард, задаются вопросом, является ли растущая гибкость рабочей силы характерной чертой постфордистских производственных пространств или же результатом долгосрочной реструктуризации гендерных отношений на рабочем месте и, что особенно важно, жилое место.Например, в некоторых устоявшихся промышленных городах работодатели доказали свою способность корректировать местные режимы контроля за трудом in situ вместо того, чтобы перемещать производство на периферию; они достигли этого, используя растущие гендерные, этнические и расовые различия в социальном конструировании местных рынков труда.

    Гоф утверждает, что постиндустриальный ландшафт регулирования труда расходится между стратегиями локального накопления «высокой дороги» и «низкой дороги». В случае стратегии «большой дороги» трудовые организации смогли получить некоторые уступки от капитала в виде повышения заработной платы и льгот по месту жительства.В Соединенных Штатах, например, возникли городские организации труда, представляющие новую экономику, чтобы противостоять увеличению разницы в доходах в результате потери хорошо оплачиваемых традиционных рабочих мест в обрабатывающей промышленности, сопутствующего роста числа низкооплачиваемых рабочих мест в секторе услуг и сокращения членства в профсоюзе. В некоторых случаях эти организации вступили в новые союзы с религиозными и гражданскими группами для лоббирования местного и национального законодательства в поддержку прожиточного минимума.

    Несмотря на достижения кампаний по обеспечению прожиточного минимума, Гастингс и Маккиннон утверждают, что отношения между капиталом и трудом строятся (пере) тонкими, но не менее эксплуататорскими способами.Действительно, доминирующая траектория в регулировании и контроле труда направлена ​​к различным стратегиям «низкого пути». Такие стратегии включают постепенный отказ от форм социального обеспечения национального масштаба и их замену механизмами местного масштаба, основанными на условиях труда и условных рынках труда. Распространение таких (часто основанных на городах) «рабочих государств», в свою очередь, является симптомом подъема, возможно, более коварной и явно глобальной формы культурной гегемонии, которая тесно связана с неолиберализмом и консервативной антииммигрантской политической риторикой.В свете растущей напряженности вокруг баланса между работой и личной жизнью и распада традиционных механизмов социального обеспечения и пенсий необходимы дальнейшие исследования разнообразных способов, с помощью которых капитал находит новых союзников в полугосударственных организациях и организациях третьего сектора для создания новых форм культурной и социальной жизни. экономическая интеграция на рабочем месте.

    По всему Югу многие практики и институты, лежащие в основе режима контроля над трудом, действуют вне прямого контроля национального государства и глобального капитала.Например, Келли исследует местный режим контроля за трудом, связанный с прямыми иностранными инвестициями в растущие секторы швейной, текстильной и электронной промышленности на Филиппинах. Он приходит к выводу, что в отличие от ранее существовавшего глобального режима, навязанного транснациональными корпорациями в союзе с национальным государством, режим местного контроля над рабочей силой возник в результате совместной деятельности множества местных политических субъектов. В число этих участников входят агентства по трудоустройству и руководители местных деревень.Тем не менее, национальные правительства продолжают играть важную роль, используя множество дискурсивных приемов, начиная от развития до национальной безопасности, чтобы смазать местные социальные условия для более конкурентоспособного на глобальном уровне режима контроля над трудом.

    В то же время глобализация производства приводит к значительным изменениям в географии регулирования и контроля труда на Глобальном Севере. Например, базирующиеся в США транснациональные компании, которые нанимают на международном уровне дешевую полуквалифицированную рабочую силу, часто полагаются на глобальные социальные сети, созданные рабочими-иммигрантами.Miraftab показывает, как мексиканские и африканские упаковщики мяса на Среднем Западе США создали глобально разветвленные сети социального воспроизводства вокруг своих сообществ и рабочих мест. В этом формирующемся режиме контроля над трудом саморегулирование труда функционирует как процесс взаимоотношений, связывая сообщества Глобального Севера с сообществами Глобального Юга.

    Деспотизм — Оксфорд Ссылка

    Самодержавное правление одного человека. Таким образом, в первоначальном греческом смысле «деспот» был господином или правителем несвободного государства.Византийского императора обычно называли деспотом, титул был передан христианским правителям в провинциях Турецкой империи и остается в современном греческом языке как старомодное слово для епископа Феспотиса.

    Аристотель положил начало важной западной мыслительной традиции, отличив персидский «деспотизм» от греческой тирании. Тирания была узурпированной, нестабильной властью, осуществляемой принудительно, в то время как деспотизм был устойчивым и стабильным, в зависимости от согласия народа, часто единственной власти, которую они знали и, следовательно, по сути законной.Таким образом, это был восточный феномен, потому что свободные греческие народы долго его не терпели. Категория восточного деспотизма почти универсальна в западной политической мысли. В частности, Монтескье разработал эту категорию в своей книге L’Esprit des lois, опубликованной в 1748 году. Он утверждал, что даже самые абсолютные западные монархии не были деспотизмом, потому что монарх был связан законом, легитимность которого обосновывалась теми же соображениями, что и был его авторитет. Тем не менее он заметил тенденцию к вырождению французской монархии в сторону деспотизма, как это сделали некоторые из его современников, а после революции 1789 года стало обычным называть ancien régime деспотизмом.

    Западные теоретики использовали деспотизм как предельный случай, reductio ad absurdum концентрации власти. Для Берка это была «простейшая форма правления», господство воли одного человека. Для Бентама это была злая форма, противоположность зла анархии. Их общие предположения о действительной деятельности Османской, Китайской, Персидской и Могольской империй можно назвать чрезмерно упрощенными, хотя на самом деле они не ошибочны, а использование этого термина превратилось в простое политическое болтовню, практически не отличимую от « тирания »,« диктатура »или« абсолютизм ».

    Линкольн Эллисон

    LA

    Деспотизм | Современная вики | Фэндом

    Деспотизм — это форма правления единой власти, будь то отдельное лицо (деспот) или сплоченная группа, которая правит с абсолютной политической властью.

    В своей классической форме деспотизм — это государство, в котором один человек (деспот) обладает всей властью и авторитетом, олицетворяющими государство, а все остальные являются второстепенными лицами. Эта форма деспотизма была распространена в первых формах государственности и цивилизации; фараон Египта является образцом классического деспота.

    Этот термин теперь означает тираническое правление. Деспотизм может означать тиранию (господство через угрозу наказания и насилия) или абсолютизм; или диктатура (форма правления, при которой правитель является абсолютным диктатором, не ограниченным конституцией, законами или оппозицией и т. д.).

    Однако в просвещенном абсолютизме (также известном как благожелательный или просвещенный деспотизм), который приобрел известность в Европе 18-го века, абсолютные монархи использовали свою власть для проведения ряда реформ в политических системах и обществах своих стран.Вполне вероятно, что это движение было инициировано идеалами эпохи Просвещения.

    Хотя в наши дни это слово имеет уничижительное значение, когда-то в Византийской империи оно было законным титулом должности. Подобно тому, как слово «Византийский» часто используется в уничижительном смысле, слово «деспот» имело столь же негативные коннотации. Фактически, Деспот был имперским титулом, впервые использованным при Мануиле I Комнине (1143–1180), который создал его для своего назначенного наследника Алексия-Белы. По словам Дьюлы Моравчика, этот титул был простым переводом венгерского титула Белы úr, но другие историки считают, что оно пришло от древнегреческих деспотов (буквально, хозяин).В православной литургии, если она совершается по-гречески, диакон и сегодня обращается к священнику как к деспоту.

    Его обычно дарили зятьям, а затем и сыновьям Императора, а начиная с 13 века — иностранным князьям. Деспот носил тщательно продуманные костюмы, похожие на костюмы императора, и имел множество привилегий. Деспоты правили частями империи, которые назывались Деспотатами.

    В Декларации независимости Соединенных Штатов говорится о том, что британское правительство уменьшило американский народ под абсолютным деспотизмом: «Но когда длинная череда злоупотреблений и узурпаций, неизменно преследующих одну и ту же цель, выявляет намерение подчинить их абсолютному деспотизму это их право, их долг — свергнуть такое правительство и предоставить новую гвардию для их будущей безопасности «.

    Согласно Монтескье, разница между монархией и деспотизмом состоит в том, что при монархии один человек правит по фиксированным и установленным законам, тогда как деспот правит по своей собственной воле и капризу.

    Токвиль о «Новом деспотизме» (1837)

    Для второго тома Демократия в Америке (1840) Алексис де Токвиль (1805-1859) составил несколько набросков своих мыслей о природе того, что он называл «новым деспотизмом», который, как он предсказывал, постепенно возникнет и изменится. нацию в «стаю робких и трудолюбивых животных».Этот черновик подробно цитируется в книге Джеймса Шлейфера о Токвиле:

    .

    Таким образом, он ежедневно делает упражнение по свободному выбору менее полезным и редким, ограничивает действие свободы воли более узким кругом и мало-помалу лишает каждого гражданина надлежащего использования его собственных способностей. Равенство подготовило мужчин ко всему этому, предрасполагает их терпеть это и часто даже считает это полезным.

    Таким образом, взяв каждого гражданина в свою могущественную хватку и сформировав людей по своей воле, правительство затем расширяет свои объятия, чтобы включить в себя все общество.Он покрывает всю социальную жизнь сетью мелких, сложных правил, одновременно мелких и единообразных, с помощью которых даже люди с величайшей оригинальностью и самым энергичным темпераментом не могут подняться над толпой. Он не ломает мужскую волю, но смягчает, сгибает и направляет ее; он редко предписывает, но часто подавляет действие; он ничего не разрушает, но многому мешает родиться; он вовсе не тиранический, но он мешает, сдерживает, обессиливает, подавляет и отупляет настолько, что в конце концов каждая нация становится не более чем стадом робких и трудолюбивых животных с правительством в качестве пастыря.

    В конце 1830-х годов, когда Токвиль готовил к публикации второй том Демократия в Америке (в 1840 году), его взгляд на деспотизм, подстерегавший европейские и американские общества, изменился. В переписке со своим другом Луи де Керголе Токвиль постепенно сместил свой взгляд с того, что вид военного деспотизма является главной угрозой свободе, к мысли, что форма «демократического деспотизма» станет способом утраты свободы современными обществами.Его идея военного деспотизма пришла из анализа Юлия Цезаря и Наполеона Бонапарта, депостизм которых явился результатом войны. Следуя комментариям Керголая, Токвиль начал опасаться, что демократия может передать власть одному человеку без необходимости кризиса, такого как война, дающая импульс. Равенство и требование безопасности создадут патерналистскую «огромную защитную силу», которая возьмет на себя управление жизнями людей, превратив нацию в «стадо робких и трудолюбивых животных с правительством в качестве пастыря».«Кажется, Токвиль не представлял себе случая, когда факторы беспокойства могли бы сосуществовать одновременно.

    Демократический деспотизм | Новый критерий

    Это было бы похоже на авторитет родителя, если бы, подобно этому авторитету, его целью было подготовить мужчин к мужественности; но он, напротив, стремится сохранить их в вечном детстве. он с каждым днем ​​делает проявление свободы воли человека менее полезным и менее частым; он ограничивает волю в более узких пределах и постепенно лишает человека возможности использовать самого себя.Принцип равенства подготовил людей к этим вещам; тогда верховная власть протягивает руку ко всему сообществу. Он покрывает поверхность общества сетью небольших сложных правил, мелких и единообразных, через которые самые оригинальные умы и самые энергичные персонажи не могут проникнуть, чтобы подняться над толпой. Воля человека не разбивается, но смягчается, изгибается и направляется; мужчин она редко заставляет действовать, но их постоянно удерживают от действий. Такая сила не разрушает, но обессиливает, угнетает и оглушает людей, пока каждая нация не превращается в ничто иное, как стадо робких и трудолюбивых животных, правительство которых является пастырем.

    Нас побудили задуматься об этом мрачном явлении на днях, когда 11 марта The New York Times опубликовала на первой полосе статью Итана Боннера о том, что родители подали в суд на школьных консультантов, если их дети не могут быть приняты в колледж по своему выбору. Мы знаем, что это звучит нелепо. Но в результате этого последнего легалистического безумия консультанты-консультанты берут страхование ответственности и все более неохотно раскрывают разрушительную правду чиновникам приемной комиссии колледжей.По словам Джойс Э. Смит, исполнительного директора Национальной ассоциации консультирования при поступлении в колледж, «консультанты начинают бояться говорить всю правду. Они напишут, что Джонни прошел эти курсы и был отличным учеником, но они не скажут вам, что Джонни сжег спортзал »- или, если взять реальный пример, убил свою мать, как и некая Джина. Грант. Г-н Боннер сообщает, что г-жа Грант убила свою мать, неоднократно ударив ее по голове подсвечником из хрусталя. Эта маленькая деталь не была включена в ее заявление в Гарвард, даже несмотря на то, что в заявлении спрашивалось о прошлых уголовных и дисциплинарных проблемах.В свое время ее приняли для допуска до тех пор, пока анонимная рассылка не заставила чиновников Гарварда отменить свое решение.

    Одним из главных виновников этой гротескной ситуации является Закон об американцах с ограниченными возможностями 1990 года, один из самых деструктивных и политкорректных законодательных актов, навязанных американскому обществу после программ Великого общества Линдона Джонсона в начале 1960-х годов. . Как отмечает г-н Боннер, употребление алкоголя и наркотиков студентами в прошлом, о котором раньше следовало бы сообщить сотрудникам приемных комиссий колледжей как нечто само собой разумеющееся, теперь защищено законом.То же самое и с другими психологическими проблемами. Так случилось, что декан приемной комиссии Университета Лоуренса в Эпплтоне, штат Висконсин, оказался объектом расследования Управления по гражданским правам Министерства образования, когда отказал студенту, оценки которого резко упали после нервного срыва. Управление по гражданским правам в конечном итоге одобрило Лоуренса, но только при условии, что форма заявления больше не будет запрашивать консультантов о «факторах, которые могут повлиять на успеваемость студента, будь то дисциплина, хроническое заболевание или эмоциональная стабильность.Таким образом, быть пьяным, наркоманом или психически больным — не говоря уже о наличии судимости — теперь, по-видимому, следует рассматривать как защищенную «инвалидность», и поэтому такие факты не должны приниматься во внимание при решении вопроса о том, студент является подходящим кандидатом для поступления в колледж. Мы прошли долгий путь с 1830-х годов, когда Токвиль написал свои пророческие слова. Он слишком хорошо видел то, что было в ближайшем будущем, но мы думаем, что даже он, возможно, был ошеломлен тем, насколько точно он предвидел то, что должно было произойти.

    Эта статья впервые появилась в The New Criterion, Volume 16 Number 8, на странице 1
    Copyright © 2021 The New Criterion | www.newcriterion.com
    https://newcriterion.com/issues/1998/4/democratic-despotism

    Позитивный деспотизм: рассказ Аристотеля «Благодетель

    »

    Позитивный деспотизм: отчет о благодетельном деспоте Аристотеля и М., Справедливом деспоте Абду

    Личный деспот — это «неограниченное, неконтролируемое, неограниченное тоталитарное осуществление государственной власти, а также система правления, при которой права и свободы личности игнорируются» (Раймонд).Личный деспот по своей природе диктатор или тиран. Это в основном то, что говорится в определении. Однако некоторые философы и мыслители считают, что деспоты не обязательно должны быть несправедливыми и тоталитарными. Аристотель, один из самых влиятельных политических мыслителей и философов, придумал идею милосердного деспота. Аргумент в основном утверждает, что этот правитель — деспот, однако тоталитарная личность; он все еще может принести пользу государству. Аристотель подробно описывает, как действует Благодетельный Деспот и как он поддерживает свою власть в соответствии с пользой и благополучием государства.

    У благодетельного деспота есть четкий отчет о том, сколько денег он получает и сколько денег тратит на государство. Деспот сместится с роли тирана на роль управляющего «домашним хозяйством» или отца государства. Поскольку он отец государства, страха между гражданами и правителем не существует. Аристотель считает, что быть благодетельным деспотом — это идеальное положение среди деспотов и тиранов, потому что он держит общество в своих руках. Он управляет обществом не со страхом, а с любовью и скромностью.Благодетельный деспот облагает граждан налогами, чтобы они собирали средства для создания общественных услуг — только для государства. В отличие от обычного личного деспота, который вымогает деньги у своих людей и делает их своими. Деньги, собранные в виде налогов, являются достоянием общественности и масс. Согласно Аристотелю, благодетельный деспот может также создать фонд для чрезвычайных и стратегических оборонительных планов на случай войны. Этот фонд находится под контролем только деспота, однако деньги остаются собственностью народа.Благодетельный деспот изображает доброту и смирение. Традиционные деспоты, такие как те, что включены в определение открытия, обычно обладают превосходным восприятием для распространения страха в обществе. Горожане должны смотреть на благодетельного деспота с восхищением и уважением, даже если он добр и приземлен. По любой причине, если деспот пренебрегает какими-либо обязанностями города, никто не должен использовать их против него. Он должен быть высшим источником власти и суверенитета в государстве.Он должен уравновесить свое смирение со своим превосходством. По мнению Аристотеля, благотворного деспота нужно видеть постоянно. Ведь если в городе наблюдается деспот, прозрачность между гражданами и государственным деятелем возрастет. Он должен встречаться и разговаривать с людьми весь день. Деспот обязан улучшать и процветать город. С этого момента его можно назвать стражем государства, а не тираном. Еще один момент, на котором подчеркивает Аристотель, заключается в том, что для того, чтобы благодетельный деспот выжил, деспот должен быть религиозным.Будучи религиозными, граждане будут меньше бояться опекуна. Они поверят ему в отказ от эксплуатации масс. Они также будут знать, что Боги будут на его стороне, и это очень важно, потому что это произведет впечатление праведности. Граждане никогда не подумают о том, чтобы свергнуть его или восстать, потому что он знает, что делает правильно. Деспот позаботится и о своих возлюбленных. Поскольку он не будет вымогать собственность у владельцев бизнеса, он не откажется от чести своих последователей, потому что любящие честь люди подобны владельцам собственности.

    […]

    Выдержка из 4 страниц

    Что предсказывал Токвиль: деспотическая демократия

    американцев всех политических убеждений, кажется, чувствуют, что страна находится на перепутье: либо мы навсегда заперемся в будущем как социал-демократия европейского образца, либо мы резко свернем с этого курса.

    Закон о доступном медицинском обслуживании и споры, которые он вызвал, конечно же, являются центральной иллюстрацией выбора, стоящего перед нами. Закон оказывается настолько неработоспособным чудовищем, что он должен уступить место системе с одним плательщиком или ассортименту децентрализованных, неевропейских, рыночных и / или государственных решений.

    Куда повернет Америка? Давайте рассмотрим несколько мудрых слов — и предостережений — от француза, который в последний раз посетил Соединенные Штаты в 1830-х годах. Ближе к концу своей великой работы «Демократия в Америке» Алексис де Токвиль написал эссе с довольно зловещим названием «Какого рода деспотизм должны бояться демократические нации.”

    Демократический деспотизм? Это должно быть противоречие в терминах. «Нет, — подумал Токвиль. Фактически, он предположил, что охват такого режима может быть более обширным, чем любая тирания прежних времен.Бремя последних «тяжелее всего ложилось на некоторых», но они «никогда не распространялись на большое число». С другой стороны, демократический деспотизм Токвиля был бы «более распространенным» и все же «более мягким». Это «унижает людей, а не мучит их».

    Токвиль утверждал и понимал, что стремление демократии к равенству одновременно подпитывает деспотическое правительство и смягчает его.Результатом стал бы мягкий деспотизм с чиновниками, которые правили больше как «школьные учителя», чем «тираны». И они были бы очень современными учителями, поскольку их цель состояла в том, чтобы возглавить режим, который «с радостью работает на счастье своего народа». Под их опекой их подданные будут «получать удовольствие» хотя бы потому, что они будут думать «ни о чем, кроме удовольствия».

    Сегодня мы живем в обществе, наводненном всевозможными развлечениями, о которых Токвиль мог вообразить лишь немногие.И все же наш французский посетитель явно что-то понимал, даже если он только разогревался. Вот ключевой абзац этого эссе:

    «Таким образом, по очереди взяв каждого гражданина в свои мощные объятия и сформировав его в соответствии со своей волей, правительство затем расширяет свои объятия, чтобы охватить все общество.Он покрывает всю социальную жизнь сетью мелких, сложных правил, которые одновременно и подробны, и единообразны…. Он не ломает мужскую волю, но смягчает, сгибает и направляет ее; он редко предписывает, но часто препятствует действиям; он ничего не разрушает, но многому мешает родиться; он вовсе не тиранический, но он мешает, сдерживает, обессиливает, подавляет и отупляет настолько, что в конце концов каждая нация становится не более чем стадом робких и трудолюбивых животных с правительством в качестве пастыря.”

    Трудно читать эти слова без морщин. Что такое 2000-страничные «законы» и сопровождающая их бюрократия, если не «сеть мелких сложных правил»? Во имя продвижения равенства мы создали федеральное правительство, стремящееся делать не что иное, как избавление от жизненных проблем разными способами.И при этом такое правительство неизбежно «обессиливает, душит и отупляет».

    Конечно, то же самое правительство хочет, чтобы мы считали себя «трудолюбивыми». Как и мы. Но это также способствует отвлечению внимания и робости.Тем лучше пасти даже самых трудолюбивых.

    Итак, будем ли мы «робкими и трудолюбивыми животными?» Или мы будем людьми свободными и трудолюбивыми? Какое будущее, по мнению Токвиля, возобладает? Он был далек от оптимизма в отношении нашей способности избежать этой мягкой формы деспотизма.Фактически, он предположил, что будущая американская демократия может в конечном итоге объединить «упорядоченное, мягкое, мирное рабство» с «внешними формами свободы» (в отличие от самой свободы).

    Это потому, что он считал американцев уникальной «жертвой» двух противоречащих друг другу страстей: потребности в руководстве и желания быть свободными.Это тот же Алексис де Токвиль, которого поразил американский индивидуализм, который подчеркивал желание «отделиться» друг от друга, а не стремление отличаться друг от друга.

    Ранее в «Демократии в Америке» Токвиль намекнул, что, возможно, именно наше стремление к тому, чтобы нас оставили в покое, питало эту потребность в руководстве.Изолированные друг от друга, мы, как это ни парадоксально, можем быть менее склонны доверять себе — и более восприимчивы к тому, чтобы нас опекали.

    Это было мощное открытие для своего времени. Представьте, что Токвиль мог бы сказать о сегодняшнем мире, насыщенном средствами массовой информации, мире, в котором мы одновременно дома одни и все слишком связаны.

    Безусловно, Токвиль видел, как американцы пытались примирить эти противоречивые страсти. Одним из возможных ответов был демократический процесс. Тогда избиратели смогут хотя бы «утешить себя» тем, что сами выбрали себе «учителей».И если результатом была еще большая «централизация», по крайней мере, она была подтверждена «суверенитетом народа».

    Действительно ли Токвиль верил, что мы можем быть и зависимыми, и свободными? Одним словом, нет. Люди, которые по сути «отказались от управления своими делами», вряд ли выберут хороших лидеров.Откровенно говоря, нация «слуг» не станет «мудрым правительством».

    По мере продолжения его эссе пессимизм Токвиля, казалось, усиливался: наиболее высока вероятность того, что «пороки тех, кто правит», объединятся со «слабостями управляемых», что приведет к «краху» американского эксперимента.”

    Но, в конце концов, Токвиль не смог полностью принять свой пессимизм. У американского народа, находящегося на грани гибели, все еще был выбор. Они либо «создадут более свободные институты, либо отступят к ногам одного хозяина».”

    Значит, мы действительно стоим на распутье. Возможно, еще есть время создать эти «более свободные институты» и избежать участи, которую Токвиль объявил нам почти два столетия назад. Если так, то это еще одна причина прочитать Токвиля, обдумать его слова и продолжить дискуссию, если мы будем делать это вежливо, но не робко.

    Чак Чалберг преподает американскую историю в Нормандальском общественном колледже в Блумингтоне.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *